Путь к Дураку.

Людмиле — другу и помощнику, бесконечно милому мне человеку, без которого эта книга просто не смогла бы состояться.

Эта книга — игра. Игра для тебя и игра с тобой, уважаемый читатель. Это игра, которую тебе никто не в силах навязать и которая состоится лишь в том случае, если ты себе это позволишь.

Но хочу сразу предупредить: если ты можешь не играть в неё — лучше не играй. Если можешь не читать эту книгу, то и не читай её, пожалуйста. Ибо последствия для тебя могут оказаться самыми непредсказуемыми и необратимыми — остаться прежним тебе вряд ли удастся.

Однако если твоей смелости всё же хватит для участия в предлагаемой игре, если ты сможешь постепенно превратить в неё всю свою жизнь, то у тебя появится реальный шанс стать Хозяином.

Хозяином кого? Или чего? Прежде всего — самого себя, И отсюда, как следствие, — Хозяином своего окружения, своей Вселенной.

…Да, ты совершенно прав — это уже, действительно, статус Волшебника и никак не меньше. А как же иначе? Ведь именно от имени Школы Волшебников я сейчас говорю с тобой, как раз за кулисы этого необычного образования я и предлагаю заглянуть. Правда, пока всего лишь одним глазком, ты уж не обессудь, ведь что на бумаге увидеть можно, кроме привычных закорючек? Увы, но не передать ими тех ощущений, что могут появиться лишь в непосредственном игровом процессе «обучающе-разучаюшей» программы нашей школы.

Поэтому книга, предлагаемая твоему вниманию, — это в известном смысле авантюра. Тем более что по сути это и не книга вовсе, а лишь собранный воедино методический материал, который реально выдаётся на занятиях Альтер-Школы «Смеющиеся Волшебники», А вот сумело ли это «собрание волшебных премудростей» стать книгой — решать уже тебе.

Но несомненно, что представление о самой школе у тебя появится. Ещё меньше сомнений вызывает то, что элементарно простые, но фантастически трансформирующие техники, предложенные тебе, легко могут быть тобой усвоены. И главное — ты одним из первых узнаешь, каким удивительным «внутренним кладом» обладаешь, более того, тебе будет подробно рассказано, как им правильно распорядиться, как проявить его волшебные качества, как благодаря ему измениться самому и дать аналогичный шанс окружающим тебя людям.

А теперь не удивляйся и не спеши считать себя обманутым, ибо я скажу тебе название твоего «внутреннего сокровища» это твой СМЕХ.

Да, именно смех — это и есть то, что заложено в основу нашей школы, более того, очень скоро ты узнаешь, что это качество лежит также в основании всего нашего Мира. Это тот механизм, которым ты неосознанно пользуешься каждый день (мне очень хочется на это надеяться), даже не подозревая ни о его потенциальных возможностях, ни о его значении для твоей духовной эволюции.

Кроме того, ты узнаешь, как и на каком именно языке тебе следует общаться со своими неприятностями, с горячо «любимыми болячками» и со всеми прочими внутренними «монстрами» и «страшилками». Тебе откроется сокровенная тайна всех проблем, и в какой-то момент привычная неприязнь и страх перед ними сменятся широко распростёртыми дружескими объятьями.

Ты узнаешь, как просто, оказывается, быть счастливым человеком и как естественно быть человеком успешным и здоровым. И скорее всего, несказанно удивишься тому, как мало надо для этого делать.

Итак, загляни в себя и реши — стоит ли тебе присоединяться к нам.

…А нас уже много на этом пути — Смеющихся Волшебников, к которым не «липнут» невзгоды и неприятности, но зато «со страшной силой» устремляются удача и успех. Если хочешь — становись и ты в ряды этих истинных кандидатов в настоящие Дураки.

КАК ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЭТОЙ КНИГОЙ. (и стоит ли это делать вообще).

Хочу сразу предупредить тебя, уважаемый читатель, что на протяжении всего нашего общения я намерен совершенно безбожно и абсолютно безответственно врать тебе. Более того — я уже давно начал это делать, буквально с первых прочитанных тобою слов.

А как же иначе? Ведь именно ты вынуждаешь меня общаться с тобой на этом, пока единственно понятном тебе языке — языке лжи.

Да — на языке слов, на языке нашего ума, но, увы, — что в этом мире может быть более коварным и нечестным?..

…Но всё же есть у нас шанс быть услышанными и понятыми друг другом, а иначе какой бы смысл был в этой книге вообще? Моя ложь, действительно, сможет постепенно трансформироваться для тебя в правду, но лишь по мере освоения «языка» этой правды. По мере освоения языка ощущений.

Оказывается, именно ощущения являются в нас тем, что никогда не лжет, это и есть голос нашей интуиции, это шепот самой Вселенной, непрерывно звучащий в нашем теле. Но скажи — когда ты последний раз позволил себе его услышать? Признайся, наверное, твои предпочтения всё же отданы «голосу разума» и «языку логики», ведь именно этому тебя обучали с самого детства?

Однако теплится у меня надежда, что книга эта будет тобой не просто прочитана, не только «понята» (как тебе, возможно, покажется), но и активно задействована в повседневной жизни. Что предлагаемые техники и технологии станут активными инструментами для превращения пространства твоего существования в пространство игры, а по сути — для превращения пространства лжи в пространство правды, причём, заметь, исключительно твоей правды. Той самой, что, прорастая сквозь тебя истинным знанием, явленным в конкретных ощущениях, наконец-то и позволит нам общаться уже действительно на одном языке — языке Хозяина этого Мира, языке самого Бога…

Так ты понял, «как правильно пользоваться этой книгой»? Правильно, ею нужно пользоваться. Не просто читать, занимаясь привычной ментальной мастурбацией, то есть абсолютно бесплодным самоудовлетворением своего ума, а жить в заданном темпе и в предлагаемых состояниях. Просто жить, наслаждаясь самой жизнью и наслаждаясь собой — наслаждающимся этой жизнью.

Всё, хватит заниматься, ты уже сам знаешь чем, ближе к делу. А начнём мы, как все уважающие себя Дураки, естественно, с конца, ведь это самый действенный способ подвести тебя к началу.

ВАШ ПОСТСКРИПТУМ.

Школа «Смеющиеся Волшебники» представляется особым видом искусства — искусством ЖИТЬ не скуля, а радуясь жизни. Это новый вид творчества — творить своё счастье, мир в душе и благополучие, получая удовольствие как от самого процесса, так и от его результата. Искусство быть Хозяином жизни, а не её выкидышем.

Долго и бесполезно искать слова, которыми можно выразить впечатления от первой ступени школы «Смеющиеся Волшебники». Тому, кто учился, ничего говорить не надо, а неискушённому простыми словами объяснить невозможно. Всё гениальное не только просто, но ещё и весело, красиво и эффективно.

Ваш ещё не старый старик Володя.

* * *

Творец — это звучит гордо!

Что может быть выше творческой силы, которая заставляет нас жить, любить, созидать и творить неимоверные чудеса — Спасибо!

Евгения Рак.

* * *

…Я вас создала в своей жизни именно тогда, когда всё стало невыносимым. И эта фраза из распечаток: «Остановите Землю, я сойду!»— именно про меня…Мне было страшно: непонятно куда исчезают мои друзья, почему многое меняется «не в ту сторону»; я не понимала, по какой причине любимый человек ведёт себя не так, как он должен себя вести, почему я не могу остановить время, чтобы наконец-то насладиться свежим прозрачным воздухом, шуршащей листвой, пронзительными криками ворон…

Как часто вдогонку ускользающей жизни я обещала себе: «Вот только доделаю это и это, ведь совсем уже немного осталось, только закончу то и то — и вот тогда наконец начну всем наслаждаться, тогда и позволю себе быть счастливой».

Спасибо, что напомнили мне о себе. Спасибо за то, что подарили мне бесценный дар — умение смеяться и помогли вновь беззаботно скользить по жизни, наслаждаясь каждым мгновеньем и ощущая себя её Творцом…

Аня.

* * *

Я хочу, чтобы знание, которое вы даёте, распространялось по миру — всё шире и шире. Я уверена, что это единственно верный путь. И да будет так!

А я вам в этом помогу. И чем больше будет людей, знающих то, что знаете вы, тем более совершенным будет становиться мир, совершенный этими людьми.

Маша Менжинская.

* * *

…Я не ожидала, что не только узнаю так много о смехе и его возможностях, но ещё больше буду смеяться сама. Вы помогли мне по-другому взглянуть на жизнь, увидеть её более дружественной и весёлой.

Я нашла здесь подтверждение многим истинам, которые, как мне казалось, я знала всегда, но о которых нигде не слышала… Я с радостью осознала, что не одинока в своём мироощущении. Я встретила здесь людей с той же планеты, что и я…

Наконец-то я действительно почувствовала себя Хозяином. Раньше я чаще ощущала себя всего лишь куклой в чьих-то руках.

Спасибо вам за прекрасные минуты общения, игры, за смех…

Людмила Подковка.

* * *

…Сначала я думала, что мне будут помогать решать проблемы. Но мне прежде предложили измениться самой, дали для этого конкретные техники и рекомендации, предложили поиграть в давно забытые детские игры.

И я стала замечать, что становлюсь другой! У меня появился интерес к жизни, я стала радоваться всем, даже самым незначительным её прелестям.

…Каждое утро я становлюсь в позу «звезды» и включаю смех вторым уровнем. Сразу исчезает сонливость и поднимается настроение. Странно, но на работу иду всегда с хорошим настроением, и даже транспорт «послушно» приходит вовремя.

…Раньше я даже не замечала, сколько, оказывается, вокруг озабоченных и хмурых лиц! А ведь все они — это Я. Теперь я это точно уже знаю, теперь я ощущаю, как от моего настроения зависит настроение других…

Оля Смирнова.

* * *

Спасибо школе за то, что вернула ощущение детства, его радость и волшебство. За много (!!!) лет впервые искренне рада весне, своему городу (какой, оказывается, он красивый!), каждому листочку и такому голубому небу. Как здорово наконец вернуться к себе самой…

Наташа.

* * *

Большое спасибо за то, что протерли зеркало, в котором я увидел СЕБЯ и ощутил эти новые, пока ещё прорастающие во мне, правила Игры под названием ЖИЗНЬ.

Александр Окунь, игрок.

* * *

Ваша школа (а теперь уже и наша) — это чудо-сказка, в которой хочется пребывать всю жизнь. Я счастлива, что вы встретились на моём пути.

Ваша Волшебница.

* * *

Вы согрели мою душу, помогли разобраться в себе и соединили воедино обрывочные знания, превратили меня, полуматериалиста и полуидеалиста, в единое целое.

Володя.

* * *

…Огромная собака без поводка бежала нам с дочерью навстречу, но дочка не испугалась и не сжалась в комочек от страха, как раньше, а спокойно сказала: «Мама, мы её не боимся, правда Ведь у нас есть внутренний смех!»Спасибо вам!

Оля.

* * *

Посвящается Внутреннему смеху.

Весёлый лучик на моей ладошке.

Скользнул теплом, погладил по плечу.

И, уходя забавным Капитошкой, Шепнул смеясь:

«Жди, скоро прилечу». Я жду. И нахожу теперь повсюду.

Смеющиеся искорки тепла — Как отпечаток маленького чуда,

Как радугу на трещинке стекла.

И улыбаюсь людям, птицам, кошкам,

Машинам, лужам, солнцу, ноябрю.

И снежным звёздочкам, целующим ладошку.

Шепчу смеясь: «Привет! Я вас люблю!».

Ирина Данилова.

* * *

…Удивительно простая, но при этом всеобъемлющая практическая философия, включающая в себя законы причинности и меркабу, старика Петю и улыбку Кота! Всё, что я знаю сегодня, только позволяет мне ощутить её глубину… И ещё есть ощущение прикосновения к Бесконечности, Красоте и Гармонии. СПАСИБО!

С любовью, Ирина.

* * *

…Самое главное, что я становлюсь оптимисткой (сама чувствую и другие говорят). И за это вам ГРОМАДНОЕ СПАСИБО!..Пришло понимание, что с проблемами не надо бороться и не стоит из-за них огорчаться.

Ведь решение есть всегда, и оно всегда простое. Увидеть его легко — надо просто взглянуть на себя со стороны и улыбнуться. Засмеяться. Ведь обстоятельства — это я. Это очень легко. Осознание этого очень многое поменяло в моей жизни.

Интересно, что постепенно меняются также и близкие мне люди. В частности — мой муж. Перед вашей школой у нас был очень сложный период отношений.

Мы даже начали вместе ходить к психологу. Но, попав по рекомендации друзей к вам, я поняла, что занятия в школе гораздо эффективнее.

…Теперь я знаю, как и с кем мне играть, и Хозяина отпускать уже не собираюсь! Спасибо!!!

Аня.

* * *

Благодаря школе я ощутила, что жизнь каждого из нас зависит только от нас самих.

Мы действительно можем сделать наш мир прекрасным, всего лишь смеясь и радуясь каждой прожитой минуте.

Волшебница Людмила.

* * *

Никогда не думала, что только лишь гармонизируя себя изнутри, можно так сильно изменить всю свою жизнь, отношение окружающих людей, обстоятельства.

Внутренний смех, в полном смысле слова, поставил меня с головы на ноги. Он теперь для меня лекарство от всех болезней и неприятностей, и это лекарство всегда при мне.

И что самое интересное, это лекарство действует как «инфекция», заражая всех окружающих оптимизмом и «беспроблемностью».

По-моему, я серьёзно влюбилась… во внутренний смех.

Нина.

* * *

Спасибо, что мы с вами появились в жизни друг у друга. Спасибо за то, что я обрела в вашей школе. Всего описать словами не могу, но главное, что во мне теперь непрерывно присутствует ощущение Себя-Творца. Ваша «кузница волшебных кадров» необходима и действенна. Я вас люблю.

Лена Головина.

* * *

Постскриптум — это когда что-то кончается. А ведь всё только начинается — и жизнь, и весёлая школа.

Спасибо за осознание новых граней жизни, за ощущение радости, за забытый смех.

Леонид.

* * *

…Спасибо за то, что вы есть! Пожалуйста, никогда не кончайтесь!

Надежда.

* * *

Путь к Дураку.

Ваш Петрович.

БЛАГОДАРНОСТИ.

Прежде всего Леониду Решетняку, замечательному человеку, мудрому возрастом, но с ребёнком в душе, сумевшему увидеть эту книгу задолго до её появления даже в примерных планах будущего автора и вдохновенно предсказавшего многое из того, что сейчас реально происходит; Инне Сулаевой, Тане Васильевой, а особенно Володе Сергееву, Вадиму Духовному и Ирине Клименко за неоценимую техническую помощь; Тане Терещенко за творческую эмпатию и поддержку в непростой начальный период;

Андрею Гавриленко за прекрасные рисунки и оформление обложки; Ирине Латышевой и Ольге Слотвинской за вечера, отданные правке моих ошибок; Игорю Чернобельскому, человеку с тонким художественным вкусом, за творческую поддержку; всему многочисленному отряду Смеющихся Волшебников, щедро делившихся своими рассказами, как вошедшими в эту книгу, так и теми, что пока остались в наших «архивах», — всем тем, кто своей вдохновенной энергией и смехом открытого сердца во многом определял и направлял развитие Альтер-Школы; особая благодарность тем людям (к сожалению, их было очень немного), которые создавали препятствия на нашем пути, тем самым эффективно помогая нашему духовному росту и ускоряя темпы нашего движения; а главное — Дураку, живущему во мне, сумевшему таки до меня достучаться и организовавшему всё это.

Часть первая (и в этой книге единственная). Освоение пространства игры.

Всё больше людей нашу тайну хранит…

ПЕРВОЕ ЗАНЯТИЕ.

Друзья, мы с вами приступаем к изучению системы, совершенно уникальной в своём роде. Это достаточно странный, но вполне закономерный сплав абсолютно новых, необычных методик и знаний древних, ведических. Это постоянные экскурсы в духовное наследие мировых религий, совершенно неожиданным образом пересекающиеся с последними научными изысканиями. Это непрерывное чередование весёлого смеха и строгих логических построений. Это доступная абсолютно всем альтернативная школа, в которой не обучают, а напротив — «разучают», обнажая изначально сокрытые в каждом мудрость и радость.

Вам выпала удача принять участие в увлекательнейшем приключении, которое, как ни странно, в своём финале призвано привести вас к себе же самим, и поверьте, вы будете несказанно удивлены тем, насколько этот конечный пункт для вас окажется незнакомым. Вас ждут многочисленные находки и сокровища на этом пути, многие из которых окажутся просто волшебными.

В этом путешествии вы будете одними из первых, ибо наш корабль с многолетним опытом духовных странствий лишь только начинает свою эпопею под названием новым, дерзким и непривычным — «Смеющиеся Волшебники», плавно, но стремительно ворвавшись в век двадцать первый под парусами, наполненными жизнеутверждающим смехом.

Наши космические лоцманы благословили нас, а мы передаём их слова вам:

«В добрый путь, друзья! В добрый путь!».

* * *

Откинем, полог тайны с того, что происходило во времена древние, былинно-библейские, изначальные. «Приподнимем занавес за краешек, какая древняя кулиса…» — как пел некогда Высоцкий.

Опустимся своей памятью туда, где и памяти как таковой ещё не было, так как помнить было не о чем, да и опускаться некуда, впрочем.

А хоть что-то было тогда? А как же! А иначе как бы мы узнали о том, что это когда-то было?

А был тогда Создатель. Вообще-то, он был не только тогда, но и бесконечно раньше, но о тех временах сведения у нас настолько скудные и спорные, что о них мы предпочтём скромно умолчать.

Но доподлинно известно нам, что просто «быть» Создателю как-то раз очень надоело. И крепко он задумался о жизни вообще и о себе в частности.

— Вот незадача, — думал он, тщетно пытаясь окинуть себя мысленным взором, — ничего не получается. И рассмотреть-то себя толком не удаётся. Зеркало какое что ли придумать?

И совсем уж было изготовился он сотворить зеркало, как вдруг остановился, осененный идеей куда более интересной.

И чем больше он осенялся, тем ярче у него разгорались, источая блеск, те места, которые впоследствии назовут глазами.

Нравилась явно Создателю его идея. Ой, как нравилась!.. Неисчерпаемое, как и он сам, разнообразие ощущений сулила она ему.

Долго он думал… а может и недолго, кто знает? Ведь времени тогда тоже ещё не было.

Выпрямился он затем во весь свой рост (беда с этими Создателями, так и хочется прервать повествование и заняться исследованиями — а было ли тогда такое качество, как рост? И мог ли он выпрямиться? Но допустим, что было и что мог), обозрел все дали дальние (ну, предположим, предположим — ведь звучит-то красиво…) и сказал: «Да будет так!».

И стало так

А что, собственно, стало? И как именно — так? Давайте разберёмся, попробуем проникнуть в суть божественного замысла. На чём там зигзаг в нашем повествовании образовался? На зеркале. Не захотел Создатель банально рассматривать себя в банальном зеркале. Нет, решил он своё, божественное зеркало создать, в котором и рассмотреть себя получше сможет, и в игры поиграть.

— Создать всё, — размышлял он, — я могу лишь из себя. А из чего же ещё? Если на зеркале, мною созданном, трещинка будет, значит, такая же трещинка и у меня имеется. Это уже интересно. Это уже повод задуматься.

— Так, — продолжал размышлять Создатель, — если тусклым будет зеркало — значит, тусклость эта и во мне сокрыта. Ну, это уже понято. А дальше? Выходит, чем больше деталей будет иметь зеркало, тем больше непроявленных качеств моих в нём проявится, тем лучше я рассмотреть себя смогу

— Но зеркало неподвижно, статично, мёртво, — засокрушался он, — разве я такой? А может, лучше, если детали зеркала жить будут, взаимодействовать, двигаться?

— Вот какое мне зеркало нужно! — возликовал Создатель внутренне. — Живое! Огромное и живое. Живущее и непрестанно меняющееся, как я.

— Наблюдая за ним, изучая да играя его деталями, я и познаю себя, — сказал он, радостно потирая руки (а может, и не руки, а может, и не потирая, но как-то всё же выражая своё удовлетворение).

Сказано — сделано. А как же? Слово-то — божественное.

— Мир — будь! — сказано было.

И стал Мир.

И ходил потом Создатель по этому миру, в растерянном изумлении озираясь по сторонам. Не так ему всё представлялось в радужных замыслах его, не так…Вроде всё и появилось… а вроде и не видно ничего. Кажись — вот оно, а как увидеть, а тем паче назвать его — неизвестно.

— Какой-то без-образный и не-описуемый мир получился, — бормотал Создатель, в недоумении поднимая непонятно какое непонятно что. Бросив его непонятно куда, он в очередной раз крепко задумался.

— Че-ло-век! — неожиданно сказал он, и сам изумился прозвучавшему слову.

— Человек… — бормотал он, торопливо принимаясь за дело. А слова новые, в сочетаниях непривычных продолжали вылетать из него.

— Человек — это звучит гордо, — приговаривал он, что-то разминая и комкая. — У Бога нет других рук, кроме человеческих. У Бога нет и глаз, кроме человеческих, и чувств, окромя его же, и ощущений…

— Вот теперь и познаю себя, — приговаривал он, глядя на созданное, — через познающего себя же и мир человека.

Плюнул, дунул — всё как полагается. Зашевелился человек, задвигался. Глаза открыл.

— Кто я? — спросил.

— Человек! — гордо сказал Создатель заранее заготовленное слово.

— А какой человек? — спросил человек.

— Первый! — с прежним энтузиазмом отозвался Создатель.

— А-а, это имя моё такое? — догадался человек.

— Нет, — смутился Создатель, ощущая, что чего-то в спешке не додумал. — Это твоё количество. А имя… имя можешь сам выбрать. Любое. Хочешь… Адам… хочешь… Петя… например.

— Не хочу «Адам», — с неожиданным энтузиазмом сказал человек, радостно улыбаясь, — тривиально это как-то. Хочу Петей быть… И стал человек Петей.

— А где это я? — спросил затем человек-Петя, настороженно озираясь. — Что это?

— Это твой мир, — гордо сказал Создатель, обводя рукой вокруг. — Это, можно сказать, твой… гм… Рай… Эдем, одним словом.

— Вот — это?! — спросил Петя, тыкая куда-то пальцем. — Вот эти полосы, эти искры, летающие пузыри?

— Да нет же, — поморщился с досадой Создатель, вновь ощутив, что работа его ещё далеко не закончена. — Это ж ты моими глазами смотреть пытаешься. Своими-то я и сам могу… А ты теперь человеческими учись. Понимаю, что сразу не получится. А что делать? Родилсячеловеком — учись видеть мир по-человечески. Нечего — побожьему.

— Это просто, — продолжал Создатель, подводя Петю к какому-то вибрирующему радужному сгустку, — вот это, например… Знаешь, что это?

— Откуда? — удивился человек-Петя.

— Разбираешься, — непонятно одобрил Создатель, — значит, так, запоминай и учись. Это — дерево. Понял?

— Нет, не понял, — честно ответил человек-Петя, всматриваясь в сгусток, который ничуть не изменился.

— Сейчас поймёшь. Дерево — это растение. У него плотный шероховатый ствол, ветки и зелёные листья. Повторяй.

— Плотный ствол, — послушно повторял Петя, — шероховатый… зелёные листья

Радужный шар вытянулся, задеревенел, зашуршал листвой и зазеленел.

— Почему это? — удивился человек-Петя.

— Потому что ты — человек, — гордо заявил Создатель, — и создан по образу и подобию… — он запнулся, — моему, в общем.

— Ну? — настаивал Петя.

— Что — ну? — обиделся Создатель. — Творец я, непонятно, что ли? Создатель. А ты — по образу моему… тоже, значит. Творец… почти… Со-Творец, одним словом.

— А шар куда делся? — не унимался человек-Петя.

— Да никуда он не делся. Это для меня он… — Создатель пошевелил пальцами в воздухе, — что-то вроде светящегося шара. Энергия, одним словом. А тебе зачем такое? Тебе жить здесь надо. Ты сказал — дерево. И теперь он — дерево. Он тот же, но иная форма, да и пощупать сейчас его можешь.

— А вот эти дребезжащие струны? — заинтересовался человек-Петя.

— А-а, это — озеро, — заулыбался Создатель, — небольшое, метров двести в диаметре, с камышом.

— Озеро… метров двести… с камышом, — повторял Петя, с любопытством наблюдая за происходящими изменениями. — Вода — мокрая, прозрачная… Кампеш, растения, трава

— …А что, мне нравится, — сказал он чуть позже, растирая камышинку между ладонями и нюхая её. — И пахнет здорово… зеленью.

— Зеленью… — повторил Создатель, прислушиваясь к себе, — и свежестью, — добавил он, улыбаясь. — И дерево это — красивое, вижу. Теперь вижу… чувствую… обоняю. — И он ласково потрепал человека-Петю за первозданные вихры. — Руки мои, глаза и нос ты мой, ухо моё

* * *

Что было дальше — вы знаете. Кратко напомним. Эдемский сад. Гармония и красота. Рай и вечное блаженство — Вечное блаженство. Вечное

— Вечное, вечное… — бормотал Создатель, расхаживая по саду, — на фига мне вечное? Было уже это… Опять скука подкатывает.

— К тому же нет пока ощущения, что зеркало это, созданное для полного моего отражения и выражения, так уж всего меня и показало.

— Нет, нет и нет!.. — необходим неожиданный поворот сюжета. Этакий ход конем

Создатель остановился и поднял глаза на растущую перед ним яблоню. И тут его вновь осенило.

— Ух ты! — даже присел он. — Эта, как его… ну ладно, пусть будет — Эврика! И кликнул Создатель человека-Петю. И на яблоню указал.

— Не ешь с неё, — молвил, — выгоню

* * *

Тут мы вновь делаем пропуск, скромно закрывая глаза на процесс реализации замысла Создателя. И проскочив через множество эпох, попытаемся снова найти нашего сердобольного человека-Петю, чтобы увидеть продолжение грандиозной игры, затеянной Создателем.

* * *

Стоял нестарый ещё старик Петя у самого Синего моря и раз за разом невод в солёные бурные воды забрасывал. Да всё виделась ему злющая старуха его, размахивающая разбитым корытом.

И такая тоска взяла Петю за душу, что не заметил он, как кто-то слабо бьётся в неводе мокром.

— И что за жизнь мне такая никчёмная, невесёлая выдалась… Сутра и до вечера спины не разгибая мозоли натираешь, а счастья как не было видно, так и сейчас не видать, — напевал он привычную с детства песенку, потихоньку сматывая невод.

— Да, видать, ты и впрямь и простофиля, и дурачина, — услышал Петя неожиданно чей-то тонкий голосок.

— Ой, кто это? — послушно испугался нестарый старик, чтобы не нарушать канвы сказочной.

— Да я это — счастье твоё нежданно-негаданное, — хихикнул в ответ голосок тонкий.

— Никак ты. Золотая Рыбка? Вот здорово-то! Теперь ты исполнишь моё заветное желание? — умилился нестарый старик Петя, вызволяя рыбку из плена нечаянного.

— Как же, — засмеялась Золотая Рыбка, плавники расправляя, — держи карман шире. Глупость, она, конечно, тоже дар Божий, новее ж не стоит ею злоупотреблять. Отчего это я за тебя твою же работу делать буду?

Растерялся тут нестарый старик по всему брегу пенному. В старом неводе от смущенья запутался.

А Рыбка Золотая знай себе приговаривает:

— Лапоть ты заношенный, дурило ты стоеросовое, сотни лет прожил, а ума не нажил. Всё умение своё растерял. Всю удачу свою растранжирил

Подкосились тогда ноги у старика Пети нестарого, рухнул он в песок мокрый на колени дырявые. Руки корявые, мозолями крытые, как последнее алиби рыбке протягивает.

— С утра и до вечера… Государыня Рыбка… света белого невзвидя… головы не подымая… всё лицо уж изморщинилось… да все руки потрескались… и под турком, и под немцем… и налоги эти окаянные… А счастье-то где? А жить-то как?..

Только хмыкнула Золотая Рыбка, Петю слушая.

— Как же, как же — знакомая песня, не раз уже слышала. Лицо у него изморщинилось… да вот поумнело, видать, мало. Мудрость, Петя, — это когда складки не на лице, а в голове. Да и это ещё под вопросом великим

— 0-хо-хо, — вздохнула, — а ведь в каждом из вас спит Творец. Беда только, что день ото дня всё крепче

И добавила чуть помягче уж, посочувственней:

— Эх ты, Петя, Петя- человек, давно ли ты этот мир, на правах Творца словом почти единым, создал? Давно ли гулял тропками мирскими с Создателем рука об руку, выслушивая уроки его? А сейчас? Ты как чуда просишь помощи от меня, тобою же созданной? Где же память твоя о совершенстве былом?

Ухватился тут старик за головушку буйную… Будто давнишний сон ему рыбка напомнила. Долго молча стоял, глаза вперив в песок, звуки пенистых волн в тиши слушая

— Ну и что теперь? — спросил затем Петя, неожиданно изменившимся и каким-то помолодевшим голосом. — Может, и вправду вспомнил я, а может, тебе просто поверил, а дальше-то что? Что мне проку от знаний таких? Корыто, что ли, заштопается?

— Может, и заштопается, — сказала Золотая Рыбка, внимательно вглядываясь в Петю, — если захочешь.

— Хочу! — сказал нестарый старик, зажмурился и сжал руки в кулаки. — Хочу, хочу, хочу!..

— Ну как? — спросил он, открывая глаза. — Обновилось корыто?

— Боюсь, что нет, — вздохнула рыбка, плавно пошевеливая жабрами. — Кто за корыто просил?

— Ну как кто? — удивился Петя. — Я, конечно.

— «Я» — это кто? — настаивала Золотая Рыбка.

— Ну, я ж е- старик Петя, — сказал старик Петя.

— Вот именно! — рыбка еле слышно захихикала. — А откуда у старика Пети сила есть чудеса творить?

— Но ведь ты же говорила… — начал, было, Петя.

— Я говорила, что делал ты это раньше, когда знал, что делать это можешь, — прервала его рыбка, — а сейчас ты знаешь другое, ты знаешь, что ты — старик Петя, а Золотая Рыбка может чудеса творить.

Низко голову старик склонил, слова рыбкины понять пытаясь.

— Эх, жаль, что ветер в голове никогда попутным не бывает, — вздохнул он наконец, глянув рыбке в глаза. — Может, ты мне, дуралею старому, попроще как растолкуешь?

— Хорошо, попробую, — согласилась Золотая Рыбка, поудобнее усаживаясь на хвост. — Я не знаю, что там произошло у вас с Создателем, но в игре, где тобой играют, памяти о том, что было, ты лишён.

— Памяти, — продолжала Золотая Рыбка, — ноне способностей. Их лишить тебя нельзя, так как записаны они в природе твоей. Способность творить и способность к совершенству, которыми ты обладаешь.

— Когда ты рождался, — говорила рыбка дальше, — твой первый крик, непонятный для всех, означал следующее: «Это я — Творец. Это я — Создатель. Я пришёл в мир, мною же созданный. Пришёл радоваться и играть». Но крик этот сразу же обрывают — соской в рот и немедленно связывают по рукам и ногам, чтобы ты случайно не исполнил своей угрозы.

— Твоя задана в игре Создателя, — продолжала рыбка, — вспомнить себя. Вспомнить себя как Со-Творца, как Хозяина своей жизни. Пока ты не осознаешь это — ты марионетка. Ты кукла, которой играют, которую используют и которая не догадывается, что она кукла, А может, ей просто удобнее о том не догадываться, спокойнее? Дело это, конечно, хозяйское, но учти — если ты одел на глаза шоры, то не забывай, что в комплект ещё входят узда и кнут… Пока ты чувствуешь себя стариком Петей, ты не можешь ничего. Почувствовав себя Хозяином — ты сможешь всё.

— То ли слышал я это уже, — бормотал старик, вновь за голову взявшись, — то ли сплю я, сон видячи странный

— Просыпайся… — тихо молвила Золотая Рыбка, — лишь пробудившись, можно осознать, что спал.

— Но как, как?! — вскочил на ноги безутешный старик Петя. — Хочу, но как? Верю, что всё могу, — но чувствую, что прежний, что старик

— Ас себя и начни, скинь скорлупку свою кукольную, свободу твою изначальную связавшую. Дай волю кукле Пете своей, помоги ей вновь до Творца подняться, всегда в тебе жившем, позволь ей простор ощутить, разыграться дай

— Чего надобно для этого? — расправил плечи старик решительно, хоть и со скрипом. — Говори, всё в лучшем виде выполню.

— Вспомни то, о чём уже сказано было: что мир, в котором живёшь, и себя сердешного, мирского — ты же и создал. Из чего создал? А как истинный Творец — из себя же, из знаний своих о том, каков мир быть должен; настроений своих, хороших ли, плохих ли; радости своей либо печали. Значит — коль что не так в мире твоём, причину в себе — творце. Хозяине созданного ищи. Согласен с тем?

— А как же… — как-то неубедительно промямлил старик, всё ж слушая рыбку внимательно.

Та же, хитро глазками выпуклыми поблескивая да хвостом широким обмахиваясь, продолжала:

— Хочешь жизнь свою повернуть? Себя внутри и разворачивай. Смени унылость, из которой мирок свой серый выстроил, на радость жизни Хозяйскую — а из неё всё вокруг таким же и станет. Истинная жизнь твоя-то, о которой ты. даже не подозреваешь. Готов ли к этому?

Закряхтел лишь нестарый старик, головою кивая в ответ.

— Глянь-ка в себя для начала, — говорила рыбка дальше, — ощути образ куклы своей мирской — своего состояния внутреннего, обозначь как-то, чем ощущаешь себя сейчас.

— А пнем и ощущаю, — буркнул старик, внутрь глянув. — Пеньком замшелым и трухлявым, муравьями поеденным и никому не нужным.

— Чего пню трухлявому не хватает? — ещё пуще пристаёт Рыбка Золотая. — Чего хотелось бы ему всего более, чтоб счастливым стать?

— Известно чего, — нестарый старик даже раздумывать не стал, — от трухлявости своей избавиться, надёжность и нужность свою ощутить штоб, а для того — прорасти заново, зазеленеть буйно, над лесом подняться

Старик Петя пальцы растопырил — ветки показывая, расти стал — на цыпочки поднялся

Заблестели глаза его, посветлело лицо

— А ещё? — дальше пытает его Золотая Рыбка. — Ну, поднялся ты над лесом зеленью новой, а дальше? Что же — нет больше желаний у тебя — дерева?

— Маловато мне будет, — усмехнулся Петя, — высоты той маловато… Ещё выше хочу… Простору хочу, свободы штоб… Полетать бы

— Так лети, — дозволила рыбка, посмеиваясь.

— …Взлетаю… — удивлённо сказал Петя, раскинув руки и в себя глядя. — Подымаюсь… лечу… выше… быстрее

— А теперича вот, крылья ещё выросли, — засмеялся он. — У меня — у дерева. Теперь я — Крылатое Дерево!

— Доволен ли твой пенек? — вкрадчиво спросила Золотая Рыбка.

— Какой такой ещё пенек? Говорю же, я — Крылатое Дерево! — всё ещё веселился Петя.

— Откуда веселье-то, Петя? — рыбка его вразумляет лукаво. — Неужто позабыл о горькой доле своей?

— Дык, радостно мне отчего-то, будто птицу малую из клетки на волю выпустил, — разулыбался нестарый старик и вдруг запнулся. — …А ведь и вправду — чего это я? Не заболел ли часом? С чего лёгкость эта, безмятежность детская?

— А Хозяина ты в себе — кукле пробудил. Творца своего позабытого. Всегда он в тебе был, ждал всё — вспомнишь ли? Да только несмел ты был в неверии в себя. Лишь в игре вот нынешней, неказистой сумел волю себе дать… Сейчас, в Хозяине-то, очень многое можешь ты, а вот чего уже не полнится никак — так это в беду какую вляпаться, не Хозяйское это дело.

— Но ведь ненадолго воля такая? — забеспокоился старик Петя. — Вот, будто вновь подкатывает тоска былая, привычная… И кручина, вроде, возвращается

— У кого возвращается? — с насмешливым любопытством поинтересовалась рыбка.

— Ну как у кого, известно — у меня, у Пети… — сказал Петя и запнулся вдруг. — Хотя постой-ка, погодь… — пробормотал он, — Петя, он кто? Пенек он трухлявый и есть… А кто я? А я — Дерево с Крылами

— Я Хозяин Крылатое Дерево, — вскинул руки-крылья бывший старик Петя. — Я Хозяин

Он замер, и давешняя улыбка спокойствия вновь появилась на губах его.

Какое-то время Золотая Рыбка ещё наблюдала за ним, а затем, взмахнув на прощанье золотым хвостом, негромко пробормотала заклинание и перенесла сама себя прямо в Синее море.

А неподалёку, в полуразвалившейся хижине с разбитым корытом у порога, старуха звонила на местное телевидение, правильно отвечая на вопросы, несложной викторины, главным призом которой была стиральная машина.

* * *

ТРИ ШАГА В СЕБЯ: ТЕХНОЛОГИЯ «ВОЛШЕБНОЙ ПАЛОЧКИ». ОСВОБОЖДЕНИЕ ХОЗЯИНА.

Человек живёт в Мире, который одновременно живёт в нём. Являясь порождением этого Мира, он синхронно отражает в себе все его качества и особенности, по сути, этим же Миром и являясь.

Это положение одинаково справедливо как для материалистических догматов, так и для метафизических описаний нашего Мира и места человека в нём.

С позиций современных воззрений на структуру Вселенной, её можно представить как многомерную голограмму, повторяющую себя в каждом своём звене, каждой частице, одной из которых является сам человек.

В эзотерических источниках как ортодоксальных религий, так и прочих оккультных учений профилирует та же идея, та же мысль: «Человек создан по образу и подобию Божьему».

Причём речь идёт не только и скорее даже не столько о внешнем сходстве, сколько о сходстве внутреннем, о единой природной основе. Человек— это «Со-Творец». Это спящий Бог. Беда которого в том, что он в большинстве своём умирает, так и не сумев осознать свою божественную суть, не сумев проснуться. Не обретя утерянного рая и счастья в нём.

То есть человек, сотворённый некой Единой структурой, не просто сохраняет непрерывный контакт с ней, но ею же и является, тем самым проявляя в себе все качества, особенности и свойства этого первичного и абсолютного образования.

Мы с вами не есть человеческие существа с духовным опытом. Мы — духовные существа с человеческим опытом. И это принципиально. Своей большей, непроявленной духовной составляющей мы пребываем в мире нелинейных квантовыхотношений, в мире, где Часть всегда равна Целому.

В этом Мире, созданном «из самого себя», существует лишь один непреложный закон — Закон Цельности и Единства. Всё прочее, наблюдаемое нами, является только его следствием. И проявляется это прежде всего двумя основными качествами, определяющими божественную природу человека: умением творить и изначальным совершенством.

Насчёт первого можно было бы сказать: даже не умение, а обречённость творить. Этот механизм заложен и непрерывно реализуется в каждом человеке — от просветлённого до последнего нищего.

Но вот второе качество, качество совершенства… оно оказалось погребенным под грудой мирских, ущербных установок. И человек творит, выстраивает окружающий его мир не из совершенного материала, соответствующего его природе, а из суррогата социумных установок и истин.

Реализуя это ложное научение, он послушно обособляется:

замыкается на гамом себе и вычленяет себя из окружающего пространства, утрачивая тем самым изначальную Цельность и Единство с Миром, лишается своей гармоничной Вселенской сути.

Что же в рамках этого предлагается предпринять для того, чтобы хоть как-то изменить подобное положение?

Первым шагом, который необходимо сделать, будет переориентация сознания на новую, пространственно-энергетическую картину мира, в которой человек — всего лишь одна из энергосоставляющих этого мира, единая с ним.

Что же при такой картине мира «вещь»? Это сгущенное пространство, «сжатая», остановленная и зафиксированная энергия. Это результат давления сознания, материализующего вещь путём концентрации внимания на ней. Уберите силы сцепления, давления, ослабьте своё внимание — и она рассыплется, превратившись в электронное облако или волновой импульс.

Наше сознание, в свою очередь, — это тоже результат давления, давления научающих установок, внедряемых в нас с момента рождения. Мы в социумном пространстве так же пребываем в качестве чего-то ограниченного, то есть в качестве объектов, сформированных за счёт давления. Человек — это «сделанное», кукольное создание, сформированное социумом для своих нужд.

Зато такие качества, как счастье и изобилие, которые мы с вами непрерывно ищем где угодно, но только не в себе, в свете этого превращаются как раз в категории внутренние и постоянно в нас присутствующие. Мы живём в мире энергии, а следовательно, в мире изобилия, так как энергией в нашем мире является буквально всё. Бессмысленны все мероприятия по перераспределению энергии, затеваемые в течение нашей жизни: делёж имущества, денег, территорий, власти и т. п.

По сути, в каждом из нас живёт целая Вселенная, и не одна к тому же. Вспомним Валерия Брюсова с его удивительными строками:

Быть может, эти электроны -

Миры, где пять материков,

Искусство, знанья, войны, троны.

И память сорока веков.

Ещё, быть может, каждый атом

Вселенная, где сто планет.

Там всё, что здесь в объёме сжатом,

Но также то, чего здесь нет.

Можно ли быть бедным, имея внутри Вселенную?

Пока человек помнит о своей природной гармоничной сути, он имеет полный доступ ко всей этой энергии, ко всему жизненному изобилию.

Но, как правило, в своей жизни мы сталкиваемся совсем с другим: уровень нашего «изобилия» определяют проблемы, болезни и неприятности. Нам это часто кажется несправедливым, хоть всё объясняется очень просто: любое деструктивное событие или, состояние — это всего лишь напоминание о том, что нами утрачена Цельность, более того, возникшая проблема — это всегда возможность к восстановлению утраченного Единства с Миром, именно она и является проходом к этому состоянию.

Невзирая на то что сделать для этого нужно совсем немного, мы почти всегда предпринимаем нечто прямо противоположное. Почему?

Дело в том, что социум, этот «кукольный мир»,в котором мы с вами живём, «упаковал» нас в бесчисленное количество своих предписаний, установок и ограничений, назвав всё это гордо — обучением. Но по сути — сделав из нас всего лишь очередную свою «куклу» и надёжно упрятав внутри себя нити, которыми ею можно управлять. Пробиться сквозь эти «упаковки обучения» к своей природной основе, к возможности реального выхода за пределы этих кукольных оболочек очень и очень непросто.

Но такие пути есть. И начиная с этого занятия мы с вами будем их исследовать. Исследовать пути, ведущие к Хозяину.

Хозяин — это единство физического и духовного начал человека, это гармоничная природная основа, данная нам изначально и всегда присутствующая в нас. Присутствующая всегда, но проглядывающая сквозь нас крайне редко, чуть ли не в экстремальных ситуациях.

Первая, самая мощная оболочка, отделяющая нас от Хозяина, — это наше «знание» о том, что мы именно такие. Такие, какими давно знаем себя, — «нехозяйские»: немного больные, в меру удачливые, образованные тоже в меру, в меру живущие и послушно умирающие в тот срок, который сами же себе и определили.

Аксиомой такого «знания» всегда является представление о том, что нас с вами окружает внешний мир. Неважно, дружествен он по отношению к нам или не очень, главное — он внешний. То есть такой мир уже не есть «Я». Теперь «Я» и «Мир» — это разные вещи, различные категории. Но подобная позиция — это забвение, это всегда утрата Хозяйского ощущения Целостности, и поэтому такое окружение в любой момент может стать враждебным, проблемным и болезненным.

Оболочка ложного знания о самом себе в значительной степени создаётся и бережно удерживается нашим именем. Имя — это то, чем я определяю себя в этом мире. Пока моё имя именно такое — я вынужден соответствовать всему, связанному с моими Ф.И. О.

Мир говорит мне: «Эй, ФИО!», — и я сразу вспоминаю себя таким, каким хранит меня имя. По чьему-то точному сравнению мы, как черепахи, послушно тащим на себе тяжёлый панцирь — своё прошлое, приклеенное к нам клеем — нашим именем. Тащим, так как имя — это наш «пропуск» в мир социума, именно оно создаёт у нас ложную уверенность в том, что мы «есть», что мы «живы». Но так ли это? «…Знаю твои дела, ты носишь имя, будто ты жив, но ты мертв»— сказано в Писании. Поэтому вся логика нашего исследования подсказывает необходимость ослабить эту зависимость, возможно, даже попытать счастья с новым, непривычным именем.

В нашей школе мы это делаем, попутно решая ещё несколько важных задач.

Дело в том, что в течение жизни мы всё же периодически соприкасаемся с Хозяйским состоянием, воспринимая его как нечто естественное и само собой разумеющееся. Это случается с нами в моменты творчества — написания стихов, картин, в период влюблённости, в момент восприятия чего-то прекрасного.

Что объединяет эти мгновения? Состояние внутреннего ментального молчания, внутренней гармоничной тишины, состояние творческой наполненности и расширенного сознания. Итак, мыс вами нашли первый вход в Хозяйское качество — и пролегает он через состояние творчества, внутреннего созидания, творения.

Попробуем смоделировать это состояние, для чего поиграем в следующую игру. Загляните вглубь себя, обращая внимание на все свои ощущения, внутренние «сигналы» — на все те «компоненты», из которых на данный момент складывается ваше «само-чувствование», некий образ самого себя.

Теперь определённым внутренним усилием дайте возможность этому образу оформиться во что-то конкретное. Это может быть предмет, животное, растение, некая абстракция.

То, что вы сейчас создали, является как бы «слепком» вашего текущего кукольного состояния. Откуда он взялся? Вряд ли вы его заранее хранили в себе. Он возник именно сейчас, для данной конкретной ситуации. Произошло то, что как раз и называют актом творения, созидания, творчества.

Если бы вы были художником или скульптором, то могли бы воплотить созданный образ на холсте или в глине, и каждый увидевший его, возможно, проникся бы (в зависимости от степени вашего таланта) вашим настроением, а вы бы стали ему более понятны как личность.

Но, честно говоря, зачем это нужно? Зачем смущать окружающих своим нехозяйским состоянием? Таких произведений действительно много: талантливо сделанные, они отражают хаос, царивший внутри их создателей. Нередки случаи ухудшения самочувствия, даже обмороков возле подобных скульптур или картин. Поэтому, невзирая на то что ваше внутреннее творчество на порядок приблизило вас к Хозяину, работа по его «освобождению» ещё не закончена.

Созданный образ есть отражение внутреннего состояния, а следовательно — собственно вас. Кем создано это состояние? Естественно, вами же как Творцом, как Хозяином. И пока вы не при знаете своё творение — свой гнев, свой страх, свои болезни и проблемы частью себя, не согласитесь с их существованием и не снимете любое сопротивление им, они, как нечто чуждое вам, останутся враждебны ми и будут оказывать на вас давление.

Эта тема очень важная, и мы ещё неоднократно будем к ней возвращаться в будущем, сейчас же нас интересует техническая сторона этого вопроса. Нам необходимо восстановить утраченную целостность с собой для того, чтобы вплотную приблизиться к Хозяину. Ощутить его как свою часть. Себя как часть Хозяина.

Легко ли принять свой негатив, согласиться со всеми своими невзгодами и неприятностями, со своей болью и отчаянием? Понятно, что нелегко, даже если это происходит опосредованно, через абстрактный образ всего этого.

Но чем является этот образ? Символом вашей несвободы, слепком вашей зависимости от кукольного спектакля, в который вас вовлекли помимо воли сразу же после появления в этом мире. Позвольте же ему наконец обрести свободу.

Как именно это возможно сделать? Представляя себе свой образ-состояние, вы вступаете с ним в контакт, в общение и спрашиваете у него: чего бы он хотел больше всего? чего ему не хватает? каково его заветное желаний где и как ему могло бы, быть хорошо? Затем, прислушиваясь к своим ощущениям в качестве этого образа, постарайтесь уловить его желания, почувствуйте их, возможно, вы даже услышите их голос…

Например, вы ощущаете себя в образе «горящей свечи, сильно оплывшей с одной стороны». На ваш вопрос о её «желании» вы неожиданно понимаете, что ей не хватает «уверенности в будущем и ощущения надёжности существования» и самое заветное её желание — «превратиться в хрустальный незыблемый кристалл, мудро и неторопливо растущий в глубинах вековых гор…».

На внутреннем экране вы немедленно позволяете этому произойти. Внешне помогаете себе пантомимой, позой, возможно даже звуком. Вы буквально «становитесь» этим хрустальным кристаллом, ощущаете его твёрдость, основательность, уверенность. Оцените в этот момент своё состояние и сравните его с начальным. Разницу вы без сомнения почувствуете. Ощутите также, насколько конечный образ стал вам ближе первоначального. Принять его, согласиться с ним? Да без проблем! И теперь, действительно, это будет гармоничное Хозяйское состояние.

Сейчас вы смело можете взять себе имя нового образа, подтверждая тем самым факт его приятия вами, согласия с ним. То есть вы объединяетесь с тем, что совсем недавно воспринимали как свою проблему, пытаясь даже от неё избавиться. Это очень важно!

Скажите себе: «Я Хозяин Горный Хрусталь», ощутите себя им снова. Новое Хозяйское имя, являясь подтверждением достигнутого гармоничного состояния, одновременно будет вас в нём и поддерживать, помогая продлить ощущение полной открытости и согласия, сохраняя вас в качестве восстановленного Хозяина.

На данном этапе вашего движения временно забудьте о своём «мирском» имени. Обращаясь к себе мысленно, вспоминая себя «со стороны», используйте теперь исключительно имя Хозяйское.

Гармонизируя им себя, вы транслируете это качество и своему окружению. Пока вы — «Хозяин Горный Хрусталь», «Хозяин Зелёный Трамвай», «Хозяин Кузя-Мурзя», вы существуете в разрешающем режиме и рядом с вами ничего плохого случиться не может.

Вы гармоничны, и вы — Творец. Если вы находитесь в Хозяйском состоянии, то творите, выстраиваете окружающий мир из этого гармоничного состояния — своего «строительного материала». И мир такой будет столь же гармоничен и беспроблемен.

У вас неприятности? Значит, вы не в Хозяйском состоянии. Срочно вспоминаете Хозяйское имя или ищете новое, то есть гармонизируете себя, и неприятности исчезают.

Конфликт рядом с вами? Плохой вы Творец — из какого, оказывается, некачественного материала выстроили своё окружение. Входите в Хозяйское состояние — и конфликт исчезает. Соседи мирятся, ребёнок перестаёт капризничать, соседке приносят пенсию.

Перед тем как суммировать всё вышеизложенное в виде более конкретных рекомендаций, ещё пару слов вот о чём.

Основная цель как описываемой технологии, так и всей школы — предельно ослабить влияние надёжно «вложенных» в нас стереотипных и до обидного ограниченных поведенческих программ. Они незаметно управляют нами, используя для этого наш ментал, который им в угоду создаёт логическое оправдание всем совершаемым поступкам, как бы нелепо они ни выглядели. То есть выход из-под диктата ментола — это то первое, что нам необходимо сделать.

Ментал и логика им выстроенная — это прежде всего серьёзность, это предельное подчинение своей «ложной личности», своему «Я». Мы же хотим противопоставить ему другое качество, изначально присущее человеку, качество, призванное вернуть непосредственное восприятие жизни, её радость, это — способность к игре, это Детская непосредственность и несерьёзность, всегда сопутствующая любой игре.

Более того: всё то, что вам предлагается делать сейчас, равно как и всё, что будет предложено делать позже, в своей основе имеет одно — призыв к игре. Это предложение поиграть, это договорённость делать всё как бы понарошку.

Посмотрите на детей, вспомните себя ребёнком — как легко всё делается и беспроигрышно получается, когда вы не ждёте результата, когда просто играете, когда всё происходит словно понарошку и нет страха перед возможной неудачей или перед тем, что что-то случится «не так». Ведь это игра, а в ней возможно всё. В игре никогда не бывает проигравших. Так как выигрышем, для всех является сама игра, то ощущение удовольствия и удовлетворения, которое она доставляет.

Возможно, что, осваивая предлагаемую технологию, вы сразу же начнёте с какой-нибудь болезненной проблемы, достаточно давно досаждавшей вам. И немедленно у вас может появиться напряжение по поводу результата проводимой работы: «А поможет ли?» — «А вдруг нет?» — «А ведь проблема такая серьёзная, а здесь — «дуракаваляние» какое-то?» Да и вообще: «А смогу ли я, а получится ли?» — «А если образ не появится?».

Но все эти сомнения и воображаемые препятствия исчезнут мгновенно, если вы сделаете себе установку на игру: «Я играю!» А ещё правильнее: просто позвольте себе это — поиграть. И теперь: получится, не получится — какая разница! Главное, чтобы вам было приятно и интересно само действо — сам процесс игры. Однако при таком «раскованном» и «несерьёзном» отношении, можете не сомневаться — оптимальный результат не замедлит войти в вашу жизнь.

По этим же причинам очень важно, особенно поначалу, пока технология ещё не стала «своей», ваше физическое, пантомимическое участие в процессе, то есть сам образ и все метаморфозы, с ним происходящие, вы создаёте «вживую», вы буквально «лепите» этот образ из себя, отражаете его собой.

Чем активнее участие вашего физического тела, тем меньше доминирование ментала, тем больше внутренней свободы и меньше сомнений. И тем скорее ощущение испытанной гармонии войдёт в вашу повседневность, заполнит её.

Дело в том, что невозможно убедить себя в чём-то новом, используя одни лишь объяснения и задействуя только ментал. Истинное знание, новое состояние возможно лишь ощутить, пережить. Поэтому играйте во всё, что вам предлагается, ощущайте всё происходящее с вами, даже если это будет называться так стереотипно-серьёзно: «технология».

А теперь всё-таки — сама техника, название которой будет соответствовать «волшебным» традициям нашей школы.

ТЕХНОЛОГИЯ «ВОЛШЕБНОЙ ПАЛОЧКИ».

1. Отталкиваясь от своих ощущений, вы ищете соответствие им в виде определённого образа.

2. Затем, вручив ему «Волшебную палочку», проводите потенциализацию энергии, заключённой в нём, то есть разрешаете образу проблемного состояния «расправить крылья» и обрести свободу, что позволяет ему реализовать свои «сокровенные желания» и освободиться наконец-то от «оков» вашего кукольного знания о нём.

3. Далее, для того чтобы уйти от социумной определённости, от навязанного вам знания о самом себе, вы делаете своим это новое, «чистое» имя освобождённого образа. Он теперь будет «привязывать» вас у же не к прожитой жизни, старым привычным и негативным программам, а к гармоничному Хозяину, творческое качество которого вы только что ощутили в себе.

Но главное — породнившись общим именем-образом с былой проблемой, вы тем самым объединяетесь с её изначальной и сейчас уже освобождённой энергией, чем восстанавливаете некогда утраченное единство с ней.

Таким образом вы совершаете как бы три смелых шага «вглубь себя», пробуждаясь в позабытом вами Хозяйском статусе.

Прокомментируем эти шаги.

1. Понятно, что вполне возможно найти образ любого своего состояния, в том числе и спокойного, и достаточно гармоничного. Но скорее всего необходимость в этом возникнет, когда вы будете испытывать ощущения деструктивного, проблемного характера.

Для того чтобы вам было легче сформировать конкретный образ, задайте себе ряд наводящих вопросов: Из каких именно ощущений состоит проблема? Какое из них доминирует? В какой части тела «живёт» ощущение проблемы? Какой размер оно имеет? Какая у него форма? Вес? Цвет? Запах? Вкус?

Затем суммируйте всю полученную информацию вопросом:

«На что оно (ощущение) похоже?».

Этот образ может быть вполне конкретным и узнаваемым либо совершенно абстрактным и аморфным.

Следующая ваша задача на данном этапе — отразить собой этот образ, стать им, ощутить его «изнутри».

2. Теперь вы торжественно вручаете ему «Волшебную палочку», способную осуществлять любые желания, но — исключительно конкретные. Пожеланий вроде «Пусть мне будет хорошо» или «Хочу быть счастливым», палочка «не понимает».

Поэтому, «заглянув в себя», попробуйте ощутить ответы на следующие вопросы: Есть ли у образа желания? Комфортно ли ему сейчас или возможны улучшения? Что он хочет? О чём мечтает? Где ему могло бы быть хорошо?

Или задайте более ёмкий вопрос: Какой смысл присутствия этого образа в вас?

Иногда вы можете ощутить, что желания образа явно враждебны вам: «Хочу тебя съесть!» или «Хочу сделать тебе больно». Не спешите пугаться, невзирая на внешнюю «грозность», в основе таких желаний, тем не менее, ничего враждебного присутствовать не может.

В таком случае необходимо выяснить, что именно стоит за видимым стремлением причинить вред. Это можно сделать, спросив: А зачем? Для чего тебе это? Что ты обретешь от этого? И скорее всего вы обнаружите, что всей внешней враждебностью заправляло довольно безобидное и детское желание привлечь к себе внимание, оказаться на виду, быть обнаруженным или ощутить к себе уважение.

Выяснив потребности и желания образа, вы немедленно «взмахиваете Волшебной палочкой», приступая к их осуществлению.

Здесь возможны два варианта. Образ может сразу «подсказать» тот завершающий финальный сюжет, в котором он хотел бы участвовать. Или это может происходить поэтапно — от одного реализованного желания к другому. В этом случае вы каждый раз спрашиваете у образа: «Это всё? Или есть ещё желания?»— и доводите его развитие до полной реализации всех его потребностей.

Игра с образом всегда должна заканчиваться состоянием достаточности — особым ощущением некой «насыщенности» игрой, внутреннего комфорта и, как правило, ментальной тишины.

В результате таких несложных и достаточно занятных операций вы незаметно и словно «походя» решаете задачу весьма значительной ёмкости: вы даёте развитие творческому потенциалу той энергии, что долгое время была неподвижной и «плененной» вашим «знанием» о ней как о проблеме.

Но любая остановленная и «связанная» энергия — это энергия «мертвая». В этом же мире всё должно пребывать в движении и жить. Это только нашей кукольной составляющей необходима такая предельная определённость и фиксированность окружения, иначе она себя не мыслит.

Сейчас вы потенциализируете эту энергию, возвращая ей свободу, а по сути — оживляя её и включая в процесс вашего Хозяйского творчества.

Такая освобождённая энергия мгновенно теряет свою болезненность и агрессивность по отношению к вам, ибо вся эта враждебность была вызвана одним — стремлением привлечь к себе внимание и желанием воссоединиться с вами.

3. На этом этапе кратко сформулируйте «имя» завершающего трансформированного образа. Вы не забыли, что только что сами были этим образом? Следовательно, это теперь и ваше имя. Называя себя им, вы подтверждаете своё согласие на объединение с освобождённой энергией проблемы, а по сути, даёте согласие на присутствие в своём пространстве того, что ещё недавно считали проблемой, снимаете сопротивление перед ней. Это знаменательный шаг, который неизбежно будет иметь далеко идущие последствия.

Очень важно, чтобы, произнося своё новое имя вслух или внутри себя, вы не просто проговаривали его, а пусть на мгновенье, но вновь ощущали себя тем самым реализованным образом, вызывая этим гармоничное ощущение Хозяйского состояния. Так вы задействуете своего рода «якорь», который поставили на это состояние и теперь в любой момент можете в него снова «включиться».

Что делать дальше с найденным Хозяйским именем? Теперь оно для вас «пропуск» в Хозяйское состояние, проход в него, а ещё точнее — «камертон» для приведения вашей обыденности в соответствие с гармоничным играющим Хозяином.

Правильно проведённая работа с проблемой может привести к её разрешению одномоментно и навсегда. Но если вы обнаружили, что ещё сохраняются определённые отголоски проблемы, некие её «метастазы», если часто возникает нетерпеливое ожидание результатов либо подозрительное заглядывание в себя: «Неужто в самом деле не болит?»— активно применяйте найденное Хозяйское имя-образ, «проигрывая» его в себе,

Тщательно исследованная в ощущениях проблема, исчезнувшая вследствие этого из вашего внутреннего пространства, — исчезает как проблема вообще. По-другому не бывает.

Ни в коем случае не используйте однажды найденное Хозяйское имя для решения не связанной с ним проблемы. Никакого реального решения в этом случае возникнуть не может. Это будет всего лишь попытка обойти проблему, спрятаться за Хозяйское состояние. Понятно, что такое состояние истинно Хозяйским не будет.

Что же делать? Да элементарно — проработать очередное проблемное ощущение по уже знакомой вам схеме и быстренько вернуться к Хозяину. Но уже с соответствующим именно этой проблеме именем.

То есть вновь найденным именем-образом допустимо лишь поддерживать Хозяйское состояние, но ни в коем случае не пытаться эксплуатировать им Хозяина. Иначе вы снова моментально скатываетесь в привычное кукольное существование.

Ваша сверхзадача, которую вы уже начали решать, — непрерывно находиться в Целостном Хозяине, выстраивая тем самым гармоничное пространство своего существования. По мере вашего продвижения в этом направлении постепенно будет отпадать необходимость в непрестанной борьбе с неприятностями — они просто перестанут случаться с вами.

А на смену им придёт то, что мы называем «состоянием парения»: когда вы словно «скользите по жизни.» без малейшего усилия, словно чайка над гладью моря, когда события вокруг происходят как бы «сами по себе», не требуя от вас ненужного напряжения, когда жизнь превращается в игру, полную приятных сюрпризов и увлекательных приключений. Только не торопитесь, к этому вы неизбежно придёте, но — постепенно.

Пока же ваше состояние в течение дня, а уж тем более — текущей недели будет непрерывно меняться: новые обстоятельства, встречи, необходимость принятия решений… Как только вы отследили в себе появившееся напряжение, тревогу, несогласие с чем-то, неуверенность — немедленно и обязательна начинайте мероприятия по приведению себя в гармоничное состояние.

А дальше работает общий принцип, определяющий способ существования человека: «Хочешь изменить Мир — изменись сам», то есть сгармонизируйся, вспомни о себе-Хозяине. Если вы позволили себе это, то не стоит уже удивляться получаемым результатам и всё более возрастающей уверенности в своих силах Творца, в способности быть истинным Хозяином своей Судьбы, свой Удачи.

С рождением вас, пробудившиеся Волшебники! >

С возвращением в Хозяйское качество Творцов!

ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ.

— Сразу после занятия я почувствовала, что простудилась, видимо от перепадов погоды. Появилась ломота и озноб. Увидела себя в виде часов-ходиков с торчащей из них пружиной, ощущение такое, что перекрутили завод. Часам «захотелось», чтобы их «закапали», смазали шоколадным крем-ликёром. После получения соответствующей «дозы» они вновь пошли, но теперь маятник у них качался плавно-плавно, как в замедленном кино. Пришло ощущение покоя и расслабленности. Уснула на полчаса. Проснулась в отличном состоянии.

* * *

— Я проделала всю процедуру «освобождения» образа своей куклы, но облегчения не испытала. Почему?

— Опишите, как вы работали?

— Ну, я старалась найти правильное развитие образа, чтобы всё плохое в нём исправить на хорошее.

— Вот в этом и ошибка. И не одна к тому же. Судя по всему, вы слишком серьёзно всё делали, а значит — под ментальным контролем. Ваше «правильное развитие образа» определено куклой, от которой вы и пытались уйти. Получается — под её же диктовку? Вам не следует делать ничего «правильно», а лишь ориентироваться на естественность и «мурчательность» происходящего. И забудьте слово «стараюсь». Разве можно «старательно играть»? Отпустите, разрешите своему образу себя реализовать. И не оценивайте, что значит — «плохое на хорошее»? Кто это знает? — опять же кукла… А если, предположим, вашей «внутренней каракатице» на стене кетчупом порисовать захотелось или покурить чай «Каркаде»? Хорошо это или плохо? Просто позвольте ей это — и всё. Иначе вы одну кукольную тюрьму поменяете на другую.

* * *

— Я составила для шефа макет письма партнёрам. Принесла ему ознакомиться, а он сидит весь нервный такой, взвинченный, кто-то ему уже настроение испортил. Прочёл — и устроил мне разнос, дескать, ничего не умею, за что только деньги получаю. Вышла от него, кинула макет на свой стол, решила плюнуть на всё и пошла в кафе рядом выпить кофе и покурить. Пока курила, вспомнила о Хозяйском состоянии. Проработала свой образ, такая несуразица смешная получилась. По дороге обратно о конфликте даже не вспомнила. Только зашла и села, входит шеф и берёт всё тот же макет письма. Пробежал глазами — заулыбался: «Ну вот, — говорит, — ведь можешь, если хочешь»…

* * *

— А если мне не нравится моё новое Хозяйское имя? Всё равно его использовать?

— Такого быть просто не может. Работу с образом каждый раз доводим до полного удовлетворения его «сокровенных потребностей» и желаний. В этом случае завершающая картина всегда будет комфортна как для вашего образа, так и для вас — ведь вы суть одно.

В вашем случае работа была проведена либо не до конца, либо проводилась «от ума» — через оценку. Превратите эту работу в игру и больше доверяйте спонтанности и своей способности к творчеству.

* * *

— Очень долго не было маршрутки, очередь на остановке просто огромная. Поначалу я поддалась привычному раздражению, но вовремя вспомнила про Хозяина.

Образом моего состояния был «сундучок, в котором что-то стучит». Я на него настроилась, начала в одном ритме с ним ногой притопывать. Сама в меру возможностей «сундучок» этот из себя «делаю». Но ведь я на остановке! Замечаю, что люди как-то странно на меня поглядывают. Но всё же довожу образ до его «волшебного качества», даю ему имя «Медведь, сосущий медовую лапу». Затем, не долго думая, покупаю мороженое, стою и на виду у всех этот образ обыгрываю.

Вдруг слышу за спиной: «Ты чем это здесь занимаешься?» Оборачиваюсь — подруга, мы с ней сто лет не виделись. Оставшиеся полчаса ожидания маршрутки промелькнули как несколько минут — всё наговориться не могли. Понимаю, что это Хозяин так всё организовал, но у меня такой вопрос: неужели работу с образом нельзя как-то внутри себя проводить, чтобы меньше смущать окружающих, когда я «ёжиком» или «зубной щёткой» становлюсь?

— Чем больше вы сами участвуете в развитии образа, подтверждая его пантомимой, тотально ощущая его, — тем заметней будет результат и глубже Хозяйское состояние. И на первых порах такая работа совершенно обязательна — вам необходимо качественно освоить технологию. Для этого вы работаете дома, в уединении.

Но затем, по мере освоения этой несложной техники её всё больше можно выносить «на люди», и в этом случае, действительно, игра с образом больше будет происходить «внутри вас», не смущая ваше окружение.

Но не торопитесь — всему своё время.

* * *

— Я всё же не совсем понимаю: если проблема не у меня, каким же образом, занимаясь лишь собой, я могу помочь кому-то?

— В рамках нашей школы, и это принципиально, не предусматривается оказание помощи кому-либо…

Да, это действительно эгоизм. Но эгоизм несколько иного рода, чем вы, скорее всего, уже успели подумать. Вспомните Христа с его призывом: «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи». Всё дело в том, что, пребывая в кукольном состоянии, помочь кому-то просто невозможно. Когда кукла пытается помочь другой кукле, то и помощь такая будет тоже «кукольной», ненастоящей, создающей лишь видимость помощи.

Мы руководствуемся ложными представлениями: если человеку больно, а вы поспособствовали эту боль убрать, то этим оказали ему реальную помощь. Но такой вывод почти всегда ошибочен — часто нам просто необходимо испытать некоторую боль, чтобы сделать определённые выводы для себя, что-то осознать и благодаря этому избежать впоследствии боли гораздо большей. Увы, конечно, но для человека это основной и чуть ли не единственный способ учиться.

Как отличить ситуацию, когда требуется ваше вмешательство, от той, где вы должны быть лишь сторонним наблюдателем? Кукле с её менталом это не по силам, лишь Хозяйское состояние позволит ощутить подобное интуитивное знание и, если надо, создаст необходимый позыв к действию.

Не забывайте, ведь мы не просто «волшебники-эгоисты», мы «Со-Творцы», мы действительно творим вокруг себя реальность, и качество этой реальности всегда! определяется качеством нашего состояния. Именно оно является тем самым «строительным материалом», из которого мы выстраиваем свою повседневность. Гармоничны мы — гармоничен мир вокруг.

Поэтому предлагается всю вашу «внешнюю помощь» свести к внутренней работе с самим собой. Вы сгармонизировапись — исчезает страх и тревога у ваших друзей, головная боль у ребёнка, соседка перестаёт рассказывать о вас сплетни.

А если во внешних событиях всё же требуется ваше участие, то в Хозяйском состоянии вы всё необходимое сделаете не «от ума», а от внутреннего интуитивного и всегда беспроигрышного знания и не «для помощи», а лишь в продолжение Хозяйской игры.

* * *

— А не является ли такое игровое решение проблемы просто иллюзией решения? Где гарантия, что через некоторое время эта же проблема вновь не проявится в моём пространстве?

— Вы просто с «закрытыми» пока ещё глазами прошли мимо уже не один раз озвученного ответа на этот вопрос, и это, кстати, очень показательно — ментальные кукольные механизмы вполне реально не позволяют нам услышать то, что представляет для них опасность. Поэтому ещё раз особо подчеркнём: во всём, что вам было предложено делать, главным представляется именно факт вашего объединения, согласия со своими деструктивными состояниями через интеграцию с образом этого состояния. Это истинно Хозяйский подход — восстановление утраченной Целостности.

То же, что вам на данном этапе представляется самым главным, а возможно и единственно важным — решение проблемы, является лишь приятным следствием проделанной работы.

Общая схема возникновения проблемы выглядит так: некогда вами, в той или иной ситуации, был нарушен Закон Цельности и Единства. Либо суть этого нарушения была вам передана вашими близкими в процессе обучения, и в результате — ваше восприятие Целостного Мира приобрело ущербный характер. То есть что-то вы в своей жизни не принимаете, осуждаете, чего-то избегаете, либо напротив — чему-то придаёте неоправданную значимость, привязываясь к нему и попадая от него в зависимость.

На фоне этого и в подтверждение этому в вашем жизненном пространстве обязательно появится проблема любого характера. Но смысл её существования один — это всего лишь напоминание о том, что имело место нарушение Закона Цельности и Единства, более того — она всегда является прямым указанием на то, с чем именно следует работать, чтобы восстановить в своём пространстве утраченную Целостность. То есть с какими именно ощущениями.

Проводя описанную работу с образом проблемы, мы решаем сразу две существенные задачи: через потенциализацию образа мы убираем болезненность проблемы, её агрессивность по отношению к нам, то есть работаем как бы с её симптомами; и через интеграцию, объединение с самой проблемой в виде образа восстанавливаем Хозяйскую Целостность, проводя при этом работу на уровне Причины.

Вот теперь и ответьте себе сами: если вами всё выполнено, «проиграно» честно и правильно — будет ли повод, найдётся ли причина для повторного проявления уже «признанной родной» проблемы в вашем жизненном пространстве?

* * *

— Я очень трезвый и практичный человек. Скажу честно: отнеслась ко всему увиденному в первый день с известной долей скепсиса — да, забавно всё, интересно и необычно. Но чтобы это помогло в серьёзной ситуации?.. Будто по заказу — проверка. Расторгается сделка, мною практически уже заключённая. Мне это грозит очень серьёзными финансовыми потерями, во-первых, и просто неприятностями на работе, во-вторых. Всё теперь зависит от результатов предстоящей беседы с заказчиком и клиентом. Обе стороны настроены крайне враждебно, на компромисс не идут. Перед встречей глянув в себя, вижу, что имя моему состоянию «Белоснежное свадебное платье, по которому прошёлся взвод солдат». Работаю, по его желанию возвращаю ему изначальную чистоту, а вот платьем образ быть больше не захотел — мало свободы ему было. Взмыл облаком ввысь и пролился летним дождём, зазвенел ручьем, весело стекая с пригорка. Взяла себе это именем: «Хозяйка Звенящий Ручей». Во время переговоров поставила перед собой стакан с водой и время от времени постукивала по нему ручкой, вызывая лёгкий звон и напоминая себе, что я — «Звенящий Ручей». Неожиданно разговор пошёл в ином ключе — вскрылись новые перспективные стороны, которые почему-то ранее не рассматривались. В общем, сделка не просто состоялась, но ещё и на гораздо большую сумму.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

1. В течение последующей недели попробуйте провести «широкомасштабную» игру по уходу от стереотипов восприятия самого себя, для чего временно «забудьте» о своём мирском имени. Вы сейчас лишь «то», что отражает гармоничное качество вашего состояния.

Все деструктивные, тревожные ощущения, любое несогласие с чем-то или неприятие чего-то немедленно прорабатывайте технологией «Волшебной палочки», восстанавливаясь в Хозяйском состоянии. Не забывайте — это состояние полной открытости и согласия как с окружающим Миром, так и с тем, что происходит с вами лично. Привыкайте использовать Хозяйское состояние для профилактики проблем, а не для их решения.

Отслеживайте изменения, происходящие с вами в новом состоянии, — на внутреннем плане и во внешнем, событийном пространстве.

Насколько меняется ваше физическое самочувствие в Хозяйском состоянии? Психоэмоциональное состояние? Стал ли Мир, окружающий вас, более/Дружественным? В чём это проявилось?

К следующей нашей встрече подготовьте замечания и вопросы, возникшие у вас в течение недели, и, желательно, рассказы о вашей Хозяйской деятельности-игре.

2. На следующее занятие принесите сделанную своими руками куклу-»петрушку», надевающуюся на руку. Делайте её «по своему образу и подобию», но в упрощённом, «схематическом» варианте. Главное, чтоб именно вы смогли увидеть в ней себя и поверить в это.

ВТОРОЕ ЗАНЯТИЕ.

То ли буря море рвёт, то ли небо жмурится, то ли сказка снова врет, то ль Создатель хмурится. Только тропка вновь — в бурьянах по грудь, и бредёт старик — наш, не кто-нибудь.

— Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, — бормотал старик, к морю двигаясь, к морю Синему, изобильному, в недрах волн своих с рыбкой рыжею.

— Быть Хозяином — дело хитрое, — говорил старик, в травах путаясь, — хоть приятное, но ведь — зыбкое. А с моей каргой с места стронешься, но откроет рот — не схоронишься.

Лезут сквозь меня беды прежние, страсти старые, непомерные. На Хозяина ополчаются, улюлюкают, насмехаются. И старуха, вошь задунайская, с челобитной вновь к морю выгнала!..

Бормотал старик, выходя на брег, пенных волн верха с колен струшивал.

— Рыбка, эй! — кричал. — Выплывай скорей! Много сладких слов ты.

мне молвила. О моём былом даже вспомнила. Посулила мне много прав и сил. Толькостал совсем от проблем я сив.

Расступились тут воды синие, волны бурные, струи сильные. И на гребне пен, в свете золота рыбка, вынырнув, так сказала вдруг:

— Ты что это, Петя? То ли в сказки совсем заигрался, то ли в кукле своей затерялся? А может, просто умом слегка повредился?

— Не гневайся, Рыбка, не гневись. Золотая, на меня непутевого, — продолжал старик, не в силах справиться с напевностью сказочною. — Много сил приложил, много игр играл. Думал, выйдет толк — они вышел весь.

Одна бестолочь, видно, осталася.

Жалко вновь стало Золотой Рыбке старика Петю. «Ведь не старый же ещё старик-то», — подумала. Подплыла она поближе.

— Да, — молвила, — видно правду говорят, что людям свойственно исправлять одни ошибки на другие. Уж если после нашего разговора ты сумел всё же несчастным заделаться… Ну да ладно, выкладывай, что ещё у тебя стряслось?

— Да старуха всё, — говорил старик, — как заноза во мне, что застряла в живом. Никакой Хозяин супротив неё не выстоит. Нет, вначале всё как надо — пока я Облаком себя чую, или Ветром в поле, или Дождинкой малою, — лучше и не бывает.

— Но стоит забыться, — продолжал старик, — и всё по-прежнему.

А как не забыться? Бывает, как рявкнет: «Старик!.. а где ты?.. а что делаешь?.. а ну, дыхни, оконный!..» Так душа по привычке в пятки-то и прячется.

— Что ж ты хочешь, милая, — воздыхал старик, — не поверишь, сколько годов надо мной она так измывается. Каждая клеточка моя ею пропитана. Куда там Хозяину рядом с нею прижиться. Тараканы из-за неё и те давно из избы поразбежалися

— А отчего же ты, — всплеснула плавниками рыбка, — не взял горечь свою и несогласие со старухой да не превратил в образ игровой? Отчего не дал свободы ему? Не породнился именем с ним, в одно целое не слился, неприязнь к нему убирая?

— А бес его знает, — смутился нестарый старик, — не втянулся видать ещё, внове мне это всё… Не привык я как-то шуры-муры с проблемой разводить, всё больше супротивничаю с нею

Он пошамкал губами, поискался в бороде и доверительно сказал рыбке:

— Женщина, вишь ли, это такое слабое и беззащитное существо, от которого ну нигде спасу не сыскать. Хоть вроде и понятно оно — ну кто ж от ребра добра ищет? — да только сил моих не осталось уже.

— Вот давеча, — продолжал старик, — сидела она подле зеркала, сидела, а потом меня и вопрошает: «А сколько б ты мне, старик, годков-то с виду дал?» Будто ей, карге старой, своих не хватает. Так я ей и ответил… Как принялась она тогда браниться!..Прогнала к тебе — иди, говорит, к подружке своей. Золотой Рыбке, выпроси у неё для меня молодости новой.

— Поизносилась, дескать, она, поистаскалася, срок годности у неё закончился, — злорадно захихикал Петя.

— Да, — сказала Золотая Рыбка, внимательно его слушая, — а ведь всё не так плохо, как ты думаешь. Всё гораздо хуже. Неужто не ясно тебе ещё, что не стоит никогда говорить плохо о другом человеке, что в тебе же он и подслушивает?

— Решила было я, — продолжала рыбка, — что одним лишь напоминанием о совершенстве твоём изначальном помогу тебе. Состояние Хозяйское вновь ощутить дала. Да, видно, мало этого.

— Значит, всё же огонь, вода и медные трубы… — добавила задумчиво. — Да ты не расстраивайся, не получить желаемое сразу, это иногда и есть везение. А с тобой комплекс мероприятий проводить будем. Случай твой сложен как раз своей банальностью

— Комплекс? — забеспокоился старик. — С бананами?.. Ежели там мудреное что, учиться, скажем, нужно — так не потяну я, пожалуй. Года уж не те…

— Не учиться будем, — засмеялась рыбка, — а дурака валять. А иногда и вместе с ним валяться. И насчёт годков своих не сомневайся — потянешь ты ещё, да и не на одну даже сказку. А как рецепт молодости достанешь, так и вовсе добрым молодцем заделаешься.

— Вот спасибо тебе, рыбка, — разволновался старик, — а я-то думал, враки там всё про молодость. А ты мне помочь решила

— Эх! — воскликнула Золотая Рыбка. — Всё же страшен кляп, обмазанный мёдом! Особенно когда не в рот его, а прямиком в мозги запихивают… Прошло время помощи, Петя, счастье своё ищи теперь сам. Совет дам, но не более.

— Моё время, — сказала рыбка, — закончилось в твоей истории. Другие будут встречаться на твоём пути, слушай внимательно их. Случайных встреч, в нашей жизни не бывает. Думай, учись, о Хозяине вспоминай.

— И ищи себя, — сказала рыбка, — но не убогого и забитого, а свободного и счастливого. Не ходи далеко, не мудри второпях. Для начала — загляни в себя. Кто живёт в тебе — ты уже знаешь.

— Выйди из себя, Петя, — сказала рыбка, — покинь себя — неказистого, но такого привычного и обжитого. Взгляни со стороны. Гляди на себя, пока смеяться не станешь. Потому как смешно это очень, когда значимость свою кукольную да ряженую как в спектакле со стороны разглядываешь. Тогда, может, и начнётся твой настоящий путь.

Так сказала ему — и махнула хвостом, в Синем море красу свою спрятавши

* * *

Долго ещё стоял старик на берегу, в пенные гребни волн вглядываясь, пока не продрог весь. Обхватил он тогда руками себя, мокрого всего и неуютного, прочь побрел, голову понуро неся.

Брёл, о камни прибрежные лаптями цепляясь, бормотал под нос.

— Время камни разбрасывать, — сокрушался негромко, — и время о них же спотыкаться

— Падает камень на человека — плохо человеку, — рассуждал он уныло, — падает человек на камень — опять же плохо человеку… Как ни верти, как ни крути, а человеку завсегда плохо

— …Стой, чего это я? — себя же одёрнул старик. — И старухи рядом нет, а я всё ною. Втянулся, видать… Пора Хозяина кликать.

Глянул Петя внутрь себя, да тяжесть свою сердечную, душевную камнем глыбящимся ощутил — серым и холодным, ветрами поеденным…Окутал он тогда теплом его своим внутренним и будто волю ему волшебную подарил — ищи, мол, счастье своё сам! Да покатился в нём тот камушек незнамо куда: раздолья ему захотелось, лёгкости странной, на ветру вьющейся… И вот уже видит его старик Петя, дай не камнем вовсе, а отчего-то… чучелом огородным, пестро наряженным и посреди простору полевого лёгким ветром обдуваемым

Растопырил тогда старик руки в стороны, вытянулся весь, стройность в себе деревянную ощутил, лёгкость тряпичную — вроде как взаправду чучелом становясь. Постоял так, на ветру покачался

— Я Хозяин Огородное Чучело… — сказал себе негромко, новым образом ещё больше наполняясь. — Я Хозяин

А как надоело чуть погодя старику Пете врастопырку средь поля стоять и глянул он по сторонам, то вновь обмер — от удивления уже: метрах в нескольких от него взаправдашнее пугало торчит, на кол посаженное, да так же с ветром раскачивается.

Подошёл он поближе — стоит, сердешное, посередь поля пустого, облезлое всё, воронами засиженное…Сравнил его старик с образом своим внутренним — посочувствовал ему, разницу ощутив.

— Э-хе-хе, сиротинушка, — сказал он, в пугало пристально вглядываясь, и добавил удивлённо: — Кого-то ты мне напоминаешь

Скинул решительно старик Петя с себя накидку старую да шапку прохудившуюся, на пугало всё водрузил. Затем подобрал из старого кострища уголек и приблизился к чучелу вплотную.

— А ну-ка, ну-ка, — бормотал, дорисовывая что-то на тряпичной физиономии. Закончив, он отошёл в сторону и, слегка наклонив набок голову, некоторое время рассматривал дело рук своих.

— Вот те раз, — наконец произнёс Петя изумлённо, — вылитый я. У него даже рот открылся от восхищения. Тыкая в пугало заскорузлым пальцем, старик засмеялся, а затем и вовсе захохотал.

— Ой, не могу, — приговаривал он, смеясь, — старик Петя, ну вылитый… старик Петя

— А ты не старый ещё, оказывается… старик Петя… — хохотал он, вытирая слёзы, — крепкий, я погляжу, ещё старик… Хоть и с дрючком промеж ног

— Если ты — старик Петя, — продолжал он, понемногу успокаиваясь, — то тогда кто же я ?

— Ах да, — вспомнил он, — ведь я же — «Хозяин Огородное Чучело»… Это привело к новому взрыву хохота. Насмеявшись вволю и с улыбкой поглядывая на огородного «Старика Петю»,новоиспечённый Хозяин с удивлением прислушался к своим ощущениям.

А они были настолько необычными, что его неожиданно потянуло поговорить, позабавляться ситуацией странной.

— Эх ты, старик, старик Петя, — говорил он, обращаясь к пугалу, — ну и что тебе радости в том? А я вот просто чучело… хотя постой, не просто чучело — я Хозяин Огородное Чучело. Вот — чувствуешь разницу?

— А ты — несчастный, изничтоженный заботами старик Петя, — продолжал он. — Вечно воюющий и вечно проигрывающий своей старухе. Ни жизни радости, ни достатку не знающий. В какой рубашке родился ты, в той же и схоронят тебя, вот и всё твоё богатство…То ли дело я — Хозяин Огородное Чучело, который вроде и есть, а ухватиться проблемам не за что, так как меня вроде и нет для них.

— Старик Петя, — говорил он, воодушевляясь всё больше, — откуда ни глянь, а всё одно — старик. Скоро уж и труха с тебя посыплется с последними зубами вместе, а всё никак сладу со старушенцией своей не найдёшь. И где ты её такую на головушку свою сыскал? Не иначе как обронил кто да трижды ещё от радости за потерю такую перекрестился, избавился, мол. А нашёлся один всё же — Петя-то наш, сподобился-таки, подобрал, на счастье своё, горемычное… Как тисками калеными зажал ты себя старухой своей в жизни серой да безрадостной

Постоял ещё Хозяин Огородное Чучело, подумал, дальше продолжил:

— Вот и выходит, что жизнь твоя, Петя, и не жизнь вовсе, а тиски эти каленые и есть. Мыкаешься, мыкаешься с бедами своими, а уже давно разобраться тебе с ними след было бы. Ведь не просто ж так они, а смысл в них какой-то сокрыт. Ане хватает смелости с живыми бедами разбор учинить, так вот хоть с тисками энтими, жизнь твою напомнившими, и поговори. Вдруг что полезное у знаешь…

— Што ж это они тебя так жмут-то? За что изничтожить хотят? Неужто просто помучить шпоб? А вот если и вправду замучают-то? Што им с того? Ну, может, силу их признаешь… Сильны, мол, тисочки каленые… Ну признал, ну ладно, а дальше-то што? А — уважать, пожалуй, станешь, ухаживать за ними бережливо… Так то и щас выполнимо — почищу-ка я их в картине мысленной своей и маслицем смажу… вот так… Ну, а далее?

— … Ух ты… — удивился Хозяин Огородное Чучело, внутрь себя заглядывая да в ощущениях своих разбираясь. — А ведь им теперь уже и тисками-то быть без надобности — ведь всё, чего хотели они, уже получили… «уважение, и внимание… А желают они теперича в избе, в углу красном Рушником вышиванным лежать, для красы, штоб и для радости

— Погодь, погодь, — сам себя остановил Хозяин Огородное Чучело. — Ну и бредятины я здесь намолол… Тем более не понятно, отчего это мне сейчас так легко и свободно? Сколько лет я себя помню, а никогда не испытывал такой свободы внутренней, думая о старухе. Каждый раз хотелось спрятать подальше мысли о ней, особливо перед сном, чтобы кошмарами не стращаться.

— А сейчас, — продолжал он, — как будто даже мила она мне стала чем-то. Ведь, поди, сколько уж лет вместе

— Странно, а всего-то — глянул я на старика Петю со стороны, как на чучело, как на куклу. Хозяином себя при этом ощущая, да образом проблемы своей поиграл маленько…

— Ай да рыбка, — неожиданно вспомнил он, — ай да умница… Ведь говорила же: «Выйди из себя… Взгляни со стороны…Пока смеяться не начнёшь…Потому как — смешно это очень… Стань собой…» Так вот оно что… так вот это как

— Сейчас по душе мне более, — решил он, — образ последний, внутри себя виденный, в который проблема моя тисочная превратилась.

— Теперь Хозяин я — Рушник Красочный, с жизнью моею меня примиривший.

Подошёл Хозяин Рушник Красочный к пугалу, руку свою на плечо твёрдое, деревянное положил, в глаза его, углями нарисованные, заглянул сочувственно.

— Да, конечно же, — сказал, — кукла ты всего-навсего. Все тобой крутят-вертят, а тебе и невдомёк это, потому как никого, тремя себя, ты в этом мире и не видишь. Где же тебе меня. Хозяина, рассмотреть-то? А ведь не я твой Хозяин, а ты — Хозяин этот и есть. Часть моя, с миром этим меня связующая.

— А как рассмотреть-то? — продолжал он. — Ой как непросто! Когда и кукла, и Хозяин в одном теле обитают. А вот поиграть если в куколки детские, смешно наряженные, так и приходит понимание вдруг — так вот же я! Такой смешной, неловкий и беспомощный, совсем ненастоящий, а значит, и проблемы все мои ненастоящие и такие же кукольные. А увидав со стороны себя — куклу, понимаешь, что увидеть это возможно, лишь глазами Хозяина пользуясь. Как кукла глазами Хозяина смотреть может? Да только им же став, осознав его. Вот тут она как кукла и исчезнет-то — Единый Хозяин лишь будет.

Обнял бережно Хозяин Рушник Красочный пугало-куклу свою, на штырь надетую:

— Намыкался ты, бедолага, обо мне. Хозяине, забывши, — сказал, — ну, да тебе зачтётся это — за одного битого старика, говорят, двух небитых дают, помоложе.

* * *

Стоял у развилки дорог то ли старик наш, Петя нестарый, то ли Хозяин какой — со стороны и не разберёшь-то, больно схожи они меж собой. Надпись на камне читал:

— «Налево пойдёшь — коня потеряешь», — только хмыкнул старик, покосившись на лапти стоптанные.

— «Направо пойдёшь — голову потеряешь». Тоже мне, потеря, — пробормотал он.

— «Прямо пойдёшь…» — сколько ни силился прочесть дальше старик — ничего не читалось, стара надпись была.

— А чего тут думать, — вновь хмыкнул он, дорисовывая угольком продолжение, — и дураку ясно.

Получилось: «Прямо пойдёшь — о камень треснешься».

— Ты что это делаешь тут? — услышал старик Петя голос за спиной. Обернувшись, он увидел доброго молодца в красных сапожках, с луком и колчаном со стрелами за спиной. В руках молодец держал тряпочку, а на ней сидела лягушка зелёная со стрелой во рту.

— Да так, художеством балуюсь… — смутившись, сказал старик Петя и поспешил разговор о другом завести. — А ты кто будешь, добр молодец? И куда гадость эту зелёную несешь? Иль ты из французов?.. Может, ужин себе промышляешь?

— Сам ты — француз, — обиделся молодец, — и нечего дразниться. Тебе смешно, а мне вот — жениться.

Он аккуратно вынул стрелу у лягушки изо рта и спрятал в колчан, а саму лягушку в охотничью сумку осторожно, на тряпочке положил.

— И не думал я дразниться… — оправдывался старик. — Просто вижу — из другой сказки ты

— Да нет, это ты, видать, из другой, — не согласился добрый молодец. — Здесь места все мне знакомые, а вот тебя и не упомню.

— Хоть и не пойму, как такое возможно? — продолжал он, рассматривая старика. — Ведь границы сказок заговоренные

— Дык, ведь — Хозяйское состояние, — как о чём-то всем известном, сказал старик Петя.

— Ну да, ну да… — было видно, что добрый молодец не хочет ударить лицом в грязь. — У отца тоже одно такое было… так Кощей утащил

Повисла неловкая пауза.

— Царевна это, — неожиданно сказал молодец, — а я — Иван-Царевич. Жениться буду. — Он помолчал. — Неохота, правда.

— Ещё бы, — посочувствовал старик, — кому на лягушке охота.

— Дурак ты, — опять обиделся царевич, — сразу видно, что нездешний. Говорю ж тебе — царевна. Принцесса это, только заколдованная. Если её поцеловать — сразу расколдуется.

— Так чего не целуешь? — удивился старик.

— Путь далёкий ещё. Лягушкой транспортировать её легче и прокорму меньше, — ответил царевич. — Да и неохота мне, — неожиданно шепотом добавил он, — невеста у меня уже есть; отец, правда, не знает.

— А ты чего шепчешь, — опасливо спросил старик Петя, — чего затеваешь? И зачем ты мне это, вообще, говоришь?

— А хочешь, — сказал царевич свистящим шепотом, — ты её поцелуй. Твоей принцессой станет, а я ещё подарок за это сделаю. А отцу скажу — расколдовал её, мол, другой царевич. А то ведь не угомонится.

— Целовать я её не стану, — сказал старик, — у меня на то старуха какая-никакая, а имеется. А что за подарок?

— О, это — чудо-подарок, — заманивающе сказал царевич, — заморский. Мешок со смехом от всех проблем. Маде из Кина называется.

— От всех? — засомневался старик. — А он что — волшебный?

— А ты думал, — продолжал увещевать царевич, — говорю же — Маде из Кина. Вот прочитай, если не веришь. Исполнит самые смелые твои желания.

— А несмелые? — заинтересовался старик. «А что, — подумал он, — мешок возьму, а принцессе вольную дам, пусть сама себе жениха ищет».

— Молодость он вернуть может? — недоверчиво спросил он.

— Так для того же он и придуман был, — царевич от нетерпения, даже пританцовывать начал. Он достал лягушку и посадил на камень. — Ну как? Целуешь?

— А-а, была не была, — старик зажмурился, на всякий случай сказал про себя: «Я — Хозяин Рушник Красочный…» — и прикоснулся губами к чему-то холодному и склизкому

— Мать честная!.. — услышал он отчаянный вопль царевича. — Опять болото перепутал!..Это сколько же мне ещё лягушек отцу в угоду перецеловать надо, пока настоящую царевну найду!..

Старик открыл глаза. Лягушка по-прежнему сидела на камне и пучила на него круглые глаза. Потом открыла рот и громко сказала: «Кв-ва-а…».

— Я — Хозяин Ква, — автоматически сказал старик и подумал: «Мой мешок».

* * *

Лукоморье. Песчаный берег с длинной отмелью. Полуразвалившаяся хижина старика со старухой. Рядом с ней кто стоит, кто сидит — собрался кругом немногочисленный рыбацкий люд окрестной деревеньки.

Ветхие латаные одежды, насквозь просоленные морским бризом, усталые, обветренные лица.

Все смотрят неотрывно на хижину старика и старухи.

— Третий день уже… — говорит кто-то.

— И всё без перерыва… — подхватывают рядом.

— Заколдовал кто?.. — предполагают одни.

— …Или умом подвинулись? — сомневаются другие.

— …Старуха старика довела, а там и сама от тоски тронулась… — авторитетно уверяют те, кто неопытней.

Стёкла ветхой хибарки подрагивают, изнутри доносится позвякивание посуды, сыпется пыль со стен.

И всё это на фоне доносящегося из окон и приоткрытых дверей хихиканья, прихохатыванъя, просто смеха, гоготанья и откровенного ржания. В доме смеются, давятся смехом, корчатся от хохота старик со старухой.

— А был ещё третий кто-то… — делятся те, кто давно уже здесь. — Громче всех гоготал

— Чёрт, должно быть, вот он их и веселил

— А где ж он сейчас?..

— От смеха, видать, лопнул

Неожиданно всё стихает. Впервые за три дня возле хижины стариков воцаряется тишина.

Медленно, со скрипом отворяется дверь, и во двор выползают вконец обессилившие от смеха старик и старуха.

Народ бросается к ним на помощь, поднимают их на ноги — и отшатываются в удивлении.

— А где же старик со старухой?.. — слышится детский голосок. На пороге стоят не юные, конечно, но совершенно изменившиеся и изрядно помолодевшие бывший старик и бывшая старуха. (Как их теперь называть?).

— Кабы не сели батарейки, — бормотал бывший старик Петя, пошатываясь и придерживаясь за сруб, — ещё годков пять скинули бы

— Правда, и без них смеяться наловчились, — слабым голосом продолжал он, — утробой — изнутри то есть. Но когда кто со стороны смехом заводит — много легче получается, поначалу особенно.

— Думал, обманул Иван-Царевич, ан нет. И хвори все от смеха кончились. И морщины поразглаживались. И старуха вредность свою растеряла. Да и старухой быть перестала.

— И Хозяином легче, смеясь, становиться. Не получается думать и о проблемах скорбеть, смеясь.

— Да и просто думать, в мыслях путаясь — не получается.

— А получается — просто смеяться и быть.

— …Просто смеяться и жить,

* * *

На данном этапе вы лишь слегка прикоснулись к самому верхнему слою потенциала огромных возможностей, заложенных в Хозяйском состоянии. Но уже сейчас вы можете значительно изменить свою жизнь, сделав её более упорядоченной, открытой радости и творческому успеху.

Несомненно, что на первых порах вам ещё придётся столкнуться с проблемами повышенной эмоциональной насыщенности, возможно, даже несущими в себе высокий болезненный заряд. Или проблемами, угнездившимися в вас давным-давно, глубоко «проросшими» и пустившими корни-метастазы в вашем здоровье, характере или мировосприятии.

По своей «технической» сложности они ничуть не значительнее, скажем, обыкновенного насморка и, в принципе, могут быть сняты так же легко и одномоментно. Но став для вас за долгое время привычными, они как бы «отпечатали», «зафиксировали» своё присутствие в некой «внутренней матрице» на уровне клеточной памяти.

Во всех случаях «нехозяйского» состояния эта «матрица проблемы» мгновенно будет включать вас в прежние, унылые и болезненные настроения. Возможно, вы уже успели ощутить на себе этот колебательный процесс «хозяйско-гармоничных» и «деструктивно-нехозяйских» ощущений.

Пока это нормально. В дальнейшем же всё более устойчивое и продолжительное Хозяйское состояние приведёт к реально ощутимой гармонизации вашей жизни и полной «иммунности» от любых деструктивных событий.

Но процесс этот возможно ускорить, и ниже вам будут предложены два очень действенных способа глубинной расчистки и разрядки проблемного пространства.

КУКЛА И ХОЗЯИН.

Мы уже говорили, что оболочка, надетая на вас социумом в виде ложного «знания» о себе, является одной из самых устойчивых и коварных ловушек. Она моментально «нахлобучивается» на Хозяина в момент его проявленности в этом мире и день ото дня становится всё более монументальной и «непрозрачной» для его творческого выражения, приобретая гротескные формы несвободной в своём существовании куклы.

Восстанавливая себя в Целостном Хозяине через единение с освобождённым образом проблемы, вы сделали первый, но существенный шаг на пути к своей независимости от социумного рабства. Вторым шагом в этом же направлении будет акт снятия с себя «кукольной» личностной оболочки в виде реальной куклы, изготовленной своими руками.

Вам было предложено сделать самим и принести на занятие куклу-петрушку (то есть надевающуюся на руку), которая для вас должна являться как бы вашим вторым «Я» и в которой вы смогли бы легко и без усилий «узнать себя».

Момент отслеживания своей личности как «куклы» является очень сильным, трансформирующим, актом. >Происходит то, что в различных школах духовных направлений называют «растождествленим, то есть отделение себя «кукольного», зависимого и подчинённого обстоятельствам, от себя же — Хозяина, гармоничного и изначально свободного.

Для чего это необходимо?

Дело в том, что ни одну проблему невозможно решить на том же уровне, на котором она возникла. Пока мы «в проблеме» — мы ею же и являемся. Необходим выход за её пределы, необходим «внешний» взгляд как на саму проблему, так и на свою кукольную беспомощность в её застенках, созданных лишь нашим страхом.

Наблюдая за собой как бы «со стороны», мы обнажаем кукольную суть происходящих событий, что позволяет нам совершенно бесстрашно исследовать даже те ощущения, к которым мы до этого боялись прикоснуться из-за их высокой болезненности.

Тщательность и честность такого исследования очень важны. Если сохранится хоть что-то, что мы утаили от себя из «благих соображений», то обязательно сохранится и страх по поводу проблемы, а значит, и сама проблема. Мы всегда боимся лишь того, что до конца не познано, в чём мы не уверены.

Существует общий принцип: «Всё, что понято до конца, перестаёт существовать». Почему? Вы ещё не забыли, что мы — Со-Твор-цы и что строим мы окружающий мир исключительно из себя, из «своего-качества»? Понять что-либо до конца — значит узнать в этом себя. Но момент такого «узнавания», согласия с собой, приводит к приятию, вы «сливаетесь» с проблемой — своей законной частью, и она «тает», растворяясь в вас. Зигмунд Фрейд по этому поводу писал, что «болезненные состояния не могут существовать, когда их загадка разрешается… Это как в сказках о злых духах, сила которых пропадает, как только называешь их настоящим именем, которое они содержат в тайне».

Поэтому кукла будет для нас как макетом для растождествления со своей «кукольной» частью, со своей ложной личностью, так и местом подробного исследования и познания тайны «злого духа» проблемы, с последующим превращением его в «духа доброго».

Но это ещё не всё. Мы уже говорили, что все объекты как окружающего мира, так и нашего внутреннего пространства — это всего лишь энергия, которая заключена в оболочку нашего знания. Проблема — это та же энергия, это заряд некой негативной программы, живущей в нас. >

Существует большой соблазн — избавиться от неё, причём самым кардинальным, «хирургическим» способом, то есть буквально «отсечь», «выбросить на свалку» и забыть. Но вот этого делать как раз и не стоит, ведь дело не в проблеме как таковой, а в том, что стоит за ней, в причинах, её вызвавших. А причина всегда одна забвение Единства и Цельности с окружающим миром и попытки превратить сигналы-напоминания об этом (именно то, что мы зовём невзгодами и проблемами) в нечто чуждое и подлежащее уничтожению.

В момент возникновения любой программы в нашем мозге образуется некий замкнутый контур, задействующий определённую часть нейронов.

С течением времени, при совпадении тех или иных факторов, эта программа обрастает внешними, как бы случайными обстоятельствами и событиями, порой превращаясь в то, что мы зовём проблемой. Но в своей основе — это всё тот же, замкнутый сам на себя энергетический контур, зародившийся некогда в нашем сознании.

Именно «зародившийся», то есть нами рождённый и нами же являющийся, так как создан и — из нас, и — в нас.

По сути, такие программы — это наши ущербные и не получившие должного развития «дети». Наши «детки», некогда изолированные от полноценной жизни и в прямом смысле «заточенные» в глубинах нашего сознания. Отсюда иллюзия их агрессивного отношения к нам — ну не понимают, не ведают они, что именно творят! С их «детской» точки зрения — всё, что они инспирируют в нашей жизни, должно помочь нам, так как является всего лишь напоминанием о том, что мы в своей основе едины с ними, что мы просто забыли об этом, испугавшись их видимой грозности.

Допустимо ли заносить над этими «детками» некий «хирургический нож» для их полной изоляции от нас? Не по «плоти ли своей духовной» резать будем?

Но для того, чтобы стать вновь едиными с ними, недостаточно одного лишь заявления о том, что это — «наши позабытые дети». Память о невзгодах и боли, причинённых нам проблемами, скорее всего станет «камнем преткновения» к такому объединению. Мы можем просто не поверить, что они действительно «плоть от плоти нашей», не узнать их. Ведь за время «долгой разлуки» они, как «истинные беспризорники», «отощали»,«завшивели» и «отстали в своём развитии и росте». Творческая энергия, данная им изначально, так и не получила своего развития, не реализовала свой потенциал.

Если мы попробуем сразу приблизить их к себе, вряд ли из этого что-то получится: эти «маленькие дикари», как настоящие «волчата-Маугли», будут «царапаться» и «кусаться»… Что делают в таких случаях с настоящими дикарями? Да помогают им — развиться, реализоваться, поднимают их вровень с собой. Лишь после этого становятся возможными объятья… Такой подход будет истинно Хозяйским.

В какой-то степени всё это мы с вами уже делали на предыдущем занятии, вступая в общение с образами своих состояний и проблем и помогая реализации творческого потенциала «заключённой» в них энергии.

Пусть вас не смущает, что Хозяйское самовыражение бывшей проблемы всегда будет выглядеть для нас по-детски, несерьёзно и даже примитивно. Не забывайте — это всего лишь «детки», в них лишь малая частица нашего общего сознания. Примите с пониманием их «Хозяйскую деятельность», как бы «несолидно» она ни выглядела. Их свобода — в малом.

Но обретение гили качества Хозяйской свободы делает теперь вас равными в Хозяине, а значит — едиными.

Итак, как же технически будут реализованы все вышеописанные подходы к работе с куклой?

Условно всю работу можно разделить на четыре этапа:

1. Утверждаем себя Хозяином и отделяем от себя куклу.

2. Производим Хозяйское исследование проблемы куклы.

3. Применяем технологию «Волшебной палочки», то есть создаём образ исследованной проблемы и потенциализируем его.

4. Объединяемся с потенциализированной проблемой через общее имя-образ.

КОММЕНТАРИИ ПО ЭТАПАМ.

1. Вспомните одно из своих последних Хозяйских имён и произнесите его вслух, утверждаясь в Хозяине. Например: «Я» Хозяин Балетный Тапочек».

Внимательно посмотрите на свою куклу, а затем, прижав её к себе и как бы отождествившись с ней, «увидьте» теперь себя этой куклой, сформируйте внешний Хозяйский взгляд на себя кукольного.

После того как вам это удалось, представьте, что вы «снимаете» эту кукольную оболочку с себя — Хозяина, словно шкурку лягушки с Василисы Прекрасной, буквально ощутите это. Отведите руку с куклой подальше от себя.

Подтвердите акцию растождествления, сказав и обязательно почувствовав это: «Я — Хозяин Балетный Тапочек, а это (например) — кукла Петя». Повторите это несколько раз, до ощущения доверия к своему заявлению.

2. Далее проблема озвучивается от имени Хозяина, то есть в третьем лице и обязательно в настоящем времени. Излагается суть проблемы и текущие ощущения, но без анализа, исключительно повествовательно.

