Проявление иных миров в земных феноменах.

Онтологические идеи античных философов.

Фалес из Милеты и одушевленные миры. Первым в ряду древне-греческих мыслителей, поднимавшим онтологические проблемы, а, по Аристотелю, — основоположником наиболее ранней греческой философии и науки, следует считать Фалеса из Милеты (ок. 625- ок. 547 гг. до н. э.).

Его труды не сохранились, но те идеи, о которых упоминает Диоген Лаэртий в книге "О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов", позволяют судить о системе взглядов знатного финикийца.

"Началом всего он полагал воду, а мир считал одушевленным и полным божеств. Говорят, он открыл продолжительность года и разделил его на триста шестьдесят пять дней"[10].

"Аристотель и Гиппий утверждают, что он приписывал душу даже неодушевленным телам, ссылаясь на магнит и на янтарь".

"Утверждают также, что "он первый объявил душу бессмертной"[11].

Кроме того, имеются свидетельства, что Фалес серьезно занимался астрономией и "первым предсказал солнечное затмение, которое действительно случилось 28 мая 586 г. до н. э."[12].

Как можно судить по этим отрывочным сведениям, Фалес Милетский довольно хорошо разбирался в небесной механике. Признавал естественным движение Земли по круговой орбите, смог вычислить период обращения планеты. Одним только этим древнегреческий мыслитель предопределил сферу научных исследований и борьбы для многих и многих последующих поколений ученых и философов.

Но ведь им угадано и то, что до сих пор не доказано и не признается современной материалистической наукой: он не только предполагал наличие в человеке некоей невидимой и никак не ощущаемой субстанции — души, но даже считал ее бессмертной! Бессмертной — при конечных сроках ее телесной оболочки.

Лишь недавно первые опыты по обнаружению этой гипотетической субстанции (души), давшие позитивный результат, предприняли российские ученые Г.Н. Дульнев и К.Г. Коротков13. Они смогли получить экспериментальным путем обнадеживающие объективные доказательства активности сознания человека после смерти, применяя изобретение супругов Кирлиан 14. Ранее американскому врачу М. Дугалу удалось произвести взвешивание умирающего человека на кровати с точным взвешиванием. Масса человека в момент смерти уменьшилась на 22,4 г! Опыты были повторены в Лондоне в монастыре, и тоже отмечено уменьшение веса тела человека. Считается, что в среднем масса уменьшается на 2–6,5 г.

Другая гениальная догадка Фалеса — об одушевленном мире и наличии души у неживых тел. К этой концепции сегодня робко обращаются эзотерики и представители паранормальных наук. По крайней мере, ими обнаружена аура, не только вокруг живых организмов, но и вокруг косного вещества, которую, как предполагают, можно соотнести с проявлением души или духа. Однако эти утверждения классическим естествознанием пока не признаются объективными и заслуживающими внимания.

И наконец, вода, которую Фалес считал "началом всего". Этот его постулат оспаривался даже его учениками и последователями, в частности, Анаксимандром и Анаксагором, предлагавшими свои варианты определения первовещества или праматерии. Но не будет ли преждевременным считать слишком наивными и мифологизированными эти суждения о воде древнегреческого философа? Биоэнергоинформационные свойства воды, которые активно исследуются в настоящее время, позволяют говорить о воде действительно как о первооснове всего сущего в том смысле, что она заложена в основу биологического фундамента земной жизни и обладает безграничной информационной емкостью. А поскольку человек, животные, растительный мир и тем более микроорганизимы на 70–99 процентов состоят из воды, то ее роль как носителя информации онтологически может оказаться чрезвычайно высокой. Автор не исключает, что именно вода может реально претендовать на роль гипотетической ноосферы Т. Де Шардена-Леруа-Вернадского, дающей развитие всему живому на Земле.

Но это мы говорим вслед за Фалесом.

