При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа.

Михай Зичи. Творческий путь.

Судьба Михая Зичи по случайному стечению обстоятельств оказалась теснейшим образом связана с Россией. Он родился в 1827 году в Венгрии – в имении Зала. Старшая ветвь его рода имела графское достоинство. Получив первоначальное художественное образование у Джакомо Марастони, основавшего в Пеште первую художественную школу, он в частном порядке продолжил обучение у известного австрийского художника Фердинанда Георга Вальд- мюллера, который ряд лет являлся профессором Венской академии художеств, и вскоре стал его любимым и многообещающим учеником.

В 1843-1845 годах Зичи участвует в венских выставках, не оставаясь в стороне от полемики между сторонниками старых академических канонов и новых методов обучения, проповедуемых Вальдмюллером. Будучи верным своему учителю, Зичи отразил в своих ранних работах его творческие наставления, за что не замедлил поплатиться, не получив ожидаемой премии, присуждаемой академическим жюри. Вместе с Вальдмюллером, который в знак протеста оставил Академию, он отправляется в поездку по Италии. В 1847 году Вальдмюллер в ответ на предложение великой княгини Елены Павловны взять на себя обучение живописи ее дочери рекомендует на эту должность Зичи.

В январе 1848 года Зичи приезжает в Петербург. Великая княжна Екатерина Михайловна, дочь брата императора Николая I, была одного возраста с юным учителем. По-видимому, Зичи одновременно давал уроки и ее сестрам. Известие о молодом талантливом живописце-учителе быстро распространилось в аристократических кругах Петербурга, и у него появилось множество учеников. Он стремится развить зрительную память своих высокородных подопечных, отучить от копирования, привить основы знаний анатомии, приносит на занятия гипсовые слепки, череп и т.п. Но это вызывает лишь насмешки. Юному, но уже познавшему успех на родине честолюбивому художнику крайне докучают заказы знатных покровителей – нарисовать их любимых собачек или какую-нибудь сентиментальную сценку – сюжеты, недостойные его кисти. Не проходит и года со времени приезда в Петербург, как он вынужден отказаться от преподавательской деятельности и вскоре остается без средств к существованию. Неблагоприятная для Зичи политическая обстановка – изданный 26 апреля 1849 года императором.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Михай Зичи в венгерском костюме. 1900-е гг. Фотография.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Продавец яблок и пряников. 1852-1853. Акварель.

Николаем I манифест в поддержку Австрии в подавлении венгерского восстания, вступление русских войск в Венгрию и разгром повстанцев в августе того же года – создала вокруг художника атмосферу недоверия.

Как вспоминает анонимный автор очерка о Зичи, 1849 и 1850 годы были для него временем тяжелых испытаний: “Живя в бедной, убогой каморке на заднем дворе в одной из неказистых петербургских улиц, Зичи, нравственно разбитый, озлобленный на себя и на все окружающее, разрезывал свои исторические картины, не находившие сбыта, на маленькие квадратные кусочки, чтобы рисовать на них прекрасные типы городской жизни – типы пьяных, рабочих, фигуры полицейских, блюстителей порядка, типы, попадавшиеся на улице” 1* .

Видимо, автор слишком сгущает краски. Несмотря на бедственное положение человека, оказавшегося на чужбине, без работы, без денег, Зичи не теряет вкус к жизни. Отнюдь не все отказались от сношений с художником. Княгини Воронцова-Дашкова, Голицына, Чернышева и ряд других высокопоставленных лиц не оставляют его без заказов. Вокруг него собирается небольшая группа близких по интересам живописцев, рисовальщиков, журналистов. Зичи женится на привлекательной русской женщине Александре Ершовой. Вряд ли многие из своих полотен он разрезал на части. Для работы ему хватало бумаги, карандаша, акварели и маленьких тетрадей, которые он заполняет зарисованными непосредственно на месте жанровыми сценками из жизни петербургского простонародья. Положение семейного человека заставляет забыть о честолюбивых амбициях.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Генерал перед выходом. 1853. Акварель, белила.

Мечты о большом искусстве, которые Зичи, уверенный в своем высоком призвании, лелеял воплотить по приезде в Петербург, пришлось отложить на лучшие времена. Дополнительный заработок он находит в полуремесленной работе в фотографии Венингена, одной из немногих в Петербурге. На этой своеобразной портретной фабрике он вместе с владельцем ателье и другими помощниками ретушировал и раскрашивал снимки, придавая им большее сходство с оригиналом и, по желанию клиентов, сообщая их чертам недостающую красивость. Многих заказчиков он с этой целью приглашал на дополнительные сеансы. Видимо, эта практика положила начало дальнейшей портретной деятельности Зичи и сотням зарисовок голов, заполнивших его тетради.

В 1852-1853 годах Зичи исполняет серию юмористических, не слишком изысканного вкуса, рисунков офицеров, занятых своим туалетом. Два из них он преподносит Николаю I (кат. 20, 21). Рисунки понравились императору, и он приглашает Зичи в Гатчину, поручив ему зарисовать события нескольких дней, проведенных при Дворе. Так родилась первая “Хроника трех дней в Гатчине”. Видимо, к тому же времени относится и акварельный групповой портрет царствующего семейства (ГРМ).

В 1852 году по заказу императрицы Александры Федоровны (не без ведома Николая I) Зичи исполняет два альбома офицеров лейб-гвардии Коннопионерного дивизиона и Конной артиллерии (кат. 1-5). В них явственно проступают черты конкретных персонажей, но основная цель рисунков – точное изображение мундиров, аккуратных, без единого изъяна облегающих фигуры офицеров. Отсюда и соответствующая манера исполнения – гладкое наложение краски плотным слоем. Вольно или невольно художник создал памятник эпохи с ее военщиной, смотрами, парадами.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Офицеры лейб-гвардии Конно-пионерного дивизиона. 1852. Гуашь, акварель.

Мастерство портретиста начинает привлекать внимание и Двора, и петербургской аристократии. По распоряжению императрицы Зичи делает копию с портрета матери А.Х. Бенкендорфа; в 1852-1853 годах исполняет на слоновой кости по всем правилам искусства миниатюры два портрета герцога Мекленбург-Стрелицкого (ГРМ), двойной портрет сыновей Александра II (тогда еще наследника) Николая и Александра (ГРМ), графа Н.В. Левашова (ГЭ). В той же манере исполнены портрет маслом сенатора И.Н. Толстого и акварельный портрет драматурга и педагога Петра Каратыгина. Известное мастерство, хотя и не без налета сухости, приличествующей сугубо официальному заказу, художник проявляет и в серии портретов шефов и командиров лейб-гвардии Гусарского полка (в которую входят и Николай I, и Александр II), выполненной в 1860-х годах (кат. 50-65).

Одновременно с заказными работами Зичи стремится реализовать склонность к исторической живописи. Выполняя работы, заказанные членами Императорского дома в последние годы царствования Николая I, Зичи, несомненно, мечтал о месте придворного живописца. Он преподносит в дар императору подготовительный рисунок к задуманной картине “Аллегория славы России” (ГЭ) – “Эскиз, изображающий Его Величество освободителем христиан на Востоке”. Фрейлина цесаревны А.Ф. Тютчева оставила колоритное описание рисунка в своем дневнике: “6 декабря 1854 г. именины государя. Вечером государь пришел пить чай к цесаревне, как он обычно это делает с тех пор, как государыня больна. Здесь была великая княгиня Мария Николаевна, игравшая в карты. Она привезла с собой, чтобы показать государю, картину венгерского художника Зичи, представляющую императора опирающимся на крест и простирающим над славянами, припавшими к его ногам, свой поднятый меч, как бы в защиту их; рисунок сделан плохо, и кажется, будто император тяжело давит этим мечом одного из славян, умоляющих его о помощи, и сильно ему мешает. Нет ли скрытой эпиграммы в этом плохо удавшемся рисунке? Государь, рассмотрев рисунок, сказал с недовольным видом: «Лучше бы художник поместил на моем месте кого-нибудь из тех». Кого из тех? Наполеона или Пальмерстона? Действительно, есть основание опасаться, что в конце концов кто-нибудь из «тех» освободит славян из-под турецкого ига. Великая княгиня Мария Николаевна спросила отца, не хочет ли он купить эту картину и что передать от него художнику. «Скажите ему, чтобы он занялся чем-нибудь более полезным». Я не могла воздержаться от замечания: «А все-таки se non е vero, е ben trovato (если это и не так, то все же хорошо подмечено)» – сказанного довольно громко, так что цесаревич остановил меня гневным взглядом, но государь ничего не сказал” 2* .

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Портрет В. В. Левашова. 1858. Миниатюра.

Оба рисунка композиционно рыхлые, невыразительные не оправдали надежды художника на высочайшую признательность. К тому же сюжет рисунка в связи с неудачами в Крымской войне мог восприниматься императором как упрек в его адрес. Тем не менее, несмотря на явное недовольство императора, “поднесенный Государю Императору художником фон Зичи эскиз, изображающий Его Величество Освободителем христиан на Востоке”, был передан на хранение в Эрмитаж 3* .

После смерти Николая I Зичи (теперь уже в честь нового императора) пишет картину маслом “Воззвание к народу в 1855 году”, герой которой, Александр II, призывает под свои знамена народ для отпора врагу. При новом правителе подобные произведения находят благоприятную почву.

В 1856 году группа художников, куда входит и Зичи, получает заказ сделать рисунки всех эпизодов коронации Александра II, чтобы подготовить подробный литографированный коронационный альбом. На протяжении нескольких месяцев Зичи создает ряд последовательных сцен коронационного процесса. 19 августа 1856 года с натуры зарисовывает въезд Александра II в Москву, выход на крыльцо Грановитой палаты, саму процедуру коронования императора и императрицы, прием посланников в Кремле, торжественный спектакль в Большом театре и т. д.

Особый интерес с точки зрения композиционного решения, полной свободы в распределении компонентов привлекает акварель 1857 года с группой писателей на параде в Москве (Государственный Литературный музей). Казалось бы, центром композиции должен был быть парад, которому все государи на протяжении XIX столетия уделяли максимум внимания. Но для художника войска, двигающиеся церемониальным маршем, – лишь малорас- члененная масса в глубине сцены, а на первом плане – народ и группа легко узнаваемых русских писателей справа – Гончаров, Тургенев, Тютчев и другие. Этот композиционный прием – один из излюбленных, повторяющихся в течение многих лет. Вряд ли Зичи не осознавал, что предпочтение, отдаваемое им второстепенным персонажам, отдаление наиболее важных, с точки зрения государственной иерархии, лиц (будь то царь или его ближайшее окружение) на дальний план, выглядит несколько странно для придворного художника. Тем не менее работа Зичи над коронационным альбомом понравилась Александру II.

30 апреля 1858 года Михаил Александрович Зичи, как его уже давно называют в Петербурге, по соизволению великой княгини Марии Николаевны, президента Академии художеств, возведен в звание академика акварельной живописи. Спустя год, 30 мая 1859 года, император Александр II “пожаловал академику Михаилу Зичи звание живописца Его Императорского Величества с причислением его к Императорскому Эрмитажу и с производством ему из Кабинета Его Величества жалования по 572 рубля и столовых 286 рублей, всего 858 рублей в год” 4* . 10 февраля 1860 года следует еще одно распоряжение царя – предоставить Зичи для мастерской комнату в нижнем этаже Нового Эрмитажа у Парадной лестницы, где прежде была канцелярия II Отделения.

Отныне, наряду с материальной обеспеченностью, деятельность художника приобретает строго регламентированный характер. Все свое время, талант, творческую фантазию ему предстоит отдать жизни Императорского двора. Возможно, чтобы придать своему новому положению хотя бы видимость самостоятельного выбора действий, Зичи в ноябре 1862 года обращается к министру Двора с письмом, в котором излагает свои предложения в роли придворного художника. Своей обязанностью он полагает составление подробной хроники жизни Двора, исполнение портретов членов царствующей фамилии, всех высокопоставленных при Дворе персон, дипломатов, послов; полное и точное изображение как основных официальных событий, так и событий частного быта дома Романовых: зарисовки царских охот, торжественных церемоний, спектаклей, развлечений, балов, приемов – повсюду, куда бы ни отправился император, – в Петербург, Царское Село, Гатчину, Петергоф.

Александр II выразил удовлетворение планами художника, оговорив лишь, что зарисовки на темы частной жизни царской семьи, как и их покоев, должны согласовываться с ним лично.

В 1863 году “император пожаловал академика Зичи за исполнение 8 больших рисунков для хромолитографий и 10 гравюр для текста следующих к изданию описания «Священнейшего Коронования Их Величеств» кавалером ордена Св. Станислава II степени, причем присовокупил, что сообщено вице президенту Академии художеств с препровождением Орденских знаков” 5* .

Положение придворного живописца-хроникера вынуждает Зичи неукоснительно придерживаться составленной им самим программы. События государственного значения – приезды германского императора, персидского шаха, приемы посольских депутаций, сцены обручения и свадьбы наследника, рождение и крещение великого князя (будущего Николая II), военные смотры, парады, равно как и развлечения царского семейства и приближенных к нему лиц, – спектакли, костюмированные балы, игры в шарады и особенно царские охоты с их разработанным ритуалом действий каждого участника, – все является предметом тщательного изображения.

Художник редко пользуется масляными красками. Для быстрой фиксации событий на месте требуется более подвижный язык графических средств. Блестящая память помогает вспомнить то, что не успевает запечатлеть рука. Гибкими, то ломкими, мелкими штрихами, то плавными линиями карандаша художник передает сложные повороты фигур в движении, позы – от величественных до карикатурных. Перед своими сановными заказчиками он не испытывает особого пиетета и даже в наиболее ответственные с исторической точки зрения картины привносит элемент шутки. В поисках новых средств изображения, способных оживить привычные сюжеты и придать работе творческий характер, Зичи прибегает к интересному композиционному приему – внутри обобщающего декоративного обрамления включает несколько самостоятельных групп и эпизодов, размещая их по всей поверхности листа в разных направлениях.

Основной сферой творчества Зичи вне придворной службы становится портрет и иллюстративная графика. Он увлекается русской поэзией, исполняет серию рисунков на мотивы поэмы “Демон” Лермонтова, “Бахчисарайского фонтана”, “Кавказского пленника”, “Песни о вещем Олеге” Пушкина.

В 1869 году благодаря покровительству императрицы в Петербурге состоялась первая персональная выставка Зичи, в основном работ, исполненных в России, – живопись, акварели, гуаши, карандашные рисунки, – всего 91 работа. Ко времени открытия выставки был издан краткий каталог и пространная брошюра анонимного автора, видимо близко знавшего художника, под названием “Несколько слов о художнике М.А. Зичи. I. Биографический очерк. II. Обзор художественной деятельности” (С. Петербург, 1869). Это первое подробное описание жизненного пути художника, его невзгод, успехов и неудач за 20 лет пребывания в России. Зичи включил в выставку самые разные работы – здесь и веер с росписью, заказанный ему для подарка танцовщице М.С. Петипа с ее портретом среди виньеток; и мелодраматические сценки из жизни обманутых бедных девушек и их совратителей; и рисунки к произведениям Лермонтова, Пушкина. Не преминул он показать на выставке и картину с воззванием Александра II к народу 1856 года.

Выставка вызвала интерес у петербургской литературной и художественной критики. Отмечая бесспорный талант Зичи, его незаурядную технику, поэтический вымысел, ряд авторов, тем не менее, упрекал его в космополитизме, в отсутствии интереса к жизни русского народа. Упрек вряд ли справедливый.

Зичи разделял демократические убеждения русских графиков, со многими из которых его связывали тесные дружеские отношения. Он отнюдь не чуждался ни художников, чьи народнические идеалы лежали в основе их эстетики, ни русской тематики. Кстати, именно народ, колоритная толпа занимает первые планы многих композиций художника даже вполне официального назначения. Ряд лет Зичи снимал квартиры в районах ремесленной бедноты – отсюда его жанровые акварели, наброски в альбомах.

Прирожденный рисовальщик, человек любознательный, интересующийся всеми видами изобразительного искусства, он органично вживается в атмосферу всеобщего увлечения графикой. С 1857 года Зичи входит в число “членов-соучастников” Общества поощрения художников. Целью Общества провозглашалось содействие успехам изящных искусств в России и поощрение дарований русских художников. Одно из главных направлений деятельности Общества – выпуск литографических художественных изданий. Одновременно Зичи является одним из учредителей возникшего по инициативе.

Учеников и выпускников Академии художеств общества, объединившего творческую молодежь из средних и низших сословий. Однако опасения правительства, что столь демократический состав может привести к “нежелательному” направлению деятельности общества, вскоре привели к его роспуску.

Кроме участия в вышеназванных обществах, Зичи – постоянный посетитель так называемых пятничных рисовальных вечеров, где раз в неделю, по очереди, на квартире у каждого из участников собиралась творческая молодежь, в основном графики, за рисованием. В.Ф. Тимм и И.К. Айвазовский, А.К. Лавеццари, М. Клодт, И.И. Соколов и Л.О. Премацци, князь В.Н. Максутов и директор Рисовальной школы при Обществе поощрения художников Ф.Ф. Львов, и многие другие русские и приезжие молодые художники включались в работу над своими излюбленными сюжетами. Готовые рисунки затем выставлялись в витринах петербургской художественной лавки Бег- грова, расположенной на Невском проспекте, для обозрения и продажи в пользу нуждающихся членов кружка. Встреча в 1858 году с Зичи известного французского поэта и художественного критика Теофиля Готье, посещение квартиры художника и нескольких пятниц колоритно описаны Готье в его путешествии в Россию (Theophile Gautier. Voyage en Russie. Paris, 1867) и получили широкий резонанс в Петербурге.

По инициативе князя Львова Комитет Общества поощрения художников предоставил для занятий одну из зал на Бирже, а впоследствии добился разрешения президента Академии художеств великой княгини Марии Николаевны собираться и в залах Академии. Творческое общение, обмен рисунками, критический, но всегда дружеский разбор достоинств и недостатков, допущенных в работе, чаепития, веселые розыгрыши, маскарады еще более сближали художников.

В литературе утвердилось мнение, что признание художественных заслуг Зичи в петербургском обществе получило широкое распространение благодаря появившимся в печати восторженным отзывам Теофиля Готье. Несомненно, какую-то роль в известности Зичи Готье сыграл. Однако и до знакомства с французским писателем Зичи был известен и в светских кругах, и среди художественной общественности столицы.

Он частый посетитель так называемых четвергов – собраний петербургской Артели художников, организованных по инициативе русского живописца Крамского; Зичи входит в комитет по изданию сборника “Русская складчина”, в котором печатаются крупнейшие русские писатели – Гончаров, Тургенев, Некрасов. Наряду с Репиным, Васнецовым, Мясоедовым, он готовит иллюстрации к образовательно-публицистическому сборнику “Нашим детям”. Возможно, именно эта сторона деятельности Зичи стала причиной его опалы. Исполняя иллюстрацию к стихотворению Якова Полонского “Мишенька” (о медведе, освобожденном от цепей, который при попытке вновь лишить его свободы загрыз хозяина), художник включил в композицию верстовой столб с цифрой “19”. Эта вольность не могла пройти незамеченной царской цензурой – слишком явным казался намек на манифест 19 февраля об освобождении крестьян и новую волну реакции.

Видимо, наступило время взаимного охлаждения. Со стороны художника накопилась усталость от придворных обязанностей, со стороны Двора – недовольство стремлением Зичи к иным формам творчества. Во всяком случае только так (или, возможно, какими-то иными обстоятельствами, намек на которые содержится в прощальных статьях друзей художника в связи с его отъездом) можно объяснить кажущееся внезапным прошение Зичи об отставке, на которое последовал незамедлительный приказ: “…причисленного к Эрмитажу живописца Его Величества академика Зичи, согласно его прошению, уволить от означенной должности с Того января 1874 г.”. И художник летом 1874 года, после недолгих сборов, покидает Россию. Как записал он в одной из своих тетрадок: “…уехал в немилости за границу”.

Оставляя вне рассмотрения эстетическую концепцию художника в годы его отсутствия в России – в “заграничном” искусстве, – нельзя обойти вниманием резко обозначившуюся политическую направленность творческих поисков Зичи. К нему вновь возвращается вера в свое высокое призвание живописца насыщенных глубоким смыслом исторических творений. То неприятие мироустройства, которое лишь косвенно проявлялось в России, в Европе – в Будапеште, Вене, Париже – выплеснулось с неожиданной силой. Достаточно упомянуть иллюстрации Зичи к патриотически-бунтарским стихотворениям венгерских поэтов, таким как “Король и палач” (с группой повстанцев под лозунгом “Свобода, равенство и братство”), “Восстало море”, “Национальная песня”; или монументальные полотна “Час призраков”, “Современная Сирена” и особенно “Триумф гения разрушения” (известное и под названием “Орудие дьявола”) со страстным обличением деспотизма европейских монархий и ярко выраженной антиклерикальной позицией. Политический скандал, вызванный картиной, чрезвычайно осложнил положение художника, почти лишив его официальных заказов.

