Психология личности: конспект лекций.

Вопрос о сущности становления вида «человек разумный» получил новые подходы в концепции гармонизирующей эволюции. Согласно этой концепции основным фактором биологической эволюции было влияние социальных потребностей. Путем отбора мутаций и их рекомбинаций постепенно преобразовывалась генетическая программа, которая все больше отвечала необходимости, порождаемой формирующимися общественными отношениями. Это выражалось в нараставшей социализации биологических свойств человека.

Животные предки человека имели биологическую сущность. Процесс их гармонизирующей эволюции был проявлением единства биологического и социального. Именно под влиянием возникавших социальных потребностей стала изменяться направленность самой биологической эволюции предков человека, и к моменту возникновения вида «человек разумный» сложилась особая генетическая программа, свойственная только этому виду. Эту программу можно назвать социализированной. Генетическая программа отразила в молекулярных структурах ДНК необходимость сложного мозга, развитой руки, прямохождения, анатомических особенностей гортани, обеспечивающих способность к членораздельной речи, высокочувствительных сенсорных органов зрения и слуха и много другого, что составляет морфологические особенности человека. Именно в этом выразилась прежде всего специфика эволюции биологических черт человека при со-хранении значительных степеней свободы в функциях рук, сенсорных органов и так далее, что в целом делает человека необыкновенно пластичным.

Биологическое в человеке имеет огромное значение для его жизнедеятельности. Для человека как общественного существа биологическое выступает в качестве необходимой предпосылки развития надбиологических свойств. Человек в своем онтогенезе, т. е. в процессе индивидуального развития, как бы воспроизводит общие черты своего происхождения. В течение времени от оплодотворения яйца до рождения человек, хотя и обладает социализированной генетической программой, но, будучи только биологическим существом, подчиняется лишь законам биологии. После рождения человека на базе биологических предпосылок происходит сложный процесс формирования сознания, мышления, языка. Этот период в развитии ребенка связан с преобразованием его биологической сущности в социальную и характеризуется тем, что внешнее в виде социальной программы становится внутренним, преломляясь через интеллект и чувственно-эмоциональную сферу человека. Происходит становление личности как индивидуализированной совокупности общественных отношений.

Генетическая программа человека не потеряла своего значения, однако ее роль существенно изменилась: в процессе эволюции эта программа приобрела свойства, обеспечивающие готовность новорожденного к последующему развитию в адекватных социальных условиях. Такая готовность имеет достаточно универсальный характер и является типологическим свойством всех представителей вида «человек разумный». Все люди благодаря биологическим особенностям их мозга способны развивать сознание и связанную с ним способность к членораздельной речи. Универсальность такой готовности хорошо видна на примере языка. Сознание и речь развиваются практически у каждого ребенка. Надо отметить, что как таковые они не записаны в структурах ДНК, а возникают в процессе общения. Об универсализме человеческих предпосылок к речи убедительно свидетельствует тот факт, что ребенок способен овладеть любым языком, который он слышит после рождения.

Важной особенностью мозга является его неспециализирован-ность. Благодаря существованию комплексов, ансамблей взаимодействующих нейронов, служащих материальной базой познания и деятельности, человек создает и использует в своем сознании и поведении неограниченное число программ.

Целостность человека, обладающего единой социальной сущностью и наряду с этим наделенного природными силами живого, чувственного существа, основана на динамике взаимодействия социального и биологического.

Взаимодействие социального и биологического в человеке основано на том принципе, что более простая форма движения материи (в данном случае – биологически эволюционная) явилась основой для возникновения высшей, более сложной формы, в данном случае – общественной. Общественная форма движения несводима к биологической, однако в целостной системе человека между ними налицо неразрывная связь, взаимодействие и единство.

Социальная сущность человека возникла на гребне биологической эволюции. Общественное содержание человека с его трудовыми способностями и социальными потребностями – это новое свойство, не известное остальной природе. Труд, интеллект, человеческие эмоции и воля – все это возникает прежде всего как отражение человеком исторически сложившихся общественных отношений.

Для каждого данного человека как представителя поколения действует стихийно сложившаяся социальная программа, в которой находят свое отражение состояние материальной и духовной культуры, тип общественных отношений, уровень развития производительных сил, а также те конкретные материальные и идеальные взаимоотношения, посредством которых формируется это поколение. Социальная программа вещественно представлена технологией, произведениями искусства, архитектурой и множеством других «очеловеченных» предметов. Она выражена в знаковых системах – научной и художественной литературе, живописи и через разнообразные взаимоотношения людей в больших и малых социальных группах.

Социализация биологии человека пронизывает всю его жизнь. В этой связи следует указать на методологическую необоснованность дуализма в подходе к проблеме биосоциального.

Изучение человека на стыке биологического и социального – одна из важных проблем науки. Многое в этой области еще не изучено. Требует своего изучения, в частности, вопрос об установлении границ влияния на человека и его развитие биологических, природных факторов и механизмов этого влияния.

ЛЕКЦИЯ № 1. Личность и индивидуальность.

Индивидуальность – это своеобразие отдельного человека, совокупность только ему принадлежащих особенностей. В психологии проблема индивидуальности ставится в связи с целостной характеристикой отдельного человека в многообразии его мыслей, чувств, проявлений воли, способностей, мотивов, желаний, интересов, привычек, настроений, переживаний, качеств персептивных процессов, интеллекта, склонностей, способностей и других особенностей.

Вопрос об индивидуальности рассматривается с учетом анализа темперамента и характера человека, поиска оснований для выделения типов людей и ставится как проблема соотношения в человеке типологических черт и индивидуальных различий, поэтому индивидуальность описывается как набор признаков, присущих данному человеку. Предпосылки человеческой индивидуальности заложены в анатомо-физиологических задатках, которые преобразуются в процессе воспитания, имеющего социально обусловленный характер, порождая широкую вариативность проявлений индивидуальности.

Только что родившиеся дети, так похожие друг на друга, с первых минут своей жизни демонстрируют свою индивидуальность в поведении и восприятии окружающего мира. Пусть это проявляется в реакции на приход и уход мамы, особенностях подачи самых примитивных сигналов окружающим или выражении негативного отношения к чему-либо. Ребенок проявляет свободную волю, которая приобретает все более конкретные формы в ходе его развития. По мере взросления индивидуальность претерпевает изменения под влиянием внешних и внутренних факторов.

Индивидуальность реализуется как через поведение человека в ситуации общения, так и через культивирование им различных способностей в деятельности.

Неповторимость психики человека определяется органическим единством и целостностью процесса развития его потребностей и способностей, формирующихся в деятельностном общении с носителями культуры (в широком смысле этого слова).

Термин «индивидуальность» употребляется как синоним слова «индивид» для обозначения неповторимой совокупности признаков, присущих отдельному организму и отличающих данный организм от всех других, принадлежащих к тому же виду.

Индивидуальность, таким образом, есть личность в ее своеобразии. Когда говорят об индивидуальности, то имеют в виду оригинальность личности. Обычно словом «индивидуальность» определяют какую-либо главенствующую особенность личности, делающую ее непохожей на окружающих. Индивидуален каждый человек, индивидуальность одних проявляется очень ярко, выпукло, других – маловыразительно, малозаметно. Иногда пики внешних проявлений оригинальности личности приходятся на ранние стадии развития человека (от 3 до 5 лет), а затем стихают или приобретают скрытый характер.

Индивидуальность может проявляться в интеллектуальной, эмоциональной, волевой сфере или сразу во всех сферах психической деятельности.

Оригинальность интеллекта, например, состоит в способности видеть то, что не замечают другие, в особенностях переработки информации, т. е. в умении ставить проблемы (интеллектуального и морального характера) и решать их, в большой подвижности эмоций. Особенности воли проявляются в силе воли, удивительном мужестве, самообладании. Оригинальность может состоять в своеобразном сочетании свойств конкретного человека, придающем особый колорит его поведению или деятельности.

Значительную роль в современном процессе развития индивидуальности личности играют средства массовой информации. Телевизионные программы и передачи например побуждают личность к несколько одностороннему, стандартизированному развитию. Яркие образы восприятия угнетают такие функции мышления, как анализ и самоанализ. Часто акценты в предоставляемых телевидением программах уже расставлены и как бы подталкивают зрителя к определенным выводам. Особенно это опасно для развивающейся личности, которая только начинает свой процесс социализации и часто принимает любую авторитетно заявленную теорию за истину.

Индивидуальность характеризует личность конкретнее, детальнее и тем самым полнее. Она является постоянным объектом исследования при изучении как психологии личности, так и других направлений психологии.

Одним из важнейших, определяющих свойств индивидуальности является способность, выражающаяся в степени качества выполнения той или иной деятельности. Способности – это такие индивидуально-психологические особенности, которые имеют отношение к успешности выполнения одной или нескольких дея-тельностей. Основой для развития способностей могут быть всевозможные комбинации общих и специальных индивидуально-психологических качеств. Среди самых распространенных можно назвать такие способности, как трудоспособность, выносливость и т. д. Э. А. Голубева выяснила, что сочетание природных предпосылок социальных способностей составляет сложные системокомп-лексы. Так, например, при развитых лингвистических способностях люди отличаются пассивностью, преобладанием зрительной памяти над всем другим, развитыми второсигнальными функциями. Люди с коммуникативными склонностями запоминают информацию большей частью на слух, в качестве общих характеристик у них наблюдается подвижность психики и нервной системы. При способностях к музыкальному самовыражению на первый план выходят лабильность нервной системы в разных возрастах, большая восприимчивость и чувствительность, а также преобладание непроизвольного уровня регуляции.

Способности – это те особенности психологии человека, которые определяют продуктивность получения различных навыков и умений, но наличие способности к чему-то не означает изначального обладания уже заложенными умениями и навыками. Способности человека выступают только тенденцией к более легкому освоению тех или иных знаний. Так же, как засеянное поле является лишь возможностью по отношению к будущему урожаю, который может вырасти из семян, но лишь при благоприятных условиях, способности человека являются лишь возможностью для приобретения знаний и умений.

В том случае, когда определенный набор свойств личности совпадает с требуемыми в данной сфере труда, а освоение профессии происходило достаточно легко и в установленные сроки, есть смысл говорить о наличии у данного человека способностей к этой конкретной деятельности.

Поскольку человек отличается от другого как раз своими способностями, этот набор качеств можно назвать индивидуально-психологическими особенностями. Система способностей, присущих человеку, включает в себя качества основные (свойства, непосредственно относящиеся к преобладающей деятельности (музыкальный слух певца или зрительная память художника)) и дополнительные (свойства, не имеющие прямого отношения к выполняемой основной деятельности, но помогающие справляться со своими обязанностями достаточно качественно (хороший глазомер у строителя или выносливость у водителя-дальнобойщика)).

Но и ведущие, и вспомогательные компоненты образуют единство, обеспечивающее качественный уровень обучения и воспитания, и вместе с тем определяют особенные способы и методы, связанные с личными качествами педагога.

К числу общих качеств личности, которые в условиях конкретной деятельности могут выступать как способности, относятся индивидуально-психологические характеристики, определяющие принадлежность индивида к одному из трех типов людей. И. П. Павлов классифицирует их как «художественный», «мыслительный» и «средний» типы. Эта типология образована в процессе учения о том, что высшая нервная деятельность определяется существованием в ней двух сигнальных систем:

1) образной и эмоциональной;

2) сигнализации образов посредством слова – сигнала сигналов.

Художественный тип характеризуется преобладанием сигналов первой сигнальной системы, мыслительный – относительным преобладанием сигнала сигналов, средний тип людей – равным наличием обеих сигнальных систем.

Например, художественному типу присуща красочность образов, формируемых непосредственным воздействием реального впечатления, переживаний, эмоций. Мыслительному типу – абстрактное восприятие и построение логических систем, теоретизирование. Но в то же время наличие у человека например художественных способностей вовсе не означает, что он должен стать или станет в дальнейшем выдающимся или даже посредственным художником. Просто представителю этого типа легче, чем другому, освоиться в деятельности, требующей впечатлительности, эмоционального отношения к событиям, образности и живости фантазии. Поэтому часто существуют стереотипы представлений о той или иной профессии, которые в реальной жизни очень часто подтверждаются.

Способности мыслительного типа дают возможности для наиболее благоприятного развития деятельности, связанной с оперированием абстрактным материалом, понятиями, математическими выражениями и др. Применение своим способностям представители этого типа могут найти в таких предметах, как математика, философия, физика, языкознание и т. д. Здесь должны пригодиться перечисленные качества для овладения основами этих наук, а возможно, и для достижения некоторых высот в них.

В заключение надо сказать, что присутствие у человека ярко выраженных предпосылок конкретного типа не означает его полной бездарности в других областях. Можно говорить лишь об относительном преобладании одних компонентов психики над другими. Но при этом все же вторая сигнальная система абсолютно преобладает над первой, поскольку языковые и мыслительные свойства имеют решающее значении в профессиональной деятельности, а творческое отражение мира опосредуется мыслями, выраженными словесно. Областью преобладания первой сигнальной системы можно назвать эмоциональные образные реакции, переживаемые человеком во сне, здесь осознанные процессы мышления теряют свою силу.

ЛЕКЦИЯ № 2. Проблема описания структуры личности.

Проблема структуры личности занимает важное место в психологии личности. На этот счет существует несколько точек зрения. Не говоря об индивидуальных особенностях, можно установить типическую структуру личности. В некоторых работах (особенно педагогических) в структуре личности выделяют три таких компонента, как мотивационный, интеллектуальный и деятельностный.

Первый компонент структуры личности характеризует направленность личности как избирательное отношение к действительности. Направленность включает различные свойства, систему взаимодействующих потребностей и интересов, идейных и практических установок. При этом одни компоненты направленности доминируют и имеют ведущее значение, в то время как другие выполняют опорную роль. Доминирующие компоненты направленности определяют всю психическую деятельность личности. Так, доминирование познавательной потребности приводит к соответствующему волевому и эмоциональному настрою, что активизирует интеллектуальную деятельность. Одновременно естественные потребности несколько притормаживаются, повседневные заботы отодвигаются на второй план, личность начинает обосновывать целесообразность своего увлечения, придавать ему особую общественную и личную значимость.

Второй компонент определяет возможности личности и включает ту систему способностей, которая обеспечивает успех деятельности. Способности взаимосвязаны и взаимодействуют друг с другом. Как правило, одни способности доминируют, другие – им подчиняются.

На характере соотношения способностей сказывается структура направленности. В свою очередь дифференцирование способностей влияет на избирательность отношения личности к действительности.

Третьим компонентом в структуре личности является характер или стиль поведения человека в социальной среде.

Характер, разумеется, не выражает личность в целом, однако представляет сложную систему ее свойств, направленности и воли, интеллектуальных и эмоциональных качеств, типологических особенностей, проявляющихся в темпераменте.

В системе характера можно выделить ведущие свойства. К ним относятся в первую очередь моральные (чуткость или черствость в отношениях, ответственность по отношению к своим обязанностям, скромность), во вторую очередь – волевые качества (решительность, настойчивость, мужество и самообладание), которые обеспечивают определенный стиль поведения и способы решения практических задач. Поэтому можно сказать, что морально-волевые качества составляют действительную основу характера.

Четвертым компонентом, надстраивающимся над остальными, будет система управления, которую обозначают понятием «я». «Я» – образование самосознания личности, оно осуществляет саморегуляцию: усиление или ослабление деятельности, самоконтроль и коррекцию действий и поступков, предвосхищение и планирование жизни и деятельности. Самоуправление имеет огромное значение в нормальной целенаправленности жизни. В структуре личности важное значение имеют психологические процессы и состояния. Рассмотрим, как определяет личность и ее структуру К. К. Платонов.

Личность – человек как общественное существо, субъект познания и активного преобразования мира.

Человек как целостность и как индивидуум, т. е. как единичность, самостоятельно взятая из множественности, имеет только две подструктуры. Он может рассматриваться либо как организм, либо как личность. Индивид – это конкретный человек как единица общества.

Индивидуальное – это особенное в индивиде. Ряд индивидуальных особенностей (в частности, множество черт личности) делает человека (личность) индивидуальностью.

Личностный подход (один из принципов психологии) – это понимание личности как воедино связанной совокупности внутренних условий, преломляющих все внешние воздействия. Личность – это конкретный человек как субъект преобразования мира на основе его познания, переживания и отношения к нему. Можно сказать короче: личность – это человек как носитель сознания.

В структуре личности выделяют следующее: направленность, отношения и моральные черты личности. Элементы (черты личности), входящие в ее подструктуру, не имеют непосредственных природных задатков и отражают индивидуально-преломленное общественное сознание. Эта подструктура социально обусловлена. Можно сказать иначе: это установки, ставшие свойствами личности. Сюда входят, по мнению К. К. Платонова, несколько связанных иерархией форм. Это влечение как наиболее примитивная биологическая форма направленности. Это смутная потребность в чем-то, генетически ранняя и наиболее простая форма, входящая в структуру всех последующих.

Желание – это уже вполне осознанная потребность, влечение к чему-то. Оно может быть пассивным, но при включении в его структуру волевого компонента становится стремлением.

Интерес – познавательная форма направленности на предметы. Генетически в его основе лежит ориентировочный рефлекс, связанный с эмоцией, но у человека интересы развиваются на базе условного рефлекса второй сигнальной системы и комплексно, становясь любознательностью. Интерес может быть пассивным, но при включении в его структуру волевого компонента направленности – стремления – он становится склонностью, которую можно определить как интерес к определенной деятельности.

Мировоззрение – система усвоенных человеком представлений и понятий о мире и его закономерностях, об окружающих человека явлениях, природе и обществе. Оно может быть смутным или принявшим форму познавательного идеала пассивным миросозерцанием, или становится убеждением.

Убеждение – высшая форма направленности, в ее структуру входят низшие формы, в которой мировоззрение связано со стремлением к достижению идеалов.

В направленности личности в целом надо различать ее уровень, широту, интенсивность, устойчивость и действенность. Эти качества присущи всем формам направленности.

Вторая подструктура личности включает знания, навыки, умения и привычки, приобретенные в личном опыте, путем обучения, но уже с заметным влиянием биологически обусловленных свойств личности.

Ее называют иногда индивидуальной культурой или подструктурой опыта. Именно через эту подструктуру наиболее отчетливо объективизируется личность в ее индивидуальном развитии, и именно через эту подструктуру развитие личности аккумулирует исторический опыт человечества.

Третья подструктура охватывает индивидуальные особенности отдельных психических процессов или функций как форм отражения. Эта подструктура формируется путем упражнения, взаимодействуя с другими подструктурами. Ее называют подструктурой форм отражения.

Четвертая подструктура объединяет свойства темперамента (типологические свойства личности), половые, возрастные свойства личности и ее патологию, так называемые органические изменения. Формируются нужные черты, входящие в эту подструктуру, а точнее, переделываются путем тренировки. Они зависят от физиологических особенностей мозга в большей степени, чем от социальных влияний на человека, и потому эту структуру называют биологически обусловленной подструктурой.

В эти четыре подструктуры могут быть уложены все известные свойства (черты) личности. Причем часть этих свойств относится к одной подструктуре направленности; начитанность и умелость – к подструктуре форм отражения; истощаемость и возбудимость – к биологически обусловленной подструктуре. Другие свойства лежат на пересечении этих подструктур.

ЛЕКЦИЯ № 3. Споры о главенстве влияний среды и наследственности на развитие личности.

Среди основных движущих сил развития личности выделяют влияние социальной среды и наследственности (по-другому – степень «животности» и «человечности») на поведение индивидуальности. Причем существуют приверженцы теории как о главенстве социального в поведении личности, так и о главенстве индивидуального.

Первые считают человека результатом внешнего влияния, которое формирует основные черты личности, аксиомы, на которые человек опирается на протяжении всей своей жизни. Ведь нельзя вычеркнуть факты воздействия на формирование личности среды, в которой индивид пребывает большую часть времени суток (детский сад, школа, дом). Копируя поведение других детей, ребенок усваивает представления о жизни в целом и о законах существования в конкретной среде. Уже в детском саду индивид сталкивается с необходимостью выполнения социальных ролей. Подтверждение своей теории ее сторонники видят и в том, что люди, населяющие разные части планеты, но имеющие по сути одну и ту же физиологию, отличаются по «окраске» своей культуры – разнообразию традиций, стереотипов поведения и мышления. Анализ личности невозможен без исследования этих субъективных факторов.

Сравнительно недавно (в 1970-х гг.) появилась концепция ситуационализма В. Мишель, которая настаивает на том, что такие свойства личности, как порядочность и темперамент, формируются под действием ситуации. Были проведены исследования, доказывающие эту версию.

Но в то же время психолог Вильям Штерн находил не менее правдоподобные доказательства, подтверждающие концепцию наследственности, которая считает определяющими факторами развития личности заложенные в нее от природы генетические и физиологические особенности. Разновидностями теории наследственности можно считать разнообразные диспозиционные концепции, видящие причины поведения личности во врожденных или приобретенных ее качествах, объективных отличиях конкретной индивидуальности. Приверженцы этих теорий считают: какое бы негативное воздействие ни оказывала среда, по-настоящему сильная индивидуальность найдет возможности самореализоваться.

Х. Хеккаузен выделяет три показателя индивидуального поведения личности, которые не объяснить влиянием среды.

Первый показатель – это уровень влияния действий окружающих на действия конкретного человека. Отклонения от общепринятого поведения, как правило, объясняются именно предрасположенностью к определенного рода действиям. Например, шокирующее поведение в общественном месте, выходящее за рамки приличного, может означать как склонность человека к нонконформности, так и проявление естественного для него поленезависимого стиля поведения.

Второй показатель – уровень соответствия поведения личности поведению этой же личности, продемонстрированному при других обстоятельствах.

Третий показатель – уровень сходства поведения в одинаковых ситуациях, но в разное время.

Одни и те же доказательства часто можно интерпретировать по-разному – как подтверждение концепции наследственности, так и как доказательство концепции среды. Например, в преемственности поколений в одном роду первые видят свидетельство наследования таланта, а вторые – подтверждение значения направленного воспитания.

А. М. Эткинд выявил невозможность отдельного существования концепции наследственности и концепции среды, когда в результате экспериментальных исследований выяснил, что по-настоящему изменение ситуации влияет на перемену в поведении в 1 случае из 10. Проведенные эксперименты показали, что поступки каждого индивида определяются одновременно и влиянием среды, и внутренней предрасположенностью.

На смену изжившим себя теориям пришли концепции двухфакторной детерминации развития личности, которые изучают степень влияния внешней и внутренней сред. Среди многообразия подобных концепций можно выделить две наиболее развитые: теорию конвергенции двух факторов (В. Штерн) и теорию конфронтации двух факторов (З. Фрейд).

В. Штерн высказывал мысль о том, что личность формируется факторами среды и наследственных диспозиций. Взаимодействие этих двух факторов дает импульс для нового состояния личности. Эта схема, названная принципом конвергенции, служила аксиомой в спорах о значении внутренней и внешней сред.

З. Фрейд предполагал, что развитие имеет под собой две движущие силы: стремление к удовольствию и принцип реальности.

Краеугольным камнем между этими двумя стремлениями становится воспитание, оно дает возможность человеку справляться с примитивными желаниями, насаждая пусть менее сильное, но все же желание соответствовать ожиданиям окружающих людей. В то время как индивид подчинен стремлению получить удовольствие (или избежать неудовольствия), та среда, в которой он находится, сдерживает или подавляет эти стремления, используя такие формы социального контроля, как закон, табу, обычаи, традиции, мораль, нравы и т. д. З. Фрейд условно называет две противоборствующие силы – сверх-я и оно. Сверх-я в структуре личности отвечает за социальные ограничения и принципы, глубоко усвоенные индивидом под влиянием реальности. Оно означает животное начало, свойственное каждому человеку.

Теория З. Фрейда о противоборстве двух сил неоднократно подвергалась критике со стороны психологов и философов. Более всего оспаривалась теория З. Фрейда о полярных отношениях отдельного человека и всего общества в целом. По мнению А. Г. Асмолова, упорное стремление З.Фрейда видеть в метаморфозах ли-бидоносных первичных порывов объяснение любых проявлений активности как личности, так и общества в целом повлекло за собой появление «отступников» среди сторонников психоанализа. Такие представители неофрейдистов, как К. Юнг, А. Адлер, К. Хорни и Э. Фромм, пытались опровергнуть теорию З. Фрейда, аргументируя версию о значительно меньшем влиянии сексуальных влечений на формирование личности, чем о том говорит З. Фрейд.

В своей работе «По ту сторону принципа удовольствия» З. Фрейд исследует противоборство склонности к ассимиляции (самосохранению) и стремления к диссимиляции (склонности к самоуничтожению). Диссимиляцию З. Фрейд объясняет как свойственное любому живому существу стремление принять исходное состояние. Это стремление ученый называет либидо – тот импульс, который и определяет по большому счету суть противоборства оно и сверх-я. Эту схему З. Фрейд противопоставляет своим критикам, объясняя несостоятельность их версий изначально неправильным подходом. Он утверждает, что схема борьбы биологического и социального объясняет лишь адаптацию личности, а также эволюцию вида, но не объясняет более глобальных и значимых склонностей в поведении человека и общества.

Неофрейдисты во главе с Э. Фроммом объясняют появление социально-психологических феноменов личности активной и пассивной адаптацией физиологии человека к социально-экономической ситуации. Еще в раннем детстве через родителей или близких к семье людей ребенок получает первое представление об экономической ситуации, которая не может не вносить свои коррективы в его индивидуальную психику. Здесь психологи объясняют бессознательные установки не только и не столько влиянием либидо, сколько образующим действием экономической и социальной обстановки, окружающей личность.

Эти споры заставляют переосмыслить двухфакторные схемы детерминации развития, подобрать для них новые характеристики и определения, но основа двойственного влияния на личность остается неоспоримой.

ЛЕКЦИЯ № 4. Представление о структуре личности в различных психологических теориях. Факторный анализ в изучении личности.

Существует ряд психологических теорий, описывающих структуру личности. Русская и советская психологическая школа представлена в работах И. П. Павлова, А. Н. Леонтьева, Б. Г. Ананьева, К. К. Платонова и др.

В советской психологии сложилась традиция различения индивида и личности. Больше всего в направлении этого различения сделали два советских психолога – Б. Г. Ананьев и А. Н. Леонтьев. При некоторых различиях в понимании личности и при общих различиях или подходах эти авторы определяли природу и свойства индивида и проводили линию различия (демаркационную линию) в одном и том же месте. Индивид, по их мнению, есть существо природное, биологическое, обладающее как врожденными, так и прижизненно сформированными свойствами. Личность – социально сформированное качество.

Человек, по мнению А. Н. Леонтьева, как природное существо есть индивид, обладающий той или иной физической конституцией, типом нервной деятельности, темпераментом, динамическими силами биологических потребностей, аффективности и другими чертами, которые в ходе онтогенетического развития частью развертываются, а частью подавляются. Однако, по его мнению, не изменения этих врожденных свойств порождают его личность.

Характеризуя человека как индивида, Б. Г. Ананьев писал, что имеются основания для выделения двух основных классов индивидуальных свойств:

1) возрастно-половых;

2) индивидуально-типических.

В первый класс входят:

1) возрастные свойства, которые развертываются в процессе становления индивида (стадии онтогенетической эволюции) и половой диморфизм, интенсивность которого соответствует онтогенетическим стадиям;

2) конституциональные особенности (телосложение и биохимическая индивидуальность), нейродинамические свойства мозга, особенности функциональной геометрии больших полушарий (симметрии – асимметрии, функционирование парных рецепторов и эффекторов). Определяя указанные свойства как первичные, а психофизические функции и органические потребности – как вторичные, названные авторы отмечают, что в темпераменте и задатках происходит высшая интеграция всех этих свойств, а также что онтогенетическая эволюция, осуществляемая по определенной филогенетической программе, является формой развития свойств индивида. Определяя отличие личности от индивида, А. Н. Леонтьев писал, что личность, как и индивид, есть продукт интеграции процессов, осуществляющих отношения субъекта. В качестве фундаментального отличия личности он называл специфические для человека общественные отношения, в которые он вступает в своей предметной деятельности.

Для Б. Г. Ананьева исходным моментом структурно-динамических свойств личности является ее статус в обществе, где складывается и формируется данная личность. На основе этого статуса формируются системы «общественных функций-ролей» и «целей и ценностных ориентаций».

Выделение в человеке биологического и социального началось само по себе правомерно и к миру природы, и к социальной общности. А. Н. Леонтьев считает, что личность есть относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека.

Во взглядах на личность и факторы ее развития отечественные ученые мало чем отличаются, хотя у каждого существует своя точка зрения как на процессы и факторы развития, так и на структуру личности. Хотя при определенном анализе все они могут быть сведены к взгляду К. К. Платонова на структуру личности.

В западных теориях личности зримую роль играют теории З. Фрейда, К. Юнга, Э. Берна. Разработанную З. Фрейдом психоаналитическую теорию личности можно отнести к типу психодинамических, охватывающих всю жизнь человека и используемых для описания его как личности, внутренних психологических свойств индивида, в первую очередь его потребностей и мотивов. Он считал, что то, что на самом деле происходит в душе человека и характеризует его как личность, актуально им осознается.

Аналитическая психология К. Юнга рассматривает поведение личности во взаимоотношениях с окружающими, т. е. социальную сторону его поведения.

В теории Э. Берна господствует трансакционный анализ.

Основной проблемой психоанализа, рассматриваемого З. Фрейдом, является проблема мотивации. Подобно тому как образ и действие – суть реалий, выполняющих жизненные функции в системе отношений индивида и мира, а не внутри замкнутого в самом себе рефлексирующего сознания, одной из главных реалий является мотив.

В психической жизни З. Фрейд выделяет три уровня: бессознательное, предсознательное и сознательное. Источником инстинктивного заряда, придающего мотивационную силу человеческому поведению (как в его моторных, так и в мыслительных формах), является бессознательное. Оно насыщено сексуальной энергией (Фрейд обозначает ее термином «либидо»). Эта сфера закрыта от сознания в силу запретов, налагаемых обществом.

З. Фрейд занимался проблемами неврозов, разработал психоанализ – психотерапевтический метод лечения неврозов, основанный на технике свободных ассоциаций и анализе ошибочных действий и сновидений как способов проникновения в бессознательное. Он изучал психологические аспекты развития сексуальности, в которых выделил ряд стадий. З. Фрейд выдвинул психологическую теорию строения психического аппарата как энергетической системы, в основе динамики которой лежит связь между сознанием и бессознательными влечениями – учение о психических структурах личности (я и оно). Расширяя сферу применения психоанализа, З. Фрейд пытался распространить его на сферу социальной психологии и на различные области и формы коллективного невроза.

Структура личности понимается З. Фрейдом как состоящая из я и оно. Фрейд считает, что движущей силой развития психики является энергия бессознательного, психосексуального влечения.

К фрейдистской школе относится А. Адлер, который стал основателем индивидуальной психологии, где движущей силой развития психики является комплекс неполноценности, в результате преодоления которого осуществляется развитие психики. Представители неофрейдизма несколько отходят от биологизаторства З. Фрейда, приближаясь к антропологическому психологизму и экзистенциализму. Разрабатывая целостную концепцию развития личности, Э. Фромм например пытался выяснить механизм взаимодействия психологических и социальных факторов в процессе ее формирования. Связь между психикой индивида и социальной структурой общества, по мнению Э. Фромма, имеет социальный характер, в формировании которого особая роль принадлежит страху. Страх подавляет и вытесняет в бессознательное черты, не совместимые с господствующими в обществе нормами. Типы социального характера совпадают с различными историческими типами самоотчужденного человека (накопительским, эксплуататорским, рецептивным, пассивным, рыночным). Различные формы социальной патологии связываются с отчуждением.

Западные психологические теории, таким образом, склоняются к доминированию в процессе развития личности биологических факторов.

ЛЕКЦИЯ № 5. Ролевые теории личности. Понятие о структуре личности как совокупности социальных ролей.

Ролевая теория личности – это подход к изучению личности, согласно которому личность описывается посредством усвоенных и принятых ею (интернализация) или вынужденно выполняемых социальных функций и образцов поведения – ролей, которые вытекают из ее социального статуса в данном обществе или социальной группе. Основные положения теории социальных ролей были сформулированы американским социальным психологом Дж. Мидом, антропологом Р. Линтоном. Первый акцентировал внимание на механизмах «научения роли», освоении ролей в процессах межличностного общения (интеракции), подчеркивая стимулирующее воздействие «ролевых ожиданий» со стороны значимых для индивида лиц, с которыми он вступает в общение. Второй обратил внимание на социально-культурную природу ролевых предписаний и их связь с социальной позицией личности, а также на назначение социальных и групповых санкций. В рамках ролевой теории были экспериментально выявлены следующие феномены: ролевой конфликт – переживание субъектом неоднозначности или противоборства ролевых требований со стороны разных социальных общностей, членом которых он является, что создает стрессовую ситуацию; интеграция и дезинтеграция ролевой структуры личности – следствия гармоничности или конфликтности социальных отношений.

