Приятное плаванье.

Я воспеваю безопасные удовольствия и дозволенные уловки: мои поэмы будут чисты и невинно нежны.

Овидий.

Как только лайнер вышел из Ламанша в Атлантику, началась легкая качка. Она как бы напомнила всем, что «Иль-де-Франс» плывет в океане. Морис шел по коридору и искал бар, как вдруг рядом с ним внезапно распахнулась дверь каюты, и он увидел обнаженную девушку.

Вернее не саму девушку, а ее отражение в зеркале. Затем дверь захлопнулась, и щелкнул замок. Видение было беглым, но оно взволновало Мориса. У девушки были короткие светлые волосы, разделенные пробором. Она была стройна, узкие бедра и маленькие, высоко сидящие грудки. Заметила ли она Мориса в зеркале? Она, похоже, причесывалась, по крайней мере, об этом говорило положение руки. Могут ли в наши времена девушки из хороших семей обнаженными причесываться перед зеркалом? Морис вырос с двумя более молодыми сестрами — Жанной и Октавией. И не знал, причесывались ли они, стоя обнаженными перед трюмо у себя в комнате. Он решил выяснить это по возвращении в Париж.

Он вспомнил, что его жена Мария-Тереза поступала так во время медового месяца и даже первого года их супружеской жизни. Но это было до рождения детей, а теперь она красовалась перед зеркалом в весьма дорогих неглиже.

Морис сидел в баре, потягивая ледяной мартини, и думал об увиденной им сцене.

Бар был слишком велик, и ему было приятно удрать из него хотя бы в мыслях.

Видела ли его девушка? Если да, то она не высказала никакого смущения. Более того, дверь не могла закрыться сама, качка была слишком слабой. Здесь было что-то иное. Быть может, он стал жертвой оптического обмана, но ему показалось, что вторая рука девушки поглаживала светлый треугольник лобка. И как бы привлекала его внимание к тому, что девушки обычно предпочитают скрывать. «Еще одна тайна», — подумал Морис. Было ли совпадением, что дверь распахнулась именно в тот момент, когда он проходил мимо? Быть может. Главное было узнать, кто она.

Ее каюта находилась поблизости от его, но он не помнил, видел ли эту девушку в салонах лайнера. Правда, Гавр они покинули всего сутки назад, а в первом классе путешествовало четыреста пассажиров. Однако у Мориса был наметанный глаз, и он сразу замечал молоденьких красивых женщин. Может, она путешествовала одна? И оставалась в каюте с самого начала плавания?

Тайна еще больше сгустилась когда Морис вернулся после прогулки по палубе в каюту чтобы переодеться к обеду. На серебряном блюде лежал конверт. А внутри простой квадратик бумаги с надписью 10.30. Морис позвонил стюарду.

— Кто велел положить конверт мне в каюту?

— Молодая женщина.

— Как ее зовут, Анри?

— Сожалею, но она запретила называть свое имя.

— То есть проявила скрытность?

Стюард не ответил.

— В таких делах скрытность необходима. И все же, как она выглядела?

— Это — красивая молодая женщина.

— Блондинка?

Анри утвердительно кивнул.

— Спасибо. Достаньте, пожалуйста, смокинг, пока я буду принимать душ.

Морские путешествия славились такого рода приключениями, но Морису казалось, что ему повезло сверх обычного. И, принимая душ, он распевал во все горло популярную песню.

* * *

Во время обеда, несмотря на отменные блюда, он не мог сдержать нетерпения.

Наскоро проглотил гусиный паштет, пирожки Севинье, говяжье филе Шароле, даже не оценив великолепные вина. Болтая с соседями по столу, он то и дело оглядывался, надеясь заметить девушку, которая послала ему анонимную записку.

— Вы кого-то ищете? — спросила его ближайшая соседка. Она была тоже светловолоса и худощава, но сходство на этом кончалось. Ей было за сорок, быть может, около пятидесяти. Она, наверное, очень следила за собой, чтобы сохранить фигуру, а потому лицо ее казалось угловатым, несмотря на тщательно уложенную косметику.

