Прикол.

Во время летних каникул студенческий городок Арктурского университета на Эроне, второй планете системы Арктура, становился весьма унылым, да к тому же и очень жарким местом, поэтому не стоило удивляться, что для второкурсника Майрона Тубала жизнь наполнилась скукой и тоской. Заглянув вот уже в пятый раз за день в студенческий клуб в отчаянной попытке увидеть хотя бы одно знакомое лицо, он наконец с радостью обнаружил там Билла Сефана, зеленокожего юношу с пятой планеты Веги.

Сефан, как и Тубал, завалил биосоциологию, и теперь остался на каникулы в университете, готовясь к переэкзаменовке. Подобная несправедливость судьбы делает второкурсников закадычными друзьями.

Обессилевший от жары Тубал буркнул что-то вместо приветствия, плюхнул в самое большое кресло свое огромное безволосое тело коренного арктурца и спросил:

– Новичков уже видел?

– Так рано? До начала осеннего семестра еще шесть недель!

Тубал зевнул.

– Таких у нас еще не было. Это первая группа из Солярианской системы – десять первокурсников.

– Солярианской системы? Ты имеешь в виду новую систему, что присоединилась к Галактической федерации три… нет, четыре года назад?

– Та самая. Их главная планета называется, кажется, Земля.

– Ну так что?

– Да ничего особенного. Прилетели, и все. Кое у кого из них на верхней губе растут волосы – смотрится очень глупо. Но если этого не брать в расчет, они выглядят как любой из десятка разновидностей гуманоидов.

Тут распахнулась дверь и ворвался коротышка Ври Форасе. Родом он был с единственной планеты Денеба, и сейчас покрывающий его лицо и голову короткий серый мех топорщился от возбуждения, а большие пурпурные глаза восхищенно светились.

– Слушайте, – пропищал он, задыхаясь после бега, – вы уже видели землян?

Сефан вздохнул:

– Неужели никто так и не сменит тему? Тубал мне только что о них рассказал.

– Уже? – разочарованно отозвался Форасе. – Но… он говорил, что это та самая ненормальная раса, которая наделала столько шума, когда Солярианскую систему приняли в Федерацию?

– Внешне они мне показались вполне нормальными, – заметил Тубал.

– Да я не об их внешности толкую, – с отвращением пояснил денебианец. – Все дело в их мышлении. Психология! Вот в чем главное!

Форасе учился на психолога.

– Вот как! И что же в них такого особенного?

– Психология толпы у этой расы совершенно неправильная, – принялся торопливо выкладывать Форасе. – Когда они собираются вместе в больших количествах, то не только не становятся менее эмоциональными, что характерно для всех известных нам типов гуманоидов, а еще более увеличивают свою эмоциональность! Собравшись толпами, земляне начинают бунтовать, впадать в панику, сходить с ума. И че больше их собирается, тем сильнее эффект. Представляете, мы даже изобрели новое математическое обозначение, чтобы справиться с этой проблемой. Смотрите! Он быстро выхватил из кармана блокнот и стилус, но ручища Тубала прихлопнула их к столу раньше, чем стилус успел коснуться бумаги.

– Ура! Меня осенила потрясающая идея! – воскликнул Тубал.

– Могу представить! – буркнул Сефан.

Тубал не обратил на него внимания, Он снова улыбнулся и задумчиво пригладил ладонью лысый череп.

– Слушайте, – произнес он с неожиданным вдохновением, и его голос упал до заговорщического шепота.

Альберт Уильямс, недавно прилетевший с Земли, зашевелился во сне и вдруг осознал, что чей-то палец тычет его в ребра. Он открыл глаза, повернул голову и спросонья уставился в темноту, потом ахнул, резко сел н потянулся к выключателю лампы.

– Не шевелись, – приказал кто-то, стоящий рядом. Уильямс услышал легкий щелчок, в лицо ему ударил узкий жемчужно-белый луч карманного фонарика.

– Ты кто такой, черт тебя побери? – моргая, спросил Уильямс.

– Сейчас ты встанешь, – твердо заявил незнакомец, – оденешься и пойдешь со мной.

Уильямс зловеще ухмыльнулся:

– А ну, попробуй меня скрутить!

Ответа не последовало, но луч фонарика переместился немного в сторону, осветив вторую руку злоумышленника. Она держала нейронный хлыст, то самое маленькое приятное оружие, что парализует голосовые связки и завязывает нервы маленькими узелками мучительной боли. Уильямс с трудом сглотнул и вылез из постели.

Он молча оделся, потом спросил:

– Ладно, что мне теперь делать?