Различаются ведущие социальные роли, вытекающие из социальной структуры общества, и роли, которые возникают относительно произвольно в групповых взаимодействиях и предполагают активную социальную окраску их реализации. Наиболее четко эти особенности ролевого подхода представлены в концепции западногерманского социолога Р. Дарендорфа, рассматривающей человека как деиндивидуализированный продукт ролевых предписаний, что в определенных условиях отражает отчуждение личности.

Преодоление односторонности ролевого подхода к исследованию личности предполагает анализ ее свойств (самосознания, мировоззрения, диспозиции личности), выражающихся в разнообразных творческих проявлениях, включая активное формирование новых общественно необходимых функций и образцов поведения (социальное творчество), персонифицированное выполнение социальных функций с учетом социально-локальных условий для достижения общественно значимых целей.

Роль чаще всего понимается как социальная функция, модель поведения, объективно заданная социальной позицией личности в системе общественных или межличностных отношений. Исполнение роли должно соответствовать принятым социальным нормам и ожиданиям окружающих вне зависимости от индивидуальных особенностей личности, поскольку социальная роль вытекает из надындивидуальных социальных отношений и взаимосвязей между людьми, осуществляющими совместную деятельность. Существуют различные теории ролевого поведения личности. Например, концепция символического интеракционизма связана с введением американским психологом Дж. Мидом понятия «обмен символами», которые выражаются в словесной и другой форме представлениями о партнере взаимодействия и его ожидании определенных действий со стороны субъекта.

Выполнение социальной роли связано как с интересами больших общностей, вытекающими из общности условий их жизнедеятельности, так и со спонтанно возникающей совместной деятельностью (в процессе игры, общения и т. п.). В последнем случае социальная роль имеет субъективную окраску, которая проявляется в стиле ролевого поведения, уровне активности исполнения, что в свою очередь зависит и от индивидуально-личностных особенностей субъекта и от того, насколько глубоко воспринимается им данная социальная роль. Принятие индивидом социальной роли зависит от множества условий, в числе которых решающее значение имеет соответствие роли потребностям и интересам личности в саморазвитии и самореализации. Создание благоприятных условий для самореализации и развития личности ведет к тому, что сохраняется ролевая окраска социального поведения. Последнее регулируется не столько требованиями исполнения данной роли, сколько осознанной целеустремленностью и гибким, творческим использованием объективных ресурсов для достижения социально значимой цели.

Итак, социальная роль – совокупность норм, определяющих поведение действующих в социальной среде лиц в зависимости от статуса или позиции, и само поведение, реализующее эти нормы. В ролевом описании общество или любая социальная группа предстают в виде набора определенных социальных позиций (рабочий, ученый и т. п.), находясь в которых человек обязан повиноваться «социальному заказу» или ожиданиям других людей, связанных с данной позицией. Выполняя этот «социальный заказ», человек осуществляет один из нескольких возможных вариантов исполнения роли (скажем, ленивого или старательного ученика).

Американские социологи (Р. Линтон, Дж. Мид) по-разному трактуют социальную роль – как единицу общественной структуры (Р. Линтон) или в плане непосредственного взаимодействия людей (ролевой игры), в ходе которой благодаря тому, что человек представляет себе в роли другого, происходит усвоение социальных норм и формируется социальное в личности. В действительности ролевые ожидания никогда не бывают однозначными. Кроме того, человек часто попадает в ситуацию ролевого конфликта, когда его разные роли оказываются плохо совместимыми.

Человеческая деятельность не исчерпывается ролевым, т. е. шаблонным, поведением; за пределами социальной роли остаются разнообразные виды отклоняющегося (девиантного) и спонтанного поведения, в том числе новаторская деятельность человека, созидающая новые нормы и новые роли. Точно так же и структура личности не сводится к совокупности социальных ролей: их интериоризация (усвоение) и соподчинение всегда предполагают конкретную индивидуальность, складывающуюся на протяжении жизненного пути индивида и отличающуюся большой устойчивостью.

ЛЕКЦИЯ № 6. Типологии личности, основывающиеся на свойствах индивида.

«Личность» как общенаучный и житейский термин означает:

1) человеческий индивид как субъект отношений и сознательной деятельности (лицо в широком смысле слова);

2) устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности.

Хотя эти два понятия – лицо как целостность человека и личность как его социальный и психологический облик – терминологически вполне различимы, но употребляются как синонимы довольно часто.

В психологии под личностью подразумевается некоторое ядро, интегрирующее начало, связывающее воедино различные психические процессы индивида и сообщающие его поведению необ-хо-димую последовательность и устойчивость. В зависимости от того, в чем именно усматривается такое начало, теории личности подразделяются на психобиологические (У. Шелдон), биосоциальные (Ф. Олпорт, К. Роджерс), психосоциальные (К. Адлер, К. Хорни и другие неофрейдисты), психостатические факторные» Р. Кеттел, Д. Айзенк и др.).

Исходя из указанных теорий осуществляется типологизация личности. Типы личности – модели (исследовательские схемы) личности, используемые в психологии и социологии в качестве образцов, основ для группировки при описании, классификации, изучении, упорядочении различных множеств индивидов (личностей). Различают конкретно-исторические типы личности, идеальные типы, отвечающие некоторым теоретическим концепциям, эмпирические группировки обследованных лиц. В социологии выделение и существование различных социальных типов личности связываются с особенностями и характеристиками общественно-экономических формаций (классовые, социально-групповые типы личности). Категория социально-исторический тип личности используется для обозначения некоторых совокупностей характеристик личности, обусловленных той или иной исторической эпохой, социальной структурой общества.

В западной психологии распространены типологии, учитывающие преимущественно личностные показатели (свойства и черты индивидов, порождаемые изначально присущими им ориентациями). Такова например типология К. Юнга, включающая типы личности, выделенные с учетом таких признаков, как сензитивность, мыслительность, переживание оценки, интуитивность, экстравертивная или интровертивная направленность. Существует и типология, предложенная Э. Фроммом, который выделяет следующие элементы личности: накопительство, ориентация на обмен, на восприятие, на использование и др. Отзвуки персонологических классификаций можно выявить во многих социально-психологических типологиях (в частности, при построении типологии личности по признаку конформности личности относительно норм группы и общества, типологии направленности и управляемости личности).

В эмпирических исследованиях имеет значение типологизация – группировка испытуемых, сходных с неким усредненным образом. Выделение многочисленных характеристик, показателей, черт личности (в частности, с помощью факторного анализа) позволяет построить многомерное пространство ее признаков – личное пространство. Обращение психологов к проблемам типологизации личности обусловлено потребностью прогнозировать ее поведение и развитие, необходимостью разработки оптимальных вариантов ее обучения и воспитания.

Согласно концепции Х. Айзенка основными характеристиками личности являются экстраверсия и интроверсия (направленность личности вовне и вовнутрь, что проявляется в ее мироощущении и поведении). По Х. Айзенку, в их основе лежат врожденные особенности нервной системы (в частности, баланс между процессами возбуждения и торможения). Этим определяется и социальный характер личности (например, склонность к преступлениям). Другой важной чертой личности Х. Айзенк считает невротизм (степень эмоциональной стабильности). За пределами этой концепции остаются мировоззрение, идеалы, ценности и иное; личность, по Х. Айзенку, – явление психобиологическое.

Большое влияние на практику оказывает оценка способностей индивида в результате исследований Х. Айзенка по психодиагностике. Он считал, что одаренность человека в той или иной области обусловлена наследственностью и может быть измерена при помощи тестов. Не обращаясь к качественному анализу умственной деятельности, основной характеристикой интеллекта Х. Ай-зенк считал скорость протекания мыслительных процессов.

Исследования индивидуально-психологических качеств на основе факторного анализа осуществлял Дж. Кеттел. Он основывается на статистическом подходе – применении серии тестов (испытаний) в целях диагностики.

По К. Юнгу, проблема человечества заключается не столько в угрозе перенаселения или атомной катастрофы, сколько в опасности психической эпидемии, т. е. в судьбе человечества решающим фактором оказывается сам человек, его психика. Для К. Юнга этот «решающий фактор» сфокусирован в бессознательной психике, которая является реальной угрозой; «мир висит на тонкой нити, и эта нить – психика человека».

Идея психической энергии, саморегуляции тесно связана с аналитической психологией психологических типов. Различают несколько таких типов. Они относятся к врожденной разнице в темпераменте, интегральном сочетании устойчивых психодинамических свойств, проявляющихся в деятельности, которые заставляют индивидов воспринимать и реагировать специфическим образом. Прежде всего следует различать два устойчивых типа: экстраверт и интроверт.

Экстраверт характеризуется врожденной тенденцией направлять психическую энергию (или либидо) вовне, связывая носителя энергии с внешним миром. Данный тип естественно и спонтанно уделяет внимание объекту – другим людям, предметам, внешним манерам и благоустройству. Экстраверт ощущает себя наилучшим образом, когда имеет дело с внешней средой, взаимодействуя с другими людьми, и делается беспокойным, больным, оказываясь в одиночестве, в однообразной среде. Слаба связь экстраверта с субъективным внутренним миром, он избегает встречи с ним. Любые субъективные запросы он оценивает как эгоистические.

Интроверт характеризуется тенденцией своего либидо устремляться внутрь, связывая психическую энергию со своим внутренним миром мысли, фантазии, чувства. Такой тип уделяет значительный интерес и внимание субъекту (сам с собой) в то время, когда он освобожден от обязанности приспосабливаться к внешним обстоятельствам. Интроверт имеет свою собственную компанию, свой тесный мирок и немедленно замыкается в больших группах.

Наряду с экстравертами и интровертами К. Юнг выделяет четыре функциональных типа личности, основываясь на четырех главных функциях: мышлении, чувстве, ощущении, интуиции. Каждый потенциальный индивид располагает всеми четырьмя функциями, хотя на поверку одна из них обычно оказывается наиболее развитой и становится ведущей.

Мыслительный тип в большей степени соответствует мужчинам. Ментальная жизнь данного типа сводится к созданию интеллектуальных формул и последующей подгонке жизненного опыта под эти формулы.

Чувственный тип больше распространен у женщин. Утверждение и развитие межличностных отношений партнерства являются здесь главной целью. Самое большое удовлетворение человек испытывает от эмоционального контакта с другими людьми. В своем крайнем проявлении этот функциональный тип может вызывать неприязнь своим чрезмерным интересом по поводу личных дел других. О таких людях иногда говорят: «Вечно он суется не в свои дела».

Сенсорный (ощущающий) тип характеризуется приспособленностью к обычной сиюминутной реальности, здесь и сейчас. Он охотно довольствуется жизнью в ее простейших незамысловатых проявлениях, бесхитростных формах без сложного размышления или туманного воображения. Ощущающий тип выглядит устойчивым и земным, реальным и настоящим в смысле готовности жить в данную минуту, но одновременно он выглядит довольно глупым.

Интуитивный тип мотивируется главным образом постоянным потоком новых видений и предчувствий, вытекающих из его внутреннего активного восприятия. Все новое и возможное, непонятное и другое, отличное является приманкой для данного типа. Интуиция есть некое свидетельство о прошлом и будущем вещей. Интуитивный тип чаще ухватывает слабые связи между вещами, которые для других кажутся несвязанными и чуждыми.

ЛЕКЦИЯ № 7. Классическое учение о темпераменте. Психологическая характеристика типов нервной деятельности и темперамента.

Под темпераментом понимают природные особенности поведения, типичные для данного человека и проявляющиеся в динамике тонуса и уравновешенности реакций на жизненные воздействия.

Поведение человека зависит не только от социальных условий, но и от особенностей природной организации индивида, а потому обнаруживается довольно рано и четко у детей в игре, занятиях и общении.

Темперамент окрашивает все психические проявления индивида, он сказывается на характере протекания эмоций и мышления, волевого действия, влияет на темп и ритм речи. Вместе с тем нужно помнить, что от темперамента не зависят ни интересы, ни увлечения, ни социальные установки, ни моральная воспитанность личности.

Учение о темпераменте возникло еще в древности. Врачи Гиппократ, а затем Гален, наблюдая индивидуальные особенности поведения людей, сделали попытку описать и объяснить эти особенности. Родоначальником учения о темпераменте принято считать древнегреческого врача Гиппократа (V в. до н. э.) Он считал, что в теле человека имеются четыре жидкости: кровь, слизь, желчь желтая и черная. Темперамент человека определяется смешением этих жидкостей. Названия темпераментов, данных по названию жидкостей, сохранились до наших дней.

Так, холерический темперамент происходит от слова chole («желчь»), сангвинистический – от sanguis («кровь»), флегматический – от phlegma («слизь»), меланхолический – от melan chole («черная желчь»).

Гиппократ считал, что темперамент зависит от образа жизни человека и от климатических условий. Так, при сидячем образе жизни скапливается флегма, а при подвижном – желчь, отсюда соответственно и проявления темпераментов. Гиппократ достаточно точно описал типы, но не смог научно объяснить их.

В последние годы, кроме гуморальных теорий, выдвигаются химические, физические, анатомические, неврологические и чисто психологические теории. Однако ни одна из них не дает правильного и полного описания темперамента.

Значительный вклад в научное обоснование темперамента внес И. П. Павлов, открывший свойства нервной деятельности. Он показал, что врожденное сочетание этих свойств и характеризует то, что называют темпераментом. В отличие от предшественников он взял для исследования не внешнее строение тела (немецкий психолог Э. Кречмер) и строение сосудов (П. Ф. Лесгафт), а организм как целое и выделил в нем мозг как такой компонент, который, во-первых, регулирует деятельность всех органов и тканей; во-вторых, объединяет и согласовывает деятельность многообразных частей в системе; в-третьих, испытывает на себе воздействие всех органов и под влиянием посылаемых ими импульсов функционально перестраивает поддержание жизни в органах и тканях; в-четвертых, является в прямом смысле этого слова органом связи организма с внешним миром.

Методом условного рефлекса И. П. Павлов раскрыл закономерности высшей нервной деятельности и основные свойства нервных процессов – возбуждения и торможения. Основные свойства нервных процессов следующие:

1) сила;

2) уравновешенность;

3) подвижность.

Сила нервных процессов является показателем работоспособности нервных клеток и нервной системы в целом. Сильная нервная система выдерживает большую и длительную нагрузку, в то время как слабая при этих условиях «ломается».

Подвижность – это быстрота смены одного процесса другим. Она обеспечивает приспособление к неожиданным и резким изменением обстоятельств.

Комбинация этих свойств характеризует специфические типы нервной деятельности. Наиболее часто встречаются четыре типа нервной деятельности. Из них три типа И. П. Павлов относит к сильным и один – к слабому типу. Сильные типы в свою очередь делятся на уравновешенные и неуравновешенные, уравновешенные – на подвижные (лабильные) и спокойные (инертные).

В результате была выделена следующая типология:

1) сильный неуравновешенный (безудержный) тип нервной системы характеризуется сильным процессом возбуждения и менее сильным торможением;

2) сильный уравновешенный (процесс возбуждения балансируется с процессом торможения), подвижный;

3) сильный уравновешенный, инертный (внешне более спокойный, «солидный»);

4) слабый характеризуется слабостью процессов возбуждения и торможения, малой подвижностью (инертностью) нервных процессов.

И. П. Павлов отождествлял тип нервной системы и темперамент. Последующие исследования показали, что тип нервной деятельности не всегда совпадает с типом темперамента. На темпераменте сказываются не только свойства нервной деятельности, но и соматическая организация личности в целом. Тип нервной системы рассматривается в качестве задатка темперамента. Темперамент проявляется не только в эмоциональных, но и в мыслительных волевых процессах. Когда говорят о темпераменте человека, то имеют в виду не динамику изолированных психологических процессов, а весь синдром (систему динамических особенностей целостного поведения личности).

Темперамент, таким образом, есть не что иное, как наиболее общая характеристика импульсивно-динамической стороны поведения человека, выражающая преимущественно свойства нервной системы.

Холерический темперамент. Человек, обладающий указанным типом темперамента, отличается повышенной возбудимостью, а вследствие этого – и неуравновешенностью поведения. Холерик вспыльчив, агрессивен, прямолинеен в отношениях, энергичен в деятельности. Для холериков характерна цикличность в работе. Они могут со всей страстью отдаться работе, в это время они готовы преодолевать препятствия и трудности, но при истощении сил, падении веры в свои силы и возможности наступает подавленное настроение. Такая цикличность – одно из следствий неуравновешенности нервной деятельности.

Сангвинический темперамент. Для сангвиника характерны большая подвижность, легкая приспособляемость к изменяющимся условиям жизни; он быстро находит контакт с людьми, общителен, не чувствует скованности в новой обстановке. В коллективе сангвиник весел, жизнерадостен, с охотой берется за живое дело, способен к увлечению. Однако, развивая кипучую деятельность, он может так же быстро остывать, как и быстро увлекаться, если дело перестает его интересовать, требует кропотливой работы и терпения, если оно имеет будничный характер.

У сангвиников эмоции легко возникают, легко сменяются. Легкость, с какой у сангвиника образуются и переделываются новые временные связи, большая подвижность характеризуют гибкость ума. Сангвиник склонен к остроумию, быстро схватывает новое, легко переключает внимание. Продуктивен при динамической и разнообразной работе. Работа, требующая быстрой реакции, а вместе с тем уравновешенности, больше подходит ему.

Флегматический темперамент. Флегматик – спокойный, уравновешенный человек, всегда ровный, настойчивый и упорный труженик в жизни.

Уравновешенность и некоторая инертность нервных процессов позволяют флегматику оставаться спокойным в любых ситуациях. При наличии сильного торможения, уравновешивающего процесс возбуждения, ему нетрудно сдерживать свои импульсы, порывы, строго следовать выработанному распорядку жизни, системе в работе, не отвлекаться по незначительным поводам.

Недостатком флегматика является его инертность, малоподвижность. Ему нужно время для раскачки, для сосредоточения внимания, для переключения его на другой объект. Инертность сказывается и на косности стереотипов, трудности их перестройки, что приводит к излишней фиксированности характера, недостаточной его гибкости. Инертность как качество имеет и положительное значение: она обеспечивает неторопливость, основательность и в целом – постоянство, определенность характера. Флегматики особенно подходят для работы, требующей методичности, хладнокровия и длительной работоспособности.

Меланхолический темперамент. Представители этого типа отличаются высокой эмоциональной чувствительностью, а вследствие этого – и повышенной ранимостью. Меланхолики несколько замкнуты, особенно если встречаются с новыми людьми, нерешительны в трудных обстоятельствах жизни, испытывают сильный страх в опасных ситуациях.

Слабость процессов возбуждения и торможения при их неуравновешенности (преобладает торможение) приводит к тому, что всякое сильное воздействие затормаживает деятельность меланхолика, у него наступает запредельное торможение. Меланхолик склонен отдаваться переживанию по самому незначительному поводу. В привычной обстановке, в хорошем дружеском коллективе меланхолик может быть контактным человеком, успешно вести порученное дело, проявлять настойчивость и преодолевать трудности.

Итак, темперамент сказывается на характере активности (на работоспособности, коммуникативности или социальном контакте), легкости приспособления к условиям. Темперамент связан с другими чертами личности и влияет на отношения, культуру поведения и волевую активность личности.

ЛЕКЦИЯ № 8. Проблема развития мотивационной сферы личности.

Мотивационная сфера человека до сих пор мало изучена в психологии. Это не может быть объяснено отсутствием интереса к данному предмету: начиная с древних времен и до наших дней вопрос о внутренних побудителях поведения человека неуклонно занимал ученых и приводил их к построению различных гипотез.

Исследования потребностей и мотивов не могли развиваться в рамках ассоциативной эмпирической психологии. В этой психологии царило представление о том, что всеми психическими процессами управляют определенные законы ассоциаций. При таком понимании движущих сил психической жизни и поведения человека проблема активности самого субъекта по существу снимается.

Господство ассоциативной эмпирической психологии длилось очень долго, еще и сейчас нельзя ее влияние считать полностью преодоленным. Другое направление – гештальтпсихология: для своего исследования она избрала главным образом область познавательных процессов. Другие направления – рефлексология, реактология, бихевиоризм – сосредоточили свое внимание на внешних стимулах поведения человека.

Первыми, кто попытался преодолеть механицизм ассоциативной психологии и поставить проблему активности человеческого «я», были психологи вюрцбургской школы (А. Ах, Ю. Кюльпе и др.).

В ходе своих исследований они экспериментально показали, что представления и понятия связаны между собой в единый акт мышления не по механическим законам ассоциаций, а управляются той задачей, на которую мышление направлено. Они пришли к выводу, что течение представлений во время акта мышления может не зависеть от внешних раздражений и ассоциативных влияний, если мыслительным процессом управляют так называемые детерминирующие тенденции. Последние определяются намерениями субъекта или стоящими перед ним задачами.

В дальнейшем попытка преодоления механистического понимания психологических источников человеческой активности была сделана в исследованиях К. Левина и его учеников.

Курт Левин проводил свои исследования с позиций так называемой структурной теории (гештальтпсихологии), несостоятельность которой отмечалась многими советскими психологами. Они считали, что главный недостаток концепции К. Левина заключается в игнорировании содержательной стороны психических процессов и формальном подходе к их анализу. Однако К. Левин и его ученики нашли удачные экспериментальные приемы исследования потребностей человека, его намерений, его воли и установили некоторые интересные психологические факты и закономерности. Можно сказать, что исследования К. Левина положили начало изучению потребностей человека.

В дальнейшем проблемами потребностей занимался целый ряд советских психологов (А. Р. Лурия, Н. Ф. Добрынин, А. В. Веденов, Г. А. Фортунатов, А. В. Петровский, А. Н. Леонтьев и др.).

Ближе всего к пониманию и развитию потребностей подошел А. Н. Леонтьев. Его подход основывается на понимании мотивов как объектов (воспринимаемых, представляемых, осознаваемых, мыслимых), в которых конкретизируются потребности. Эти объекты и составляют предметное содержание тех потребностей, которые в них воплощены. Таким способом происходит опредмечивание человеческих потребностей. Мотив, по определению А. Н. Леонтьева, – это объект, который отвечает той или иной потребности и который побуждает и направляет деятельность человека.

Мотивы, по его мнению, выполняют двоякую функцию. Первая состоит в том, что они побуждают и направляют деятельность, вторая – в том, что они придают деятельности субъективный, личностный смысл; следовательно, смысл деятельности определяется ее мотивом.

Обычно изучение мотивационной сферы психологи начинают с изучения мотивационной сферы в детском и школьном возрасте. Они объясняют это тем, что учебная и познавательная деятельность ребенка является ведущей на протяжении всего школьного (и не только школьного) возраста. Для детей разного возраста и для каждого ребенка не все мотивы имеют одинаковую побудительную силу. Одни из них являются основными, ведущими, другие – второстепенными, побочными, не имеющими самостоятельного значения. Последние всегда так или иначе подчинены ведущим мотивам.

В одних случаях таким ведущим мотивом может оказаться стремление завоевать место отличника в классе, в других случаях – желание получить высшее образование, в-третьих – интерес к самим знаниям.

Все эти мотивы могут быть подразделены на две большие категории. Одни из них связаны с содержанием самой учебной деятельности и процессом ее выполнения; другие – с более широкими отношениями ребенка с окружающей средой. К первым относятся познавательные интересы детей, потребность в интеллектуальной активности и в овладении новыми умениями, навыками и знаниями; вторые связаны с потребностями ребенка в общении с другими людьми, в их оценке и одобрении, с желаниями ученика занять определенное место в системе доступных ему общественных отношений.

Обе эти категории необходимы для успешного осуществления не только учебной, но и любой другой деятельности. Мотивы, идущие от самой деятельности, оказывают непосредственное воздействие на субъект, помогая преодолевать встречающиеся трудности, препятствующие целенаправленному и систематическому ее осуществлению. Функция другого вида мотивов совсем иная: будучи порождены всем социальным контекстом, в котором протекает вся жизнь субъекта, они могут побуждать его к деятельности посредством сознательно поставленных целей.

Итак, побуждение к действиям всегда исходит из потребности, а объект, который служит ее удовлетворению, определяет лишь характер и направление деятельности. Установлено, что не только одна и та же потребность может воплощаться в различных объектах, но в одном и том же объекте могут воплощаться самые разнообразные взаимодействующие, переплетающиеся, а иногда и противоречащие друг другу потребности. Например, отметка в качестве мотива учебной деятельности может воплощать в себе и потребность в одобрении учителя, и потребность быть на уровне своей собственной самооценки, и стремление завоевать одобрение товарищей, и желание облегчить себе поступление в высшее учебное заведение, и другие потребности. Отсюда видно, что внешние объекты могут стимулировать активность человека лишь потому, что отвечают имеющейся у него потребности или способны актуализировать ту, которую они удовлетворяли в предшествующем опыте человека.

В связи с этим изменения объектов, в которых воплощаются потребности, не составляют содержания развития потребностей, а являются лишь показателем этого развития.

В заключение анализа путей развития потребностей и мотивов необходимо рассмотреть развитие структуры мотивационной сферы. Она характеризуется сменой доминирующих мотивов по содержанию, возрастанием роли опосредованных потребностей и все большей их иерархизацией. С возрастом растет также устойчивость возникшей мотивационной структуры, что увеличивает роль доминирующих мотивов в жизни и поведении человека. Характер доминирующих мотивов зависит прежде всего от биографии человека и его воспитания. Устойчивые доминирующие мотивы поведения приобретают для человека ведущее значение и тем самым подчиняют себе все другие его мотивы. Иерархическая структура мо-тивационной сферы в наиболее развитой ее форме предполагает усвоение определенных моральных ценностей-представлений, понятий, идей, ставших доминирующими мотивами поведения.

Цели, поставленные человеком, сознательно принятые им решения и намерения способны подчинить себе непосредственные побуждения, что определяет волевой характер поведения человека. Но в тех случаях, когда усвоенные ценности сами приобретают силу непосредственных побуждений, они могут определять поведение людей независимо от сознательно принятых решений, непроизвольно подчиняя себе все другие его побуждения, в том числе и не осознаваемые им самим. В этом случае можно говорить о гармонической структуре мотивационной сферы человека, а следовательно, и о гармонической структуре его личности.

Иерархическая структура мотивационной сферы определяет направленность личности человека, которая имеет разный характер в зависимости от того, какие именно мотивы по своему строению и содержанию стали доминирующими.

Итак, потребность непосредственно побуждает индивида к активности, направленной на удовлетворение этой потребности. Она, таким образом, является внутренним стимулом его поведения и деятельности. Первоначально потребность вызывает ненаправленную активность индивида, связанную с неосознанным поиском своего удовлетворения. Когда же предмет найден, активность индивида приобретает целенаправленный характер. Потребности лежат в основе всех других побудителей поведения, в том числе и самых высоких, характерных только для человека.

Мотивы представляют собой род побудителей человеческого поведения. В качестве мотива могут выступать предметы внешнего мира, представления, идеи, чувства и переживания.

Формирование специфически человеческих побудителей поведения ставит человека в совершенно новые взаимоотношения с окружающей действительностью. Эти взаимоотношения характеризуются тем, что человек перестает лишь приспосабливаться к обстоятельствам, а начинает вмешиваться в эти обстоятельства, творить самого себя и эти обстоятельства.

ЛЕКЦИЯ № 9. Направленность личности.

Главным в формировании личности является развитие моти-вационной сферы. Под развитием мотивационной сферы можно понимать развитие и изменение самих мотивов по их содержанию, силе, напряженности, действенности. Эта сторона развития мотивов имеет очень большое значение для понимания закономерностей формирования личности, однако ею далеко не исчерпывается проблема. Не меньшее значение имеют развитие и соотношения, возникновение новых мотивационных структур, имеющих иерархический характер; в процессе жизни какие-то мотивы приобретают первенствующее значение, другие отходят на второй план. Это значит, что в системе мотивов, побуждающих человеческое поведение, не все мотивы одинаково значимы, одинаково действенны, одинаково устойчивы. По мере развития личности какие-то мотивы начинают доминировать, подчиняя себе действия всех остальных. У одних людей доминирующие мотивы имеют относительно устойчивый характер – возникает устойчивая иерархическая структура; у других они легко меняются в процессе жизни и опыта или под влиянием ситуации. В этих случаях об устойчивости иерархии говорить не приходится.

Иерархические структуры мотивов складываются у ребенка очень рано. Вначале они основаны на доминировании непосредственных побуждений, подчиняющих себе все другие мотивы. Такие структуры можно назвать структурами первого вида. Они могут сохраняться в любом возрасте. Наиболее элементарными структурами первого вида можно считать структуры, основанные на доминировании органических потребностей (пищевых, половых, двигательных). Но к этому же виду относят и структуры, основанные на доминировании непосредственных мотивов и небиологического характера (например, мотивов, связанных с любовью к искусству, семье, с нравственными чувствами). Сюда же можно отнести мотивы, связанные с любыми непосредственными интересами человека. Эти мотивы также непроизвольно подчиняют себе другие побуждения, создавая тем самым непроизвольную иерархию мотивов.

В отличие от этого мотивационная структура второго вида имеет произвольный характер. В наиболее развитой форме она предполагает наличие у человека определенных убеждений, т. е. идей, ставших мотивами поведения. При наличии такой произвольной иерархии мотивов человек может организовывать свое поведение даже вопреки непосредственным побуждениям, если последние противоречат убеждениям человека, принятым им нормам, принципам, намерениям или решениям. Организованная таким образом мотивационная сфера, позволяющая человеку произвольно подчинять свои непосредственные побуждения сознательно поставленным целям намерениям, составляет основу зрелой личности. Эта структура дает субъекту возможность управлять своим поведением и быть относительно независимым от влияний, возникающих ситуативно, от влияний, расходящихся с его собственными убеждениями или намерениями. По мере развития личности эти мотивы, вначале произвольные, становятся непосредственно действующими потребностями.

Мотивационная структура такого типа возникает лишь на основе приобретаемого субъектом опыта в процессе его развития. Произвольная или непроизвольная иерархия мотивов и создает направленность его личности.

Направленность личности, таким образом, понимается как результат наличия устойчиво доминирующих мотивов поведения. Можно считать, что направленность личности есть одновременно и результат, и показатель наличия устойчивости иерархической структуры мотивов.

Существует и так называемая ситуативная направленность, связанная с удовлетворением каких-либо жизненно важных потребностей, осуществление которых как бы снимает эту направленность (например, потребность в еде и т. п.).

Потребности же, определяющие направленность личности, практически ненасыщаемы. Они действуют все время, определяя и все остальные потребности и в частности способы их удовлетворения. Люди с разной направленностью по-разному переживают удовлетворение и неудовлетворение своих потребностей, по-разному удовлетворяют их.

К направленности существуют разные подходы. Но для характеристики личности наиболее существенное значение имеет то, какие из видов направленности занимают ведущее место в общей структуре побуждений человека. В соответствии с этим различают три вида направленности: коллективистскую, личную и деловую.

Личная направленность имеется тогда, когда в системе мотивов преобладают мотивы собственного благополучия, стремление к самоутверждению, личным достижениям.

Если поступки человека определяются в основном интересами и потребностями общества, коллектива, других людей, т. е. преобладают коллективистские мотивы, мы говорим об общественной направленности.

Наконец у человека могут преобладать мотивы, порождаемые самой деятельностью: непосредственное увлечение процессом, бескорыстное стремление к истине, результату или вытекающее из убеждений человека предпочтение интересов дела всем другим интересам. Если эти мотивы преобладают над всеми другими, можно говорить о деловой направленности.

Конечно, доминирование или преобладание – эта величина статистическая и сама относительна, но даже ее относительная устойчивость – это уже новое качество мотивационной сферы.

ЛЕКЦИЯ № 10. Самооценка личности.

Проблема возникновения и развития самооценки является одной из центральных в развитии личности. Самооценка является необходимым компонентом самосознания, т. е. осознания человеком самого себя, своих физических сил, умственных способностей, поступков, мотивов и целей своего поведения, отношения к окружающему, к другим людям, самому себе.

Самооценка включает в себя умение оценить свои силы и возможности, отнестись к себе критически. Она позволяет человеку примеривать свои силы к задачам и требованиям окружающей среды и в соответствии с этим самостоятельно ставить перед собой определенные цели и задачи. Таким образом, самооценка составляет основу уровня притязаний, т. е. уровня тех задач, к осуществлению которых человек считает себя способным. Присутствуя в каждом акте поведения, самооценка является важным компонентом в управлении этим поведением. Все это и делает самооценку важным фактором в формировании личности.