— Я впервые плыву на «Иль-де-Франс», мадам, и мне очень нравится ресторан.

— Неужели? Что за мысль использовать стиль модерн со светлым деревом и мрамором ярких цветов! Я больше люблю путешествовать на «Нормандии», но муж считает, что тот лайнер вышел из моды.

Она с удовольствием заговорила. Муж ее, Жорж де Маржевиль, сидевший на другом конце стола, был крупным торговцем кофе и часто ездил в США и Латинскую Америку.

А она сопровождала его. Морис слушал с интересом, поскольку тоже путешествовал по делам и надеялся встретить коммерсантов, могущих стать полезными.

После обеда в танцзале лайнера заиграл оркестр; путешественники-одиночки отправились играть в карты, забыв о том, что такое времяпрепровождение опасно, ибо на лайнерах промышляют профессиональные игроки. Морис отправился вместе с Маржевилями в танцзал, чтобы убить время до свидания. Он даже пригласил мадам Маржевиль на танго. Ее сиреневое вечернее платье имело на спине вырез до самой талии, и он не знал куда положить руку, на обнаженное плечо или на самый низ спины. После некоторого колебания он опустил руку на плечо. Ее бедра вдруг прижались к бедрам партнера.

— Позвольте мне называть вас Морис. Меня зовут Жермена. Поймите, я ненавижу джаз, который американцы после войны ввезли в Европу, а также отсутствие вкуса и хороших манер у молодежи. Но я не старуха, и вы это прекрасно понимаете.

И снова ее бедра прижались к его бедрам, а живот буквально прилип к нему.

— Что касается меня, я не считаю неприятной откровенность молодых, — улыбнулся Морис, вспоминая о свидании с незнакомкой.

— Молодежь пуста и ничего не понимает в жизни, — настаивала Жермена. — Зрелость сполна награждает тех, кто умеет извлечь из жизни все. Разве я не права?

— Конечно, правы.

Ровно в десять тридцать Морис тихонько постучал в дверь, так кстати распахнувшуюся в полдень и позволившую ему увидеть совершенно необычное зрелище.

— Кто там? — спросил девичий голос.

— Я получил ваше послание. Можно войти?

— Постарайтесь, чтобы никто вас не увидел, и поскорее закройте дверь за собой.

Он оказался в полной темноте.

— Заприте дверь на ключ, не зажигайте свет. Я лежу в постели.

Морис осторожно двинулся вперед, чтобы не удариться о мебель. Рука схватила его и подтянула к постели, куда он и сел.

— Почему мы сидим в темноте? Я знаю, вы прекрасны.

— Потому что мне нравится именно так. Можете уйти, если хотите.

В этой абсолютной темноте Морис ощущал девичье присутствие. Он чувствовал запах духов и жар близкого тела. Он протянул руку и коснулся обнаженного плеча. И тут же девушка оказалась в его объятиях. Он поцеловал ее в лоб, затем в губы, а руки заскользили по обнаженной спине.

— Как вас зовут? — прошептала она между поцелуями.

— Вы знаете мое имя, ведь вы послали мне записку.

— Мне известны лишь инициалы, иного в списке пассажиров нет.

— Морис. А вас?

— Мишель. Сколько вам лет, Морис?

Тело ее было нежным, гладким и горячим.

— Тридцать пять. А вам?

— Двадцать. Вы большой человек, Морис Бриссар. Вы обедаете за столом капитана.

— Вы были сегодня в ресторане? Я повсюду искал вас.

— Я притворилась больной от качки, чтобы дождаться вас здесь, и заказала ужин в каюту после ухода родителей.

— Ах, вот как!

— И вам надо будет уйти до их возвращения. Поэтому поспешите раздеться.

Через несколько мгновений он оказался обнаженным в объятиях Мишель. Возбуждение и жар юного тела пробудили в Морисе желание, какого он не ощущал уже давно. И поскольку не мог ее видеть, он неторопливо исследовал каждый сантиметр тела губами и кончиками пальцев. На шее у нее висела цепочка с крестиком.

— Вы верующая? — с удивлением спросил он.

— Конечно. А вы нет?

