Повести исконных лет. Русь до Рюрика.

180.

Позднее — летописные колбяги. Интересно, что в Русской Правде колбяги равно на той же правовой ступени, что и варяги:

…аже будешь варягъ или колбягъ, то полная видока вывести и идета на ротоу.

Из «Саги об Эгиде» мы видим, что они занимались торговлей с лопарями, а кое-где грабежами.

Анализ их этнонима дает нам следующее. В древнесеверном — первоначальном языке саг — находим ряд родственных форм:

kolf-r, kylf-a, kylf-ing-ar.

Которые, в общем, сводятся к «родственному» же кусту понятий:

лупить, тузить, жердь, палка, верзила, дубина, верхняя часть штевня, булава.

В принципе, весьма похоже на подобные смыслообразования вокруг некоего «профессионального» слова:

varingrваряг «клятвенник», *ropeR русине «гребец»… kylfingr колбяг «человек с дубинкою».

Может быть, в этом и кроется объяснение отсутствия кобягов в большой истории? Ведь после продвижения государственной власти на некие «вкусные» территории там появлялась постоянная и регулярная военная сила. И перед прежними вольными «трапперами», участниками лихих полуразбойных «русей» на Восток, вставал выбор. Или вливаться в ту русь, которая уже — Русь. Или выбираться из зоны ее влияния и контроля, коли есть охота пожить еще свободным «казаком», промысловиком-добытчиком.

Но через несколько десятилетий государство Русское простирает мозолистую от обращения с мечом длань на широкие территории, где доживают свой исторический век обломки и осколки прежней русской вольницы. И застает там то ли казаков, то ли пиратов лесных, которые называют кобягами…

Как и положено государству, оно включает их в свой уголовно-процессуальный кодекс. Но «бизнесу» их не мешает, коль скоро они творят его на норвежских или ничьих территориях. Но такой бизнес не нравится уже норманнам. Которые и убивают их без суда и следствия.

Так и заканчивается история колбягов как самостоятельной общественной группы. Потому, что места им на земле не осталось.