Анаксимандр и идея Беспредельности. Согласно Диогену Лаэртию, Анаксимандр Милетский (ок. 610–546 гг. до н. э.) "учил, что первоначалом и основой является бесконечное (apeiron), и не определял его ни как воздух, ни как воду, ни как что-либо иное", и далее он утверждал, что "Земля… шарообразна и что Луна светит не своим светом, а заимствует его от солнца"15. Из этого же источника следует, что Анаксимандр занимался картографией, и ему ставится в заслугу то, что "он первый нарисовал очертания земли и моря".

Из скупого перечня идей Анаксимандра, дошедших до наших дней, особое внимание следует уделить открытой им субстанции мироздания «Апейрон», что означает Беспредельное. Это понятие остается основой основ по сей день, и, что самое главное, оно неоспоримо. Его невозможно опровергнуть, а можно лишь расширить, распространить на самые разные явления природы, состояния микро-и макрокосмоса, процессы познания и устремления мысли. Все вокруг нас бесконечно: пространство и время, движение и эволюция, частицы и математические величины, знания и идеи. Из учения Анаксимандра вытекает то, что принято за аксиому в современном естествознании: бесконечная материя пребывает в вечном движении, а причина всего этого движения кроется в борьбе противоположных начал.

Минуло два с половиной тысячелетия, но идея Апейрона как была, так и остается краеугольным камнем всей науки — и античной, и современной.

Анаксагор и мир гомеомерий. Анаксагор (500–428 гг. до н. э.) жил и творил более чем через сто лет после Анаксимандра. Но он не только продолжил учение последнего о Беспредельном, а распространил его в глубины строения материи. Анаксагор словно вооружился микроскопом, пытаясь понять, что же является основой строения вещей. Так появилась идея гомеомерий — то есть себе подобных частиц, неких мельчайших «зерен», «семян» материи. Они тоже беспредельны, поскольку бесконечно делимы, обладая тождественными качествами вещества. Современная субатомная и ядерная физика подтвердила правоту Анаксагора в отношении бесконечной делимости «элементарных» составляющих материи. Когда это стало очевидным, американский физик-теоретик Джеффри Чу констатировал: "Достижения физики последних трех десятилетий… по-видимому, приведут к отказу от многовековой идеи об элементарности и, более того, не поставят на смену ей столь же простые представления." 16.

Из научных догадок Анаксагора, которые ставят его в ряд основоположников многих современных наук и теоретических построений, можно назвать идею первичного толчка, идею расширения Вселенной, идею зависимости импульса силы от скорости и др…

Атомическая теория Левкиппа. Идеи Левкиппа из Элеи (V век до н. э.), положившего начало атомистике, трудно отделить от философии Демокрита (ок. 470–460 г. до н. э. — дата смерти неизвестна), который считается учеником, другом и последователем Левкиппа. Оба, как известно, оказали огромное влияние на развитие классической философии и естественнонаучной мысли, заложив фундамент последовательного материалистического учения.

Бесспорная заслуга Левкиппа в том, что он, согласно Диогену Лаэртию, "первый принял атомы за начала". Как показала дальнейшая история науки, невозможно назвать более плодотворную, первостатейной важности идею, чем левкипповскую мысль об атомическом строении материи. Она стала прочным фундаментом естественнонаучного познания мира.

Но не только этим замечательно философское наследие Левкиппа. Долгое время оставалось в тени, не воспринималось как фундаментальное, а потому и не было востребовано другое гениальное предвидение древнегреческого мыслителя — его учение о пустоте. Именно он первым ввел понятие пустоты, которое наряду с атомами, «полнотой», назвал основами мироздания. Лишь в последние годы становится понятным, насколько он был прав…

