Последнее звено.

3.

Аркадий Львович взял трубку после шестого гудка, я уж думал нажимать на «отбой».

– А, помню, вы звонили насчет работы. Да, наша встреча остается в силе. Подъезжайте к двенадцати на «Проспект Мира», да, на метро. Я встречу вас у входа. Как узнаю? А вы мне сейчас себя опишете. Так… ну, я понял. Да, мобильный ваш у меня отобразился. Все, увидимся.

И гудки в трубке – точно уколы тонюсенькой иголкой.

Я поплелся на кухню, поджег газ под чайником. Есть не хотелось совершенно, а вот пить… желательно холодненького, но папа, уходя утром на работу, выхлебал все остатки кваса.

Мамы тоже не было – торчала у себя в школе. Выпускной там на носу, выдача аттестатов… «Эх, скорей бы второе число», – бесконечно повторяла она едва ли не с мая. Второго июля у нее отпуск. Заклинило всех на этом втором. У доцента Фролова отпуск, Вован второго возвращается в Москву, Колян – уезжает в свою «зеленую» Германию жевать вегетарианские сосиски с безалкогольным пивом…

Вчера, конечно, не обошлось без воплей. «Что еще за шабашка, я же рассчитывала на твою помощь на даче, мы же будем перекрывать крышу!» Ну и, конечно, как все это подозрительно, как все это неожиданно, как она решительно против… Пришлось раз десять ей повторить, что я взрослый совершеннолетний человек, что у меня свои дела и свои планы, что я не буду там пить водку, зато буду регулярно звонить. Все равно кончилось слезами, хотя и не такими мощными, как я предполагал вначале.

Папа реагировал куда спокойнее, хотя тоже демонстрировал свой острый критический ум. «Какая-то сомнительная работа. Почему сомнительная? Потому что, во-первых, так резко люди своих планов не меняют, а во-вторых, ну скажи, за что такие деньги платить? Я старший инженер, у меня двадцать рацпредложений, из которых семь внедрены в производство, и я получаю восемь тысяч рублей минус налоги, а тебя, мальчишку, ничего не умеющего, берут на тысячу долларов? Тебе это не кажется странным?».

Ничуть не казалось, о чем я с ходу и заявил. Если что и странно, так это то, что он до сих пор держится за свое занюханное бюджетное КБ, а не ищет чего получше.

Конечно, я наступил на больную мозоль, причем совершенно сознательно. Разговор, ясное дело, перекинулся с моего отъезда на развал страны, демократов, олигархов… Я послушал минут пять и заявил, что пойду на боковую, завтра у меня ответственная встреча.

На ответственную встречу я и оделся соответственно. Жара жарой, но при виде юноши в мятых камуфляжных шортах и в футболке с изображением оскаленного тигра у моего нанимателя могут возникнуть некоторые сомнения. Поэтому я, чертыхаясь, влез в парадные брюки, надел кремовую рубашку с коротким рукавом и даже облачился в пиджак. Последний раз я надевал этот костюм на выпускной. Впрочем, последний раз был и первым.

Аркадий Львович нашел меня неожиданно быстро. Только я поднялся на поверхность и вышел из дверей, как он тут же подошел.

– Здравствуйте. Андрей, если не ошибаюсь?

– Ага, – кивнул я.

– Что ж, вы не заставляете себя ждать, Андрей. Это уже плюс. Ну, пойдемте, у меня тут машина припаркована.

Аркадий Львович выглядел лет на сорок, был не то чтобы высок, но сантиметров на пять меня превосходил. Тощим я бы его не назвал, но ни малейшего намека на жир в его теле не наблюдалось. Наверное, фитнес по утрам, бег трусцой по вечерам. Или наоборот. Был он довольно загорелым – то ли сеансы в солярии, то ли только что с югов.

Одет весьма демократично – рубашка с закатанными по локоть рукавами, светлые джинсы явно турецкого происхождения, невзрачные коричневые туфли… Зря я, наверное, напяливал официальную шкурку. Теперь вот жарься в ней…

Вопреки моим ожиданиям, машина оказалась вовсе не иномаркой. Ухоженная, чистая «девятка».

– Садитесь, Андрей, – нажал он рычажок на передней двери. – В дороге и поговорим.

