Проявление иных миров в земных феноменах.

Глава 4. Проблема поиска внеземных цивилизаций.

Возникнув исторически как идея философская, проблема множественности миров и поиска “собратьев по разуму” имеющимися у землян средствами не могла не перейти в плоскость сугубо практических исследований.

Одной из первых среди подобного рода попыток заявить о наличии разумной жизни на планете Земля было предложение известного немецкого математика К. Гаусса, которое он выдвинул в 1820 году. Суть его заключалась в использовании гигантских изображений геометрических фигур на поверхности Земли с тем, чтобы сигнализировать о разумной деятельности обитателям других планет. В частности, он предлагал обозначить кострами огромный огненный треугольник в сибирской тайге. К. Гаусс исходил из предположения, что геометрические, а также математические фигуры и формулы имеют универсальный характер и должны быть понятны интеллекту различных обитателей Вселенной.

Позднее, в 1894 году, инструментальные исследования Марса, ставившие конкретную задачу по обнаружению разумной жизни на этой планете, предпринял астроном П. Лоуэлл. Практически первым в истории науки он попытался соотнести наличие ВЦ со следами их возможной крупномасштабной инженерной деятельности. И на первых порах его исследования дали поразительный результат: на Марсе было обнаружено подобие весьма протяженных “каналов” с наличием сезонных изменений цвета вблизи них, что интерпретировалось как расцвет растительности в летнее время вблизи водных артерий. В дальнейшем, с увеличением разрешающей способности телескопов, наблюдения Лоуэлла не нашли подтверждения, однако в качестве одного из объективных методов поиска разумной жизни через фиксацию инженерно-технических сооружений на других небесных телах он достаточно широко используется. С этой целью продолжают усовершенствоваться стационарные телескопы, а также фото- и видеоаппаратура на автоматических космических станциях, разрабатываются приборы по регистрации излучений в инфракрасном диапазоне как наиболее характерных для любой техногенной цивилизации. Эти и другие приборы по обнаружению признаков белковой и иных форм жизни и деятельности на других планетах и их спутниках стали обязательным компонентом в наборе исследовательской аппаратуры автоматических зондов и станций, направляемых с Земли.

В 1899 г. Н. Тесла, проводя в Колорадо-Спрингс (США) эксперименты по измерению напряженности электрического поля Земли, обнаружил возмущения, которые носили периодический характер, словно они были искусственными. По крайней мере, Тесла не смог объяснить их какими-либо естественными причинами и предположил передачу сигналов с какой-то из ближайших к Земле планет.

Развитие радио положило начало осмысленному радиопоиску сигналов искусственного происхождения, достигающих пределов Земли. Вновь было проведено зондирование Марса с целью обнаружения радиосигналов. Этот эксперимент, не увенчавшийся успехом, провел в 1924 г. Д. Тодд.

С открытием в 1932 г. К. Янским космического радиоизлучения начался весьма перспективный и чрезвычайно обогативший науку этап радиоастрономических исследований с помощью постоянно совершенствующихся поколений радиотелескопов. В 1959 г. Ф. Дрейк начал эксперимент по поиску радиосигналов ВЦ средствами имевшегося в его распоряжении современного радиотелескопа. Одновременно и независимо от него Дж. Коккони и Ф. Моррисон опубликовали в английском журнале “Природа” (1959 г.) статью, в которой обосновывались техническая возможность космической радиосвязи на расстоянии 10–50 световых лет средствами существующей аппаратуры. При этом авторы особо выделили частоту с длиной волны 21 см как наиболее перспективную для межзвездной радиосвязи прежде всего потому, что она не поглощается земной атмосферой и является обязательным компонентом космического радиоизлучения.