"Вселенную, как сказано, называет он беспредельной, — писал о взглядах Левкиппа Диоген Лаэртий. — В ней есть полнота и есть пустота, то и другое он называет основами. Из них возникают и в них разрешаются бесконечные миры. Возникновение миров происходит так. Из беспредельности отделяется и несется в великую пустоту множество разновидных тел; скапливаясь, они образуют единый вихрь, а в нем, сталкиваясь друг с другом и всячески кружась, разделяются по взаимному сходству. И так как по многочисленности своей они уже не могут кружиться в равновесии, то легкие тела отлетают во внешнюю пустоту, словно распыляясь в ней, а остальные остаются вместе, сцепляются, сбиваются в общем беге и образуют таким образом некоторое первоначальное соединение в виде шара. [Оно в свою очередь отделяет от себя как бы оболочку, в которую входят разнообразные тела. По мере того как она вращается в вихре… эта внешняя оболочка становится тонкою, потому что все плотное, что захватывалось вихрем, постоянно стекалось в одно место. Из того, что уносилось к середине и там держалось вместе, образовалась земля. А сама окружающая оболочка тем временем росла в свою очередь за счет притока извне: вращаясь вихрем, она принимала в себя все, чего ни касалась Некоторые из этих тел, сцепляясь, образовали соединение, которое сперва было влажным и грязным, потом высохло и закружилось в общем вихре и наконец воспламенилось и стало природою светил".[17].

Эта космогоническая концепция Левкиппа в дальнейшем, безусловно, уточнялась, конкретизировалась, обосновывалась теоретически, но не отрицалась в своей основе, поскольку ей не находилось равнозначной альтернативы. Однако фундаментальная, основополагающая роль пустоты, или, по современной терминологии, вакуума, стала выявляться лишь спустя два с лишним тысячелетия, в начале двадцатого века, в частности, при создании квантовой электродинамики Максвелла-Дирака и теории гравитации Эйнштейна. Именно тогда физический вакуум стали рассматривать "как особое потенциальное состояние всех видов материи", отмечая при этом, что "знание его законов позволяет решить многие проблемы физики".[18].

Еще глубже развил учение Левкиппа об атомах и пустоте Демокрит, создав на его основе стройную целостную атомическую доктрину, где им все было продумано до деталей и каждая деталь надежно пригнана к другой. Он усиливает значение вихревого движения в мироздании, придавая ему качества «Неизбежности» — своего рода Судьбы, божественной предназначенности.

Диоген Лаэртий в своих хрониках оставил следующее свидетельство об этой части философского наследия Демокрита: "Атомы тоже бесконечны по величине и количеству, они вихрем несутся во Вселенной и этим порождают все сложное — огонь, воду, воздух, земли, ибо все они суть соединения каких-то атомов, которые не подвержены воздействиям и неизменны в силу своей твердости…Все возникает по неизбежности: причина всякого возникновения — вихрь, и этот вихрь он называет неизбежностью".[19].

Но не только атомы, пустота и вихревое движение как основа как основа мироздания оставлены в наследство будущим поколениям ученых-естественников, как бы определяя и направляя их дальнейший поиск. Демокрит был уверен и в том, что атомы и пустота будут изучаться и постигаться вовсе не с помощью приборов, через известные органы чувств, а главным образом — через разум, через сознание. "Над всем тем, что ускользает от взора очей, — утверждает философ, — господствует умственный взор".[20] Сейчас, когда роль сознания в постижении окружающего мира становится бесспорным фактором, идущим на смену эмпирическим способам познания, это предвидение древнегреческого ученого трудно назвать иначе, как гениальным. Спустя два с лишним тысячелетия к выводу о роли сознания пришел Нильс Бор, нобелевский лауреат, которому приписывают высказывание о том, что будущая физика должна включать в себя сознание.

О перспективности ранее мало востребованных или скептически воспринимавшихся идей Левкиппа-Демокрита о пустоте, вихревом движении, разуме космоса может говорить тот факт, что в последние десятилетия они получили развитие и физическое подтверждение в ряде экспериментально-теоретических разработок: теории вакуума, теории торсионных (вихревых) полей, физике полей сознания. Согласно информации А.Е. Акимова и Г.И. Шипова[21] "к настоящему времени библиография мировой периодики по торсионным полям насчитывает до 10 тысяч статей, принадлежащих примерно сотне авторов", а над проблемой энергии полей сознания сейчас работают "ученые более чем в 120 странах мира"[22].

Г.И. Шипов, обобщая теоретические и экспериментальные исследования естествоиспытателей ХХ столетия, делает вывод, что "современную физику можно определить как науку, которая занимается изучением семи уровней реальности, таких как:

VII — Твердое тело.