Например: «Я — Хозяин Балетный Тапочек, а это — кукла Петя. У куклы Пети проблема — ему задерживают выплату зарплаты. С каждым днём это создаёт кукле Пете всё большие сложности в его существовании. Не хватает денег на элементарные вещи… А я — Хозяин Балетный Тапочек… Кукле Пете уже стыдно смотреть в глаза тем людям, у которых он занимал деньги. В нём растёт внутреннее напряжение и недовольство собой… А я — Хозяин Балетный Тапочек…» и т. д., максимально подробно, со всеми нюансами ощущений и с периодическим напоминанием себе, что проблему куклы Хозяин лишь озвучивает и уж к нему-то она никакого отношения не имеет.

Все отслеженные детали и частности проблемного состояния, все эмоции и ощущения тотчас же озвучиваются и исследуются. Необходимо затронуть, «зацепить» и «вытащить» наружу всё самое болезненное и неприятное, именно то, во что мы обычно стараемся «не влезать», дабы «не бередить рану». Например: «У куклы Пети болит голова. Уже два дня он не находит себе места от этой боли. Не может ни спать, ни заниматься работой. Вот и сейчас боль пульсирует в затылочной части головы, напоминая собой горячий светящийся шар. Шар, словно из тяжёлого чугуна, раскалённого до оранжевого цвета. Он пульсирует, то сжимаясь до размера горошины, то разрастаясь до размеров пляжного детского мяча…» и т. д.

В процессе рассказа восприятие проблемы, её внутренний образ и проявленность в ощущениях обязательно будут меняться, что тотчас же следует отмечать в рассказе.

Совершенно обязательным является «проигрывание» на кукле всех возможных негативных вариантов исследуемой проблемы. Смело обнажайте то, что изначально вызывало у вас страх и отторжение.

Мы уже говорили, что любое наше несогласие или неприятие лишь помогает сохраниться тому, с чем мы не согласны. Сопротивление страху — это тоже сохранение его, по той же причине. Страх — всего лишь наша эмоция по поводу несогласия с чем-то, это стремление изменить то, что мы не готовы принять. Желание же изменить что-то всегда лишь укрепляет позицию последнего.

Только полное приятие и согласие приводит к тому, что исчезает болезненность и разрушительное воздействие на нас проблемы. Эту важную тему мы более подробно будем ещё исследовать на одном из последующих занятий. Пока же просто определим, что именно к этому и приводят предполагаемые мероприятия по отслеживанию в себе тех или иных деструктивных ощущений.

Следует иметь в виду, что, «отработав» таким образом самые разрушительные и нежелательные последствия, вы тем самым предупреждаете их реальное появление в своей жизни. Поскольку такой «сыгранный», пусть даже в вашем воображении, вариант событий «разряжается» эмоционально и энергетически и уже не интересен Хозяину, который никогда не играет дважды в одни и те же игры.

3. Вы «выговариваете» беспокоящую проблему до состояния достаточности, то есть до утраты интереса к описываемым событиям и обстоятельствам. Затем применяете уже освоенную вами технологию «Волшебной палочки». Она подробно описана в первом занятии, поэтому подробно останавливаться на ней мы не будем. Укажем лишь, что сейчас вам нет необходимости «надевать» на себя образ проблемы, да это и невозможно — вы непрерывно находитесь в Хозяине, сохраняя внешний взгляд на происходящее.

Далее вы спрашиваете у себя: «На что похожа исследуемая проблема, какие ассоциации она вызывает?».

В примере с головной болью такой образ всплыл сам, прямо по ходу рассказа, — раскалённый чугунный шар.

Процесс дальнейшей нашей работы должен быть похож на общение с маленьким капризным ребёнком, постоянно беспокоящим нас только потому, что нам неясны его простые детские потребности.

Предположим, что в результате такого общения мы выяснили, что «заветное желание» проблемы, имеющей образ «чугунного шара», это: «лежать зелёно-полосатым арбузом на бахче, спокойно глядя в синее небо…».

В своём внутреннем пространстве вы немедленно позволяете ему это исполнить.

Завершающий образ всегда приятен и приносит ощущение некой «законченности» и комфорта.

4. Для того чтобы сохранить это комфортное и гармоничное состояние, пресечь мысли о возможных рецидивах или ожидание результата (в случаях, когда для наступления «развязки» требуется некоторое время), вы берёте себе Хозяйским именем финальный образ. В приведённом примере таким именем может быть «Арбуз, глядящий в небо». Этим же вы подтверждаете своё приятие трансформированной и освобождённой энергии проблемы, согласие с ней.

Проработанная на кукле проблема немедленно утрачивает свою враждебность по отношению к вам, по сути — исчезает. Если проблема была физического характера, вы почти сразу сумеете это ощутить, если же она касалась внешних для вас событий, то результат проведённой работы вы обнаружите в ближайшее время.

И ещё раз обозначим — очень важно не «включить» режим ожидания и не «залипнуть» на результат, в противном случае легко «свести на нет» всю проделанную работу.

Необходимо также подчеркнуть следующее. Очевидной является определённая «искусственность» разделения себя на Хозяина и куклу. Ясно, что «кукла», созданная Хозяином «из себя», также будет являться Хозяином. Но проявится в ней это качество лишь после самостоятельного открытия своей Хозяйской основы, после осознания в себе природы Творца, несущего ответственность за созданный им Мир.

Пока же кукла воспринимает внешний мир, проблемы, обстоятельства как нечто «чужеродное» и не своё, пока есть разделение — она остаётся куклой. Остаётся созданием зависимым, несамостоятельным, искусственным.

Очень важным моментом является то, что осознать себя Хозяином кукла может, лишь признав себя перед этим «куклой», то есть увидев и ощутив свою ограниченность и искусственность. «Всё, что понято до конца,—исчезает»— как уже говорили мы. Поэтому кукла, осознавшая себя «куклой» и согласившаяся с этим, как с фактом, перестаёт быть таковой.

Но наше стремление к растождествлению ни в коем случае не означает, что мы отказываем себе в тех играх, в которых «кукла» ранее участвовала.

Наша задача — оставаясь в физическом теле и активно пользуясь ментолом, быть, тем не менее, свободными от их власти над нами. Они всего лишь инструменты для нашего пребывания в этом мире, > но пока мы себя с ними отождествляем — мы от них зависим и они беспощадно пользуются нами.

Сумев увидеть эту зависимость, ощутить её, мы получаем реальный шанс для того, чтобы освободиться от неё и затем активно пользоваться своей ментальной и физической составляющей уже по своему Хозяйскому усмотрению.

Поэтому сейчас мы позволяем себе любую социумную проявленность, любое самовыражение, но лишь при условии внешнего Хозяйского взгляда на себя.

На данном этапе вам предлагается: общаясь, занимаясь привычной работой, а особенно в стрессовых ситуациях проблемного характера — сохранять отстранённый взгляд на происходящее и «видеть», что вовлечена во всё это всего лишь «кукла», именно та, которую ранее вы изготовили своими руками. Буквально визуализируйте и ощущайте себя ею.

Это позволит вам уйти от неизбежной и всегда ложной серьёзности происходящего, сохраняя Хозяйскую свободу и независимость.

ВНУТРЕННИЙ СМЕХ.

«Смех — техника безопасности бытия».

Оскар Уайльд.

В процессе становления человека как вида и возникновения у него такого качества, как сознание, его физическая эволюция практически прекратилась. Конечно, это не означает, что он действительно стал «венцом творения» и достиг своего совершенства. Теперь на первый план для него выходят иные критерии развития, лишь косвенно связанные с его физикой.

Вы ещё не забыли о том, что мы в большей степени духовные существа, чем физические?

Именно это положение и определяет направление нашего дальнейшего эволюционного продвижения, а именно освобождение и совершенствование духовной составляющей человека, эволюция Сознания. А следовательно — эволюция всех компонентов Сознания.

Какие же качества, помимо способности к самоосознанию, появились у Человека Разумного? Их не так уж много, и одним из самых удивительных и, как это ни странно, наименее изученных представляется нам смех.

Оказывается, именно смех, умение человека смеяться является одним из важных качеств, одним из условий, совершенно необходимых для его духовной эволюции. > Одно это заставляет уже более пристально вглядеться в эту способность и в какой-то момент осознать её как дар Божий, ощутить смех как один из самых неожиданных и интересных путей, ведущих к Хозяину.

Действительно — способность к смеху начисто отсутствует в животном мире, даже у высших приматов. Недаром кто-то очень точно пошутил, что из всех животных лишь один человек может смеяться, хоть для этого у него меньше всего оснований.

Так что же это такое — смех?

Как правило, смех возникает, когда в мозге — нашем «управляющем центре», сталкиваются две разнонаправленные команды, блокирующие друг друга; либо неожиданно возникает некое препятствие, создающее невозможность осуществления стандартной программы. Вспомните известный анекдот: «…Вам кофе в постель? — Нет, лучше в чашечку…»— и отследите свои ощущения. Не успели? Ну что же, давайте попробуем ещё раз, уже вместе. Итак…

Нервный импульс, уже получивший движение в привычном направлении: «Официант, зубочистку!»— и вдруг лишившийся возможности реализовать начальную команду: «.Занятая!» — находит свою разрядку в смехе (обратите особое внимание на этот момент — именно смех способствует разрядке программы).

У любого животного подобная ситуация (не с кофе и зубочисткой, разумеется, а с прерыванием паттерна привычного поведения) неизбежно вызовет ступор — состояние торможения, транса и временной беспомощности. Возможно, вы видели, как «гипнотизируют» лягушку или курицу, обездвиживая их, всего лишь резко перевернув на спину? Работает именно этот механизм. Если подобную реакцию вызывать многократно, то это может привести к нервному срыву, шоку и даже смерти.

Человек же научился смеяться. Вместо того чтобы мучиться и умирать от несоответствия своих действий внутренней программе, он, напротив, даже получает от этого странное удовольствие. Но вот тут-то и начинаются некоторые отличия в человеческой массе, некий «разброс параметров» человеческого сознания.

Так ли уж все могут посмеяться в тех случаях, когда не происходит ожидаемое или, напротив, случается то, что совсем не предполагалось? Чего больше для нас в неожиданных и нестандартных ситуациях — настроения весёлого приключения или мучительного ощущения, что «всё опять пошло к чертям собачьим?..» К кому мы ближе — к животным созданиям или к «венцам творения»? Как видим, всё не так просто…

Одни смеются, когда видят, что торт, обычно предназначенный для съедения, размазывают по чьей-то физиономии, но — только попробуйте проделать то же самое с ними! Другие лишь недоуменно усмехнутся, увидев подобную сценку, но зато охотно согласятся поучаствовать в ней сами.

Возникает подозрение, что далеко не всё то, что мы смехом называем, смехом является. Действительно, следует различать смех ментальный, оценочный, то есть насмешку, сарказм. И смех тотальный, самозабвенный, безоценочный — смех очищающий и снимающий напряжение.

В первом случае работают достаточно примитивные механизмы, ориентированные на необходимость самоутверждения за чей-то счёт, на подтверждение собственной значимости, амбициозности. Это одно из гипертрофированных проявлений работы программы выживания. При этом всегда происходит разрушение и разъединение.

Во втором же случае мы имеем дело со смехом истинным, объединяющим. Рушит он лишь барьеры, отделяющие нас от себя же, друг от друга и от Мира. Это воистину Божественное качество. При этом в процесс смеха включён не всё оценивающий мозг, а всё принимающее сердце. Такой смех — это вход в Сверхсознание. Недаром почти всегда моменты сатори, просветления, тотальных внутренних прорывов сопровождаются смехом — это «рвутся», разряжаются оболочки программ, создававших нашу фрагментарность и разъединённость с Миром.

Именно об этом смехе и его объединяющей способности, которая позволяет очень легко достичь своей гармоничной природной основы, — всё нижеследующее.

В своём движении человечество многократно приближалось к загадке смеха, но каждый раз, лишь слегка прикоснувшись, тут же смущённо отворачивалось, будучи не в силах разумно объяснить невероятно притягательную силу этого иррационального, совершенно неуправляемого и «несолидного» занятия.

Но оставались «следы» такого внимания и тайной страсти к весёлой свободе сознания — в сказках, в притчах, в анекдотах. Буратино. Ходжа Насреддин, бравый солдат Швейк, неунывающий Иван-Дурак… А в честь одного «народного Дурака», а точнее — городского юродивого, народ даже храм в Москве назвал — всем известный Собор Василия Блаженного.

В чём же здесь дело? Чем объяснить удивительную привлекательность и трансформирующую силу этого с виду невинного и абсолютно несерьёзного явления?

Как ни странно, вопрос этот весьма непрост, исследование его выходит далеко за пределы первого уровня и более подробно будет рассматриваться лишь на второй ступени, именуемой «Освоение пространства смеха».

Нас же сейчас больше интересуют прикладные аспекты смеха, позволяющие ускорить расчистку проблемного пространства и упрочить Хозяйское состояние. На первом курсе мы сделаем как бы три прикосновения к теме смеха, три входа в него, освоив три его условных уровня.

Уже было неоднократно сказано, что мы во многом — кукольные создания, зависимые от работы неких встроенных в наше сознание механизмов, которые управляются внешним социумным миром.

Ну что же, если такими оказались условия игры под названием «жизнь», то глупой выглядела бы попытка бегства от подобного положения, а значит — от себя. Намного естественней будет использовать эти же механизмы, но как бы «запустив их вспять» — обратив всю их силу для решения своих задач.

То есть если разрядка наших искусственных и почти всегда деструктивных программ возникает на фоне смеха, то вполне логично попробовать нечто обратное — смехом же произвести разрядку этих программ.

Вообще-то эта возможность хорошо известна — даосы, суфии, некоторые последователи школы Ошо давно и успешно применяют смех для подобных целей.

Буквально «с того света» вытащил себя американец Норман Казинс, сумевший, смеясь по 5–6 часов в день, одолеть редкую и неизлечимую болезнь.

В последнее время появились сообщения об успешных попытках лечения смехом алкоголиков, наркоманов и раковых больных.

Но во всех случаях речь шла либо о «спровоцированном» кем-то смехе (комедии, анекдоты и т. п.), либо о групповых сеансах смехотерапии.

Мы же с вами пойдём намного дальше — мы позволим смеху обрести автономность и независимость от внешних мероприятий, провоцирующих смех. Мы сможем «включать» смех в любой нужный нам момент для достижения внутренней разрядки, избавления от негативных настроений и поддержания устойчивого Хозяйского состояния.

Как этого можно достичь? Разве возможно вызвать смех преднамеренно, в одиночестве, и достаточно долго его продолжать? Да и нормально ли это, в конце концов?

Вне всякого сомнения. Смех, например, равно как и слёзы, могут вызывать у себя актёры, хоть это и не так уж легко. Они «встраиваются» в подходящий образ, «проигрывают» внутри себя соответствующую эмоцию — и возникает смех.

Это действительно непросто. Но нам это и не нужно.

Оказывается, нет необходимости провоцировать эмоциональное состояние для превращения его в смех. Возможно включить этот же механизм с обратной стороны, то есть: мы имитируем характерные для смеха дыхание, движения грудной клетки, скрепляем это всё улыбкой — и через 2–3 «высмеянных» вдоха эта имитация превращается в смех, психофизиологически неотличимый от настоящего. Удивительно просто и столь же действенно. Легко в такой «Внутренний смех» включаются даже не верящие в него скептики, конечно, если позволяют себе всё же попробовать.

Очень важно, что «стартовать» в этой технике необходимо от чисто физических, простых действий, а не от эмоций, что позволяет использовать «Внутренний смех» в любой ситуации, возможно совершенно не предполагающей подобную реакцию. Эмоцией как таковой «Внутренний смех» становится лишь после «включения» улыбки, часто переходя после этого в смех внешний, безудержный и искренний.

ИТАК, ТЕХНОЛОГИЯ «ВНУТРЕННЕГО СМЕХА».

Для начала давайте вспомним, как же именно мы с вами смеёмся. В естественном смехе всегда присутствуют как бы три обязательные компонента. Это: очень короткий и форсированный вдох; свободный и неконтролируемый «импульсный», «смеховой» выдох, переходящий в «ложный выдох», то есть в «смеховые спазмы»; и непременная улыбка, причём не столько губами, сколько глазами.

Перед тем как мы начнём «выстраивать» смех в себе, давайте немного потренируемся, «разомнемся».

Сделайте обычный вдох. Затем начните выдыхать воздух «импульсной — мелкими частыми порциями, создавая в нижней или средней части груди как бы «лёгкий рокот», крупную вибрацию или даже своеобразное «внутреннее покашливание». Теперь включите в эту «вибрацию» выдоха всю брюшину и выдохните таким образом весь воздух.

Сейчас мы повторим всё ещё раз, но уже более акцентированно, а главное то, что в финале мы превратим всё это действо в смех.

Итак, после нового вдоха мы выдыхаем около двух третей всего воздуха как обычно — спокойно и плавно, но оставшуюся треть мы уже «высмеиваем», переходя на «импульсный» выдох и встраивая его вибрацию в ритм нашего обычного смеха.

Теперь внимание: произведя такой «смеющийся» выдох до конца, то есть создав в легких как бы «вакуум», вы, тем не менее, продолжаете его, но уже без воздуха в своего рода « вакуум-фазе», ощущая при этом характерные физические «смеховые спазмы».

Именно в этой последней фазе «смехового выдоха» вы «надеваете» на лицо улыбку и обязательно — улыбку глазами.

Эта фаза имеет интересную особенность — если вам удалось уже с первого раза ощутить эти «вакуумные смеховые спазмы», то вы заметите, что они словно бы «втягивают» вас, как бы удерживая в смехе. Недаром в народе говорят: «Весь зашёлся в смехе». Это является показателем того, что вы включили в себе рефлекторный механизм смеха, который теперь будет поддерживать себя сам, вам остаётся лишь направлять его.

Однако это ещё не всё, очень важный момент: поскольку вы какое-то время смеётесь в «вакуум-фазе», как бы пытаясь продолжать «смеховой выдох», но уже без воздуха, то затем совершенно естественным образом у вас получится быстрый, буквально «взрывной», «всхлипывающий» вдох, вы словно «хватаете» воздух ртом. Причём (обратите внимание!) это очень короткий и неглубокий вдох, при котором весь воздух словно остаётся во рту и лёгкие практически не наполняются.

Далее вы вновь — спокойно и без напряжения — выдыхаете около двух третей воздуха, а оставшуюся часть высмеиваете по уже известной вам схеме. Но иногда, если вдох был очень коротким, возможно начинать «высмеивание воздуха» сразу, без предварительного выдоха.

Как правило, если ваше состояние перед этим было нормальным, то уже первый же цикл такого «смехового» дыхания переходит в обычный смех. Если эмоционально вы были чем-то угнетены, возможно, вам понадобится несколько таких циклов. Но — неизбежно этот процесс переходит в смех естественный, так как работают мощные рефлекторные механизмы.

Очень важно осознать, что предложенная вам схема включения «Внутреннего смеха» — это всего лишь схема. Для полноценного освоения этой техники вам необходимо отследить особенности именно своего естественного смеха и затем произвести как бы «настройку» на него смеха внутреннего. Иными словами, вы моделируете свой природный смех, включая «Внутренним смехом» соответствующий ему рефлекс.

Описывая методику «включения» смеха, до сих пор предполагалось, что вы при этом дышите, а соответственно, и смеётесь «через рот», то есть так, как это происходит обычно. И именно таким образом вам предлагается смеяться, отрабатывая эту методику и апробируя её в домашних условиях, — позвольте «Внутреннему смеху» вырваться наружу, стать смехом полноценным, голосовым.

Более того — это рекомендуется делать, особенно в случаях работы над конкретной проблемой.

Но всё же не забывайте — это смех «внутренний», что очень важно, так как позволяет вам смеяться всегда и везде: и дома, и на работе, и в транспорте. Естественно, что в этом случае всё «смеховое дыхание» будет осуществляться через нос. На ваших губах лёгкая улыбка, а внутри ощущаемый лишь вами смех.

Что же даёт нам практика «Внутреннего смеха»? Каков принцип её действия и спектр применения? Давайте вновь вспомним некоторые, уже обозначенные нами положения.

Любая неприятность в нашей жизни, любое заболевание или даже негативная черта характера созданы нами же как Творцами. Они искусственны и сохраняют свою целостность лишь благодаря некой энергетической конструкции, некой основе, заложенной в них. Так же как любой дом развалится без фундамента или без несущих опор, так и любая негативная запись или внутренний блок рассыпятся, превратившись лишь в энергию, изначально в них вложенную, если мы «развалим» их изнутри, сломаем энергетический каркас, их удерживающий.

Это возможно? Вполне. Достаточно успешно практикуют в этом направлении психоаналитики, суггестологи, гештальттерапевты и пр. Правда, это занимает много времени и требует не только достаточно большого количества денег, но и необходимости внешнего воздействия на вас. А самое главное — подобные мероприятия зачастую не приводят к качественным изменениям. После проведённых сеансов вы вновь открыты любым негативным записям и программам. К тому же практически всегда внимание уделяется лишь пиковым, болезненным и наиболее характерно выраженным проявлениям проблем.

А вялотекущие, «фоновые» состояния часто остаются вне рамок проводимой работы. Но ведь именно они являются тем основным «строительным материалом», из которого мы творим свою повседневность.

Предлагаемая техника «Внутреннего смеха» прекрасно справляется с обеими обозначенными задачами.

«Войдя» в решаемую проблему, настроившись, прочувствовав её, — мы включаем внутренний смех, «просмеивая» её изнутри. При этом происходит стремительная разрядка проблемы. Её энергетический остов разрушается, освобождая связанную энергию. Не имеет никакого значения характер проблемы: депрессии и физические болезненные состояния, страхи и волнения, соматические расстройства и воспалительные процессы — всё удерживается > «связанной» энергией и в равной степени успешно и послушно разряжается внутренним смехом.

Мы не будем сейчас подробно исследовать весь механизм действия «Внутреннего смеха», укажем лишь на основные моменты, нам интересные.

Смех — это эмоция. Что происходит, когда мы смеёмся? Нам становится «хорошо», комфортно. Важнейший центр головного мозга гипоталамус в ответ на смех активизирует гипофиз — главный «управитель» нашего организма, ответственный за функционирование гормональной эндокринной системы. Активизируется работа иммунной системы, обменные процессы.

Но, пожалуй, самая важная для нас реакция гипоталамуса на смех заключается в «выбросе» в мозг целой группы особых веществ под общим названием — эндорфины. Это своеобразный «внутренний наркотик», совершенно естественный и безвредный для человека. Именно он создаёт положительный тонус нашего повседневного существования, придавая жизни весёлые, радужные оттенки, делая нас оптимистами.

Среднесуточная доза эндорфинов у нас достаточно жёстко определена, точнее, это мы сами постепенно сформировали её своей привычкой к негативным реакциям на внешние и внутренние сигналы, образом жизни, успешностью или трагичностью своего существования.

Проведённые исследования показывают, что пятилетний ребёнок смеётся в среднем 110 раз в день. По мере взросления частота смеха катастрофически падает, и к сорока годам мы улыбаемся уже не чаще 11 раз в день.

К чему нам избыток того, чем мы не пользуемся? Это приводит к тому, что в тех редких случаях, когда нам удаётся посмеяться от души, мы буквально обессиливаем и испытываем опустошение, апатию. Мы исчерпали свой запас «внутреннего наркотика». Теперь необходимо время для его пополнения. Но чем чаще мы будем позволять себе смеяться, тем больше будет происходить стимуляция соответствующих центров, больше будет выделяться эндорфинов и «среднесуточная доза» их будет возрастать.

В свете сказанного предлагается использовать «Внутренний смех» не только для разрядки ярко выраженных негативных состояний, но прежде всего для создания положительного тонуса и поддержания его на протяжении дня. Это позволит не допустить появления новых проблемных ситуаций.

То есть желательно начинать «Внутренний смех», отталкиваясь от текущего состояния, не дожидаясь бурных внутренних подвижек, и заканчивать его после наступления чувства достаточности. Это может быть и 2–3 цикла, и 15–20 циклов. Следующее «включение» смеха — при ощущении любой негативной мысли, любого внутреннего напряжения. Или (и это очень важно) просто профилактически.

Вы ещё не забыли о том, что вы — Творцы и качество вашего внутреннего состояния всегда определяет характер событий, происходящих с вами? Сумев организовать своё внутреннее пространство, став в нём волшебниками (без кавычек!), вы одновременно гармонизируете и внешний мир, выстраивая события самым благоприятным образом.

«Внутренний смех» является прекрасным самостоятельным инструментом для входа в Хозяйское состояние.

Состояние достаточности, на котором заканчивается смех, соответствует всем условиям состояния Хозяйского: внутренняя ментальная тишина, то есть отсутствие доминирования мыслей; очень ровные и гармоничные ощущения; полная открытость Миру и готовность к тотальному приятию его.

Сверхзадача нашей школы — сделать это состояние постоянным и устойчивым.

Всё, что от вас сейчас требуется, — это быть внимательными к себе и своим ощущениям. Отследив в себе любую искусственную программу, например необоснованное желание поесть, спровоцированное рекламой побуждение купить что-либо; чувство подавленности или усталости (это всегда негативная запись); агрессию; обиду, несогласие с чем-то; желание упрекнуть кого-то или себя; навязываемое сексуальное возбуждение, — вы «включаете» смех и с изумлением наблюдаете, как стремительно тает в вас то, что ещё минуту назад представлялось нормальным и необходимым.

Вам ещё предстоит убедиться в том, как мало, оказывается, в вашем поведении естественного и сколь много программного и кем-то индуцированного.

Таким же образом вы поступаете во всех случаях физической боли, причём любого характера. Например, вы получили ожог — немедленно начинайте «просмеивать» его: смейтесь, удерживая своё внимание на ощущении боли. При этом как бы «окутайте» болезненные ощущения нежностью (это очень важное дополнение к проводимой работе), и можете не сомневаться — боль утихнет очень быстро, непривычно скоро заживёт сам ожог и исчезнет след от него. Разумеется, в случае сильного поражения сеансы «смехотерапии» следует повторять неоднократно.

У вас ушиб, растяжение, боли в суставах, просто чувство физического дискомфорта? — делайте всё то же самое. Спектр применения смеха очень широк, единственное, чего не стоит пока делать, — это смеяться в случаям головной и сердечной боли. Конкретные рекомендации для этих случаев мы предложим позже.

По этому же принципу вы работаете и в прочих случаях. Любая проблема внешнего характера: социумных или личностных отношений, финансовая и пр. — всегда ощущается нами либо на физическом, либо на ещё более тонком сенсорном уровне; она непременно проявит себя вполне отслеживаемыми ощущениями.

Удерживая на них внимание и «окутав» их нежностью, включите смех. Смейтесь как всегда до ощущения достаточности. И можете не сомневаться — вместе с изменением вашего восприятия проблемы произойдут вполне реальные изменения на внешнем плане, в чём вы вскоре убедитесь.

Почему мы предлагаем «окутывать» все деструктивные ощущения нежностью? Дело в том, что ощутить нежность и не «открыть» при этом сердце невозможно. Открывая своё сердце, мы выражаем согласие, готовность к приятию, чем ускоряем интеграцию с проблемой, снимая любое сопротивление перед ней, признавая её своей законной частью. В предлагаемой технологии это видится самым главным.

Смех всегда «работает» как бы в двух направлениях, с болезненными симптомами проблемы и одновременно с причиной, её вызвавшей. То есть он не только мгновенно снимает ощущение болезненности происходящего, но, выключая ментальные программы, снимает всякое сопротивление перед проблемой, восстанавливая единство с ней и тем самым возвращая нас к утраченной Цельности.

Особо хотелось бы обратить ваше внимание вот на что: практикуя смех, вы легко, и словно играя, решаете задачу огромной сложности и важности — вы вполне реально «деавтоматизируетесь» и «депрограммируетесь», вновь обретая настоящую свободу в поступках и поведении.

Подобная практика постепенно, но весьма скоро приведёт к тому, что уровень вашего повседневного настроения, физического состояния, качество социальных контактов — всё будет неуклонно обретать гораздо более гармоничное, стабильное и беспроблемное выражение.

Регулярно практикуя внутренний смех, вы очень скоро станете законченными, хроническими и практически неизлечимыми оптимистами. Туда вам и дорога!

«Зелёный свет» на пути вашего следования становится постоянным, а улыбка на лице — вашей визитной карточкой.

Уже на первых этапах, совсем незаметно и ненавязчиво, возможно довести дневную норму смеха (в совокупности) до 1,5–2 часов, практикуя его везде: на работе, в транспорте, в паузах при разговоре. Смейтесь на здоровье и отмечайте, как неуклонно меняется качество вашего существования, как повышается уровень вашего здоровья.

Очень немаловажно, что практикуя «Внутренний смех», вы совершенно особым образом выстраиваете своё дыхание. При рекомендованном смеющемся дыхательном режиме соотношение кислорода и углекислого газа в крови приближается к пропорции 1:3. То есть создаётся избыточная углекислотная среда, что в соответствии с последними исследованиями (равно как и с древнейшими рекомендациями) уже само по себе является мощнейшим омолаживающим и восстанавливающим весь организм фактором. Но это отдельная и очень ёмкая тема, подробно на ней мы сейчас останавливаться не будем.

Следует непременно учитывать возможность и необходимость сознательного регулирования глубины внутреннего смеха.

При конкретной работе с проблемой, а также просто по мере возможности и в соответствии с внутренней потребностью обязательно используйте максимально активные его выражения. Но, пожалуй, чаще (на ходу, на работе, в транспорте, сидя перед телевизором, в разговоре) вы будете использовать его гораздо более поверхностный вариант, его едва ощутимую, буквально сенсорную форму.

В этом варианте смеха «смеховая вибрация» присутствует не столько в содрогающейся груди или животе, сколько в самом выдыхаемом воздухе. Смеясь подобным образом, вы можете только представлять всю присущую смеху динамику: вибрацию в груди, смеховые спазмы в животе; и лишь «слегка» их ощущать. Но совершенно обязательно выдерживать при этом всю схему «смехового дыхания»: очень короткий «взрывной» вдох, продолжительная «вакуум-фаза» и обязательная улыбка!

Через некоторое время вы заметите, как самопроизвольно начнёт перестраиваться ваше дыхание, — вдох самым естественным образом будет становиться значительно короче выдоха. Это очень хорошо и напрямую связано с «пост-эффектом» внутреннего смеха. Именно при таком ритме дыхания соотношение кислорода и углекислого газа в крови приближается к оптимальному значению.

Более того, когда ваше эмоциональное состояние такое, что трудно заставить себя «смеяться» — даже «внутренне», начните именно с дыхания. В течение некоторого времени дышите по схеме: короткий и очень поверхностный вдох, при котором лёгкие практически не заполняются; и продолжительный, плавный и спокойный выдох.

Вы удивитесь, как скоро изменится ваше психоэмоциональное состояние; и уже без усилий вы сможете включить «Внутренний смех». Возможно, будет лучше начать с только что описанного поверхностного варианта, несколько его циклов стремительно выровняют ваш эмоциональный настрой, а дальше — полный вариант «Внутреннего смеха», желательно с его внешним выражением.

Если в режиме предлагаемого дыхания вы ощутите потребность сделать глубокий вдох — позвольте себе это, но проследите, чтобы и последовавший за ним выдох был не короче.

Постепенно приучайте себя даже в те моменты, когда вы не используете «Внутренний смех», удерживать дыхание в следующем режиме: короткий поверхностный вдох и гораздо более продолжительный выдох. Общий эффект от такого комплексного мероприятия будет многократно большим.

Несколько замечаний ещё вот о чём: часто в процессе «смехопрактики», особенно на начальном этапе, могут присутствовать в качестве «отдачи» кратковременные негативные состояния типа апатии, депрессии или даже необоснованной агрессии. С чем это связано? С несвойственным для вас интенсивным расходом эндорфинов — «внутреннего наркотика», определяющего комфортность вашего состояния. То, что было отпущено вам на сутки, вы «съели» за пару часов.

Что делать в этом случае? Смеяться дальше. Тем самым вы делаете заявку на увеличение суточной порции. Затем, продолжая смеяться, вы делаете новую заявку — новая норма и т. д., пока чувство оптимизма не станет для вас приятным постоянством. То есть преодолейте временное и естественное снижение тонуса тем же оружием — смехом.

В тех же случаях, когда вы испытываете кратковременную агрессию, работает иной механизм — идёт разрядка негативных записей и блоков. И это прекрасно, хоть и несколько болезненно. Как правило, к этому приводит то, что мы назвали профилактическим смехом», то есть смехом без видимых и ощутимых причин.

В нас множество разнообразнейших деструктивных записей, лежащих глубоко в подсознании. Для того чтобы справиться с ними, их необходимо сделать видимыми — поднять на поверхность, на уровень, доступный для контакта. Изобретено множество способов для осуществления этого. В нашей же технологии подобная работа происходит практически на автомате, мы даже не успеваем осознать, какой именно «внутренний монстр» с лёгким хлопком исчез в нас только что. Мы продолжаем смеяться, выравнивая состояние, и уже осознанно встречаем эмоциональный всплеск следующей разрядки,

Нужно сразу отметить, что подобные колебания настроения и самочувствия будут длиться не очень долго — возможно, одну-две недели. Для более полной внутренней расчистки может потребоваться более продолжительное время, многое здесь зависит от интенсивности вашей работы. Но полученное вознаграждение за проделанную работу вы сохраните на всю жизнь — свободное расширенное сознание, открытое творчеству и радости, И инструмент для профилактики деструктивных состояний — «Внутренний смех».

* * *

Как уже было сказано, смех убирает, разрушает кукольные оболочки, отделяющие искусственный мир от Мира живого. Это объединяющее качество смеха вы теперь можете использовать и в технологии «Волшебной палочки».

Прежде вы вступали в контакт с образом, отражающим ваше «нехозяйское» состояние, общаясь с ним, выясняли его желания и на внутреннем плане помогали их реализовать.

Теперь можете попробовать выполнить эту же игру, но несколько по-иному. Настроившись на свой образ-состояние, вы включаете «Внутренний смех», как бы предлагая образу посмеяться вместе с вами. Вы буквально «обволакиваете» его смехом, представляя, что он тоже начинает смеяться.

Удерживая образ в поле «Внутреннего смеха», вы сможете наблюдать, как он, «смеясь», трансформируется. Это будет происходить обязательно! В крайнем случае, может измениться не столько его внешний облик, сколько его внутреннее качество: он будто «светлеет», теряя тревожную окраску, становится ощутимо безопаснее. Как правило, эти изменения достаточно заметные — принимайте любые, не анализируя.

Смейтесь до состояния достаточности, его наступление говорит о полной проработке первоначального образа и обретении им Хозяйской свободы. Теперь обозначьте его соответствующим именем и смело используйте для входа в Хозяйское состояние.

Мы уже говорили, что при работе с любой проблемой очень сложно преодолеть привязку к результату такой работы, часто происходит как бы заглядывание вперёд: «Ну, когда же?..», либо постоянные оглядки на проработанные состояния: «Не возвращаются ли?..».

Прекрасную возможность отвязаться от мыслей о результате, от ненужных оглядок и страха рецидива даёт «Внутренний смех».

Как только вы заметили, что вновь соскальзываете в колею привычных мыслей и страхов, — включайте «Внутренний смех» и немедленно разряжайте их негативный заряд. Неплохо было бы представить эти страхи также в виде некого образа и, проработав их смехом, назвать в конце концов новым Хозяйским именем.

ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ.

— Что делать, если технику работы с куклой мне трудно принять, как слишком уж несерьёзное и детское занятие? Сами посудите — у меня ревизия работает, а я как… ну, не будем уточнять кто, с куколками играюсь…

— Ну, как что делать? То же, что и обычно: не спеша и с достоинством позволить себе пропадать… С кукольным достоинством, разумеется. Впрочем, может, и пронесёт — подумаешь, ревизия… А не пропадёте в этот раз, не расстраивайтесь сильно, впереди ещё много возможностей будет. На этом ведь все кукольное существование и держится — «авось» да «небось». Чем тоньше лёд, тем больше по нему пройти хочется, этакий азарт камикадзе: «Выживу — не выживу?..» Но зато — как у всех.

То есть всё это кукольные терзания и сомнения, это мир той самой куклы, что вы сейчас в руках держите. Устраивает он вас — замечательно, принимайте его полностью, это будет действительно Хозяйский подход. Но если он вам в чём-то дискомфортен, то задумайтесь — какая именно часть в вас самих заинтересована в сохранении этого привычного дискомфорта?

Чувство ложной значимости куклы часто становится камнем преткновения на пути её исследования самой же себя. Ну не хочет она себя куклой признать, всегда центром вселенной ощущала и вдруг нате вам — кукла. Но к Хозяину другого пути нет… Лишь через осознание себя «сделанным», «зависимым» созданием, лишь через приятие этого факта, через согласие с ним.

Можно, конечно, попытаться обойти эту технику — впереди нас ещё много интересного ждёт, есть из чего выбирать… Но во всех наших будущих мероприятиях всё настойчивей будет предлагаться безоценочное, тотальное участие в любой игре.

Что, если прямо сейчас и начать? Не скатываясь на кукольную оценку и выбор?

Впрочем, решать вам.

* * *

— Недавно у меня началось обострение радикулита. Работая с куклой, вышел на образ этой проблемы в виде металлического ежа с заржавевшими иглами. Ощутил, что неприятности он мне создавал из-за своей неестественности, «неживости».

Позволил ему превратиться в ежа живого, оказалось — ежиха с целым выводком ежат, а в конце они превратились в пять душистых яблок в плетеной корзинке.

Обычно обострение у меня не менее двух недель длится, а в этот раз… Конечно, это странно, но болей после этого не было. Может, ещё появятся…

— Обязательно появятся, можете не сомневаться… если и дальше об этом думать будете.

— А как же не думать? Мыслям-то не прикажешь…

— Верно, начнёте приказывать, ещё больше к ним же привяжетесь. Но ведь у вас уже есть «Внутренний смех» — прекрасный «отвязывальщик» от сомнений.

* * *

— Работая с куклой, можно ли проработать чужие проблемы?

— Вас эти проблемы беспокоят, «цепляют»?

— Конечно, ведь речь идёт о моём ребёнке.

— Так какая же это «чужая» проблема? Всё, что проявилось в вашем пространстве и эмоционально вас задевает, — вашей же проблемой и является. Работайте по той же схеме со своим отношением к неприятности, со своим беспокойством по этому поводу.

Но имейте в виду — возможен такой вариант, что изменится лишь ваше восприятие ситуации, придёт успокоенность и осознание, что ничего страшного не происходит, что это по тем или иным причинам необходимо.

Пример: у вашего ребёнка высокая температура. Естественно, вас это беспокоит, и вы начинаете работу. Но в процессе «кукольных разборок» у вас появляется осознание, что идёт чистка, сгорают шлаки в организме и больному это необходимо. Вы успокаиваетесь, ваше состояние, естественно, передаётся ребёнку, и болезнь проходит легко и быстро, произведя необходимую очистку.

* * *

— Всю неделю с куклой не расставалась. Прекрасно удаётся справляться со всеми неприятностями эмоционального характера. Но как назло — ни одной серьёзной проблемы, чтобы попробовать на ней эту технику. Наконец-то причина, вроде, нашлась — в обозначенное время не вернули долг. А я на эти деньги очень рассчитывала. Начала работать… И что же вы думаете? Долг так и не отдали. Но совершенно неожиданно деньги приносит муж — какая-то премия, которую так давно обещали, что все уже махнули на неё рукой и забыли.

— Два замечания. Во-первых, очень характерна возникшая ситуация по «поиску достойной внимания проблемы». Действительно, по мере вашего продвижения по «пути волшебников» неприятности всё реже будут встречаться на вашем пути, отрадно, что вы это уже начали ощущать.

И второе, при включении Хозяйского состояния события часто начинают развиваться вовсе не так, как представлялось изначально кукле. Проблема решается в самой своей основе: была нехватка денег? — она исчезла. Мы всегда работаем не с внешней ситуацией, а со своим ощущением её. Хозяину виднее, когда вернуть ваш долг, и даже — стоит ли его вообще возвращать, но вас он при этом ни в коем случае не обидит.

* * *

— А я хотела бы сказать о «Внутреннем смехе». Не знаю почему, долго не решалась попробовать. Непривычно как-то…

Но правильно говорят «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Ремонтировала недавно зубы. Поставили мышьяк. Врач, правда, предупреждал, что зуб сложный и пока нерв не умрёт, возможна боль. Но чтоб так болело!.. Еду в маршрутке, боль невыносимая, болеутоляющего с собой нет, хоть возле аптеки выходи! Вдруг вспоминаю о «Внутреннем смехе». Уже через минуту стало легче, а затем и вовсе отпустило. Но стоило мне прекратить смеяться, как боль тут же возвращалась. Почему так?

— Смех вызывает быструю анестезию. Но ведь воспалительный процесс не исчез, мышьяк продолжал действовать. Долго это продолжалось?

— Почти час. Всё это время смеялась внутри себя. Смех помог переждать «агонию» нерва, а затем болеть было уже нечему. Зато меня это заставило поверить во «Внутренний смех». После этого использовала его для снятия страха перед выступлением на презентации товара и «просмеивала» свою неприязнь к начальнику. Она у нас давно была взаимной. А на днях он мне наговорил кучу комплиментов и даже подвёз после работы домой…

* * *

— Я учусь на курсах и подошло время сдавать экзамены. Вообще-то я ужасная трусиха, в таких случаях успокоительное упаковками пью. Сейчас же на одном «Внутреннем смехе» выехала. Всё так классно… А на последнем экзамене вообще обнаглела. Рассказала в момент ответа анекдот, да так в тему… Вся аудитория смеялась, а преподаватель чуть под стол от хохота не съехал. Никогда со мной такого ещё не было.

* * *

— Весь выходной работала на даче. На следующее утро лежу в постели, чувствую, что не могу встать — всё тело болит. Знакомая ситуация, обычно я потом пару дней в себя прихожу.

Не вставая, начала себя «просмеивать» как бы по частям. Затем легко встала. Через час от усталости и боли в мышцах и следа не осталось.

— А если «просмеянная» программа не исчезает?

— Поконкретнее, пожалуйста.

— Пример простой — мне очень хотелось пить, но возможности для этого не было. После проработки смехом желание напиться не исчезло.

Неужели так-таки ничего не изменилось?

— Нет, легче, конечно, стало, но потребность как таковая осталась.

— А куда ж ей деваться — ведь человеком вы не перестали быть, и еда, и вода вам пока ещё необходимы… Естественно, что сигналы о том, что организму необходима «подпитка», остаются, но неизбежно при этом исчезает их «болезненность» и «мучительность» — именно то, что и создаёт внутренний дискомфорт.

То есть исчезает лишь обусловленная менталом «страсть», а ощущение естественных потребностей сохраняется. Так, например, может «растаять» явно «вложенная» в вас программа: «Хочу именно Пепси… Фанту… пиво», и вы теперь без самопринуждения, а напротив — с удовольствием удовлетворяетесь обычной свежей водой.

Не забывайте, что смех рушит лишь искусственные, навязанные программы, а естественные, природные и действительно способствующие выживанию лишь очищает от всего «инородного».

* * *

— Смех, действительно, сильно помогает. Но есть такой вопрос. Обычно у меня состояние достаточно ровное, а после того, как стал практиковать «Внутренний смех», неожиданно начались сильные перепады настроения, то апатия, то агрессия. Каждый раз приходится смех включать. Это нормально?

— Это отлично. Значит, вы реально проводите достаточно глубокую работу. Оказывается, «ровность» вашего состояния была лишь иллюзией и вы носили в себе «мину замедленного действия». Сейчас из вас лезут «монстры» негативных записей, лежащие достаточно глубоко. Продолжая смех, вы их разряжаете.

— Это продлится долго?

— У каждого по-разному. Зависит от количества записей, от их глубины, от смелости и инициативности вашей работы. Пусть вас сейчас это не смущает. Ведь вы не просто обнажаете проблемы, живущие в вас, — вы чистите себя. Теперь они уже никогда не проявятся. Здесь главное — довести работу до конца. Трёхмесячный курс наших занятий вполне достаточный срок для глубокой расчистки. А позже появится и стабилизация состояний, и «иммунность» от новых записей.

* * *

— Нет ли здесь чего-то искусственного? Ведь приходится иногда чуть не силой вызывать эту внутреннюю тряску и натягивать на губы улыбку.

— Искусственным является лишь вход в смех. И на первом этапе освоения данной технологии это неизбежно — ведь все мы давно разучились смеяться, смеяться безоценочно и беспричинно, просто от избытка чувств, от полноты жизни, по-детски. Мы, взрослые, не видим вокруг себя никаких достойных причин для смеха, и рассмешить нас возможно лишь насильно, лишь смутив наш рассудок — анекдотом или комедией. И поэтому, действительно, достаточно искусственной вначале выглядит необходимость вызывать некую «вибрацию в груди» и «натягивать» на лицо улыбку. Но ответьте мне на такой вопрос — свою способность ходить вы считаете естественной?

— О чём разговор…

— А теперь взгляните на эту «естественность» несколько иначе — глазами ребёнка, который только учится ходить. Ножки у него разъезжаются, подгибаются и бегут не туда, куда надо, шишки и синяки на лбу — что ещё для него может быть более искусственным, так «естественно» лежащего в кроватке и «мусолящего» пряник?

По-другому сейчас у вас быть и не может — вы учитесь, а ещё точнее — вспоминаете, так как способность к смеху изначально заложена в вашей Хозяйской основе, позже мы ещё будем говорить об этом более подробно.

К тому же напомним — выполняя «Внутренний смех», вы подражаете не описанной технологии, она самого общего характера, а своему естественному и природному смеху. Поэтому искусственным будет лишь первый толчок, а затем включается уже присутствующий в вас рефлекс.

* * *

— Оказывается, мне легче всего гармонизировать себя и входить в Хозяйское состояние с помощью смеха. Смеюсь до состояния достаточности — и всё! Даже без имени и образов! А затем лишь слегка «посмеиваюсь», поддерживая это состояние.

— Очень хорошо, вы поняли главное. Гармоничны вы — гармоничен мир вокруг вас. Удивительно просто.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

1. Для решения тех или иных проблем постарайтесь прежде всего увидеть, почувствовать — у кого именно эти проблемы имеют место быть.

Используйте для этого куклу-петрушку, сделанную по своему образу и подобию. Сохраните в гуще жизни возникающее при такой работе ощущение растождествления, напоминая тем самым себе о своей Хозяйской основе.

Не забывайте, что все проблемы и негативные программы — это наши «детки». Не отвергайте их, не пытайтесь уничтожить. Помогите им реализовать себя, вскрыть свой творческий потенциал — «воспитайте» их, освободите от проблемной заданности, поднимите до своего уровня. Вы уже знаете, как это можно сделать. Подтвердите согласие с ними и примите их, разделив с ними новое Хозяйское имя-образ.

2. Техникой «Внутреннего смеха» разряжайте все негативные состояния, все проблемные настроения. Войдя через смех в Хозяйское качества, попытайтесь подольше сохранить его, но ни в коем случае не ставьте это целью. Просто играйте.

Используйте смех смелее и шире. Помимо обозначенных возможностей использования смеха вам неизбежно откроются и новые.

И — набирайте «смехо часы», выводите себя на новый уровень существования — «хронически-оптимистический».

Начните день с улыбки и смеха. Проведите его смеясь. Почувствуйте, как зарождается в вас новое качество существования.

3. Факт того, что вы позволили себе играть с куклой, во многом является определяющим для действительного «освоения пространства игры». Способность уйти от своей серьёзности, от ощущения своей значимости является показателем готовности к реальному изменению жизни. Усилим этот фактор и проведём ещё одну тест-проверку на вашу готовность к игре.

На следующее занятие принесите:

— «хозяйские атрибуты»— набор совершенно случайных «декорирующих» предметов, позволяющих вам быстро изменить внешность, стать непохожими на самих себя,

— всевозможные «шумелки»: свистки, гудки, трещотки и т. п.

ТРЕТЬЕ ЗАНЯТИЕ.

Пробудившись, но ещё не открыв глаз, бывший старик Петя слушал, как жужжит и бьётся об окно большая муха. Он лежал и чувствовал, как что-то стремительно нарастает в нём,

— Сейчас совершу открытие века, — вдруг понял старик и действительно открыл одно веко. Затем, чуть помедлив, — другое. Он вновь прислушался к себе, опрокинул глаза на голубое небо за окном и наконец осознал, что именно нарастало в нём, — утро.

Вставать, как всегда, не хотелось, и Петя, как повелось в последнее время, включил в себе внутренний смех. Подождал, пока грудной рокот заставит расплыться губы в улыбке, и, высмеяв весь воздух, глубоко вздохнул, сладко потягиваясь. Сна как не бывало.

— Говорят, за тридевять земель напиток чудный водится, — негромко бормотал он, сидя на кровати и рубаху натягивая, — «кохфвей» называется. Вроде так же по утрам будит. Ну, его ещё поди достань, а смех этот, нутряной-то, завсегда рядом. И батареек не надо

Бывший старик Петя поднялся и посмотрел на спящую рядом бывшую старуху. Сильно та изменилась за последнее время.

— Теперь понимаю, теперь видно, из кого была сделана первая женщина, — сказал негромко, — из девушки. Теперь заметно. А то всё из ребра да из ребра

— Спишь, старая? — позвал негромко, называя по привычке.

— Нет, не сплю, — ответила та, не открывая глаз.

— А чего ж глаза закрыты?

— А это я так… просто медленно моргаю, — сонно пробормотала бывшая старуха.

— А, ну моргай, не поспешай, а я пока к колодцу схожу. — Подобрал вёдра и, выходя из избы, глянул в зеркало. И в который уж раз удивлённо задержался около.

В зеркале старик выглядел подозрительно молодым и умным.

— Ничего, привыкнут, — пробормотал он, пряча в редкой бороде довольную улыбку.

Петя вышел на крыльцо и поднял голову, впуская в себя синь утреннюю с белыми барашками облаков

И вдруг ощутил безудержное желание чихнуть. Уронив вёдра, бывший старик ухватился за нос и позволил себе это сделать — громко и троекратно.

Утирая нос от чихов, он открыл слезящиеся глаза да так и обмер от неожиданности.

Избы и брошенных вёдер будто и не было. На каменистый берег, возникший рядом, накатывалась бурная волна. Сам же берег стремительно загибался кругом. «Остров», — понял Петя. А посреди росло громадное дерево, всё сплошь увитое темно поблескивавшей тяжёлой цепью.

— Вот те раз, — изумлённо сказал Петя внутри себя, — и где же это я?

— На острове Буяне, — внутри него же сказал кто-то странно урчащим голосом.

— Это зачем ещё? — уже вслух удивился бывший старик.

— Остров этот, так же как и встреча со мной, входят в комплекс мероприятий, с тобой проводимых, — сухо произнёс голос, теперь тоже вслух.

Петя вконец опешил, он стоял, растопырив от изумления руки, и, крутясь из стороны в сторону, силился увидеть говорившего.

— Какой такой комплекс… — почти с отчаянием выдавил он из себя и вдруг вспомнил. — Постой, постой…что-то Золотая Рыбка мне о том говорила… медные трубы там

— Медных труб тебе не миновать, не переживай, но к ним ты ещё не готов, не торопись, — в листве дерева кто-то тяжело заворочался, и неожиданно прямо к ногам Пети, мягко пружинив лапами, спрыгнул здоровенный рыжий котяра. — Всё в своё время.

Таких больших котов Петя отродясь не видел, но ещё больше поразило его то, что кот улыбался. Улыбающихся котов он видал и того реже. «Должно быть, внутренний смех практикует», подумал Петя, решив ничему уже не удивляться.

— Да ни к чему мне в смехе упражняться, — сказал, улыбаясь, кот в ответ на его мысли, — я и есть смех.

— Ты — кот, — возразил Петя, с тревогой ощущая, как вновьпытаются в нём пробудить чтото давно забытое и гдето глубоко спящее.

— Я такой же кот, как ты — человек, — сказал рыжий кот, на этот раз и вовсе не открывая рта. Он молча улыбался, а в голове Пети раздавался спокойный урчащий голос. — А ты — такой же смех, как и я. Не спеши, всякому понятию — своё время. Ты уже вспомнил себя Хозяином, ощутил себя пустотой…Тебе ещё предстоит почувствовать улыбку этой пустоты, услышать её смех… Стать им…

Шумно накатывались волны на берег, разбиваясь о мокрые камни. Волновалось кроной, жалобно поскрипывая, большое дерево. Только сейчас Петя и рассмотрел, что это дуб. Тёмной массой просвечивало сквозь ветви его что-то большое и прямоугольное

— Зачем я здесь? — спросил наконец бывший старик, поняв, что ему сейчас во всём никак не разобраться.

— А за мной, — ответил рыжий кот, кокетливо выгибая спину и распушив усы. — Отныне я спутник твой. — Спутник и советчик.

— А хозяйство своё на кого оставишь? — кивнул Петя на дубе цепью. — Слыхал я про этот Буяностров, а как же

— А на себя же и оставлю, — хихикнул кот. Он как-то волчком обернулся вокруг себя и неожиданно стал исчезать. Растаяли лапы, хвост, вот и морда расплылась… и через секунду в воздухе висела лишь одна улыбка.

А на освободившееся место с дуба вновь мягко спрыгнул рыжий кот.

— Улыбку с собой заберёшь, — сказал он, двигая губами в унисон с улыбкой, плавающей в воздухе, — а я остаюсь. — Ты прав дела мои здесь ещё не закончены.

— Лихо это ты, — сказал Петя, опасливо дотрагиваясь пальцем до того места в воздухе, где у исчезнувшего кота должны быть усы. Чихнули оба и кот, и улыбка.

— У кузенасвоего Чеширского научился, — объяснили они, облизываясь, — а ты не балуй.

— Значит, так, Петя, — сказали кот с улыбкой. — Испытания тебя впереди ждут, и немалые причём, всё, чему научился, понадобится, да сверх того ещё. Одолеешь всё — ещё более над собой поднимешься, а нет ежели… ну, о том пожалуй что и не будем

— В трудные минуты рядом буду незримо, — продолжали они, — делать за тебя ничего не стану, но о том, что Хозяин ты, — напомню. А может, и совет дам какой. А может, и не дам. Потому как— твоя жизнь, и окромя тебя её прожить некому.

— Эх, — сокрушаться начал было Петя, — а я-то думал, налаживается всё у же. Поживём теперь со старухой… Так нет, снова чегой-то начинается… Ну что за жизнь?

— Никогда не жалуйся на жизнь, могло и этого не быть, — сказали кот с улыбкой, — и не сокрушайся, что кукле твоей жизнью насладиться не дают. Пока она кукла — не может она быть счастлива, пусть хоть какими стенами от жизни загородится. Счастье ей не вокруг себя искать надо, а в себе же самой, в Хозяине. Радуйся препятствиям они ступеньки для тебя.

— А теперь тебе обратно надо, — сказал уже только кот, так как улыбка медленно таяла в воздухе, почти исчезнув, — события уже двинулись дальше.

— Как же мне обратно-то? — удивился Петя, глядя на исчезающую улыбку. — Да и потом, как величать тебя?

— Аа, велика ли проблема, — хмыкнул кот, приближая морду и щекоча Петин нос усами, — чихнул три раза — и всего делов-то

— А звать меня Мявом, — услышал Петя сквозь чихи затихающий голос кота.

— … Чхам… — чихнул Петя в третий раз и отворил глаза. Стоял он в своей избушке, будто и не ходил никуда. Старуха подевалась куда-то, но зато битком, было незнакомого народа. Толпилось у дверей несколько стражников в малиновых пообтрепавшихся кафтанах и с алебардами в руках. А прямо перед Петей стоял здоровенный мордатый детина, свисая длинными усами и сверкая глазами. «Воевода», — со страхом признал Петя.

— … Только не поймите меня правильно, — говорил кому-то воевода, — но человек, оказывается, всё может. Вот это меня как раз и настораживает … — тут он замолчал и, открыв рот, уставился на Петю,

— Вот он, голубчик! — рявкнул затем, быстро оправившись от изумления. — Там царь его дожидается, всю дружину переполошил, а он шляется непонятно где!..

— Царь? — вконец опешил Петя. — Царь, за мной?!. — Он вновь ощутил себя прежним всеми терзаемым стариком Петей, и ему захотелось спрятаться от всех далеко-далеко, глубоко-глубоко

Он и согнулся уж весь, готовясь упасть в ноги, как вдруг услышал внутри спокойный урчащий голос: «Отвяжись, отвяжись немедленно от воеводы, от куклы своей. Вспомни, что ты, — Хозяин. Твори, начинай немедля творить». «Что? — удивился Петя внутри себя. — Что я могу сейчас творить?» «А что хочешь, — спокойно урчал Мяв внутри Пети, — твори слова, твори образы, главное твори…».

— За тобой, за тобой, — продолжал громыхать воевода, — ишь ты, птица важная, самого меня в путь подняли. Чего натворил, а ну ответствуй?!.

Петя поднял испуганные глаза, но отчего-то вдруг увидал воеводу не вживую, а как куклу детскую, которой в балагане представление разыгрывают: нос у него круглый и красный, как свекла; рот, распахнутый словно в крике, недвижим, а все звуки словно из живота вылетают; глаза краской нарисованы; а на голове, вместо шлема, ночной горшок прилажен.

Навис этот воевода кукольный над ним да что-то ему неподвижным ртом выговаривает грозно. А себя Петя пугалом недавним огородным увидел — стоит он, руки растопыркой, на ветру полощется вольно, рожи корчит весёлые.

Хоть и стращает его воевода речами грозными, но не испуг привычный ощущает в себе Петя от картины той кукольной, а даже напротив — смех весёлый и свободный. Отчего-то не напрягали его больше страсти те внутренние, ведь понарошку всё и не взаправду.

Едваедва Петя смех в себе сдержал, а затем легко как-то и неожиданно для себя сказал:

— Закона такого нет — в хибару всем вваливаться. Вот царю как пожалуюсь… он глянул воеводе прямо в глаза и, замирая от собственной смелости, добавил вдруг: — Человек, он хоть и сам кузнец своим проблемам, да только не каждый может себе позволить неприятности иметь

— …Неприятности, говоришь, иметь? — после паузы, озадаченно и с каким-то даже уважением, переспросил воевода. — Царю он… ишь, шустрый какой…Не такой всё же я дурак, как ты выглядишь… Вот пущай сам царь с тобою и разбирается. Мы ведь и во дворе подождать можем… чего у ж там

— А отсутствие закона, — бормотал воевода, выпроваживая стражников, ещё не избавляет от его исполнения… Закон, понимаешь… я, может, для того на страже его и поставлен, штоб дураки разные им не пользовались. А ты собирайся, собирайся путь-то не близок.

Кинув в суму краюху хлеба (а больше собирать и нечего было), Петя вышел на крыльцо.

Воевода сидел на солнышке в окружении стоявших стражников. Увидав Петю, он вновь насупился. Того, что произошло, он не понимал, и это его беспокоило.

— Каждый человек по-своему прав, говорил он, глядя на приближающегося бывшего старика, — а по-моему нет. Так чего тебя царь кличет-то? Что за дела у вас общие? Так ты мне и не ответил на то?

Вновь растерявшись, Петя уже распахнул было рот для оправдательного ответа, как в голове его предупреждающе раздалось урчащее: «Млатов…» И тогда он вновь увидел воеводу куклой разрисованной: размахивая маленькими кулачками, он негодующе бормочет что-то ртом неподвижным, грозится чем-то. Но как и прежде, не ощутил Петя веры к спектаклю этому кукольному, даже напротив — глядя на страсти выдуманные, вновь внутри себя на смех сбиваться начал.

Он неслышно хихикнул чепухе этой, в себе увиденной, но вслух сказал уже спокойно и глядя в небо:

— Никак дождить будет? Не успеем, поди

— Да, да, засуетился воевода, подымаясь, — давно пора.

Затем удивлённо глянул на Петю и озадаченно добавил:

— Ты ж смотри, однако, сколько дерьма, аж в голове не укладывается

* * *

В хоромы к царю Петю ввели несколько преждевременно. Царь беседовал с царицей. Беседа, судя по всему, подходила уже к концу, так как велась в тональности предельно высокой. Убывшего старика даже уши позакладывало. Он засунул в ухо палец, прочищая, и ухмыльнулся, вспомнив себя со старухой в недавности. «Отвык уже», подумал.

Царица была как царица, то есть самая обыкновенная баба. Глянув на её лицо, Петя почему-то сразу решил, что у неё должны, быть кривые ноги. А вот царь Пете понравился. Невысокий, плотненький, с блестящей жизнерадостной лысиной и добрым лицом.

— Ну ладно… Ну будет тебе… — говорил он царице устало и вполголоса. Но увидев вошедших, замолчал, выпрямился осанисто. В ладоши хлопнул.

— Проводите царицу в покои её, — сказал царственно.

— Подведите гостя, — продолжил столь же величественно. Затем, махнув рукой, отослал всех прочь. — Оставьте нас.

Оставшись с Петей наедине, царь вновь как-то весь обмяк сразу и подобрел лицом.

— Забот-то, забот… — бормотал он, оглаживая лысину обеими руками. — Дергают все, клянчат чего-то

— Бунтами грозят, — пожаловался он, заглядывая Пете в глаза, — народу уже столько всего обещано, а ему всё мало. Кушать все хотят… требуют…Я-то знаю, чем накормить народ можно, так они ж есть этого не станут, сволочи, — говорил царь, а глаза у него добрые-добрые были

Петя стоял потупившись — ни жив ни мертв, не понимая, что же происходит. То, как по-простецки вёл себя царь, скорее пугало его, чем радовало, так как было непонятно. Он слушал слова царские, в который раз ощущая, как неудержимо тянет его пасть ниц и уверять, что, дескать, ошибка вышла.

Он вскинул глаза на царя и — обмер. У того на лысине радостно поблескивала кошачьим оскалом улыбка Мява… «Я Хозяин», всколыхнулся Петя внутри, себя вспомнив.

Глянул он тогда взглядом Хозяйским на себя кукольного да испуганного, а рядом и царя-батюшку на такой же кукольный манер увидел. Был царь совсем маленький какой-то и очень толстенький, вёрткий весь и суетливый. Огромаднейшая корона из бересты крашеной всё на нос ему съехать норовила. То и дело поправляя её, он бегал вокруг кукольного Пети, старательно обирая с него невидимые пылинки да соринки. Хитро из-под короны глазками мышиными поблескивая, царь отчего-то хихикал тонким голоском да дробно-дробно так ножками коротенькими притопывал, будто в нетерпении тайном

Петя прокашлялся, скрывая смешок, и неожиданно сказал:

— Ваше величество, да ты не смущайся, спрашивай чего надо… Царь запнулся на полуслове, а затем молвил, внимательно глядя на гостя:

— А не прост ты, Петя… Да и отважен, погляжу… Видать, правду мне о делах твоих сказывали… Ну оно и хорошо, что сразу к делу.

— Дочь у меня есть, — продолжал царь, — царевнушка моя… слыхал, небось? — Старик неопределённо то ли мотнул головой, то ли пожал плечами.

— Вижу, что слыхал, — продолжил царь, — Несмеянушка моя…Никак замуж её отдать не можем. И женихи-то все знатные, с приданым богатым…. Да кому она нужна такая — плакса.

— А казна-то ой как истощала… — мечтательно причмокнул губами царь. — Туда бы какого ни есть полцарства вставить

— Так вот, Петя, — заговорил царь по-царски уже, — рассмешишь её, смеяться научишь, так я тебя… ну, это мы ещё поглядим, впрочем… А вот если нет так голова, само собой, с плеч… — закончил он и посмотрел на бывшего старика добрыми глазами.

— Пошли знакомиться, — с места встал.

* * *

Вошли в горницу. С кровати навстречу им вскочила здоровая девица с распущенными волосами и в короткой юбчонке.

— Батюшка!.. — запричитала она. — Опять у меня голова кружится!..

— Сам вижу, — сухо оборвал её царь, — и впрямь кружится… Ну так что с того?

— Да-а, видишь ты, а кружится-то она у меняа-а… — заревела царевна, растирая кулаками слёзы.

Петя оглядел её всю и решил, что ходит царевна в мини-юбке безо всяких на то оснований. «В мамашу, должно, пошла», — подумал.

— Ну не плачь, царевнушка, — привычно запричитал царь, не меняясь, впрочем, лицом, — вот, возьми лучше пряничек аль леденец

— Надоело всё-о… — ревела царевна дальше, — не хочу-у больше есть, и так целлюлит у же начинается… ааа

— Мало есть вредно, — наставительно сказал царь. — В перерывах между едой образуется кариес.

— Кто-кто образуется?.. — заинтересовалась царевна, моментально высохнув слезами. Тут она глянула на Петю, только сейчас его заметив. — А это кто?

— Лекарь твой, — сказал царь, — смеяться тебя будет учить.

— Меня смеяться?!. — воскликнула царевна то ли удивлённо, то ли оскорблённо и исказилась лицом так, что Петя подумал, что она вот-вот расхохочется, но Несмеяна заголосила вновь.

Царь выжидательно глянул на Петю, а тот внутрь себя, ища Мява. Но Мяв не показывался. Совсем сконфузившись, Петя включил внутренний смех, пытаясь восстановить спокойствие. Так и стояли: царевна ревела, царь ждал, а Петя нутром смеялся.

Насмеявшись до «не хочу», Петя вдруг вспомнил одну детскую, смешную игру… «А что? подумал он. Чем чёрт не шутит…выбирать-то не из чего…».

— Слышь, царевна, — сказал, — замуж хочешь?

— А ты как думаешь?.. — всхлипнула царевна.

— Я думаю так, рассудительно — сказал бывший старик, — если сильно хочешь — то всё попробуешь, что предложат. Даже если глупость какую. Даже если царевны так не делают. Ну то, конечно, если замуж хочешь

— Говори, что делать, — решительно сказала царевна, утирая нос.

— В игру играть будем, — сказал Петя и повернулся к царю. — Народ нужон. Зрители. Чем больше, тем лучшей. Скажи всем — царевна представление давать будет. Комедию.

Через небольшое время горница забилась народом. Стояли, опасливо поглядывая на доброго царя и недоуменно — на Петю.

— Значит, так, — скомандовал Петя, — будем начинать.

Он повернулся к Несмеяне.

— Ещё раз вопрошаю — играешь? Не сконфузишься? Голову рубить раньше срока не велишь?

— Я не позволю, — вмешался царь. — Начинай.

— Будешь рассказывать сейчас, — говорил Петя, обращаясь к царевне, — беду свою. Послезливее рассказывай, помучительнее

— А как подыму руку правую, так сделаешь и скажешь, — Петя ступил в сторону, выпучил глаза и чуть согнувшись, ухватился за живот. — Ой! сказал. Я не пукну!..

— А как подыму руку левую, сделаешь и скажешь так, — Петя, ступив в другую сторону, сморщил нос и помахал ладошкой, будто разгонял чего. — Ой! Это не я… — сказал.

Насупился, но ничего не сказал царь. В недоумении замер народ. Но Несмеяна была исполнена решимости.

— Велика беда моя, — начала она, — уже сколько лет улыбки нет на лице моём. Слёз ручьи избороздили щеки, платки носовые не просыхают. Женихи все поразбежались. Приедет кто, глянет на меня и рад бы остаться, но как услышит, что … Ой! Я не пукну!.. с тем и уезжает..

В толпе произошло движение, глаза у людей заблестели. Стояли, прятали лица. Царь серьёзно наблюдал.

— Давеча царь-батюшка, — продолжала Несмеяна, — пришёл ко мне и говорит… Ой! Я не пукну!.. нет… не так, он говорит… Ой! Я не пукну!..нет-нет, это я ему говорю …Ой! Я не пукну!.. точнее

Народ, кто ладошкой, кто локтем прикрывшись, смеялся, стараясь делать это беззвучно. Брови у царя удивлённо поднялись, но что он ощущал было неясно.

А Несмеяна, вся раскрасневшись, упорно пыталась разъяснить.

— …Нет-нет, он по делу пришёл, а не глупости эти говорить. Он о женихах сказать хотел, что они …Ой! Тоже не пукнут… удивлённо сказала царевна и как-то странно хрюкнула. Затем она сжала кулачки и отважно продолжила:

— Не так всё…мы с батюшкой серьёзно говорили, вначале он, затем я, а опосля мы вместе решили, что …Ой!.. — лицо у девушки исказилось, она отпрыгнула в сторону и замахала ладошкой перед носом. —…Эта не я!.. Вернее… не он !!. Точнее —…не мы!!!

Царевна ещё что-то хотела сказать, но ей не дали. В горнице стаял хохот неимоверный. Люди держались за животы, друг за дружку, корчась от смеха, падали на колени.

Гукал, смеясь, царь, утирая сопли и слёзы одновременно. А затем… затем все замерли, так как услышали неслыханное доселе смеялась царевна… Смеялась Несмеяна — смеялась звонко, заливисто, заразительно..

— Ай да Петя, ну молодец, — говорил царь, ещё красный от пережитого. — Не подвел-таки. Пойду, распоряжусь, чтоб карету тебе приготовили. До самого дому доставят. А ты ещё тут царевну подучи маленько.

Несмеяна стояла у окна с сияющими глазами, с каким-то озаренным изнутри лицом, стояла в луче солнца, и бывший старик Петя, засмотревшись, неожиданно для себя подумал: «А всё ж идёт ей мини-юбка эта. Надобно и своей старухе сыскать где». Вслух же сказал:

— Это не всё, царевна. Постоянно смешить тебя некому будет. Ежели вновь станешь прежней «Несмеяной», крючьями тебя вытягивать придётся. Допустить до того нельзя.

— Как только смущение внутри почуешь, — продолжал Петя, — сразу включай в утробе своей смех внутренний. Какой такой «внутренний» расскажу позже. Пока слушай.

— Кто обидит тебя, — продолжал он, — или, скажем, испугает сразу смейся нутром. Смейся пока смеётся. Насмеялась и ладно. А от обиды и страха мокрое место останется.

— Как не согласна с чем, — говорил Петя, — погода не та, жених не люб, царь-батюшка не то делать велит сразу смейся нутром. — Насмеялась всё образуется.

— Не жди грусти великой, — продолжал, беды большой. — Выкарабкиваться тогда долго придётся. Чуть взгрустнулось — смейся. Чуть не ладится — смейся. И просто смейся, без причины особой. Смейся — и смехом худое опережай.

— …Горе смеха боится, беда к смеху не клеится, хвори враз отпадают. Смерть и та смеха сторонится: а ну как растрясёт её всю, костей потом не соберёт, — закончил Петя наставления свои. И неожиданно услышал внутри себя довольное урчание: «Спррравиася…».

* * *

Ехал Петя в карете царской, дорогой быстрой, минувший день вспоминая, и доволен собою был. И вёз он в шкатулке дареной подарок, царём обещанный, послами из стран заморских привезённый.

— … Фонарик на батарейке солнечной, — сказал царь, вручая. — Диво дивное

КОВАРСТВО СОЦИУМНЫХ СТЕРЕОТИПОВ.

Социум, то есть мир человеческих взаимоотношений, некогда нами выстроенный и из нас состоящий, постепенно превратился в совершенно абстрактное образование, не имеющее никакого реального отношения к нуждам человека и откровенно паразитирующее на нём, став этаким «виртуальным монстром», «солитером», пожирающим нас изнутри.

Вместо того чтобы заботиться о самом человеке — его чаяниях, свободе и счастье, социум хранит свою целостность как раз за счёт эксплуатации этих обозначенных качеств. Созданный некогда нашими же руками и мозгами, то есть программами выживания и самосохранения, нашедшими выражение в привычных уже нам условиях внутривидового взаимодействия, он немедленно обозначил свои границы системами запретов и жёсткими правилами существования, сделав их незыблемыми.

Будучи полезными, но лишь в определённый период «взросления» и становления человечества, эти правила быстро превратились в монолитные «тюремные застенки». А социум, как и любая другая система, утратившая гибкость и ставшая «закрытой», стремительно становится системой «мёртвой» и, соответственно, стремящейся «омертвить» все свои элементы, опасные своей непредсказуемостью и свободой. То есть нас с вами.

Акция такого «омертвления» происходит в момент облачения свободного Хозяина в кукольную оболочку, изо всех сил нивелирующую его неограниченные возможности.

Оболочка эта состоит из совокупности ложного своей ущербностью и косностью знания о себе самом и о мире, в котором мы проявлены. Как величайшей ценности дар, она была нам вручена нашими «учителями», так же, впрочем, как некогда вручили её и им.

Разве стоит после этого удивляться, что почти во всех жизненных ситуациях мы ведём себя как запрограммированные автоматы? Стараясь изо всех сил «не ударить лицом в грязь» и выглядеть во всех своих поступках именно так, как хотят видеть нас другие, а по сути — жертвуя своей жизнью в угоду мнению окружающих нас «программистов».

А что будет, если мы, смеясь, обретем Хозяйскую свободу и покажем кукиш всем этим программам и установкам?

Вы уже знаете — будет единый Хозяин, свободный от условий и ограничений. И потеряет власть эта довлеющая над нами фикция — социум, с его бесчисленными предостережёниями и страхами.

Сделать это весьма непросто — больно силён «монстр социумный». Многочисленны его «щупальца-программы», имплантированные в нас.

Попробуйте отследить или вспомнить, как вы обычно ведёте себя в стандартных ситуациях.

Если вы будете достаточно честны, то сразу обнаружите, что чем тривиальнее ситуация, тем более предсказуемо ваше поведение в её рамках. Обычно мы предпочитаем этого не замечать. Действительно, обидно как-то: мы — ЛЮДИ и вдруг — просто запрограммированные машины, автоматы из мягкого и приятного на ощупь эластичного пластика, в которые, оказывается, очень просто вставить любую программу или заменить её на другую. Тотально это сделали сразу же после нашего рождения, но вносить коррективы продолжают в течение всей жизни.

— Так воспитанные дети не делают… Неприлично громко смеяться на улице… Вынь палец из носа, а то мозги поцарапаешь…Сегодня ты не перевёл старушку через дорогу, а завтра — предал Родину!..Что значит твоё мнение?.. Если есть мнение коллектива!.. Какой такой здравый смысл?.. Когда есть устав!.. А ты записался в… добровольцы… кооператоры… партию «Яблоко»… движение «Гринпис»… Как?.. Нет?!.И ты ещё считаешь себя человеком?.. нормальным?.. цивилизованным?.. мужчиной?.. И ты не пользуешься этими прокладками?.. сигаретами?! презервативами?!! Знаешь, кто ты после этого.

И мы послушно бежим: записываться, пользоваться, наслаждаться… И с презрением смотрим на тех, кто так не делает. А эти «лохи» и «чайники», спокойно занимаясь чем-то непонятным для нас, и создают, собственно, всё то, что определяет гордый контекст понятия «ЧЕЛОВЕЧЕСТВО». И всего лишь из отхода от их деятельности, слишком замысловатой для нашего понимания, появляются потом и жвачки с колой, и колготки с прокладками, и мобилки с Интернетом… А они все ковыряются, возятся с чем-то, придурки, почему-то не спеша кайфовать от всех этих крутых штучек…

У американского психолога Эрика Берна есть замечательные книги «Люди, которые играют в игры» и «Игры, в которые играют люди». После первоначального протеста, возникающего почти у всех, кто начинает их читать, приходится затем всё же признать, что, увы, похоже, всё именно так и обстоит. И если можно в чём-то не согласиться с автором в деталях, несомненно главное — мы действительно всю жизнь, не сознавая того сами, непрерывно играем в убогие игры по сценариям, созданным непонятно кем, послушно принимаем роли откровенно примитивные по своей направленности, нопредставляющиеся нам предельно активной жизненной позицией. Не замечая при этом, как жизнь наша всё больше и больше приобретает оттенок гротеска и анекдота.

— Сегодня в моде какая грудь? — Маленькая. — А что делать тем, у кого большая? — Донашивать.

И мы опять послушно донашиваем: своё немодное лицо, непрестижную профессию, свои странные вкусы и экстремальную национальность, робко существуя в угоду чужому мнению и остро ощущая своё несоответствие «норме», свою заказанную кемто неполноценность.

В контексте этого весьма показательны и предельно узнаваемы строки:

Идут работяги, идут дипломаты
,
Идут коллективы, активы и роты
И вдоль бесконечной кирпичной ограды
Идут идиоты, идут идиоты
.
Играет оркестр марш идиотов
.
Идут. И конца нет параду уродов
.
И кажешься сам среди них идиотом
,
Затянутым общим круговоротом
.
Г. Сапгир

Что же необходимо сделать, что предлагается для того, чтобы избежать этой унылой участи? Для того чтобы окончательно сбросить с себя кукольную личину и стать Хозяином?

Прежде всего — осознать и внутренне согласиться с тем, что всё именно так и обстоит. Да — мы машины, да — мы куклы. В этой игре, затеянной некогда Создателем, нам отведена именно такая роль. И это ни хорошо, ни плохо. Просто это факт. Снимите всякую его оценку.

И вспомните то, к чему мы с вами пришли на прошлом занятии: кукла, осознавшая себя куклой, таковой больше не является. Она становится Хозяином, становится тем, кем никогда быть и не переставала, но знание, ощущение этого она по условиям игры должна восстановить в себе сама. Именно ради этого момента осознания и была затеяна игра под названием Жизнь.

В спокойной, «стационарной» обстановке мы с вами уже научились восстанавливать канал связи с Хозяином, живущим в нас, поддерживать его Хозяйским именем. Научились, растождествляясь с куклой — социумной оболочкой, решать насущные проблемы, сознавая, что проблемы эти — кукольные и Хозяином всерьёз восприняты быть не могут.

Мы овладели внутренним смехом, мощной и очень простой техникой, легко снимающей заряд с любой проблемы и с улыбкой восстанавливающей нас в Хозяйском статусе. Мы подошли к принципиально новому взгляду на Хозяина как на весёлого, смеющегося и радостного Творца, живущего в нас. Эта тема ещё получит своё развитие на наших дальнейших занятиях.

Ощутив вкус Хозяйской свободы, мы поставили перед собой следующую задачу, как сохранить и не растерять её в потоке житейских событий и приключений?

Как, сняв с себя подчинённую социуму кукольную оболочку, не утратить обретённого Хозяина, не приклеиться вновь к предлагаемым стереотипам поведения, стереотипам социумных игр?

Жизнь — это игра. Смеющийся, радостный Хозяин не может выстроить мир серьёзным, косным, унылоисполнительным. И если мы всё же воспринимаем жизнь именно такой, то ато лишь реализация наших внутренних негативных программ — тех самых, из которых мы «успешно» стремимся творить своё окружение, но вовсе не отражение гармоничной реальности, в нас заложенной.

Если мы своим поведением, речью, мыслями будем соответствовать предлагаемым социумом стереотипным ситуациям, будем адекватны им, то они попросту поглотят нас. Они нивелируют нас, Хозяев, до уровня куклы, до уровня своей «засерьёзненности».

Социум, стараясь сохранить своё господствующее положение над нами, постоянно устраивает проверки-провокации, направленные на усиление тюремных застенков нашей кукольной личности. Причём выглядит это предельно естественно и невинно — как обычное человеческое общение.

Что, скажите, особенного в таких безобидных с виду вопросах:

«Как поживаете? Как ваше здоровье? Вы самостоятельный человек? Я знаю, на вас можно положиться, ведь вы всегда уважаете правду, не так ли?» Или в таких словах, обращённых к нам: «Вы сегодня прекрасно выглядите… У вас замечательные дети… Я всегда восхищался вашим умом … вкусом… достоинством…».

На самом деле это не что иное, как завуалированное требование подтвердить свой кукольный статус: все эти обращения моментально, буквально «на автомате» включают в нас десятилетиями отработанные шаблоны ответов, реакций и поведения.

И каждый раз ментал (преданный слуга социума) создаёт видимость естественности и оправданности наших ответных реакций, хотя на самом деле они всегда мотивированы лишь одним — реализацией программы «быть таким, как все», «соответствовать», «не высовываться». А это значит — послушно подтверждать своё присутствие именно в той нише, в той «камере», которая была предопределена социумом.

Мы с вами едва успели включить в себе состояние Хозяина, едва сумели оценить вкус свободы, им дарованный, как тут же ощущаем, как нас тянут назад, сбрасывая на прежние позиции, беспощадные монстры нашей социумной определённости.

Как же нам сохранить Хозяйское качество в разнообразии ситуаций, в житейских коллизиях? На этом этапе вам предлагается использовать самое сильное «хозяйское оружие» — юмор, гротеск и смех.

ТЕХНИКА «НЕАДЕКВАТНОГО ВИДЕНИЯ». ДЕНЬ НЕАДЕКВАТНОСТИ.

На прошлом занятии мы с вами изучили работу с куклой. Чем является кукла для вас? Всего лишь социумной, гротескной и шаржированной моделью Хозяина. Надо полагать, вы уже сумели убедиться, что, представляя себя в разнообразных ситуациях именно таким — «несерьёзно кукольным», легко удаётся увидеть явную искусственность как самого себя, так и всего происходящего с вами.

Попробуем теперь расширить рамки этого приёма и включить в такое «кукольное действо» также и тех, кто пытается спровоцировать вас на кукольные реакции.

Технологически это выглядит достаточно просто: в процессе общения в ответ на поступивший к вам запрос вы вспоминаете свой кукольный облик и «наблюдаете» себя «со стороны», одновременно представляя в таком же кукольном и предельно шаржированном облике своих собеседников. То есть в процессе обычного общения вы, как заправский режиссёр кукольного театра, выстраиваете в своём внутреннем пространстве параллельную, кукольную версию происходящего. Вы видите кукольных двойников своих собеседников, которые столь же «кукольно» и явно преувеличенно отражают их речь, поведение, мимику.

Не следует опасаться того, что этим вы их как-то высмеиваете в своих глазах, — вы всего лишь позволяете себе увидеть их социумно-кукольное обличье, так же, впрочем, как видите и своё. Благодаря этому вы не только обретаете свободу сами, но, разрушая общий шаблон поведения, даёте аналогичный шанс также и им.

Рассматривая всё происходящее как сцену из кукольного спектакля, тщательно прорисовывая это действо внутри себя и при этом активно в нём участвуя, вы всё больше укрепляетесь в свободном Хозяине, ничем не стеснённом в своей игре.

Затем, если вам был задан вопрос и от вас ждут ответа, вы просто открываете рот и говорите именно то, что в этот момент «легло вам на душу», если же от вас ждут конкретных действий — делаете то, к чему вы в это мгновенье испытали спонтанный позыв. Или же не делайте ничего, в соответствии всё с тем же позывом.

Откуда взялся озвученный вами ответ? Он был мгновенно сформирован внутренним запросом, пришедшим из Хозяйского состояния. И внешнее выражение его может быть любым: фраза, восклицание, шутка или физическое действие. В любом случае этот ответ будет всегда принят собеседником. Поступая именно так, вы пробуждаете в себе интуитивное Хозяйское знание, которое неизбежно выстроит все ваши действия наилучшим образом.

Вовсе не обязательно, чтобы ваш ответ или поступок выглядели вызывающе или экстравагантно, хотя вполне возможен и такой вариант. Скорей же всего его внешнее выражение будет достаточно тривиальным, но зато всегда максимально оптимальным для данной ситуации.

В этой технике очень важно действительно увидеть и почувствовать гротеск и искусственность происходящего. Поэтому идеальным завершением её был бы возникший у вас естественный позыв к смеху, но с не меньшим успехом его можно заменить «смехом внутренним», включённым в финале и незаметным для окружающих.

Практика неадекватного видения поможет вам по-новому воспринять многие казавшиеся ранее тривиальными темы, положения и установки. Что неизбежно получит своё отражение в постепенном изменении вашего поведения, круга общения, оценки вас окружающими. Людям будет просто комфортно рядом с человеком, который улыбается и не привязан к суете и проблемам.

А вы окажетесь, таким образом, вне зоны влияния внутренних программ и многолетних привычек, обретая всё большую свободу и независимость в способе вашего существования.

Расширьте эту технику свободного восприятия мира, неадекватного выражения себя до масштаба всей вашей повседневности. Хватит вам быть таким, каким вас все знают! Каким знаете себя вы! Неужели вам не тесно в этих рамках? Станьте по-настоящему свободным и непредсказуемым! Позвольте себе сделать то, чего вы давно не позволяли, став взрослым.

…Поиграйте в прятки, не беда, если прямо на работе. Поваляйтесь на городском газоне. Станьте посреди улицы и любуйтесь облаками. Запустите воздушного змея. Повисите на турнике вниз головой. Покатайтесь на детских качелях и «промчитесь» на карусели для самых маленьких… Лежите в траве, глядя в небо, пока не растворитесь в нём… Нарисуйте на асфальте «классики» и попрыгайте, как в детстве. Слабо?.. Играйте в любые игры. Постройте крепость из подушек и одеял. Не бойтесь промокнуть под дождём. Напишите себе любовное письмо. И много смейтесь, смейтесь от восторга перед жизнью, от радости за то, что вы есть.

Не бойтесь совершить нелепый поступок. Величайшая нелепость, на самом деле, — это делать то, что ожидают от вас другие. Это значит — жить не своей, а их жизнью. Зачем же тогда надо было вообще рождаться?

Оставайтесь раскованным и весёлым. Воспринимайте жизнь как самое грандиозное и занятное приключение из всех, в которых вам приходилось принимать участие.

Выделите один день в неделю, пусть, например, это будет среда. Сделайте его днём «неадекватности», днём «шиворот-навыворот».

Вспомнив об этом с утра, в течение дня попытайтесь всё делать не так, как обычно. Если и не прямо противоположно, то по крайней мере просто непривычно.

Если вам это удастся (а вам это удастся обязательно!), то вам гарантирован целый день, проведённый в Хозяйском состоянии. Ваша кукла, не получая реализации привычных схем поведения, будет стремительно терять социумную зависимость, обретая всё большую Хозяйскую свободу.

Засыпая накануне, напомните себе, что с утра всё будет не так, как обычно. И постарайтесь, чтобы необычно было действительно ВСЕ, каждый фрагмент проживаемого дня.

Проснитесь раньше или позже обычного. Встаньте «не с той ноги». Наденьте что-нибудь навыворот или чего-нибудь не наденьте вовсе. Почистите зубы не зубной пастой, а… солью! сахаром! мылом! кремом для рук! или сгущенным молоком! и щётку при этом держите «не в той» руке. Сахар в чае размешайте вилкой или вовсе обойдитесь без него. Наденьте разные носки (слабо всё же?) и хоть раз спуститесь без лифта. Как, вы живёте на втором этаже? Не беда, это поправимо поднимитесь пешком на последний этаж, а оттуда уже спускайтесь в лифте. На своём рабочем месте всё поменяйте местами, поднимайте трубку телефона другой рукой. И так далее, и тому подобное в течение всего дня.

Попробуйте для начала провести так всего один день в неделю, но — честно. Пусть это будет началом вашего нового подхода к жизни. А затем расширяйте, «растягивайте» свой игровой настрой неадекватного поведения на два, три дня. На всю неделю. Пока постепенно не поймёте, не ощутите естественность подобного образа жизни для себя. Очень скоро уйдёт экстремальность поступков и их вычурная экстравагантность, ваша неадекватность станет мягче и органичнее, зато жизнь — много интереснее и увлекательнее.

Делая своё существование всё более нестереотипным и играя в «неадекватность», важно не «заиграться» с достаточно искусственными и намеренно созданными ситуациями. Когда вы пытаетесь задом, наперёд спускаться по лестнице или завязывать шнурки лёжа на спине это всего лишь прекрасный тренингиллюстрация принципа «неадекватности». Но в то же время это только вход в игровое пространство Хозяина, ваши первые шаги. Так как для Хозяина игра это не есть что-то искусственно организованное, это вся наша жизнь.

Гораздо важнее и неизмеримо сложнее вести себя неадекватно и нешаблонно в достаточно тривиальных и годами отработанных ситуациях и отношениях. Попрактикуйтесь в этом, когда вы: разговариваете с пьяным, общаетесь со своим, подчинённым, шлёте привычные упрёки ребёнку, привычно испытываете раздражение, агрессию, подавленность, безрадостность, обижаетесь на жену, мужа, мать, начальника, содрогаетесь от неприязни к наркоману или бомжу.

Это и будет истинной проверкой на вашу готовность к честной игре Хозяина, в которой происходит реальное растождествление со своим кукольным началом.

Мы с вами движемся по пути неуклонного превращения пространства нашего существования в пространство игры. Возможно, уже сейчас, по мере использования получаемых знаний и новых Хозяйских навыков, вам удалось слегка пошатнуть незыблемость некоторых привычных убеждений о том, что жизнь — штука серьёзная и именно ей — время, а вот «несерьёзной потехе» — час.

Если это так, то мы искренне рады за вас. Но это лишь начало вашего пути, пути без цели, так как цель этому пути не нужна, поскольку в нём же она и заключена — в увлекательности самого действа и в его полной приключений непредсказуемости.

И вот как раз об этом, о «пути без цели» ещё несколько слов, так как, говоря о коварстве стереотипов, нельзя обойти вниманием эту крайне важную тему.

Да, наша жизнь — это игра, и, как у любой настоящей игры, цели у неё быть не может. Цель любой игры — это сама игра, ощущение радости от неё самой. Именно поэтому цель жизни — сама жизнь и есть.

Но если цель всё же поставлена — игра неизбежно умирает. Потому что исчезает то, что является единственно важным и определяющим для неё, — естественность. Зато теперь неизбежно появляетсязависимость и обусловленность: «Я получу радость, я буду счастлив лишь тогда… если… при условии…«

А если выполнить условия не удалось? Тогда неизбежно возникает ощущение несчастливости, неудачи, трагедии, горя. Отчего? Лишь от знания, что цель не достигнута, что не выполнены определённые условия, а то, что всё же получено, не соответствует эталону «знания», что это «хорошо есть».

Стереотип знания о полезности и обязательности цели ставит нашу возможность быть счастливым в полную зависимость от того, достигнута цель или нет. Теперь мы не можем быть просто счастливы, теперь возможно быть счастливым исключительно «потому что»: потому что добились, достигли…; потому что у нас теперь это есть…; потому что к нам сейчас благосклонны…

Раз мы своё счастье поставили в зависимость от своего окружения, то уровень нашей «счастливости» с этого момента будут определять: чужое мнение, уровень финансов, болезни, политики и даже погода.

Чувствуете, как рассыпается наша Целостность? Насколько фрагментарным становится для нас Мир? Вначале была просто данность — Счастье. Теперь же счастье для нас — это «совокупность». Совокупность наших достижений и приобретений. Возникает ложное ощущение — чем мы больше приобретем, тем счастливее станем. А если, напротив, что-то вдруг потеряем? Тогда, «естественно», мы неизбежно становимся «менее счастливыми»…

Надеемся, вы уже ощутили внутренний протест относительно такого подхода? А ведь всё строго логично — именно так и работает наш обусловленный ментал, именно этот стереотип встроен в нас социумом. Для ментала всё предельно определено, условия «счастливости» давно и подробно расписаны: «Настоящий мужчина должен: посадить дерево, вырастить сына, построить дом». А что, если не посадил, не родил, не построил? Тогда всё: не мужчина, неудачник, позор рода !!.

Настоящая женщина — это: нежность, обаяние, кухня, секс, стирка, магазины, её хобби — тормозить на скаку коней, посещать горящие избы. Что такое? После магазинов, стирки и кухни секс уже не на уровне? Да ещё и коней боится? Так кому, скажите, такая нужна? Всё, в результате — трагедия, драма… и у неё, и у него…

Условия не выполнены, цель не достигнута — счастья нет. В чём же здесь ловушка? Где источник трагедии? Может, неправильно сформулированы условия? Что, если их просто переформулировать надо? Может, не дерево должен посадить настоящий мужчина, а преступника? А настоящей женщине место не в горящей избе, а в «мерседесе»? И вот тогда всем будет счастье…

Вряд ли. Всякий раз, когда человек связывает своё счастье с внешними обстоятельствами, с достижением цели, он проигрывает, а счастье теряет. Вспомните: ведь вы уже изначально совершенны, вы Боги, вы в своей основе Целостны, а это значит, что вы уже носите в себе Счастье. Зачем же отказываться от него, от своей законной части, и заниматься его поисками снаружи? Попадая из-за этого в бесконечную зависимость от «всех и вся».

А личные отношения, а любовь? Сколько болезненных зависимостей создано здесь… У каждого из нас в этом громадный опыт.

…К ладони приникнув,
в тебе исчезаешь,
и счастья иного
не хочешь, не знаешь…

Как мило и трогательно… Казалось бы — что плохого может быть в этом? Вспомните себя, ведь как это «по-человечески», как «естественно» и «прекрасно», когда «смыслом жизни» становится:

Голос услышать,
в глазах раствориться,
слиться с дыханьем,
в тебе заблудиться,
Чуть прикоснувшись —
навеки быть рядом,
Жизнь измеряя
одним твоим взглядом…

Здесь, пожалуй, самая опасная и коварная часть нашего разговора, ибо мы осмеливаемся демифологизироватъ самый расхожий и романтический стереотип, мощность которого определена энергией самой программы выживания.

Этим стереотипом является такое понятие, как Любовь. Подчеркнём — именно понятие. Ибо, когда мы ставим смысл своего прихода на Землю в зависимость от чьей-то благосклонности, от соблюдения норм поведения или ритуала ухаживания, — это всегда зависимость от понятия, от того, «как это должно быть».

«Мне необходимо любить кого-то! Я жду любовь, любимого человека…» Прекрасно, правда? Но для чего?

«Для того, чтобы потом рядом со мной всегда находился источник моего счастья и радости. И теперь, хоть всё моё счастье и будет зависеть от настроения этого «источника радости», от его отношения ко мне, от количества улыбок и взглядов, мне адресованных, зато как сладка эта зависимость!».

Моё счастье рядом… Правда, его нет во мне, и поэтому так велик риск его лишиться. И я на всякий случай «страхуюсь» от его потери печатью в паспорте, кольцом на руке, клятвенными обещаниями…

Но всё равно покоя нет — теперь моё счастье, даже «окольцованное» мной, почему-то всё больше стремится «улететь на юг, в тёплые края». И чем больше я хочу его удержать, тем сильнее оно рвётся из рук… Чем чаще я пытаюсь им овладеть и на брачном ложе, и в своих мыслях, тем меньше от него у меня остаётся.

И в какой-то момент меня всё же покидают… Унося с собой моё счастье… весь смысл моей жизни…

Была ли здесь Любовь? Вряд ли. Скорее одно лишь «понятие любви», и поэтому неизбежная драма в итоге. «Понятие любви» — это всегда потеря свободы, это потеря себя в ком-то, это тюремные застенки ментального знания, это изначальная готовность к страданиям.

Зато истинная Любовь это всегда свобода, это всегда обретение и никогда потеря. Это обретение своей свободы в ком-то, это всегда расширение себя до масштабов двоих. И здесь невозможно потерять себя в другом, как бы прекрасен этот «кто-то» ни был. В идеале Любовь — это расширение себя до уровня самой Вселенной.

А то, что вызывает «сладкую грусть», то, «о чём сердце плачет», — всего лишь тоска по обладанию. Работает программа: «если я люблю, то буду счастлив лишь при условии обладания объектом «своей любви». Разница очевидна: любовь никогда не ставит условий, а то, что делает счастье обусловленным, — не есть любовь.

Итак, ещё раз: Счастье — это то, что дано нам изначально.

Счастье всегда в нас, но каждый раз, пытаясь найти его не в себе, а где-то рядом с собой, мы его только теряем, попадая в ловушку обусловленного ментола, в капкан стереотипных знаний.

И в этом случае Хозяин делает всё возможное, чтобы помочь нам. Однако давайте посмотрим, как воспринимается нами эта помощь.

Помните парадоксальные, на первый взгляд, слова Христа: «Бог кого любит, того и наказывает»? Расшифровываются они просто. Как только наша способность быть счастливыми попадает в зависимость от чего-то: от денег, здоровья, интеллекта или от конкретного человека, так тут же Хозяин эту зависимость рушит. Он беспощадно «вычищает» из нашей жизни всё, с чем мы связали условия своего счастья, тем самым стимулируя нас на поиски счастья в себе.

И тогда мы теряем — и деньги, и здоровье, и интеллект… А самое ужасное, что иногда эти потери и развал происходят у наших близких, с которыми мы составляем одно целое на тонких планах. Нам представляется это трагедией и «крахом всего», но именно такое отношение к происходящему, смакование своей «несправедливой обречённости» и является тупиковым, именно оно и отражает уровень нашей осознанности.

Когда мы лишаемся всего вокруг себя, Всего, с чем мы могли связать ощущение Счастья, нам не остаётся ничего другого, кроме как обратить свой взор внутрь себя и наконец-то отыскать его там.

Из-за нашей душевной лености Хозяин просто вынужден создавать подобные экстремальные ситуации, причём порой на грани выживания, чтобы пробудить нас от «кукольной спячки». Ещё Иммануил Кант констатировал, что «любое страдание — это всего лишь побуждение к деятельности».

Но зачем, скажите, доводить себя до крайности, до мучений, до потерь? Ведь всё, что нужно было сделать, — это открыть «тайник счастья» в себе, а это значит — согласиться стать счастливым просто так.

И как только мы всё же признаем (а точнее — ощутим), что наше счастье не определяется кем-то или чем-то, а является нашим неотъемлемым качеством, как тут же — о, чудо! — всё мгновенно меняется. К нам самым волшебным образом стремительно возвращается всё «отнятое» ранее Хозяином и приходит многое сверх того.

Действительно, счастливый человек всегда имеет любое внешнее изобилие, но при этом остаётся от него полностью свободным и независимым. Он может его потерять, но менее счастливым он не станет, он может его приумножить, но более счастливым он не будет, ибо счастье — это категория внутренняя, постоянная и неизбывная.

Но что значит — «осознать, открыть необусловленное Счастье внутри себя»? Как это сделать реально? Неужели вновь, «убежав» от Мира и затворившись в себе, упиваясь «счастьем» аскета, презревшего соблазны человеческие? Или, может, снова сделать то, к чему нас давно приучили, — создать новую программу, новый ментальный стереотип, непрерывно уверяя себя: «Я счастлив, я счастлив, я самодостаточен…»?

И то и другое бесполезно, и то и другое — ложь. Вы действительно хотите реально ощутить в себе Вселенную, Изобилие, Счастье? Прекрасно. Но учтите, открыть и обрести в себе нечто возможно, лишь расширив себя до него, до его масштабов. То есть, по сути, — впустив это в себя, признав своей изначальной и законной частью.

Вы уже имеете ключи для того, чтобы начать активно отпирать ментальные засовы, отделяющие вас от Мира. Для локальных случаев — это работа с образами, более тотально вы это уже делаете через смех. От занятия к занятию таких ключей будет становиться всё больше и больше. Пользуйтесь ими.

Открывайте себя Миру, впускайте его в себя, расширяйтесь до масштабов любимого человека, звёздного неба, всей Вселенной, до масштабов Вселенной любимого человека. И тогда вы уже никогда не потеряете себя в нём, а напротив — принимая каждую его частицу, вы становитесь богаче им, вы становитесь целостнее им, вы становитесь счастливее им. «Когда двое станут одним…» — как сказано было некогда…

Я глаз твоих печаль, их мудрость тоже.
Я мягкость, сила — тёплая ладонь.
И в уголочке губ твоих — о боже
Я нежность, и улыбка, и огонь.
Ирина Данилова

И вот только теперь, расширив себя до масштабов того, от чего были прежде зависимы, вы навсегда обретаете это в себе, обретаете то, с чем раньше неизбежно пришлось бы расстаться Из-за привязки к нему.

И в этом принцип любой Игры — расширение всех элементов игры до уровня самой Игры. Потенциализация части Целого в самое Целое,

ВЗРЫВНАЯ ФРАЗА.

До сих пор все техники, рассмотренные нами, были ориентированы исключительно на работу с самим собой. Даже в тех случаях, когда была необходимость оказания помощи кому-нибудь во внешнем круге, мы делали это через первоначальную гармонизацию самого себя.

Но иногда, сталкиваясь в жизни с проблемами окружающих нас людей, мы можем попытаться ускорить или даже усилить для них подобный процесс, «выпустив пар» и разрядив проблему через прямое с ней взаимодействие. Предложив при этом «носителю проблемы» принять активное участие в акте «освобождения» от неё. То естьпредлагаемая техника изначально ориентирована на осознанное участие в ней «заказчика» и его доверие к вам.

В её основе лежит уже рассмотренный нами принцип разрушения смехом цельности «упаковки» проблемы и освобождение энергии, некогда ею связанной.

Как это выполняется технически? «Заказчику» предлагается вслух озвучить беспокоящую его ситуацию. Причём рассказ о ней должен быть достаточно драматичен, честен и подробен.

Вы входите в Хозяйское состояние и, удерживая его, выслушиваете звучащую «исповедь».

По мере прослушивания ваш Хозяин формирует наиболее соответствующую контексту данного рассказа «Взрывную фразу».

«Взрывной фразой» может быть любое, достаточно произвольное заявление, иногда совмещаемое с лёгкой пантомимой. Это может быть изначально шуточное, смешное замечание, например:

«Не надо так улыбаться, я с детства боюсь лошадей». А может — внешне нейтральная фраза или, напротив, намеренно нелепая, но, будучи вплетённой в контекст рассказа, привносящая в него заряд юмора и гротеска. Например: «… А я мою голову клеем «Момент»«.

Затем «Заказчик» повторяет свой рассказ и по вашему сигналу (поднятая рука, хлопок), прерывает его контекст и вплетает в рассказ предложенную «взрывную фразу» с возможным пантомимическим рисунком. Потом повествование продолжается до следующего сигнала и т. д., пока не наступит финал работы — смех и разрядка проблемы.

Иногда, в случаях драматических рассказов, концовка бывает бурной — смех происходит вперемешку со слезами, иногда достаточно спокойной — просто улыбка и светлое настроение, В любом случае проблема либо полностью разряжается, либо просто утрачивает свою доминирующую силу.

Не следует запасаться предварительно «набором резервных фраз», опыт показывает, что каждый конкретный случай требует именно «своего», рождённого в процессе рассказа текста. Доверяйте своему Хозяину, и он вас не подведёт.

Использованную «взрывную фразу» можно предложить «заказчику» для последующего самостоятельного использования в случаях возникновения повторных внутренних напряжений и беспокойств, связанных с проработанной проблемой.

Хочется подчеркнуть — мы не игнорируем проблему, не притворяемся, что её нет, мы смеёмся вместе с ней, «взрываем» её изнутри юмором, соглашаясь тем самым с её существованием, и освобождаем энергию, в ней заключённую. То, что мы называли проблемой, становится просто энергетическим всплеском, обыкновенной энергией, которая возвращается к нам Творцам, её же породившим.

* * *

Как уже было сказано, техника «Взрывной фразы» применима лишь для работы с кем-то из вашего окружения, обратившимся к вам за помощью, то есть — с «Заказчиком».

Но существует вариант использования её для решения своих личных проблем и снятия внутренних зажимов. Это комбинированная технология, объединяющая в себе элементы работы с куклой, правда в несколько опосредованном виде, и технику «Взрывной фразы». В чём она заключается?

Возможно, вы слышали шуточный, но психологически очень точный совет, отражающий определённые закономерности работы нашего сознания: «Хочешь забыть — запиши».

Действительно, вспомним ситуации, имевшие место у каждого в жизни, когда, например, в процессе написания письма близкому человеку масса сопутствующих эмоций и чувств будто оставались на бумаге. И отправив письмо, мы словно освобождались от тяжкого груза, прижимавшего нас к земле.

На этом механизме «эмоциональной разрядки» и основана предлагаемая техника «Выписывания». Техника очень сильная, оказавшая реальную и действенную помощь очень многим людям, к ней прибегнувшим.

Значительный эффект «Выписывание» даёт в случаях внешне безысходных ситуаций, страхов, эмоциональных кризисов. Представляется очень важным, что она с той же степенью эффективности может быть предложена и людям, далёким от традиций нашей школы.

ТЕХНИКА «ВЫПИСЫВАНИЯ».

На листе бумаги очень подробно и без утаек, с максимальной эмоциональной насыщенностью выписывается беспокоящая вас проблема. Представьте, что пишется письмо очень близкому человеку или даже — Господу Богу. Тщательно опишите всё, что происходит с вами и вокруг вас. Что вы чувствуете, чего боитесь. Обязательно опишите все нежелательные варианты исхода данной ситуации, самые негативные и страшные. Если есть страх смерти, «проиграйте» и его, «умирайте» в этом письме, «похороните» в нём себя. Дойдите до крайней крайности, соглашаясь со всем. Никакого анализа — лишь описание, исповедь.

Если в процессе «Выписывания» появятся слёзы, прочие внешние выражения эмоций — очень хорошо…

Хочется предостеречь — ни в коем случае не совершайте магических манипуляций по уничтожению бумаги с выписанной проблемой, не следует намеренно ни сжигать её, ни «смывать» водой с неё негатив.

Желание сделать это, пусть даже просто так, на всякий случай, будет сигналом о существующих ещё в вас страхах перед проблемой. Пока же есть страх, принять проблему, согласиться с ней — невозможно. Поэтому отнеситесь к этим исписанным бумажкам полностью безразлично, как к обычному мусору.

