Последний герой.

***

Аркканцлер Чудакулли решил, что отряду надо тренироваться. Думминг Тупс обратил внимание на то, что они отправляются в полную неожиданность, и поэтому Чудакулли велел научить их некоторым неожиданным навыкам.

Ринсвинд, с другой стороны, сказал, что их отправляют на верную смерть, и в конечном счете, никому не требуются для этого какие-то особенные тренировки.

Потом он говорил, что устройство Леонарда все-таки принесло свою пользу. После нескольких минут на нем верная смерть становилась заманчивой перспективой.

— Его снова тошнит, — сказал Декан.

— Может, лучше его вынуть? — сказал Профессор беспредметных высказываний.

— Как ты можешь так говорить? В последний раз прошло целых десять секунд, пока он не вышел!

— Да, но его тошнило еще больше и еще дольше, — сказал Профессор, когда они уходили прочь.

Декан поднял глаза. В тени покрытой парусиной баржи было трудно разглядеть летающее устройство. Самые интересные части были замотаны бумагой. В воздухе стоял стойкий запах лака и клея. Библиотекарь, у которого была привычка во все вмешиваться, мирно покачивался на рангоуте и забивал деревянные колышки в доску.

— Это будет воздушный шар, помяни мои слова, — сказал Декан. — Я даже представляю, как он будет выглядеть. Воздушный шар, корабль, всякие снасти и так далее. Может, еще якорь. Странная штучка получится.

— Даже в Агатовой Империи есть воздушные змеи, такие большие, что могут поднять человека, — сказал профессор.

— Может, он просто построил змея еще больше.

Недалеко от них в бассейне света сидел Леонард Щеботанский и рисовал. Периодически он отдавал бумаги стоящему рядом подмастерью, который сразу спешил с ними прочь.

— Ты видел, что он вчера изобразил? — спросил Декан. — Он подумал, что вдруг им может понадобиться починить что-нибудь снаружи машины, и… и он изобрел устройство, позволяющее летать вокруг с драконом на спине! Сказал, на случай какой-нибудь катастрофы!

— Разве может быть что-нибудь катастрофичней, чем привязаный к спине дракон? — спросил профессор беспредметных высказываний.

— Точно! Человек, живущий в башне из слоновой кости!

— Правда? Я думал, Ветинари запирает его на чердаке.

— Ну. Я имел в виду, что года, проведенные так, очень ограничивают человека, по моему мнению. Абсолютно нечего делать, кроме как считать дни палочками на стене.

— Говорят, он неплохо рисует, — сказал Профессор.

— Ну, тогда картинками, — уступил Декан.

— А еще говорят, что он так здорово рисует, что глаза как будто следят за тобой по всей комнате.

— Да? А остальное лицо чем занимается?

— Остается на месте, думаю, — сказал профессор.

— По мне, так ничего хорошего в этом нет, — сказал Декан, блуждая в поисках выхода наружу.

На своем мольберте, размышляя о вопросах управления судном в разреженом воздухе, Леонард тщательно вырисовал розу.