Область экспериментов по радиосвязи с ВЦ в дальнейшем получила наименование “проблема CETI” — от англ. “Communication with Extra-Terrestrial Intelligenc” — “связь с внеземным разумом”. В дальнейшем термин “CETI” был вытеснен более корректным и оправданным по содержанию термином “SETI”, т. е. “Search for Extra-Terrestrial Intelligenc” — “поиск внеземных цивилизаций”. Обе эти программы действуют по настоящее время, обогащаясь теоретически и методологически, совершенствуясь и дополняясь благодаря развитию технических средств и возможностей.

Так, в попытке снизить ослабление сигналов при прохождении через атмосферу Земли и оптимизировать поиск, Р. Брейсуэлл предложил выводить на околоземные орбиты специальные зонды с кибернетическими устройствами для прослушивания в радиодиапазоне сигналов искусственного происхождения из глубин космоса. “Зонд Брейсуэлла” позволял осуществить фиксацию сигналов и дальнейший радиоконтакт без хаотического прослушивания всего необъятного космического пространства. Одновременно Р. Брейсуэлл предполагал, что подобные зонды могут использоваться более развитыми по уровню технической оснащенности внеземными цивилизациями и предлагал организовать их обнаружение или, по крайней мере, учитывать их возможное наличие в космическом пространстве.

Каков же итог почти 40-летних исследований космоса по программам CETI и SETI?

К сожалению, он малоутешителен для тех, кто ожидал контактов с ВЦ с помощью чисто технических средств.

За эти годы в бывшем СССР, США, Канаде, ФРГ и других странах было осуществлено более 50 программ радиопоисков ВЦ с максимально достигнутой чувствительностью сигналов 10–28 Вт/м2. Отдельные эксперименты ведутся почти непрерывно, постоянно улучшаются характеристики приемной аппаратуры. Нельзя сказать, чтобы поиск ничего не дал. Был принят целый ряд “подозрительных сигналов”, однако идентифицировать их с искусственными пока нет достаточных оснований.

Так, например, в 1967 г. С. Дж. Белл, аспиранткой профессора А. Хьюиша (Кембридж, Англия), были уловлены радиоимпульсы небольшой длительности, имевшие выраженный периодический характер. В течение полугода удалось обнаружить еще несколько источников с подобными радиоизлучениями. Однако никакого смысла в принимаемой последовательности импульсов установить не удалось, и версия об их искусственной природе со временем отпала. Стало очевидным, что пульсары, скорее всего, представляют собой чрезвычайно быстро (до 600 оборотов в секунду) вращающиеся небесные тела, радиоимпульсы от которых отражаются с периодом от нескольких сотых секунды до сотен секунд и выдерживаются с высокой точностью. Большинство пульсаров излучает в радиодиапазоне от метровых до сантиметровых волн, но в последние годы обнаружены (например, в Крабовидной туманности) звезды с излучением в оптическом, рентгеновском и гамма-диапазонах.

Интересных результатов в 80-е годы добился харьковский радиоастроном А.В. Архипов. Предположив, что промышленные зоны развитых ВЦ должны быть удалены от центрального светила на расстояния порядка 1000 астрономических единиц, он стал искать следы их существования с помощью радиоастрономических средств. И подобных радиоисточников неизвестной природы им было обнаружено около десяти. При этом четыре звезды по многим параметрам оказались подобны Солнцу. Техногенна ли природа зафиксированных излучений — пока неясно, но они заслуживают тщательного наблюдения.

Предположив наличие во Вселенной цивилизаций разного уровня, советский астроном Н.С. Кардашев предложил в качестве перспективных исследовать внегалактические радиоисточники СТА-21 и СТА-102, соотнося их с деятельностью сверхцивилизаций. И действительно, в 1965 г. была зарегистрирована переменность источника СТА-102, что послужило доводом считать его искусственным. И хотя в последующем оба этих источника СТА-21 и СТА-102 были отождествлены с кварками — чрезвычайно мощными источниками энергии, характер излучений разумного происхождения остается все же сомнительным, а природа этой энергии по-прежнему неизвестна.