Через некоторое время, возможно уже через час или два, а может и через сутки, «Выписывание» повторяется. Очень важно! Вы не вспоминаете содержание предыдущего текста, а описываете свои реальные ощущения на момент второй фазы «Выписывания». Они будут уже другими.

Вы даёте отлежаться второму варианту текста некоторое время, вновь ориентируясь на свои ощущения.

А затем, отталкиваясь от контекста вашего «откровения», вы ищете «взрывную фразу», в данной технологии — возможно, даже не одну. И переписываете без изменений текст предыдущего письма, «вплетая» «взрывную фразу» в него.

Перечитайте то, что получилось. Ваш смех будет оценкой вашей работы.

Остатки деструктивных напряжений снимите внутренним смехом. К концу нашего курса вам, уже «профессионалам» внутреннего смеха, ни к чему, возможно, будет достаточно громоздкая техника «Выписывания», того же эффекта вы легко добьетесь, просмеивая любую проблему изнутри. (Если таковые к тому времени ещё будут иметь наглость сохраниться.).

Но как этапная, техника «Выписывания» может основательно вам помочь в расчистке проблемного пространства.

* * *

Овладев технологией «Внутреннего смеха», не забывайте её активно использовать в повседневности, в гуще жизни.

Вы уже знаете, что она одинаково применима как для решения, так и для предупреждения практически любой проблемы.

Каждый сбой в физическом самочувствии, настроении, внешняя неприятность, несогласие с чем-либо, обида — всё подлежит немедленной разрядке смехом.

Но не ждите, пока мелкие неприятности (пропущенные и не разряженные сигналы о наступившем внутреннем неблагополучии) слипнутся в большой и вязкий ком проблемы. Отслеживайте их по мере проявления и немедленно разряжайте внутренним смехом.

Сделав «смеховую» практику делом привычным и естественным, всё больше и чаще применяйте её «профилактически», то есть — просто для создания ровного и гармоничного состояния, не дожидаясь «проблемных сигналов». Отвыкайте жить по принципу; «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится», скорее всего вы уже по своему опыту знаете, насколько сложны мероприятия по вытаскиванию себя из «омута проблем» под такие громовые раскаты.

Не забывайте — предложенный вам вариант смеха потому и называется «внутренним», что предполагается использовать его в любой ситуации и обстановке. Смейтесь до состояния достаточности и уже сейчас смело пробуйте удерживать Хозяйское состояние одним только смехом — периодически «просмеивая» возникающие деструктивные ощущения.

И живите играя — с непременной улыбкой снаружи и смехом внутри.

ФРАГМЕНТ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ.

— У нас на работе давно ходили слухи о большом сокращении. Приехал директор, собрал всех в конференц-зале и начал обрисовывать «убийственное» положение, в котором мы оказались. Выступая, он обычно выбирает в зале одного человека, сидящего где-нибудь в первых рядах, и всё своё обращение как бы адресует ему.

Такой «жертвой» на этот раз оказалась я. Знал бы он, кого выбрал… Дело в том, что как раз в этот день я с утра была «сама не своя».

Проснувшись, всё утро ходила в одном тапочке, зубы почистила мылом, а чай пила с солью. Из квартиры вышла «задом наперёд», таким же образом поднялась на два этажа выше, спиной вошла в лифт и так же из него вышла. На работе в тот день я во все двери входила только «задом наперёд».

Удивительно, конечно, но этого даже никто не заметил. Всё делала наоборот, даже писала кое-что левой рукой… Вы знаете — состояние совершенно особое… Во-первых, включена в каждый момент происходящего, никакого автоматизма. Во-вторых, всё вокруг будто впервые видишь, оказывается, обычно воспринимаешь своё окружение так, как уже «знаешь», а вовсе не так, как на самом деле. А главное — интересными стали все, даже рутинные дела. День будто «растянулся» вдвое-втрое от изобилия событий.

Так вот, смотрит директор на меня и словно лично мне все упрёки и претензии предъявляет. А я киваю ему в ответ, словно соглашаюсь, а сама внутри такой «кукольный театр» выстраиваю, в таком виде его вижу, что едва от смеха сдерживаюсь. С полчаса мы с ним так «общались», а затем вообще чёрт те что началось.

Вначале он ни с того ни с сего смеяться стал. Говорит вещи серьёзные, а сам смеётся. И по нему видно, что он сам не может разобраться, что же такое с ним происходит. Потом вдруг, совсем не к месту, рассказал анекдот и снова громче всех над ним смеялся. А закончилось всё совсем уж непонятно.

Битый час он говорил о необходимости сокращения, в бумажки какие-то заглядывал, а в конце всё это в сторону отодвинул и совсем неожиданно сказал, что мы все молодцы, ему с нами хорошо работается и ни одного человека он не уступит обстоятельствам. Более того, в обозримое время возможно даже повышение зарплаты… Просто сказка какая-то… Неужели я как-то на всё это повлияла?..

— Больше верьте в себя, коллеги-волшебники. И смелее применяйте полученные знания и состояния. Накапливайте опыт «волшебства». Через какое-то время ваш «внутренний статист» сам выдаст вам ответ на подобный вопрос.

* * *

— А это, оказывается, очень непросто — всё наоборот делать. Вроде и ничего особенного, но какое-то странное внутреннее сопротивление преодолевать приходится… Раз-другой что-то неадекватное сделаешь, и всё — будто выдохся. Даже вспомнить о «дне неадекватности» потом сложно.

— Всё верно. Вы теперь «на своей шкуре» можете почувствовать, насколько прочно вы «срослись» со своей увязшей в плену стереотипов куклой.

Дело ведь не только в том, чтобы «чай из кактуса попить» или «начальника по лысине погладить». Если любое неадекватное действие или просто свободное поведение, обретённое вами вопреки ограничивающим установкам, станут для вас естественными и будут реализовываться легко и просто — это будет означать конец диктата «социумного паразита», живущего в вас.

А уж как ему пожить-то хочется… за ваш счёт, разумеется. Вот он и выстраивает ваше поведение и даже уровень вашего сознания (то есть — вполне реально оглупляя вас) таким образом, чтобы вы ненароком не нарушили целостность той клетки, где уже давно находитесь, но почему-то вдруг вознамерились, смеясь, покинуть её…

* * *

— Каждый раз вспоминаю о том, что нужно было «неадекватно» ситуацию увидеть, уже после разговора. Злюсь на себя.

— Не стоит. У каждого свои темпы освоения техник. Своя «плотность» внутренней «программной» загрузки. Пока можете и «задним числом» кукольность событий «просматривать». Это будет хорошей тренировкой, а со временем Хозяйский взгляд на происходящее будет включаться уже «на автомате».

* * *

— Я всё же не понимаю, как можно жить без цели? Ведь так вся жизнь может потерять всякий смысл.

— Что ж, туда ей и дорога… Что такое «смысл», «осмысленная» жизнь? Это «жизнь с мыслью», то есть жизнь под диктовку мысли, знаний, ментала. Мы же предлагаем выстроить своё существование в соответствии с вашим интуитивным, «нементальным» знанием, жить, ориентируясь лишь на ощущения радости от самого процесса жизни, но не от иллюзии достижения чего-то. Жизнь как игра… Давайте и мы сейчас поиграем с вами в игру. Она будет называться «А зачем?».

Итак, вы уверяете, что жить без цели нельзя. Позвольте тогда вас спросить: «А зачем в своей жизни ставить цель?».

— Чтобы быстрее и качественнее реализовать себя.

— Прекрасно, а зачем вам так необходимо «реализовать себя»?

— Чтобы вскрыть свой Божественный потенциал.

— У вас очень «продвинутые» ответы. Так мы быстро придём к финалу этой игры. Ну что ж — а зачем вам вскрывать свой «божественный потенциал»? Что вам это даст?

— Так ведь весь смысл в этом!.. Ощутить себя Божественным и радоваться… наслаждаться жизнью.

— Ну так радуйтесь! Причём прямо сейчас! Зачем же вам для этого ставить «какие-то цели», «вскрывать» в себе что-то. Обратите внимание — вновь сплошные условия.

Счастье-то — вот оно, в вас. Бог тоже в вас, вы и есть Он. Берите — и радуйтесь, и наслаждайтесь.

Запомните эту игру. Каждый раз, когда вы отследите в себе потребность поставить какую-то цель, чего-то добиваться, просто спрашивайте себя: «А зачем?» Если вы будете честно себе отвечать, то после нескольких таких вопросов неизбежно выйдете на единственный ответ: «для того, чтобы получать удовольствие, для того, чтобы радоваться». Но ведь радость, счастье всегда в вас, оно с вами неизбывно, оно и сейчас прямо там. Берите же его — и радуйтесь, и никуда за ним идти не надо. Вас обманули — там, куда вы идёте, его нет. Счастье никогда не бывает «там», и оно никогда не наступит «потом», зато оно всегда «здесь», и оно всегда «сейчас».

— Так что, значит, ни в чём не участвовать, ничем не заниматься? Скучно…

— И глупо, вдобавок. Вот смотрите, сейчас мы выяснили, что любая цель сводится к получению радости и удовольствия. Поэтому, если вы уже позволили себе ощутить необусловленную радость, то вы сразу «достигаете цели», вы обретаете эту «цель», но уже внутри себя. И теперь вам будет всё равно, чем именно заниматься, выбирайте себе любое занятие — отныне для вас это лишь игра, без надрыва и огорчений, без неудач. Вас теперь интересует не финал игры, не результат (ведь вы уже в выигрыше!), а лишь получение удовольствия от самой игры.

* * *

— Мне кажется, я начинаю понимать действительный смысл Хозяйского состояния. Вернее, даже не «понимать», а именно «ощущать».

Всю неделю я отслеживала в себе, насколько моё настроение и внутреннее состояние зависят от чьих-то поступков или от несовпадения того, что я хочу, и того, что могу себе позволить, а особенно — от несоответствия чьих-то действий и моего знания о том, как именно это происходить должно.

Послушайте, но ведь, действительно, это просто страшно! Ощущение такое, будто меня как сознательной личности и нет вовсе! Оказывается — всё, абсолютно всё на меня влияет, ставит в зависимость от себя, управляет мною. За многие годы к этому так привыкаешь, что совсем перестаёшь замечать, а ведь это и обидно, и унизительно… Вот! — видите, даже сейчас это на меня влияет — и обида появилась, и прочий негатив в настроении.

Но именно на фоне этого я наконец ощутила, какая всё же замечательная штука — «Внутренний смех». Каждый раз, когда я «ловила» в себе «несчастливость», причём совершенно неважно от чего, тут же включала «Внутренний смех», часто — параллельно с техникой «Неадекватного взгляда». Сейчас я точно могу сказать, что смех действительно помогает ощутить внутреннюю свободу в самых сложных ситуациях, он вполне реально возвращает оптимизм и наполняет желанием жить. И в какой-то момент, именно на фоне смеха начинаешь ощущать, что счастье — это то, что внутри, то, на что никто повлиять не может. И вот тогда понастоящему смешно становится, и уже не от «техники», а от нашей глупости и неумения жить…

* * *

— У меня давно болеет ребёнок. Уже не один год… Как «любящая» мама, я всегда говорила, что это «мы болеем». И действительно, я вполне реально болела вместе с ним — поставив условием своего счастья здоровье сына, я никогда не позволяла себе быть свободной в радости. Каждый раз приходила коварная мысль: «Ага, ты счастлива, а ребёнок-то болен… Как ты смеешь быть такой счастливой».

Только сейчас мне и открылось, что именно я делала всё это время. Вместо того чтобы позволить себе обрести счастье и разделить его с сыном, то есть — «сотворить» уже двух людей счастливыми, я выбрала другое — я разделила с ним его болезнь, чем лишь укрепила её.

— Всё в ваших руках — вы сможете немедленно, в эту же секунду переориентировать себя внутри и начать транслировать в мир не печаль, а радость. Качество вашего состояния всегда определяет качество вашего окружения, в том числе и здоровье этого окружения. Не забывайте об этом.

Позволив себе испытать счастье, вы не только не крадёте его ни у кого, а напротив — непрерывно его дарите, буквально излучаете из себя. И это не просто красивые слова, позже мы более подробно поговорим о механизмах, работающих в подобных случаях.

* * *

— Я хочу спросить о технике выписывания. В седьмой книге Сергея Лазарева «Диагностика кармы» говорится, что программа при этом не исчезает, а как бы «оседает» в подсознание.

— Это действительно так. В этом коварство любых «обходных манёвров», при которых проблема «игнорируется», «отторгается» либо «обходится», сохраняя, тем не менее, свой деструктивный заряд, а главное — обособленность от нас.

Как вы уже могли убедиться, в нашей школе этого нет. Мы ни в коем случае не бежим от проблемы, не пытаемся с ней расстаться, напротив, мы с ней «здороваемся», «обнимаемся», узнаем в ней «плененную некогда свою часть» и восстанавливаем утраченное единство.

Что касается Лазарева, то его комментарии относятся к классическому способу выписывания, известному уже давно. Проблема в процессе такой работы как бы «всплывает», обнажаясь в деталях, но затем, лишь слегка разряженная и утратившая только свою поверхностную болезненность, действительно может вновь «осесть» в глубинах подсознания.

В нашем же варианте работы обязательно присутствует такое качество, как смех. Мы смеёмся. При этом происходит стремительная разрядка проблемы, она утрачивает для нас свою как внешнюю, так и внутреннюю опасность, и мы легко уже можем стать с нею едиными. Причём если смех по окончании работы был естественным и искренним, то уже не будет необходимости ни в каких дополнительных мероприятиях.

В этой же книге Лазарев ещё раз делает акцент на том, что внутреннее переживание возможных потерь или даже смерти с сохранением ощущения любви в душе приводит к «причинной» разрядке проблемы.

Смех и есть любовь, эти два понятия едины в своей основе. В основе, объединяющей и восстанавливающей единство, а рушащей — лишь кукольные барьеры, существующие в нашем сознании.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

1. В любых обстоятельствах и в любой ситуации сохраняйте «свою Хозяйскую игру». Сохраняйте гармоничное, безоценочное и творческое состояние. В ответ на все провокации социума по отношению к вам, на все его попытки втянуть вас в стереотипы искусственных отношений немедленно используйте технику «Неадекватного видения», которая своей несерьёзностью и гротеском рушит целостность капканов многих стереотипов.

Практикуйте для этих же целей технику «Внутреннего смеха», используя её в аналогичных обстоятельствах.

2. Расширьте технику «Неадекватного видения» до масштабов «неадекватного существования», постепенно превращая своё жизненное пространство в пространство непрерывной игры. Камертоном для всех ваших действий должно являться ощущение радости и удовольствия от происходящих событий.

Начинайте с одного «неадекватного дня» в неделю. Освоив его и сумев найти источник внутреннего удовлетворения от нового качества существования, постепенно расширяйте его рамки. Не стремитесь к особо экстравагантным и эксцентричным поступкам, они имеют смысл лишь вначале, для «внутренней раскачки». Просто привыкайте к непредсказуемости и неповторимости каждого дня. Каждый новый день — как новое приключение.

Высшим проявлением «неадекватности» стереотипам будет осознание в себе некого «стержня» Хозяйского состояния — качества, необусловленного менталом Счастья, присутствующего в вас неизбывно. Всё чаще позволяйте себе ощущать его, смех — ваш надёжный помощник в этом.

3. Отработайте технологию «Взрывной фразы» и смело используйте эту технику для помощи окружающим в случаях их обращения к вам.

4. Для глубокой проработки проблем и снятия болезненного заряда используйте технику «Выписывания». Обратите внимание на обязательное завершение этой работы через разрядку смехом. Показателем успешно и правильно проведённой работы является отсутствие внутреннего сопротивления при попытке ощутить бывшую проблему как часть себя.

ЧЕТВЕРТОЕ ЗАНЯТИЕ.

Что-то оглушительно треснуло, будто переломившись, ослепительно сверкнуло то ли рядом, то ли за окном

Спящего Петю подбросило на кровати и, жёстко кинув обратно, мгновенно пробудило.

— Я Хозяин Снюсь, — на автомате успел подумать он ещё до того, как открыл глаза.

Впрочем, мог бы и не открывать. Темно было так же, как с закрытыми. Петя стал шарить руками по кровати. Шарить было просторно, и это его слегка удивило.

— Эй, старуха, — позвал он негромко… — Гулкая тишина была ему ответом..

— Старуха!.. — с испугом уже крикнул Петя, — не желая верить предчувствию.

* * *

— …А что, и не одних только царских дочерей крадут, — говорил кто-то рядом.

.. Кощея рук дело, а то кого ж ещё?..Давно уж не слыхать о нём было… — поддержал кто-то.

— А ещё сплетни ходят — Чёрномор какой-то объявился, тем же промышляет

— Да нет, того давненько уж отучили, вроде как на одну сказку только и хватило его

— А может. Змей какой балует?.. — предполагали.

Немногочисленный люд обсуждал произошедшее и, обступив Петю, свесившего голову меж кален, пытался хоть как-то поддержать его.

Обсуждая, поглядывали то ли удивлённо, то ли с каким-то уважением даже: не крала до того нечисть подлая простого люду всё больше по царицам да принцессам промышляла. «Видать, тот ещё старик-то наш, читалось в их взорах. — Недаром стариковского всё меньше в нём остаётся. Как. впрочем, и у старухи его бывшей оттого и покусился кто-то…».

— …Искать буду, — неожиданно сказал Петя, подняв голову, и странный рокот раздался в груди его, а на губах ошеломлённые сельчане увидали промелькнувшую улыбку.

— Совсем умом тронулся человек от горя!.. — охнул кто-то в толпе.

Петя зашёл в хибару и вышел почти сразу, сборы его были недолги котомка, ломоть хлеба да вяленая рыба.

— Не поминайте лихом, — поклонился народу, — видать, судьба такая. Искать старуху буду… — повторил.

И пошёл не оглядываясь

* * *

— …Куку… куку… ку … ку… — куковала кукушка, уже пошатываясь от усталости, вид у неё был совершенно обречённый.

Петя завороженно смотрел, как надрывается она уже битый час, не в силах остановиться. Напротив неё, опёршись на меч, стоял добрый молодец непривычного, нездешнего вида. Совершенно не замечая Петю, он с какимто упоением слушал птицу, полузакрыв глаза.

— Опять этот Горец над кукушками измывается, — неожиданно раздался рядом чей-то скрипучий голос. — Мало ему Большого мира, так он и по сказкам уже шляется.

Петя оглянулся. Дряхлая, скрюченная годами бабка стояла, опёршись на клюку, и сверлила его чёрными угольями маленьких глаз.

— Ты кто? — спросила.

— Я Петя, — сказал Петя. — А ты?

— А я нет, — хихикнула карга и, круто развернувшись, пошла к лесу. Какое-то время Петя ошеломлённо смотрел ей вослед, а затем принялся догонять.

— Постой, постой, — сказал, настигнув и тронув за клюку, — я тебя как, правильно узнал-то?

Старуха, не останавливаясь и даже не глянув на него, вновь захихикала.

— А пошто я знаю? Узнал он… Шляются здесь разные… Ежели тебе нечего делать, то зачем это делать именно здесь?.. Проваливай, а то скажу щас слово заговоренное… — и бабка на удивление легко замахнулась явно тяжёлой клюшкой, отгоняя бывшего старика.

«Она, — подумал Петя, отскакивая, — точно она». Он стоял, глядя, как безобразная старуха удаляется, и прислушивался к себе… От бабки исходила явная опасность.

— Не бывает страшных женщин, — неожиданно услышал он внутри себя знакомый урчащий голос, — бывают лишь трусливые мужчины, — и прямо перед ним в воздухе появилась кошачья рыжая улыбка.

— Мяв!.. — обрадовался старик. — Здоров, Мяв. Давно тебя видно не было. Я уж думал, оставил ты меня.

— С тобой я, рядом… — проурчало внутри, и улыбка растворилась, Воспрянув духом, Петя последовал за старухой в лес

Долго шла бабка, уводя за собой Петю в самую гущу дремучего леса. Уж сумрак от разлапистых крон сгустился, да гнилью лесною и прелостью влажной воздух наполнился, а они всё шли

Исчезла вдруг карга за дубом развесистым, а как подходить к нему начал Петя, то услышал рокот странный, на вроде кудахтанья громкого, и скрип деревянный

Услышал — и вышел на поляну, густо лопухами заросшую.

Стояла посреди неё избушка на двух сваях вида странного, а пред нею бабка. Она тыкала клюкой в разросшиеся лопухи и отчаянно ругалась.

— …А-а, чем удобряли, то и выросло, — плюнула она под конец и начала подыматься по скрипучей лесенке, бормоча — Ну, Леший, ну, куманек, подожди ещё у меня

Поднявшись, старуха глянула сверху на Петю и вновь погрозила палкой.

— Проваливай, не зли меня. Не трожь мою систему, она и без того нервная, — и зашла в дом.

Петя потоптался перед избушкой, нерешительно поглядывая на дверь.

— Была не была, — решился затем, — уж лучше сделать и жалеть, чем жалеть опосля, что не сделал. И в избу следом вошёл.

* * *

Бабка сидела напротив, через стал. То и дело почесываясь, она зло смотрела на Петю.

— Ну, достал ты меня, Петя, знаю тебя час всего-то, а надоел, будто всю жизнь знакомы. Старуху ему подай… Да что мне за дело до твоей старухи? Своих забот невпроворот

— И ведь нечисть тебя никакая не берёт… — удивлённо добавила она. Другие за час разговору со мной так и вовсе порчеными становятся, прахом мелким рассыпаются, ящерками погаными разбегаются… Заговоренный, что ли? Так нет ведь — иное что-то чуется

.. Ну и что, что Яга? — злилась бабка. — Не про тебя сказка. Привязался… Смотри мне — не хочешь по-плохому, по-хорошему хуже будет.

Слушая её, Петя незаметно перевёл дух разговор со старухой в режиме непрерывного смеха несколько утомил его.

— Ты б помылась, старая, что ли, — сказал он и привстал, пытаясь разобрать надпись над пыльным зеркалом, — глядишь и подобрела б, может. Над зеркалом было написано: «Другие не лучше».

— Пусть моется тот, кому лень чесаться, — вновь взъярилась Баба Яга, — тоже мне указчик…В кои веки забредёт кто, — а туда же насмехаться

Голос у Яги неожиданно дрогнул, в речи появилась слезливость.

— Одна я тут, одинешенька… — Леший или Кощей, бывает, забредут раз в год вот и вся радость. Хочется иногда сказать кому-нибудь:

«Отвяжись», да некому… Дремучие места ведь… А что делать?.. Живу… Закон здесь такой: не привыкнешь подохнешь, не подохнешь привыкнешь

Обострённым после смеха Хозяйским чутьём Петя неожиданно ощутил, что сейчас произойдёт нечто… То, чего ради он здесь…Вот только сделать что-то нужно… Не думая, без изготовки… Что Хозяин велит

Внезапно для себя и без видимой причины он вскочил, зацепив головой край полки с кухонной утварью

Посыпались жестянки, ложки, тарелки медные

— Ах ты, разбойник!.. — завопила Баба Яга, кинувшись подбирать. — У-у, басурман!..

— …А, чтоб тебя… — добавила затем и вовсе уж не по сказочному, да сразу же и успокоилась. — Как слон ходишь

— Слон это кто? — спросил Петя, помогая полку на место прилаживать.

— Кто, кто… — пробурчала Яга, — медведь это такой лысый и с длинным носом. Знать надо

Потянулся Петя за жестянкой в самый угол избушки и вдруг видит блеснуло что-то в щелке. Колупнув мизинцем, выкатил колечко. На ладони Яге принёс.

Охнула та, рассмотрев, на лавку осела, за сердце схватившись

— Колечко это, — опосля говорила, — мне лет триста назад женишок мой подарил. Да затерялось оно… Думала— в ступе летаючи, обронила, а оно вот где, родимое, — рядышком схоронилось.

— Навек теперь я должница твоя, Петя, — засуетилась Баба Яга, — да что же это я… Ты ведь с дороги дальней не евши, не пивши. Да и спать, поди, хочешь.

Глаза у бывшего старика и впрямь слипались.

* * *

Сквозь сон Петя услышал, как толкают его в бок.

— Спи скорей, — требовательно сказал кто-то странным голосом, — подушка нужна.

Не в силах пробудиться, Петя выдернул из-под головы шелестящий мешок, набитый сухой травой и листьями, и, умостившись на кулаке, вновь уснул.

Второй раз, и уже окончательно, он проснулся от истошного вопля.

Вскочив, увидел странную картину. На столе лежало, подмостив под голову Петину подушку, страшно лохматое и заросшее существо с распахнутым ртом. Истошно вопило оно. Над ним склонилась Яга со здоровенными клещами в руках.

— Не тот!.. — вопило лохматое. — Опять не тот выдернула! Дура старая-а-а-а-а!..

— Ничего, ничего, — бормотала бабка, суетясь рядом, подумаешь, — не тот…постепенно и до него доберёмся

— Что?!. — взвыло существо матерным голосом, вскакивая и размахивая подушкой, как дубиной, — ты за кого меня, дурака, принимаешь? Это как — постепенно?..

Оно погналось за Ягой, спотыкаясь и неуклюже цепляясь ногами за утварь. Бабка ловко скользнула за дверь, прихватив по дороге помело. Снаружи что-то лязгнуло, ухнуло, и в окне мелькнула взлетающая кверху тень

Так старик познакомился с Лешим. Потом сидели, пили с ним чай из листиков ежевики, за жизнь говорили

— Вот гляжу я на тебя, — говорил Леший Пете, — и думаю. Представляешь?

— Как, думаю, — продолжал он, — ты цел остался у Яги? Вовек такого не бывало. Открой секрет.

Битый час рассказывал ему Петя, как нутром смеяться. Ничего тот не понял.

— На фига мне это? — сказал наконец. — Я своей смешною рожею сам себя и веселю. Сподручней намного

Про беду Петину узнал Леший. Долго молчал. Затем так сказал:

— Может Яга помочь тебе. Но навряд станет…Есть у неё Зеркало Волшебное, что всю правду говорит, в нём и старуху твою враз найти можно. Но шибко часто карга старая в него подглядывала за всеми. Недавно Кощей, осерчал и плюнул в него из обиды. Не более трёх раз после того зеркало показывать могло. А бабка уже два раза глядела. Ни за что она на тебя последнего раза не истратит. Чудо для того подать

Расстались друзьями. А в ожидании Бабы Яги Петя крепко задумался.

* * *

Долго думал. Но всё мимо как-то, впустую. Не выдержал Мява кликнул. Тот долго не показывался, но затем всё же сверкнул на мгновенье улыбкой в воздухе, проурчав коротко: «С рыбки начни… И о смехе подумай…» И исчез.

Тер Петя виски, в затылке чесал, попом на крылечко избушки вышел, сел, ножки свесив. Обдало его ветерком свежим, мысли в голове зажурчали

— Рыбка, рыбка… чего там она говорила? Сотворил ты, говорила, мир этот… Со-Творец, одним словом. Ладно… А из чего? А из себя, больше и неоткуда взять-то было… А раз из себя, то я и есть мир этот, всё вокруг- я.

— Да-да, — вспоминал, — именно так… А ежели един я с миром, отчего ж не чую того? Отчего досаждаю себе же, миром являясь? Забыл, видать, о цельности той… Внутри естеством своим забыл… Голова, может, и вспомнит когда, догадается, но, значит, мало того… Сызначала нагородили стенплетней в глубине моей, от мира меня отделяя обучаючи якобы. Да и я потом добавлял послушно, а теперь поди пробейся сквозь них к себе же самому. К себе — облаку, к себе — царю, к себе Яге этой, что из себя сотворил.

— А смех… а что — смех, — продолжал скрипеть мозгами Петя, — тряска это внутренняя, ум останавливающая…А от тряски всё рушится завсегда…ну-ка, ну-ка…— … Рушится, значит…И стены-плетни эти разваливаются, что меня от себя же отделяют

— Так вот отчего мне смех помогает, — возликовал он, — рассыпает смех всю чужеродность внутреннюю… Всё мною же изначальным становится. Значит, ежели болит что — потому и болит, что мною быть перестало. Забыл я о том, что боль эту — сам же и сотворил. Из себя и сотворил. Часть она моя законная, позабытая. Оторви кусок от себя оно, конешно, сразу заболит, нельзя того делать.

— А смехом— память внутреннюю о единстве былом пробуждаю… — радовался Петя, — неприятие рассыпаю. И как две капельки росы в одну сливаемся. Была капелька-боль, ан и нет её в отдельности более. А есть просто «Я»— большая цельная капля. И боль, став мною, исчезла. То же и с неприятностями, и с проблемами какими

— Так ведь и с Ягой так же попробовать надобно, — сказал Петя задумчиво, — как станет мною же, так и отдаст Зеркало в пользование… — Разве откажет себе же?

— Хотя, постой, — ещё сильней Петя задумался, — так ведь и я же ею тогда как бы стану. А ежели ей очень уж самой Зеркало надо — жениха своего былого, скажем, найти, тогда как? Во вред, выходит, моё желание для неё? А раз она — это я, выходит — и мне во вред

— Да, задача, — размышлял он, — это ж такое решение надо, чтоб и не обидеть никого…

— Значит, так, — решил, — включу Хозяина в себе, а там, глядишь, и в бабке-то Хозяин пробудится… Вот пусть затем и потолкуют меж собою Хозяевато наши, как сами хотят. Всё одно их тоже не двое, а один. Друга дружку не обидят.

— Только б времени им побольше дать как-то надо, — беспокоился Петя, — а то ведь столковаться не успеют… Не подстроятся друг под дружку, не успеют одним Хозяином стать.

— А что, ежели, — загорелся идеей новой, — цельное занятие Хозяйское им придумать? Такое, штоб и Ягу в него вовлечь с Хозяином ейнымто? И самой об том и говорить не стоит, не смущать штоб

Однако всего додумать Петя не успел. Зашумело, засвистело вдруг Баба Яга на ступе вернулась. Лихо крутнулась, в воздухе зависнув, и, махнув помелом, грузно приземлилась на крыльцо. Прямо на ногу вскочившего Пети

* * *

— Эка невидаль — нога, — приговаривала Яга, суетясь вокруг лежащего Пети и подмащивая под ногу знакомую уже подушку, подумаешь… — поболит и перестанет.

— Ежели бы всегда всё хорошо было, — поучающе сказала, — то и не было б никогда ничего хорошего. Погодь маленько, щас зелья заварю — так враз и полёгшает, и из избы вышла.

Глядя ей вслед, Петя включил внутренний смех. Он смеялся нутром, представляя свою ногу. Боль немного уменьшилась. «А почему смеюсь я, — неожиданно подумал Петя, — если болит нога? Вот пусть она и смеётся».

Он представил, что нога начала смеяться, мысленно нарисовал на ней улыбающуюся рожицу и прислушался к своим ощущениям. Смеялась не совсем нога, а что-то вокруг неё. «Будто теплом своим смеюсь», — удивился Петя. Он даже услышал это хихиканье, звонкое и заливистое. А через минуту, будто отозвавшись на смех, начала мягко и тепло пульсировать сама стопа. Боль утихла вовсе

Удивившись, Петя начал пробовать смеяться поочерёдно— то коленом, то локтем, то шеей. Вспомнил о давней боли в спине — посмеялся и ею. А затем включил смех сразу во всём теле

Когда вошла в избушку Яга с пучком трав в руках, Петя стоял посреди комнаты с блестящими глазами и очень довольный собой.

— Никак одужал? — изумилась бабка. — Я ж чуяла, что вроде как заговоренный ты. Но не по-нашему как-то. С выкрутасом каким-то

Она сунула траву на печку и принялась возиться с горшками. Про жизнь свою сказывать.

— …Одно время часто наведывались. Так и шастали по лесу. То царевичи, то богатыри, то добры молодцы… Приходят, клянчат всё чего-то дорогу к счастью показать просют. Дай, бабка, клубок волшебный, дескать. — .. Баба Яга захихикала. — Глупые. А того ведать не желают, что и нет никакой дороги к счастью. Что счастье-то — оно и есть та самая дорога, что они ногами топчут. И не искать надоть, а идти

— Дурачье, одним словом, — вздохнула Яга, — а что ж ты хочешь: количество разума на свете не меняется, а население-то растёт

Слушая её ухом одним, Петя проблему свою вспомнил: старуху родимую в кручине представил. Ягу, с зеркалом её одноразовым, а рядом и себя, в смущении великом

Как в клубке непонятном, заколдованном, сплелось всё вместе, и не найти ни начала, ни конца в нём

Ясности в голове чтоб добиться, включил Петя смех в себе.

Смеялся вначале нутром своим, а затем, вспомнив, как ногой это делал, — прямо в клубке этом непонятном смех включил, то ли озорства ради, то ли Хозяин так шепнул… А чтоб обиды ему смехом невзначай не причинить, он его вдобавок будто сердцем своим отворенным окутал.

Да вдруг покатился тот клубочек, из проблем его скрученный, завращался перед взором его внутренним…Дымкой подёрнулся, туманом расплылся… И вот уже облаком странным по небу поплыл, дождём проливаясь…И не куда-то, а прямо в горшок глиняный. Глянул Петя внутрь горшка того и видит в нём улыбку Мява, в воде плавающую

Затих Петя в смехе тонком, видение своё разглядывая, а затем вдохом глубоким, прямо в сердце распахнутое и принял его… Спокойно очень ощутил себя… Постоял так немного, да вдруг понял, что это подсказка ему от Хозяина пришла.

— Вот эта улыбка-то Мявская, в горшке плавающая, и станет нашим с Ягой занятием общим. Хозяйским, — себе же сказал, — а как задержусь в нём подольше, так, может, и в Яге Хозяин включится.

«Эй, Мяв, — позвал мысленно, — поможешь?».

«А как же…» — отозвался Мяв внутри.

Петя взял самый большой горшок и принялся лить в него воду из вёдра. Удивлённая Баба Яга глядела молча, не мешая.

— Смотри, — наконец сказал Петя, — показывая ей на поверхность воды, — видишь, кто том у тебя живёт?

Из толщи воды неспешно прорисовываясь, показалась ехидная кошачья улыбка. Яга смотрела в горшок недолго, затем скверно ругнулась и плюнула туда. В горшке зашипело и забулькало. Клубами из него повалил дым вонючий:

Петя отскочил в сторону, зажимая нос, а внутри него негодующе фыркал и надсадно кашлял Мяв

— …К Кощею тебе надоть, — вдруг сказала Яга, — только сейчас и поняла, что через него путь твой лежит. Виновен он предо мною, не откажет в просьбе моей. А то чую, что от тоски по старухе своей ты скоро бед великих наделаешь. А мне отчего-то дружить с тобой хочется, легко как-то с тобою рядом

* * *

— Готовься, Петя, — сказала Баба Яга, — щас как подарю своё искусство

Она глянула на него, стоящего в ступе, затем взмахнула помелом и что-то пробормотала. Ступа дёрнулась и поднялась в воздух.

Яга сунула помело Пете в руки.

— Рулюй — ежели что, — сказала, — а так, она дорогу и сама знает. И туда, и обратно. Помело только не забудь в ступу кинуть

— Прощай, Петя… — хлюпнула потом носом. — Может, и свидимся ещё… Да сам, гляди, нос не вешай, грех предаваться унынию, когда есть другие грехи.

— В путь добрый! — рукой махнула

«ВНУТРЕННИЙ СМЕХ». ГЛУБИННАЯ РАЗРЯДКА ПРОГРАММ. СМЕХ ТОНКИМИ ОБОЛОЧКАМИ.

Уникальность технологии «Внутреннего смеха» заключается в её доступности, высокой эффективности, а главное — естественности, хотя по поводу последнего наши ментальные программы ещё могут выражать своё несогласие, особенно на первых порах.

Механизмы, «оживляющие» «Внутренний смех», заложены в каждом из нас изначально и соответствуют некому «над или сверхсознательному» контуру нашего сознания, о смысле и назначении которого мы ещё поговорим несколько позже. Для нас же сейчас важно то, что включение всего психофизиологического комплекса реакций, ориентированных на смех, происходит рефлекторно, сразу же после начала выполнения техники. И теперь мы уже осознанно и направленно используем механизмы нашего сознания, использовавшие до этого нас.

Опыт показывает, что даже у людей, ознакомившихся с этой техникой буквально вскользь, без глубокой мотивации, появляются, тем не менее, положительные изменения в самых разных областях жизни.

Почему так происходит? Чем всё же объясняется глубокое воздействие смеха? Мы слегка уже коснулись этой темы в предыдущих беседах. Попробуем теперь взглянуть на неё с позиций несколько более общего характера.

Уже неоднократно было сказано, что нас окружает мир энергий. Энергия, в своём изначально свободном и непроявленном качестве, существует в пространстве несравненно большей мерности, чем наше. Воспринять и ощутить его мы не в состоянии, так как наши органы чувств и уровень сознания были сформированы в очень узком диапазоне человеческого существования — в трёхмерном мире, в пространстве грубых и плотных форм.

Поэтому ещё миллионы лет назад человеческим сознанием была создана трёхмерная модель Мира — его Описание, давшая нам возможность осмысленного существования и пространственной ориентации в нём.

Описание мира — это пространство нашего существования, созданное из тонкой, неощутимой энергии путём концентрации на ней нашего внимания, а впоследствии (после наработанного опыта) — знания.

То есть вполне корректно было бы сказать, что мир нашего повседневного существования — это всего лишь реализация наших представлений о нём.

Поэтому, говоря о взаимодействии с этим миром, о выражении любви к нему либо о его отношении к нам, мы постоянно имеем в виду лишь описание этого мира, то есть совокупность своих знаний о нём. Выходит, что мы непрерывно взаимодействуем лишь сами с собой.

А настоящий мир невидим,
И нам не повстречаться с ним,
Пока мы, слепок не обидим
Прикосновением своим…[1]

Отсюда все наши проблемы.

Оказывается, мы молимся не реальному и живому Богу, а лишь своему представлению о нём. По сути — мы молимся сами себе! Мы отдаём свою любовь несуществующим фантомам, которыми сами же и являемся. Мы воюем не с реальным врагом, а со своими представлениями о нём, то есть, опять же, сами с собой. Мы пугаемся и боимся не чего-то реального, а своих же страхов — своего мнения «по поводу». И так до бесконечности — во всём.

Поскольку нет людей одинаковых, то каждый выстраивает вокруг себя «свою Вселенную», отражающую именно его представление о Мире. Получается множество разных миров, и у каждого присущие лишь ему размеры, очертания и законы. Понятно, что мы предельно одиноки в таком явно искусственном пространстве, неизменно общаясь лишь со своими фантомамитенями, хоть и редко догадываемся об истинных причинах глубоко живущей в нас тоски непонятно о чём…

Мы носим в себе ностальгическое чувство покинутости и оторванности от чего-то цельного, ощущение иллюзорности и незавершённости наших отношений, отсутствия глубинного смысла в своих поступках. И иногда эти переживания принимают своё крайнее выражение — в открытии бессмысленности и ненужности существования вообще… «Остановите Землю, я сойду…» — рвётся тогда с отчаянием из нашей непонятно кем обманутой души…

Что возможно предпринять в такой ситуации? Только одно — разрушить цельность ложного «описания мира», позволив ему растаять и утратить власть над нами, вплотную приблизившись к Миру реальному и живому.

Как достичь этого? «Внутренним смехом». Просто, как всё гениальное. Как тут не вспомнить шутов и юродивых, над которыми потешались все, но которые в свою очередь потешались над всеми. Кривляясь и ерничая, они своим смехом снимали, нивелировали значимость и ценность видимого мира, больше находясь в мире непроявленном., настоящем и живом, чем в его кукольной копии.

Мы уже говорили, что любая модель, любая внутренняя конструкция сохраняет свою цельность благодаря некой энергии, вложенной в неё. Если вы сумеете разрядить её, она исчезнет. И не важно, с чем именно вы работали: с болью, страхом или вашим представлением о чём-либо. Чем более искусственна, вторична модель (всё то, что мы, называем проблемами), тем более она неустойчива; чем более фундаментальна (например ментальные, мировоззренческие установки), тем больше потребуется работы. Но результат всегда будет один — страшный резиновый дракон, из которого смехом выпустили воздух, превращается в маленький безвредный комочек резины.

Вспомним, что в этом Мире существует лишь один Закон — Закон Цельности и Единства. И лишь одно преступление и грех — нарушение этой Цельности, вычленение из Единого Мира либо себя, либо любого объекта. Всё происходящее сводится к этому, все наши игры.

Смех, ставший нормой существования, работает со всеми видимыми и невидимыми барьерами, которые отделяют нас от реального и цельного Мира.

Что это за барьеры? Страхи и неприятие чего-либо, чувство либо собственной значимости, либо неоправданной значимости чего угодно, обиды и депрессии, все наши причинные записи как в тонких телах, так и в теле физическом, проявляющиеся в болезнях и бедах.

Смех направлен на одно на Единение. На единение человека с самим собой, на единение человека с человеком, на единение с Миром. Смех — это согласие. Смех — это приятие. Это полное, тотальное приятие.

Все кармические нарушения, получившие своё выражение на физическом уровне в виде всевозможных проблем, в своей основе имеют ту же причину, нарушение изначальной цельности в отношениях человека с Миром и нежелание это Единство восстанавливать.

Поэтому такие понятия, как «карма», «кармические долги», поглощаются смехом, растворяются в нём, смеются с ним вместе, превращаясь из страшных монстров в забавных Капитошек.

Реальный мир, живой и невыразимо прекрасный, становится доступным человеку, преображённому смехом. Смехом, который превращается в его стабильного и постоянного спутника.

* * *

После первоначальной практики «Внутреннего смеха», после того, как вы сделали улыбку привычной на своём лице и разрядили наиболее болезненные состояния, вам предлагается вскрыть ещё один пласт этой поистине удивительной технологии.

Мы уже говорили, что спектр применения «Внутреннего смеха» весьма широк. Но опыт показывает, что для достижения глубинных трансформаций недостаточно просто смеяться. Необходимо включить в поток смеха интересующий вас орган, несущий конкретное напряжение или дисфункцию, группу клеток, хранящих негативную программу, в общем — весь ваш организм, как его физическую, так и тонко-энергетическую составляющие.

Зачем это делать? Нашей задачей не является решение проблем, связанных с чисто физическими и медицинскими аспектами. Но очень часто в поисках причины, сформировавшей ту или иную внешнюю деструктивную ситуацию, мы выходим на определённый внутренний орган, отражающий подобную деструкцию. Так, например, страх перед предстоящими изменениями часто связан с нашими почками, обиды — с желудком, агрессия и гнев — с печенью и т. д.

Почему так происходит? Наше негативное внутреннее состояние тождественно всему происходящему с нами на внешнем (событийном) уровне; и то и другое определяется деструктивными программами, существующими в нас буквально на клеточном уровне, которые в свою очередь являются лишь следствием нарушения закона Цельности и Единства.

На физическом плане именно клеточная вода, по последним данным, является носителем руководящей «интимной» информации, определяющей направленность и уровень нашей жизни. И если вас не устраивает ваша повседневность, необходимо «сообщить» об этом своим клеткам. Как это сделать? В принципе это возможно, но существующие технологии слишком сложны и совершенно не соответствуют тому направлению, в котором мы с вами движемся. А у нас есть «Внутренний смех», и как тут не вспомнить кого-то из великих, кем было сказано: «Человечество, смеясь, расстаётся со своим прошлым». Именно так.

Мы начинаем смеяться, предлагая нашим клеткам сделать то же самое. Мы смеёмся каждой частью своего тела: смеёмся икрами, хохочем коленями, хихикаем бёдрами и ягодицами, откровенно ржем животом и звеняще смеёмся ладонями. Мы смеёмся, с удивлением ощущая, как очищаемся и обновляемся, как растёт наша энергетика, как пробуждается в нас нечто новое, включающее нас в окружающее пространство.

Но как возможно заставить засмеяться, например, руку? Не бред ли это? Легко убедиться, что нет.

Существует такое понятие: идеомоторная реакция. Это физическая реакция организма, вызванная определённой ментальной или эмоциональной посылкой, то есть представлением о конкретном состоянии. Встаньте перед зеркалом. Мысленно нарисуйте на лице улыбку и некоторое время удерживайте этот образ внутри себя. Уже через минуту ваше лицо «встроится» в представляемую мысле-схему То есть всего лишь представив определённое действие, «проиграв» его внутри, вы можете вызвать психофизические изменения, соответствующие этому действию.

Используем этот принцип. Вызовем смеховую вибрацию внутри себя по уже знакомой нам схеме. Но сейчас не поднимаем, не усиливаем её, а просто удерживаем и сохраняем где-то в середине груди. Уголки губ и глаз — вверх.

Теперь это наш камертон. В соответствии с ним будет производиться настройка на смех, включение в него любого органа, любой части тела.

Итак, мы хотели включить смех в руке. Сделаем это. Но начнём не с физического плана.

Представьте себе, что вашу руку окружает невидимая оболочка толщиной около 2–4 сантиметров. Если вы знакомы с биоэнергетикой, вспомните об эфирном теле, если вы далеки от этого, то просто попробуйте ощутить некую «тепловую» оболочку, которая обволакивает вашу руку, словно меховая рукавица.

Сохраняя настройку на «смеховой» камертон, вы теперь как бы подстраиваете под него эту тонкую оболочку руки, представляя, что она начинает точно так же мелко вибрировать. Уголки губ кверху — это уже не просто вибрация, это смех. При желании его можно даже услышать особым «внутренним слухом». Забавно, что каждая часть тела, каждый орган «смеётся» по-своему.

Через несколько циклов смеха вы ощутите активизацию движения энергии в просмеиваемой части тела. На физическом уровне появляются ответные лёгкие пульсации, ощущение тепла, либо, напротив — холода, покалывания. После этого орган можно считать включённым в процесс. Но пусть эти физические характеристики не заслоняют от вас главного: прислушайтесь рука смеётся.

Подобным образом можно включить смех в любом органе, внешнем или внутреннем. Можно, включая их последовательно, заставить смеяться всё тело. А представляя, что в смеховую вибрацию включаются клетки просмеиваемых органов, смех вполне реально можно углубить до клеточного уровня. Попробуйте, это удивительное ощушение!

Не менее удивительно также то, сколь мало усилий требуется для этого, и то, насколько доступна эта техника практически всем.

Что она даёт? Очень многое. Перечислим главное: усиление кровотока в капиллярах, ускорение обменных процессов в клетках, очистка от шлаков на клеточном уровне, активизация выработки лейкоцитов в местах инфекции; ускорение процессов регенерации тканей, анестезия болезненных участков; стирание негативной информации с биополевых структур органов; обновление программной информации в клеточной воде.

Резко возрастает размер биополевых оболочек, организма, их плотность и энергоёмкость.

В последнем утверждении вы можете убедиться немедленно, проделав следующий простой эксперимент. Расположив перед собой ладони рук параллельно друг другу, постарайтесь определить границы излучаемого ладонями поля, медленно сводя их вместе. Будьте внимательны! В какой-то момент вы ощутите некую невидимую «упругость». Расстояние между ладонями в этот момент как бы определяет ваш нынешний энергопотенциал. Теперь включите смех в тонких оболочках ладоней. Смеясь и непрерывно проверяя границы поля между ними, вы убедитесь, как стремительно и легко они увеличиваются. Как увеличивается ваш энергопотенциал, плотность вашей ауры.

Сделаем ещё раз акцент вот на чём: возрастающий уровень вашего физического здоровья и увеличение размера ваших биополевых оболочек нас интересуют лишь как подтверждение общей гармонизации, как свидетельство освобождения от влияния негативных программ и восстановления вашей цельности. Прежде всего это проявляется на физическом плане. В событийном пространстве вокруг вас изменения наступят чуть позже. Но они неизбежны.

Включайте «Внутренний смех» с утра, в виде зарядки. Можно даже — прямо в постели, сразу после пробуждения. Ничего не может быть прекраснее дня, который начат с улыбки.

Проснувшись утром, встаньте перед окном в позе «Звезды» — распахнув руки и слегка разведя ноги, включите смех в тонких оболочках. Просканируйте себя смехом, пропустив его 2–3 раза сверху вниз и обратно. Включив в смех всё тело, посмейтесь им какое-то время. Затем перенесите внимание на ваше «тонкоэнергетическое» сердце. Оно расположено не слева, а прямо посередине груди. Представив, что оно излучает некое свечение, включите смех в нём. Само сердце в этот момент можно представить в виде весело смеющейся рожицы, этакого Капитошки.

Ощутите, как открывается ваше истинное сердце навстречу пробудившемуся дню, как нарастает в вас поток вселенской (иначе и не скажешь) любви ко всему. Это утреннее приветствие всему Миру имеет большое значение, а удивительные ощущения, которые вы испытаете в этот момент, останутся с вами до конца дня.

Просканируйте себя ещё раз «Внутренним смехом». Если почувствовали тревожный сигнал от любого органа или дискомфорт в любой части тела, немедленно просмейте его. Проанализируйте четыре свои игровые площадки (физический план, сенсорика, эмоции, ментал), если заметили, что где-то присутствует напряжение, — разрядите его «Внутренним смехом».

Всё чаще практикуйте «Внутренний смех» профилактически, без видимой причины. Обратите внимание на то, что с каждым днём вы всё больше будете смеяться естественно и спонтанно, реагируя с юмором даже на то, чего раньше попросту не замечали.

Используя эту технологию в своей повседневности, сделав естественной для себя, всё более целенаправленно используйте её для придания устойчивости Хозяйскому состоянию.

Для этого вам предлагается техника-индикатор «Внутреннее зеркало».

Войдя при помощи смеха в гармоничное состояние, представьте себя погруженным по грудь в озеро с абсолютно ровной, буквально зеркальной водной поверхностью. Это озеро, существующее одновременно и внутри вас, и как бы снаружи, будет отражать качество вашего внутреннего состояния.

Пока вы в Хозяйском состоянии и в вас нет ни малейшего волнения и несогласия — ни единой морщинки или ряби не появится и на его поверхности. Но стоит вам хоть немного шевельнуться, напрячься внутри, смутиться ментально, то есть выйти из Хозяйского состояния, поддавшись любой провокации с внешнего или внутреннего плана, как тотчас же на этом озере появятся рябь, волны или даже шторм.

Эта техника является своеобразным тестом-индикатором на Хозяйское состояние. Теперь, заглянув в себя в любой момент, по состоянию «озера внутреннего покоя» можно судить о степени вашей гармоничности на данный период.

Поэтому в течение дня удерживайте в поле внимания это «внутреннее зеркало» и, едва отследив рябь на нём (предупреждающий сигнал), немедленно разряжайте его «Внутренним смехом». Все внешние предупреждающие сигналы (кто-то не понравился, обиделись, испугались, впечатлились) тут же разряжаете им же. Техникой «Внутреннего зеркала» вы постепенно «включите» себя в Хозяйский канал стабильного интуитивного существования, следуя по которому вы будете застрахованы от возможных ошибок и случайных неприятностей.

Вводя «Внутренний смех» в практику своего существования, вы обеспечиваете себе как хорошее здоровье, так и гармоничную стабильность жизненного пространства.

Смело возьмитесь за хроническую болезнь, давнюю опухоль, коварную морщинку на лице. Смейтесь ею, смейтесь вместе с ней. Делайте это регулярно, не жалея времени. Совершенно обязательно при этом включать в смеховую работу клетки просмеиваемых участков. Как? Всего лишь представляя их смеющимися и в ответ ощущая этот смех как некую вибрацию, приятный зуд, пульсацию. Вы будете изумлены результатом и награждены за энтузиазм.

Прекрасно голодается, если вы просмеиваете своё желание поесть, и ускоряется очистка при просмеивании всего организма или, целенаправленно, — определённого органа. Подобную очистку также возможно углубить до клеточного уровня.

Функциональные расстройства, отложение солей, камни — всё проходит, и организм оздоравливается самым естественным образом. Но учтите в ряде серьёзных случаев вам потребуется достаточно продолжительная работа.

Ваши смеющиеся ладони теперь становятся поистине волшебными. Сделайте хоть раз кому-нибудь массаж «смеющимися» руками. У вас у самого боль в какой-то части тела? Вы в равной степени можете «посмеяться» этим местом или поднести к нему «смеющуюся» руку. Возможно комбинировать оба варианта.

Не ставя цель показаться целителем, вы, тем не менее, можете реально оказывать помощь людям, животным и даже растениям из вашего окружения.

Для ваших личных исследований можно предложить следующее.

Приготовьте стакан с водой. Просканируйте себя смехом 2–3 раза. Включите в смех тонкие оболочки сердца. Ощутив, как оно «раскрывается», возьмите стакан в руки и как бы обнимите его, окутайте этим ощущением. Расположите стакан между ладонями и начинайте смеяться ими, включив в смех и воду. Делайте это до состояния достаточности. Теперь вода, которая находится в стакане, уже не просто вода. Её физические и энергетические показатели стали другими. Изменились конфигурации её полевых оболочек, уровень заряда. Даже вкус поменялся. Умывайтесь этой водой, пейте её — и в случаях недомоганий, и профилактически. Попробуйте в такой воде замочить зерна пшеницы для проращивания. Затем сравните темпы их роста с контрольными.

«Внутренний смех» выполняется всегда до состояния достаточности. Можно через некоторое время повторить акцию смехотерапии, но никогда не делайте это через силу.

Ещё раз подчеркнём: при работе с «Внутренним смехом» возникает внешне достаточно странная, но абсолютно закономерная ситуация. Прорабатывая всего лишь текущие внутренние состояния: плохое настроение, болезни, расстройства, и принимая их через смех, мы, тем не менее, шаг за шагом выходим на уровень причины, и исчезают уже искажения во внешнем событийном пространстве. О причинах этого мы уже говорили.

Если у вас возникают затруднения при смехе тонкими оболочками, то позвольте вам не поверить и нахально заявить: «На самом деле подобных затруднений у вас не возникает». Не может возникнуть, так как достаточно представить, что смеётся эфирная оболочка, — и она будет смеяться, достаточно ощутить смех как эмоцию — и тут же засмеётся астральная оболочка. По-другому быть и не может — они полностью подчинены нашим мыслям и эмоциям. Не сразу ощущения соответствия смеху могут проявиться на физическом плане — это другое дело. У каждого это происходит по-разному. У кого-то с первой попытки, у кого-то с десятой, но в конечном счёте у всех появляется ощущение либо потепления с последующей пульсацией, либо покалывания, либо чего-то аналогичного, характерного лично для него.

Очень хочется, чтобы в процессе освоения смехотерапии вы не сбились на эксплуатацию «Внутреннего смеха», используя его исключительно для решения проблем. Основной смысл и назначение смеха в рамках школы — это создание возможности полного и безусловного приятия всего происходящего с вами, формирование позиции абсолютной открытости Миру и, как результат, стабильное существование в устойчивом интуитивном канале, в Хозяйском состоянии.

Всё прочее вышеописанное направлено исключительно на вспомогательную, этапную работу по расчистке проблемного пространства и окончательный выход из него в пространство Хозяина, в пространство игры,

В нашем разговоре о внутреннем смехе мы не только не исчерпали тему, но лишь слегка затронули самые интересные и многообещающие аспекты его применения. Но это уже — в перспективе нашего будущего общения.

И напоследок хочется сказать, что в мире, в котором мы все живём, не должно быть ничего серьёзного. Он изначально создавался как мир радостный и весёлый. Вы ведь помните из наших бесед, что Бог в последний день творения не отдыхал, как пытаются нас уверить, асмеялся. Он хохотал, глядя на то, что наворотил, нетерпеливо потирая руки в предвкушении предстоящих игр. Смейтесь вместе с ним. Будьте как боги.

ТЕХНИКА «ОТКРЫТОГО СЕРДЦА».

Нет никаких сомнений, что по мере освоения технологии «Внутреннего смеха» происходящие с вами изменения будут становиться всё более заметными, причём не только вам, но и вашему окружению.

Не забывайте — из всех живых существ только человек умеет смеяться, хоть оснований для этого у него, казалось бы, меньше всего. Улыбайтесь жизни, и жизнь обязательно улыбнётся вам.

Очень хочется, чтобы, выйдя однажды из дома без улыбки, вы ощутили себя как бы не полностью одетыми. Как не вспомнить здесь бессмертного Ежи Леца с его замечанием: «Углы ваших губ в улыбке пропорциональны степени вашей свободы».

Сделав «Внутренний смех» своей обычной практикой, вы обязательно заметите, как часто в течение дня вы стали улыбаться и смеяться естественным смехом, причём в самых заурядных ситуациях. Вы с изумлением обнаружите, что люди рядом с вами тоже становятся улыбчивее и смешливее. Как-то раз утром вы поймёте, что проснулись с улыбкой на губах, как когда-то в детстве. А подойдя к зеркалу, недосчитаетесь нескольких привычных морщинок… Может, это уже сейчас происходит с вами?

Продолжим более глубокое изучение этой уникальной технологии. Сейчас, отталкиваясь от освоенной вами методики смеха тонкими оболочками, мы выстроим схему работы с проблемами через «Открытое сердце»,

Что это значит и на чём основана эта техника?

В её основе лежат уже хорошо известные вам принципы: мы целостны и едины с Миром, проблема лишь свидетельство нарушения этой целостности. Исчезнет она, когда утраченное единство будет восстановлено через опознание в проблеме своей законной части и воссоединение с ней, а точнее с энергией, в неё вложенной,

По этапам техника «Открытого сердца» выглядит так;

1. В позе «Звезды» сканируем себя смехом тонкими оболочками. Если в процессе сканирования ощущаем какой-нибудь болезненный или тревожный сигнал — немедленно разряжаем его и лишь затем работаем дальше.

2. Вызываем ощущение проблемы. Формируем, ориентируясь на эти ощущения, образ проблемы, символ её, в виде некого предмета, существа, процесса и т. п.

3. Включаем смех в тонкоэнергетическом сердце.

4. Ощутив момент открытия сердца смехом, направляем это смехоизлучение к образу проблемы, окутываем её, при этом очень явственно должна ощущаться возникшая связь.

5. Продолжаем смех своим «энергосердцем», включая в него образ проблемы. Представляем этот образ смеющимся, ощущаем это. При этом наблюдаем либо его внешнюю трансформацию, либо просто — изменение его внутреннего качества.

6. После наступления состояния достаточности втягиваем на вдохе трансформированный образ или то, что от него осталось, направляя его в сердце.

7. Завершая работу, сканируем смехом всё тело. Если в процессе сканирования проявляются негативные сигналы — разряжаем их.

Очень важным моментом здесь, как, впрочем, и во всей технике «Внутреннего смеха», является осознание смеха как объединяющего фактора.

Мы редко в наших беседах используем такое слово, как «Любовь», по причине того, что слово это во многом нивелировалось, утратило свой изначально мощный энергетический заряд. Понятие, которое соотносят с этим словом, всё больше смыкается с понятием «обладание», даже когда говорят о «божественной любви».

Мы предпочитаем говорить о цельности, целостности, единстве — именно этот смысл изначально был заложен в слово «Любовь». Истинно Любить — это стать единым с Богом, Природой, Человеком.

Расширяя ауру «смеющегося сердца» и окутывая ею проблему, мы предлагаем ощутить в себе нежность к образу проблемы. Нежность — это всегда открытое сердце, это кратчайший путь к единению. Затем, «просмеяв» разъединяющую ментальную оболочку проблемы, мы становимся с нею едины. Согласившись с ней, приняв её, мы с ней сливаемся, восстанавливая утраченную некогда целостность.

Главное в технике «Открытого сердца» — это именно осознание единения с проблемой. Ощущение открывшегося сердца является показателем размыкания человеческого, замкнутого на самого себя контура. В этот момент вы становитесь системой, полностью открытой окружающему вас Миру, вы демонстрируете полное согласие с ним, полное приятие его.

Это обязательно будет иметь значительные последствия. При этом исчезают причинные кармические деформации на очень высоких планах — мы уже неоднократно говорили, что все они были вызваны произошедшим некогда отделением, вычленением одного из фрагментов человеческого существования от Изначально Целого, от Хозяина. В повседневности это проявляется несогласием, неприятием, страхом, то есть именно тем, что определяет наше отношение к проблемам.

Важным моментом в схеме работы является последний, седьмой пункт. Дело в том (мы об этом уже упоминали), что любая проблема, даже внешнего характера, всегда проявит себя на физическом плане в виде определённых деструктивных ощущений.

Не проработанная, но лишь потревоженная, она обязательно подаст сигнал в виде определённого физического напряжения. Ориентируясь на него, мы уже окончательно разряжаем её смехом, при необходимости включая в него «клеточный уровень», то есть просто представляя, что клетки смеются вместе с нами, и желательно ощущая это.

* * *

Человеческое сознание, как и всё существующее в этом мире, обладает определённой инертностью. А говоря о «ментальном сознании», мы вправе уточнить — весьма и весьма значительной инертностью.

Мы жадно интересуемся всем новым и необычным, кое-что даже пробуем вводить в свою жизнь, но, попадая в привычно-проблемные ситуации, вновь моментально скатываемся на прежние привычно-стереотипные реакции:

«По ночной улице идёт человек, и видит: под фонарём кто-то ползает на четвереньках. Он спрашивает:

— Что случилось?

— Да, вот, ключ от квартиры, потерял, — отвечают ему, — уже час ищу, а всё без толку

— Давай помогу, — предлагает человек.

Ещё полчаса они ищут ключ. Наконец прохожий не выдерживает:

— А ты уверен, — спрашивает он, — что потерял ключ именно здесь?

— Да нет, — отвечают ему, — ключ я во-он в том переулке потерял

— Так какого рожна мы здесь ползаем?!

Да не видно там ни фига, а здесь зато и фонарь горит, и светло…».

Очень часто наш «ключ» — решение проблем — находится в стороне от привычного набора поступков и реакций. Но отчего-то нас так тянет на обжитую и оттого кажущуюся безопасной и спасительной территорию… И хотя в глубине души мы хорошо знаем — «ключа здесь нет!» — зато «светло» и всё знакомо.

Вам искать «ключи» от дома, где обитает Хозяин, нет необходимости, они у вас уже есть. А что нужно — так это всегонавсего использовать их, то есть хоть что-то реально делать, не скатываясь на привычные ментальнословесные спекуляции, которыми мы стремимся подменить конкретное «делание».

Хозяйское состояние — это всегда выход из-под контроля ментала, это обретение свободы от программ, в нём записанных. Поэтому ментал, ощущая угрозу для себя, стремится подменить реальные действия (то есть применение освоенных техник) лишь говорильней по этому поводу, а в лучшем случае пробованием, надеясь вас запугать тем, что «если с первого раза не получилось, то парашютный спорт не для вас». Внутренняя же трансформация возможна не тогда, когда вы пробуете, а лишь при направленной и регулярной работе, превращённой в игру.

Вам было рекомендовано — ни в коем случае не заставляя себя и не насилуя своё «не хочу» — просто играть, ориентируясь лишь на ощущение удовольствия от того, что вы позволяете себе делать. Играть, сообразуясь с принципом «вспомнил сделал», но играть честно, без пропусков «своего хода». Это очень важно.

Дело в том, что контролировать себя постоянно достаточно сложно. А особенно в критических положениях, когда в нас, буквально «на автомате», по инерции включаются годами наработанные стереотипные реакции.

Поэтому смысл «Внутреннего смеха» в том, чтобы в ответ на любые предлагаемые вам ситуации вы всегда, буквально на уровне выработанного рефлекса, смогли бы ответить реакцией согласия и объединения — смехом.

Но сделать это весьма непросто, если состояние согласия и открытости ранее не было наработано в гораздо более спокойных условиях и не стало привычным. То есть совершенно необходимо создание определённой «инерции смеха», в противовес уже привычно засевшей в нас инерции страха, боли и отчаяния.

Обычно мы, даже не задумываясь, на уровне годами выработанного рефлекса, стараемся оградиться, защититься, избавиться от любых деструктивных ощущений. Нам это представляется единственно верным и разумным. А все неприятности, неизбежно появляющиеся вследствие этого, мы беззаботно связываем с чем-то малопонятным и абстрактным: обстоятельства, везение, рок.

Между тем в этом мире мы не в состоянии стать счастливее «без чего-то», а только лишь «с чем-то». Это положение универсально и относится абсолютно ко всем проявлениям человеческого существования. Постарайтесь не утерять его в груде будущего научения.

В рамках нашей школы мы никогда не предлагаем с чем-то расстаться, от чего-то освободиться, но всегда только объединиться и принять.

Работая смехом с проблемами, мы просмеиваем не саму боль, а лишь своё сопротивление боли, просмеиваем не деструктивные состояния, а только лишь сопротивление им. Мы смехом лишь впускаем проблему в себя, сонастраиваемся и роднимся с ней.

Смех помогает убрать лишь разъединяющие оболочки ментального знания о враждебности проблем, о необходимости борьбы с ними.

Причём очень важно, что технология «Внутреннего смеха» позволяет нам проводить работу как бы в двух направлениях сразу: просмеивая проблему, мы прежде всего работаем с её болезненными симптомами (тревога, страх, боль и пр.), нейтрализуя их; но одновременно, через согласие с проблемой и её приятие, происходит очень важная работа в причине, что исключает её повторное появление в нашем пространстве.

Такая планомерная практика неизбежно приведёт к глубокой трансформации нашего сознания. Причём происходит это предельно естественно и незаметно — мы «просто» занимаемся расчисткой своего «проблемного пространства», не ставя при этом перед собой глобальных и крупномасштабных задач; «просто» учимся получать радость от своего существования, но в результатевсё больше и больше обретаем себя Хозяином, открываем в себе Бога.

* * *

На данном этапе мы можем предложить как бы универсальный общий алгоритм интеграции с проблемой через «Внутренний смех»:

1. Деструктивные и болезненные ощущения, созданные проблемой, просмеиваются до состояния достаточности (используется любой вариант смеха либо их комбинация).

2. Осуществляется глубокое и честное исследование внутреннего пространства на предмет поиска метастаз проблемы, то есть остаточных деструктивных ощущений.

Для этого проводим анализ своего состояния на: ментале (беспокойные мысли); эмоциях (страх, безрадостность); сенсорике (тревога, трудноопределяемое напряжение) и физическом плане (боль, фантомная боль, физическое напряжение).

3. Затем, включив «каскадный» смех (первый уровень смеха + второй — тонкими оболочками, вплоть до клеточного уровня) и окутав найденные метастазы чувством нежности, смеёмся с ними до их полного исчезновения.

4. Представляя проекцию исследуемой ситуации в будущее, пытаемся отследить возможные страхи, ожидание, прочие аналогичные ощущения — просмеиваем их.

Точно так же исследуем проекцию проблемы в прошлое — проверяем, не осталось ли болезненности в воспоминаниях. Если обнаруживаем — просмеиваем их.

Значение этого последнего пункта весьма велико. Иногда проблема может стать этаким «беглецом во времени», удрав либо в прошлое, либо в будущее. Поэтому представляется совершенно обязательным проводить исследование этих «временных площадок». Хоть по сути — это просто более тщательная проработка ментала, ведь денно им и создаётся «коварное понятие времени», но более Подробно об этом — на одном из предстоящих занятий.

* * *

Важно! Используя «Внутренний смех» для конкретной работы с проблемами, непременно делайте это тотально, то есть с полным привлечением всего внимания к самому процессу смеха, а главное — к тем ощущениям, с которыми вы работаете.

Этим вы не оставляете менталу ни единого шанса, ни единой щелки для того, чтобы он просочился в ваше сознание. Всё ваше сознание в процессе смеха — это одни лишь ощущения. Вся эффективность проводимой работы зависит исключительно от этого.

Если же вы подменяете реальный смех всего лишь «механическим дребезжанием», продолжая при этом думать о проблеме или ещё о чём-то, значит, вы просто обманываете себя, предпочтя настоящему смеху его ментальную имитацию.

ЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ ПРИМЕНЕНИЯ «ВНУТРЕННЕГО СМЕХА».

Мы уже неоднократно говорили о том, что «Внутренний смех» является универсальной технологией с очень широким спектром действия.

Но всё же существует ряд ограничений, на которые хотелось бы обратить ваше внимание.

Прежде всего — ни в коем случае не следует смеяться физическим сердцем. При болезненных ощущениях в сердце, приступе стенокардии вам может помочь следующий приём. Сложите пальцы обеих рук в мудру «Спасающая жизнь»: указательный палец подогнут и касается внутренней стороны ладони, в основании большого пальца. Подушечки большого, среднего и безымянного пальцев соприкасаются, мизинец прямой и отведён в сторону. Удерживая это положение рук, начните смеяться тонкими оболочками ладоней, но ни в коем случае не напрягаясь при этом физически.

При головной боли смех непосредственно головой может привести к усилению болезненных ощущений. Причина в том, что головная боль — лишь сигнал о возникшем неблагополучии в психосоматике организма. Для того чтобы убрать такую боль, необходимо найти непосредственно ту зону или тот орган, которые сбоят, и работать уже с ними. Это возможно сделать, просканировав себя смехом тонкими оболочками, внимательно прислушиваясь к ответным сигналам.

В самой же голове болеть нечему — головной мозг не имеет болевых рецепторов.

Можно также предложить следующий приём. Вы производите вдох как бы через ступни ног, представляя, что энергия входит в вас именно через эту область. Затем, в течение выдоха, эта энергия поднимается внутренним смехом вверх и «высмеивается» в районе головы, в месте локализации боли.

Вы как бы пропускаете через себя смеховую волну, омывая себя ею, и отдаёте в пространство избыток той энергии, которая, застряв в вас, и создавала, собственно, боль. Но — не отказываясь при этом от неё, не изгоняя как нечто плохое, а, напротив, признав и подтвердив предварительно смехом своё единство с ней, согласившись с её правом на существование, сгармонизировав её.

Этот же приём возможно использовать при зубной боли. Подобная «смеховая промывка» делается, как всегда, до состояния достаточности.

При повышенном давлении не следует смеяться в «вакуумфазе», то есть без воздуха в легких. Давление легко понижается, если мы высмеиваем весь воздух из легких в режиме свободного выдоха и без напряжения. Причём смеёмся при этом исключительно вслух — через рот, как бы округляя его и имитируя при этом звуки «хо-хо-хо». Но схема смеха та же — очень короткий вдох и продолжительный смеющийся выдох.

При пониженном давлении, напротив, следует уделить особое внимание смеху в «вакуум-фазе» и смеяться при этом через нос.

Прекрасно в случае пониженного давления помогает также смех тонкими оболочками всего тела. При котором вы как бы поднимаете смех в себе, словно бы сканируя им себя снизу вверх.

Особые замечания следует сделать в отношении применения смеха в случаях воспалительных процессов типа гриппа или простуды или в случаях естественной очистки (тошнота, понос и пр.). «Внутренний смех» помогает очень хорошо, но! — готовы ли вы к подобной активной помощи? Дело в том, что при проработке этих симптомов смехом усиливаются и значительно ускоряются процессы внутренней очистки. На физическом плане это выражается в том, что заболевание, как бы «уплотнившись» в ощущениях, стремится к своему пику и лишь затем — к последующей разрядке.

Простуда может пройти за сутки, но для вас это будут напряжённые часы «тотального сгорания» болезни. Если вы готовы к этому — вперёд!

Если у вас хроническое заболевание, с периодически возникающими острыми болями, нежелательно заниматься просмеиванием болезненных участков в период обострения. Происходящие при этом процессы активизируются, и боль может усилиться. Острая, болевая фаза в случае просмеивания действительно значительно сократится, но возможно, что при этом она будет «очень уж острой» и болезненной. Вряд ли стоит совершать подобные «мученические подвиги» в порыве энтузиазма.

Правильнее будет начать работу в период затишья, не дожидаясь очередного обострения. Работа такая должна быть регулярной и обязательно сопровождаться просмеиванием «физики на уровне клеток», то есть вы представляете, что смеётся каждая больная клеточка. Этого достаточно для того, чтобы через некоторое время они действительно включились в смех. Подтверждением этому будут ваши физические ощущения — покалывания в области просмеивания, зуд, пульсация и пр.

При обострении боли пробуйте работать с образами или делать «смеховую промывку», как было рекомендовано при головной боли, но учтите — возможно, что «вдох энергией» в разных случаях придётся делать через разные места: через голову, солнечное сплетение, плечи либо даже через сам просмеиваемый орган.

Вот, пожалуй, и все возможные ограничения. В остальном пользуйтесь внутренним смехом смело и разнообразно.

У вас плохое зрение? Уделите 10–15 минут в день работе с глазами. Поставьте перед собой текст на границе нормального видения — и, сместившись немного, сделайте его нечитаемым. Затем включите смех «тонкими оболочками» обоими глазами одновременно и попеременно — каждым в отдельности. Через 1–2 минуты просмеивания изображение станет чётким. Сместитесь ещё — и так далее. Очень полезно при этом периодически совершать частые промаргивания, как бы встраивая их в ритм смеха.

Вторая обязательная часть работы с глазами заключается в том, что вы используете ещё и смех первым уровнем, но режим смеха при этом будет несколько иным. Изменения касаются вашего вдоха, сейчас он будет уже не поверхностным, а несколько более глубоким, хотя, по возможности, тоже коротким и предельно быстрым.

Очень важно в момент такого вдоха как бы направить его в глаза, представляя, что они буквально наполняются энергией. Далее вы смеётесь как обычно по схеме смеха первым уровнем, но следите, чтобы смеющийся выдох был много продолжительнее вдоха, и особое внимание уделите «вакуум-фазе» смеха, делая её предельно продолжительной (но непременно при этом ориентируясь на своё самочувствие).

После окончания сеанса «глазной смехотерапии» любой объект, с которым вы работали, обязательно следует принять, то есть «втянуть» его на вдохе, растворив в себе. Этот момент весьма важен, так как очень часто расстройство зрения возникает, когда человек «не хочет видеть окружения» и страхами, присутствующими в глубинах своего подсознания, изолирует себя от внешнего мира через пониженное зрение. Смех поможет разомкнуть рамки этих незримых границ, впуская в вас мир дружественный и ответно улыбающийся вам.

При работе с глазами очень важна регулярность. Вне дома её можно проводить где угодно: стоя на остановке, в транспорте и пр. Вы выбираете любой объект, который видите несколько нечётко, и смеётесь глазами до обретения искомой чёткости.

Важно давать глазам периодическую разгрузку, просто просмеивая их, снимая тем самым ненужное напряжение в глазных мышцах. Усилить это можно, если поднести во время просмеивания к глазам свои смеющиеся ладошки.

Примерно через неделю полученные результаты начнут стабилизироваться, и вы сами сделаете некоторые выводы для себя.

Вы считаете, что у вас проблемы с лишним весом? И вы уже успели потратить кучу денег и нервов, пытаясь от него избавиться? Ну что ж — зато теперь у вас есть прекрасная возможность ощутить на себе эффективность «Внутреннего смеха».

Определите для себя, какая именно область вашего тела, как вам кажется, нуждается в «улучшении». Из огромного арсенала физических упражнений, которые без сомнения вам уже известны, выберите самые простые, но обязательно задействующие мышцы в интересующей вас области. Это совершенно необходимо для центрирования вашего внимания, когда вы будете направлять в эти зоны энергию смеха.

Затем вы включаете смех первым уровнем, но режим смеха сейчас будет несколько иным: вдох, по-прежнему очень быстрый и короткий, вы делаете теперь не поверхностным, а более глубоким и заполняющим нижнюю часть легких; далее, вы как обычно выдыхаете две трети воздуха и, напрягая (или растягивая) нужные вам группы мышц (если надо — делая определённые движения при этом), высмеиваете оставшуюся треть воздуха, переходя на «вакуумный смех». «Вакуум-фазу» смеха вы длите по возможности долго (только не переусердствуйте!.. ориентируйтесь на ощущение комфортности). Потом вы вновь делаете максимально глубокий, но очень быстрый (!) (как бы «взрывной») вдох через рот, направляя энергию вдоха, явно ощутимую в этот момент, в просмеиваемую область. Далее всё повторяется.

Совершенно необходимые замечания: вся схема смеха в данном случае выполняется через рот; и главное — в процессе описанного дыхания совершенно обязательно ощутить нежность к просмеиваемому объекту, понимая, что вы не столько пытаетесь избавиться от лишних килограммов, сколько от своей неприязни и несогласия с ними.

Не поленитесь делать регулярные обмеры своих объёмов — полученные результаты вас могут весьма и весьма удивить.

Выберите какую-нибудь морщинку, шрам, старую бородавку, участок кожи с пигментацией — и смело работайте с этим дефектом, используя внутренний смех. Работайте регулярно — достигнутыми результатами, надеемся, вы поделитесь.

Снимайте смехом усталость, боли в мышцах, тянущие боли в суставах и т. п. Если вы занимаетесь спортом и вам необходимы тренированные, эластичные мышцы — периодически просмеивайте их и в момент тренировки, и профилактически. Это прекрасно как поднимает их тонус, так и расслабляет.

Вам необходимы «растяжки» в определённой группе мышц? Скажем, вы хотите освоить «шпагат» — направьте смех в места возникающих напряжений в момент выполнения упражнения, включите смех «тонкими оболочками» в этих же мышцах, и вы сразу заметите, насколько улучшаются результаты.

Активно применяйте «Внутренний смех» абсолютно при всех психоэмоциональных деструктивных состояниях: депрессии, тоске, обиде, гневе, апатии всё прекрасно просмеивается.

В сложных или болезненных случаях работайте по схеме «Открытого сердца» — визуализируя боль или болезнь в виде определённого образа.

Обязательно стоит отметить, что смех создаёт абсолютный иммунитет к любым внешним воздействиям. «Сглазить» вас в тот момент, когда вы смеётесь, «навести порчу» или подвергнуть воздействию какого-нибудь болезнетворного агента невозможно. Пока вы в смехе — в вас отсутствует всяческое сопротивление, вы становитесь полностью открытой системой. Но воздействовать возможно лишь на то, что сопротивляется. Поэтому высшем форма защиты — это полная открытость, это смех.

Возможности внутреннего смеха просто неисчерпаемы, для полного их описания потребуется слишком много места, но это и не входит в наши планы. Так как главным нам видится вовсе не медицинское использование «смехо-практики», а решение гораздо более общей задачи — создание устойчивого гармоничного состояния и длительное поддержание его смехом же.

Когда это станет для вас привычным и естественным, то исчезнет как бы сама собой необходимость уделять столь много внимания второстепенным проявлениям нарушения общего принципа Цельности и Единства в виде отдельных проблем и болезней — они попросту перестанут вас беспокоить и напрягать, постепенно исчезая из вашего пространства.

Устойчивое нахождение в Хозяйском состоянии и непрерывная радость жизни являются тем уделом, избежать которого вам попросту не удастся.

ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ.

Я «сова», работать могу допоздна, но вот проснуться утром — для меня просто подвиг. Вдохновившись нашим «нестарым ещё стариком Петей», попробовала по утрам так же делать — не вставая с постели, даже глаз ещё не открывая, «сканировать» смехом свои тонкие оболочки. Это просто чудо!.. Организм просыпается почти сразу, и не просто просыпается, а с улыбкой, такое ощущение, что каждая клеточка смеётся. Знать бы мне о «Внутреннем смехе» все те годы, когда я часами просыпалась…

* * *

Я регулярно голодаю, и в этот раз решил ускорить процесс очистки, «просмеивая» внутренние органы. Желудок, печень, почки… Меня остановило то, что иногда в ответ на смех в них начиналось какое-то движение, подёргивание…

— Очень жаль, что «иногда». К такой реакции в ответ на «просмеивание» и надо стремиться. «Внутренняя пульсация», «шевеление», «бегающие мурашки» — это признак того, что часть тела или орган, с которым вы работаете, «включён» в смех и в нём начались как бы «идеомоторные смеху реакции», способствующие его очистке и оздоровлению.

Есть ряд исследователей, предлагающих подобные ощущения вызывать напрямую, через своего рода аутотренинг, — Борис Аранович, например, или покоривший ныне всех своим остроумием и неординарным подходом к лечению Мирзакарим Норбеков.

В нашей же школе это происходит практически самопроизвольно — через смех. Этот процесс намного естественней и органичней, а главное — сориентирован на решение задач гораздо более ёмких, чем просто физическое оздоровление.

* * *

Давно пробую техникой «Внутреннего смеха» справиться со своими многолетними страхами. Можете мне поверить — работаю дисциплинированно, а не от случая к случаю. Но до сих пор стабильного эффекта не было. Облегчение — да, наступает, но затем всё по-прежнему, откуда-то темнота безысходная поднимается и вновь работать с ней надо. А вот смех тонкими оболочками что-то внутри сдвинул-таки, последнее время сплю без кошмаров, да и днём настроение ровное…

— Очень часто чувство страха или сильной тревоги вызывается программами, записанными в нас очень глубоко, буквально на клеточном уровне. Добраться до них возможно регулярной «смеховой работой», а ускорить разрядку — «раскачав физику до уровня клеток». Смех тонкими оболочками позволяет это сделать.

Вы включаете в смех свою ауру, она, «смеясь», резонирует с физическим телом, которое отзывается вполне характерными сигналами, при этом в «смеховой» резонанс включается вся его физическая составляющая, вплоть до клеток. Совершенно необходимо при этом представлять их себе, видеть смеющимися.

В клетках активизируются обменные процессы, приводящие к обновлению клеточной воды и «растворению» старой информации.

Но всё же самое главное здесь — это то, что параллельно с этим, через смех, происходит настройка сознания на абсолютную открытость, полное приятие всего. В тот момент, когда вы смеётесь, вы становитесь полностью открытой системой, а значит — единым со всем Миром.

Поэтому одновременно с «клеточной расчисткой» вами производится выравнивание кармических, причинных деформаций в гораздо более тонких оболочках. Вы таким образом осуществляете каскадную, тотальную очистку и обновление всех своих структур. И что очень важно — меняетесь при этом сами, в своём отношении и к себе, и к Миру.

Здесь важна настойчивость (но ни в коем случае не серьёзность!), так как такая работа требует определённого времени и одномоментно проделана быть не может. В отличие от «свежих» эмоциональных или ментальных «зацепок» и «привязок», с которыми легко и быстро справляется смех «первым уровнем».

* * *

У одной девочки в нашем классе пошла кровь из носа, её мальчишки толкнули на перемене. Она страшно испугалась, говорила, что у неё очень плохо кровь сворачивается. Пока бегали за фельдшером, пока искали его, я просмеяла ладошкой ей нос — кровь и остановилась… И даже боль прошла…

* * *

Мне не даёт покоя ощущение того, что, пробуя практиковать «Внутренний смех», я занимаюсь ерундой. Да — получается, да — помогает иногда, но всё же это настолько искусственно… Как представлю себя со стороны — сижу и смехом «кашляю», пытаясь уверить себя, что смеюсь… Дурак дураком просто…

Мне очень понятны ваши терзания. Хочу открыться вам — меня тоже давно смущает то, что радости оргазма должны предшествовать эти странные и нелепые телодвижения… И вы абсолютно правы, если посмотреть со стороны — так дурак дураком просто…

А если серьёзно, то и здесь и там работает один и тот же механизм — рефлекторный. Рефлексы — это то, что нами управляет, это то, что делает нас рабами внутренних программ. Часто, правда, полезных. Иногда — не очень. Так почему бы нам не воспользоваться тем, что уже вложено в нас? Тем, что до сих пор лишь нами пользовалось? И тогда мы легко «превращаем» смех «искусственный» в смех «естественный» с помощью знакомых уже «рычагов».

Препятствием к приятию техники внутреннего смеха могут быть лишь ментальные ограничения в виде устоявшихся социумных установок типа: «Так делать не принято …», «Смех без причины — признак дурачины» и т. п.

Что делать, если внутри уже сидит «подобнообразная» установка? Прежде всего — ни в коем случае не воевать с ней, не вести ментальной борьбы переубеждений. С кем воюем? — да с собой же.

Гораздо эффективнее будет последовать другой народной мудрости: «Клин клином…» Что есть ментальная стереотипная установка? Это тот же «стреноженный» некогда заряд свободной энергии. Освободите его смехом же.

И неважно, что вначале будет ощущаться искусственность такого смеха, — разрядка всё равно идёт. Весь комплекс психофизиологических реакций, характерных для обычного смеха, уже включён. Повторите неоднократно такой «вход в смех» — с каждым разом это будет происходить всё легче. И в какой-то момент вы поймёте — запись если и была, то уже «разрядилась», «Внутренний смех» стал для вас естественным и более не вызывает отторжения.

* * *

— Я работала «Открытым сердцем» с проблемой, связанной со здоровьем. Начальный образ был — грязный, облезлый огнетушитель. Начала смеяться — он исчез. Я думала — всё, от проблемы один «пшик» остался, но потом чувствую, что внутри меня ничего не изменилось :..

— Ваша проблема просто «удрала». Такое иногда может случиться. Мы ведь говорили, что у «деток» наших понимания не очень много. Боятся они, что от них действительно один «пшик» останется. Понятно, что в вашем случае работа не состоялась. Ничего, её можно повторить, образ, конечно, будет уже другим.

Я думаю, что где-то вы немного отвлеклись, будьте в следующий раз более внимательны и тотальны в ощущениях. Хочу ещё раз подчеркнуть — проработанный образ полностью исчезнуть не может, а только — трансформироваться.

* * *

— «Внутренний смех», действительно, вполне реально создаёт некую «внутреннюю дистанцию», не позволяя «влипнуть в ситуацию». Но отчего так происходит? Ведь мы говорили, что смех, напротив, — разрушает барьеры, а не создаёт новые.

— Правильное замечание. Действительно, с одной стороны, если на вас пытаются оказать определённое воздействие, смех может выступить как идеальная защита, буквально облегая вас такой «защитной оболочкой». Дело в том, что невозможно взаимодействовать с системой, настроенной на иную частоту, на иные вибрации. Так, если вы не боитесь болезни, она вряд ли сможет «заболеть» вас; если вы смеётесь над НЛО, вы их никогда не увидите; если вы не верите в привидения, вам с ними и не повстречаться. Для того чтобы вы оказались доступны влиянию, вас необходимо хоть как-то «включить» — настроить на вибрации этого внешнего воздействия, вызвать ваше любопытство, чем-то удивить или испугать.

Когда же вы смеётесь — вы настроены лишь на вибрацию смеха, это доминирующая вибрация нашего пространства, и значит, её энергетический потенциал очень высок (позже мы более детально поговорим об этом). Поэтому любые внешние попытки воздействовать на вас в этот момент обречены на неудачу. Вы всегда останетесь в своей игре, вы «неуязвимы» для всего негативного.

Но с другой стороны, ни о каком «барьере» речи быть не может. Ощущение «внутренней дистанции» возникает лишь в случае навязывания вам чужих проблем или настроений. Но эта «дистанция» — всего лишь границы вашей свободы в возникшей ситуации. Это не есть отрицание чужой игры — вы готовы играть и в неё, это лишь сохранение свободы в этой игре, «незалипание» на её условия или обязательность участия в ней, ведь в равной степени вы в эту игру можете и не играть.

Смеясь, мы всегда сохраняем свободу и в поступках, и в суждениях, хоть поначалу это кем-то, действительно, может быть воспринято как вызов, как намеренное отрицание общепринятых установок. Но даже в таких крайних случаях достаточно быстро наступает гармонизация ситуации и отношений: Хозяйское состояние передаётся всем участникам событий и всё выстраивает в самом разрешающем режиме.

* * *

— У меня есть близкий человек, с которым Из-за дурного навета уже год как расстроились всякие отношения. Все мои попытки объясниться ни к чему не приводили. Решила проработать эту проблему «Открытым сердцем».

Смеялась с образом минут пять, прежде чем он трансформироваться стал, таять. А была это огромная ледяная глыба — айсберг.

Когда он, после долгих превращений, стал «мурчащим» мне жемчужным ожерельем и я приняла его в себя, буквально растворив в своём сердце, то ощутила, как много, оказывается, обид я в себе носила.

Ощутила по тому, что всё «это» меня враз покинуло, будто растаяв вместе с ожерельем. Удивительно легко стало… наверное, впервые за последний год я себя перестала чувствовать несчастной.

А недавно мы с ним «совершенно случайно» встретились… И похоже, что у нас теперь всё будет хорошо.

* * *

— Последние несколько лет меня мучили изнуряющие боли в суставах ног и рук. Вначале они появлялись лишь «на погоду», а потом уже и безо всякой причины. Уснуть было просто невозможно.

Уже две недели, как я регулярно просмеиваю все болезненные места, и уже две недели я спокойно засыпаю. Последние несколько дней болей не было вообще. Надеюсь, что они исчезли окончательно.

— Во-первых, работу продолжайте. Смейтесь клетками до полной стабилизации состояния. А во-вторых, ни в коем случае «не надейтесь», что боли исчезнут, тем более не ждите этого. Смехом старайтесь не избавиться от них, а согласиться с ними, с их существованием. Скажите, когда вы «просмеиваете» руки и ноги, вам приятен сам процесс?

— Очень! Ощущение внутреннего тепла, лёгкие покалывания. Очень комфортно.

— Вот на этом единственно и делайте акцент. Вы «просмеиваете» свои суставы не для того, чтобы исчезли боли, а просто потому, что вам это приятно. Всё.

* * *

— Через «Внутренний смех» я очень успешно работаю сейчас со своим зрением. Результаты просто удивительные. Но хочу сказать вот о чём. Я с детства очень боялась собак, особенно больших. И вот совсем недавно, гуляя в парке, я поймала себя на том, что глажу огромного дога, который подбежал ко мне, причём он был даже без поводка и намордника.

— Нарушение зрения и наши страхи взаимосвязаны. Мы на занятиях уже обсуждали эту тему. Поэтому, работая со своими страхами, вы можете поправить своё зрение, и, соответственно, наоборот.

* * *

— Я занимаюсь боксом. Включая смех в тонких оболочках всего тела, мне удаётся почти полностью восстанавливаться в короткие мгновения перерывов межу раундами. Намного эффективнее стали и сами тренировки. «Мандраж» перед поединком полностью исчез.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

1. Вводя в практику новые техники, ни в коем случае не забывайте о том, что вами уже открыто в себе, а возможно, даже освоено. Выстраивайте текущий день на основе Хозяйского состояния. Не забывайте — Хозяйское состояние не есть техника, это сокрытый в вас эталон вашего повседневного существования. Это качество вашего совершенства и изначальной гармонии, ключ к которому у вас уже есть.

Возможно, что уже сейчас вам стало «неуютно» в ещё недавно привычном проблемном пространстве. Ощутив себя снова «там», немедленно трансформируйте своё состояние в Хозяйское. Удерживайте его техникой «Внутреннего смеха», которая к этому моменту должна стать для вас повседневной и естественной.

Продолжайте расширять рамки «Дня неадекватности», позволяя ему постепенно превратиться в «неадекватное существование».

2. Углубите технику «Внутреннего смеха», освоив и смело применяя его второй уровень — смех тонкими оболочками. Особое внимание уделите технике «Внутреннего зеркала» — прекрасному способу длительного нахождения в Хозяйском интуитивном канале.

Приучайте себя все свои решения принимать «не от ума», а исключительно ориентируясь на «внутренний позыв», возникающий в Хозяйском состоянии. Алгоритм вашего существования, выстроенный в пределах этого интуитивного канала, всегда будет беспроигрышным.

3. Сделайте технику «Открытого сердца» привычной для себя. Активно используя её, замечайте, как меняется ваше отношение к миру, к проблемам. И соответственно — их отношение к вам. Осознайте, что глубокая проработка проблем «Открытым сердцем» возможна именно потому, что вы восстанавливаете свою целостность, своё единство с теми своими частичками, которые некогда были превращены в проблемы. Осознание этого много важнее самого факта решения проблем.

ПЯТОЕ ЗАНЯТИЕ.

Зелёный лесной ковер внизу кончился, мелькнула голубая лента реки, и дальше под летящей ступой до самого горизонта простиралась выжженная, каменистая земля. Лишь изредка её убегающая назад непрерывность разнообразилась невысокими скалами да глубокими провалами, дна в которых не наблюдалось.

Наконец впереди замаячило что-то. На высоченной скале, на самом её острие постепенно прорисовывался замок. «Как большой палец в сказке про Сороку-Ворону», — подумал Петя,

Действительно, величественности в растущем замке не было. А была в нём какая-то даже жалкость и заброшенность. Явно не досталось ему ни красивости внешней, ни плохонького деревца вокруг, ни ручейка журчащего рядом. Ни одной дороги или тропинки не вело к замку. И веяло от него тоской смертной.

— Чем выше поднимается человек, тем больше ему хочется плюнуть вниз, — почему-то именно сейчас подумал Петя, охотно поддаваясь возникшему позыву.

Ступа сделала вираж вокруг скалы, и плавно приземлилась внутри замка. Выскочив из неё, потягиваясь и разминая кости, Петя обернулся и замер…

Со всех сторон его не спеша окружали милые и симпатичные люди, неуклонно сжимая кольцо…

— Одна голова хорошо, — подумал Петя, ощутив, как что-то холодное и острое упёрлось ему в спину, — нос туловищем как-то лучше, — и включил внутренний смех. Давление в спину почти сразу ослабло…

…Петю втолкнули в высокую горницу с занавешенными окнами и горящими факелами.

На большой кровати с балдахином кто-то лежал, непрерывно постанывая. Петю подвели поближе.

Лежащий открыл глаза и мутным взором обвел всех.

— Да, всё те же, мягко говоря, лица, — вяло пробормотал он и уставился на Петю. — Что, ещё один лекарь? Кто прислал?..

Петя осматривался вокруг и не спешил с ответом, в ожидании Хозяйского состояния высмеивая остатки страха.

Его внимание привлёк плакат на стене: «Помни! Умело брошенный окурок может стать причиной пожара». Он перевёл взгляд на говорившего.

— Кощей — ты? — спросил спокойно.

— А кто ж ещё… — с каким-то обиженным удивлением ответил лежащий и даже сел на постели. — Я и есть — Бессмертный.

На шее Кощея болталась, отсвечивая золотом, медаль. Затейливой вязью на ней значилось: «Старейшему камикадзе».

— От Яги я, — Петя теперь держался уверенно, — должок у тебя перед ней.

— Какой ещё должок, — вскинулся Кощей, — ничего не знаю… должок… Болен я…

— А кто в Зеркало плевал? — с нажимом сказал Петя, вспомнив Лешего. — Кто Волшебное испортил?

— Ну вот, опять наезжают, — заныл Кощей, — надоели… царевичи эти… богатыри… Один Иван-придурок чего стоит… Устал… Сдохнуть бы — да никак… И болит всё напрочь…

Он ткнул пальцем в голову.

— Болит… — пожаловался, — и здесь болит, — ткнул пальцем в живот, — …и здесь, — ткнул в колено, — …и даже здесь… — постучал Кощей всё тем же пальцем по зубам. — Всё, всё болит…

— Жить надо так, чтобы хотелось ещё, — страдальчески сказал он, — а энто разве жизнь?..

— Ну-ка, ну-ка, — взялся Петя за руку Кощея, рассматривая. — Да у тебя же палец сломан! Он и болит. Тыкать меньше надобно было…

Не позволяя ошалевшему от новости Кощею исследовать свою руку, Петя осторожно поместил сломанный палец промеж ладоней и принялся смеяться ими. Смеялся ладошками, мысленно подключая к ним и палец.

Сам оглядел стоящих вокруг и остановил взор на одном, невзрачном с виду, с пузырьком и ложкой в руках.

— Бальной нуждается в уходе лекаря, — сказал, продолжая смех, — и чем дальше лекарь уйдёт, тем лучше…

Лицо у тщедушного человечка с пузырьком перекосилось от страха.

— Ах ты, лекаришка, — проговорил Кощей изменившимся голосом, сейчас его скрипучести и пронзительности позавидовал бы любой колодезный ворот. Он уставился на тщедушного, прожигая его взглядом. — В прошлом у тебя было прекрасное будущее. Но одно тухлое яйцо всегда помнится больше, чем тысяча свежих…

Лекарь затрепетал, тихо взвыв от ужаса, и Пете стало его жалко.

— Чего там, — сказал он Кощею уже по-свойски, — давай не будем делать слона из навозной мухи.

Кощей захохотал. Он хлопнул Петю по плечу здоровой рукой.

— Слона, говоришь? Знаю, знаю — медведь такой… с носом… А ты мне нравишься… Как, говоришь, зовут тебя? Петя?.. А палец, Петя, болеть-то перестал… Яга, значит, прислала?

— Она самая, — подтвердил Петя, ловко накладывая лубки на сломанный палец.

— Да, долг платежом страшен, — вздохнул Кощей, — ну ничего, опосля разберёмся.

Он глянул на стоящих у кровати и стал подзывать их по одному, представляя каждого Пете, пока тот возился с пальцем.

— Это умелец мой, — гордо сказал Кощей про первого, — готовит техническое обеспечение всем моим подлостям. Талантище… Левшой зовут.

Глянув на умельца вблизи, Петя онемел от удивления: по всему телу Левши медленно ползали блохи, с трудом волоча за собой подковы.

— Это мой звездочет, — продолжал Кощей, подзывая коротышку с перебинтованным глазом и в высоком остром колпаке, усеянном звёздами.

— На Солнце в телескоп можно посмотреть только два раза, — сказал Кощей, — левым глазом и правым. Левым он у же посмотрел… — и, скривившись, добавил: — Близко не подходи…

— Беда у него, — пояснил Пете, — недавно к нему пробрались хулиганы с большой дороги и превратили его обсерваторию в нечто соответствующее её названию. Никак не отмоется…

— А это мой повар, — продолжал Кощей. — Да, кстати… Когда это я ел в последний раз? Валяючисъ здесь, я и забыл, что кроме чужих неприятностей существуют ещё и другие радости жизни…

— Самое главное, — доверительно сказал он Пете, — правильно питаться. Когда питаешься — это правильно, — и обратился к остальным, — проваливайте теперь. Видеть вас, конечно, одно удовольствие, но не видеть — другое. В трапезной встретимся.

* * *

Оставив в трапезной шумно гуляющих Кощея и компанию, Петя вышел на большой балкон с видом на каменистую даль.

Заглянул внутрь себя. Последнее время он ощущал Хозяйское состояние как «зеркальную гладь озера внутреннего», так проще было удерживать себя в Хозяине и пресекать малейшие тревожные сигналы. Сейчас на «зеркале озера» наблюдалась лишь мелкая рябь небольшого напряжения.

Просмеявшись несколько раз, Петя уселся на каменную лавку. Мыслей в голове не было, но вся суть Петина, как и прежде, была пронизана устойчивым намерением — найти старуху. Ощущая в себе этот настрой не один день уже и настойчиво поддерживая себя в Хозяйском состоянии, Петя почему-то не сомневался, что события неизбежно выстроятся самым благоприятным образом. Но хотелось, чтоб поскорее всё же…

Внутри у него раздалось громкое урчание, и в воздухе прямо перед ним обозначилась кошачья улыбка.

— Ну и как тебе Кощей-то? — спросил Мяв у Пети. — Хорош?

— Да ну… что же в нём хорошего-то? — скривился тот. — Только и того, что бессмертный. Но таким занудой быть бесконечно… уж лучше помереть смеясь…

— Ну, ну… — хмыкнул Мяв, — не признал, выходит…

— Кого? — удивился Петя. — Кощея, что ли?..

— Себя, Петя, себя, — засмеялся Мяв, — в Кощее-то… И растаял.

У Пети даже рот от удивления отворился. Кучу слов хотелось сказать Мяву вдогонку, таких… рыбацкой крепости…

Вовремя глянул в «зеркало внутреннее, озёрное» — буруны по нему пошли.

— Непорядок, — спохватился Петя, просмеивая волнение внутреннее.

— Мяв-то просто так не приходит, — молвил сам себе погодя, — раз заявился, значит, резон, в его речах был. Вот какой только?..

— Начнём-ка сызначала, — решил Петя. — А сызначала — это значит завсегда одно — Творец я, — не спеша, думу он думал, — то есть мир вокруг себя сам творю. Из себя же творю, из настроев своих, беспокойств суетных или, напротив, покоя и красы своей внутренней.

— Красив Кощей? — спросил себя и даже плюнул, скривившись. — Как бы во сне ненароком красоту эту не увидеть… И кто его такого придумал…

— …Стоп, — сказал себе же Петя, — это как — кто?.. Я же и придумал… Мамочка родная!.. Ведь я ж и есть творец-то его…

— Так, так… — растерянно мыслил он, продолжая. — Чем дальше в глаз, тем больше брёвен…

— А что это значит?.. А одно лишь и значит: пока в Кощее я себя не признаю, не соглашусь, таким же придурком и он останется и во мне кощейское что-то сохранится, не исчезнет. А там, глядишь, когда-то и наружу выскочит…

Петя посидел ещё немного, вспоминая Кощея во всех мелочах, и вновь поежился внутренне, не хотелось признавать всё то, что в мыслях выстроилось.

— А надо, — решился. Он вспомнил сизый бугристый нос Кощея с красными прожилками и, как в воду кинулся, — сказал вслух: — Это — я…

— Это — я… — повторил, прислушиваясь к себе.

— Это — я, …сказал уже увереннее.

Он представлял мутные глаза Кощеевы цвета непонятного, острые уши его волосатые, длинную, костлявую и сутулую фигуру и непрестанно повторял: «Это — Я… и это — Я… и это — Я… И все вместе — Я».

С каждым разом соглашаться становилось всё легче и легче… В какой-то момент Петя ощутил внутреннее: «Хватит», — и как-то странно почуял себя… Будто больше прежнего его стало. Словно расширился он за счёт Кощея, в себе его признав…

…Скрипнула дверь и на балкон вывалился сам Кощей Бессмертный. Бухнулся на скамью рядом и сидел так какое-то время молча. Петя глянул на него, а затем внутрь себя — «зеркало озёрное» не шелохнулось.

— Я это… — с удовлетворением подтвердил себе Петя.

Он вновь покосился на Кощея. Тот сидел и, запрокинув голову, смотрел в голубое небо.

— …Когда я родился, — неожиданно сказал он, — я посмотрел на небо, но увидел только потолок…

Он молчал какое-то время, затем добавил:

— И так в моей жизни было всегда… Сплошные потолки и стены… Сплошные запреты и обвинения… И каждый раз потом, как только хотел я небо бездонное в себе узреть, то видел лишь поеденный плесенью потолок…

Петя посмотрел на него удивлённо — что-то в Кощее стало другим, не говорил он такого прежде. Поддавшись внутреннему порыву и сам не зная почему, Петя стал вдруг рассказывать ему о внутреннем смехе.

Вначале Кощей досадливо отмахивался.

— Какой там смех, какой оптимизм… Оптимизм — это недостаток информации, а ты поживи с моё…

Но затем, услышав что-то явно интересное для себя, буквально вцепился в Петю и не отпускал вопросами, покуда тот ему всё, что знал о смехе, не рассказал. Послушно смеялся, кудахча нутром. Рукой смеялся, ногой, печенкой своей…

Долго сидел потом молча. Наконец сказал:

— Ты никогда не думал, Петя, отчего это мосты завсегда поперёк течения строят?.. Так вот ты только что внутри меня мост такой по течению развернул… И знать того даже не можешь, что именно для меня сделал сейчас…

— Заколдован я, Петя, давно уже, — продолжал Кощей в порыве чувств, — вот уж и не думал не гадал, что именно ты мне ключ к спасению подаришь… Верно говорят — меньше пользуйтесь головой, от этого могут случиться неприятности по всему телу…

Петя, ещё раз глянув на Кощея, решил, что случились-таки…

— Двое меня, — говорил меж тем Кощей, — двое в одном обличий. Сам не знаю, когда наружу Кощей-придурок вылезет, а когда я появлюсь. Может и час пройти, и месяц… Заклятье такое… Сказано было: как дурак в тебе до тебя же умного подымется — дорастёт и как, напротив, ты Дурака в себе — умнике сыщешь, как встретятся они в тебе, сравнявшись, как двое одним станут, — так и проклятье пройдёт. Тыщи лет жду уже того… Неспешный процесс…

— Поначалу думал много, всё хотел хитростью взять, — изливал душу Кощей, — но мысли что, знания пустопорожние они, и только. А нужна мудрость была — то, что остаётся, когда забываешь всё, чему учился, когда мысли исчезают… Понял тогда, что значит Дурака найти в себе. Но понять и отыскать — разные вещи. Так и жил с понятием, но без Дурака…

— Наши мысли — они вместо мира, — поучал Кощей, разошедшись, — они меж нами и миром всегда встревают. Хотим мир пощупать, а натыкаемся лишь на мысли о мире… Сколь их на нас одето…

Он ткнул пальцем в Петю.

— Вот ты, — кто?

— Хозяин, — сразу вырвалось у Пети помимо воли. Но Кощей не удивился, то ли поняв, то ли вспомнив чего-то…

— Хозяин, — сказал он с нажимом, — хорошо, ладно. Тогда это что? — вновь ткнул пальцем туда же.

Петя напрягся. Нутром чуял, о чём говорит Кощей.

— Это — я… Петя… думающий, что я Петя.

— Правильно, — обрадовался Кощей, — на Хозяина одето знание о Пете, о кукле Пете, о том, какой он. Оболочка то есть. Дальше… На Петю надета ещё одежда… Откуда мы знаем об этом?