По прошествии нескольких лет, на расстоянии, Россия вновь обретает привлекательность для Зичи. Он никогда не прерывает связей с русскими художниками. Посылает в Петербург свои станковые работы на первую выставку русских акварелистов. В парижской мастерской Зичи под его руководством совершенствует художественное образование ученица Репина, портретистка, живописец и график Мария Этлингер (Эристова). По просьбе Альберта Бенуа он помогает оказавшемуся в Париже в затруднительном положении скульптору Евгению Лансере получить заказ; с готовностью соглашается написать портрет писателя Алексея Константиновича Толстого в ответ на просьбу его жены. В 1879 году с радостью принимает предложение главы русской книгоиздательской фирмы И. Глазунова подготовить серию рисунков к edition-luxe поэмы “Демон” Лермонтова, что явилось поворотным моментом в решении вернуться в Россию.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

М. Зичи. Иллюстрация к книге Шота Руставели “Витязь в тигровой шкуре” (Тифлис, 1888).

Летом 1881 года вместе с Марией Этлингер Зичи отправляется на Кавказ. Впервые за много лет он может распоряжаться своей свободой, посвятить ее творчеству Лермонтова, самого любимого им русского поэта. Художник очарован природой, людьми, их бытом, посещает места, где жил Лермонтов, делает многочисленные зарисовки в окрестностях Пятигорска и Кисловодска, его принимает родственница поэта. Зичи знакомится с местной интеллигенцией и живет яркой творческой жизнью. Артистический талант художника находит претворение в театральной деятельности. В 1882 году он ставит в тифлисском театре (а затем в театре Кутаиси) 10 живых картин на сюжеты, заимствованные из “Витязя в тигровой шкуре” Шота Руставели. Фантастика, страсти, исполненные пафоса воинственные схватки находят отклик в романтическом мироощущении Зичи, воспитанного на национальных традициях венгерского искусства. Он тщательно разрабатывает мизансцены, костюмы персонажей, их цветовое решение, являясь одновременно театральным художником, декоратором и режиссером. Постановка имела успех. Театральные эскизы, составившие целый альбом, послужили дальнейшей работе над иллюстрированием самой поэмы – в 1888 году она была издана на грузинском языке с 26 иллюстрациями, отпечатанными по его рисункам способом цинкографии, и с одной заглавной хромолитографией. Позднее, в 1937 году, оригинальные рисунки художника вошли в юбилейное московское издание поэмы. Зичи интересует все, что происходит на Кавказе, и особенно связанное с именем Лермонтова. Он является членом жюри объявленного в 1883 году конкурса на памятник Лермонтову в Пятигорске.

Собрав необходимый материал для работы над иллюстрациями к “Демону” и другим сочинениям Лермонтова (издатели к этому времени значительно расширили свои планы), Зичи переезжает в Петербург. В 1882 году у него уже готовы большие постраничные и текстовые рисунки для “Демона”, ряд станковых композиций к “Княжне Мери”, но к концу года его ждет горькое разочарование – Глазунов неожиданно расторгает договор с Зичи. Цикл рисунков к “Демону” остался разрозненным, и лишь некоторые листы были изданы в разные годы.

Оказавшись без средств к существованию, художник вынужден принять предложение министра Двора Воронцова-Дашкова (сменившего на этом посту недоброжелателя Зичи Адлерберга) снова занять должность придворного живописца. Он включается в водоворот уже известных ему обязанностей. На первых порах художнику предстоит запечатлеть события, связанные с коронацией Александра III, и составить торжественный коронационный альбом. Работа для Зичи не новая, некогда он исполнял аналогичный заказ для Александра II.

Вместе со свитой императора он едет в Москву, где в соответствии с принятым ритуалом 15 мая 1883 года в Успенском соборе Кремля происходит акт коронации. Зичи зарисовывает с натуры весь цикл торжественных церемоний – от появления герольдов, объявляющих о начале коронования, въезда императора на площадь перед Кремлем, посещения церкви Успения, коронации императора, императрицы, торжественного обеда в Грановитой палате, сцены приветствий разных сословий, духовенства и проч. Художник пользуется случаем и делает ряд зарисовок на улицах Москвы – толпы людей, здания.

По возвращении в Петербург Зичи по натурным эскизам работает акварелью и гуашью. Для коронационного альбома он создает целую галерею портретных зарисовок лиц, приглашает их к себе в мастерскую на сеансы позирования. Трудно переоценить значение этих портретов, среди них – многие лица, игравшие значительную роль в истории России: Юсупов, Голицын, Васильчиков, Воронцов-Дашков, послы, дипломаты, духовные лица.

Но многочисленные обязанности, как и утомление от однообразия работы, отвлекают Зичи от занятий альбомом. Около 1895 года, после смерти Александра III, работа с альбомом почти полностью прекратилась. С этого года и на протяжении долгих лет 32 большие акварели, лишь частично завершенные, хранились в застекленном виде и в рамах в отведенной для них гардеробной комнате на верхнем этаже Зимнего дворца, откуда впоследствии часть акварелей поступила в собрание рисунков Эрмитажа.

Среди прочих заказных работ нельзя обойти вниманием вклад Зичи в декор интерьеров Большого дворца, перестраивавшегося в 1850-1870 годах под руководством А. Штакеншнейдера. На втором этаже, в первом зале (бывшей Парадной приемной), где экспонируются картины итальянских школ, вмонтированы десюдепорты с живописными панно, на которых изображены путти, и десюдепорты со сценами из мифа о Диане и Аполлоне кисти Зичи. Видимо, те и другие были исполнены им еще до 1869 года, так как упомянуты автором очерка о произведениях Зичи на выставке, о которой говорилось ранее.

В число непременных и весьма познавательных для художника обязанностей входило сопровождение царской фамилии в поездках по стране. Западные губернии, Кавказ, центральные города и их окрестности, Финляндия, Крым – все находит отражение в рисунках Зичи. Уличные сценки, виды селений, избы, крестьяне, казаки, музыканты придворного оркестра и уличные с их незатейливыми инструментами – все изображено вперемешку с чисто официальными, предусмотренными царским протоколом сценами. Впервые в альбомах 1890-х годов появляются и яркие пейзажные мотивы с романтичными руинами, лесные чащи, морские виды, исполненные крупными мазками акварели и тронутые белилами, гуашью, мелом. Видимо, на склоне лет пейзаж, ранее не волновавший художника, пробудил в нем новые струны.

Большое место в творчестве Зичи (вне работ при Дворе), особенно в последние десятилетия жизни в Петербурге, занимают иллюстрации и станковые графические листы; одни связаны со своеобразной интерпретацией литературных произведений, другие рождены склонностью художника к историко-аллегорическим концепциям; порою и то и другое объединялось вместе. Например, таков “Гений со сломленными крыльями” – явно биографического характера, с грудой включенных в композицию, ставших ненужными, атрибутов искусства – того большого искусства, о служении которому он не перестает мечтать.

Поэтическая обязанность моего искусства, писал Зичи, сделать популярными наших поэтов и нашу поэзию. Он исполняет иллюстрации к философской “Трагедии человека” И. Мадача, к балладам Я. Араня, которого почитает великим венгерским поэтом, создает цикл рисунков к поэме Ш. Петефи. Акцентируя национальный венгерский колорит, Зичи изобретает оригинальное декоративное оформление книжного листа, объединяя смысловое содержание текста, точнее его графическое начертание, со зрительными образами.

Патриотизм художника, которого не могут не волновать судьбы его родной Венгрии, отнюдь не препятствует и даже упрочивает глубинные связи с русской культурой. Зичи дорого все, что связано с русской литературой, фольклором, поэзией. Он первый из современников создал цельный цикл иллюстраций к поэме Лермонтова “Демон”, к “Герою нашего времени”, в частности к “Княжне Мери”; несколько листов посвятил “Евгению Онегину” Пушкина, произведениям Гоголя, Гончарова.

Из записных книжек Зичи известно, что, приезжая в Москву, он посещает Л. Пастернака, В. Серова, В. Васнецова. Дарит К.Е. Маковскому одну из своих “охотничьих” акварелей. К середине 1890-х годов известность Зичи-рисо- валыцика, акварелиста, иллюстратора получила широкое признание – он считается одним из лучших иллюстраторов в России. Редкий дом петербургской интеллигенции не владел его акварелями, сепиями, литографиями. Александр Бенуа, отнюдь не щедрый на завышенные оценки художественных достоинств современников, писал: “Сказать мимоходом, ои [Бакет] иногда прямо подражал знаменитому в те времена придворному живописцу Михаилу Зичи… но, перефразируя слова Давида про Буше, я скажу: «N’est pas Zichy qui veut» [не каждому дано быть Зичи], и если Теофиль Готье и перехвалил через край в своих восхвалениях блестящего венгерца… то все же Зичи остается, бесспорно, одним из самых удивительных виртуозов середины XIX века. В смысле мастерства как раз Зичи не столь уж уступает ни Буше, ни Фрагонару” 6* . По мнению Бенуа, некоторое влияние Зичи сказалось на раннем творчестве Лансере и Бакста. Через 50 лет после приезда в Петербург он удостаивается и официального признания – 23 февраля 1898 года на общем собрании Академии художеств Зичи избран ее почетным членом.

Неразрывная связь с русской культурой обнаруживается и в интересе Зичи к театру. Он частый посетитель Александрийского театра, знаком со многими из его актеров, в частности с Петром Каратыгиным, портрет которого исполнил еще в 1850-е годы, с Василием Самойловым. Именно Зичи принадлежала инициатива организовать в 1884 году празднование 50-летнего юбилея артистической деятельности Самойлова.

Интерес к театру не ограничивался портретами и дружбой с актерами. Со времени постановки живых картин в тифлисском театре его не оставляет мечта о самостоятельной театральной работе. Возможно, этим желанием объясняется его просьба к дирекции Эрмитажного театра разрешить делать зарисовки ряда спектаклей. Одна из тетрадей с зарисовками почти целиком посвящена спектаклям “Царь Борис”, состоявшимся на сцене Эрмитажного театра 31 января и 2 февраля 1889 года (кат. 87). Здесь настолько полно передана вся драма, начиная от перечня смены актов, описаний места действия, персонажей, их костюмов до развернутых мизансцен и отдельных реплик, сопровождающих наброски, что эти зарисовки могут служить детальным либретто. По рисунками Зичи можно было бы заново восстановить весь спектакль в том виде, как его играли в конце XIX столетия.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Наброски персонажей и Тронного зала в спектакле “Царь Борис”. 1889. Карандаш. Кат. 87.

Не меньший интерес представляют и рисунки, сделанные во время подготовки к спектаклю “Трагедия о Гамлете, принце датском” Шекспира в переводе великого князя Константина Константиновича (кат. 100, 101). Он же исполнял роль Гамлета в спектакле 1901 года на сцене Эрмитажного театра.

Зичи оформляет пригласительные билеты, меню дворцовых приемов. Несмотря на болезнь, сопровождает Николая II в поездке в Москву, где делает ряд набросков для панорамы города, по возвращении в Петербург переносит их на большой лист, но так и оставляет незаконченной. Многочисленные страницы в тетрадях 1903 года заполнены беглыми зарисовками исторических событий – приемов эмира, итальянского короля, устроенных в их честь спектаклей, банкетов, балов; несколько страниц отведены наброскам заседаний Государственного совета.

Еще с конца 1890-х годов Зичи начинает составлять списки работ, исполненных во время придворной службы. 13 писем заведующему библиотекой Р.А. Гримму, хранящиеся в Эрмитажном архиве 7* , – свидетельство беспокойства художника за судьбу своих произведений. С согласия Николая II все его законченные и незаконченные работы, тетради, описи хранились в отведенном для них помещении в Зимнем дворце и после его смерти составили ту коллекцию, которую мы имеем в настоящее время.

Зичи умер 15 февраля 1906 года. Гроб с его телом был перевезен в Венгрию; похоронили художника на будапештском кладбище. Смерть Зичи не осталась незамеченной. В журналах и газетах появились многочисленные некрологи и статьи, проникнутые искренним чувством. “15 февраля скончался художник Михаил Александрович Зичи, – писали в одном из некрологов, – художник редкий, прекрасный, обладавший оригинальным и ярким дарованием, полный особой мягкости, грации и чистоты. Скончался редкой души человек, обаятельный в общении, добрый и отзывчивый” 8* .

Любопытны оценки творчества Зичи такого подлинного знатока искусства, как Николай Врангель: “Портреты Зичи свободные, непринужденные, размашистые. Этот капризный и разнузданный мастер был все же удивительным виртуозом. Он, последний миниатюрист в России, сказал красивое и живое слово о людях своего времени. Он, как яркий фейерверк, вспыхнул и озарил умирающее искусство” 9* .

Но если в России Зичи давно причислили к русским художникам, то в Венгрии его воспринимали как представителя своего национального искусства. Внучка и наследница работ Зичи Мария-Александра Зичи (ум. в 1986 году) и ее муж Иштван Чичери-Ронаи основали в 1927 году мемориальный музей художника, приурочив открытие к столетию со дня его рождения. Их сын, правнук Зичи, Иштван Чичери-Ронаи-младший возглавил в 1990 году работы по воссозданию в Зале, родном поместье Зичи, дома-музея художника.

Память о Зичи не была предана забвению и в России. В 1907 году Петербургское общество художников организовало посмертную выставку его произведений из частных собраний. Станковые листы, отражающие быт Императорского двора, юмористические и жанровые наброски, рисунки по мотивам русской литературы нередко присутствуют в составе различных графических выставок. Большое художественное наследие, оставшееся после смерти Зичи, хранится не только в Эрмитаже, куда его рисунки, акварели, миниатюры поступили из Зимнего дворца, но и в других прежних императорских владениях – в Русском музее, во дворцах-музеях Царского Села (г. Пушкин), Павловска, Гатчины; в музеях Москвы и провинциальных городов. Нельзя не упомянуть и о Грузии, где художник провел несколько счастливых лет, свободных от официальной службы.

На русском языке творчеству Зичи помимо отдельных небольших статей посвящена монография Л.С. Алешиной, основанная на привлечении русских и венгерских материалов 10* .

Эрмитажная выставка впервые в столь значительном составе и по количеству, и по разнообразию материала дает возможность представить творчество Зичи и как искусного графика, и прежде всего как придворного художника-хроникера.

1* Несколько слов о художнике М.А. Зичи. СПб., 1869. С. 16, 17.

2* Тютчева А.Ф. Воспоминания. М., 2000. С. 114.

3* Архив ГЭ, ф. II, оп. 8, л. 16, 1854; внесен под № 11700 в опись Кабинета рисунков, портфель 226 дек. 16, 1854 – ныне утрачен.

4* Архив ГЭ, ф. II, оп. 4, л. 36, 1859.

5* Архив ГЭ, ф. II, on. 1, л. 28, 1863.

6* Бенуа А. Мои воспоминания. М., 1980. Т. I. С. 626.

7* Архив ГЭ, ф. II, on. V, д. 34, л. 76, 1898-1899.

8* Нива. 1906, № 9. С. 144.

9* Врангель Н. Очерки по истории миниатюры в России // Старые годы. 1909. Октябрь. С. 549.

10* Особенно ценной частью книги Л.С. Алешиной является составленный ею список основных произведений М.А. Зичи, хранящихся в музеях нашей страны. Он состоит из данных о времени создания, техники, размерах, инвентарных номерах и местонахождении произведений. В каталоге настоящей выставки в графе “Литература” даны ссылки на этот список (с. 188-237). В тех случаях, когда в книге имеется материал, связанный с экспонируемыми рисунками, даются ссылки на предыдущие страницы книги.

Г.А. Принцева.

Игральные карты со сценами охоты Александра II.

Тема придворной охоты Александра II в творчестве Зичи занимает значительное место. Император был страстным охотником, и художник должен был сопровождать его во всех поездках, как правило еженедельных, создавать зарисовки на месте, претворять их потом в изящные и нарядные акварели, объединяя в большие серии или альбомы. По существу, уже с 1858 года тема охоты – одна из основных в творчестве Зичи, являвшегося придворным живописцем. Здесь и портреты постоянных участников императорских охот в охотничьих костюмах и с охотничьими трофеями, сцены охоты в различных угодьях и в разные времена года. Многие из этих акварелей художник повторял впоследствии по желанию своих высокородных заказчиков.

В изображение сцен придворной охоты, как и официальных торжеств, Зичи стремился внести как можно больше жизни, простоты и юмора. В его зарисовках много забавных ситуаций, метко замеченных нелепостей и условностей придворного быта. Характеристики многочисленных персонажей поразительно точны. В крошечных портретах и сценках Зичи проявляет неистощимую изобретательность и наблюдательность. Многие подобные серии из придворной жизни сам художник именует юморесками. Среди его охотничьих юморесок особенно выделяется серия, содержащая 52 акварели, которые составляют комплект игральных карт. Она входит в настоящее время в состав “Охотничьего альбома” Александра II, который хранится в Отделе истории русской культуры Государственного Эрмитажа (кат. 37) 1* .

Акварели исполнены на тонком картоне с одинаковыми цветными клетчатыми “рубашками”; формат каждой акварели – 90 х 55 мм – соответствует размеру игральной карты. В верхней части каждой акварели изображена миниатюрная карта определенной масти и достоинства, а все поле карты занимают сценки зимней императорской охоты. Живые и разнообразные по сюжетам, они выстраиваются в ряд, по которому можно последовательно и подробно проследить ход охоты, роль в ней главных участников, их охотничий азарт, взаимоотношения, времяпрепровождение.

Известно, что “Александр II был прирожденным страстным охотником; особенно любил он далекие охотничьи поездки на медведей в снежных сугробах глухого леса, он любил и поэтическую тягу вальдшнепов в весенние светлые ночи нашего севера, любил он и ружейную охоту в зверинцах на оленей, лисиц, зайцев и других зверей” 2* .

Высочайшие охоты на медведей часто проводились в Большом Лисине – в 30 верстах от Павловска. До 1888 года здесь существовало Лисинское учебное лесничество. Оно должно было служить не только учебно-практической школой, но и образцом рационального лесного хозяйства для всей страны. В этом маленьком городке, рядом с большим зверинцем, был устроен и Императорский охотничий павильон, или дворец.

Обычно император выезжал из Петербурга во вторник вечером специальным поездом с группой приглашенных – 15-19 человек. Чаще всего это были одни и те же лица – “охотничья компания” государя, его личные друзья, такие же любители охоты. Иногда приглашались дипломаты и иностранные принцы. От станции Тосно император ехал к лесничеству в открытых санях, впереди которых скакал фельдъегерь с зажженным факелом в руках, освещая путь. Нередко крестьяне окрестных деревень зажигали костры и смоляные бочки по сторонам заснеженной дороги.

На следующий день утром император отправлялся со свитой в лес к месту охоты. Там подавали легкий завтрак, после чего все расходились по штан- дам – определенным для каждого охотника местам, предназначенным для стрельбы по бегущим мимо зверям. Государь всегда занимал крайнее место, которое считалось номером первым, остальные номера разыгрывались по жребию. Заняв место, государь подавал знак, загонщики с собаками поднимали обложенного медведя и гнали его на линию стрелков. Если охота была удачная, то император убивал в день двух-трех медведей.

По окончании охоты во дворце подавался обед, во время которого играл оркестр придворной охоты, часто сопровождавший подобные поездки. Вечером, в десятом или одиннадцатом часу, Александр II возвращался в Петербург, снова при свете факелов. Таким был порядок зимней охоты. Такой она и изображена на юморесках Зичи.

Когда рассматриваешь сюжеты карт, становится очевидно, что на них изображена охота именно в Лисино: на первой карте (двойка бубен) великие князья Михаил и Николай Николаевичи – братья императора и постоянные спутники его охотничьих поездок – рассматривают карту Лисинского угодья (четко видна надпись) и размечают места охоты. Скорее всего, Зичи изобразил одну из январских охот 1860 года, так как в описи рисунков охоты 1860 года после “Les 52 carts avec sujets de chasse” написано: “Chasse a Lisin le 2 Mars” 3* . Значит, в картах использовались сюжеты лисинских охот до 2 марта.

Несмотря на то что сюжеты колоды карт – это императорская охота, изображения Александра II на них нет, но фигуры великих князей встречаются неоднократно. Так, великий князь Михаил Николаевич по дороге на охоту пугает встречную крестьянку лисьей мордой, украшающей его муфту (король бубен); перед началом охоты он завтракает, стоя у стола в зимнем лесу, обжигаясь горячим пирогом (король пик); вечером после охоты играет в бильярд с графом И.М. Толстым (десятка пик) и, наконец, в сцене возвращения с охоты правит лошадью, сидя в санях рядом с кучером (тройка червей).