Поблескивающий хлыст указал на дверь.

– Просто иди впереди, – велел незнакомец, когда землянин шагнул в нужную сторону.

Уильямс вышел из комнаты, прошел по пустынному коридору и спустился на восемь этажей по лестнице, так и не осмелившись оглянуться. Выйдя на улицу, он остановился, но тут же почувствовал прикосновение металла к спине.

– Знаешь, где находится Обел-холл?

Кивнув, Уильямс зашагал дальше. Он миновал Обел-холл, свернул вправо на Университетскую авеню и, пройдя по ней около полумили, направился в сторону, к рощице. Там, в темноте, смутно угадывался корпус звездолета с наглухо задраенными иллюминаторами, и лишь тусклая полоска света выдавала расположение едва приоткрытой двери шлюза.

– Залезай!

Его заставили подняться по лесенке, затем втолкнули в тесную комнатушку.

Уильямс заморгал, огляделся и принялся считать вслух:

– …семь, восемь, девять, и я десятый. Полагаю, нас захватили всех.

– Тут и полагать нечего, – проворчал Эрик Чемберлен. – Всех до единого. Я тут уже час торчу, – сообщил он, потирая руку.

– Что у тебя с рукой? – спросил Уильямс.

– Связки растянул. Проверял на прочность челюсть того мерзавца, который затащил меня сюда. С тем же успехом мог врезать и по корпусу корабля.

Уильямс, скрестив ноги, уселся на пол и прислонил голову к стене.

– У кого-нибудь есть идеи насчет того, что все это значит?

– Похищение! – выпалил коротышка Джо Свини, стуча зубами.

– Черта лысого! – фыркнул Чемберлен. – Если кто-то из нас миллионер, то я об этом не слыхал. Я-то уж точно не богач.

– Послушайте, – предложил Уильямс, – давайте искать причины попроще. Похищение или нечто в этом роде отпадает сразу. Те люди не могли быть преступниками. Почему? Да потому что цивилизация, достигшая таких высот в психологии, какими известна Галактическая федерация, способна искоренить преступность, едва шевельнув пальцем.

– Пираты, – буркнул Лоуренс Марш. – Сам-то я в них не верю, но для предположения сгодится.

– Чушь! – парировал Уильямс. – Пиратство – явление, характерное для пограничных, неосвоенных территорий. А в этой области космоса цивилизация существует уже десятки тысяч лет.

– Все равно, они же были вооружены, – не сдавался Джо, – и мне это очень не нравится.

Он позабыл в комнате свои очки, и теперь в его близоруких глазах угадывалась особая встревоженность.

– Это тоже мало о чем говорит, – заметил Уильямс. – А теперь я поделюсь с вами тем, что пришло мне на ум. Мы, все десять, – только что прибывшие в Арктурский университет новички. И в первую же ночь нас таинственно похищают из комнат и переправляют в странный звездолет. Эти факты подталкивают меня к определенным выводам, А вас?

Сидни Мортон, дремавший сидя, опустив голову на руки, приподнял ее и сонно пробормотал:

– Я тоже об этом подумал. Похоже, мы все влипли в дурацкий прикол. Как мне кажется, джентльмены, местные второкурсники решили от души повеселиться.

– Совершенно верно, – согласился Уильямс. – Другие идеи есть?

Молчание.

– Хорошо, тогда нам остается только ждать. Лично я собираюсь немного вздремнуть. Если я им понадоблюсь, они меня сами разбудят.

В этот момент корабль дернулся и Уильямс, потеряв равновесие, повалился на пол.

– Что ж, вот мы и взлетели… знать бы только, куда летим?

Чуть позднее Билл Сефан, прежде чем войти в рубку управления, на мгновение замер в дверях. Поборов неуверенность, он все-таки сделал шаг вперед и едва не столкнулся с весьма возбужденным Ври Форасе.

– Ну как, сработало? – нетерпеливо спросил денебианец.

– Хреново, – кисло признался Сефан. – Если это называется паникой, тогда я сам паникер. Они собираются спать.

– Спать! Все до единого? Но о чем они разговаривали?

– Да почем мне знать? Они ведь говорили не на галактическом, а в их землянской тарабарщине я ни в зуб ногой.

Форасе жестом отвращения воздел руки.

– Послушай, Форасе, – заговорил Тубал после долгого молчания, – я учусь на биосоциолога. А о психологии этих придурков заговорил ты. И успех прикола гарантировал тоже ты. Так что если мы сядем в лужу, мне это вовсе не понравится.