Среди интересных космических объектов следует также назвать радиоисточники ЗСЗ43, ЗСЗ43.1, ЗСЗ3, объекта Т Тельца и R Единорога и другие [100]. Однако доказать их искусственность пока не удалось.

Как уже упоминалось в данной работе, при достаточно целенаправленном и относительно постоянном исследовании неба к концу 1981 г. оказалось суммарно “просмотрено” лишь 10–17 всего объема фазового пространства, откуда могли придти внеземные радиосигналы. Конечно, это ничтожная величина, и по ней трудно судить о степени эффективности радиопоиска, но в целом безрезультатность эксперимента разделила исследователей на несколько групп. Одни считали, что опыты бессмысленны, потому что мы — единственная разумная цивилизация в космосе, и этот вывод дал основание М. Харту и И. Шкловскому заявить об отсутствии внеземных цивилизаций. Другие искали объективные причины для объяснения “молчания” космоса и шли по пути совершенствования методик и приемо-передающей аппаратуры. Так был сформулирован астросоциологический парадокс, заключающийся в большой вероятности наличия цивилизаций во Вселенной и в то же время отсутствии следов космической деятельности разумных существ. Он ставит в тупик многих исследователей, и делает проблематичной необходимость продолжения программы SETI в традиционных рамках.

Третья группа исследователей считала поиск внеземных цивилизаций бесперспективным занятием, поскольку с точки зрения коммуникативного обмена информацией, он ровным счетом ничего не даст вступившим в контакт цивилизациям. Ведь если ориентироваться на скорость распространения радиосигналов, то ответа им придется ожидать в течение весьма длительного времени, несопоставимого с продолжительностью жизни человека, — от сотен лет до десятков и сотен тысячелетий. За это время обе цивилизации уйдут по пути прогресса далеко вперед, и любые сведения от них окажутся устаревшими. Ценность будет иметь, разумеется, лишь сам факт обнаружения иных разумных цивилизаций, но не их интеллектуальный опыт.

Мало того, что ответа на запрос, посланный по радио, придется ждать невообразимо долго, но для отправки сигналов требуются еще и источники энергии колоссальной мощности, большей, чем вырабатываются в настоящее время всеми электростанциями Земли. В противном случае такой сигнал дойдет в очень ослабленном виде лишь до Альфа Центавры (4 световых года), максимум — до Сириуса (10 световых лет). А дальше он просто затухнет.

Из этого напрашивается вывод: надо искать канал связи, который при относительно малых затратах энергии позволял бы передавать сигналы со скоростью, намного превышающей скорость света. Исследования последних десятилетий говорят о том, что областью подобного рода коммуникации могут стать спин-торсионные излучения, скорость распространения которых составляет 109 с, то есть в миллиард раз превышает скорость света с.

С какими же результатами по программе SETI исследователи пришли к концу второго тысячелетия?

Поиск, несмотря на слабую результативность, продолжается, и все большее число стран участвуют в нем со своими методологическими разработками.

Например, необычная серия сигналов повторяющегося характера была обнаружена американскими учеными из Калифорнийского университета в Беркли в диапазоне, характерном для телевизионных передач[109]. Они обратили внимание на планету, вращающуюся вокруг Virginis 70 — звезды созвездия Девы, которая очень похожа на наше Солнце. В январе 1996 г. при помощи выведенного на орбиту Земли телескопа “Хаббл” они обнаружили, что масса и расстояние до светила у новооткрытой планеты очень напоминают земные. Поскольку в этом университете осуществлялся проект по поиску внеземного разума “SERENDIP III” с прослушиванием 4 миллионов радиоканалов при помощи радиотелескопа в Аресибо (Пуэрто-Рико) диаметром 305 метров, то узнав об открытии коллег, группа “SERENDIP III” решила проверить участок неба, где располагается Virginis 70. Тогда и были обнаружены странные “телевизионные” сигналы. В настоящее время ученые занимаются их расшифровкой, но не исключено и засекречивание результатов исследований, так как никаких публикаций после сенсационного сообщения не последовало.