Помимо молодого великого князя наиболее часто встречающийся персонаж здесь, как и во всех охотничьих сюжетах Зичи, – это граф Павел Карлович Ферзен, обер-егермейстер Двора Е.И.В., в течение 18 лет (1852-1870) занимавший должность начальника императорской охоты.

Видимо, с Ферзеном Зичи связывали приятельские отношения, во всяком случае эпизоды жизни и карьеры Ферзена, поданные с юмористическим оттенком, часто служили сюжетами зарисовок художника. С мягким юмором начальник охоты неоднократно изображен и в игральной колоде. На его долю выпадала вся ответственность за удачу или неуспех охоты: он приезжал раньше всех, распекал крестьян, что-то не предусмотревших для встречи охотничьего поезда (двойка пик), затем возмущенно отчитывал, сидя за завтраком у неубранной постели, унтер-егермейстера И.В. Иванова и управляющего охотой А.Н. Ратаева (девятка пик). После этого Ферзен готовил места для штан- дов, обрубая густой кустарник вместе с другими охотниками (двойка треф).

Сам Зичи охарактеризовал свои отношения с Ферзеном в сценке “Ферзен и его тень” (“Le comte Fersen et son ombre”), где изобразил действительно тень рисующего художника возле фигуры егермейстера (шестерка бубен). Ферзен был и главным заказчиком, скорее всего определявшим сюжеты акварелей, и главным их судьей, что видно из юмористической сценки “Ферзен и мой рисунок” (“Fersen et mon dessin”, двойка червей).

Кроме членов императорской семьи, сопровождавшие Александра II генералы и гости, которые именовались в отчетах “лицами, имеющими счастье быть приглашаемыми на производимые в Высочайшем присутствии охоты , были почти всегда одни и те же. Каждый раз сопровождал императора генерал-адъютант Николай Александрович Огарев, судя по зарисовкам Зичи, добродушный толстяк, не раз попадавший в смешные ситуации, которые составляют сюжеты наибольшего числа карточных юморесок.

Например, в зарисовках, отражающих проезд охотников от станции к месту привала, мы видим тучного Огарева, вывалившегося в снег из саней, и кучера, виновато приподнявшего картуз (четверка пик). Н.А. Огарев служил предметом насмешек и на охоте, и в повседневном быту. На одной из юморесок он изображен вместе с генералом графом И.К. Ламбертом, который жарит макароны на кухне, видимо решив перекусить, не дожидаясь обеда. Макароны они, естественно, сожгли, повергнув в ужас появившегося в дверях метрдотеля (тройка треф).

Походный быт охотников Зичи отразил и в сцене сна на складных кроватях, которые, как и продукты, доставлялись заранее из Петербурга. Здесь.

Огарев так храпит, что его сосед Петр Карлович Мердер, старый друг государя и сын его воспитателя, в отчаянии сел на кровать, зажав уши (валет пик). Подобные неудобства охотничьего быта приводили к тому, что не выспавшиеся генералы засыпали у штандов, сидя на снегу в ожидании зверя. Так изображен спящим генерал-адъютант, светлейший князь Семен Михайлович Воронцов, сын знаменитого наместника Кавказа – боевой генерал не вынес тягот охотничьего быта.

Увлекающимся охотником был Александр Аркадьевич Суворов, светлейший князь Италийский и граф Рымникский, внук великого полководца. Суворов являлся не только участником всех войн, которые вела Россия во второй четверти XIX века, но и активным сторонником Александра II по проведению всех его реформ. Один из виднейших деятелей александровского царствования, он всего лишь однажды зарисован Зичи для колоды. С криком “Куда!” Суворов замахивается фуражкой на пробирающегося среди деревьев медведя (шестерка треф). Здесь своеобразие ситуации заключается в невозмутимости охотника, не растерявшегося перед идущим на него зверем.

Зато второй светлейший князь Варшавский, граф Эриванский Федор Иванович Паскевич, тоже сын известного полководца, стал предметом нескольких забавных сценок. В одной из них непомерно тучный генерал, проезжая в санях мимо группы крестьян, вызвал удивление деревенского мальчика: “Вишь какой толстый барин” (тройка бубен). Среди персонажей, всегда узнаваемых (участников охоты или приглашенных), Зичи зарисовал А.Ф. фон Герздорфа, генерал-майора свиты, а впоследствии егермейстера, графа К.К. Ламберта, генерал-адъютантов И.В. Зиновьева и А.А. Зеленого, адъютанта великого князя Михаила Николаевича П.Н. Слепцова и других. Все они – участники обычных охотничьих сцен – стоят, прицеливаясь, у штандов, шагают по лесу, увязая в снегу, вырубают кустарник для удобства стрельбы, любуются охотничьими трофеями.

Есть в колоде и юморески, отражающие забавные ситуации охоты, но не акцентирующие внимания на каких-либо персонажах. К ним относится, например, изображение длинной вереницы охотников, уходящих в лес к штан- дам. Акварель сопровождает выразительная сочувственная надпись художника: “Бедные медведи” (Pauvre ours; десятка бубен). Забавна и сценка "Незваные гости”: накрытый в заснеженном лесу стол для завтрака и трех егерей, отбивающихся сковородками от огромных лосей, привлеченных запахом съестного (пятерка бубен). По воспоминаниям одного из егерей А.И. Михайлова, эти охотничьи завтраки в лесу были очень живописны: “Государь выезжал всегда вечером по вторникам, ночлег имел где-нибудь по соседству охоты и в среду утром, после чая, отправлялся на охоту; завтракал большею частию в лесу. Это была прекрасная картина, достойная кисти художника, да, вероятно, известный художник Зичи и не пропускал этой возможности. Государь его любил и брал с собой на охоту” 4* .

После окончания охоты егеря чистили шкуры убитых медведей и грузили их в вагон (девятка бубен; дама червей).

Главного участника охоты – императора – Зичи не поместил в колоду, предметом изображения стали сани Александра II с кучером, сидящим спиной к зрителю, сопровождаемые многочисленной детворой и крестьянами, бегущими вслед (семерка червей). Для крестьян окрестных деревень приезд императора на охоту был огромным событием. По свидетельству современников, он беседовал с ними, иногда дарил деньги георгиевским кавалерам, принимал подарки или прошения. Для крестьян, которые участвовали в подготовке охоты, устраивали специальное угощение, им доставались и остатки царственного пиршества.

Завершает колоду охотничьих карт одна из самых выразительных миниатюр: сам Зичи, галантно наклонясь, держит в одной руке фуражку, а другой рассыпает колоду, падающую на “Album de Chasse” (король червей). Название альбома как бы предопределило судьбу всех карточных миниатюр: они действительно были помещены в “Охотничий альбом” Александра II и никогда не публиковались. Сам художник, видимо, ожидал для зарисовок иной судьбы – он хотел увидеть их изданными. В его списке придворных заказов после перечисления сюжетов 52 карточных миниатюр мы читаем: “Tous ces dessins on ete presentes a l’Empereur… Apres ils ont ete places dans un Album a photographies – depuis ils paraissent etre egares” (Все эти рисунки были подарены императору… Затем они были помещены в альбом фотографий, вскоре их след затерялся) 5* .

Художник, преподнесший акварели Александру II, так ничего и не узнал об их судьбе. Акварели же остались в “Охотничьем альбоме”, который хранился в Кабинете Александра II в “Тумбе под касками, полка 1”, как значится на его переплете. В 1927 году при разборе материалов Библиотеки, альбом был передан в собрание рисунков Эрмитажа.

Хотя издание акварелей в виде колоды карт так и не состоялось, надеяться на их публикацию Зичи мог, так как карточная игра при Дворе, и особенно во время охотничьих выездов, была очень популярна. Вот один из эпизодов, увиденный и записанный егерем А.И. Михайловым: “Была назначена охота на медведя, довольно далеко от Петербурга, по Николаевской железной дороге. На станции, где должен был выйти Государь, я дожидался прибытия его. Поезд плавно подъехал; обер-кондуктор подбежал к двери вагона, ухватился за ручку, по дверь не отворяется. Проходят две-три минуты ожидания. Оказалось, что Его Величество играл в карты, и делали расчет. Дверь открылась, и я вижу стол с зеленым сукном и около стола обер-егермейстера барона Ливена с мелком в руках, проверяющего счет. Государь, проходя мимо стола к выходной двери, обернулся к барону и сказал: – «Что же ты еще считаешь?» – Да что, государь, кажется, меня обсчитали. Государь улыбнулся и, сказав, «Не может быть», вышел на платформу” 6* .

Почему именно сюжеты охоты 1860 года привлекли внимание Зичи? История придворной охоты отмечает этот зимний сезон как особенно удачный. Он был знаменит не только числом убитых медведей, лосей и оленей, но и впервые со времени Екатерины II возобновившейся охотой в Беловежской пуще. За хорошую организацию охоты в пуще в этот сезон многие члены императорской охоты получили награды. “Денежной награды” удостоился и художник-академик Зичи; по распоряжению егермейстерской конторы ему было выдано 600 рублей “за представленные Его Величеству три рисунка с изображением некоторых эпизодов охот, произведенных в Высочайшем присутствии” 7* .

За миниатюрные юморески-карты Зичи, видимо, денег не получил, во всяком случае сам он пишет, что преподнес их как подарок. И они действительно остались замечательным подарком, с которым мы с удовольствием знакомимся через 145 лет. Прежде всего потому, что в них воплотилось блестящее мастерство Зичи рисовальщика-акварелиста. Сценки исполнены легким акварельным штрихом без карандашного контура. Тончайшим пером нарисованы лица, в которых художник уловил не только замечательное портретное сходство, но и удивительно тонкую мимику. На них читаются раздумье, сосредоточенность, испуг, уныние, самодовольство, добродушие, гнев, осуждение, возмущение.

Хорошо построена и композиция каждой миниатюры – будь то интерьер, сани, окруженные людьми, или фигуры в лесу. В сценках много разнообразия и живого наблюдения. В интерьерах мастерски передается перспектива, освещение, детали убранства. В пейзажных рисунках запечатлен зимний лес; скромность его колорита компенсируется нюансами светотени и многообразием задних планов – это полянка или куща, лес за забором или редкий кустарник, или сплошные стволы. Зичи – удивительный виртуоз и в изображении жанровых сценок: все они непосредственны, но художественно совершенны.

Каждая карта имеет свой сюжет, продуманный и выбранный из множества зарисовок. Чередование сюжетов, их тематика, расположение в них групп делают всю колоду единым уникальным художественным комплексом.

Серия имеет также интересный историко-культурный аспект: она раскрывает страницу придворной охоты, занимающей определенное место в истории России.

1* ГЭ, Отдел истории русской культуры, инв. № РР-1738-1789.

2* Императорская охота на Руси. Конец XVIII-XIX вв. Исторический очерк Николая Кутепова. СПб., 1911. Т. IV. С. 95.

3* Список работ М.А. Зичи, исполненных им по заказу Двора. Рукопись хранится в ОИРК ГЭ. Б.г. С. 8.

4* Императорская охота на Руси. С. 81, примеч.

5* Список работ М.А. Зичи. ОИРК ГЭ. С. 8.

6* Императорская охота на Руси. С. 196, примеч.

7* Там же. С. 131.

Листы в тетради с набросками театральных костюмов для придворных спектаклей в Эрмитажном театре. 1900 (Кат. 100, 101).

Тетрадь содержит 42 листа.

На обложке тетради наклейка с типографским текстом: Зичи. Художник Его Императорского Величества. Симеоновск. пер. № 1/32. Вверху слева на наклейке надпись автора чернилами: Bals 1900 (Балы).

Происхождение: основное собрание Эрмитажа; пост, в 1928 из Зимнего дворца Литература: Алешина 1975, с. 233.

100. Пять персонажей в театральных костюмах.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Внизу надпись рукою художника: Les acteurs и его же пометки о цвете костюмов Карандаш, акварель. 167 х 105 Инв. № ОР-35634.

Возможно, второй персонаж слева – Гамлет, объясняющий актерам характер декламации текста. Наброски сделаны во время подготовки к спектаклю “Трагедия о Гамлете, Принце Датском” У. Шекспира. Перевод К.Р. (Великого князя Константина Константиновича). Спектакль состоялся 17 февраля 1900 г. в Императорском Эрмитажном театре (подробнее см. кат. 101).

101. “Убийство Гонзаго”.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

“Убийство Гонзаго ”. Карандаш, акварель. 1900. Кат. 100.

В левой части листа: щит со словами Убийство Гонзаго, фигура актера и над ним надпись в виньетке Сад.

В правой части листа – три актера, над ними надпись: Personnages de la Cour (Придворные). Многочисленные.

Пометки о цвете.

Карандаш, акварель. 167 х 105.

Инв. № ОР-35635.

Наброски относятся к сцене “Мышеловка” (The Mousetrap, act III, scene II), где идет речь об убийстве герцога Гонзаго, – в спектакле “Трагедия о Гамлете, Принце Датском” У. Шекспира в переводе К.Р (см. кат. 100). В роли Гамлета выступал великий князь Константин Константинович (1858-1915), член Государственного совета, автор сборника стихов и нескольких пьес.

Впервые пьеса “Гамлет’ в переводе К.Р (литературный псевдоним Константина Константиновича Романова) была исполнена в организованных им “Измайловских досугах" – своеобразном литературнотеатральном объединении офицеров Измайловского полка. Роль Гамлета в этом спектакле также исполнил К.Р.

А. К.-Г.

Листы в тетради с разными набросками. 1900 (Кат. 102, 103).

Тетрадь содержит 35 листов.

На обложке тетради наклейка с типографским текстом: Зичи. Художник Его Императорского Величества. Симеоновск. пер. № 1/32. Вверху слева на наклейке надпись автора чернилами: Spala, Livadia 1900.

Происхождение: основное собрание Эрмитажа; пост, в 1928 из Зимнего дворца Литература: Алешина 1975, с. 233.

102. Четверо мастеровых за работой, сидящих на скамье у стены дома.

Внизу справа дата: 9 Sept.

Карандаш. 205 х 170 Инв. № ОР-35851.

Набросок сделан с натуры и, судя по дате, исполнен в Ливадии.

103. Выступление полкового оркестра на улице перед офицерами и придворными дамами.

Вверху слева дата: 10 Sept.

Карандаш. 205 х 170 Инв. № ОР-35852.

Ливадия – имение императора на южном берегу Крыма, где члены императорской семьи проводили летние месяцы.

А. К-Г.

Пояснения к каталогу.

Из колоссального количества рисунков М. Зичи, хранящихся в Эрмитаже, для выставки отобраны 105 произведений. Большая часть их носит официальный характер, отражая деятельность Зичи как придворного художника, выполнявшего заказы Двора на протяжении многих лет. Поскольку интерес к театру при Дворе был велик, в каталоге приводится серия рисунков, посвященных театральным постановкам и шарадам.

В состав выставки вошли также некоторые жанровые зарисовки, сделанные на досуге для себя или частных лиц. Авторы каталога приносят глубокую благодарность научному сотруднику Эрмитажа Сергею Альбертовичу Летину, оказавшему помощь в идентификации ряда персонажей.

Материал каталога расположен в хронологическом порядке. Размеры приведены в миллиметрах. Если рисунок выполнен на обычной белой бумаге, материал не указывается. Автор каталожной карточки указан в конце каждого описания: А.С. Кантор-Гуковская (А.К-Г.), Г.А. Принцева (Г.П.).

Листы из альбома “Офицеры лейб-гвардии Конно-пионерного дивизиона”. 1852 (Кат. 1-3).

Альбом включает 14 листов, вложенных в черную кожаную папку.

Исполнен по заказу императрицы Александры Федоровны (1798-1860); с 1817 г. великая княгиня, жена великого князя Николая Павловича, с 1825 г. императрица. Происхождение: пост, в Эрмитаж в 1929 через ГМФ; ранее собрание Зимнего дворца Литература: Алешина 1975, с. 189.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 1.

1. Великий князь Николай Николаевич-старший.

Внизу справа авторская надпись и подпись: peint dapres nature par Zichy.

Желтоватая плотная бумага; гуашь, акварель, белила; наклеена на монтировочный лист с княжеской короной золотом вверху, над рисунком. 270 х 188 Инв. № ОР-39895.

Великий князь Николай Николаевич-старший (1839-1891), третий сын императора Николая I. С 1852 г. генерал-инспектор по инженерной части, с 1859 г. командир Отдельного гвардейского корпуса; в 1864- 1880 гг. командующий войсками гвардии и Петербургского военного округа. Генерал-фельдмаршал, во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. главнокомандующий Дунайской армией. С 1855 г. член Государственного совета.

Конно-пионерные инженерные кавалерийские войска предназначались для устройства переправ через реки и снабжались для этой цели понтонными парками. Были учреждены в 1819 г. и состояли из одного гвардейского и одного армейского дивизиона, в 1862 г. упразднены.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 2.

2. Князь Петр Романович Багратион.

Внизу слева, на тумбе, подпись: Zichy.

Желтоватая бумага; гуашь, акварель, белила; наклеен на монтировочный лист. 290 х 200 Инв. № ОР-39897.

Князь П.Р. Багратион (1818-1876), племянник Петра Ивановича Багратиона, героя Отечественной войны 1812 года. В 1835 г. юнкер лейб-гвардии Конно-пионерного эскадрона; в 1840 г. назначен адъютантом к исправляющему должность начальника инженеров гвардейского корпуса. В 1845 г. адъютант герцога Максимилиана Лейхтенбергского, сопровождал его в заграничных поездках и имел ряд иностранных орденов. В 1852 г. получил звание флигель-адъютанта и прикомандирован к лейб-гвардии Конно-гренадерского полка. В 1856 г. командир Собственного Е.И.В. Конвоя. В 1865 г. получил чин генерал-лейте- нанта. За свои труды по инженерным и артиллерийским наукам о применении гальванизма к инженерному делу награжден орденом Св. Станислава III степени.

3. Ричард Иванович Трувеллер.

Внизу справа подпись: Zichy.

Плотная бумага желтоватого цвета; гуашь, акварель; наклеен на монтировочный лист. 268 х 188 Инв. № ОР-39896.

Сведения о Р.И. Трувеллере очень малочисленны: в 1852 г. он штабс-офицер лейб-гвардии Конно-инженерного дивизиона; ордена Св. Анны и Св. Станислава на его мундире свидетельствуют о его достаточно высоком положении; в 1861 г. отставной инженер-майор, занимавшийся поставками сверхмерного кирпича для постройки трех мостов на линии Николаевской железной дороги. В Русском провинциальном некрополе зафиксировано захоронение вдовы генерал-майора Екатерины Карловны Трувеллер (1824- 1900). Судя по изданию “Весь Петербург” за 1900 г., на 2-й линии Васильевского острова проживал сын Ричарда Ивановича – Николай Ричардович Трувеллер, полковник по адмиралтейской части 18-го Флотского экипажа, а его внук – Владимир Николаевич Трувеллер в 1905 г. был мичманом 10-го Флотского экипажа в Кронштадте.

А. К.-Г.

Листы из альбома “Офицеры лейб-гвардии Конной артиллерии 2-й легкой батареи”. 1852 (Кат. 4, 5).

Альбом включает 13 листов, вложенных в черную кожаную папку.

Исполнен по заказу императрицы Александры Федоровны.

Происхождение: пост, в Эрмитаж в 1929 через ГМФ; ранее собрание Зимнего дворца Литература: Алешина 1975, с. 189.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 4.

4. Великий князь Михаил Николаевич.

Внизу справа авторская надпись и подпись: print d’apres nature par Zichy.

Плотная бумага желтоватого цвета; гуашь, акварель, белила; наклеен на монтировочный лист с княжеской короной золотом вверху, над рисунком. 300 х 210 Инв. № ОР-39905.

Великий князь Михаил Николаевич (1832-1909), младший сын императора Николая I. С 1852 г. и до конца жизни начальник артиллерийского технического снабжения; генерал-фельдцейхмейстер; шеф 2-й бригады Конной артиллерии; в 1863-1881 гг. генерал-фельдмаршал; наместник Кавказа и командующий 2-й Кавказской армией; в 1881-1905 гг. председатель Государственного совета.

5. Штабс-капитан Эйлер.

Внизу справа подпись: Zichy Гуашь, акварель. 268 х 188 Инв. № ОР-39908.

Вписан в инвентарь как изображение штабс-капитана Эйлера. Возможно, Яков Леонтьевич Эйлер, штабс- капитан лейб-гвардии Конной артиллерии 2-й легкой батареи. В 1860-х гг. служил в Артиллерийском департаменте Генерального штаба.

А.К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 15.

15 . Николай I на строительных работах. 1853.

Внизу справа подпись и дата: ZICHY 1853.

Бумага желтая; черная акварель, белила. 303 х 408 (в свету).

Происхождение: пост, в 1979; ранее в составе бывшего Исторического отдела ГМЭ Инв. № ЭРР-8031.

Литература: Публикуется впервые.

Николай I изображен в центре группы инженеров и чиновников на строительстве пригородного дома в окрестностях Петербурга (вероятно, в Петергофе). Второй справа от императора архитектор А.И. Штакеншнейдер.

