Последний герой.

***

Несмотря на полученное образование, у лорда Ветинари был технический склад ума. Если хочется открыть что-нибудь, то надо лишь найти подходящую точку и приложить минимум необходимых усилий, чтобы довести все до конца. Возможно, точка окажется между парой ребер, а силу прикладывать придется через кинжал, или между двумя воющими странами и прикладываться будет через армию, но важно было найти одну слабую точку, которая будет ключом ко всему.

— Значит, теперь вы бесплатный Профессор Безжалостной и Необычайной Географии? — спросил он у доставленной ему фигуры.

Волшебник, известный как Ринсвинд, медленно кивнул, осознавая, что это навлечет на него новые беды.

— Эм… да?

— Были ли вы у Пупа?

— Эм… да?

— Можете описать территорию?

— Эм…

— Как выглядел пейзаж? — подсказал Ветинари.

— Эм… расплывшимся, сэр. Меня тогда преследовали.

— Серьезно? И почему же?

Ринсвинд казался ошарашенным.

— О, я никогда не останавливался, чтобы спросить, зачем люди гонятся за мной, сэр. Я никогда не оглядывался. Это было бы очень глупо, сэр.

Лорд Ветинари сжал переносицу.

— Тогда просто расскажите, что вам известно о Коэне, пожалуйста, — утомленно сказал он.

— О нем? Он просто герой, который никогда не умирал, сэр. Иссохший старик. Не очень смышленый, серьезно, но он настолько хитер и коварен, что невозможно себе представить.

— Вы дружите с ним?

— Ну, мы встречались пару раз, и он не убил меня, — ответил Ринсвинд. — Думаю, это вполне можно считать, что да.

— А что насчет тех стариков, что сопровождают его?

— О, это не старики… ну, то есть, да, они старики… но это… это его Серебряная Орда, сэр.

— Это Серебряная Орда? Все они?

— Да, сэр, — ответил Ринсвинд.

— Но мне казалось, что Серебряная Орда завоевала всю Агатовую Империю!

— Да, сэр. Это они и были, — Ринсвинд закивал. — Понимаю, сэр, это тяжело укладывается в голове. Но вы не видели, как они дерутся. Они опытны. А фишка в том… самая главная фишка Коэна в том, что… он заразен.

— Вы хотите сказать, что он заражен чумой?

— Это как умственная болезнь, сэр. Или магическая. Он ведет себя, как бешеный горностай, но… те, кто проведут некоторое время рядом с ним, начинают смотреть на мир его глазами. Всего много и все просто. И им хочется присоединиться к нему.

Лорд Ветинари рассматривал кончики пальцев.

— Но я так понял, что эти люди осели на одном месте и стали очень богаты и влиятельны, — сказал он. — Разве герои стремятся не к этому? Сокрушить мировые престолы и попрать их своими сандалиями, как говорят поэты?

— Да, сэр.

— Так что же это такое? Последний бросок кости? Зачем?

— Я не могу понять, сэр. Думаю… они получили все.

— Ясно, — сказал патриций. — Но всего оказалось недостаточно, да? В передней перед Овальным Кабинетом патриция шла жаркая дискуссия. Раз в несколько минут в дверь протискивался секретарь и клал на стол новые пачки бумаги. Патриций изучал их. Возможно, подумалось ему, вполне можно дождаться, пока кипа всеобщих советов и указаний станет высотой с Кори Челести, и просто засесть на ее верхушке.

Сила, напор и позиция «смог-сделал».

Так что, как человек, который должен встать и что-то сделать, лорд Ветинари встал и пошел. Он отпер секретную дверь в обшивке и через мгновение в молчании скользил по секретным переходам своего дворца.

В подземельях дворца содержалось много узников, заключенных «для удовольствия его светлости», а так как лорд Ветинари редко получал удовольствие от узников, то они были заключены в основном довольно далеко. Тем не менее, сейчас он направлялся к самому необычайному заключенному, живущему на чердаке.