Аркадий Львович, похоже, не шибко торопился. Он вырулил с проспекта Мира в переулок со смешным названием Банный, сбавил скорость до самого минимума.

– Значит, ищете подработку на лето, Андрей? Вместо того чтобы отдохнуть от учебы, набраться сил… Сильно деньги нужны?

– Ну, – признал я, – всякие там обстоятельства. Короче, нужны.

– Бывает, – коротко кивнул он. – А где вы учитесь?

Я рассказал, слегка стесняясь своей альма-матер. Все-таки не МГУ, не МГИМО и даже не какая-нибудь Бауманка.

– Ну что ж, профессия, в общем, нужная, полезная профессия. – Во взгляде его читалось снисходительное уважение. – И вы, значит, перешли на третий курс… А живете, прошу прощения, на что? Стипендии ведь, наверное, и на пиво не хватает. Подрабатываете где?

– Да, сторожем на автостоянке, – соврал я. Рассказывать, что меня уже месяц как выгнали, явно не стоило. – Сутки через трое. Платят, конечно, негусто, но и работа непыльная.

– Не боитесь потерять место? – участливо спросил он. – На два месяца ведь исчезнете, какому работодателю это понравится?

– А я договорился, что июль-август как бы в отпуске, – легко соврал я. – Меня там подменят.

– Ну, сторож – это, наверное, для вас временный этап. Всегда можно и чего получше найти, – наставительно заметил Аркадий Львович. – В вашем-то возрасте… Впрочем, давайте перейдем к делу. Итак, вы ищете подработку на июль-август. А я в данный момент представляю лицо, которое ищет работников. При этом услугами кадровых агентств мы не пользуемся, сеть знакомых надежнее. Итак, есть один весьма серьезный человек, которому нужны сезонные рабочие на его виллу. Мне поручено произвести подбор, и я с этой задачей почти справился. Остались две вакансии – помощник садовника и подсобный рабочий на кухне. В первом случае зарплата тысяча сто условных единиц. Во втором – восемьсот. Если мы с вами договоримся, то можно попробовать вариант с садовником. Дача у вас есть?

– Ага, под Серпуховом, – робко признался я, как будто в местопребывании наших шести соток было нечто постыдное.

– Это хорошо, значит, имеете какое-то представление о садовых работах. От помощника садовника требуется прежде всего аккуратность и исполнительность. Заметьте, я не говорю «инициативность». Наниматель ваш устроил там прямо-таки ботанический сад… есть даже растения из субтропиков. В общем, специфика дела такова, что, проявив инициативу, элементарно можете напортить. Корни случайно подрыть, полить водой не той температуры. А за такие ошибки будете штрафоваться, имейте в виду.

Он пожал плечами, как бы демонстрируя, что мысль о штрафах ему самому неприятна, но не скрывать же суровую правду.

– А где все это? Ну, вилла? – полюбопытствовал я.

– О, это далеко. Сибирь. Сто километров от Тюмени, – усмехнулся Аркадий Львович. – А более детально… Если ваша кандидатура подойдет, тогда и узнаете. Проезд, разумеется, за счет нанимающего лица. Теперь послушайте внимательно, я скажу важные вещи…

Я изобразил почтительное внимание. Наверняка сейчас начнутся какие-то понты.

– Вы устраиваетесь на работу к очень авторитетному, влиятельному человеку. У таких людей, как вы сами понимаете, немало недоброжелателей, отсюда – усиленные меры охраны. Поэтому для всех работников установлены жесткие правила, нарушение которых может привести к неприятным последствиям. Вы меня понимаете?

– А какие правила?

– Во-первых, все эти два месяца вы будете жить на территории виллы, и никакие отлучки недопустимы. У вас будет один выходной в неделю, но проводить его придется там же. Это не страшно, территория большая, есть лес, есть вполне цивилизованный пруд, можно купаться. Еще имейте в виду, там ваш мобильный не будет действовать. Не дотянулся туда «Мегафон», так что лучше купите sim-карту МТС. Хотя и тот ловится через пень-колоду. Тайга, понимаете ли… Впрочем, на вилле имеется стационарный телефон, в нерабочее время сможете звонить домой. Стоимость междугородного звонка, конечно, вычитается из заработка. Рабочий день у вас теоретически восьмичасовой, практически будете решать это со старшим садовником. Когда больше, когда меньше… Условия проживания вполне приличные, в кирпичном корпусе, комнаты на четверых, горячая вода, душ. Питание тоже на уровне. Устриц с миногами не ждите, но пища добротная, сытная. Есть телевизор, есть видеотека, есть спортивная площадка. Более подробно о правилах внутреннего распорядка вам расскажет начальник охраны. Если, конечно, мы придем к соглашению.