Г. П.

16 . Неловкая встреча в день дежурства (офицер в пролетке). Начало 1850-х.

Внизу справа подпись: Zichy.

Картон; графитный карандаш, акварель, белила. 302 х 242.

Происхождение: пост, в 1941 из бывшего Исторического отдела ГМЭ; до 1928 в ГМФ Инв. № ЭРР-902.

Литература: Алешина 1975, с. 194.

Лист из жанровой серии “Медовый месяц выпущенного офицера”, состоящей из пяти юмористических сюжетов: молодой офицер, любующийся на новый мундир, праздник обновления мундира с друзьями, вид передней после праздника, прогулка офицера с девицей в служебное время и неудачная встреча с генералом, узнавшем молодого человека. Как следствие всех этих вольных развлечений сюжет последней акварели – офицер на гауптвахте.

Серия датируется началом 1850-х гг., когда Зичи не получал придворных заказов и писал жанровые сцены и другие рисунки для продажи.

Г. П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 22.

22. Портрет императрицы Марии Александровны, вдовствующей императрицы Александры Федоровны и великой княгини Александры Иосифовны. 1857.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1857.

Мягкий черный и графитный карандаши, местами тронут белилами; круг, бумага наклеена на паспарту 390 х 400.

Происхождение: пост, в 1928 через ГМФ Инв. № ОР-38954.

Литература: Публикуется впервые.

Рисунок поступил в Эрмитаж как портрет трех великих княгинь. Тем не менее сходство двух персонажей с обеими императрицами не вызывает сомнений. Ряд обстоятельств позволяет связать рисунок с торжествами, сопутствовавшими коронации императора Александра II, и назвать имя третьего персонажа. Как записала в своем дневнике А.Ф. Тютчева, фрейлина императрицы Марии Александровны, на протяжении нескольких дней (2, 3, 9 сентября 1856 г.) в Кремлевском дворце в Москве устраивались придворные маскарады и балы, на которых присутствовали и высочайшие особы. 3 сентября 1856 г. состоялся народный бал, куда допускались все классы общества и который почтили своим присутствием императрица, великие князья и княжны. Там же была и великая княгиня Александра Иосифовна “в костюме наполовину польском, отороченном мехом, оттенявшем поразительно ее красоту” (Тютчева 2000, с. 262). Таким образом, решается имя третьего персонажа портрета – это великая княгиня Александра Иосифовна, жена великого князя Константина Николаевича.

Возможно, Зичи, по долгу службы зарисовывавший придворные события, сделал ряд предварительных набросков, по которым в 1857 г. сочинил и эту композицию.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 23.

23. Сцена коронации Александра II в Успенском соборе 26 августа 1856. 1857.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1857 Картон; акварель, гуашь, белила. 527 х 700 Происхождение: пост, в 1954 из ГМР Инв. № ЭРР-5431.

Литература: Алешина 1975, с. 193; Описание 1856, л. 33-35.

Изображен один из эпизодов коронационного чина – коронование “императором государыни императрицы”.

Церемония коронации в России – большой государственный праздник, означающий освящение церковью власти монарха над страной. Со времени Ивана IV Грозного она происходила в Успенском соборе Московского Кремля. Торжественный чин венчания на царство, установленный при Иване Грозном, не менялся в последующие столетия.

В центре собора сооружали специальное возвышение с парадным балдахином, к возвышению вели покрытые бархатом ступени. На помосте стояли троны. При коронации Александра II их было три. В центре трон Московского великого князя Ивана III – для императора, справа трон царя Михаила Федоровича – для молодой императрицы и слева трон царя Алексея Михайловича – для вдовствующей императрицы Александры Федоровны, матери Александра II.

Коронация проходила по определенному ритуалу: после чтения молитв митрополит подносил императору порфиру и корону, которую император надевал сам, а затем принимал от митрополита скипетр. В ритуал входило также коронование императрицы, опускавшейся перед императором на колени, который возлагал ей на голову малую корону. Этот момент и запечатлел на акварели М. Зичи.

Позади императорской четы стоят их ассистенты – великие князья и генерал-адъютанты. На площадке ниже члены царской семьи, представители европейских дворов, справа внизу иерархи православной церкви.

Датировка акварели 1857 г. означает, что Зичи повторял ее по желанию кого-либо из высокопоставленных заказчиков.

Г. П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 23.

23. Сцена коронации Александра II в Успенском соборе 26 августа 1856. 1857.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1857 Картон; акварель, гуашь, белила. 527 х 700 Происхождение: пост, в 1954 из ГМР Инв. № ЭРР-5431.

Литература: Алешина 1975, с. 193; Описание 1856, л. 33-35.

Изображен один из эпизодов коронационного чина – коронование “императором государыни императрицы”.

Церемония коронации в России – большой государственный праздник, означающий освящение церковью власти монарха над страной. Со времени Ивана IV Грозного она происходила в Успенском соборе Московского Кремля. Торжественный чин венчания на царство, установленный при Иване Грозном, не менялся в последующие столетия.

В центре собора сооружали специальное возвышение с парадным балдахином, к возвышению вели покрытые бархатом ступени. На помосте стояли троны. При коронации Александра II их было три. В центре трон Московского великого князя Ивана III – для императора, справа трон царя Михаила Федоровича – для молодой императрицы и слева трон царя Алексея Михайловича – для вдовствующей императрицы Александры Федоровны, матери Александра II.

Коронация проходила по определенному ритуалу: после чтения молитв митрополит подносил императору порфиру и корону, которую император надевал сам, а затем принимал от митрополита скипетр. В ритуал входило также коронование императрицы, опускавшейся перед императором на колени, который возлагал ей на голову малую корону. Этот момент и запечатлел на акварели М. Зичи.

Позади императорской четы стоят их ассистенты – великие князья и генерал-адъютанты. На площадке ниже члены царской семьи, представители европейских дворов, справа внизу иерархи православной церкви.

Датировка акварели 1857 г. означает, что Зичи повторял ее по желанию кого-либо из высокопоставленных заказчиков.

Г.П.

Серия рисунков “Придворная жизнь в Гатчине в 1859 году” (Кат. 24-36).

Серия включает 13 листов. Происхождение: основное собрание Эрмитажа; пост, в 1927 из Библиотеки Зимнего дворца (Кабинет Александра II) Выставки: 2004 Гатчина.

24. Прием у императрицы Марии Александровны. 1859.

Внизу справа подпись и дата: Zichy a Gatchina 1859.

Светло-серая бумага с закругленными углами; акварель, следы карандаша. 247 х 350.

Инв. № ОР-40885.

Литература: Алешина 1975, с. 199.

На паспарту, под рисунком, перечислены (рукою автора?) имена придворных, присутствовавших на приеме.

Слева направо: фрейлина М.Т. Пашкова; великая княгиня Ольга Федоровна (в желтом платье); императрица Мария Александровна (в белом); великая княжна Елена Павловна (в зеленом); за ней герцог Мекленбургский беседует с Н.О. Сухозанетом; сидит барон П.К. Мейендорф (со шляпой в руке); рядом – Н.М. Толстой (стоя); и С.С. Ланской (сидя). Крайний слева персонаж не опознан.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 25.

25. Александр II с придворными в Гатчинском театре. 1859.

Внизу вдоль кромки подпись и дата: Zichy a Gatchina 1859 Серая бумага; акварель, гуашь, белила, карандаш, 457 х 350, овал Инв. № ОР-40876.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 202.

В первом ряду изображены великая княгиня Ольга Федоровна, великий князь Николай Николаевич- старший, великая княгиня Екатерина Михайловна, герцог Георг Мекленбург-Стрелицкий, императрица Мария Александровна, император Александр II, великая княгиня Александра Иосифовна, великий князь Константин Николаевич, великий князь Михаил Николаевич.

Среди акварелей “Хроники придворной жизни в Гатчине”, исполненных Зичи в конце 1859 – начале 1860 гг., в списке художника числится работа под названием “Le theatre gala – plus de 58 portraits – 1380 p.” (праздничный спектакль – более 58 портретов – 1380 руб.). Судя по этой записи, по разбросанным на балюстраде программам и упоминаемому в дневнике Константина Николаевича концерту, речь может идти о спектакле 1 сентября: “Вечером был спектакль в Большом театре. Итальянцы пели 2 акта из «Сомнамбулы» и каватину из «Итальянцы в Алжире». И потом было несколько балетных отрывков”.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 26.

26. Александр II с придворными в Арсенальном зале Гатчинского дворца. 1859.

Внизу слева подпись и дата: Zichy a Gatchina 1859.

Серая бумага; акварель, гуашь, местами белила, следы карандаша. 350 х 515 Инв. № ОР-40888.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 201.

Внизу на монтировке надписи (авторские?): 24го Октября 1859 и перечень участников спектакля.

В левой части рисунка, на сцене театра, княгиня А.Н. Трубецкая и княжна А.С. Долгорукова изображают “живую картину” на тему поэмы А.С. Пушкина “Бахчисарайский фонтан” с Заремой, приближающейся с кинжалом к Марии; в нижней части композиции, слева: графы В.Ф. Адлерберг, Ф.Ф. Берг, А.К. Рибопьер, барон П.К. Мейендорф; в глубине великие князья Владимир Александрович, Александр Александрович, музыкант Леви; князь А.М. Горчаков (опирается рукой о стол); по другую сторону стола фрейлина П.А. Бартенева. В центре композиции, в глубине: императрица Мария Александровна, наследник цесаревич Николай Александрович, Александр II, великий князь Константин Николаевич, великая княгиня Ольга Федоровна, великий князь Николай Николаевич, великая княгиня Александра Иосифовна, великий князь Михаил Николаевич, великая княгиня Александра Петровна, княгини С.А. Гагарина и М.А. Вяземская. Справа, в глубине, на втором плане: граф А.В. Адлерберг, А.В. Паткуль, граф П.К. Ферзен, Ф.Н. Тотлебен, граф С.Г. Строганов, барон Лоен, графиня Е.Н. Адлерберг, барон А.Е. Врангель, граф Е.П. Баранов, граф А.Н. Толстой, князь Ф.Н. Паскевич.

Отмечая в своем дневнике все сколько-нибудь значительные или занимательные события, Константин Николаевич записал 24 октября: “…обед и вечер, как всегда, в Арсенале. Были живые картины. «Бахчисарайский фонтан»”.

27. Выезд Александра II на охоту 28 октября 1859 г. 1859.

Внизу слева подпись и дата: Zichy a Gatchina 1859 Акварель, гуашь, белила, карандаш. 350 х 515 Инв. № ОР-40879.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 201.

Внизу на монтировке надпись (авторская?): 28го Октября 1859 г.; под ней имена участников охоты.

Группа всадников слева направо: П.Н. Волков, П.П. Альбединский, А.М. Рылеев, И.О. Курунин, княжна А.С. Долгорукова, граф П.К. Ферзен, император Александр II; в центре композиции, спиной к зрителю, фрейлина императрицы Марии Александровны Е.М. Пашкова.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 28.

28. Охотничьи трофеи. 1859.

Внизу справа подпись и дата: Zichy a Gatchina 1859 Акварель, гуашь, белила, следы карандаша. 350 х 515 Инв. № ОР-40877 Литература: Алешина 1975, с. 199.

Внизу на монтировке надпись (авторская?): 27” Октября 1859, под ней написаны имена участников охоты. Слева направо изображены: барон В.К. Ливен, герцог Георгий Мекленбургский, великий князь Николай Николаевич, император Александр II, И.М. Толстой, великий князь Михаил Николаевич, барон Лоен, граф П.К. Ферзен.

31. “Прямая линия”. 1859.

Внизу справа подпись и дата: Zichy a Gatchina 1859.

Вдоль нижнего края надпись: Cette petite kgon vaut bien un entreacte (этот маленький урок стоит одного антракта) Акварель, карандаш. 352 х 520 Инв. № ОР-40884.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 202, 231.

Внизу на паспарту надписи (авторские?): La ligne droite (Proverbe) 30 октября 1859 и фамилии участников спектакля: граф Фредро, княжна А.С. Долгорукова, князь И.М. Голицын.

В дневнике Константина Николаевича имеется запись: “30 октября… вечером в Арсенале маленькая французская пьеса «La ligne droite» (Прямая линия). Играли Фредро, Голицын и несносная Долгорукова”. Александра Сергеевна Долгорукова, фрейлина императрицы Марии Александровны, постоянная участница придворных спектаклей и прочих развлечений, одна из пассий Александра И, отсюда и неодобрительное замечание брата императора.

Пьеса “Прямая линия” имела успех у петербургской публики, и, видимо, неоднократно ее играли во Французском театре профессиональные артисты, о чем упоминает Константин Николаевич.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 32.

32. “Ундина”. 1859.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 1859 a Gatchina Серая бумага; акварель, гуашь, белила. 352 х 510 Инв. № ОР-40880.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 202.

Вверху на паспарту написаны (рукой автора?) название и дата исполнения спектакля: Ундина. 31“ Октября 1859. Там же и на остальных полях паспарту, против каждой из сцен, значатся имена их исполнителей, что позволило определить и сыгранные ими роли:

Княжна А.С. Долгорукова – Ундина; граф А.В. Адлерберг – водяной; граф Г.А. Строганов – рыцарь Гульбранд; А.А. Кавелин – жена рыбака; граф И.К. Ламберт – рыбак; граф Фредро – священник; фрейлина Стааль – Бертальда; князь С.А. Гагарин – отец Лаврентий (?); великий князь Михаил Николаевич – герцог; великая княгиня Ольга Федоровна – герцогиня (?); княгиня М.А. Вяземская и графиня Е.Н. Адлерберг – гости (?); князь Г.Г. Гагарин; П.П. Альбединский; г-н Леви.

Композиция включает девять эпизодов поэмы В.А. Жуковского “Ундина”, впервые полностью напечатанной в 1837 г. с посвящением великой княгине Марии Николаевне. Разыгранная в живых картинах история Ундины была тщательно зарисована художником: появление рыцаря в хижине рыбака, объяснение с ним Ундины, их обручение, отъезд во владения рыцаря, именины Бертальды, гибель Ундины и финальная сцена с опущенным над свершившимися событиями занавесом. Видимо, Альбединский и Леви подле театрального занавеса играли роль повествователей.

Спектакль нашел отражение и в дневнике Константина Николаевича: “31 октября вечером живые картины Ундины, устроенные Долгоруковой. Мы ужасно сердились”.

Вопреки замечанию Константина Николаевича, раздраженного заигрыванием Долгоруковой с императором и его благосклонностью, А.Ф. Тютчева писала, что Александра Сергеевна Долгорукова, устраивая в 1859 г. живые картины, хотя и флиртовала с государем, но способствовала великому оживлению и веселью.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 33.

33. Меценат (Шарада). 1859.

Внизу справа подпись и дата: Zichy a Gatchina 1859 Коричневая бумага; акварель, гуашь, белила. 352 х 515 Инв. № ОР-40878.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 201, 202.

Внизу на паспарту надпись (авторская?): Мёсёпе (Charade) 2" Ноября 1859. с перечислением имен всех 25 участников представления пьесы Фредро. Слева: Д.И. Скобелев, П.Н. Слепцов, Г.Г. Вилламов (в фартуке и поварском колпаке), граф Н.Д. Зубов, И.К. Ламберт (в полосатых чулках), П.К. Мердер.

В центре: великие княгини Ольга Федоровна, Александра Иосифовна, Екатерина Михайловна, княгини А.Н. Трубецкая и Н.А. Бартенева (в розовом, приближается к ним).

В группе справа: князь И.М. Голицын, великий князь Михаил Николаевич, Зичи (спиной к зрителю, зарисовывает сцену), великий князь Константин Николаевич (со шляпой), граф Фредро, граф Г.А. Строганов (в глубине), князь Г.Г. Гагарин (с подвязанной щекой), А.А. Эссен, А.В. Паткуль и Александр II (в глубине, с самого края), перед ним на первом плане А.А. Воейкова.

Представление чрезвычайно занимало его участников, особенно Константина Николаевича, который день за днем отмечал в своем дневнике ход подготовки: “24 октября Фредро читал пьесу, которую предлагает здесь играть, «Меценат». Очень умно и смешно”; 28 октября – “репетиция на Большом театре пьесы Фредро «Меценат» – репетировали танцы и песни; 29 октября – после завтрака большая репетиция; 31 октября репетиция с музыкой в залах”. И наконец 2 ноября “вечером было полное представление «Месены», которое очень хорошо удалось и произвело большой смех. Я представлял un medium Mr. Home [медиума г-на Хоума] в моем обыкновенном фраке, рыжем парике, и в первую минуту меня никто не узнал…” (см. также кат. 34 и 35).

34. Меценат (Шарада). 1860.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 1860 Серая бумага; акварель, гуашь, белила. 505 х 350 Инв. № ОР-40883.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 202.

Внизу на паспарту надпись (авторская?): Мёсёпе (Charade) 2" Ноября 1859. и имена всех участников спектакля. В центре: великий князь Николай Николаевич с кифарой в руках в роли Аполлона Мусагета. Слева: великая княгиня Александра Иосифовна (Урания?), княгиня А.Н. Трубецкая (с флейтой – Эвтерпа), великая княгиня Екатерина Михайловна (Каллиопа?) и А.А. Философова (Клио?). Справа: среди двух не названных персонажей – княгиня Куракина (Мельпомена?), великая княгиня Ольга Федоровна (с лирой – Терпсихора?), графиня Е.Н. Адлерберг. Внизу на пьедестале: А.С. Долгорукова (со звездой в прическе) и склонившийся перед ней князь И.М. Голицын.

Видимо, сцена Парнаса с Аполлоном Мусагетом и девятью музами также входила в группу спектаклей под общим названием “Меценат” и была исполнена одновременно с двумя другими 2 ноября 1859 г. (см. кат. 33 и 35). Свидетельством этого служит запись в дневнике Константина Николаевича от 2 ноября: “Вечером, наконец, было полное представление «Месены» …В «Месене» жинка [Александра Иосифовна] являлась Музой в живой картине Парнасса и была неимоверно хороша”.

Рисунок исполнен Зичи, судя по проставленной им дате, по предварительному наброску.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 35.

35 . Меценат (Шарада). 1860.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1860.

В нижней части рисунка, в центре, авторская надпись: Le joli mois!!!

Светло-коричневая бумага; акварель, гуашь, карандаш. 512 х 353 Инв. № ОР-40887.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 202.

Внизу на паспарту надпись (авторская?): Мёсёпе (Charade) 2го Ноября 1859 и имена исполнителей шарады. В верхней части листа: майское дерево; по обе стороны от него: слева – Н.А. Бартенева, Г.Г. Вилламов (в фартуке и поварском колпаке), справа П.Н. Слепцов.

В центральной части листа: слева – княгиня А.Н. Трубецкая, великий князь Михаил Николаевич, княгиня А.В. Голицына и А.В. Паткуль; в середине – баронесса Стааль (в сиянии), правее великая княгиня Ольга Федоровна, под ними – великая княгиня Екатерина Михайловна, Н.А. Бартенева и П.Н. Слепцов; справа – А.А. Эссен, великий князь Николай Николаевич, Ю.М. Пашкова.

Судя по дате игры в шарады (2 ноября) и наличию в композиции персонажа в белом фартуке и поварском колпаке, с ножом у пояса (см. кат. 33), рисунок непосредственно связан с пьесой Фредро “Меценат” и, вероятно, изображает в живых картинах один из ее эпизодов.

Видимо, художник исполнил этот рисунок по раннему натурному наброску, о чем свидетельствует проставленная на нем дата.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 36.

36 . Театральные импровизации на разные темы. 1859.

Внизу посередине подпись и дата: Zichy 1859 a Gatchina Светло-коричневая бумага; акварель, карандаш, гуашь, белила. 515 х 350 Инв. № ОР-40886 Литература: Алешина 1975, с. 199.

Разрозненные эпизоды и фигуры не укладываются в какую-либо одну театральную постановку. Вверху слева галантная сцена; в центре экспансивный дирижер перед раскрытой партитурой с нотами и пояснениями темпа: Malinconioso (т. е. грустно, меланхолически), окруженный оркестрантами; справа три мушкетера, напоминающие сцены из одноименного романа А. Дюма. В середине листа кого-то протыкают шпагой и выволакивают на носилках; дамы, кавалеры; там же фигура, напоминающая образ Водяного из “Ундины”; персонаж с подвязанной щекой дважды присутствовал в шарадах “Меценат”. Внизу справа бурно жестикулирующий господин, сходство которого с великим князем Константином Николаевичем не оставляет сомнений. Наконец, декоратор с большой кистью, сидя на раме, как бы подготовляет сцену для игры в живые картины из разных постановок, сыгранных ранее.

Л. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 37.

37. Охотничий альбом Александра II. 1860.

Дерево, металл, кожа – переплет; тонкий картон; акварель – карты. 295 х 225 х 50 – альбом;

90 х 55 – каждая карта.