Зато было объявлено, что телескоп “SERENDIP III” в Аресибо будет соединен с другим крупнейшим радиотелескопом — 76-метровым в диаметре радиотелескопом Ловелла. При помощи этой радиоинтерферометрической пары ученые смогут прослушивать две тысячи звезд в радиусе 150 световых лет от Земли. Новая сверхмощная техника позволит им одновременно прослушивать и просеивать по 50 миллионов каналов частоты. Не исключено, что именно обнаружение чужой радиопередачи из созвездия Девы, заставило американских ученых пойти на создание новой методики поиска с созданием столь громадной инженерно-технической системы.

Согласно опубликованным данным (“Аномалия” № 8, 1998 г.), в настоящий момент в мире действует несколько крупномасштабных проектов по обнаружению сигналов внеземного разума:

META/BETA (США) — проводится Гарвардским университетом на 26-метровом университетском радиотелескопе. Руководитель П. Горовиц. За минувшие пять лет работы по этой программе было обнаружено 37 сигналов, которые можно отнести к исходящим от ВЦ.

“SERENDIP III” (США) — проводится Калифорнийским университетом на 305-метровом радиотелескопе в Аресибо. Руководитель С. Бойер. За время существования проекта выявлено около 400 “подозрительных” радиосигналов.

PHOENIX (США) — проводится на 42-метровом радиотелескопе компании “Джорджия Tex Pucepr Корпорейшн”. Руководитель Дж. Тартер. За время существования сигналов необычного характера не обнаружено.

META II (Аргентина) — проводится на 30-метровом радиотелескопе Аргентинского радиоастрономического института. За первые два года обнаружено 10 “подозрительных” сигналов.

MANIA (Россия) — на Специальной астрофизической обсерватории (Нижний Архыз) проводится поиск оптических сигналов ВЦ при помощи телескопов “Цейсс-600” и “БТА” и радиосигналов — при помощи радиотелескопа “РАТАН-600”.

Поиск радиосигналов ВЦ проводится также в Огайском университете (США) и в Институте радиоастрономии в Болонье (Италия).

XXVII радиоастрономическая конференция, организованная Институтом прикладной астрономии РАН к 50-летию отечественной радиоастрономии в Санкт-Петербурге в ноябре 1997 года, наряду с другими вопросами рассмотрела результаты выполнения программы в рамках проекта SETI.

Среди прозвучавших докладов следует отметить доклад Н.С. Кардашева о стратегии поиска сигналов ВЦ, которая до конца не разработана и вызывает большое количество споров. Профессор Н.Т. Петрович из Московского Технического университета связи и информации поделился идеей о возможном методе поиска сигналов, лежащих ниже уровня шумов. Наряду с обстоятельствами, по которым не там и не то искали, может оказаться главной причиной и то, что сигналы просто слишком слабы и лежат ниже уровня шума. Такие сигналы надо научиться извлекать из шумового фона. Методика подобной фильтрации уже разработана.

Группой из Астрономического центра (М.Ю. Тимофеев, Н.С. Кардашев, В.Г. Промыслов), которая занимается поиском так называемых сфер Дайсона — астроинженерных конструкций внеземных цивилизаций, были обнародованы результаты их работы. Сферы Дайсона, если они существуют реально, вне зависимости от желания ВЦ будут излучать в инфракрасной области спектра. Поэтому задачей исследователей этого направления поиска ВЦ является, во-первых, обнаружение таких объектов, во-вторых, умение отличить их от большого числа естественных объектов, излучающих в инфракрасной области.

Например, запущенный в начале 90-х годов американский спутник IRAS, работающий в инфракрасном диапазоне, обнаружил около двухсот тысяч не известных к тому времени инфракрасных объектов. Группа Астрономического центра, проанализировав так называемый “IRAS-каталог”, отобрала из него для дальнейших исследований те объекты, которые можно было бы интерпретировать как астроинженерные конструкции.