– Ну, клянусь благосклонностью Денеба, – отчаянно пропищал Форасе, – какие же вы еще желтопузые сопляки! Вы что думаете, они так сразу и начнут вопить да брыкаться? О бурлящий Арктур! Подождите, пока не доберемся до системы Спики, ладно? Вот посидят они взаперти ночку-другую…

Он хихикнул, вспомнив кое-что.

– Кажется, это будет самая классная шуточка с тех пор, как кто-то привязал летучих мышей-вонючек к хроматическому органу в ночь выпускного бала.

Тубал слегка улыбнулся, но Сефан откинулся на спинку кресла и задумчиво произнес:

– А что, если кто-нибудь – скажем, президент Уинн – об этом узнает?

Сидящий за пультом арктурец пожал плечами:

– Это самый обычный прикол. Они легко сходят с рук.

– Не прикидывайся дурачком, М. Т. Это уже не детские шалости. На четвертую планету Спики кораблям Федерации садиться запрещено. Да что планета вся система Спики для нас под запретом, и ты это прекрасно знаешь. На этой планете обитает субгуманоидная раса. Их сознательно решили не тревожить до тех пор, пока они сами не изобретут средства для межзвездных полетов. Таков закон, и за его нарушение карают очень строго. О космос! Если нас застукают, то о последствиях лучше и не думать!

Тубал обернулся, не вставая.

– Ну как, по-твоему, Прекси Уинн – да будет проклята его толстая шкура! – сможет об этом пронюхать? Да, мы обязательно расскажем обо всем приятелям – какой смысл приберегать историю только для себя? Половину удовольствия потеряем. Но как он узнает имена? Никто и не пикнет. Ты сам это знаешь.

– Ладно, – сказал Сефан, пожимая плечами.

– Можно входить в гиперпространство! – объявил Тубал.

Он нажал несколько клавиш и корабль вздрогнул, покидая нормальное пространство.

Десять землян настроились на самое скверное и выглядели соответственно. Лоуренс Марш, сощурившись, снова взглянул на часы.

– Половина третьего, – сказал он. – Теперь уже тридцать шесть часов. Как мне хочется, чтобы все осталось позади.

– Никакой это не прикол, – простонал Свини. – Слишком уж долго все тянется.

Уильямс покраснел от гнева.

– Что у вас за вид, словно вы уже наполовину покойники? Ведь они нас регулярно кормят, разве не так? Нас не связали, верно? На мой взгляд, совершенно очевидно, что о нас хорошо заботятся.

– Или же, – задумчиво протянул Сидни Мортон, – откармливают на убой.

Он многозначительно смолк, и все напряглись. Каждый ощутил характерную дрожь, которую так трудно описать словами.

– Чувствуете? – воскликнул Эрик Чемберлен. – Мы снова в нормальном пространстве, а это означает, что всего через час-другой мы узнаем, куда нас привезли. Нам необходимо что-то предпринять!

– Знакомые все речи, – фыркнул Уильямс. – Но что именно?

– Нас здесь десять, верно? – крикнул Чемберлен, выпячивая грудь. – Так вот, до сих пор я видел только одного из них. Когда он придет в следующий раз, а очень скоро нам должны снова принести еду, надо навалиться на него всем вместе.

– А как же нейронный хлыст? – побледнел Свини. – Он у него всегда наготове.

– Это оружие не убивает. Во всяком случае, со всеми сразу ему справиться не удастся.

– Эрик, ты дурак, – откровенно заявил Уильямс.

Чемберлен вспыхнул и сжал кулаки.

– Я как раз не прочь немного размяться. Повтори-ка свои слова.

– Сядь! – Уильямс даже не потрудился взглянуть в его сторону. – И не очень усердствуй, доказывая правоту моего эпитета. Все мы нервничаем, все на взводе, но это отнюдь не означает, что нам следует сходить с ума окончательно. По крайней мере, не сейчас. Во-первых, даже если не брать в расчет хлыст, мы мало чего добьемся, скрутив нашего тюремщика.

– Мы видели только одного, но он из системы Арктура. В нем добрых семь футов роста, а весит он не менее трехсот фунтов. Он голыми руками сделает из всех нас отбивные. Кажется, ты уже успел испытать его на прочность, Эрик?

После этих слов наступило угрюмое молчание.

– И даже если нам удастся справиться с ним и со всеми остальными на корабле, сколько бы их ни оказалось, – добавил Уильямс, – мы и после этого не будем иметь ни малейшего представления о том, куда нас привезли, как вернуться обратно и как управлять кораблем. – Он сделал паузу. – Так что скажете?

– Проклятие! – Чемберлен нахмурился, отвернулся и молча уставился на стенку.