Происхождение: пост, в 1927 из Кабинета Александра II в Зимнем дворце Инв. № ЭРР-1738-1789.

Выставки: 1977-1978 Budapest; 1992 Санкт-Петербург, № 94 Литература: Алешина 1975, с. 197.

Альбом посвящен зимней придворной охоте императора в местечке Лисино под Петербургом. Переплет облицован деревянными пластинками, с кожаным корешком, с четырьмя металлическими накладками по углам и двумя металлическими застежками.

Альбом содержит серию игральных карт – 52 акварели с юморесками на сюжеты зимней придворной охоты I860 г., а также 82 фотографии с портретами Александра II и участников охоты в Лисино. Упоминание о работе над этими акварелями имеется в записной книжке Зичи за 1860 г.: “les 52 cartes avec sujets de Chasse (Le jeu des Cartes, comlet)” с перечислением всех 52 сюжетов карт.

Г. П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 38.

38. Автопортрет-шарж. 1861.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1861; сверху над овалом дата золотой краской: 1861.

Картон желтый; акварель, белила, графитный карандаш. 145 х 103, овал.

Происхождение: пост, в 1941 из бывшего Исторического отдела ГМЭ.

Инв. № ЭРР-551.

Выставки: 1977-1978 Budapest.

Литература: Алешина 1975, с. 199.

Изображение в центре овала, вокруг которого декор из орнамента, цветов и различной атрибутики. В записной книжке М. Зичи за 1861 г. значатся несколько рисунков со сценами, обозначенными как “dessin grivois” (рисунок игривый). Возможно, автопортрет – одна из этих сцен; мы видим художника, падающего со стула от усталости; воображению его представляются ожившие модели.

Г. П.

39. Артистка Девериа. 1861.

Внизу справа, около ножки столика, подпись и дата: Zichy 1861 Светло-коричневая бумага; акварель, гуашь, карандаш, белила. 380 х 270 Происхождение: пост, в 1927 из Библиотеки Александра II в Зимнем дворце Инв. № ОР-31265.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 208.

В рукописном списке Зичи значится: “Mile Deveria en gentil Bernard” (М-ль Девериа в роли благородного Бернара). Единственные сведения об артистке содержатся в дневниковых записях Константина Николаевича: “1859, 28 ноября: Вечером театр… Новая маленькая актриса Deveria”. Но в какой пьесе выступала в роли благородного (или любезного) Бернара юная артистка, изображенная Зичи в эрмитажном рисунке в костюме XVIII в. (рококо?), пока не удалось выяснить.

А. К.-Г.

40. Артистка Бернарди в роли рыбака. 1861.

В нижней половине листа справа подпись и дата: Zichy 1861 Светло-коричневая бумага; акварель, гуашь, карандаш, белила. 380 х 270 Происхождение: пост, в 1927 из Библиотеки Александра II в Зимнем дворце Инв. № ОР-31264.

Литература: Алешина 1975, с. 199; Константин Николаевич 1994, с. 222.

В рукописном списке Зичи значится: “Mme Bernard en pecheur”. Сведения об артистке имеются в дневниковых записях Константина Николаевича: “1860. 3 января… Вечером были в Опере… Давали Фрейшю- ца… Anaher Bernardi чрезвычайно мила”. Имеется в виду роль Анихен в опере “Вольный стрелок” К.М. Вебера.

Эрмитажный рисунок, возможно, относится к зарисовкам, связанным с балетом “Ундина, или Наяда”, или, что более вероятно, с исполнявшимся в Петербурге в 1846-1859 гг. во второй редакции спектаклем под названием “Наяда и рыбак” (на музыку Пуни, в хореографии Ж.-Ж. Перро).

Зичи принадлежит множество рисунков артистов – как портретного характера, так и в их исполнительских амплуа.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 41.

41. Поздравление Александра II 1 января 1863 г. дипломатическим корпусом. 1863.

Внизу слева подпись: Zichy.

Внизу под рисунком полустершаяся надпись (авторская?): 1" Janvier 1863. Felicitation du Corps diplomatique.

Акварель, гуашь, белила; наклеен на паспарту. 470 х 615.

Происхождение: пост, в 1927 из Библиотеки Зимнего дворца.

Инв. № ОР-27381.

Выставки: 1977-1978 Budapest.

Литература: Алешина 1975, с. 200.

Художник изобразил собравшихся в Малом Тронном (Петровском) зале Зимнего дворца членов царского семейства и представителей дипломатического корпуса с новогодними поздравлениями в момент ожидания выхода к ним императора.

К рисунку приложена калька с контурной прорисовкой тушью основных персонажей и их именами. В сцене ясно различимы три группы.

В первой группе (слева направо по кругу): великий князь Николай Николаевич-старший, за ним великий князь Александр Александрович, князь Иван Михайлович Голицын, цесаревич Николай Александрович, поверенный в делах Франции Бертольди, князь Александр Михайлович Горчаков (в очках) и обер-церемониймейстер граф Борх.

В центральной группе изображены прусский посланник граф Редерн, посол Турции Халиль-Бей (в феске), послы: Баварии – Перглер де Перглас (в очках), Бельгии – Д’Ардоэ, Австрии – Ревертера, Португалии – Мойра, Франции – герцог Монтебелло, Англии – Нейпир (правильнее – Непир) и секретарь английского посольства Лемлей.

В третьей группе: великая княгиня Мария Николаевна, принц Петр Ольденбургский (со спины), принцесса Евгения Максимилиановна.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 42.

42 . Бал в честь императора Александра II, организованный городом Гельсингфорсом в сентябре 1863 г. в здании железнодорожного вокзала. 1864.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 1864.

Внизу на паспарту надпись (авторская?): Bal offert a Sa Majeste I’Empereur par la ville Helsingfors к Sept. 1863 (dans la gare de chemin du fer).

Акварель, гуашь, белила, следы карандашного наброска. 450 х 610.

Происхождение: пост, в 1927 из Библиотеки Зимнего дворца.

Инв. № ОР-27380.

Выставки: 1977-1978 Budapest.

Литература: Алешина 1975, с. 199.

Событие, зафиксированное Зичи, связано с политикой Александра II по отношению к Великому княжеству Финляндии, входившему в состав Российской империи. 3-5 сентября по инициативе императора в Гельсингфорсе был созван сейм (не собиравшийся с 1809 г.), где Александр II произнес многообещающую речь с предложением расширить права местного представительства, закрепив их в соответствующем законе, который предстояло выработать в ближайшие годы.

Акварель исполнена по натурному карандашному наброску, как можно судить и по более поздней дате на рисунке, и по его плотной красочной фактуре.

Александр II изображен в мундире лейб-гвардии Финского стрелкового батальона рядом с императрицей Марией Александровной и в окружении офицеров в той же форме. Справа финские депутаты.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 43.

43. Костюмированный бал во дворце княгини Елены Кочубей в честь императора Александра II 5 февраля 1865 года. (1865).

Внизу справа, на паспарту, подпись: Zichy.

Тонированная коричневая бумага; акварель, гуашь, белила; приклеен к паспарту. 730 х 550.

Происхождение: пост, в 1927 из Библиотеки Зимнего дворца.

Инв. № ОР-27379.

Выставки: 1977-1978 Budapest.

Литература: Алешина 1975, с. 199.

Княгиня Елена Павловна Кочубей (1812-1897), урожденная Бибикова, жена князя В.В. Кочубея, владельца известного собрания картин, серебра, фарфора и ценной нумизматической коллекции, опись которой после смерти мужа была ею сделана для публикации в 1857 г.

Елена Павловна Кочубей – на протяжении ряда лет неизменная участница дворцовых торжеств и развлечений. Возможно, лист предназначался для печати, так как на паспарту, под рисунком, типографская надпись: Bal costume offert a Sa Majeste I’lmpereur par la Princesse Helene Kotchoubey le 5 fevrier 1865, послужившая названием данного рисунка.

Композицию венчает царская корона и герб Кочубея (?), поддерживаемый с обеих сторон двумя аллегорическими женскими фигурами. Под левой фигурой – афиша театрализованного бала с надписью: 5 feur.1865 les Contes de Perrault. marche des hommes d’arme. fanfares, la fee… premier groupe le Chat en botte… (5 февр. 1865 сказки Перро, марш воинов, фанфары, фея… первая группа Кот в сапогах); правее, в руках одного из персонажей, овальный щит с надписью: Contes de Perrault. В центре листа, под импровизированной сценой, император Александр II, рядом великие князья и генералы в мундирах, придворные в маскарадных костюмах. Чуть ниже фея с веретеном (?) и двумя пажами. Среди многочисленных дам и кавалеров в бальных и маскарадных костюмах на сюжеты сказок Шарля Перро – герольды, принцы, людоед, кот в сапогах, шут, персонажи из “Спящей красавицы”.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 44.

44. Передняя во дворце. 1865.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 1865 Акварель. 516 х 352.

Происхождение: пост, в 1927 из Библиотеки Зимнего дворца (Кабинет Александра II).

Инв. № ОР-31274.

Выставки: 1869 Петербург, № 59; 1977-1978 Budapest.

Литература: Несколько слов о Зичи 1869, с. 58; Алешина 1975, с. 63, 64 (ил.), 201.

В рукописном списке Зичи на с. 161, № 282 значится рисунок: “L’antichambre de S.M.L’Emperieur a Tzarskoe Selo” (Передняя у императора в Царском Селе), который, несомненно, соответствует эрмитажной акварели. Рисунок легко узнаваем и в колоритном описании анонимного автора: “…фигура тупого негра-раба, держащего в руках курительный прибор для кальяна. Это прекрасная и удачная акварель”. Судя по дальнейшим словам автора, на выставке 1869 г. была представлена и парная композиция с фигурой красивой добродетельной рабыни, несущей своему владыке кофе и страдающей от его нескромных взглядов.

А. К.-Г.

43. Серия рисунков “Военные маневры в Красном Селе”. 1865.

Серия включает 12 листов, наклеенных на один холст, сложенный в виде книжечки Происхождение: пост, в 1927 из Библиотеки Александра II в Зимнем дворце Инв. № ОР-26337-26348 Литература: Алешина 1975, с. 201.

Александр II в парке среди институток перед накрытым столом.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26337.

Александр II в саду среди институток.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26338.

Александр II перед военным лагерем с палатками.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26339.

Александр II принимает парад.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26340.

Александр II перед войсками на берегу моря.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26341.

Группа институток, катающихся на тройках в окружении военных.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26342.

Александр II с группой военных за столом в готическом интерьере.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26343.

Маневры на большой равнине.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26344.

Большая группа народа окружает и приветствует Александра II.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26345.

Группа военных и духовой оркестр перед лагерем в лесу.

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26346.

Военный лагерь на поляне (слева походная кухня и группа офицеров за столом).

Акварель. 140 х 230 Инв. № ОР-26347.

Группа военных на фоне зеленого редута (слева офицеры за столом).

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1865 Акварель. 140 х 200 Инв. № ОР-26348 А. К.-Г.

46. Выезд Александра II на охоту. 1866.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1866.

Серая бумага: акварель, гуашь, белила; наклеен на паспарту. 372 х 540.

Происхождение: пост, в 1919 из Аничкова дворца.

Инв. № ОР-27184.

Литература: Алешина 1975, с. 201.

Поскольку царская охота входила в число светских протокольных мероприятий, выезд императора на охоту зачастую облекался в торжественные формы. В центре кавалькады всадников и всадниц в черных амазонках: Александр II, за ним великий князь Александр Александрович, другие великие князья, егеря, псари со сворами собак. Все в мундирах лейб-гвардии Стрелкового императорской фамилии батальона. Как обычно, Зичи вносит в рисунок элемент жанра, изображая на первом плане толпу обывателей, бурно приветствующих императора.

А.К.-Г.

47. Обручение великого князя Александра Александровича и великой княгини Марии Федоровны. 1867.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1867.

Акварель, белила, карандаш; наклеен на серый картон. 335 х 432, овал.

Происхождение: пост, в 1919 из Аничкова дворца.

Инв. № ОР-27185.

Выставки: 1977-1978 Budapest.

Литература: Алешина 1975, с. 201.

Обряд обручения состоялся 13 октября 1866 г. в Соборе Зимнего дворца. Император, взяв за руки сына и его невесту, подвел их к алтарю. Судя по дате, проставленной художником на акварели, исполнена по раннему натурному наброску.

После смерти в 1865 г. цесаревича наследника Николая Александровича – старшего сына Александра II, титул цесаревича и наследника императора российского престола перешел ко второму сыну императора – Александру Александровичу (1845-1896); с 1881 г. император Александр III. Дочь датского короля Христиана IX, принцесса Мария-София-Фредерика-Дагмара, невеста покойного Николая Александровича, приняла, ко взаимному удовлетворению русской и датской родни, предложение стать женой его брата. По приезде в Петербург, после состоявшейся 12 октября 1866 г. церемонии миропомазания и перехода в православие, приняла имя Марии Федоровны (1847-1928); с 1881 г. императрица.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 48.

48. Свадьба великого князя Александра Александровича и великой княгини Марии Федоровны. 1867.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1867.

Коричневая бумага; акварель, гуашь, белила; наклеен на паспарту. 450 х 722.

Происхождение: пост, в 1919 из Аничкова дворца.

Инв. № ОР-27190.

Выставки: 1977-1978 Budapest.

Литература: Алешина 1975, с. 201.

Бракосочетание великого князя Александра Александровича и великой княгини Марии Федоровны состоялось 28 октября 1866 г. в Соборе Зимнего дворца. В композиции несколько последовательных эпизодов бракосочетания.

Слева: протопресвитор Бажанов совершает акт венчания, младший брат цесаревича Владимир держит над ним корону, а наследный датский принц Фредерик держит корону над головой сестры; рядом великий князь Алексей Александрович и князь Николай Максимилианович – герцог Лейхтенбергский. В центральной части листа Александр II и императрица Мария Александровна. Правее, в нижней части листа, изображены придворные дамы, члены Синода, хор певчих-мальчиков.

В честь невесты и ее датских родственников император, великие князья, наследные принцы, генералы в мундирах с перекинутой через правое плечо голубой лентой (отличительный знак датской формы).

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 49.

49. Крещение великого князя Николая Александровича 20 мая 1868 г. 1868.

Внизу, правее купели, подпись и дата: Zichy 1868.

Коричневая бумага; акварель, гуашь, белила; вмонтирован в паспарту. 545 х 764 (в свету).

Происхождение: пост, в 1919 из Аничкова дворца.

Инв. № ОР-27189.

Литература: Алешина 1975, с. 202.

В композиции изображены несколько сцен, связанных с процессом крещения наследника Николая Александровича (1868-1918); с 1894 г. по 2 марта 1917 г. император Николай II. Обряд крещения был совершен 20 мая 1868 г. в Соборе Зимнего дворца.

В нижней части листа справа налево: цесаревичи, мать новорожденного Мария Федоровна с младенцем на руках, отец – Александр Александрович, император Александр II и придворные направляются к купели. В центре митрополит и статс-дама держат над купелью ребенка, по обе стороны император и императрица; слева – церемониймейстер, рядом с Александром И, цесаревич и Мария Федоровна уносят младенца. В верхней части листа, справа, статс-дама с ребенком на руках, император, члены царского семейства направляются направо – к алтарю. В центре, в алтаре, под царской короной с окружающей ее надписью: Николай 2(/" МАЯ 1868 – император с новорожденным на руках, митрополит, члены царского семейства, священники у купели. В последней сцене, слева, император выносит младенца из собора в сопровождении тех же лиц и придворных.

А. К.-Г.

Серия портретов шефов и командиров лейб-гвардии Гусарского полка. 1868 (Кат.. 50-65).

Серия включает 16 акварелей и 6 фотографий, вложенных в альбом.

Серия исполнена к 50-летнему юбилею Александра II как шефа полка.

Александр II был назначен шефом полка 27 апреля 1818 г., через 10 дней после рождения. В честь 50-летнего юбилея императора и шефа полка в Царском Селе – месте квартирования полка – 22 апреля состоялся большой праздник, на котором Александру II от полка был вручен подарок: художественная группа, посвященная истории полка. Она представляла собой скалу, украшенную скульптурными серебряными фигурами гусар времени Екатерины II, Павла I, Александра I, Николая I и Александра И. Внутри скалы помещался альбом с массивной серебряной крышкой, на которой изображена монограмма императора. В альбоме помимо портрета великого князя Александра Александровича 13 акварельных портретов командиров полка с 1815 по 1867 г. и 6 групповых фотографий офицеров полка. Два акварельных портрета Александра I и Николая I в серебряных рамах украшали художественную группу снаружи. Об исполнении портретов Зичи записал в своей записной книжке в 1868 г.: “16 portraits des Commendantes du Regiment des Hussards de la Garde” (16 портретов командиров лейб-гвардии Гусарского полка).

Происхождение: Основное собрание Эрмитажа Литература: Алешина 1975, с. 202.

30. Портрет императора Александра I в мундире лейб-гвардии Гусарского полка. Тип Д. Доу 1825.

Справа у плеча подпись и дата: Zichy 1868.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила. 292 х 230, овал Инв. № ЭРР-1665.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 152.

Александр I (1777-1825), старший сын императора Павла I, в 1801-1825 гг. российский император.

31. Портрет императора Николая I в мундире лейб-гвардии Гусарского полка. Тип Ф. Крюгера 1852.

Справа подпись и дата: Zichy 1868.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила. 292 х 230, овал Инв. № ЭРР-1666.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 153.

Николай I (1796-1855), третий сын императора Павла I, в 1825-1855 гг. российский император.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 52.

52. Портрет наследника цесаревича великого князя Александра Александровича, шефа лейб-гвардии Гусарского полка, в мундире полка.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868.

Картон; акварель, графитный карандаш. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1667.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 154.

Великий князь цесаревич Александр Александрович (1845-1894), второй сын императора Александра II, в 1881-1894 гг. российский император; с 1866 г. шеф лейб-гвардии Гусарского полка.

53. Портрет генерал-майора графа В.В. Левашова.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Василт Василъевичъ Левашевъ 1815-1822 и 1824-1826 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1669.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 156.

Левашов Василий Васильевич (1783-1848), граф, генерал-адъютант, генерал от кавалерии, участник кампаний 1805-1807 гг., Отечественной войны 1812 года и заграничных походов 1813-1814 гг.; в 1815- 1822 и в 1824-1826 гг. командир лейб-гвардии Гусарского полка; с 1847 г. председатель Государственного совета и Комитета министров.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 54.

54. Портрет фельдмаршала графа П.Х. Витгенштейна.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868', внизу надпись: Графъ Петръ Христиановичъ Витгенштейнъ Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1688.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 155.

Витгенштейн Петр Христианович (1768-1843), граф, один из ведущих полководцев Отечественной войны 1812 года и заграничных походов 1813-1814 гг., генерал от кавалерии; с 1826 г. фельдмаршал, с 1829 г. в отставке.

55. Портрет генерала князя С.А. Хилкова.

Справа подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Князь Степанъ Александровичъ Хилковъ 1822-1824 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1670.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 157.

Хилков Степан Александрович (1785-1854), князь, генерал-майор; участник кампаний 1805-1807 гг. и Отечественной войны 1812 года; в 1822-1824 гг. командир лейб-гвардии Гусарского полка.

56. Портрет генерала барона Е.К. Арпс-Гофена.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Баронъ Егоръ Карловичъ Арпсъ-Гафенъ. 1826-1833 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1671.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 158.

Арпс-Гофен (Арбсговен) Егор Карлович (1790-?), барон, генерал-майор; в 1826-1833 гг. командир лейб- гвардии Гусарского полка.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 57.

57 . Портрет генерала М.Г. Хомутова.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Михаилъ Григорьевичъ Хомутовъ. 1833-1839 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1672.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 159.

Хомутов Михаил Григорьевич (1759-1864), генерал-адъютант, генерал от кавалерии; участник Отечественной войны 1812 года, заграничных походов 1813-1814 гг. и русско-турецкой войны 1828- 1829 гг.; в 1833-1839 гг. командир лейб-гвардии Гусарского полка; с 1839 г. начальник штаба Войска Донского, с 1849 г. наказной атаман, с 1863 г. член Государственного совета.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат.58.

58. Портрет генерала Н.Ф. Плаутина.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Николай Феодоровичъ Плаутинъ. 1839-1843 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1673.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 160.

Плаутин Николай Федорович (1796-1866), генерал-адъютант, генерал от кавалерии, член Государственного совета; в 1839-1843 гг. командир лейб-гвардии Гусарского полка.

59. Портрет генерала А.Б. Будберга.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Александръ Богдановичъ Будбергъ. 1848-1856 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1675.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 162.

Будберг Александр Богданович (1797-1876), барон, генерал-адъютант, генерал-лейтенант; в 1848- 1856 м. командир лейб-гвардии Гусарского полка; с 1856 г. начальник 3-й легкой кавалерийской дивизии.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 60.

60. Портрет генерала барона А.Е. Энгельгардта.