Самооценка может быть адекватной и неадекватной. В зависимости от характера самооценки у человека складывается либо адекватное отношение к себе, либо неадекватное, неправильное. В последнем случае человек постоянно сталкивается с неуспехом, он часто вступает в конфликты с окружающими, нарушается гармоничность развития его личности. Характер самооценки определяет формирование тех или иных качеств личности (например, адекватная самооценка способствует формированию уверенности в себе, самокритичности, настойчивости, требовательности; неадекватная – неуверенности или излишней самоуверенности, некритичности).

Конечно, вполне адекватная самооценка, адекватное отношение к себе являются высшей стадией развития самооценки и характерны для взрослого человека. В процессе же развития ребенка должны иметь место некоторые особенности формирования самооценки, специфические для каждой ступени возрастного развития.

Проблеме развития самооценки посвящено много исследований как у нас в стране, так и за рубежом. Западноевропейские и американские психологи рассматривают самооценку в основном как механизм, обеспечивающий согласованность требований индивида к себе с внешними условиями, т. е. максимальную уравновешенность личности с окружающей его социальной средой. При этом сама окружающая среда рассматривается как враждебная человеку. Такой подход характерен как для З. Фрейда, так и для его последователей-неофрейдистов (К. Хорни, Э. Фромма и др.). В работах этих психологов самооценка выступает как функция личности и рассматривается в связи с аффективно-потребност-ной сферой личности.

С точки зрения советской психологии роль самооценки не ограничивается приспособительной функцией; самооценка становится одним из механизмов, реализующих активность личности.

Большое значение для решения проблемы самооценки имеют работы К. Левина и его учеников, которые занимались специальным изучением мотивов, потребностей, уровня притязаний и их соотношения.

В результате этих и других исследований ученые пришли к выводу о соотношении самооценки и уровня притязаний. Интересной с этой точки зрения является теория К. Роджерса.

Личность, по К. Роджерсу, возникает в процессе развития, и ее сущностью являются знание индивида о себе и самооценка. Самооценка возникает в результате взаимодействия с окружающей средой, оценочного взаимодействия с другими людьми. Поведение ребенка и его дальнейшее развитие прежде всего согласуются с его самооценкой.

В индивидуальном развитии, как говорит К. Роджерс, между представлением человека о себе и реальным опытом, включающим в себя и оценки окружающих, и моральные ценности, может возникнуть конфликт. В одних случаях причиной конфликта является расхождение между самооценкой и оценками окружающих, в других – расхождение между самооценкой и тем идеальным представлением о себе, отвечать которому человек стремится. Но не всегда это расхождение является патогенным. К. Роджерс считает, что выход в большей мере зависит от того, как сложилась самооценка в индивидуальном опыте человека. Некоторые люди не желают перестраивать свою самооценку и искаженно интерпретируют свой реальный опыт. Другие оказываются способными перестраивать самооценку, приводя ее в соответствие со своим реальным опытом. Гибкость в оценке самого себя, умение корректировать свое поведение под влиянием опыта являются условием безболезненной адаптации к условиям жизни. Решающее значение для нормального психического состояния человека имеет согласие с самим собой, т. е. правильное, адекватное отношение и к себе, и к своим возможностям. Психологи отмечают значение для развития личности потребности в положительной оценке: индивид нуждается в одобрении и уважении других людей. На основе этого уважения возникает самоуважение, которое становится важнейшей потребностью индивида.

В советской психологии исследования проблемы самооценки связаны с изучением проблемы развития и самосознания, с именами Б. Г. Ананьева, С. Л. Рубинштейна, Л. И. Божович, М. С. Ней-марк, Л. С. Славиной, Е. А. Серебряковой и др. Эти исследования посвящены изучению уровня притязаний детей, их уверенности или неуверенности в себе и связанных с этим особенностей их самооценки.

Самооценка, закрепившаяся и ставшая чертой характера, не ограничивается рамками какой-либо одной деятельности, а распространяется и на другие виды деятельности. Важным фактором развития личности ребенка являются оценки его окружающими. Эмоциональное самочувствие ребенка зависит от того, какие взаимоотношения сложились у него с окружающими людьми, отвечает ли он тем требованиям, которые к нему предъявляются, насколько удовлетворяется его потребность в положительной оценке. С возрастом самооценка как мотив поведения и деятельности становится достаточно устойчивым образованием и более значимой, чем потребность в оценке окружающих.

Генетическая потребность в оценке – более раннее образование, чем потребность в самооценке. С возрастом самооценка в известной мере эмансипируется от мнения окружающих и начинает выполнять самостоятельную функцию в формировании личности, опосредуя отношение субъекта к действительности, в том числе к оценкам окружающих. Сущность этой функции заключается в том, что человек на основе оценки своих возможностей предъявляет к себе определенные требования и поступает в соответствии с этими требованиями.

Надо отметить, что требования, предъявляемые к ребенку или подростку извне, если они расходятся с требованиями его к себе, неспособны оказать на него должное воздействие. Возможность поступать независимо или вопреки оценкам окружающих связана с устойчивостью личности. Если расхождение между оценкой или самооценкой носит длительный характер (особенно в тех случаях, когда оценка является адекватной), последняя либо перестраивается вслед за оценкой, либо возникает острый конфликт, приводящий к серьезному кризису. Поэтому так важно изучать самооценку человека и ее соответствие или несоответствие оценке.

ЛЕКЦИЯ № 11. Личность и коллектив.

Социальная сущность человека проявляется прежде всего в его деятельности, общении с другими людьми. Изолированный от других людей человек не может развиваться как личность. Лишь активная трудовая, общественная деятельность обеспечивает человеку средства к существованию и способствует выработке многих личностных качеств. Социальная среда, взаимоотношения в труде являются решающим фактором становления и развития психики, появления специфически человеческого свойства – сознания.

Исторические условия жизни привели к тому, что люди объединились в нации, государства, партии, другие общности. Человек в течение жизни непосредственно общается с другими людьми, реализуя свою социальную сущность. Это общение происходит в группах и коллективах, оказывающих большое влияние на позицию, направленность и самооценку личности и др. Эти общности неоднородны и могут быть классифицированы по нескольким основаниям: близости и глубине складывающихся отношений, принципу образования, отношению личности к нормам группы и др. В зависимости от близости и глубины складывающихся отношений выделяют первичную группу.

Первичная группа – относительно устойчивое и немногочисленное по составу, связанное общими целями объединение людей, в котором осуществляется непосредственный контакт между его членами. Все, кто входит в нее, знают друг друга лично и общаются между собой в процессе решения стоящей перед ними задачи. Размер первичной группы не может быть менее двух, но не превышает 30–40 человек.

Такие объединения, как семья, производственная бригада, экипаж самолета, зимовщики полярной станции, школьный класс или студенческая группа, могут быть названы первичными группами. Человек одновременно может входить в несколько первичных групп. Контакты в первичных группах не дозированы. Каждый может общаться с каждым по мере желания и необходимости. Практически же члены группы отдают предпочтение одним перед другими. Они общаются чаще, контакты носят близкий характер (на личной или деловой основе). Это так называемый круг общения, который оформляется в виде микрогруппы. Как правило, такая группа немногочисленна (2–7 человек). Человек остается членом первичной группы и не обрывает с ней контакты.

По принципу и способу образования различают реальные и условные, официальные и неофициальные группы.

Реальная и условная группы.

Реальная группа – фактически существующие объединения людей с реальными связями и взаимоотношениями их членов, с целями и задачами. Реальная группа может существовать кратковременно или длительно, быть малой или большой.

Общность людей, составленную номинально, называют условной группой. Например, спортивные журналисты решают образовать команду, состоящую из лучших футболистов мира. Они отбирают звезд первой величины и объединяют их в списке. Эти люди никогда не соберутся и не будут играть вместе. Но эта группа составлена и условно существует.

Официальная и неофициальная группы. Официальная (формальная) группа создается на основе штатного расписания, устава или других официальных документов. Отделы на производстве, штат сотрудников – это примеры официальных групп. Между членами такой группы устанавливаются деловые контакты, регламентированные документами. Они предполагают соподчинение или равенство, большую или меньшую ответственность за выполнение задачи. Такая группа может перестраиваться, но опять-таки на основе приказа или постановления.

Взаимоотношения в официальной группе даже при одной и той же инструкции не могут быть идентичны, поскольку в контакт вступают группы с неповторимыми чертами характера, темперамента, способностей, стиля общения. Деловые отношения дополняются личными, не предусмотренными инструкциями. Психологическая близость (симпатии, уважение, дружба) цементирует официальную группу, помогает установить благоприятный психологический климат, что в конечном итоге способствует успешной работе. В официальной группе могут складываться и другие отношения, не способствующие успеху дела (антипатия, неуважение, пренебрежение, вражда).

Неофициальные группы возникают на основе единой психологической мотивации-симпатии, близости взглядов и убеждений, признания авторитетности, компетентности. Такая группа не предусматривается штатным расписанием или уставом. Так складываются группы на основе общности интересов или увлечений. Симпатии и привязанности цементируют группу. Если они исчезают, группа распадается.

По признаку отношения личности к нормам группы выделяют референтную группу.

Референтная (эталонная) группа – это реально существующая или воображаемая группа, взгляды, нормы которой служат образцом для личности. Личность может входить в группу, нормы, ценности которой признает и поддерживает, считает самыми лучшими. Тогда личность не только придерживается этих норм, но и защищает их, а порой и пропагандирует. Иногда личность, являясь членом одной группы, считает идеалом ценности другой группы.

Итак, первичная группа может рассматриваться с разных точек зрения. Но в любом случае первичная группа оказывает сильное влияние на формирование различных сторон личности. В качестве первичной группы был назван коллектив.

Коллектив – это группа людей, объединенных едиными целями, подчиненными целям общества.

Четко и полно признаки коллектива выявил А. С. Макаренко, который определял его следующим образом: «Коллектив – это есть целеустремленный комплекс личностей, организованных, обладающих органами коллектива. А там, где есть организация коллектива, там есть органы коллектива, там есть организация уполномоченных лиц, доверенных коллектива, и вопрос отношения товарища к товарищу – это не вопрос дружбы и не вопрос любви, не вопрос соседства, а это вопрос ответственной зависимости». При этом он замечал, что коллектив объединяет наличие социально (общественно) значимых целей. Поэтому можно сказать, что всякий коллектив – это группа, но не каждая группа – коллектив.

Личность в коллективе связана с другими личностями и вместе с ними выражает направление общности. В ходе исторического взаимодействия с материальным миром и общения с людьми личность не только приобретает индивидуальный опыт, на основе которого формируются индивидуальные черты, свойства, но и присваивает общественный опыт, который становится важнейшей составляющей ее духовного богатства.

Взаимоотношения личности и коллектива многообразны. Можно выделить два аспекта: влияние коллектива на личность и влияние личности на коллектив. Влияние коллектива на личность осуществляется главным образом через так называемые малые группы, в которых человек имеет непосредственные контакты с другими людьми.

Влияние малых групп на личность рассматривается подробно особенно в последние годы, когда коллектив перестали рассматривать как некоторое однородное образование и начали признавать в нем наличие различных групп.

Как в обществе в целом, так и в отдельных организациях социально изолированный индивидуум встречается чрезвычайно редко. Когда человек устраивается на работу или приходит в учебное заведение, он сразу же начинает заводить знакомых и друзей обычно из числа тех, с кем он вместе работает большую часть времени, и вскоре оказывается вовлеченным в одну или несколько социальных групп. Поведение человека в таких группах под влиянием коллектива обычно претерпевает существенные изменения.

Немногочисленная группа людей, которые каждодневно работают вместе, составляет настоящую социальную группу (коллектив). Члены ее обычно называют друг друга по имени. Они лучше узнают друг друга в результате тесных личных контактов. Они общаются между собой не как частные личности, т. е. не просто как сотрудники, а как полноценные личности со своими надеждами и опасениями, честолюбием и притязаниями, склонностями и неприятностями, социальными и семейными проблемами и т. д. Отдельные члены группы обычно отождествляют себя со своей группой, так что они исповедуют ценности, принятые в группе, как свои собственные. В группе складывается представление о том, что есть правильное поведение ее членов.

ЛЕКЦИЯ № 12. Изменения, происходящие с личностью в толпе.

Вопрос поведения и самосознания личности в условиях массового порядка существования приобрел особую актуальность в последнее время, когда мнение народных масс приобрело значение, с ним начали считаться.

Не так давно политика государства и соперничество государей были главными факторами событий. Мнение народных масс, как принято его сейчас называть, в расчет не принималось, да большей частью этого мнения и не существовало. С тех пор прошло каких-нибудь 150 лет, но в этом вопросе все коренным образом поменялось. Сейчас политические традиции, личные склонности монархов и их соперничество уже более не имеют такого решающего значения (часто воспринимаются как отклонение от нормы), а голос толпы, наоборот, становится все более значимым. Большинство диктует правительству, как ему следует поступать и какие решения принимать, и, как ни странно, правительство не может не считаться с этим диктатом.

Все это приобрело такой выразительный характер, что выход народных классов на сцену политической жизни (или, если сказать по-другому, перевоплощение народных масс в руководящие) стало одной из определяющих черт эпохи. Методом ассоциаций толпа разработала идеи о своих интересах и ощутила свою силу. Толпы образуют содружества, перед которыми не может устоять ни одна власть.

Не отличающиеся способностью к теоретическим рассуждениям массы очень эффективны в действии. И при условии небольшого единства или подобия организации масса людей, называемая толпой, приобретает громадную силу, которую не всегда знает, куда правильно направить.

И поскольку эта форма организации приобрела такой вес, вполне естественно, что на нее обратились взгляды исследователей.

Сравнительно недавно произошли сильные изменения в представлениях о понятии личности массы. Проводя исследования и наблюдая за толпой, ученые заметили, что человек частично утрачивает свои личные свойства, когда он находится в толпе, но приобретает качества, обычно ему не свойственные. Человек в толпе способен на бездумные безрассудные поступки, которые, наверное, не стал бы совершать, будь он один или в малой группе. Все эти выводы заставили задуматься о различиях между массой и толпой, а также о глубинных причинах, побуждающих личность изменяться под влиянием этих больших групп.

Но сильно разделять или различать психологию массы и психологию отдельного индивида все равно не стоит. В сознании человека всегда подспудно существует «другой», который является образцом, объектом, помощником или противником. Исходя из этого, психология личности по природе своей одновременно является также и психологией социальной во вполне обоснованном смысле.

Психология массы воспринимает каждую личность как единицу племени, народа, касты, сословия, институции или как составную часть толпы, на данный период времени и для определенной цели перевоплощенной в массу.

В человеке, как одном звене такой цепи, под влиянием чувства общности с другими членами этой массы происходят глубокие преобразования внутренней организации. Аффективность невероятно увеличивается, в то время как интеллектуальные способности сильно снижаются, причем оба процесса, как правило, стремятся к уравнению показателей свойств личности со свойствами средних показателей всей массы людей, которая, естественно, включает в себя и очень высокие и очень низкие показатели.

На основании этого можно заключить, что одного наличия многочисленных аффективных связей в массе достаточно, чтобы объяснить почти полную атрофацию у личности самостоятельности и инициативности, однонаправленность и однородность восприятия действительности с восприятиями окружающих.

Ученый и психолог В. Троттер ищет причины проявляемых массой психических феноменов в стадном инстинкте, который дан человеку от рождения так же, как и другим видам животных. Каждый одиночный индивид чувствует себя незавершенным, если он один. Стадный инстинкт проявляется впервые уже в виде страха маленького ребенка, оказавшегося в одиночестве. Ученый утверждает, что стадный инстинкт – понятие первичное, т. е. далее неразложимое.

З. Фрейд согласился с предположением Ч. Дарвина о том, что первобытной формой человеческого общества была орда, в которой неограниченно господствовал сильный самец. Масса как раз и является современным откликом – вновь ожившей первобытной ордой. Поскольку во всех цивилизованных индивидах присутствуют инстинкты первобытного человека, очень легко из набора таких индивидов (человеческой толпы) может возникнуть первобытная орда (в самых жестких ее проявлениях). Так как стремление к массообразованию часто владеет мыслями людей, в этом можно легко узнать признаки первобытной орды.

А, например, Мак-Дугал утверждает, что масса не имеет никакой организации вовсе и что при этом условии масса является толпой. Но, несмотря на это, ученый признает тот факт, что толпа не может сформироваться без хотя бы зачаточных форм организации. Мак-Дугал заметил некоторые основополагающие признаки коллективной психологии в действиях массы.

Понятие «толпа» само по себе является очень широким и включает в себя любое скопление людей независимо от принадлежности их к каким-либо религиозным, национальным или другим характеристикам. Причины, явившиеся побудителем собрания толпы, тоже не имеют значительных отличий одного хаотичного скопления от другого.

Но это количественная характеристика, в то время как качественно масса – это инволюционное явление, которое ведет к развитию негативных направлений в обществе.

Но если рассматривать толпу с чисто психологической точки зрения, здесь все не так просто, и имеется много противоречий. В определенных условиях или при стечении некоторых обстоятельств собрание людей обладает чертами, абсолютно не свойственными и не характерными для отдельных индивидов, входящих в состав этого собрания. Личность как что-то самостоятельное и заслуживающее отдельного рассмотрения перестает существовать, но появляется единица общего целого, имеющая ту же направленность, что и окружающие ее единицы. Можно назвать это коллективной душой, хотя она и образуется на короткий период времени, но имеет очень выраженные свои черты. И организация в таком собрании поддерживается этой самой душой, которая в хаосе людского тем не менее пока позволяет выполнять ту примитивную, как правило, задачу, которая и объединила этих людей.

Но одного факта случайного нахождения вместе многих индивидов недостаточно для того, чтобы они приобрели характер организованной толпы, для этого нужно влияние некоторых возбудителей. Исчезновение сознательной личности и ориентирование чувств и мыслей в известном направлении (главные черты, характеризующие толпу, вступившую на путь организации) не обязательно бывают вызваны одновременным присутствием нескольких индивидов в одном и том же месте. Толпа, соединяясь воедино из множества составляющих, какое-то непродолжительное время действует как одно целое существо. Причем это существо, хотя и обладает не очень высоким уровнем интеллекта, приобретает совершенно отличные свойства от тех, которые были присущи его составляющим.

Это происходит точно так же, как, соединяясь, клетки, входящие в состав живого тела, образуют посредством этого соединения орган, которые выполняет совершенно другие функции, нежели клетки, его образующие.

Но, несмотря на то, что факт влияния толпы на человека очевиден, очень нелегко объяснить, почему это происходит. Это происходит потому, что контролируемые функции мозговой деятельности значительно меньше неконтролируемых. И даже то происходящее, что человек может объяснить, все равно тем или иным образом рождено набором бессознательных мотивов и реакций, вызванных последствиями воспитания или воздействия врожденных черт. Человек признает и замечает в себе некоторые причины, приведшие к тем или иным действиям. Некоторые причины он не признает, так как они выпадают из общепринятых норм (и поэтому вызывают стыд), но часть причин он просто не может признать, поскольку сам не догадывается о них. Большая часть каждодневных поступков сдетонирована именно такими причинами. И поскольку человек не догадывается, что именно побуждает его так поступать, он не может каким-то образом остановить или проконтролировать сам себя в этих случаях.

Абсолютно различные по образованию, уровню и стилю жизни люди могут совпасть всего лишь по одной стороне своей жизни – страстям (инстинктам и чувствам), и одного этого будет достаточно, чтобы очередному человеку примкнуть к одушевленной толпе. Что удивительно, те люди, которых принято считать избранными – знаменитые и богатые, сверхталантливые или сверхудачливые, очень редко способны превозмочь этот древний инстинкт стадности, присущий обыкновенным индивидам. Ведущим свойством толпы всегда будут неосознанные упрощенные потребности, отнимающие у человека почти весь багаж накопленного им социального опыта.

Среди определяющих характеристик толпы можно назвать: импульсивность, раздражительность, неспособность обдумывать, отсутствие рассуждения и критики, преувеличенную чувственность и т. п. Эти же свойства можно наблюдать у существ, принадлежащих к низшим формам эволюции. Толпа всегда управляется эмоциями, но диапазон этих эмоций очень широк и зависит от множества факторов. Толпа не обязательно настроена враждебно и агрессивно, случается, что в едином порыве даже толпа способна на благородные поступки. Единственное, что в толпе неизменно, – импульсы, двигающие толпу вперед, всегда настолько сильны, что никакой личный интерес, даже чувство самосохранения, не в состоянии их подавить или сдержать. Сочетание мощности действующих импульсов с их многообразием приводит к тому, что ни одно настроение в толпе не сохраняется слишком долго и очень скоро сменяется другим, часто не имеющим никакого отношения к предыдущему. Масса людей может резко перейти от безудержной агрессии к единому порыву милосердия, под влиянием которого при случае даже выказать абсолютный героизм.

Качество, которого в толпе никогда нет, – это предумышленность. Мощь происходящих эмоций и чувствований очень сильна и неподдельна, но, как ни странно, переживания, которые одному человеку бывает трудно вызвать в себе даже сильными возбудителями, в толпе нарастают в нем из-за сущей ерунды, которая приобретает в тот момент невероятную важность и значительность. Но импульс, в данный момент полностью завладевший толпой, всегда быстротечен и обязательно сменяется другим столь же сильным импульсом.

Еще одной характерной чертой толпы можно назвать невероятную требовательность в исполнении своих потребностей – ничто не должно становиться между ее желанием и реализацией этого желания. Оправданность этой своей позиции толпа видит в своей большой численности, которая рождает ощущение непреодолимого могущества, с которым нельзя, да и не стоит бороться. Чувство, овладевающее одушевленной толпой в момент столкновения с препятствием, можно назвать не иначе как безудержной и долгоиграющей яростью, обычному человеку не свойственной.

Еще одним характерным качеством толпы можно назвать большую внушаемость. Достаточно уверенно сформулированный посыл, как электронный импульс, мгновенно облетает всех участников толпы и рождает общий настрой, причем, на минуту задумавшись, многие участники массы поняли бы всю необоснованность в большинстве случаев произносимых внушений. Но в том-то и дело – времени и желания на обдумывание нет. Естественной реакцией на внушение является желание поскорее воплотить в жизнь, увидеть в действии высказанную идею. И опять же могущество, подтвержденное количеством, рождает ощущение, что ничего невыполнимого нет.

Нужно заметить, что толпа не различает субъективное и объективное. Реальными кажутся образы, завладевшие ее разумом и, как правило, имеющие лишь очень отдаленную связь с истинным положением вещей. Толпа никогда не стремится увидеть правду такой, какая она есть, это свойственно разумному цивилизованному человеку, с ним сравнить толпу нельзя. Люди толпы требуют иллюзий, без которых они не могут жить. Ирреальное для них всегда имеет приоритет перед реальным.

Определяющими качествами толпы всегда являются односторонность и преувеличение. Эти качества позволяют толпе быстро принимать очень важные решения, не сомневаясь и не задумываясь. Накал страстей усиливается от ощущения распределения ответственности, и, как вполне справедливо думает каждый находящийся в толпе, если виноваты все, не виноват никто. Ощущение безнаказанности тем сильнее, чем многочисленнее толпа, и сознание значительного (хотя и временного) могущества, доставляемого численностью, дает возможность скопищам людей творить совершенно немыслимые вещи.

Толпа способна мыслить, хотя ее мыслительные процессы и нельзя сравнить с аналогичными процессами, происходящими в голове отдельно взятого человека. Они также основываются на ассоциациях, как и рассуждения одиночного человека, но их отличие в том, что они связаны между собой иллюзорными представлениями и понятиями, удобными в данную секунду для оправдания той или иной позиции. Искусство производить впечатление на воображение толпы очень часто в истории мира было определяющим качеством многих успешных вождей.

Человек – это стадное животное. Ни один индивид не способен нормально существовать в одиночестве. Ему просто необходима чья-то оценка – одобрение или даже осуждение, просто чья-то реакция на его поступки и достижения. Поэтому определяющим составляющим статуса человека всегда было «мы» – семья, коллектив, община или что-то другое, с чем этого человека связывали жесткие обстоятельства. И каждый человек вынужден в большинстве случаев соответствовать в большей мере ожиданиями этого «мы», нежели выполнять какие-то свои собственные замыслы. Так, любой человек в определенные моменты своей профессиональной деятельности пассивно подчиняется решениям своих начальников, вышестоящих лиц, т. е. с того момента, как человек примыкает к группе, поглощается массой, он уже становится в какой то мере управляемой единицей. В отличие от человека толпы он сохраняет свою собственную индивидуальность, способен на размышления, но этот человек уже подвержен крайним формам насилия или паники, энтузиазма или жестокости посредством своей принадлежности к коллективу. Ему приходится совершать действия, противоречащие его интересам, осуждаемые собственной совестью. И очень часто, оглядываясь на свои поступки, человек сам себя не узнает, недоумевая, что же заставило его поступить так, а не иначе.

Стоит некоторой группе людей собраться вместе, как почти сразу в них обнаруживаются основные признаки толпы. Коллективная воля начинает главенствовать и подавлять личную волю каждого. Подобное давление может представлять реальную угрозу, под его действием многие люди начинают чувствовать себя униженными и уничтоженными. Философ А. А. Зиновьев заметил, что «справедливые и глубокие идеи индивидуальны. Идеи ложные и поверхностные являются массовыми. В массе своей народ ищет ослепления и сенсации». Из его слов можно сделать вывод, что группы и массы живут под влиянием сильных эмоций, чрезвычайных аффективных порывов. Сейчас, когда «народ» пришел к власти и своеобразными рычагами управляет совершенно разнообразными институтами государства, очень серьезно стоит задуматься о факторе толпы как о мощной единице власти. Человек, который сегодня хочет взять в свои руки всю полноту власти, очень отличается от вождей предыдущих веков, родивших его самого.

Сама жизнь, воспитывающая этого человека с пеленок, ничем не ограничивает его, ни к чему не принуждает, не ставит никаких запретов, никаких табу, имеется полная вседозволенность и свобода. И даже более того: современный мир построен так, что он заставляет человека хотеть все большего, а желания имеют свойство расти до бесконечности. Можно выделить две основополагающие черты психологии человека массы: непрекращающееся увеличение потребностей и принципиальная благодарность всем аспектам и факторам, позволяющим обеспечивать жизненные блага.

Современные толпы восприняли вновь обретенную свободу как нечто само собой разумеющееся, не вызванное никакими причинами. Человек массы не имеет свойства признавать каких-либо авторитетов ровно до тех пор, пока ограничение во благах не заставит его пересмотреть свою позицию, в то время как человек, обладающий выдающейся индивидуальностью, всегда понимает, что он не может быть экспертом во всех направлениях, он чувствует ограниченность своих возможностей и потребность обращаться к авторитету или принципу, которому он свободно и добровольно служит. Именно индивидуальности, а не люди толпы проводят жизнь в служении, как бы странно это ни звучало.

Исторически так сложилось, что масса тихо подчиняла свои действия мнению и закону, произведенным высшим авторитетом, включающим в себя избранное меньшинство. Этот порядок исправно работал на протяжении тысячелетий, в то время как вновь сложившееся распределение сил не обещает ничего хорошего.

Наступило время господства масс, а поскольку масса – это в первую очередь сила, агрессия и насилие становятся нормой и даже доктриной. Современное государство – наиболее очевидный и общеизвестный продукт цивилизации. Человек массы понимает, что государство охраняет его собственную жизнь, но не осознает того, что оно создано известными людьми и держится на известных ценностных свойствах и качествах, которые, как и все в жизни, можно утратить, а при небрежном отношении это особенно легко. Ощутив раз за разом исполнительность государства по отношению к требованиям толпы, масса восприняла такой порядок вещей очень удобным и ни в коем случае не хочет выпускать полученную власть из своих рук. Управляемость такой огромной структуры, как государство, рождает небрежное отношение к этой структуре. В этом и состоит опасность такой легкой управляемости государства массами. Толпа понимает, что в том случае, если ее что-то будет не устраивать, ей достаточно надавить на государство своим количеством и рожденной этим количеством силой, и все будет быстро исполнено. В какой-то момент борьба за улучшение качества жизни, которое в тот момент действительно оставляло желать лучшего, переросла в выискивание тех благ и потребностей, которые еще не были исполнены или воплощены. Все общество, как большая толпа, которую обуяла жажда наживы, постепенно деградирует до выполнения всего двух функций «потребовать – получить».

Несмотря на то что многие психологи указывают на существование организации в массе, эта организация очень сомнительна. Обуреваемая идеями, которые, казалось бы, должны задать общее направление всем входящим в нее людям, толпа тем не менее не очень хорошо представляет, как ей эти идеи воплощать. Для того чтобы направить огромную силу в нужное русло, необходим какой-то катализатор. В толпе этим катализатором выступают вожди. С их помощью идея становится материальной.

Несмотря на их более высокое положение в толпе, эти люди все равно являются жертвами толпы, они так же, как и все остальные, захвачены верой, но более и ранее других загипнотизированы общей идеей. Вожди в отличие от обычных людей толпы больны страстью постоянно, независимо от того, находятся они в человеческом скоплении в данный момент или нет. Эти люди исполнены сознанием своей миссии в общем деле и становятся своеобразными индивидами по необходимости, просто потому, что вождь толпе необходим. Очень часто они страдают психическими отклонениями, теряют контакт с реальным миром и зацикливаются исключительно на исполнении поставленной задачи.

Рядовой человек толпы переменчив в своих убеждениях, он начинает сомневаться, как только настроение в толпе меняется. Это происходит потому, что побудительные причины его вступления в толпу обусловлены скорее стремлением раствориться в массе, нежели выполнить какую-то конкретную задачу. Вождь как раз и призван устранить эти шатания, заставить толпу перестать думать и начать подчиняться. Идея, высказанная вождем, не просто красивая ложь, инструмент амбиций, которым он пользуется на свой лад. Она является истиной в последней инстанции, предрешенной ходом истории или Божьим повелением. Фанатизм, царящий в любой секте, держится исключительно на фигуре вождя, он является как бы мысленным ориентиром в центре религиозно настроенной толпы, но это не значит, что сам он частью этой фанатичной толпы не является. Внушая идеи другим, вождь сам изначально болен ими. Фанатизм приживается в массе почти мгновенно и становится качеством каждого человека так естественно, словно оно ему всегда было свойственно.

Можно назвать качества, по которым отличают истинного вождя. Во-первых, это открытая незащищенная позиция, безрассудство и смелость, доходящие до абсурда, нарушающие законы самосохранения. Настоящий вождь обезоруживает и покоряет массы именно этой честностью, собственной неподдельной верой в провозглашаемые им истины. Это и отличает вождя от лидера, который тонко ведет свою политику, часто выдавая поддельные идеалы за истинную идеологию. Остро чувствующая толпа всегда отличит лидера от вождя и если и последует за первым, то только до первых критических событий, когда именно вождь пойдет до конца, а лидер отступит.

Еще одно отличительное качество вождя состоит в несоответствии уровня интеллекта уровню смелости. Но, как показывает история, для того чтобы увлечь людей, по-настоящему повести их за собой, не обязательно предоставлять им разумные причины и логические рассуждения. Достаточно сделать бездумный отчаянный шаг в неизвестность, и уже одно это внушит толпе уверенность в серьезности намерений ее вождя. Это качество свидетельствует о владении своей волей, именно оно заставляет миллионы людей идти за своим вождем даже на смерть.

Третье качество, являющееся определяющим для настоящего вождя, – это авторитет. Многие приписывают умение человека завоевать авторитет у окружающих природному дару. Если вождь не отличается природной харизмой, он может прийти к власти в силу назначения на высокопоставленную должность. Не имея возможности опереться на непоколебимое основание своей власти, такой, как закон наследования, авторитет лидера толпы основывается на законе успеха. Власть вождя длится ровно столько, сколько он преуспевает. Как только его предвидения или действия терпят неудачу, его сила, не имея другой поддержки и другого подтверждения, тотчас же ослабевает.

ЛЕКЦИЯ № 13. Межличностное общение в социальной группе.

Важные условия для формирования социальных групп в общем случае заключаются в том, что люди изо дня в день работают вместе в непосредственных контактах друг с другом и что они работают для достижения общих целей. Существуют и другие факторы, которые усиливают тенденцию к формированию социальной группы. Наиболее важными являются следующие: общее отождествление вне рамок организации; сходный образ мышления; символы и эмблемы; лидерство.