— Видим, — сказал Петя, — ощущаем.

— А где это всё? — спросил Кощей. — Видение, осязание?

— В голове, — сам же себе ответил, — а раз в голове, значит, тоже знание. Вот и выходит, что не одежда на Пете, а оболочка из знаний наших о том, что это одежда.

— Так и всё остальное, — продолжал, — не стены вокруг нас, а знание об этом, не небо и земля — а знание. То есть — ещё оболочки и ещё… Много их. И не разглядеть Хозяина под ними…

— А если убрать знание наше об оболочках этих, — говорил Кощей, — то ничего от них и не останется. Но как убрать? А признать, что из себя мы всё сделали, что и нет их в отдельности, а есть лишь Хозяин…

Петя удивился, Кощея слушая, — ведь только перед этим то же самое и он делал, с ним «Я-каясъ», себя в нём признавая…

Рассказал о том Кощею, спросил:

— Так отчего ж ты со своим Кощеем-придурком не проякался? Раз всё так хорошо понимаешь?

— Заклятье на мне особое — «Кощейское». Одного понимания мало. Вот ты когда «Я-кался», что выходило? Сердце тем большим становилось, обнимая собой всё… И всё к цельности возвращалось, к единству. А у меня через сердце заклятье проложено. Лишь когда единым стану — оживёт оно. Потому я и Кощей. Потому и Бессмертный… Сердцем за то заплачет…

— А ты мне смех дал, — говорил Кощей, за руку Петю взявши, — путь к спасению мне указал. Расчищает, рассыпает смех барьеры разные, оболочки рушит… Никакое заклятье не удержится. Сразу понял, враз почуял, что поможет он…

— Теперь работу смешную начну, — потирал руки Бессмертный, глазами навыкате поблескивая, — лишь бы успеть, пока вновь придурь не поспела…

— Э, э… — забеспокоился Петя. — Ты постой, ты погодь смеяться-то, а я — как же?.. А старуху помочь сыскать?

— Так то дело плевое, — махнул рукой Кощей, — у Горыныча она, я о том давно знаю… К нему я тебя и отправлю. Ну а там уж смотри — сам выкручивайся, в сказках за других дел не делают…

Кощей достал из мешочка у пояса два прозрачных камушка.

— Становись, — сказал, ставя Петю лицом к себе. Оглядел всего и ухмыльнулся. — Мужчина-лучшее, что могла придумать природа для женщины. Лети. Выручай старуху…

Ударил камнем о камень. Только искры посыпались…

МИР, ОВЕЩЕСТВЛЕННЫЙ НАМИ. ДЕКЛАРАЦИЯ ХОЗЯИНА. «Я-КАТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА».

Данное занятие является суммирующим и обобщающим для тех основополагающих тем, что уже были подняты нами в предыдущих беседах, и одновременно — базовым занятием, отправной точкой для дальнейшего увлекательного путешествия в качестве уже осознавших себя Хозяев.

Давайте вспомним — ещё в самом начале мы имели дерзость гордо заявить: «Мы — Создатели», «Мы — Со-Творцы». И логику всего последующего исследования выстроили на базе этого очень ёмкого и предельно ответственного заявления.

Будем честны — неужели ни у кого из вас не возникло если не внутреннего протеста, то попросту лёгкого недоумения или ощущения условности подобной декларации? А может, ваше отношение ко всему было примерно таким:

— Ну ладно, дескать, чего у ж там, раз мы согласились поиграть с вами в эти игры, то и будем играть по вашим правилам. Но в глубине души мы-то знаем, почём фунт лиха, нас на мякине не проведёшь и на кривой не объедешь… Какие там Творцы… Куда нам со свиным рылом да в калашный ряд… Мы ещё согласны признать, что вот он, особенно если малость поднажмёт, может и заСо-Творит… Ну а я… нет, не смешите меня. Но так и быть, покиваю головой, подыграю… на всякий случай, а вдруг… ведь чем чёрт не шутит, пока Бог спит…

Ну что ж — спасибо вам за такую условно-сдержанную позицию. Это уже хорошо. Ведь самое главное — изначально не перечеркнуть возможной истины, не поставить непробиваемого барьера полного неверия и отрицания на пути новом и непривычном. Идите же по нему — пусть не очень уверенно, с насмешкой в глазах и смущением в мыслях, идите и сомневайтесь, и растерянно похохатывайте в кулачок, мол, случайно я здесь оказался, из чистого любопытства.

Одна только просьба — будьте предельно честны на этом пути, не назовите белое чёрным в угоду расхожим стереотипам, не пройдите мимо тех сигналов и меток, которые подтверждают неслучайность и правильность вашего пути, которые всё настойчивее и однозначнее, с упрямством, присущим лишь фактам, возвращают вас всё к тому же понятию, всё к той же истине:

«Вы — Творец».

Очень хотелось бы, чтобы логика, рассудочность и ментальная оценка именно сейчас, на первых этапах вашего пути, работали в унисон с новыми Хозяйскими ощущениями, появляющимися и прорастающими у вас. Постепенно вы всё больше будете отходить от этих оценочных качеств, ориентируясь уже на иные, интуитивные критерии истинности, но пока постарайтесь быть строго логичными и последовательными.

Давайте всё же подумаем, — а тянем ли мы в действительности на «Творцов» или хотя бы на «Со-Творцов»? Ведь все мы прекрасно понимаем, энергиями каких огромных порядков необходимо ворочать, чтобы создать не то что всю Вселенную, а, скажем, свой родной квартал

Есть ли у нас подобная энергия? Или можно так спросить — есть ли у нас доступ к энергиям такого масштаба?

Может, ответ вызовет у вас некоторое недоверие, но тем не менее не будем умалять собственных возможностей — во-первых, доступ к таким энергиям у нас есть, а во-вторых, мы не совсем правильно представляем себе процесс нашего «Со-Творчества». Давайте более тщательно разберёмся в этом.

Обычно, когда мы говорим о присутствующей в нас энергии, мы имеем в виду лишь её «избыток», проявляющийся в качестве нашего здоровья, уровня нашей активности и пр. Но это полная ерунда, а не энергия. Это лишь ничтожно малая толика огромного энергопотенциала, находящегося в нашем ведомстве, это та его незначительная часть, которую нам позволено осознать и ввести в повседневность своего существования.

Окружающую же действительность выстраивает некий механизм, работающий в таких древних глубинах нашего подсознания, где человек ещё не вполне «человечен», где начисто отсутствует контроль сознания и властвует лишь одна программа, общая для всего живущего на Земле. «Выживай, выживай, выживай любой ценой…» — вот примерное её содержание.

Именно этот механизм, причём совершенно не воспринимаемый нами (хоть в принципе и существует возможность отследить его функционирование по более тонким каналам восприятия), и управляет нашим жизненным потенциалом, энергоёмкость которого поистине беспредельна, так как определяется она лишь степенью подключённости к энергии всей Вселенной.

Это во-первых.

А во- вторых, мы с вами, к счастью, избавлены от необходимости «творить всю Вселенную». Мы всё же «Со-Творцы».

Что это значит? Вселенная была сотворена однажды во всём её разнообразии и непредсказуемости нашим истинным Творцом. Для кого-то это — Природа, для кого-то — Создатель. Это не суть важно.

Значение имеет другое. Окружающее нас пространство, созданное Творцом изначально, — трансцендентно, многомернои выходит далеко за рамки наших трёхмерных представлений. То, что в таком многомерном мире детерминировано (то есть строго определено) и однозначно, в нашем трёхмерном мире — многовариантно и имеет бесчисленное количество внешних проявлений.

Это даёт возможность каждому «Со-Творцу» лепить совершенно различные миры из одного и того же материала — проявленного в трёхмерности аспекта многомерного Абсолюта. Выстраивая из него с одинаковой лёгкостью как убогое жизненное пространство бомжа, так и сочащееся изобилием пространство существования миллионера.

В итоге — лишь от нас зависит, как именно будет выглядеть наша действительность, каким будет качество нашей жизни.

Бог, обитающий в груди моей,
Влияет только на моё сознанье.
На внешний мир, на общий ход вещей
Не простирается его влиянье.
Гете
. «Фауст»

Это — масштаб нашего творения на данном этапе. Не жадничайте. Никто не мешает вам, пройдя по пути духовной эволюции, возвыситься до масштабов истинного Творца, став с ним единым. В принципе, никому и не удастся избежать этого. Всему своё время. Но пока это для нас ещё несколько абстрактно. Поиграем же, не заглядывая столь далеко, на площадке, определённой масштабами нашего «Со-Творчества».

Для того чтобы игра эта выглядела хоть как-то осмысленно и организованно, нам необходимо исследовать наше «игровое пространство» и каким-то образом «разметить» его. Речь, естественно, идёт об условной «разметке», всего лишь о способе говорить — и не более. Так как было бы величайшей глупостью, едва осознав себя свободным Хозяином, тотчас же запереть его в жёсткие рамки вымышленных границ.

В разговоре о «Внутреннем смехе» мы ввели такое понятие, как «Описание мира». Это некая трёхмерная модель многомерного и напрямую непознаваемого мира, с которой мы уже можем взаимодействовать и которую способны воспринимать такими же трёхмерными органами чувств.

«Описание мира» — это и есть результат нашего творчества в качестве «Со-Творцов», в котором находят отражение наши внутренние качества: либо гармоничные — и наше «Описание мира», наша жизнь прекрасна, либо деструктивные — и «Описание мира» уныло и серо, а жизнь мучительна и безобразна.

Понятно, что «Описание мира» — это всего лишь оболочка из наших представлений, социумных знаний, внешних убеждений, как бы «надетая» на нас как на Хозяина, надетая, естественно, с нашего разрешения, более того — по нашему прямому Хозяйскому приказу. Так как охота, оказывается. Хозяину испытать жизнь во всех её проявлениях… Даже в тех, где свобода его изначальная теряется и Хозяйское качество забывается…Такой вот жадный и охочий до ощущений Хозяин живёт в нас, есть у кого поучиться, как надо получать удовлетворение %т жизненной игры в любых её выражениях

Итак, «Описание мира» складывается из множества оболочек знаний. Это прежде всего знание о себе как о физическом существе, у которого есть скелет, плоть, кровеносные сосуды и т. д., как о психоэмоциональном существе с его тревогамии страхами, радостями и удовольствиями. Это знание о социумных отношениях, о том, например, что обычно принято прикрывать свою наготу, и не чем попало, а в соответствии с определёнными канонами как моды, так и климата. Так что одежда, климат, погода — это тоже всего лишь оболочки, фрагменты «Описания мира».

Все наши представления — оболочки, так как моментально материализуются во что-то вещественное. То, что мы считаем своей квартирой, — стены, потолок, мебель — это всего лишь ещё одна оболочка, куда мы себя поместили, — так нам, оказывается, «безопаснее». Безопаснее Хозяину от себя же Хозяина!.. Ну что ж, ладно, играем и в эту игру, играем дальше

Страна, материк, планета, галактика — оболочка, оболочка, оболочка

Отгадайте загадку: «Сидит дед, во сто шуб одет. Кто его раздевает — слёзы проливает». Надо полагать — слёзы радости. Узнали Хозяина? Только зачем нам плакать, у нас ведь есть Внутреннийсмех.

Оболочек много. Для того чтоб хоть как-то в них ориентироваться, условно разобьем их на четыре как бы круга.

Первый круг — это наша личность, мы сами, наша физико-психоэмоциональная начинка.

Второй круг — наши близкие и родные, личные вещи, домашние животные.

Третий круг — друзья, знакомые, коллеги, привычные предметы, любимая лавочка…

Четвёртый, дальнийкруг — всё остальное, что я в жизни либо встречаю иногда, либо только знаю о его существовании: пустыня Сахара, скат манта, капнувшая мне на нос синичка, гаишник на дороге, Марс, НЛО и т. п.

Всё это — пространство моего существования, всё это выстроено мною как Творцом, всё это выстроено мною из себя, то есть определено моим внутренним качеством, поэтому всё это мною же и является… Вне нас мира нет.

На занятии мы, держа друг дружку за ухо, за нос и прочие части тела и положив, за неимением Конституции Волшебников, свободную руку на колено соседке (соседу), произнесли следующий текст:

«Декларация ответственности Хозяина».

(перед самим собой).

«Я, осознавший себя Хозяин, признаю свою полную ответственность за все свои кукольные творения. Я признаю себя как пупом Вселенной, так и самой Вселенной, этот пуп окружающей.

Я признаю себя первопричиной всех событий и явлений в спектакле под названием Жизнь. Я согласен с авторством каждого пука, ика и прочих вселенских катаклизмов, составляющих канву моего существования.

Объединяющим смехом и неизбывной радостью Хозяйского творчества я обязуюсь повсеместно и ежесекундно заботиться о качестве Вселенной, созданной мною!».

Уймём священный трепет в душе и дрожь в коленках от осознания торжественности произошедшего, поразмыслим немного о сути сказанного.

Нами сейчас действительно был сделан грандиозный шаг по пути не только самоосознания себя, но САМООСОЗНАНИЯ СЕБЯ ВСЕЛЕННОЙ.

«Окружающий мир создан мною», — это предельно активная жизненная позиция. Это предельная ответственность за всё происходящее вокруг.

Если вы решились на это — подумайте о последствиях. Теперь у вас нет и не может быть оправдательных аргументов вашему нездоровью или неуспеху, обвинений сварливой жене или дураку президенту. Всё это сотворено вами с ювелирной, уникальной точностью «высококлассных создателей», в соответствии с вашими внутренними знаниями, программами, страхами и желаниями.

Хочется порадоваться за вас — теперь вы счастливый человек. Вам нет необходимости бежать к врачу и оплачивать дорогостоящую диагностику — просто посмотрите вокруг. В вашем пространстве вы сможете впечатляться только теми людьми, которым присуще качество вашего недомогания, возможно только зреющего в вас.

Вас не устраивает характер или поведение вашего знакомого, коллеги? — зато теперь вы знаете, с чем вам работать в себе.

Вы недовольны детьми? — скажите им «Спасибо» и ищите в себе их недостатки.

Вас обругали в транспорте? — поблагодарите за диагностику. Если сказанные слова вас зацепили или обидели, значит, качества, ими обозначенные, действительно в вас присутствуют.

Если вы согласились, что этот мир выстроен вами и что создали вы его «из себя», то у вас теперь, увы, не остаётся выбора и вы просто обязаны согласиться (ведь вы уважаете логику?) и с самим миром, то есть со всем происходящим вокруг. Согласиться. А это значит — снять любые упрёки обстоятельствам или живым людям, перестать роптать на неприятности, перестать переделывать мир.

Ощутите прямую связь между своим состоянием и характером происходящих с вами событий.

Если ваше жизненное кредо — «никогда не упускать свой шанс» и всегда получать от жизни сполна, то наверняка вам теперь во множестве будут встречаться жадные, рвущиеся к наживе и власти люди.

Вас с детства учили отважно сражаться с проблемами и преодолевать трудности? Стоит ли теперь удивляться, что буквально всё в вашем окружении пытаются навязать их вам и переложить на вас всю возможную ответственность?

Все ваши претензии к кому-то — это всегда лишь претензии к себе. Несогласие с кем-то — это несогласие с чем-то в себе. Мы постоянно требуем от своих близких изменить именно то, что не соглашаемся признать и принять в себе.

Попробуйте теперь осознать бессмысленность внешнего улучшения мира; попыток влиять на людей, перевоспитывая или поучая их; желания воздействовать на ситуацию с силовой позиции; всевозможных мероприятий по «спасению душ» своих ближних; стараний исправить своё финансовое положение, привлекая к нему внимание общественности или выколачивая из кого-то долг.

Это столь же бесполезное занятие, как любая попытка исправить свою тень, воздействуя на неё же.

Но увы, это как раз то, чему мы посвящаем всю свою жизнь, — мы постоянно пытаемся изменить своё окружение, откровенно на него воздействуя и уверяя при этом всех (а особенно себя), что мы так поступаем из самых благих побуждений и желаем лишь помочь. Причём, самое беззастенчивое насилие мы всегда применяем исключительно «в интересах самой жертвы».

Что происходит при этом? Вначале мы проецируем свои проблемы на другого, а затем самоотверженно бросаемся его «спасать». Вместо того чтобы помочь в первую очередь себе, мы безуспешно пытаемся «вынуть соринку из глаза ближнего своего», не замечая, что мешает нам это сделать «бревно в глазу собственном».

Таким образом, под видом помощи мы лишь навязываем окружению своё болезненное и действительно нуждающееся в реальной помощи состояние. Наше видение и ощущение другого человека — продукт исключительно нашего «творчества». «Другой» для нас — это всегда лишь то, что мы в нём видим, а увидеть в нём мы можем только то, что уже присутствует в нас. Иными словами, в «другом» — мы всегда видим лишь себя.

Кто-то очень точно сказал по этому поводу: «Мир нашего существования — это не то, что мы получили в наследство, а то, что мы с ним сделали». Или, можно добавить, — «то, как мы его увидели».

Вас ещё не смутила описанная перспектива? Хочется слегка приободрить вас. Возможность увидеть себя всегда и всюду, куда бы вы ни кинули взгляд, — это осознание своей Божественной сути. Это прерогатива Бога, а теперь вот и ваша. Ощущаете, насколько повысился ваш статус?

Этот мир существует благодаря вам. Прочувствуйте это ещё раз

Вспомните, сколько раз в жизни вы роптали: «За что мне это, Господи…»Ощущая якобы несправедливость происходящего, вы слали свои упрёки тому, кто всё это, как вы думали, создал. Посмотрите сейчас по сторонам. Вы ещё видите вокруг себя горе, несчастья, болезни?.. Может, беды у своих детей? Теперь это упрёк вам как Творцу, теперь эти слёзы на вашей совести, это напоминание о новом качестве вашей ответственности.

Ваше текущее состояние — это строительный материал для мира, вас окружающего. «Вы не будете наказаны за свою злобу, — говорил некогда Будда, — вы будете наказаны своей злобой». Вы позволили себе похандрить, обидеться, огорчиться — появились неприятности у ваших родных, близких, знакомых. Вы в депрессии, у вас нежелание жить — террористы расстреливают заложников. Вы в ярости — ребёнок опрокидывает на себя кипяток. Жестокие примеры? А вы, не будьте плохим Творцом,

У вас есть ключ к гармоничному Хозяйскому состоянию, из которого вы, буквально «на автомате», строите затем гармоничный прекрасный мир, у вас уже целая связка таких ключей. Пользуйтесь, пожалуйста, ими по назначению и не позволяйте им заржаветь, оставляя без дела в пыльных запасниках вашего невостребованного знания

В вас живёт Создатель… Всё дело в том, что вы с ним делаете…

Всем, казалось бы, знакомо такое понятие — Любовь. Теперь это слово приобретает для вас новый контекст, новые очертания.

Любовь — это ощущение Единства, Цельности. Вам не хватает Любви? Окружающий мир не даёт её вам?

Вспомните — этот мир вторичен. Он отражает ваши качества. Хотите получить Любовь? — сначала дайте её… Что это значит? Осознайте свою Цельность с этим миром, Единство с ним, восстановите эти разрушенные ощущения, это утерянное качество. И прежде всего через Любовь к себе. Через полное приятие себя таким, каким вы являетесь, каким вы создали себя Хозяйским распоряжением.

Вставшая перед вами проблема — это ваша законная часть. И проявляя к ней свою неприязнь или нелюбовь, вы тем самым показываете отсутствие любви к себе.

Так что никуда вам уже от себя не спрятаться в этом Мире, из вас же и состоящего

Мы не говорим в нашей школе о религии. Мы не делаем заумных экскурсов в эзотерические дебри многочисленных школ и не перегружаем вас научной подоплёкой наших, порой рискованных, заявлений. Но сейчас, на этом занятии мы подошли к ключевому звену, которое едино для всех существующих в мире направлений и путей познания как самого Мира, так и человека в нём. ПОЛНОЕ ЕДИНСТВО ЧЕЛОВЕКА И МИРА, абсолютная взаимозависимость одного от другого, полное приятие друг друга. Цельность и Целостность. Часть, равная Целому… Энергия, являющаяся одновременно материей… Богочеловек и «вочеловеченный» Бог. Религия, физика, философия, психология… В основе всех этих направлений человеческого познания лежит единый и непреложный закон — закон Цельности и Единства.

* * *

Нет никакого сомнения, что по мере освоения Хозяйского пространства ощущение единства с Миром, пока ещё только прорастающее у вас, будет становиться всё более устойчивым и привычным.

На данном этапе вам предлагается ещё одна техника, очень простая и очень эффективная, которая направлена на восстановление утраченной цельности с окружающим миром, с обстоятельствами, друг с другом. Условно назовём её «Я-кательной» техникой. Смысл её в том, чтобы, следуя по жизни и находясь в гуще её повседневности, непрерывно напоминать себе о том, что окружающий вас мир во всех своих проявлениях изначально целостен, а значит, един с вами.

Знание об этом, ощущение этой цельности неизбывно присутствует в вас, но, увы, основательно вами подзабыто в азарте кукольных игр.

Изрядно помогли вам в этой «амнезии» многочисленные доброхоты-воспитатели: «своя рубашка ближе к телу», «после нас хоть потоп», «кто не с нами, тот против нас». Но всё же знание это — Хозяйское, и одними лишь ментальными умничаниями заглушить его вряд ли удастся. Оно стучится к нам из нашего сердца, терпеливо ожидая своей востребованности. Помните? — «Зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь…».

Итак, предположим, например, что вы выглянули из своего окна, при этом вы говорите себе примерно следующее: «Это белоснежное облако — Я, это голубое небо — тоже Я, Я — дерево у дороги. Я — это окно. Я-бабочка, пролетевшая мимо. Я-одинокий прохожий…».

Вы говорите себе в течение дня: «Это я — стул, это я — таракан, это я — Вася, это я — звонок, это я — вкус лимона, это я — запах грозы, это я — Людмила Ивановна, это я-локон волос» и т. д. и т. п. До состояния достаточности.

При этом вы не просто проговариваете эти утверждения, а на короткое мгновение пытаетесь ощутить некую сопричастность с названным объектом, как бы «становясь им», ощущая его изнутри. Не беда, если сразу подобного «внутреннего прочувствования» не получится, просто «играйте» — продолжайте «Я-каться» со своим окружением, расширяя кукольные границы, и очень скоро все ваши затруднения исчезнут сами собой.

При качественно выполненной технике вы почувствуете, что возникшее после наступления достаточности состояние — уже не просто ментальное молчание, не просто внутреннее безмолвие, а действительно расширенное состояние сознания, наполненное готовым к реализации творческим Хозяйским потенциалом. Это уже не просто пустота, а некое «безмолвное гармоничное изобилие», ещё Не получившее своей проявленности и реализации, но безмерно к этому стремящееся.

У вас возникли неприятности с конкретным человеком? Напомните себе, откуда он появился в вашем пространстве, кто его создал, напомните об изначальном, но утерянном сейчас единстве с ним. Утерянном лишь в вашем сознании, в памяти, но ни в коем случае не в вашей Хозяйской основе. Скажите себе: «Это — Я», — глядя на него или его вспоминая. Представьте себе все его внешние черты, особенности поведения. «Это—Я», — говорите себе. В процессе акции расширения «Я» ваше неприятие неизбежно будет таять, поглощённое пробуждающимся в вас объединяющим Хозяйским началом. Это тотчас же найдётсвоё отражение в реальных событиях, в поведении этого человека.

«Проякаться» можно с болезненными состояниями, страхами, проблемными ситуациями и со всеми участниками этих ситуаций и событий. Возвращение утраченной цельности и возникающее Хозяйское состояние приводят к исчезновению конфронтации, боли, проблем.

А на смену этим состояниям постепенно приходит ощущение комфорта, радости, счастья. Прислушайтесь к слову «счастье», произнесите его несколько раз… Слышите? «Счастью…» — вместе с «чем-то», с «кем-то». Счастье — это когда «часть счастью», когда восстанавливается Цельность, когда приходит ощущение Единства.

Особый смысл «Я-кательная» техника обретает, если выполнять её не только для решения текущих проблем, но в течение всего дня, ориентируясь на поддержание непрерывного ощущения единства с Миром, с самим собой, с Хозяином. Как бы постоянно напоминая себе: «Я и этот мир — едины». Когда это ощущение заполнит не только ваш ментал, но каждую вашу клеточку, вы забудете не только все свои проблемы, но даже само значение этого слова.

ХОЗЯЙСКИЕ МЕТКИ.

Пребывая в качестве Хозяина — вы находитесь в неком «состоянии парения». Напомним — это особое понятие, подразумевающее, что ваш следование по жизни происходит без усилий, в режиме игры и постоянно на «зелёной волне».

Возможно, что долго сохранять это состояние вам пока не просто, но это не беда. Стабильность придёт со временем, с практикой, а пока, увы, внешние и внутренние обстоятельства будут ещё периодически «сбрасывать» вас в кукольное состояние.

Хорошо, если заметить это удаётся сразу. Гораздо чаще понимание этого происходит лишь после «влипания» в очередную проблему.

Между тем Мир, окружающий вас, предельно дружествен по отношению к вам. Он буквально «изо всех сил» сигнализирует: не то делаешь! не туда идёшь! ты из какого «нехозяйского материала» меня вылепил?!.

И буквально во всём своём окружении: в людях, событиях, обстоятельствах — вы находите подтверждение своему «нехозяйскому» состоянию.

Либо, напротив, всё подтверждает ваш Хозяйский статус, и тогда вы, даже не замечая этого, создаёте вокруг себя лишь гармонию, успех и порядок.

То, чем проявлено ваше Хозяйское творчество, то есть те элементы окружающего мира, которые привлекают ваше внимание, — называется Хозяйскими метками.

Эти метки, словно лакмусовая бумага, проявляют качество внутреннего строительного материала — вашего Хозяйского либо не очень состояния. Это своего рода «дорожные предупреждающие знаки», определяющие направление движения — к Хозяину или наоборот.

В этом механизме есть одна особенность, которой следует уделить более пристальное внимание.

Дело в том, что качество вашего внутреннего состояния, непосредственно отражаясь в нюансах Хозяйского распоряжения, в вашей Хозяйской команде, которой вы строите окружающий Мир, проявляется сразуво всём пространстве вашего существования — по всем четырём кругам.

То есть Хозяйская команда создаёт метки с одинаковым качеством и одновременно: в пространстве моей личности (1-й круг); в пространстве моей семьи, квартиры (2-й круг); в пространстве моих коллег, знакомых (3-й круг); в дальнем пространстве (4-й круг).

Это весьма существенный момент.

Пропустив по тем или иным причинам сигнал о своём «внутреннем неблагополучии» в виде некой метки на первом круге (возможно, физического самочувствия, эмоций), вы можете затем отследить его в виде предупреждающей метки на любом из оставшихся трёх кругов. И немедленно сгармонизировать себя, войдя в Хозяйское состояние любой из известных вам техник.

Самое главное в этом — быть предельно внимательным. Ничего случайного никогда не бывает, а в вашей жизни тем более. Все «случайности» — это сигналы. Это все мелкие камушки того камнепада, той лавины, которую вы можете остановить, разрядив её в зародыше.

«Может быть, весь этот мир задуман как божественная игра в прятки», — предположил когда-то Дипак Чопра. В таком случае, наша задача в этой игре — отыскать Бога, найти Хозяина в себе, следуя по его следам, по тем меткам, которыми он проявляет себя. Хозяин щедр на подсказки, надо лишь правильно в них разобраться.

Наше внимание может привлечь только то, что является для нас проблемой. Почему? Дело в том, что интерес, возникший к чему угодно, — это всегда оценка, это непременно функция ментала. Не случайно в христианстве существует такая несколько странная, но лишь на первый взгляд, посылка: «любопытство — это лазейка Дьявола». Это коварный приём ума для обретения власти над нашим поведением.

Ум непрерывно «вспоминает», «сравнивает» и «ставит цели», а затем, отталкиваясь от них, создаёт мотивацию нашим поступкам. В результате всё, что мы делаем, превращается в насилие над собой и в сражение с обстоятельствами.

Ведь вы уже знаете — там, где поставлена цель, игра заканчивается. Постановка любой цели — это уже создание проблемы.

Отследите — есть ли в вашей жизни то, что доставляет вам удовольствие, но о чём нет необходимости напряжённо думать, соприкасаясь с чем вы обходитесь без привычной суеты? Если есть, то это именно «то», что является для вас игрой.

Всё прочее — рационально и продуманно выстроенное, занимающее все ваши мысли и силы — лишь отражение ваших проблем и их непрерывный источник.

Хочется ещё раз подчеркнуть: не бывает меток плохих или хороших, только ваше отношение к тому, что вы увидели или ощутили, определяет степень их «положительного качества,», их «дружественность». Всё, что вы видите вокруг, лишь отражает вас и направляет, и поэтому вам остаётся только «малость» — освоенными способами и техниками «проработать» попавший в поле зрения фрагмент «своего негатива», или, если хотите, — «негатив своего фрагмента», скоторым вы ещё не восстановили целостность, не обрели согласия.

Быть счастливым очень просто, надо всего-навсего не проходить мимо многочисленных знаков Вселенной, буквально «усыпающих» весь ваш путь. Каждое несогласие, упрёк, любая обида или позыв к изменению чего-либо — всего лишь «маленькие пчелки», своим грозным жужжанием напоминающие вам о том, что нужно делать. Но оставшись незамеченными или «проигнорированными», они неизбежно объединятся в «смертоносный рой» нещадно жалящих вас проблем.

Вся работа с ярко выраженной и болезненной проблемой всегда сводится к элементарной, но планомерной работе со всеми возникающими негативными, «предупреждающими сигналами».

Достаточно часто зацепившая вас метка «с виду» не имеет прямой связи с беспокоящей проблемой. Пусть вас это не смущает — внутренняя связь в любом случае существует. А ваша задача, не соблазняясь проведением ментального анализа, просто «взять» свою реакцию на метку, свои ощущения по поводу неё — и их «проработать», превратив метку в «фоновую»;то есть уже ничем не привлекающую внимания, не «цепляющую» вас.

Однако имейте в виду: далеко не всегда «предупреждающая метка» — это что-то деструктивное или явно негативное. Зато абсолютно всегда — это то, что связывает наше внимание и стимулирует ментал. Это всегда то, что нарушает плавность и непрерывность нашего «парения», то, что «останавливает нас налёту» и к чему-то «привязывает».

Как правило, это впрямую связано с нашими эмоциями, поэтому когда вы чем-то восхищены, обрадованы или даже влюблены (!) — загляните в себя и отследите, что в вас присутствует в этот момент?

И пусть вас при этом не смущают стереотипы некоторых расхожих представлений, скажем, таких: «Любовь — это всегда прекрасно». Да, прекрасно, но только если это действительно любовь, если это ощущения, но когда вместо них одно лишь «многословие восхищенных мыслей», то это всегда ментал. Потому что можно или любить, или говорить о любви.

И тогда не пройдите мимо — это предупреждение Хозяина о ловушке, в которую вы уже «вляпались». Это в равной степени касается всего «положительного», что встретится на вашем пути. В вашем «движении по жизни» не должно быть привязок — ни к тому, что вы полагаете «хорошим», ни к тому, что «плохим».

Поэтому вам сейчас предлагается стать охотником на самого себя. Непрерывно отмечайте своё текущее состояние, направленность своих мыслей и настроений. Будьте предельно внимательны ко всем сигналам, приходящим к вам: сообщения по радио и телевидению; ваша реакция на конкретного человека; случайно услышанная фраза; уличная сценка — всё теперь для вас является «тестом-проверкой» на открытость Миру, на Хозяйское состояние.

Любой из техник постарайтесь пресечь появившуюся привязку к определённому состоянию, причём не имеет значения, «положительное» оноили «напротив». Эталон вашего отношения к жизни — согласие на участие в любой игре Хозяина, причёмбезоценочно и с полным приятием.

Идите по жизни с широко открытыми глазами и чутко реагируя на все сигналы, поступающие к вам. Возможно, что сейчас вы впервые вступаете в «живой Мир», Мир, наполненный бесконечной любовью к вам и непрерывно с вами «разговаривающий».

Услышьте в себе его голос, не пройдите мимо его «советов», но будьте предельно внимательны — это очень тихий голос. Ваш внутренний мир наполнен несмолкаемым шепотом — это шепот Хозяина.

Его голос — это ваши тончайшие ощущения. Хозяин всегда общается с вами через ваше тело. Это только ваш ум может лгать бесконечно, но тело не обманет вас никогда.

Именно через свои ощущения вы поймёте качество той или иной метки, именно они вам подскажут — состоялась ли Хозяйская работа, наступило ли согласие с меткой, случилось ли её приятие, трансформировалось ли её качество.

Проявите больше веры в свои способности, в свой природный талант быть счастливым. И начните наконец становиться таковыми.

ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ.

— Всю неделю «ловила себя» на внутреннее несогласие с тем, что я сама определяю отношение своего окружения к себе. И ведь что интересно — умом я всё понимаю. Но вот внутри протест какой-то… Постоянно мерзавцы какие-то, то в транспорте, то на работе пристают. Гляжу на них и думаю — ну неужели это я внутри такая? Не хотелось верить. Помог случай. Стояла на остановке с подругой. И вдруг на нас буквально наталкивается прохожий, молодой мужчина, на что-то он засмотрелся. Начал извиняться, шумно шутить, в общем, завязался странный какой-то разговор. Минут пять беседовали непонятно о чём. Мне он показался весьма неприятным человеком, развязным и даже похабным. А вот подруга, глядя ему вслед, чуть не промурчала, какой, мол, лапушка, такой предупредительный, вежливый. Я уже рот открыла возразить, но тут пожилая женщина, стоявшая рядом, вдруг говорит: «Какой несчастный молодой человек, у него, наверное, какое-то горе или он болен чем-то…».

И вот тут у меня внутри как сдвинулось что-то… Поняла, что вся эта ситуация и есть ответ на мои сомнения. Ведь всё налицо — один материал и три разных творца. И в итоге — три разные вселенные. Верно было сказано, чем наполнен кувшин был — творец, в смысле, — то из него и вылилось.

— Хороший пример. Хозяин часто создаёт подобные иллюстрации в ответ на внутренние вопросы. Это, кстати, ещё одно подтверждение вашей способности управлять событиями.

* * *

— В тот же вечер после занятия еду в маршрутке домой. В салоне возникает скандал — кто-то неправильно деньги посчитал. Оказывается, что это один из пассажиров — «вдрызг» пьяный. Он начинает выяснять отношения, орать, угрожать всем сразу — в общем, «весело», сами понимаете. У меня внутри естественное возмущение, вперемешку с праведным гневом, а особенно оттого, что многих вся эта ситуация, оказывается, и не задевает даже — сидят себе, посмеиваются, как на бесплатном представлении.

И тут я вспоминаю, что творец-то всему я. Ну, думаю, и состояние ж у меня внутри, если снаружи такое натворил. Беру образ этого состояния — гнилой банан, просмеиваю. Оживляю его, превращая в леденцовый дождь. Мысленно засыпаю им салон, а когда заканчиваю, оказывается, что мой «хозяйский индикатор» успокоился и уже мирно похрюкивает во сне.

* * *

— А я в похожей ситуации использовала «Я-кательную» технику. Пришлось мне в трамвае с большим ящиком ехать. Никто бы и внимания на него не обратил, так как людей не так чтобы уж особенно много было. Но именно об него споткнулась контролёр, пока деньги пересчитывала. То ли обидно ей стало, то ли до этого её уже кто-то обидел, да только прицепилась она ко мне, как клещ. И совести, оказывается, у меня нет, и провоз ящика оплачивать надо

А я слушаю её и про себя говорю: «Это я с билетами руках, кричу на себя же, это у меня бородавка на губе, да я и есть эта бородавка… это у меня очки с лопнувшим стеклом, это у меня передний зуб сломан…».

«Проякивалась» я с ней до следующей остановки. Зашли новые люди, а контролёр вместо того, чтобы билетами заниматься, вдруг принялась кричать на весь вагон, что здесь негабаритный ящик, тесно, поэтому всем готовиться к выходу на другие двери, а то хозяйке и так весь ящик уже «зафутболили». Я прямо опешила, ведь кроме неё никто об него и не запнулся ни разу.

А контролёрша стояла потом рядом со мной до конечной остановки. С билетами обежит всех и опять рядом — о своём житьё-бытьё рассказывает. А когда я выходила, ящик мой вытащить помогла и на «кравчучку» приладить.

* * *

— Последнее время, куда бы я ни пошла, чем бы ни занималась, на моём пути постоянно встречаются бомжи и запущенно больные люди. Это просто ужас какой-то! Я говорила об этом со своими знакомыми, но они только плечами пожимают да посмеиваются — это явно не их проблема. Будто со всего города кто-то собирает этот кошмар ходячий и равномерно так распределяет на пути моего следования — в транспорте, на улицах, в подъездах… Сама я чистюля, об этом все знают, дома пылинки не найдёте, здоровье — отменное. много лет уже полная вегетарианка, где же во мне эта короста гнилая, да одежда драная? Что-то здесь не то

— Скажите, а вы смогли бы махнуть рукой на порядок в доме и пару недель не убираться?

— Да вы что! Я и с мужем-то рассталась наполовину из-за того, что надоело чашки за ним мыть да пепельницы чистить

— А, скажем, в компании друзей съесть предложенный бутерброд с колбасой, зная, что ваш отказ обидит кого-нибудь?

— Я скорее умру с голоду. У меня ведь — система питания, я её сама столько лет разрабатывала.

— Понятно. На одном из ближайших занятий мы подробно будем говорить о единстве противоположностей, тогда ваш пример и используем в качестве иллюстрации. Пока скажем коротко: и болезненное состояние и, напротив, привязка к здоровью в равной степени привлекут в ваше пространство нездоровых людей, рассказы об эпидемиях, информацию о неизлечимых болезнях. Они суть одно — два конца одних и тех же качелей.

Вы привязались к чистоте, стали зависимы от неё? — ждите в событиях «грязи». В такой же мере её может привлечь и ваша нечистоплотность. Существует единое качество, и всегда будут две крайние формы его проявления. Не будьте ни к чему привязаны вообще — и будете иметь гармоничное окружение.

* * *

— «Проякивалась» без особых причин со всем окружением несколько дней подряд. Во-первых, выровнялся весь событийный ряд, всё настолько удачно и гармонично складывается, что даже боюсь сглазить, рассказывая об этом. А во-вторых, и это, наверное, главное, — совершенно удивительное состояние наступает в какой-то момент, становишься какой-то «бестелесной» и лёгкой, будто исчезая отдельно, и одновременно неправдоподобно большой, как облако, вмещающее в себя почти весь мир. Есть такое восточное понятие — «кайф», я, кажется, понимаю уже, что это… Состояние это с каждым разом усиливается, становится всё более глубоким и продолжительным

* * *

— Мне сегодня снились странные сны. Очень яркие и очень непонятные. Как вообще нужно относиться к сновидениям? Есть ли в них какой-то смысл?

— В рамках нашей школы к сновидениям предлагается относиться исключительно как к меткам, определяющим качество нашего внутреннего состояния. И не более того.

Факт появления яркого сновидения, скажем, кошмара, говорит лишь о присутствии в вашем подсознании некой негативной программы, записи. Это способ Хозяина предупредить вас об этом.

А вот степень вашей зависимости от этой программы определяется вашим отношением к сновидению. Если вы сразу хватаетесь за сонник, пугаетесь, бежите к гадалке — негативная программа продолжает успешно работать.

Но если вы просто смеётесь, соглашаясь через смех и с фактом кошмара в себе, и с наличием деструктивных программ, вызвавших его, то в этом случае вы сразу оказываетесь «неуловимыми» для разрушительной энергии этих проблем, а затем происходит и их неизбежная разрядка.

* * *

— Вы знаете, это, конечно, очень красивая схема взаимоотношений с Миром — «я его творец и только от меня зависит всёпроисходящее в нём». Пока масштабы жизненной ситуации невелики — семья, работа, — всё достаточно стройно и не вызывает возражений.

Но ведь вокруг нас постоянно происходят события глобальных масштабов, которые могут затронуть судьбы миллионов людей. Стихийные бедствия, например… Хотя нет, я прекрасно понимаю, каким будет ответ в таком случае — вы скажете, что, пока я в Хозяйском состоянии, меня это по каким-то причинам не коснётся, куда-нибудь уеду накануне или меня попросту спасут.

Давайте обострим ситуацию до предела, смоделируем её таким образом, чтобы она коснулась всех без исключения… Скажите, вы ничего не слышали о прогнозе на 2012 год?

— Я думаю, мне проще было бы сказать, чего я не слышал по поводу этой даты. Много шума… Очередной ожидающийся Апокалипсис. Официальная мотивация которого — практически мгновенная смена магнитных полюсов Земли.

— Предположим, что это правда. Что же будет в этом случае с людьми, которые «сами строят свою действительность»? Вот, например, с вами конкретно?

— Вы затронули тему, которую мне, честно говоря, не хотелось бы особо развивать, но, видимо, есть в этом необходимость. Давайте в таком случае детально разберёмся во всём.

Прежде всего, вы совершенно правы: в тех случаях, когда в кризисной, критической ситуации возможны варианты, — Хозяин всегда, подчёркиваю, всегда организует события самым благоприятным для вас образом. Конечно, если вы в такой момент о нём помните и его в себе ощущаете, я имею в виду Хозяйское состояние.

Но вы привели пример катастрофы космического масштаба, при которой в событиях задействуется всё население планеты безо всяких исключений. При которой выжить, оставаясь в прежнем человеческом качестве, невозможно. Действительно, что происходит в подобном случае с Хозяином? Являются ли такие события для него неожиданностью? Вряд ли. В Хозяйском пространстве никогда ничего случайного не происходит. И эти, на первый взгляд катастрофические, события выстроены Хозяином вполне осознанно и преследуют вполне определённую цель. Какую? Тема эта ёмкая, поэтому попробуем ответ выстроить в лаконичной, тезисной форме.

Мы в большей степени духовные существа, чем физические.

Поэтому следующий этап человеческой эволюции — духовный.

Никто в отдельности выдержать процесс перехода не сможет.

Это возможно лишь для всего человечества, либо для его значительной части, которая своей общей численностью сможет создать некую критическую массу сознания, обязательную для осуществления своего рода квантового скачка и полного изменения энергопотенциала человека.

В сложившихся условиях плавный, постепенный переход в новое качество невозможен.

Степень готовности для квантового перехода на новый уровень определяется мировоззренческой позицией и возможностью глубокого приятия новых принципов взаимоотношений Человека и Вселенной.

Основной принцип нового витка Эволюции духовной — принцип Цельности и Единства, принцип полной открытости Миру.

Основной завет нового времени: «Возлюби Бога в ближнем своём».

Эти условия духовной готовности Человечества совпадают с принципами нашей школы. Мы к этому не стремились. Нами это было осознано позже.

Смех — ключ к духовному оздоровлению человека, к превращению его в «открытую систему». Подробнее об этом — на одном из предстоящих занятий.

Что ожидается в 2012 году, если обещанные события будут иметь место?

Речь идёт о резком, буквально точечном «впрыскивании» в человеческое психополе импульса энергии очень высокой частоты.

У людей, внутренне готовых к этому и объединённых общим мировоззрением, общим сознанием, сориентированных на Единство и Цельность, на полную открытость Миру, произойдёт некий квантовый скачок, то есть очень резкий переход на иной энергоуровень существования, как у электрона, поменявшего свою орбиту.

Не готовая к подобному переходу часть Человечества будет отброшена в своём развитии далеко назад, уравняв таким образом ментальную составляющую своего сознания с составляющей духовной. Через очень многое им придётся пройти заново.

Вот и всё. А теперь сами попробуйте ответить себе: насколько от вас, Творцов, зависят предстоящие события.

То есть речь идёт скорее не о глобальной катастрофе, от которой надо спасаться Хозяйским состоянием, а о глобальной трансформации, в которой Хозяин охотно примет участие.

Хочу особо подчеркнуть — нас не особо беспокоит то, что обещают на 2012 год, мы не собираемся исследовать правдивость этой информации. Это никак не может повлиять на то, чем мы занимаемся, а мы — просто живём, продолжая игру Хозяина, живём полностью открытыми любым событиям, любому будущему.

А если при этом нам удалось помочь кому-то найти свой путь в рамках предложенных игр — ну, это дело исключительно Хозяйское, и приписывать себе роль спасителей мы не станем.

Мы не преследуем целей — готовить акцию спасения и «кадры для нового человечества». Наш принцип — жить в настоящем, жить в радости с ощущением себя Хозяином. Но мы готовы к любой форме игры Хозяина, нисколько не страшась её возможной необычности.

К тому же давайте будем объективными — за всю историю Человечества ни одно предсказание глобального масштаба так и не исполнилось. А было их — не счесть сколько. Какой же смысл в них — появляющихся с удивительным постоянством в сложные переходные периоды?

Дело в том, что человек (равно как и всё Человечество) по своей природе весьма инертен (а попросту — ленив) и ему просто необходимы подобные стимулы-провокации для качественных внутренних подвижек. Скорее всего, что и в данном случае речь идёт о такой крупномасштабной мистификации.

Интерес для нас здесь может представлять лишь вот какой весьма неожиданный аспект этой темы. а кем же конкретно была инспирирована эта акция, равно, впрочем, как и другие аналогичные? Каким силам «по зубам» подобные масштабы таких «розыгрышей»?Неужто это всё же «.пришельцы и НЛО»? Или это и есть пресловутые «знамения Господни»?

Давайте вспомним основной лейтмотив нашего разговора: мы — Творцы и всё своё окружение, весь свой мир строим «из себя». Так кто же может подавать нам сигналы «из внешнего Мира»?Будем всё же до конца последовательными — только мы сами.

Два уровня нашего сознания, а в данном случае — Сознания Человечества, пытаются «достучаться» друг до друга, стараются быть «понятыми» и принятыми друг другом. Они стремятся обрести целостность и изо всех сил сигнализируют о необходимости проведения определённой работы для этого. Причём эти взаимные манифестации, поддержанные всей их Хозяйской мощью, проявляются уже на планетном уровне.

Не случайно Густав Юнг некогда предположил, что НЛО (а соответственно, и всё связанное с ними, в том числе и та «контактерская», «ченнелинговая» информация, о которой идёт речь) — это всего лишь послания правого полушария левому.

О чём могут быть эти послания? Что стоит за «этими предсказаниями-провокациями», за несостоявшимися «концами Света» и «Судными днями»?Об этом вы подумайте всё же сами, вам это теперь вполне по силам.

А оттолкнуться в своих размышлениях можете от той универсальной схемы, которая уже без сомнения пустила ростки в вашем сознании: внешний Мир, как бы грандиозен он ни был, — это всего лишь проекция вашего сознания. Хотя в равной степени всегда справедливо и обратное.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

1. Во всех своих повседневных делах, во всех взаимоотношениях с Миром постарайтесь сохранить, упрочить и сделать привычным ваш новый статус осознавших себя Творцов, Хозяев как своего внешнего, так и внутреннего пространства.

Всё больше привыкайте к ощущению того, что вы являетесь и первопричиной всего происходящего, и его движущей силой, в ведомстве которой — менять, «оздоравливать» и творчески развивать все события вашего пространства. На любом из четырёх кругов.

2. Введите «Я-кательную» технику в свою повседневную практику. Используйте её для восстановления утраченной цельности с Миром во всех его проявлениях.

Убедитесь, насколько эффективна она для решения социумных проблем и конфликтов.

Попробуйте «проякаться» со своими болезнями, страхами, внутренними зажимам и, невзирая на то что у вас уже есть инструменты для подобной работы. Очень возможно, что именно «Я-кательная» техника, окажется в чём-то ближе и понятнее вам.

Практикуйте её в течение дня, по возможности непрерывно, «реанимируя» в себе память об утраченном некогда Единстве со в<сем сущим. Позвольте заново «прорасти» в вас этому бесконечно приятному ощущению «растворённости» во всём.

3. Внимательно отслеживайте все «предупреждающие» сигналы-метки по всем четырём кругам Хозяйского пространства. В случае обнаружения сигнала о вашем проявившемся неблагополучии — немедленно начинайте Хозяйские мероприятия по гармонизации внутреннего пространства.

4. Вы уже почувствовали «небесполезность» полученных вами знаний и состояний? Не будьте жадиной и эгоистом — найдите себе ученика (учеников) и помогите им тоже стать на путь освобождения своего внутреннего Хозяина. Возможно, дороги ваших Хозяйских исканий будут параллельны друг другу. Используйте принцип «Обучая — обучаюсь».

ШЕСТОЕ ЗАНЯТИЕ (дополнительное). РАСШИРЕНИЕ ЗОНЫ КОМФОРТА. ФИНАНСОВОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ И ИЗОБИЛИЕ.

Человечество ущербно прежде всего тем, что каждому известно слово «невозможно».

Наполеон Хилл.

К Просветлённому, постигшему Истину, пришёл ученик.

— Учитель, — сказал он, — я хочу следовать за тобой. Я хочу идти по пути духовных постижений.

— Расскажи о себе, — ответил Просветлённый, — ты хочешь стать на путь, уводящий из Мира. Но чего ты достиг в нём? Есть у тебя работа, квартира, семья?

— Нет, учитель.

— Значит, не путь ищешь ты, а бегство. Возвращайся в Мир и научись жить в нём. Потом приходи, — был ответ.

Современная притча от Игоря Калинаускаса.

Человек живёт в странном и удивительном мире — будучи его продолжением и законным детищем, он, по сути, этим же миром и является, отражая в себе все его качества и особенности.

С позиций современных воззрений на структуру Вселенной её можно представить как многомерную голограмму, повторяющую себя в каждом своём звене, каждой частице, одной из которых является человек.

В эзотерических источниках как ортодоксальных религий, так и прочих оккультных учений, профилирует та же идея, та же мысль: «Человек создан по образу и подобию Божьему».

Причём речь идёт не только и скорее даже не столько о сходстве внешнем, сколько о сходстве внутреннем, о единой природной основе. Человек — это «Со-Творец». Это спящий Бог. Беда которого в том, что он в большинстве своём умирает, так и не сумев осознать свою божественную суть, не сумев проснуться. Не обретя утерянного рая и счастья в нём.

«В каждом человеке есть Солнце, — говорил Сократ, — только дайте ему светить». «В каждом из нас спит гений, — добавим мы, — но с каждым днём всё крепче». Мы просто многое забыли о себе, забыли о том, что мы с вами не есть человеческие существа с духовным опытом. Мы — духовные существа с человеческим опытом. И это принципиально.

Два основных качества определяют божественную природу человека: умение творить и изначальное совершенство.

Насчёт первого можно было бы сказать: даже не умение, а обречённость творить. Этот механизм заложен и непрерывно реализуется в каждом человеке — от просветлённого до последнего нищего.

Но вот второе качество, качество совершенства… оно оказалось погребенным под грудой мирских, ущербных установок. И человек творит, выстраивает окружающий его мир не из совершенного материала, соответствующего его природе, а из суррогата социумных установок и истин, удивляясь потом кажущейся «несправедливости» происходящего с ним.

«Мы все рождаемся мокрые, голые и голодные, — говорит такой человек уныло, — и это только начало…»Но в слепоте собственной обречённости он почему-то не замечает, что хоть, действительно, «многих преследуют неудачи, но далеко не всех они могут догнать». В чём же здесь дело?

Мы живём в этой Вселенной, а она живёт в нас — и это неразделимо. Человек — это микрокосм, это творец, не осознающий своего могущества, не знающий порой элементарных правил функционирования в этом мире — мире, сотканном из энергии, управляемом энергией и генерирующем энергию, воспринимаемую им как предметно-пространственное окружение.

В свете этого достаточно посмотреть лишь под несколько иным, отличным от привычного углом зрения на суетную кошмарность человеческого бытия, чтобы увидеть очень простые, стройные и красивые пути, ведущие его к гармоничному и творческому существованию, к счастью.

Но изначально обладая всем изобилием Вселенной, человек, верный вложенному в него «знанию», не хочет себе в этом признаться и не может поверить в свою способность быть счастливым:

«Шёл человек поздним вечером по улице. И вдруг видит — в траве под деревом что-то светится. Он подошёл поближе, наклонился — лежит перед ним шарик, вида странного и весь будто горит изнутри, огнями яркими переливается. Взял он его в руку, удивился вслух:

— Экое диво… Это что же такое?

И вдруг побежала вдоль шарика строка бегущая, светящаяся:

— Я — волшебный шарик, — прочитал человек, — исполняю любое желание. Загадывай.

Изумился прохожий, с трудом счастью своему веря.

— Что бы такое загадать, — подумал, — чтоб не ошибиться, не прогадать

— Придумал! — наконец сказал он. — Хочу быть самым счастливым человеком на Земле!

Заискрился шарик, засверкал весь. Потух на мгновенье, а когда вновь загорелся, побежала по нему такая строка:

— Ты — самый счастливый человек на Земле! Обрадовался человек очень, но затем к себе прислушался… Постоял так немного и наконец хмыкнул недоверчиво:

— А почему же я этого не чувствую?

— Потому что ты — дурак… — прочёл он в ответ».

«Счастье, — говорит вдогонку этой сказочке Бернард Шоу, — это очки на носу у старухи, которые она ищет». Нам нет необходимости суетиться в поисках того, чем мы уже обладаем.

Оказывается, для того, чтобы быть счастливым, чтобы иметь изобилие и процветание, требуется не больше сил, чем для того, чтобы смириться с нищетой и бедностью. Вы в состоянии достичь всего, что вы в состоянии представить. Для человека нет никаких препятствий, кроме тех, которые он создаёт сам, причём вначале в своём воображении.

Первым шагом на пути к изобилию будет переход к новой — пространственно-энергетической картине мира, в которой человек — всего лишь одна из энергетических составляющих этого мира, единая с ним.

Что же при такой картине мира «вещь»? Это сгущенное пространство, «сжатая», остановленная и зафиксированная энергия. Это результат давления сознания, материализующего вещь путём концентрации внимания на ней. Уберите силы сцепления, давления, ослабьте своё внимание — и она рассыплется, превратившись в электронное облако или волновой импульс.

Наше сознание, в свою очередь, — это тоже результат давления, давления социумного знания. Мы в социумном пространстве так же пребываем в качестве чего-то ограниченного, то есть в качестве объектов, сформированных за счёт навязанного нам знания о себе. Человек — это «сделанное», кукольное создание. Об этом мы более подробно поговорим чуть ниже, разбирая понятие «зоны комфорта».

Нет ни малейшей разницы, за исключением только внешней плотности и частоты вибраций, между пространством, которое мы наблюдаем вокруг себя своими физическими глазами, и пространством и формами, которые мы видим, закрыв глаза и воспринимая мысленный образ. И то и другое равно является энергией и повинуется одним законам.

«Мы созданы из вещества того же, что наши сны», — говорит очень выразительно о том же Шекспир.

В своих снах и в своём воображении мы можем всё, и ни у одного нормального человека не возникает сомнений в своих возможностях и способностях по этому поводу.

Как часто мы терпим поражение в придуманном нами мире, в наших мечтах? Никогда! Потому что мы знаем, что там всё возможно, ведь это всего лишь мечта. А вот в реальном мире… Сомнения начинают одолевать нас сразу, стоит нам пробудиться. Здесь мы тоже чётко знаем, что можем, а о чём не стоит даже мечтать. Знание. Наши мысли по поводу чего-либо… Наши мысли — и наше счастье, даже на уровне интуиции мы догадываемся о существующей связи.

Счастье — зона потенциального существования человека. Каждый человек счастлив ровно настолько, насколько он позволяет себе верить в то, что он достоин счастья. Если человек больше не может представлять счастье как часть своего будущего, он мертв. Даже если окружающие этого не замечают. Он попадает в серьёзную беду только тогда, когда сам решает, что не в состоянии с ней справиться. Если человек признает, что он бессилен перед силами судьбы и обстоятельств, он становится рабом этих обстоятельств, а по сути — делает первый шаг по дороге, ведущей к смерти.

Мысль как форма энергии, зародившись в нас, никуда не исчезает. Действует Закон Сохранения Энергии. Любая мысль, посланная во внешний мир, формирует определённые события в нашей жизни.

«Следи за своими мыслями, — предостерегает нас восточная мудрость,—ибо они становятся словами, следи за своими словами, ибо они становятся поступками, следи за своими поступками, ибо они определяют привычки, следи за привычками, именно они становятся характером, а характер формирует всю твою Жизнь!».

Насколько конструктивны, организованны и упорядоченны ваши мысли, настолько вы достигаете успеха в жизни. Но справедливо и обратное — «Никакое здоровье не выдержит, если на него постоянно жаловаться».

Если мысли движутся в одном направлении, они, как направленный сгусток энергии, могут воздействовать на всё происходящее в этом мире.

Подобное притягивает к себе подобное — это общий принцип для всех процессов и явлений, происходящих в нашем мире. Энергию, излучаемую нами, принимают только те, кто настроен на ту же волну. В результате мы притягиваем к себе тех людей и обстоятельства, которые соответствуют излучаемым нами сигналам.

Поэтому недостаток денег — лишь иллюзия. Но концентрируясь на нехватке денег, мы действительно создаём её, так как сопротивляемся естественному потоку изобилия в нашей жизни. А поскольку энергия материализуется посредством мысли, то всё, о чём мы думаем, увеличивается. Думая об изобилии, которое у нас уже есть, мы увеличиваем его. И наоборот, зациклившись на своём бедственном положении, многократно прокручивая его в воображении, насыщая эти сюжеты высокой эмоциональной окраской, мы, естественно, усугубляем свои беды, привлекая и вводя в своё существование модели, аналогичные воображаемым.

Как мы мыслим обычно, думая о финансах? «Деньги то начинают кончаться, то кончают начинаться», — говорим мы, то есть — «куда ни кинь, всюду клин». Тем самым в наших мыслях, в наших настроениях мы создаём непрерывное присутствие некоего дефицита. Мы формируем в своём ментале «присутствие наличия отсутствия». И именно^то обретаем в результате.

А если не давать своему разуму возможности верить в то, что у вас чего-то нет для достижения поставленной уели? Если заставить его верить в успех?

Инструменты для этого у вас уже есть: технология «Внутреннего смеха» прекрасно нейтрализует ментал, содержащий в себе деструктивные мысли и негативный опыт; «Я-кательная техника» наполнит ощущением «уже присутствия» в вас изобилия внешнего мира; работа с образами позволит любое деструктивное состояние превратить в его противоположность.

Это поможет вам сформировать привычку восприятия и использования только положительных эмоций! Постепенно они будут хозяйничать в сознании так полновластно, что у отрицательных настроений не будет никакого шанса проникнуть в него.

И ещё раз обратите внимание: когда вы концентрируетесь на неудачах, вы притягиваете неудачи; когда вы концентрируетесь на успехе, вы притягиваете успех. Страх перед чем-либо, пусть даже тщательно подавляемый, лишь ускорит неприятность и даже усилит её.

Бедность — это не та болезнь, которая излечивается при помощи денег! Избавиться от нищеты физической невозможно, не избавившись от нищеты ментальной.

Поэтому основная причина всех наших неурядиц и проблем, всего внешнего дефицита жизненного изобилия заключается в выработанной в нас годами привычке к дефициту нашего мышления.

Дефицитность мышления, то есть внутренняя ориентация на нехватку, на отсутствие чего-то, и будет основным лейтмотивом нашего дальнейшего исследования, направленного на изучение причин возникновения этого качества и поиск путей выхода из него.

В рамках нашей школы мы ещё более актуализировали описанную выше схему. Оказывается, мы не просто «притягиваем» тех или иных людей и те или иные обстоятельства, но — сами создаём их в нашей жизни в соответствии с качеством нашего внутреннего состояния, то есть «строительного материала». Конечный результат вроде бы тот же, но — несравненно большая ответственность за направленность и конструктивность наших мыслей и эмоциональных состояний, так как от этого теперь зависим не только мы, но и наше окружение. Всё то, что мы называем обстоятельствами.

Обстоятельства тот самый послушный козел отпущения, на которого мы сваливаем вину за все свои неудачи, — они, оказывается, не влияют на нас и нас не создают. Обстоятельства нас раскрывают, они рассказывают нам о нас же, о нюансах нашего состояния, не замеченных нами. Вы выстроили свой мир? Ну что ж, всмотритесь теперь в него, вы и есть то, что вас окружает, качество этого мира отражает ваше качество.

Марком Твеном некогда было сказано: «Ничто так не нуждается в исправлении, как чужие ошибки».

Но, увы, мы просто не в состоянии увидеть вокруг себя ничего, кроме того, что уже присутствует в нас. Поэтому если вам всё ещё хочется дать кому-то совет — дайте его лучше себе. Делайте это регулярно — и вы будете изумлены тем, насколько изменится ваша жизнь.

Ошибки, которые мы не можем простить кому-то, — это всегда наши ошибки. Суждения о ком-то хороши лишь тем, что они честно рассказывают нам о нас самих. А весь наш страх и беззащитность перед Миром — это всего лишь содрогание при виде себя. Вспомните замечательную сказку о Крошке Еноте: в ответ на палку в своих руках вы всегда увидите палку, но в ответ на улыбку — обязательно увидите улыбку.

Итак, когда вы судите кого-то, когда недовольны обстоятельствами или ощущаете нелюбовь к себе — вы из качества своего состояния одновременно создаёте мир своей же повседневности. И тогда не стоит удивляться, если в таком мире вас «почему-то» начинают осуждать друзья, вами «отчего-то» очень недовольны на работе или с вами по «непонятной причине» расстаётся любимый человек.

Вы строите этот мир из того, чем наполнены сами. «Из сосуда льётся только то, чем он наполнен». Качество, степень «дефицитности» ваших мыслей определяет качество вашего окружения.

Поэтому вы — то, о чём думаете на протяжении дня. Сделайте табличку и повесьте на видном месте: Обстоятельства — это я.

Не пытайтесь что-то исправить вокруг себя. Это бесполезно. Напомним: пытаться воздействовать на обстоятельства, внешние факторы, — это то же, что пытаться изменить свою тень, воздействуя на неё. Что-то не нравится снаружи — ищите причину в себе. «На зеркало нечего пенять, если…» Закончите сами.

Но так же не стоит пытаться что-то исправлять и в себе. Вы изначально Божественны, вы гармоничны с самой Вселенной, так кого — Бога или Вселенную вы хотите «подправить»? Ваше отношение к себе и определяет ваше «истинное качество». Необходимые внутренние изменения произойдут как бы сами собой после вашего полного приятия себя.

Избавившись от привычки роптать по поводу обстоятельств, винить во всём судьбу, вы сделаете первый весомый шаг на пути к успеху и изобилию. Вместо того чтобы концентрировать внимание на проблемах (и их же притягивать в конечном счёте), вы начнёте видеть их решение. Повторимся — от вас для начала требуется малости согласиться со всем происходящим, а это значит — избавиться от привычки жаловаться и рассказывать о своих проблемах (в том числе и самому себе}, то есть поддерживать внутреннюю ориентацию на всё ту же «дефицитность». Как только у вас возникнет подобный соблазн — включите «Внутренний смех»…

Никогда не забывайте: первична ваша жизненная позиция, ваш внутренний настрой, а успех — это результат, итог вашего отношения к себе и к жизни. Благополучие всегда следует за своей моделью, сотворённой вами в сознании.

Принимая себя, соглашаясь со своим окружением, с обстоятельствами, мы перестаём бороться, мы не тратим больше ненужных усилий на избавление от чего-то негативного. В том числе и от проблем. Как правило, мы считаем, что проблем быть не должно, и наши силы уходят на то, чтобы избавиться от них, а это не приносит результата — мы лишь создаём проблемы по поводу проблем.

Вы никогда не замечали, что чем серьёзней вы относитесь к своим ошибкам, тем чаще их допускаете? И чем больше внимания уделяете проблемам, тем больше их создаёте? Избыток внимания к ним пресекает возможность найти выход, так как «накачивает», подзаряжает проблемы дополнительной энергией и подтверждает ориентацию на «внутренний дефицит».

Между тем в любой ошибке заложен потенциал для роста, так же как в каждой проблеме изначально заложено её решение.

Примите сложившуюся ситуацию, согласитесь с ней и… улыбнитесь, рассмейтесь, вначале внутри себя, а затем позвольте сделать это вслух. Вы изумитесь тому, как легко и просто отыщется решение.

Проблема или вопрос — это такое состояние, которое не нравится, но продолжает существовать. Пытаясь решить проблему, избавиться от неё, мы тратим силы на создание плана, схемы её разрешения и непрерывно прокручиваем мысленно различные варианты. Но такой путь неэффективен, так как энергия уходит не на само действие, а на создание плана по поводу действия.

Приняв, кстати, для себя такой план, родившийся «от ума», мы тем самым закрываем прочие возможные варианты решения, среди которых, не исключено, тот самый «единственно верный».

В нас существует бесчисленное множество готовых схем, моделей, алгоритмов решения задач. Но все они — продукт чужого опыта, и любая попытка опереться на них будет выглядеть в лучшем случае анекдотично: «Ты какое лекарство прописал этому больному?» — «Сильное слабительное». — «Но ведь у него кашель!» — «Правильно, вот теперь пусть только попробует кашлянуть!».

Мы часто пытаемся обмануть себя — создавая суету по поводу решения проблемы, мы, в действительности, стремимся её сохранить, предлагая лишь видимость настоящего решения. Верно было подмечено Паскалем: «Мы ищем не вещи, а поиск вещей». Чуть ниже, разбирая понятие «зона комфорта», мы объясним, почему так происходит. А пока повторим уже сказанное кем-то: «Никогда не ставьте перед собой задачи — они только мешают идти».

Правильнее будет просто определить для себя, в чём именно заключается вопрос, чем именно проявилась проблема, и, зафиксировав намерение найти решение, «отпустить» все напряжение по этому поводу, предварительно сняв с него «эмоциональную упаковку» внутренним смехом.

Решение в таком, случае придёт само, как бы случайно, с любого внешнего круга или изнутри, так как видение возможностей уже не будет ограничено придуманными вариантами и энергия для действия не растрачена впустую.

Действительно ли это так? Любая ли проблема имеет решение? А как же, ведь «даже если вас съели, у вас всегда есть два выхода». А если серьёзно, то «Бог ни перед кем непосильных задач не ставит».

Вспомните — вы Со-Творец, и мир, в котором живёте, вы создали сами. А мир этот целен, но дуален, то есть — двойствен и состоит из противоположностей: света и тьмы, мужского начала и женского. плюса и минуса и т. д. Значит, вы просто не сможете создать проблему, уже не имея внутри себя её решения. Скажем даже так: причиной любой проблемы является её решение.

Но вы не видите этого решения, поскольку находитесь в ловушке собственных эмоций и переживаний. То есть практически всегда вы имеете дело лишь с вашей реакцией на проблему, а не с самой проблемой.

Это некий заряд, это плотная аура из негативных ощущений, вновь сориентированных на «дефицитность», как бы окутавшая вполне решаемую задачу и превратившая её в огромную проблему.

Что делать? Мы уже говорили об этом — смехом разряжаем «грозный» эмоциональный заряд проблемы и превращаем её в рядовую задачу.

* * *

Самая грандиозная иллюзия, передаваемая из поколения в поколение, — это то, что человек якобы знает сам себя. Давайте на секундочку задумаемся: откуда каждому из нас известно, что Я вот такой, а не другой какой-нибудь? Представление об этом создавалось в основном социумом и практически без нашего в этом участия.

Описание самого себя формируется постепенно, в процессе родительского и школьного обучения, социального общения, и потом очень многие люди отстаивают его до истерик и агрессии, будучи совершенно убеждёнными в том, что именно это описание единственно верное. Они повсеместно и «целеустремлённо» находят и создают ситуации, которые подтверждают их исключительно «такими». И всячески устраняются и не принимают тех ситуаций, которые угрожают их знанию о самих себе. Так каждым из нас постепенно формируется вокруг себя некая «некомфортная зона комфорта» — искусственное пространство существования, границы которого определены нашим «знанием» о себе и о том, «как жить надо».

Такое «знание», являющееся лишь совокупностью чужих программ и установок, не отражает истинного «Я» человека и поэтому не создаёт возможности для реализации внутреннего потенциала.

Мы строим
Такие маленькие домики,
Что с трудом
Вмещаемся сами.
И нельзя уже
Впустить туда Мир —
Дом развалится.
И стоит
На краю пропасти
Без окон, без дверей
Полна горница
Одиночества.
«
Сознание
»

Какая бы внешне конструктивная мотивация ни была заложена в основание таких убеждений — это всегда негативное, в силу своей искусственности и ограниченности, программирование. Каждый из нас пишет вроде бы свой собственный сценарий жизни, не замечая того, что пишет он его под чью-то диктовку или даже — списывая с услужливо открытых чужих черновиков чужого сценария чужой трагедии. Создавая тем самым не просто набор поступков, но целую систему, способ существовать и мыслить негативно.

И тогда мы говорим, недоверчиво прислушиваясь к себе: «В моей жизни, конечно, есть смысл, но какой-то чужой… даже чувство собственного достоинства у меня — и то чужое…».

Оказавшись во внешнем мире и лишившись материнской защиты, мы начинаем создавать свою личную, субъективную, специфическую оболочку — зону безопасности, зону комфорта, обусловленную не столько пределами наших возможностей, сколько навязанными нам представлениями об этих пределах.

То есть «зона комфорта» — это совокупность наших привычных установок, стереотипов поведения, ментальных схем, в пределах которых нам «всё известно», «предсказуемо», «комфортно» — так как изолировано всё непредсказуемое, новое.

Но давайте всё же будем честны до конца, а это значит, что наша «зона комфорта» — это всегда совокупность исключительно чужих точек зрения. Это изначально ущербная модель мира, в которой вы будете неизменно в проигрыше, в которой «что с человеком ни делай, а он упорно ползёт на кладбище».

«Зона комфорта» облегает нас как защитная оболочка. Любое желание, выводящее нас за её пределы, неизбежно вызовет физиологический и психологический стресс, и вы сделаете всё, чтобы вернуться на «обжитую территорию», пусть с несвежим, спёртым воздухом и заплаканной подушкой, но такую знакомую.

Теперь становится понятно, почему в «зоне комфорта» действительно «не бывает безвыходных ситуаций, а бывают лишь ситуации, выход их которых нас не устраивает».

Пока вы остаетесь в пределах такой «зоны», вы остаетесь в рамках замкнутой системы. А согласно Второму закону термодинамики, в любой закрытой системе непрерывно увеличивается энтропия, то есть деструктивные изменения вплоть до полной остановки всех жизненных процессов. Многие познали на себе действие этого закона, благополучно доведя своё существование в таких тесных и «безопасных» рамках до полного ада.

Самое обидное и ужасное, что для самого человека подоплёка всего происходящего с ним остаётся совершенно сокрытой от осознания. Он лишь ощущает непрерывно возрастающее давление обстоятельств на себя и всё больше задыхается от ощущения безысходности. Честно пытаясь что-то предпринимать вначале, он в конце концов безнадёжно машет рукой: «Опять мы пошли своим путём, но всё к той же матери».

Тяжело всё же вот так — «умирать всю оставшуюся жизнь», поэтому, чтобы нейтрализовать действие негативного программирования, которому вас подвергли в процессе «обучения»,необходимо как можно чаще совершать на своём пути поступки, неадекватные программам «зоны комфорта». Так, постепенно преодолевая запрограммированные ограничения, вы сможете создать новую реальность и стать человеком с неограниченными возможностями.

Это серьёзная задача. Наше подсознание попытается удержать нас в рамках предписанной роли, дабы предотвратить тревоги, огорчения, страх поражения (с его точки зрения), и тем самым не подпускает нас к желаемой цели. Для очень и очень многих из нас неудачи привычны и комфортны. Годами мы их терпим, ждём их, стремимся к ним. Потому, что они нам знакомы. Они — наша ЗОНА. В некоторых случаях именно боязнь успеха или боязнь перемен вынуждает подсознание сделать всё от него зависящее, чтобы преградить нам путь к цели. И тогда наша жизнь часто превращается в печальный анекдот: «Мыши плакали и кололись, но упорно продолжали жрать кактус».

Когда вы меняетесь, собираетесь изменить стиль своего поведения, качество своей жизни, ваша зона комфорта чувствует себя под угрозой и желает предотвратить её. Возникают защитные мотивы: не хочу, это вредно, этого не может быть и т. п. Если вы всё же проявляете настойчивость, то можете «случайно» порезать палец, простудиться, сломать ногу, попасть в аварию и т. п.

Более того — иногда вы вполне реально готовы себя изничтожить, лишь бы не нарушить ложные границы «безопасной зоны», лишь бы были соблюдены все её правила и предписания. Даже те, которые выглядят откровенно нелепо: «Я должен быть несчастным, чтобы ощутить себя счастливым». И тогда: «Шёл ёжик по лесу, увидел горящий танк, влез в него — и погиб как герой».

То есть программы «зоны комфорта» далеко не всегда ставят перед нами «барьеры-запреты», напротив, часто они провоцируют нас на поступки, абсолютно нам не нужные, но предписанные нам и поэтому совершенно «обязательные» для исполнения: «Девушка, с вами можно познакомиться?» — «Нет!» — «Слава Богу!».

Если же реализация программы не была остановлена столь решительно, то «мужчина ещё долго будет гоняться за женщиной, до тех пор, пока она его всё же не поймает». И лишь потом, разглядев её поближе, он, возможно, поймёт, что «любовь — это всегда торжество воображения над интеллектом». И, окрылённый своим «открытием», став гораздо «мудрее» и опытнее, он тут же принимается «гоняться за другой женщиной», подтверждая тем самым незыблемый закон «зоны»: «человеку свойственно исправлять одни ошибки на другие».

А вот женщина — та, конечно, ведёт себя совершенно по-другому. Она ни за кем не гоняется. Она просто и бесхитростно «любит до смерти одного мужчину». А затем столь же бесхитростно «любит до смерти другого мужчину».

Впрочем, мы ведь не о женщинах — мы о нашем автоматизме, совершенно нами не замечаемом.

Итак, любая болезнь — это проявившее себя состояние, подходящее близко к границам зоны комфорта или выходящее за них.

Быть больным — это прекрасная возможность снять с себя ответственность: «Я этого сделать не могу, так как болен». То есть раны и болезни оказываются нужны нам, они подтверждают и сохраняют привычную нам зону комфорта на физическом плане.

На уровне сенсорики, ощущений и эмоций зона комфорта может защитить себя тревогой или страхом. Иногда беспричинным, а иногда привязанным к ложной ментальной модели.

Страх перед новым приводит зачастую к тому, что человек внутренне проигрывает всю ситуацию и успокаивается, но поступка как такового не совершает.

Но ведь страх — это энергия успеха, неправильно нами воспринятая. Каждый раз, когда мы оказываемся перед препятствием, мы чувствуем страх. Это та анергия, за счёт которой мы можем преодолеть препятствие. Важно только сделать что-нибудь, чтобы привести эту энергию в движение, но ни в коем случае не зажиматься и не останавливаться, почувствовав её.

Что можно сделать? Как потенциализировать деструктивную энергию страха в энергию созидания, в энергию, которая позволит вам принять этот страх и, переступив через границы, им обозначенные, начать расширять «зону комфорта»? Смехом!

Страх — это всегда неприятие чего-то, несогласие с чем-то уже произошедшим либо с тем, что ещё только готовится случиться. Ощутив его — включайте «Внутренний смех». Тот избыток энергии, который вы почувствуете при этом, поможет вам сделать нужные шаги. А главное, исчезнет внутренняя деструкция — основа «дефицитности мышления».

Любое ощущение границы «зоны комфорта» моментально проёме» войте, любую внутреннюю невозможность — просмеивайте, любое несогласие или неприятие (сигналы пределов «зоны») — просмеивайте: «аннигилируйте» и растворяйте их смехом,

Вам не везёт? Скорее всего, успех находится вне вашей зоны комфорта и всё, что не соответствует её внутренним установкам, отвергается, не важно — будет ли это любовь, деньги или знания.

Человек с узкой зоной комфорта часто приобретает новые знания и возможности, но психологически чувствует себя даже хуже, так как разрыв между уровнем знаний и уровнем бытия, то есть тем, что он себе позволяет делать, — ещё больше увеличивается.

Если информация противоречит вашей прежней программе, она будет расценена как умозрительная, поскольку окажется вне вашей зоны комфорта, и реальных изменений в вашу жизнь не внесёт. Имейте в виду, что всё новое скорее всего находится вне вашей зоны комфорта. Равно как и эта информация.

Мы порой удивляемся, что часто человек, получив уникальную, ценную информацию, практически ею не пользуется, более того, его поступки словно отрицают новое знание.

Оказывается, порой мы попросту «оглупляем» себя, отказываясь понимать предельно простые, но «опасные» для нашей «зоны комфорта» знания. «Умный, — говорим мы тогда, — это только тот, кто во всём со мною согласен». А всё, что противоречит нашим знаниям, немедленно отвергается.

Мы стремимся «потреблять» лишь ту информацию, которая нам привычна, которая соответствует нашему мировоззрению, чем полностью подтверждаем давно известную и лишь слегка расширенную нами истину: «Я есть то, что я ем, а ем я то, что я есть». А затем, как истинные Творцы, мы начинаем «творить Мир» и творим его, естественно, «из себя». Но что у нас внутри? Только то, что мы «потребили» перед этим, именно то, что уже «рвётся» из нас «наружу». «Каков стол, таков и стул», — лишь остаётся нам сказать ему вдогонку. Вот и приходится потом жить уже не просто в «мире», сотворённом нами, а в таком вот «стуле»…

Почему так происходит? Да потому, что новая информация для нас не есть истина. Истинным является лишь то, что подтверждается «мудрой» зоной комфорта, что уже было пережито, желательно неоднократно, и не представляет для неё опасности.

Информация, не пережитая как событие, не вносит нового качества в нашу жизнь, оставаясь лишь словесно-логическим багажом.

Мы можем до бесконечности накапливать действительно ценное и нужное «знание», но не забывайте, что «знание рецепта ещё не означает, что лекарство подействует». Необходимы действия, реальные поступки, внутренняя работа, поэтому все рекомендации мы подкрепляем конкретными техниками, ориентированными на создание соответствующих ощущений, то есть того единственно важного, что приближает вас к истинному знанию.

Зато такое качество, как жизненный опыт, всячески приветствуется «зоной комфорта» как величайшая мудрость и является эталоном при оценке всего нового. В действительности же это качество, изначально почитаемое как полезное и способствующее выживанию, лишь бережно хранит цельность той клетки, в которую мы себя загнали.

Вся новая информация, пропущенная сквозь сито опыта, в нём же и застревает. Живая реальность остаётся недоступной нашему осознанию Мира, ибо омертвляется опытом.

Для оценки любой ситуации мы немедленно обращаемся к опыту. Это равносильно следующей установке: «Для создания моего будущего мне требуется моё прошлое». А всё наше прошлое — это сплошная цепь неудач или негативных наработок. Поэтому весь наш опыт учит нас лишь тому, что ничему он нас не учит.

По сути, опыт — это то, что позволяет человеку делать новые ошибки в подтверждение старым. Слегка перефразируя популярного ныне Норбекова, можно сказать, что «опыт — это глаза, расположенные на затылке». Далеко ли так уйдёшь? И в результате то, что «нам представлялось светлым будущим, оказывается всего лишь зеркалом заднего вида», а «свет в конце туннеля — огнями приближающегося поезда».

«Зона комфорта» формируется социумом, но создаётся исключительно нашими руками. Наша зависимость от неё часто проявляется в полной неспособности следовать своим внутренним намерениям и позывам без постоянной «проверки» на согласие, без получения одобрения своим действиям от окружающих людей и обстоятельств.

В магазине продавец спрашивает девочку: «Ты хочешь конфетку?» Девочка поворачивается к маме: «Мам, а я хочу конфетку?» Мы снисходительно улыбаемся — ребёнок. Но тот же механизм работает и у нас, уже взрослых: «На остановке в автобус входит дама. Молодой человек вскакивает с места, но дама властно кладёт руку ему на плечо и говорит: «Сидите!» На следующей остановке ситуация повторяется, и на следующей тоже… Наконец молодой человек поднимает на даму глаза и робко спрашивает: «А когда мне можно будет выйти? Я у же три остановки проехал…».

Мы часто боимся обидеть кого-то своими поступками, привычками, самой своей жизнью. Порой мы жутко напрягаемся, пытаясь реализовать самые природные и естественные свои потребности: «Простите, — робко говорим мы, краснея и бледнея от смущения, — тот журнал, на котором вы сидите, вы сейчас случайно не читаете?».

Мы живём в угоду чужому мнению, болезненно от него зависим и мучительно переживаем по поводу того, «как обо мне подумают прохожие, что скажут соседи, одобрит ли моё поведение жена, начальник, общественное мнение,». Так мы теряем свою естественную жизнь, обретая взамен лишь пустышку чужого одобрения.

По этому поводу Фредерик Перлз некогда сказал: «Как другие пришли в этот мир вовсе не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям, так и я пришёл сюда вовсе не для того, чтобы соответствовать ожиданиям их».

Отследите — не исключено, что вы действительно тратите слишком много усилий лишь на то, чтобы заслужить одобрение других людей, либо чересчур переживаете по поводу чьего-либо нелестного мнения или слов относительно себя.

Если вы просто получаете удовольствие от поддержки, особой беды нет. Но если вы нуждаетесь в ней — то отсутствие одобрения может оказаться катастрофой, и тогда вы практически обрекаете себя на постоянные страдания и разочарования. Поставив себя в зависимость от чужого мнения, вы исчезаете как личность, нивелируетесь как самостоятельная единица.

В нашей культуре стремление к одобрению намеренно превращается в стереотип поведения. С самого детства, со школы и до конца нашей жизни нас провоцируют на шаблонные, «смоделированные» реакции, возведённые в ранг эталона.

«Показатель достатка — отдых на Сейшелах… «Колгейт» — лучшая паста… Стандарт 90-60-90… уважающие себя люди пьют… едят… пользуются… предохраняются…» возникает внутри острое ощущение: всё, что я делаю, должно соответствовать этому. Иначе — жизнь не удалась. Иначе — я неудачник.

Страх перед неудачей является одной из наиболее сильных мотиваций в нашем обществе. И для «зоны комфорта» такое понятие, как неудача, — это угроза для выживания.

Возможно, вы будете удивлены тем, что неудачи как таковой не существует. Это ещё один социумный тест на оценочное одобрение вас и ваших действий.

Неудача — это просто оценка, это чьё-то стороннее мнение о том, что именно должно быть получено или достигнуто в результате некоторых действий и что достигнуто не было.

Вы возразите — но ведь есть ещё ваше мнение? Увы, скорее всего оно является лишь «суммирующим выражением» мнения окружающих и не самостоятельно.

А объективная оценка всегда выглядит так: была предпринята попытка, в дачный конкретный момент она не удалась, следующая будет более удачной. Но — нет трагедии и краха всей жизни.

Неудача — это всего лишь сырьё для построения вашего успеха. Авраам Линкольн по этому поводу сказал: «Мы добираемся до вершин чаще всего по обломкам наших заветных замыслов, обнаруживая, что успех нам принесли именно наши неудачи».

Стефан Цвейг солидарен с ним: «Всякое истинное творение вырастает из тёмного перегноя неудавшихся творений».

К тому же имейте в виду, что не получить желаемое — это очень часто и есть везение: Профессор, стоя перед аудиторией, говорит: «Перед началом этой лекции я не могу не вспомнить о своей бурной молодости… Была у меня любимая девушка, а ещё был у меня лучший друг… И послали меня в длительную командировку… А когда я вернулся, то узнал, что моя девушка стала женой моего лучшего друга. Вот так и случилось, что я остался с носом, а мой друг — без носа. Итак, уважаемые коллеги, тема нашей лекции — «Сифилис и его последствия».

Потребность в одобрении нас социумом является всего лишь составной частью более масштабного капкана «зоны комфорта» — « должномании».

Должномания — это потребность уже собственного «личностного» одобрения своих поступков, мыслей и намерений. Стереотип знаний, вложенных в нас, требует непрерывно соответствовать неким совершенно «абстрактным» меркам, стандартам и правилам.

Каждый раз, когда «необходимого» соответствия не возникает, вы будете испытывать тревогу, депрессию, гнев, а порой даже — нежелание жить. И всё только потому, что вы должны быть другим — более умным, более красивым, более удачливым. Кому вы «должны» и «почему» — неважно, здравый смысл здесь «отдыхает»; вы просто ощущаете: «вы должны, а у вас не выходит» — и вам от этого становится больно.

Не меньшие мучения мы испытываем и тогда, когда наша «должномания» переносится на «кого-то». И тогда наш ребёнок, друг, любимая, начальник, да и все-все прочие просто обязаны жить по законам, записанным в моей «зоне комфорта», обязаны соответствовать именно моим представлениям о «правильности» отношений.

При этом нам совершенно «наплевать» на то, что у каждого в его пространстве существуют свои законы, свои взгляды и мнения, в соответствии с которыми им живётся гораздо комфортнее и проще. И когда наше окружение, вполне резонно, продолжает жить именно так, как ему естественней, мы почему-то жутко обижаемся, нам становится горько, мы чувствуем, что нас предали

Мы проявляем поистине фантастическую изобретательность в поисках возможностей ощутить свою «несчастливость» и «обделённость Судьбой», в стремлении любыми путями создавать и приумножать в себе ощущение «внутреннего дефицита».

Поэтому имейте в виду: если вы действительно испытываете страстное желание любую незначительную ошибку или неприятность возвести в ранг трагедии; если вы забыли о том, что человек страдает не столько от того, что происходит, сколько от того, как он оценивает это; если вы не свободны в своём выборе и не живёте по своему усмотрению, — то, возможно, вы добровольно выбрали удел жертвы.

Ибо все наши страдания — это способ психологической защиты. И ни с чем человек так тяжело не расстаётся, как со своими страданиями, так как они позволяют нам считать себя несовершенными и снимают ответственность за поступки.

Чем больше вы знаете и умеете, тем большая ответственность ложится на вас.

На каждой новой ступеньке успеха и благосостояния повышается не только ваш статус, но и уровень вашей ответственности. Вот почему некоторые люди, имеющие диплом доктора философии, работают водителями такси или официантами — они избегают той ответственности, которую наложило бы на них использование по назначению их способностей.

Принятие на себя ответственности за свою жизнь — это полный отказ от обвинений в адрес как окружающих, так и самого себя, освобождение от жалости и упрёков, от критики и осуждения. Если вы всё же решились и взяли на себя эту ответственность, то начинаете жить полной, насыщенной жизнью. И теперь вы сами будете выстраивать события в своей жизни так, как захочется вам.

Но если вы вновь отследили в себе недовольство чем-то, снова ощутили несогласие — вам гарантирован неизбежный деструктивный хаос внутри, из которого вы автоматически (не забывайте этого) творите свою действительность, свой завтрашний день.

Поэтому, попав в очередную ловушку «зоны комфорта», а все они проявляются однотипными ощущениями: нежеланием, сопротивлением, неприятием, осуждением, — немедленно включайте «Внутренний смех». Смейтесь, удерживая внимание на негативных ощущениях до их полного исчезновения.

Ни в коем случае не пытайтесь подменить эту работу ментальным анализом} Стремление к этому — очередная уловка «зоны комфорта». Ментал — это послушный инструмент «зоны», и пока он управляет вами — вы её пленник.

Расширяйте, непрерывно расширяйте пространство вашего личного существования! Расширяйте свои деловые связи, познакомьтесь с соседями, не уклоняйтесь от официальных и семейных торжеств. Запишитесь на курсы, ходите на семинары, знакомьтесь с новыми людьми.

И размыкайте, изо всех сил размыкайте замкнувшееся на вас пространство! Сломайте скорлупу, под которой, возможно, вы задыхаетесь — за ней мир, жизнь

Но никогда не стоит делать это силой, через «не хочу, а надо». Все ваши попытки силового преодоления «зоны комфорта» — это борьба с самим собой, а следовательно — создание «внутреннего хаоса», обязательного для любых военных действий. То есть всё той же деструктивной «дефицитности мышления», выстраивающей реальность в соответствии со своим качеством.

Просто всё чаще делайте то, что вам не свойственно, но, возможно, давно хотелось. Купите себе детскую игрушку, вызывающую у вас улыбку, или журнал, который вы раньше даже не замечали. Съешьте самый вкусный торт, не заботясь ни о его цене, ни о калориях. Встречайте рассвет. Вдохните глубже, когда хочется затаить дыхание. Напрягитесь, когда хочется покоя. Найдите смешное в трагичном. И смейтесь, побольше смейтесь! И «внутри себя», и «вживую» — вслух. Не забывайте, что единственное, к чему стоит относиться серьёзно, — это то, что ни к чему серьёзно относиться не стоит.

* * *

Возможно, что по мере нашего исследования «зоны комфорта» у вас уже неоднократно возникал закономерный вопрос: «Откуда у этого абсолютно искусственного образования такая безграничная власть над нами? Какие механизмы определяют устойчивость его существования?».

Попробуем разобраться в этом.

Вспомним о том, что мы с вами «Со-Творцы», то есть механизм творения присущ человеку так же, как и богам, он заложен в нём изначально. Вся беда в том, что «инструментальная», «управляющая» часть этого механизма находится в подсознании.

Подсознаний— это древнейшее образование, ориентированное исключительно «на выживание, оно взвалило на свои плечи буквально фанатическую ответственность за нашу сохранность, но исключительно так, как оно это понимает. Всё, что сумело попасть, просочиться в подсознание, становится руководящим и обязательным для исполнения, ибо является как бы дополнительным условием к программе выживания.

В этом проявляется какая-то детская неразумная неразборчивость этого мощного и устойчивого механизма, не ведающего, тем не менее, разницы между фантазией и реальностью. Чувство юмора ему тоже недоступно: что вы думаете, то и получаете. Любое самокритическое замечание, высказанное в шуточной форме, воспринимается им буквально. Подсознание не отличает созидательную мысль от разрушительной. Оно работает с тем материалом, которым мы его потчуем, и материализует мысли конструктивного характера так же успешно, как и мысли деструктивные.

Проанализируйте свою речь, которая всегда отражает направленность вашего мышления.

У людей, которые часто говорят «больно видеть» или «глаза б мои не видели», больше шансов иметь проблемы со зрением, чем у тех, кто так не говорит. У людей, которые говорят «на сердце камень» или «сердце кровью обливается», больше шансов иметь проблемы с сердечно-сосудистой системой, чем у тех, кто так не говорит. У людей, которые любят повторять «я этого не перевариваю» или «меня тошнит от этого», больше шансов получить язву, чем у тех, кто так не говорит. И у людей, бездумно говорящих «мне это до одного места» или «засунь это себе в…», больше шансов заработать геморрой, чем у тех, кто так не говорит.

Наш «внутренний творец» не умеет бездействовать. Вы не даёте ему работать? Что ж, он будет функционировать на том, что попадает к нему без вашего участия. Ему всё равно — работать на успех или поражение. «Боги исполняют наши желания так, как они их понимают».

Если вы не ждёте успеха, вы закладываете в себя яркие образы сомнений, и подсознание отвергнет вашу желанную цель. Неуверенность в себе делает позитивные мыслеобразы расплывчатыми, неясными, бессильными. Мысли не хватает энергии для воздействия на нейроны мозга и она не воспринимается как «реальность». Зато услужливо и предельно точно будут реализованы все мыслеформы страхов и сомнений, которыми мы себя наполнили.

Чувство страха, мысли о нищете и вообще все негативные мысли будут стимулировать ваше подсознание, пока вы не научитесь управлять ими и пока пищей вашего ума не станет нечто более благодатное.

Этим объясняется тот странный феномен, который познали на личном опыте миллионы людей, называющих его неудачей или невезением. Они считают себя обречёнными на нищету и прозябание. Им кажется, что их толкает к этому какая-то странная сила, с которой они ничего не могут сделать. Эти люди — творцы своего «несчастья», так как их неверие в собственные силы угнездилось в подсознании и поэтому материализовалось.

Культура, в которой нас воспитывали, учит отчаянно сражаться за жизнь. Тем самым изначально формируя в нашем сознании некую «дефицитность», то есть отсутствие чего-то. Вся «жизнь — это борьба», если не с «чем-то», то с собой. Но если мы привыкли «биться» за кусок хлеба, за «правильные» мысли, за своё счастье, то, сами того не сознавая, постоянно провоцируем ситуации, когда нужна борьба и преодоление преград.

К тому же прилагая усилия для этого, человек напрягается и создаёт физические и энергетические зажимы, мешающие достижению цели. Мы как бы «скукоживаемся», перекрывая энергетический канал, через который энергия Вселенной поддерживает нас. Потеряв доступ к этому источнику, человек расходует ограниченный запас собственной энергии и в результате истощается духовно и физически.

Противоположный вариант. Человек считает, что мир создан исключительно для того, чтобы быть им потребляемым. Он открыт на получение энергии, открыт полностью. Он считает себя достойным многого и многое, соответственно, получает. Но — никакой ответной отдачи энергии в мир. Ни в виде созидания, ни в виде любви. Непрерывно потребляя и ничего не отдавая взамен, человек ведёт себя так же, как раковая клетка, но уже в организме природы, и его участь предрешена. Его просто «вышибет» из этой жизни, причём потоком той же энергии, изобилием которой он прежде наслаждался.

Это же касается денег. Деньги — это всего лишь форма энергии, и если вы хотите, чтобы они свободно текли в вашей жизни, вам не нужно привязываться к ним и о них беспокоиться. Привязанность создаёт напряжённость, вызывает препятствие в потоке энергии, и тот прерывается. Зато веря в то, что Вселенная снабдит вас всем необходимым, вы обеспечиваете свободный и непрерывный поток денег, так же как и остального.

«Ни к чему не привязывайся — и будешь непобедим», — говорил Лао-цзы. Владеть чем бы то ни было означает на самом деле «владеть энергией». А это возможно, лишь когда вы остановите её, нарушив её нормальное функционирование, создав своеобразную «энергетическую пробку». «Создавая, не обладай тем, что создано», — подтверждает сказанное неисчерпаемый Лао-цзы. Ибо «обладание — само по себе уже есть утрата»(Ремарк).

Поэтому секрет успеха в том, чтобы максимально открыться энергии или силе Вселенной и эффективно использовать её.

Любое возникшее напряжение, сопротивление в вашей жизни — это предупреждающий сигнал о сбоев вашей «энергетической», а точнее, — мировоззренческой ориентации. Где-то вы «выскочили» из потока, нарушили непрерывность движения, его цельность.

Как правило, это связано с возникшими всё же у вас привязками и зависимостями. Вспомните всё сказанное ранее о «зоне комфорта» — это явно «её рук дело». Как поступать в таком случае — вы уже знаете.

Жизнь «бьёт» вас так сильно, чтобы скорее вернуть обратно на верный путь. Вы часто оказываетесь в «жизненном болоте», потому что идёте «поперёк» пути. «Полосатость» жизни — это главный признак движения против течения.

Если отказаться от усилий и полностью расслабиться («принять» или «отпустить» ситуацию, «просмеяв» её), то вы сразу испытаете комфорт гораздо больший, чем от борьбы и самоутверждения, сразу станет ощутим прилив как физических, так и эмоциональных сил: поток энергии Вселенной устремится к вам на помощь.

Первый шаг к избавлению от менталитета бедности предполагает благодарность за то, что вы, такой, какой есть, и за всё, что вы имеете. Искренне оцените чудо, которым являетесь. Тот факт, что вы живёте. Сделайте усилие по сосредоточению своего внимания на том, что вы уже имеете, а не на том, чего вам не хватает.

Когда вы начинаете концентрироваться на благодарности ко всему, что имеете: к воде, к солнцу, музыке, — ваши мысли, а главное — ощущение этого, привлекут в ваш завтрашний день именно «присутствие» чего-то, но ни в коем случае не «отсутствие».

Практикуясь в благодарности, непрерывно расширяйте перечень того, чему вы благодарны: друзьям и семье, одежде и еде, деньгам и здоровью, воздуху и облакам. Каждой вещи или явлению, которые вошли в вашу жизнь, попались вам на глаза. Начинайте концентрироваться на том, как вы благодарны за возможность пользоваться всем этим, видеть, обонять, вкушать. Но не попадите при этом в ловушку привязок — думайте об этих объектах лишь как о данных вам во временное пользование, — в этой Вселенной вы только пользователь, а не владелец.

И не забывайте: всё, на чём вы фокусируете свои мысли, — увеличивается. Выполняя технику «Непрерывного благодарения» постоянно, доведя слова «Благодарю за…», «Спасибо за…» и соответствующие ощущения до интенсивности мантр, то есть по возможности непрерывно, — вы не оставляете места в вашем сознании для сомнений, разрушительных мыслей и негативных состояний. Это простая и предельно эффективная техника, но при непрерывной практике она призвана полностью перевернуть ваше представление о собственном достатке.

Вы живёте в нищете? Значит, вы вкладываете свою жизненную энергию в создание отсутствия, счастья и изобилия, и это продолжается всю жизнь. Вам не кажется, что это попросту глупо? Чтобы иметь в своей жизни всё что угодно, кроме изобилия, вы фактически должны сопротивляться ему, концентрируя свои мысли на нищете!

Когда вы живёте и дышите благосостоянием, веря, что в вашей жизни всё существует в огромном количестве и что каждый вправе иметь всё, что может представить, вы отнюдь не пассивны, напротив — вы начинаете активно действовать в отношении себя и других. Сначала меняются мысли о том, чего вы заслуживаете, а затем понемногу изменяется поведение. Со временем вы понимаете и начинаете верить, что всё, чего бы вы ни захотели, уже здесь, и ваша вера приведёт к реализации этого. Всё, о чём вы думаете, — увеличивается.

Этот принцип применим к обогащению, личному счастью, здоровью, интеллектуальным интересам и всему остальному. Он соответствует древнему библейскому обещанию: «Тому, кто имеет, ещё больше дано будет». Это действительно так. Изобилие царит повсюду! «Не гоняйся за счастьем, оно всегда находится в тебе самом», — говорил о том же мудрый Пифагор. Единственные пределы, которые существуют для нас, — те, что мы. сами создаём верой в их существование.

Вы уже полноценны, вы уже совершенны — Вселенной вам это даровано изначально. Вы не становитесь этим, вы не станете этим когда-то, вы уже есть всё это! У несчастья и бедности всегда есть причина, а у счастья и изобилия причины нет и быть не может. Не бывает причины у того, что естественно и неизбывно, лишь искусственное, а значит — неестественное и вторичное появляется вследствие чего-то.

То есть мы тратим нашу жизненную энергию лишь для того, чтобы быть бедными И несчастливыми, мы тратим на это очень много энергии. Зато нам абсолютно ничего не следует «тратит»«и расходовать для того, чтобы быть естественными, а значит — счастливыми. Нам также абсолютно ничего не надо делать, чтобы чем-то насладиться. Но нам обязательно необходимо что-то сделать (всегда имейте это в виду!), чтобы не наслаждаться. Единственное препятствие, которое стоит на пути к счастью и изобилию, — это наше сопротивление счастью и изобилию.

Если вы не радуетесь прямо сейчас жизни, своей работе, здоровью, тому, что уже имеете, что накопили на данный момент, то вы не оцените и тех новых жизненных условий, о которых, может быть, мечтаете. Ничто вне вас не обладает силой даровать вам счастье или удовлетворение. Качество вашей жизни определяется лишь вашим выбором, вы сами выбираете, быть или не быть счастливыми.

Мышление в терминах изобилия находит выражение в таком, например, внутреннем монологе: «В своей основе я знаю, что внешнее изобилие изначально содержится во мне. Я могу стать лучше — больше его не станет. Я могу стать хуже — количество его не изменится. Лишь момент осознания присутствия его внутреннего качества во мне может повлиять на то, как скоро оно появится рядом со мной в повседневной жизни».

Жизнь человека в нашем восприятии имеет как бы три уровня:

Бытие, созидание и обладание. Обычно люди стараются иметь больше способностей, вещей или денег, чтобы делать то, что они хотят, и от этого быть счастливее.

Самая распространённая иллюзия, которой подвержены практически всё, выражается в вере, что обретение некого благополучия призвано решить все ваши проблемы, связанные со всевозможным беспокойством, со страхами и со здоровьем. Мы мечтательно прищуриваемся и потираем руки, приговаривая: «…мне бы только получить это, добиться… Луж потом, я…».

Но всё дело в том, что действует как раз обратный закон. Вам необходимо прежде всего избавиться от беспокойства (вспомните о «дефицитности мышления»), а уже потом вы сможете обрести благополучие, которое заслужили этим. Постарайтесь уже быть тем, кем, как вы считаете, достойны быть, чтобы затем делать то, что желаете делать, и только тогда вы будете иметь то, что хотите иметь.

Этот принцип изменения сознания для ощущения собственного благополучия можно выразить так: «Не ставьте телегу впереди лошади». Сознание собственного благополучия должно быть впереди. Вы не сможете «вдруг» выработать в себе это сознание, когда станете богатым. Всё происходит наоборот. Как только будет достигнуто стабильное ощущение внутреннего спокойствия и уверенности — истинное благополучие не заставит себя долго ждать.

Поэтому попробуйте ощутить, что вы уже тот, кем вы хотите быть. Что вы уже счастливы, что вас уже любят, что вы уже здоровы, уже богаты и т. д. Никакого обмана в этом нет, поскольку форма всегда следует за мыслью о ней. Мысль подобна чертежу. Она создаёт образ формы, который притягивает и направляет физическую энергию, наполняющую форму. Таким образом, созданная лишь в воображении, форма реализуется на физическом уровне.

Счастье и успех — это всего лишь показатели нашего внутреннего качества, которые мы привносим в свои жизненные предприятия, а вовсе не то, что получаем откуда-то извне.

Мы уже имеем всё. Мы уже обладаем именно тем, что нам нужно для счастья, успеха, удовлетворённости. Мы можем с любовью относиться ко всему, что встречается нам на пути. Мы можем любить себя.

Не стоит быть никем, кроме самого себя.

Любите себя. Та оценка, которую вы получаете за своё мастерство в глазах общества, зависит лишь от того, как вы сами цените себя и что вы излучаете в мир. Другие всегда относятся к нам так, как мы относимся сами к себе. Мы же редко уважаем и принимаем себя, мы не верим в свою уникальность, в свою Божественность.

Как человек относится к себе, так он относится к другим, а значит — и к своей жизни. Он просто не может иначе. Не может человек кого-то любить больше, чем себя. Психологически это нонсенс, ибо работает единый заложенный в нас механизм.

Поэтому ваша жизнь будет всегда успешной ровно настолько, насколько вы любите себя. Человек, который в глубине души очень низкого мнения о себе, не может быть здоров, не может быть богат, не может быть счастлив. Он непрерывно излучает «дефицит» отношения к себе, выстраивая из него своё пространство.

Посмотрите вокруг: вам нравится то, что вы видите, то, что вы считаете своей жизнью? Не очень? Но мы всегда! получаем лишь то, что любим. Поэтому нравится вам это или нет, но именно то, что вас окружает, вы на самом деле и любите. Качество вашей жизни как раз и отражает «направленность вашей любви».

Итак, изобилие — это не то, что мы приобретаем. Это нечто, на что мы настраиваемся, это то, что находится внутри нас. Оно определяется тем, насколько человек в состоянии получать удовольствие от того, что у него уже есть, от самого себя и от способности радоваться жизни, независимо от характера происходящих с ним событий.

Самый короткий путь к богатству начинается внутри нас.

Всех удачливых, успешных людей объединяет одно качество — они себя не знают другими, они видят себя только в роли удачливых и успешных. Им трудно понять, почему существует так много неудачников, ведь они для собственного успеха не делают внешне ничего особенного. Всего лишь настраиваясь на изобилие внутри себя, они затем множат его вокруг.

Если же мы выражаем желание обладать какими-то вещами, то мы признаемся в наличии «дефицита» в своём пространстве. Настройка на желание иметь — это настройка на «дефицит», на отсутствие чего-то у нас и, естественно, — приумножение этого отсутствия. Чем сильнее желание иметь, тем авторитетнее подтверждение — у меня этого нет; тем большее количество энергии идёт на подтверждение «дефицита».

Мы уже говорили о том, что исходя из принципа нищеты мы обычно считаем так: «Если бы только у меня было что-то ещё, тогда бы я купался в счастье и успехе», а это значит: «Сейчас я недоволен. Мне чего-то не хватает. Когда я получу это, я буду доволен». Это уже знакомое нам дефицитное мышление, предполагающее отсутствие чего-то: мы якобы не обладаем в изобилии какими-то нужными нам деталями. И мы попадаем в ловушку следующего убеждения; «Я должен иметь больше, чтобы быть счастливым». Забывая, что счастлив не тот, у кого много, а тот — кому хватает.

Один из величайших мифов человечества — будто наши желания исполняются и могут принести нам счастье и благополучие.

На самом деле «желания — это рак души». Даже наши страхи менее ужасны и разрушительны, чем желания, ибо страхи всегда на виду, на поверхности, а желания коварно разрушают нас изнутри… «Видения из твоих снов жрут из твоей тарелки», — очень точно заметил кто-то, вторя Демокриту, сказавшему: «Богат лишь тот, кто беден желаниями».