Слева по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Баронъ Антонъ Евстафъевичъ Энгельгардтъ. 1843-1848 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1674.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 161.

Энгельгардт Антон Евстафьевич (1795-1872), барон, участник Отечественной войны 1812 года, заграничных походов 1813-1814 гг. и русско-турецкой войны 1828-1829 гг.; в 1843-1848 гг. командир лейб-гвардии Гусарского полка; с 1856 г. командующий сводным гвардейским корпусом; с 1858 г. генерал от кавалерии, в том же году вышел в отставку.

61. Портрет генерала князя В.В. Яшвиля.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Князь Владимгр Владимгровичъ Яшвилъ. 1858-1863 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1677.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 164.

Яшвиль Владимир Владимирович (?-1864), князь, генерал-адъютант, генерал-майор; в 1858-1863 гг. командир лейб-гвардии Гусарского полка; командир 1-й кавалерийской дивизии.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 62.

62. Портрет генерала барона Ф.Ф. Винценгероде.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Баронъ Фердинандъ Фердинандовичъ Винценгероде. 1856-1858 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1676.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 163.

Винценгероде Фердинанд Фердинандович, барон, генерал-лейтенант; в 1856-1858 гг. командир лейб- гвардии Гусарского полка, позднее помощник начальника 2-й гвардейской кавалерийской дивизии.

63. Портрет генерала П.П. Альбединского.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Петръ Павловичъ Алъбединскш. 1863-1865 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1678.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 165.

Альбединский Петр Павлович (1826-1883), генерал-адъютант, генерал от кавалерии; член Государственного совета; в 1863-1865 гг. командир лейб-гвардии Гусарского полка; в 1866-1870 гг. генерал- губернатор и командующий войсками в Риге; в 1874-1880 гг. командующий Виленского военного округа; в 1880-1883 гг. Варшавский генерал-губернатор.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Каш. 64.

64. Портрет генерала графа И.И. Воронцова-Дашкова.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Графъ Иларюнъ Ивановичъ Воронцовъ-Дашковъ. 1867 г.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1679.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 166.

Воронцов-Дашков Илларион Иванович (1837-1916), граф, генерал-адъютант, генерал-лейтенант, член Государственного совета. Участник войны в Туркестане, Кавказской и русско-турецкой войны 1877-1878 гг. В 1867 г. командир лейб-гвардии Гусарского полка; с 1873 г. командир 2-й бригады гвардейской дивизии; с 1874 г. – начальник штаба Гвардейского корпуса. В 1881-1897 гг. министр Императорского двора, Уделов и канцлер Российских Орденов. В 1905-1915 гг. наместник на Кавказе.

65. Портрет генерала Д.А. Татищева.

Справа по овалу подпись и дата: Zichy 1868. Надписи: вверху – Командиръ полка; внизу – Дмитргй Александровичъ Татищевъ. 1865-1867 гг.

Картон; акварель, графитный карандаш, золотая краска. 215 х 170, овал в свету Инв. № ЭРР-1680.

Выставки: 2000-2001 Санкт-Петербург, № 167.

Татищев Дмитрий Александрович, генерал; в 1865-1867 гг. командир лейб-гвардии Гусарского полка.

Г. П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 66.

66. Проект театрального занавеса. 1869.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 1869 Акварель, гуашь, белила. 440 х 643 Происхождение: пост, в 1919 из Аничкова дворца Инв. № ОР-27188.

Выставки: 1869 Петербург, № 45; 2002 Царское Село (г. Пушкин), № 1.

Литература: Несколько слов о Зичи 1869, с. 53-54; Алешина 1975, с. 202; Локотникова, Беличенко 2002, с. 176-177.

Проект театрального занавеса был заказан Зичи великим князем Александром Александровичем, который решил устроить домашний театр в принадлежавшем ему Аничковом дворце. Учитывая камерный характер придворного театра с присущими ему развлекательными спектаклями, художник создал светлую, игривую, в духе рококо композицию. Кулисное построение рисунка с раздвинутым по обе стороны занавесом призвано было подготовить зрителей к легкому, веселому зрелищу. Все виды искусства – музыка, танцы, пение, комедия, драма – нашли воплощение в аллегорических фигурах резвых амуров во главе с таким же веселым амуром-Аполлоном в венке и с лирой в руках. Композиция занавеса сулила зрителям “наслаждение после утомительных трудов” – как назвал рисунок анонимный автор сочинения “Несколько слов о художнике Зичи”.

19 февраля 1869 г. состоялся первый спектакль в новом театре, приуроченный ко дню рождения Александра II и приезду в Петербург с визитом короля Дании, отца цесаревны Марии Федоровны. Занавес Зичи вполне соответствовал содержанию трех водевилей, сыгранных великосветскими придворными – друзьями владельца Аничкова дворца.

Сам занавес не сохранился, и представление о сложной, кропотливой работе, сопутствовавшей дворцовым увеселениям, доносит до нашего времени лишь данный рисунок.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 67.

67. Парад 12-го гренадерского Астраханского Е.И.В. наследника полка перед Аничковым дворцом 26 февраля 1870. 1870.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1870 26 Fevrier.

Тонированная коричневатая бумага; акварель, гуашь, белила. 540 х 870.

Происхождение: пост, в 1919 из Аничкова дворца.

Инв. № ОР-27187.

Литература: Алешина 1975, с. 204.

В центре композиции император Александр II, справа от него великий князь Николай Николаевич- старший. Слева принимает парад в день своего двадцатипятилетия наследник престола Александр Александрович, с самого рождения вписанный в списки гвардейских Павловского и Преображенского полков и назначенный шефом 12-го гренадерского Астраханского полка. В глубине коляска с императрицей Марией Александровной и шталмейстером в сопровождении камер-пажа верхом.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 68.

68. Портрет графа Э.Т. Баранова. 1870-е.

Внизу справа подпись: Zichy. Вверху справа надпись: С' Ed. Baranoff и записи, обозначающие цвета для акварельного портрета.

Графитный карандаш; наклеен на паспарту. 357 х 220.

Происхождение: пост, в 1941 из бывшего Исторического отдела ГМЭ; до 1933 в ГЭ Инв. № ЭРР-1348.

Литература: публикуется впервые.

Изображен в рост, с папкой в руках, справа мелкие детали мундира и орденов.

Баранов Эдуард Трофимович (1811-1884), граф, генерал-адъютант, член Государственного совета. Окончил Царскосельский лицей. Служил в лейб-гвардии Измайловском полку; с 1838 г. флигель-адъютант Николая I. Участник Кавказской войны и венгерского похода 1849 г. С 1849 г. генерал-майор с зачислением в свиту; в 1852 г. командир лейб-гвардии Преображенского полка; с 1855 г. начальник штаба Гвардейского корпуса и генерал-адъютант; с 1868 г. член Государственного совета; с 1869 г. генерал от инфантерии; соратник и близкий друг императора Александра И.

В записках Мещерского мы читаем: “Граф Эдуард Баранов был для меня какой-то легендарной личностью. Это единственный человек, про которого со времени командования Преображенским полком до назначения на высший пост в империи – председателя департамента Государственного совета, никто не сказал дурного слова, потому что не было человека, знавшего его хоть немного, который бы его не уважал. Это искреннее уважение было спутником всей жизни гр. Баранова. В нем было такое гармоничное сочетание большого ума, огромного таланта, твердой воли, чистого сердца и высшей красоты даже в старые годы, какого я никогда ни в ком не встречал” (Князь В.П. Мещерский. Мои воспоминания. М., 2001. С. 548).

Г. П.

Листы из серии “Посещение императором Вильгельмом Санкт-Петербурга”. 1873 (Кат. 69-71).

Серия включает девять акварелей, вложенных в папку с тисненой надписью: Der Besuch Seiner Majestat Des Kaiser’s Wilhelm in St. Petersburg.

Происхождение: пост, в 1941 из бывшего Исторического отдела ГМЭ; ранее в Библиотеке Александра II в Зимнем дворце Литература: Алешина 1975, с. 204.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 69.

69. Завтрак императоров Александра II и Вильгельма I в Зимнем дворце Картон; акварель, графитный карандаш; вмонтирован в паспарту. 335 х 403 Инв. № ЭРР-894.

Оба императора изображены за столом, накрытом для завтрака в одном из апартаментов северо-западного ризалита Зимнего дворца.

Визит германского императора Вильгельма I в Петербург состоялся 12-26 апреля 1873 г. Вильгельм I (1797-1888); с 1871 г. первый германский император, был дядей Александра II, братом его матери императрицы Александры Федоровны.

70. Парадный обед в Концертном зале Зимнего дворца.

Справа внизу подпись и дата: Zichy 1873.

Картон; акварель, графитный карандаш; вмонтирован в паспарту. 258 х 352 Инв. № ЭРР-900.

Справа в центре стола изображены Александр II и Вильгельм I.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 71.

71. Парадный спектакль в честь Вильгельма I в Михайловском театре Внизу и центре подпись и дата: zichy 1873.

Картон; акварель, белила; вмонтирован в паспарту. 285 х 354, овал Инв. № ЭРР-895.

Изображены: в центре царской ложи стоят Александр II и Вильгельм I; среди присутствующих Бисмарк, греческий король Георг I и королева Ольга Константиновна, великий князь Николай Николаевич, придворные.

В записной книжке Зичи два воспроизведенных сюжета обозначены так: “Sejour de l’Empereur Guilleaume de Prusse… Le theatre… Dejeuner” (Пребывание императора Вильгельма Прусского: … театр… завтрак).

Мещерский так описывает приезд Вильгельма I: “…Император Вильгельм, в сопровождении князя Бисмарка, приехал в Петербург в апреле 1873 года и пробыл нашим гостем почти две недели. Эти две недели носили название германской недели. Все поражались бодростью, неутомимостью и подвижностью старого императора. Он буквально целый день был на ногах и в эти две недели осмотрел Петербург во всех его подробностях ‹…›

И кроме того, он был самым светским человеком во все это время, делая визиты, принимая приглашения на завтраки обеды и вечера” (Мещерский В.П. Мои воспоминания. М., 2001, с. 548).

Заключая рассказ о пребывании Вильгельма I, В.П. Мещерский пишет: “Эти две недели пребывания Вильгельма в Петербурге имели характер чисто семейный и сердечный, а потому политического значения не имели. Да и не о чем было тогда вести политические разговоры, так как все спокойно на европейском горизонте” (Мещерский В.П., с. 312).

Г.П.

Листы из серии “Посещение персидским шахом Санкт-Петербурга. 1873”. 1874.

(Кат. 72, 73) Серия включает семь акварелей, вложенных в папку с тисненой надписью: Der Besuch S. М. Des Schah von Persian in St. Petersburg Происхождение: пост, в 1927 из Библиотеки Александра II в Зимнем дворце Литература: Алешина 1975, с. 204.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 72.

72. Александр II и шах Наср-эд-Дин во время парада на Царицыном лугу.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 1874.

Акварель, гуашь, графитный карандаш, белила; изображение обрамлено картонным паспарту. 258 х 357 Инв. № ЭРР-7036.

Выставки: 2004 Санкт-Петербург, № 251.

Изображены: Шах Наср-эд-Дин, Александр II и великий князь Николай Николаевич верхом, в сопровождении многочисленной свиты, объезжают парадный строй войск на Царицыном лугу.

В записной книжке М.А. Зичи за 1873 г. значится: “Parad avec le Schah de Perse” (парад с персидским шахом).

“Несколько дней спустя по отъезде германского императора Вильгельма I (26 апреля 1873 года. – Г.П.) в Петербург прибыл шах персидский и провел там пять дней” (Татищев С.С. Император Александр II, его жизнь и царствование. СПб., 1903. Т. II, с. 100).

Шах Наср-эд-Дин (1831-1896) наследовал престол в 1848 г. после смерти отца – Мухаммед-шаха. Получил прекрасное образование, интересовался географией, поэзией, изобразительным искусством. В 1873, 1878 и 1889 гг. предпринимал путешествия по европейским странам, которые сам описал. Осуществил в Персии некоторые реформы – был проведен телеграф, преобразована армия, основана военная школа. Однако внутренние распри и борьба шаха с сектой бабидов привели его к гибели от руки убийцы в 1896 г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 73.

73 . Бал в Концертном зале Зимнего дворца во время официального визита шаха Наср-эд-Дина в мае 1873 года.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1874.

Гуашь, графитный карандаш, белила; изображение обрамлено картонным паспарту. 258 х 355 Инв. № ЭРР-7037.

Выставки: 2004 Санкт-Петербург, № 252.

В центре изображены вальсирующие пары, слева, в глубине, сидят Александр II и шах Наср-эд-Дин.

В записной книжке М.А. Зичи значится: “Bal avec le Schah” (бал с шахом).

Граф С.Д. Шереметев вспоминал о визите шаха: “Особенно памятны мне вечера в большой угловой гостиной цесаревны (вел. кн. Марии Федоровны. – Г.П.)… Неожиданно появлялся государь Александр II и садился за общий чайный стол… Государь подсаживался к цесаревне, слегка картавя заводил с нею речь и лишь изредка обращался к цесаревичу. Помню, как он объявил: Nous allons avoir une semain Persane (у нас будет персидская неделя), – в то время (1873. – Л/7.) ожидали приезда персидского шаха Насреддина…” (Шереметев С.Д. Мемуары // Александр III. Воспоминания. Дневники. Письма. СПб., 2001, с. 319). Один из забавных эпизодов, связанных с пребыванием шаха при Дворе, рассказал А.А. Мосолов: “На одном из приемов целый ряд сановников и дам дефилировали перед восточным патенгатом и были ему представлены. Отвечая на поклон одной из дам, шах громко сказал по-французски: – Pourquoi: vieille? laide? decollette?.. (Зачем: старая? безобразная? декольтированная?…). Очевидно, в Тегеране приличия понимали иначе, чем в Петербурге” (Мосолов А. При дворе последнего императора. Записки начальника канцелярии министра двора. СПб., 1992, с. 216).

С.Ю. Витте характеризует шаха Наср-эд-Дина как выдающегося человека с резким, твердым и определенным характером, однако также отмечает его отличную от европейской манеру поведения.

Г. П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 74.

74 . Демон, летящий над Кавказом. 1881.

Внизу справа подпись и дата: Зичи 1881.

Серая бумага, наклеенная на плотный картон; уголь, мел. 775 х 580.

Происхождение: пост, в 1927 из Зимнего дворца (Кабинет императрицы Александры Федоровны).

Инв. № OP-19011.

Литература: Алешина 1975, с. 111 (ил.); с. 112-113, 207.

Иллюстрация к поэме “Демон” М.Ю. Лермонтова. Интерес к Лермонтову возник у Зичи еще в 1860-е гг., и тогда же он исполнил первую серию рисунков, посвященных “Демону”. В 1879 г., будучи в Париже, художник с радостью откликнулся на предложение владельца русской книгоиздательской фирмы И.И. Глазунова подготовить серию рисунков к задуманному им “роскошному” изданию поэмы. В 1881 г., стремясь как можно глубже проникнуться атмосферой грузинской природы, увидеть места, где жил и творил Лермонтов, Зичи почти год прожил на Кавказе. В 1882 г., по возвращении в Петербург, он подготовил серию текстовых и отдельных больших постраничных рисунков. К числу этих последних относится и эрмитажный “Демон”. Лаконичный по средствам выражения, максимально обобщенный рисунок к первым строкам поэмы Лермонтова: “Печальный Демон, дух изгнанья, Летал над грешною землей” свидетельствует о художественном чутье Зичи.

Однако в конце 1882 г. Глазунов расторг договор с Зичи, цикл рисунков к “Демону” остался разрозненным и лишь некоторые листы были изданы в разные годы. Одним из самых популярных и неоднократно репродуцированных является “Демон, летящий над Кавказом”.

Иллюстрации Зичи не утратили своей привлекательности и в последующие годы. Любопытно отметить, что большинство художников, критиков искусства, издателей (за исключением П.П. Кончаловского, А.Я. Головина, К.А. Коровина, В.А. Серова, С.П. Яремича и некоторых других) резко осудили рисунки М.А. Врубеля, противопоставив им иллюстрации Зичи. Так, обозреватель журнала “Русский Вестник” писал: “Большой простор для фантазии художника представляет поэма Демон, только раз иллюстрированная изящным карандашом М.А. Зичи. Очень жаль, что издатели не обратились к этому художнику… Издатели поручили почти всю работу некоему художнику Врубелю, давшему ряд самых невозможных и нелепых композиций…” (Цит. по ст.: Дурылин С. Врубель и Лермонтов // Литературное наследство. 45-46. М., 1948, с. 581). Оставив в стороне несправедливость суждений критиков, не оценивших творчество Врубеля, следует отметить, что и в наши годы во многих изданиях поэмы воспроизводятся иллюстрации Зичи.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 75.

75 . Торжественный обед в Грановитой палате. 1883.

Акварель, гуашь, белила; наклеен на паспарту. 520 х 770.

Происхождение: пост, в 1927 из Зимнего дворца.

Инв. № ОР-27464.

Выставки: 1977-1978 Budapest.

Литература: Алешина 1975, с. 136-137 (ил.), с. 228.

Внизу, на оставшейся не заполненной рисунком узкой полосе бумаги художник вписал карандашом имена (к сожалению, почти стершиеся и с трудом поддающиеся прочтению) наиболее именитых персонажей. В центре композиции группа епископов; справа, за столом, герцог Монпасье, принц Баварский, князь Николай Черногорский. По другую сторону стола, лицом к зрителю, княгини Вяземская, Кочубей и графиня Адлерберг. Слева, в глубине композиции, среди других присутствующих за столом, с трудом различимые, хотя и вполне узнаваемые, Александр III и императрица Мария Федоровна, великие князья Константин Николаевич, Николай Михайлович, наследник Николай Александрович.

Внизу слева, у самого края листа, Зичи изобразил себя рядом с лакеем и столом с обеденной посудой. Сидя на низком стульчике, комично изогнувшись, он зарисовывает в тетради сцену торжества. Следует отметить несколько странный для придворного художника композиционный прием – в отличие от крошечных фигур царствующих и других именитых персон, он заполняет первый план крупными формами обслуживающего персонала.

15 мая 1883 г. в Москве, в Грановитой палате Кремля, по установившемуся обычаю состоялась торжественная трапеза по случаю коронования Александра III. Как придворный художник-хроникер, Зичи был призван запечатлеть это событие и сопутствовавшие ему торжества. Акварель должна была войти в большой праздничный альбом. В процессе работы над ним Зичи исполнил, помимо множества карандашных натурных зарисовок и целой галереи портретных рисунков, 32 больших композиции в цвете, занесенные в составленный им самим рукописный список, хранящийся в эрмитажном архиве. Данный лист под названием “Banquet Imperial” значится в нем под № 16. Но листы альбома впоследствии разошлись по разным владельцам.

А. К.-Г.

Листы из серии рисунков к портретам участников празднования коронации императора Александра III. 1883.

(Кат. 76-82).

Серия включает 183 листа, каждый сплошь наклеен на монтировку.

Литература: Алешина 1975, с. 210.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 76.

76 . Великий князь Владимир Александрович.

Внизу справа подпись: Zichy Карандаш. 355 х 220.

Происхождение: пост, в 1938 через ГМФ Инв. № ОР-43270.

Великий князь Владимир Александрович (1847-1909), третий сын Александра II. Соответственно своем’ происхождению был назначен командиром Гвардейского корпуса. Генерал от инфантерии, генерал адъютант, член Государственного совета, сенатор. В 1881-1905 гг. командующий войсками гвардш и Петербургского военного округа. Президент Академии художеств, почетный член Академии наук.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 77.

77 . Николай Карлович Гирс.

Внизу слева подпись: Zichy. Авторские надписи: вверху справа – Giers ministre de I’exterieur taille haute (voute) cheveux blond roux les yeux bruns fences [Гире министр иностранных дел рост высокий (сутулый), волосы светлые, рыжеватые, глаза карие темные]; внизу слева – les petites feuilles et les branshes argent luisant (декоративные листки и ветви – серебро сверкающее).

Карандаш. 355 х 220.

Происхождение: пост, в 1939 через ГМФ Инв. № ОР-43284.

Наброски к портрету – поясной в мундире; в фас; в гражданской одежде; в профиль; стоя вполоборота вправо с подносом в руках; прорисовки деталей мундира, головных уборов.

Николай Карлович Гирс (1820-1895), статс-секретарь; товарищ министра иностранных дел в 1875-1882 гг.; министр иностранных дел в 1882-1895 гг.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 78.

78. Граф Пален.

Внизу справа подпись: Zichy. Авторские надписи: вверху слева – …аи bout… [нрзб.]; справа – O' Pahlen taille haute barbe grise cheveux chatain teinte colore (Гр. Пален, рост высокий, борода седая, волосы шатен, цвет лица яркий); внизу справа – Conseil de I’Empire Senateur d’Elat… (Государственный совет, сенатор).

Карандаш. 355 х 220.