VI — Жидкость.

V — Газ.

IV — Плазма (элементарные частицы и поля).

III — Физический вакуум.

II — Поле сознания.

I — Абсолютное "ничто".[23].

Уровни с I по III он обозначил понятием «субфизика», а уровни с IV по VII — понятием "объективная физика". При этом, как следует из работы [18], физический вакуум является пограничным, включающим в себя потенциальное состояние всех известных видов материи.

Одним из важнейших следствий теории физического вакуума и свойств торсионных полей стало понимание, а вернее, приближение к пониманию того, что"…сознание является само по себе материальным объектом. В результате многовековой спор между идеалистами и материалистами: что первично — Сознание или Материя — решился неожиданным образом и очень просто. Оказалось, что в такой постановке этот вопрос не имеет смысла: Сознание и Материя являются нераздельными сущностями. Сознание с физической точки зрения является особой формой полевой (торсионной) материи".[24].

Нетрудно заметить, что данный, весьма обнадеживающий по своей научной состоятельности вывод российских ученых как бы примиряет и объединяет тезу и антитезу в естественнонаучной картине мира: "линию Демокрита" и "линию Платона".

Концепция Демокрита и его многочисленных последователей утверждает, как говорилось выше, что "в мире нет ничего, кроме атомов и пустоты", "материя первична, сознание вторично", "сознание есть свойство высокоорганизованной материи".

Концепция Платона тоже хорошо известна: "идеальное и материальное — это разные уровни одного и того же бытия, одной и той же универсальной субстанции. Идеальное — сущностный, смысловой инвариант материального; материальное — реализация, воплощение идеального".[25] То есть, по Платону, идеи существуют независимо и самостоятельно, образуя некий "мир идей" и определяя собой всю материальную действительность.

Характеризуя философию Платона, А.Ф. Лосев в своем «Вступлении» к собранию сочинений великого античного мыслителя, пишет: "Материя оказалась у него прекрасным, идеально организованным чувственным космосом, а идеальный мир оказался наполненным вещами, людьми, природными и общественными явлениями, но только данными в виде предельно точно сформулированных первообразов, вечно неподвижных, но и вечно изливающихся в материальную действительность…Мир этот у Платона находится очень далеко от Земли и очень высоко в небе, но отнюдь не бесконечно далеко и высоко: расстояние это вполне конечное, и не один греческий герой попадает у Платона в эти идеальные небеса в своем живом и телесном виде".[26].

Платон и его мир идей. Рассматривая взгляды, концепции древнегреческих натурфилософов, оказавших огромное влияние на развитие современной науки, мы, конечно, не могли обойти вниманием идеи Платона (427–347 гг. до н. э.), которого называют одним из учителей человечества. И в то же время в мире нет другого такого мыслителя, кто бы вызывал столько споров, столько восхвалений или хулы, как гениальный афинянин. Что-то ирреальное, а может быть, божественное, как знать, ощущается в его провидческих диалогах «Сократ», «Тимей», «Федр», «Филей», «Парменид» и других произведениях, где раскрывается суть его холистического, целостного подхода к изображению картины мира. Вслед за своими знаменитыми предшественниками Фалесом, Анаксименом, Гераклитом, Диогеном Аполлонийским Платон считал космос гигантским одушевленным организмом, а человека — слепком, микрокосмом Вселенной.

Излагая взгляды Платона, Диоген Лаэртий так интерпретировал его учение: "Мир всецело одушевлен, ибо он связан с одушевленным движением. А для того, чтобы мир, порожденный наподобие умопостигаемого живого существа, нашел свое завершение, была порождена природа всех остальных живых существ, ибо если она есть в том мире, то должна быть и в небоздании".[27].

Как видим, онтологическое учение Платона тесно связано с его учением о душе. Душа — это посредник между миром идей и вещественным миром, и таким образом высшее назначение души — постижение, познание. Лишь восприняв идею из "банка данных", можно воплотить ее в материальном мире. Но и сам мир, по Платону, — живое существо, имеющее душу; и звезды, и планеты — живые, "божественные существа".