Социальная группа – это тип социальной общности людей, объединенных в процессе совместной деятельности. Эта общность обладает рядом существенных признаков:

1) внутренней организацией, которая состоит из органов управления, социального контроля и санкций;

2) групповыми ценностями, на основе которых развивается социальное чувство общности, выражаемое словом «мы», а также формируется общественное мнение;

3) собственным принципом обособления, отличающим ее от других, «чужих» групп;

4) групповым давлением, т. е. воздействием на поведение членов группы;

5) общими целями и задачами деятельности;

6) стремлением к устойчивости благодаря механизмам отношений, возникающим между людьми в ходе решения групповых задач;

7) закреплением традиций, символики (такой как знаки, одежда, флаги и т. д.).

Каждая социальная группа имеет свою социальную структуру, которая основывается на трех китах: статусно-ролевые отношения, профессиональные характеристики и половозрастной состав. Часто трудно понять, откуда исходят отрицательные эмоции, создаются конфликтные ситуации в группе. Их источники можно определить, если рассмотреть схему ролевого поведения человека, предложенную американским психологом Г. Олпортом. Все начинается с необходимости выполнения социальной роли. Например, человека хотят назначить на должность руководителя группы. Критерии ожидания могут быть разными в разных группах: одни ждут демократического или даже либерального руководителя, другие – более строгого и авторитарного. Далее роль передается, и очень важным становится фактор его личности и индивидуальности. Человек должен как бы понять, чего от него хотят и какие требования к нему предъявляют. Без понимания своей значимости и основных функций очень трудно справиться со своей ролью. Часто на это не обращают внимания, а при возникновении конфликта оказывается, что человек даже не понял, чего от него ждут.

После того как человек понял роль, он должен или принять ее, или отклонить как не соответствующую его индивидуально-психологическим особенностям.

Принятие роли сопровождается процессом обучения новым функциям, выработки определенных позиций, стиля поведения и общения. Понимание и принятие новой роли – очень сложное дело, требующее напряжения умственных и нравственных сил, внутренней перестройки, осознания своего нового положения. Надо дать человеку время на это сложное дело и не сбить его с толку, пока не закончился процесс вхождения в роль.

Следующий этап ролевого поведения – исполнение роли – имеет две стороны: поведение человека, исполняющего роль, и оценка окружающих. Последнее производится как самим человеком в виде самооценки, так и другими людьми, занимающими разное статусное положение по отношению к оцениваемому, как говорят, сверху (начальником), сбоку (сотрудниками) и снизу (подчиненными). Когда составляют экспертные оценки, то обычно используют эти три типа оценки. Часто бывает, что самооценка и оценка другими людьми очень расходятся, поэтому важно всегда иметь обратную связь, т. е., интересоваться, особенно руководителю, что о нем думают сверху, сбоку, снизу, и в соответствии с этим корректировать свое поведение.

Второй «кит» в социальной структуре группы – профессионально-квалификационные характеристики. В них включаются образование, профессия и уровень квалификации членов группы. Эта составляющая говорит об интеллектуальном, профессиональном потенциале группы.

Третий «кит» – половозрастной состав группы. Для руководителя понимание особенностей этой составляющей очень важно с психологической точки зрения, поскольку каждый возрастной период имеет свои психологические особенности, которые нельзя не учитывать.

Особенности женской и мужской психологии также накладывают свой отпечаток на характер внутригрупповых отношений. Женские коллективы более эмоциональны, ситуативны, в них чаще возникают ролевые конфликты. Мужские коллективы более рациональны, более жестки и ригидны, т. е. инертны, прагматичны, имеют тенденцию к деловым и престижным конфликтам. Поэтому сочетание мужчин и женщин в группе является благоприятным фактором для развития группы и создания подходящих условий для совместной деятельности.

В группе собираются люди, из которые обладают индивидуальностью, имеют присущие им темперамент и характер, определенный склад ума и интеллекта, мир своих ценностей и интересов. И вот эти индивидуальности знакомятся друг с другом, вступают в общение, и постепенно в группе складываются межличностные отношения, которые строятся на восприятии и понимании друг друга.

Психологи различают три типа установки на восприятие другого человека: позитивную, негативную и адекватную. При позитивной установке мы переоцениваем положительные качества и даем человеку большой аванс, который проявляется в неосознаваемой доверчивости. Негативная установка приводит к тому, что воспринимаются в основном отрицательные качества другого человека, что выражается в недоверчивости, подозрительности.

Лучше всего, конечно, адекватная установка на то, что у каждого человека есть как положительные, так и отрицательные качества. Главное, как они сбалансированы и оцениваются самим человеком. Наличие установок рассматривается как неосознаваемая предрасположенность воспринимать и оценивать качества других людей. Эти установки лежат в основе типичных искажений представлений о другом человеке.

Вступая в общение, люди оказывают влияние друг на друга, которое имеет глубинные психологические механизмы.

Психологические механизмы общения и взаимовлияния можно выстроить в определенный ряд. Самым первым в этом ряду окажется свойство заражения – эффект многократного усиления эмоциональных состояний общающихся между собой людей. Заражение происходит на бессознательном уровне и особенно сильно проявляется в толпе, очереди, в публике, но заражение происходит и на уровне небольших групп. Есть выражение «заразительный смех», также могут быть заразительными злость и другие эмоции.

Следующими в ряду будут два свойства: внушение и подражание. Внушение (или суггестия) может быть также индивидуальным и групповым и происходит на сознательном или несознательном уровне в зависимости от цели общения. Каждый человек обладает способностью так воспринимать передаваемые ему в общении идеи, действия, чувства, что они непроизвольно становятся как бы его собственными.

Подражание – сложное динамическое свойство. Его возможные проявления – от слепого копирования поведения, жестов, интонации до сознательного мотивированного подражания.

Одним из психологических механизмов общения является соревнование – свойство людей сравнивать себя с другими, желание быть не хуже других, не ударить лицом в грязь. Соревнование вызывает напряжение умственных, эмоциональных и физических сил. Хорошо, когда соревнование является стимулом развития, плохо, когда оно перерастает в соперничество.

И наконец третий уровень взаимодействия людей – это убеждение: аргументированное, сознательное, словесное выражение своих идей, мнений, поступков. Убеждение лишь тогда действенно, когда оно опирается не только на слова, но и на дела, эмоции, эффекты заражения, внушения и подражания. Если руководитель опирается на все механизмы, то он достигнет положительных результатов.

ЛЕКЦИЯ № 14. Общение и межличностные отношения.

Среди факторов, нормирующих личность, в психологии выделяют труд, общение и познание. Общение – связь между людьми, в ходе которой возникает психологический контакт, проявляющийся в обмене информацией, взаимовлиянии, взаимопереживании, взаимопонимании. Общение направлено на установление психологического контакта между ними; его целями являются изменение взаимоотношений между людьми, установление взаимопонимания, влияние на знания, мнения, отношения, чувства и другие проявления направленности личности; средства – различные формы самовыражения личности. Контакты между людьми в общении есть необходимое условие существования индивида.

В последнее время в науке наряду с понятием «общение» используется понятие «коммуникация». В публикациях можно встретить различное толкование этих понятий. В психологии установлено следующее взаимоотношение между ними. Коммуникация – связь, взаимодействие двух систем, в ходе которой от одной системы к другой передается сигнал, несущий информацию. Если две электронные системы обмениваются информацией, то говорят, что между ними существует коммуникация.

Общение – обмен информацией между людьми. Человек может общаться с другими людьми не только в непосредственном контакте. Просмотр телепередачи, чтение книги – тоже акты общения. Таким образом, «общение» – более узкое понятие по сравнению с понятием «коммуникация». Подчеркивая роль общения как специфического фактора формирования психики, Б. Ф. Ломов писал: «Когда мы изучаем образ жизни конкретного индивида, мы не можем ограничиваться анализом только того, что и как он делает, мы должны исследовать также и то, с кем и как он общается».

Общение предполагает передачу информации. Содержанием общения выступают научные и житейские знания. В общении могут передаваться навыки и умения.

Содержанием общения может выступать человек: его внешний вид, особенности характера, манера поведения и т. д. Мы встречаемся с друзьями, родственниками. Нам доставляет радость быть с ними вместе, видеть друг друга.

Содержанием общения являются коллективное решение общей задачи, деятельность, отношения и взаимоотношения, которые наполняют общение, придают ему своеобразный колорит, окрашенность, диктуют средства общения. От того, как складываются взаимоотношения, зависит вся система общения данного лица.

Все это лишь отдельные приметы содержания общения. Конкретных тем для общения много, и чем больше разнообразных тем общения, тем богаче и содержательнее личность человека.

Содержательная сторона общения реализуется через способы, средства. Главным средством общения является язык. Однако параллельно с языком внутри речевого общения широко используются неречевые средства; облик, мимика, жесты, положение партнеров относительно друг друга, изображение.

Внешний облик человека сознательно изменяется и в известной степени создается им самим. Облик складывается из физиогномической маски, одежды, манеры держаться. Физиогномическая маска – господствующее выражение лица – формируется под влиянием часто возникающих у человека мыслей, чувств, отношений. Значительно способствуют созданию маски прическа, косметические средства и др. Можно отметить злую, добрую, надменную, доброжелательную и другие физиогномические маски. Дополняет внешний облик и одежда, которая часто является показателем классовой, сословной, профессиональной принадлежности. Форма одежды обязывает к определенному типу поведения. Военная форма требует дисциплинированности. Веселость человека в траурной одежде нам кажется странной. В манере держаться усматриваются воспитанность человека, его положение, самооценка, отношение к человеку, с которым он общается. Для установления контактов между людьми, для содержательной и эмоциональной стороны общения облик человека имеет большое значение: на его основе складывается первое впечатление, которое нередко определяет развитие отношений.

Внешний облик и физиогномическая маска статичны. Динамическая сторона общения проявляется в жестах и мимике. Мимика – динамическое выражение лица в данный момент общения.

Жест – социально отработанное движение, передающее психическое состояние. И мимика, и жесты развиваются как общественные средства коммуникации, хотя некоторые элементы, составляющие их, – врожденные. Социальная зависимость мимики подтверждается тем, что в условиях разных культур одни и те же выражения лица и жесты могут иметь диаметрально противоположные значения. Например, широко раскрытые глаза у японца – признак гнева, а у европейца – приветливости и удивления.

К неречевым средствам общения относится обмен предметами, вещами. Передавая предметы друг другу, люди устанавливают контакты, выражают отношение друг к другу.

Средством общения также является тактильно-мышечная чувствительность. Взаимоприкосновение, мускульное напряжение для движения, направленного на другое лицо, или удержание от него – вот пределы такого общения. Конкретными проявлениями его могут служить рукопожатие, нахождение ребенка на руках у матери, единоборство спортсменов. При помощи тактильно-мышечной чувствительности человек познает физическую силу, некоторые особенности личности, отношения другого лица, в свою очередь проявляет некоторые собственные качества и выражает отношение к нему. Тактильно-мышечная чувствительность – основной канал получения информации из внешнего мира и главное средство общения людей, лишенных слуха и зрения и таким образом – возможности естественным путем овладевать звуковой речью.

В настоящее время большое внимание уделяется коммуникативному значению дистанции в общении. В американской психологии появилось даже название для этого направления исследований – проксемика. Проксемика исследует расположение людей в пространстве при общении и выделяет следующие дистанции в человеческих контактах:

1) интимная зона (15–45 см); в эту зону допускаются лишь близкие, хорошо знакомые люди, для нее характерны доверительность, негромкий голос при общении, тактильный контакт, прикосновения. Исследования показывают, что нарушение интимной зоны влечет определенные изменения в организме: учащение биения сердца, прилив крови к голове и пр. Преждевременное вторжение в интимную зону в процессе общения всегда воспринимается собеседником как покушение на его неприкосновенность;

2) личная, или персональная, зона (45—120 см) для обыденной беседы с друзьями и коллегами предполагает только визуальный зрительный контакт между партнерами, поддерживающими разговор;

3) социальная зона (120–400 см) обычно соблюдается во время официальных встреч в кабинетах, преподавательских и других служебных помещениях, как правило, с теми, которых не очень хорошо знают;

4) публичная зона (свыше 400 см) подразумевает общение с большой группой людей (в лекционной аудитории, на митинге и т. д.).

Исходя из содержания и условий рассматривают уровни общения. Психологи выделяют три уровня общения.

Первый уровень (макроуровень). В данном случае общение рассматривается как важнейшая сторона образа жизни личности, в которой изучают преобладающее содержание, круг людей, с которыми она преимущественно контактирует, сложившийся стиль общения и другие параметры. Все это обусловлено общественными отношениями, социальными условиями жизни личности. Кроме того, рассматривая этот уровень, следует учитывать, каких правил, традиций, принятых норм придерживается личность. Временной интервал такого общения – вся предшествующая и будущая жизнь личности.

Второй уровень (мезауровень). Общение этого уровня предполагает контакты на определенную тему. Причем реализация темы может осуществляться с одним лицом или группой, может закончиться в один сеанс или потребовать нескольких встреч, актов общения. Как правило, у человека имеется несколько тем, которые он реализует последовательно или параллельно. И в том, и в другом случае партнерами по общению могут быть отдельные личности или группы.

Третий уровень (микроуровень). Он предполагает акт общения в роли своеобразной элементарной частицы (единицы). Таким актом общения можно считать вопрос и ответ, рукопожатие, многозначительный взгляд, мимическое движение в ответ и др. Через элементарные единицы реализуются темы, из которых складывается вся система общения личности в определенный период ее жизни.

ЛЕКЦИЯ № 15. Виды общения.

Деление общения на виды возможно по нескольким основаниям: контингенту участников, продолжительности, степени опо-средованности, законченности, желательности и др.

В зависимости от контингента участников можно выделить межличностное, лично-групповое, межгрупповое общение.

В первичной группе, первичном коллективе люди общаются друг с другом. В ходе такого парного общения реализуются как личные, так и групповые цели и задачи. Если общение строится на содержании, касающемся только данных лиц, то они сами выбирают средства, которые в большей мере отражают позицию каждого из них. Если же участники общения являются представителями групп, коллективов, то они не полностью свободны в способах контактирования. Осведомленность общностей о содержании общения или присутствии третьего в момент общения двух лиц меняет картину коммуникации. В этом случае выбор средств ограничен, поскольку контактирующие личности должны заботиться о престиже представляемых ими общностей.

Лично-групповое общение – это тот случай, при котором одна сторона, один участник – личность, другая – группа, коллектив. Лично-групповое общение наиболее отчетливо проявляется между руководителем и группой, коллективом. При этом необходимо иметь в виду, что руководитель общается с отдельной личностью как представителем группы, носителем группового мнения, содержания, а также с группой в целом (например, командир воинского подразделения в момент подачи команды и исполнения ее подчиненными).

Межгрупповое общение предполагает контакт двух общностей. Таковы командные соревнования в спорте. Цели и задачи общения групп, коллективов могут совпадать, а могут и не совпадать. Если цели совпадают, то происходит сложение сил, и общение носит «мирный» характер. Если цели не совпадают, то возникает конфликтная ситуация, и общение приобретает вид конфронтации, противоборства. Межгрупповое общение – не безликое аморфное воздействие. В нем каждая личность является носителем коллективного содержания, отстаивает его, руководствуется им. В соответствии с этим личность выбирает средства общения, которые наилучшим образом выражают коллективную позицию.

Общение бывает непосредственное и опосредованное. Когда употребляют термин «непосредственное», то имеют в виду общение лицом к лицу, при котором каждый его участник воспринимает другого и осуществляет контакт, используя все имеющиеся в его распоряжении средства. В непосредственном общении существует больше каналов для обратной связи, и соответственно, каждый из общающихся получает через них информацию о степени принятия содержания другой стороной.

Опосредованное общение – это коммуникация, в которую вклиниваются промежуточные звенья в виде третьего лица, механизма, вещи. Если например два человека разговаривают по телефону, то опосредованность можно считать минимальной: они слышат друг друга, но не могут друг к другу прикоснуться. В том случае, когда один другому посылает письмо или передает сообщение через третьих лиц, опосредованность значительная.

Рассматривая непосредственное и опосредованное общение, следует иметь в виду, что непосредственное взаимовосприятие партнеров не является главным показателем непосредственного общения. Восприятие друг друга дает определенную информацию каждому о каждом, но это не есть содержательное взаимодействие. Как только между контактирующими происходит обмен даже незначительной информацией, это общение.

Время, в течение которого происходит общение, оказывает влияние на его характер. Оно является своеобразным катализатором содержания и способов общения. Кратковременное общение (в пределах одной темы и отрезка времени в несколько часов) с незнакомым человеком отличается от акта общения со знакомым. Если оно носит деловой характер, то с незнакомым лицом общение развертывается в двух планах: с одной стороны, оно направ-лено на решение стоящей задачи, с другой – на познание этого лица. Познать человека в деталях за короткий срок, конечно, невозможно, но попытка постичь личностные и характерологические особенности постоянно существует. В кратковременном общении со знакомыми, с друзьями задача познания их личности отходит на второй план в сравнении с задачами, которые предстоит решить.

Длительное взаимодействие в пределах одной или нескольких тем, прерывистое или непрерывное, предполагает не только решение стоящих задач, но и самовыявление каждой из сторон и таким образом – познание друг друга. Длительное общение – путь не только к взаимопониманию, но и к пресыщению. Как показывает практика, длительный срок общения создает предпосылку либо для возникновения и укрепления положительных деловых и дружеских взаимоотношений и, следовательно, психологической совместимости, либо для конфронтации, противопоставления, т. е. психологической несовместимости. Кстати сказать, несовместимость может возникать и при кратковременном общении, когда люди могут почувствовать неприязнь или, напротив, тяготение друг к другу.

Общение может быть законченным и незаконченным. Показателем законченности общения служит исчерпанность содержания темы, совместного действия. Законченным можно считать такое общение, которое идентично оценивается его участниками. При этом оценка фиксирует не только субъективную значимость результата общения (удовлетворенность, безразличие, неудовлетворенность), а факт законченности, исчерпанности. Но, что вполне естественно, у контактирующих возникает определенное отношение к ходу и результату общения.

В ходе незаконченного общения содержание темы или совместного действия оказывается не доведенным до конца, до результата, который преследовала каждая из сторон. Незаконченность общения может быть обусловлена объективными или субъективными причинами. Объективные (или внешние) причины – разъединение людей в пространстве, запрет, исчезновение средств общения и др. Субъективные причины – взаимное или одностороннее нежелание продолжать общение, понимание необходимости его прекращения и т. д.

Общение как деятельность всегда социально. Оно совершается между людьми и в присутствии людей. Даже тогда, когда люди (двое) общаются без третьего лица, они общаются как носители определенного социального опыта, как представители групп, коллективов, определенных социальных слоев. Степень социальности может быть различной. Она определяется количеством людей, участвующих в общении или посвященных в его цели, содержание, результаты общения. В одних случаях в контакты вовлечено большое количество людей, в этом случае социальная ситуация общения довольно широка. Тогда, когда количество людей невелико (например, общение ученика с учителем), социальная ситуация общения узкая.

Степень социальности ситуации общения обусловливает все его компоненты: содержание, средства, виды. Личность, вступающая в общение, испытывает на себе груз социальности. В психологии установлено, что, если содержание, результаты, средства и формы общения известны или могут быть известны другим людям, оно протекает иначе в сравнении с общением, о котором знают только контактирующие люди. Неодинаково совершается общение и в том случае, когда контактируют люди в присутствии других или наедине. Так, например, в классах часто бывают подростки, играющие роль шутов. Эту роль они играют обычно в присутствии одноклассников, которые поддерживают их смехом, улыбками, репликами. Но стоит такому подростку остаться наедине с педагогом, лишиться поддержки товарищей, его манера общения резко меняется.

На социальную ситуацию общения люди реагируют по-разному в зависимости от их личных свойств, практики общения. Психологи установили, что манеру (динамику) общения обусловливает темперамент, что выражается в общительности (необщительности) как свойстве характера. Люди общительные в любой ситуации находят адекватную манеру общения. Они быстро ориентируются в ситуации, находят тему, способы контактирования. Люди необщительные чувствуют себя скованно, особенно в непривычной для себя ситуации. Если же социальная ситуация общения оказывается широкой, если контакты данной личности оказываются в поле зрения большого количества людей, то для людей необщительных она может быть подавляющей, а иногда и дезорганизующей. Человек в этой ситуации говорит и делает не то, что заранее намечено с учетом требований ситуации.

Однако социальная ситуация общения служит условием и фактором развития и формирования общительности как свойства личности. Последовательно включаясь в узкую, а затем и в широкую ситуацию общения, человек приобретает навык, который, постепенно превращаясь в привычку, становится достоянием личности.

ЛЕКЦИЯ № 16. Межличностные отношения в группах и коллективах. Понятие психологической несовместимости.

В группах и коллективах существуют отношения и взаимоотношения.

Отношение – это позиция личности ко всему, что ее окружает, и к самой себе. Человек так или иначе относится к вещам, событиям социальной жизни. Что-то ему нравится, а что-то нет, одни факты, события его волнуют, а другие оставляют равнодушным. Чувства, интересы, внимание – вот те психические процессы, которые выражают отношение человека, его позицию. В социальных общностях (группах, коллективах) у составляющих их людей представлены не отношения, а взаимоотношения.

Взаимоотношение – взаимная позиция одной личности к другой, позиция личности по отношению к общности. Взаимоотношение – отношение, идущее от людей к людям, навстречу друг другу. При этом если в отношении не обязательно поступление к человеку обратного сигнала, то при взаимоотношении постоянно осуществляется обратная связь. Взаимоотношение у контактирующих сторон не всегда имеет одну и ту же модальность (один и тот же тон).

Между общением, с одной стороны, и взаимоотношением – с другой существует определенная соотнесенность. Общение – это видимая, наблюдаемая связь людей. Отношение и взаимоотношение – стороны общения. Они могут быть явными, но могут быть и скрытыми, непоказанными. Взаимоотношение реализуется в общении и через общение. В то же время взаимоотношение накладывает печать на общение, оно служит его своеобразным содержанием.

Различают деловые и личные взаимоотношения. Деловые создаются в ходе выполнения служебных обязанностей, регламентированных уставом, инструкцией, постановлением. При формировании группы определяются функции ее членов. Документом же определены обязанности каждого из них. Лицу, занявшему ту или иную должность, надлежит выполнять определенную работу, а также устанавливать вытекающие из этой должности деловые контакты.

Выделяют несколько видов деловой зависимости.

1. Деловые отношения равенства: в этом случае два или несколько членов группы выполняют сходные функции, имеют одинаковые права и обязанности (например, студенты в учебной группе).

2. Деловые отношения подчинения: в них одно лицо согласно документу занимает положение, обязывающее его намечать для другого объект приложения усилий, способы выполнения, осуществлять контроль, принимать исполнение. Другое лицо признает и выполняет предписания документа, хотя они исходят не из документа, а от лица с возложенными на него полномочиями. Реальные деловые отношения всегда богаче положений, закрепленных в инструкциях, уставах, приказах. Это связано с тем, что люди наделены индивидуальными качествами. Личные отношения возникают на основе психологических мотивов: симпатии, общности взглядов, интересов, комплементарности (дополнения друг друга), неприязни и др. В личных отношениях документы не имеют силы. Приказами, распоряжениями личных отношений установить нельзя. Необходимым условием возникновения таких отношений является постижение друг друга. Именно в ходе постижения устанавливаются взаимоотношения, а по мере их укрепления члены группы узнают друг друга. Взаимоотношения могут прекратиться, как только исчезают психологические мотивы, породившие их. Система личных взаимоотношений выражается в таких категориях, как дружба, товарищество, любовь, ненависть, отчужденность.

В процессе общения выделяют несколько вариантов соотношения деловых и личных взаимоотношений:

1) совпадение положительной направленности. В группе, не имеющей деловых противоречий между ее членами, добрые личные взаимоотношения способствуют успешному выполнению стоящей задачи. Под влиянием положительных личных взаимоотношений деловые отношения становятся менее официальными, но различия между ними сохраняются;

2) натянутые деловые отношения и недоброжелательные личные. Это предконфликтная ситуация. Она может возникнуть в отношениях равенства подчинения. Причины осложнений могут быть различными, но выход из конфликтной ситуации не должен искаться на основе нарушений деловой активности группы;

3) нейтральные деловые и такие же личные. Под нейтральными отношениями понимают такие отношения, при которых обе стороны не выходят за рамки инструкции.

ЛЕКЦИЯ № 17. Понятие конфликта.

Слово «конфликт» (от лат. confliktus) означает столкновение (сторон, мнений, сил). Причинами столкновений могут быть самые разные проблемы нашей жизни. Например, конфликт по поводу материальных ресурсов, по поводу ценностей и важнейших жизненных установок, по поводу властных полномочий (проблемы доминирования), по поводу статусно-ролевых различий в социальной структуре (в том числе эмоционально-психологических различий) и т. д. Таким образом, конфликты охватывают все сферы жизнедеятельности людей, всю совокупность социальных отношений, социального взаимодействия. Конфликт по сути является одним из видов социального взаимодействия, субъектами и участниками которого выступают отдельные индивиды, большие и малые социальные группы и организации. Однако конфликтное взаимодействие предполагает противоборство сторон, т. е. действия, направленные друг против друга.

В основе конфликта лежат субъективно-объективные противоречия, но эти два явления (противоречия и конфликт) не следует отождествлять. Противоречия могут перерастать в конфликт. Поэтому необходимо иметь в виду, что в основе конфликта лежат лишь те противоречия, причиной которых являются несовместимые интересы, потребности и ценности. Такие противоречия, как правило, трансформируются в открытую борьбу сторон, в реальное противоборство.

Противоборство может быть более или менее интенсивным. Интенсивность, по мнению Р. Дарендорфа, означает вкладываемую участниками энергию и вместе с тем социальную важность отдельных конфликтов. Форма столкновений – насильственная или ненасильственная – зависит от множества факторов, в том числе и от того, имеются ли реальные условия и возможности (механизмы) ненасильственного разрешения конфликта и какие цели преследуют субъекты противоборства.

Итак, конфликт – это открытое противоборство, столкновение двух и более субъектов и участников социального взаимодействия, причинами которого являются несовместимые потребности, интересы и ценности.

Также в психологии конфликт определяют как «столкновение противоположно направленных, несовместимых друг с другом тенденций, отдельно взятого эпизода в сознании, в межличностных взаимодействиях или межличностных отношениях индивидов или групп людей, связанное с отрицательными эмоциональными переживаниями».

Когда люди думают о конфликте, они чаще всего ассоциируют его с агрессией, угрозами, спорами, враждебностью, войной и т. п. В результате бытует мнение, что конфликт – явление всегда нежелательное, что его необходимо по возможности избегать и немедленно разрешать, как только он возникнет. Такое отношение четко прослеживается в трудах авторов, принадлежащих к школе научного управления, административной школе и разделяющих концепцию бюрократии по Веберу. Эти подходы к эффективности организации в большей степени опирались на определение задач, процедур, правил, взаимодействий должностных лиц и разработку рациональной организационной структуры. Считалось, что такие механизмы в основном устраняют условия, способствующие появлению конфликта, и могут быть использованы для решения возникающих проблем.

Конфликт выполняет самые разнообразные социальные функции, как положительные, так и отрицательные. Существуют объективные и субъективные оценки последствий конфликта.

Например, реконструкция предприятия, ставшая возможной в результате производственного (социально-трудового) конфликта, – объективно положительное явление, но с точки зрения части работников, вынужденных уволиться с предприятия в результате сокращения штатов, данный конфликт будет оценен как негативный.

Рассмотрим некоторые позитивные функции конфликта:

1) конфликт вскрывает и разрешает возникающие в отношениях между людьми противоречия и тем самым способствует общественному развитию. Своевременное выявление и разрешение конфликта может предотвратить более серьезные конфликты, ведущие к тяжелым последствиям;

2) в открытом обществе конфликт выполняет функции стабилизации и интеграции внутригрупповых и межгрупповых отношений, снижает социальное напряжение;

3) конфликт многократно увеличивает интенсивность связей и отношений, стимулирует социальные процессы, придает обществу динамичность, поощряет творчество и инновации;

4) в состоянии конфликта люди более четко осознают как свои, так и противостоящие им интересы, полнее выявляют существование объективных проблем и противоречий общественного развития;

5) конфликт способствует получению информации об окружающей социальной среде, о соотношении силового потенциала конкурирующих формирований;

6) внешний конфликт способствует внутригрупповой интеграции и идентификации, укрепляет единство группы, нации, общества, мобилизует внутренние ресурсы. Он также помогает находить друзей и союзников и выявляет врагов и недоброжелателей;

7) внутренние конфликты (в группе организаций, обществ) выполняют следующие функции:

А) создание и поддержание баланса сил (в том числе и власти);

Б) социальный контроль за соблюдением общепринятых норм, правил, ценностей;

В) создание новых социальных норм, институтов и обновление существующих;

Г) адаптация и социализация индивидов и групп;

Д) группообразование, установление и поддержание относительно стабильной структуры внутригрупповых и межгрупповых отношений;

Е) выявление неформальных лидеров;

Ж) выявление позиций, интересов и целей участников, принятие сбалансированного решения возникающих проблем.

Конфликт несет в себе негативные функции:

1) когда он ведет к беспорядку и нестабильности;

2) когда общество не в состоянии обеспечить мир и порядок;

3) когда борьба ведется насильственными методами;

4) когда следствием конфликта являются большие материальные и моральные потери;

5) когда возникает угроза жизни и здоровью людей.

К негативным можно отнести большинство эмоциональных конфликтов и в частности конфликты, возникающие вследствие социально-психологической несовместимости людей. Негативными считаются также конфликты, затрудняющие принятие необходимых решений. Негативные последствия может иметь и затянувшийся позитивный конфликт.

ЛЕКЦИЯ № 18. Типы конфликта.

Многие видные мыслители прошлого неоднократно говорили о том, что конфликт находится внутри человека и что он (человек) является главным носителем конфликта.

Решение внутриличностных конфликтов прежде всего зависит от самого человека, от способности и возможности жить в согласии (гармонии) с самим собой и окружающей средой. Такие конфликты можно условно обозначить как конфликты «между тем, что есть, и тем, что хотелось бы иметь». Другие варианты таких конфликтов: «между тем, чего вы хотите, и тем, чего вы не хотите», «между тем, кто вы есть, и тем, кем хотели бы быть» и т. д. С оценочной точки зрения внутриличностный конфликт можно представить как борьбу двух позитивных или двух негативных тенденций или как борьбу позитивной и негативной тенденции в психике одного субъекта. Возможны варианты, когда тенденции содержат в себе и положительные, и отрицательные моменты одновременно (например, предложенное повышение в должности предполагает нежелательный переезд на новое местожительство).

Внутриличностный конфликт, как и любой другой социальный конфликт, предполагает конфликтное взаимодействие двух или более сторон. В одной личности могут одновременно существовать несколько взаимоисключающих потребностей, целей, ценностей, интересов. Все они социально обусловлены, даже если носят чисто биологический характер, так как их удовлетворение связано с целой системой определенных социальных отношений. Поэтому и внутриличностный конфликт является социальным конфликтом.

К ситуациям, вызывающим внутриличностные конфликты, можно отнести:

1) конфликты ценностей;

2) конфликты между ценностью и нормой;

3) конфликты между ценностью и потребностью и др.

Одним из видов внутриличностных конфликтов является неосознанный внутренний конфликт. В его основе лежат не полностью разрешенные в прошлом конфликтные ситуации, о которых мы уже забыли. Но на бессознательном уровне мы продолжаем нести груз неразрешенных в прошлом проблем и непроизвольно воспроизводим старые конфликтные ситуации, как бы пытаясь решить их вновь. Поводом для возобновления неосознанного внутриличностного конфликта могут стать обстоятельства, схожие с прошлой неразрешенной ситуацией.

В реальной жизни внешние и внутренние причины внутрилич-ностных конфликтов тесно взаимосвязаны, и их непросто разграничить. К подобным ситуациям относятся угрозы, шантаж и т. д.

На чисто служебные проблемы могут накладываться семейно-бытовые, финансовые и др.

В свою очередь конфликтных людей, по мнению В. И. Сперанского, можно разделить на две группы: конфликтующие и кон-фликтогенные. В первую группу входят постоянные оппоненты существующему положению дел, методам управления, способам решения проблем и т. п. Их интересует не столько поиск истины, сколько собственная, отличная от других позиция. С ними трудно работать в одном коллективе, но эти вечные «негативисты» стимулируют активность других в поиске истины. Во вторую группу входят конфликтогенные личности. Это люди с беспредельным эгоцентризмом, высокой самооценкой, умением втираться в доверие. Однако они не способны поддерживать длительные дружеские контакты и добросовестно трудиться. Взаимодействуя с окружающими людьми, конфликтогенные личности чаще всего становятся источником эмоциональных конфликтов.