Поэтому если вы имеете желание, то не обижайтесь, когда оно тоже начнёт «иметь» вас. А избежать этого вряд ли удастся.

Да, но возможно ли жить вообще без желаний? И что происходит, когда мы всё же «получаем», «обретаем» то, что нам необходимо? В этом случае реализуется наше намерение, но никогда — желание. Именно намерение нам единственно необходимо для полноценной жизни.

Желание — это всегда функция ментала, программ и стереотипов, это стремление к обладанию и неизбежная «привязка» в итоге.

Намерение — это ощущение, это уверенность, это истинное знание необходимости. Вспомните схему «быть — делать — иметь». Намерение — это и есть ощущение «бытия», в противоположность желанию, сориентированному лишь на «иметь», то есть — на обладание.

Как отличить одно от другого? Включите смех — желание обязательно лишится «базовой» энергии ментала и просто исчезнет, «растает». А намерение, напротив, лишь получит от смеха дополнительную энергию для своей реализации.

Обладание — миф. Мы имеем всё. Но лишь только мы решим удержать что-либо, как тут же всё теряем. Опустите руку в горную реку — ваша ладонь, омываемая потоком, имеет всё его изобилие. Но попытайтесь удержать это изобилие — сожмите кулак…что в нём осталось?

Когда мы проникаемся пониманием того, что не способны ничем владеть, нам, по иронии судьбы, предоставляется возможность иметь всё, что мы хотим. Парадоксально, конечно, но это так: когда мы перестаём гнаться за деньгами или вещами и накапливать их, радуясь тому, чем уже обладаем, нам становится доступным псе, что мы когда-либо хотели или в чём нуждались. Почему? Мы перестаём транслировать в мир энергию своего «внутреннего дефицита».

Жизнь, прожитая с верой в нищету и дефицит, — это нарушение Вселенского принципа изобилия. Если ваш разум верит в бедность, ожидая лишь малой толики жизненного изобилия, то таким и будет ваш жизненный опыт. Вы получаете лишь то, что готовы впустить в себя, на это уже настроены ваши ощущения.

Все неудачники схожи в одном — они знают все причины своих неудач и предоставят вам строго логические объяснения, почему они ни в чём не преуспели. Но «мастер находить оправдания редко бывает мастером в чём-то ещё».

Остаётся загадкой, почему люди столько времени тратят на самообман, создавая оправдания для объяснения своих слабостей. Этого времени как раз хватило бы на нечто гораздо более конструктивное.

Цените себя. Вы не имеете права на что-то иное, вы созданы по образу и подобию Божьему. Вы и есть Бог. Но если вам кажется, что вы заслуживаете лишь минимальной доли счастья, именно это и станет вашим уделом.

Чтобы добиться изобилия в своей жизни, попробуйте делать лишь то, что любите, и любить то, что делаете. Делать то, что вам нравится, — краеугольный камень изобилия в нашей жизни.«Если нравится — считайте, что уже получилось».

Наши дни — это драгоценная валюта. То, как мы тратим их, определяет качество нашей жизни. Выполняя работу, которую не любите, вы действуете по принципу дефицита, то есть концентрируетесь на своём неприятии её, на негативных мыслях и, как следствие, заполняете свою жизнь деструктивными событиями.

Почему люди всю жизнь занимаются нелюбимым делом? Потому что им привычнее верить в нищету, а не в изобилие. Все их оправдания сводятся к тому, что это необходимо для выживания. Для выживания, но не для полноценной жизни! Опять на первом месте акцент на дефиците, на нехватке чего-то, и этот дефицит послушно входит в их жизнь. А то, что вызывает отвращение, продолжает расширяться, потому что именно на него нацелено ваше внимание и тратится жизненная энергия.

Очень часто мы занимаемся нелюбимым делом, потому что «знаем»: работа и игра — это разные вещи. Работа — это всегда серьёзно, и мы заранее готовы к тяготам и даже к страданиям, а игра — это всего лишь несерьёзная забава, ею «на жизнь» не заработаешь. Но продолжая регулярно заниматься тем, что вам не нравится, вы лишь непрерывно увеличиваете скудность своей жизни! Вы никогда не выйдете из этой западни, пока не будете готовы переместить фокус ваших мыслей на то, что вы любите делать.

Имейте в виду, если вы не испытываете удовлетворения и радости от своей работы, то вам теперь придётся заплатить, чтобы получить всё же эти, совершенно необходимые для выживания ощущения. Именно поэтому, работая лишь «ради денег», вы этих денег иметь никогда не будете, вы просто вынуждены будете их потратить для получения ощущений, приносящих удовольствия, именно тех, в которых вы себе отказали, превратив свою работу в обузу.

Нет недостатка в возможностях зарабатывать на жизнь тем, что вы любите, есть лишь ваше «зонокомфортное» неверие в это.

Если вы всё же отказываетесь менять своё занятие, то постарайтесь хотя бы любить его каждый день. Что бы вы ни делали сейчас, это можно делать с любовью. Уберите выбор, не сравнивайте.

Страдание от несоответствия приходит, когда вы убегаете мыслями в будущее или возвращаетесь в прошлое. Вы думаете: «А вот если бы…», «А вот когда-то…». А ведь жизнь — это как раз то, что происходит с вами в тот момент, когда вы строите планы на будущее или вспоминаете о прошлом. Будьте в настоящем, каждое мгновение просто отслеживайте происходящее. Измените отношение к работе и позвольте изобилию войти в вашу жизнь.

Может, вам в этом Помогут следующие соображения.

Всё, против чего вы настроены, закрывает от вас изобилие. ВСЕ! Решитесь на то, чтобы ваша жизнь работала в позитивном, а не в негативном стиле. Вместо того чтобы быть против чего-то, будьте исключительно за что-то. Вместо того чтобы быть против курения, будьте за здоровье и чистые лёгкие. Вместо того чтобы быть против бедности, будьте за изобилие. Вместо того чтобы быть против унылой работы, будьте за интересных людей, работающих рядом.

Это может показаться семантическим жонглированием, но на самом деле это нечто гораздо большее. Сфокусировавшись на том, к чему вы благоволите, вы заполняете ментол позитивными мыслями об этом и расширяете его в вашей жизни. Если же вы сфокусировались на том, что вам не нравится в вашей работе, это и станет центром вашего мышления, именно «это» и будет расти. Поэтому ищите радостную сторону в том, что делаете, и будьте благодарны за то, что имеете разум, тело и душу, позволяющие вам продуктивно работать. Изобилие приходит, когда мы любим то, что делаем.

Не забывайте, что изобилие — это свободно циркулирующая энергия. Это не ваша энергия, это энергия Вселенной. Она может легко входить в вас, но так же легко она должна иметь возможность вас и покинуть. Любая попытка остановить её, завладеть ею приведёт к обрыву, пресечению этого канала. Когда у вас возникает искушение отдавать меньше, попробуйте вместо этого отдавать чуть больше. Вы будете потрясены тем, скаль многое вернётся в вашу жизнь, тем, как это маленькое действо в корне поменяет вашу материальную основу.

Сделайте первый шаг, первый толчок к движению энергии.

Соберите в доме все вещи, отслужившие вам, но отложенные «на всякий случай». Пересмотрите свой гардероб, антресоли, разные запасники. Задавайте себе постоянно лишь один вопрос:

«Мне это ещё необходимо? Я буду ещё хоть раз это надевать?.. использовать?.. употреблять?» Если чувствуете, что нет, — в мешок. Всё ненужное, отслужившее свой век или просто не радующее, не «греющее» сейчас вынесите на улицу, положите где-нибудь в уголочке. Эти старые вещи найдут себе хозяев, новых пользователей энергии, заключённой в них. А в ваш дом начнёт вливаться свежая, новая энергия — энергия изобилия. На Востоке эта техника называется «Апариграха». Её можно выполнять неоднократно. Она порой приносит удивительные результаты.

Решите, как вы собираетесь проживать каждый день своей жизни. Изобилие — вот оно, надо лишь заглянуть в себя. Это не есть что-то, доступное лишь немногим счастливчикам.

Изобилие — это часть человеческой сути. Вы можете настроиться на него сейчас же. И затем день за днём наблюдать, как оно, всё более увеличиваясь, будет входить в вашу жизнь. Сделайте это. Прямо сейчас.

Многие из нас часто оставались ни с чем только из-за того, что ждали: вот-вот наступит время, когда можно будет делать что-то стоящее. Не наступит. НИКОГДА НЕ ЖДИТЕ. НАЧИНАЙТЕ ДЕЙСТВОВАТЬ НЕМЕДЛЕННО.

Система, предлагаемая вам, может потерпеть поражение и оказаться недейственной только в одном случае — если, зная её, её не использовать.

* * *

Р.S. Но учтите: «Никто не может избавить от проблем человека, главная проблема которого в том, что он не хочет от них избавляться».

Ричард Бах.

«ПУЛЬСИРУЮЩИЙ ЦВЕТОК».

Базовое дыхательное упражнение, направленное на гармонизацию энергетики и включение в общее энергопространство.

Выполняется сидя. Тело расслаблено; Позвоночник прямой. Входим в Хозяйское состояние. Представляем, что сверху, из бесконечности, к нам в макушку входит некая шнурообразная энергетическая субстанция. Спускается по позвоночнику и, проходя через копчик, уходит куда-то в центр Земли. Ощущения «энергошнура» сделать предельно чёткими и осязаемыми.

Теперь на вдохе представляем, как через этот шнур в нас входит космическая светлая, голубовато-невесомая энергия. В процессе вдоха она концентрируется в середине груди на уровне сердца и на выдохе уходит через копчик в центр Земли. На новом вдохе из центра Земли в нас входит плотная, влажная, белая земная энергия. Она концентрируется в середине груди на уровне сердца и на выдохе отдаётся через макушку в пространство. Цикл закончен. Довести до 21 цикла. Одновременно ощущаем, как внутри нас, в середине груди на уровне сердца распускается цветок. При каждом новом цикле дыхания он становится всё ярче, выразительнее, больше. Он распускается и растёт… Обратите внимание на то, как он меняется в процессе упражнения. После окончания, техники продолжайте ощущать его внутри.

Упражнение делать 30 дней подряд. Циклы дыхания удобно отсчитывать при помощи чёток.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

1. Внимательно ознакомьтесь с содержанием данной главы, в течение следующей недели поделитесь полученными знаниями как минимум с тремя людьми из вашего окружения. Смело вступайте в возникающие при этом споры, выдерживая логическую канву, заложенную в данный текст. Используйте принцип: «Обучая — обучаюсь».

2. Выполняйте акцию благодарения, делайте это тотально, не давая возможности просочиться в ваш ментал ни одной мысли, сориентированной на дефицит чего бы то ни было. Используйте принцип: «Вспомнили — сделали».

3. Создавайте и поддерживайте гармоничное внутреннее состояние, используя «внутренний смех». Отслеживайте любую «рябь» на поверхности вашего «озера спокойствия» и тут же разряжайте её.

4. Ежедневно выполняйте «Пульсирующий цветок», желательно в одно и то же время, в спокойной обстановке. Но возможны «блиц-включения» в любой ситуации — на ходу, в транспорте и т. д. — на короткое время.

СЕДЬМОЕ ЗАНЯТИЕ.

Петя стаял перед приоткрытыми заплесневевшими воротами, ведущими в замок Змея Горыныча. Массивные, изрядно подгнившие брёвна, из которых они были сложены, перехватывали заржавевшие от времени железные скобы.

Видно было, что воротами давно уже никто не пользуется.

— Оно и понятно, — подумал Петя, протискиваясь промеж створок. — Летучий же

Казалось, что мрачный замок Горыныча сложен из камня, наспех подобранного где ни попадя, — был он весь какой-то бугристый и неровный.

— Видать, построил Змей замок из камней, в его огород брошенных, — озадаченно бормотал Петя, бродя по двору взад-вперёд и пытаясь найти вход.

Двор, как и сам замок, выглядел заброшенным и безлюдным. Потыкавшись вокруг, нашёл-таки Петя лесенку узкую, стал по ней подыматься.

Дошёл до двери невысокой, дух перевёл и, глянув к себе внутрь — неподвижно озеро спокойствия было, зеркально, — толкнул дверь.

В высокой зальной комнате с огромным, как ворота, окном на груде подушек почивал Змей Горыныч, похрапывая в три голоса, каждой головой на свой лад.

Петя постоял, осматриваясь, и негромко позвал:

— Эй… — сказал он. И после паузы громче: — Эй!.. говорю!.. На один храп стало меньше. Средняя голова, приоткрыв веко, невнятно пробормотала:

— Я же тебе сказал: «Приходи завтраА ты всё сегодня приходишь да сегодня

Голова гулко потянула носом и вдруг резко вскинулась:

— Дух… — сказала она, вращая глазами, — человеческий дух… Нашарила взором Петю и будто насквозь пронзила злющим взором. У Пети что-то екнуло внутри, почти на автомате он включил в себе смех.

— … Человек… — проговорил Горыныч средней головой. — Человек — это звучит гордо… вот только выглядит отвратительно

— Я тоже хочу звучать гордо… — не открывая глаз, пробормотала левая голова.

— А ты — рот закрой, — оборвала её средняя, — сквозит ведь

— Ты кто? — спросила у Пети.

— Я — Петя, — ответил тот. Закончив внутренний смех, он был вновь спокоен. — А ты? Значит, ты и есть Змей Горыныч?..

— Я?.. — Горыныч хохотнул средней головой. — А что, не похож? Ну считай тогда, что я помесь акулы с Золотой Рыбкой. Исполняю любое желание… Последнее.

— Что нужно здесь?.. — добавил уже угрожающе, с рыком, из его открытой пасти потянулась слабая струйка дыма.

Колыхнулась на длинной шее и поднялась, с ощутимым трудом отворяя глаза, правая голова. Выражение её морды было откровенно нецензурным. Глянув на Петю, она икнула. Потянуло перегаром.

— Старуху ищу, — сказал твёрдо Петя. — Кощей сказал — у тебя она.

— Старуху?.. — удивилась средняя голова. — Постой, постой…Так ты тот самый Петя?.. — что-то новое мелькнуло в её взоре.

— Наслышан я о тебе, Петя, а как же… Говорят, растёшь ты на глазах прямо

— Как бельмо!.. — хихикнула правая голова и вновь икнула.

— Старуху, значит, … — не обращая на неё внимания, продолжал Горыныч головой средней. — Кощей, говоришь, сказал?.. Не иначе, как вновь приступ честности у него… Мается, бедолага

— Старуха где?.. — напомнил о себе Петя. Он глядел на своё «внутреннее озеро покоя», с ужасом наблюдая за поднявшимся там штормом. Из недр его родовых неспешно подымался дикий ужас перед нечистью, поедающей его взглядом.

Петя сделал внутреннее усилие, пытаясь включить смех, да не тут-то было — мысли, плененные страхом, судорожно метались в голове его, улыбка на лице превратилась в гримасу, и вместо смеха он ощутил в себе лишь дребезжание странное и натужное.

Совсем у ж было растерялся бывший старик, как неожиданно фыркнул в нём кто-то и урчащий голос Мява спокойно и насмешливо сказал: «Слушай себя, Петя, слушай внимательно, загляни под мысли свои испуганные, услышь наконец-то, что давно уже живёт в тебе».

И Петя услышал вдруг…Будто целый хор голосков детских смеётся в нём взахлеб, заполняя его едва ощутимым, но несмолкаемым смехом с головы до самых пяток. Всего лишь мгновенье слышал он это, но тут же свободу внутреннюю ощутил — ужаса, леденящего душу, как не бывало, а кудахтанье внутреннее вновь в привычный смех превратилось.

Изумился Петя, не понимая, что же такое приключилось в нём, но раздумывать о том сейчас было некогда.

Будто разбуженная его смехом, вскинулась и левая голова. Она расплылась в оскале улыбки, словно и не спала. Потянулась всем Горынычевым телом, сладко крякнув.

— Баба с возу, — сказала, — потехе час. А ты, лапоть, всё по сказкам шляешься, ушами хлопаешь

— Да, да, — осклабилась ей вслед и правая, — оставил бы ты старуху свою в покое…Что тебе до неё сейчас? Ничто так не украшает, понимаешь ли, женщину, как временное отсутствие мужа

— Вот-вот, была здесь как-то одна… — вклинилась в разговор и средняя. — До чего изысканно сложена была… Помню, я всё никак не мог оторвать от неё глаз. Пришлось начинать с уха

Как ни странно, но именно в этот момент, пропуская все насмешки мимо ушей, Петя и достиг состояния Хозяйского. Пережитый в течение нескольких мгновений сильный, по роду переданный ужас перед тварью летучей словно придал нынешнему его состоянию особую глубину, будто маятник внутренний в другую сторону качнуло

Такого с ним ещё не было — вроде как двое его стало. Один, смеющийся, будто со стороны на Петю смотрит, а другой и есть Петя, что и первого собой так же ощущает. Первый — спокойный, со смехом лёгким за всем наблюдает, а второй Петя такой же, как всегда, — бывший нестарый старик, с бурчащим сейчас животом. И всё ж не двое их, а один… такая вот петрушка… Странное, но занятное ощущение

Забавно очень Пете стало. А главное, глядел он, как Змей его окручивает, запугивает всячески, и не окручивался, не запугивался, а напротив даже — весёлость в себе ощущал.

Горыныч же, отчего-то утратив интерес к Пете и будто даже забыв о нём, болтал одновременно в три головы.

— …Приходят разные, хамят, — говорила одна, — на бой вызывают, а что?.. Я и не против. Каждый рыцарь — это 70–80 килограммов хороших мясных консервов. Латы аккуратненько так отогнёшь

— …И всю оставшуюся жизнь он видел летящий в него кирпич… — вспоминала о чём-то своём, приятном, другая голова.

— …Ничего не понимаю!.. — говорила третья, ковыряя в носу когтистым толстым пальцем. — Впрочем, какая разница?..

Неожиданно Горыныч замолчал весь и в шесть глаз уставился на Петю.

—.. А было у царя три сына… — неожиданно начал он говорить головою левою. — И послал их отец во двор. Наступил на грабли старший сын. И шандарахнула его рукоять промеж глаз ясных… Наступи на грабли средний сын. И туда же шандарахнула его рукоять та же… Пригорюнился тут младший сын… Да делать нечего

Петя слушал Змея вполуха, так как вновь ощутил странное — словно тысячи звонких голосков засмеялись в нём, то ли отзываясь на внутренний смех, то ли напротив — призывая и поддерживая его. Будто каждая клеточка стариковская превратилась в маленькую самозабвенно хохочущую рожицу.

Длилось такое состояние совсем, недолго, вспыхнув лишь на мгновенье.

смеющимся светлым пламенем.

— Глупая сказка, — сказал Петя, возвращаясь к действительности и обрывая Змея на полуслове, — не про меня.

— А вот это мы как раз и проверим, — прошипела средняя голова Горыныча. — Старуху тебе

— Слушай сюда, Петя, — сказала она вдруг пронзительно. — Диктую большими буквами

— Три желания моих выполнишь — твоя старуха. А нет если — то и ты моим станешь

Змей загоготал в три глотки, наполнив воздух смрадом перегарным, и добавил, глядя на Петю уже откровенно кровожадно:

— Одна голова хорошо, конешно, но без неё смешнее как-то

— Вот тебе моё первое желание, — сказал Горыныч. — Подарок хочу. Пойди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что. Во как

Он злорадно глянул на бывшего старика в шесть налившихся кровью глаз… да вдруг жалобно охнул и осторожно ухватился когтистыми лапами за свой огромный живот.

Внутри живота у него что-то квакало и оглушительно урчало, словно стараясь вырваться наружу. Ругаясь и постанывая одновременно, Горыныч шумно ринулся из комнаты, оставляя Петю наедине с собой.

* * *

— Да уж… — бормотал приунывший Петя, нагуливая круг за кругом по громадной горнице Горыныча. — Куда идти? Чего искать? Подарок ему принеси… Меч бы кладенец тебе в подарок

Совсем уж он буйну голову повесил, глазами потускнел да мыслями невесёлыми, как каменьями, придавил себя…Как что-то рядом с Петей муркнуло, вздохнуло мелко, по-кошачьи, и повисла в воздухе перед ним улыбка рыжая.

— …Место клизмы, Петя, — насмешливый голосок Мява в голове его заурчал, — ну никак изменить нельзя. Видно вновь тебе её в ухо впихивать придётся, мысли чтоб сполоснуть, настроения глупые почистить, а не то далеко заведут они тебя

— Будто потеряю я оттого что-то… — вздохнул Петя в ответ. — Мне и надлежит-то идти — «туда, не знаю куда»…

— А если не знаешь, куда идти, то и направляйся куда захочешь — любой путь тебя туда и приведёт, — урчал Мяв дальше в голове его. — Стараясь куда-то добраться, в себе только заблудишься…И Яга тебе о том же речь вела — дело не в том, куда идёшь, а в том, что идёшь

— Эх, не хватает ума моего разобраться во всём, — засокрушался старик бывший. — И ведь чуется, что есть в речах твоих кошачьих что-то толковое, да вот наружу всё никак не вылезет

— Главный недостаток ума, — ласково урчал Мяв прямо в ухе Петином, — это как раз его присутствие и есть. Вечно он лезет туда, где и без него неплохо… Чуется что-то, говоришь? Вот за это одно и держись, этому только и следуй. Всё другое в тебе — враки чужие, с детства привитые.

— …Главное тебе уже ведомо, — продолжал урчать Мяв теперь уже в другом ухе, — с проблемой никогда не борись. Сначала успокойся в её объятиях, а затем и сам её обними — пусть теперь она в тебе успокоится.

— …И не расстраивайся ты так, Петя, — с подозрительным участием продолжал Мяв свои увещевания. — Никогда не бывает плохо настолько, чтобы не могло стать ещё хуже.

— Ну спасибо тебе. Мяв, утешил… — язвительно сказал Петя. — Что ж мне теперь, каждому камню спотычному в дороге своей радоваться, что ли?

— А ты просто вложи камень преткновения с пути своего в фундамент удачи грядущей — и всего делов-то, — говорил кот, но всё тише уже. — И цени врагов своих — они первыми замечают все места твои слабые. Туда и жмут, там и болеть будет, а что тебе дальше с той болью делать — ты уже и сам знаешь. Смейся, Петя, да смотри не упусти того смеха, что в тебе самом пробуждаться уже начал.

— А подарок Горынычу, — шепнула улыбка, растаяв почти, — в себе же и поищи, пошарь там рукой Хозяйскою… Визит Мява лишь пуще Петю расстроил.

— Пришёл, понимаешь, поурчал, помявкал, а ясней от того не стало, — бурчал он себе под нос, из угла в угол вышагивая. — Идя — не ищи…а ища — не придёшь… Аферист какой-то, а не кот, дзэн кошку его так

— Охо-хо… — вздохнул. — Не выполню воли Горыныча, так себя ведь и не жалко, а чего дурака жалеть-то? Вот за старуху обидно: едва старухой она быть перестала да вредность свою растеряла, так новая напасть — поди сюда, полезай в полон

И такая печаль вновь Петю за сердце взяла, как давно уж того не было

Да вдруг опомнился он, всколыхнулся весь.

— Это что же такое я делаю? — себя спросил удивлённо. — Не годится так… Это из какой же гадости внутренней я сейчас мир творю? День завтрашний? И старуху свою я вот из такой боли сердешной и печали драной строю? Да не бывать тому!..

Распахнул он руки в стороны, будто белый свет обнять решил, смеяться начал. Вверх смех пустил по телу, вниз…во всём теле смех включил. А затем и теплом своим наружным засмеялся, тоже вроде как телом, но тонким каким-то, невидимым

И вновь случилось: Петя уж и смеяться перестал, а внутри себя слышит — смех детский звучит несмолкаемо, всё его тело улыбкой наполняя

* * *

С лязгом распахнулись огромные как ворота двери, впуская в горницу Змея Горыныча. Он шёл слегка пошатываясь и осторожно придерживая брюхо чешуйчатыми лапами, а головы его громко бранились меж собою.

— …А ты вообще молчи, — говорила левая голова правой, — кто вчера, как последний дурак, снотворного на ночь наглотался?

— Ну и что?

. — Как это что?!. Это после того, как я столько же слабительного выпил?..

— Подумаешь… отмылись ведь уже… Не надо только размахивать бревном, которое из своего же глаза вынул… Брюхо сейчас из-за кого болит?.. Говорил же, что питание раздельным должно быть — мухи отдельно, варенье отдельно

Петя, желая обратить внимание на себя, негромко прокашлялся, вежливо улыбаясь. Все три морды Змея тотчас же повернулись к нему, недоуменно уставившись на его широкую улыбку.

— Так ты ещё здесь, человек? — скривился Горыныч сразу двумя своими физиономиями и плюнул третьей. — Сказано же было: туда — не знаю куда… Левая его голова хищно оскалилась и сказала:

— Если бы мы хоть иногда знали о своём будущем

— …Тоне так бы смеялись, расставаясь со своим прошлым, — закончила за неё голова правая, и Петя ощутил, как на нём плотно сомкнулись лапы Змея.

— Люди делятся на хороших и плохих, а также — на головы и туловища…Ты сам-то что выбираешь? — издевательски спросила его голова средняя

И тут Горыныча вновь скрутило

Он жалобно в три глотки заохал, опять ухватился за живот и беспомощно скорчился на полу.

— Да, видать, сильно у него брюхо-то болит, — негромко пробормотал старик, внимательно наблюдая за ним. — Вишь как мается, бедолага

Немного поколебавшись, Петя всё же решился и, приблизившись к Горынычу, похлопал его по лапе.

— А ну-ка, пусти, — сказал он, деловито лапы Змея расталкивая, и добавил: — Подарок искал? «Не знаю что» хотел? Ну вот и получай теперь

Раскинутыми в стороны руками он обхватил огромный живот Змея и включил в них смех… Удивлённый Горыныч, не смея мешать ему, лишь тихо постанывал и прислушивался к себе.

Петя смеялся как всегда до «не хочу», а затем неожиданно сделал странное — он будто вынул из себя шар невидимый и смеющийся, меж ладоней его поместив, да прямо в брюхо к Змею и вставил — пусть теперь он там поживёт, посмеётся

— …А ведь не болит, — чуть погодя сказал удивлённо Горыныч головой левой и осторожно пощупал живот.

— …Совсем не болит, — расплылся он в недоверчивой улыбке головой правой.

— Ай да Петя, — сказал головой средней. — Значит, вот это и есть «не знаю что»?..Да ведь это просто чёрт — те што какое-то

— Зато от всего помогает, — сказал Петя, радостно улыбаясь. Стремительно обретая прежнюю наглость, Горыныч покосился на улыбающегося старика.

— Рано веселишься, — сказал, — это всего лишь первое задание было. Примерочное… Посмотрим, как дальше справляться будешь.

Он ещё раз внимательно осмотрел Петю. — Чем ближе кого узнаёшь, — поделился с ним опытом, — тем подальше потом пошлёшь

Так что ступай, Петя, в Царство Тридесятое… или Тридевятое?.. Запамятовал… И принеси мне блюдечко волшебное и яблочко наливное, что по нему бегает, да всё, что хошь, показывает

— А как не принесёшь… ну, про то ты уже и сам ведаешь

СМЕХ КАК ИНСТРУМЕНТ СВЕРХСОЗНАНИЯ.

Сильная душа, сознающая свой бессмертный материал и неисчерпаемый океан своих вечно пекущим энергий… по ту сторону мысли слышит детский смех

Шри Ауробиндо.

— Не слушай тот поверхностный голос, который заставляет тебя злиться, — требовал дон Хуан. — Вслушивайся в глубинный голос, который будет направлять тебя, начиная с этого момента, — тот голос, что смеётся. Вслушайся в него! И смейся вместе с ним. Смейся! Смейся!

К. Кастанеда, «Активная Сторона Бесконечности».

В реанимации врач спрашивает у пациента с торчащим из спины топором:

— Вам очень больной.

— Да нет, только когда смеюсь.

Анекдот.

Человек, как дитя Природы, как создание Божье, щедро наделён целым рядом свойств, способностей и механизмов, об истинном назначении которых он либо не подозревает вообще, либо только начинает постигать их непроявленный изначально смысл, робко и неуклюже используя лишь «верхний», доступный его пониманию слой возможностей, присущих ему изначально.

Так, например, наша, казалось бы, вполне заурядная способность издавать звуки, при соответствующем её использовании, открывает доступ не только к управлению психосоматикой организма, но даже к ощутимому влиянию на внешние физические процессы. Произнося определённые звуки, пропевая их сочетания, можно, скажем, остановить кровь, улучшить зрение или вылечить сердце, зажечь огонь, изменить физические характеристики воды и даже активизировать свой Божественный потенциал. На этом основана вся Мантра-йога, этим же во многом определяется трансформирующая сила канонических молитв и народных заговоров.

Оказывается, что даже в таком естественном и незамысловатом процессе, как дыхание, заложена, тем не менее, потенциальная возможность к глубочайшей трансформации человека, совершенствованию его физики и энергетики, а главное — к пробуждению его духовных начал. Подробно этот вопрос исследуется в йоге, хоть сама возможность издавна используется во многих оккультных и религиозных школах, даже в христианстве.

К сходным состояниям приводит умение управлять своим вниманием и способность к его концентрации на тех или иных важных центрах, скажем на пресловутом «третьем глазе» или на области копчика — хранилище Кундалини, некой космической «змеиной силы».

Стоит также упомянуть, что все органы и центры человеческого организма имеют странное соответствие определённым точкам и зонам, сконцентрированным в самых неожиданных местах: на ладонях, на подошвах ног, на скальпе, на радужке глаза, на ушных раковинах, на лице и даже на поверхности языка. Состояние этих точек отражает состояние всего организма, и через воздействие на них возможно вносить коррективы в его работу.

Всё это наводит на мысли, что существует возможность через вполне конкретные, хоть и весьма специфические манипуляции с психикой или физическим телом вскрывать и пробуждать в человеке целый ряд удивительных и традиционно не свойственных ему способностей и состояний, обычно называемых «сидхами» (чудесными способностями).

И сам по себе напрашивается вывод, что в нас присутствуют заложенные как бы впрок и до поры до времени спящие механизмы, которые хранят в себе непроявленный потенциал Хозяйской творческой энергии и возможность стремительной духовной Эволюции. Причём было бы весьма неразумно, да что там — попросту неуважительно к воле Богов и Вселенной, именно так всё задумавших, не попытаться этот потенциал реализовать.

К настоящему времени одним из таких механизмов, причём самым известным, хоть и наименее изученным, самым перспективным, но наименее серьёзным, самым доступным, но наименее используемым, самым объединяющим и Божественным, но почему-то «отлученным» от канонической церкви, — представляется СМЕХ.

А техникой, и пока единственной, позволяющей сознательно использовать это малоуправляемое и достаточно спонтанное качество нашего сознания, — является «внутренний смех».

Продолжая наше исследование, хотелось бы обратить ваше внимание вот на что.

Мы уже говорили, что смех начисто отсутствует в поведенческих реакциях животных. Но, как это ни странно, смех часто отсутствует и у людей. У людей с очень молодыми душами и привязками к грубым физическим ощущениям. То, что они называют «смехом», — всего лишь насмешка, «скалозубие» и истинным смехом не является.

При таком «смехе» активно работает ментал, происходит оценка, и как следствие — осуждение, «подпитывается» программа собственной значимости. В результате рано или поздно наступает полный развал как на внутренних, так и на внешних планах.

Это даже не нижний уровень смеха, это — «антисмех», это смех как бы в «минус-фазе». Такой «смех» действительно приближает «смеющегося» к тому, что в рамках религий зовётся Дьяволом. Именно этот негативный аспект мнимого смеха и осуждается в православии.

Он столь же неприемлем и неприятен как в быту, так и в широком социуме. Он порождает цинизм, пошлость и нетерпимость. И лишь по ошибке, из-за скудности языка нашего он также зовётся «смехом».

В отношении же смеха истинного в писании сказано следующее: «Весёлое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух, сушит кости» (Притчи).

Хотя нужно сказать, что в какой-то степени опасения отцов канонической церкви не совсем беспочвенны и являются вполне закономерной реакцией на отголоски «полу животной древности человеческой», ещё живущей в нас.

Есть мнение, что многие психические болезни, деструктивные программы и странные наклонности как бы воспроизводят первобытные особенности наших предков и отражают их весьма убогий уровень «дикой» психики, их зависимость от примитивных рефлексов.

То есть оказывается, что в глубинах нашего сознания всё ещё живёт некий дикий «палеантроп», оказывающий на нас ощутимое влияние и подчиняющий своей воле. Прав был Евгений Евтушенко:

Я с каплей крови
при порезе пальца
роняю из себя неандертальца
,
и он мне шепчет
,
скрытый в тайном гене
.
«
Не лучше, если б мы остались в пене?»

Вот и выходит, что наше подсознание буквально одержимо некой древней сущностью и во многом подчинено ей. Именно эту животную и, можно даже сказать, «сатанинскую» особенность обнажает у некоторых людей присущий им «смех» — всё осуждающая насмешка.

Но не стоит пугаться сказанного, суетиться и бегать в поисках экзорциста — специалиста по изгнанию «бесов». Древние люди, так же как и животные, не могли смеяться. А вы можете. И теперь у вас есть исключительная возможность уйти от этой древнейшей зависимости, «разрядив» в себе нереализованные инстинкты «своего неандертальца».

Разработано множество приёмов и способов для «проникновения» в подсознание. И достаточно «жёстких», наподобие классического гипноза и психофизиологического кодирования, и весьма «мягких», таких, как методики Луизы Хей и Хосе Сильвы, как НЛП и суггестивная лингвистика. Однако не вызывает сомнений их искусственность, и поэтому им всегда будет соответствовать неизбежная негативная реакция подсознания на подобное насильственное вторжение в «святая святых».

Но ведь существует естественный, безопасный и, что самое главное, — очень эффективный и доступный всем способ вхождения в контакт с подсознанием.

Раджниш по этому поводу говорил: «Когда вы действительно смеётесь, внезапно ум исчезает… Смех — это одна из самых красивых дверей, чтобы попасть в «не-ум»«.

Зачем мы стремимся попасть в подсознание? Ну уж точно не для того, чтобы ввести туда дополнительные записи, пусть даже такого характера: «Я — гений…» Глупо кодировать себя на то, чем мы уже являемся, да и вообще любое кодирование по своей сути уже нелепо и разрушительно в конечном счёте.

Мы вскрываем смехом подсознание с одной только целью — освободить его от присутствующего в нём «шлака» ненужных, искусственных программ. И разрядить их смехом же.

Это очень важно. Появившиеся в последнее время исследования говорят о бесперспективности попыток посредством лишь словесной терапии произвести изменения программ, записанных на уровне психосоматики. Психоаналитики и психотерапевты работают лишь с верхним слоем записей, а в случаях программ, присутствующих на уровне физики клеток, эффективность их работы стремительно падает. И требуются уже более серьёзные мероприятия, которые, однако, классическая психиатрия не признаёт.

В рамках нашей школы мы используем для этого удивительно эффективный «внутренний смех». Практикуя его, мы предельно ослабляем доминирование ментала над нами. Сложная машина мыслей как бы останавливается…

Но странное дело — глупей мы почему-то не становимся. Скорее напротив — смех, выключая искусственные программы, позволяет обрести истинную разумность, так как именно в таком «нементальном» состоянии, через ощущения, приходит понимание того, какую значительную часть жизненной энергии эти программы «стягивали» на себя. Зато теперь вся освобождённая смехом энергия непрерывно утверждает нас в новом качестве, наполняет оптимизмом и желанием жить.

Хаоса мыслей нет — несколько непривычно, но насколько ярче и красочнее становятся ощущения! Осознание всего делается более отчётливым и позволяет глубже и убедительнее ощутить всё то, что раньше казалось спорным и зыбким.

В таком состоянии длящегося внутреннего смеха и ментального затишья возможно даже читать, хоть при этом не происходит считывания по одному слову, как прежде. Мы воспринимаем уже некий информационный поток, словесно не обусловленный. Те, кто занимался техниками скорочтения и специально тренировался в выключении внутреннего проговаривания, хорошо понимают, о чём идёт речь.

Но всё же главным является то, что при этом выключены управлявшие нами прежде негативные программы. В этом состоянии исчезают и становятся прозрачными границы пресловутой «зоны комфорта». Вы «депрограммируетесь» как компьютер и становитесь реально свободными.

Таким вот «смешным» способом решается задача фантастической ёмкости и сложности. Очень просто решается. Приятно, что всё вышесказанное весьма легко проверить. Отследите любую включившуюся в вас программу: лень, страх, искусственное сексуальное возбуждение, желание закурить, недовольство чем-либо, беспокойство, желание выпить, расслабиться у телевизора или съесть что-нибудь сладкое — включите смех и отслеживайте изменение своих состояний.

Не надо слушать ничьих советов, не стоит верить никому и ничему, в том числе и этому тексту, — просто смейтесь и прислушивайтесь к себе, но будьте при этом честны. Не допускайте ни малейшего внутреннего насилия над собой — вы готовы принять все, любые ощущения, вы лишь честно отслеживаете: что же у вас там внутри происходит?

А там сплошной весёлый звон — это «лопаются и бьются стеклянно-прозрачные», невидимые вами ранее программы. И вы обретаете всё большую свободу в поступках, чувствах, поведении. И с удивлением отмечаете, сколь многое, ранее казавшееся нормальным и единственно возможным, в действительности оказывается нелепой и коварной программой.

И уже с большим пониманием читаете у Оскара Уайльда: «Ничто так не мешает роману, как чувство юмора у женщины и его отсутствие у мужчины».

И у Бернарда Шоу: «Иногда надо рассмешить людей, чтобы отвлечь их от желания вас повесить».

И даже (кто бы мог подумать?) у Махатмы Ганди: «Не будь у меня чувства юмора, я бы давно покончил с собой».

И уже лучше понимаете Вольтера, сказавшего: «Что сделалось смешным, не может быть опасным».

И улыбаетесь вместе с Ежи Лецем: «Максимальным чувством юмора обладают умершие: они смеются надо всем».

Эрик Берн в книге «Люди, которые играют в игры», описывая типичный сценарий поведения мошенника, делает следующее замечание: «Опытные мошенники опасаются людей, которые смеются, обнаружив, что их обманули». Почему? Потому, что смеющийся человек перестаёт быть жертвой. Во всём. И это — главное.

Социум, в котором мы пребываем, уже давно перестал быть отражением нашей сути. Его интересуют лишь наши кукольные обличья. Он стал матрицей, тупо подгоняющей все свои элементы (то бишь нас) под некие усреднённые, абсолютно нереальные и выгодные лишь одному ему стандарты.

Это своего рода Прокруст, пытающийся уложить в свою кровать-эталон достойного её «идеальных размеров». Но, увы, всех приходится «немного подравнивать» — кому ноги укоротить, а кого, напротив, растянуть почти вдвое.

Обратите внимание — любой тоталитарный режим серьёзен. Любой: фашизм, социализм, религиозный фанатизм… При социализме была возможна лишь сатира, то есть высмеивание. При фашизме — и того меньше. Почему так?

Верной Вульф, создатель Холодинамики, писал: «Когда люди становятся серьёзными, они отдаляются от целостной динамики, уходят в линейное (кукольное) мышление. Серьёзность уже подразумевает готовность забыть (о цельности)».

Раджниш по этому поводу говорил: «Серьёзность — это просто болезнь души, и только больные душой могут обращаться в рабов».

Смех же по своей природе разрушителен и губителен для всего, что остановилось в своём движении, закостенело в развитии. Смех— это сила обновления и движения.

Поэтому юмор и смех всегда активизируются и выходят на первый план в периоды социальных изменений, мощных внутренних общественных подвижек. Но смех всегда стихиен и, следовательно, малоуправляем. Социум в попытках самосохранения, понимая, что впрямую ему с этим качеством не справиться, поступает коварнее и хитрее — он огрубляет и опошляет смех, вновь низводя его до уровня примитивной и безопасной для него насмешки. Вот почему, кстати, такие качества, как пошлость и грубая безвкусица, столь же характерны для переходных периодов.

Вывод из всего вышесказанного прост: смех есть созидание через разрушение грубых, разъединяющих оболочек ментола, «дробящих» целостный Мир на отдельные фрагменты. Созидание Целого через объединение его элементов, освобождённых от разрушительных программ,

* * *

Умение с улыбкой воспринять себя и события, в которых вы участвуете, то есть сохранить чувство юмора в любой ситуации, возможно лишь при одном условии: способности увидеть «со стороны» как себя, так и всё происходящее с вами.

В любых стрессовых, драматических ситуациях вам может помочь следующая, пока ещё чисто логическая схема: данная ситуация смоделирована вами же, как духовным существом, ещё до рождения, и испытание в виде некой проблемы, которое вы проходите сейчас, — это ваш выбор, сделанный ещё до вашего «вочеловечивания» и совершенно необходимый для дальнейшего духовного роста.

По условиям игры, которые вы. приняли до воплощения в физическом теле, память об этом вами утрачена. И только поэтому все свои невзгоды и беды вы воспринимаете с недоумением и обидой, как незаслуженное наказание непонятно за что, иногда бунтуя и не соглашаясь с ними, а иногда покорно и обречённо «влача свой жалкий жребий», но и в том, и в другом случае не выполняя изначальной задачи, поставленной перед собой же.

А она очень проста и заключается лишь в необходимости восстановления утраченной цельности через согласие и приятие любой ситуации.

Какое бы внешнее выражение не имели события вокруг — Хозяин всегда и в вас, и в вашем окружении Един, а значит — вы непрерывно взаимодействуете лишь сами с собой, всё вокруг — это и есть вы. Даже если в данный момент вы, но уже в чьём-то внешне отличном от вас обличий, как-то и обижаете себя же. Осознание этого приводит к ненужности дальнейшего испытания, и события гармонизируются.

Но для подобного восприятия себя и ситуации, для того, чтобы ментальная логика сменилась вызывающими доверие ощущениями, совершенно необходим некий внешний взгляд, необходима возможность наблюдения себя со стороны. Для начала — хотя бы в стрессовых ситуациях. Но в идеале — непрерывно.

Такую возможность мы обретаем, вскрыв и использовав ещё один, более тонкий и более тотальный способ внутреннего смеха.

Хочется сразу предупредить, что подходить к этому уровню смеха следует, лишь хорошо освоив и наработав до естественности предыдущие два. В противном случае вы можете просто не ощутить ничего! И вряд ли сумеете оценить то новое, что вам предлагается ввести в своё существование.

То, что вам будет предложено, внешне будет мало отличаться от предыдущих техник смеха. Но это лишь на первый взгляд. И истинную ценность вашего нового приобретения вы, возможно, сразу и не разглядите. Но это лишь поначалу.

Так как уже очень скоро вы отчётливо ощутите, как что-то в вас меняется качественно и тотально… Что вы — в чём-то и не вы уже, но становиться вновь беспомощным и от всего зависимым вы вряд ли теперь захотите.

Итак, вам предлагается новый уровень смеха, при котором вы смех как бы… подселяете к себе, предлагая ему теперь всегда быть на страже вашей целостности с собой и с Миром, причём не только напоминая о Хозяйском статусе, но более того — непрерывно вас в нём сохраняя.

Вам предлагается стать смехом. Вам предлагается вспомнить свою изначальную Вселенскую Божественную гармонику, позабытую и утерянную некогда. Вам предлагается ощутить себя первозданной вибрацией того самого первого слова, что было изначально… Вам предлагается сейчас сделать первый смелый шаг к этому. И этот шаг выглядит до смешного просто.

ТЕХНОЛОГИЯ «СМЕХА ТРЕТЬИМ УРОВНЕМ».

Перенесите своё внимание в область чуть выше головы, на расстояние примерно 5—10 сантиметров над макушкой. Представьте в этом месте некий шар произвольного, но удобного для вас размера. «Присмотритесь» к нему внимательнее — да ведь это давнишний ваш знакомый, «улыбашка-Капитошка»! Помогите своим воображением, своим внутренним зрением сформировать его улыбающуюся рожицу.

Теперь вы предложите ему рассмеяться. Для вас, уже мастеров «Внутреннего смеха», это не составит никакого труда.

Помните свой «внутренний смеховой камертон», помогавший включать смех в тонких оболочках? Сейчас таким камертоном станет каждый ваш вдох и выдох. Вы представляете и в какой-то момент ощущаете, что сам воздух, которым вы дышите, вибрирует в «смеховой частоте», уже знакомой вам. То есть вы «включаете смех» в выдыхаемом воздухе (равно как и во вдыхаемом) так же, как некогда «включали» его в «тонких оболочках».

Далее, вдыхаемый «смеющийся» воздух, проходя через готового к смеху «Капитошку», настраивает его на «смеховую частоту» и «включает» в нём смех. «Капитошка», или просто пространство над вашей головой в виде некого шара, смеётся.(Для тех, кто знаком с системой чакр, — это область верхней чакры, но знать об этом вовсе не обязательно.).

Теперь этот смех (назовём его очень условно «смехом третьего уровня») вы поддерживаете «настроенным на смех дыханием», как вдохом, так и выдохом.

Причём хочется обратить особое внимание вот на что — амплитуда «смеховой вибрации» вдоха-выдоха очень-очень небольшая. Это даже не физическая вибрация, а лишь некое «представление о вибрации», и этого вполне достаточно, ведь это — камертон.

И завершающий, но очень важный штрих, без которого всё вышеописанное теряет всякий смысл, — это улыбка. Но сейчас качество вашей улыбки существенно меняется — она становится внутренней. Теперь вам вовсе не обязательно улыбаться губами (однако не сбейтесь на крайность — это нисколько не возбраняется, если позволяют обстоятельства), теперь вы просто видите себя улыбающимся, вы «внутренне улыбаетесь», и этого вполне достаточно. Но «внутреннюю улыбку» обязательно подчеркните «улыбающимися глазами» — это важное дополнение и всегда прекрасно выглядит внешне.

Именно внутренняя улыбка, улыбка глазами и ощущение смеющегося пространства над головой создают всё то, что мы назвали «Смехом третьим уровнем».

В дальнейшем же, по мере прорастания в вас этой техники, необходимость в удержании внимания на «смеющемся воздухе», на «вибрации смеха» отпадёт сама по себе. Оказывается, составляющие как нашей физики, так и тонкоматериальных тел обладают своей памятью и даже сознанием (ниже мы ещё поговорим об этом) и, будучи настроены на определённые состояния, послушно их хранят и удерживают. В жизни, увы, это больше проявляется в негативных вариантах, когда в нас «трепетно» хранится память о болезни или боли.

К тотальному «инфицированию смехом» мы ещё подойдём, пока же придётся делать периодические напоминания своему хотите — «Капитошке, хранителю смеха», хотите — просто «центру смеха», в виде настройки «смеющимся дыханием».

Что нового даёт нам эта техника?

Прежде всего следует сказать, что каждый новый способ смеха ни в коем случае не отменяет предыдущие, уже освоенные вами. Они лишь дополняют друг друга, выводя смех на всё более тонкие ощущения.

Напомним, смех «первым уровнем» прекрасно работает с психоэмоциональными состояниями, легко снимает как «свежие», так и уже «укоренившиеся» записи, производит профилактическую расчистку и проявляет «спящий» негатив; смех «вторым уровнем», то есть тонкими оболочками, прицельно работает с негативными записями любого характера, позволяет производить целый ряд оздоровительных мероприятий, глубинно проникает на клеточный уровень.

Оба уровня смеха повышают жизненный тонус, меняя тем самым качество существования, позволяют легко входить в Хозяйское состояние, а главное— объединяющим принципом, присущим смеху, возвращают ощущение утраченной цельности и делают мир дружественным, разряжая тем самым глубокие, кармические деформации.

Новый уровень смеха, сохраняя все предыдущие положительные наработки, позволяет уже сейчас, не дожидаясь полной расчистки негативных записей (но планомерную работу в этом направлении, естественно, следует продолжать), нейтрализовать их влияние на вас в повседневности, обрести свободу в поступках и ясность видения ситуации.

Очень важно то, что при новом способе смеха именно в зону смеха смещается ваш как бы внешний «центр зрения», и «отстранённый» Хозяйский взгляд на себя и ситуацию возникает естественно и вроде бы сам по себе.

Практикуя «смех третьим уровнем», невозможно привязаться к чему-либо, «залипнуть» на ситуацию, человека, результат — именно в силу этого в нас сохраняется устойчивое и непрерывное Хозяйское состояние.

И всё же главное, пожалуй, что через вибрацию смеха происходит включение в единое энергопространство Хозяина и подключение к Вселенскому, Божественному творческому потенциалу.

Теперь этот смех, звучащий в вас и вызываемый ещё поначалу усилием воли, с каждым днём будет становиться всё более автономным и независимым от вашего желания или нежелания смеяться.

В какой-то момент вы ощутите, что всегда можете его услышать — достаточно лишь заглянуть в себя. И наступит день, когда вы поймёте, нет, скорее осознаете некой глубокой убеждённостью, что ничего нового в себе вы не создали. Вы лишь пробудили… даже не так — лишь позволили себе услышать ласковый смех заботливого отца или любящей матери, наблюдающих за играми несмышленого пока ребёнка, смех, который звучал в вас изначально, но ведь вы всё это время были столь серьёзны и заняты…

Вы никогда не наблюдали за игрой котенка, когда он «охотится» на бумажку или мчится сломя голову через всю комнату, спасаясь от воображаемого врага или пугаясь своей же тени? Правда — забавно и смешно? Помните, как благодушно вы посмеивались при этом?

А теперь вспомните — а ведь шерсть у несмышленыша стояла дыбом… а зрачки были круглые от страха… а дыхание частое-частое от испуга… Для котенка-то, оказывается, всё было взаправду…

Вам ничего это не напоминает? Ведь и мы вот так мчимся, бегаем, суетимся, спасаемся от чего-то явно выдуманного и видимого лишь нам… А там, в глубине нашего существа, непрестанно звучит мягкий, всё понимающий смех нашего мудрого, космического Хозяйского существа.

Станислав Гроф, глубоко исследовавший внутренние пространства человека и духовные контакты с высшими сущностями, происходившие в особых холотропных состояниях, говорит: «.Есть ещёодно свойство, которое упоминается постоянно, — это утончённое ощущение некого Космического юмора».

О том же говорит Шри Ауробиндо, в присущей ему поэтической манере описывая Хозяина (кстати, именно им введён этот термин):

«Спокойное, глубокое море, оно смеётся в бегущих волнах.

Всеобщее — оно есть всё, трансцендентное — ничто».

И опять Раджниш: «…Через смех вы можете достичь Бога… Смех — это мост к нему… Смеясь, вы придёте к тому, кто научил вас смеяться»,

Сейчас мы смело можем сказать: вы теперь имеете реальную возможность услышать этот смех, на первых порах воссоздав в себе его модель.

Осознавая в себе нескончаемый смех, постепенно становясь им (об этом чуть ниже), вы практически встаёте на одну ступень со своим Хозяином и столь же по-хозяйски можете теперь обозреть всё происходящее в вашей «личной Вселенной». И смеем вас уверить, что и этот взгляд, и те ощущения, что вы испытаете, будут в корне отличаться от всего привычного вам.

Всё, ранее казавшееся сложным, теперь оказывается смехотворно простым, любая проблема тает, как сгусток бесплотного тумана, пугавшего вас только своими грозными очертаниями, смертельная опасность превращается в достаточно искусственное кукольное действо, в которое вы, как его автор-создатель, теперь можете внести любые правки; личная драма, увиденная под иным. Хозяйским углом зрения, становится лишь проявлением элементарных «мыльных страстей». Многое из казавшегося раньше важным и жизненно необходимым вдруг делается достаточно искусственным и «кукольным».

А то, что для Хозяина является единственно важным и имеющим смысл, неожиданно связывается с очень простыми вещами — жить, не отрицая в своём существовании ничего, полностью принимая и себя, и своё окружение и ощущая поток непрерывной радости от этого.

* * *

Сейчас очень хочется обратить ваше внимание на один, чрезвычайно важный аспект смеха вообще — и «Внутреннего смеха третьим уровнем» особенно.

Мы уже говорили, что именно при смехе в одном из отделов нашего мозга — в гипоталамусе, происходит интенсивное образование целой группы особых веществ под общим названием эндорфины. Это своеобразный внутренний и абсолютно естественный для человека наркотик.

При детальном их исследовании обнаруживается целый ряд удивительных свойств. Оказывается, эндорфины, относящиеся к группе нейропептидов, обладают двойственной природой. Иногда они проявляют в себе качества, присущие гормонам, и воздействуют через гипофиз на функционирование всего организма в целом, но иногда они ведут себя как нейропередатчики, воздействуя уже непосредственно на нейроны мозга, влияя на его функционирование и вызывая в нём весьма характерные изменения.

При этом выясняется, что достаточно длительное воздействие эндорфинов на мозг, а тем паче — постоянное, как в предлагаемом варианте «Внутреннего смеха», провоцирует создание новых нейронных связей, образование своеобразных нейронных «дорожек» и «сетей», формирование новых рефлексов.

Это позволяет совершенно по-новому воспринимать действительность и пробуждает сверхсознательные контуры нашего сознания. Обычно нечто подобное происходит лишь в результате глубоких и длительных медитационных практик или при неоднократном приёме больших доз психоделиков. Но сейчас у нас появилась реальная возможность естественного выхода за пределы привычного существования, за границы пресловутого «Описания Мира», в новый «тоннель реальности», с более свободным и интенсивным существованием.

Практически речь сейчас идёт о рождении, о создании, причём абсолютно естественным, природным образом, совершенно нового человеческого вида с необычными качествами и характеристиками.

Причём такая трансформация предполагается достаточно плавной и постепенной, без резких и болезненных «апокалиптических» подвижек.

Пусть вас не удивляет такой неожиданный и смелый переход темы на уровни и масштабы гораздо более глобальные, чем рассматривавшиеся до сих пор «прикладные» аспекты смеха.

Во-первых, это неизбежно, ибо вся логика нашего исследования говорит об очень важной роли смеха на дальнейшем витке духовной эволюции человека («…Серьёзность — это болезнь… смех так же свят, как и молитва… смех, юмор — краеугольный камень религии будущего» (Раджниш).); во-вторых, мы сейчас описываем лишь перспективы и возможности (хоть и очень близкие — особенно для вас) и не предлагаем немедленно провозглашать себя представителями нового человеческого вида «Хомо хихикус» (для этого ещё придётся немного посмеяться); а в-третьих, это ещё далеко не всё из того, что мы можем на сегодня рассказать о смехе и о вас самих, а точнее — о ваших возможностях в рамках «Внутреннего смеха».

Вы, наверное, уже забыли, что мы обещали не просто научить вас смеху новым способом, но и помочь стать смехом, ощутить себя той изначальной вибрацией, что некогда создала наш Мир.

Вы полагали, что мы просто шутили, «художественно преувеличивали»?

Даже не надейтесь.

Но для того, чтобы подойти к этому вплотную, нам потребуется сделать некоторое не очень короткое и весьма ёмкое отступление.

* * *

Для более полной иллюстрации темы, от которой мы хотим оттолкнутые и которой мы попробуем дать логическое развитие, обратимся к работам Сатпрема, Шри Ауробиндо и Матери (сподвижницы Ауробиндо). Далее следуют цитаты из этих работ с некоторыми нашими комментариями.

«Физический ум является преградой (для трансформации). И в то же время он является выходом на ещё более радикальное открытие, выходом на ещё более глубокий слой клеточного ума (все выделения в тексте наши. — Г.К.), обладающего властью уничтожить не только нашу привычку к несчастьям, но уничтожить любые присущие виду привычки и в конце концов — старую привычку умирать».

«…Разум клеток…очень похож на физический разум своей неистощимой способностью повторять всё тот же старый мотив… он находится повсюду в теле, подобный миллионам маленьких голосов, которые можно легко услышать, когда очищены ментальные слои. Он беспрестанно ворошит все наши чувственные ощущения: достаточно, чтобы группа клеток была однажды поражена страхом, ударом или болезнью, как они бесконечно начинают воспроизводить этот страх и стремление к беспорядку, «вспоминать о болезни. Это — стадный, абсурдный разум (древний)».

«…Своей дисгармонией этот страх рано или поздно призовёт бессознание смерти».

«…Но вся его нелепая механичность, абсурдный автоматизм могут служить истине так же, как и лжи».

«Если он хоть раз настроен на вибрацию света (прочтите — смеха; в течение цитирования мы будем делать такие поясняющие наш подход врезки, объясним же их чуть позже), то он будет повторять её с упрямством мула…будет повторять её день и ночь, непрерывно…».

«…Отсюда — его огромное значение для трансформации, он может стать исключительным средством для закрепления супраментальной (сверхсознательной) вибрации в теле» (смех может являться такой вибрацией).

«Каждая вещь, живая или нет, несёт свои собственные, особые вибрации: скала, огонь, вирус, вода».

«…Существуют другие вибрации, обладающие властью вызывать высшие состояния сознания…».

«.„Свой звук присущ любви, возможен даже определённый звук Вселенной… Их мантра (здесь — вибрация) способна воссоздать определённые состояния сознания…».

«…Мать (так же, как и Шри Ауробиндо) ясно видела в клеточной субстанции способность к повторению, и она пришла к выводу, что, если бы удалось заменить установившийся определённый вид вибрации в материи, скажем, (ввести) вибрацию радости, света, открытую подобно любви, вместо обычной эгоцентричной, пессимистичной и смертельной вибрации, тогда, вероятно, человек мог бы. дать этой субстанции клеток новый принцип связи, основанный не на привычках, но на божественном.

Вместо того чтобы ткать саван смерти, клетками… будет соткана вечная жизнь…».

«…Вибрации распространяются. Всё дело в том, что они заразительны. Духовные вибрации… ментальные… витальные вибрации так же заразительны...».

«Материя — то место, где заражение происходит моментально… происходит немедленное распространение».

«Л заметила, что мантра (вибрация, и можно уже смело добавлять — вибрация смеха) обладает организующим воздействием на подсознание, бессознательное, на материю, на клетки…».

«Мантра (вибрация смеха), повторяемая клетками, уничтожает привычку».

«…Удивительно, но (эта) вибрация обладает связующим воздействием: вся клеточная жизнь становится цельной массой с единственной вибрацией'.».

«Вместо обычного для тела множества вибраций здесь лишь одна — единственная вибрация».

Несомненно, что вы уже догадываетесь, о чём идёт речь. Шри Ауробиндо и Мать затеяли грандиозный эксперимент, подчинив ему всю свою жизнь. Их задачей было превратить животный, примитивный разум клеток в разум сверхсознательный, сделав тем самым осознанным всё физическое тело человека, всё его существо.

Клетки с записанной в них программой тупо заставляют нас болеть и умирать. Ауробиндо и Мать хотели, дав им разумность, достичь бессмертия человека, но не в абстрактном загробном мире, а в физическом человеческом теле.

То есть они хотели осознать в себе Хозяина не только трансформированным сверхсознательным менталом, но каждой своей клеточкой.

Потрясающая и удивительная задача! До сих пор это не удавалось никому. Многим посчастливилось вспомнить себя Хозяйскими существами, но ещё никому не удавалось это осознание распространить на все составляющие человека, а особенно — на его физику.

Ауробиндо и Мать смело взялись за эту задачу… Но они не работали со смехом, и им было предельно, непередаваемо сложно быть первопроходцами.

«Величайшая проблема состоит в том, что телесная ткань соткана из невежества, и потому каждый раз, когда сила, свет, могущество стремятся как-то проникнуть, это невежество должно быть удалено в первую очередь… Изначальная реакция неизменно является отрицанием. Тогда как будь здесь всегда улыбка в ответ, боль исчезла бы почти мгновенно».

Они были уже близки, они чувствовали, догадывались, но преодолеть эту грань понимания отчего-то не смогли…

«Когда через несколько часов боль возвращается, то сами клетки призывают это (улыбку, ощущение радости, а нам так и хочется добавить — смех), потому что помнят… Они выходят из своей гипнотической инертности. Освобождённая от привычных оболочек, суть клеток начинает открывать свою истинную природу».

«…Вибрация боли — вибрация лжи, так как во всём мире есть лишь одна вибрация — божественной радости. Бог есть Радость».

Мы это называем смехом. Смех есть Единство. Смех есть Любовь. Смех есть Бог.

Как близки наши пути… Насколько един источник, питающий нас… И насколько проще и радостнее дорога, уже обозначенная и проложенная этими Великими Людьми.

«… Задача ищущего — не столько бороться с так называемыми дурными вибрациями, сколько хранить в себе истинную вибрацию… хранить божественную радость в теле, ибо она лечит и приводит в согласие все ложные и жалкие вибрации обманутых клеток».

У них не было нашего понимания смеха, наших техник, но ведь именно об этой вибрации смеха все их слова, именно с этой Божественной вибрацией радости они связывали все свои планы и надежды.

«Смерть является децентрализацией сознания, содержащегося в клетках тела… Пока сила концентрации преобладает, тело не может умереть… По-настоящему первым шагом к бессмертию будет, следовательно, замена этой механической концентрации на сознательную…».

Смеющаяся клетка, осознавшая себя Хозяином, подчиняется лишь сама себе. Ей плевать на программы, призывающие её разрушаться, — вот секрет механизма бессмертия.

Внимательно вчитайтесь в следующие слова и вспомните свой, пока ещё небольшой, но у многих уже весьма действенный опыт, ведь многие уже слышали в себе этот детский хор смеющихся клеток:

«Сознание клеток овладевает мантрой (смехом!) и в конце концов повторяет её автоматически и с таким упорством! Я слышала, как клетки повторяют свою мантру! (смех!) Это напомнило хор…Напоминало бессчётные крошечные голоски, снова и снова повторяющие тот же звук. Они звенели, как песнопение, исполняемое многими хорами детей,—крошечными голосками… Я была поражена…».

Мы на верном пути, друзья. Давайте не будем заглядывать очень далеко, но — путь уже проложен, направление уже обозначено вехами, и на каждом шагу мы получаем подтверждение истинности нашего движения.

У нас есть «Внутренний смех», мы не знаем, откуда он пришёл, кем он был нам дан, наверное. Временем и, наверное, вовремя, каждый сейчас имеет реальный шанс значительно приподняться над собой и сделать первый шаг навстречу Смеющемуся Хозяину.

Давайте закончим эту тему опять же цитатой из Шри Ауробиндо, и поверьте — это о нас с вами, это о каждом:

«…Среди нас должна родиться некая особая раса, совершенный Человек, если только мы, дадим на это своё согласие.

Тогда мы будем обладать радостью этих двух миров, а впрочем, и всех миров, как если бы они были едины… Ибо такова конечная цель нашей эволюции — радость. Эту радость подделать не может никто, потому что она — ребёнок, смеющийся на солнце…

Радость, а не крест должна быть целью, устремлённой к победе человеческой души, — но люди до сих пор влюблены в печаль… Поэтому Христос до сих пор распят на кресте в Иерусалиме.

Но эволюция выйдет из Ночи и вступит в Солнечный цикл

Распятый Бог в нас сойдёт со своего креста (освобождённый нашим смехом), и человек станет наконец Самим Собой — станет нормальным.

Ведь быть нормальным — значит быть божественным…».

И Сатпрем: «…Замещение вибраций. Чудо Земли, встающее на место земной лжи.

Апокалипсис, да, апокалипсис с улыбкой.

Губительный для мертвецов и светлый для вечно живых. Волшебная сказка в клетках Земли».

* * *

Коротко прокомментируем вышеизложенное.

Несовершенство, ущербность и обречённость человека в этом мире определены несоответствием между его древними, а по сути — животными, клеточными программами и программами социумными, ментальными. К тому же каждая из этих программ работает в режиме присущей лишь ей вибрации, буквально заражая ею определённые группы клеток. Поэтому общая вибрация всех клеток достаточно хаотична. Вдобавок к этому, человек, утерявший единство с внешним миром, превращается в закрытую, замкнутую на себя систему, в которой теперь неизбежно будет нарастать хаос. Хаос приводит к смерти.

Клетки разумны, разум их примитивен. Дружественность разума клеток определяется степенью соответствия вибраций, доминирующих в них, частотным характеристикам человеческого сознания. И пока в нашем сознании доминируют хаотические вибрации ментала — взаимодействие между ними невозможно. Поэтому совершенно необходимо создание некой третьей организующей силы — сверхсознательной.

Сверхсознанию присуща частота любви и радости. Смеху — тоже. Это и есть доминирующая, более того — изначальная, а следовательно — неизменно гармоничная вибрация пространства нашего существования, призванная объединить в нас два разума — клеточный и ментальный, и создать разум новый, интегральный, Хозяйский.

Если человек сонастроен с этой изначальной вибрацией не только на уровне сознания, но и на уровне физического тела, на уровне клеток, то между этими системами (Человек — Вселенная) неизбежно возникает резонанс.

И теперь вибрация, определяющая жизнь человека, становитсямощной и незатухающей, так как непрерывно поддерживается энергией самой Вселенной.

Вибрации «заразительны». Определённая вибрация, достаточно долго удерживаемая на уровне клеток, «заражает» пространство вокруг себя. Клетки начинают работать, «вибрировать» на одной общей частоте.

Если такой доминирующей частотой сделать смех, то вибрация смеха через некоторое время станет единственно существующей в человеке.

Такой человек становится центром гармонизации, обретает реальную возможность бессмертия и возвращается к своему божественному природному истоку, сам становясь вибрацией смеха, становясь самим смехом.

Центром «заражения» вибрацией смеха вам предлагается сделать верхнюю чакру — надмакушечное пространство. Почему именно такой выбор — об этом ниже.

Также предлагается всё вышеизложенное ни в коем случае целью не делать и к этому не стремиться. Просто продолжайте жить, радуясь жизни и радуясь себе, жить, смеясь и наслаждаясь каждой минутой.

А неминуемое вас не минует…

* * *

Описывая перспективы «Внутреннего смеха», мы считаем себя просто обязанными коснуться, пусть вскользь и бегло, темы, в рамках которой возможно более полное осознание механизмов гармонизирующего воздействия смеха на окружающее пространство.

Подробнее этот вопрос мы будем рассматривать на втором уровне школы. Поэтому сейчас постараемся выстроить наше изложение в достаточно лаконичной, а местами — даже в тезисной форме.

Вы уже знаете и на этом этапе нашего пути скорее всего согласны с тем положением, что мир, нас окружающий, мы выстраиваем сами, в соответствии со своим внутренним качеством.

Этим достаточно общим утверждением мы до сих пор и ограничивались, но сейчас у нас есть возможность исследовать его глубже.

В нашем мире такое качество, как форма, всегда определяет окружающее пространство, влияет на него и его выстраивает.

Достаточно на некой плоскости просто нарисовать угол — как это немедленно отразится в определённых характеристиках пространства, этот угол окружающего: справа и слева от него оно станет неоднородным и даже в чём-то противоположным по качеству.

Если подобный угол будет сформирован уже в трёхмерности некими реальными плоскостями, то его влияние на пространство станет гораздо более интенсивным и заметным.

Этот эффект хорошо известен магам и народным целителям — целый ряд ритуалов у них совершается с острыми предметами (шпаги, ножи, иголки); биоэнерготехнологам и специалистам по фэн-шуй — ими всегда учитывается влияние углов зданий, комнат, даже письменного стола на пространство; в быту также существует ряд примет и рекомендаций, выполняемых нами без осознания механизмов, в них отражённых, но подтверждающих указанный эффект, например: веник надо ставить всегда ручкой вниз, кактусы «съедают» излучение компьютеров, нож принято передавать острием к себе и пр.

Наиболее характерна в этом отношении пространственная структура в виде пирамиды, — не случайно они так часто встречаются в истории человечества. Это вообще удивительное образование, особенно если взглянуть на неё «новым» и свободным от расхожих стереотипов взглядом.

Прежде всего, пирамида как пространственная структура «исходит», можно даже сказать — «рождается», из точки — своей вершины. То есть вся пирамида, весь её объём рождён из ничего, так как точка — суть ничто. Чем не модель Вселенной?

Но пирамида статична, и для того, чтобы поверить в сказанное, нам для убедительности как бы не хватает «подтверждения движением» — вот если бы мы видели, как она «лезет из точки», появляясь «сама из себя», вот тогда… Чушь, не правда ли?

Да вот и не совсем. Оказывается, и увидеть это возможно, и даже приборами зарегистрировать.

Из вершины пирамиды, правда, «лезет» не сама пирамида, а пространство — ею организованное, «созданное». Впрочем, можно и без кавычек. Любая пирамида действительно работает как генератор пространства.

— Стоп, стоп, — возможно, уже сейчас скажете вы, — ну а при чём же здесь мы — волшебники и какое отношение всё это имеет к нашему «Внутреннему смеху»?

Оказывается, самое прямое. Но давайте всё же будем последовательными.

И перед тем, как перейти на вас конкретно, отметим, что пирамида генерирует не любое пространство, а лишь строго определённое и заданное её параметрами. То есть если соотношения размеров пирамиды гармоничны, то пространство вокруг неё обязательно гармонизируется, даже если до этого оно было аномально.

Что значит «гармоничные соотношения размеров»? Это означает, что они отражают параметры некого «изначального пространства», некой «матрицы», заложенной в основу энергоструктур нашего Мира.

Не вдаваясь в подробные объяснения, очень коротко определим:

— истинная мерность нашего пространства дробна, мы живём не в трёхмерном пространстве, а в «пи-мерном», то есть его правильная мерность соответствует числу я, а именно — 3,14…

— следовательно, определяющая вибрация нашего мира также соответствует числу π;

— отсюда изначальная вибрация, создавшая наш Мир, то самое «слово Божье» должно также соответствовать частоте вибрации числа π;

— пресловутое золотое сечение, лежащее в основе всех пропорций нашего мира, суть производное от числа π, то есть в своей основе они едины.

А уж с золотым сечением мы сталкиваемся на каждом шагу, чего бы ни коснулись: форма снежинок, расположение иголок на кактусе, спирали панцирей моллюсков, расположение косточек в яблоке, наконец, параметры человеческого тела — повсюду в живой Природе мы находим «золотое соотношение» размеров и параметров.

Если эти две гармоники (золотое сечение и число π) заложены в размерах пирамиды, то она непременно будет создавать, генерировать вокруг себя столь же гармоничное пространство.

Широко известные пирамиды Александра Голода, успешно работающие в самых различных местах, в том числе и в окрестностях Москвы, используют именно этот принцип, хоть похоже, что до конца он даже их создателем не понят. Тем не менее реальность воздействия этих пирамид на окружающее пространство не вызывает сомнений ни у кого, даже у скептиков: затягиваются озоновые дыры над огромными территориями, значительно повышается всхожесть семян, выдержанных внутри пирамиды, меняются физические свойства воды после «пирамидного облучения».

Но всё же — при чём же здесь мы и смех?

Дело в том, что человек в своей энергетической основе также представляет собой пирамиду. Точнее, это несколько более сложное образование, состоящее как бы из двух тетраэдров (тетраэдр — правильная трёхгранная пирамида), — это та самая знаменитая «меркаба», являющаяся, по сути, всего лишь трёхмерным выражением единства двух начал — мужского и женского (ян и инь).

То есть, оказывается, сам человек столь же успешно и в соответствии с теми же принципами организует, генерирует и создаёт пространство вокруг себя. Вот чем, в частности, проявлен механизм его творения! И пространство вокруг себя он организует исключительно в соответствии со своим внутренним качеством. Естественно, что у такой сложной системы, как человек, оно определяется не одними лишь линейными размерами и конфигурацией его тела. Речь идёт о качестве его энергоструктуры.

У пирамид Голода «излучение нового пространства» происходит через верхнюю точку пирамиды. Выброс некоего «ионного столба» над пирамидой, как сопутствующий этому процессу эффект, регистрируют даже самолётные радары на высоте нескольких километров.

У нас эта точка соответствует верхней чакре, «надмакушечному» пространству, зоне смеха третьим уровнем.

Но чем же, собственно, определяется гармонизирующее воздействие смеха на пространство при таком подходе, как ему удаётся гармонизировать энергоструктуру человека, где сокрыто в нём универсальное — золотое сечение?

Мы уже говорили, что смех обычно возникает при столкновении двух разнонаправленных программ. Он как бы «живёт» в зоне взаиморазрушения их противоположностей, а значит — в точке неизбежного возникновения нового качества. Параметры такой зоны смеха, её энергетическая конфигурация всегда будут соответствовать параметрам золотого сечения. Почему именно — об этом мы поговорим на следующем занятии.

Выходит, что наша «зона смеха третьим уровнем» — это своего рода «фильтр», матрица, гармонизирующая создаваемое нами пространство, которое как бы «проходит» через неё.

Александр Голод создаёт свои пирамиды и расставляет их по всем просторам и весям для «оздоровления» нашего больного пространства. Возможно, что это и неплохо. Но не правильнее и не естественней было бы такую «пирамиду» каждому создать из себя, осуществив её «настройку» через «Внутренний смех»?

Определённое число людей, практикующих «Внутренний смех», способно сгармонизировать энергопространство планеты… Вспомним Сатпрема: «Апокалипсис с улыбкой…».

Человек же, ставший «смехом», включивший каждую свою клетку в вибрацию, соответствующую гармоникам нашего пространства, сам становится вибрацией изначальной, некогда создавшей наш мир, становится словом Божьим, смехом его, улыбкой Вселенной…

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

1. Выполняйте технику «Смеха третьим уровнем» в течение дня максимально часто, следуя уже известному вам принципу: «вспомнили — сделали». Убедитесь, что не существует ситуаций, когда нельзя было бы взглянуть на себя и на обстоятельства отстранение и с улыбкой.

Позвольте этой технике со временем прорасти сквозь вас, позвольте ей перестать быть техникой и стать вашим естественным и постоянным состоянием.

В тот момент, когда вы услышите внутри себя ответный смех Хозяина, когда вы уже не сможете отличить его смех от своего, когда они станут одним, подтверждая вас Хозяином, — вы обретёте истинную свободу, и в мире не найдётся ничего, что смогло бы вас её лишить.

2. Пусть пространство «смеха третьим уровнем» станет для вас неким «очагом заражения» смехом. Вам для этого не нужно делать ничего специально.

Лишь вначале сознательно удерживайте внимание в зоне смеха, а затем просто позвольте ему там происходить, представляя, как всё большие участки вашего как физического, так и тонких тел включаются в «смеховое действо».

Визуализируйте свои клетки, поначалу предлагая им смеяться и помогая им встроиться в смех, а затем уже всего лишь наблюдая их смеющимися, ощущая это и, быть может, даже слыша.

Взращивайте в себе смех, не стремясь к каким-либо конкретным результатам, а просто получая радость от дарованной вам свободы в мыслях, поступках, ощущениях.

ВОСЬМОЕ ЗАНЯТИЕ.

Шелестяще заворочавшись в ворохе накиданной сверху листвы, Петя потянулся и звеняще зевнул во весь рот. Листья осыпались, подпуская к телу утреннюю прохладу и росяную сырость.

— Сегодня первый день моей оставшейся жизни, — вслух подумал он и рывком поднялся, решительно входя в утро.

Утро было ранним, всё в зыбком низком тумане и пении перекликающихся птиц.

Широко раскинув руки и стоя напротив едва проклюнувшегося в золотом разливе солнца, Петя пробуждал внутренним смехом не до конца ещё проснувшееся тело,

Насмеявшись до «не хочу» и свежо вздохнув напоследок, он наклонился к ручью и прильнул губами и лбом к журчащей влаге

Утёрся, выпрямившись, и улыбнулся — день начался.

Это был уже третий день бесплодных покуда блужданий Пети в поисках заказа Змея Горыныча или хотя бы подсказки насчёт оного.

Былой энтузиазм его понемногу угасал. Ничего ни вокруг, ни внутри не сулило даже намека. Мяв не подавал признаков жизни, и мало-помалу в душу к Пете заползала тоска чёрная.

Утренняя бодрость и радость пробудившемуся дню постепенно таяли вместе с призрачным туманом, обнажая мысли тёмные, унылые

— Ничто так не мешает радоваться жизни, — бормотал он, бредя по опушке и дожёвывая утреннюю краюху хлеба, — как сама жизнь.

— Ведь понимаю всё, — удивлялся себе же Петя, — а никак с собой не совладать. Понимаю, что есть в моей жизни смысл, но чую, что — чужой, вместо Хозяина подселённый. Кто же и когда в меня такую радость беспросветную вложил?..

— Медленно, неспешно прорастает во мне знание новое. Хозяйское, — сокрушался он, сквозь кусты пробираясь, — какая-то вялотекущая беременность, да и только. Страх во мне непрерывный растёт, что не справляюсь… Уж и смеяться над ним устал

— …Если хочешь убежать от внутреннего страха, — неожиданно услышал Петя в себе знакомый урчащий голос, — обучись внутреннему бегу… Над тропинкой прямо перед ним нарисовалась рыжая улыбка Мява.

— А если судьба подложила тебе свинью, — продолжал урчаще Мяв, — то присмотрись к ней получше: может это всего лишь зародыш твоей птицы Счастья?

— Эх, Мяв, — Петя даже обрадоваться коту как следует не смог, — уже третий день, поди, извилины напрягаю. А придумать ничего не получается. Голова скоро от дум тех потрескается

— Если голова болит, значит, она есть, — успокаивал его Мяв, — это уже неплохо. Теперь бы ею как следует распорядиться

— Вот именно — как?!. — дал волю чувствам Петя.

Улыбка Мява расплылась ещё шире. Кот явно и от души забавлялся.

— А ты посвяти своим проблемам полчаса ежедневно, — посоветовал он, — и используй это время, чтобы вздремнуть, — и захихикал.

— Смеёшься… — обиделся Петя, насупившись.

— Помогаю, — мелко, по-кошачьи вздохнул Мяв. — Жизнь, Петя, отвратительна, когда о ней много думаешь, и прекрасна, когда просто живёшь, И растаял.

— Вот так всегда!.. — аж крякнул с досады Петя. — Нет, чтоб по-человечески, по-понятному… Так нет, всё с подковыркой какой-то кошачьей, все загадки загадывает

Он продолжил свой бесцельный путь по влажной и росистой траве, вслух негодуя и обижаясь на Мява. Шёл так Петя какое-то время, пока вдруг не заметил, что, идя по тропинке и бранясь, он в то же время как бы со стороны на себя самого смотрит да усмехается тому, что видит. Даже смешок этот услышал — кошачий такой, как у Мява.

Петя даже остановился, прислушиваясь… Но вместо смеха услышал вдруг плач чей-то, из-за кустов доносящийся. Тонкий он был и пронзительный — не человечий явно, но будто о помощи зовущий. Недолго думая, туда кинулся, ступая, впрочем, осторожно и неслышно.

За кустарником в междускалье как в западне сидела серая зайчиха, испуганно прижав уши. Напротив неё, изготовившись к прыжку, собралась тугим клубком рыжая лисица.

Не медля ни секунды, хватанул Петя рукой сильной, рыбачьей лису за шкирку, в воздух вскинул. Второй — зайчиху осторожно с земли взял, к себе прижал, успокоить чтоб.

Теперь уже лиса издавала вопли плачущие да испуганные. Изворачивалась вся, пытаясь зубами острыми достать… Да не тут-то было — крепко и ловко Петя её держал.

— Спасибо тебе, Петя, — сказала вдруг зайчиха голосом человечьим, — спас ты не только меня, но и моих детушек. Пропали б они без меня

Удивился тут Петя, да не столько тому, что зайцы говорят, — в сказке всё же живёт, — сколько тому, что по имени его кличут. Хотел уже спросить, откуда слава о нём такая, как вдруг слышит:

— А меня?.. А моих детушек, кто помилует? — подала голос и лисица. Она перестала вырываться и печально смотрела Пете в глаза. — Неужто выживут они без меня? Чем же зайчата лучше лисят?.. А, Петя? Рассуди

Держал Петя в одной руке лису хищную и хитрую, а в другой — зайчиху беззащитную длинноухую, и как на весах их взвешивал. Будто ценность одной жизни с другой соразмерял

И тут сумятица мыслей и терзаний дней последних, будто огнём вспыхнув, в стройный ряд выстроилась

Но додумать он того не успел. Что-то громадное и сильное, зацепив его за шиворот, грубо дёрнуло. Выпали из рук его зайчиха с лисою, метнувшись сразу в разные стороны… А голова так резко вниз мотнулась, что в затылке что-то хрустнуло и в глазах потемнело

* * *

Висел Петя, пришпиленный за шиворот к стенке пещеры, беспомощно ногами и руками болтая, почти как лиса, давеча им плененная, и интересные мысли бродили в голове его

Неподалёку суетился великан, его сграбаставший. Он уже вздул костер и сейчас прилаживал над ним большущий котел. Таких, как Петя, там вместилось бы с пяток.

Закончив, он подошёл и как-то обыденно, без суеты начал ощупывать пленника.

— Не подарок, конечно, — бормотал под нёс, — но ничего, мясцо имеется… навар будет..

— А то намедни, — пожаловался Пете, — бродягу одного тощего в суп вариться бросил. Так он, стервец, покудова вода закипала, картошку всю в котле сожрал да деру дал, только его и видел

Он вышел из пещеры и по донёсшимся через минуту звукам стало понятно, что людоед точит нож.

Как ни странно, но ни тревоги, ни тем более страха Петя не испытывал. Он висел и слушал, как печально, словно падающие осенние листья, шуршат тараканы, густо бегая по стенам и полу пещеры. Поживиться им было чем: то тут, то там валялись остатки предыдущей трапезы людоедовой.

Мысли неспешно текли в Петиной голове. У него было какое-то светлое ощущение, будто понято им недавно то, что делает разрешимой любую проблему, что делает смешною любую опасность, включая и нынешнюю.

Пока висел Петя на стене в ожидании великана-людоеда, времени у него было предостаточно, чтобы вспомнить своё открытие умственное и сделать из него следствия нужные.

А мыслил он так, вспоминая свои нынешние мытарства.

— Мир Хозяин мой, то бишь — сам я, как Хозяин, цельным создал? Цельным. Так откуда же в нём понятия разные, крайние да друг дружку исключающие появилися? Откуда в нём и радость есть, и горе? Если, скажем, радостен я был, творя, — откуда горе в нём? Или, напротив, если горек был ум мой в творении — откелъ же радость в мире взялась?

— Ежели есть в мире этом смерть, — удивлялся дальше Петя, — то как могла в нём жизнь прижиться? Как день и ночь могли быть сотворены одним Творцом? Мягкое и твёрдое? Мужчина и женщина?

— Это что же — два Творца было? Плохой — «чёрный» и добрый — «светлый»? — думал Петя. — Так нет ведь — один был

— Значит, только одно случиться могло, — понял он наконец, — парами это всё в мир явилось, вначале одним целым, а потом у же и половинками стало

— Пришла ночь в мир энтот, в обнимку со светом дневным, — радовался Петя, на крюке вися да руками-ногами дрыгая. — А зло — с добром. А горе-с радостью единым пришло

— Значит, всё так — парами в мире и пребывает, — удивлялся сам себе Петя. — Пока Солнце на небе — Луна прячется. А как месяц выйдет — так Солнышко схоронится.

— Ежели есть во мне радость снаружи — горе вдогонку идёт, внутри пока скрываясь, — думал Петя дальше. — А коли есть проблема снаружи, то внутри что? — да решение её же!.. Ты ж смотри, сызначала оно во мне есть, решение-то, а за проблемой и не видать его

— Это что ж такое выходит, — озаботился Петя выводам своим, на крюке ворочаясь, — коль внутри себя на доброе я западу, к хорошему привяжусь — то наружу что-то злое и нехорошее выволоку?.. Как же так? Что ж, к злому, что ль, прилипать, чтобы доброе наружу вылезло? Бред.

какой-то

— А может, вообще прилипать ни к чему не следует?.. А зачем? А какая для Хозяина разница, с чем играть? Зря што ли он в парах всё в мир явил? — делал открытия свои Петя дальше. — Чем Луна Солнца хужей? А ночь — дня? А баба — мужика? А слёзы — смеха? Чем хужей? Иногда и поплакать — в сладость

— Да принимать же всё надо — на то она и цельность, — радовался открытиям двоим Петя, — а к чему прилипнешь, привяжешься — то и потеряешь, так как противная часть враз наружу вылазит. Цельность — то и значит: что белое, что чёрное — всё едино.

— Потому и брожу эти дни всё без толку, — понял наконец Петя, — так как привязался к решению проблемы своей, а наружу, значит, другая.

часть лезет — сама проблема.

— Смешно, — даже растерялся Петя, — значит, не решать проблему надо, а лишь отвязаться от неё…не прилипать к решению её — она и решится… Во как

— Потому лиса и плакала, — вспомнил. — Пытаясь спасти зайчат — лисят обездолю, спасу от голоду лисят — зайчатам худо… А как надобно было?.. А не думая, не выбирая… Потому мне там, промеж них, и делать нечего было…Шибко умён человек — выбирает постоянно… А это — дело звериное, стихийное

— А как же добиться стихийности этой, единение не нарушающей, безвыборности?.. — спросил да себя же по лбу и хлопнул. — Да Хозяйское же состояние это!..А я, бродя-ходя да задачу Горыныча думаючи, всё реже в нём бывал, вот потому на крюк, как окорок, и попал

Раздалось шарканье ног, говор, и в пещеру вошли уже двое великанов, похожих друг на друга как две капли воды.

— Вот он, — ткнул пальцем в Петю тот, что был погрязнее и понеряшливее. Сейчас его лицо, в сравнении со вторым, казалось более глупым и примитивным. — С утра здесь висит, — хихикнул он и громко икнул.

Второй великан хоть и был похож на первого, но сквозила в его чертах какая-то большая развитость что ли, интеллигентность даже

— С кем только не поведёшься, чтоб хоть чего-нибудь набраться… — вздохнул великан-интеллигент, внимательно рассматривая Петю. Первый хохотнул и снова громко икнул.

— Ик, — пояснил он, усаживаясь на камень, — это заблудившийся пук. Я так думаю, пусть уж лучше икается

Второй великан лишь мельком глянул на него.

— Есть в тебе одна хорошая черта, брательник, — сказал он ему, возвращаясь меж тем взглядом к Пете, — но ты на ней как раз сейчас сидишь

— Как живёшь, Петя? — спросил.

— Живу хорошо, — отвечал Петя, покачиваясь на крюке, — но никто отчего-то не завидует. Висьмя живу, можно сказать

— Ах, да… — хмыкнул великан-интеллигент и осторожно принялся снимать Петю. — Был я тут на днях у Кощея, сказывал он о тебе

Первый великан шумно завозился рядом — чего-то стелил, взбивал. Поняв, что остался без обеда, он явно укладывался спать. Бормотал негромко что-то.

— Целый день вчерась на речке проторчал, — разобрал Петя, — уйму камней в неё перебросал. И вот — странное дело: как бы ни бросал в воду камень я, а каждый раз попадаю в центр круга. И камни формой-то все разные, а круги — круглые всё отчего-то

Великан-интеллигент осторожно поставил Петю на ноги и хмыкнул, кивнув на первого:

— Растёт братишка, лет ещё так двести-триста, и совсем поумнеет. Есть задатки на то

— Вот о том и покумекай, — сказал брату-великану, — ложись и думай. Приду — проверю.

Вместе с Петей вышли из пещеры, уселись на камнях рядом.

— Двое нас, братьев, — сказывал великан-интеллигент, — когда-то и я в пещере жил, тоже жрал что ни попадя. А куда денешься? Сказка ведь: а у неё, как и положено, свои правила. Хочешь не хочешь, а надо

— Пока не понял как-то, — продолжал он, — что никаких правил у сказок-то и нет. И границ никаких, да и законы сказочные все, как дым, — видимость одна.

— А что есть, — говорил далее великан, — так это страх перед самим собой. Ведь ежели от законов тех отказаться сам с собою и останешься. Пока тобой крутят-вертят, лишь о брюхе сытом думаешь. А как свободу получишь… — это же сколько думать надо, решать, выбирать… не каждый на то осмелится

— Я рискнул, — сказал великан, — и не жалею. Кощей помог, был у него как-то в гостях, а придурь-то его возьми да и сойди…Так и жилу него потом — с Кощеем-придурком пьянствовал, с Кощеем-мудрым — учился

— Тогда и понял, — добавил, — что как с собой ни борись — а всё одно проиграешь. Хозяин из тебя завсегда пробьется, может — сейчас, может — через тыщу лет, а проявится.

— Ждать долго приходится, — вставил и своё слово Петя, вспомнив свой сказочный возраст.

— Так то — когда как, — отвечал великан. — В жизни, Петя, всё относительно. Время — и то относительно. Длина минуты зависит от того, с какой стороны двери в туалет ты находишься. Ежели очень приспичит — живо Хозяина сыщешь.

— Так что, — сказал великан, — пути Хозяина хоть и неисповедимы, Петя, зато вполне проходимы.

— А проблем — не страшись, — говорил, — если у тебя нет проблем — значит, ты уже умер. Жить без них неинтересно. Назови их только по-иному — играми, например. И играй вволю. Проблемы боль приносят лишь мыслями о них самих, когда проиграть, скажем, боишься. А когда понимаешь, что лишь игра это, — то что же проиграть можно? Игру? Подумаешь, так ещё одну сызнова и начнёшь.

Рассказал тогда Петя ему о догадках своих, обрадовался великан-теллигент, даже в ладоши хлопнул.

— Молодец, Петруха, — сказал, — говорил мне Кощей, что есть в тебе что-то… этакое… Не ошибся.

— Вот и я к тому же пришёл, — вспоминал великан, — не из чего выбирать в мире этом. Всё одно есть — игра. А как выбрать, что захочешь, — так обратное и получишь. Качели такие, жмёшь в одном конце, а вскидывается конец другой — противоположный.

— Поэтому не думать требуется в мире этом, выбирая что получше, — подвел итог, — а просто жить. И радоваться тому…И не относиться слишком серьёзно к жизни этой, живыми нам из неё всё равно не выбраться

Выслушал великан рассказ Пети об испытаниях Змея Горыныча, усмехнулся чему-то своему.

— Правильно Горыныч делает, — непонятно сказал, — чтобы не ударить себя по пальцу, молоток надоть двумя руками держать

— Какой ещё молоток? — удивился Петя.

— А состояние-то Хозяина… — хитро захихикал великан. — Не так всё просто, Петя. Ежели человек говорит правильные слова — это вовсе не значит, что он их понимает. А понимание-то, оно насквозь прорасти должно, а не от головы идти.

— Ты и так уже многое осознал, — одобрительно ткнул Петю пальцем в живот, тот чуть с камня не свалился. — Если понял, что совет, кому-либо предназначенный, себе же и давать надо, — считай, что до половины уже свою сказку прошёл. А то и более

Долго ещё Петя с великаном, говорили. И застала их ночь, и спать они, поев, улеглись.

А поутру, собрав Пете в дорогу котомку со снедью, так сказал ему великан-интеллигент:

— В одной книге умной прочёл. Что это, до конца не понял. Но звучит хорошо. Вдохновляет: «Если тебе кажется, что у рояля все клавиши чёрные — просто подними крышку».

И добавил, в сторону глядя:

— …Всё, уходи, а то сейчас привыкну

* * *

Шум галдящей толпы, ржание лошадей, лязганье повозок, крики зазывал оглушили Петю. Он шёл по гудящему ярмаркой базару, не совсем понимая, зачем он здесь оказался. Так, ноги сами привели

Его дергали за рукава, что-то предлагая, зазывно кричали в лицо, заполняли уши обрывками фраз.

— После того, что царь сделал со своим народом, он просто обязан на нём жениться… — жаловался кто-то рядом.

— …Мальчик на побегушках не требуется? Триста вёрст пробег всего-то, — предлагали.

—..Все пчелы вернулись в улей с мёдом, а одна, самая маленькая и вредная — с дегтем… — рассказывали слева.

— …Хоть кто-нибудь продаёт здесь нормальные человеческие яйца?/. -возмущённо вопрошали справа.

— А вот девка красная, хоть куда!..

— Куда, куда? — не понял Петя.

— Да хоть куда, говорю же

— У меня старуха есть, — отмахнулся Петя. Тут он устремился вперёд, приметив в толпе знакомое лицо. Возле большой палатки, держа кого-то за руку ладонью кверху, стояла Баба Яга.

— …А, лет до пятидесяти будешь ты, красавица, страдать от нехватки денег, — говорила она напевно.

— А потом? — с надеждой спросили её.

— А потом ничего, привыкнешь

Узнав Петю, обрадовалась. На шее повисла.

— Не пропадай, — сказала затем, — сейчас я занята, работы невпроворот, а вот как стемнеет, туда приходи, — ткнула Яга пальцем в какую-то развалюху рядом.

Едва отыскал Петя в густых сумерках обозначенную бабкой хижину. Постучал.

— Кто там? — спросили его хрипло из-за двери.

— Я здесь, — устало ответил Петя.

— Нет…Я — здесь! А там кто? — не согласились за дверью. Неизвестно чем бы закончился разговор, если бы не признал Петя голоса матерного.

— Леший, ты, что ли? — спросил. Скрипнув, дверь отворилась.

Внимательно слушала его Яга. Головой кивала, словом переспрашивала, зубом цыкала.

— Сложна задача твоя, Петя, — вконец сказала.

— И не в блюдце том с яблоком дело, — добавила подумав. — Трубы медные твои на подходе… Огонь и воду одолел, поди уже… Учат тебя… Над собой подымают

— А ты и не противься, — говорила, — какое тебе дело до формы кувшина, когда пить охота.

— По-разному знания приходят… Эх, — засокрушаласъ, — всю жизнь борюсь с чужими недостатками, а до своих руки всё никак не доходят… А вот ты молодцом, Петя, не зря по душе мне пришёлся-то

— Не кручинься, — говорила Яга, постель взбивая, — найдём выход. Вот завтра и поищем. А пока ложись, опочивай… Утро, знаешь ведь, оно завсегда вечера мудренее.

И последнее, что услышал Петя перед тем, как уснуть, были увещевания Яги.

— Никогда не пей такой горячий чай, — говорила она Лешему, — а то, неровен час, лопнет мочевой пузырь и ошпаришь себе ноги

ЕДИНСТВО И ДВОЙСТВЕННОСТЬ МИРА. ИЛЛЮЗОРНОСТЬ ВЫБОРА.

Настало время слегка замедлить темпы нашего движения и «подтянув как всегда отставшие арьергард и кухню» несколько более основательно «расквартироваться» на осваиваемой территории играющего Хозяина.

Мы очень надеемся, что наши предыдущие уроки не прошли всуе, что новые и смешные техники, полученные вами, не пылятся на «хламных и пыльных полках» вашего сознания, а становятся всё более активным инструментом во взаимодействии как с внешним, так и с внутренним миром. Что в принципе — суть одно, как вы уже знаете.

А если это так, то вы не могли не заметить и не ощутить, как меняется у вас понимание Хозяйского состояния и самого Хозяина, как меняетесь вы сами в этом новом качестве.

Это неизбежно, и это радует, но это лишь начало вашего пути в новом статусе Смеющихся Волшебников, волшебников уже не только своего внутреннего пространства, но всё больше — пространства своего окружения, своей внешней проявленности.

На данный момент мы с вами выяснили и согласились с тем, что Мир, в котором мы живём. Един во всём своём многообразии и Целостен сам с собой.

Но для того, чтобы прийти к подобному выводу, нам потребовалось немало внутренних усилий в попытках совместить, казалось бы, несовместимое. Действительно, живущий и непрестанно меняющийся мир наполнен взаимоисключающими явлениями, процессами и отношениями.

Может даже возникнуть ощущение, что мы живём одновременно в двух различных мирах, как бы наложенных один на другой. В самом деле, разве могут в одном мире существовать настолько различные понятия и явления, как добро и зло, жизнь и смерть, любовь и ненависть?

Задумываясь об этом ещё испокон веков, люди «поместили» в мире, ими наблюдаемом, двух управителей: Бога — ведающего царством добра и Дьявола — «Князя Тьмы». И это казалось логичным и справедливым. И вот тысячи лет уже ведётся борьба между злым и добрым началом, хорошо ещё, когда просто в умах приверженцев этой точки зрения, но часто и их руками, и всей их человеческой сутью.

И тогда трещат костры инквизиции и горящие кресты «Ку-клукс-клана», и гибнут миллионы в крестовых войнах и в мероприятиях по «очистке расы».

И взлетают на воздух детские коляски и школьные автобусы с детьми «неправоверных». И слова «борьба», «битва», «сражение» — становятся синонимами понятий «свобода», «равенство», «братство»…

Друзья, мы с вами живём в одном мире, едином и невыразимо прекрасном именно тем, что он различен и непредсказуем, тем, что он живой и непрерывно меняющийся, неустанно обновляющийся.

Это было бы невозможно, если бы не существовало в Мире изначального потенциала для подобного внутреннего движения и саморазвития. А это и есть та самая, испугавшая нас двойственность и взаимоисключающая парадоксальность всего сущего.

Действительно, нашему человеческому сознанию, воспитанному в определённых рамках моральных и нравственных канонов, трудно совместить такие понятия, как добро и зло. Но если мы их обозначим, например, несколько иначе, как «+» и «-», то теперь нам, умудрённым уже другими знаниями — из области физики, становится понятно, что не может существовать просто «+» заряд без «-» заряда, и наоборот.

Существование этих категорий оправдывается их парностью, чётностью, одновременностью. И электродвижущая сила возможна лишь при условии их обоюдного существования.

Так же и поток жизни возникает лишь при условии существования в этом мире «разности потенциалов», причём абсолютно во всех его аспектах.

Если существует горячее, должно быть и холодное, свету всегда соответствует тьма, чёрному — белое, верхнему — нижнее, наслаждению — боль, и всё-таки добру всегда будет соответствовать зло, а жизни — смерть.

Достаточно легко, будучи логически последовательными, согласиться, что причиной смерти является жизнь. Действительно, без жизни такое понятие, как смерть, то есть конец жизни, не могло бы существовать. Но давайте будем последовательны до конца, а это значит, что справедливо и обратное, а именно: что причиной жизни является смерть. И по аналогии: причиной здоровья является болезнь, а причиной проблемы является её решение. Как видите — нет худа без добра…

Причём заметьте, это не казуистика, а строгая логика. И связано это с тем, что то самое пресловутое Слово, что было в начале всего сущего, уже содержало в себе как бы две разнонаправленные команды. Одна со знаком «+»: «Мир, будь!», и вторая со знаком «-»: «Мир, стремись к небытию!» Без этой разности потенциалов Жизнь как движение, как процесс возникнуть просто не смогла бы.

В ходе «дальнейшего создания Мира» эти две универсальные и очень ёмкие команды «дробились» на множество «подкоманд», в основе которых лежала всё та же разнонаправленность и двойственность.

Вы, конечно, понимаете определённую условность предлагаемой конструкции. Мы не берёмся утверждать, что именно так — «командой» — и «именно этими словами» было осуществлено «Великое Таинство Творения», но то, что всё происходило в соответствии с изложенными принципами, сомнений не вызывает.

И появилось в мире правое и левое, верх и низ, большое и малое, смех и слёзы

На Востоке существует графическая модель проявившего себя в процессе творения Абсолюта — круг-монада, Вы все его знаете: с двумя «рыбками»-запятыми внутри, чёрной и белой, инь и ян. Очень ёмкий образ, отражающий ту самую борьбу и гармоничное единство противоположностей.

Если мы соотнесём себя с любой частью этой монады — либо только с белой, либо только с чёрной, то слово «борьба» будет весьма уместно. Стоит ощутить себя чем-то исключительно светлым, как тут же возникает потребность в поддержании этой чистоты — всё чёрное воспринимается как нечто враждебное. Весь смысл жизни начинает циклиться на «идее-фикс»: чёрное — это зло, даёшь исключительно белое! Но абсолютное бывает лишь в непроявленном виде, и поэтому поборников «белизны» рано или поздно ждёт разочарование, а возможно и крах всех их жизненных установок. Всё «белое и пушистое» при ближайшем рассмотрении оказывается «седым и волосатым»…

И по-другому быть не может. У каждой «рыбки» в монаде — Абсолюте — можно найти ещё маленькую точку — «глаз», противоположного цвета. Это намек на то, что любое качество в своей основе содержит потенциальную противоположность себе. Не случайно говорят, что «зло — это добро, пришедшее к власти».

Какое отношение всё это имеет к нашей повседневной жизни? Оказывается, самое прямое.

Мы уже отметили, что, если мы соотнесём себя исключительно с одной частью монады, нам неизбежно придётся сражаться с её противоположностью. А поскольку любое сражение — это уже проигрыш, то не минует он и нас. «Война двух лысых из-за расчёски», — очень точно кто-то сказал по этому поводу.

Лишь когда мы держим в поле зрения, принимаем в своём жизненном пространстве всю монаду — обе её части, как белую, так и чёрную, осознавая их присутствие в себе, соглашаясь с этим, — борьба, как таковая, невозможна. Но взаимодействие между противоположностями, их взаимоперетекание сохраняется, жизнь не замрёт, но это будет уже не борьба, направленная на взаимоуничтожение, а ИГРА, ориентированная на взаимоприятие.

Этот мир изначально выстроен Хозяином с одной целью — играть. Хозяйская игра — это и есть жизнь во всех её оттенках и проявлениях. Это наслаждение самим процессом бытия, самим фактом проявленности Хозяина, в мире им же созданном.

Именно для того, чтобы подвести вас к этим основополагающим понятиям нашей школы, и была выстроена вся эта длинная преамбула.

Сейчас мы сделаем ещё один смелый шаг к постижению смысла грандиозной Хозяйской игры, в которую вовлечены. Мы слегка, буквально кончиками пальцев попробуем прикоснуться к самой сокровенной тайне, лежащей в основе акта творения как всей Вселенной, так и нас с вами лично.

Известный исследователь трансперсональных состояний человека Станислав Гроф, проводя сравнительный анализ древних духовных текстов и информации, полученной от людей, которые в особых холотропных состояниях исследовали глубины своего внутреннего пространства и прикоснулись к возможности непосредственного восприятия древнего Космического сознания, говорит об изначальном стремлении божественного непроявленного аспекта к переживанию осязаемого материального мира.

«Духовная составляющая Хозяина испытывает глубочайшее желание пережить то, что противоположно её природе, — примерно так говорит Станислав Гроф, вторя древним ведическим источникам. — Вечный и бесконечный Хозяин, неограниченный и бесплотный, тоскует по своей материальной части, бренной и ограниченной пространством и временем».

И возможно, продолжает он, что окончательной причиной сотворения нашего материального мира могла быть именно потребность свободного сознания и духа в ощущениях нашего трёхмерного пространства.

Насколько безмерным и ностальгически желаемым представляется человеку переживание божественного, переживание Хозяина — настолько же для самого божественного, для Хозяина оно уже привычно и однообразно. В каком-то смысле акт творения можно рассматривать как «титаническое усилие, вызванное бесконечной тоской по изменению, действию, движению, игре».

Наша общая беда в том, что мы свою обыденную жизнь вовсе не воспринимаем как редкостное и необычное приключение, достойное акта такого колоссального усилия, как создание целой Вселенной.

Мы изо всех сил стремимся обратить поток непредсказуемого разнообразия нашего существования в его противоположность — упорядоченность и предсказуемость, не замечая, что этим мы только нарушаем изначальный замысел Хозяйской игры.

Мы устремляем все свои помыслы к гармоничным и божественным небесам, не понимая, что такие, казалось бы, банальности, как восход солнца или закат, как запах грозы или морского прибоя, как вкус новогоднего бокала шампанского или вкус губ любимой, по своей Божественной глубине и ценности для нашего Хозяина ничуть не менее важны. Что возможность испытать всё это и сподвигло некогда нашего Создателя к творению как нашего мира, так и Мира вообще.

Осознав происхождение и цель Хозяйской игры, постараемся пересмотреть обычные критерии совершенства и справедливости. Одна из важнейших задач, встающих на этом пути, — умение увидеть Божественное не только в прекрасном, но и в уродливом, не только в возвышенном, но и в низком.

Хозяин присутствует одинаково во всём многообразии мира, им созданного, в каждой его частице.

Верёвка останется одна,

Даже если завязать на ней сотни узлов.

Руми.

В этом, мире нет ничего изначально плохого или, напротив, хорошего. В нём существует лишь то, что является необходимым для создания движущей силы нашей Жизни, всё прочее — лишь наша субъективная оценка, выстроенная на основе убогих стереотипов.

Не лишним здесь будет вспомнить Рамакришну, который отвечая на вопрос: «Почему в мире есть зло?»— сказал: «Чтобы завязать сюжет».

Итак, Мир, выстроенный Создателем, так же как и тот, что как Со-Творцом построен вами, изначально двойствен и состоит из противоположностей.

Отсюда следует множество весьма неожиданных выводов.

Оказывается, если мной как Творцом издаётся некая команда, создающая в моём существовании проблему, то одновременно ей будет соответствовать команда, предусматривающая возможность решения этой проблемы.