— Почти нет, а потому и не исповедуюсь. К тому же никакая вера не помешает мне насладиться вашей близостью.

Морис говорил, почти не понимая смысла произносимых слов. Живот Мишель прижался к нему, когда его губы впились в ее грудь. Она вся задрожала, когда его губы спустились к талии, а затем к паху.

— Да, да, да, — забормотала она, его ладони скользили по внутренней стороне ее бедер.

— Теперь мой черед, — через некоторое время выдохнула она. Она опрокинула его на спину, и ее руки принялись гулять по его телу. Ее пальцы касались кожи, изредка нажимая какую-то точку на ключице, на внутреннем сгибе локтя, и он вздрагивал от удовольствия. Вскоре она оказалась на коленях меж ног Мориса. Грудь ее лежала в его ладонях. Кончиком языка она принялась наносить быстрые удары по головне его восставшей плоти.

— Остановитесь! — умоляюще прошептал он.

Ее пальцы сомкнулись у самого основания тугой колонны, чтобы остановить преждевременное удовольствие.

— Можно убрать руку? — мгновение спустя спросила она.

Морис схватил ее за руки, притянул к себе и уложил на спину. Ее колени поднялись и разошлись. Морис скользнул в нее и с удовольствием ощутил контакт с атласом живота и груди. Она охватила его руками за шею.

— А теперь не спеши, — шепнула она ему на ухо. — Я хочу, чтобы это длилось столетия.

Морису хотелось того же. Он двигался медленно, размеренно. И вскоре ощутил, как она напряглась, выгнулась, и ее тело сотрясла дрожь. Он замер, а потом возобновил свое медленное движение. Еще дважды он доводил ее до пароксизма страсти, и она выкрикивала со стоном какие-то несвязные слова. Но и сам он уже не мог противиться растущему возбуждению. Он стал резким и быстрым, мощная волна взмыла внутри него, вынесла на вершину, и он тяжело рухнул на партнершу.

Несколько минут они лежали и отдыхали, не произнося ни слова.

— А теперь тебе пора уходить, а то придут родители, чтобы справиться о моем самочувствии.

— Тебе полегчало? — с иронией спросил он.

— Благодаря тебе я в отличной форме.

Морис в темноте нащупал одежду, разбросанную на полу каюты. Одеваясь, он спросил:

— Мы завтра увидимся?

— Может быть. У меня много проблем с родителями. Придется отыскать вместо морской болезни другой предлог.

— Зачем. Если сможешь отделаться от них днем, приходи ко мне в каюту. Там нам никто не помешает.

— Я тебя предупрежу.

Он поцеловал ее на прощание и выскользнул из каюты, стараясь остаться незамеченным.

* * *

Утром он предупредил стюарда, где его найти, если будет новая записка, и отравился в большую гостиную, где его ждала Жермена де Маржевиль.

Морис не успел вставить ни слова, как Жермена замахала вошедшей в салон даме.

— Это Маргарита Варан. Вы знакомы с ней?

— Нет.

Морис встал, когда мадам Варан подошла. Это была женщина примерно тех же лет, что и Жермена. Одета она была очень элегантно. Подруги расцеловались.

— Моя дорогая, позволь представить тебе Мориса Бриссара. Маргарита Варан и ее дочь Антуанетта.

Морис учтиво поцеловал и пожал протянутые руки. Девушке, стоявшей позади матери, было лет двадцать. Она не выглядела уродиной, но и красавицей ее назвать было нельзя. На ней было модное платье-труба, которое полностью скрывало округлости фигуры. У нее были карие печальные глаза с отсутствующим взглядом.

— Я вас видела вчера вечером за обедом, — обратилась Жермена к девушке. — На вас было шикарное зеленое платье. А куда запропастилась ваша сестрица?

— Ее укачало, и она отказалась от еды.

Внимание Мориса привлекла усмешка Антуанетты. У нее на шее висела цепочка с золотым крестиком. Девушка, с которой он вчера провел столько приятных мгновений, говорила о родителях, но не упоминала о сестре. Из-за темноты он не мог сказать, было в каюте две койки или одна. Однако, был уверен, что происходило что-то необъяснимое. Мать и дочь Варан удалились.