Внутриличностные конфликты могут иметь для личности и окружающих ее людей как негативные, так и позитивные последствия.

Если выход из конфликта не найден, то внутреннее напряжение продолжает усиливаться. Когда рост напряжения превышает определенную пороговую величину, происходит психологический срыв, и человек оказывается выведенным из душевного равновесия. В таком состоянии он, как правило, не способен справиться с возникшей проблемой. Негативные последствия конфликта чреваты стрессами, неврозами, повышенной тревожностью, общей психологической подавленностью человека или чрезмерной агрессивностью, которая может быть направлена на объекты, не имеющие к конфликту никакого отношения.

Позитивный эффект конфликта заключается в следующем:

1) усиливается привлекательность еще недоступной цели;

2) наличие препятствия способствует мобилизации сил и средств для его преодоления;

3) внутриличностный конфликт способствует адаптации и самореализации личности в сложных условиях и повышению стрессоустойчивости организма;

4) позитивно разрешенные проблемы закаляют характер, формируют решительность в поведении личности.

Итак, внутриличностный конфликт может иметь как положительные, так и отрицательные последствия для личности и окружающих. Поэтому каждый человек должен уметь управлять своей конфликтностью: использовать ее лишь в необходимых случаях, когда другими средствами решить свои проблемы не удается; направлять конфликтную активность в нужное русло, в нужное время и в адекватных пропорциях; сдерживать свою избыточную конфликтность и использовать ее в других сферах жизнедеятельности с пользой для себя и окружающих. Кроме того, надо отводить конликту соответствующее место (не драматизировать) и уметь извлекать из конфликтной ситуации определенную пользу (например, полезный опыт).

Межличностный конфликт можно рассматривать как столкновение личностей в процессе их взаимоотношений. Такие столкновения могут происходить в самых различных сферах и областях (экономической, политической, социокультурной, бытовой и т. д.). Принципы таких столкновений многообразны – от удобного места в общественном транспорте до президентского кресла в государственных структурах. Как и в других социальных конфликтах, здесь можно говорить об объективно и субъективно несовместных или противоположных интересах, потребностях, целях, ценностях, установках, восприятиях, оценках, мнениях, способах поведения и т. д.

Межличностные конфликты возникают как между впервые встретившимися, так и между постоянно общающимися людьми. И в том, и в другом случае важную роль играет личное восприятие партнера или оппонента.

Межличностная несовместимость может стать причиной возникновения эмоционального конфликта (психологического антагонизма), который является наиболее сложной и трудноразрешимой формой межличностного противоборства.

Межличностные конфликты можно разделить на следующие виды:

1) соперничество – стремление к доминированию;

2) спор – разногласия по поводу нахождения наилучшего варианта решения проблем;

3) дискуссия – обсуждение спорного вопроса.

Обращение людей к социальным нормам делает их ответственными за их поведение, позволяет регулировать действия и поступки, оценивая их как соответствующие или не соответствующие этим нормам. Ориентируясь на нормы, человек соотносит формы своего поведения с эталонами, отбирает нужные и таким образом регулирует свои отношения с другими людьми. Социальный контроль в процессах взаимодействия осуществляется с репертуаром «ролей», исполняемых общающимися людьми.

Итак, исходным условием успешности общения является соответствие поведения взаимодействующих людей ожиданиям друг друга. Нельзя представлять себе общение всегда и при всех обстоятельствах гладко протекающим и лишенным внутренних противоречий. В некоторых ситуациях обнаруживается антагонизм позиций, отражающих наличие взаимоисключающих ценностей, задач и целей, что иногда оборачивается взаимной враждебностью – возникает межличностный конфликт. Социальная значимость конфликта различна и зависит от ценностей, лежащих в основе межличностных отношений.

В совместной деятельности причинами конфликтов могут выступать два рода детерминант: предметно-деловые разногласия и расхождение личностно-прагматических интересов. Причем конфликты второго рода характеризуются нагнетанием высокой эмоциональной напряженности. Причиной возникновения конфликтов являются также непреодоленные смысловые барьеры в общении, препятствующие налаживанию взаимодействия общающихся. Смысловой барьер в общении – это несовпадение для партнеров в общении смыслов высказанного требования, просьбы, приказа, создающее препятствия для их взаимопонимания и взаимодействия. Особенно существенную роль смысловые барьеры приобретают в так называемом педагогическом общении, что объясняется возрастной разницей, жизненным опытом одних и отсутствием его у других, расхождением в интересах и, что особенно важно подчеркнуть, часто ошибками в выборе воспитательных воздействий со стороны старших.

Здесь большое значение имеет понятие личностного смысла, глубоко проанализированное в работах А. П. Леонтьева. Известно, что, помимо общепринятой системы значений, слова, как и другие факты сознания человека, имеют некоторый личностный смысл, некоторую особую значимость, индивидуальную для каждого. Личностный смысл, т. е. особую значимость для человека, приобретает то, что связывает цели деятельности с мотивами ее осуществления, то, в чем оказываются запечатленными его потребности. Одно и то же слово, действие, обстоятельство могут иметь различный смысл для разных людей. Поэтому в общении важную роль играет умение поставить себя на место того, с кем общаешься. Другими словами, в любой ситуации общения требуется одинаковое понимание ситуации, т. е. понимание стратегии и тактики поведения партнера по ситуации. Стратегия и тактика взаимодействия только и могут быть разработаны на основе взаимопонимания. Причем, если стратегия взаимодействия определена выполняемой социальной деятельностью, тактика взаимодействия определяется непосредственным представлением о партнере. В единстве этих двух моментов и создается реальная ситуация взаимодействия.

Интересная теория конфликтного общения разработана американским психотерапевтом Э. Берне. С его точки зрения, в каждом человеке существуют три «я»: Дитя (зависимое, подчиняемое и безответственное существо); Родитель (напротив, независимый, неподчиняемый и берущий ответственность на себя) и Взрослый (умеющий считаться с ситуацией, понимать интересы других и распределять ответственность между собой и ими). «Я» в виде Дитя у человека возникает и разрабатывается в детстве; в том же воз-рас-те за счет подражания старшим и желания быть на их месте формируется родительское «я»; что касается «я» в форме Взрослого, то оно складывается долго, порой десятилетиями, за счет жизненного опыта субъекта и накопления того, что называют житейской мудростью.

И вот, выступая с позиции Дитя, человек выглядит подчиняемым и неуверенным в себе, с позиции Родителя – самоуверенно-агрессивным; с позиции Взрослого – корректным и сдержанным. Во взаимодействии людей эти позиции согласованы лишь тогда, когда один из партнеров готов принять позицию, определенную для него другим партнером.

Представим себе, что педагог обращается к школьнику, предпринимая обычную в таких случаях форму взаимодействия Родитель – Дитя или Взрослый – Дитя. Школьнику и в голову не придет протестовать против предлагаемой ему детской позиции, и он обычно на нее согласен. Но тот же педагог, обращаясь в подобном тоне к незнакомому юноше на улице, рискует встретить отпор хотя бы потому, что с подросткового возраста и далее любому человеку кажется крайне важным, чтобы его больше не считали ребенком.

Суть теории Э. Берне сводится к тому, что, когда ролевые позиции партнеров по общению согласованы, их акт взаимодействия доставляет обоим чувство удовлетворения. Если положительная эмоция на радость партнерам заранее присутствует в общении, то такой тип взаимодействия Э. Берне называет поглаживанием. При согласовании позиций, о чем бы ни говорили собеседники, у них идет обмен поглаживаниями. Лишение ответного поглаживания уже задевает человека, если же вопреки его ожиданиям к нему еще и обращаются с несогласованной позиции (как Родитель – Дитя или как Взрослый – Дитя), это вызывает гнев и может стать причиной конфликта. Как видно из всего сказанного, с психологической точки зрения содержание контакта может быть очень многообразным по ролевым позициям партнеров, и для всего диалога может иметь решающее значение то, насколько правильно выбрана позиция, насколько она согласована между партнерами по общению. То, какую позицию мы займем в контакте, сразу же определяет и круг психологических ролей, которые нам предстоит исполнить.

ЛЕКЦИЯ № 19. Конфликт между личностью и группой.

Любая социальная группа представляет собой достаточно сложное социально-психологическое явление. В ней одновременно могут функционировать формальные и неформальные системы отношений. В свою очередь неформальные отношения включают в себя ценностно-нормативную систему группы, статусно-ролевую структуру и систему межличностных связей и предпочтений. Кроме того, группа находится в сложной системе взаимоотношений с другими группами. Образно говоря, в социальной группе, как в капле воды, отражается все многообразие общества. Поэтому в ней в той или иной степени могут иметь место самые разнообразные виды конфликтов. Наиболее характерными из них являются конфликты между группой и членом группы.

В основе подобных конфликтов, как правило, лежат определенные изменения (попытки изменений) в группе и вне нее.

Изменения групповых норм (какие бы причины ни лежали в их основе) – процесс для группы непростой и, как правило, связан с внутригрупповыми противоречиями и конфликтами. Даже если большинство членов группы понимает необходимость этих изменений и одобряет их, отдельные члены группы по тем или иным причинам могут оказаться в оппозиции и даже выйти из состава группы. Если же нормы пытается изменить один человек (отдельный член группы) без одобрения его деятельности другими членами, то к нему будут применены соответствующие санкции вплоть до исключения из группы.

Само членство индивида в группе является конфликтным. С одной стороны, человек нуждается в других для реализации своих личностных целей и интересов, а с другой – он вынужден подчиняться групповым нормам и требованиям, которые не всегда соответствуют его личным планам и желаниям. Поэтому нарушение групповых норм является наиболее характерной причиной внутригрупповых конфликтов. Можно выделить основные причины, по которым член группы нарушает групповые нормы и требования:

1) индивид преднамеренно нарушает групповые нормы, преследуя (защищая) свои личные цели, интересы, ценности;

2) индивид нарушает групповые нормы случайно или вследствие того, что еще не в полной мере усвоил эти нормы (например, новый член группы);

3) индивид не в состоянии по тем или иным причинам выполнить предписываемые группой требования.

Можно выделить целый ряд причин, лежащих в основе конфликта между личностью и группой:

1) противоречие ожиданий личности ожиданиям группы (например, качественные характеристики личности, ее поведение не соответствует групповым ожиданиям или сама группа не соответствует ожиданиям личности);

2) противоречия между личностью и группой в целях, ценностях, интересах, позициях и т. д.;

3) борьба за повышение своего статуса в группе, в том числе и за место лидера;

4) конфликт между руководящими органами и неформальной группой;

5) поиск и нахождение реального и мнимого виновника (козла отпущения) каких-либо неудач в деятельности группы.

Каждый член группы как бы закрепляется на определенном месте в групповой структуре со своей ролью, статусом и ресурсами. Попытка изменить свое место в группе порождает структурные или статусно-ролевые изменения. Подобные изменения могут быть обусловлены ролевыми конфликтами, которые возникают по причине несовпадения принятой (добровольно или под давлением) членом группы роли с групповыми нормами или ожиданиями. Чаще всего такие конфликты случаются тогда, когда вакантное место занимает новый член группы. Адаптация и социализация всегда чреваты конфликтами. Во-первых, требования группы к новичкам, как правило, бывают завышенными. Во-вторых, новый член группы обычно не в полной мере владеет всеми тонкостями внутригруппового взаимодействия.

Структурные и статусно-ролевые изменения также могут быть связаны с изменением групповых целей и видов деятельности, которые предполагают перераспределение ролей, функций, средств, прав, обязанностей, ответственности и власти.

Межгрупповые конфликты представляют собой столкновения отдельных групп по поводу возникновения между ними конфликтных противоречий. Эти противоречия могут быть обусловлены самыми различными причинами (такими как борьба за ограниченные ресурсы, стремление к доминированию, противоположные (взаимоисключающие) цели, интересы, ценности и др.).

В основе межгруппового взаимодействия лежат такие понятия, как «социальная идентичность» и «социальное сравнение». Эти понятия предполагают деление людей на своих и чужих, выделение своей группы (мы-группы) из общей массы других групп (аутгрупп). Через сравнение и противопоставление отдельные индивиды идентифицируют себя с определенной социальной общностью и обеспечивают относительную стабильность внутригруппо-вых отношений. Отнесение себя к какой-либо группе, по мнению А. Рапопорта, порождает негативный образ «даже в том случае, если отсутствуют реальное столкновение интересов и сколько-нибудь длительная история межгрупповых отношений».

К особенностям межгруппового конфликта относится также то, что они способствуют укреплению внутригрупповых связей и отношений, объединению всех членов группы для борьбы с внешним врагом.

Феномен сплочения перед лицом внешней угрозы часто используют лидеры групп и больших социальных общностей для сохранения внутригруппового единства и укрепления своей личной власти. В наибольшей степени такая политика присуща закрытым группам с авторитарной системой управления. Например, иракский диктатор Саддам Хусейн для сохранения режима личной власти постоянно провоцировал внешние конфликты.

В открытых группах с демократическими методами управления внутригрупповое равновесие в значительной степени поддерживается благодаря множественности конфликтных ситуаций и наличию разнообразных способов и механизмов их разрешения. В условиях структурной гибкости неоднородные внутренние конфликты постоянно накладываются друг на друга, предотвращая тем самым глобальный раскол группы в каком-либо одном направлении.

Взаимодействие различных групп в обществе может быть построено по разным основаниям. Группы могут соблюдать относительный нейтралитет по отношению друг к другу; могут сотрудничать на основе разделения и дополнения функций в совместной деятельности; могут вести непримиримую борьбу за уничтожение друг друга.

В рыночных условиях стратегия и тактика индивидуального и группового выживания объективно предполагают межгрупповую конкуренцию и борьбу за различные виды ресурсов. Особенно эта борьба обостряется в периоды социально-политических, экономических и социокультурных изменений, когда развиваются нормы, ценности, отношение к власти, собственности и моральным принципам. В такие периоды межгрупповая борьба за распределение и перераспределение ресурсов переходит в открытую войну всех против всех без правил и морали.

ЛЕКЦИЯ № 20. Основные межличностные стили разрешения конфликтов.

Основные межличностные стили разрешения конфликтов были разработаны К. Томасом. Он указывает, что существуют 5 основных стилей поведения при конфликте: приспособление, компромисс, сотрудничество, уклонение, соперничество (или конкуренция).

Стиль поведения в конкретном конфликте, считает он, определяется той мерой, в которой вы хотите удовлетворить собственные интересы, действуя при этом пассивно или активно, и интересы другой стороны, действуя совместно или индивидуально.

Приведем рекомендации по наиболее целесообразному использованию того или иного стиля в зависимости от конкретной ситуации и характера личности человека.

Стиль конкуренции, соперничества может использовать человек, обладающий сильной волей, достаточным авторитетом, властью, не очень заинтересованный в сотрудничестве с другой стороной и стремящийся в первую очередь удовлетворить собственные интересы. Его можно использовать, если:

1) исход конфликта очень важен для вас и вы делаете большую ставку на свое решение возникшей проблемы;

2) обладаете достаточной властью и авторитетом и вам представляется очевидным, что предлагаемое вами решение – наилучшее;

3) чувствуете, что у вас нет иного выбора и вам нечего терять;

4) должны принять непопулярное решение и у вас достаточно полномочий для выбора этого шага;

5) взаимодействуете с подчиненными, предпочитающими авторитарный стиль.

Однако следует иметь в виду, что это не тот стиль, который нужно использовать в близких личных отношениях, так как, кроме чувства отчуждения, он ничего больше не может вызвать. Его также нецелесообразно использовать в ситуации, когда вы не обладаете достаточной властью, а ваша точка зрения по какому-то вопросу расходится с точкой зрения начальника.

Стиль сотрудничества можно использовать, если, отстаивая собственные интересы, вы вынуждены принимать во внимание нужды и желания другой стороны. Этот стиль наиболее труден, так как он требует более продолжительной работы. Цель его применения – разработка долгосрочного взаимовыгодного решения. Такой стиль требует умения объяснять свои желания и выслушивать друг друга, сдерживать свои эмоции. Отсутствие одного из факторов делает этот стиль неэффективным. Для разрешения конфликта этот стиль можно использовать в следующих ситуациях:

1) необходимо найти общее решение, если каждый из подходов к проблеме важен и не допускает компромиссов;

2) у вас длительные, прочные и взаимозависимые отношения с другой стороной;

3) основной целью является приобретение совместного опыта работы;

4) стороны способны выслушать друг друга и изложить суть своих интересов;

5) необходимы интеграция точек зрения и усиление личностной вовлеченности сотрудников в деятельность. Стиль компромисса. Суть его заключается в том, что стороны стремятся урегулировать разногласия при взаимных уступках. В этом плане он несколько напоминает стиль сотрудничества, однако осуществляется на более поверхностном уровне, так как стороны в чем-то уступают друг другу. Этот стиль наиболее эффективен, если обе стороны хотят одного и того же, но знают, что это одновременно невыполнимо (например, стремление занять одну и ту же долж-ность или одно и то же помещение для работы). При использовании этого стиля акцент делается на решении, которое можно выразить словами: «Мы не можем полностью выполнить свои желания, следовательно, необходимо прийти к решению, с которым каждый из нас мог бы согласиться».

Такой подход к разрешению конфликта можно использовать в следующих ситуациях:

1) обе стороны имеют одинаково убедительные аргументы и обладают одинаковой властью;

2) удовлетворение вашего желания имеет для вас не слишком большое значение;

3) вас может устроить временное решение, так как нет времени для выработки другого, или же другие подходы к решению проблемы оказались неэффективными;

4) компромисс позволит вам хоть что-то получить, чем все потерять.

Стиль уклонения реализуется обычно, когда затрагиваемая проблема не столь важна для вас, вы не отстаиваете свои права, не сотрудничаете ни с кем для выработки решения и не хотите тратить на это время и силы. Такой стиль рекомендуется также в тех случаях, когда одна из сторон обладает большей властью или чувствует, что не права, или считает, что нет серьезных оснований для продолжения контактов.

Стиль уклонения можно рекомендовать к применению в следующих ситуациях:

1) источник разногласий тривиален и несущественен для вас по сравнению с другими более важными задачами, а потому вы считаете, что не стоит тратить на него силы;

2) знаете, что не можете или даже не хотите решить вопрос в свою пользу;

3) у вас мало власти для решения проблемы желательным для вас способом;

4) хотите выиграть время, чтобы изучить ситуацию и получить дополнительную информацию, прежде чем принять какое-либо решение;

5) пытаться решить проблему немедленно – опасно, так как вскрытие и открытое обсуждение конфликта могут только ухудшить ситуацию;

6) подчиненные сами могут успешно урегулировать конфликт;

7) у вас был трудный день, а решение этой проблемы может принести дополнительные неприятности.

Не следует думать, что этот стиль является бегством от проблемы или уклонением от ответственности. В действительности уход или отсрочка могут быть вполне подходящей реакцией на конфликтную ситуацию, так как за это время она может разрешиться сама собой или вы сможете заняться ею позже, когда будете обладать достаточной информацией и желанием разрешить ее.

Стиль приспособления означает, что вы действуете совместно с другой стороной, но при этом не пытаетесь отстаивать собственные интересы в целях сглаживания атмосферы. К. Томас считает, что этот стиль наиболее эффективен, когда исход дела чрезвычайно важен для другой стороны и не очень существенен для вас или когда вы жертвуете собственными интересами в пользу другой стороны.

Стиль приспособления может быть применен в следующих наиболее характерных ситуациях:

1) важнейшая задача – восстановление спокойствия и стабильности, а не разрешение конфликта;

2) предмет разногласия не важен для вас или вас не особенно волнует случившееся;

3) считаете, что лучше сохранить добрые отношения с другими людьми, чем отстаивать собственную точку зрения;

4) осознаете, что правда не на вашей стороне;

5) чувствуете, что у вас недостаточно власти или шансов победить.

Точно так же, как ни один стиль руководства не может быть эффективным во всех без исключения ситуациях, так и ни один из рассмотренных стилей разрешения конфликта не может быть выделен как самый лучший. Надо научиться эффективно использовать каждый из них и сознательно делать тот или иной выбор, учитывая конкретные обстоятельства.

Несмотря на то что взаимоотношения с другими людьми должны способствовать миру и гармонии, конфликты неизбежны. Каждый здравомыслящий человек должен обладать умением эффективно улаживать споры и разногласия, чтобы ткань общественной жизни не рвалась с каждым конфликтом, а, наоборот, крепла вследствие умения находить и развивать общие интересы.

Для разрешения конфликта важно иметь в своем распоряжении различные подходы, уметь гибко пользоваться ими, выходить за пределы привычных схем и чутко реагировать на возможности, поступать и мыслить по-новому. В то же время можно использовать конфликт как источник жизненного опыта, самовоспитания и самообучения.

Конфликты могут быть превращены в прекрасный учебный материал, если в последующем вы найдете время на то, чтобы вспомнить, что привело к конфликту и что происходило в конфликтной ситуации. Тогда можно узнать больше о самом себе, о вовлеченных в конфликт людях или об обстоятельствах, способствовавших возникновению конфликта. Это знание поможет принять правильное решение и избежать конфликта в будущем.

Для успешного разрешения конфликта в конечном счете необходимо, чтобы обе стороны проявили желание его разрешить. Но если желание будет проявлено хотя бы одной стороной, то и это даст другой стороне больше возможностей для встречного шага. В конфликтах люди как бы скованы взаимными обидами, претензиями и другими негативными эмоциями. Сделать первый шаг на пути к разрешению конфликта довольно трудно: каждый считает, что уступить должен другой. Поэтому готовность к разрешению конфликта, проявленная одной стороной, может сыграть решающую роль в разрешении его в целом.

ЛЕКЦИЯ № 21. Условия и движущие силы психического развития.

Сущность личности, как мы знаем, по своей природе социальна. Источники ее развития находятся в окружающей среде. Личность детерминирована, определяется ее общественным бытием. Развитие личности в этом смысле есть процесс усвоения человеком социального опыта, который приходит в общении с людьми. В результате этого и формируются психические особенности человека: его характер, волевые черты, интересы, склонности и способности.

Психологи считают, что психические особенности человека – прижизненное, онтогенетическое образование; ведущую, решающую роль в их формировании играют социальный опыт человека, условия его жизни и деятельности, обучение и воспитание.

Среда (в широком смысле слова), целенаправленное обучение и воспитание формируют психологические особенности человека, а не являются лишь условием для проявления чего-то изначально данного, генетически строго обусловленного. При этом отмечается особая роль целенаправленного обучения и воспитания, которая определяется как сознательный, целенаправленный процесс воздействия старшего поколения на младшее в целях формирования определенных качеств личности.

Человек – активное, деятельное существо, а не пассивный объект влияний среды. Поэтому внешние условия жизни, внешние воздействия определяют психику человека не прямо, а через процесс взаимодействия человека со средой, через его деятельность в этой среде. При этом правильнее говорить не о воздействии среды, а о процессе активного взаимодействия человека с окружающей средой.

Развитие психики в конечном итоге обусловлено внешними условиями, внешними воздействиями. Однако это развитие нельзя непосредственно выводить из внешних условий и обстоятельств. Эти условия и обстоятельства всегда проходят через жизненный опыт человека, через его личность, индивидуальные психические особенности, его психический склад. В этом смысле внешнее влияние преломляется через внутренние условия, к которым относятся своеобразие психики индивидуума, его личный опыт. Еще И. М. Сеченов, выдвигая тезис о детерминированности поведения человека внешними воздействиями, предостерегал против упрощенного понимания внешних воздействий как только наличных, в данный момент действующих влияний, тогда как на самом деле надо принимать во внимание всю совокупность предшествующих воздействий, которые аккумулируются в жизненном опыте данного человека.

В-третьих, человек как активное существо может и сам сознательно изменять свою собственную личность, т. е. заниматься самовоспитанием, самосовершенствованием. Процесс самовоспитания при этом мотивируется средой, в процессе активного взаимодействия с которой он происходит. Так что и здесь влияние среды оказывается опосредованным.

Отсюда можно сделать вывод о том, что одни и те же внешние условия, одна и та же среда могут оказывать различное влияние на личность. Законы психического развития молодого человека потому и сложны, что само оно развитие является процессом сложных и противоречивых изменений, что многогранны и многообразны факторы, влияющие на это развитие.

Человек, как известно, является существом природным. Природные, биологические предпосылки необходимы для его развития. Необходимы определенный уровень биологической организации, человеческий мозг, человеческая нервная система, чтобы стало возможным формирование психических особенностей человека. Природные особенности становятся важными предпосылками психического развития, но лишь предпосылками, а не движущими силами, факторами психического развития. Мозг как биологическое образование является предпосылкой появления сознания, но сознание – продукт общественного бытия человека. Нервная система обладает врожденными органическими основами для отражения окружающего мира. Но только в деятельности, в условиях социальной жизни формируется соответствующая способность. Природной предпосылкой развития способностей является наличие задатков – некоторых врожденных анатомо-физиологических качеств мозга и нервной системы, но наличие задатков еще не гарантирует развитие способностей, которые формируются и развиваются под влиянием условий жизни и деятельности, обучения и воспитания человека.

Природные особенности оказывают достаточное влияние на психическое развитие человека.

Во-первых, они обусловливают разные пути и способы развития психических свойств, не определяют их. Ни один ребенок не является природно расположенным к трусости или смелости. На базе любого типа нервной системы при правильно поставленном воспитании можно выработать нужные качества. Лишь в каком-то одном случае это будет труднее сделать, чем в другом.

Во-вторых, природные особенности могут влиять на уровень достижений человека в какой-либо области. Например, имеются врожденные индивидуальные различия в задатках, в связи с чем одни люди могут иметь преимущество перед другими в отношении овладения каким-либо видом деятельности. Например, ребенок, имеющий благоприятные природные задатки для развития музыкальных способностей, будет при всех прочих равных условиях развиваться в музыкальном отношении быстрее и добьется больших успехов, чем ребенок, такими задатками не обладающий.

Движущие силы психического развития человека сложны и многообразны. Непосредственными движущими силами развития ребенка являются противоречия между новым и старым, которые возникают и преодолеваются в процессе обучения, воспитания и деятельности. К таким противоречиям относятся например противоречия между новыми потребностями, порождаемыми деятельностью, и возможностями их удовлетворения; противоречия между возросшими физическими и духовными потребностями и старыми сложившимися формами взаимоотношений и видами деятельности; между растущими требованиями со стороны общества, коллектива, взрослых и наличным уровнем психического развития.

Указанные противоречия характерны для всех возрастов, но приобретают специфику в зависимости от возраста, в котором они проявляются. Например, у младшего школьника существует противоречие между готовностью к самостоятельной волевой деятельности и зависимостью поведения от наличной ситуации или непосредственных переживаний. Для подростка наиболее остры противоречия между его самооценкой и уровнем притязаний, переживанием отношения к нему со стороны окружающих, с одной стороны, переживанием своего реального положения в коллективе, потребность участвовать в коллективе – с другой; противоречие между потребностью участвовать в жизни взрослых в качестве полноправного члена и несоответствием этому своих возможностей.

Разрешение этих противоречий происходит через формирование более высоких уровней психической деятельности. В результате ребенок переходит на более высокую ступень психического развития. Потребность удовлетворяется – противоречие снимается. Но удовлетворенная потребность рождает новую. Одно противоречие сменяется другим – развитие продолжается.

Психическое развитие процесс не только количественных изменений свойств и качеств. Психическое развитие не сводится к тому, что с возрастом увеличиваются объем внимания, произвольность психических процессов, смысловое запоминание и т. д., уменьшаются детская фантазия, импульсивность в поведении, острота и свежесть восприятия. Развитие психики связано с появлением в определенные возрастные периоды качественно новых особенностей, так называемых новообразований, как то: чувство взрослости у подростков, потребность в жизненно-трудовом самоопределении в ранней юности.

В психологии отмечаются общие тенденции, закономерности психического развития, но они вторичны по отношению к воздействию среды (в широком смысле слова), так как их своеобразие зависит от условий жизни, деятельности и воспитания. К таким общим закономерностям относится в первую очередь неравномерность психического развития, которая заключается в том, что при любых даже самых благоприятных условиях обучения и воспитания различные психические функции, психические проявления и свойства личности не находятся на одном и том же уровне развития. В отдельные периоды развития ребенка возникают наиболее благоприятные условия для развития психики в тех или иных направлениях, и некоторые из этих условий имеют временный, преходящий характер. По-видимому, существуют оптимальные сроки для становления и роста отдельных видов психической деятельности. Такие возрастные периоды, когда условия для развития тех или иных психических свойств и качеств будут оптимальными, называют сензитивными (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев).

Причиной такой сензитивности являются и закономерности органического созревания мозга, и то обстоятельство, что некоторые психические процессы и свойства могут формироваться лишь на основе других сформировавшихся психических процессов и свойств (например, математическое мышление может формироваться на основе сформировавшейся до известной степени способности к абстрактному мышлению), и жизненного опыта. Например, для развития речи сенситивен период от 1 года до 5 лет, для формирования двигательных навыков – младший школьный возраст, для формирования математического мышления – 15–20 лет.

Другая закономерность – интеграция психики. По мере развития психика человека приобретает все большую ценность, единство, устойчивость, постоянство. Маленький ребенок, по мнению Н. Д. Левитова, в психическом отношении представляет собой ма-лосистематизированное сочетание психических состояний. Психическое развитие представляет собой постепенное перерастание психических состояний в черты личности.

Третья закономерность – пластичность и возможность компенсации. На величайшую пластичность нервной системы указывал И. П. Павлов, отмечая, что все можно изменить к лучшему, лишь бы были осуществлены соответствующие воздействия. На этой пластичности основаны возможности целенаправленного изменения психики ребенка, школьника в условиях обучения и воспитания. Пластичность открывает возможности и компенсации: при слабости или дефектности развития одной психической функции усиленно развиваются другие. Например, слабую память можно компенсировать организованностью и четкостью деятельности, дефекты зрения отчасти компенсируются обостренным развитием слухового анализатора и др.

Итак, развитие ребенка – сложный диалектический процесс. Он на разных этапах имеет свои качественные особенности. В психологии выделяют следующие периоды развития ребенка и школьника: новорожденный (до 10 дней), младенческий возраст (до 1 года), ранний детский (1–3 года), преддошкольный (3–5 лет), дошкольный (5–7 лет), младший школьный (7—11 лет), подростковый возраст (11–15 лет), ранняя юность, или старший школьный возраст (15–18 лет).

Каждый период отличается своими существенными особенностями, потребностями и деятельностью, характерными противоречиями, качественными особенностями психики и характерными психическими новообразованиями. Каждый период подготавливается предыдущим, возникает на его основе и служит в свою очередь основой для нового периода. Возрастную характеристику определяют: изменение положения ребенка в семье и школе, изменение форм обучения и воспитания, новые формы деятельности и некоторые особенности созревания его организма, т. е. возраст является не только биологической, но и социальной категорией. В связи с этим в психологии существует понятие о ведущем виде деятельности. Для каждого возраста характерны разные виды деятельности, существует потребность в каждом из видов: в игре, учении, труде, общении. Но в разные периоды развития эта потребность различна, и соответствующие виды деятельности наполнены конкретным содержанием. Ведущим видом деятельности является такой, который, на данном возрастном этапе обусловливает главные, важнейшие изменения в психике ребенка, школьника, в его психических процессах и свойствах личности, а не тот, которым чаще занимается ребенок, школьник (хотя эти характеристики обычно совпадают).

Для дошкольного возраста ведущим видом деятельности является игра, хотя дошкольники в доступных для них формах занимаются учебной и трудовой деятельностью. В школьном возрасте ведущим видом деятельности становится учение. С возрастом повышается роль трудовой деятельности. Да и сама учеба претерпевает существенные изменения. В течение 10—11-летнего периода обучения в школе изменяются его содержание и характер, с каждым годом повышаются требования к ученику, все большую роль играет самостоятельная, творческая сторона учебной деятельности.

В пределах каждого возраста наблюдаются большие индивидуальные различия как следствие, во-первых, индивидуальных вариантов условий жизни, деятельности и воспитания и, во-вторых, природных индивидуальных различий (в частности, в типологических свойствах нервной системы). Конкретные условия жизни весьма разнообразны, так же как и индивидуальные особенности личности. Поэтому можно говорить о том, что возрастные характеристики, хотя и существуют как достаточно типичные для данного возраста, время от времени подвергаются пересмотру в связи с так называемой акселерацией (ускорением) развития. Это связано с изменением условий жизни, увеличением объема информации, получаемой ребенком, и др.

Все это делает характеристику возрастных особенностей условной и неустойчивой, хотя возрастные особенности существуют как наиболее типичные, характерные особенности возраста, указывающие на общее направление развития. Но возраст не есть абсолютная, неизменная категория. Понятие возраста, возрастных границ и особенностей имеет не абсолютное, а относительное значение.