– А почему москвичей набирают? В Тюмени это ж ближе было бы? – поделился я зародившимся сомнением.

– Ну, во-первых, потому что набором персонала попросили заняться меня, – начал загибать пальцы Аркадий Львович. – А я живу здесь и выбираю из здешних вариантов. Мне некогда специально лететь в Тюмень, где, кстати, у меня не так уж много знакомств. Во-вторых, местные жители в некотором смысле хуже. Вы приехали и уехали, а они там постоянно живут. Кому надо, чтобы они разносили по Тюмени слухи о дворце олигарха? Зачем создавать в обществе такие настроения, социальную рознь? В-третьих, уж больно много там пьют…

– А работа точно только по саду? – на всякий случай уточнил я. – Не заставят чего-то другое делать?

– Что вы имеете в виду? – криво усмехнулся Аркадий Львович. – Успокойтесь, вам не придется ни наркотики распространять, ни краденые машины на запчасти разбирать. На вашу нравственность тоже никто не покусится, уж будьте спокойны. Хотя это вы и сами могли бы сообразить по размеру предлагаемых зарплат. Как видите, ничего запредельного, разумная сумма за не слишком тяжелый труд.

Говорил он убедительно, и все-таки что-то меня смущало. Может, какая-то излишняя правильность речи. Нет, ясное дело, человек серьезный, взрослый, «блин в натуре» не скажет, но как-то очень уж мягко стелет. Не жестко ли будет проснуться?

Впрочем, не в моем положении высмеивать чужой язык.

– Ну конечно, я согласен. – По-моему, голос у меня звучал твердо и независимо. Еще бы не согласиться на такие деньги! За два месяца – две двести! Ну, минус Жоре. Сколько ж это с процентами за два месяца набежит? Девятьсот? Нехило! Но утешает, что тысяча триста остается. Значит, и комп сменить, и выделенку протянуть, и еще на многое остается…

– Это радует, – произнес Аркадий Львович. – Тогда небольшие формальности. Во-первых, разрешите посмотреть ваш паспорт.

Вот ведь засада! Паспорт мой остался в кармане шорт, там же, где и студенческий, и визитка вот этого самого Аркадия Львовича.

Давясь от отвращения к себе, я озадачил Львовича проблемой.

– Внимательнее надо быть, – назидательно ответил он. – Ваша рассеянность, имейте в виду, это минус… Ну что ж, придется заехать к вам домой. Где живете? Район метро «Бауманская»? Все складывается удачно, мне после общения с вами как раз надо было в ту сторону по другим делам.

Он прибавил газу, и «девятка», до той поры притворявшаяся улиткой, бодро заскользила в сторону трех вокзалов.

– И вот что еще, – добавил он, – нужно будет медкомиссию пройти. Сами понимаете, никаких проблем с какой-либо заразой нам не надо.

– Так это ж долго! – присвистнул я. – Это ж пока всех врачей в поликлинике обойдешь.

Аркадий Львович рассмеялся.

– Не волнуйтесь, Андрей, это делается иначе. Сегодня подойдете в ведомственную медсанчасть, я выпишу вам направление, и без всяких очередей не более чем за час пройдете проверку. Это недалеко от вас, кстати, возле метро «Сокольники».

Тут у него соловьем заверещал мобильный.

– Да, привет! – пробасил он в миниатюрную плоскую трубку. – Я в дороге сейчас. А что, это так срочно? Ах вот как… Ладно, я заеду… да скоро, в течение часа или даже раньше, если пробок не будет. Да, не волнуйся, у меня они уже готовы. Да, подписаны. Все, будь. Программа слегка меняется, Андрей, – повернулся он ко мне. – Тут мне по другому делу надо заехать в одно место, и это достаточно важно и срочно. Так что… Вы, надеюсь, не сильно спешите? Поедем вместе, там или в машине меня подождете, или со мной прогуляетесь. Потеряем, думаю, не более получаса.