Мы не в состоянии задать себе вопрос, не имея уже внутри себя ответа

Прекратите на мгновенье читать этот текст. Задумайтесь над прочитанным…

Не забывайте, пожалуйста, об этом и в последующие дни недели…

Надеемся, что вы теперь понимаете, насколько глупо бегать в поисках ответа на свои вопросы и проблемы по друзьям, знакомым и сертифицированным специалистам? Бегите как можно быстрее в себя! Ответ там\ Не разменяйте его в поисках помощи извне на дешёвый суррогат.

Уберите всякое сопротивление внешнему миру, обстоятельствам, болезни. Их не существует отдельно от вас. Трудно? У вас есть инструменты для этого; работа с образами, «Я-кательная» техника, «Внутренний смех», техника «Открытого сердца» и пр.

Не боритесь с проблемой: ощутите её как элемент выстроенной для вас игры, выстроенной вами же; осознайте в ней себя как Творца её. Не «жмите» на «противоположную часть качелей», туда, где находится решение проблемы. Ведь вы уже поняли — чем больше привязка к решению, тем активней сама проблема.

«Отпустите» ситуацию, сгармонизировав себя внутри. Вы изумитесь тому, как оказывается просто решаются самые сложные «монстры» проблем.

Это не пассивная позиция! Не выжидание чего-то, а напротив — активная внутренняя работа в Хозяйском режиме.

Хотелось бы ещё раз подчеркнуть такой важный момент — привязка, зацикливание, перенос внимания на какой-то один аспект происходящего приводит к проявлению в жизни его противоположности.

Это всегда проявляется в повседневной жизни тем, что мы имеем как раз то, что не принимаем, против чего настроены.

Поэтому в семьях, ориентированных на нравственность, так велик процент алкоголиков и наркоманов. Увы, но борясь с наркоманией, мы её лишь создаём.

Именно поэтому политики тех стран, где нещаднее всего борются за мир и разоружение, проливают больше всего крови. Увы, но чем сильнее стремление к миру, тем больше войн провоцируется.

Именно поэтому в криминальных семьях иногда появляются «чистые души», к которым словно не клеится та грязь, в которой их взрастили.

Именно поэтому блудница Мария Магдалена становится ученицей Христа.

Лао-цзы говорил: «Когда люди узнают, что красивое является красивым, появляется и безобразное… Когда все узнают, что добро является добром, возникает и зло…».

О том же поэт и философ Джебран Халиль Джебран писал:

«Когда мрак нисходит на вас, скажите: этот мрак — ещё не рождённый рассвет…».

Будьте честны по отношению к себе. Отследите свою речь, направленность своих мыслей.

Что доминирует в них? Что просвечивает в вашем поведении?

Поверьте, если вы ярый поборник морали, в вас зреет безнравственность. Вы не даёте ей выхода? Она проявится в ваших близких.

Вы презираете наркоманов? Скорее всего аналогичная привязка, то есть бегство от реальности, в вас уже присутствует: алкоголь, забивание «козла», чтение детективов или смотрение сериалов.

Вы за мир и ненавидите насилие? Признайтесь: вы никогда не поднимали руку на того, кто слабее вас, на ребёнка или беззащитное животное? А на того, кто «не прав»? «Узнаю добро по кулакам», — не о вас ли это случайно?

Вы ненавидите проституток и осуждаете падение нравов? Позвольте поймать вас за рассматриванием эротических наклеек от жвачек на стенках лифта, когда нет свидетелей…

Это не осуждение, это — констатация. Мы в этом все одинаковы. Работают единые принципы. Работает общий механизм.

Все, против чего мы настроены, непременно появится в нашей жизни. Лишь полное приятие всего: через осознание, через Хозяйское состояние, через стирание границ между «чёрным» и «-белым» — является единственно верным путём.

Очень часто в жизни мы бываем обуреваемы противоречивыми желаниями, мы не знаем, как поступить, мучаемся, кидаемся в крайности, а затем виним себя и казним за отсутствие решительности. «Доктор, у меня проблема, я наполовину еврей, наполовину хохол…» — «Ну хорошо, а в чём здесь, собственно, проблема?» — «Да понимаете, обрезать жалко, а надкусить больно…».

А. ведь выбора в общем-то нет. Выбирать не из чего. Всё желания, испытываемые нами, — всего лишь варианты Хозяйской игры. И будучи приняты тотально — без сомнений и оглядок, привести к плохому не могут.

Если вы изначально открыты любому варианту игры, настроены на приятие всего, то есть находитесь в Хозяйском состоянии, то вы не сможете выбрать те события, которые приведут к негативу. Выбор будет Хозяйским, а значит, всегда сориентированным на сохранение гармоничного состояния. Пусть даже это будет поступок, которого вы от себя меньше всего ожидали.

В этом мире нет пути, не ведущего к Истине, к Богу, к Хозяину. На известном всем камне на распутье должно бы быть написано:

«Направо пойдёшь — к Хозяину попадёшь. Налево пойдёшь — Хозяина встретишь…Никуда не пойдёшь — Хозяин сам тебя найдёт…».

Выбор — всего лишь иллюзия обусловленного и запрограммированного ума. По сути, это просто вытеснение одной мысли другой. Либо одной эмоции другой, что в принципе одно и то же.

То, что нам представляется выбором внешних обстоятельств, на самом деле всего лишь выбор той или иной мысли, даже более того — той или иной программы, призванной управлять нами же. Вспомните Ежи Леца: «Мечта рабов — рынок, где каждый сам выбирает себе господина».

А Мир Хозяина Целен, а значит — равноценен, и выбирать в нём что-то, по меньшей мере, бессмысленно и, более того, — даже «преступно». Ибо любой выбор лишь фрагментирует этот Мир, дробит его и снова лишает Целостности.

Поэтому единственная ценность, присутствующая в ситуациях, связанных с выбором, — это полное отсутствие выбора.

Оставаясь в Хозяйском состоянии, вы принимаете любой вариант возможных событий, ориентируясь лишь на внутренний интуитивный позыв, и продолжаете выстраивать свою жизнь как игру. Без напряжения, сомнения и ожидания.

А ментал, приобретённые знания и опыт используете лишь как необходимый инструмент, лишь как атрибут проводимой игры. Но ни в коем случае не ставя себя в зависимость от них.

И тогда — вы просто живёте, вы приветствуете себя и всё, что вас окружает. Вы получаете искреннюю радость и удовольствие от любого своего занятия, как бы безыскусно и незамысловато оно ни выглядело.

В школах истинно глубинного подхода к человеческой сущности всегда поощрялась естественность и природная интуитивность поведения; именно эти качества в конечном счёте приводили к состоянию просветления.

Внешний ряд поступков человека до и после просветления мог ничем не отличаться. Менялось лишь то, что было невидимо для окружения, — качество внутреннего состояния, ощущение буквально божественной сопричастности, возникающее от элементарно простых и обыденных вещей.

В нашей школе нет такого понятия, как просветление. Но качество внутренних изменений, происходящих по мере осознания себя Хозяином, по своей сути очень близко. Уже сейчас вам предлагается, сняв оценочный стереотип восприятия, постараться найти источник внутреннего удовлетворения от любого занятия, как бы просто или обыденно оно ни было.

Ешьте — когда хочется есть, не ешьте — когда исчезает эта потребность. Даже если это произошло после третьей ложки. Но в процессе еды ощутите радость не только от вкуса еды, но и от естественности происходящего.

Плачьте, когда плачется, не сдерживайте себя. Но в момент плача ощутите себя в потоке Хозяйского творческого выражения. Взглянув на себя со стороны без оценки как на осознанного исполнителя Хозяйской игры, ощутите радость удовлетворения. как от удачно поставленного и исполняемого спектакля.

Пребывайте в двух качествах одновременно — куклы исполнителя, осознающей, что происходящее с ней просто игра, и режиссёра-постановщика, получающего удовлетворение от качественной игры. И в какой-то момент вы непременно ощутите, что значение имеет не столько содержание и направленность разыгрываемой вами пьесы, сколько ваша насыщенность происходящей игрой, момент вашего творческого самовыражения как режиссёра и как куклы-исполнителя.

Сняв кукольную оценку происходящего, убрав выбор, то есть потенциально разрешив «случиться» в своей реальности любым событиям — мы выходим на интуитивный канал существования в этом мире.

Ни в коем случае не следует при этом беспокоиться, что, дескать, раз вы позволили произойти в своей жизни чему угодно, то на вас немедленно обрушатся все вообразимые беды. Не забывайте — «дружественность» вашего окружения всегда определяется степенью гармоничности вашего внутреннего состояния.

А если вы играете, если вы полностью открыты игре и в вас не присутствует ни малейшего напряжения или сопротивления, то таким же будет и качество того «строительного материала», из которого вы — Творец, строите свою реальность. Будет ли в такой реальности место бедам и невзгодам?

Предполагается, что к этому моменту ваше жизненное пространство уже претерпело изменения в положительную сторону. Ушли самые острые проблемные ситуации, у кого-то, возможно, они исчезли совсем. Изменился уровень вашего физического состояния. Если вы качественно выполняли все наши рекомендации, у нас нет на этот счёт никаких сомнений.

И теперь, действительно, самое время перенести акцент всех ваших мероприятий с проблемных ориентиров на повседневность вашей жизни.

Используя весь спектр известных техник, постарайтесь убрать оценку происходящего.

Живите не ради «цели», не делая её достижение смыслом своей жизни. Пребывайте в самом потоке, в процессе происходящего — приключение не ради результата, а ради самого приключения.

Будьте естественны в самых различных ситуациях, то есть поступайте в соответствии с внутренним позывом, поддаваясь тотально и без оглядки тому или иному делу, действию или даже бездействию. Доверяйте своему Хозяину. Доверяйте себе-Хозяину. И получайте от этого радость полнокровного существования.

Ни в коем случае не забывайте о том, что вас окружает удивительный и неповторимый мир, восхищаться которым не устаёт и ни на секунду не прекращает его истинный Творец. Но делает это он только через ваши ощущения, через ваше восприятие.

Не привыкайте к небесам
,
Тянитесь к ним, тянитесь
.
Не привыкайте к чудесам
,
Дивитесь им, дивитесь
За шагом шаг
,
За взглядом взгляд
,
Впадайте в изумленье
,
Всё будет так
И всё не так
,
Всего через мгновенье

СПИРАЛЬ РАЗВИТИЯ. СОЗИДАЮЩАЯ СУТЬ РАЗРУШЕНИЯ.

Вскроем ещё один, более глубокий пласт рассматриваемой темы. На данный момент почти все успели ощутить в себе некую пульсацию позитивно-негативных настроений и обескураживающее непостоянство результатов проводимой работы. Очень часто возникшая будто ниоткуда «враждебная и разрушительная сила» стремится «сбросить» вас, причём не просто на прежние кукольные позиции, но иногда — даже в гораздо более деструктивные и болезненные состояния.

Что происходит при этом? Откуда возникает эта «отдача»? Конечно, можно просто отмахнуться: дескать, это всего лишь «проверки», «испытания» на устойчивость нашего нового состояния, организованные Хозяином. Но всё же попробуем более объективно исследовать причины подобных срывов.

И неожиданно выясняется, что такие рецидивы вовсе не являются чем-то случайным, — оказывается, это работает общий механизм, определяющий этапность любого духовного продвижения.

Вот, например, что об этом говорил Сатпрем: «Ищущий начал своё путешествие с положительного переживания… Он ощутил новую вибрацию внутри себя, которая прояснила жизнь, сделала её ярче…Он даже пережил некое внезапное крушение собственной ограниченности и вышел на новый уровень.

Затем, после этого обнадёживающего начала, всё начинает покрываться какой-то пеленой, как будто всё, что испытал ищущий, ему приснилось или он позволил унести себя какому-то ребяческому энтузиазму, — нечто внутри него мстит за себя, вызывая приступы скептицизма, отвращения и протеста».

Об этом же у Шри Ауробиндо: «У человека… всегда есть… как бы связанное с ним существо, которое можно иногда рассматривать как его часть и которое является… противоположностью того, чем он выражен в духовной работе… Сила его сопротивления сразу же становится ощутима, как только человек начинает своё движение к постижению. Его задача состоит в том, чтобы мешать, создавать препятствия и неблагоприятные условия».

И снова Сатпрем: «Когда мы начинаем осознавать свою цель, перед нами открывается и особая трудность, которая является противоположностью нашей цели и противоречит ей. Странная ситуация: как будто мы несём в себе тень нашего света — особую тень, трудность или проблему, которая предстаёт перед нами вновь и вновь… являясь нам под различными масками… Она возвращается после каждой выигранной битвы с возрастающей силой— Чем ясней становится цель, тем гуще — тень…».

Что же это за таинственное и зловредное существо, живущее в нас и отбрасывающее «непотребную» тень на все наши начинания? Если мы присмотримся к нему пристальнее, то нас ждёт интересное открытие.

Да ведь это уже знакомый нам «неандерталец»! — живущий в подсознании каждого из нас, наша древняя, животная и не очень разумная основа, дающая нам, тем не менее, жизненные силы и неусыпно «бдящая» о нашей безопасности в качестве программы выживания.

Вы ведь помните её незамысловатые принципы? Всё новое — опасно. Вот оказывается, откуда исходит сопротивление нашему продвижению. А поскольку именно в ведомстве подсознания находится механизм «творения», то оно в равной степени может создавать препятствия как внутреннего характера (болезни, страхи), так и внешнего (обстоятельства).

Это наш Дикарь, наш внутренний Зверь, то самое тёмное начало, что испокон веков пугало всех, кто прочно привязал себя к идеалам исключительно светлого и духовного, это то, что всегда предлагалось убить в себе и вырвать с корнем… Но одновременно — наша законная часть, наш жизненный потенциал, наши земные корни…

Шри Ауробиндо: «Человеческое знание отбрасывает тень, которая скрывает половину сферы истины от её собственного солнечного света… Но отрицание лжи разумом, ищущим высшей истины, — одна из главных причин, почему разум не может достичь устойчивой и совершенной истины».

Сатпрем: «Если мы удалим всё несовершенное, то, возможно, мы и придём к какой-то истине, но истина эта будет пуста… И мы получаем свой первый урок: за каждым шагом вверх необходимо следует шаг вниз.

Вместо того чтобы принимать эти крутые срывы и затяжные отклонения, депрессии обречённо, как некую фатальную неизбежность, ищущий делает их основой своей работы.

Восходя шаг за шагом и каждый раз соглашаясь сделать соответствующий шаг вниз, ничего не отсекая от себя… он начинает видеть, как всё постепенно проясняется перед его глазами… И он понимает, что его враг был самым старательным помощником, который очень заботился о том, чтобы надёжно обеспечить эффективность его реализации.

До тех пор пока наши психологические состояния являются лишь противоположностями друг друга, а наше добро — обратной стороной зла (или, может быть, лицевой стороной зла?), жизнь никогда не будет преображена.

…Процесс духовного становления — это не прямая линия, восходящая всё выше и выше к какой-то бесконечно удалённой точке, но спираль, которая медленно и методически присоединяет одну за другой все части нашего существа, двигаясь по пути всё большего его раскрытия и опираясь на всё более расширяющееся основание».

Шри Ауробиндо: «С каждой покорённой нами вершины мы должны спуститься для того, чтобы привнести вниз, в низшее смертное движение её силу и озарение».

Мы можем проиллюстрировать сказанное следующей схемой (рис. 1).

Сверхсознание.

Путь к Дураку.

Животная природа.

Рис. 1.

Здесь спираль является как бы траекторией идеального пути, при котором планомерно осваивается всё пространство человеческого существования, при котором постигается истинный Хозяин, объединяющий в себе любые противоположности человеческого существа.

Всё нижеизложенное позволит вам глубже осознать смысл, заключённый в предлагаемой схеме.

В 1977 году лауреатом Нобелевской премии в области неорганической химии стал Илья Пригожий. Его работа была связана с исследованием «условий возникновения негативной энтропии (связного порядка) в стохастических процессах» и на первый взгляд к нынешнему разговору никакого отношения не имеет.

Но это только на первый взгляд.

Основная идея теории Пригожина в том, что любая достаточно сложная система (например, человек) постоянно пребывает в неком неустойчивом и напряжённом состоянии равновесия между хаосом и порядком.

Чем сложнее система, тем выше её неустойчивость и нестабильность. И выясняется, что именно эта особенность и определяет принципиальную возможность как нашей эволюции, так и вообще любого развития. То есть чем выше неустойчивость системы, тем выше вероятность возникновения в ней высокоорганизованных изменений.

Иными словами многие кажущиеся нам симптомы развала в действительности являются предвестниками прорыва.

«То, что я не могу сделать сейчас, — писал Ауробиндо, — указание на то, что я буду делать потом. Ощущение невозможности есть начало всякой возможности.

…Невозможность — только сумма нереализованного возможного. Она скрывает более высокую степень и ещё не пройденный путь».

Поэтому постарайтесь осознанно встречать все временные неудачи и срывы, воспринимая их как естественные и неизбежные вехи на своём пути. Вехи, указующие не на ошибочность вашего движения, а напротив — на его истинность и готовность к более высокому уровню трансформации.

Мы пугаемся лишь того, чего не понимаем. Все наши страхи иррациональны и связаны исключительно с незнанием, осознание же того, что происходящее с вами всего лишь часть единой системы, но с гораздо большей степенью порядка, придаст вам уверенность и оптимизм в вашем движении. Спотыкаясь и падая — мы растём и учимся ходить, помните об этом.

* * *

Поэтому прямо сейчас сделаем ещё один бесстрашный шаг «вглубь себя», навстречу «тёмным силам» подсознания.

Начиная с первого занятия мы много говорили о необходимости согласия с проблемами, о снятии всякого сопротивления перед ними.. Учитывая определённую парадоксальность и непривычность подобных рекомендаций, мы уделили их «прорастанию» большую часть первого уровня.

Но и следующий наш шаг будет выглядеть не менее странно и вызывающе — на данном этапе вам предлагается уже не просто ощутить естественность и временную необходимость любых деструктивных событий, любых возникающих препятствий, но возможно даже — найти источник радости в этом.

Сложно? На это мы и рассчитываем — чем глубже тупик, в который мы загоним свой опыт и привычные знания, тем меньше они будут нам мешать. И тем проще нам будет разобраться во всём предлагаемом.

Для начала признаемся, как часто, попав в непростые и проблемные ситуации, мы просим неведомые силы о чём-то нам необходимом и новом, молимся о «спасительных изменениях»… Но как только это новое начинает входить в нашу жизнь, мы тут же в испуге и отвращении отшатываемся, не желая ни признавать, ни принимать его.

Почему так? Всё дело в том, что в «ответ на просьбу» в наше существование начинает входить разрушение, начинают неожиданно вторгаться новые проблемы или даже пробуждаться старые.

Мы-то ждали принца на белом коне, а нам подсовывают нечто невзрачное и сморщенное, какой-то недоразвитый зародыш непонятно чего — и мы немедленно от этого отказываемся. И снова ждём. И снова молимся.

И ждать теперь нам придётся ещё долго, ибо только что мы отказались и в брезгливом отвращении выбросили на свалку зародыш своего возможного счастья, вымоленного, но так и не признанного нами. Не захотели мы разглядеть в этом гадком утенке будущего прекрасного лебедя, свою долгожданную птицу счастья.

Оказывается, когда мы ждём чего-то «нового», когда жаждем его прихода, оно всегда начинает проявляться в нашей жизни через боль и развал. Любые «спасительные изменения» в этом случае у нас непременно начнутся с разрушения.

Вы уже и сами можете понять почему. Вспомните, что наш Мир двойствен, вспомните инъ-яновский круг-монаду, который является как символом всего Мира, так и символом каждого качества, в этом мире присутствующего.

Именно поэтому любое качество в своей основе также всегда имеет два противоположных начала, две разнонаправленные силы — созидающую и разрушающую. И если уж мы просим о появлении «нового» в своей жизни, то изначально должны быть готовы к приятию как его «+», так и «-».

Но происходит странное — хотя мы уже хорошо знаем, что в нашей жизни любой плюс должен компенсироваться соответствующим ему минусом, но почему-то постоянно ждём от Вселенной, от самого господа Бога, что в угоду нам этот закон будет нарушен. Отсюда все наши беды.

Мы вначале просим, а затем даже настаиваем на «расчленении» Бога на две половинки. И естественно, требуем в своё пользование «половинку хорошую», брезгливо отвергая «плохую».

Мы не желаем понимать, что именно так и именно вследствие этого в наш мир и приходит зло, которое уже не компенсируется «плененным» нами добром. Появляется даже персонифицированное определение этого зла — Дьявол, но уже само это слово нас обличает, ибо в своей основе содержит суть содеянного нами — разделение, отделение от целого.

Увы, нам, «Творцам», но зло в этот мир приходит исключительно через человека, через нас с вами. Человек — это «дверь» для «злых сил», именно для тех, которые мы сделали таковыми, попав в пресловутую ловушку «выбора» и отделив «правое» от «левого». Добро, некомпенсированное готовностью принять вместо него зло, уже является злом. Что непременно проявится позже.

Но в чём пресловутая «сущность зла»? Как ни странно — всегда в стремлении к обретению утраченной целостности, к объединению.

Ну не может «оно» этого сделать без нас! И более того — единственно этого «оно» от нас настойчиво «добивается», снова и снова напоминая о себе проблемами.

Что же сейчас предлагается вам? Прежде всего, осознать: если мы ждём в своей жизни изменений, то изначально должны быть открыты приятию обеих частей «микромонады» грядущего нового качества, то есть готовы как к обретению, так и к потере; как к созиданию, так и к разрушению.

Только в этом случае образуется устойчивое своей завершённостью качество, и мы действительно обретаем нечто новое в виде денег, любви, знаний.

Возможно, что нарисованная нами картина вас чем-то смутила, а может, даже испугала, но имейте в виду — суть всего происходящего с вами зависит исключительно от вас: если при малейших признаках развала, болезни или любой другой неприятности вы немедленно снимаете всякое сопротивление перед ними, «признаете» их, как тут же вся их болезненность и грозность исчезает. Завершённая монада «схлопывается», и проблема стремительно начинает прорастать в вашей жизни долгожданным новым качеством.

И лишь только если вы вступаете в «братоубийственную» борьбу с проблемой, боль и разрушение неизбежно будут нарастать и множиться.

Но ведь монада имеет в себе не только «минус-фазу», но так же и «плюс», поэтому довольно часто Хозяин пытается нас учить «не кнутом, но пряником», и тогда нечто новое пытается войти в нашу жизнь уже своим «плюсом», в виде некоего «подарка судьбы» или «улыбки фортуны», то есть в виде выигрыша, удачного контракта или судьбоносного знакомства.

Как правило, это случается неожиданно и именно тогда, когда в нас отсутствует ожидание или желание, провоцирующие лишь «минус-фазу».

Наша задача при таком варианте — ни в коем случае не «залипнуть», не «привязаться» к этим судьбоносным дарам, а, напротив, немедленно создать в себе как бы противоположность их обретению, а именно: согласие на возможную потерю, на утрату, на развал.

Это позволит нам вновь «замкнуть» монаду нового качества и обрести его гармоничную устойчивость в своей повседневности.

Поэтому, искренне наслаждаясь тем, что уже вошло в вашу жизнь, будьте, тем не менее, готовы в любой момент со всем расстаться. Попробуйте в своём отношении к жизни, к любимому человеку сохранить ощущение некоей зыбкости, хрупкости происходящего, ощущение неповторимости именно этого мгновенья, не пытаясь удержать его силой и сделать «незыблемым». Ведь только так — дав искреннее согласие на возможную его потерю и не привязываясь к нему — можно его сохранить и ещё долго наслаждаться фактом присутствия в своей жизни.

Но согласитесь, что подобное случается крайне редко, гораздо чаще наше ненасытное стремление к обладанию приводит к быстрой утрате достигнутого. После чего монада немедленно «переворачивается», и теперь нам приходится иметь дело уже с проблемами и неприятностями.

Это важный момент: очень часто нечто новое приходит к нам в «-» фазе лишь после того, как мы не сумели его впустить в свою жизнь в «+» фазе. Так что никогда не стоит упрекать Судьбу и Хозяина в «несправедливости» и даже «жестокости».

А иногда мы даже не замечаем, что вообще что-то «имело место быть». Ведь мы привыкли считаться лишь с тем, что уже обрело «физическое выражение». Тому же, что определённые привязки и зависимости у нас уже появились, но пока ещё на уровне «ментальных схем», надежд и желаний, мы вообще не придаём никакого значения. Забывая, кстати, при этом о народном принципе шкуры. неубитого медведя. И тогда на внешнем плане Хозяин сразу же даёт нам негативный вариант событий.

Итак, обозначим ещё раз: любой наступивший развал, любая возникшая проблема — это всего лишь предвестники чего-то нового, стремящегося войти в вашу жизнь.

Попробуйте, отследив в общении с кем-то, а особенно с самим собой, фразу: «Со мной произошёл несчастный случай» поменять на: «Со мной произошёл счастливый случай». Вспомните несколько эпизодов своей жизни, связанных с проблемами, и попытайтесь их увидеть под этим, несколько иным углом зрения.

Проанализируйте следующие аналогии: проблема — это всегда бремя; бремя — это тяжесть; тяжёлый, отягощённый бременем — это беременный. То есть человек с проблемой, это, по сути, беременный человек. Он беременный новым качеством, своим более совершенным продолжением.

Вы ведь помните: проблема не есть что-то объективное, это всегда проявление нашего отношения к определённым событиям, и иногда достаточно лишь слегка изменить акценты, подправить контекст нашего восприятия происходящего, чтобы негатив полностью сменился позитивом.

Наша ненависть к разрушениям — это всегда нежелание развиваться дальше, это отрицание своего будущего. Что во многом равноценно ненависти и к самой беременности, то есть отрицанию самой жизни.

Попробуйте заменить слово «проблема» словом «новое». И теперь вы окружены уже не «проблемами», а тем новым, что стремится быть явленным через вас.

Рождается человеческий ребёнок — сколько неописуемой боли он причиняет своей «родительнице»! А как он сморщен и «некрасив» сразу после рождения…

Но осознание того, что происходит чудо, что эта боль и этот невзрачный пока комочек являются носителями новой жизни, нового Божественного качества, пришедшего в этот мир, заставляет нас восторженно замереть: «Как это прекрасно!».

Беременность проблемой столь же прекрасна, как беременность новой жизнью. И только устоявшиеся стереотипы восприятия заставляют нас видеть в этом трагедию.

Нечто новое стремится прийти через нас в мир, и теперь лишь.

От степени нашей открытости и готовности к этому зависит, чтобы это было «полноценное дитя», прекрасное своей завершённостью.

Но не забывайте, что нам никогда не удастся «отвертеться» и спрятаться от того, что мы не принимаем и чего боимся. И поэтому если вас всё же испугали некоторые аспекты беременности проблемой и вы с ними не согласны, то «ваше дитя» всё равно придёт в этот мир, но это будет уже неполноценный и злой на весь белый свет уродец, от которого отказались ещё задолго до его рождения. Мы уже говорили, что именно так через нас в мир и приходит зло.

Поэтому позвольте себе ощутить, что не проблемы переживаете вы, а свою готовность к изменениям, свою «беременность» новым. Возлюбите же эту «тяжесть», это новое качество, которое вы, у же готовы явить миру. Играйте в это, но с неизменно распахнутым сердцем.

И не забывайте: вы исцеляетесь не от болезней, а болезнями. Вы освобождаетесь не от проблем, а проблемами. Вы счастливы не без чего-то, а исключительно с чем-то.



Быть Божественным, быть Хозяином — это значит удерживать равновесие между болезнью и радостью, между страданием и счастьем. Ибо Хозяин — это в равной степени и то, и другое.

Но если вы ещё не готовы к приятию разрушения, если не позволяете себе ощутить полезность и необходимость проблемных ситуаций, то следует иметь в виду неприятие чего бы то ни было равносильно неприятию его противоположности.

Так, например, если вы не принимаете зла, то это значит, что в равной степени вы не даёте своего согласия и на приятие добра, хотя скорее всего вам будет казаться, что это не так.

Если вы не принимаете несправедливости, то вам никогда не получить и справедливости, и вся ваша жизнь будет лишь подтверждением этого. И тогда готовьтесь к обманам, изменам и унижениям.

Вы не принимаете болезнь? Но ведь в Хозяине она равнозначна здоровью, а это значит, что и его вам в себе не отыскать,

О чём идёт речь? О том, что в этом мире мы можем получить естественным путём лишь то, что внутренне уже готовы потерять. Это очень важный пункт в обсуждаемой теме.

Посмотрите на схему (рис. 2). Если ваша готовность к потерям и разрушениям составляет, например, сто неких условных единиц (-100),

То количество положительного в вашей жизни, именно того, для вас обычного и повседневного, того, что происходит как бы «само собой», будет так же стремиться к этим ста условным единицам (+100).

Путь к Дураку.

Рис. 2. Рис. 3.

Это «безопасный и стабильный» для вас нынешних «уровень добра». Большее количество хорошего и положительного вы сейчас просто не удержите. Вы к нему не готовы, ибо не готовы к большему уровню разрушения, неизбежно ему сопутствующему.

Что будет, если мы всё же попытаемся «перехитрить Судьбу» и наплевать на все эти условные единицы… Это возможно? Как ни странно, но предусмотрено и это — оказывается, «у Бога всегда портянки украсть можно».

Используя различные приёмы — магические, психологические, чисто волевые и авантюрные, в свою жизнь можно привлечь просто неограниченный объём чего-то «хорошего».

Но не зря мы это слово взяли в кавычки, так как в этом случае «хорошее» обращается в свою прямую противоположность и становится вашим беспощадным палачом. Судите сами.

Вы пытаетесь ввести в своё существование некий «плюс» непривычно большого для вас «объёма», например «+ 1000 единиц». Но вы уже знаете, что ему всегда будет соответствовать равный по значению «минус», то есть разрушение (рис. 3).

И вот в вашу жизнь входит невольно привлечённое вами разрушение, составляющее «-1000 единиц», и это при всём том, что ваша готовность к разрушению на данный момент определена всего-навсего 100 единицами…

Вам ещё очень повезёт, если вы, неизбежно ощутив сопротивление Судьбы, позволите себе быстро-быстро потерять тот «плюс», которым попытались «незаконно» овладеть. Но чем больше стараний.

Вы приложите для его удержания, тем больший развал в вашей жизни будет происходить. «Заказанный» вами же.

Поэтому будьте крайне осторожны в тех случаях, когда вам предлагают «гарантированные» способы улучшения своего здоровья, личных отношений, благосостояния при помощи каких-то «сеансов», «талисманов», «кодирования».

Вам может очень не повезти, и вы встретите действительно профессионала, мастера и знатока своего дела, и тогда вложенная в вас программа «благополучия и здоровья» начнёт работать, привлекая в вашу жизнь обещанное. Но… в равной степени привлекая и тот уровень разрушения, к которому вы пока не готовы и перед которым полностью беззащитны, но с которым неизбежно предстоит столкнуться после начальной эйфории и восторга.

Часто нечто аналогичное происходит и при самостоятельной работе, при которой вы занимаетесь самовнушением, «самокодированием» или даже «перекодированием». Очень невинно, например, выглядит работа с весьма популярными ныне «аффирмациями». Действительно, что плохого, на первый взгляд, может скрываться за установками: «Моё тело здорово и становится всё здоровее» или «Мои эмоции становятся источником удовольствия для меня»?

Но что при этом происходит, вы теперь можете отследить сами.

Причём следует иметь в виду: чем невиннее выглядит подобная установка, тем, скорее всего, она более разрушительна. А самая, пожалуй, коварная аффирмация выглядит и вовсе «благостно»:

«Я открыт для Вселенской любви».

В этих словах заявлена готовность принять абсолютное разрушение. Но вряд ли, произнося эти слова, вы будете к этому готовы (иначе вам не пришлось бы себя «кодировать на любовь»). Разница между уровнем того разрушения, что вы готовы реально принять, и тем, что было «заявлено» вами в аффирмации, — чудовищно велика. И если ваша работа по «самопрограммированию» была проведена качественно, то вас теперь ожидает много интересного…

Правда, мы можем вас слегка «разочаровать» — вызвать абсолютное разрушение вам всё же вряд ли удастся (хоть и «неабсолютного» вам хватит «по уши»!).

Дело в том, что в нашем Мире существует некая Вселенская, Божественная константа, определяющая пределы возможного уровня разрушения в нём, а по сути — определяющая степень устойчивости этого Мира. Это то самое пресловутое золотое сечение, коэффициент 1,618…, присутствующее во всём пространстве существования человека.

Много ведётся споров о смысле «золотого сечения», о причинах его «тотальной повсеместности», а ведь всё достаточно просто:

Это своего рода коэффициент допустимого и всегда компенсируемого разрушения, а в своей «антифазе» — коэффициент компенсируемого созидания.

Золотое сечение по своей сути — это и есть абсолютное выражение той самой «разности потенциалов», что создаёт жизненную движущую силу нашего Мира. Это тот «зазор» между пределами допустимого созидания и разрушения, в котором появляется вся динамика нашей Вселенной.

Мы уже упоминали о теории Ильи Пригожина: «Любой развал, хаос, деструкция — это необходимые условия жизнеспособности любой системы». Но если количество развала превысит определённый уровень, то разрушение становится некомпенсируемым. В равной степени не может быть превышен определённый уровень созидания и в том, и в другом случае под угрозу ставятся условия существования самой Вселенной.

Мы сейчас не будем расширять эту крайне интересную тему, но для себя сделайте определённую «зарубку» — развитие как Вселенной, так и Человека вовсе не так прямолинейно и однозначно, как, возможно, хотелось бы вам. И «однобокое» царство «добра и счастья», необходимость и приход которого постоянно муссируются,—абсолютно нелепая выдумка «плоского» ума. Её реализация привела бы к дестабилизации и смерти всей Вселенной.

Итак, друзья, какой же вывод из всего вышесказанного мы можем сделать? Очень простой — читайте сказки!

Всё, о чём мы с вами говорили и что драматизировали, все наши «интеллектуальные упражнения» (или может — «испражнения»'? — впрочем, решать вам) — всё это несравненно более образно и поэтично передано в сказке «Аленький цветочек».

Помните, в каком обличье вначале явилось героине её грядущее счастье? Правильно — в образе отвратительного чудовища, но согласие с ним и его приятие привело к неизбежному и естественному финалу — превращению проблемы-чудища в прекрасного принца.

Позвольте же и вы всем своим проблемам обернуться принцами, полюбите их… И тогда вы обретёте целый «гарем» нескончаемой радости и безудержного счастья в финале нашей «смеющейся сказки».

Как же полюбить проблемы, как научиться радоваться неприятностям и наступившему развалу? Очень просто — через смех.

Повторимся ещё раз: все наши проблемы — это лишь нагое отношение к тому, что происходит. Это наше несогласие с этим и последующие, как правило безуспешные, попытки что-либо изменить. То есть всё это спровоцировано нашим ментолом.

Именно с ним мы и предлагаем смеяться.

Это значит, что мы просмеиваем не саму боль, а лишь своё ментальное несогласие с этой болью и те ощущения, что в этой связи появляются. Мы просмеиваем не саму проблему, а наше сопротивление ей, то есть вновь лишь соответствующие этому ощущения.

Мы как бы формируем в себе вторую часть «микромонады» — согласие со всем происходящим, и просмеиваем «ментальную оболочку» между этими двумя частями. Некую «ментальную прослойку» своего несогласия, своего «знания» о том, что это «несовместимые вещи», что «в одну упряжку впрячь не можно коня и трепетную лань».

Можно! И нужно: «когда двое станут одним»— это ведь не просто о мужчине и женщине, это о двух началах, ими воплощаемых.

Точно так же — смехом мы работаем со всем, что нами связывается с положительным исходом проблемы. Как только появляется в душе надежда на благополучный финал, свет в конце тоннеля— со-настраиваемся с этим чувством и включаем смех. Смехом снимаем все привязки к возможному решению проблемы и соглашаемся, что это может и не состояться.

Просмеиваем все ситуации, в которых нам хорошо и приятно; еда, уважение к нам, секс, радость от общения с природой — всё-всё… Снимаем смехом всю грубую остроту своих чувств, всю «страсть» в своей жизни, именно она — показатель наших привязок. Приучаем себя к более глубоким, тонким и гораздо более насыщенным ощущениям — радости не от обладания, а от соучастия, от общности, от игры…

* * *

Суммируем всё вышеизложенное, не смущаясь некоторых повторов.

Мы пришли к выводу, что для восстановления нашей Целостности совершенно обязательным является полное приятие своей неоднозначной и проблемной физической основы с одновременным сохранением духовной. Божественной осознанности в себе.

Вспомните, как растёт дерево, — его ветви тянутся вверх, впитывая солнечный свет и энергию, а его корни стремятся вниз, питая его жизненной силой земли и придавая устойчивость. Вряд ли выживет дерево с пышной кроной и короткими корнями — его опрокинет даже несильный ветер.

Поэтому врастайте в жизнь так же — бесстрашно осваивая свою внутреннюю физическую основу со всеми её деструктивными записями и дикими порой инстинктами, принимая себя всего без остатка, выбора и оценки.

Однако имейте в виду, что программа выживания, «намертво впечатанная» в наше подсознание как вполне самостоятельная древняя сущность, живущая в нас, отслеживая происходящие с нами изменения, боится за себя и за свою сохранность, ощущая потенциальную опасность от всего нового. Именно этим вызвана её враждебность и те препятствия, что она создаёт на пути нашего духовного взросления.

Человек же свято следуя социумному научению, изо всех сил пытается «выдавить из себя раба», убить в себе животное, избавиться от некого «Дьявола», которым он обречён быть одержимым уже одной лишь своей человеческой природой.

Так было всегда, так было в большинстве, так было до сих пор…

Отсюда — неизбежная и нескончаемая борьба, внутреннее сопротивление, крайности, срывы и «откат» на прежние позиции.

По что это такое — внутренняя борьба? Кого мы всё это время рассчитывали победить в себе? Разве что самих себя, а значит — Бога, Хозяина, которым же и являемся. Такая борьба — это не что иное, как кощунство и издевательство над своей гармоничной природой.

А что, если вместо «избавления от» и «внутреннего убийства» своей же части, то есть некой животной природной основы в виде проблемы, предложить ей объединение? Предложить признание и согласие, приятие?

И сделать это так, чтобы тот самый «дикарь», живущий в нас, ощутил это и поверил? И убрал бы всякое сопротивление наступающим изменениям, осознав, что несут они ему не опасность и гибель, а напротив — почёт и уважение к жизненной силе, в нём заключённой.

И теперь он, «узнанный» и «признанный», добровольно возвращает нам нашу же жизненную энергию, некогда «плененную» им для «военных» действий. А это очень большая энергия, это энергия самой земли, сила трёхмерного, материального мира. Это как раз то, чего нам постоянно недоставало для ощущения полноты жизни.

Ведь вся наша физическая составляющая — это для нас земля, так же как наше сверхсознание для нас — небо, космос. Бог. А мы — дерево, объединяющее эти две противоположности, и расти, соответственно, должны в двух направлениях: и вверх, и вниз. Питаясь жизненными силами от своей животной, земной основы и тем самым получая возможность полнокровного существования в трёхмерном мире и «омывая», «трансформируя» живущего в нас зверя энергией космической, поднимая его до уровня Бога.

А Бога спуская в себя до уровня человека. Нет, уже — Человека. Возвращая им первозданную цельность. Ещё раз напомним вам строку из Евангелия от Фомы: «Когда двое станут одним…».

Человеческий опыт показывает, что всегда — ВСЕГДА! — когда начинается борьба с самим собой: с ленью, страхом, жестокостью, с болезнью, с «внутренним Зверем», с Сатаной, — это приводит лишь к укреплению позиций последнего и росту его силы. «Стремление уничтожить зло и является сущностью зла. Если человек хочет избежать зла, то он участвует в игре зла» (Верной Вульф).

В тех же редких случаях, когда духовное продвижение происходило через объединение (раннее христианство, даосизм, суфизм), — всегда итогом была жизнь и радость.

Причём не радость избавления от чёрного и плохого, а радость от распознания и в этом Божественного начала. Вспомните: «Да исполнится воля Твоя, яко на небеси и на земли…»— это изначальное, полное согласие и приятие всего без оценки и выбора.

Сложная задача? Бесконечно сложная, если… её решать. И смехотворно простая, если, забыв о ней, попросту жить. Жить, радуясь жизни и смеясь.

* * *

Да, у вас есть смех. И с каждым днём он становится всё более тотальным и естественным. У вас есть «золотой» объединяющий ключик от дверцы к единому Бого-Человеческому существу — Хозяину.

Не стараясь решать проблемы, а лишь только исследовав их в ощущениях, не стараясь уничтожать болезни и расставаться с ними, а лишь согласившись с фактом их присутствия, не переделывая себя и не исправляя свои недостатки, а лишь признавшись себе в них, — вы продолжаете жить, жить смеясь. И через смех (а вовсе не через «ментальное убеждение») соглашаясь со всем и с собой.

Вы сейчас минута за минутой, час за часом, день за днём можете легко, играя и смеясь, сделать то, чему порой посвящались долгие годы изнуряющих и бесплодных внутренних сражений многих ищущих свободы от «внутренней Зверя» для «осознания» в себе Хозяина.

Они пытались сделать это с хмурыми и серьёзными лицами и неизбежно терпели поражение, А обретали иногда иллюзию свободы, лишь убив, «унизив» в себе плоть, «убежав» от своего физического существа — мо тем самым вновь терпя поражение. Ибо этим они, по сути, убивали в себе Бога,

Вы же теперь можете сделать это улыбаясь и смеясь — не перечёркивая ничего в себе, а бесконечно соглашаясь со всем и всё принимая.

Сместите акценты своего существования с борьбы на радость. У вас проблема, болезнь, неприятность? Да, у вас проблема, болезнь, неприятность. Не отрицая их, живите с ними — и смейтесь. Не пытаясь избавиться от них — живите и смейтесь. Не страшась последствий — живите и смейтесь.

И принимайте всё, что будет происходить в процессе этого и с вами, и вокруг вас. И отслеживайте, как будут таять, исчезая вовсе, проблемы, болезни и страхи. Сами по себе.

А вы? А вы будете смеяться, глядя на это, но не залипая и не привязываясь даже к такому результату. И оставаться в полной уверенности, что по-другому быть и не могло. И всё полнее осознавать свою цельность, всё возрастающую жизненную силу и всё более ёмкое ощущение себя Волшебным Хозяином этого Мира.

ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ.

— Так что, значит, теперь никаких лекарств применять нельзя? Только смех? Мы теперь не лечимся, ничего не предпринимаем, только смеёмся?

— Интересный вывод… В ваших словах прямо сквозит надежда на «авторитетное» оправдание такого «сладкого» и привычного нам «ничегонеделания». Должен вас в этом плане разочаровать.

Во-первых, совершенно непонятно, что могут в Хозяйском пространстве значить все эти «льзя» и «нельзя». Ведь, казалось бы, лишь только что мы поговорили о ловушках выбора, и вот вам снова… Что есть запрет на что-либо? Всего лишь обратная сторона выбора. Вы же, напротив, разрешаете себе всё, но — исключительно из Хозяйского состояния.

А во-вторых, и это в продолжение к сказанному, вам предлагается не совершать никаких поспешных поступков, в том числе и «направленных на излечение», лишь из «кукольного», «нехозяйского» состояния. Иначе всё ваше поведение, все принятые решения будут выстроены соответствующими кукольными, искусственными программами, некогда вложенными в вас.

Начинайте все свои мероприятия, лишь отталкиваясь от качества Хозяйского состояния, делайте всё на фоне смеха и со смехом. И чутко при этом реагируйте на все внутренние позывы и запросы, на все Хозяйские интуитивные сигналы вам. Возможно, что «внешне» вы будете делать всё как обычно: принимать лекарства, проводить курс стандартного лечения, но при этом можете не сомневаться — эффективность всего на фоне смеха будет несравненно более высокой.

Но в то же время может возникнуть множество неожиданных и с виду случайных ситуаций вокруг вас, каким-то образом влияющих на происходящее, или даже совершенно непредсказуемых реакций организма на вашу «смехотерапию», вплоть до процессов самоисцеления.

Таких случаев у нас не счесть. Вы принимаете всё — смеясь.

* * *

— Недавно мне предложили новую работу. В ней есть много плюсов, хорошие перспективы, но есть и определённый риск — теперь всё уже реально будет зависеть лишь от моих способностей. А на прежнем месте повышение только обещают, уверенности в этом нет, а напротив, есть ощущение зависимости от чужой воли. Но зато — стабильный «кусок хлеба», всё «обжито», знакомо. Здесь-то я точно знаю, что «ниже» уже ну никуда не «упаду».

Больше недели я по ночам перебирала варианты. А тут, будто по заказу, — занятие как раз по теме. Решила тогда я все мысли об этой своей проблеме смехом заменять и устроила, действительно, настоящую «охоту на себя», чуть вспомню о проблеме — смеюсь, начнут сомнения одолевать — опять смеюсь.

А вчера рано утром, когда я ещё спала, позвонили по телефону и спрашивают: «Ну как, ты решила?» И я, ещё наполовину во сне, вдруг говорю: «Ну конечно!»— и договариваюсь о встрече.

И только уже потом, когда положила трубку, меня прямо встряхнуло всю. Сижу на постели и думаю: «Кто же это во мне сказал:

«Согласна»?Ведь я совсем ещё не готова была?..».

А потом вдруг так легко стало, что я даже запела. Вот и весь выбор…

* * *

— Я курильщик уже с двадцатилетним стажем. Сколько раз уже пытался бросить!.. Да всё без толку.

А вот после занятия подумал немного… и разрешил себе курить. Ведь что такое запрет на курение? Выбор. Убираем его…

Теперь, вспомнив о курении, включаю в себе смех и лишь потом, не спеша и продолжая смеяться, достаю пачку сигарет. Увижу, как кто-то курит, — включаю смех, услышу или увижу рекламу сигарет — опять смеюсь. И ни одного упрёка себе, делаю всё как обычно, но на фоне смеха.

История моя пока ещё без конца. Но за две прошедшие недели я с полутора пачек в день «съехал» на 2–3 сигареты, да и те курю скорее по привычке, не испытывая уже обычного удовольствия.

Удивительно, кстати, но никаких негативных состояний от такой резкой «перестройки» у меня нет, а ведь кому, как не мне, знать, как это иногда бывает.

* * *

— Я недавно заметила у себя интересную закономерность. По своей природе я человек честный и обязательный, но стоит только пообещать что-то — и никогда ничего не исполняется. Чувствую, что это как-то связано с обсуждаемой темой…

— Даже более чем связано. Спасибо за напоминание. Действительно, как часто социум, друзья и просто наши знакомые буквально вынуждают нас что-то обещать, «давать зарок» либо даже «приносить клятву», не понимая, что в результате они, скорее всего, получат нечто противоположное. Есть, кстати, целая категория людей, которые всегда и всем все обещают, часто из добрых даже побуждений. Но чем всё это заканчивается, мы хорошо знаем.

Что есть обещание? Это выбор, привязка. Элементарная привязка к результату. Чем более эмоционально оно, тем сильнее привязка и, соответственно, меньше вероятность его реализации. Поэтому в народе и говорят, что можно или обещать, или делать. Совмещается это крайне редко.

* * *

— Мне понравился образ качелей — на одной стороне хорошее, а на другой — плохое. Привязываемся к хорошему — проявится плохое. С этим, пожалуй, можно согласиться. Но вот вопрос: выходит, для того чтобы в мир пришло хорошее, необходимо «привязаться» к плохому, стремиться к нему?

— Если вы задались целью привнести в мир «хорошее», то можете особенно не мудрить и не искать к чему «привязываться», вы и так уже привязаны — к добру. И уже «тянете» в этот мир его противоположность. Это величайшая иллюзия, будто в нашем мире не хватает добра. В нём может не хватать лишь гармоничного равновесия между добром и злом. Но так было задумано изначально и вмешиваться в это не стоит, ибо неустойчивость этого равновесия как раз и определяет жизненный потенциал нашего Мира.

— И всё же, давайте уточним: значит, если стремиться к войне, то будет мир? А если «запасть» на наркоманов, то их и не станет? Не абсурд ли это?

— Но ведь это действительно так. Если развязанная война — лишь средство для достижения каких-либо целей, то она может длиться долго. Но как только она сама становится целью, как тут же ей приходит конец. Так было всегда — проанализируйте историю.

Так же и во всём: в тех странах, где была разрешена проституция и лёгкие наркотики, сухая статистика регистрирует заметное снижение «пагубности» этих социумных «вывихов».

— А в случаях отдельных людей?

— И здесь происходит то же самое. Наркологи, например, знают, что первым шагом к излечению наркоманов и алкоголиков является признание ими этого факта. «Да, я наркоман!», «Да, я алкоголик.1.»— без этого успешное лечение просто не получится.

Почему это так, вы уже знаете, — вспомните, что кукла перестаёт быть таковой, лишь сумев себе в этом признаться…И сразу вверх вздымается противоположная сторона качелей, хотя вполне возможно, что лишь для того, чтобы просто выровняться, восстановить баланс.

Ведь самое важное всё же — это полное отсутствие выбора, отсутствие привязок. Предельно глупо пытаться увеличить добро, вдохновляясь злом, но столь же глупо на каждом углу петь дифирамбы добру. Выбора нет — в нашем мире всё равноценно. А вы просто играете в нём, не допуская внутренних перекосов и «не сотворяете себе кумира», — Мир нам необходим действительно Цельный, а не кастрированный добром.

* * *

— А я утром проснулась, посмеялась и чувствую, что Хозяин говорит мне: «.Не ходи сегодня в школу». Хотела маме об этом сказать, но побоялась, решит ещё, что это я специально всё выдумала.

А во дворе школы мальчишки на льду катались, сбили меня, и я упала. Теперь вот — рука в гипсе, трещина.

— Очень жаль, что ты не послушалась внутреннего позыва Хозяина и заставила себя сделать выбор от ума, в угоду всем своим воспитателям и учителям. Да и маме надо было без боязни об этом сказать. Поверь, если это действительно важно для тебя, то и мама не стала бы помехой — по той или иной причине, но она бы с тобой согласилась. Больше верь своему Хозяину и верь себе — Хозяину.

* * *

— Очень трудно согласиться с тем, что, испытывая проблемы, не надо ничего делать для их решения. Всего лишь смеяться. Всю жизнь нас учили другому…

— Стоп, стоп… Что значит — ничего не делать? Смеяться в тот момент, когда вам больно, когда вам страшно, когда вы в отчаянии, когда жизнь не мила, — вы это называете «ничего не делать»? Выходит, что создавать внешнюю суету, метаться, заламывая руки либо выполняя чьи-то не очень умные рекомендации, — это проявление «жизненной активности», а вот умение в критические моменты выйти за границы предельно упругих и инертных стереотипов и сделать то, что большинству не под силу, — это «ничегонеделание»?

Это большая ошибка. Простите за пафос, но то, что предлагаем делать мы, — это подвиг, это большой духовный подвиг, который вам сейчас уже полностью по плечу, так как совершаете вы его вроде бы незаметно для себя и словно походя — смеясь. В этом и заключается уникальность нашей системы, её способность к поистине фантастической трансформации сознания, доступной сейчас каждому. Каждому, кто «снизойдёт» до смеха в себе, до ощущения ребёнка в душе своей.

Мы неоднократно уже говорили, что смех — это и есть Любовь, ибо то и другое — синонимы Цельности, синонимы Божественных категорий, присущих Хозяину. То есть Любовь, истинная Любовь — это и есть Хозяин, это единство любых противоположностей: и созидания, и разрушения одновременно. Это отсутствие отрицания чего бы то ни было. На этот счёт у вас нет возражений?

— Нет.

— Вот и ответьте сейчас себе честно: насколько легко вам сохранять любовь в душе, а значит, согласие и приятие всего происходящего в периоды разрушений и испытаний, болезней и унижений? Не это ли есть труднейшая задача, не это ли есть истинно Хозяйская работа?

Теперь мы позволяем происходить в нашей жизни любому развалу, любой неприятности. Если это происходит, значит, это необходимо нам, значит, перед тем была уже создана привязка, некий «залип» как раз на то, что теряется. Сейчас Хозяин вновь пытается вывести нас на путь игры; на путь, в котором отсутствует выбор; на позицию равнозначного и безоценочного восприятия всего, что происходит с нами.

Он «отлепляет» нас, чистит наши кукольные перекосы и деформации неприятностями. Но не для того, чтобы «наказать» и сделать больно, а для того, чтобы обратить наше внимание на них и дать шанс проделать необходимую работу.

Какую именно работу? Естественно, работу духовного, Хозяйского характера, но ни в коем случае не кукольную. В периоды испытаний, в критических ситуациях вам предлагается выключить примитивную, кукольную, человеческую логику и включить логику Божественную. А это всегда логика и разум открытого сердца, это согласие и приятие. Это смех. Только не сбейтесь при этом на кукольный примитив: мы не просто «терпим» свои невзгоды; мы не «влачим покорно» свою судьбину, умирая от тяжкой ноши; нет: мы принимаем всё деструктивное в нашей жизни, мы соглашаемся с этим через Любовь, а в транскрипции нашей школы — через Смех. Возвращая тем самым любым негативным событиям их Божественную значимость, а себе Хозяйскую Цельность с ними.

Но ведь и это ещё не всё. Если вы просто смеётесь в невзгодах — это, конечно, хорошо, и нет сомнений, что очень скоро они прорастут в вашей жизни чем-то более привлекательным и дружественным. Но если вы продолжаете смех и в случаях удачи, везения, комфорта — то это очень хорошей Ибо позволяет не создавать новых привязок, и вы уже не утратите то хорошее, что появилось в вашем существовании.

Это и есть наша работа, наш «тяжкий», но вдохновенный труд, ибо творится неизменно открытым сердцем и непременным смехом.

* * *

— У меня проблема простая до неприличия — перхоть. Что я только не делала, чтобы с ней справиться… Ничего не помогает… Вы обещали именно сегодня подробнее об этом поговорить.

— Хорошо. Но говорить, как вы, наверное, понимаете, мы будем всё же не о перхоти. В вашем случае интерес представляет только одно, а именно — отношение к происходящему.

Ловушка, в которую вы попали, — это ваше усердие. Всякий раз, когда вы прилагаете усилия, вы перечёркиваете результат. Вы уже знаете, что любая проблема исчезнет как проблема, если с ней согласились, если её «полюбили», признав своей частью.

Но любви нельзя добиться с помощью усилий. Единства не обрести через преодоление. Усилие и преодоление — это сопротивление, а Любовь и Единство — это полное приятие, а следовательно — отсутствие всяческого сопротивления.

Конечно, какой-то результат получить с помощью прилагаемых усилий можно, но то новое, что войдёт в вашу жизнь, полноценно новым уже не будет, так как в нём отсутствует совершенно обязательная часть — готовность его потерять. Да и откуда же ей взяться, если вы так боролись…

И теперь это новое либо быстро исчезнет из вашей жизни, либо для его удержания вам придётся затрачивать усилий не меньше, чем для его достижения… Причём постоянно…

Всё это касается и денег, и здоровья, и личных отношений. И вот тогда, действительно, вся жизнь становится борьбой и суетой, без покоя и радости. Всё теперь подчинено одному — стремлению сохранить, не потерять достигнутое.

Что делать в случае вашей физической проблемы — вы уже знаете: просмеивайте не столько её симптомы, то есть то, чем проявилась болезнь на физическом плане, но в большей степени — все свои внутренние напряжения, мысли и эмоции по этому поводу.

Смехом убирайте всё внутреннее сопротивление и несогласие, открытым сердцем окутывайте проблему, соглашаясь как с ней самой, так и с теми разрушениями, что, возможно, она несёт в себе, то есть «охлопывайте» монаду.

Вспомните общий алгоритм интеграции через смех, предложенный вам на четвёртом занятии.

Принять же боль и страдание с помощью одного лишь ментала, то есть с помощью убеждения себя, невозможно. Это столь же безнадёжное занятие, как старания одного из книжных героев братьев Стругацких, который пытался вывести особую породу «самонадевающегося» на рыболовный крючок дождевого червя путём его перевоспитания.

В лучшем случае наш ум будет лишь притворяться, что он согласен, что он готов принять боль или прочую деструкцию. Но это всегда будет самообман. Обман — это привычная функция ума.

Смех же до предела ослабляет доминирование ментала, делает прозрачными все его установки, вплоть до рефлексов, и в конечном счёте — помогает реально принять боль, болезнь, перхоть, снимает сопротивление перед ней и с ней объединяет.

А чем всё это должно закончиться — вы уже знаете.

* * *

Нас окружает Мир, которым мы же и являемся. Так проявляется двойственность, но одновременно и Единство Мира. И увы, с этим же связаны многочисленные наши ошибки.

Неизбежная и очень коварная ловушка, встающая на пути почти каждого начинающего Волшебника, — это желание, а зачастую и попытка, изменить что-либо вокруг себя, не меняясь при этом самому.

Мы предлагаем получить тот же результат, но лишь за счёт изменения своего сознания, за счёт изменения качества своего внутреннего состояния.

Естественно, что нам, приученным к иному способу взаимодействия с внешним миром, привыкнуть к такой «схеме волшебства» весьма непросто. Но, вне всякого сомнения, вы уже всё чаще соизмеряете себя именно с этой схемой — «.хочешь изменить мир — изменись сам», и она всё глубже прорастает в вас истинным знанием. Помогайте пока взращивать этот росток привычной для вас логикой, в нужный момент необходимость в ней отпадёт сама по себе, и она сменится уже настоящим знанием, не требующим ни мотивации, ни доказательств. Меняетесь вы — меняется Мир; вы становитесь более гармоничны — более гармоничным становится всё Человечество.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

1. Продолжайте начатую ранее «охоту на самого себя». Непрерывно отслеживайте своё текущее состояние, направленность своих мыслей и настроений. Постарайтесь пресечь любой из техник появляющуюся привязку к определённому состоянию, причём не имеет значения — положительное оно или напротив. Это может быть привязка к желанию, проблеме, качеству, а особенно — к выбору.

Эталон вашего отношения к Миру — согласие на участие в любой из игр, затеянной вашим Хозяином, безоценочно и с полным приятием.

2. Приучите себя воспринимать все свои «падения» и временные срывы как неизбежное и поначалу обязательное условие духовного продвижения, как ещё одну ступеньку, поднимающую вас над собой.

Соглашаясь через «Внутренний смех» со всем происходящим в такой «минус-фазе», убирая негативную оценку — осваивайте глубинные, «тёмные» слои своего «до-человеческого» уровня подсознания.

3. Отследив приход очередной проблемы, попробуйте ощутить радость. Радость не от проблемы как таковой, а от предвкушения прихода в ваше существование чего-то нового, того, о чём вы пока, возможно, даже не догадываетесь. Попробуйте ощутить радость от предощущения, нового этапа жизни, новой фазы игры.

Почувствуйте себя беременным новым качеством, стремящимся войти в ваше существование, снимите всякое сопротивление ему. Не следует «заталкивать этот плод обратно», пугаясь «родовых схваток», напротив — расслабьтесь, откройтесь ему, улыбнитесь и впустите его в свою жизнь. Позвольте себе стать богаче им.

ДЕВЯТОЕ ЗАНЯТИЕ.

— Я мыслю, — подумал Петя пробуждаясь, — значит, мир ещё существует. — Он открыл глаза и огляделся, как бы пытаясь в том увериться.

Мир и в самом деле был на месте. Да вот только не на том… Петя точно помнил, что заснул он неподалёку от ярмарка в том самом ветхом домике, где остановились Баба Яга с Лешим. Ещё звучал в голове его кашляющий смех Яги и её причитания: «Спи, Петенька… утро вечера… оно завсегда мудренее…».

Сейчас же его окружала чаща лесная непролазная. Навороченные невпопад чудовищных размеров стволы, с торчащими из земли корявыми и осклизлыми кореньями. Серый утренний сумрак… Прямо под ноги подступала вода болотная, рыжая и дурно пахнущая. Паутина, вся в росе, толстыми и липкими нитями тянулась промеж веток, неряшливо свисая с них. В болоте что-то ухало, пузырилось и шло кругами, будто вот-вот кто-то вылезет оттудова

— Болото гиблое, заговоренное… — со страхом признал Петя места, коими стращали с детства

Ступил назад, попятившись, и запнулся о место, где спал. Мягкими еловыми лапами было оно выстлано в сухой ложбинке. Берёзовыми листьями да веточками молодыми и тонкими сверху заботливо присыпано. Жмут мха упругого в изголовье

Стоял Петя на то глядючи, вспомнить силился — как это он здесь оказался, как лежбище себе делал, как с Ягой простился?.. Тужился, тужился — ничего не вспомнил…

Смех внутренний включил — успокоиться чтоб.

— Сказка, — себе сказал, — это край реализованных невозможностей. Хватит, Петя, паниковать при каждой неожиданности. В конце концов, если не можешь иметь то, что хочешь, научись хотеть то, что имеешь

Он осторожно двинулся по болотистому мрачному лесу, пытаясь найти просвет в глухой чащобе. Сам себя подбадривал. — …Оптимист, — говорил, через пень прыгая, — это человек, которому недоело быть пессимистом

Он остановился, поправляя котомку, и как раз ощутил, как ему стремительно начало надоедать быть пессимистом.

— Каким местом думать норовишь, Петя, — себе под нос пробормотал, — так по нему же, родимому, и получаешь, чему уж тут удивляться… — И вдруг вспоминать что-то стал

Будто спит Петя сном беспробудным да сквозь сон говор слышит

— Чужими руками, — глухо говорила Баба Яга, — чудеса не делаются… А ну-ка пособи, Леший

— Да, да… — сипел тот, гигикая шепотом. — Сделал доброе дело — и в кусты… Как в сказке…А как проснётся

— …Отсель его дорога далее и пойдёт… А ты мягше, мягше стели, листами-то более посыпь, — бормотала Яга.

— Глуховато, конешно, здесь, но не беда, выпутается. Парень-то башковитый… — таял в Петиной голове голос Яги, угасая вовсе.

Брёл старик по бесконечному сумрачному лесу, памятуя уроки прежние и потому не особо думая о том, куда идёт. Мысли его, по пробуждению мрачновато-обиженные, сменились иными — подвижно-любопытными.

Громадные и замшелые стволы вековых деревьев, красноватая и цепляющая за ноги странная трава, с острыми кромками, топкая болотистая земля, то и дело проваливающаяся под ногами, не вызывали более настороженной тревоги и гнетущего беспокойства.

— Когда ещё такое увидишь, у моря живучи, — думал Петя, по сторонам озираясь. — Только в сказках и сказывают о местах таких… Конечно, оно и пропасть тут-раз плюнуть…Но то — если Хозяина вокруг не признаешь. А как вспомнишь о нём — так враз всё милым делается, Хозяин — он ведь разный. Пока помнишь об играх его да сам в них играешь — бояться нечего

— Если судьба бьёт тебя прямо в лоб, — сам себя учил, — значит, оставил ты без внимания её упреждающие пинки под зад…Случайного в жизни ничего не случается. Случай — это тот же Хозяин, который за деревом схоронился да за тобою подглядывает — признал его аль нет?

Лес меж тем редел понемногу, светлел. Уже давно под ногами хлюпать перестало. Деревья становились всё прямьше и тоньше, сквозь их листву скоро голубые лоскуты неба проглядывать стали

Вышел, наконец, Петя на полянку круглую, уромашенную всю, ярко Солнцем залитую. К берёзе, растущей одиноко, ветви низко спустившей, подошёл, за ствол хрупкий обнял ласково

Постоял, будто после разлуки долгой, порадовался… А мысли, те вновь шевелиться в головушке буйной принялись.

— Видать, решила Яга, — вслух думал Петя, усевшись и обувку свою в порядок приводя, — что сам должен я проблему свою до конца расхлябать. Может, оно и так… Пожалуй, что ей, карге древней, и виднее, да только хотя б намеком поделилась… Хоть глазом бы моргнула, што ли, зубом цыкнула

— Али Мяв бы с советом своим прорисовался… — приговаривал Петя, лапти на солнышке развешивая.

Мяв, улыбкою своею рыжею, появился, как всегда вдруг, хоть вроде как и накликанный

— Соскучился?.. — проурчал он, толи в голове, то ли рядом.

— А то, — поднял голову Петя и разулыбался радостно, — последнее время и не поговоришь с тобой как след. Кашлянешь парой фраз и нету тебя, а я потом мозги выкручиваю — чего там Мяв сказать хотел

— Надо так, Петя, — ещё шире улыбнулся Мяв, — сейчас чем меньше помощи, тем для тебя же лучше. Понимать должен.

— Эт-то я, может, и понимаю, — жалился Петя, — другое неясно — где же яблоко мне это наливное, проклятущее сыскать? Шарю-шарю глазами кругом, так ведь и намека ж даже нет

— А ты в себе пошарь, — хмыкнул Мяв, — оно хоть и лоскотно, может, но — полезнее. Глядишь и нашаришь чего, а что именно — тому и сам удивишься. А то всё- яблоко да яблоко… откуда тебе вообще ведомо, что — яблоко?

— Так ведь с детства о том в сказках слышал, — удивился Петя словам Мява, — дай всё сказывают

— Сказывают… то-то и оно… — захихикал Мяв. — А в действительности, Петя, всегда всё не так, как на самом деле… И причина причин, в конце концов, завсегда в начале начал находится…А чтобы осознать её, никакое знание не годится, а тем паче — опыт. Поэтому лучшая точка зрения для тебя — это отсутствие всякой точки зрения

— Чего, чего?!. — даже на ноги поднялся Петя от удивления.

— …И только один добрый совет тебе, — продолжал Мяв ехидным говорком, — не слушай ты никаких добрых советов… Думай, Петя, сомневайся. Сомневайся во всём… Только в этом не сомневайся

Улыбка Мява таяла, голос слабел, и последнее, что услышал Петя, было:

— Жизнь — это сон, который снится твоему Хозяину. Только от тебя теперь зависит, чтобы это сновидение вашим общим стало…..Долго сидел потом Петя, голову со всех сторон ощупывая.

— То ли совсем Мяв умом тронулся, — думал, — то ли со мной чего не в порядке… Всего-то и падать мне, что блюдце волшебное и яблоко наливное… К чему вся эта мудротень?..

Так удивляясь и поругиваясь вслух, но уже улыбаясь отчего-то внутри, в путь двинулся, траву густую ногами приминая да тропки новые натаптывая

* * *

Лес кончился внезапно, оборвавшись неглубоким песчаным склоном, густо поросшим внизу травой. Петя спустился и, пройдя немного, увидел ствол дерева давно поваленного. На нём — старика древнего, вида странного.

Подошёл поближе. Скинул шапку, поздоровавшись, рядом сея. Из котомки достал снедь нехитрую. Предложил незнакомцу — тот знаком отказался. Тогда сам есть принялся, на старика поглядывая.

Старикашка, весь в бороде да в бровях густых, изредка бормотал себе под нос неразборчивое что-то, громко покряхтывая да поохивая.

— …Пошто стонешь всё — не выдержал у же Петя.

—.. Да вишь ты, какое дело, — охотно отозвался старец, — сел не подумавши куда ни попадя, да на сучок и напоролся. Сижу вот теперь на нём — маюсь. Уж часа два, поди

— Так ты пересядь, — удивился Петя.

— Да чего у ж теперь там — пересядь… — махнул рукой дед, — притерпелся, поди, присиделся уже, да и идтить скоро

Петя оторопело глянул на старика и неожиданно явственно услышал, как хихикнул в нём Мяв: «В себя загляни, отыщи сучок такой же…» — тихо заурчал он и затих.

— …То ли дело — в других сказках живут, — как-то вдруг начал дед, в глаза Пете заглядывая. — Любо-дорого послушать о том, живи — как хочешь. А у нас-то что? Всё навыворот — как хочешь, так и живи… Вон оно как… — Он пошамкал губами, поскреб в бороде и продолжил:

— Ас чего всё началось-то? А случилось это годка три тому, мне ещё осьмнадцать едва минуло

Петя недоверчиво покосился на него, но смолчал, дальше слушая.

— Шёл я как-то по лесу, шёл…гляжу — колодец. И так мне пить приспичило — невмоготу просто. Глянул в него — вроде как и нет воды в нём. Камушек кинул — тихо, не плеснет даже, я — другой, побольше, всё одно — тихо. Глубок колодец, думаю, а звук-то слаб…Пошарил глазами кругом — смотрю, каменюка здоровая, еле подволок её, чуть живот не треснул. Кинул вниз — стою, слушаю. Когда вдруг — топот чей-то. Глаза поднял — мчит на меня коза со всех ног, рогами целится. Едва в сторону отпрыгнул. А она к колодцу подскочила — и туда как сиганет

Петя слушал как завороженный: было в дедугане этом что-то необычное, странное. А топ продолжал.

— …Испугался я тогда, конешно, нечисть, думаю, какая-то в колодце завелась. Только отошёл — смотрю, бабка с клюкой идёт: «Ты, — говорит, — козу мою не видал? Паслась тут, я её ещё верёвкой длинной к камню привязала, чтобы не удрала». Вот так-то я с Ягой и познакомился

Петя закашлялся, пытаясь скрыть смех. А дед продолжал.

— Ничего я ей не сказал, да видать почуяла что-то, карга старая, отомстить решила. Очень, говорит, ты мне по душе пришёлся. Хочу твоё заветное желание исполнить. А я, дурак молодой, праздниками не балованный, возьми да и ляпни: «Хочу, чтобы у меня день рождения каждый день был»… Захохотала Яга, чего-то шепнула, через плечо плюнувши, кулаком погрозила и сгинула.

— А я с тех пор, — продолжал дед, — что ни день, то на год старее делался. Вначале и не приметил, а как понял-кинулся Ягу искать, да где там

— Уж совсем от старости помирать собрался, — говорил он дальше, — как вдруг к гномам прибился. Я к тому времени ссохся весь, вот они за своего и приняли. А как разобрались потом, поздно уж было — народец-то они честный. Расколдовали

Петя всё сидел да слушал, слушал…А старик всё сказывал да сказывал… Разговорчивый попался… Шибко даже…С рассказов о себе он постепенно на сплетни сказочные перешёл.

— Совсем позазнавались. Чем известней сказка, тем амбиций больше. Вот Илья-Муромец, скажем, как вышел он из народа, так только его и видели, всё по пирам теперь да по гаремам гостюет!..Мальчик-с-пальчик тоже — чуть что не по нраву ему, так сразу говорит: «Я человек маленький», — и бьёт ниже пояса…К Айболиту и то- пришёл как-то, так он скальпель ухватил и говорит: «Я один знаю, как рассмотреть внутренний мир человека»…Еле ноги унёс

Он перевёл дух и сказал:

— У меня с памятью плохо: я никогда ничего не забываю. Слов чужих в голове стая цельная собралась. Оттого и говорлив. Слово-то оно, конечно, не воробей, но не выпустишь его — так всё летать внутри будет и гадить, гадить… Вот есть, говорят, болезнь такая приятная — склероз. Каждый день тебе — новости, лица новые, незнакомые… И в голове сору от рассказов чужих немного.

Чем дальше слушал Петя, тем больше ему становилось не по себе. Он прямо видел, как зажал себя словами старик этот в мирок какой-то тесный и душный. И говорит он так много оттого только, что и сам в нём мается и вырваться пытается, да только вязнет сильнее. Словами и понятиями весь мир пометив, он как гвоздями прибил себя к сказке своей болтливой, насмехаясь над ней, но без неё у ж и не могучи более. Кряхтя на сучке, но сползти с него опасаясь уже — а как бы не вышло чего

«А ведь и я таким же был, дайне так уж давно», — вспомнил старик и себе не поверил.

Петя глянул по сторонам, и вдруг показалось ему, что он такими же словами со всех сторон окружён, как те, что от трещащего старика исходят. И не мир вокруг него будто, а одних только слов набор

Он посмотрел на небо редкооблачное и таким прекрасным, оно ему увиделось… но как только сказал про себя: «Да ведь это ж просто небо, облако», — так вся прелесть и подевалась куда-то, на ель глянул разлапистую тёмно-зелёную — всколыхнулось всё внутри от восторга за красу такую, но только вспомнил, что имя ей, — слово «ель», с детства знакомое, так тут же очарование всё и погасло.

Удивился себе Петя: не замечал он того раньше. «Чутливей Хозяин меня сделал, должно быть», — подумал.

— …А он и говорит: «Операция прошла успешно», — заканчивал меж тем болтливый дед свой очередной рассказ. — «Жаль, только, что больной об этом так и не узнает…» Вот так-то. Вот тебе и Айболит.

Дед замолчал, переводя дух, и отер взопревший лоб ладонью. Чувство перевыполненного долга явственно читалось на его лице.

Проговорив без умолку более часа, он теперь у же с явной симпатией смотрел на Петю. Чуть не за руку потащил с хозяйкой своей знакомиться.

«Дай человеку выговориться, — думал Петя, за ним идучи, — первым другом твоим потом будет. Отчего так? Может, потому, что, от словесного зуда освободившись, такой человек к Хозяину приближается? А то и ощущает в себе его порой, пусть ненадолго? В каждом ведь Хозяин живёт. Под шелухой болтливой не видать лишь его. А как угомонятся слова, как стекут все — тут Хозяин и проглянет… Оттого и близость потом ощущается».

Пока думал так, домик невдалеке показался. Справный такой — под большущей сосной построенный, сам беленький, но с красными оконцами и дверцей. Рядом паслась корова с теленком.

Дедок не стуча толкнул дверь и вошёл.

— Чтобы молоко не убежало, — вместо приветствия сказал он хозяйке деловито, — корову надо привязывать

Та только отмахнулась от него, зато с любопытством посмотрела на гостя. Петя поздоровался, скинув шапку и поклонившись низко, — всё как полагается. Имя своё сказал.

— А меня Белоснежкой зовут, — звонко молвила в ответ хозяйка и по-девичьи зарделась.

С Белоснежкой Петя сошёлся быстро, две-три фразы — и оба ощутили себя давно знакомыми. Пили чай с сушками. Как-то легко, без особых усилий поведал ей Петя и о проблеме своей. Белоснежка задумалась было, но ненадолго.

— Знаю, чем беде твоей помочь, — молвила вдруг, — ведаю о том, где есть и блюдечко, и яблочко

Петя чуть сушкой не подавился.

— Но загвоздка одна есть, — продолжала Белоснежка, маленьким кулачком Пете промеж лопаток стуча.

— Какая? — прохрипел Петя, едва переведя дух.

— Блюдечко и яблочко взять не сложно. В заброшенном замке сестры моей они хранятся, — сказала Белоснежка, — и добраться туда просто, и найти их не проблемно…Вот выйти оттуда труднее будет Дракон спящий замок тот уже сколько лет охраняет Туда всех впускает — спит беспробудно…А вот обратно как кто идёт, так мыслями своими его и будит. Колдовство такое, особое

Слушая рассказ Белоснежки об испытании новом, Петя глянул внутрь — на колыхнувшееся было «Озеро покоя зеркальное», просмеял его немного — зеркалу гладь его возвращая.

— Ничего, — сказал вслух, — в сказке ведь живём. Где наша не пропадала… Белоснежка внимательно глянула на него.

— Как же, как же… — сказала она насмешливо. — Сказано — сделано… Потом подумано, удивлено, испугано и переделано… Да вот не тут-то и.

было

— Хотя что это я тебя уговариваю? — одёрнула себя же. — Тебе решать — твоя ведь сказка. Слушай тогда внимательно, как добираться. Путь простой, да не близкий…Суток двое идти придётся

* * *

А никакого дракона видно и не было. Петя нерешительно повыглядывал из кустов, осматривая вход в замок, выждал немного, а затем, поспешно на крыльцо взбежав, толкнул всем телом дверь входную

В замке всё было покрыто толстым слоем пыли. Долго бродил Петя запутанными переходами из комнаты в комнату, но всё никак не мог найти нужную. «Комната та, — сказала Белоснежка, — заговоренная. Время её не коснулось, там даже стол накрыт трапезный. Проголодаешься — отобедать сможешь. Но только смотри…»Однако договорить тогда она так и не успела — вернулись гномы с работы. Мешать им Пете не хотелось, и он, наскоро простившись, незаметно ушёл.

Сейчас же рыскал по этажам и злился на себя — зачем не дослушал? Сколько ещё бродить ему ?

— Стоп!.. — сказал вдруг себе Петя. — А Хозяйское состояние? Что ж это я всё никак не привыкну, что с ним не бывает проблем?

Уже через короткое время ноги сами привели вроде как бесцельно теперь блуждающего Петю к двери золоченой, аккуратной. Бесшумно отворилась она, впуская его в высокую горницу, богато убранную и обставленную.

И первое, куда Петя устремился, был стол, щедро и изобильно уставленный яствами всевозможными. Изголодал за двое суток пути пешего

Во-первых, налил себе чарочку вина красного, силы дающего. Выпил глотками крупными. Во-вторых, нашарил глазами шмат мяса аппетитный, а пока яблочком закусил

«Как яблоко отъешь, — думал Петя, жуя, — всегда приятнее увидеть в нём цельного червяка, чем его половинку». Он стряхнул червя на блюдечко, откуда яблоко взял, и внезапно замер, весь похолодев от догадки

Медленно обвел взглядом весь стол — более яблок на нём не было

— …Да, кто ж знал, что вот это — червивое, и есть то самое — наливное, — сокрушался он опосля, за буйну голову ухватившись и горю безмерному поддавшись, медленно спускаясь по ступеням замка заброшенного

Вдруг ревом его оглушило, жаром обдало: стоял перед ним — откуда только взялся! — дракон страшный, огнём дышащий, дикий да необузданный, куда там Горынычу какому-то

Вмиг заскочил Петя обратно в замок, дверь телом своим подпер… А дракон снаружи прохаживается, над Петей речью человечьей издевается.

— Не такой ты быстроногий, — приговаривает, — какой я длиннорукий. Рано ль, поздно ль, а всё одно выйдешь ведь…А я ничего — подожду,

посплю пока

Долго потом Петя смехом себя в порядок нужный приводил. Успокоился наконец, даже забавное в случившемся увидел.

— Ай да Петя, — сказал себе, — ай да молодец! Сожрал счастье своё, а для полного счастья и тебя чуть не сожрали

— Серая ты личность, Петя, — вздохнув, добавил, — но сколько оттенков в тебе… Вот и думай теперь, как из замка выйти да как дракона перехитрить.

— Перехитришь тут, как же, — вспомнил он слова Белоснежки, — спит дракон, только пока мысли человечьи не услышит. А ведь хитрость — это те же мысли и есть. Нет, другое дело здесь нужно — безмысленное

— Хозяин здесь нужен, — хлопнул себя по лбу старик, — чего ж тут ещё гадать? Хозяин — он ведь не мысли, а лишь устремления одни имеет. Не оплошать бы только… не выпасть из Хозяина вдруг

Задумался Петя… Вспомнил отчего-то болтуна-деда гномистого, клетку из слов, им навороченных… свои ощущения, в той связи… Что-то важное медленно проворачивалось в голове его

— Между мною и Миром живым, — сам себе говорил, — есть ещё мирок из слов нагромождённых, в нём и живём все… Хочешь к настоящему Миру попасть, надобно слова-обозначения прибрать. Слова, что мирок маленький пометили, слова-метки прибрать надоть… Потому как можно или жить, или думать о том, что живёшь. Настоящая жизнь — это не мысли о ней, а её ощущение. А пока думы думаешь — чужую жизнь живёшь, того, кто слова эти мысленные тебе подарил-подбросил.

— А как же стереть мысли-границы, — соображал Петя, — чтоб себя с Миром живым единым, ощутить?..Ведь мне тогда от дракона и прятаться не придётся, — а зачем? — если вместо мыслей ощущения будут.

— …Ощущения, ощущения… — бормотал старик озадаченно. — Когда мысли есть — ощущений нет, одни лишь суждения о них остаются. А вот когда ощущения есть — так теперь мыслям промеж них ну никак не втиснуться

— Это когда же я в последний раз так шибко ощущал, чтоб даже мыслям места в голове не хватало! — озадачился было Петя, да вновь себя по лбу хлопнул. — А ведь только что!.. Когда смеялся, от испуга спасаясь.

— Ну-ка, ну-ка, — разулыбался Петя, путь к спасению почуяв. — Смех, значит… Сколько уж раз я из беды себя им выручал, так неужто ещё одного раза не получится?

Он включил смех вначале в утробе своей, затем теплом тела всего засмеялся, потом в самую глубь свою заглянул — помог в себе каждой частичке мелкой смехом зазвучать. Да будто весь смехом единым стал

Долго Петя так стоял, улыбаясь. Затем сказал вслух:

— Мир мысленный стал во мне таким размытым и неубедительным. таким бессловесным и прозрачным, что ни за что дракону им теперь не пробудиться

— Спи, мой огнедышащий, — добавил он, к двери подходя, — спи, мой длиннорукий

И вновь смехом всего себя заполнил

* * *

Здоровенный рыжий детина с красным лицом, сплошь усыпанным конопушками, и носам картошкой, неторопливо ходил вокруг дерева, держа в руках верёвку. Грузная поступь его. тяжёлый взгляд из-под кустистых, рыжих бровей и громадная палица в полдерева обхватом, прислоненная рядом, выдавали в нём дурную и необузданную силу.

— Сколько уж раз говорено им, — рассуждал он глухим голосом, — предупреждено было: берегите природу. Мать вашу!..Да всё без толку — самогон выгонят, а брагу в озеро льют. Вот русалки-то мало-помалу и охмелели, распутничать начали, а там и повымерли все… Где ж теперь в глухомани такой бабу для души сыскать?.. Э-эх!.. — крякнул досадливо и дёрнул верёвку, затягивая.

Петя стоял, прикрученный этой верёвкой к дереву, и молча наблюдал. Рыжий разбойник, покончив вязать его, тяжело бухнулся на траву рядом и с интересом глянул на него.

— Так чего ж это ты дубину-то мою спёр, добр человек — незлобиво спросил он. — Хороша дубина была, много лет я с ней слонялся, не то што энта чурка, — отпихнул он от себя огромную сучковатую палицу, — полгода я с ней маюсь, а фарта всё нет

— Не брал я твоей дубины, — в который раз уже отвечал ему Петя, — я её и поднять-то не смогу

— …Ну да, ну да, — будто и не слыша, кивал головой разбойник, — говорили мне, что крепышок гдей-то здесь гуляет, сам невелик, зато силы в нём — немеряно. Муромцем величают… Так неужто ты и есть?..

— Петя я, — терпеливо втолковывал ему Петя, — палицы твоей мне не поднять.

— Да вот и я гляжу, — продолжал будто с собой разговор рыжий разбойник, — где ж тебе, заморышу. Муромцем-то быть? Однако ж палицу уволок… И на што она тебе?..

Битый уж час втолковывал ему Петя, что ошибка вышла, да всё никак не доходило это до разбойника.

Он рылся в своей суме, что-то напевая про себя. Петя долго слушал эти диковатые напевы, наблюдая за ним, затем вздохнул. Разговор с рыжим верзилой не складывался. Он был начисто лишён человеческой логики. Он был начисто лишён и слуха, и вкуса. Чего он не был лишён, так это запаха

Будто подслушав его мысли, разбойник вновь заговорил.

— А может, и не ты спёр… — сказал он невесёлым голосом. — Никто ведь не знает столько, сколько не знаю я…А всё почему? А долбанулся я головой как-то о дерево, так и дерево пополам, и в голове чегой-то сломалось

— Сначала забываешь имена, — пожаловался он, — потом забываешь лица, затем забываешь застёгивать портки… Он помолчал и вздохнул:

— …Но хужей всего, когда забываешь расстёгивать портки… Затем вдруг встал, потоптался, ухватив палицу, легко сунул её под мышку. И как-то просительно сказал Пете:

— Ты уж извини, что без скандала ухожу…Но — дела. На Большую дорогу пора, на дежурство заступать. Ты постой пока, приду — разберусь… Если вспомню… — и он в несколько огромных шагов растворился в чащобе леса.

Петя ошалело уставился ему вслед.

— «Если вспомню…» — ничего себе, — пробормотал он вслух, — а если нет?..

Он представил, что будет, если его запамятуют так же, как портки… Унылая картинка получалась.

— Сколько ещё не сделано… — сказал Петя. — А сколько ещё предстоит тогда не сделать?.. — и он передёрнул плечами.

— Опыт, — успокаивал затем себя, — это то, что позволяет человеку делать новые ошибки в подтверждение старых… У людоеда на крючке висел? Висел… Яблоко волшебное сожрал? Сожрал… Меня дракон чуть не слопал? И это было

— Значит, что-то во мне всё ещё не ладно… — сделал вывод Петя и вздохнул.

— …Вздох — это упрёк настоящему, это страх перед Миром, — будто в ответ раздалось в его голове, и прямо перед ним появилась улыбка Мява. — А ведь ты, не более беззащитен перед ним, чем он перед тобой. Ощущать себя беззащитным перед Мирам — это то же, что содрогаться при виде себя.

— Ты кстати. Мяв, — обрадовался Петя, — чего-то я в себе никак поднять не могу. И ведь чую недоделку внутри, а в чём она — не разберу никак. Видишь вот, вновь в ловушку себя загнал

— Ты, Петя, — заурчал Мяв, — как всегда непобедим в борьбе с собой. Неприятности, знаешь ли, они приходят и уходят, а их творцы остаются

— Так и я о том же, — заволновался Петя, — хочу уже полный порядок в себе навести, что погнилее нащупать да наружу выволочь. Надоело мне туда-сюда по сказкам шляться, пора уже и старуху домой возвертать… выскочить бы из себя прежнего, да так, штоб и не возвращаться более

— Ой, Петя, — хмыкнул Мяв, — неспешно наука в тебя проникает Смотри, как бы выйдя из себя да не заблудиться в других. Ведь возвращаться-то всё равно придётся… Вот и воротишься сам не свой. Наберись терпенья и, если любишь жизнь, меньше насилуй её своими мыслями да упрёками себе. Как правило, лишь к концу пути нашего мы и понимаем смысл самого пути. Да и то не всё, а лишь те, кто не остановился, в мыслях запутавшись. Слава хромому, Петя, ведь если мы знаем, что он хромой, значит, он идёт

Петя помолчал, пытаясь переварить услышанное, а затем спросил с ехидцей:

— Слушай, Мяв, а ты в самом деле такой умный? Может, ты просто притворяешься? Мяв захихикал:

— Не нравится, Петя? Прямых ответов, простых советов желаешь? Хочешь, чтобы я за тебя твой путь прошёл?.. По головке гладил… слезу с тобой пустил?.. Запомни: если кто-то идёт тебе навстречу — значит, вам в разные стороны и не по пути. А само плывёт в руки, сам знаешь что. То, что не тонет

Рыжая улыбка начала бледнеть, исчезая, голос Мява звучал всё тише.

— Не жди дня завтрашнего, когда умнее и краше станешь. Угомонись, Петя. Жизнь, она ведь сегодня проходит…Когда ты всё же отыщешь счастье своё, то поймёшь, что всё это время оно было рядом с тобой, как заплата на твоей драной заднице

После ухода Мява Петя ещё долго прислушивался к себе, пытаясь разобраться в ощущениях. Как всегда, не сразу доходило до него сказанное котом, но он уже не раз убеждался в мудрости этой рыжей бестии.

— Хорошо, — наконец сказал он вслух, — вот стою я здесь привязанный… Что это значит? В чём-то я потерпел неудачу…Л неудачник — это кто? — это человек, неправильно воспринявший урок, который сам себе и преподал. Так? Так! В чём же этот урок заключался?

Петя задумался. Стоял, только пальцами пошевеливая да плечами слегка поводя — это было всё, что он мог делать, оставаясь связанным.

— Неудача, — сказал наконец, — это всего лишь то, из чего строят удачу. Не бывает безвыходных ситуаций. Есть только те ситуации, выход из которых нас не устраивает… А что именно меня не устрашает?..

— Ну, выхода мне пока и вовсе не видать, — отвечал себе Петя, — могу предположить только, что он там же, где и вход… А вот что не устраивает меня, так это стоймя стоять связанным, воронам на смех. Пить давно уже хочется — тоже не устраивает…Болваном себя чувствовать постоянно — очень не устраивает…Больно уж мотает меня — то червяком никчёмным себя чую, то Хозяином сказочным… А какой я взаправду, о том сказать и некому. Мява разве поймёшь, одни пинки под зад… Яга, правда, доброе говорила — так ведь баба, разве можно ей верить…Кощей или людоед энтот — вегетарианец, что с братом полудуркам, так их похвалы и того меньше значат, ведь и сами-то они — мало люди…Петя ещё помолчал и вывод наконец сделал:

— Вот и выходит, что всего больше я сам себя и не устраиваю… Вот-вот, потому-то, видать, и торчу здесь, собою ж поставленный, хоть и руками разбойника рыжего

С оглушительным лаем откуда-то из чащобы, прямо под ноги к Пете, выкатилась собачонка малая, невзрачная. Она бегала вокруг дерева, весело облаивая его. Пока Петя наблюдал за ней, на поляну вышло несколько человек. Они подошли совсем близко, прежде чем он их приметил.

Это был уже знакомый Пете воевода, несколько стражников и ещё кто-то, связанный в руках верёвкой.

— А-а, знакомец смеховой… — расплылся в улыбке воевода, признав Петю. — Глядя на мир, удивляюсь, что никто не удивляется. Стоит человек посреди лесу один, привязанный, будто так и надо… Ты пошто здесь?..

— Да так, видишь вот — дерево охраняю, — невесело пошутил Петя. — По царскому указу

— А-а, — вновь сказал воевода недоверчиво и уважительно одновременно, — по царскому, говоришь… Ну то им, царям, виднее. А наше дело служивое: приказали — выполни… Вишь вот, преступника в тюрьму сажать ведём

— И за что же его? — полюбопытствовал Петя.

— А задержан за совершение преднамеренного самоубийства, — пояснил воевода. — Опасный человек

Он уселся рядом, снял шапку и, вытирая платком лысину, принялся сплетничать, как со старым знакомым.

— Народ, — говорил он, — безмолвствует всё громче… Ещё малость — и даже царь почует. Не понимает, поди, царь-то, что во всём нужна умеренность, особливо в умеренности, особливо когда прокорма энто касается… Я-то помалкиваю, а што? — закрытый рот, он зубы бережёт…Надо отстаивать свою точку зрения — я и отстаиваю…как отстоится — выскажу… кали спросят… А пока, чтобы слова не расходились с делом, надо молчать и ничего не делать

Поболтав ещё маленько о том о сём, воевода поднялся и потянулся, вид при этом у него был как у человека, привыкшего всегда побеждать в борьбе со здравым смыслом.

— Собачонка вот прибилась, — кивнул Пете на что-то вынюхивающего песика. — Думал, шавка, а оказалось — волкодав. Пока идём, цельных два волка им уже подавилось. Царю в подарок, охоч он до охоты… Ну, так мы пошли. Бывай, значит

Петя даже голоса от смятения внутреннего лишился

—.. Дык, а я? — наконец сипло вырвалось у него.

— Что — ты?.. — удивился воевода.

— Да — развязать-то, — терпеливо пояснил Петя.

— Да ты что?! — возмутился воевода. — А указ царский? Сам ведь сказал… Велело охранять, так и охраняй своё дерево, царю-то батюшке оно виднее

Петя беспомощно глядел вдогонку уходящим и шепотом ругал себя на все лады.

—.. Дошутился, — выдохнул он наконец. И внезапно такой смех его разобрал, что даже дерево закачалось.

Смеялся долго и глубоко, до слёз; жаль только, вытереть их было никак. Глубоко вдохнул напоследок, успокаиваясь. В голове чистоту и покой ощутил.

— А чем же это ты, Петя, недоволен? — сам себя спросил. — Ведь недавно вот так же у людоеда на крюке болтаясь, как-то ты поспокойнее был… О Хозяине вспоминал, мыслями себя тешил, али позабыл всё?..

— Надоть и сейчас всё изначально вспомнить… — сказал себе Петя озабоченно. — А то, как сожрал я то яблочко дивное, так вроде и сам не свой стал — то ли травленое оно, то ли порченое

— Понял я тодысь, у великана-то, — вспоминал он вслух, — что по два приказа-то Хозяин сразу командует, это чтоб играть ему было с чем. Одним приказом проблему-то готовит, а другим — решение её… А приходят в Мир они сразу как одно

— Точно, точно… — вспоминал дальше Петя, — потому ж тогда и обрадовался я, что понял — нет нужды в мире этом хорошее беспрестанно от плохого отделять и суетиться, выбирая — одно энто. И тот, кто к пониманию такому придёт, — вновь Хозяином и становится, а как Хозяином вспомнил себя — кто ж тебе плохое сделает теперь и зачем, если вспомнил уж? Хозяин сам себя не обидит, ведь если он больно половинке своей кукольной и делает иногда, так только чтоб напомнить ей, што и она Хозяин. Это как во сне дурном — себя щиплешь, проснуться штоб, а как проснулся, то чего ж щипаться, себя мучая?

— Значит, как Хозяином себя признал, — углубился Петя е умствования, — любую игру теперь выбирай — плохо уже не будет. Потому и радовался я тогда, на крюке вися, понимание такое пришло, что плохим закончиться происшествие моё не может, пока Хозяином помню себя. Отчего ж сейчас не так весело, как было-то? Ведь знание это и сейчас во мне, в голове моей имеется…

— Разобраться в том, надобно, — озабоченно пошевеливался в верёвках Петя, — должен ответ быть. В себе искать буду, верно Мяв говорил: как из себя выскочишь, так с чужим ответом и вернёшься. Раз во мне вопросы имеются, значит, и ответы есть.

— Хозяин для чего Мир сделал? — в который уж раз терзал себя вопросом нестарый старик, — играть чтоб, радоваться. Так, значит, что я делать должен, чтоб себя же. Хозяина, не забижать? Так радоваться же… А я што делаю? Вишу на верёвках, болтаю сам с собой… Можно это радостно делать? А чего ж, тут главное — не отвлекаться на другое. Коли болтать, так болтать всласть…Л в верёвках путаться, так тоже до конца, и тут уж не болтать — ни языком, ни мыслями, а только ощущать всё в тонких тонкостях.

Петя прислушался к себе — радостно ли ему на верёвках висеть? Руки затекли, ноги болели, верёвками надавленные.

— Будто в пасть меня кто сграбастал… — сравнение себе Петя привёл.

— Стоп, стоп, — тут же себя и остановил. — Это что же я делаю? Мне верёвку почуять всю падать, а я мыслями болтаю, сравнения ищу…Не так всё

Вновь заглянул в себя Петя. Ногой своей затёкшей стать попытался. Пока понимал, что затекла нога-то, — больно было. Чтоб мысли выключить, прислушиваться к себе глубже стал… Ощущал, как венки все в ноге набухли — погорячели, как мурашки внутри бегают, щекотно покусывая, как кровь пульсирует… Глядел в себя, стараясь не пропустить ничего

И как-то дивно стало Пете чуть погодя. Вроде всё то же осталось, но боль былая отчего-то болью быть и перестала… Рассыпалась она на много ощущений разных, каждое из которых само по себе — и не болит вовсе. Дальше — больше, даже приятно отчего-то стало.

— Вот ведь Хозяин разыгрался, — пробурчал вслух Петя, — так и боли любителем стать недолго

Но внутри у него было тихо и спокойно — безмысленно. Принялся тогда Петя всё подряд «по-Хоэяйски» рассматривать.

Долго смотрел, как колышут деревья листвой… Без говору внутреннего смотрел, ни одного трепету их не пропуская. Слушал, как стрекочет кузнечик… На облака глядел долго, заполняя себя их видом…Дыхание своё слушал, как наполняет его воздух лесной и как обратно он выходит

Да будто потерял себя Петя во всём этом. Словно растворился в листве, облаках, звуках… Такую радость испытал, как никогда раньше.

В Хозяина играючи, не заметил, как свечерело…Легли на поляну тени длинные. Солнце, низко склонившись, в глаза лезть принялось. Подали голос тонкий комары лесные, на голод жалуясь.

Не сразу и ощутил Петя, как подошёл кто-то к дереву. Поднял голову — стоит подле него женщина наружности настолько странной, что коли б не сарафан линялый, в заплатах весь, то и не понял бы — какого ж именно полу его гость.

Длиннющая она была на голову Пети выше, и худющая, как плеть. Волосы вроде травы на кочке болотной и такие же спутанные. Кожа на лице и руках как кора берёзы сухой, а нос как сучок с дерева — тонкий, длинный и похоже даже, что с листиком малым, засохшим

«…Кикимора какая-то», — подумал Петя, дивясь гостье.

— Она и есть, — захихикала та, кокетливо сарафан оправляя, — приятно, когда признают.

Петя удивился про себя:

хоть в сказках он и слыхал о таком, но видал впервые, вслух же сказал:

— Ты мысли, што ли, читаешь? Или так угадала?

— А всего помаленьку. Дело наше лесное, древнее, — затарахтела Кикимора, и без просьбы даже за конец верёвки ухватившись, принялась вокруг дерева бегать. — За столько лет чему не обучишься

— Любите соседей, — сказала она, снимая с Пети последние верёвочные кольца, — источник знаний… Ты здесь день всего стоишь, а сороки уже по всему лесу растрещали — Соловей, дескать, Разбойник опять в лесу кого-то забыл

. — Не впервой, значит, такое? — спросил Петя, руки — ноги растирая.

— Не впервой, не впервой, — суетилась Кикимора, вкруг Пети бегая, то суму ему подаст, то в глаза заглянет, то за руку подержится. — Мужик он ничего, добрый. Совесть у него чистая — он ей и не пользовался ни разу… А как головой долбанулся, да память отшиб, так враз со всем своим преступным прошлым и покончил. Сейчас одним только преступным настоящим занимается. Да ещё опекать его приходится, а не то ведь пропадёт сказка-то без него.

— А чего это ты вокруг всё мотаешься? — не выдержал вконец Петя. — Будто обнюхиваешь всего. Мужика что ли не видела?

— Мужиков людских я много видала, — как-то растерянно отвечала Кикимора, против Пети ставши, — но вот в тебе что-то никак не разберусь… Навроде как человечьего вида ты, а внутри совсем как наш — природный, лесной, древний. Чую и облака в тебе, и капли дождевые, и запахи лесные… Будто одна лишь оболочка твоя от человеков, а в ней — то же, что и снаружи — Мир живой. У людей не бывает такого, паутина мысленная у них внутри, рваная и грязная… Пошто так, Петя?.. Кто ж ты, мил человек?

Удивлённо слушал Петя Кикимору. Вначале не понимал, а затем вспомнил, как давеча весь мир через себя пропускал, наполняясь и звуками лесными, и запахами здешними

«Так вот, — подумал он, — как Хозяин для других-то выглядит. Как кусочек Мира большого, что в теле человечьем запрятан…».

«…Человек… — ещё подумал Петя, распахнув руки напротив низкого уже солнца и сладко потянувшись весь, — человек играет в своей жизни только маленький эпизод… Так здорово видеть, что игра твоя кому-то по душе пришлась…».

ЛОВУШКИ МЕТОК. КОВАРСТВО «ОПИСАНИЯ МИРА».

На одном из занятий у нас уже шёл разговор о том, что Хозяин, выстраивая «игровую площадку» под названием Жизнь, «пометил» пространство своей игры сигналами-обозначениями, названными нами Хозяйскими метками. Сейчас мы остановимся более подробно на этом моменте.

Хозяйские метки — это набор обозначений разного рода, определённых нашим языком, нашими словами и помогающий нашей кукольной личности не «потеряться» в созданном Хозяином Мире. Это ориентиры, которые проявлены знакомыми всем нам предметами и явлениями, ощущениями и мыслеобразами, такими, например, как дерево, камень, капля, кошка, гром, молния, мысль, боль и т. д. и т. п.

В совокупности всё это и составляет то самое «Описание мира», о котором уже шла речь на предыдущих занятиях.

Значение «Описания мира» и Хозяйских меток двойственно и неоднозначно.

С одной стороны, работает весьма полезный механизм, позволяющий нам сориентироваться в сложном и многомерном пространстве путём подмены его непознаваемости привычной для нас трёхмерной моделью, уже вполне доступной нашему восприятию.

С другой стороны, это своего рода «капкан», ограничивающий для нас восприятие настоящего и живого Мира, омертвляющий его и делающий недоступным.

Рассмотрим оба аспекта. На первом этапе трёхмерной проявленности некая Хозяйская сущность, получив воплощение в родившемся ребёнке и утратив осознанную связь со своими многомерными, трансцендентными каналами восприятия, оказывается совершенно беспомощной в человеческом мире, мире гораздо большей плотности и неизмеримо меньших для неё возможностей.

Ей, этой сущности, проявленной уже в качестве человека, необходимы новые ориентиры в новом пространстве, некий, трёхмерный уже, «способ» восприятия постигаемого мира.

Именно создание меток, и в их совокупности — «Описания мира», позволяет ей ориентироваться в этом мире, говорить о нём, накапливать новый опыт и новые знания. Это очень важно, учитывая то, каким образом происходит обучение и передача жизненно важной информации в человеческом обществе.

Созданные Хозяином метки сформировали новый механизм восприятия этого мира. Для того чтобы ориентироваться в нём, каждая метка получила своеобразное обозначение — как мысль, а затем и название — как слово, то есть элемент речи. Существо, получившее возможность мыслить и говорить, сделало колоссальный скачок в своей социальной эволюции. Появилось такое понятие, как сознание, постепенно переросшее в самоосознание. Самоосознание — это и есть то качество, которое отделяет человека от животного. Мыслить — по-своему — могут все живые существа. Но возможность «увидеть» себя со стороны, задаться вопросом «Кто я?» и «Зачем?» имеет лишь человек. Вот здесь мы и сделаем остановку.

Не один миллион лет понадобился человеку для того, чтобы у него появилась потребность в самоосознании. У ребёнка, как бы повторяющего в период взросления всю эволюцию человеческого сознания, это соответствует примерно 12-14-летнему возрасту. Это так называемый «подростковый» период — и первый этап его становления как личности. Это момент начала его самоопределения в этом мире и начало истинного познавания и исследования Мира, первая, робкая пока, попытка выйти за пределы навязанного «Описания мира». Детский вопрос «Почему!» сменяется на «Почему именно так!» и начинает доминировать в познании Мира.

Всё. На этом этапе положительная роль «Описания мира» и указателей в виде Хозяйских меток заканчивается. И они всё больше проявляют себя как ловушки и «фильтры», препятствующие объективному восприятию реального большого Мира, в познании которого любое человеческое существо имеет ностальгическую потребность.

* * *

Мы окружены невыразимо чудесным и неповторимым миром, воспринята который, увы, практически не в состоянии. Вместо этого мира мы видим лишь реализацию своего знания о том, каким этот мир должен быть.

Мы не видим реальных живых деревьев, облаков, морских волн, а видим лишь свои представления о том, какими они могут быть, какими они бывают… По-другому быть не может — мы в состоянии увидеть лишь то, что уже вложено в нас, и можем наблюдать лишь проекцию своих знаний о чём-то. Почему так? Сейчас вы уже в силах сами ответить на этот вопрос. Ведь если мы «Со-Творцы» и строим мир «из себя», то откуда же в нём может появиться то, что в нас не присутствует? Увы нам…

А что же существует в нас? Социальные стереотипы восприятия, штампы, модели, переданные некогда нам в процессе нашего «научения».

«Я уверен в одном: то, что нам разрешено видеть, осязать и осмысливать, — это лишь капелька в море жизни. Если бы мир был настолько же примитивен, насколько он нам показан, то этот мир не смог бы существовать».

(Николай Варсегов).

Подобные ощущения, посещавшие, пожалуй, всех, находят иногда и такое шуточно-афористичное выражение: «№ судите о Боге по нашей планете. Это не самая большая его удача».

И всё же согласитесь — Мир прекрасен! Даже сквозь призму.

Этих несамостоятельных знаний, даже «отфильтрованный» скудностью нашего речевого и ментального аппарата…

Насколько же более прекрасным он может оказаться, если мы расширим границы нашего восприятия, если снимем «заданность» и «условность» такового…

Наверное, каждый хоть раз в жизни сталкивался с тем, что в тот момент, когда вы восхищались закатом, картиной, мелодией, кто-то — находящийся рядом и воспринимающий, казалось бы, всё то же самое — оставался совершенно равнодушным к вашим восторгам.

Не вините его. У него иные оценочные критерии, иная модель Мира, иное его «описание». Оно достаточно близко вашему, но ровно настолько, чтобы вы могли общаться и даже делиться мнениями. Но не слишком обольщайтесь — вы всё же в разных пространствах. Его личная Вселенная лишь частично пересекается с вашей некоторыми общими для вас понятиями и едиными стандартами обучения.

Психологи скажут: «Всего лишь различные психологические пространства». Мы же пойдём дальше — да, это так, но внутреннее пространство — это и есть тот «шаблон», та «матрица», проходя сквозь которую энергия созидания выстраивает соответствующий ей Мир, нашу «личную Вселенную».