ЛЕКЦИЯ № 22. Развитие личности ребенка-дошкольника.

В раннем детстве деятельность ребенка со стороны его взаимоотношений со взрослыми может быть охарактеризована как совместная деятельность. Б. Г. Ананьев по этому вопросу писал: «Взрослый родной человек не только „подставляет“ вещи для детской игры, но и приучает ребенка к игре и формирует отношения ребенка к известным предметам его действий. В известном смысле слова было бы правильнее сказать, что предметное действие ребенка есть совместное действие ребенка и взрослого, в котором элемент содействия является ведущим».

Еще до начала активной речи ребенка именно это «содействие» взрослого выполняет функцию коммуникации и руководства. Оно выражается не только в показе предмета, в приучении к нормативности и регулярности жизни (приучение к режиму жизни, к дозволенным действиям, запрет действий недозволенных), но и в постоянстве оценочных воздействий на ребенка.

На протяжении раннего детства в совместной деятельности со взрослыми ребенок овладевает основными предметными действиями. Многие из действий, которые осваиваются в этот период, дети могут производить только при непосредственной помощи и при участии взрослых. Однако по мере овладения действиями дети начинают производить их самостоятельно. Уже на втором году жизни ребенок научается самостоятельно ходить; на третьем году движения ребенка (бег, ходьба, лазанье) становятся более совершенными и координированными. Овладевает ребенок и некоторыми тонкими движениями кисти рук и пальцев, научается например держать карандаш и проводить им линии и штрихи, застегивать пуговицу, запускать волчок и т. п. При правильном воспитании к 3-м годам ребенок может самостоятельно есть, умываться, одеваться и делать многое другое.

Глубокие изменения происходят и в овладении языком. Речь становится основным средством общения ребенка со взрослыми.

Руководство со стороны взрослых приобретает все более речевой характер. Появляется умение отделять себя от своих действий.

Поведение взрослых, характер их отношений между собой, способы их действий с предметами становятся для ребенка образцом для воспроизведения. Взрослый, его манеры и действия становятся предметом для подражания. Это находит свое выражение в том, что к концу раннего детства возникает ролевая игра, в процессе которой ребенок начинает отождествлять свои действия с действиями взрослых, называть на этой основе себя именем взрослого человека. Эти успехи в развитии ребенка на третьем году жизни делают его более самостоятельным. Самостоятельность проявляется еще и в том, что каждый здоровый ребенок в узкой сфере практической жизни и в пределах собственных небольших возможностей стремится действовать без помощи взрослых, выказывать некоторую независимость от взрослых.

Проявление самостоятельности во всем том, в чем ребенок действительно может обойтись без помощи взрослых, приобретает тенденцию к самостоятельности, стремлению действовать независимо от взрослых, без их помощи преодолевать некоторые трудности даже в сфере, еще недоступной ребенку. Это находит выражение в словах «я сам».

Возникновение стремления к самостоятельности означает появление новой формы желаний, непосредственно не совпадающих с желаниями взрослых, что в частности подтверждается настойчивым «я хочу».

Новые тенденции, усиливающие активность ребенка, приводят к возникновению новых взаимоотношений со взрослыми. Психологи отмечают возникающие в этот период у ребенка проявления себялюбия, ревности, упрямства, негативизма и обесценивания. При этом упрямство носит избирательный характер (не отмечается упрямства по отношению к сверстникам). Вначале упрямство может носить избирательный характер и иметь своим объектом одного человека. Но постепенно упрямство может распространяться на других лиц или на всех взрослых. Психологи считают, что оно возникает при ущемлении свободы ребенка, т. е. при ограничении его самостоятельности и инициативы.

В зависимости от соотношения требовательности и уважения к ребенку со стороны взрослых выделяют несколько видов упрямства. Если требовательность значительно превышает уровень уважения, то возникает упрямство типа обиженных; когда требовательность очень мала, то констатируется упрямство типа баловня. Возможно и такое положение, при котором к ребенку не предъявляют никаких требований и не проявляют никакого уважения, тогда это случай упрямства безнадзорности. Упрямства не возникает и развитие протекает нормально, без всяких конфликтов тогда, когда между требовательностью и уважением существует равновесие.

На границе раннего детства и дошкольного возраста симптомы упрямства и негативизма, возникающие в поведении ребенка, показывают, что отношения совместной деятельности пришли в противоречие с новым уровнем его развития. Но кризис (его называют кризисом 3-х лет) возникает только тогда, когда взрослые, не замечая у ребенка тенденции к самостоятельному удовлетворению желаний, продолжают сдерживать его самостоятельность, сохраняют старый тип отношений совместной деятельности, ограничивают активность ребенка, его свободу. Если же взрослые не противятся проявлению самостоятельности ребенка (конечно, в определенных пределах), то трудности или вовсе не возникают, или часто преодолеваются. Таким образом, кризис поведения, часто наблюдаемый в трехлетнем возрасте и возникающий лишь в определенных условиях, вовсе не обязателен при соответствующих изменениях во взаимоотношениях.

А. Н. Леонтьев отмечал, что в действительности кризисы не являются неизбежными спутниками психического развития ребенка. Неизбежны, по его мнению, не кризисы, а переломы, качественные сдвиги в развитии. Наоборот, кризис – это свидетельство не совершившегося вовремя и в нужном направлении перелома, сдвига. Кризиса может и не быть, потому что психическое развитие ребенка – процесс не стихийный, а разумно управляемый.

Итак, в развитии ребенка в раннем детстве происходят следующие изменения. Во-первых, возникает тенденция к самостоятельности, за которой лежит отделение не только себя от своих действий, но и отделение себя от взрослого. Возникновение личных желаний перестраивает предметное действие в волевое.

В переходный от раннего детства к дошкольному период желания носят форму аффекта, ребенок находится во власти своих желаний. Она ярко проявляется в тех случаях негативизма, когда ребенок, сказав: «Я хочу» или «Не хочу», продолжает на этом настаивать, несмотря на предложение взрослыми более привлекательного предмета.

В этот период происходит распад прежних форм аффекта и совместной деятельности, рождение личных желаний и тенденций к самостоятельности в их осуществлении. Возникают предпосылки развития личности.

Среди психологов, занимающихся проблемами дошкольного детства, особое место занимает Ж. Пиаже. Во многих работах Ж. Пиаже, не посвященных специально дошкольному возрасту, можно найти теорию данного возраста. Она связана с его концепцией развития мышления и поведения.

В работе, посвященной первому году жизни ребенка, Ж. Пиаже приходит к допущению, что младенцу присущ абсолютный эгоцентризм, который в психологии определяется как солипсизм первого года. По Ж. Пиаже, социальная жизнь и логическая мысль развиваются у ребенка поздно, во всяком случае за границами дошкольного возраста. На пути от абсолютного солипсизма до социализированного логического мышления и специфических социальных форм общения дошкольному возрасту принадлежит место промежуточного звена.

Корни эгоцентризма Ж. Пиаже видит в асоциальности ребенка и в своеобразном характере его деятельности, которая является эгоцентрической, эгоистической. Основной деятельностью ребенка дошкольного возраста Ж. Пиаже считает игру. При этом сфера игры для ребенка более реальна, чем сфера действительности. Ребенок как бы живет в двух мирах, в двух сферах: игры и действительности. Борьба этих сфер есть выражение борьбы изначально биологического в ребенке, аутической замкнутости, вечно детского с навязываемым ему извне социальным, логическим. Такова в общих чертах концепция Ж. Пиаже о дошкольном возрасте.

Многие отечественные психологи не согласны с этой концепцией. Они считают (Л. С. Выготский), что уже в самые ранние периоды жизни ребенок связан со взрослыми чрезвычайно тесно. Специфические реакции на ухаживающих взрослых (человеческое лицо и голос) возникают очень рано, в конце второго месяца жизни. Поисковая деятельность, направленная на внешний мир, интенсивно развивается именно в первые годы жизни ребенка. Ж. Пиаже считал, что социальный инстинкт развивается к 7–8 годам, Л. С. Выготский говорит об изначальной социальности ребенка и развитие рассматривает как движение от социальности к индивидуальности. Современные психологи согласны с положением Л. С. Выготского лишь в первой части, но процесс развития личности понимают несколько иначе. Ребенок на протяжении своего развития – существо социальное. Каждая ступень самостоятельности, связанная с усвоением общественного опыта, не ослабление связи с обществом, социальности, а лишь качественное изменение ее формы. На каждом этапе своего развития ребенок является членом общества и связан с ним самыми тесными узами. Вне этих связей он существовать не может. Изменяются лишь место ребенка в системе общественных отношений, характер связи с обществом.

Оригинальную теорию развития личности ребенка в дошкольном возрасте предложил Л. С. Выготский, который считал, что самое существенное в развитии ребенка и его сознания заключается не в изолированных изменениях отдельных функций (внимания, памяти, мышления), а в развитии в целом. Эти рост и развитие, по мнению Л. С. Выготского, в первую очередь выражаются в том, что изменяются отношения между отдельными функциями.

К важнейшей особенности дошкольного возраста относят появление новой системы функций, в центре которой ставится память. То, что память ставится в центр сознания, приводит к существенным следствиям, характеризующим психическое развитие в этот период. Прежде всего у ребенка изменяется мышление: оно приобретает возможность действовать в плане общих представлений. Это первый отрыв от чисто наглядного мышления и, следовательно, возможность установления таких связей между общими представлениями, которые не были даны в непосредственном опыте ребенка. Первая ступень отвлеченного мышления значительно расширяет круг доступных ребенку представлений и обобщений. Одновременно увеличиваются и возможности его общения. Он может общаться с окружающими не только в связи с непосредственно воспринимаемыми предметами, но и по поводу представляемых, мыслимых предметов.

Второе следствие – перестройка интересов и потребностей ребенка. Интересы начинают определяться смыслом, который представляет для ребенка данная ситуация, и не только она, но и значение, которое ребенок вкладывает в данную ситуацию. Возникают первое эффективное обобщение, замещение и переключение интересов.

Третье следствие – ребенок переходит к новым типам деятельности со своеобразным отношением мысли и действия. Появляется возможность идти от замысла к его воплощению, от мысли – к ситуации, а не от ситуации – к мысли. Эти типы могут быть названы творческими.

Наконец в дошкольном возрасте у ребенка впервые возникают внутренние этические инстанции, а также общие начальные представления о природе, самом себе, появляется первый абрис детского мировоззрения. Два последних новообразования Л. С. Выготский связывает с тем, что дошкольный возраст – первый, совершенно лишенный детской амнезии, свойственной ранним возрастам. Такова коротко теория Л. С. Выготского о дошкольном возрасте. Со многими положениями, изложенными в ней, современные психологи соглашаются, однако считают не вполне верным, что именно новообразования не могут быть объяснены лишь развитием памяти.

Несколько иначе рассматривал процесс развития личности в дошкольном возрасте А. Н. Леонтьев, который считал, что изменение места, занимаемого ребенком в системе общественных отношений, есть то первое, что надо отметить, пытаясь подойти к вопросу о движущих силах развития его психики. Однако, по его мнению, это место само по себе не определяет его развития; оно только характеризует наличную, уже достигнутую степень. То, что непосредственно определяет развитие ребенка, – это сама его жизнь, развитие реальных процессов этой жизни, иначе говоря, развитие деятельности как внешней, так и внутренней. Особое значение А. Н. Леонтьев придавал ведущей деятельности. Он считал, что каждая стадия психического развития обусловлена определенным, ведущим на данном этапе отношением ребенка к действительности, определенным, ведущим типом деятельности. Признаком перехода от одной стадии к другой является именно изменение ведущего типа деятельности, ведущего отношения к действительности.

По мысли А. Н. Леонтьева, смена одного вида деятельности другим связана с возникновением новых мотивов. А. Н. Леонтьев считает, что ведущая деятельность в дошкольном возрасте – игра, возникающая на грани с ранним детством.

На основе анализа целого ряда исследований можно прийти к выводу о том, что дошкольное детство – это период первоначального фактического формирования личности, развития личностных механизмов поведения. В дошкольные годы устанавливаются первые связи и отношения, которые образуют новое, высшее единство деятельности и вместе с тем новое, высшее единство субъекта – единство личности. Именно потому, что дошкольное детство есть период такого фактического складывания психологических механизмов личности, этот период так важен.

Фактическое складывание личности А. Н. Леонтьев связывает с появляющимся в начале дошкольного возраста и развивающимся на всем его протяжении соподчинением мотивов. Характерной особенностью деятельности, возникающей в дошкольном возрасте, является то, что она все более побуждается и направляется не отдельными не связанными друг с другом мотивами, которые сменяются, подкрепляют друг друга или вступают между собой в конфликт, а системой взаимно соподчиненных между собой мотивов. Именно соподчинение мотивов и деятельности является центральным звеном, которое связано с формированием личности.

Чтобы наиболее полно понять процесс формирования личности в дошкольном возрасте, необходимо поставить вопрос об отношениях ребенка и взрослого. С конца раннего детства происходит распад совместной деятельности ребенка со взрослыми. Он начинает отделять себя от взрослого. Взрослый, его функции и отношения впервые выделяются ребенком как особые объекты. В раннем детстве у ребенка нет понимания роли взрослого и его влияния, понимания самого себя. Поэтому нет и правил поведения, а есть лишь конкретная ситуация общения и совместная, деятельность со взрослым, в которой он выступает центральным звеном, а ребенок выполняет то, что требуется ситуацией. Нет и проблемы послушания, обдумывания, сделать или не сделать, борьбы мотивов. Ребенок действует непосредственно, т. е. между ситуацией и действием нет промежуточных личностно-мотивационных звеньев.

Уже на рубеже раннего и дошкольного возрастов положение меняется. Распад совместной деятельности, появление собственных желаний и тенденции к самостоятельному действию ведут к тому, что взрослый выделяется как образец: впервые возникает возможность действовать и поступать так, как взрослый. Ребенок-дошкольник начинает действовать, как большой.

Следовательно, поведение ребенка опосредуется образом действий взрослого. Взрослые, их отношение к предметам и друг к другу опосредуют отношения ребенка к предметам и другим людям. Ребенок не только видит отношения взрослых к предметам и друг к другу, но и хочет действовать, как они. Это новое отношение между ребенком и взрослым, при котором образ взрослого ориентирует действия и поступки ребенка, служит основой всех новообразований в личности ребенка дошкольного возраста.

Соподчинение мотивов, о котором говорит А. Н. Леонтьев, есть выражение столкновений между тенденцией к непосредственному действию и действием по образцу (таким образцом выступает требование взрослого). Произвольность поведения есть также не что иное, как подчинение своих поступков ориентирующему их образцу. Возникновение первичных этических инстанций и есть процесс усвоения образцов поведения, связанных с их оценкой со стороны взрослых. Формирование произвольных поступков и действий – процесс возникновения нового типа поведения, который может быть назван личностным, т. е. опосредованным ориентировочными образцами, которыми являются отношения взрослых к предметам и друг к другу.

С этой точки зрения дошкольный возраст может быть понят как период интенсивного усвоения примера взрослых (норм и правил поведения, которые выступают обобщением отношений людей) и формирования механизмов личностного поведения, т. е. механизмов подчинения своего отношения к вещам и другим людям, идеально данным образцам, усвоенным от взрослых.

В этот период возникают такие типы деятельности, которые различаются не только по содержанию, но и по форме присутствия взрослого в той или иной деятельности ребенка. Здесь могут быть выделены три типа. Во-первых, игра, в которой присутствует взрослый со своим отношением к вещам и другим людям, присутствует опосредованно через роль, которую берет на себя ребенок. Поведение ребенка в игре, его отношение к вещам и товарищам по игре (выполняющим функции других людей), в наиболее рельефной форме опосредованно ориентирующим роль взрослого.

Именно потому, что в игре отношения ребенка и взрослого даны в наиболее опосредованной форме, она и является ведущим типом деятельности. В ней, с одной стороны, благодаря ролевому действию происходит усвоение этических норм, с другой – формирование самого механизма личностного поведения, т. е. механизма подчинения своего поведения образцу, данному в идеальной форме, в форме представления. Близко к игре стоят разнообразные формы так называемой творческой деятельности: рисование, лепка, конструирование.

Во-вторых, организованные занятия, в которых взрослый руководит деятельностью через смысл предлагаемых заданий и их оценку. Педагог присутствует здесь и непосредственно, и как выразитель отношений со взрослыми вообще, т. е. как человек, который может предложить для выполнения нечто интересное по замыслу, помочь в процессе работы и оценить получившееся. Только в конце дошкольного возраста возникают специфические отношения к воспитателю как учителю и к занятию как к учебному, т. е. выделяются чисто учебные задания и цели.

В-третьих, деятельность, связанная с выполнением разнообразных режимных моментов, в которой отношения ребенка и педагога даны в непосредственной форме.

Развитие отношений между взрослым и ребенком приводит к концу дошкольного периода, к выделению и осознанию ребенком специфических функций взрослого и собственных специфических обязанностей. Появляется осознание роли учителя, его общественной функции – учить детей, осознание своей общественной функции – учиться. На этой основе возникает само желание учиться.

ЛЕКЦИЯ № 23. Развитие личности в младшем школьном возрасте.

Младший школьный возраст (7—11 лет) не является возрастом решающих сдвигов в развитии личности (каким например является подростковый), тем не менее в этот период достаточно заметно происходит формирование личности. Поступление в школу является переломным моментом в жизни ребенка, поскольку меняется ведущая деятельность. Складываются новые отношения со взрослыми (учителями) и сверстниками (одноклассниками), ребенок включается в целую систему коллективов (в общешкольный, классный, в малые группы, в них существующие). Включение в новый вид деятельности – учение, которое предъявляет ряд серьезных требований к ученику, заставляет его подчинить свою жизнь строгой организации, регламентации и режиму. Все это решающим образом сказывается на формировании и закреплении новой системы отношений к окружающей действительности, другим людям, к учению и связанным с ним обязанностями, формирует характер, волю, расширяет круг интересов, определяет развитие способностей.

В младшем школьном возрасте закладывается фундамент нравственного поведения, происходит усвоение моральных норм поведения, начинает формироваться общественная направленность личности. Нравственное сознание младших школьников претерпевает существенные изменения от I к IV классу. Моральные знания и суждения к концу возраста заметно обогащаются, становятся более осознанными, разносторонними, обобщенными. Если моральные суждения учащихся I–II классов основаны на опыте собственного поведения, на конкретных указаниях и разъяснениях учителя и родителей, которые дети часто повторяют, не всегда задумываясь, то учащиеся III–V классов, помимо опыта собственного поведения (который, естественно, обогащается) и указаний старших (они воспринимаются теперь более осознанно), пытаются анализировать опыт других людей. Значительно большее влияние приобретают чтение художественной литературы, просмотр кинофильмов. Также формируется и моральное поведение. Дети совершают моральные поступки, чаще всего следуя прямым указаниям взрослых, учителя (7–8 лет). Ученики III–IV классов в гораздо большей степени могут совершать такие поступки по собственной инициативе, не дожидаясь указаний со стороны.

Характер в младшем школьном возрасте только складывается. Характерологические проявления младших школьников могут отличаться противоречивостью и неустойчивостью. В этой связи иногда за черты характера можно ошибочно принять временные психические состояния. Иногда кажется, что ребенок проявляет настойчивость, умение преодолевать трудности в учебной деятельности, доводить каждое дело до конца. Но опытный психолог может определить, что это – временное психическое состояние и ребенок проявляет указанные качества лишь при определенных условиях: наблюдая пример другого человека или при собственной успешной деятельности. Неудачи выбивают такого ребенка из колеи.

В поведении младших школьников более отчетливо и прозрачно проявляются типологические особенности высшей нервной деятельности, которые позднее перекрываются (маскируются, как говорят психологи) привычными формами сложившегося в жизни поведения. Застенчивость, замкнутость могут быть непосредственным проявлением слабости нервной системы, импульсивность, невыдержанность – проявлением слабости тормозного процесса, замедленность реакции и переключения с одной деятельности на другую – проявлением малой подвижности нервных процессов. Разумеется, это обстоятельство нисколько не снимает задач воспитания: нервная система, как указывал И. П. Павлов, весьма пластична и способна к некоторым изменениям под влиянием внешних воздействий. К тому же, как мы знаем, за типологическими проявлениями возможен контроль со стороны сознания, что и необходимо воспитывать у школьников.

Характер младшего школьника отличается некоторыми особенностями: склонностью незамедлительно действовать под влиянием непосредственных импульсов, побуждений, по случайным поводам, не подумав, не взвесив всех обстоятельств. Причина этого явления ясна: возрастная слабость волевой регуляции поведения, потребность к активной внешней разрядке. Поэтому далеко не все случаи нарушения младшими школьниками правил внутреннего распорядка в школе следует объяснять недисциплинированностью.

Возрастной особенностью является и общая недостаточность воли: младший школьник (особенно 7—8-ми лет) еще не умеет длительно преследовать намеченную цель, упорно преодолевать трудности и препятствия. Он может при неудаче терять веру в свои силы и возможности.

Распространенные в младшем возрасте недостатки характера – капризность и упрямство – объясняются недостатками семейного воспитания. Ребенок привык к тому, что все его желания и требования удовлетворяются. Капризность и упрямство являются своеобразной формой протеста ребенка против тех твердых требований, которые ему предъявляет школа, против необходимости жертвовать тем, его хочется, во имя того, что надо.

К возрастным особенностям школьника относятся и такие положительные черты, как отзывчивость, непосредственность, доверчивость. Важной возрастной особенностью является подражательность – младшие школьники стремятся подражать взрослым и некоторым сверстникам, а также героям любимых книг и фильмов. Это, с одной стороны, позволяет воспитывать общественно ценные черты личности через личный опыт, пример, с другой – таит некоторую опасность: младший школьник перенимает не только положительное. Если первокласснику понравилось, как старший школьник играет в волейбол, то копируется все: развинченная походка, грубые выражения, вульгарные манеры старшего.

Младшие школьники очень эмоциональны. Эта эмоциональность сказывается, во-первых, в том, что восприятие, наблюдение, воображение, умственная деятельность младших школьников обычно окрашены эмоциями. Во-вторых, младшие школьники (особенно I–II-х классов) не умеют сдерживать свои чувства, контролировать внешние проявления удовольствия или неудовольствия. В-третьих, младшие школьники отличаются большой эмоциональной неустойчивостью, частой сменой настроений, склонностью к аффектам, кратковременным и бурным проявлениям радости, горя, страха, гнева. С годами развивается способность регулировать свои чувства, сдерживать нежелательные проявления.

Младший школьный возраст представляет большие возможности для воспитания положительных качеств характера. Податливость и известная внушаемость школьников, их доверчивость, склонность к подражанию, огромный авторитет, которым пользуется учитель в их глазах, – все это необходимо для опоры в воспитании.

К началу обучения в III-м классе постепенно развивается способность к волевой регуляции своего поведения, сдерживать себя и контролировать свои поступки, не поддаваться импульсам, т. е. – к волевой регуляции своего поведения.

Ученики III-го и особенно IV-го классов способны в результате борьбы мотивов отдавать предпочтение мотиву долженствования. Но порой побеждает и мотив низшего уровня (стремление получить удовольствие). В этой ситуации воспитатель должен проявить твердость, в противном случае закрепляется нежелательная привычка (например, бросать уроки и спешить к телевизору, если идет интересная передача).

Если главным двигателем развития личности является система мотивов и потребностей, то естественно рассматривать и качества личности как порождение определенных потребностей. Устойчивые потребности в соединении с привычным способом их реализации составляют качества личности. Любое качество личности – это не столько форма поведения, даже ставшая привычной, сколько единство устойчивых мотивов и форм поведения, усвоенных для его реализации.

Когда возраст ребенка приближается к школьному, он начинает страстно мечтать о школе. Психологические исследования показывают, что ребенок не просто хочет учиться, хотя и учиться он тоже хочет: поступление в школу означает изменение позиции, освоение новой социальной роли. Для него учение в школе – это выполнение важной работы, обретение новой социальной позиции.

У каждого человека в процессе его жизни, деятельности, общения с людьми формируется определенная самооценка. Она складывается под влиянием двух основных факторов: оценки окружающих людей и сравнения результатов своей деятельности с результатами деятельности других людей, с образцом.

Самооценка у детей далеко не всегда адекватна их реальным достижениям и возможностям в разных видах деятельности. Одни дети себя переоценивают, другие – недооценивают, причем как переоценка, так и недооценка могут касаться только отдельных видов деятельности, а могут быть общими, когда человек (ребенок) самоуверен или, наоборот, не уверен в себе, во всем.

Если ребенок, в особенности младший школьник, сталкивается с неуспехом, если в сравнении с другими детьми он всегда чувствует, что он хуже, особенно если это подчеркивается взрослыми и детьми, у него легко возникает чувство неуверенности в себе, формируется неадекватная, заниженная самооценка. Ребенок с такой самооценкой боится дерзать, взять на себя даже посильные задачи: он боится неуспеха, тех переживаний, которые с ним связаны.

Самооценка, как известно, формируется под влиянием оценок окружающих и результатов его собственной деятельности. Однако по мере того, как самооценка складывается, она начинает в свою очередь активно влиять на поведение ребенка, определяя его реакции на воздействия воспитателей.

Если определенная самооценка поддерживается окружающими достаточно длительное время и если она к тому же высокая и обеспечивает ребенку почетное положение в коллективе и самоуважение, то сохранение такой самооценки становится в конце концов потребностью ребенка. Эта потребность в определенной, удовлетворяющей человека самооценке составляет основу его уровня притязаний.

После того как уровень притязаний ребенка сложился, каждую оценку взрослыми его знаний, умений, возможностей он сопоставляет со своей собственной самооценкой, и отношение к взрослому начинает в значительной мере зависеть от того, насколько, по мнению ребенка, тот правильно его оценил. Таким образом, сложившаяся самооценка и уровень притязаний начинают опосредовать отношение ребенка к другим людям. Если ребенок например себя переоценивает, то вполне справедливая и объективная оценка начинает казаться ему несправедливой. Это порождает у него отрицательное эмоциональное состояние и часто нарушает контакт между ним и взрослым, ведет к непослушанию, нежеланию учиться, конфликтам.

Формирование личности ребенка в значительной степени зависит от того, как сложатся отношения между его самооценкой и притязаниями, с одной стороны, и его реальными достижениями – с другой. А эти отношения могут сложиться по-разному. Требования к себе, притязания и самооценка могут оказаться ниже реальных достижений человека (ребенка), и тогда в процессе развития он не реализует своих возможностей. Может случиться и так, что притязания потребуют напряжения всех сил, и это приведет к интенсивному развитию всех способностей ребенка. Наконец может оказаться, что притязания в какой-то области или общие притязания окажутся намного выше реальных и даже потенциальных возможностей ребенка. В таких случаях, как правило, собственный опыт, оценка других людей рано или поздно перестроят самооценку и притязания ребенка и приведут их в соответствие с реальными возможностями.

Ученики, с одной стороны, остро переживают неуспех, а с другой – игнорируют его, выбирая более трудные задачи. Причем они обязательно ищут или объективные причины, или виновников своих неудач: задача плохая, учитель виноват, ребята помешали. Реакция этих младших школьников на неуспех имеет агрессивный характер. Они ни в коем случае не признаются в своей слабости, в непосильности для них того, на что они претендуют. И главное – свою слабость они скрывают не только от других, но и от себя.

Потребность сохранить высокую самооценку заставляет такого ученика остро реагировать на все и всех, кто каким-то образом обнаруживает его несостоятельность. Если учитель, товарищи или родители пытаются указать такому ученику на его слабость, он отчаянно сопротивляется, вступая с ними в конфликт: учитель придирается, товарищи плохие, родители его не понимают. Такое состояние называют аффектом неадекватности. Это неприятное, тяжелое эмоциональное состояние является результатом повышенных притязаний, которые не совпадают с возможностями, т. е. результатом того, что устойчивая самооценка оказывается выше, чем реальные достижения, выше, чем оценка, которую ребенок получает от других.

Аффект неадекватности выполняет определенную защитную функцию. Он ограждает ребенка от травмирующих его воздействий. Таким образом, аффект неадекватности помогает сохранить самооценку, то отношение к себе, которое обеспечивает самоуважение.

Аффективные состояния часто встречаются у младших школьников. Однако в этом возрасте такие состояния еще неустойчивы и быстро проходят. Особенно остро рассматриваемая проблема стоит в отношении подростков.

ЛЕКЦИЯ № 24. Особенности развития личности в подростковом возрасте.

Процесс развития подростка тесно связан с возрастными особенностями, которые оказывают значительное влияние на формирование личности. Подростковый возраст считается более трудным для обучения и воспитания, чем любой другой. В подростковом возрасте совершается переход от детства к взрослости и связан с серьезной перестройкой психики, ломкой старых, сложившихся форм отношений с людьми, изменением условий жизни и деятельности.

Психология установила, что движущими силами развития подростка являются противоречия между порождаемыми его деятельностью новыми потребностями и возможностью их удовлетворения; между растущими требованиями к подростку со стороны общества, взрослых, коллектива и наличными формами поведения подростка. Разрешаются эти противоречия путем формирования более высокого уровня психического развития, более сложных форм и видов деятельности, ряда новых качеств личности. В результате осуществляется переход подростка на более высокую ступень психического развития.

С переходом в средние классы изменяется содержание обучения: от системы фактов и явлений, понимания простых и конкретных отношений между ними школьники переходят к систематическому изучению основ наук. А это требует от подростков психической деятельности более высокого уровня – глубоких обобщений и доказательств, понимания более сложных и абстрактных отношений между объектами формирования отвлеченных понятий, более высокого уровня произвольного внимания и запоминания. Старые формы обучения, учебной деятельности вступают в противоречие с этими новыми потребностями и задачами.

У школьника существенно меняются его общественная позиция, положение в системе общественных отношений. Новая социально организованная и стимулированная деятельность подростка является основой, условием и средством развития его психики, его личности.

Содержательная характеристика подросткового возраста меняется с течением времени, потому что меняются биологические и особенно социальные условия существования человека.

Границы подросткового возраста примерно совпадают с обучением в V–VIII-ом классах средней школы, за эти 3 года бывший ребенок становится почти взрослым человеком, трудности этого периода развития отражены в названиях – переходный, трудный, критический возраст. Масштабы происходящих перестроек значительны и касаются организма, самосознания, способов социального взаимодействия, интересов, познавательной и учебной деятельности, нравственных позиций. Основным фактором развития личности подростка является его собственная социальная активность, направленная на вхождение в мир взрослых.

Пусковым механизмом этого процесса является переход к завершающему этапу созревания организма. Его перестройка начинается с активизации деятельности гипофиза, его передней доли, гормоны которой стимулируют рост тканей и функционирование желез внутренней секреции. Эта скрытая гормональная перестройка обусловливает характерный для подростка скачок в росте и половое созревание, ведущее к появлению новых ощущений, чувств, переживаний. Акселерация физического развития сдвигает эти процессы у девочек с 11–12 лет на 9—10 лет, у мальчиков – с 13– 15-ти – на 12–13 лет. Сроки начала полового созревания и его завершения различны не только у детей разного пола, но даже в пределах одного пола.

Несмотря на значительные внешние изменения, происходящие в этом возрасте, говорить об окончательном формировании взрослого организма преждевременно, так как наблюдается неравномерность развития отдельных органов и систем, нередко приводящая к дисгармоничному типу развития, сопровождающемуся функциональными нарушениями, плохим самочувствием и быстрой утомляемостью. Умственное и физическое напряжение, особенно длительное нервное напряжение и сильные отрицательно окрашенные эмоциональные переживания, могут быть причиной функциональных нарушений в деятельности сердечно-сосудистой, эндокринной систем. Вообще перестройка эндокринной системы часто является причиной общей неуравновешенности подростка, его раздражительности, двигательной активности, периодической вялости и апатии. Неравномерность роста и главным образом непропорциональность развития костей и мышц приводят к известной неуклюжести, угловатости, характеризующих подростка. Это временное нарушение координации движений проходит по мере овладения телом.

Все происходящие изменения, их соответствие или несоответствие принятым стандартам, характерным для данной возрастной группы в этот период, осознаются подростками и глубоко переживаются. Это может усугубить общую неуравновешенность и даже привести к психологическим травмам. Такие переживания могут обостряться и в связи с возникновением интереса к противоположному полу, к собственной внешности.

В V–VI-ом классах внимание мальчиков и девочек весьма специфично, так как ситуация достаточно сложна: девочки в это время заметно обгоняют в своем развитии мальчиков, которые могут проявлять себя только по-детски. Дружба между мальчиками и девочками наблюдается достаточно редко.