Вообще же, по оценке специалистов, объем исследованного фазового пространства по состоянию на конец 1997 г. оценивается величиной 10–10. Хотя это совершенно ничтожная доля, но за 15 лет работ по зондированию космоса она возросла на семь порядков (сравните 10–17).

Помимо известного проекта SETI на конференции обсуждалась также программа SETA, предложенная харьковским ученым А.В. Архиповым. Она заключается в поиске внеземных артефактов как на Земле, так и на ближайших небесных телах: Луне, кометах, других планетах Солнечной системы и в космическом пространстве. Ведь и мы, земляне, приступив к освоению космического пространства сравнительно недавно, оставляем реальные следы своей исследовательской деятельности в виде автоматических космических станций, посадочных модулей и т. п. Почему бы не встретить подобные сооружения или следы других обитателей Вселенной?

Аппаратурой и соответствующими анализаторами для обнаружения жизни вне Земли оснащено большинство автоматических космических станций (АКС), запускаемых с различными задачами в направлении планет Солнечной системы и вне ее пределов.

Одним из первых таких аппаратов, содержащим информацию о Земле, Солнечной системе и человечестве, стал американский корабль “Пионер-10”. Он был запущен 3 марта 1972 г. для обследования Юпитера. 4 декабря 1973 г., преодолев за время полета свыше миллиарда километров, “Пионер-10” пролетел над Юпитером на высоте 130000 км. Космический аппарат “Пионер-10” дал ценную информацию о планете и ее окружении. В дальнейшем силой притяжения Юпитера он был выброшен за пределы Солнечной системы. В 1987 г. “Пионер-10” пересек орбиту Плутона и сейчас движется в направлении звезды Альдебаран.

По дороге к иным звездным мирам находится также станция “Пионер-11”, запущенная в 1973 г., и два американских аппарата из серии “Вояджер”. Летят в неведомое и автоматические зонды “Тау” и “Аутонетикс”. Их основная задача — исследование окрестностей нашей планетарной системы, поиск неизвестных звезд, разведка трасс для полетов будущих кораблей. “Тау” поддерживает связь с Землей с помощью лазера. Зонд “Аутонетикс” использует радиосвязь.

14 октября 1997 года с космодрома на мысе Канаверал в направлении Сатурна стартовала автоматическая межпланетная станция “Кассини”. Она весит 5650 кг и несет на борту, помимо множества датчиков, четыре плутониевых реактора для энергоснабжения аппаратуры, поскольку на таком расстоянии от Солнца солнечные батареи бесполезны.

В начале ноября 2004 года, преодолев расстояние 1430 миллионов километров, межпланетная станция достигнет спутника Сатурна — Титана — и сбросит на его поверхность робот-лабораторию. С его помощью земляне узнают о застывших метаново-этиленовых океанах, которые ожидаются на поверхности этого спутника. Спускаемый аппарат-зонд “Гюйгенс” передаст на Землю 1100 фотографий Титана, а всего ожидается трансляция свыше трехсот тысяч цветных фотографий Сатурна, его колец и спутников, переданных за время полета к Сатурну с борта “Кассини”.

Зонд “Гюйгенс”, собранный для проекта “Кассини” Европейским космическим агентством, представляет собой хорошо оснащенную лабораторию-робот, которая должна исследовать облака, атмосферу и поверхность Титана. Зонд диаметром 2,5 м после выхода на орбиту спутника Сатурна в начале ноября 2004 года начнет спуск и измерения в стратосфере Титана. Затем раскроется парашют, и различные датчики начнут измерения температуры, давления, вязкости и энергетического баланса атмосферы.

После сброса зонда станция “Кассини” начнет получать информацию с поверхности Титана, совершая его облет. Данные будут записаны на цифровой магнитофон, несколько раз продублированы и проверены. Затем антенны развернутся в сторону Земли, и начнется передача. Через полтора часа радиосигнал достигнет нашей планеты, и начнется обработка полученных данных.