Происхождение: пост, в 1930 из Библиотеки Зимнего дворца Инв. № ОР-27466.

Наброски к портрету – стоя с алебардой; в фас, в профиль; рисунок головы и детали мундира.

Граф Константин Иванович Пален (1833-1912), министр юстиции в 1867-1878 гг.; член Государственного совета, сенатор.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 79.

79. Князь Дондуков-Корсаков.

Внизу под набросками справа подпись: Zichy.

Вверху справа авторские надписи: Р' Dondoukoff-Korsakoff (Caucase) le baldaquine deputation asiate [Кн. Дондуков- Корсаков (Кавказ), балдахин, депутация азиатская]

Карандаш. 360 х 220.

Происхождение: пост, в 1938 через ГМФ Инв. № ОР-43290.

Два поясных портрета – со спины и в три четверти вправо; в фас – в папахе и в мундире с орденами. Князь Александр Михайлович Дондуков-Корсаков (1820-1893), генерал-адъютант и генерал от кавалерии; в 1859 г. начальник штаба Войска Донского. Во время русско-турецкой войны командовал 13-м армейским корпусом (1876), Восточным отрядом (1877). В 1882-1890 гг. главнокомандующий войсками Кавказского военного округа. Член Государственного совета.

80. Адмирал Жорес.

Внизу слева подпись: Zichy.

Внизу справа авторская надпись: I Amiral Jaures Ambassadeur de France Карандаш. 360 x 220.

Происхождение: пост, в 1938 через ГМФ Инв. № ОР-43315.

Портрет в рост, голова, многочисленные детали мундира и орденов.

Бенжамен Жорес (1823-1889), французский адмирал. Участвовал в Крымской войне, в многочисленных военных кампаниях, в том числе в Китае и Индокитае; командовал Средиземноморской эскадрой. Был послом в Мадриде, в 1883 г. – в Санкт-Петербурге. В 1889 г., незадолго до смерти, занимал пост военно- морского министра.

81. Граф Линден.

Внизу справа подпись: Zichy.

Авторские надписи: вверху справа – Comte de Linden Ambassadeur de Wurtemberg; слева – taille haute… (Граф Линден, посол Вюртемберга; рост высокий).

Карандаш. 360 х 220.

Происхождение: пост, в 1930 из Библиотеки Зимнего дворца Инв. № ОР-27469.

Портрет в рост и погрудный, детали формы.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 82.

82. Графиня Изабелла Линден.

Внизу справа подпись: Zichy.

Вверху посередине авторская надпись: Comtesse Isabel de Linden / taille haute cheveux chatain fonce (Графиня Изабелла Линден / рост высокий, темная шатенка).

Карандаш. 360 х 220.

Происхождение: пост, в 1930 из Библиотеки Зимнего дворца Инв. № ОР-27470.

Пять портретных набросков – в профиль, в фас, два из них в парадном одеянии.

Графиня Изабелла Линден, жена графа Линдена, посла Вюртемберга в Петербурге.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 83.

83 . Заседание Государственного совета в 1884 году. 1885.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 85.

Вверху над полуовалами надпись вязью: Общее зас})дате членовъ Государственного Соеfjта 1884 года.

Графитный карандаш, тушь пером, белила; наклеен на желтое паспарту. 353 х 523.

Происхождение: пост, в 1941 из бывшего Исторического отдела ГМЭ.

Инв. № ЭРР-1515.

Литература: Алешина 1975, с. 215.

Изображены члены Государственного совета, сидящие за столами в Зале заседаний Старого Эрмитажа; в центре, под портретом Александра II, – председатель великий князь Михаил Николаевич, перед ним докладывает стоя государственный секретарь А.А. Половцов. На стенах портреты Николая I и Александра И; вверху, в центре рисунка, медальон с портретом Александра I и надпись: имп. Александръ l™/Указ 1 января 1810 года', слева от медальона, на ленте, надпись: съ нами БОГЪ. В 1880-х гг. происходили последние заседания Совета в стенах Эрмитажа перед переездом в Мариинский дворец.

Члены Совета должны были поддерживать политику императора. Поэтому сформированный в 1860-х гг. Совет состоял из сподвижников реформ Александра II, но и в 1880-х гг. он продолжал оставаться в основном либеральным, хотя Александр III назначил председателем Совета своего последователя, великого князя Михаила Николаевича. Канцелярию Совета возглавлял государственный секретарь, каковым в эти годы являлся блестящий временщик и волшебник-карьерист” А.А. Половцов. Он был либерал, и царствование Александра III оказалось неблагоприятным для его карьеры, “она остановилась при нем”. По установившейся традиции в Государственный совет назначались только сенаторы и известные сановники.

Г.П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 84.

84. Сцены встречи Александра III и австрийского императора Франца-Иосифа в Кремзире в августе 1885 года. 1887.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 81.

Акварель, графитный карандаш, белила. 547 х 355.

Происхождение: пост, в 1928 из ГМФ; ранее в Аничковом дворце.

Инв. № ЭРР-3997.

Литература: Алешина 1975, с. 216.

На листе зарисовано семь сюжетов встречи, расположенных горизонтально.

Вверху: в центре Кремзирский замок с освещенными окнами, слева от него Александр III проходит вдоль строя почетного караула; справа императрица Мария Федоровна среди группы придворных. Под этими композициями, в центре акварели, изображены две медали на ленте, выбитые в честь встречи, с изображением Франца-Иосифа и Александра III; между ними в венке дата встречи с монограммами императоров: 1885 13.14 Aout Kremsir. F.J.I – A. Ill.

В середине листа: в центре крестьяне в национальных костюмах, слева от них Александр III и Франц- Иосиф подъезжают к накрытому под тентами обеденному столу; справа оба императора возле военного оркестра.

В нижней части листа: Александр III и Франц-Иосиф в лесу после охоты стоят у лежащих в ряд убитых оленей.

Кремзир – город в Австро-Венгрии (Моравия), где состоялось свидание императоров России и Австрии. Известно, что внешняя политика Александра III была направлена на сохранение мира и установление европейского равновесия. Император старался избегать международных инцидентов и в начале 1880-х гг. поддерживал Австро-Германский союз. В это время российский министр иностранных дел Гире встречался с Бисмарком; Александр III приехал по приглашению Франца-Иосифа в Кремзир. Это был момент обострения русско-английских отношений, и детали союза с республиканской Францией еще не определились. Князь Мещерский вспоминает об этой встрече: “В августе (1885 г. – Г.П.), неожиданно для всех, состоялось всех заинтриговавшее в области внешней политики, свидание Государя с австрийским императором в Кремзире, близ Ольмюца. Записал остроумные слова, приписываемые Бисмарку, которые мне привел в разговоре Гире. На вопрос: a quoi pensez vous done? (о чем вы думаете?) – заданный Бисмарку, он будто ответил: je pense a faire une Autriche slave et une Russie allemande (Я думаю, как бы сделать славянскою Австрию и немецкою Россию)” (Мещерский В.П. Мои воспоминания. М., 2001, с. 584).

Г.П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 85.

85. Празднование дня Св. Георгия в Зимнем дворце 26 ноября 1887 г. 1887.

Внизу справа подпись: Zichy.

Светло-коричневая бумага; акварель, гуашь, карандаш, белила; наклеен на картон. 368 х 552.

Происхождение: пост, в 1927 из Исторических комнат Зимнего дворца.

Инв. № ОР-19018.

Литература: Алешина 1975, с. 216.

В центральной части листа изображена звезда, лента и знаки военного ордена св. великомученика и победоносца Георгия. В верхней части листа: слева процессия чинов роты дворцовых гренадеров, направляющихся во главе с императором Александром III и членами царского семейства в Георгиевский (Тронный) зал; справа молебен в Георгиевском зале.

В нижней части листа: слева, в Растреллиевской галерее, Александр III провозглашает тост в честь чинов роты дворцовых гренадеров; в центре церемония освящения знамени митрополитом в присутствии императора и великих князей Николая Николаевича-старшего и Константина Николаевича; под этой сценой золотыми буквами надпись: 26го Ноября 1887 года; справа праздничный обед для чинов Двора, генералов.

Орден Св. Георгия, учрежденный в 1769 г., был предназначен для наград за воинские подвиги. Все торжественные церемонии, связанные с орденским праздником, который отмечался 26 ноября, происходили в Зимнем дворце. Там же, в Георгиевском зале, заседала с 1811 г. Георгиевская кавалерская дума.

А. К.-Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 86.

86. Прием персидского шаха Наср-эд-Дина в Петербурге во время его визита 11-14 мая 1889 года. 1889.

Внизу слева подпись: Zichy 89. Вверху по центру надпись: 11-12-13-14 Mai 1889 Картон; графитный карандаш, акварель, гуашь, белила, золотая краска. 357 х 543 Происхождение: пост, в 1927 из исторических комнат Зимнего дворца Инв. № ГЭ С)Р-19022.

Выставки: Санкт-Петербург 2004, № 254.

На акварели Зичи представлена композиция из семи сцен торжественного приема шаха. Первая сцена вверху, в центре: царская ложа во время спектакля в Мариинском театре; на первом плане императрица Мария Федоровна, слева персидский шах и греческая королева Ольга Константиновна, справа король Греции Георг I; на втором плане император Александр III, правее наследник престола Николай Александрович; по сторонам в боковых ложах русские и персидские придворные.

Вторая сцена вверху слева: парадный обед в Николаевском зале Зимнего дворца; в глубине, возле канделябра, сидят напротив друг друга Александр III и персидский шах.

Третья сцена вверху справа: экипаж с персидским шахом и российским адмиралом, с камер-казаками на запятках подъезжает к Собственному Его Императорского Величества подъезду Зимнего дворца. Четвертая сцена в центре: появление Александра III и персидского шаха в зале Эрмитажного театра: вверху, на ступеньках, Александр III с греческой королевой Ольгой Константиновной; ниже персидский шах с императрицей Марией Федоровной; на первом плане два камергера с придворными дамами и великий князь Алексей Александрович (?) в профиль.

Пятая сцена внизу справа, первый ряд кресел Эрмитажного театра: вторая дама слева – герцогиня Эдинбургская, великая княгиня Мария Александровна, сестра императора, рядом с ней наследник цесаревич Николай Александрович; правее Александр III, за ним греческая королева, персидский шах и императрица Мария Федоровна; во втором ряду, за великой княгиней Марией Александровной, великий князь Алексей Александрович (?).

Шестая сцена в центральной части рисунка слева: персидский шах и наследник цесаревич Николай Александрович в венгерке лейб-гвардии Гусарского полка проходят по залам Зимнего дворца в сопровождении придворных скороходов, предводительствуемые церемониймейстером.

Седьмая сцена внизу слева: выход в Гербовый зал Зимнего дворца перед парадным ужином – в центре Александр III и греческая королева, правее – императрица Мария Федоровна и персидский шах, окруженные толпой придворных.

Шах Наср-эд-Дин посетил Петербург, возвращаясь из своего путешествия по Европе.

Г.П.

87. Листы в тетради с набросками сцен и театральных костюмов для придворного спектакля в Эрмитажном театре 31 января – 2 февраля 1889 г.

На обложке тетради наклейка с типографским текстом: Зичи Художник Его Императорского Величества Симеоновск. пер. № 1/32. Вверху на наклейке авторская надпись карандашом: Spectacle аи Theatre del’Ermitage 31 Janu – 2 Fevrier.

Тетрадь: 210 x 170, содержит 14 листов с набросками и их опись Происхождение: основное собрание Эрмитажа; пост, в 1928 из Зимнего дворца Инв. № ОР-24252-24253 Литература: Алешина 1975, с. 223.

Наброски персонажей и Тронного зала в спектакле “Царь Борис”. 1889 Карандаш. 210 х 340 (на внутренней стороне обложки и смежном листе).

В верхней половине рисунка фигуры послов, в центре царь Борис с приветственно приподнятой рукой, рядом набросок головы царя. В нижней половине рисунка тронный зал; внизу слева авторские надписи: 1) Les Ambassadeurs 2) Le persan et le turc 3) Le peuple 4) La maison (нрзб.) 5) Boris et le moine. Многочисленные авторские надписи.

В описи художника к рисунку дана пояснительная надпись: Salle de Trone. Entree solennelle du Czar Boris. Les Ambassadeurs – le Turc, le persan et les moines d’Iberie. Invasion du peuple dans la salle (Тронный зал. Торжественное появление царя Бориса. Послы – турецкий, персидский и иберийские монахи. Толпа народа хлынула в зал).

Зарисовки сделаны во время подготовки спектакля по пьесе Алексея Константиновича Толстого “Царь Борис. Трагедия в пяти действиях”. На рисунке – события, связанные с первым действием трагедии. Пьеса Толстого была напечатана еще в 1870 г., но театральная дирекция в то время не приняла ее к исполнению. Премьера “Царя Бориса” на сцене Эрмитажного театра состоялась в начале 1889 г. силами артистов-любителей, близких к придворным кругам. Афиша спектакля пока не обнаружена. Двойная дата в надписи художника, возможно, объясняется повторным исполнением пьесы.

А. К.-Г.

88. Празднование столетнего юбилея лейб-гвардии Павловского полка. 1890.

Внизу, около середины, подпись и дата: Zichy 90.

Светло-коричневая бумага; акварель, карандаш, гуашь, белила, золото, наклеена на картон. 347 х 540.

Происхождение: пост, в 1927 из Исторических комнат Зимнего дворца.

Инв. № ОР-19027.

Литература: Алешина 1975, с. 222.

Вверху, в центре, даты отмечаемого события: 1790 15го Мая 1890; под ними в виньетке изображение командира, зачитывающего перед полком приказ.

В композиции рисунка, слева направо, прослеживаются три параллельные части: верхняя, средняя и нижняя, каждая из которых содержит ряд эпизодов.

В верхней части листа: слева Александр III в присутствии императрицы, великих князей и придворных провозглашает тост в честь офицеров полка; в центре Александр III, окруженный полковыми командирами и членами царского семейства, прикрепляет к полковому знамени: юбилейную Андреевскую ленту с надписью: 14 Мая\ справа обед в полковом манеже.

В средней части листа: слева солдат Павловского полка в форме 1790 г., справа – в форме 1890 г.; между ними сцена выноса полкового знамени, под ней вписаны буквы: Пр Ар Нг А А Г.

В нижней части листа: слева полковые командиры, великие княгини и Мария Федоровна (стоит на ковре); в центре полковой парад на Марсовом поле; справа торжественный обед с членами императорского семейства.

А. К, Г.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 88.

89. “Музыка, сопровождающая человека от колыбели до могилы”. 1892.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 1892.

Наверху справа надпись: Circonferance de la Salle 30 sagenes. Hauteure de la Salle 8 sagenes (окружность зала 30 саженей, высота зала 8 саженей, т. е. около 64 м по периметру и около 17 м в высоту).

Бумага с тремя наклейками (вариантами деталей композиции); акварель, карандаш, местами белила. 250 х 3970.

Происхождение: пост, в 1938 из Сектора музыкальной культуры и техники Павловского дворца-музея.

Инв. № ОР-40384.

Выставки: 1977-1978 Budapest.

Литература: Алешина 1975, с. 140 (ил. – деталь), 150, 224.

На длинном свитке Зичи изобразил ряд последовательных сцен (справа налево): колыбельная – няня, укачивающая младенца; детский хоровод; наставляющий прихожан священник, воскресный колокол, призывающий в церковь; поющие студенты; парочки, поющие о любви; национальные танцы – грузинские, венгерские, русские; воинственные танцы австралийских канаков; оркестр, исполняющий свадебный марш, мелодии из “Фауста”; не забыт и полковой оркестр, призывающий к атаке; две сцены во славу Венгрии, которую перекрывает сцена русского гимна “Боже, Царя храни”. Заканчивается рисунок двумя вариантами похорон – с католическим священником и перекрывающим эту сцену – с православным священником.

Почти четырехметровый рисунок был задуман для росписи концертного зала, о чем свидетельствует и надпись. Судя по отсутствию каких-либо данных о судьбе росписи, она не была осуществлена и осталась лишь на бумаге.

Тема музыки, сопровождающей человека на протяжении всей его жизни, издавна занимала воображение художника. В 1860-х гг. она нашла претворение в композиции, впоследствии вдохновившей его знаменитого соотечественника Ференца Листа на сочинение симфонической поэмы “От колыбели до могилы” (1882). Художник неоднократно встречался с композитором и, возможно, на этот раз воплотил в своем разворачивающемся в виде фриза рисунке некоторые музыкальные программные сюжеты Листа. А. К.-Г.

Листы из серии “Придворная охота Александра III в Беловежской пуще 20 августа – 3 сентября 1894 г.”. 1895 (Кат. 90-92).

Серия включает 29 акварелей с аналогичными сюжетами.

Происхождение: пост, в 1950; ранее в Аничковом дворце Литература: Алешина 1975, с. 225.

90. Облава на зубра в Беловежской пуще 25 августа 1894 г.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 95.

Внизу слева авторская надпись: Щлов^жъ 25 авг. 1894.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила; вмонтирован в паспарту. 235 х 305 (в свету).

Инв. № ЭРР-3969.

На первом плане стоят спиной к зрителю Александр III и цесаревич Николай Александрович, наблюдающие за окружением зверя.

91. Александр III возле убитого зубра в Беловежской пуще 25 августа 1894 г.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 95.

Внизу слева авторская надпись: Брлов/)жъ 25 авг. 1894.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила; вмонтирован в паспарту. 235 х 305 (в свету).

Инв. № ЭРР-3970.

Изображены: императрица Мария Федоровна, Александр III и цесаревич Николай Александрович возле туши зубра.

Вряд ли император сам участвовал в этой охоте, он не любил охоты с облавой. Однако его и императрицу пригласили посмотреть на редкого убитого зверя.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 92.

92. Обед в Беловежском охотничьем дворце в конце августа 1894 г.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 95.

Внизу слева авторская надпись: Щлов1)жъ 20 Авг – 3 Сент 94.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила: вмонтирован в паспарту. 235 х 305 (в свету).

Инв. № ЭРР-3972.

Изображен накрытый стол, во главе которого спиной к зрителю сидит Александр III, справа – Мария Федоровна и цесаревич Николай Александрович, вокруг члены свиты, обычно обедавшие вместе с государем.

В конце лета 1894 г. в связи с ухудшением здоровья Александра III было принято решение ехать в Беловеж, где любил охотиться еще Александр II. Врачи надеялись, что воздух хвойных лесов, режим и уход дадут благоприятный результат. 20 августа царская семья прибыла в Беловежский дворец.

Н.К. Полевой вспоминал: “С государем приехали в Беловеж императрица Мария Федоровна, дети их великие князья Николай Александрович (ныне император Николай II), Михаил Александрович и Ольга Александровна… Приехали также великие князья Михаил Николаевич, старший член и любимец царской семьи, и брат государя Владимир Александрович… На другой день по приезде государя в Беловеж, рано утром, была назначена охота, и она происходила затем каждый день.

Государь Александр III редко ездил на эти охоты… В Беловеже в эти дни самые ревностные охотники были великие князья… Государь очень много работал… Иногда в полдень он ехал с императрицей прокатиться по пуще, разыскивая охотников, и завтракал с ними ‹…›

Зубров убивали редко; условлено было щадить их; но они изредка появлялись среди охотничьих трофеев ‹…› Погода в Беловеже стояла все время сырая, пасмурная. Климат там вообще неприятный, много суровее, чем в местностях, окружающих пущу… Доктор Захарьин настойчиво требовал переезда двора в другой, более сухой и теплый климат… Объявлено было о переезде всей царской семьи в Спалу, в царстве Польском” (Полевой Н.К. Император Александр III в Беловеже // Александр III. Воспоминания. Дневники. Письма. СПб., 2001, с. 240-245).

Г.П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 93.

93. Сцены охоты Александра III в Спале 4-17 сентября 1894 г. 1895.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 95.

Вверху слева авторская надпись: Спала 4-17 Сент. 1894.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила; вмонтирован в паспарту. 235 х 305 (в свету).

Происхождение: пост, в 1950; ранее в Аничковом дворце.

Инв. № ЭРР-3975.

Литература: Алешина 1975, с. 225.

Изображены четыре сюжета охоты. Вверху Александр III подает руку императрице, выходящей из коляски; надпись: Fin du pirschen – commencement du Lumbago (конец худшему – начало люмбаго).

Внизу: слева – Александр III, которому один из участников охоты подает карандаш, рядом императрица, держащая убитую дичь; надпись: Le crayon (карандаш); в центре – егерь, трубящий в охотничий рог; надпись: Engel – virtuosi (Энгель – виртуоз); справа – Александр III, Мария Федоровна и скачущий мимо охотник, указывающий вперед; надпись: Тугпъ сейчасъ олень кричалъ.

С 4 по 17 сентября 1894 г. царская семья провела в Спале – местечке в Царстве Польском, где раньше часто устраивались парадные охоты с приглашением многих гостей.