В VII–VIII-ом классах положение меняется, исчезает непосредственность, взаимная привязанность проявляется очень эмоционально и может занимать довольно большое место в жизни (свидания, прогулки, походы в кино, на дискотеку и т. п.). Романтические отношения могут развиваться по типу дружеских, товарищеских при наличии содержательной основы в виде общих увлечений. Интерес к сверстникам противоположного пола оказывает определенное внимание на развитие личности: проявляется влияние к другому человеку, его состояниям, как к своим собственным, создаются условия для мобилизации возможностей личности стать лучше, внимательнее, заботливее.

В VII–VIII-ом классах появляются смешанные компании, а общение в целом выходит за рамки школы и выделяется в отдельную, очень важную для подростка сферу жизни, иногда отодвигающую на задний план учение и другие дела. При этом четко проявляются две тенденции: к общению и совместной со сверстниками деятельности и желанию быть принятым, уважаемым. Неблагополучие в отношениях, разрушение дружбы переживаются как тяжелая драма. Самая неприятная для подростка ситуация – это искреннее осуждение коллектива, товарищей, а самое тяжелое наказание – открытый негласный бойкот, нежелание общаться. Подростки, не принятые в своем учебном или другом коллективе, нередко ищут признания в других, в том числе и асоциальных группировках.

По складу личности младший подросток – общественник. Ребят привлекает коллективный способ жизни и деятельности, они тянутся к совместной общественнополезной деятельности, активному участию в жизни коллектива. В любом мероприятии они предпочитают быть деятелями, а не созерцателями, проявить активность, самостоятельность, инициативу.

Серьезные изменения претерпевают отношения подростка со взрослыми (родителями, учителями). Свои новые права подросток распространяет прежде всего на сферу отношений с ними. Он начинает сопротивляться категорическим требованиям взрослых, протестует против ограничения его самостоятельности, всяческой опеки, мелочного контроля, отношения к нему, как к маленькому. Он требует учитывать его интересы, отношения, мнения, хотя они не всегда достаточно разумны и зрелы. Расширяя свои права на самостоятельность, уважение к личности, подросток в большинстве случаев не имеет возможности взять на себя новые обязанности. Возникшее противоречие между потребностью проявить самостоятельность и реальными возможностями ее осуществления выступает в качестве конфликтообразующего фактора.

Формирование личности подростка – процесс сложный и неоднозначный: педагогическое воздействие, как правило, встречается с активным субъектом самовоспитания. Поэтому, строя работу с подростками, чрезвычайно важно понимать, на какие образцы и ценности они ориентируются, что считают важным и значимым. Эталоны же, которые выбирают для себя подростки, чрезвычайно важны: от литературного героя до человека, занимающего асоциальную позицию.

В числе первых оказываются внешние образцы: сигарета, грубое слово – в устах мальчика, такие атрибуты взрослости, как прическа и грим, – у девочек, чрезмерная забота о собственной внешности, привлекательности. Подгонка своего внешнего облика под имеющиеся образцы вместо развития вкуса плодит одинаковые лица и униформы, а усвоение того, что считается популярным, без осмысления делает его формально принятым личным критерием оценки и самооценки, порождает бездуховность. Манера держаться, внешний вид – своего рода визитная карточка человека, показатель его культуры и важное условие внутреннего комфорта. Поэтому воспитание вкуса в одежде (но не подмена его излишествами), выработка характерного для человека стиля, двигательной культуры, манеры общения с людьми не должны выпадать из поля зрения воспитателей. Диктаторское отрицание устремлений молодежи при этом недопустимо. Основное средство решения проблемы – личный пример.

Склонность к подражанию характерна для человека любого возраста, но особенно проявляют эту склонность подростки. Они подражают не только внешним образцам, но и их внутреннему содержанию. У мальчиков например популярным является эталон настоящего мужчины. Этот эталон включает, с одной стороны, силу, волю, мужество, выносливость, а с другой – верность дружбе и товарищам. В этом наборе самым значимым качеством является сила. Чтобы завоевать уважение товарищей, подросток не только демонстрирует ее (в спорте, борьбе, драке и т. п.), но нередко преувеличивает степень своей причастности к проявлению качеств мужественности. Отсюда – известная хвастливость под-ростка.

Переход к серьезным занятиям в какой-то конкретной области и реализация полученных знаний в деятельности ставит подростка перед необходимостью самооценки своего соответствия требованиям деятельности и самосовершенствования. В этой связи подросток обращается к размышлению о своих недостатках и достоинствах, однако самостоятельно решить эти вопросы ему еще трудно в силу отсутствия как достаточно четких критериев оценки, так и психологических знаний. Помочь ему в этом может, с одной стороны, совместная деятельность, позволяющая внести коррективы в его представления о самом себе, а с другой стороны – педагог, задача которого – помочь учащемуся понять свои проблемы и трудности.

Для старших подростков характерно стремление к самовоспитанию, однако оно сосредоточено, концентрируется вокруг поведенческих моментов (регуляции своих реакций, поступков, планирования занятий и т. п.). Особенно часто ставится задача самовоспитания воли, хотя неорганизованность чаще всего зависит от отсутствия организованности, умения и желания систематически работать. Научить этому – значит дать подростку ключ, инструмент для самовоспитания и саморазвития.

Формирование личности подростка в значительной степени зависит от того, как сложатся в процессе его жизни и воспитания отношения между его притязаниями, самооценкой и реальными возможностями удовлетворить свои притязания, оправдать свою самооценку.

Эти отношения могут сложиться по-разному: требования ребенка к себе, его притязания и самооценка могут оказаться ниже реальных и даже потенциальных возможностей, и тогда в процессе развития он не реализует их. Может случиться, что удовлетворение притязаний потребует напряжения всех сил, и это приведет к интенсивному развитию способностей. Наконец может оказаться, что притязания в какой-то области или общие притязания личности на определенное положение в обществе или коллективе превышают его возможности. В этом случае, как правило, собственный опыт, оценка со стороны других людей перестраивают самооценку и притязания и приводят их в соответствие с возможностями ребенка.

Однако может возникнуть такое положение, когда притязания и самооценка не снижаются (момент, характерный для подростка), несмотря на опыт неудач, и в то же время ребенок не может добиться успеха, поднять свои возможности до уровня своих притязаний. Возникает разрыв между потребностями и стремлениями ребенка к их удовлетворению. Эти случаи сопровождаются тяжелым эмоциональным состоянием, чувством постоянной неудовлетворенности, эмоционального неблагополучия. Ребенок не может постоянно жить в таком состоянии, ищет выход из него.

Одним из способов сохранения определенного отношения к себе, сохранения высокой самооценки является как бы непроницаемость для опыта. В этом случае ради сохранения привычного, удовлетворяющего ребенка отношения к себе он игнорирует свой неуспех, у него возникает неосознаваемое им самим острое эмоциональное отталкивание всего, что нарушает его отношение к самому себе, что может выбить его с привычной позиции. Такой путь приводит к неадекватному отношению к действительности, заставляет ребенка переосмыслить действительность и придать новое значение всему тому, что вызывает необходимость пересмотреть свое отношение к себе. Соответственно этому изменяется и эмоциональное отношение ребенка к действительности.

Неадекватность отношения к действительности становится определяющим признаком такого состояния. И именно она в свою очередь не позволяет подростку преодолеть свой неуспех. Казалось бы, по логике вещей самый радикальный способ выхода из этого состояния – поднять свои достижения до уровня притязаний, во всяком случае – приложить все усилия именно в этом направлении. Однако анализ поведения подростков, находящихся в таком состоянии, показывает, что именно этого не происходит даже в тех случаях, когда подросток мог бы без особого труда преодолеть например свое отставание в учебе, связанное с неумением работать. Подросток мог бы научиться работать, но он идет не по линии увеличения усилий по овладению навыками учебной работы, а по линии игнорирования неуспеха или объяснения своих неудач происками недоброжелателей, других лиц. Мысль о том, что причины кроются в собственных недостатках, не допускается до сознания, подросток не анализирует свой неуспех, отвергает его. Отсюда возникают чувство обиды, уверенность в несправедливости оценок и несправедливом отношении со стороны других.

Весь этот комплекс переживаний дает ребенку внутреннее основание проявлять агрессивность по отношению к тем людям и обстоятельствам, которые обнаруживают перед ним и другими людьми его несостоятельность. Такая ситуация и такое состояние называют аффектом неадекватности, который характерен для подростков и оказывает сильное влияние на формирование их личности (в частности, влияет на формирование самооценки, направленность личности, в конце концов может привести к ее деградации).

Препятствием к возникновению аффекта является интерес ученика к содержанию дела, которым он занимается, или к самому процессу деятельности. Наличие очень сильного интереса устраняет даже саму возможность возникновения аффекта.

Кроме того, при наличии аффектогенных условий иногда возникает направленность не на самого себя, а на дело. Аффект неадекватности не только не возникает, но, напротив, может возникнуть сильная аффективная тенденция к преодолению своего неуспеха, к тому, чтобы научиться делать то, что не удается, овладеть необходимыми умениями и навыками.

ЛЕКЦИЯ № 25. Развитие личности в ранней юности.

Юность – определенный период развития и созревания человека, лежащий между детством и взрослостью. Хронологические рамки этого возраста определяются разными учеными-психологами по-разному.

Периодизация жизненного пути и представления о свойствах и возможностях индивидов каждого возраста тесно связаны с существующей в обществе возрастной стратификацией, т. е. системой организации взаимодействия возрастных слоев (страт).

Между возрастом и социальными возможностями индивида существует взаимозависимость. Хронологический возраст (а точнее, предполагаемый им уровень развития индивида) прямо или косвенно определяет его общественное положение, характер деятельности, диапазон социальных ролей. Половозрастное разделение труда во многом определяют социальное положение, самосознание и уровень притязаний членов соответствующей возрастной группы.

Возраст служит критерием занятия или оставления тех или иных социальных ролей, причем эта связь бывает как прямой, так и опосредованной (например, временем, необходимым для получения образования, без которого нельзя занять определенное общественное положение). В одних случаях критерии являются нормативно-юридическими (школьный возраст, гражданское совершеннолетие), в других – фактическими (например, средний возраст вступления в брак), причем степень определенности возрастных критериев и границ в разных обществах и разных сферах деятельности весьма изменчива.

Возрастная стратификация включает также систему связанных с возрастом социально-психологических ожиданий и санкций (сравним не всегда осознанные представления о «нормальном» поведении и о степени ответственности подростка и взрослого и т. д.).

Взаимоотношения возрастных слоев и групп тесно связаны с определенными социально-экономическими процессами.

С одной стороны, в обществе постоянно происходит перераспределение индивидов определенных возрастов по соответствующим социальным системам и ролям. Оно определяется объективными потребностями социальной системы (прежде всего – общественным разделением труда, наличием рабочих мест и подлежащих выполнению социальных функций) и реализуется с помощью соответствующих социальных механизмов. С другой стороны, налицо встречный процесс социализации, сущность которого заключается в умении индивида на каждом этапе его жизненного пути принимать и усваивать новые и оставлять старые социальные роли (или приспосабливаться к их изменению). В этом смысле подготовка к выходу на пенсию – такой же необходимый элемент опережающей социализации пожилых людей, как профессиональная ориентация – опережающей социализации подростков и юношей.

Слово «юность» обозначает фазу перехода от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости, что предполагает, с одной стороны, завершение физического (в частности, полового) созревания, а с другой – достижение социальной зрелости.

В разных обществах и в разные эпохи это проходило по-разному.

Новое время принесло важные социальные и психологические сдвиги. Физическое (в частности, половое) созревание заметно ус-корилось, заставляя снижать границы юношеского возраста. Напротив, усложнение общественно-трудовой деятельности, в которой должен участвовать человек, повлекло за собой удлинение сроков обучения. Новые поколения молодежи значительно позже, чем их ровесники в прошлом, начинают самостоятельную трудовую жизнь, дольше сидят за партами разного размера. Отсюда – удлинение периода ролевого «моратория», когда юноша «примеряет» различные взрослые роли, но еще не идентифицируется с ними окончательно, и изменение соответствующих стереотипов. Удлинение юности имеет свои личностные предпосылки, а именно – расширение сферы сознательного самоопределения и повышение самостоятельности.

Психология юношеского возраста тесно связана с проблемой отцов и детей, преемственности и конфликта поколений. В известном смысле эта проблема является вечной.

Слово «поколение» многозначно. Оно обозначает:

1) генерацию, звено в цепи от общего предка (поколение отцов и детей в отличие от поколения детей;

2) возрастно-однородную группу, когорту сверстников, родившихся в одно и то же время и образующих определенный слой населения;

3) условный отрезок времени, в течение которого живет и действует данное поколение;

4) современников – людей, сформировавшихся в определенных общественно-исторических условиях, под влиянием каких-то значительных событий и объединенных общностью исторической судьбы и переживаний (поколение Великой Отечественной войны).

Говоря о преемственности или конфликте, ученые сплошь и рядом имеют в виду совершенно разные вопросы: возрастную структуру общества, взаимоотношения старших и младших, темп исторического развития, взаимоотношения конкретных отцов (и вообще родителей).

Юношеский возраст, т. е. переход от детства к взрослости, продолжается, по А. Л. Гезеллу, от 11 лет до 21 года, из которых особенно важны первые 5 лет, т. е. от 11 до 16. На основании исследований ученый делает некоторые выводы. 10 лет, по его мнению, – это золотой возраст, когда ребенок уравновешен, легко воспринимает жизнь, доверчив, ровен с родителями, мало заботится о внешности. В 11 лет начинается перестройка организма, ребенок становится импульсивным, появляется негативизм, отмечаются частая смена настроений, ссоры со сверстниками. В 12 лет такая «турбулентность» проходит, отношение к миру становится более позитивным, растет влияние семьи и сверстников. Главные черты этого возраста: разумность, терпимость и юмор; подросток охотно проявляет инициативу, начинает заботиться о внешности и интересоваться представителями противоположного пола. Ведущее свойство 13-летнего – обращение внутрь, подросток становится более ин-тровертированным; он склонен к уходу в себя, самокритичен и чувствителен к критике; начинает интересоваться психологией, критически относится к родителям; становится избирателен в дружбе; соматические сдвиги усиливают и без того частые колебания настроений.

В 14 лет интроверсия сменяется экстраверсией: подросток экспансивен, энергичен, общителен, возрастают его уверенность в себе, а также интерес к людям и различиям между ними; он очарован словом «личность», любит обсуждать и сравнивать себя с другими людьми, активно идентифицирует себя с любимыми героями кино, узнавая в них собственные черты. Сущность 15-летнего, по мнению психологов, трудно выразить в единой формуле, так как быстро нарастают индивидуальные различия. Новообразования этого возраста – рост духа независимости, который делает отношения в семье и школе весьма напряженными, жажда свободы от внешнего контроля сочетается с ростом самоконтроля и началом сознательного самовоспитания. Это повышает ранимость подростка и его восприимчивость к вредным влияниям.

В 16 лет снова наступает равновесие: мятежность уступает место жизнерадостности, значительно увеличиваются внутренняя самостоятельность, эмоциональная уравновешенность, общительность, устремленность в будущее.

Понятие юности тесно связано с понятием переходного периода, центральным биологическим процессом которого является половое созревание. В физиологии этот процесс условно подразделяется на 3 фазы:

1) препубертатный, подготовительный период;

2) пубертатный период, когда осуществляется процесс полового созревания;

3) постпубертатный период, когда организм достигает полной половой зрелости.

Если совместить это деление с привычными возрастными категориями, препубертатный период соответствует младшему подростковому возрасту, пубертатный – подростковому, постпубертатный – юношескому. Основные аспекты физического созревания – скелетная зрелость, появление вторичных половых признаков и период скачка в росте – тесно связаны как у мужчин, так и у женщин. Однако рост не связан со сроками полового созревания. Велики здесь и индивидуальные различия как по срокам, так и по течению процессов полового созревания. Кроме того, существуют различия в этих процессах у девочек и мальчиков.

Подростковый и юношеский возраст всегда трактуется как переходный, критический. В биологии и психофизиологии критическими (или сензитивными) называются такие фазы развития, когда организм отличается повышенной чувствительностью к каким-то вполне определенным внешним и (или) внутренним факторам, воздействие которых в данной точке развития имеет особенно важные, необратимые последствия. В социологии и философии этому отчасти соответствует понятие социальных переходов – поворотных пунктов развития, радикально изменяющих положение, статус или структуру деятельности индивида (например, начало трудовой деятельности или вступление в брак); они нередко оформляются специальными ритуалами, «обрядами перехода».

Поскольку сенситивные периоды и социальные переходы сопровождаются психологической напряженностью и перестройкой, в психологии развития существует специальное понятие «возрастных кризисов», с которыми ассоциируется состояние более или менее выраженной конфликтности. Дабы подчеркнуть, что эти состояния, какими бы сложными и болезненными они ни были, являются естественными, статически нормальными и преходящими, их называют нормативными жизненными кризисами, в отличие от ненормативных жизненных кризисов и событий, вытекающих не из нормальной логики развития, а из каких-то особых, случайных обстоятельств (например, смерть родителей).

Нормативные жизненные кризисы и стоящие за ними биологические и социальные изменения – повторяющиеся, закономерные процессы. Зная соответствующие биологические и социальные законы, можно достаточно точно сказать, точнее, предсказать, в каком возрасте средний индивид данного общества будет переживать тот или иной жизненный кризис и каковы типичные варианты его разрешения. Но как ответит на этот вызов конкретный человек, предсказать невозможно.

Жизненный путь личности, как и история человечества, с одной стороны – естественно-исторический, закономерный процесс, а с другой – уникальная драма, каждая сцена которой – результат сцепления множества индивидуально-неповторимых характеров и жизненных событий. Повторяющиеся структурные свойства жизненных событий могут быть зафиксированы объективно. Но личная значимость, мера судьбоносности любого события зависят от множества конкретных причин.

Социальный статус юношества неоднороден. Юность – завершающий этап первичной социализации. Промежуточность общественного положения и статуса юношества определяет и некоторые особенности его психики. Юношей еще остро волнуют проблемы, унаследованные от подросткового возраста: собственная возрастная специфика, право на автономию от старших. Но и социальное, и личностное самоопределение предполагает не столько автономию от взрослых, сколько четкую ориентацию и определение своего места в мире. Наряду с дифференциацией умственных способностей и интересов, без которых затруднителен выбор профессии, это требует развития интегративных механизмов самосознания, выработки мировоззрения и жизненной позиции.

Юношеское самоопределение – исключительно важный этап формирования личности. Но пока это предвосхищающее самоопределение не проверено практикой, его нельзя назвать прочным и окончательным. Отсюда – третий период, от 18 до 23–25 лет, который можно условно назвать поздней юностью или началом взрослости.

В отличие от подростка, который в основном принадлежит миру детства, и юноши, занимающего промежуточное положение между ребенком и взрослым, 18—23-летний человек является взрослым и в биологическом, и в социальном отношении. Общество видит в нем уже не столько объект социализации, сколько ответственного субъекта общественно-производственной деятельности, оценивая его результаты по взрослым стандартам. Ведущей сферой деятельности становится теперь труд с вытекающей отсюда дифференциацией профессиональных ролей. Об этой группе уже нельзя говорить вообще: ее социально-психологические свойства зависят не столько от возраста, сколько от социально-профессионального положения.

Одна из главных тенденций переходного периода – переориентация общения с родителей, учителей и вообще старших на ровесников, более или менее равных по положению. Такая переориентация может происходить медленно и постепенно или скачкообразно и бурно, она по-разному выражена в разных сферах деятельности, в которых престиж старших и сверстников, как мы знаем, неодинаков, но происходит она обязательно.

Общение со сверстниками – очень специфический канал информации: по нему подростки и юноши узнают многие необходимые вещи, которые по тем или иным причинам не могут сообщить взрослые. Например, подавляющую часть информации по вопросам пола подростки получают от сверстников, поэтому их отсутствие может задержать его (подростка) психосексуальное развитие или придать ему нездоровый характер.

Общение со сверстниками – это специфический вид межличностных отношений. Здесь вырабатываются навыки социального взаимодействия, умение подчиняться коллективной дисциплине, соотносить личные интересы с групповыми. Вне общества сверстников, где взаимоотношения строятся на равных началах и статус надо заслужить и уметь поддерживать, подросток не может выработать необходимых взрослому коммуникативных качеств.

В-третьих, это специфический вид эмоционального контакта. Сознание групповой принадлежности, солидарности, товарищеской взаимопомощи не только облегчает подростку автономиза-цию от взрослых, но и дает ему чрезвычайно важное чувство эмоционального благополучия и устойчивости.

В этих группах часто складывается своя, присущая только им субкультура, которая является частью юношеской субкультуры вообще.

ЛЕКЦИЯ № 26. Особенности функционирования личности в период зрелости. Кризис среднего возраста.

Средний возраст отличается от предыдущих периодов развития личности отсутствием конкретных рамок и определений. Понятие «зрелый человек» охватывает довольно обширную область изучения и не имеет четких границ. Термин «зрелость» используется для характеристики самых разнообразных явлений развития человека. С одной стороны, зрелыми называют людей после 30 лет, которые уже имеют семью, профессионально востребованы и обладают определенными жизненными позициями. Но в то же время период зрелости имеет чисто возрастное значение, подразумевающее людей от 40 до 64 лет. Но как бы ни характеризовалось это понятие, основные задачи, стоящие перед представителями этой группы, сохраняются со времен юности и молодости и направлены на приобретение и сохранение любви, а также на профессиональную реализацию.

Большая часть времени у людей обоих полов уходит на работу. Причем работа – это не только способ финансового самообеспечения, но и средство самореализации, которое помогает с пользой провести время, обеспечивает круг общения человека, не дает скучать, формирует чувства необходимости и самоуважения. Тот факт, что за выполняемую работу тебе платят деньги, означает, что ты – необходимое звено социальной структуры общества, и если это звено вынуть, структура будет действовать не так отлаженно. Величина зарплаты также имеет немалое значение: «чем больше платят, тем сильнее дорожат». Эквивалентом хорошей работы принято считать степень возможного свободного выбора и принятия решений.

С 30 лет мужчины в большинстве случаев начинают искать свое место в жизни, что обычно включает в себя обеспечение стабильного заработка, наличие жилья и создание собственной семьи. Именно этому возрасту свойственны долгосрочное планирование, принятие ответственных решений за себя и близких людей.

Период с 35–40 лет характеризуется для мужчины решением проблемы независимости. Попытки встать на собственные ноги могут выражаться в протестах против чрезмерного контроля руководства, переоценке собственных и недооценке чужих сил.

После 40 лет мужчины начинают оценивать свои достижения в тех направлениях, в которых собирались чего-то достигнуть. Очень многие приходят к неутешительным выводам, поскольку людям всегда чего-то не хватает, и зачастую дело не в том, чего человек добился, а в том, как он сам себя воспринимает и какой жизненной позиции придерживается.

Примерно около 45 лет многие мужчины переживают так называемый кризис среднего возраста. Особенно выраженные проявления этого кризиса – склонность к бесшабашности, саморазрушению, бездумности и т. д. В неосознанной погоне за упущенной молодостью такие мужчины оставляют своих жен и женятся на молодых девушках или начинают искать себя, считая, что не использовали какие-то скрытые способности. Иногда неспособность разобраться в себе в этом возрасте приводит мужчину к алкоголизму или другим формам зависимости. Но в основном представители мужского пола преодолевают этот кризис с наименьшими потерями. Они не огорчаются по поводу того, чего не сумели достичь, а просто приводят свои желания в соответствие со своими достижениями.

Несмотря на все больший интерес науки к закономерностям зрелой психологии, изучение фаз и проблем развития женщин среднего возраста не столь обширно, как изучение развития мужской личности. Но те исследования, которые были проведены (например, А. Г. Левинсоном), говорят о том, что этапы развития, их очередность и примерное время наступления совпадают у женщин и мужчин. Но несмотря на то, что проблемы развития одни и те же, способы их преодоления и достигаемые результаты у женщин несколько иные. Большей частью это происходит из-за более сложных и запутанных представлений женщины о настоящем и будущем. Принципиальное отличие женщин состоит в том, что в большинстве своем они не стремятся достичь больших высот в профессиональной сфере. Необходимость работать и развиваться в этом направлении бывает продиктована отсутствием других интересов или опасениями, что эти другие интересы так и не появятся. Основным своим предназначением почти любая женщина видит благоустройство своего «гнезда», что напрямую зависит от того, выйдет она замуж или нет. Замужнюю женщину к необходимости делать карьеру подталкивают или нестабильная экономическая ситуация, или неудовлетворенность своей семейной жизнью. В последнее столетие появился новый стереотип свободной деловой женщины. Перед современной зрелой женщиной, помимо тех задач, которые стояли перед ней на протяжении веков (воспитание детей, благоустройство дома и т. д.), встали новые (самореализация как профессионала, зарабатывание денег, общественная жизнь). Поскольку это нововведение еще не отработано историей и поколениями людей, так получается, что две такие разные функции приходится совмещать одной женщине. В основном это приводит только к негативным последствиям, таким как физическое и нервное истощение, постоянная неудовлетворенность своей жизнью, обиды на мужа, нехватка времени и сил, сумасшедший жизненный ритм, невозможность остановиться и отдохнуть. Очень часто случается, что в таких семьях дети оказываются никому не нужными и при достижении переходного возраста становятся еще одной серьезной проблемой, которую необходимо решать деловой женщине. Такие браки долго не выдерживают и распадаются как раз в период кризиса среднего возраста. Именно тогда женщина начинает переосмысливать все аспекты своей жизни, и то, что в повседневной суете не замечалось, в какой-то момент осознается как невыносимая ситуация.

ЛЕКЦИЯ № 27. Инволюционные процессы старения личности. Психология смерти.

Старость – последняя стадия развития человека, когда сам процесс идет на убыль, т. е. в определенный период жизни у личности появляются инволюционные признаки, которые находят отражение в физическом дряхлении организма, снижении активности, сокращении потенциальных возможностей.

Старость как стадия психологического развития может наступить в двух случаях: из-за физиологического изменения организма и в силу уменьшения активности психологических процессов.

Старость подразумевает неизбежную потерю физической силы и возможностей. Не избежать этого и в психологической деятельности. Когда эти состояния не сопровождаются нарушениями умственной деятельности, есть смысл говорить о психологическом упадке. Н. Ф. Шахматов характеризует его как естественное старение, которое подразумевает упадок психической силы, сдержанное употребление психологических ресурсов и сокращение разнообразия психологической жизни.

Факторами проявления физического упадка можно назвать вялость, сужение круга интересов, безразличие и т. д. Хотя упадок характеризуется одними и теми же проявлениями, его длительность и интенсивность воздействия на личность изменяются. Как правило, период особенно заметного проявления психического упадка начинается от 85 лет.

Явление психического упадка очень часто бывает вызвано ухудшением физического здоровья. Улучшения и ухудшения самочувствия заметно ведут к оживлению или спаду психической жизни человека.

Но не все придерживаются пессимистических взглядов в отношении старости. Некоторые исследователи приводят в пример людей, у которых естественные процессы старения сочетаются с необычайно оптимистичным настроем. Существование этих людей дает возможность рассуждать о понятии счастливой старости.

Счастливая старость – это особое отношение к новому состоянию своей жизни как к этапу, который подразумевает выполнение новых интересных ролей, ожидание переживания новых положительных эмоций, незнакомых прежде.

Кроме перечисленных двух позиций, существует третья, стоящая на стыке этих двух. Исследователи этой группы придерживаются мнения, что старость – это набор как положительных, так и отрицательных факторов. Психическое старение сопровождается адаптивными изменениями, которые позволяют чувствовать себя более или менее комфортно в изменившихся условиях, т. е. угнетение одних функций компенсируется возросшей активностью других. С наступлением физиологического упадка происходят структурные изменения, позволяющие адаптироваться или урегулировать уменьшение психологической активности. Наступает равновесие между дефицитарными признаками, характеризующими старение, и компенсаторными.

Из этого следует, что при позитивном настрое люди старше 60 лет способны на основе ранее приобретенных знаний и опыта удерживать, переосмысливать и приобретать новые знания. Человек действительно может не только нормально функционировать после наступления старости, но и в значительной мере развиваться.

Старение – генетически предопределенный этап, и, как и любая стадия жизни человека, сопровождается изменениями физиологии и психологии. Человек не в состоянии больше перенести выматывающую нагрузку на организм. Уменьшается тонус всех тканей вследствие их обезвоживания, что приводит к отвердению суставов, иссушению кожи. Среди закономерных изменений физиологии в старости также можно назвать нарушение потовыделения и, как следствие, нарушение терморегуляции, ослабление работы вестибулярного аппарата, ухудшение аппетита, ослабление зрения, ухудшение заживления ран и т. д.

Старению подвержены почти все системы организма, начиная от сердечно-сосудистой и нервной до эндокринной и иммунной. Но при всех закономерностях этих процессов набор характеристик старения у каждого человека индивидуален.

Если рассматривать различия между полами, у мужчин замечено более характерное проявление всех признаков старения.

Ухудшение секреции половых желез приводит к ослаблению мышц. Так как физическая сила является одним из определяющих качеств мужчины, как правило, значительное ее снижение переживается очень болезненно. Вкупе с ухудшением половой функции это приводит к одряхлению и сильному снижению общего жизненного тонуса.

Атеросклероз, инфаркт, стенокардия, гипертония и некоторые другие заболевания поражают мужчин в несколько раз чаще, чем женщин. Исследователи связывают этот факт с накоплением внутренних напряжений у мужчин, необходимостью нести образ настоящего мужчины, не знающего слабостей и поражений. Простая, казалось бы, возможность поплакать спасает, как оказывается, женщину от многих недомоганий как в юном возрасте, так и с наступлением старости. Женщины реагируют на все события свой жизни более эмоционально, выплескивая негативный заряд сразу, не позволяя ему накапливаться и постепенно разрушать психическое и физическое здоровье.

Уже давно доказано, что объяснение любой болезни следует искать в глубинных психологических проблемах, а не рассматривать заболевание как локальное поражение органа или даже системы. Например, гипертония часто проявляется у людей, требующих от себя наилучших результатов во всем. Чувство постоянной ответственности за все и всех приводит к накоплению хронического стресса, который в свою очередь дает о себе знать уже в 50–60 лет.

Больные бронхиальной астмой отличаются истерическими эмоциональными реакциями, ипохондричностью, необоснованными страхами. Эти признаки обычно означают, что существует внут-риличностный конфликт между осознанием необходимости в любви и нежности и невозможности ее принять из-за боязни, противоречия желаний брать и отдавать.

Язва желудка часто бывает у людей, зацикленных на каких-то аспектах семейной жизни. Например, тип «тиранический пациент» живет в состоянии постоянного внутреннего конфликта между желанием получить привязанность близких людей и неспособностью правильно на эту привязанность отреагировать. Конфликт вырывается наружу в виде периодических вспышек агрессии. Поэтому лечение перечисленных и многих других заболеваний невозможно представить без использования психотерапевтических методов.

Помимо прочего, научно доказано существование способов увеличения биологической активности некоторых структур организма, отвечающих за его трудоспособность, даже после начала процесса старения.

Из-за ослабления многих систем поддержания нормального функционирования организма у пожилых людей появляется потребность в увеличении сознательного эмоционального и психомоторного контроля регуляции процессов. Среди способов такого контроля можно назвать физические тренировки, которые заметно влияют на качество функционирования дыхательной, кровеносной и мышечной систем.

Как ни странно, главным орудием самоконтроля в ходе геро-тегенеза является речевая функция. Б. А. Ананьев выяснил, что речемыслительные функции способны сопротивляться всеобъемлющему процессу старения больше чем все остальные, а инволюционные сдвиги наступают намного позже, чем у других психофизиологических функций. Это серьезное достижение эволюции может стать важнейшим фактором онтогенетического развития человека. Поэтому все те изменения, которые претерпевают психика и физиология индивида с первыми проявлениями старения, оказывается, ведут к актуализации потенциальных неиспользованных ранее возможностей, аккумулированных на стадиях детства, юности и зрелости и окончательно оформившихся в пору позднего онтогенеза. Мало того, в ходе этого процесса личность принимает все большее участие в сохранении своей индивидуальной структуры, а также в ее развитии. Последующие изменения по ходу течения геротегенеза определяются уровнем зрелости индивида как субъекта деятельности.