Все наши попытки найти общий язык в обсуждении важных, возможно даже глобальных, тем, касающихся, скажем, проблем экологии, разоружения, борьбы с бедностью, болезнями, наркоманией, очень часто, да что там — неизбежно натыкаются на барьер непонимания со стороны прочих участников обсуждения. И по-другому быть не может. Дело в том, что порою, говоря об одном и том же, мы называем это противоположными по смыслу словами, или напротив — очень часто, оперируя одинаковыми терминами, мы говорим о совершенно разных вещах. И это не случайности, не частности — это общий для всех, но неосознаваемый механизм, заставляющий нас постоянно взаимодействовать не с объективной реальностью, а с нашими представлениями о ней. С её описанием.

Эта же заданность видения мешает нам выстроить гармонично своё близко-личностное, интимное пространство, мешает рассмотреть тех, кто находится с нами рядом в этом мире.

Ведь мы, как правило, видим не самого человека, а лишь своё представление о нём, его же истинная суть остаётся за пределами нашего «зашоренного» ложным человеческим опытом знания.

«Ложный опыт» — это, прежде всего, не мой опыт. Это знание, приобретённое через «научение». Такие величайшие знатоки человеческих душ, как Бальзак, Диккенс, Достоевский, Толстой, надели на нас «эталон» знания о том, «каковы» мы, и теперь вокруг нас все именно таковы — «каковы». А ведь мы перечислили гениев, но кто их читал? Кто пользуется их критериями оценки Человека? Для большинства же из нас такие «критерии» формируются при просмотре боевиков и «мыльных» сериалов.

Мы омертвляем человека, находящегося рядом с нами, своим «знанием» о том, каким он должен быть, либо своей памятью о том, каким он был когда-то. И потом смертельно обижаемся на него, если замечаем, что он этому знанию соответствовать не хочет, не понимаем, что он живой и имеет право стать другим, развиваясь…

Это может стать трагедией… или анекдотом:

— Была бы ты чужая, — говорит муж, гладя на переодевающуюся жену, — цены бы тебе не было.

Мы смеёмся над собой: «Мечта идиота выглядит как жена соседа», — но преодолеть эти стереотипы не в силах и остаемся в рамках всё тех же кукольных игр.

Нас окружает живой Мир, но, навесив на него ярлыки меток, любых словесных определений, мы его тут же «обездвиживаем» и лишаем права на жизнь, на божественную непредсказуемость и Хозяйскую естественность. Стоит нам открыть что-либо новое, прекрасное своей непохожестью ни на что, как мы торопимся его классифицировать, объяснить и сделать неинтересным себе же.

Вместо того чтобы радоваться появлению в нашем пространстве чего-то неординарного: явления природы, непривычной способности, нетривиального поведения ребёнка, — мы страшно этого пугаемся и изо всех сил спешим нивелировать всё новое до общего уровня либо навесить любой ярлык, якобы поясняющий, дескать это — «торсионная сингулярность…» и всё, и мы спокойны — торсионная ведь, а вы что, что-то плохое успели подумать?..

Но есть всё же особенности восприятия, общие для всех. Именно они, присутствуя в каждом, и позволяют ощущать нашу глубинную общность, находить точки истинно творческого единства и сопричастности чему-то, лежащему уже за пределами нашей кукольной личности.

Вспомните себя в состоянии истинно творческого вдохновения — вы пишете стихи, музыку, картину, вы влюблены (это — творчество!) или, наоборот, вы уже воспринимаете, но столь же вдохновенно, музыку, красоты природы, замерли перед полотном художника, не можете оторвать взора от захлёбывающихся пеной волн… Что объединяет все эти моменты?

Особое состояние отрешённости, внутреннего безмолвия… Вы открыты на восприятие чего-то, лежащего вне ментальных механизмов, поддерживающих «Описание мира» и опирающихся на Хозяйские метки. Ментальная тишина и открытость чистому и цельному восприятию … До обидного редкие мгновения…

Окончательно убрав привязку к «Описанию мира» и включив интуитивные Хозяйские каналы восприятия, вы в каждом предмете, в каждом простейшем процессе — будь то звук капли или тиканье часов, можете увидеть, услышать и осознать Бога, Хозяина.

Есть такая притча. Некий просветлённый старец, этакого восточного толка, то есть достаточно невыразительно одетый, не творящий походя чудес и внешне ничем не отличающийся от прочих прохожих, зашёл как-то с группой своих учеников в чайхану.

Чайханщик, подававший всем чай, неожиданно пал перед ним на колени и, радостно смеясь и плача одновременно, целуя ему руки, попросил благословения.

Немногим позже ученики этого старца увлекли чайханщика в сторону и принялись допытываться у него.

— Мы, — говорили они, — ходим с этим человеком уже много лет. Он не творит чудес, он редко поучает, он делает иногда странные вещи — даже мы иногда сомневаемся, — а достигли он?

— Откуда ты, — вопрошали они, — видя его считанные минуты, распознал в нём просветлённого? Разъясни нам.

— Много десятков лет я работаю чайханщиком, — отвечал им чайханщик, — не счесть лиц, что видел я за эти годы. Но я — никогда!.. Никогда не видел, чтобы человек с такой невыразимой любовью смотрел на чашку! На обыкновенную щербатую глиняную чашку!..

Иногда достаточно убрать этикетку с таким знакомым словом «чашка», чтобы под ней увидеть её суть, её Божественную, Хозяйскую природу. На этом примере хорошо видно, как метки, слова, их обозначающие, понятия, ими фиксируемые, отделяют нас от той самой цельности, от единства с каждым элементом Мира, с нашим общим Хозяином.

Мы опутали Живой Мир паутиной слов-обозначений. Самое обидное, что даже эта паутина не наша — это всего лишь чужие, привитые нам понятия и представления. Вначале нас опутывали понятиями этих слов, а затем мы сами этими же словами омертвляли живой Мир.

У Карлоса Кастанеды по этому поводу сказано: «Тот мир, который я знаю как окружающий, был просто описанием мира, которым я был напичкан с того момента, как родился… Первое действие учителя — представить идею о том, что мир, который мы думаем, что видим, на самом деле только видимость, описание мира».

Джебран Халиль Джебран говорит о том же: «Все учения схожи с оконным стеклом. Мы видим истину сквозь него, но оно так же и отделяет нас от истины».

Множество расставленных меток в виде слов, понятий, определений и т. п. мешают «увидеть», ощутить цельность всей системы Мира. Это те самые пресловутые «деревья, за которыми мы не видим леса».

Мы научились видеть детали этого Мира, а сам Мир как целое ускользнул от нашего восприятия, рассыпался на мелочи и фрагменты. Наши излюбленные проблемы — это и есть те самые частности, в рамках которых мы, пытаемся исследовать Целое. Это и смешно, и невозможно. Необходимо выйти за пределы освоенного пространства и взглянуть на проблему со стороны или как бы «сверху», чтобы осознать её условность, а может, даже — смехотворность.

Попробуйте решить следующую задачу: К реке одновременно подошли два человека. Им надо переправиться на противоположный берег. Но есть одна лодка, которая может выдержать только одного человека. Как им быть? Задумались? Правильно, это очень сложная задача. Смехотворно сложная… Но похоже, что решение у вас пока не проклюнулось…

Что ж, попробуем ещё раз. Вы сейчас вновь внимательно прочитаете условие, но теперь постараетесь увидеть всё как бы с высоты птичьего полёта, вроде схемы…

…Ну как? Как правило, больше половины теперь дают правильный ответ: с разных сторон реки подошли люди — вот и всё решение… А ведь поначалу задача казалась неразрешимой…

Что мы сделали? Всего лишь вышли за несуществующие пределы задачи. А чем они были заданы? Обычными словами. Которые вызвали у нас привычные, но ложные стереотипы. Вот так — детская задачка и в то же время, возможно, модель чьей-то житейской трагедии.

Появление в нашем жизненном пространстве Хозяйских меток создаёт ещё одну серьёзную и многоплановую ловушку, куда мы охотно попадаем.

Дело в том, что метки — это определённые точки нашего пространства. А поскольку это пространство нашего жизненного существования, то происходит непрерывное перемещение от метки к метке.

Это создаёт необходимость ввода ещё одного игрового элемента — понятия времени, то есть некой длительности процесса перемещения.

Появляется время, а следовательно, появляются и такие понятия, как будущее, прошлое, старение и, соответственно, умирание.

Категория «время» прекрасно соотносится и взаимодействует с нашим менталом, с нашим умом, который теперь охотно влазит в события, давно прожитые и прошедшие, пытаясь как бы «разбавить» прошлым серость настоящего или аналогично ведёт себя по отношению к будущему.

Тема эта ёмкая и важная, поэтому мы сейчас исследуем её более подробно.

ШАГ В НАСТОЯЩЕЕ. ОБРЕТЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ.

…Скажите, а вы не боитесь привидений?

Судя по тому, что о страхе мы с вами уже говорили неоднократно, — в наших играх вы его в разных вариантах принимать научились, — то предполагается, что вряд ли…

Тогда спросим по-другому: какие чувства они вызывают у вас, привидения-то? Какие чувства могут вызвать существа, а точнее даже — сущности или «элементали», как их ещё называют из-за их примитивности, «увязшие» в плотных земных слоях, остановившиеся в своём посмертном движении, приклеившись нереализованной жаждой жизни к тому, что для них уже недоступно? К тому. что они ещё могут созерцать, тоску о чём они могут ещё испытывать, но с чем совершенно не в состоянии больше взаимодействовать?

Они видят своих близких, но поговорить с ними не могут, они видят цветы, но не в силах вдохнуть их аромат, они видят изысканные лакомства, но и это не для них. На их глазах целуют и любят друг друга, они ещё помнят всю прелесть этого, но увы — бесплотные руки проходят незамеченными сквозь некогда любимое тело и не могут ощутить его…

Вам не жалко их? Или, может, вы испытываете некое чувство брезгливости, представляя эту бесплотность, эту «нежить», которая «по-человечески» и пожить-то не может?

Скажите, а вы не боитесь привидений?.. Почему бы вам не сказать в ответ, недоуменно пожав плечами: «А чств нас бояться?..».

Ах да, как же это мы забыли, ведь вы же — люди… да, да — человеки… И должны звучать гордо… Ну так и звучите, чего же вы?.. Что ж вы все по-привидсньи-то…

Ведь вы не бесплотны, как дух, вам доступна радость всех человеческих ощущений, но где же она, радость-то? Ваша жизнь, как бледная тень реальности, скользит мимо, мало воспринимаемая и практически не замечаемая вами… Согласитесь, мы разучились чувствовать, разучились радоваться окружающему нас, да что там — мы его попросту и не видим. Нас будто и нет в настоящем, тело — вот оно, а где же в этот момент наше сознание, нави мысли, наши ощущения?

Раз нас нет для настоящего, то, значит, и настоящего ас существует для нас — так чем же мы лучше привидений?

Оглянитесь вокруг: «Как прекрасен этот мир, посмотри…» — Поскорее, пока вы действительно не стали ещё бесплотным духом, вдохните полной грудью свежесть утреннего восхода, запах летней грозы… Заройтесь лицом в охапку луговых цветов, и вовсе не обязательно их для этого срывать!.. Утоните в бездонности глаз милого вам человека, впитывайте в себя звук его голоса, вкус его губ… Бегите по холодной росистой траве босиком; танцуйте, смеясь, под дождём, сглатывая его капли, стекающие по лицу; ощущайте каждое бесценное мгновенье полнокровной жизни как Божий дар, который вы не имеете права разменивать на суету…

Вспомните пронзительные своей простой глубиной слова популярной некогда песни:

«
Закрой глаза и подожди
,
и ты услышишь
,
как где-то тёплые дожди
стучат по крышам
.
Как нарастает новый день
в разгаре лета
,
Земля приветствует людей
,
землей согретых
Распахни своё сердце
,
приветствуя день приходящий
.
Распахни своё сердце
,
настежь
…»

…Что же мы с вами делаем? Откуда в нас это трусливо-ложное ощущение своей бессмертности? Ведь у нас не так уж много в активе завтрашних дней, в которые можно отложить переживания дня сегодняшнего со всеми его маленькими радостями. Откуда в нас изначальное неверие в свою способность быть счастливыми и радостными, в возможность получения чудесных, упоительных ощущений от обладания прекраснейшей на свете штукой — нашей жизнью? «Там хорошо, где нас нет…» — как уныло и бесплодно… Вспомните детский мультик про паровозик из Ромашково: «Если мы опоздаем на один рассвет, то мы опоздаем на целый год… — говорит этот мультяшный мудрец. — Если мы опоздаем на одну весну, то мы можем опоздать на всю жизнь…».

Откуда в нас этот извращённый мазохизм — ужасаясь мукам Тантала, который, будучи погруженным в воду по самые губы, не мог напиться, мы, тем не менее, добровольно обрекаем себя на страдания аналогичные, лишаясь возможности насладиться радостью жизненного изобилия, нас окружающего.

Мы всю жизнь куда-то несёмся в поисках чего-то особенного, того, что даст нам, возможно уже завтра, ощущение удовлетворённости и осмысленности нашего существования, а оно, всё более недоступное, ускользает от нас всё дальше — за ту самую «ленточку финишную», за которой нам станет недоступным уже абсолютно всё… Остановимся набегу, переведём дыхание, задумаемся-Вчитаемся в строчки предельно искренние, написанные человеком, знающим, что он умирает, что он уже уходит из этой жизни, уходит не только не «насытившись днями», а, напротив, что-то безвозвратно утеряв, чего-то ценного рядом не заметив.

Тихо летят паутинные нити,

Солнце горит на оконном.

стекле

Что-то я делал не так?

Извините.

Жил я впервые на этой Земле.

Я её только теперь ощущаю,

К ней припадаю и ею клянусь.

И по-другому прожить.

обещаю,

Если вернусь, но ведь я.

не вернусь

Р. Рождественский.

* * *

Игорь Калинаускас рассказывал, что однажды в Московский институт высшей нервной деятельности приехал с лекцией профессор, приглашённый из индийского центра психических исследований.

Начав своё выступление, он неожиданно прервал себя к, обратившись к залу, попросил поднять руку тех, кто в предыдущую секунду в мыслях находился в прошлом. Половина зала подняла руку.

Тогда профессор попросил поднять руку также и тех, кто в тот же момент находился в мыслях о будущем. Теперь руку подняла оставшаяся часть аудитории.

Глядя на частокол поднятых рук, профессор грустно, улыбнулся: «Так для кого же я читаю ату лекцию, если в золе никого нет?» И покинул аудиторию.

Несколько выше мы, говоря о Хозяйской игре, определим, что Хозяйские метки являются обязательным атрибутом этой игры, так как без них Мир, нас окружающий, оставался, бы неописанным и нами не узнанным. Наше перемещение от метке к метке создаёт некий процесс, который, естественно, имеет, определённую длительность. Именно так в нашем мире понимается такое понятие, «как ВРЕМЯ, определяющее длительность тех или иных процессов. Так в нашей жизни возникает одна из коварнейших ловушек, в плену которой мы находимся всю жизнь, порой кие малой степени даже не догадываясь об этом.

Раз есть «время», значит, есть прошлое и будущее, есть вчера и завтра. И у человека появляется непреодолимое желание это «завтра» улучшить. Сделав таким образом своё существование более комфортным и «безопасным», более «предсказуемым». «Если я позабочусь о своём завтра сегодня, — думает человек, — то завтра я буду более свободен и более счастлив».

И он практически «убивает» «сегодня», отказываясь от его качественного переживания в угоду «завтра». Но завтра происходит то же, и таким образом он включает себя в порочный круг существования, в котором никогда нет радости от сегодня и всё подчинено ублажению никогда не приходящего завтра.

«Наши потомки, — говорим мы с мудрым выражением лица. — будут жить лучше!.. Эй, потомки!.. Передайте это своим потомкам…».

И ведь как всё логично и внешне обоснованно происходит. Реальная ситуация: вы купили несколько килограммов персиков. Легко портящийся товар, верно? Что вы делаете? Перебираете и съедаете в первую очередь то, что уже слегка подпорчено. Как это с вашей стороны предусмотрительно. Но завтра происходит то же, и через день, и ещё через… Персиков в конце концов уже нет, но ни одного целого и качественного вы так и не съели…

Ну, хорошо, ну, ладно — но ведь всё же съели, хоть чем-то, но порадовали себя… А вы уверены в этом? Давайте вспомним, что именно вы делали: вот вы откусили первый кусочек. Ощутили его вкус и аромат, податливую упругость плоти плода, его бархатистую поверхность… Затем вы откусили второй кусочек, вспоминая — когда же это вы в последний раз ели персики?.. Вы откусили третий кусочек, и, слизывая липкие капли с пальцев, подумали с тревогой — а где же ваш носовой платок?.. Вы съели весь персик, вы выбросили косточку, а вы уверены, что действительно сколи персик? А не кажется вам, что вы съели лишь один, первый кусочек?.. А остальные — просто сжевали, уже не замечая, что же именно жевать приходится… Действительно, ведь вас потом уже просто не существовало рядом с плодом: ваше сознание, предаваясь воспоминаниям, бродило где-то в прошлом, заглядывало в карман в поисках платка, то есть убегало в будущее…

Целый персик — и лишь короткое мгновение радости. Увы, конечно, но хоть какой-то проблеск сопричастности с реальностью, чаще мы даже это у себя бессовестно крадём.

Ещё одна ситуация. Летний отпуск с поездкой на море, о котором мы мечтаем весь год.

Всё, полноценной жизни нет, всё подчинено ожиданию и подготовке. «Ну и что, что дни пролетают бледные и «недожитые»? Мне бы только дотянуть до долгожданного июля, а там уж я за весь год «отыграюсь»«. А пока— живём вполглаза, вполуха, полусонные, «на автомате».

Наконец долгожданный отпуск… И тысячи сопутствующих проблем. «…Обещанная радость жизни? Да-да, между делом и это, а как же… Хоть, честно говоря, не до неё как-то, слишком забот много… Да и об отъезде уже пора позаботиться…».

И часто лишь потом, вернувшись в привычный круг общения и рассказывая всем об отдыхе, вы и получаете «бледную тень» того самого долгожданного переживания… Выпадая при этом снова из настоящего.

Два примера — и вся наша жизнь. Туда-сюда, туда-сюда в мыслях, в ожиданиях, в сравнениях, в планах — и почти ни одною мгновенья в состоянии здесь и сейчас. В состоянии истинно реального существования, в состоянии радости от происходящего.

Да, признаемся себе — мы разучились жить. А ведь умели, умели все без исключения. Вспомним своё детство — каким бесконечным казался нам день, под завязку набитый разнообразие» событий и ощущений. А лето!.. Несколько наших взрослых жизней можно втиснуть в одно детское лето, если мерить их по количеству впечатлений, по познанию нового, по интенсивности ощущений. Что, если всю жизнь выстроить в потоке такой непрерывности восприятия? Это сколько же лет вместилось бы в наши среднестатистические семьдесят? Триста?.. Или пятьсот?.. А может, и вся тысяча? Возможно, именно здесь содержится июне обретения, если не бессмертия, то многократного увеличения субъективной продолжительности жизни за счёт увеличения насыщенности проживания каждого её мига, каждого мгновения.

Увы, реальность несколько иная. Разучившись находиться в состоянии «здесь и сейчас», полноценно проживать каждый момент времени, мы накапливаем в нашей памяти огромное количество не прожитого, не пропущенного через ощущения материалам.

И проживаем мы его затем, лишь извлекая из «запасников — памяти, когда необходимо жить уже новыми мгновениями здесь и сейчас», которые мы вновь складываем на полки не пережитого прошлого. Так мы становимся должниками перед своим прошлым, так мы им же подменяем своё настоящее.

В идеальном варианте каждый момент нашей жизни должен быть воспринят в ощущениях так, чтобы ничего не пережитого оставалось. В этом случае нет пресловутого шатания от метки к метке, и время становится не длительностью этого процесса, а самим потоком жизни. Вы при этом перемещаетесь не от фиксированной метки к фиксированной же метке, а вместе с меткой становясь самим временем.

Абстрактно? Ничуть — ведь вы уже жили именно так, пока были ребёнком, пока вас не научили «жить правильно»…

Пока в вас не «встроили» стереотипные понятия, не сформировали окончательно вашу речь, ваше «Описание мира», сплошь состоящее из пережитого кем-то (заметите — не вами!) опыта, то есть — всё из того же прошлого. Н-да, затруднительно находиться в «здесь и сейчас», оперируя понятиями и определениями, уже умершими, то есть прожитыми в прошлом.

Мы уже говорили об этом — наша речь, слова, наши мысли омертвляют реальность, не позволяя воспринимать её вживую, так как мёртвы вы сами, так как они — представители прошлого, их создавшего, но уже прожитого, а следовательно — тоже мёртвого.

Значит, когда мы говорим, когда мыслим словами — мы не находиться в настоящем, нас нет «здесь и сейчас». Это важнейший момент, и мы к нему будем ещё неоднократно возвращаться.

Нам с детства прививали стремление к непрерывному улучшению самих себя, стремление к некому совершенству: «Плох тот солдат, что не стремится стать генералом». Многочисленные примеры героев, народных любимцев, финансово благополучных людей преследуют нас на каждом шагу. Хорошие люди, спору нет. Но — почему?.. Я — созданный по образу и подобию Божьему, должен хотеть быть таким, как они? Они что — лучше? Лучше кого меня или Богаа, которого я собой же и отражаю?

Есть ли в этом логика? В этом скорее не логика, а богохульства, отрицание своей уникальности, отрицание себя как проявлю»«божественной воли, божьего помысла и творчества.

Всё, созданное нашим Творцом, Хозяином, — совершенно изначально, ибо отражает собой совершенство своего Создателя. Совершенен и неповторим каждый человек, совершенен и неповторим каждый шествующей жизни. Любая попытка улучшить их качество это отрицание вышесказанного, это неприятие себя, это неприятие состояния сейчас в угоду вымышленному завтра. Завтра, по большому счёту, не существует, существует очередное, а точнее, непрерывное «здесь и сейчас». Поэтому вы практически отказываетесь от жизни реальной ради жизни вымышленной, призрачной. Обозначим эту мысль ещё более лаконично и предельно чётко— вы отказываетесь от жизни вообще…

Увы, согласитесь: «Жизнь — это бесконечная подготовка к путешествию, которое так никогда и не состоится…»— как сказал да Ошо.

Мы бесконечно готовимся, планируем, ждём. «Какое там и сейчас»— завтра»!.. или послезавтра. Сегодня я ещё не готов, сегодня, я ещё не совершенен. Кто там стучится ко мне в дверь? Жизнь? ты мне нужна, конечно, но зайди, пожалуйста, позже, сейчас я достоин тебя».

«Се — стою и стучусь… Кто отворит мне двери, с тем сяду и вечерять буду», — говорит Христос («Откровение»). Но ведь не отворяем, ждём, снова готовимся…

И жизнь, для кого-то такая естественная и замечательная штука, уходит от нас прочь, превращённая в нечто иллюзорное, привиденческое».

Залетит однажды в сад,
Исхудавший от ненастья,
Пущенная наугад
Золотая пуля счастья.
И не встретившись со мной
Проскользнёт неуловимо
Рядышком, но стороной'.
Около,
но мимо, мимо!..
В. Максимов

А ведь как всё просто…

А я на зуб возьму полтравиночки
И уже веселей от подарка полей
От кислиночки
и от горчиночки
.
Я легонько кусну лето или весну
,
И я счастлив зелёною малостью
.
Е. Евтушенко

Большая ошибка думать, что жизнь — это цель, результат,»«есть то, что можно получить, лишь «достигнув», «созрев», «заслужил»; не меньшая ошибка полагать, что жизнь — это обучение, приготовление к чему-то. К чему может подготовить жизнь? Ну разве что к смерти. Жизнь — это дорога, но не к чему-нибудь, а сама в себе, это действо, это игра, от которой мы просто обязаны получить радость, наслаждение, удовольствие. Ради этого, в конечном счёте, и был создан этот Мир. Вы ещё не забыли? — ведь вы и есть глаза и уши Бога, руки Его, нос и язык Его. Выполняйте, пожалуйста, свою тяжкую предназначенность и миссию будьте счастливы. Так Бог велел, так Хозяин распорядился…

Состояние «здесь и сейчас». Жизнь ради жизни. Непрерывное ощущение Хозяйской игры, упоительная радость от самых простых, незамысловатых событий и поступков, от своих качеств и достоинств. Насколько это просто, настолько же и необычно для нас, привыкших к вечной борьбе.

«Стоп-стоп, — скажете вы, — чем наслаждаться, чему радоваться — своему гневу и раздражительности? Своей болезни и хромоте? Может, всё же поработать предварительно с собой, подлечиться, а затем уж… И себе будет на что посмотреть, и людям показать…» Наша логика вновь устремляется нам на помощь, и мы вновь в ловушке.

Пресловутое совершенство — это не результат движения к нему, это осознание. Осознание его в себе. Мы рождены совершенными, заметьте — не становиться совершенными, а уже совершенными. Несовершенными, ущербными нас делает лишь непрерывное сравнивание, непрерывный выбор, наше знание, что есть эталон, а эталон — это то, с чем себя принято соразмерять. Кем принято, зачем? Мы не знаем, но послушно сравниваем, и, не принимая себя «таковыми» в жизни в этот момент, в «здесь и сейчас», убиваем саму жизнь и сами в каком-то смысле совершаем самоубийство.

На самом деле всё очень просто — мы таковы, какими являемся, и живём только свою необходимую нам жизнь. Если мы станем другими, «лучшими» по чужим рецептам, то мы и проживём жизнь чужую, а не свою, в угоду неизвестным советчикам.

Согласие с тем, что мы уже состоялись, уже являемся потенциально совершенными, сразу же нас таковыми и делает, так как именно нашего согласия не хватало для реализации этого потенциала. Мы начинаем просто жить, и жизнь превращается из некого процесса с конечной целью просто в качество.

И тогда: мы спим, когда нам спится, и получаем от этого радость, незамутненную укорами совести; мы дышим, просто дышим, ощущая, как это прекрасно, оказывается; мы пьём воду, ощущая это как некое сакральное, медитативное действо, наслаждаясь каждым глотком, каждым ощущением…

И делаем это не рассуждая и сравнивая, не анализируя и классифицируя ощущения, а просто испытывая их.

Ни в коем случае не пытайтесь стать собой, не соглашаясь при этом с собой нынешним, не начинайте борьбу по переделыванию себя. Просто оставайтесь самим собой каждую минуту, в каждом действии и поступке. Ощущайте себя в состоянии «здесь и сейчас».

Мы с вами уже готовы к тому, чтобы воспринять эти с виду простые, но фантастически трансформирующие рекомендации. Они как бы завершают логику всех предыдущих занятий.

Рассмотрим это на каком-нибудь драматическом примере, не будем облегчать себе жизнь.

Предположим, что кто-то тяжело болен. Болезнь причиняет мучительные страдания, возникает всеподавляющее желание освободиться от мучений. К чему приведёт попытка согласия с собой «таковым» без попыток облегчить страдания, изменить ситуацию? Может быть, мы этим зафиксируем себя в этом болезненном состоянии, продлим его? Вряд ли.

Выскочим из душного болезненно-постельного пространства и попытаемся взглянуть на происходящее из Хозяйской точки. Мы уже говорили, что в этом Мире существует лишь один закон — закон Цельности и Единства Мира со всеми элементами, его составляющими. И лишь одно преступление и грех — нарушение, «попрание» этой цельности. Окружающий нас Мир является нашей частью и — никогда нас не наказывает. Он предельно дружествен к нам. На каждом шагу мы лишь получаем от него сигналы, подсказки, либо подтверждающие правильность пути, то есть — гармоничность нашего внутреннего состояния; либо предупреждающие нас сигналы — «не то делаешь, не туда идёшь», то есть сигналы о том, что внутренняя гармония. Хозяйское состояние утеряно.

Что это значит? Утеряна Целостность с Миром, заигравшаяся кукла забыла о себе — Хозяине, включила выбор, несогласие, осуждение и т. п., то есть перестала узнавать себя же — Хозяина в обстоятельствах, людях, болезнях.

К чему приведёт согласие мучительно больного человека с самим собой? Приятие им себя? Это прежде всего согласие с болезнью, с обстоятельствами. Это — снятие сопротивления. Болезнь (а точнее, энергия, ею связанная) изначально пытается «объединиться» с нами, некогда её отвергнувшими, возникает некое «давление» с её стороны. Наш же страх, наше «знание» (!) о том, что «болезнь» — это враг, опасность, заставляет нас сопротивляться этому давлению, сопротивляться спасительному «объединению». Более того, мы начинаем лечиться, то есть «убивать» болезнь, убивать свою же частицу. Тупик.

Соглашаясь же со своим «болезненным сейчас», то есть соглашаясь с собой, с болью, с проблемой, мы «открываемся» ей, «узнаем» её, мы говорим ей: «Мы с тобой одной крови, ты — часть от моей части». Мы объединяемся…

Если нет сопротивления, будет ли давление, будет ли боль? Может ли существовать правое без левого? Конечно же, нет.

Есть ли необходимость сейчас Миру указывать мне на моё нехозяйское состояние проблемами, болезнями, неприятностями? Вряд ли.

Мы согласились с собой нынешним — больным. Мы сказали себе:

«И это прекрасно, ибо создано Хозяином для игры». Мы решили не прятаться от боли и интенсивно проживать каждую секунду, находясь в «здесь и сейчас». Мы этим зафиксировали себя в болезни? Нет — мы открыли себе проход в Хозяйское состояние. В состояние «здесь и сейчас». В состояние единственно возможного существования.

* * *

Как возможно добиться этого технически? Как войти в «здесь и сейчас» и, сделав это состояние устойчивым, пребывать в нём?

Это серьёзная задача. Но определённые шаги в этом направлении, причём далеко не первые, нами сделаны, некий путь уже пройден.

Выполняя наши техники, вы уже умеете выходить из подчинения своему менталу и возвращаться в Хозяйское качество, освобождая тем самым свою «куклу» из-под её кукольной зависимости.

Пока вас всё ещё «швыряет» из крайности в крайность, вы либо «вклеиваетесь» вновь в кукольную игру, забывая о себе — Хозяине, либо, войдя в Хозяйское состояние, боитесь «расплескать», потерять его и как бы замираете в неподвижности, на время выключая себя из гущи жизни.

На данном этапе это нормально. Но всё чаще и чаще пробуйте, ощущая себя Хозяином, активно участвовать во всех его игровых затеях. Делайте это тотально, насыщаясь каждым мгновением происходящей игры, ведь, повторимся, ради этих ощущений Хозяин изначально и «запустил» всю эту карусель под названием Жизнь.

Умение радоваться проблемам и препятствиям, безоценочное участие в реализации любой Хозяйской команды, любой его затеи, существование в потоке интуитивного канала, интенсивное проживание каждого мгновенья нашей жизни в состоянии «здесь и сейчас» — друзья, мы близки к финалу первой части нашего Хозяйского спектакля. Конечно же, названные темы должны ещё «прорасти» и укрепиться; вам ещё предстоит изрядно поработать, чтобы сделать их своими, но это лишь дело времени — естественно, если не ослабеет ваше намерение. Мы уже далеко забрались с вами…

Вернёмся же к нашей теме «здесь и сейчас». Для того чтобы это состояние «проросло» в вас, вошло в повседневность и в какой-то момент целиком стало ею, вам придётся проявить достаточную настойчивость.

Возможно, поможет вам в этом следующая техника. На Востоке она известна под названием «Випассана» и имеет несколько вариантов. Вам будет предложена дыхательная модификация этого упражнения.

Сразу оговоримся, конкретно к дыхательным техникам «Випассана» никакого отношения не имеет. Это всего лишь один из способов удержания сознания в потоке непрерывного восприятия действительности, в данном случае — через ваши действия, связанные с дыханием.

ИТАК: «ВИПАССАНА».

Сядьте поудобнее. Постарайтесь убрать любую напряжённость в теле. Какое-то время просто сидите и просто дышите. Дыхание совершенно свободное и естественное, без задержек — плавный вдох переходит в столь же плавный выдох.

Теперь переведите всё своё внимание в кончик носа. Предлагается в него как бы «поместить» всего себя, всё своё сознание. Это необходимо для того, чтобы ни один нюанс процесса дыхания не ускользнул от вас.

Итак, ваше сознание в кончике носа — вы отслеживаете каждый вдох, вы провожаете каждый выдох. Вы тотально заняты этим процессом, всё ваше внимание поглощено им и ни на что иное не отвлекается.

Удерживайте внимание только в одной точке. Отслеживайте ощущения, сопровождающие дыхание, они будут становиться всё более тонкими.

Если сознание отвлеклось, переключившись на ощущения в теле, — мягко верните его в ту же точку. Мелькнула, прорвавшись, мысль, вы заметили это — верните сознание в исходную точку.

Вы не преследуете никакой цели — вы просто дышите. Вы не ждёте никаких результатов — дыхание ради дыхания.

Дыхание приходит и уходит само. Вы лишь наблюдаете его процесс. Вы тотально, всем сознанием находитесь в этом процессе. Вы — в состоянии «здесь и сейчас».

Поначалу первые несколько минут будут насыщены обрывками мыслей, побочными ощущениями. Спокойно возвращая отвлёкшееся внимание в кончик носа и продолжая технику, вы постепенно ощутите, что всё беспокоящее вас осталось где-то вне вас… Есть только вдох и только выдох…

Вы почувствуете в какой-то момент настоящее наслаждение от происходящего действа. Что именно происходит? Дело не в самом дыхании, а в том, что стало осознанным каждое мгновение происходящего. Радость вы испытываете от ощущения себя «здесь и сейчас».

«Випассана» является самостоятельной техникой, регулярное выполнение которой может привести к полной трансформации. В процессе её выполнения «переключение» сознания происходит настолько сильно, что можно рекомендовать её как мощную антистрессовую технику или даже для ослабления физических болезненных состояний. Но это всё — к слову.

Смысл её появления в нашей школе иной. Для нас она должна явиться своего рода камертоном. Камертоном, которым мы постараемся настроить все наши действия, всю нашу повседневность на состояние «здесь и сейчас».

Предлагается, выполняя дыхательную «Випассану» регулярно по 15–20 минут каждый день, осознав и прочувствовав заложенные в её основу принципы, максимально широко вводить её в свою повседневность, превращая в аналогичное действо любое своё занятие.

Вы чистите картошку — будьте предельно осознанны. Вы ведёте машину — никакого автоматизма, будьте включены в происходящее каждое мгновенье. Вы любуетесь закатом — ощущайте его без мыслей, без анализа. Просто удерживайте своё внимание на своих ощущениях. Вы занимаетесь любовью — будьте при этом в состоянии «здесь и сейчас», потом сравните и поймёте, насколько «живыми» вы были раньше.

Конечно, это сложно поначалу. Непривычно долго вы были сориентированы на иной способ существования. Но постепенно, шаг за шагом расширяя свой опыт «Випассаны» в повседневности, вы войдёте во вкус — а по другому быть и не может, и прежнее существование, в судорожных ментальных метаниях, будет казаться вам бледной тенью бытия «здесь и сейчас», и ваша жизнь навсегда лишится автоматизма и чужой заданности. И заиграет предельно выразительными, Хозяйскими красками творчества.

ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ.

— Значит, все существующие движения: за отмену смертной казни, за спасение китов, за сохранность лесов — в общем, все мероприятия, что призваны вроде бы улучшить нашу жизнь и изменить её качество, — «виртуальны» и участие в них бессмысленно? Но ведь так можно перечеркнуть всю жизнь…

— Конечно, можно. Если перечёркивать, если ставить запреты. Но зачем? Жизнь — игра, это непрерывный игровой процесс, это спектакль с множеством ролей. Возьмите себе любую — и играйте. Но без остервенения, без налитых кровью от усердия глаз, а напротив — с неизменным удовольствием, испытывая творческое вдохновение от всего происходящего ни в коем случае не привязываясь к конечной цели. Игра — процесс непрерывный, у неё нет конца, у неё отсутствует конечная цель. Есть только сама игра.

Вы сейчас можете задать себе такой тест-вопрос: что вам ещё необходимо сделать, чтобы стать счастливым? Чего для этого не хватает — в вас, вокруг вас?

Только не торопитесь отвечать. Это вопрос-ловушка. Будущее счастье — иллюзия. Будущего нет — значит, счастья в будущем также быть не может. Есть только одно непрерывное «сейчас». Жить ожиданием счастья в будущем — значит обрекать себя на отсутствие счастья вообще.

Все, кто борется «с чем-то» или «за что-то», по сути, не живут, не позволяют себе жить — «ведь сейчас этого ещё нет». Они словно говорят всеми своими поступками и устремлениями: «вот когда мы искореним всё же «это», когда добьемся «этого», когда наконец наступит «это», — вот тогда мы и поживём как следует. В мире добра и справедливости. А пока — «покой нам только снится»«.

И они совершенно правы — покой им только снится, радость им только снится, сама жизнь, не «принятая» ими и, по сути, не «прожитая», — им только снится…

* * *

— Целый день находиться в «здесь и сейчас» пока не получается. Есть только отдельные «фрагменты», «вкрапления» в это состояние. Но их всё больше и больше — ведь это так здорово!.. Есть к чему стремиться — эти ощущения хочется испытывать вновь и вновь!

Оказывается, мы действительно почти всё время «спим», всё наше поведение, наше восприятие — всё словно «по привычке», без особых красок, без ярких ощущений. А вот когда каждое действие удаётся полностью осознать, когда каждое мгновенье получается переживать всё целиком — только тогда и понимаешь, какой до этого бледной и «призрачной» жизнью жил…

* * *

— Странно, но когда свои ощущения по поводу проблемы или даже саму проблему начинаешь воспринимать по методу «Випассана», то они в корне меняются… Теперь это уже просто ощущения, а та боль и тревога, что всегда сопутствовали проблеме, исчезают. Это как, временно? Ведь сама проблема ещё не исчезла? И если вернуться к прежнему уровню сознания, то вновь «заболит»?

— Ну, во-первых, зачем возвращаться, если всё получается и ощущения от этого комфортные? Хоть, действительно, поначалу вас ещё будет «сбрасывать» в прежние «унылые» состояния, но — всё реже и реже.

А во-вторых, сами теперь и ответьте на свой вопрос. Схема для «Хозяйского анализа» у вас уже есть, она универсальна: вы Творец и строите обстоятельства из «себя», то есть — из качества своего состояния. Если вам комфортно, если вы гармоничны — из чего теперь вы будете творить своё окружение? Неужели в нём ещё найдётся место проблемам?

* * *

— Действительно, приятным становится абсолютно всё, чем занимаешься, — любая рутинная работа начинает доставлять удовольствие. Причём комфортен именно сам процесс — про результат уже не думаешь. Неужели так можно всю свою жизнь выстроить?

— Несомненно, можно и нужно. Но не спешите. Пока ещё вы всё это делаете под ментальным контролем, постоянно как бы напоминая себе о необходимости такой работы. Но это лишь «пока». Просто чаще позволяйте себе играть в эту игру — и в какой-то момент вы просто не захотите расставаться с собой — Хозяином, ощутив, что это состояние и есть единственно возможное и предельно естественное.

* * *

— Я рада за тех, кто делится своими результатами, но вот у меня не получается. Мысли всё лезут и лезут… Минуты три только и выдерживаю, потом бросаю всё: понимаю, что не выходит ничего…

— Рано бросаете. Ментал может напоминать о себе достаточно долго, но в конечном счёте он всё равно «сдаётся», ведь мы уже не подпитываем его энергией своего внимания.

И ещё, ни в коем случае ни в чём не упрекайте себя. Никогда. Вы такая, какая есть, — в этом ваша уникальность и неповторимость, а ваш темп движения и все возникающие сложности — это особенности именно вашего пути, ценность которого именно в его «непохожести» на пути иные.

Никогда не сравнивайте себя с другими, не пытайтесь жить «не своей», «чужой» жизнью. Всё необходимое вам придёт в нужное время.

Превратите свою «работу» в игру, и всё станет на свои места. Кстати, такой совет: попробуйте перед выполнением «Випассаны» «просмеяться» до состояния достаточности, а затем — дышите. Скорее всего, прежних сложностей уже не будет.

* * *

— Я ехала в маршрутке, сидела рядом с водителем. Прямо над головой у меня колонка магнитофона, и всю дорогу играла музыка, причём такая, мягко говоря, весьма «своеобразная». Просить водителя, чтобы он сменил кассету, неудобно, а слушать — просто невозможно.

Наверное от «безысходности», я начинаю делать «Випассану» на то, что слышу, — на звуки. Несколько минут настраиваю себя, а потом случается странное — песня, как таковая, исчезает, она просто рассыпается на отдельные звуки. Всё в отдельности я слышу: голос певца, каждую ноту, отмечаю громкость — но цельной песни уже нет!..

И нет больше раздражения по поводу неё, напротив, мне даже интересно всё это становится. Правда, как только я попыталась обдумать происходящее, как тут же вернулось прежнее состояние. Пришлось вновь настраивать себя на камертон «Випассаны», чтобы восстановить это «безоценочное» слушание, теперь это получилось намного быстрее и проще.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

Уделите технике «Випассана» 15–20 минут ежедневно. Ощутив и глубинно осознав особенности возникающего состояния «здесь и сейчас», постарайтесь перенести их на любые свои действия и поступки, как бы «расширяя» Випассану до масштабов всей своей повседневности.

ДЕСЯТОЕ ЗАНЯТИЕ.

Сколько человека ни воспитывай, а он всё одно хорошо жить хочет, — бормотал Петя, в который уже раз окрестности озирая.

Вокруг него было всё то же, что и обычно: степь — с одной стороны, лес — с другой, впереди «линией мутной синь небесная с пылью дорожной сливаются. Дорог перекрёсток с глыбой каменной на распутье, а на ней Петя, взгромоздившись, руку козырьком прикладывает — высмотреть что-то вдали силится.

Не высматривалось, однако, ничего путного.

— Э-эх, хе-хе… — кряхтел Петя, с глыбины на животе сползая. —Вот уж точно сказано — одного яйца два раза не высидишь.

— Где же теперь другое яблочко-то с блюдечком волшебным сыскать? — вопрошал он себя. — Может, и нет их более в природе сказочной-то

— Глупость — это не отсутствие ума, — вздохнул он, пыль с одежи стряхивая. — Это ум такой и есть.

Присел подле камня придорожного, ветрами обветренная дождями обмытого, временем разъеденного. Надпись указательная на нём смылась давно. Каким-то умником шутейным вкривь и вкось теперь было начертано: «Направо пойдёшь — к себе попадёшь», «Налево пойдёшь — собою ж настигнут будешь», «Прямо пойдёшь — никуда от себя не денешься».

Хмыкнул только Петя, чужое художество читаючи.

— …А ведь точно, — сказал удивлённо, — сколько уж дней туды-сюды шляюсь, а задуматься — так ведь в себе ж самом и блуждаю… А смысла в том — ни на грош. Счастья поиски — они и есть основной источник несчастья

— …А вот старуху всё никак из неволи не вызволю, — опечалился, вспомнив, — гложет совесть за то, которую ночь спеть спокойно не получается

Прямо на камне, на уровне лица Петиного, прорисовалась улыбка кошачья. В голове у него уркнуло мягко, голос смешливый раздался:

— Если гложет совесть тебя по ночам, днём спать попробуй, — раздался негромкий кошачий смех, — но учти: как совсем совесть грызть тебя перестанет, так с голоду и помрет. Совсем тогда бессовестным заделаешься

Петя засмеялся вместе с Мявом, обрадованный его приходам.

— Совесть, Петя, — это оценка и выбор, да и не твой даже выбор, а кем-то тебе дареный, — продолжал между тем Мяв. — А какой выбору Хозяина быть может? Что же это ты о нём всё забываешь, о Хозяине-то? Надлюбил и бросил?..

— Ну, отчего ж… — смутился Петя. — Просто полагал я, что по иному будет… Попонятней, может… Попривычней. Думал, что как Хозяина пробужу в себе, так желания свои все враз и выполню…А оно всё как-то не по-людскому-то идёт: «…Прежде чем подумать — подумай, а стоит ли думать…» — закончил он, передразнивая урчащий говор Мява.

Тот вновь засмеялся, мелко хихикая.

— Желание, Петя, это река, в которой вместо волн — мечтания, вместо воды — жажда, таится в ней крокодил страсти и кружат над ней вороны забот… — сказал напевно.

Помолчал Петя, услышанное переваривая.

—..Какой такой ещё крокодил? — спросил наконец недоуменно.

— Зверь это заморский, — охотно пояснил Мяв, — навроде собаки бешеной, но мордой подлиньше. А ещё — ходит лёжа… Удивился Петя, но о другом спросил.

— Ведь многое уже понял я, — сказал, — понял, что глупо от невзгод прятаться, чем глубже голову в песок засунешь, тем более беззащитным твой зад и становится. Это я уразумел…Что у Хозяина нет игр нелюбимых — и то мне понятно, сбиваюсь порой ещё, но всё реже. Что любой миг жизни — это и есть смысл её же. И до того докопался, достиг…А вот как Змею угодить — всё ещё не ясно мне

— Значит, говоришь, докопался до истины? — ехидно уточнил Мяв. — Глубоко, видать, копал… Ну, что ж, теперь вот и попытайся из ямы той выбраться…Сумеешь — глядишь, яблочко-то само к тебе и прикатится

— Как же… — озадаченно пробормотал Петя, — держи карман шире

— Нельзя дать всем всё, — откровенно уже смеялся Мяв, медленно улыбкой тая, — ибо всех много, а где ж на всех всего набрать? Слопал яблоко — теперь сотвори из себя такое же… Что ли не Хозяин ты?

— …И хватит самоедством, Петя, страдать… Оставь от себя хоть кусочек для старухи-то, прояви разумность свою, — доносился уже едва голос Мява. — Есть две бесконечные вещи: этот мир и глупость человечья. Впрочем, как раз насчёт мира я и не очень уверен-то

Уж давно исчезла, растворившись, улыбка рыжая, а Петя всё стоял неподвижен, в себя погрузившись…Последнее время каждый разговор с Мявом приводил его в такое вот странное состояние — будто в себе ж самом он растворялся, исчезая…Будто и от него самого всё больше одна лишь улыбка оставалась

Стоял, себя слушая. Тихо было. Тихо снаружи, тихо внутри

— Тишина… — даже не подумал, а как бы без мыслей ощутил, понял Петя. — Тишина — это время с закрытыми глазами… Это Жизнь и есть, в Хозяйском лишь состоянии пребывающая…Да и сама Жизнь — это всего только воспоминание об одном мимолётном дне, проведённом в гостях. У Хозяина же.

— Ну-ну… — вроде как послышалось ему одобрительное урчание изнутри.

— Дяденька… — вдруг резко дёрнул кто-то Петю за рукав. — А, дяденька?..

Подле него стояла девонька малогодка в стареньком, но чистеньком и аккуратном сарафанчике, в платочке беленьком.

— Вы братца-то моего не видали? Иванушку?.. — просительно заглядывала она ему в глаза.

— Совсем от рук отбился, — в синих, широко распахнутых глазках её лужицами блестели слезки, — в лес убежал, добрым молодцем стать хочет, чудес ищет… А сам-то мол-мала, меня меньше

* * *

Попотчевав девочку своей нехитрой снедью, дальше уже с ней пошёл, за руку ведя.

Девонька, Аленкой назвавшись, почуяла себя рядом с Петей спокойней и уверенней. Шла рядом, о житьё своём сказывая.

— …Давно уже сами живём, а что? — привыкли… Дедушка, правда, имеется, но больно уж далеко живёт, да и жена у него — злюка. Но иногда всё же погащиваем. Медком нас балует… Пасечник он. Недавно вот породу новую пчёл вывел. Огромные, как медведи, и алые, как собаки

— А мёд-то они приносят? — засомневался Петя.

— А как же? — удивилась Аленушка. — Известное дело — приносят. У бабок на рынке отбирают и приносят.

Долго шли, уж солнце нещадно припекать принялось. Неподалёку дерево увидели — раскидистое, тенистое, к нему направились.

Думал Петя, что дуб это, но, как подошёл ближе, удивился: не видал он прежде деревьев таких.

А Аленка, только глянув, враз сказала:

— А-а, конопля это… — и увидев удивление Пети, пояснила: — Конопля-то на самом деле дерево, только ему вырасти не дают.

Под конопляным деревом было прохладно, и Аленка, свернувшись уютным калачиком на сухой траве и листьях, задремала. А Петя вновь думать стал.

«Эх!.. — думал он. — Щас бы в небо подняться на ступе Яговой, да по-над лесом-то и пролететь… Враз того мальчонку, Ивашку-то, нашли б… Сверху вон обзор какой… И деревья меньше застят…».

Как будто что-то знакомое в мыслях этих Петя учуял. Вроде как думал уже о чём-то таком похожем… Или делал даже

— Ну-ка, ну-ка, — сказал себе, — застят, значит, деревья-то?.. А ведь что такое «дерево»? Да просто слово это для меня. Слово, которым Хозяин, из себя же это дерево сотворив, себя же им и пометил… Что вокруг меня? — деревья, горы, облака, ручьи… А коли слова эти убрать, то — Хозяин, Хозяин, Хозяин… Разве может Хозяин сам в себе заблудиться? Вряд ли

— Так, значит, проще простого Ивашку найти, — обрадовался Петя, — ведь делал это я уже и когда от дракона спасался, и когда в верёвках путался, к дереву привязанный

Тут же и проверять принялся. Для начала просто смех в себе включил, смеялся долго, способами разными — растаяли все мысли в головушке его, словно туман утренний, но ничего старик сквозь них не увидел

Тогда по-другому уже к делу приступил — внешним миром наполнять себя начал. Заполнился он вначале образами наружными — зримыми, да так, чтоб ни одного при этом не потерять. Затуманился видимый мир слегка, расплылся в очертаниях, как будто спросонья на него Петя глядел. Зато как-то весь сразу в голове его и поместился.

Звуками лесными наполнял себя: всем-всем, что вокруг слышалось, — и дальним, и ближним.

А затем и всего себя как бы изнутри ощутил — от самых кончиков ног до самой макушечки

Вначале мотался Петя туда-сюда в затеях своих внутренних — то смотреть ему только удавалось, то лишь видеть…Но понемногу примирились чувства в нём, и стал Петя всё вокруг сразу и видеть, и слышать, да одновременно и себя ощущать

И так ему удивительно от этого стало, как будто растаял он в мире этом

Долго ли он так стоял или не очень — того он не понял, после того как очнулся, время будто замерло для него.

— Так вот он каков мир-то, в одни лишь ощущения превращённый, — с удивлением сказал вслух Петя, к себе прислушиваясь.

— Будто потерял я себя в мире таком… — удивлялся он дальше. — А может, и наоборот — словно отыскал я его в себе, да так меня много при этом отчего-то стало

— …Погодь, погодь, — одёрнул себя Петя, — если цельный мир во мне уже поселился, со всеми секретами своими, то отчего тогда я Ивашки в нём рассмотреть не могу?.. Как же отыскать его в гуще ощущений внутренних? Как вынуть из них знание о нём?

— Может, с Ивашки-то как раз и надо было начинать, — бормотал он, — чтобы знать потом, кого ж именно в ощущениях искать

— Знаю я, каков он? — себя спросил.

— Мало знаю, — себе же ответил, рассказы Апеннины вспоминая. — Как же быть-то? А может, вот как… — молвил он задумчиво, на девочку спящую глядя.

Петя представил себе Аленушку, а рядом с ней мальчонку такого — без примет вроде, а себе внутри сказал: «Братец это ейный, меньшой…».

Затем вновь себя ощущениями заполнил, всего. А как почуял, что растворился в нём мир весь, про Ивашку себя спросил. Безмысленно спросил, но с таким усилием особенным, как будто прикоснуться к мальчонке потянулся, да и решает для себя — в каком именно направлении руку ему протягивать?

И словно поднялся Петя ввысь куда-то, да так высоко, что и лес, и сказку всю оттудова увидел. Глядит он затем вроде как вниз, да и видит — дуб большой, молнией сколотый, болотце гнилое, тухлое и мальчонка рядом. Склонился он как раз над тем болотцем, воды вроде попить собираясь. Уже и губы трубочкой сложил

Как внезапно прочь дёрнулся… Постоял маленько, раздумывая о чём-то, затем достал из котомочки ножик и орешину срезал, похоже свистульку делать собираясь, да под дубом тем и сел.

Растолкал тогда Петя Аленушку, что видел ей сказывая. Перепугалась она, прямо с личика спала вся.

— Пил ли он из болотца того?.. — дрогнувшим голоском спросила. — Гиблое то болото, заколдованное

Уверил её Петя, что нет. Хотел сказать, что не позволил бы Хозяин плохому случиться, напротив — он-то, видать, и отвёл Ивашку от беды. Но не стал малышке непонятное говорить.

А Аленка засуетилась, за руку Петю схватила, за собой тянучи.

— Рядом место то, — говорила, от быстрой ходьбы запыхавшись. — Кабы новой беды не случилось

* * *

Петя глядел вслед уходящим ребятишкам и всякий раз, как кто оглядывался, рукой махать принимался. Ему махали в ответ… Проводил вот

Сам неспешно побрел обратно — куда идти, разницы сейчас особой для него не было. Шёл, звонкие голоса детские вспоминая, глазенки их чистые — у них со старухой детишек-то не было… Сказка так распорядилась

Принялся было Петя законы сказочные обдумывать, да вдруг и остановился как вкопанный… Только тут и дошло до него, чего он сотворил

— Мать честная!.. — по лбу себя хлопнул, присел даже.

— Ну, Мяв!.. Ну, котяра!.. — заорал, как полоумный. — Из себя, значит!.. Яблочко-то!.. Сделай!.. Да?!.

Закрутился Петя от восторга юлой, по дороге пыльной козлом скакать принялся, вопил что есть мочи — не знал, как радость свою выразить.

Понемногу успокоился, в себя пришёл. Проверять начал как «яблочко внутреннее, волшебное» работает. Вспомнит кого: ощущениями слова-метки выключит, да в себя самого, как в блюдечко сказочное, и смотрит. Поначалу не всегда получалось. Но затем понемногу приноровился: что-то увидит в себе, что-то услышит, а об остальном догадается. Занятным это дело оказалось

Яга суетливо обхаживала кого-то за столом, да с кислой улыбкой приговаривала:

— Кушайте, гости дорогие, кушайте, а если совсем совести нет, те и завтра приходите

Кощей стоял на балконе, яростно вглядываясь куда-то вдаль.

— Всё вокруг фигня, — негромко напевал он, — есть только ты да я…Да и ты — фигня, только я, только я

«Я-кательную технику отрабатывает», — решил Петя, за ним наблюдая

Царь, осанисто лысиной посверкивая, говорил воеводе негромким ласковым голосом:

— А закажи-ка ты себе, братец, шапку из каракуля.

— А зачем, царь-батюшка?.. — удивлялся тот, стоя навытяжку.

— Так хоть издали на мозги похоже будет…..Змей Горыныч обводил кого-то невидимого Пете шестью пылающими глазами и, держа в руках три кубка зараз, говорил головой левой:

— А теперь давайте попрощаемся. Трезвыми мы уже не увидимся… Говорил головой правой:

— Мы здесь собрались, чтобы выпить, так выпьем же за то, что мы здесь собрались!..

Говорил головой средней, видать самой умной:

— Объективная реальность — это бред, вызванный недостатком алкоголя в крови

Уж и солнышко к горизонту склонилось, а Петя всё стоял, думаючи, как же половчее открытие своё Горынычу преподнесть.

— …Ну ладно. Змей, — встряхнулся он наконец, — ведь улыбаться — это тоже немного показывать зубы. Вот и поглядим, что из этого выйдет. И в путь пустился.

* * *

— Я хоть и жлоб — зато от чистого сердца, — обиженно дохнула на Петю перегаром левая голова Горыныча. — Ведь ведено было яблоко с блюдцем принесть

— Да и вообще, поздно стучать кулаком по столу, когда и сам ты почти уже блюдо, — хохотнула голова правея, плотоядно глазами посверкивая.

Но голова средняя как-то очень внимательно смотрела на Петю. — Обидно, — сказала она, — когда твоя мечта сбывается у кого-то

Правду ли ты, Петя, сказывал? Не лукавство ли это?

— Легко проверить, — отвечал Петя. Он стоял перед Горынычем совершенно спокоен и ничуть не беспокоясь о том, как разговор сложится. Хозяин говорил устами Петиными, а Петя глазами же Хозяйскими за собой будто со стороны наблюдал. Забавно то было и… безопасно как-то, словно и не взаправду.

— Слушай внимательно, Горыныч, что делать надо, — деловито объяснять начал. — Для тебя главное — в головах не запутаться, в ритме едином работать

Правой голове велел он образами себя зримыми заполнять, да чтоб не по одному, а всеми сразу. Левой — в звуки только лишь наказал вслушиваться, да так, чтобы ни одного при этом не упустить. Средней же рассказал, как всего себя изнутри ощущать

Долго Петя наукой занимался. Ругаясь, гикая, скалясь и воняя духом утробным, Горыныч вначале упрямился головами крайними, но постоянно понукаемый головою среднею, похоже самой авторитетной, понемногу сдался и уже весь пробовать начал. Даже во вкус вошёл.

А затем… А затем и случилось то, на что Петя надеялся. Умолкла вначале голова средняя, затем левая и сразу — правая

Молчал Горыныч всеми головами, в себя всматриваясь. Что он там видел — неведомо, да и неинтересно то Пете было, другого он ждал… Но вот все три головы одновременно к Пете повернулись, на него глянули. У всех разом пасти открылись.

— Хитёр ты, Петя, — одновременно и в один голос все три сказали. — И не думал, что одолеешь ты меня, а тем паче — смекалкой… И не жалею об этом

— Кто же знал, что всё злодейство моё всего лишь от чесотки мыслительной, навсегда покоя меня лишившей! Что в заботах о дне завтрашнем да переживаниях о дне минувшем давно уже потерял я радость дня нынешнего

Уже не перегар, а языки пламени светлого вылетали у Горыныча из глоток. Он смотрел на Петю… улыбаясь всеми тремя головами. Змей Горыныч-Хозяин… Удивительное зрелище. Чудище, обретшее гармонию

— Оказывается, — в унисон, в три глотки сказал Горыныч, — можно всю жизнь ползать, даже имея крылья…И не догадываться вовсё, что ползаешь

— Зачем думать о прошлом, ведь его уже пет, — молвил он, головой левой.

— Зачем думать о будущем, ведь его ещё нет, — добавил он головой правой.

— Зачем думать о настоящем, когда им надо просто жить, — заключил он головой средней. — Его надо чувствовать, им надо наслаждаться.

— …А мне, если хочешь знать, — сказал он, доверительно заглядывая Пете в глаза, — давно уже птицей себя ощутить хочется — свободной» лёгкой. А то всё змей да змей… Ящер, понимаешь ли… Пресмыкающееся

— Так и ощущай, — усмехнулся Петя весело, в странном предвкушении финала сказочного. — Чего уж тут мудрить, расправь крылья — и лети.

— А о блюдце том с яблочком не заботься шибко, — добавил он, — в тебе самом они теперь всегда. Как решит Хозяин чего показать — так внутри себя всё и увидишь. Но учти — увидишь только то, что и впрямь тебе нужно, а из любопытства хитрого за всеми подглядывать — негоже. Яга и та с этим покончила уже давно

Стоял Петя довольный и, весь расплывшись в улыбке широкой, смотрел на Змея. А рядом с ним в воздухе постепенно прорисовалась ещё одна улыбка — рыжая.

— Молодцы всё же мы с тобой, Петя, — довольно проурчал Мяв, — то-то им всем… следующий, раз, перед тем, как дёрнуть кота за хвост, пусть лучше узнают, какие у него зубы.

* * *

Высоко летел Горыныч — распластав широкие крылья и лишь слегка помахивая ими, он со стремительной силой рассекал воздушные потоки.

Петя, прижимая к себе супружницу свою, сидел промеж крыльев его, ухватившись за верёвку, специально для того наброшенную. О приключениях своих рассказывал. С интересом слушала его бывшая старуха. Особенно жадно расспрашивала про Аленку с Ивашкой. Понял всё Петя

Замолчал, на землю глядючи. И вдруг ощутил, что и сейчас он также будто из Хозяйской точки, как бы сверху на всё взирает. Полное безмолвие внутри ощутил, такую же наполненность Миром всем, любовь ко всему

— Ёжики нужны нам, — неожиданно сказал вслух то, что внутри себя увидел, — как приплод пойдёт у них, так и у нас дело детское сдвинется

— Хозяин так сказал… — добавил уважительно.

СВЕРТКА ВРЕМЕНИ — ПРОСТРАНСТВА.

На прошлом занятии мы затронули очень важные и ёмкие темы, которые ещё получат своё развитие в наших дальнейших беседах, правда уже на более высоких уровнях школы.

Сейчас же, перед тем как сделать очередной шаг и смело войти в пространство вневременного Хозяйского существования, кратко обозначим суть того, к чему мы подошли.

На данный момент мы выяснили следующее: в процессе своего социального развития ментальное сознание постепенно обрело поистине безграничную власть над самим человеком, вынудив его забыть о своей целостной и гармоничной природе.

Именно ментал, разделив единый Мир на фрагменты-метки, создал такое понятие, как Время, чем поместил человека в мир процессов, то есть в мир, жёстко определённый понятиями временной протяжённости, длительности. Человек, утратив при этом своё изначальное Божественное качество целостного Бытия, обрёл взамен лишь его частный случай — процесс, и сразу попал в потенциально проблемное пространство. И это понятно — любой процесс — это уже проблема, ибо у процесса всегда есть конечная цель.

Появляется цель — появляется выбор, появляется плохое и хорошее, чёрное и белое, надежда и разочарование, прошлое и будущее. На этом всё — человек оказывается в ловушке им самим созданных понятий.

Потеряв целостность Бытия, утеряв канал опущений и состояние «здесь и сейчас», человек подменяет их менталом и вечным шараханьем между «до» и «после», между прошлым и будущим.

Он честно и бесхитростно пытается «хорошо провести время», но к своему удивлению обнаруживает, что «время, оказывается, не проведёшь!». Став своего рода «беглецом во времени», человек постоянно теряет настоящее, теряет самого себя в этом настоящем, теряет полноту ощущения жизни.

Теперь становится понятным сказанное некогда святым Августином: «Все наши беды от того, что мы пытаемся наслаждаться тем, чем следует пользоваться (менталом!), и пользуемся тем, чем следует наслаждаться (ощущениями)».

Разучившись переживать жизненные ситуации в ощущениях тотально, «до донышка» (особенно болезненные), и не соглашаясь с ними, мы потом тянем их с собой до конца своих дней, как некое проклятье, ибо необходимость их полного проживания является совершенно обязательным условием игры под названием «Жизнь».

Это чрезвычайно важный момент. Дело в том, что канал ощущений имеет вневременную и внепространственную Хозяйскую природу. Что это значит? Оказывается, если нам ещё в раннем детстве сделали больно, обидели, испугали, то всю непринятую боль и непрожитый страх мы затем испытываем в себе непрерывно всю свою жизнь. Испытываем, но, скорее всего, не осознаём причин, их вызвавших, ибо «щадящим» механизмом «вытеснения» эти ощущения были изгнаны в глубины подсознания и уже оттуда всё это время «болели» и «пугали» нас, проявляясь в виде непонятных расстройств, болезненных страхов и кошмарных сновидений.

Сколько таких травмирующих (по мнению «заботливого» ментала) эпизодов было в нашей жизни! А ведь для удержания их в «связанном», подавленном состоянии требуется огромное количество энергии. Той самой жизненной энергии, что дана нам для ощущения полноты и радости жизни! Той энергии, которой нам затем так не хватает, когда мы болеем, преждевременно стареем и послушно умираем.

Но оказывается, что подобная «забота» — это всего лишь проявление очередной лжи испуганного ментала и «туповатой» первобытной программы, выживания, дело в том, что ощущения никогда не бывают ни травмирующими, ни деструктивными, ни болезненными. Всё это — лишь ментальная их оценка, именно она и создаёт соответствующую эмоциональную мотивацию и иллюзию болезненности.

Когда мы просто ощущаем, разница между хорошим и плохим, положительным и отрицательным, болезненным и приятным исчезает. Интенсивные ощущения не позволяют менталу включиться и произвести оценку, поэтому мы их совершенно естественно проживаем и безоценочно ощущаем. То есть делаем именно то, ради чего и были явлены в этот мир.

Ещё раз подчеркнём — ощущения по своей сути внепространственны и вневременны, и это очень важно. Принципиальное отличие нашей школы от множества других как раз и определяется тем, что мы используем для своей работы именно это их качество, именно то, что до сих пор почему-то оставалось незамеченным. В рамках школы мы всегда работаем только с каналом ощущений.

Это позволяет нам полностью уйти от проведения обязательного психоанализа и поиска «корневого эпизода», определяющего якобы первопричину проблемы. Мы ни в коем случае не влезаем в дебри первобытных инстинктов и сексуальных стимулов нашего подсознания, не ворошим полурелигиозные архивы кармических взаимоотношений и никого не пугаем неотвратимостью неизбежной апокалиптической расплаты за совершенные грехи. Зачем нам вся эта «замшелая» дребедень ушедшего тысячелетия? В предлагаемой нами схеме работы всё предельно просто.

В нашей школе первопричиной любой проблемы, её «корневым эпизодом» всегда является одно — потеря Цельности и Единства. В жизни это всегда проявится несогласием с чем-либо и обязательно — неприятием соответствующих ощущений, расцененных ментолом как болезненные и, следовательно, опасные для выживания.

Теперь эти ощущения будут преследовать нас в течение всего нашего существования, проявляясь в том или ином виде и в личных отношениях, и в финансах, и в здоровье и изо всех сил беспокоя нас, но лишь с одной «целью», с одной «просьбой» — принять их. Поэтому вся работа теперь сводится лишь к планомерной проработке всего негатива своих ощущений на предмет его безусловного приятия.

То есть (оцените нашу последовательность!) нас не интересует наше прошлое, в котором якобы имели место некие «начальные проблемно-причинные» события. Оставаясь в настоящем, мы работаем-играем лишь с тем, что ощущаем сейчас. И именно это на поверку оказывается единственно правильным, абсолютно доступным и предельно эффективным.

Но что это означает — «канал ощущений вневременен и внепространственен»? Почему всё же для Хозяина не существует ни времени, ни расстояния? Вопрос этот вовсе не досужий, как может показаться, а даже более чем актуальный на данном этапе нашего исследования. Поэтому рассмотрим его несколько более детально.

На предыдущих занятиях мы уже обсуждали тот факт, что Хозяйская команда, создающая вокруг нас игровое пространство Хозяйского существования или попросту — воспринимаемый нами Мир, реализуется одномоментно по всем четырём кругам.

Вы ещё не забыли, что это за круги? Напомним.

Первый круг — это наша личность, наша физическая оболочка, ментал, эмоции.

Второй круг — это наше близкородственное окружение, домашние животные, личные вещи.

Третий круг — люди, обстоятельства, объекты, с которыми мы постоянно пересекаемся и взаимодействуем.

Четвёртый круг — прочий мир, информация о нём и из него.

Вот теперь давайте и подумаем, а почему, собственно, так происходит? То есть почему команда реализуется именно одномоментно? Ведь вполне логично было бы предположить, что если распоряжение исходит от меня — Хозяина, то оно и проявится по мере своей распространённости, вначале на моём — первом круге, затем — на втором и т. д.

И действительно, в мире процессов, в мире расстояний, то есть в трёхмерном мире нашей кукольной проявленности, всё именно так и происходит. В Мире же Хозяина всё обстоит несколько иначе…

Вы уже знаете, что нашему менталу необходимы для оценки происходящего слова-обозначения, метки, которыми он стремится обозначить этот Мир, а затем их же и воспринимает. Тем самым Мир, изначально цельный, как бы «дробится» на множество фрагментов-меток, становясь «прерывистым», «дискретным». Но ведь для Хозяина Мир по-прежнему остаётся цельным, так как ему нет необходимости пользоваться ментальным «разбиением» мира на фрагменты. Его восприятие целостно. Мир, им воспринимаемый, — цельный. А значит, пространства как совокупности меток для него не существует. Так же, как и времени, то есть длительности любого процесса, происходящего с этими метками.

Хозяин, сотворив из себя окружающий Мир, как ни странно, одновременно остался той же самой исходной точкой, какой был изначально. И. в этой точке нет ни расстояний, ни времени. Не удивляйтесь — это ещё одно проявление дуальности, то есть взаимоисключающей двойственности нашего существования.

Это значит, что все наши четыре круга, вроде бы удалённые друг от друга, для Хозяина — одно целое. И именно поэтому Хозяйская команда одномоментна как для первого, так и для четвёртого кругов. И именно поэтому ощущения по поводу этой команды столь же одномоментны вне зависимости от пространственной или временной удалённости.

Зачем нам понадобилось так подробно останавливаться именно на этом моменте?

Дело в том, что, возвращая себе Хозяйский статус, мы самым естественным образом меняем способ восприятия как себя, так и внешнего мира. Ведь истинно Хозяйское состояние — это возможность одновременного существования в двух качествах, в двух пространствах: в кукольном мире обусловленных процессов и в Хозяйском мире целостного и одномоментного существования.

Именно говоря о существовании в состоянии «здесь и сейчас», мы сталкиваемся с тем, что мир, который нам до сих пор удавалось воспринимать лишь поэтапно и фрагментарно, так вот, этот мир в какой-то момент будто теряет всю свою пространственную протяжённость и мы получаем возможность его точечного, мгновенного восприятия.

То есть настраивая особым образом своё восприятие, мы по сути осуществляем своего рода свёртку Времени и Пространства в некую точку, лишённую временной и пространственной протяжённости. При этом исчезают границы, отделяющие наше внутреннее пространство от пространства внешнего, и возникает то самое, особое состояние Цельности и Единства, о котором мы с вами говорим постоянно, но вот ощутить которое удалось пока ещё не всем.

Предлагаемая технология призвана помочь в этом. В какой-то степени она является развитием и продолжением техники «Випассана», освоенной вами на предыдущем занятии. Поэтому если вы выполняли наши рекомендации по применению «Випассаны» в повседневности, то вряд ли эта новая технология вызовет у вас какие-либо сложности.

Итак, технология Свёртки Времени — Пространства (СВП).

Речь идёт о тотальном включении нашего внимания в процесс восприятия, осуществляемого по трём каналам: зрительному, слуховому и сенсорному.

Окончательно выполненной технология может считаться, когда вы сможете одновременно удерживать своё внимание в режиме такого трёхуровнего восприятия.

Освоение технологии начнём со зрительного канала. Для начала необходимо, слегка расфокусировав зрение, распределить своё внимание равномерно по всему зрительному полю. При этом вы будете видеть все объекты, находящиеся в поле зрения одновременно, но несколько «размыто», нерезко. Ваша задача на этом этапе — тотально удерживать всё своё внимание в режиме такого визуального восприятия.

Ментал при этом выключается самопроизвольно, а если вы всё же отследили в себе промелькнувшую мысль или образ, то это всего лишь сигнал о том, что ваше внимание задействовано недостаточно интенсивно и вы попросту отвлеклись.

Аналогично включается в технологию и слуховой канал: заполните свой слух всеми доносящимися до вас звуками — как самыми дальними, так и самыми слабыми. Воспринимайте все звуки одновременно, не выделяя из их общего фона ничего конкретного, они для вас сейчас всё равноценны.

Теперь перенесите всё своё внимание внутрь себя. Ваша задача на этом этапе — предельно полно ощутить себя изнутри. Необходимо отследить любое возникающее напряжение, ощущение от прикосновения к чему-то, ощущение биения сердца, работы легких и т. д. — в общем, весь свой внутренний сенсорный фон.

Освоив поочерёдно все три этапа предлагаемой технологии, попробуйте теперь совместить их в один непрерывный поток восприятия. Сделать это не так уж и сложно. Но если полной тотальности вам сразу достичь не удалось, не расстраивайтесь — пока это нормально, просто продолжайте играть в эту новую игру.

А стимулом для вас пусть будут те необычные и очень интересные состояния, которые неизбежно при этом появятся, — своеобразные и трудно передаваемые ощущения полной растворённости в окружающем мире. Причём этот мир вы непрерывно и предельно интенсивно воспринимаете весь целиком, не расчленяя на отдельные детали и фрагменты, то есть воспринимаете его как некую точку, на которой сконцентрировано всё ваше внимание.

Предлагаемая вам технология СВП ни в коем случае не является «камерной», предполагается, что вы всё чаще и больше будете её использовать в своей повседневности, в самых разных жизненных ситуациях.

Определённые сложности при этом у вас будут возникать только поначалу, связаны они с необычностью такого объёмного и лишённого привычных акцентированных смысловых элементов восприятия. Зато очень скоро вы обнаружите, сколь многое вы обретаете при таком способе интенсивного существования и полной включённости во всё происходящее.

Что именно мы имеем в виду? Дело в том, что, когда вы тотально включены во всё происходящее рядом с вами, равно как и во все тонкости своих внутренних ощущений, — ментал не работает. А это значит, что «не работают» все ваши страхи, всё ваше неприятие и отчуждение, то есть всё то, что является результатом ментальной оценки.

Поэтому любое деструктивное (с точки зрения ментала) ощущение, любое негативное (с точки зрения ментала) событие, любое болезненное (опять же с точки зрения ментала) состояние вами теперь будет проживаться полностью и без остатка. Тем самым вы столь же полно принимаете как самого себя, так и всё своё окружение, снимая все упрёки и осуждение, а по сути — реально становитесь единым и целостным со всем.

Мир, с которым мы стали одним целым, не просто становится дружественным нам — он становится нами же. Он наполняет нас множеством двоих качеств и возможностей, в том числе и всей своей информацией — то есть всем тем знанием, что в нём содержится. Канал ощущений, канал интуиции в таком состоянии полностью открыт, и мы имеем полную возможность своим намерением извлечь из него всё, что нам необходимо для нашей жизни, для нашей игры, для нашего счастья. Причём речь сейчас идёт уже не только об информации.

Здесь самое время сказать несколько слов о намерении. Ранее мы уже упоминали, что желание и намерение — это разные понятия. Все наши желания определены менталом, намерение же — это совершенно особая нементальная творческая сила, реально организующая всё наше существование.

Подробное исследование намерения — в планах следующих уровней нашей школы. Пока скажем лишь о том, что способность управлять намерением менталу недоступна и находится полностью в ведомстве нашего Хозяина. Нас это устраивает, так как все прочие способы искусственной манипуляции намерением (а их существует в общем-то немало) лежат далеко за пределами школы и нас абсолютно не интересуют.

Но всё же умение осознать намерение, нементально ощутить его как некое предвкушение жизненно важных изменений и сделать акцент на нём — такое умение является необходимым для успешного освоения ряда техник.

Важно здесь одно — не спутать ментальную пустышку желания с насущно необходимым внутренним позывом. Как отделить одно от другого, вы уже знаете — смехом, поэтому подробно на этом мы сейчас останавливаться не будем.

Ведь дело даже не в том, сумели ли вы вывести живущее в вас намерение на уровень осознания или нет. Важно лишь «расчистить ему дорогу», убрав ментальные запреты-ограничения и позволить реализовать себя. Всё прочее — уже не ваша забота.

Очень часто лишь потом — обнаружив рядом с собой нечто уже случившееся, либо услышав внутри себя ответ на давно уже мучающий Вопрос, или просто ощутив в себе некое новое знание в виде не требующей доказательств уверенности — мы и понимаем, в чём же именно была суть нашего намерения, в чём заключался его смысл.

Почему мы сейчас так подробно остановились на этой теме? Дело в том, что, отрабатывая и «обживая» технологию СВП, вам неизбежно и неоднократно придётся столкнуться со странными вещами: очень многое из того, о чём вы только «слегка» подумали, чего испугались или что, напротив, «предвкусили», — тут же и реализуется, словно притянутое из «небытия» некоей волшебной силой.

А вот то, чему вы уделяли своё повышенное внимание, то, чего вы желали изо всех сил, — почему-то так и не случилось.

Именно неуправляемое ментолом намерение позволяет реализоваться «случайному волшебству». Выполняя технологию СВП, вы очень близко подходите к пространству Чуда и Сказки, к пространству, в котором возможно всё, «что не пожелаешь». А вот то, «что пожелаешь», там как раз и невозможно.

Почему именно так, вы уже знаете. Наша «волшебная палочка» имеет силу лишь в Хозяйском канале ощущений, то есть в нементальном состоянии сознания. А любое желание немедленно включает нас в ментальное кукольное состояние, в котором мы уже ничего не можем сотворить, зато абсолютно всё можно сотворить с нами.

Тема эта большая и интересная, но сейчас несколько преждевременная, более подробно мы об этом поговорим уже на следующих уровнях школы.

Сейчас же нас интересует возможность получения практически любой информации в состояниях, возникающих после СВП. Очень важно, что приходит такая информация лишь в ответ на запрос намерения. Это значит, что, используя технологию СВП, мы всегда будем получать именно жизненно важное для нас знание.

При этом активизируется канал интуитивных ощущений, но у каждого это проявляется по-разному: кто-то может просто ощутить появившееся в нём буквально «из ниоткуда» некое знание или уверенность; кто-то сможет увидеть внутри себя какой-то образ или даже целое «сновидение наяву»; кто-то, возможно, услышит в себе голос.

Но всегда, находясь в открытом канале интуитивных ощущений, мы будем иметь доступ ко всей жизненно важной для нас информации. Получение её можно ускорить чётко обозначенным нементальным намерением-запросом, но делать всё это вовсе не обязательно:

«Не надо тянуть траву из земли, придёт время — и она сама вырастет».

Вам сейчас предлагается просто отрабатывать технологию СВП, привыкая к новому способу восприятия мира, к новой форме существования в нём — и при этом непрерывно чутко прислушиваться к себе. И можете не сомневаться — всё, что является для вас на данный момент жизненно необходимым, вами будет обязательно воспринято и учтено.

* * *

С каждым новым своим шагом проникайтесь всё большим уважением и доверием к себе — Хозяину Поверьте и ощутите, что вы уже давно идёте по жизни не робкой слепой ощупью, а всё более уверенным шагом знающего себе цену и уверенного в себе игрока. Что в ваших широко открытых глазах давно уже отражается не жалкий мирок вчерашних проблем, а огромнейшее и ещё неизведанное пространство невероятно увлекательных Хозяйских игр. Ваших игр. Ваше пространство. Пространство вашей настоящей жизни.

ФРАГМЕНТЫ ПРЕДЫДУЩЕГО ТРЕНИНГА. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЗАНЯТИЯ.

— То состояние, что я испытала, впервые качественно выполнив технику СВП, мне отчётливо напомнило полузабытый, но предельно яркий эпизод из моего детства. Мы с родителями летом отдыхали на Кавказе, и они затеяли поход в горы.

Я была совсем маленькая, быстро устала и почти всю дорогу капризничала. Но когда мы всё же поднялись на вершину горы, как я сейчас понимаю не очень-то и высокой, и я, стоя на смотровой площадке, глянула вниз, — то мгновенно забыла и свою усталость, и все капризы.

Вид города, раскинувшегося внизу, скал и ущелий, подёрнутых дымкой тумана, моря, седого от прибоя, — до сих пор стоит перед моими глазами. А главное — совершенно особое чувство какого-то «безвременья» и отстранённости от всего происходящего. Я тогда, конечно, не знала, что такое «внутреннее безмолвие», Хозяйское состояние, но это были именно эти ощущения. Удивительно, что после техники СВП нынешнее пространство как бы сомкнулось с детским, живущим где-то глубоко во мне… Странно-приятное подтверждение отсутствия для Хозяина пределов во времени и расстоянии…

* * *

— А я никакого особого состояния и не ощутила, просто спокойно стало, вот и всё…

— О чём же вы думали в этом «спокойном состоянии»?

— Да ни о чём, мыслей и вправду нет, но и какого-то «восторга» по этому поводу тоже. Всего-навсего «ровно» внутри, пусто как-то.

— Вы сейчас в своей практике выходите на всё более тонкие Хозяйские ощущения. Но если вы ещё не приучили себя внимательно «прислушиваться» к происходящему внутри вас, то, действительно» можно легко проскочить мимо целого ряда нюансов нового состояния. Особой беды здесь нет — всё нарабатывается практикой. Хозяйское качество находится как бы вне рамок того, что мы обычно позволяем себе почувствовать, поэтому к нему ещё следует «приучить» своё восприятие, придать ему определённую глубину и «утончённость». И не ждать, что новые ощущения будут подобны «удару молотком», нет, скорее — «прикосновению солнечного луча к кончикам ваших волос».

То, что вы почувствовали разницу в состояниях, — уже хорошо, лишь на это одно и стоит обращать внимание. Через некоторое время этот «переход состояний» станет заметнее и ощутимее, привычнее и управляемое.

* * *

Тяжело болела моя бабушка. Ещё в зале, в момент отработки техники, я ощутила необходимость её «увидеть».

Но отчего-то мой Хозяин дал мне странную картинку — я увидела свою больную бабушку, но не как человека, а как бабочку. Я ощутила, как ей плохо, и спросила её: «Я тебе могу чем-то помочь! Облегчить твои страдания!».

Бабочка мне отвечает «Да, можешь — помоги мне взлететь, отпусти меня, а то все меня держат…*» «Лети», — сказал ей мой Хозяин. Когда бабочка взлетела, я испытала удивительное облегчение, причём это было именно её переживание — ощущение свободы и лёгкости.

Тогда в зале я не совсем поняла, что же именно произошло. Никому об этом не рассказала, но хорошо запомнила время, когда это всё случилось.

А на следующий день я узнаю, что бабушка моя умерла, и причём как раз в это самое время… Что это было — случайность? Или я действительно как-то повлияла на её смерть?

— В пространстве Хозяина не бывает случайностей. В пространстве Хозяина также не должно быть искусственных отношений, основанных на кукольном знании «что такое хорошо» и «что такое плохо». Если он замечает подобные деформации, то просто восстанавливает естественный ход событий. Своей работой вы ему в этом помогли??

А главное, помогли своей родственнице разорвать ненужные ментальные связи и продолжить свой путь уже в духовном пространстве тонких энергий. Не забывайте, друзья: мы всё же в большей степени духовные существа, чем физические. Всегда учитывайте это.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

Качественно освоив технологию «Свёртка Времени — Пространства», сделайте её частью своего существования. Всё больше привыкайте слушать свои ощущения и верить им. Смело задавайте себе любые вопросы в виде запроса-намерения.

Используя технологию СВП. тотально проживайте все свои ощущения, принимайте все возникающие состояния.

Учитесь ощущать Мир, в котором живёте. Полнее живите этим Миром, наслаждайтесь им.

ЗАНЯТИЕ ОДИННАДЦАТОЕ, ЗАВЕРШАЮЩЕЕ. ПОКА…

И всё сильней соблазн.

Встречать обман доверьем,

Смотреть в глаза собак.

И приминать к деревьям.

Прощать, как бы играна,

С разбега, с поворота.

И, завершив прощать,

Простить ещё кого-то.

Свести себя на нет,

Чтоб вызвать за спиною.

не тень мою, а свет,

не заслонённый мною.

Белла Ахмадулина.

Есть, есть в вас, товарищи, этакий нездоровый, значить, скептицизм. Я бы сказал, этакое недоверие к силам природы, к человеческим возможностям. И где же оно теперь, ваш недоверие? Лопнуло! Лопнуло, товарищи, на глазах широкой общественности и забрызгало меня и вот товарищей из прессы…

А. И Б. Стругацкие, «Понедельник Начинается В Субботу».

Давайте с вами сделаем ещё одно и, по-видимому, уже последнее «лирическое» отступление. Действительно, не на одних же «Смеющихся Волшебниках» свет клином сошёлся, есть ещё в мире много забавных выдумок, понятий и слов — «Тили-Мили-Трямдия», например: это там, где все говорят друг другу «Трям!..» и ходят на голове; или вот, предположим, дзэн-буддизм… Вот о нём чуть-чуть и поговорим.

В дзэн-буддизме есть такая практика — достижение предельных трансформирующих состояний путём решения коана — особым образом сформулированной задачи. Причём в некоторых духовных школах именно поиск решения коана является основной и едва ли не единственной техникой для достижения просветления.

Казалось бы — отчего тут «просветляться»? Одну задачу решил, другую, ну и что? Мало ли мы головоломок в своей жизни распутывали, оставаясь прежними? Но в том-то и разница между просто хитроумно закрученной задачей и коаном. Коан — это задача заведомо неразрешимая. В самом деле, как, к примеру, услышать пресловутый «хлопок одной ладонью»? Или как ответить на вопрос «Почему у Бодхидхармы нет волос?», если «в помощь» ученику перед ним ставят портрет этого заросшего до безобразия патриарха дзэн?

Докопаться до ответа, используя привычное мировоззрение, стандартные логические техники поиска решений, невозможно. Но в то же время любой коан имеет решение! Решение настолько нестандартное, что для его достижения необходимо отказаться от всех привычных норм и правил как мышления, так и существования в целом. Ученик должен буквально «выпрыгнуть» за свои пределы, совершив для этого сверхусилие. Совершив внутреннее движение в направлении, которого просто не существует для нормального человека с трёхмерным сознанием.

Иногда коан решается на протяжении не одного месяца и даже не одного года. Время от времени ученик приходит к мастеру и предлагает то, что он считает ответом. В лучшем случае мастер просто отворачивается, часто — бьёт ученика палкой, показывая, что тот «не достиг». В состоянии всё возрастающего напряжения, перебирая все возможные варианты решения и испытывая всё большее давление ментальных стереотипов, ученик постепенно приходит в полное отчаяние, ибо понимает, что в привычных для него рамках найти ответ невозможно. Но мастер требует ответа! И сам ученик знает, что он есть, — ведь на этом построена многовековая школа дзэн, он должен быть!

И вот тут, собственно, начинается та самая внутренняя работа, которая и ведёт к истинной трансформации. В полном отчаянии ученик буквально «рвёт себя на части», попирая все догмы, правила, поучения — всё то, что до этого момента являлось для него ориентирами; всё то, что удерживало его точку сознания в неподвижности, ибо чувствует, что в том мире, который он воспринимает из этой точки, — ответа нет. Но ведь ответ есть!

Зная это, он совершает поистине фантастическое, но единственно возможное неосознанное усилие — он расширяет границы своего субъективного мира, либо даже рушит их вовсе за счёт смещения тачки своего сознания.

И — о, чудо! — ответ найден. Но теперь это уже не имеет никакого значения, ибо смысл был не в получении ответа на коан, а в самом процессе его поиска. И мир вокруг меняется самым чудесным образом, так как изменилось — предельно расширилось — сознание, его воспринимающее.

И теперь нет смысла блуждать в трёхмерном лабиринте бывших проблем, совершенное усилие позволило вывести сознание в иное измерение и увидеть этот лабиринт сверху, как схему на картинке в детской книжке. (Вам это ничего не напоминает из наших недавних занятий?}.

В школе дзэн для того, чтобы разрушить свои внутренние барьеры, предлагается задача достаточно искусственного, даже абстрактного характера. Ведь коан — это всего лишь модель тех проблем, с которыми сталкивается любой человек.

Но вовсе не нужно бежать в монастырь и «сдаваться» в ученики для того, чтобы заняться этой прекрасной штукой — дзэном. Мы с вами, живя полнокровной жизнью, и без того сталкиваемся с бесконечным множеством задач. Некоторые даже решаем. Но неприученность к интенсивной жизни, неумение или нежелание (вспомните «Зону комфорта») мобилизовать весь свой творческий Хозяйский потенциал в нужный момент приводят к тому, что человек подменяет реальное решение каким-то суррогатом. Выдумывается даже лозунг — что, дескать, мой способ преодоления препятствий заключается в том, чтобы их обходить.

Но в конечном счёте рано или поздно перед человеком встаёт проблема, отмахнуться от которой или обойти которую он уже не сможет. Но и решить её он не в состоянии. И задача эта уже не такого абстрактного характера, как коан, от решения её сейчас, возможно, уже зависит жизнь и судьба как самого человека, так и близких ему людей.

В конечном счёте практически каждому приходится остановиться перед таким «камнем преткновения», пресекающим его путь. И нет смысла сравнивать размеры этих «камней» — у каждого из нас свои резервы прочности, свои пределы гибкости психики. Важно одно — это тот же самый «коан», который теперь вы сами выстроили в своей жизни, обозначив им её «этапность» и необходимость определённых качественных изменений в своём мировоззрении, в своём сознании.

Если вы оказались в подобной ситуации, то у вас есть только два направления для движения — либо вниз, то есть полностью деструктивный путь, при котором вы не справляетесь с проблемой или отказываетесь её решать вообще; в этом случае следует резкое понижение уровня жизни и порой необратимые изменения в сознании, часто исключающие возможность восстановления в будущем. Либо вверх — вы справились! — с соответствующими внешними и внутренними изменениями. Но на прежнем уровне удержаться уже невозможно.

Такая кризисная фаза жизни известна давно и хорошо исследована. Очень точно назвал её «личной Голгофой» Александр Волков. Избежать своей «Голгофы» в течение жизни не удаётся никому. Чем раньше случается она, тем милостивее Судьба к такому человеку (или он сам к себе), так как у него остаётся ещё резерв сил для последующего восстановления. Если же такое испытание настигает его «на излете» жизненного потенциала, то оправиться он уже не в состоянии.

Возможно, кому-то из вас уже пришлось пройти через свою «Голгофу» и он хорошо знает «почём фунт лиха». Но не исключено даже, что кто-то проходит её именно сейчас… В этом случае очень хочется за вас порадоваться — вы именно там, где должны быть в такой момент.

О чём, собственно, идёт речь? И какое отношение всё вышесказанное имеет к нашей системе, к нам с вами?

Самое прямое, друзья, самое прямое.

Совсем недавно пересеклись наши пути. Мы знаем, что каждого из вас привели к нам разные причины. Кого-то мучил, не давая покоя, вопрос, заданный некогда Глебом Горбовским:

«
Кто я — травинка, растущая в небо
,
или дождинка, летящая в грязь

Кто-то пытался в «школе волшебников» найти решение своих бытовых или финансовых проблем. А для кого-то это был повод просто пообщаться, завести новых знакомых.

Мы не знаем, что у вас получилось… Но мы определённо знаем, что шанс у вас был… Большой шанс. Наша встреча, наши беседы и споры, темы, поднятые нами, и техники, данные вам, и были вашим коаном, вашей «Голгофой», успешность преодоления которой оценить можете лишь вы сами. Возможно, даже не сейчас, а лишь по прошествии какого-то времени.

Ведь Хозяйское состояние остаётся с вами, ведь СМЕХ продолжает прорастать в вас, ведь вы всё больше и больше открываетесь Миру, вас окружающему, становясь едиными с ним, и всё чаще радуетесь и наслаждаетесь Жизнью…

Мы отдаём себе отчёт в том, что полное приятие основных понятий, вам изложенных, «прорастание» их изнутри — дело непростое и не одномоментное. Когда это произойдёт окончательно — вас не станет. Это будут новые Хозяйские существа, это будут Очень Человеки.

Пусть даже это произойдёт не скоро, пусть вы лишь слегка прикоснётесь к этим новым качествам, пусть всё усвоенное вами здесь будет лишь маленькой капелькой в том сосуде, которым вы всё же утолите когда-нибудь свою жажду в Истинной Жизни, — всё равно, это здорово! — и наша встреча с вами была не напрасной.

Друзья, мы с вами проделали короткий по временным параметрам, но стремительный путь. Очень ёмкий по смысловому наполнению и предельно благодатный для вашей творческой самореализации, для утверждения веры в себя, для вашего самоосознания. Давайте вкратце обозрим его, может слегка предвзятым взглядом, и обозначим наиболее важные этапы.

На самом первом занятии мы имели дерзость заявить о себе, что мы — это часть от единого Целого, этим же Целым и являющаяся. Что мы Со-Творцы, так как качество творить присутствует в нас неизбывно. Что мы — совершенны в своей основе, вот только подзабыли о том намного. А совершенный Творец жив в нас, и имя ему — Хозяин. Эти два утверждения явились отправными для нас, и они же были маяками в тех сложных (только с виду) ситуациях, где, казалось бы, найти логику происходящего, равно как и выход из возникшей проблемы, было невозможно. Но каждый раз выход находился, так как он и был тем самым входом в неё же.

Хозяин — это та природная гармоничная основа, неизбывно живущая в нас, что была нами некогда позабыта-позаброшена, как старая игрушка с глазами-пуговицами и полинялыми красками. Хоть вообще-то всё оказалось наоборот. Именно мы и были куклами, позабывшими о своём Хозяйском могуществе, о своём качестве Творцов.

Уже на первом занятии мы сделали первый, неуверенный пока, но весьма основательный шаг в Хозяйское состояние. Мы впервые рискнули дать свободу той первозданной энергии, что до сих пор томилась в нас, связанная нашими кукольными знаниями о себе. Мы смело взяли своим новым именем образ её реализованного желания-намерения.

И с удивлением и недоверием затем наблюдали, как эти незамысловатые, казалось бы, действия сразу же начинали «работать», ощутимо гармонизируя нашу жизнь и «помогая» решать текущие задачи.

Мы освоили работу с куклой — нашей моделью в этом мире, смеясь, мы рассказывали ей её же проблемы, ощущая затем, как они перестают быть таковыми. И впервые в «отвратительной» проблеме сумели увидеть свою частицу, свою «детку» энергетическую и позволили себе объединиться с ней, возвращая свободу ей и жизненную силу себе.

По детской привычке верить в чудеса мы, почти инстинктивно ещё, пытались вначале связать получаемые результаты с тем, что было не очень понятно нам, — со смешными именами, с гротескными кукольными обличьями, отмахиваясь при этом от всё более настойчиво предлагаемы» системных объяснений, от прозвучавшей изначально, ещё на первом замятии, концепции, лежащей в основе всего этого, смутно ощущая исходящую от этих знаний опасность для нас. Для нас прежних — «кукольных». Мы ощущали, что если придётся всерьёз принять все говоренное нам, согласиться с этим — то что-то должно произойти, что-то до — то случиться с нами. А зачем нам это? Ведь можно просто: порешать проблемки — и всё как прежде. До следующего раза. Помните: «Сделал доброе дело — и в кусты…».

Мы приняли такие понятия, как «неадекватность», «возврат в детство», «день неадекватности», но уже немного поднапрягшись. Действительно, не так уж сложно — напялить на себя дурацкий колпак и проторчать с ним на голове пару часов в закрытом помещении, в окружении таких же «временных придурков»; но совсем уже другое дело — начинать перестраивать всю свою жизнь в таком же «дурацком» ключе. Но — чего там, попробовать можно, слегка так, от нечего делать, ведь когда-то и мы об острых ощущениях тосковали… Удивительно, правда, то, что рядом кто-то взахлеб рассказывает, сколь много в его жизни от этого меняться стало… Ну, кто знает, кто знает…

И вот наконец — внутренний смех… Да, это уже где-то за пределами… Надо или чтобы очень уж болело, чтоб всё-таки это попробовать, или уж действительно чему-то в себе меняться позволить — а по-другому ничего и не получится. И уж совершенно вдруг — вот эта, ну просто лавина какая-то, результатов после. И что-то внутри со страшным скрипом начинает сдвигаться. И всё больше вчитываешься в распечатки, пытаясь разобраться, а что же, действительно, происходит? И, наконец, впервые позволяешь себе всерьёз задуматься: а вдруг? а может, действительно? ну, ма-а-аленький совсем я, но — Со-Творец всё же?..

Это переломная точка в системе. Здесь происходит определённый отсев. У некоторых «Зона комфорта» из подсознания начинает посылать сигнал: «Опасно… Опасно… Прежним уже мл останешься…», немедленно возникает любая мотивация на уровне сознания — и человек «спасает» себя. Своим привычным к бегству прошлым…

'Сказали мне, что эта дорога приведёт меня к Океану Смерти, и я на полпути повернул обратно. С тех пор все тянутся передо мною кривые глухие окольные тропы…» Это то ли Стругацкие, то ли — японское что-то…

Вот здесь как раз и начинает проклевываться и прорастать тот маленький росточек из зернышка, заброшенного уже на первом занятий. Мы — Творцы, а Мир — Един… Сто раз слышано, но если позволить себе раз всего согласиться, в себе ощутить — и понимать это уже начинаешь не просто головой, а другим местом… Нет-нет, не тем, о котором вы успели подумать, хотя, конечно, у кого как, ведь и там тоже два полушария имеются, но мы вообще-то спинной мозг с его древнейшим сознанием имели в виду…

А дальше возникает иная проблема — оказывается, всё это надо ещё делать. Надо отрабатывать, надо смеяться» надо «открывать» своё сердце и радоваться своей «беременности» проблемой, надо «сворачивать время вместе с пространством», а ещё надо «Я-каться». Хорошо ещё, когда вот с этим милым человеком или с этой берёзкой, но ведь — и с бомжом грязным, и с окурком в луже. Его я что, тоже из себя создал? Да, непростое, оказывается, дело — волшебником-то быть…

Если сложно выполнять строго регламентированные, но вполне понятные действия — стоять так, говорить этак, смеяться способом номер два… То что уж говорить о предложении проводить непрерывную работу по «охоте на самого себя», а необходимости быть осознанным в любой момент и в любом мероприятии, о безоценочном участии в любой игре в выбор, подвергающейся обычно строгому анализу и сопровождающейся массой эмоций…

Н-да-а… сложновато, что и говорить… Особенно если только говорить.

Если же, используя несложные техники, пробовать, делать, то оказывается, всё достаточно просто, а главное — весьма интересно и увлекательно. И ловишь себя в какой-то момент на том, что жизнь, такая обыденная обычно, действительно понемногу превращается в увлекательнейшее приключение.

И уже слегка снисходительно смотришь на тех, кто всё никак не может осознать: почему же это именно его удача обходит стороной? — понимая, что в чём-то они обманывают себя, в чём-то просто жалеют. Поддаваясь иллюзии, то есть лишь видимости создания нового в своей жизни, они трепетно хранят себя прежних и остаются в пределах всё той же пресловутой и коварной «Зоны комфорта».

Приходит понимание, что на «раздаче волшебных палочек» тебя на самом деле не обделили, не обошли стороной, как показалось было, но искать эту палочку следует всё же не в куче рождественских подарков, а внутри себя и сделана она из себя же и выглядит так же, как ты сам.

И в какой-то момент замечаешь, что уже как нечто должное воспринимаешь предложение более престижной работы, возвратившийся после долгой разлуки долг, уважаемую болячку, приказавшую долго жить, встречу (конечно же — случайную…) с человеком, которого давно хотел увидеть. Замечаешь, что откуда-то появляется в твоём окружении всё больше улыбающихся и смеющихся людей и всё меньше — лиц хмурых; всё больше поводов для смеха и просто для улыбок и всё меньше для их отсутствия. «Нет повода не засмеяться…»— понимаешь вдруг с удивлением.

А мир как-то странно преображается. Всё те же хорошо знакомые улицы неожиданно привлекают чем-то новым, ранее в них не замечаемым, как-то по-другому солнце всходить начинает, да и заходит как-то иначе… Чувствуешь, что во всём этом чего-то прежнего меньше стало и чего-то нового — больше. И понимаешь, что всё меньше серьёзных мыслей и анализа, а всё больше ощущений и радости.

И всё смелее идёшь навстречу этому новому состоянию — непрерывной радости бытия, радости сопричастности со всем Миром и, широко распахнув руки, открываешь всего себя, открываешь своё сердце, сливаясь с тем, с чем быть единым никогда и не прекращал, но — забывал, забывал, забывал об этом…

* * *

На данном этапе очень полезно задать себе вопрос, предложенный некогда Игорем Калинаускасом, и честно попытаться себе ответить на него:

— Я живу жизнь, — спросите себя, — или жизнь всё ещё живёт меня?

Кто кем пользуется? Обретена ли искомая свобода? От болезней? От безденежья? От стереотипов поведения? От личных драм? Вообще — от проблем?

Не заблудились ли вы в массе того нового и непривычного, что обрушили мы на ваши бедные головы? Не потеряли ли вы «за деревьями леса»? Не утонула ли в нашем многословии та гармоничная красота и пронзительная простота предложенной вам схемы взаимоотношений Человека и Вселенной, Человека и Бога?

Давайте-ка напоследок ещё разочек кратко сформулируем то, что легло в основу нашей школы и по сути сформировало её концепцию. Давайте бегло обозначим, что именно было явлено в этот мир через нас, создав возможность совершенно нового подхода к таким «заезженным» понятиям, как «Цельность», «Причина», «Проблема», и ко всему им сопутствующему.

Итак: в нашем мире главенствует один закон — Закон Цельности и Единства. Причиной любой проблемы является нарушение этого закона. Проблема всегда проявляется в нашей жизни деструктивными ощущениями, основу которых непременно будут составлять неприятие и несогласие. Любое несогласие (то есть разделение) определено нашим менталом, а точнее — теми программами, что в него некогда были имплантированы.

При этом возникает привычный соблазн: провести «разъяснительно-воспитательную» работу с менталом, указать ему на «допущенные ошибки» и поискать причину, их вызвавшую. Но стремление 16 этому является всего лишь провокацией ментала, направленной на его самосохранение. Поэтому мы никогда не занимаемся менталом! Мы не занимаемся ни предварительным анализом, ни поисками «кармической причины проблемы». А зачем? Ведь причина всегда одна — утрата Цельности и Единства. В рамках нашей школы мы всегда предлагаем проводить всю работу только с ощущениями. Ментальные программы при этом выключаются сами по себе.

Поэтому смысл всех предлагаемых технологий («Внутренний смех», работа с образами, «Я-кательная» техника, технология СВП и пр.) — достижение согласия с испытываемыми ощущениями, и именно через это — восстановление означенной Цельности и Единства.

О технике «Внутреннего смеха» хочется сказать ещё несколько слов отдельно. Появилась она сравнительно недавно, но своей доступностью, эффективностью, универсальностью и стремительностью распространения ошеломила даже нас — её создателей.

Главным в этой технологии нам видится её объединяющий принцип, который подводит каждого к реальному ощущению целостности с собой и единства со всем миром.

Вы уже знаете, что умение сохранить смех в любой разрушительной ситуации приводит к тотальному оздоровлению тонких духовных структур. А способность смеяться в ситуациях успеха и радости предохраняет от возникновения новых деформаций в этих структурах, так как позволяет не «залипать», не привязываться даже к хорошему.

Смех возвращает нам весь жизненный потенциал как земных, так и космических энергий, наконец-то позволяя полноценно и предельно ёмко ощутить своё существование.

На данный момент нами вскрыты далеко не все возможности «Внутреннего смеха», заложенный в нём потенциал поистине неисчерпаем. Многое из того, что мы можем на сегодня сказать о технологии «Внутреннего смеха», вам сказано не было. Пока это преждевременно. Это темы наших с вами будущих бесед и занятий. Но вы имеете реальную возможность включиться в совместный с нами творческий процесс, обогатив и себя полученными результатами и оказав помощь нам в исследовании диапазонов применения смеха. Только от вас зависят пределы ваших возможностей.

Ещё хотелось бы всех предостеречь от одной возможной и достаточно распространённой ошибки.

Развивая темы наших последних занятий, мы достаточно беспощадно обошлись с таким коварным кукольным механизмом, как ментол. И поделом ему! Слишком долго он подменял собой практически всё: живую природу, живых людей, живое творчество, живого Бога. Так здорово, уняв на какое-то время его назойливую болтовню, услышать, как прекрасно, оказывается, звучит тишина… Так приятно прикоснуться к Миру настоящему, раствориться в нём, навеки покинув этот мирок грубых форм…

Стоп! И вот вам — ещё одна ловушка, перечёркивание Хозяина, неприятие его игры. Игры в ментал, игры в грубые формы, в физические ощущения, да! — всё это так, но — это игра Хозяина…

Оглянитесь вокруг, что вы увидите прежде всего?.. Мир предметов, сотворённых человеком. Это — воплощённый ментал, это овеществлённые мысли, наши представления о Мире Живом. Да, это барьер, оболочка между нами и реальным Миром, но это также громадный пласт нашего существования. Взять его — и отринуть? Глупо. И невозможно. Когда мы говорим, что Мир дружествен по отношению к нам, мы говорим также и о ментальном мире, а мы его — прочь?..

Действительно, на каком-то этапе, пытаясь пробиться к Хозяину, услышать голос своей интуиции, мы на время «шикнули» на наш не в меру говорливый ум, предложив помолчать немного. Теперь же говорим и ему: «Мы с тобой одной сути, ты и я…».

Ментал, наше умение ориентироваться в трёхмерном пространстве — это ключ к миру материи. Скажем вам по большому секрету — боги не могут напрямую общаться с нашим трёхмерным миром. Восприятие его качеств утеряно для них. Для того чтобы ощутить мир форм и плотности, им необходимо «вочеловечиться», то есть расстаться со значительной частью трансцендентных качеств, о которых мы с вами подспудно мечтаем. Вот так… вы не ощутили ещё, как повысился ваш человеческий статус? А то мы привыкли во всём уничижать себя, не задумываясь даже, что имеем то, что недоступно самим богам, правда, увы, и сами лишь чуть этим пользуемся.

Испокон веков для общения с высшими силами были необходимы посредники. Это существа, одной ногой стоящие в физическом мире, другой — в мире тонких энергий. Это апостолы, пророки, мессии, будды, нагвали…

Именно они объединяли в себе два варианта Хозяйской игры. И их всегда было немного.