— Бедная Маргарита, — вздохнула Жермена. — Она переживает трагедию. Ее вторая дочь просто прекрасна, но особым умом не блистает. Антуанетта очень умна, но ослепла в раннем детстве.

— Да, это трагедия для матери, — кивнул Морис. — — А как зовут ее вторую дочь?

— Мишель. Если бы вы не ушли вчера, вы бы встретились с ней.

— Ее сестра сказала, что ее укачало.

— Может быть, но, наверное, все прошло. Она танцевала с одним из офицеров через четверть часа после вашего ухода.

«Странно, — подумал Морис, — быть может, я переспал с другой Мишель?».

— А как выглядит эта Мишель? — спросил он, стараясь не показать особого любопытства.

— Сколько вопросов? Блондинка с фарфоровой кожей, отлично сложена, но слишком юна для вас, Морис. Еще девочка. Лет двадцать, во всяком случае, не больше двадцати одного. Надеюсь, вы не теряете времени с девчонками?

— Боюсь, вы меня неправильно поняли. Я женат на очень красивой молодой женщине, обожаю ее, и не обращаю внимания на особ женского пола.

— Не хитрите, — усмехнулась Жермена. — Я все знаю про мужчин женатых, даже очень хорошо женатых, а также об их маленьких развлечениях. У всех у вас натура ничего не упускать.

Она понизила голос и доверительно продолжила:

— Вам, наверное, трудно поверить, но еще до истечения первой годовщины свадьбы с Жоржем, я заметила, что он мило развлекался с юной креолкой с Мартиники. Я ему ничего не сказала, а это было трудно в ту пору, ибо я еще не вышла из юного возраста, но устроилась так, чтобы развлекался не только Жорж.

Морис не знал, как реагировать на такую доверительность. Он не питал к мадам де Маржевиль особой симпатии и покинул ее, как только представилась возможность.

Его волновало все, что касалось сестер Варан. Он попытался разобраться в происшедшем. В зеркале он видел Мишель. Она служила приманкой.

Но не ее сладострастие он удовлетворял. Она была в танцзале. Значит, с ним была Антуанетта, назвавшаяся Мишель.

«Меня обвели вокруг пальца, — думал Морис, расхаживая по палубе, сестра-красавица завлекла меня и передала своей слепой сестрице».

Этого нельзя допустить. Была уязвлена мужская гордость. Он отправился в каюту, чтобы написать записку и передать со стюардом по назначению. Он долго раздумывал, потом написал:

«Я разобрался в ваших приемах. Будьте добры явиться ко мне в каюту в три часа дня, чтобы объясниться. Было бы огорчительно для вас, если бы родители узнали, как проводят свободное время их дочери».

Письма он не подписал, вложил его в конверт и позвонил стюарду.

— Анри, будьте любезны передать это послание в руки той самой молодой блондинки до обеда. Я также надеюсь на вашу скрытность.

— Конечно, месье.

— Молодой блондинке, а не ее сестре, вы поняли?

— Безусловно.

Юная Мишель заставила себя ждать. Часы показывали три двадцать, когда раздался легкий стук в дверь. Он открыл. Перед ним стояла соблазнительная особа в белой юбке и в блузке в красную и желтую полоску.

— Садитесь, пожалуйста, — сказал он учтиво. — Мне надо кое-что сказать вам.

Девушка уселась на стул и закинула ногу на ногу.

— Не уверена, что хочу вас слушать, — буркнула она. — Ваше послание было бестактным.

— Но если вы пришли…

Она слегка пожала плечами.

— Зачем эти уловки? — спросил Морис. — Расскажите мне все.

— Но это же понятно. У сестры есть трудности в подборе партнеров. Я помогаю ей получить удовольствие.

— Вы завлекаете мужчин для нее, это понятно. Надеюсь, Антуанетта доверяет вашему вкусу?

— А как иначе?

— Меня волнует один вопрос, однако, вы на него не ответите.

— Отлично. Значит, я могу идти.

— Не спешите. Вы мне кое-что должны.