Леонард Щеботанский никогда не совершал преступлений. Он рассматривал своих соплеменников с милостивым любопытством. Он был мастером своего дела и к тому же умнейшим человеком на свете, если использовать слово «умный» в узкотехническом смысле. Но лорд Ветинари считал, что мир еще не готов принять человека, чье хобби — проектирование немыслимых орудий войны. Этот человек был всем сердцем и душой предан всему, чтобы он не делал.

В данный момент Леонард рисовал портрет леди, делая наброски и прикрепляя их к мольберту.

— О, мой лорд, — сказал он, — мельком взглянув на вошедшего, — в чем проблема?

— А что, есть проблема? — спросил лорд Ветинари.

— Ну, вообще да, мой лорд, раз вы зашли ко мне.

— Замечательно, — сказал Ветинари, — я хотел бы доставить нескольких человек к центру мира как можно быстрее.

— О, да, — произнес Леонард. — Между нами и Пупом лежат такие ненадежные территории. Как вы находите улыбку, нормально? У меня улыбки никогда не получались.

— Я сказал…

— Вы хотите, чтобы они прибыли живыми?

— Что? О… да. Конечно. И как можно быстрее.

Леонард продолжал рисовать в тишине. Лорд Ветинари знал, когда можно перебивать, а когда нет.

— И вы хотите, чтобы они вернулись? — через некоторое время произнес мастер. — Знаете, лучше я сделаю так, чтобы были чуть видны зубы. Зубы — вот это я понимаю.

— Их возвращение было бы приятным бонусом, да.

— Это жизненно необходимое путешествие?

— Если оно не будет удачным, настанет конец света.

— Ах. Значит, жизненно необходимое, — Леонард отложил кисть и отошел, критически изучая свое творение. — Думаю, мне понадобятся несколько парусников и большая баржа, — наконец сказал он. — Я составлю список прочих материалов.

— Морское путешествие?

— Для начала да, мой лорд.

— Уверен, что не хочешь немного подумать? — спросил Ветинари.

— О, чтобы разобраться с кое-какими деталями, да. Но думаю, основная идея у меня уже есть.

Ветинари оглядел потолок мастерской, с которого свисала армада бумажных конструкций с крыльями как у летучей мыши и прочими воздушными диковинками, которые тихонечко крутились от ветра.

— Это что, будет какая-нибудь летательная машина? — подозрительно спросил он.

— Э… а почему вы спрашиваете?

— Потому что цель путешествия находится довольно высоко, Леонард, а твои летательные машины обязательно имеют устройство для спуска.

— Да, мой лорд. Но я надеюсь, что в итоге то вниз на самом деле будет вверх, мой лорд.

— Ах. Это что, какая-то философия?

— Практическая философия, мой лорд.

— Тем не менее, я изумлен, Леонард, что ты предложил решение так скоро, как я высказал проблему…

Леонард Щеботанский очистил кисть.

— Я всегда говорю, мой лорд, что в каждой проблеме кроется ее решение. Но будет честно признать, что я уже думал над этим вопросом. Я проводил, как вы знаете, эксперименты с устройствами… которые, конечно же, могут послужить вашему делу, и которые впоследствии мне пришлось разобрать, так как в мире без сомнения существуют злые люди, способные обнаружить их и извратить их предназначение. Вы были настолько добры, что предоставили мне комнату, из которой я имею возможность постоянно наблюдать небо, и я… заметил нечто. О… еще мне понадобиться несколько дюжин болотных дракончиков. Нет, скорее всего их понадобится… около сотни, думаю.

— А, ты хочешь построить корабль, который понесут в небеса драконы? — мягко подсказал Ветинари. — Я помню старинную легенду о корабле, который несли лебеди и летящем к…

— Боюсь, лебеди не подойдут. Но ваша догадка, мой лорд, практически верна. Неплохо. Две сотни дракончиков, думаю, для гарантии безопасности.

— Ну, это не проблема. Все-таки они не более чем вредители.

— И помощь, ох, шестидесяти подмастерьев и поденщиков из Гильдии Ловких Ремесленников. Может быть, сотня. Им надо будет работать посменно.

— Подмастерьев? Но я могу найти лучших мастеров…

Леонард поднял руку.

— Не мастеров, мой лорд, — сказал он. — Я не знаю, чем занять людей, которым известны пределы возможного.