Дверь распахнулась от мощного пинка. Вошел великан-арктурец и вытряхнул на пол содержимое принесенного с собой мешка. В другой руке он держал наготове нейронный хлыст.

– Последняя кормежка, – буркнул он.

Началась легкая суета, пока земляне собирали раскатившиеся по углам еще теплые, недавно подогретые консервные банки. Мортон взглянул на свою и скривился.

– Послушай, – произнес он на галактическом, немного запинаясь с непривычки, – неужели нельзя принести что-нибудь другое? Меня тошнит от вашего протухшего гуляша. Четвертая банка подряд!

– Какая разница? Я же сказал, это ваша последняя кормежка, – процедил арктурец, закрывая за собой дверь.

Все застыли, парализованные ужасом.

– Что он хотел этим сказать? – выдавил кто-то.

– Они собираются нас убить! – взвизгнул Свини. Глаза его округлились от страха. Судя по голосу, он был на грани истерики.

У Уильямса пересохло во рту, он ощутил, как внутри него поднимается гнев, вызванный заразительным для прочих страхом Свини. Он сдержался – в конце концов, парнишке только семнадцать – и хмуро произнес:

– Прекрати это, хорошо? Давайте есть.

Два часа спустя он ощутил толчок. Корабль сел, путешествие завершилось. Все эти два часа царило молчание, но Уильямс ощущал, как тиски страха с каждой минутой сжимаются все сильнее.

Багровый диск Спики висел над самым горизонтом, дул холодный порывистый ветер. Десять землян, сбившись в жалкую кучку на каменистой вершине холма, мрачно разглядывали своих похитителей. Говорил огромный арктурец Майрон Тубал, а зеленокожий веганец Билл Сефан и маленький лохматый денебианец Ври Форасе смущенно топтались за его широкой спиной.

– Огонь у вас есть, – грубо пробасил арктурец, – а дров здесь в лесах хватает. Костер отпугнет диких зверей. Перед отлетом мы оставим вам два хлыста, с их помощью вы защититесь от туземцев, если они начнут вас беспокоить. А что касается еды, воды и жилья, тут вам придется самим пораскинуть мозгами.

Он отвернулся. Взревев, Чемберлен внезапно бросился на удаляющегося арктурца, но тот отшвырнул его прочь небрежным взмахом руки.

Дверь шлюза закрылась, и почти немедленно корабль оторвался от земли и рванулся вверх. Наконец Уильямс прервал всеобщее оцепенение:

– Они оставили хлысты. Я возьму один, а ты, Эрик, можешь взять второй.

Один за другим испуганные, дрожащие от возбуждения земляне уселись возле костра, Уильямс выдавил из себя улыбку.

– Местность тут лесистая, так что в дичи недостатка не будет. Ну, чего приуныли? Нас тут десять человек, а рано или поздно, но они за нами вернутся. Давайте лучше покажем им, что земляне могут пережить и такое, Что скажете, парни?

Слова его словно упали в пустоту, и лишь Мортон раздраженно посоветовал:

– Почему бы тебе не заткнуться? И без тебя тошно.

Уильямс сдался. В желудке у него застыл холодный комок.

Сумерки перешли в ночь, и круг света вокруг костра сжался до маленького мерцающего пятнышка с пляшущими по краям тенями. Внезапно Марш ахнул, глаза его округлились.

– Там… там что-то приближается!

Все вздрогнули, готовые вскочить, но тут же замерли, затаив дыхание и пристально вслушиваясь.

– Ты просто свихнулся… – начал было Уильямс, но оборвал себя, услышав характерный скользящий звук, который ни с чем невозможно спутать.

– Доставай свой хлыст! – рявкнул он Чемберлену. Джо Свини внезапно истерично рассмеялся.

И тут воздух содрогнулся от вопля, а со всех сторон на них обрушились тени.

На корабле тем временем тоже кое-что происходило.

Корабль Тубала набирал скорость, удаляясь от четвертой планеты Спики. За пультом сидел Билл Сефан, а сам Тубал, сидя в тесной каютке, двумя глотками прикончил содержимое огромной плоской бутылки с денебианским ликером.

Ври Форасе с грустью наблюдал за этой операцией.

– Он стоит двадцать кредитов бутылка, – сказал он, – а у меня осталось всего две.

– Ну, так не позволяй мне его заграбастывать, – великодушно произнес Тубал. – Меняю пустую бутылку на полную.

– Один такой глоток, – пробормотал денебианец, – и я отключусь до осенних экзаменов.

Тубал не обратил на его слова внимания.