— Не понимаю.

— Тогда выслушайте. Вы, чтобы возбудить меня, показались обнаженной. Потом пригласили к себе в постель. Но в вашей каюте находился некто другой. Короче, вы предлагали мне себя, но я вас так и не получил.

— Ну и что?

— Можете говорить, что хотите, но у вас по отношению ко мне долг. И я хочу, чтобы он был отдан.

— Вы что, серьезно?

— Безусловно.

— Ну, знаете, шутка есть шутка, — гневно сказала она и встала, чтобы уйти.

— Два слова перед тем, как вы уйдете, — усмехнулся Морис, решив любой ценой получить реванш за обман. — На корабле находится приятельница вашей матери Жермена де Маржевиль.

— Старая сплетница! А она-то при чем?

— У нее отличный нюх. Она мне рассказывала о вас, и в голосе ее звучало сомнение. Стоит мне обронить несколько слов, будьте уверены, она не замедлит воспользоваться ими, и сообщит вашей матери. Конечно, это не конец мира, но…

— Вы ведете себя, как свинья. Вам прекрасно известно, что Антуанетта полностью зависит сейчас от нас, и если мать хоть что-нибудь узнает…

— Пусть. Я веду себя, как свинья, а вы — как сводница, значит, можем договориться.

— Это всего-навсего наша игра с Антуанеттой. В чем вы видите зло? Вы получили от нее удовольствие, что же вам еще надо?

— Этого я не отрицаю. Но ваша игра не столь невинна, как вы хотите ее представить. Вы крутите мужчинами по своему капризу, а мне это не нравится. Кому первой пришла в голову эта мысль?

— Это вас не касается.

— Однако, кажется, что ваша бедная сестрица куда хитрее и сообразительнее, чем вы. Но это действительно меня не касается, как вы справедливо заметили. Итак, я подхожу к тому, что касается меня. Извольте раздеться!

— Вы с ума сошли! Я ухожу!

Морис широко распахнул дверь каюты и усмехнулся:

— Напоминаю, что я обедаю вместе с мадам де Маржевиль.

Мишель замерла на месте, пытаясь понять, блефует ли он.

— Ну ладно, — прошипела она. — Закройте эту чертову дверь, и поскорее закончим.

— Мудрое решение. Прошу вас раздеться, чтобы мы могли покончить с небольшими разногласиями…

Глянув на него так, словно желала послать прямо в ад, она повернулась к нему спиной и стала снимать блузку и юбку.

— Только не рассчитывайте на приятное времяпрепровождение, — бросила она через плечо.

— Посмотрим. Снимите, пожалуйста, и остальное белье.

— Это называется насилием, — пробормотала она, не делая больше ни движения.

— Вы рассматриваете это под таким углом зрения? По моему убеждению, речь идет о чести. Итак, вы раздеваетесь или нет?

— Идите к черту! — в сердцах воскликнула она, снимая кружевное белье и открывая гладкую спину и круглые ягодицы.

— Можете оставить чулки, — с издевкой промолвил Морис. — А теперь повернитесь.

Она повернулась, одной рукой прикрывая грудь, а другой — низ живота.

— Когда я видел вас в зеркале, у вас была иная поза. Тогда вам годилось все, чтобы добиться цели.

— Мне долго стоять?

— Вы спешите? Встаньте на колени на ковер и положите руки и голову на стул.

— Боже, как животные! — воскликнула она, задыхаясь. — Это уж слишком!

— Прекрасно. Одевайтесь и уходите. Я не возьму вас силой. Но вспомните о Жермене де Маржевиль.

— Вы шантажируете меня.

— Конечно.

Ее лицо пылало от удивления, гнева, ненависти. Оно стало почта уродливым. Потом вдруг бесстрастным. Она встала на колени рядом со стулом, затем приняла требуемую позу.

— Отлично! Ну и вид! — засмеялся он, снимая пиджак и брюки.

Он встал на колени позади нее и обхватил за бедра. Он был уверен, что она далеко не девственница, но опасался сопротивления. Мишель прошипела:

— Чего вы ждете? Вы не собираетесь держать меня в этой позе весь день? Или вдруг стали импотентом?

