Последнее звено.

4.

По таким, как этот Аркадий Львович, сразу видно – действительно серьезные люди, без дешевых понтов. У меня, конечно, нет особого опыта общения с крутыми, а по правде говоря, вообще никакого нет, но все сходилось с моими представлениями. Спокойный, вежливый, не грозит, а как бы слегка намекает… Кто же его босс? Олигарх какой-нибудь недопосаженный или вор в законе – а может, всего лишь депутат? Мне, слава богу, хватило ума не поинтересоваться.

Тем больше я был удивлен, увидев, куда мы приехали. Не Московская мэрия, не Администрация Президента и даже не управление Центрального рынка. Обычная средняя школа, характерной формы грязно-белое здание, я сам в такой учился. Перед входом – пара газончиков, кусты какие-то лохматые, где-то сзади угадывалась спортплощадка.

Аркадий Львович припарковал машину возле сваренного из чугунных прутьев забора – такими после Беслана всюду огородили территорию школ и детсадов, как бы защита от террористов. Мы в одиннадцатом классе соревновались, кто быстрее перелезет. Чемпионом был Сашка Ломовцев, одиннадцать секунд, по секундомеру сверяли. А у меня, увы, получалось только за сорок три. Что поделать – не супермен, как занялся лыжами в шестом классе, так в восьмом и забросил.

– Ну что, Андрей, тут позагораете или сходите со мной? Я надеюсь, там недолго…

Торчать в машине, да еще по такой жаре, мне никак не улыбалось, и я, конечно, напросился с Львовичем.

Сквозь узенькую калитку в заборе мы вошли на территорию. Не сказать, чтобы тут было безлюдно. Экзамены, конечно, кончились, но завтра – выпускной, мелкие тусуются по всяким разным делам, тетки какие-то снуют – то ли учителя, то ли из родительского комитета. Ну и плюс ремонт. Туда-сюда детишки ходят с носилками, хлам с места на место переносят, стулья таскают, красят бордюры. Судя по виду, девятый класс, то есть те, кого в десятый взяли. Типа отрабатывают. Я им даже позавидовал – вот ведь у людей какая простая жизнь, никаких тебе доцентов Фроловых, никаких уголовных Жор, таинственных авторитетов с поместьем в Тюменской области… Вот сейчас они посачкуют, их распустят по домам – и рванут они по пиву, а потом толпой куда-нибудь на пляж…

Аркадий Львович уверенно вошел в здание, на вопрос толстого охранника: «Куда идем-с?» – небрежно ответил: «К Сергею Николаичу, с бумагами от Мокрухина». И, указав на меня, произнес начальственным тоном: «Это мой стажер».

Не сбавляя скорости, Львович повернул направо и сунулся в канцелярию к директору. «Подождите здесь», – бросил он и скрылся за дверью.

Пришлось подпирать стенку. Ничего мне тут не было интересно, и я никому интересен не был. Будущие десятиклассники лениво таскали куда-то парты, страдая от жары и скуки. Охранник, расстегнувший форменную ментовскую рубашку едва ли не до пупа, корпел над газетой с кроссвордом. Остро пахло масляной краской и опилками.

Интересно, какие дела могут быть у Львовича в самой обычной, самой занюханной школе? Может, у него тут дети учатся? А он, раз уж такой крутой, спонсорскую помощь оказывает? Но вряд ли реально крутой отдаст сюда своих отпрысков. Не Оксфорд ведь и не Гарвард. И уж подавно не Хогвартс.

Аркадий Львович оказался человеком слова. Надолго не застрял. Но по лицу его я понял, что стряслась какая-то неприятность.

– Нам надо найти завхоза, – отрывисто сказал он. – А здешний завхоз вездесущ, то есть его нет нигде. И секретарша не знает. И мобильный у него молчит. Придется охотиться. Хочется верить, что это ненадолго.

Увы, никто из встречных толком не знал, где обретается Сергей Николаевич. Мы обошли весь первый этаж, посетили столовую, обезображенную ремонтом, спортзал, унылый и гулкий, поднялись даже на четвертый, в актовый зал. Повезло на третьем – помог допрошенный нами белобрысый пацаненок, уныло оттиравший стену от начертанной кем-то (возможно, им же самим) пропаганды рэпа.

– Да он в подвале, наверное, там трубы же меняют.

– О! – поднял палец менеджер по персоналу. – Теперь понятно, почему у него мобильный не ловит. Что ж, Андрей, придется лезть в подвал.

Как оказалось, Аркадий Львович прекрасно тут ориентируется. Спустя пару минут мы уже были на первом и, спустившись по щербатой лестнице на пролет вниз, толкнули обитую жестью дверь.

В нашей школе мне ни разу не приходилось бывать в подвале. Да, припахивали ко всяким таскально-подметальным работам, но как-то все выше уровня земли. И я оказался лишен такого полезного опыта. Ну да никогда не поздно…

Подвал более всего напоминал катакомбы из какой-нибудь приключенческой книжки. Сразу за дверью начинался довольно широкий коридор с голыми бетонными стенами и тусклыми лампочками, свисавшими на шнурах с потолка. И справа, и слева виднелись боковые двери, где-то чуть слышно журчала вода, змеились вдоль стен толстые силовые кабели.