– Это, – начал он, – войдет в историю университета как самый потрясающий прикол за…

И тут послышался звонкий щелчок, почти не приглушенный слоями обшивки, и свет в каютке погас.

Ври Форасе вдавило в переборку, да так сильно, что он мог дышать лишь короткими судорожными вздохами.

– О к-космос! П-полпое уск-корение! Что с-случи-лось с ур-равнителем?

– К чертям уравнитель! – взревел Тубал, с трудом поднимаясь. – Что случилось с кораблем?

Спотыкаясь, он выбрался через дверь в столь же темный коридор. Форасе полз следом. Когда они ворвались в рубку, Сефан сидел за пультом. Его заливал тусклый свет аварийных ламп, зеленая кожа блестела от пота.

– Метеор, – прохрипел он. – Вывел из строя распределители мощности, и теперь вся энергия идет на разгон. Освещение, обогрев и радио также накрылись, а вентиляторы еле крутятся. В четвертом отсеке пробоина.

Тубал вперил в Сефана безумный взгляд.

– Идиот! Почему ты не смотрел на индикатор массы?

– Смотрел, еще как смотрел! – взвыл Сефан. – Так знай, комок шпатлевки, что он ничего не показывал. Он – ничего – не – показывал! А чего еще ожидать от раздолбанной жестянки, взятой напрокат за две сотни? Метеор прошел сквозь защитный экран, как сквозь бумагу.

– Заткнись!

Тубал распахнул дверцу шкафчика со скафандрами и застонал.

– Тут только арктурские модели. Черт, забыл проверить перед вылетом. Справишься с таким, Сефан?

– Может быть, – протянул Сефан, с сомнением почесывая ухо.

Через пять минут Тубал протиснулся в шлюз, за ним последовал Сефан, неуклюже путаясь в складках огромного скафандра. Через полчаса они вернулись.

– Заслонки! – процедил Тубал, стянув шлем.

Ври Форасе ахнул:

– Выходит… нам крышка?

Арктурец покачал головой.

– Мы сможем их починить, но это займет некоторое время. Радио накрылось окончательно, так что на помощь рассчитывать нечего.

– Помощь! – встрепенулся Форасе. – Только ее нам еще не хватало! А как мы объясним, что оказались в системе Спики? Нам теперь что радио включить, что покончить жизнь самоубийством – все едино. Пока мы в состоянии вернуться сами, мы в безопасности. Если и пропустим парочку лекций, ничего страшного не случится.

– А что станет с пугливыми землянами на четвертой планете Спики? – мрачно поинтересовался Сефан.

Форасе открыл рот, собираясь ответить, но так и не смог произнести ни слова. Когда он его закрыл, вид у него стал такой, что денебианца можно было демонстрировать студентам-психологам как типичного гуманоида, охваченного отчаянием.

Но это было только начало неприятностей.

Полтора дня ушло на то, чтобы разобраться в схемах энергетической установки. Еще два дня пришлось тормозить, сбрасывая скорость для разворота, На возвращение к Спике-4 потратили еще четыре. На все вместе – восемь.

Когда корабль снова завис над холмом, на котором они оставили землян, день только начинался. Лицо Тубала, изучавшего район недавней посадки через телевизор, все более вытягивалось, и вскоре он нарушил затянувшееся гробовое молчание.

– Кажется, мы ухитрились совершить все возможные ошибки до единой. Мы высадили их возле туземной деревни. От землян не осталось и следов.

– Дело скверно, – уныло покачал головой Сефан. Охваченный отчаянием Тубал закрыл лицо руками.

– Все, конец. Или они сами напугали друг друга до смерти, или их прикончили туземцы. Мы прилетели в запретную зону, что само по себе скверно… а теперь, полагаю, нас можно обвинить в преднамеренном убийстве.

– Нам остается только одно, – сказал Сефан, – совершить посадку и проверить, не остался ли кто из них в живых. Это наш долг. А потом…

Он судорожно сглотнул.

– А потом, – шепотом закончил за него Форасе, – нас ждет исключение из университета, психоревизия… и физический труд до конца жизни.

– Заткнитесь! – рявкнул Тубал. – О наказании еще будет время подумать. За дело.

Медленно совершая круги, корабль начал опускаться и сел на каменистую площадку, где восемь дней назад они бросили десятерых ошеломленных землян.

– Как нам общаться с туземцами? – спросил Тубал у Форасе, вопросительно приподняв надбровные складки (на которых, разумеется, не росли волосы). – Валяй, парень, выдай нам что-нибудь из субгуманоидной психологии. Нас тут только трое, и я не хочу лишних неприятностей.

Форасе пожал плечами, его мохнатое лицо сморщилось.

