Последний герой.

***

Злобный Гарри похолодел от ужаса, глядя, как Коэн движется на него, подняв руки.

— Ты предупредил богов, Гарри, — сказал Коэн.

— Точняк, мы все слышали, — сказал Стукнутый Хэмиш.

— Но это ничего, — добавил Коэн, — только еще интереснее, — его рука скользнула вниз и шлепнула человечка по спине.

— Мы подумали: этот Злобный Гарри, он, может и туповат, и он рубаха-парень, но в такое время предаст нас… это мы зовем выдержкой, — сказал Коэн. — Я знавал разных Темных Властелинов, Гарри, но за стиль ты однозначно получаешь три головы гоблина. Знаешь, ты никогда не войдешь в Лигу больших Темных Властелинов, но у тебя есть… ну, Гарри, у тебя точно есть крупинка Злобы.

— Нам нравятся парни. Которые верны своим осадным катапультам, — сказал Малыш Вилли.

Гарри потупился и шаркнул ногой. Его лицо выражало гордость и облегчение.

— Спасибо за теплые слова, ребят, — пробормотал он. — Понимаете, если бы выбор был за мной, я бы не сделал этого, но у меня репутация…

— Я же сказал, мы поняли, — сказал Коэн. — Мы сами такие же. Когда на тебя несется нечто волосатое, ты не думаешь о том, а вдруг это редкий вымирающий вид. Нет, ты срубаешь ему голову. Это ж геройство, я прав? А ты видишь кого-то, предаешь его, он и глазом не успевает моргнуть, потому что это злодейство.

Остальные члены Орды одобрительно зашептались. Ведь и то, и другое было частью Кодекса.

— Вы отпустите его? — спросил менестрель.

— Конечно. Не обращай внимания, паренек. Темные Властелины всегда сматываются. Но ты не забудь в саге написать, что он нас предал. Это будет классный момент.

— И… э… ничего, если я так по дружески постараюсь перерезать вам глотки? — спросил Гарри.

— Ладно, — благосклонно разрешил Коэн. — Напиши, что он дрался, как бешеный тигр.

Гарри смахнул слезу.

— Спасибо, парни, — сказал он. — Даже не знаю, что сказать. Я этого никогда не забуду. Кажется, что старые времена вернулись.

— Слушай, ты не сделаешь нам одолжение? Проследи, чтобы бард нормально добрался обратно, хорошо? — попросил Коэн.

— Без проблем, — ответил Гарри.

— Э… я не хочу обратно, — сказал менестрель.

Это было неожиданностью для всех. Это было неожиданностью и для него самого. Но жизнь внезапно предложила ему два варианта. Первый — вернуться обратно и петь песенки про лютики-цветочки. А другой включал в себя все, что только возможно. В этих пожилых людях быо нечто, делавшее первый вариант совершенно неприемлемым. Непонятно, почему. Просто так было, и все.

— Ты должен вернуться… — сказал Коэн.

— Нет, я должет знать, чем все закончится, — перебил менестрель. — Может, я сошел с ума, но я сам этого хочу.

— Ты можешь выдумать конец, — сказала Вена.

— Нет, мадам, — отозвался менестрель. — Не думаю. Не думаю, что то, что я в состоянии выдумать, будет концом. Не сейчас, когда я смотрю на господина Коэна в его рыбьей шляпе и господина Вилли в образе Бога Тех, Кого Опять Тошнит. Нет, я пойду вперед. Пусть господин Смерть подождет меня здесь. И я буду совершенно в безопасности. Не волнуйтесь. Потому что я совершенно уверен, что как только боги обнаружат, что на них напали человек с помидорами на голове в компании друга, переодетого Музой Ругательств, то они действительно, действительно захотят, чтобы мир узнал, что было дальше.