Отсюда 8 сентября Александр III писал дочери великой княгине Ксении Александровне в Крым: “В Беловеже я совсем не охотился, и бывали дни, что не выходил из дома, такая мерзкая была погода. Здесь я почти каждый день на охоте, и погода чудная, летняя. Радуюсь страшно увидеть тебя в Ливадии” (Цит. по. кн.: Боханов А. Император Александр III. М., 1998, с. 455). В Спале император охотился на оленей – это был его любимый вид охоты, “которая очень удачна бывает в лесах Спалы” (Полевой Н.К., с. 241).

Г.П.

94. Александр III в Ливадийском дворце в октябре 1894 г. 1895.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 95.

Слева и в центре надписи: Ливадш. Окт: 1894; Голуби Г-на Ивана Ермолаевича Григорьева.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила; вмонтирован в паспарту. 237 х 305 (в свету).

Происхождение: пост, в 1950; ранее в Аничковом дворце.

Инв. № ЭРР-3980.

Литература: Алешина 1975, с. 225.

Изображена группа военных императорской свиты в парке Ливадийского дворца среди стаи летающих голубей, которых выпускают из клетки. Возле клетки великий князь Михаил Александрович и великая княгиня Ольга Александровна.

Справа у стола адъютант, очевидно распределяющий членов свиты по жилым помещениям. Во дворце, на открытом балконе, за происходящим наблюдает Александр III с семьей.

После отъезда из Спалы императорская семья переехала в Крым. В Ливадии царь поселился не в Большом дворце, а на небольшой вилле, построенной архитектором И.А. Монигетти в 1858 г., где Александр жил еще будучи цесаревичем.

Г.П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 95.

95. Приезд принцессы Алисы Гессенской в Ливадию 10 октября 1894 г. 1895.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 95.

Внизу справа авторская надпись: Larrivee de Son Altesse Grande Ducale la Princesse Alice ck Hesse, a Livadia 10 Oct. 1894 (Прибытие Ее Высочества принцессы Алисы Гессенской в Ливадию).

Картон; акварель, графитный карандаш, белила; вмонтирован в паспарту. 240 х 305 (в свету) Происхождение: пост, в 1950; ранее в Аничковом дворце Инв. № ЭРР-3991.

Литература: Алешина 1975, с. 225.

В центре изображена открытая коляска, в которой сидят Алиса Гессенская и ее сестра великая княгиня Елизавета Федоровна, подъезжающие вечером к освещенному дворцу. За ними экипаж встречавших их цесаревича Николая Александровича и великого князя Сергея Александровича.

Приезд невесты наследника в Ливадию связан с критическим состоянием здоровья Александра III, который должен был благословить брак цесаревича.

5 октября 1894 г. Николай записал в дневник: “Папа и Мама позволили мне выписать мою дорогую Алике из Дармштадта сюда – ее привезут Элла и д. Сергей… Какое счастье снова так неожиданно встретиться – грустно только, что при таких обстоятельствах”.

10 октября 1894 г.: “В 9i/2 отправился с д. Сергеем в Алушту, куда приехали в час дня. Десять минут спустя из Симферополя подъехала моя ненаглядная Аликс с Эллой… Мною овладело страшное волнение, когда мы вошли к дорогим Родителям. Папа был слабее сегодня и приезд Аликс кроме свидания с о. Иоанном утомили его”. (Отец Иоанн Кронштадтский прибыл в Ливадию 8 октября по вызову Александра III. – Г.П.) (Дневники Императора Николая II. М., 1990, с. 39, 41).

Великий князь Александр Михайлович вспоминал: “Невеста нового императора принцесса Алиса Гессен- Дармштадтская прибыла из Германии накануне кончины… (императора – Г.П.). Из-за болезни государя забыли отдать распоряжение о высылке на границу императорского поезда, и будущая императрица Всероссийская путешествовала по России как простая смертная” (Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М., 1991, с. 141).

Г.П.

96 . Венчание великой княжны Ксении Александровны и великого князя Александра Михайловича 25 июля 1894 года в Большой церкви Петергофского дворца. 1895.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 95.

Надписи авторские золотой краской: вверху в центре – 25 июля 1894, слева в центре – 23 000 миль на яхте Тамара (морское путешествие Александра Михайловича – Т.П.), справа, под коробкой с детскими игрушками – Терпение, внизу слева – Spectacle gala le 28 Juillet, внизу в центре – Sur la route vers Ropcha; внизу справа – Trop de zele (слишком усердно).

Картон желтый; акварель, графитный карандаш, белила, гуашь, золотая краска – изображение; золоченый.

Картон – паспарту; карельская береза – рама; 530 х 340 – изображение (в свету); 925 х 750 – рама.

Происхождение: пост, в 1941 из бывшего Исторического отдела ГМЭ; до 1928 в ГМФ.

Инв. № ЭРР-1029.

Литература: Алешина 1975, с. 225.

На рисунке шесть вертикально расположенных сцен придворных празднеств в честь бракосочетания Ксении Александровны и Александра Михайловича.

Первая сцена вверху: обряд венчания в церкви Большого Петергофского дворца, перед алтарем брачующиеся, над которыми держат венцы – над Александром Михайловичем его брат Николай Михайлович, над Ксенией ее брат цесаревич Николай Александрович (будущий император Николай II); справа – император Александр III и императрица Мария Федоровна, рядом с ней греческая королева Ольга Константиновна и младшая дочь великая княжна Ольга Александровна; возле входа, у пилястры, великий князь Михаил Николаевич и члены семьи Романовых.

В центре листа, с двух сторон от амуров, три сцены: слева императрица Мария Федоровна благословляет дочь, справа та же сцена благословения Александром III в присутствии императрицы Марии Федоровны, великого князя Михаила Николаевича, цесаревича Николая Александровича и великой княжны Ольги Александровны; под группой с амурами торжественный обед: на первом плане (со спины) Александр III, молодожены и императрица Мария Федоровна.

На пятой зарисовке члены императорской семьи на концерте.

Внизу шестая сцена – торжественный спектакль в Мариинском театре: в центре царской ложи молодожены, по сторонам императрица и император в окружении членов семьи и придворных. Великая княжна Ксения Александровна, старшая дочь императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. Великий князь Александр Михайлович, четвертый сын великого князя Михаила Николаевича (дяди Александра III) и великой княгини Ольги Федоровны (урожденной принцессы Баденской). Великий князь Александр Михайлович так вспоминает об этом дне: “Наша свадьба должна была состояться как раз в той же церкви Петергофского Большого дворца, в которой я присягал в день моего совершеннолетия. Эта церковь была избрана мною, в виду моей суеверной неприязни к столице.

За обрядом одевания невесты наблюдала сама Государыня при участии наиболее заслуженных статс-дам и фрейлин. Волосы Ксении были положены длинными локонами, и на голове укреплена очень сложным способом драгоценная корона.

Я помню, что она была одета в такое же серебряное платье, что и моя сестра Анастасия Михайловна и как все великие княжны в день их венчания. Я помню также бриллиантовую корону на ее голове, несколько рядов жемчуга вокруг шеи и несколько бриллиантовых украшений на ее груди.

Наконец мне показали невесту, и процессия двинулась. Сам Государь Император вел к венцу Ксению. Я следовал под руку с Императрицей, а за нами вся остальная Царская фамилия в порядке старшинства. Миша и Ольга, младшие брат и сестра Ксении, мне подмигивали, и я должен был прилагать все усилия, чтоб не рассмеяться. Мне рассказывали впоследствии, что «хор пел божественно». Я же был слишком погружен в мои мысли о предстоящем свадебном путешествии в Ай-Тодор, чтобы обращать внимание на церковную службу и пение придворных певчих ‹…›

Все мы видели, каким утомленным выглядел Государь, но даже он сам не мог прервать ранее положенного часа утомительный свадебный обед.

Только в 11 час. вечера мы могли переодеться и уехать в придворных экипажах в пригородный Ропшинский дворец, где должны были провести нашу брачную ночь” (Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М., 1991, с. 109-111).

Впоследствии для молодоженов был отремонтирован дворец на набережной Мойки.

Т.П.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 96.

Листы из серии “Смерть Александра III в Ливадии”. 1895 (Кат. 97-99).

Серия включает 11 акварелей и рисунков.

Происхождение: пост, в 1979; ранее в Аничковом дворце Литература: Алешина 1975, с. 225.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 97.

97. Заупокойная служба по умершему Александру III в комнате Ливадийского дворца 21 октября 1894 г.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 95 В центре авторская надпись: Ливадш 21 Окт: 1894.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила, гуашь; вмонтирован в паспарту. 240 х 305 (в свету).

Инв. № ЭРР-8028.

Выставки: 1998-2000 Wilmington, Mobile, No. 56.

Изображены: Александр III на смертном ложе; слева протоиерей И.Н. Янышев с кадилом; вокруг члены семьи, среди которых императрица Мария Федоровна, великая княгиня Мария Александровна, греческая королева Ольга Константиновна, принцесса Алиса Гессенская, великая княгиня Елизавета Федоровна и другие; справа группа великих князей, среди которых Сергей Александрович и Владимир Александрович.

20 октяоря 1894 г. Ники и я стояли на веранде чудесного Ливадийского дворца с мешками кислорода в руках: мы присутствовали при последних минутах Александра III… Кончина Александра III была подобна его жизни. Являясь убежденным врагом звучных фраз и мелодраматических эффектов, царь при приолижении последней минуты лишь бормотал короткую молитву и простился с императрицей” (Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М., 1991, с. 140).

“20 окт. Четверг.

Боже мой, Боже мой, что за день! Господь отозвал к себе нашего обожаемого дорогого горячо любимого Папа. Голова кругом идет, верить не хочется – кажется до того неправдоподобным ужасная действительность. Все утро мы провели наверху около него! Дыхание его было затруднено, требовалось все время давать ему вдыхать кислород. Около половины 3 он причастился св. Тайн; вскоре начались легкие судороги… конец быстро настал! О. Иоанн больше часу стоял у его° изголовья и держал за голову. Это была смерть святого! Господи, помоги нам в эти тяжелые дни!.. Вечером в 9 1/2 была панихида – в той же спальне!” ‹…› 21 октября.

После завтрака была отслужена панихида, в 9i s вечера – другая” (Дневники Николая II. М., 1991, с. 43).

98. Гроб с телом Александра III на борту корабля “Память Меркурия” по пути из Ялты в Севастополь 27 октября 1894 г.

Внизу справа подпись и дата: Zichy 95.

В центре авторская надпись: 27 Octobre 1894. De Jalta а Sebastopol.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила, гуашь; вмонтирован в паспарту. 237 х 302 (в свету).

Инв. № ЭРР-3995 “27 октября. Четверг.

В 81/2 покинули наш дом, который теперь так горестно осиротел, и поехали в церковь. Там кончалась обедня. Вынесли гроб и передали его казакам, которые, чередуясь со стрелками и гребцами с катера Его Вел., донесли его до пристани в Ялте. Мама и все мы провожали гроб пешком. После литии перешли на «Память Меркурия», где гроб был поставлен на шканцах под тентом из Андреевского флага. Полное дежурство стояло вокруг. Чудная, красивая, но грустная картина” (Дневники императора Николая II. М., 1991, с. 44).

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 99.

99. Вынос гроба Александра III из траурного поезда в Москве 30 октября 1894 г.

Внизу слева подпись и дата: Zichy 95 В центре авторская надпись: Москва 30 Окт: 1894.

Картон; акварель, графитный карандаш, белила, гуашь; вмонтирован в паспарту. 240 х 305 (в свету).

Инв. № ЭРР-8030.

Выставки: 1998-2000 Wilmington, Mobile, No. 59 “30 октября. Воскресенье.

В 91 /2 пересели (в Туле. – Г.П.) в салон траурного поезда и так доехали в нем до Москвы. На платформе встретили д. Сергей, Элла и д. Миша. Мы вынесли гроб и поставили его на колесницу” (Дневники императора Николая И, с. 45).

Г.П.

Листы в тетради с разными набросками, исполненными в Москве. 1903 (Кат. 104, 105).

Тетрадь содержит 30 листов.

На обложке наклейка с типографским текстом: Зичи. Художник Его Императорского Величества. Симеоновск. пер. № 1/32. Вверху слева на наклейке надпись автора чернилами: Москва. Piques (Пасха).

Происхождение: основное собрание Эрмитажа; пост, в 1928 из Зимнего дворца Литература: Алешина 1975, с. 235.

104 . Шествие народа на пасхальную службу.

Карандаш. 170 х 105 Инв. № OP-35711 (оборот).

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа

Кат. 105.

105. с Семейство императора Николая II.

Вверху справа дата: 2 avnle, слева – пометки о цвете, над женской фигурой надпись: Csse Galitzin Карандаш. 170 х 105 Инв. № ОР-35712.

В центре императрица Александра Федоровна (1872-1918) с младшей дочерью Анастасией (1901- 1918); слева, судя по надписи, княгиня Голицына и трое детей: Татьяна (1897-1918), Мария (1899- 1918), Ольга (1895-1918).

А. К.-Г.

Колода игральных карт. 1860. Акварель. 52 карты.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа
А. С. Кантор-Гуковская.

Оглавление.

При дворе русских императоров Произведения Михая Зичи из собраний Эрмитажа. Михай Зичи. Творческий путь. Игральные карты со сценами охоты Александра II. Листы в тетради с набросками театральных костюмов для придворных спектаклей в Эрмитажном театре. 1900 (Кат. 100, 101). 100. Пять персонажей в театральных костюмах. 101. “Убийство Гонзаго”. Листы в тетради с разными набросками. 1900 (Кат. 102, 103). 102. Четверо мастеровых за работой, сидящих на скамье у стены дома. 103. Выступление полкового оркестра на улице перед офицерами и придворными дамами. Пояснения к каталогу. Листы из альбома “Офицеры лейб-гвардии Конно-пионерного дивизиона”. 1852 (Кат. 1-3). 1. Великий князь Николай Николаевич-старший. 2. Князь Петр Романович Багратион. 3. Ричард Иванович Трувеллер. Листы из альбома “Офицеры лейб-гвардии Конной артиллерии 2-й легкой батареи”. 1852 (Кат. 4, 5). 4. Великий князь Михаил Николаевич. 5. Штабс-капитан Эйлер. 15 . Николай I на строительных работах. 1853. 16 . Неловкая встреча в день дежурства (офицер в пролетке). Начало 1850-х. 22. Портрет императрицы Марии Александровны, вдовствующей императрицы Александры Федоровны и великой княгини Александры Иосифовны. 1857. 23. Сцена коронации Александра II в Успенском соборе 26 августа 1856. 1857. 23. Сцена коронации Александра II в Успенском соборе 26 августа 1856. 1857. Серия рисунков “Придворная жизнь в Гатчине в 1859 году” (Кат. 24-36). 24. Прием у императрицы Марии Александровны. 1859. 25. Александр II с придворными в Гатчинском театре. 1859. 26. Александр II с придворными в Арсенальном зале Гатчинского дворца. 1859. 27. Выезд Александра II на охоту 28 октября 1859 г. 1859. 28. Охотничьи трофеи. 1859. 31. “Прямая линия”. 1859. 32. “Ундина”. 1859. 33. Меценат (Шарада). 1859. 34. Меценат (Шарада). 1860. 35 . Меценат (Шарада). 1860. 36 . Театральные импровизации на разные темы. 1859. 37. Охотничий альбом Александра II. 1860. 38. Автопортрет-шарж. 1861. 39. Артистка Девериа. 1861. 40. Артистка Бернарди в роли рыбака. 1861. 41. Поздравление Александра II 1 января 1863 г. дипломатическим корпусом. 1863. 42 . Бал в честь императора Александра II, организованный городом Гельсингфорсом в сентябре 1863 г. в здании железнодорожного вокзала. 1864. 43. Костюмированный бал во дворце княгини Елены Кочубей в честь императора Александра II 5 февраля 1865 года. (1865). 44. Передняя во дворце. 1865. 43. Серия рисунков “Военные маневры в Красном Селе”. 1865. 47. Обручение великого князя Александра Александровича и великой княгини Марии Федоровны. 1867. 48. Свадьба великого князя Александра Александровича и великой княгини Марии Федоровны. 1867. 49. Крещение великого князя Николая Александровича 20 мая 1868 г. 1868. Серия портретов шефов и командиров лейб-гвардии Гусарского полка. 1868 (Кат.. 50-65). 30. Портрет императора Александра I в мундире лейб-гвардии Гусарского полка. Тип Д. Доу 1825. 52. Портрет наследника цесаревича великого князя Александра Александровича, шефа лейб-гвардии Гусарского полка, в мундире полка. 53. Портрет генерал-майора графа В.В. Левашова. 54. Портрет фельдмаршала графа П.Х. Витгенштейна. 55. Портрет генерала князя С.А. Хилкова. 56. Портрет генерала барона Е.К. Арпс-Гофена. 57 . Портрет генерала М.Г. Хомутова. 58. Портрет генерала Н.Ф. Плаутина. 59. Портрет генерала А.Б. Будберга. 60. Портрет генерала барона А.Е. Энгельгардта. 61. Портрет генерала князя В.В. Яшвиля. 62. Портрет генерала барона Ф.Ф. Винценгероде. 63. Портрет генерала П.П. Альбединского. 64. Портрет генерала графа И.И. Воронцова-Дашкова. 65. Портрет генерала Д.А. Татищева. 66. Проект театрального занавеса. 1869. 67. Парад 12-го гренадерского Астраханского Е.И.В. наследника полка перед Аничковым дворцом 26 февраля 1870. 1870. 68. Портрет графа Э.Т. Баранова. 1870-е. Листы из серии “Посещение императором Вильгельмом Санкт-Петербурга”. 1873 (Кат. 69-71). 69. Завтрак императоров Александра II и Вильгельма I в Зимнем дворце Картон; акварель, графитный карандаш; вмонтирован в паспарту. 335 х 403 Инв. № ЭРР-894. 70. Парадный обед в Концертном зале Зимнего дворца. 71. Парадный спектакль в честь Вильгельма I в Михайловском театре Внизу и центре подпись и дата: zichy 1873. Листы из серии “Посещение персидским шахом Санкт-Петербурга. 1873”. 1874. 72. Александр II и шах Наср-эд-Дин во время парада на Царицыном лугу. 73 . Бал в Концертном зале Зимнего дворца во время официального визита шаха Наср-эд-Дина в мае 1873 года. 74 . Демон, летящий над Кавказом. 1881. 75 . Торжественный обед в Грановитой палате. 1883. Листы из серии рисунков к портретам участников празднования коронации императора Александра III. 1883. 76 . Великий князь Владимир Александрович. 77 . Николай Карлович Гирс. 78. Граф Пален. 79. Князь Дондуков-Корсаков. 80. Адмирал Жорес. 81. Граф Линден. 82. Графиня Изабелла Линден. 83 . Заседание Государственного совета в 1884 году. 1885. 84. Сцены встречи Александра III и австрийского императора Франца-Иосифа в Кремзире в августе 1885 года. 1887. 85. Празднование дня Св. Георгия в Зимнем дворце 26 ноября 1887 г. 1887. 86. Прием персидского шаха Наср-эд-Дина в Петербурге во время его визита 11-14 мая 1889 года. 1889. 87. Листы в тетради с набросками сцен и театральных костюмов для придворного спектакля в Эрмитажном театре 31 января – 2 февраля 1889 г. 88. Празднование столетнего юбилея лейб-гвардии Павловского полка. 1890. 89. “Музыка, сопровождающая человека от колыбели до могилы”. 1892. Листы из серии “Придворная охота Александра III в Беловежской пуще 20 августа – 3 сентября 1894 г.”. 1895 (Кат. 90-92). 90. Облава на зубра в Беловежской пуще 25 августа 1894 г. 91. Александр III возле убитого зубра в Беловежской пуще 25 августа 1894 г. 92. Обед в Беловежском охотничьем дворце в конце августа 1894 г. 93. Сцены охоты Александра III в Спале 4-17 сентября 1894 г. 1895. 94. Александр III в Ливадийском дворце в октябре 1894 г. 1895. 95. Приезд принцессы Алисы Гессенской в Ливадию 10 октября 1894 г. 1895. 96 . Венчание великой княжны Ксении Александровны и великого князя Александра Михайловича 25 июля 1894 года в Большой церкви Петергофского дворца. 1895. Листы из серии “Смерть Александра III в Ливадии”. 1895 (Кат. 97-99). 97. Заупокойная служба по умершему Александру III в комнате Ливадийского дворца 21 октября 1894 г. 98. Гроб с телом Александра III на борту корабля “Память Меркурия” по пути из Ялты в Севастополь 27 октября 1894 г. 99. Вынос гроба Александра III из траурного поезда в Москве 30 октября 1894 г. Листы в тетради с разными набросками, исполненными в Москве. 1903 (Кат. 104, 105). 104 . Шествие народа на пасхальную службу. 105. с Семейство императора Николая II. Колода игральных карт. 1860. Акварель. 52 карты.