– Как раз об этом я только что подумал, Тубал. Я ничего о ней не знаю.

– Что?! – одновременно выпалили Тубал и Сефан.

– Никто не знает, – торопливо добавил денебианец. – Это факт. В конце концов, мы ведь не позволяем субгуманоидам вступать в Федерацию до тех пор, пока они не станут полностью цивилизованными, а пока подобное не произойдет, всякие контакты с ними запрещены. Или ты полагаешь, что у нас было много возможностей изучать их психологию?

Арктурец тяжело уселся на землю.

– Да, все лучше и лучше. Так думай, лохматая твоя морда. Предложи хоть что-нибудь!

Форасе почесал макушку.

– Ну… гм… полагаю, лучше всего будет обращаться с ними как с нормальными гуманоидами. Если мы приблизимся медленно, показывая раскрытые ладони, Не станем делать резких движений и попробуем сохранять спокойствие, то, думаю, все обойдется. Но помните – я сказал, что так думаю. Уверенности у меня нет.

– Пошли, и к черту твою уверенность, – нетерпеливо бросил Сефан. – Какая, собственно, разница? Если меня и прикончат здесь, то, по крайней мере, не придется возвращаться домой. – Он сжался, словно затравленный зверь, – Как подумаю, что скажет моя семья…

Они вышли из корабля и вдохнули воздух четвертой планеты Спики. Солнце, похожее на большой оранжевый баскетбольный мяч, висело прямо над их головами. Где-то в лесу хрипло каркнула птица, потом воцарилась мертвая тишина.

– Гм-м! – произнес Тубал, уперев руки в бока.

– Тишина такая, что в сон клонит. Никаких признаков жизни. Ладно, в какой стороне деревня?

Вспыхнул короткий спор, и вскоре арктурец, а за ним двое приятелей зашагали по склону в сторону молчаливого леса.

Когда они углубились в него на сотню футов, деревья внезапно ожили, и с нависающих ветвей на них бесшумно хлынула волна туземцев. Ври Форасе она захлестнула сразу, Билл Сефан продержался секунду-другую, но тоже со стоном повалился на спину.

И лишь гигант Майрон Тубал остался на ногах. Уперев в землю широко расставленные подошвы и устрашая противника оглушительным ревом, он замахал руками. Атакующие туземцы накатывались со всех сторон, но тут же отлетали обратно, словно капельки воды, угодившие под струю вентилятора. Построив оборону по принципу ветряной мельницы, Тубал медленно пятился, желая упереться спиной в ствол дерева.

Тут он и совершил ошибку. На самой низкой ветви этого дерева, прижавшись к ней, лежал туземец более осторожный и сообразительный, чем его товарищи. Тубал уже заметил, что природа наградила туземцев гибкими мускулистыми хвостами, и мысленно отметил этот факт. Только еще одна разумная раса в Галактике, гуманоиды с гаммы Цефея, имела хвосты. Но не заметил он, однако, того, что хвосты у местных туземцев были хватательными.

Обнаружил он это почти немедленно, когда туземец на ветке опустил хвост вниз, мгновенно обвил им шею Тубала и затянул тугую петлю.

Арктурец резко рванулся от боли, хвостатый противник слетел с ветки, но хватки так и не ослабил, хотя висел вниз головой, а Тубал мотал его из стороны в сторону.

Мир перед глазами Тубала потемнел, и он потерял сознание раньше, чем коснулся земли.

Тубал медленно пришел в себя и тут же с неудовольствием ощутил, как покалывает онемевшую шею. Он попробовал ее потереть и лишь через несколько секунд сообразил, что лежит, крепко связанный. Этот факт заставил его насторожиться, и он тут же понял, что лежит на животе, что неподалеку что-то ужасно грохочет и что Сефан и Форасе лежат рядом с ним такими же неподвижными тюками. Последним до него дошло, что он не в силах разорвать свои путы.

– Эй, Сефан, Форасе! Вы меня слышите?

– Так ты жив, старый драконианский козел? – жизнерадостно отозвался Форасе. – А мы уж решили, что тебе крышка.

– Меня не так-то просто прикончить, – буркнул арктурец. – Где мы?

Наступило короткое молчание.

– Полагаю, в туземной деревне, – мрачно произнес Ври Форасе. – Слышал когда-нибудь такой шум? Барабан не замолкал ни на минуту с тех пор, как нас сюда бросили.