— Терпение, дорогая. Не хочу портить столь чудное мгновение.

Он еще крепче сжал ее бедра и рывком вонзился в нее. Она едва не задохнулась. Он обладал ею резко и грубо, крепко держа за бедра, чтобы она не вырывалась.

— Не надо так, — умоляюще повторила она.

Но голос ее изменился. Морис, вероятно, пробудил в ней ощущения, которых она испытывать не хотела. Мишель хрипела то ли от удовольствия, то ли от отвращения, но Морису было все равно. Он чувствовал скорое наслаждение. Мишель тоже заметила приближение оргазма, попыталась высвободиться, но это ей не удалось. Когда волнение улеглось, он отпустил ее. Она быстро оделась, лицо ее горело.

— Теперь мы квиты.

Мишель не ответила, она вышла, хлопнув дверью. В тот вечер он пытался найти ее в ресторане, но не заметил ни одной из сестер. А на следующий день с удовольствием продефилировал перед ними, даже не поклонившись. Они глотали горячий бульон в компании со своей матерью, были закутаны в пледы и не выглядели счастливыми.

После обеда он спустился в каюту, чтобы написать письмо жене. Он описывал ей Жермену де Маржевиль, когда в его дверь постучали. Открыв дверь, он очутился нос к носу с Жерменой, она была в розовом купальном халате, волосы ее были замотаны в шарф того же цвета. Она спокойно вошла в каюту и сказала:

— Возвращаюсь из бассейна. Надо поддерживать себя в форме.

— Приятно вас видеть. Вас чем-нибудь угостить?

— Нет, спасибо. Я ненадолго. У меня встреча с парикмахером. Мне хотелось бы сказать вам кое-что наедине.

— Что именно?

Жермена де Маржевиль уселась, широко распахнула пеньюар и скрестила ноги. Морис заметил, что, несмотря на возраст, у нее были худые нервные бедра.

— Одно слово благоразумному человеку, каким вы являетесь, Морис. Вы интересуетесь девицами Варан. Не стоит меня разубеждать, на корабле секретов нет, особенно для тех, кто часто пересекает Атлантику.

— Простите, мадам, но даже если в ваших словах правда, не вижу, как это касается вас.

— Называйте меня Жерменой. Я считаю вас приятелем и хотела бы передать вам кое-какие слухи об этих девицах. Похоже, они охотятся совместно.

— Как это возможно? — удивился Морис, расстроенный тем, что она в курсе дела.

— Думаю, это правда. Они завлекают мужчин одна для другой, первая благодаря своему прелестному личику и чудной фигурке, а вторая своим состоянием, которое вызывает жалость. Могу вам назвать двух или трех мужчин, попавших в их сети.

— Несомненно, это очень молодые люди.

— Молодые их не интересуют, они ищут зрелых мужчин, вроде вас. Поэтому я вас предупреждаю. Откройте глаза и избегайте их компании, иначе пожалеете.

— Ваши слова меня поражают.

Жермена наверняка знала, что случилось между ним и девицами Варан. Она была способна подкупить стюарда, чтобы вызнать все, что происходит на корабле. Чего она хотела за свое молчание? Жермена встала, словно собираясь уйти после завершенной миссии. Но вдруг сбросила пеньюар и движением плеч освободилась от бретелек купальника.

— Мокрый купальник так неприятен, — объяснила она. — Вам не помешает, если я его сниму, Морис?

И, не ожидая ответа, начала медленно стягивать его с себя, сначала до талии, потом до бедер. Растерявшийся Морис, приклеившись к стулу, смотрел на тело, высвобождающееся из купальника. Груди, несмотря на возраст, маленькие и твердые.

Плоский живот, тонкие гладкие бедра. У Жермены де Маржевиль было тело женщины, регулярно занимающейся спортом и следившей за собой.

— Я забыл о своем долге, сейчас принесу полотенце, — сказал он, вставая.

Вернувшись из ванной, он укутал ее в мягчайшую простыню, какие можно встретить только на роскошных лайнерах, без труда сохраняя безучастный вид.