Этап старения, как и любой другой возрастной этап в жизни человека, характеризуется определенными типичными проявлениями личности. Среди отрицательных проявлений можно выделить: самоуничижение во всех его формах (неверие в свои силы, ожидание неудачи), страх перед одиночеством, нищетой, немощью, смертью; нелюдимость, озлобленность; пессимизм; негативное восприятие нововведений и вообще всего нового, брюзжание; чрезмерный эгоизм и эгоцентризм; мнительность и т. п. Такие проявления старости рисуют неприглядный портрет человека, мало интересующегося другими и мало интересного другим. Но хотя встретить негативные примеры можно гораздо чаще, существуют и примеры позитивного отношения стареющей личности к самой себе в первую очередь, а как следствие – к окружающему миру.

Один из ученых, исследующих старость и ее закономерности, Н. Ф. Шахматов так видит реальную картину старения как явления: «Характеристика старения и стареющих людей не может оказаться полной и цельной без учета благоприятных случаев, которые лучше, чем какие-либо другие варианты, характеризуют старение, присущее только человеку. Эти варианты, будь они обозначены как удачные, успешные, благоприятные и наконец счастливые, отражают их выгодное положение в сравнении с другими формами психического старения».

Все проявления изменений в возрасте от 60 лет можно классифицировать по 3 группам:

1) интеллектуальные изменения – все сложнее усваиваются и приобретаются новые сведения и понятия, тяжело проходит процесс адаптации к резко изменяющимся событиям и факторам. В то время как старость изобилует разнообразными видами и случаями всевозможных непривычных обстоятельств, таких как физическое недомогание родных или свое собственное; смерть близких (часто мужа или жены), необходимость смирения с неподвижным образом жизни; факт отказа какой-либо из систем восприятия окружающего мира (зрительной, слуховой и т. д.). Поэтому часто старые люди стараются менять в своей жизни как можно меньше, так как перемен и так достаточно;

2) эмоциональные изменения – быстро сменяемые бесконтрольные аффективные реакции, внезапные проявления возбуждения, грусти, смешливости, агрессии, радости. Подобные реакции бывают вызваны, как правило, совершенно незначительными событиями, использованными в качестве повода для высвобождения серьезных внутренних конфликтов, которые человек просто не может выразить словами или объяснить.

Исследователь и психолог Ш. Бюлер разработала теорию развития, в которой вся жизнь человека разбита на 5 стадий развития, пятая стадия – возраст старения – начинается примерно с 65 лет. Характеризуя этой период, Ш. Бюлер предполагает, что с его наступлением человек очень часто теряет интерес к вещам и проблемам, которые имели для него значение сравнительно недавно и за которые иногда он даже готов был чем-то пожертвовать. Подобное переосмысление высвобождает много времени, которое пожилые люди часто тратят на досуг, на дела и поступки, которые раньше считали неперспективными или непрестижными. В пору старости начинают терять значение долгосрочные планы и потенциальные возможности, на которые уходит много времени в юности. Старость – время итогов, человек часто возвращается мыслями в свою прошлую жизнь и оценивает ее положительно или отрицательно. Например, невротики склонны оценивать все в своей жизни неудовлетворительно, поэтому и в старости подсчитывают упущенные возможности, неоцененные достижения, упущенное время. На этой стадии жизни подобный подход усугубляется еще и тем, что человек уже не в состоянии что-либо изменить.

Ученый Э. Эриксон называет пятую фазу восьмым кризисом, когда большая часть жизни пройдена, качество разрешения кризиса зависит от отношения к прожитым годам. Цельные натуры склонны воспринимать прошлое без сожалений, в настоящем не подвержены депрессиям, на будущее смотрят как на очередной этап, закономерно оканчивающийся смертью. В противном случае, если человек не находит в своей прошлой жизни того, что хотел бы найти, он погружается в состояние жалости к себе, безнадежности и безысходности. Такие люди обычно боятся смерти.

Ученые заявляют, что боязнь смерти – чувство, присущее исключительно людям, животные, обладая инстинктом самосохранения, все же не боятся смерти. Некоторые из них, когда приходит время, спокойно удаляются для завершения своей жизни в одиночестве. На основании этого можно предположить, что это чувство не вполне естественно и должно быть преодолимым. Философы всех времен пытались объяснить и разрешить трагизм смерти, в своих трудах они стремились примирить с ней людей. Древнегреческий философ Эпикур так рассуждал о смерти: «Смерть для человека реально не существует, он с нею „не встречается“. Покуда он есть – смерти нет. Когда же она есть – его нет. Поэтому ее не стоит страшиться».

Американский психолог Р. Пекк, продолжая версию о восьмом кризисе, вводит понятие подкризиса этого возраста:

1) переосмысление своего «я», абстрагированного от профессиональных достижений. В тот момент, когда человек не в состоянии выполнять обязанности, которые выполнял все жизнь и которые были призваны обеспечивать ему финансовую независимость и ощущение самоудовлетворения, он вынужден задуматься, а что же есть в его жизни, помимо работы и профессиональных навыков. Остро переживают ответственные люди, трудоголики, мастера своего дела (как правило, это мужчины);

2) человек оказывается перед фактом качественных изменений своего тела вообще и здоровья в частности. То, что раньше воспринималось как данность, теперь ставится под сомнение и требует активного вмешательства. Особенно чувствительно переживают люди, придававшие в прошлом большое значение своей внешности и физической силе (чаще это женщины).

Российский психолог В. В. Болтенко разделил процесс старения на 5 стадий, не имеющих прямой зависимости от реального возраста личности.

Первая стадия – человек продолжает выполнять прежние профессиональные обязанности, пусть и не в полной мере. В основном это период сразу после выхода на пенсию. Люди творческих и интеллектуальных профессий редко по достижении пенсионного возраста сразу обрывают все связи с тем видом деятельности, которым занимались. Это либо щадящий режим работы (в виде, например, периодических консультаций), либо переход в другую форму труда в рамках своей профессии (например, написание методической и специальной литературы по теме). В том случае, когда по достижении пенсионного возраста человек полностью прекращает любые виды деятельности по своей профессии, первая стадия отсутствует и сразу наступает вторая.

Вторая стадия – уменьшается область интересов вследствие прекращения трудовой деятельности и отсутствия необходимости решения сопряженных с ней задач и проблем. Круг интересов переходит в область бытовых и семейных жизненных реалий. На этом этапе бывает трудно различить людей разных профессий.

Третья стадия – во главу угла ставится вопрос о сохранении или хотя бы частичном восстановлении утрачиваемого здоровья.

Односторонний характер обсуждаемых тем в разговоре – врачи, здравоохранение, способы лечения и лекарства, изучение литературы и других источников на эту тему. Почти навязчивой становится проблема профессиональной компетенции участкового врача.

Четвертая стадия: основная задача – выжить. Круг общения: медработники, члены семьи, ближайшие соседи. Как дань прошлому – телефонные звонки старым друзьям и близким по возрасту знакомым, переписка, имеющие целью узнать число умерших и количество живущих людей.

Пятая стадия – круг потребностей сужается до чисто жизнеобеспечивающих (пища, сон, отдых). Потребность в общении и эмоциональном реагировании на события сходит на нет.

Отечественный психолог Б. Г. Ананьев писал, что иногда «умирание» человеческой личности намного опережает стадию одряхления. Как правило, это происходит из-за добровольного отстранения человека от общественной жизни, за этим следует «сужение объема личностных свойств, ведущее к деформации структуры личности». Разительным кажется отличие людей, пребывающих в бодрой старости уже много лет, от людей, только что перешагнувших рубеж пенсионного возраста. Вторые кажутся резко обессиленными, выбитыми из колеи людьми, которым просто не для чего больше жить, в то время как долгожители в свои 80–90 лет находят множество возможностей для самореализации. Исходя из этого Б. Г. Ананьев сделал вывод, что резкий переход от большой востребованности до полной ненужности, потеря возможности проявить свои таланты и деловые качества в любом случае не только приводят к глубинным преобразованиям в профессиональной и деловой сферах жизни человека, но и перестраивают всю структуру личности в целом.

В зависимости от реакции человека на процесс старения, происходящий с ним, и проявлений этой реакции можно выделить несколько типов психического старения.

Исследователь и психолог Ф. Гизе разделил все многообразие проявлений старости на три вида:

1) старик-негативист – человек, переступивший рубеж 60 лет, но отказывающийся признавать наличие каких-либо процессов старения в своем организме;

2) экстравертированный старик – человек, осознающий старение, происходящее с ним, через опосредованные признаки, т. е. человек начинает замечать, что его отношение к изменениям мира свойственно как именно старым людям (неприятие и непонимание молодежи, ее взглядов и поступков, изменение своего статуса в семье и обществе; постепенное умирание друзей-сверстников; слишком быстро появляющиеся технологические открытия и нововведения и т. д.);

3) интровертированный старик – человек, осознающий все перемены, свойственные старости, но болезненно переносящий их. Эти люди замыкаются в себе, живут воспоминаниями, стараются по возможности не обращать внимания на изменения мира, ищут покоя в одиночестве и тишине.

Классификация людей по И. С. Кону выглядит примерно так:

1) динамичные, творческие люди, после выхода на пенсию сохраняют связь с внешним миром, имеют массу интересов, сопряженных с другими людьми, в полной мере пользуются высвободившимся временем, не придают особого значения своим сократившимся возможностям;

2) энергичные люди, которые видят в старости возможность реализовать все то, на что раньше не было времени: самообразование, туризм, досуг. Изыскивают новые области применения своей личности. Так же, как и предыдущий тип, пожилые люди этого типа проявляют большую психологическую и социальную адаптивность, их отличие состоит в направленности всех движений в основном на свою личность;

3) составляют главным образом женщины, расходуют время и силы на домашние дела. Спектр задач здесь огромен, и, если человек занимается этим с удовольствием, у него нет ни времени, ни сил на депрессию и жалость к себе. В то же время исследования показывают, что у этой группы людей уровень удовлетворенности несколько ниже, чем у предыдущих;

4) люди, придающие огромное значение сохранению и поддержанию своего здоровья, что главным образом выражается в выискивании у себя объектов для лечения. Такой образ жизни тоже может приносить моральное удовлетворение и побуждать к действиям, но сам факт озабоченности тем, что как раз в этот момент приходит в упадок, не обещает в дальнейшем появления позитивного настроя у этих людей. О недостатках такой жизненной позиции как раз и говорят чрезмерная мнительность и тревожность в поведении, обнаруживаемые у стариков этого типа;

5) представители негативного отношения к старости – агрессивные, пессимистичные, критикующие всех и вся, склонные к поучениям, претензиям и жалобам. Этот тип может включать в себя качества предыдущих четырех, но основной характеристикой является все-таки негативизм;

6) старики, поставившие крест на себе и собственной жизни. Они не видят ничего хорошего в своей прошлой жизни и тем более – в жизни будущей. Эти люди постоянно возвращаются к одним и тем же проблемам, переживаниям, но никогда не находят решения или утешения. Не склонные к агрессии, представители этой группы все же давят на окружающих своей жизненной позицией, оттого очень тяжелы в общении и, как правило, одиноки.

Социолог А. Качкин классифицирует пожилых людей по набору интересов, преобладающих в их жизни:

1) семейный тип – все интересы связаны с жизнью семьи, благополучием супруга, детей, внуков;

2) одинокий тип – черпает силы в общении с самим собой, размышлениях, воспоминаниях, молчании (в это определение входят одинокие семейные пары, замкнутые друг на друге);

3) творческий тип – способен превратить в процесс творчества все, что угодно: от приготовления интересного блюда до размещения цветов на клумбе;

4) социальный тип – человек, занятый решением общественных задач и проблем;

5) политический тип – участвует в политической жизни страны или города активно (посещение митингов, вступление в партии и т. д.) или пассивно (критика власти, изучение газет, просмотр новостей);

6) религиозный тип – включает в себя как людей, всю жизнь отличающихся особенной религиозностью, так и тех, кто приходит к вере в результате противоречий, сформированных как раз процессом старения и приближения смерти;

7) угасающий тип – люди, не сумевшие реализовать накопленный потенциал в изменившихся условиях. Эти люди ожидают смерти как избавления от бессмысленного существования;

8) больной тип – старики, озабоченные не столь скорейшим выздоровлением от текущей в данный момент болезни, сколько внимательным наблюдением за ее протеканием. Отдельно стоит тип девиантных стариков, которые отличаются отклонениями в поведении (бездомные, алкоголики, самоубийцы). Помимо перечисленных разновидностей проявлений старости, можно привести еще множество различных наборов черт, сочетающихся в различных комбинациях.

Один из определяющих моментов старости – ожидание неотвратимой и уже такой близкой смерти. С осознанием реальности своей смертности к человеку приходит понимание необходимости по-новому посмотреть на окружающий мир и на себя самого. Термин «умирающий» подразумевает что-то большее, чем очередное видоизменение человеческого организма или перестройка системы под изменившиеся обстоятельства. Это почти социальный статус, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью. Огромное значение в формировании этого статуса имеют сложившиеся у окружающих людей стереотипы, связанные с понятием смерти. Можно сопоставить разницу в социальных значениях смертельно больного 18-летнего индивида и вполне еще бодрого 90-летнего человека. По тому же принципу формируется отношение врачей и медработников к своим пациентам; людям свойственно почти неосознанно придавать всем людям определенную социальную ценность. В результате исследований, проведенных в одной из больниц, было выяснено, что разные социальные критерии заставляют медработников прилагать огромные усилия к спасению жизни ребенка и относиться почти формально к поддержанию жизни у пожилых людей. Социальное значение смерть приобретает по-средст-вом таких традиционных ритуалов, как подготовка усопшего к погребению и сами похороны.

В последнее столетие достижения медицины, а также изменения социальных условий жизни оставили свой отпечаток и на факторах, сопряженных со смертью. В современной жизни к обычным приготовлениям усопшего добавились формальные бюрократические процедуры. В прошлые времена умирающие люди оставались на попечении родных и близких, которые обеспечивали им тот уход, который могли дать. Современное общество склонно отдалить мир живых от мира мертвых как можно дальше. Умирающий человек, как правило, доживает свои последние дни в больнице или доме престарелых. Процесс приготовления тела к погребению, организацию похорон и многие другие функции берут на себя морг или похоронные службы. Таким образом, получается, что здоровые люди не вынуждены напрямую сталкиваться со смертью. Умирающие и мертвые отстранены от живых и отданы в руки специалистов, для которых контакт со смертью – такая же работа, как любая другая. Очень часто в таких профессиональных руках умирающие люди оказываются просто никому не нужными.

Тот уход, который принято считать нормальным, на самом деле оставляет желать лучшего. В результате, памятуя об этом, человек предпочитает быстро расстаться с жизнью, не рассчитывая на хорошее отношение к нему, когда он будет обречен. Современный же уровень медицины как раз не позволяет человеку умереть быстро, и то «растительное» состояние, которого многие так боятся, очень часто искусственно поддерживается системами жизнеобеспечения.

В последнее время общество начало задумываться о необходимости создания хосписов, где есть возможность обеспечить более гуманный подход к уходу за неизлечимо больными. Здравоохранительные органы по определению призваны лечить и спасать людей от смерти, поэтому у медперсонала нет навыков работы с людьми, которых вылечить нельзя.

На Западе уже есть опыт подобных заведений, причем успешно действующих. Среди активистов в этом направлении можно назвать Элизабет Кюблер-Росс. Именно ею была выдвинута идея о необходимости доверительных отношений между врачом, пациентом и его близкими. Признание факта близкой смерти позволяет осознать и примириться с этой мыслью всем сторонам. Получая возможность доверять своему врачу, пациент может опереться и положиться на него, мобилизовать все свои силы на борьбу с болезнью. По имеющимся данным, подавляющее большинство неизлечимых больных все же предпочитает знать истинное положение вещей. Несмотря на то что все люди реагируют на одни и те же события различным образом, процесс принятия факта близящейся смерти, по мнению Э. Кюблер-Росс состоит из пяти фаз: отрицание человеком того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы временную отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь», примирение с фактом смерти. Но и эти фазы не являются закономерными, как правило, люди переживают все по-своему, проходя через все фазы или через часть их, подолгу задерживаясь и возвращаясь к некоторым из переживаний. Свой отпечаток накладывают и отношение человека к определенным группам, конфессиям и объединениям, и черты характера, выработанные за прожитую жизнь, симптомы и особенности его болезни.

ЛЕКЦИЯ № 28. Мотивационные предпосылки социализации личности.

Социальное поведение человека (личности) в конечном счете определяется тем обществом, в котором формируется: экономическими, социально-политическими, культурными условиями, т. е. средой в широком смысле слова.

Общественная среда как совокупность природных и социальных условий выступает по отношению к личности как необходимое условие ее развития. В ходе приобретения и усвоения социального опыта человеческая личность включается в процесс общения с окружающими людьми, развивает определенную социальную деятельность.

Разработка проблем деятельности как условия и способа формирования личности базируется на философском положении и деятельностной сущности человека. При этом следует отметить, что человеческая деятельность имеет отличительную особенность, которая заключается в том, она имеет социальную организацию. Именно такая форма организации способствует активной интериоризации (присвоению) каждому участнику общественных норм и ценностей.

Это положение лежит в основе современной теории деятельности и дает возможность определить ее как «специфическую человеческую форму активного отношения к окружающему миру, содержание которого составляют его целесообразное применение и использование» (В. Я. Ядов).

При рассмотрении деятельности на междисциплинарном уровне ее можно охарактеризовать как важнейшую форму проявления активного отношения человека к окружающему миру.

В деятельности развивается все: ощущения, восприятие, мышление, воображение, формируются знания, приобретается жизненный опыт. Иными словами, создаются внутренние условия для развития самодеятельности, обогащения ее содержания, возникновения ее новых видов и форм.

В русле деятельностного подхода в психологии и педагогике разрабатываются идеи о том, что педагогически целесообразная деятельность людей развивает и обогащает природные задатки, склонности и способности, формирует общественную направленность и социальноценные качества, развивает всесторонние интересы, является фактором нравственного воспитания, воспитывает сознательную дисциплину, приучает к требованиям общества.

Сознание, духовный мир человека формируются всем укладом его жизни, определенной социальной средой, действующей совокупно с целенаправленным влиянием на личность.

Таким образом, первичным в развитии человека (и человечества) является не сознание людей, а их бытие. Именно конструктивные изменения в социальной среде, создание таких условий жизни в социуме, которые помогают развиваться всем задаткам человека, являются объективными предпосылками развития личности.

Процесс формирования личности обусловлен как генетической (внутренней) программой человека, так и социальной (внешней), которые органически связаны. Социальная среда и личность находятся в постоянном взаимодействии.

В изучении механизмов воздействия микросреды на личность психологи отводят важную роль так называемой социальной ситуации развития (Л. С. Выготский), которую Л. И. Божович определяет как особое сочетание внутренних процессов развития и внешних условий, которые являются типичными и обусловливают динамику развития на каждом возрастном этапе.

В каждой сфере микросреды, на каждом этапе формирования личности складывается определенная специфическая социальная ситуация ее развития, своеобразная психологическая позиция личности. В совокупности все эти сферы составляют микросоциум личности как единое поле ее социальной активности.

Понимание формирования личности как целостного процесса во всей совокупности объективных социальных условий определяет подход к педагогически целесообразной организации деятельности и общения человека в различных сферах так же, как к интегральному процессу, предполагающему целенаправленное воздействие этих сфер, регулирование социального окружения, являющегося объективным условием развития сознания и индивидуальных качеств. Таким образом, развиваясь в конкретной социальной ситуации, личность не развивается по частям. Процесс формирования личности предполагает рассмотрение всей совокупности воздействий на человека, целостной системы его жизнедеятельности, определенных условий, средств и способов проявления возможностей различных социальных институтов.

Среди факторов, влияющих на поведение и деятельность человека в обществе, особый интерес представляет проблема мотивации. Мотив рассматривается в единстве с целью исходя из принципа изучения мотивации человека как принципа связи сознания и деятельности.

В соединении активной стороны сознания (цели) с мотивом заключается целеполагание. «Цели как обряды будущего результата деятельности сами по себе у человека не возникают. Они (обряды) становятся целью только тогда, когда приобретают личностный смысл, т. е. когда связываются с мотивом. Точно так же и мотив приобретает свои побудительные функции лишь в системе отношений с целью» (А. Н. Леонтьев).

Мотивы выполняют две основные функции:

1) побуждающую и направляющую;

2) придающую деятельности субъективный личностный смысл.

Первый аспект мотивов связан с рассмотрением их как «направляющего механизма», второй – как «аккумуляторов» личностного опыта. Мотив как «аккумулятор» личностного опыта, придавая деятельности личностный смысл, исполняет роль внутреннего регулятора будущих действий, усиливая их или сдерживая.

В психологии классификация мотивов достаточно широка. Их подразделяют на:

1) мотивы, вызываемые общественно значимыми целями, обстоятельствами и процессами, специфическими для данной деятельности, в том числе интересами, обстоятельствами, постоянными для нее (стремление к общению, самоуважению, первенству, соревнованию и т. п.);

2) мотивы самовоспитания, деятельностные, коммуникативные, престижные, развлекательные, мотивы занятости, подражания;

3) индивидуальные, групповые, общественные.

Проведенный психологами анализ содержания мотивов, избирательного отношения подростков к различным видам социальной деятельности дает возможность увидеть, насколько они могут быть разнообразны.

Интерес как мотив социальной деятельности имеет первостепенное значение в условиях действия принципа добровольности, а также в силу своей осознанной значимости и эмоциональной привлекательности.

Определяя интерес как активное избирательное отношение личности к определенному объекту действительности или виду деятельности, мы рассматриваем его как сложное личностное образование, присущее человеку. Однако, будучи заложенным в нем как рефлекс «Что такое?», он формируется в условиях социальной действительности, в процессе деятельности, становясь той внутренней пружиной, которая движет человеческими поступками.

Обоснование интереса как ведущего мотива деятельности в микросоциуме очень важно для психолога.

Принципиальными и универсальными для различных сфер социальной работы являются следующие положения такого подхода:

1) понятие «интерес» отражает субъективно существующие отношения личности, которые проявляются в результате влияния реальных условий жизни и деятельности человека;

2) истоки интереса лежат в общественной жизни. Вне связи с общественной средой, вне деятельности человека общественная жизнь не может развиваться;

3) в интересе выражены единство объективного и субъективного, т. е., с одной стороны, интерес указывает на значимый и ценный для личности предмет объективного мира, а с другой – интерес, предпочтение одних предметов другим раскрывают направленность самой личности.

Интерес как ведущий мотив социальной деятельности и поведения человека в его микросреде имеет личностный смысл. Реально действующий характер мотивов в отличие от понимаемых мотивов – характерная особенность деятельности человека в реальной жизни, в открытой среде, что придает этой деятельности особую привлекательность и значимость для личности.

Человек, выступая субъектом социальной деятельности, выбирает интересующее его дело, занятие. Сам по себе самостоятельный выбор предмета будущей деятельности представляет собой проявление психической активности в результате интериоризации важнейших факторов через мотивационную сферу личности. При этом, чем больше возможностей выбора, тем легче его осуществить.

Самостоятельный выбор видов социальной деятельности является для человека любого возраста стимулом к поиску новых интересов, подчеркивает личностное своеобразие каждого, раскрывающееся во всем содержании деятельности, а не в ограниченной, узкой исполнительской сфере. Кроме того, самостоятельный выбор социальной деятельности побуждает к творческой деятельности и содействует развитию человека как субъекта деятельности.

Многое зависит от мастерства педагогов, их умения предложить сферу или предмет деятельности, соответствующие внутренним параметрам личности и педагогически целесообразно влияющие на ее развитие. Иными словами, сделать цель социально значимой.

Самостоятельная постановка и осуществление цели и служат важнейшим фактором усвоения социального опыта. Если цели навязываются извне, не совпадают с индивидуальными целями личности, то это приводит к недостаточной осознанности значимости выполняемых дел.

Самостоятельно выбранная деятельность отличается эмоциональной привлекательностью, поэтому в ней создаются благоприятный фон и условия созидательной постановки самим субъектом разумных, близких ему целей для осознанного их достижения, проведения в жизнь своей программы. Это явление можно охарактеризовать как известный в психологии феномен близости интереса к рефлексу цели. И. П. Павлов считал рефлекс цели основной формой жизненной энергии каждого из нас.

На важность самостоятельного поиска цели обращал внимание А. Н. Леонтьев, который считал, что для возбуждения интереса к деятельности нужно создать мотив, а затем открыть возможности самостоятельного нахождения цели в том или ином предмете, содержании. Именно таковым является механизм проявления и закрепления интересов в социальной деятельности человека, когда ему создана свободная, неформальная обстановка. Реально действующий характер мотивации – интерес – побуждает человека ставить цели и искать пути к их достижению.

Своеобразие социальной деятельности заключается в том, что результаты составляющих ее действий нередко более значительны, чем воззвавший их к жизни мотив. В процессе деятельности эти мотивы изменяются, обогащаются, дополняются желанием приносить пользу другим людям. При этом происходит совпадение в сознании человека личностного смысла и объективной значимости деятельности с ее целью. Именно так складывался, например, интерес в подростковом клубе, куда подростков приводил первоначальный мотив – элементарный интерес к мужественным видам спорта, желание научиться чему-то конкретному. В течение 1–1,5 лет интерес перерос в широкую гамму мотивов, теперь уже связанных с осознанием значимости своей деятельности, направленной не только на себя, но и на помощь другим, с причастностью к общественным делам.

Таким образом, интерес как основной мотив включения детей и взрослых в социальную деятельность может превращаться в широкие социальные мотивы (приносить пользу другим), в социально-позиционные мотивы (стремление утвердить себя через положительную оценку, мнение окружающих), в мотивы социального сотрудничества (стремление осознавать и совершенствовать способы взаимодействия с окружающими). Все это и является мотивационными предпосылками процесса социализации личности.

ЛЕКЦИЯ № 29. Социализация личности.

Социализация – развитие человека на протяжении всей его жизни во взаимодействии с окружающей средой в процессе усвоения и воспроизведения социальных норм и ценностей, а также саморазвития и самореализации в том обществе, к которому он принадлежит.

Социализация происходит в условиях стихийного взаимодействия человека с окружающей средой. Этот процесс направляется обществом, государством через влияние на те или иные возрастные, социальные, профессиональные группы людей.

Кроме того, управление и влияние со стороны государства осуществляется через посредство целенаправленного и социально контролируемого воспитания (семейного, религиозного, социального). Эти составляющие имеют как частные, так и существенные различия на протяжении жизни человека на различных стадиях или этапах социализации.

Социальную деятельность, точнее, социализацию, делят на 3 стадии:

1) дотрудовую;

2) трудовую;

3) послетрудовую.

Это деление, конечно, условно, ибо в одну и ту же стадию (например, трудовую) попадают люди 20-50-летнего возраста, социализация которых существенно различается.

Другой подход к рассмотрению этапов социализации – возрастной:

1) младенчество (до 1 года);

2) младший дошкольник (1–3 года);

3) дошкольник (3–6 лет);

4) младший школьник (6—10 лет);

5) подросток (11–14 лет);

6) ранний юноша (15–17 лет);

7) юноша (18–23 года);

8) молодость (23–33 года);

9) зрелость (34–50 лет);

10) пожилой (50–65 лет);

11) старческий (65–80 лет);

12) долгожитель (выше 80 лет).

Сущность социализации состоит в том, что она формирует человека как члена того общества, к которому он принадлежит. Общество всегда стремилось сформировать человека в соответствии с определенным идеалом. Идеалы менялись с развитием общества.

Содержание процесса социализации определяется тем, что любое общество заинтересовано в том, чтобы его члены успешно овладевали ролями мужчины и женщины (т. е. в успешной полоролевой социализации), могли бы и хотели компетентно участвовать в производительной деятельности (профессиональная социализация), были бы законопослушными (политическая социализация) и т. д.

Все это характеризует человека как объект социализации. Но человек становится полноценным членом общества, будучи не только объектом, но и субъектом социализации.

Усвоение норм и ценностей происходит не пассивно, оно идет в неразрывном единстве с реализацией активности человека, его саморазвитием и самореализацией в обществе. Развитие человека происходит в результате решения им целого ряда задач. Их можно определить следующим образом: познавательные, морально-нравственные, ценностно-смысловые, коммуникативные, мировоззренческие.

Каждая стадия развития ставит перед человеком новые типы задач, которые соотносятся с возрастом. Попробуем соотнести возраст с типом задач. Выделяют 3 группы задач, которые приходится решать человеку:

1) естественно-культурные – достижение на каждом возрастном уровне физического и сексуального развития (при этом решение задач связано с различными темпами полового созревания, эталонами мужественности и женственности в различных этносах и регионах);

2) социально-культурные задачи – познавательные, ценностные, смысловые, специфичные для каждого возрастного этапа в конкретном социуме в определенные периоды его развития. Эти задачи определяются обществом в целом, регионами и ближайшим окружением человека. Они ставятся на каждом возрастном этапе в сфере познания социальной действительности и в сфере участия в жизни общества. Эти задачи имеют как бы два слоя: с одной стороны, это задачи, предъявляемые человеку в вербализованной форме институтами общества; с другой – задачи, воспринимаемые им из общественной практики. Оба эти слоя могут не совпадать, часто противоречат друг другу. Кроме того, и тот и другой слой могут и не осознаваться человеком или осознаваться частично, а нередко в той или иной мере – осознаваться искаженно;

3) социально-психологические задачи – это становление самосознания личности, ее самоопределение в сегодняшней жизни и на перспективу, самоактуализация и самоутверждение, которые на каждом возрастном этапе имеют специфическое содержание и способы их решения.

Самоопределение личности предполагает нахождение определенных позиций в различных сферах активной жизнедеятельности и выработку планов на различные отрезки будущей жизни. Самоутверждение предполагает удовлетворяющую человека реализацию своей активности в значимых для него сферах жизнедеятельности. Самоутверждение может иметь разнообразные формы, которые могут быть как социально приемлемыми, так и социально опасными.

Решение задач, о которых мы говорим, является объективной необходимостью для развития личности. Если какая-то из этих групп задач или отдельные задачи остаются нерешенными на том или ином возрастном этапе, то это либо задерживает развитие личности, либо делает его неполноценным.

Возможен и такой случай, когда какая-либо задача, оставаясь нерешенной в определенном возрасте, внешне не сказывается на развитии личности, но через определенный промежуток времени «всплывает», что приводит к немотивированным поступкам.

Вот эта необходимость решения определенных задач побуждает человека ставить определенные цели, достижение которых ведет к решению задач. Важно при этом, чтобы задачи были осознаны адекватно.

Оглавление.

Психология личности: конспект лекций. ЛЕКЦИЯ № 1. Личность и индивидуальность. ЛЕКЦИЯ № 2. Проблема описания структуры личности. ЛЕКЦИЯ № 3. Споры о главенстве влияний среды и наследственности на развитие личности. ЛЕКЦИЯ № 4. Представление о структуре личности в различных психологических теориях. Факторный анализ в изучении личности. ЛЕКЦИЯ № 5. Ролевые теории личности. Понятие о структуре личности как совокупности социальных ролей. ЛЕКЦИЯ № 6. Типологии личности, основывающиеся на свойствах индивида. ЛЕКЦИЯ № 7. Классическое учение о темпераменте. Психологическая характеристика типов нервной деятельности и темперамента. ЛЕКЦИЯ № 8. Проблема развития мотивационной сферы личности. ЛЕКЦИЯ № 9. Направленность личности. ЛЕКЦИЯ № 10. Самооценка личности. ЛЕКЦИЯ № 11. Личность и коллектив. ЛЕКЦИЯ № 12. Изменения, происходящие с личностью в толпе. ЛЕКЦИЯ № 13. Межличностное общение в социальной группе. ЛЕКЦИЯ № 14. Общение и межличностные отношения. ЛЕКЦИЯ № 15. Виды общения. ЛЕКЦИЯ № 16. Межличностные отношения в группах и коллективах. Понятие психологической несовместимости. ЛЕКЦИЯ № 17. Понятие конфликта. ЛЕКЦИЯ № 18. Типы конфликта. ЛЕКЦИЯ № 19. Конфликт между личностью и группой. ЛЕКЦИЯ № 20. Основные межличностные стили разрешения конфликтов. ЛЕКЦИЯ № 21. Условия и движущие силы психического развития. ЛЕКЦИЯ № 22. Развитие личности ребенка-дошкольника. ЛЕКЦИЯ № 23. Развитие личности в младшем школьном возрасте. ЛЕКЦИЯ № 24. Особенности развития личности в подростковом возрасте. ЛЕКЦИЯ № 25. Развитие личности в ранней юности. ЛЕКЦИЯ № 26. Особенности функционирования личности в период зрелости. Кризис среднего возраста. ЛЕКЦИЯ № 27. Инволюционные процессы старения личности. Психология смерти. ЛЕКЦИЯ № 28. Мотивационные предпосылки социализации личности. ЛЕКЦИЯ № 29. Социализация личности.