– А вы не видели никого из…

В Тубала вцепились чьи-то руки, потянули и усадили. Шея заболела еще сильнее. Кривобокие хижины из зеленых бревен, крытые соломой, поблескивали в лучах послеполуденного солнца. Вокруг них в молчаливом ожидании кольцом стояли темнокожие длиннохвостые туземцы. Их было несколько сотен, у каждого головной убор из перьев и короткое копье со зловещего вида зазубренным наконечником.

Их глаза не отрывались от цепочки фигур на переднем плане, и Тубал тоже обратил на них свой гневный взгляд. Не вызывало сомнений, что то были вожди племени. Кроме пышных, украшенных бахромой одеяний из скверно выдубленных шкур, варварское впечатление их наряда усиливали высокие деревянные маски, разрисованные карикатурами на человеческие лица.

Одна из внушающих ужас фигур в маске короткими ритуальными шажками приблизилась к гуманоидам.

– Привет, – произнес туземец, снимая маску. – Решили вернуться пораньше?

Очень долго Тубан и Сефан не могли выдавить из себя ни слова, а Ври Форасе одолел приступ кашля. Наконец Тубал медленно сделал глубокий вдох.

– Ты один из землян, верно?

– Верно. Эл Уильямс. Можете звать меня просто Эл.

– Они тебя еще не убили?

– Они никого из нас не убили, – радостно улыбнулся Уильямс. – Как раз наоборот. Джентльмены, – он церемонно поклонился, – позвольте вам представить новых.. э-э… богов этого племени.

– Новых чего? – выдавил Форасе. Он все еще кашлял.

– Э-э… богов. Извините, но я не знаю этого слова на галактическом.

– Но что оно означает? Что такое «бог»?

– Мы для них некие сверхъестественные существа – объект поклонения. Разве вы еще не поняли?

Гуманоиды с тоской переглянулись.

– Мы для них, – ухмыльнулся Уильямс, – существа, обладающие огромной силой.

– Что за ерунду ты несешь? – раздраженно произнес Тубал. – С чего они взяли, что вы очень сильны? Силы в вас, землянах, не так-то и много – куда ниже среднего!

– Тут все дело в психологии, – пояснил Уильямс. – Раз уж они увидели, как мы опускаемся в огромной сверкающей повозке, которую таинственная сила переносит по воздуху, а потом эта повозка взлетает, опираясь на огненный столб, то им не остается ничего иного, как считать нас существами сверхъестественными. Это же азы психологии примитивных племен.

Глаза Форасе, слышавшего Уильямса, едва не вылезли от удивления.

– Кстати, – продолжил Уильямс, – а что вас задержало? Мы давно догадались, что это был студенческий прикол, верно?

– Слушай, – оборвал его Сефан, – кончай вешать нам лапшу на уши! Если они решили, что вы боги, то почему они не приняли за богов нас? Мы тоже прилетели на корабле, и…

– А тут, – пояснил Уильямс, – немного вмешались мы. Мы им объяснили – картинками и на языке жестов, – что вы были демонами. И когда вы в конце концов вернулись – кстати, мы тоже очень обрадовались, заметив корабль, – они уже знали, что надо делать.

– А что такое «демоны»? – с легким, но совершенно отчетливым оттенком ужаса спросил Форасе?

Уильямс вздохнул:

– Неужели вы, жители Галактики, не знаете элементарщины?

Тубал медленно, потому что шея еще болела, повернул голову.

– Может, пора нас освободить? У меня вся шея затекла.

– Куда ты торопишься? В конце концов, вас принесли сюда, чтобы принести в жертву в нашу честь.

– Принести в жертву?

– Конечно. Вас разрежут ножами на кусочки.

Гуманоиды смолкли, парализованные ужасом. Тубал опомнился первым и прохрипел:

– Хватит нам туфту подсовывать! Сам знаешь, мы не какие-то там земляне, нас так легко не запугаешь.

– О, уж это мы знаем! Сам я ни за что на свете не стал бы пытаться вас одурачить. Но существует такая простая вещь, как психология дикарей, и она требует небольших человеческих жертв, так что…

Связанный Сефан, яростно извиваясь, попытался накинуться на Форасе:

– Ты, по-моему, говорил, что никто не владеет психологией субгуманоидов! Выходит, ты пытался оправдать свое невежество, мохнатый пучеглазый отпрыск незаконнорожденной веганской ящерицы! Ну и вляпались же мы!

Форасе торопливо отполз подальше.

– Нет, погоди! Я только…

Уильямс решил, что шутка зашла слишком далеко.

– Не дергайтесь, ребята, – успокоил он. – Ваш хитроумный прикол дал вам самим пинка под зад – и хорошего пипка, – но мы не собираемся заходить настолько далеко. Пожалуй, мы уже достаточно повеселились за ваш счет. Свини сейчас у туземного вождя, объясняет, что мы собираемся улететь и взять вас с собой. Честно говоря, мне уже давно не терпится отсюда… Погодите, меня зовет Свини.

