Повести исконных лет. Русь до Рюрика.

159.

То, что Тмутаракань осталась у русов, подтверждает тот факт, что разбитый греками в 941 году Игорь бежал именно сюда. И эта нормальная история заставляет нас прийти к единственно возможному выводу: ежели разгромленный Игорь изо всех сил рвался поперек моря к Тмутаракани — значит, тут было у него лежбище. Более того: в те времена Гаагских и Женевских конвенций не существовало, и приход в небоеспособном состоянии к чужому берегу означал вступление в силу другого права — берегового. При котором интернирование обычно означало насильственное наложение на посетителя многообразных трудовых обязанностей при минимальном питании. До конца недолгой жизни. Или перепродажу пришельца третьему лицу — опять-таки с возложением трудовых обязанностей, но уже в другом месте. Вряд ли Игорь, спасшийся всего на нескольких судах, мечтал о таком завершении княжеской карьеры. А значит, спасался он там, где у него был дом. Хотя бы арендованный у хазар.