— Так лучше, — кивнула она. — Вам не трудно посушить мой зад, он всегда остается мокрым после купания.

Его вовсе не интересовало тело Жермены де Маржевиль, но, растирая ее, он ощутил, что она в полной его власти. Вдруг она повернулась, и оказалось, что теперь он растирает ей живот.

— Пониже, — воскликнула она и, схватив руку, положила ее на низ живота. — Ах, как приятно!

— Жермена, вам не кажется…

— Тсс! Я знаю, о чем вы думаете, но я не привыкла ходить вокруг да около. Я уважаю устремления своего тела и не сдерживаю их.

Она принялась гладить его ноги, ее рука поднималась вверх.

— Вы, может, и растерялись, но от битвы не отказываетесь, — с удовлетворением сказала она.

Морис пытался выйти из ситуации так, чтобы не обидеть ее. Дело могло оказаться опасным. Через сестру она могла познакомиться с Марией-Терезой и навсегда испортить его отношения с женой, рассказав о девицах Варан. Он подтолкнул ее к кровати и рухнул рядом с ней. Ее рот жадно приник к его губам. Быстрые пальцы ловко расстегивали пуговицы. Морис сжал ее груди, решив как можно быстрее покончить с этим делом. Но стоило ее пальцам ухватить его восставшую плоть, как она воскликнула: «Я все сделаю сама!» Она тут же оседлала его… Она двигалась с таким неистовством и страстью, что Морису не оставалось ничего другого, как ухватиться за ее бедра. И хотя он не думал о наслаждении мгновением раньше, оно пришло, застав его врасплох. Реакция Жермены была невероятной. Она завертела головой из стороны в сторону, выгнулась и закричала. Потом они долго приходили в себя. Когда она отправилась в ванную, он попытался привести в порядок свои мысли. Эта женщина бросилась на него, почти изнасиловала, и он не остался недовольным.

Когда она вышла из ванной в своем розовом пеньюаре, то лучилась весельем.

— Я опоздала к парикмахеру, — сказала она. — До скорого. Быть может, встретимся на полчасика после обеда?

Она чмокнула его в щеку и исчезла.

«Ничего не понимаю, она, наверное, колдунья», — посмеиваясь, подумал Морис.

* * *

В последний день плавания он стоял на палубе, чтобы увидеть появление Нью-Йорка.

Буксиры вышли навстречу, чтобы отвести к причалу. На его руку легла ладонь Жермены де Маржевиль.

— Мне очень понравилось это путешествие, — улыбнулась она.

— Оно было полно неожиданностей, — ответил он.

— У нас с вами было несколько приятных мгновений. В каюте и вчера вечером на палубе. Это было замечательно.

— Я еще никогда не встречал женщины, которая так быстро и так часто испытывает наслаждение.

— Часто и быстро — таков мой девиз в любовных отношениях. Это можно сравнить с едой. Легкая еда после равных интервалов очень помогает обмену веществ. Я — живое доказательство тому. У меня фигура юной девушки.

— Вы правы, и я еще раз поздравляю вас с этим.

— Если бы путешествие продлилось еще несколько дней! Увы… Когда муж закончит дела в Нью-Йорке, он отправится в Бразилию. А я одна вернусь в Париж в конце месяца. Буду ждать от вас весточки, Морис.

Он поклонился, поцеловал ей руку и посмотрел вслед.

* * *

Обратное путешествие Мориса прошло без неожиданных происшествий, на борту не оказалось ни Жермены, ни девиц Варан. К великому удивлению, стюард Анри был сама любезность. За день до прибытия в Гавр он узнал причину такого поведения, просветил пассажир, частенько плавающий через Атлантику. Стюарды, обслуживающие первый класс, скидывались в общую кассу в начале путешествия. В порту назначения касса делилась между победителями или вручалась одному. Тот из пассажиров, кто переспал с женщиной (законные супруги в счет не шли), зарабатывал очко. Счет Мориса — три разные женщины — позволил Анри сорвать хороший куш. И он ждал, что Морис оправдает его надежды и на обратном пути. Но на этот раз тот его разочаровал.