Когда Уильямс через несколько секунд вернулся, в его глазах застыло странное выражение, а лицо позеленело и продолжало на глазах зеленеть.

– Похоже, – выдавил он, судорожно сглотнув, – что наш прикол теперь дал пинка нам. Туземный вождь настаивает на жертвоприношении!

Трое гуманоидов молча принялись обдумывать ситуацию. Молчание несколько затянулось.

– Я велел Свини, – мрачно добавил Уильямс, – вернуться к вождю и сказать, что если он не поступит так, как мы велели, с его племенем случится нечто ужаснее. Но это чистый блеф, а вождь может и заупрямиться. Гм-м… мне очень жаль, парни. Кажется, мы зашли слишком далеко. Если дела пойдут совсем скверно, мы вас развяжем и станем сражаться рядом с вами.

– Тогда развязывай сразу! – взревел Тубал. – Пора с этим покончить!

– Стой! – отчаянно пискнул Форасе. – Пусть землянин сперва испробует психологию. Давай, землянин, раскинь мозгами!

Уильямс задумался настолько упорно, что у него заболела голова.

– Видите ли, – вскоре пробормотал он, мы потеряли часть своего божественного престижа, когда не смогли вылечить жену вождя. Она вчера умерла. Он рассеянно кивнул. – И сейчас нам требуется впечатляющее чудо. Гм-м… Парни, а у вас в карманах ничего не завалялось?

Он присел рядом с ними на корточки и принялся обшаривать карманы, У Ври Форасе обнаружились стилус, блокнот, густой гребешок, немного порошка от чесотки, пачка кредиток и всякие безделушки. В карманах Сефана нашлась примерно такая же коллекция бесполезных мелочей.

Зато из заднего кармана Тубала Уильямс извлек небольшой черный предмет, похожий на пистолет с огромной рукояткой и коротким стволом.

– Что это?

Тубал нахмурился.

– Выходит, я именно на нем все это время сидел? Это сварочный пистолет, я им заделывал пробоину в корпусе после удара метеорита. Толку от него никакого – заряд почти кончился.

Глаза Уильямса вспыхнули, тело возбужденно вздрогнуло.

– Это ты так думаешь! Вы, жители Галактики, дальше своего носа ничего не видите. Почему бы вам не слетать на Землю – сразу станете смотреть на мир другими глазами.

И Уильямс помчался к своим приятелям-конспираторам.

– Свини! – заорал он. – Вали к этой проклятой хвостатой обезьяне и передай, что через секунду я разгневаюсь и обрушу небо на его тупую башку. Припугни его как следует!

Однако вождь не стал дожидаться посланника. Он сделал повелительный жест, и туземцы разом бросились вперед. Тубал взревел, его мускулы затрещали, пытаясь разорвать путы. Сварочный пистолет в руке Уильямса ожил, метнув вперед слабый энергетический луч.

Ближайшая к нему хижина внезапно вспыхнула. Затем вторая, третья, четвертая… и тут пистолет выдохся окончательно.

Но этого оказалось достаточно. Ни один туземец не остался на ногах – все они лежали, уткнувшись в землю и воплями вымаливая прощение. Громче всех выл и вопил вождь.

– Передай вождю, Свини, – велел Уильямс, – что то был лишь маленький, незначительный пример того, что мы собирались с ним сделать!

И благодушно добавил, разрезая стягивающие гуманоидов сыромятные ремни:

– Сами видите – примитивная дикарская психология.

Они успели вернуться на корабль и взлететь, и лишь тогда Форасе нашел в себе силы поступиться гордостью:

– Я думал, что земляне никогда не владели математической психологией, потому что она у них не развилась. Откуда же тебе известна психология субгуманоидов? Никто в Галактике не развил эту науку настолько далеко!

– Знаешь, – улыбнулся Уильямс, – мы накопили кое-какие практические приемы обращения с племенами, не затронутыми цивилизацией. Видишь ли, мы прилетели с планеты, где большинство населения, образно говоря, не отличается цивилизованностью. Поэтому такие знания нам просто необходимы.

Форасе медленно кивнул.

– Ну ты и халявщик! Но этот небольшой эпизод, по крайней мере, кое-чему нас научил.

– Чему же?

– Никогда, – заявил Форасе, снова прибегая к жаргону землян, – не дразни чокнутых. Они могут оказаться куда более чокнутыми, чем ты думал!