– И где ж его тут искать, – сквозь зубы пробормотал Аркадий Львович. – Ведь договаривались же, ведь знал же, что подъеду, сам же просил. А теперь лови… Вот что, сперва проверим бойлерную. Если уж трубы меняют, то, скорее всего, там.

– А вы знаете, куда идти? – недоверчиво спросил я. По-моему, в этом лабиринте только шпионы ориентироваться смогли бы.

– Застройка по типовому проекту, уж разберемся, – сухо ответил Львович и устремился вперед, к ближайшей двери слева. Та, однако, не поддалась, как и следующая. – Да, неприятность, – признал мой наниматель. – Что ж, придется пойти более длинным путем.

Очередная левая дверь послушно раскрылась, впустив нас в узкий коридорчик с низким потолком. Баскетболисту уж точно пришлось бы тут нагибаться. Лампочки располагались тут еще реже, чем в центральном коридоре, а по потолку тянулись трубы, из их сочленений изредка шмякались на пыльный пол капли. Было тут, конечно, прохладнее, чем на поверхности, но спертый воздух раздражал ничуть не меньше. Да еще у моего уха пролетело что-то с отчетливым дзи-инь. Я машинально хлопнул ладонью, комара, конечно, не прибил, а вот затрещина получилась нехилая.

– Не отставайте, Андрей, – повернулся ко мне Аркадий Львович. – А то еще заблудитесь, ищи вас потом…

Да уж, заблудиться в этих дебрях в мои планы точно не входило. Я поспешил за ним, а коридор, вильнув куда-то влево, сделался еще уже. Однако впереди тускло блеснула дверь, и это внушало надежды.

– Я думаю, это как раз проход в бойлерную, – процедил Аркадий Львович. И толкнул дверь.

Больше всего я боялся, что та окажется запертой – но нет, обитая сероватой жестью дверь послушно повернулась в петлях, омерзительно скрипнула.

И в тот же миг погас свет. Разом нахлынула тьма, будто сверху вылились на наши головы все чернила, которые тут исписали несколько поколений учеников. Пространство тут же сделалось огромным и опасным.

– Что за черт! – сквозь зубы ругнулся Львович. – Этого еще не хватало!

– Что случилось? – вырвался из меня донельзя глупый вопрос.

– Хрен его знает, – мрачно отозвался мой напарник по несчастью. – Может, именно в эту минуту электрик начал чего-то колдовать в распредщите. А может, проводка у них тут совсем протухла, ремонта же с брежневских времен не было. Ну Николаич, ну змей! Я ему расценки процентов на десять подниму.

– Что будем делать? – Глупые вопросы сыпались из меня, как сахар сквозь дырявый полиэтиленовый пакет.

– Возвращаться назад бессмысленно, – подумав, решил Аркадий Львович. – Попробуем все же вперед, к бойлерной. Раз уж там затеяли трубы менять, значит, как со светом разберутся, туда в первую очередь придут. Эх, жаль, фонарь в машине остался. Придется только так…

Вспыхнул рыжеватый огонек зажигалки. Мрак слегка съежился, но не отступил.

– Видимость от силы метр, – проворчал Львович. – Иди вплотную ко мне, не отставай. И осторожно, не напорись тут на железку какую.

Да уж, общая беда сближает. Аркадий Львович, похоже, сам не заметил, как перешел на «ты», и это было куда естественнее, чем его холодная официальщина в машине.

Мы медленно двинулись вперед. Тускло мерцал рыжий огонек, шаги наши тяжелым эхом отдавались в сыром воздухе. Я от нечего делать стал их считать. Тридцать, пятьдесят, сто… Какой, однако, огромный подвал! Сто шагов – это как минимум шестьдесят метров, а сколько мы до того сделали? И ведь не похоже, что блуждаем по кругу, – все коридоры-то здесь прямые.

Пламя зажигалки вдруг дернулось и заметалось пойманной в ладонь мухой.

– Сквознячком тянет, – не оборачиваясь, заметил Аркадий Львович. – Похоже, мы на верном пути.

Он прибавил шагу, я, боясь отстать, тоже ускорился – и налетел на его спину.

– Аккуратнее, юноша, это вам не в футбол резаться. – Судя по тем странным движениям, что совершал огонек, он нащупывал что-то руками. – Ага, есть. Готово!

И тут зажигалка его погасла, а тьма обрушилась на меня – точно здоровенным бревном влепили по затылку. На миг меня окатило кипятком боли, я упал, но не ударился о бетонный пол, потому что вместо пола оказался почему-то холодный воздух, и я провалился туда, в черную, прорезанную желтыми искрами ночь, где уже не было ничего. Только тяжелая, ватная пустота, где ни боли, ни мысли, ни звука.

«Так и не нашли завхоза», – подумалось напоследок, а потом уже ничего не думалось.