Но время сейчас движется стремительно. На наших глазах перелистываются страницы космических эпох, сменяются эоны, рушатся казавшиеся вечными и незыблемыми константы и пределы природных законов.

Сейчас каждый имеет реальную возможность открыть в себе качество, всегда принадлежавшее вам, — ваше Хозяйское начало, накоротко соединённое с ментальной основой. Сейчас наш мир уже полон людьми, ставшими на этот путь, это уже не единицы, даже не тысячи. Это уже сотни тысяч, а очень скоро — миллионы новых существ. Лишь от вас зависит — присоединяться к ним или нет.

Только не задавайтесь такой значительной задачей: «Буду, дескать, как Будда». Глупая игра. Будьте самим собой, радуйтесь жизни и не упускайте ни одного её мгновения, не отрицайте ничего ни в себе, ни в своём окружении.

Менталу не следует позволять подавлять ваше духовное начало. Но также и духовность не следует низводить до уничижения и насмешек над менталом. Они не смогут друг без друга, их качества взаимодополняемы, но не взаимозаменяемы.

Будьте Цельны. Будьте Едины. Будьте Хозяевами.

Тот технический инструментарий, что вы получили на наших занятиях, а главное — те состояния, те ощущения Хозяйского качества, которые уже навсегда останутся с вами как напоминание о ваших удивительных возможностях, — помогут вам в этом.

И живите не просто улыбаясь, а смеясь! Смеясь, как смеётся ребёнок в радостном изумлении от изобилия ощущений, открывшегося ему Мира, как смеются влюблённые, держась за руки и кружась под тёплым летним дождём, как смеётся наш Создатель, глядя на нас — смеющихся и не скрывающих своей радости от вновь обретённого единение нашим сознанием.

Наша с вами молитва, наша медитация — это гуща жизни, это человеческие отношения, это ощущения непреходящего восторга от общения с трёхмерным Миром. Общения — с полной осознанностыо происходящего. С непрерывным ощущением себя Хозяином, наблюдающим за своей равноценной частью — Человеком и живущим его мирскими радостями. И с непрерывным ощущением Хозяйской Божественной природы в себе — Человеке.

Это и есть то самое «Состояние парения», о котором мы вам говорили ещё на первом занятии. Умолчали мы лишь о том, что понятие это столь ёмкое и не ограничивается только лишь решениями насущных проблем. Вы уж нас простите, засранцев-то…

* * *

Спасибо вам за радость общения с вами. За то творческое вдохновение, что вы вам дали.

Мы вас любим. Любите и вы себя. Любите такими, какие вы есть. А вы — прекрасны.

И мудрый Лао-цзы нас в этом поддерживает: «…Снежному гусю не нужно мыться, чтобы быть белым», — говорит этот неисчерпаемый старец, вместе с нами благословляя вас в путь добрый.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

И пришли они к нему, и, толпою вокруг вставши, так сказали:

— Мы любим тебя. Господи. Дай нам возможность явить любовь свою…На любые подвиги — физические ли, духовные ли — готовы мы

— Правда? — удивился он. — И в пропасть шагнуть не побоитесь?

— С именем твоим шагнём как один

— И зверя лютого не испугаетесь?

— С именем твоим скормим зверям себя

— И в огонь войдёте?

— Как один. Господи, с именем твоим… Испытай нас, дай нам задание сверх сил наших

— …Ну что же, — молвил он тогда задумчиво, но с надеждой во взоре, — вот тогда что будет подвигом вашим:

ИДИТЕ… И БУДЬТЕ СЧАСТЛИВЫ!..

Вместо послесловия (накануне продолжения).

Дураку, живущему в тебе

А что же дальше? Конец ли это или продолжение преследует? Нет, следует лишь начало… всё это была тальке присказка, а сказка, как водится, — впереди.

Сказка о чуде, зачатом некогда в сердцах человеческих; сказка о мечте, издревле жившей в предках наших; сказка, которой время пришло былью обернуться, — сказка о Дураке..

«Путь к Дураку» зовётся книга, которую вы держите в руках. Дань ли времени нашему гротескному такое название либо это проста желание удивить потенциального читателя, дабы привлечь его внимание!

Нет и ещё раз нет. Это скорее дань зову, сокрытому в душе каждого, это первый, не очень внятный пока лепет младенца, даём» ждущего своего рождения и лишь сейчас обретшего тот язык, на котором он сможет уже общаться с нами. И язык этот — смех. А имя младенца — Дурак.

* * *

Совершенно особое отношение к образу Дурака просматривается во всех наших традициях, в нашем фольклоре, в вашем сознании. Нет ни уничижения его, ни злой насмешки, нет неприязни к нему или осуждения. Скорее, напротив — есть потаённая, здоровая зависть к его свободе и независимости, к его неизменной удачливости и оптимизму.

«Дураку море по колено», «Дураку закон не писан», «Бог даёт, а Дурак берёт», «Из Дурака и плач смехом лезет», «Дураку всё смех на уме» — чего больше в этих присказках: назидательного укора или восхищения над «неуловимостью» Дурака проблемами и невзгодами? Скорее всего, что единого ответа не получится. Каждый увидит лишь то, что присуще именно ему, — «чем наполнен кувшин, то из него и выльется,», — знакомо уже и не раз отслежено, не правда ли? Вот вы сейчас и определите направление своего дальнейшего пути. Ответьте себе, что же вам милее — привычный и знакомый умник, богатый чужим знанием, или непривычный и непредсказуемый Дурак, истинно мудрый не словами и мыслями, а поступками и интуитивным знанием? Только не ошибитесь. А то спохватитесь, когда поздно уже будет, — ведь Дурак-то, он заразителен…

Ну, так кто же он — этот вечно смеющийся Дурак? Ни в грош не ставящий всё то, за что обычно цепляются обыватели, стремясь сохранить своё достоинство, свой статус, самих себя? Дураку плевать на почёт и славу, но именно о нём рассказывают сказки и слагают былины; он всегда рад малости и сыт сухариком, но почему-то именно у него оказывается изобильная скатерть-самобранка;

Богатство и деньги для него не имеют значения, но вновь — лишь ему достаются все сокровища и, как правило, полцарства в придачу; он не стремится повелевать, но всегда вокруг него куча помощников, наперебой предлагающих свои услуги; все решения он принимает не по уму и расчёту, а по вдохновению и внутреннему порыву, и именно они оказываются единственно верными и приводящими его к удаче.

Вёдра у него пешком ходят, печи без колёс ездят, корабли по небу летают, топоры сами лес рубят, — может, он просто лентяй? Так отчего ж тогда другие и не лентяи вроде, а не могут себя сподвигнуть на подобное? Может, потому всё же, что лень — это далеко не всегда внешнее бездействие, а скорее внутренняя косность и неподвижность души? А вот Дурак без всякой видимой суеты легко смещает своё сознание, настраиваясь на любую, самую невероятную ситуацию. Он, играючи и получая явное удовольствие, делает то, что оказывается абсолютно невозможным для его окружения. «По-дурацки», конечно, делает, не «по-людски», вызывая насмешки и подначки, но в финале неизменно звучит завистливо-восхищенное: «Везёт Дураку всё же…».

И оказывается, что качества, выражаемые Дураком, всегда нам чем-то симпатичны и близки; выясняется, что они глубоко, буквально изначально заложены в нас, в нашей культуре, в нашем мировоззрении.

Интересно, что дурак, являясь расхожим героем и часто появляясь в европейских сказках, анекдотах, баснях, лишь у нас обретает истинно эзотерическую глубину и привлекательные черты, — это всегда Дурак с большой буквы.

Алексей Толстой берётся переложить сказку об итальянском деревянном мальчике Пиноккио для русскоязычного читателя, и что же выходит у него в результате? Да всё тот же Дурак, хоть и переименованный в Буратино. Ну не получается у него «по-итальянски» стать примерным мальчиком! Нет, он с радостью остаётся деревянной куклой, принимая себя таковым без остатка. Он радуется жизни, проказничает, смеётся, все беды с него «как с гуся вода», и в итоге именно ему достаётся Золотой Ключик.

Всё это не случайно. Если вы сподвиглись всё же на прочтение этой книги, то без сомнения уже понимаете, куда мы клоним. Если вы успели ощутить на себе действие «Внутреннего смеха», вкусили свободу и радость жизни, даруемую им, если сумели «попробовать на вкус» Хозяйское состояние и осознали Хозяина в себе, то скорее всего уже давно и без утомительных доказательств узнали Дурака. «Хозяин!..»— должно быть, вырвалось у вас в какой-то момент. И вы не ошиблись.

Именно так. Дурак — это и есть Хозяин. Это играющий Хозяин. Это всегда радостный и влюблённый в жизнь Хозяин, это Хозяин смеющийся. Дурак — это и есть смех. Смех Хозяина.

Прикоснувшись к понятию «Дурак», мы вскрываем потрясающей ёмкости пласт возможностей, открывающихся теперь перед нами. Это уже не просто завершающий уровень нашей школы. Это большое и самостоятельное образование — «Школа Дурака», со всей её дурацкой, но странно гармоничной архитектоникой и абсолютно абсурдной, но такой жизнеспособной логикой. Это то, чего ещё не было, ибо не существовало доступного и простого инструментария для необходимой трансформации, неуловим в ощущениях был канал, по которому возможно было бы двигаться, отсутствовали ориентиры для такого пути.

Но сейчас это стало возможным. Нам думается, что само появление технологии. «Внутреннего смеха» было вызвано необходимостью «овеществить» давно витавшую в воздухе идею «Школы Дурака». И вот теперь, вместо бесконечных рассуждений и умничаний по поводу Дурака, мы можем уже реально предложить вам стать на путь, ведущий к нему, вспомнить наконец это забытое качество, вернуть своему Дураку его законный Божественный статус.

Поверьте — это вполне возможно, попробуйте — это совсем несложно, и сделайте это играя, ведь Дурак — это непрерывное приключение. Это наш дальнейший путь, наша Божественная игра, это возможность истинного пробуждения и реального, а не иллюзорного существования.

Вспомните, что именно мы с вами обсуждали на последних занятиях; вспомните суть понятий «Зона Комфорта» и «Описание мира», выстроенных ложью чужого научения; вспомните, что мы способны воспринять вокруг себя лишь то, на что получили разрешение в рамках такого знания, вспомните — и внемлите нижеследующему:

Всё, что ты слышишь, — ложь.

Всё, что ты видишь, — ложь.

Всё, что ты говоришь, — ложь.

Всё, что ты знаешь, — ложь.

Тебя нет. Ты — сон другого.

Тебя окружает мёртвый мир, сотканный тобой.

изо лжи других.

Значит — поступая вопреки знаниям, ты пробуждаешься.

Меньше говоря и больше смеясь —

проявляешься в атом Мире.

Воспринимая не слова ж понятия, а ощущения — оживаешь. —

Наблюдая не анализируя — прозреваешь.

Абсурд — твой ум. Смех — твой голос.

Дурак — твоё имя.

Просыпайся, живой Мир ждёт тебя.

Школа Дурака (макет оболочки).

И вначале было слово, и слово было у Бога, и слово было — Дурак. Я что делать с ним, Бог не знал. Ибо в совершенстве своём забыл значение его. Что-то невыразимо давно прожитое. Но бесконечно притягательное…

И решал Бое вспомнить. И игру задумал… Пять дней строил он площадки игровые, замысловатые. А на шестой день создал главного и имя дал ему Адам-Дурак.

И ходил Дурак по местам божьим дурак-дураком. Чем заняться, не знал. И оттого такая тоска на Бога накатила, что подвел он Адама-Дурака к дереву и ткнул пальцем.

— Не ешь с него, — сказал, — не будь дураком. А то выгоню.

— Куда? — спросил Дурак.

— Куда-куда… — растерялся Бог. — Уж найду куда. Ты, главное, — не ешь.

И спрятался сам. И ждать стал. И ждал он не долго. Ибо был бы Дурак дураком последним, если бы не понял, чего Бог ждёт. И съел Адам-Дурак яблоко из уважения к Богу.

И не стало Дурака. И остался Адам как сиротинушка.

И осерчал Бог, радостно потирая руки от удачно сделанного хода.

И выгнал Адама.

И молвил напоследок: «Без Дурака не возвращайся. Не пушу».

И завертелась свистопляска.

И пошла игра.

НАШИ ЛЮДИ.

Сократ — наш человек, потому что сказал: «Я знаю, что я ничего не знаю».

Нильс Бор — наш человек, потому что заявил как-то: «Эта теория недостаточно безумна, чтобы быть правильной».

Григорий Горин — тоже наш человек, это его фраза. «Умное лицо ещё не признак ума… Самые большие ошибки совершались именно с этим выражением лица».

Екклезиаст — наш человек, это им сказано: «Умножающий знание, умножает скорбь».

Михаил Жванецкий — ну просто наш человек и всё тут!

Буратино — наш человечек, так как руки-ноги не слушались головы, в голове не укладывались поучения, да и вообще — свой в доску в стране Дураков.

Лао-цзы — наш человек, не случайно им сказано: «Истина изречен ноя есть ложь».

Михаил Задорнов — «в доску» наш, ведь это у него прозвучало: «Осмеянная проблема перестаёт быть проблемой».

Архимед — наш человек, не верите? Тогда сами побегайте голым по улицам с криком «Эврика!».

Норман Казинс — конечно же, наш человек, ведь ему удалось рассмешить саму Смерть.

Ходжа Насреддин — наш человек — нужны ли аргументы?

Диоген — несомненно наш человек, ведь это он ходил днём с фонарём в поисках Истины. Не нашёл, кстати.

Григорий Сковорода — наш мужик, это у него на могиле начертано: «Мир ловил меня, но не поймал».

Раджниш — наш человечище, это им неоднократно говорено: «Смех так же свят, как и молитва».

Жан Мольер — тоже наш человек, так как сказал. «Лучше бейте меня, но дайте мне смеяться».

Альберт Эйнштейн — однозначно наш человек, достаточно взглянуть на фотографию, где он показывает язык всем умникам.

Вы хотите встать в один ряд с этими людьми?

ПЕЧЕК МНОГО. ДУРАКОВ МАЛО.

КОДЕКС ДУРАКА.

1. Ищите Дурака, да обрящете.

2. Эволюция развивалась от умного — к дураку. Умный может открыть в себе Дурака. Дурак никогда не согласится стать снова умным, дурак с маленькой буквы — тупиковая ветвь эволюции.

3. Дурак настолько прост, что в него отказываются верить.

4. — Дураку закон не писан, — смеётся Дурак. — поэтому он обречён быть свободным.

5. Неудачи преследуют всех. Но Дураков они не могут догнать.

6. Дурак никогда не плюет против ветра, так как ветер у него всегда попутный.

7. Разум — ловушка Дьявола. Дурак — выход из неё, данный Богом.

8. Дурак прекрасный игрок: он никогда не побеждает.

9. Но Дурак непобедим, так как никогда не сражается.

10. — Зачем предаваться греху уныния, — смеётся Дурак, — Когда есть другие грехи?

11. Дурак никогда не попадает впросак. Я не такой умный, — смеётся он, — чтобы найти это место.

12. Дурак всегда ходит с открытым ртом — поэтому он всегда сыт.

13. Когда умный, становясь Дураком, просыпается — мир исчезает. Затем Дурак, смеясь, выстраивает его заново.

I4. — Большинство умных, — смеётся Дурак, — умирает, так и не успев разиться.

15. — Познай сем, — смеётся Дурак, — пока тем не познали другие.

16. Дурак не верит в чудеса. Он ими пользуется.

17. — Возлюби Дурака в ближнем своём, — предлагает Дурак.

18. Все люди от Бога, но лишь дурак К Богу.

19. А всё ли ты сделал, чтобы стать Дураком?

20. Смех — кратчайший путь от умного к Дураку.

21. Дурак никогда ничего не ищет, так как знает, что если он найдёт, то только сам.

22. Дурак всегда рядом. Когда умный наконец находит его, то потом долго смеётся, вспоминая свои поиски.

23. Дурак радостно смеётся в себе тому, что умный хочет изменить в другом.

24. Что Дурак ест, то он и есть, А ест он всё.

25. Умный борется с сатаной. Дурак лишь смеётся, слыша это имя.

26. Ищи Дурака в сердце своём.

27. Когда Ницше сказал: Бог умер! — он поторопился. Ведь Дурак остался.

28. Конец света не наступит, пока есть хоть один Дурак.

29. Умный меряет себя от земли до головы, а Дурак от головы до Неба.

30. Не мир создал Дурака, а Дурак мир.

31. Заставь Дурака Богу молиться — такой хохот раздастся сверху.

32. Дурак всегда влюблён.

33. — Чем ты владеешь, то владеет тобой, — смеётся Дурак, Заглядывая в свой пустой карман. — Если ты не владеешь ничем, то у тебя есть всё, — продолжает он, доставая оттуда бутерброд.

34. Карман у Дурака всегда полон, потому что — дыряв.

35. Дурак моргнёт — и мир другой.

36. — Хороший Бог, — смеётся Дурак, — это Бог, о котором рассказывают анекдоты.

37. Бог с Дураком играют в прятки. Дурак не ищет. Но всё время находит.

38. Всё, Что умный может представить, Дурак может создать.

39. Дурак может всё. Но хочет лишь то, что имеет.

40. — В мире спящих, — смеётся Дурак, — умный — это Король. Но тому, кто проснулся. Король не Нужен.

41. — Как слепой не поймёт зеркала, — добавляет Дурак, — так спящий — Дурака.

42. — Когда люди соглашаются со мной, мне всегда хочется извиниться.

43. — Кодекс Дурака — это зеркало, — смеётся Дурак — если его читает осел, то и видит…

44. — Чем громче смех — тем ближе к Богу, — смеётся Дурак.

45. — Спроси меня. — улыбается Дурак, — и я совру.

46. — Быть умным — самая смешная из привычек, — смеётся Дурак.

47. — Валяют Дурака многие, — хохочет Дурак, — но поваляться вместе с ним решаются единицы.

48. — Неприятности приходят и уходят, — смеётся Дурак, — а их творцы остаются.

49. — А ты попробуй — посмейся с умным выражением лица, — предлагает Дурак.

50. — Подойди к зеркалу, — смеётся Дурак, — и ты увидишь мир, в котором живёшь.

51. — Выброси зеркало, — смеётся Дурак, — и может быть, ты увидишь себя.

52. — Ты всегда держишь себя в руках? — удивляется Дурак. — Как же в них войдёт что-то?

53. — Жизнь, — смеётся Дурак. — это один день, проведённый в гостях у самого себя.

54. — Есть две трагедии в жизни человека, — вспоминает Дурак, — это когда он не может получить желаемое и когда наконец получает.

55. — Смех — прекрасный способ вести беседу, — хохочет Дурак.

5б. — Рядом со мной можно научиться лишь одному, — смеётся Дурак, — забывать.

57 — Забыть, — хитро улыбается он, — значит вспомнить.

58. — Дурак никогда не спорит. С кем спорить? — хохочет он.

59. — Ты в тупике? — смеётся Дурак, — вот и славно, оттуда я лучше виден.

60. — Умный, — смеётся Дурак, — это свеча для спящих.

61. — Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, — авторитетно заявляет Дурак, отрезая себе ещё кусочек.

62. — Потерять, — говорит Дурак, — значит найти.

63. Дурак — это ключ от дверей, за которыми нет ничего.

64. Дурак — это ключ от дверей, за которыми есть всё.

65. — Не важно, что делаешь, — смеётся Дурак, — важно, что делаешь.

66. — Но не делай того, — добавляет он, — что можешь не делать.

67. — Хочешь быть свободным? — спрашивает Дурак, — тогда забудь это слово.

68. — Смейся и кланяйся чаще, — говорит Дурак, — иначе тебя примут у умного.

69. — Тебя хвалят? — улыбается Дурак, — прости их.

70. — Если вы не понимаете моего смеха, — хохочет Дурак, — как же вы можете понять мои слова?

71. — Добро? — удивлённо спрашивает Дурак, — ах, да!.. Это то, что с кулаками… — хохочет он.

72. — Если ты мыслишь, — смеётся Дурак, — значит, ты очень даже не Дурак.

73. — Сколько нужно ума, чтобы не казаться Дураком, — добавляет он, хохоча.

74. — Ты очень умный, — хохочет Дурак, — поэтому ты прежний…

75. — Человек вечно преследует сияющее существо, спасаясь от существа чёрного, — говорит, чихая, Дурак, такую пыль подняли, бегая вокруг меня…

76. — Чем меньше желание говорить, — смеётся Дурак, — тем больше удаётся сказать.

77. — Рабы не мы, мы не рабы — едва сдерживая смех, читает Дурак, — а как насчёт удовольствий?

78. — Я действительно ничего не значу, — смеётся Дурак. Но сколько мне пришлось изучить для этого.79. — Наполняйте себя знаниями. Накачивайте! — хохочет Дурак, — ведь чем-то вас должно рвать перед очищением[4].

80. — Ты знаешь путь? — смеётся Дурак, — и у тебя даже есть карта? — хохочет он, — не иначе как из крапленой колоды.

81. — А ты попробуй, — предлагает Дурак, ощути своё падение как прыжок.

82. — Хочешь одурачить мир? Скажи ему правду, — смеётся Дурак.

83. — Истина прячется в её отсутствии, — добавляет он, улыбаясь.

84. — Счастье не надо искать, — смеётся Дурак, — им надо жить.

85. — Умный — это самоубийца, — говорит Дурак.

86. — Зачем мне думать? — удивляется Дурак, — я знаю!

87. — А откуда ветер знает, — хохочет он, — в какую сторону дуть?

88. — В одно ухо входит, в другое выходит, — смеётся Дурак, — и так весь день. С ума сойти можно!

89. Круглый Дурак совершенством своей формы отражает совершенство вселенной.

90. — Мне тоже в суп может попасть муха, — радостно улыбаясь, уверяет Дурак.

91. — Ты хочешь увидеть? — смеётся Дурак. — Закрой глаза.

92. — Хочешь понять говорящего? — веселится он, — перестань его слушать.

93. — Не будет флюгера, — смеётся Дурак, — исчезнет ветер.

94. — Посмотрев на луну, Дурак включает её, как лампочку.

95. — Ум — это лопата, — смеётся Дурак, — чем он острее, тем глубже могила.

96. — Вначале было слово, — вспоминает Дурак, — а потом слова, слова, слова…

97 — Пишешь? — смеётся Дурак. — Пиши. Но не забывай — чем чище бумага, тем чище задница.

98. — Ломай палку, ломай, — смеётся Дурак, — может, и получится у тебя один конец.

99. — Хорошо прицелься, — предлагает Дурак, — и, если тебе повезёт, ты промахнёшься.

100. — Ты попал в цель? — смеётся Дурак. — Ищи дыру в собственном теле.

101. — Хочешь выть счастливым? — хохочет Дурак. — Хоти!

102. — Если ты человек честный, — говорит Дурак, — значит, ты всегда лжешь.

103. — Чем ближе к правде, — смеётся он, — тем дальше в лес.

104. — Всякое утверждение ложно, — хохочет Дурак, — это тоже.

105. — Если ты знаешь, куда идёшь, ты храбрец, — смеётся Дурак, — ведь ты и вправду можешь туда попасть.

106. — Обстоятельства, — важно надувает щеки Дурак, — это я.

107 — Ты действительно хочешь жить? — смеётся Дурак. — Ну, что ж — тогда попробуй умереть. От смеха.

108. — Ты всего лишь снишься себе, — хохочет Дурак.

109. — Невозможно? — смеётся Дурак. — Вот-вот. Как раз то. Что нужно.

110. — Бог великий шутник, — говорит Дурак. — Но смеётся он лишь после того, как я открываю рот.

111 — Надежда, — хохочет Дурак, — это леденец на палочке, которым ты пытаешься изнасиловать Бога.

112. — Опыт — смеётся Дурак, — это клизма. Попробуй. Сравни. Ну как? Что, кроме привычного дерьма, из тебя вышло?

113. — Ты говоришь о том, как стать лучше, — смеётся Дурак, — а я о том, как стать Дураком.

114. — Единое и Совершенное? — хохочет Дурак. — Вот-вот, и я о том же. — И кокетливо поправляет свой колпак.

115. — Это выло вначале, — вспоминает Дурак, — это будет в конце… Но куда ты собрался идти? — смеётся он. — Ведь твой Дурак и сейчас рядом.

116. — Любовь? — смеётся Дурак. — А кто любить будет?

117 — Ты всё это прочёл? — удивляется Дурак. — И даже начинаешь понимать? — хохочет он. — Тогда читай заново!

118. — Ой, не могу! — хохочет Дурак, ухватившись за живот. — Сейчас лопну!

Дурак советует: носи этот Кодекс постоянно с собой.

Он поможет тебе в самый критический момент твоей жизни — когда вдруг закончится туалетная бумага.

Примечания.

1.

Фрагмент стихотворения воспроизводится по памяти. Имя автора в ней, к сожалению, не сохранилось. — Прим. автора.

2.

Настоящая глава является стенограммой дополнительного занятия, до недавнего времени проводимого лишь изустно. В ней содержится множество цитат, не выделенных, тем не менее, как цитаты, так как текст этот изначально не предназначался для печати. Исправить это положение сейчас уже не представляется возможным из-за полной их ассимиляции с текстом авторским (честно говоря, автор просто забыл, что именно здесь не его). В связи с этим выражаем благодарность всем «поневоле» принявшим участие в подготовке данной главы, а именно (кого удалось вспомнить): Наполеону Хиллу, Уэйну Дашру, Игорю Калинаускасу, Василию Гачу, Рону Хаббарду, Т. и Дж. Пауяллам, Ричарду Карлсону, Роберту Грисвалду.

3.

Фрагмент стихотворения воспроизводится по памяти. Имя автора в ней, к сожалению, не сохранилось. — Прим. автора.

4.

Дураку плевать на то, что некоторые нелепости, им говоренные, уже кто-то говаривал ранее:

— Вы полагаете, это вами придумано? — смеется он. — ошибаетесь, это сказал дурак, живущий в вас. А значит — Я.

Путь к Дураку. Книга вторая. Освоение пространства Сказки, или Школа Дурака.

Путь к Дураку.

И вначале было слово, и слово было у Бога, и слово было — Дурак.

И что делать с ним, Бог не знал. Ибо в совершенстве своём забыл значение его. Что-то невыразимо давно прожитое, но бесконечно притягательное…

И решил Бог вспомнить. И игру задумал… Пять дней строил он площадки игровые, замысловатые. А на шестой день создал игрока главного и имя дал ему Адам-Дурак.

И ходил Дурак по местам божьим дурак-дураком. Чем заняться, не знал. И оттого такая тоска на Бога накатила, что подвел он Адама-Дурака к дереву и ткнул пальцем.

— Не ешь с него, — сказал, — не будь дураком. А то выгоню.

— Куда? — спросил Дурак.

— Куда-куда… — растерялся Бог. — Уж найду куда. Ты, главное, — не ешь.

И спрятался сам. И ждать стал. И ждал он не долго. Ибо был бы Дурак дураком последним, если б не понял, чего Бог ждёт от него. И съел Адам-Дурак яблоко из уважения к Богу.

И не стало Дурака. И остался Адам как сиротинушка…

И осерчал Бог, радостно потирая руки от удачно сделанного хода.

И выгнал Адама.

И молвил напоследок: «Без Дурака не возвращайся. Не пущу».

И завертелась свистопляска.

И пошла игра.

Наши люди.

Сократ — наш человек, потому что сказал: «Я знаю, что я ничего не знаю».

Нильс Бор — наш человек, потому что заявил как-то: «Эта теория недостаточно безумна, чтобы быть правильной».

Григорий Горин — тоже наш человек, это его фраза: «Умное лицо ещё не признак ума. Самые большие ошибки совершались именно с этим выражением лица».

Екклезиаст — наш человек, это им сказано: «Умножающий знание умножает скорбь».

Михаил Жванецкий — ну просто наш человек и всё тут!

Станислав Елей Лец — безоговорочно наш, ведь именно им написано: «Шутовские колокольчики сбивают с толку собак Павлова».

Лао-цзы — наш человек, не случайно им сказано: «Истина изреченная есть ложь».

Михаил Задорнов — «в доску» наш, ведь это у него прозвучало: «Осмеянная проблема перестаёт быть проблемой».

Архимед — наш человек, не верите? Тогда сами побегайте голым по улицам с криком «Эврика!».

Норман Казинс — конечно же наш человек, ведь ему удалось рассмешить саму Смерть.

Ходжа Насреддин — наш человек — нужны ли аргументы?

Диоген — несомненно наш человек, ведь это он ходил днём с фонарём в поисках Истины. Не нашёл, кстати.

Вильям Шекспир — наш человек, ибо на весь мир заявил: «Дурацкий колпак мозгов не портит».

Григорий Сковорода — наш мужик, это у него на могиле было начертано: «Мир ловил меня, но не поймал».

Раджниш — наш человечище, это им неоднократно говорено: «Смех так же свят, как и молитва».

Жанн Мольер — тоже наш человек, так как сказал: «Лучше бейте меня, но дайте мне смеяться».

Альберт Эйнштейн — однозначно наш человек, достаточно взглянуть на фотографию, где он показывает язык всем умникам.

Вы хотите встать в один ряд с этими людьми?

ПЕЧЕК МНОГО. ДУРАКОВ МАЛО.

Кодекс Дурака.

1. Ищите Дурака, да обрящете.

2. Эволюция развивалась от умного — к дураку. Умный может открыть в себе Дурака. Дурак никогда не согласится стать снова умным, дурак с маленькой буквы — тупиковая ветвь эволюции.

3. Дурак настолько прост, что в него отказываются верить.

4. — Дураку закон не писан, — смеётся Дурак. — поэтому он обречён быть свободным.

5. Неудачи преследуют всех. Но Дураков они не могут догнать.

6. Дурак никогда не плюет против ветра, так как ветер у него всегда попутный.

7. Разум — ловушка Дьявола. Дурак — выход из неё, данный Богом.

8. Дурак прекрасный игрок: он никогда не побеждает.

9. Но Дурак непобедим, так как никогда не сражается.

10. — Зачем предаваться греху уныния, — смеётся Дурак, — Когда есть другие грехи?

11. Дурак никогда не попадает впросак. Я не такой умный, — смеётся он, — чтобы найти это место.

12. Дурак всегда ходит с открытым ртом — поэтому он всегда сыт.

13. Когда умный, становясь Дураком, просыпается — мир исчезает. Затем Дурак, смеясь, выстраивает его заново.

14. — Большинство умных, — смеётся Дурак, — умирает, так и не успев развиться.

15. — Познай сем, — смеётся Дурак, — пока тем не познали другие.

16. Дурак не верит в чудеса. Он ими пользуется.

17. — Возлюби Дурака в ближнем своём, — предлагает Дурак.

18. Все люди от Бога, но лишь дурак К Богу.

19. А всё ли ты сделал, чтобы стать Дураком?

20. Смех — кратчайший путь от умного к Дураку.

21. Дурак никогда ничего не ищет, так как знает, что если он найдёт, то только сам.

22. Дурак всегда рядом. Когда умный наконец находит его, то потом долго смеётся, вспоминая свои поиски.

23. Дурак радостно смеётся в себе тому, что умный хочет изменить в другом.

24. Что Дурак ест, то он и есть, А ест он всё.

25. Умный борется с сатаной. Дурак лишь смеётся, слыша это имя.

26. Ищи Дурака в сердце своём.

27. Когда Ницше сказал: Бог умер! — он поторопился. Ведь Дурак остался.

28. Конец света не наступит, пока есть хоть один Дурак.

29. Умный меряет себя от земли до головы, а Дурак от головы до Неба.

30. Не мир создал Дурака, а Дурак мир.

31. Заставь Дурака Богу молиться — такой хохот раздастся сверху.

32. Дурак всегда влюблён.

33. — Чем ты владеешь, то владеет тобой, — смеётся Дурак, Заглядывая в свой пустой карман. — Если ты не владеешь ничем, то у тебя есть всё, — продолжает он, доставая оттуда бутерброд.

34. Карман у Дурака всегда полон, потому что — дыряв.

35. Дурак моргнёт — и мир другой.

36. — Хороший Бог, — смеётся Дурак, — это Бог, о котором рассказывают анекдоты.

37. Бог с Дураком играют в прятки. Дурак не ищет. Но всё время находит.

38. Всё, Что умный может представить, Дурак может создать.

39. Дурак может всё. Но хочет лишь то, что имеет.

40. — В мире спящих, — смеётся Дурак, — умный — это Король. Но тому, кто проснулся. Король не Нужен.

41. — Как слепой не поймёт зеркала, — добавляет Дурак, — так спящий — Дурака.

42. — Когда люди соглашаются со мной, мне всегда хочется извиниться.

43. — Кодекс Дурака — это зеркало, — смеётся Дурак — если его читает осел, то и видит…

44. — Чем громче смех — тем ближе к Богу, — смеётся Дурак.

45. — Спроси меня. — улыбается Дурак, — и я совру.

46. — Быть умным — самая смешная из привычек, — смеётся Дурак.

47. — Валяют Дурака многие, — хохочет Дурак, — но поваляться вместе с ним решаются единицы.

48. — Неприятности приходят и уходят, — смеётся Дурак, — а их творцы остаются.

49. — А ты попробуй — посмейся с умным выражением лица, — предлагает Дурак.

50. — Подойди к зеркалу, — смеётся Дурак, — и ты увидишь мир, в котором живёшь.

51. — Выброси зеркало, — смеётся Дурак, — и может быть, ты увидишь себя.

52. — Ты всегда держишь себя в руках? — удивляется Дурак. — Как же в них войдёт что-то?

53. — Жизнь, — смеётся Дурак. — это один день, проведённый в гостях у самого себя.

54. — Есть две трагедии в жизни человека, — вспоминает Дурак, — это когда он не может получить желаемое и когда наконец получает.

55. — Смех — прекрасный способ вести беседу, — хохочет Дурак.

5б. — Рядом со мной можно научиться лишь одному, — смеётся Дурак, — забывать.

57 — Забыть, — хитро улыбается он, — значит вспомнить.

58. — Дурак никогда не спорит. С кем спорить? — хохочет он.

59. — Ты в тупике? — смеётся Дурак, — вот и славно, оттуда я лучше виден.

60. — Умный, — смеётся Дурак, — это свеча для спящих.

61. — Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, — авторитетно заявляет Дурак, отрезая себе ещё кусочек.

62. — Потерять, — говорит Дурак, — значит найти.

63. Дурак — это ключ от дверей, за которыми нет ничего.

64. Дурак — это ключ от дверей, за которыми есть всё.

65. — Не важно, что делаешь, — смеётся Дурак, — важно, что делаешь.

66. — Но не делай того, — добавляет он, — что можешь не делать.

67. — Хочешь быть свободным? — спрашивает Дурак, — тогда забудь это слово.

68. — Смейся и кланяйся чаще, — говорит Дурак, — иначе тебя примут у умного.

69. — Тебя хвалят? — улыбается Дурак, — прости их.

70. — Если вы не понимаете моего смеха, — хохочет Дурак, — как же вы можете понять мои слова?

71. — Добро? — удивлённо спрашивает Дурак, — ах, да!.. Это то, что с кулаками… — хохочет он.

72. — Если ты мыслишь, — смеётся Дурак, — значит, ты очень даже не Дурак.

73. — Сколько нужно ума, чтобы не казаться Дураком, — добавляет он, хохоча.

74. — Ты очень умный, — хохочет Дурак, — поэтому ты прежний…

75. — Человек вечно преследует сияющее существо, спасаясь от существа чёрного, — говорит, чихая, Дурак, такую пыль подняли, бегая вокруг меня…

76. — Чем меньше желание говорить, — смеётся Дурак, — тем больше удаётся сказать.

77. — Рабы не мы, мы не рабы — едва сдерживая смех, читает Дурак, — а как насчёт удовольствий?

78. — Я действительно ничего не значу, — смеётся Дурак. Но сколько мне пришлось изучить для этого.79. — Наполняйте себя знаниями. Накачивайте! — хохочет Дурак, — ведь чем-то вас должно рвать перед очищением[1].

80. — Ты знаешь путь? — смеётся Дурак, — и у тебя даже есть карта? — хохочет он, — не иначе как из крапленой.

Колоды.

81. — А ты попробуй, — предлагает Дурак, ощути своё падение как прыжок.

82. — Хочешь одурачить мир? Скажи ему правду, — смеётся Дурак.

83. — Истина прячется в её отсутствии, — добавляет он, улыбаясь.

84. — Счастье не надо искать, — смеётся Дурак, — им надо жить.

85. — Умный — это самоубийца, — говорит Дурак.

86. — Зачем мне думать? — удивляется Дурак, — я знаю!

87. — А откуда ветер знает, — хохочет он, — в какую сторону дуть?

88. — В одно ухо входит, в другое выходит, — смеётся Дурак, — и так весь день. С ума сойти можно!

89. Круглый Дурак совершенством своей формы отражает совершенство вселенной.

90. — Мне тоже в суп может попасть муха, — радостно улыбаясь, уверяет Дурак.

91. — Ты хочешь увидеть? — смеётся Дурак. — Закрой глаза.

92. — Хочешь понять говорящего? — веселится он, — перестань его слушать.

93. — Не будет флюгера, — смеётся Дурак, — исчезнет ветер.

94. — Посмотрев на луну, Дурак включает её, как лампочку.

95. — Ум — это лопата, — смеётся Дурак, — чем он острее, тем глубже могила.

96. — Вначале было слово, — вспоминает Дурак, — а потом слова, слова, слова…

97 — Пишешь? — смеётся Дурак. — Пиши. Но не забывай — чем чище бумага, тем чище задница.

98. — Ломай палку, ломай, — смеётся Дурак, — может, и получится у тебя один конец.

99. — Хорошо прицелься, — предлагает Дурак, — и, если тебе повезёт, ты промахнёшься.

100. — Ты попал в цель? — смеётся Дурак. — Ищи дыру в собственном теле.

101. — Хочешь выть счастливым? — хохочет Дурак. — Хоти!

102. — Если ты человек честный, — говорит Дурак, — значит, ты всегда лжешь.

103. — Чем ближе к правде, — смеётся он, — тем дальше в лес.

104. — Всякое утверждение ложно, — хохочет Дурак, — это тоже.

105. — Если ты знаешь, куда идёшь, ты храбрец, — смеётся Дурак, — ведь ты и вправду можешь туда попасть.

106. — Обстоятельства, — важно надувает щеки Дурак, — это я.

107 — Ты действительно хочешь жить? — смеётся Дурак. — Ну, что ж — тогда попробуй умереть. От смеха.

108. — Ты всего лишь снишься себе, — хохочет Дурак.

109. — Невозможно? — смеётся Дурак. — Вот-вот. Как раз то. Что нужно.

110. — Бог великий шутник, — говорит Дурак. — Но смеётся он лишь после того, как я открываю рот.

111 — Надежда, — хохочет Дурак, — это леденец на палочке, которым ты пытаешься изнасиловать Бога.

112. — Опыт — смеётся Дурак, — это клизма. Попробуй. Сравни. Ну как? Что, кроме привычного дерьма, из тебя вышло?

113. — Ты говоришь о том, как стать лучше, — смеётся Дурак, — а я о том, как стать Дураком.

114. — Единое и Совершенное? — хохочет Дурак. — Вот-вот, и я о том же. — И кокетливо поправляет свой колпак.

115. — Это выло вначале, — вспоминает Дурак, — это будет в конце… Но куда ты собрался идти? — смеётся он. — Ведь твой Дурак и сейчас рядом.

116. — Любовь? — смеётся Дурак. — А кто любить будет?

117 — Ты всё это прочёл? — удивляется Дурак. — И даже начинаешь понимать? — хохочет он. — Тогда читай заново!

118. — Ой, не могу! — хохочет Дурак, ухватившись за живот. — Сейчас лопну!

Дурак советует: носи этот Кодекс постоянно с собой.

Он поможет тебе в самый критический момент твоей жизни — когда вдруг закончится туалетная бумага.

И еще немного благодарности.

Автор благодарит Алфавит за любезно предоставленные буквы; Интернет — за вовремя подсказанные шутки; кошку Алису — за неустанные ночные бдения на его письменном столе; Вселенную — за ехидные вопросы, которые помогли услышать свои ответы.

Альтер Школа «Смеющиеся волшебники».

Освоение пространства Сказки.

или.

Школа Дурака.

Первое занятие. Краткое содержание глав предыдущих, сказочных, о старике Пете нестаром повествующих.

…А жил старик у самого Синего моря, ветхим неводом на жизнь себе промышляя. И случилось с ним как-то раз происшествие, дивное, законами сказочными предписанное — Рыбка Золотая в невод тот пожаловала. Да не просто так, не ради чуда бестолкового она Пете явилась, а с умыслом особым, волшебным — о природе его совершенной напомнить, от спячки кукольной пробудить. А потом и вовсе в путь сказочный отправила — по белу свету скитаться да себя самого вспоминать.

Долго Петя по сказкам хаживал, из передряг запутанных выкручивался, с нечистью чудной дружбу заводил. Многому научился, но ещё большему разучиться сумел и забыть исхитрился. Несчастливым да неказистым позабыл как быть, о зависимости да обречённости своей позапамятовал.

О смехе узнал много, внутри себя смеяться приспособился, зуд мысленный успокаивая да страдания болезненные усмиряя. Природу проблем и несчастий своих постиг, такой смешной и нелепой на поверку она оказалась… Весь Мир сказочный в себя впускать научился, да самому в нём растворяться…

Творцом жизни живой, всамделешной ощутил себя нестарый старик Петя под конец странствий своих сказочных. Со старухой, от смеха помолодевшей изрядно, счастливо зажил, не ведая о том, что путь его волшебный далеко не закончился ещё.

А напротив даже — начинается только…

* * *

Стоял нестарый старик Петя на широком песчаном берегу, неспешно невод свой видавший виды сматывая, да одобрительно в небо поглядывал. Погоды нынче стояли прекрасные, солнцем изобильные, но совсем не жаркие, как и полагается в сказке приличной. Вода в море тоже была изумительной — рыба вылезать из неё наотрез отказывалась.

Глянув на неказистую кучку своего улова, старик вздохнул было, но сразу же себя и одёрнул.

— На сегодня хватит, — пробурчал он в бороду, — а там видно будет. Не стоит беспокоиться о дне завтрашнем, он придёт и сам о себе побеспокоится.

Развесив сети на солнышке да улов в котомку пристроив, решил в лесок ближний заглянуть, в расчёте грибами да ягодами разжиться маленько.

Здесь улов у Пети побогаче был, урожайным лето выдалось, щедрым да ягодным. На полянку вышел. Вдруг слышит — сопит да охает кто-то. Сразу и не приметил, кто же именно, а в малинник глянул — сидит на траве Топтыгин, дышит тяжко, дух едва переводит. Увидев Петю, лапой его поприветствовал, как знакомца давнего, да прорычал что-то невнятное.

— Пошто сопишь, косолапый? — спросил у него старик.

— Да, вишь ты, какое дело, Петя, — проворчал мишка, языком еле ворочая, — погнался я тут за зайцем, бегал за ним, бегал, пока совсем сил не лишился. Сижу вот теперь, думаю, а что бы, думаю, было, если б не я за ним, а он за мной погнался, а?

Посмеялся Петя над Топтыгиным, но покуда домой шёл, странные мысли ему в голову лезть принялись.

— А ведь и вправду, — думал он, — а что бы сталось, если б не невзгоды за мною гонялись, а я, скажем, за ними? Кто первый притомился бы в гонке такой? Кто бы раньше пощады запросил?

Подходя к дому, неладное почуял. Людей столпилось — куча целая и во дворе, и вокруг. Вокруг — всё больше свои, любопытствующие, а возле дома самого-люд служивый, в малиновых кафтанах, с пиками да алебардами в руках.

Петю увидав, расступились, во двор пропуская. Навстречу старику, стражников плечами потеснив, воевода вышел — в усах весь, в бровях густых да шапке каракулевой, издали на мозги наружу вывернутые похожей.

— А, вот и он, — зычно сказал воевода, расплывшись в улыбке. — Как жизнь, Петя?

— Спасибо, не жалуется, — заулыбался и Петя в ответ, вспоминая свои с воеводой встречи былые, а потому заранее готовясь к любому, самому неожиданному развитию событий.

— Приятно слышать, что хоть у кого-то жизнь не жалуется, — одобрил воевода. — С разговором я к тебе важным, Петя, по поводу шута царского, Дурака то есть.

— А что с ним приключилось? — заинтересовался Петя.

— С Дураком-то? Ой, даже и не спрашивай, такое горе у него, такое горе…

— Какое такое горе?

— Да умер он, вот какое горе. Умер, стервец такой, ни у кого разрешения на то не спросив… А как царю теперь без Дурака? Да никак!

Воевода помолчал малость, в извилинах мысль мелькнувшую отыскивая, и с удивлением добавил:

— Цари, они ведь ой как в дураках нуждаются! А вот дураки в царях — нет. Ты ж смотри, однако, как получается…

Он подозрительно посмотрел на собравшихся вокруг и увлёк Петю в дом, вполголоса приговаривая:

— В нашем царстве человек хоть и имеет право звучать гордо, зато сидеть должен тихо. А если кто-то знает много и не сидит тихо, так и то не беда — поможем, посадим. Только ни к чему кому не надо знать много.

— Эх, — продолжал воевода, уже в хибаре Петиной, — человеку свойственно ошибаться, вот он и пользуется этим часто и с удовольствием. Ведь как оно всё вышло-то? А спросил как-то раз царь-батюшка Дурака, отчего тот никогда его советов не слушает, а Дурак возьми да и ляпни, что, дескать, не всякой скотине он может позволить из себя человека делать.

Воевода захихикал негромко, чему-то своему радуясь, и продолжил:

— Осерчал на ту дерзость царь, как никогда. Слово-то оно хоть и не воробей, но гадит метко. Велел казнить бедолагу поутру. А Дурак возьми да помри ночью, в который уж раз всех в дураках оставив.

Воевода вновь захихикал и пояснил:

— Доживи он до утра — был бы ему позор да наказание. А теперь хоронить его придётся по высшему разряду, с почестями. Ведь должность у Дурака при дворе видная была — министр своих внутренних дел. Во как!.. — поднял воевода палец с уважением. — Хотя, с другой стороны, — в люди он вроде и вышел, но вот человеком так и не стал. Как дураком был, так дураком и помер.

— Ну, это ещё под вопросом великим, кто больший дурак, — сказал Петя, внимательно воеводу слушая, — тот, кто правду говорить не боится, или тот, кто её слушать не желает.

— Ты здесь палку не перебарщивай, не перебарщивай! — шикнул на него воевода. — Дело ведь не в том, прав царь или нет. А в том, что он царь.

Он помолчал и неожиданно добавил:

— Взамен Дурака царь тебя требует. Есть, говорит, в нашей сказке ещё один такой дурносмех, вот пущай он теперь при дворе и смеётся.

Петя как стоял с открытым ртом, так стоять и остался, не в силах слова даже единого вымолвить. А воевода продолжал, с видом человека, привыкшего всегда разделять собственное мнение:

— А ты и не противься. Человек — он ведь единственное животное, которое может дураком стать. Так что — не упускай своего шанса, Петя.

А Петя весь прямо скукожился внутри от нежелания участи такой, предрешённой ему кем-то. «Не хочу! Не желаю!» — билось в голове его и рвалось наружу. «У меня есть уважительная причина, почему её никто не уважает?!» — хотелось крикнуть ему.

— Ничего, Петя, ты, главное, — не теряйся, не смущайся заранее, ведь всё, что случается, случается вовремя, — говорил меж тем воевода, по-приятельски по плечу его похлопывая. — Нет такого безвыходного положения, куда бы нельзя было найти входа. Вот вместе его по дороге и поищем.

«От всех болезней смех полезней», — неожиданно вспомнил Петя многократно говоренное им самим. — «И от прочих невзгод тоже», — радостно добавил он мысленно — и включил в себе смех внутренний. Полегчало сразу. Словно разжалась внутри костлявая рука страха, стиснувшего было сердце, да вздохнулось ему от этого легко и свободно.

«Если человеку нечего терять, — решил вдруг Петя внутри себя, — ему остаётся только одно — найти». Терять ему действительно было нечего, а по опыту своих прежних странствий он хорошо знал, что найти можно на любом пути. «Что ж, поищем теперь и на этом», — согласился нестарый старик, отдаваясь воле событий сказочных.

Воевода замолчал, чутко уловив произошедшие в нём изменения.

— Вот и ладно, вот и славно, — засуетился он после паузы небольшой, — вот и собирайся. В порядок себя приведи, во дворец всё ж таки идём, бороду хотя бы расчеши… Да дух рыбный смой с себя, — добавил он, шумно потянув носом, и ценным советом поделился: — Чтобы руки не пахли рыбой, их надо окунуть в керосин.

Затем толкнул дверь и, зажмурившись от солнечной яркости, потянулся сладко.

— Э-эх, лень-матушка зовёт… Пойду-ка я покуда на солнышке полежу, косточки свои погрею.

* * *

— Всё это уже было когда-то, — с тоской думал Петя, в царской горнице осматриваясь, а особенно — прислушиваясь… Царь невысокий, плотненький, с блестящей от пота лысиной, судорожно прижимал к груди корону и медленно отступал под мощным натиском нависающей над ним дородной, красной от гнева и визгливого крика супруги. По всему было видно, что царица — женщина крайне нелёгкого поведения…

— Во-первых — не брала, — на пронзительно высокой ноте выговаривала она, — а во-вторых — уже положила… — Внезапно царица замолчала. Приметив вошедших, она какое-то время созерцала их в полном недоумении, затем негодующе фыркнула.

— Опять без доклада и представления вваливаются, — сказала она с прежними скандальными интонациями. — Что за моду такую взяли?..

Громко шурша одеждами, она промчалась мимо Пети и его сопровождения, на секунду задержалась перед зеркалом, скривилась лицом от увиденного там, сказала злорадно: «Так ему, царю, и надо!» — и исчезла за дверью.

Царь же, весь красный от пережитого, стоял возле трона, отдуваясь и тщетно пытаясь обмахиваться короной.

— Эх, — сказал он, — как бы счастливы мы с ней могли быть, если б никогда не встретились!..

Он посмотрел на старика и, как своему давнишнему знакомому, пожаловался:

— Если женщина разделяет мнение мужчины, значит, он прав. А если не разделяет — значит, он её муж.

И с тоской добавил:

— Есть только два способа управлять женщиной, да только кто их знает…

Жалко вдруг Пете стало царя-батюшку, себя былого он в нём вспомнил.

— Нельзя найти счастье в браке, — как-то помимо воли вырвалось у него, — если не принести его с собой.

Царь на эти слова отреагировал странно — он на мгновенье замер, будто прислушиваясь к чему-то внутри себя, затем весь как-то подобрался и, нахлобучив на лысину корону, молча уставился на нестарого старика.

— Так, так, — наконец сказал он, — знакомые интонации, похожие слова… Петя, значит, да? Помню, помню, виделись когда-то… Только не разглядел я тебя тогда как следует, а жаль. Зато сейчас вот — услышал и понял, что не ошибся. Словно Дурак мой покойный своим голосом здесь прошелестел. Скучно мне без него, Петя, ой как скучно!..

Царь как-то беспомощно и искренне вздохнул да искательно нестарому старику в глаза заглянул.

— Оно, может, и не так хорошо с ним было, как, оказывается, без него плохо, — сказал он и с надеждой спросил: — Справишься? Нам, ведь, Дурак — во как! — позарез просто нужен.

Петя не знал, что отвечать, поэтому решил пока помалкивать да внутри себя посмеиваться. Тем более что тому собеседник не очень-то и нужен был. Намолчавшись в разговоре с царицей, он теперь хотел выговориться.

— Надо, Петя, ну что ж тут поделаешь, если надо… Слышал я, что есть законы такие охранные — закон сохранения материи, например, ну это дело понятное — это чтоб не спёр никто ничего; опять же — энергии, тоже закон полезный, чтобы почивать да сил набираться никто не мешал; а есть ещё, говорят, самый главный в природе закон — закон сохранения Дураков. Вроде если не станет их на белом свете, так весь белсвет исчезнуть может. Оказывается, очень нужное это дело, чтоб над Миром нашим завсегда потешался кто-то. Здоровее он от этого будто становится, изобильнее делается…

— Жаль Дурака, просто мочи нет, — продолжал царь, — ведь какие речи толкал, какие перлы ронял. Вот, например: «Если ты не учишься на чужих ошибках, не мешай другим на твоих учиться», или вот это: «Не ври, что знаешь, но знай, что врешь», — а? — силища!

И добавил, похлопав слегка приунывшего старика по плечу:

— Ну не казни ты себя так, Петя. Не оставляй палача без работы. Справишься. Нутром чую, что справишься, вот разве подучишься маленько… А сейчас пойдём — Дурака в последний путь провожать пора.

* * *

Народу в зальной комнате собралось тьма-тьмущая просто, не протолкнуться было. Распахнулись двери, и стремительно вошёл царь, но, сделав всего несколько шагов, остановился вдруг и скривил недовольную гримасу.

— Как здесь душно, однако, — сказал, — и пахнет скверно… Немедленно отворите все окна! — приказал он и злорадно добавил: — Пусть те, кто во дворе, это тоже почувствуют!..

В центре помещения стоял гроб вида странного — во все цвета радуги размалеванный. Гроб был закрыт, а сверху на нём колпак дурацкий лежал — такой же пёстрый и с бубенцами.

Петю царь на почётное место определил, возле самого гроба поставил, у всех на виду. Народ шушукался, переговаривался негромко. Отдельные фразы до ушей Петиных долетали.

— Господь, он ведь всегда хранит детей, пьяниц и дураков. Вот только нашего отчего-то не уберег…

— …Ну и что с того, что чушь нёс? У каждого свой крест. Кому что дорого, тот то и несёт.

— И с чего бы ему помирать было! Когда даже лекарь, и тот говорил, что болезни на здоровье Дурака сказываются положительно…

На старика нестарого поглядывали испытывающе да оценивающе, головами недоверчиво качали.

— Да нет, этот, пожалуй, не потянет, масть не та…

— …Этот? Да куда ему — вмиг обсерьёзится. И всех вокруг туда же — обсерьёзит.

— Зелёный ещё, из полудурков явно, куда ему до нашего, круглого-то…

— …Точно, точно — с виду хоть и идиот, но незаконченный какой-то…

Петя внимательно слушал всех, однако внутри спокоен был, ни обиды, ни смущения не выказывая.

— Оно ведь дело понятное, — думал он, — свой Дурак, он всегда ближе к телу.

— Колпак… — неожиданно сказал царь. — Колпак-то кому оставили? Какой же он Дурак без колпака дурацкого? Непорядок… Не уследили…

Сразу трое из челяди царской кинулись непорядок исправлять. Один колпак взял, двое других крышку гроба приподняли. Первый засунул руку с колпаком в щель, пошарил там осторожно, место нужное отыскивая… Да вдруг замер, побледнел весь и медленно руку обратно вытащил. Уже без колпака, но зато с чем-то белым.

— Ваше величество, — дрожащим голосом сказал он, — записка здесь… — Какая ещё записка? — удивлённо спросил царь, не понимая, что происходит. — Ну, раз записка, то читай!..

— Мероприятие одобряю, — запинаясь на каждом слове, читал записку придворный, — но лично присутствовать не могу. Подпись — Дурак.

Толпа замерла, ожидая, когда смысл услышанного в мозги просочится. А затем все разом к гробу бросились. Крышка его в сторону полетела, и по залу пронёсся вздох изумления — гроб был пуст.

Очень долго гнетущую тишину нарушало только всеобщее молчание… Наконец раздался вопль царя.

— Просто заслушаться можно, как вы здесь молчите! Где Дурак? Где покойник? Сбежал? Почему мне не доложили? Или вы из меня его сделать решили?

Все попятились. Придворный люд, глаза потупив да нещадно ноги соседям оттаптывая, старался друг за дружку спрятаться. Возле гроба пустого один только старик Петя нестарый остался.

На нём и остановил свой взор осерчавший до крайности царь. Смотрел недолго, а затем ухватил колпак Дурака, подошёл к Пете и с размаху на него нахлобучил.

— Думал, тебя на замену взять. Только теперь тебе другое задание будет, — сказал ему царь. — Дурака возвернуть следует! Разыскать его да во дворец доставить. А кому, как не тебе, такое по силам — Дурак-то Дурака видит издалека, о том всем ведомо.

— Ищи Дурака, Петя, хоть все сказки обойди, а вынь да положь его передомною. Такой вот тебе мой царский наказ будет, — говорил царь. — Всё, что в дорогу нужно, дам. Только чтоб к утру в пути уже был.

* * *

Никак не спалось Пете в эту ночь, бродил он туда-сюда по хоромам царским, плутая комнатами многочисленными да коридорами длинными. Давно уже в таком смущении сильном он не пребывал…

Вроде, ничего особенного в задании царском и не было — пойти куда-то да разыскать кого-то… Конфузило Петю только одно — этот «кто-то» был Дурак. Много чего о Дураке он слышал странного, невозможного даже, а часто и друг дружку исключающего. Нутром чуял старик, что такой задачи решать ему ещё не приходилось. С какой стороны за неё браться, непонятно было, куда путь свой направлять — неведомо, что с собой брать — неизвестно.

Бродил Петя по дворцу, думу свою невесёлую думая, да двери наугад открывал… А оттого придворной жизни картины странные нечаянно подсматривал да фразы случайные подслушивал. Толкнул, например, он дверь одну, в библиотеку попал, голос чей-то в глубине услышал.

— Разве книгам можно верить? — говорил голос. — Если всем известно, что грамоту неграмотные придумали…

За другой дверью воеводу приметил. Пил тот чай из блюдечка да попутно поучал кого-то.

— Добро, оно ведь што? Оно, как известно, завсегда побеждает. А значит — кто победил, тот и добрый…

Ещё одну дверь стороной дальней обошёл, за ней чей-то голос грубый настойчиво и грозно выспрашивал: «Когда и с какой целью ты родился, а ну, отвечай немедля!».

Царя на троне, в короне набекрень увидел мимоходом.

— Труднее всего человеку даётся то, что даётся не ему, — сокрушался царь по понятному одному ему поводу.

Мимо казны царской проходил, в дверь неплотно закрытую заглянул, казначея увидел.

— Сколько у государства не воруй, — бормотал казначей, опасливо по сторонам озираясь да по карманам что-то распихивая, — а своего всё равно не вернёшь…

Плюнул с досады старик Петя, на то глядючи, да подальше от всех, в темную половину дворца, побрел, свечами слабо освещённую. Шёл, эхо шагов своих слушая да бубенцов звон негромкий — колпак Дурака он так и не снял. Двери перед ним открывались беззвучно и легко — от одного толчка несильного.

Шёл он так долго, пока не попал в комнату странную — большую, круглую и с множеством дверей. Но главное — какую бы дверь ни толкал Петя, ни одна не поддавалась, не открывалась ему. Словно в ловушке он себя ощутил после того, как несколько раз комнату ту обошёл, все двери по очереди отпереть пытаясь.

— Вот так напасть, — уже вслух удивился Петя, — вход есть, а выходом даже и не пахнет. Безвыходная какая-то комната, словно проблема неразрешимая…

— А ну-ка, ну-ка… — оживился старик, что-то знакомое в своих же словах услышав. — Проблема, значит… А ведь когда с проблемой дело имеешь, главное что? Главное, не отталкивать её, как врага своего, а, напротив, к себе приблизить, согласиться с ней, всем ощущениям своим «да» сказать. Вот тут-то она проблемой быть и перестанет. Здесь и будет выход из неё.

— Постой-ка, погодь, — себя же оборвал Петя. — К себе, значит, приблизить, «да» всему сказать. Фу-ты, ну-ты, какой же я дурак. Хотя нет, пока ещё придурок только…

Петя подошёл к первой попавшейся двери, стал напротив, глянул на неё хитро, «Да» — вслух ей сказал, а затем не от себя толкнул, а к себе потянул несильно. Дверь послушно и легко открылась…

— Вот и весь секрет чуда, — засмеялся Петя. — Любая проблема — это только привычка. Привычка двери всегда от себя толкать. Причём любые двери, в смысле — препятствия. Но стоит совсем немного по-другому сделать — всё ту же силу свою, но как бы в другую сторону направить, а для этого всего лишь «да» всему сказать — как любая дверь тут же и отворится.

— Чепуховое это дело, оказывается, проблемы решать, — радовался он вслух открытиям своим. — Другое сложно — не забыть вовремя «да» сказать. Здесь ведь тоже привычка нужна, только другая, обратная той, к которой сызмальства приучили. Непростая задача… Привычка, она ведь не жена, ей так просто не изменишь.

— Так что же для этого сделать надо? — рассуждал Петя дальше. — А всего лишь по-новому жить приучиться. Чтоб первое движение внутри не «от себя» было, не для отстранения, а, напротив, — «к себе», навстречу чему бы то ни было. Чтобы «да» внутреннее всегда «нет» опережало.

— Так, может, и с царевой задачей так же нужно»? — вопрошал себя старик. — Раз искать Дурака всё равно придётся, то, может, по-дурацки это и сделать? То есть просто сказать всему «да» — и с лёгкой душой в путь отправляться. Пусть даже непонятно, куда этот путь приведёт. И плохого при этом бояться не стоит, потому как плохого и не бывает вовсе, а бывает лишь то, что не нравится. А если не нравится, так только оттого, что «да» сказать забыл. Скажи плохому «да», согласись с ним — оно и подевается куда-то, в согласие с собой превратившись. Как аукнется, так и откликнется — об этом всем известно.

В этот момент в голове у Пети что-то странное случилось. Будто ветерок тихий прошелестел там, словно шепот лёгкий в ней послышался.

— Верно, Петя, — зашептал в голове у него кто-то, — если ты точно знаешь, куда идёшь, — зачем ты там нужен? А если ещё и цель перед собой поставил — жди теперь, что каждому шагу она только мешать будет.

Пока шепот в нём звучал, Петя головой своей потрясти успел, кулаком себя полбу пару раз стукнул, даже пальцем в ухе поковырял — ничего не помогало, не исчезал голос, а напротив даже, с каждым словом всё громче и внятнее становился.

— Ты кто? — не выдержал уже старик. — Кто ты такой, чтоб меня жизни учить? И где ты хоронишься, тоже мне интересно?

Но вместо ответа захихикал в нём кто-то странным голосом. Слушая этот смех, Петя неожиданно вспомнил странствия свои былые, вспомнил спутника да советчика своего невидимого — Мява, с улыбкой его кошачьей, в трудные минуты всегда рядом бывшего. Мяв, тот тоже в голове его хихикал часто, над непонятливостью стариковской посмеиваясь. Но смех, который звучал в нём сейчас, был совсем другого рода.

— Так кто же ты? — настаивал на своём Петя. — И где обитаешь?

— …Где, где… а на голове, — давясь смехом, ответил ему голос. Удивился Петя, пощупал недоверчиво колпак, что на него надет.

был, а потом и вовсе его снял. В голове сразу же тихо стало, до звона прямо… Напялил колпак обратно — и вновь в нём смех издевательский зазвучал.

— А ну, отвечай немедля — кто ты есть?! — уже не на шутку взъярился старик.

— Неужто не понял ещё? — спросил голос, всё ещё посмеиваясь. — А пора бы — если с Дураком иметь дело решил, будь готов, что и у тебя теперь всё так же — по-дурацки будет. И события, и жизнь сама… Даже колпак говорящий…

— Колпак? — изумился Петя. — Так это что — обыкновенный колпак со мной лясы точит?

— Где уж там — обыкновенный… как же… — слегка даже обиделся голос. — А впрочем, сам решай, мне вообще-то без разницы. Хочешь — колпаком дурацким меня зови, а хочешь — самим Дураком. Ведь всё, что у Дурака под колпаком было, то и сейчас в колпаке — то бишь, во мне осталось.

— И что же там было? — ехидно поинтересовался старик.

— А ничего, — столь же ехидно ответил ему голос. — Ничего там у Дурака не было. То есть — именно то там было, чего в колпаке и сейчас навалом, а именно — НИЧЕГО. Поэтому мы с ним и едины — НИЧЕГО нас объединяет.

— …И зачем ты мне такой? — уже взаправду растерялся нестарый старик. — Что мне за польза от твоего «ничего»? Неужто поможет оно мне Дурака отыскать? Или хоть совет какой дать…

— Как же — держи карман шире, — снова захихикал голос. — Хотя кто знает… Глядишь, и поможет, если только подсказки его — мои то есть — понять сумеешь.

— Чего уж там — валяй, подсказывай, — уныло сказал Петя. Как-то совсем уж безрадостно ему стало от колпака этого болтливого.

Уселся он на кресло, у свечи одиноко стоящей, да совсем было слушать изготовился, как вдруг вспомнил мысли свои недавние. Встрепенулся старик, решил вначале порядок внутри себя навести. Взял он для этого безрадостность свою, окутал её вниманием и словно в себя пригласил войти — «да» ей для этого мысленно сказал, затем то же самое «да», но уже без слов внутренних, а только лишь ощущениями ей же послал. Затем ещё раз — но теперь представляя, как это «да» вибрирует смехом, словно струна, особую ноту согласия поющая.

…Полегчало Пете сразу, как-то заулыбалось внутренне. «А что, — подумал он, — это даже интересно — с колпаком дурацким дружбу водить, глядишь, и впрямь чему научишься».

Пока старик нестарый внутри себя упражнялся да порядок там наводил, колпак помалкивал, словно наблюдая за ним. А под конец даже хмыкнул одобрительно.

— Не случайный ты в сказке человек, — зазвучало у старика в голове, — а потому и спрос с тебя особый. Имей в виду, Петя, что с той минуты, как стал ты на путь к Дураку, все твои знания прежние гроша ломаного больше не стоят. Всё не так на пути этом будет. Здесь если ты точно знаешь, что искать, то никогда не найдёшь. Потому как невозможное это дело, Дурака точно знать…

— На этом пути, — продолжал голос, — ты всегда будешь находить не то, что ищешь, а то, что давно ищет тебя. Но вот поймёшь ли ценность находок таких? Жаль будет, если мимо пройдёшь…

— Для начала вот что ощутить попробуй, — продолжал голос, — путь этот не из событий внешних складывается, а лишь из состояний внутренних. Неважно, как он снаружи выглядит, важней, как он внутри ощущается. Вода в реке, Петя, всегда течёт прямо, как бы ни извивалось её русло. Таким и твой путь к Дураку быть должен. Будь текучим и стремительным снаружи, но тихим и ровным внутри.

— И имей в виду, — говорил ему голос, — каким бы плотным ни был туман, в котором ты блуждаешь, каждый раз он начинается не ближе, чем в шаге от тебя…

— Ну и что? — не понял старик.

— А то, что всегда будет возможность сделать этот шаг. Вот и делай его, только он один и важен…

— А потом?

— Потом ещё шаг и ещё… Никогда не беспокойся о шаге втором, проживи сполна первый. Дурак никогда не делает второго шага — каждый шаг для него первый, каждый миг у него — единственный, каждый вдох — неповторимый. А что за ними?.. Туман, непознан-ность, тайна… Тайна — это и есть место обитания Дурака. Непо-знанность — его суть. Туман — путь к нему…

Голос затих. Молчал и Петя, себя слушая и удивляясь слегка — всё ещё звучала в нём струна особая, несмолкаемая, на странную ноту «да» настроенная.

— …И не забывай, — сказал ему голос напоследок уже, — ты всего лишь в гостях у самого себя. Пора бы и домой, Петя, — Дурак давно уже ждёт тебя…

* * *

— Ничего не поделаешь, — сказал Кот. — Все мы здесь не в своём уме — и ты, и я.

— Откуда вы знаете, что я не в своём уме? — спросила Алиса.

— Конечно не в своём, — ответил Кот. — Иначе как биты здесь оказалась?

Льюис Кэрролл.

* * *

Ну вот, уважаемые коллеги волшебники, мы с вами и подошли к тому рубежу, к тому пределу, за которым обращаться друг к другу возможно лишь как «коллеги Дураки», и никак иначе. Но не спешите делать это прямо сейчас — никогда не стоит поминать гордое имя Дурака всуе, эту честь ещё заслужить надо…

Именно этим мы и будем заниматься на протяжении всего третьего уровня, а именно — исследовать новое качество своего стремительного пробуждающегося сознания и выстраивать такие формы и способы существования, которые будут близки осознавшему себя Хозяину и играющему, смеющемуся Дураку.

«Освоение пространства Сказки» — надеемся вас не очень смутило подобное заглавие нового уровня школы? Скорее всего нет, ибо провести определённые аналогии и ощутить взаимоперетекающее единство между «пространством игры», «пространством смеха» и, наконец, «сказки» не так уж и сложно.

А вот осознать, что это именно вашу привычную обыденность и рядовую повседневность предлагается воспринять «пространством Сказки», ощутить себя автором Сказки и сделать её действительно Волшебной, — это уже совсем другое дело.

Но поверьте — вы к этому давно готовы. Вы всегда могли и знали много больше, чем вам пытались навязать и в чём старались уверить. И нет никакого сомнения, что от занятия к занятию вы всё более отчётливо будете осознавать это сами.

«Школа Дурака» — такой подзаголовок имеет наш третий уровень. Не слишком ли дерзко и вызывающе? Уж не эпатировать ли мы решили мирных сограждан таким названием, заодно и вас пытаясь втянуть в эту странную и непредсказуемую авантюру? Давайте во всём разберёмся не торопясь, ведь это важно — сохранять осознанность происходящего, пусть даже следуя непроторенной тропой Дурака.

Совершенно особое отношение к образу Дурака просматривается в наших традициях, в сказочном фольклоре, в самой основе нашего сознания. Нет ни его уничижения, ни злой насмешки над ним, нет к нему неприязни или осуждения. Напротив, есть потаённая, здоровая зависть к свободе и независимости Дурака, к его неизменной удачливости и оптимизму.

«Дураку море по колено», «Дураку закон не писан», «Бог даёт, а Дурак берёт», «Из Дурака и плач смехом лезет», «Дураку всё смех на уме», «Кто и в горе смеётся, тому всё удаётся», — чего больше в этих присказках: назидательного укора или восхищения перед «неуловимостью» Дурака проблемами и невзгодами? Мы понимаем, что скорее всего единого ответа не получится. Каждый увидит лишь то, что присуще именно ему, — «чем наполнен кувшин, то из него и выльется», — знакомо и не раз уже отслежено, не правда ли? Вот вы сейчас и определите направление своего дальнейшего пути. Ответьте, кто же вам милее — привычный и знакомый умник, богатый лишь чужим знанием, или непривычный и непредсказуемый Дурак, истинно мудрый не словами и мыслями, а особой внутренней убеждённостью и реальными поступками? Только не ошибитесь. А то спохватитесь, когда слишком поздно будет — ведь Дурак-то, он заразителен…

Ну, так кто же он — этот вечно смеющийся Дурак? Ни в грош не ставящий те ценности, за которые так цепляются обыватели, стремясь сохранить своё достоинство, свой статус, самих себя? Дураку плевать на почёт и славу, но именно о нём рассказывают сказки и слагают былины; он всегда рад малости и сыт сухариком, но почему-то именно у него оказывается изобильная скатерть-самобранка; богатство и деньги для него не имеют никакого значения, но вновь — лишь ему достаются все сокровища и, как правило, полцарства в придачу; он не стремится никем повелевать, но всегда вокруг него куча помощников, наперебой предлагающих свои услуги; все решения он принимает не по уму и расчёту, а по вдохновению и внутреннему порыву, и именно они оказываются единственно верными и приводящими к удаче.

Вёдра у него пешком ходят, печи без колёс ездят, корабли по небу летают, топоры сами лес рубят, — может, он просто лентяй? Так отчего ж тогда другие и не лентяи вроде, а не могут себя сподвигнуть на подобное? Может, потому что лень — это не столько внешнее бездействие, сколько внутренняя косность и неподвижность души? А вот Дурак без всякой видимой суеты легко смещает своё сознание, настраиваясь на любую, самую невероятную ситуацию. Он, играючи и получая явное удовольствие, делает то, что оказывается абсолютно невозможным для его окружения. «По-дурацки», конечно, делает, не «по-людски», вызывая насмешки и подначки, но в финале неизменно звучит завистливо-восхищенное: «Везёт Дураку всё же…».

И оказывается, что качества, выражаемые Дураком, всегда нам чем-то симпатичны и близки; выясняется, что они глубоко, буквально изначально заложены в нас, в нашей культуре, в нашем мировоззрении.

Интересно, что дурак, являясь расхожим героем в европейских сказках, анекдотах и баснях, чаще всего именно у нас обретает истинно сакральную глубину и привлекательные черты — это всегда Дурак с большой буквы.

Алексей Толстой берётся переложить сказку об итальянском деревянном мальчике Пиноккио для русскоязычного читателя, и что же выходит у него в результате? Да всё тот же Дурак, хоть и переименованный в Буратино. Ну не получается у него стать «по-итальянски» примерным живым мальчиком! Нет, он с радостью остаётся деревянной куклой, принимая себя таковым без остатка. Он радуется жизни, проказничает, смеётся, все беды с него «как с гуся вода» и в итоге именно ему достаётся Золотой Ключик.

Понятие Дурака в своей основе глубоко эзотерично и многопланово. Характерно, что чем более древними являются источники, в которых он появляется, тем более неоднозначным и парадоксальным он выглядит. Плоским и одномерным символом глупости этот образ становится относительно недавно, в связи с нездоровым возвеличиванием ментала и приданием ему неоправданной значимости, а вследствие этого — всё большей утратой природной интуитивной естественности человеческого сознания. Хотя даже в период позднего средневековья придворные шуты всё ещё выполняли роль некого связующего канала между напыщенным «Я» вельможи и его внутренним Дураком.

Как эзотерический образ, Дурак периодически появляется в разные времена и в разных культурах. Наиболее близки Дураку суфийские традиции, самым ярким представителем которых был незабвенный Ходжа Насреддин — неизменный притчевый герой, глубину поступков и суждений которого постичь линейным и плоским умом невозможно.

Древние даосские и дзэновские школы так же богаты рассказами и притчами, в героях которых мы легко и радостно узнаём «нашего» Дурака. Китайские странствующие смеющиеся монахи, японский толстый и всегда хохочущий Хотей, приносящий всем удачу и счастье, — их было немало, продолжателей изысканных и парадоксальных древних традиций.

Буквально каждый народ, любая социумная общность имела своих «Дураков», своих «блаженных» и «юродивых». Причём издревле в эти понятия вкладывался смысл, во многом отличный от нынешнего.

Блаженные на Руси всегда почитались «божьими людьми», то есть теми, кто «помечен Богом». Ведь Блаженный — это тот, кто уже достиг, кто уже в счастье, «во благе». К ним относились с большим уважением, а к их странным, но часто провидческим словам всегда прислушивались и передавали друг другу.

Пожалуй, лишь у нас существовал своеобразный институт юродивых, то есть целая прослойка людей не от мира сего. Причём очень показательно, что юродивым часто считался вовсе не душевнобольной человек, а напротив — совершенно здоровый, но исповедующий иные ценности, воспринимающий Мир иначе, не так, как все, и благодаря этому как бы стоящий одной ногой уже вне него, за его пределами.

Как в раннехристианских, так и в суфийских традициях на стезю юродивого, «городского» или странствующего «сумасшедшего», часто вполне осознанно и добровольно, становились люди, достигшие очень высокого духовного уровня.

Это позволяло им обрести реальную свободу от социумных пут, но не убегая при этом от самого мира, по примеру многих мистиков, а, напротив, оставаясь в гуще мирских событий и отношений.

Даже в наше время, встречая на востоке внешне полубезумного дервиша, никогда нельзя точно сказать, кто же это на самом деле — человек, безвозвратно поглощённый безумием, или просветлённый, пользующийся «без-умием» как инструментом.

Поэтому как бы странно это ни показалось и как бы столь же «полубезумно» ни выглядело, но у нас есть все основания считать, что роль Дурака в процессе развития и становления сознания как отдельных людей, так и сознания коллективного, общечеловеческого всегда была весьма велика.

Более того — Дурак во многом является предопределённой, необходимой и даже ключевой фигурой в процессе эволюции человеческого сознания.

Вы ещё не забыли, что мы обитаем не в самом Мире, живом и непредсказуемо многообразном, а лишь в его достаточно плоской и бледной копии — «описании Мира»?В том самом описании, которое мы создаём своим «знанием» о том, «каким этот Мир должен быть».

В таком застывшем и незыблемом виде «описание Мира» имеет мощную тенденцию к самоомертвлению, к загниванию, как, впрочем, любая другая искусственная система, лишённая естественной внутренней динамики.

Оживить такой «мир», создать в нём новый импульс творческого развития может только кризис. А это всегда развал, утрата прежних узаконенных ценностей и ориентиров и вынужденный пересмотр изжившей себя мировоззренческой позиции, поиск новых моральных и нравственных критериев. То есть создание очередного, но уже обновлённого «описания Мира».

Если вы ещё не забыли теорию Ильи Пригожина, то знаете, что развал и разрушение — это совершенно необходимые условия развития любой системы.

Смех Дурака, разрушая незыблемость ментальных установок, удерживающих фиксированность границ «описания Мира», оказывается очень действенным инструментом для такого «эволюционного обновления».

То есть — когда в социуме происходит «мощное и неудержимое наступление на грабли», Дурак столь же неудержимо хохочет, напоминая всем, что «если идёшь за стадом, то в дерьмо вляпаешься обязательно».

Дурак помогает обнажить «изнанку души человеческой». Он вытаскивает из тайников социумного сознания на свет Божий то, что стыдливо было там припрятано как от чужих, так и от своих глаз. И теперь, просмеянное, принятое и уже безопасное, оно позволяет обрести новое качество сознания и выйти на новый виток развития.

Бесстрашно и беспощадно высвечивая все тёмные стороны человеческой природы, обнажая и выставляя их на всеобщее обозрение, Дурак создаёт уже не прежнее плоское и одномерное «приглаженное и прилизанное» видение Мира, но объёмное, многомерное и Цельное.

«Крыша над головой мешает людям расти», — говорит Ежи Лец. «Поэтому да здравствует «крышесъезд»!»—радостно провозглашает Дурак.

То есть любой рост, в том числе и духовный, делается возможным лишь при условии непрерывной переоценки ценностей, долго казавшихся незыблемыми, и периодического отказа от устоявшихся взглядов, принципов и законов. Именно поэтому Дурак становится не чем иным, как ключом к обновлению нашего Мира, а смех Дурака — паролем для прохода в новое, ещё не освоенное измерение человеческого существования.

Вот и оказывается, что испокон веков Дурак был совершенно необходим для поддержания здоровья социума, для его периодического обновления. Появляясь в разные времена и в разных странах в обличьях Шута, Паяца, Скомороха, Петрушки, Полишинеля, Панча, Пульчинелло или Карагеза — Дурак всегда оставался на границе двух Миров — кукольного социумного и Хозяйского Божественного, выполняя роль посредника в общении с пространством безграничного и свободного Космического Сознания, проводником в него.

Если же в социуме не хватало «добровольцев», сознательно ставших на путь Дурака, то их дефицит всегда компенсировался Дураками «вынужденными», как бы стихийно выдвинутыми массами, и поэтому почти никогда не осознающими своего «статуса».

И тогда некоторые люди, как правило находящиеся в центре общественного внимания, — политики, деятели искусства, учёные — начинали вести себя откровенно неадекватно, экстремально и эпатажно, часто балансируя в своих поступках и образе жизни на грани дозволенного, а иногда даже — за ней.

Таким образом происходила раскачка устоявшихся норм и правил поведения, ломка устаревших критериев «правильности» («многие великие истины были вначале кощунством»—Бернард Шоу) и, как следствие, постепенное, но неизбежное обновление прежней картины мира, создание в ней новой динамики.

Более того — иногда нечто подобное (то есть спонтанное и стихийное пробуждение своего «внутреннего Дурака») происходит уже с каждым из нас, заставляя на время превращаться в «белых ворон» или даже «впадать в детство», а по сути — провоцирует неадекватность в нашем поведении и нестандартные поступки. «Нет ни одного по-настоящему умного человека, который бы рано или поздно ни обнаружил, что он дурак»(Г. К. Честёртон).

Как ни странно, но именно такие (увы, как правило, нечастые) проявления «внутреннего Дурака» и являются признаком реального взросления, позволяя окончательно не омертветь в этом до предела «засерьёзненном мире» и хоть понемногу, но всё же расширять тесное пространство своей «зоны комфорта».

Нам трудно сейчас отследить происхождение слова «Дурак», его этимологию, мы можем провести лишь опосредованное исследование доступными нам средствами. И интересная, хоть и вполне закономерная картина получается у нас при этом.

Если провести анализ вибрационного числового ряда букв, составляющих слово «Дурак» (используя Космическую нумерологию), то оказывается, что оно самым удивительным образом совпадает со словом «Шут». Оба этих слова имеют в своей основе число «пять», значение которого тождественно таким понятиям, как «Начало», «Абсолют», «Адам». К тому же «Энергии числа «пять» являются универсальными для информативных компенсаций организма человека… Они способствуют продлению жизни. Ими можно возжигать небесный огонь. Они усиливают в человеке жажду свободы и имеют прямое отношение к Святому Духу, ибо уничтожают агрессивные энергии»(Александр Волков, «Иформативная мистика»).

Более того, в самом слове «Дурак» присутствуют также вибрации числа «четырнадцать», которое соответствует понятиям «Церковь» и «Цельность».

«Шут, — читаем мы у Венеры Рыбаченко («Знаки Вселенной»), — это состояние игры в жизнь. Шутит Бог, учитель, ребёнок… Шут — это человек шестой расы… это выход в высшие измерения».

Не случайно ещё загадочный Алистер Кроули, описывая эзотерический смысл карт «Таро», сделал акцент при анализе карты «Дурак» («Шут») на таких её значениях, как «обновление», «весна», «единство противоположностей», «скрытый мудрец».

Да, всё это действительно не случайно. Если вы успели ощутить на себе действие «Внутреннего смеха», вкусили свободу и радость жизни, им даруемую, если сумели «попробовать на вкус» Хозяйское состояние и осознали Хозяина в себе, то скорее всего давно и без утомительных доказательств узнали Дурака.

«Хозяин!..» — должно быть вырвалось у вас в какой-то момент. И вы не ошиблись.

Именно так. Дурак — это и есть Хозяин. Это играющий Хозяин. Это всегда радостный и влюблённый в жизнь Хозяин, это Хозяин смеющийся. Дурак — это и есть смех. Смех Хозяина.

В истории человечества истинных смеющихся Дураков всегда было немного, что совсем неудивительно, ведь их смех являлся лишь результатом уже случившегося просветления, лишь подтверждением уже произошедшей с ними трансформации, а таких героев всегда мало, ибо больно тернист путь, ими проходимый…

Мы же, несомненно из-за глупости и самонадеянности своей, решили не ждать, когда смехом закончится наш путь, а со смеха же начать его. И чудесные вещи случаться стали на пути этом. Многолюден он вдруг стал…

Смех, не как стихийное качество нашей психики, а как управляемая техника, неожиданно оказался удивительно привлекательным и действенным инструментом для мягкой, но быстрой и глубокой трансформации сознания. Но, может, главное его достоинство заключается в его естественности, доступности и простоте. Именно это позволило многим открыть для себя пространство неизмеримо более светлого и гармоничного существования.

Прикоснувшись к понятию «Дурак», мы вскрываем потрясающей ёмкости пласт возможностей, открывающихся теперь перед нами. Это уже не просто завершающий уровень нашей школы. Это большое и самостоятельное образование — «Школа Дурака», со всей её дурацкой, но странно гармоничной архитектоникой и абсолютно абсурдной, но такой жизнеспособной логикой. Это то, чего ещё не было, ибо не существовало доступного и простого инструментария для необходимой трансформации, неуловим в ощущениях был канал, по которому можно было бы двигаться, отсутствовали ориентиры для такого пути.

Но сейчас это стало возможным. Нам думается, что само появление технологии «Внутреннего смеха» было вызвано необходимостью «овеществить» давно витавшую в воздухе идею «Школы Дурака». И вот теперь, вместо бесконечных рассуждений и умничаний по поводу Дурака, мы можем реально предложить вам стать на путь, ведущий к нему, вспомнить в себе его забытое качество; мы предлагаем вернуть своему Дураку его законный Божественный статус.

Поверьте — это вполне возможно, попробуйте — это совсем несложно, и сделайте это играя, ведь Дурак — это непрерывное приключение. Это наш дальнейший путь, наша Божественная игра, это возможность истинного пробуждения и реального, а не иллюзорного существования.

Вспомните, что именно мы с вами обсуждали на наших предыдущих занятиях; ещё раз вспомните суть понятий «зона комфорта» и «описание мира», выстроенных ложью чужого научения; вспомните, что мы способны воспринимать вокруг себя лишь то, на что получили разрешение в рамках такого «знания», вспомните — и внемлите нижеследующему:

Всё, что ты слышишь, — ложь.
Всё, что ты видишь, — ложь.
Всё, что ты говоришь, — ложь.
Всё, что ты знаешь, — ложь. Тебя нет.
Ты — сон другого.

Тебя окружает мёртвый мир, сотканный изо лжи других. Значит, поступая вопреки знаниям, ты пробуждаешься. Меньше говоря и больше смеясь — проявляешься в этом Мире.

Ощущая его — оживаешь.
Наблюдая не анализируя — прозреваешь.
Абсурд — твой ум. Смех — твой голос.
Дурак — твоё имя.
Просыпайся, живой Мир ждёт тебя.

* * *

Дурак воспринимает весь Мир как Единое Целое. Не ведая разницы между хорошим и плохим, не проводя чёткой грани между чёрным и белым, он в равной мере даёт согласие на присутствие в своём существовании любых противоположных понятий, любых взаимоисключающих явлений.

Дурак всегда равнодушен… То есть— «равно-душен», степень его душевной открытости, его радушия не зависит от оценочных категорий, от привычных ярлыков знания. Он «равен» в своём отношении и к «хорошему», и к «плохому»; и к «добру», и к «злу». И то, и другое он принимает душой открытой в равной степени, не выбирая и вне зависимости от мнения окружающих.

На данном этапе мы вводим такое понятие, как «толерантность». В рамках нашей школы его смысл и значение равносильно понятиям: «приятие», «согласие», «терпимость», «равнозначность». Его контекст полностью соответствует расширенному понятию «равнодушие».

Для Дурака в этом Мире всё равно, этот Мир для него равноценен, он принимает его весь и без остатка открытым сердцем. Толерантность — это и есть равноценность восприятия и «равнооткрытостъ» всему.

Сверхзадача «Школы Дурака» — создание естественного и устойчивого состояния тотальной толерантности в восприятии как самих себя, так и всего пространства своего существования.

В нашей жизни Чудо и Сказка никогда не случатся сами по себе, а лишь после того, как мы согласимся с тем, чтобы они произошли. А согласиться — это значит перестать сопротивляться. Причём чему бы то ни было. Это и значит — стать тотально толерантным.

Толерантность непременно должна проявляться по всем четырём игровым площадкам Дурака, то есть — на его физике, сенсорике, эмоциях и ментале.

И если физическую и сенсорную составляющие, проявленные нашими ощущениями, вы прекрасно уже научились «прорабатывать» смехом, «приручили» их, то ментали производные от него эмоции мы до сих пор гордо игнорировали и обходили стороной.

Но Дурак в равной степени проявляет себя игрой на всех площадках, поэтому нам видится совершенно необходимым уделить нашему менталу внимания несколько больше, чем мы это делали до сих пор. Предполагается в конечном счёте создать своеобразный «мостик», соединяющий все игровые площадки Дурака, все формы его проявленности в одно целое.

Этой огромной задаче и будет посвящён весь третий уровень.

Сейчас вам предлагается следующая предельно простая, но глубинно трансформирующая техника, сориентированная на создание как ментальной, так и сенсорной толерантности в восприятии мира своей повседневности.

Техника «Да-Да».

В течение дня, в моменты самоосознания, то есть тогда, когда вы вспоминаете о себе Хозяине, о Дураке, живущем в вас, и продолжая привычный ряд поступков, вы в ответ на все поступающие к вам сигналы-ощущения внутри себя непрерывно говорите «Да. Да… Да!».

Вы, например, слышите шум проехавшей машины и говорите своим слуховым ощущениям «Да». Вы соглашаетесь со всем ассоциативным ментальным рядом, внезапно вспыхнувшим в вашем сознании в связи с этим, со всеми образами и воспоминаниями, страхами и надеждами, связанными с машинами. Вы говорите всему этому: «Да. Да… Да!».

Никогда не следует бормотать «да, да…» просто так, как мантру или как заклинание. Вы произносите эту формулу соглашения лишь в ответ на поступивший сигнал из своего внешнего или внутреннего пространства, а ещё точнее — в ответ на отслеженные ощущения по этому поводу.

Вспомните занятие о Хозяйских сигналах-обозначениях. Любой объект из внешнего или внутреннего пространства, попавший в поле зрения, то есть любой сигнал, на который вы хоть как-то отреагировали, является для вас предупреждающим. Все прочие объекты-обозначения, составляющие пространство вашего существования, — фоновые, они для вас нейтральны и текущее состояние не отражают никак.

Так вот, вы проводите акцию соглашения лишь по поводу сигналов предупреждающих, а это значит — не выискивая их намеренно, не «выковыривая» из фона, а лишь честно отмечая то, на что уже обратили внимание, отреагировали.

Здесь вам придётся вспомнить, как некогда вы «охотились на себя». Постарайтесь быть постоянно осознанными в своих ощущениях. И каждому из них скажите своё «Да!..», признавая его, соглашаясь с ним, впуская в себя. Начните с позитивных сигналов-ощущений, но особое внимание уделите ощущениям негативным и болезненным.

Если вы ощутили, что настоящего согласия не произошло, задержитесь на этом сигнале, на этом объекте. «Продакайтесь» с ним ещё некоторое время. Вспомните о наших вспомогательных приёмах, когда вы «окутывали» объект своего внимания нежностью и ощущением открытого сердца. Сделайте это параллельно с техникой «Да, да!».

В процессе отработки этой техники вы рано или поздно, но неизбежно выйдете на программные записи и ощутите, что некоторые из отслеженных вами сигналов имеют повышенную болезненность. Объясняется это тем, что вы вплотную приблизились к границам своей «зоны комфорта». Это очень хорошо! Используйте теперь технологию «смеховой сонастройки» с возникшими негативными ощущениями и «разряжайте» их болезненность своим объединением с ними.

Начиная отработку этой техники, вспомните несколько эпизодов своей жизни, когда вы выражали согласие, делая это естественным способом, вспомните эти эпизоды в ощущениях. Теперь попробуйте вызвать в себе именно это состояние, всего лишь произнося внутри «Да, да». А затем как бы перенесите возникшее состояние на свои реальные ощущения в этот момент — слуховые, визуальные, осязательные, возможно, вкусовые и скажите каждому из них своё «Да!..».

Настройте каждое такое «да» на хорошо знакомую вам вибрацию смеха. Ощущайте её как некую волну согласия, раз за разом прокатывающуюся по всему телу и постепенно настраивающую его на особую ноту «Да» — гармонизирующую вибрацию тотального согласия.

Делайте это, когда идёте по улице, смотрите телевизор, в процессе еды, в разговоре с кем-то. Уделяйте внимание всем своим ощущениям. Вспомнив о технике, восстановите свою осознанность— и каждому отслеженному ощущению скажите «Да».

Именно так, очень плавно и ненавязчиво вы сможете выработать в себе инерцию согласия, своего рода «инстинкт толерантности» для всех случаев жизни, для любой ситуации.

«Приручайте» свой ментал к тотальному согласию. «Входите» в своего Дурака. Согласие и приятие, то есть полная толерантность, — это единственный, зато несомненный путь к нему.

Второе занятие.

Петя сидел на вершине холма и, поглядывая на царство очередное, внизу раскинувшееся, корку хлебную дожёвывал да камушки с крутизны бросал.

— Всему своё время, — думал он, — время камни собирать и время ими бросаться. Время Дурака искать и время находить его…

— Ну, где искать Дурака — это дело мне уже понятное, — себе самому объяснял, — где хочешь, там и ищи, потому как много его, оказывается, в природе сказочной. А вот где найти его всё ж таки можно, то мне и поныне неясно…

Доев корку, он взял в руки колпак, от Дурака ему доставшийся, повертел его маленько — рога да бубенцы внутрь пряча, да па голову себе и напялил, будто шапку обычную, вот только раскраски непривычной.

— То ли удачи мне недостаёт, то ли счастье стороной обходит, — сокрушённо говорил старик уже вслух, — да только чую, что долго ещё скитаться дорогами сказочными мне предстоит…

— У тебя, Петя, нет проблем с удачей и счастьем, — раздался в его голове голос насмешливый. — Это у них с тобой проблемы большие. И чего они только делать с тобой не пытались — и просмеивали тебя, и продакивались, а тебе всё неймётся в невзгодности своей, неподдающийся ты счастью человек.

— Ну да, ну конечно, — пробурчал в ответ старик, — как просто всё загадками загадить… А мне потом радость великая — разгребай, разгадывай.

Голосу, звучащему в его голове, Петя нисколько не удивился, напротив даже — обрадовался, хотя и виду не подал. Общался с ним колпак лишь по собственному хотению, иногда болтая изобильно и безудержно, но чаще помалкивая и на призывы старика не реагируя никак.

— Только не обижайся, Петя, — звучало в его голове сейчас, — ты, конечно, мой друг, но ты всё-таки осел!

— Ну и ладно, ну и пусть, — отвечал старик подозрительно смиренно. — Вот только не совсем мне понятно — я осел, потому что твой друг, или я твой друг, потому что осел?

В ответ смех довольный раздался.

— Неплохо, Петя, совсем неплохо, так и делай — привыкай на мир по-дурацки смотреть. Ведь человек, который хотя бы отчасти не Дурак, лишь отчасти человек.

— Вот бы и мне от этой части Дурака хотя бы часть найти, — вздохнул старик сокрушённо.

— Не получится у тебя Дурака в этом мире отыскать, даже не надейся. Всё, что от него здесь осталось, — у тебя сейчас на голове моим голосом разговаривает.

— А сам Дурак где?

— Где, где… да везде, — снова захихикал колпак.

— Ну, так значит, и здесь? — настойчиво допытывался старик.

— И здесь тоже… Только это как раз ничего и не значит. Ведь никакого «здесь» не существует вообще. А что существует — так это только ты сам. И вот в этом самое смешное и есть, Петя. Потому как — где же ты теперь Дурака искать будешь?

Медленно до старика нестарого сказанное доходило. А по правде сказать — и вовсе не доходило.

— … Что это значит — никакого «здесь» не существует? — спросил он после паузы.

— А только то и значит, — веселился колпак, — что никакого «там» не существует тоже.

— Ну, хорошо, а это тогда что? — обвел старик рукою вокруг. — Это мне что — только снится?

— Ну, как тебе сказать… — коварным голосом нашептывал колпак. — Может, и вправду снится. Всё это существует, лишь пока ты глаза по-настоящему открыть не пожелаешь. А как откроешь — сохранится ли? Ведь всё, что ты видишь, зависит только от того, откуда ты смотришь. Поэтому куда поместишь глаза свои открытые-то и увидишь.

— Не понимаю… — сокрушённо сказал старик нестарый.

— Так я тебе и поверил, — захихикал голос. — Любое непонимание — это на самом деле понимание, только отягощённое знаниями. Ведь понимание-то оно твоё, а знания чьи? — чужие. Хочешь действительно понять — просто забудь то, чему тебя обучали. Сними с себя чужое, обнажи своё, родное. Забудь — и слушай нутро чутко, твоё понимание всегда там обитает, заждалось, поди, когда ж ты о нём вспомнишь.

Колпак замолчал и подозрительно участливым голосом совет дал:

— Только не переусердствуй, Петя, познавая себя, не стань жертвой изнасилования.

— И не старайся во всём разобраться, — продолжал он. — Разобрать-то ты себя, может, и разберёшь, уму это дело привычное, да только кто же потом обратно всё собирать будет? Дурака понять нельзя, бесполезное это дело, его можно только принять. Дурака не нужно думать, его нужно двигать, собирая воедино то, что уже успел умом разобрать.

— Да уж… — закряхтел старик Петя. — Вот уж точно — нашёл смысл жизни и крупно пожалел об этом… Как же не заблудиться в мудротени этой, как не ошибиться, в себя заглядывая?

— Привыкай, Петя, то ли ещё будет, — вновь засмеялся колпак. — А ошибиться не бойся — любая ошибка — это законная часть твоего мира и навредить тебе ну никак не может — ведь и ты его такая же часть. Просто пойми, что ложных путей не бывает. Путь становится ложным, лишь когда врать начинаешь себе. Врать, что идёшь, хоть давно только притворяешься в этом да на месте топчешься. Ведь идти — значит следовать ощущениям. А стоять — значит выполнять указания ума своего. Вспомни, о чём уже говорено было, — истинный путь не снаружи, а внутри.

Голос замолчал было, но напоследок всё же не удержался, съехидничал советом:

— И никогда не прячь голову в песок на пути своём… Но если всё же придётся — просто притворись, что показываешь всем задницу.

Мальчик стоял посреди улицы и громко, в голос плакал, размазывая кулачками слёзы по веснушчатым щекам. Старик Петя смотрел на картину ту недолго, ноги его сами к мальчишке подвели, успокоить чтоб да сопли утереть.

* * *

— Мальчик, — спросил он участливо, — почему ты так горько плачешь»?

— Потому что я по-другому не уме-е-ю… — ещё горше заплакал мальчишка.

— Ну, хорошо, а зовут-то тебя как?

— Так же, как папу, — ответил, всхлипывая, мальчик.

— А папу как?

— Как меня-я…

— Вот и ладно, вот и хорошо, — настойчиво продолжал старик доброе дело творить. — Ну, так как вас обоих зовут?

— Одинаково-о-о… — зашёлся в реве малыш.

Совсем было растерялся нестарый старик от дела такого мокрого, как вдруг голос рядом с ним раздался.

— Добраном его кличут, — сказал кто-то, из-за спины Петиной выходя да мальчонку к себе прижимая. — Добраном — так же, как меня. Потерялся, пострел, говорил же ему — не озоруй…

Мальчишка вмиг успокоился — глазами высох, да конопушками своими заулыбался, засветился весь, словно солнышко рыжее. Улыбнувшись ему в ответ, Петя взор свой на папашу перевёл, да оторопел от увиденного.

Мужик был вида странного, даже очень — весь какой-то несвежий и сильно потрёпанный. Была у него мятая, а местами и вовсе погрызанная одежда, столь же мятая и тоже будто пожёванная обувка, мятое-перемятое в придачу лицо, и соломенные волосы, торчащие в разные стороны и, опять же, словно коровой пожёванные.

— Добран… странное какое имя, — сказал смущённо старик, делая вид, что имя знакомца его нового — это самое примечательное, что в том было.

— Странное не странное, а ни одна сказка без меня не обходится, без описаний мытарств моих незаштошных… — то ли с горечью, то ли с гордостью даже сказал мужик пожёванный.

— Чудное дело, — уже вполне искренне удивился старик, — сколько по сказкам хаживаю, а о тебе что-то не слыхивал…

— Стыдно потому што всем за дела свои издевательские, вот они обо мне и помалкивают, — говорил Добран обиженным голосом. — Сказки, они ведь все на один манер заканчиваются. Сам-то хоть помнишь — на какой именно?

— Ну, это… как оно там… — со скрипом вспоминал старик. — По усам, значится, потекло… потому как в рот так и не попало… Да бубликов вязка…

— Не то, не то, — поморщился Добран, — раньше чуток…

— …Стали они жить-поживать, — вспоминал Петя дальше, — да добра наживать…

— Вот!.. — воскликнул Добран. — Вот! — теперь видишь? Жить-поживать стали да Добрана жевать. Вот!!! Изверги, грамоте не обученные, что им до правил писания, им бы пожевать только. Как слышится, дескать, так и жуется…

— Хотя, с другой стороны, — продолжал он, успокоившись чуток, — работа у меня хоть и не очень приятная, зато всем необходимая — требуюсь во всех сказках сразу, не всегда поспеваю даже.

— Сынок, вот, подрастает, — ласково мальчишку своего за вихры потрепал. — Сменой мне будет… Только рано ещё его жевать. Учится он покуда, профессиональными секретами овладевает…

Старик Петя, не зная даже, что сказать, смотрел на Добрана молча да сочувственно, а тот продолжал:

— А как часок свободный выдаётся — пугалом по огородам подрабатываю, ворон да соек пугаю.

— Неужто получается? — удивился Петя.

— Ещё как, вот намедни в соседней сказке работал, так вороны тамошние за прошлый год даже урожай вернули, лишь бы меня никогда больше не видеть, — с гордостью сказал Добран.

Слушая Добрана, Петя как-то странно ощутил себя, будто нарастало в нём непонятное что-то — то ли несогласие какое, то ли, напротив, понимание чего-то нового. Вспомнив о совете колпака дурацкого — не разбирать состояний своих, не раскладывать их на клочки уму понятные, он так и поступил, просто продакавшисъ с ними.

— Ну и что? — подумалось ему вдруг. — Подумаешь, жуют человека… А почему бы и нет? Каждый несчастен ровно настолько, насколько полагает себя несчастным. Нравится Добрану жёванным быть — ну и на здоровье. Если уж сказка так распорядилась, если уж кого-то и вправду жевать надо… Тут главное — места чужого не занять да самому жёванным не оказаться.

Пошатываясь да ногой об ногу запинаясь, к ним мужичонка подошёл, в подпитии лёгком.

— Люди добрые, — с надрывом душевным сказал он, — не оставьте в беде, помогите человеку советом… Где у этой улицы сторона противоположная?

— Там!.. — звонко сказал Добран-младший, пальцем показывая. Мужик постоял покачиваясь, погладил мальчонку рыжего по голове и вздохнул печально.

— Да нет, там я уже был… Там мне сказали, что здесь…

И обречённо прочь побрел.

Петя ошарашено поглядел ему вслед.

— Ну и дела, — подумал он, — странный какой-то народец скажу эту населяет…

О поисках своих дурацких Добрану рассказал, тот только плечами пожал да в трактир сходить предложил.

— Туда все новости со сплетнями слетаются. И пожевать чего-нибудь не помешает, сил набраться перед тем, как самого жевать будут.

Трактир отыскался неподалёку. Добран с сынишкой живо за столом пристроился да старика, у двери застрявшего, позвал.

— Садись, Петя, — сказал ему, — в ногах правды нет.

— Да уж, — пробормотал старик, присаживаясь, — похоже, что только это о ней и ведомо…

— Эй, трактирщик, — подозвал он здоровенного небритого детину в грязном фартуке, — можно мне мяса?

Тот мрачно и оценивающе глянул на него и сказал удивлённо:

— А откуда я знаю — можно тебе мяса или нет? Старику спорить не хотелось.

— Ладно, — сказал он, — давай тогда по-другому. Я хочу то, что едят во-он те люди, — ткнул он пальцем в соседний стол.

— Это невозможно.

— Почему же? — удивился Петя.

— Они не отдадут, — сказал с достоинством трактирщик и удалился.

С грехом пополам, но заказать обед всё же удалось. Заглянув в поставленную перед ним тарелку, Петя поскреб в ней ложкой и удивлённо спросил у трактирщика:

— А мясо-то в супе положено1?

— Положено, — ответил тот.

— Так ведь не положено!

— Значит, не положено, — невозмутимо ответил трактирщик.

Добран, который ел только овощи, тоже недоволен был — и помидоры ему какие-то мятые принесли, и огурцы несвежие, и капуста, словно уже жёванная кем-то… Но его трактирщик даже слушать не стал.

— Кто бы говорил, — сказал он. — На себя лучше посмотри…

И в дальний угол трактира отправился, где кто-то орал пьяным голосом:

— Эй, трактирщик! Дверь неси — выйти хочу!

Петя ел молча, в ощущениях своих разобраться пытаясь.

— В странную скажу я попал, — думал он, — будто наизнанку вывернутую. Всё здесь как-то не так, всё непривычно да непредсказуемо. Не знаешь, что через секунду случится, как на вопрос твой ответят, что делать будут. Какая-то шиворот-навыворотная сказка… Будто другим законам люди в ней обучены, по иным правилам живут, слова другие говорят… Хотя нет— слова-то как раз все знакомые, вот только смысла в них ни на грош… Хотя и это не так— есть в них смысл, но тоже вывернутый какой-то, такой же, как вся сказка эта.

Словно в подтверждение мыслей своих, разговор краем уха подслушан.

— Ну и здорово же тебя отделали! — говорил кто-то неподалёку восхищенным голосом.

— Что ж ты хочешь, — отвечали ему, — ручная работа!

— Вот странное дело, — думал Петя дальше, — куда же он подевался, смысл слов-то?.. А может, никуда и не подевался, может, он как раз в словах и заблудился? Больно много смысла у людей скопилось, причём у каждого он свой и всенепременно — самый правильный, а слов-то мало в природе человеческой, вот они врать и начинают.

— Так это что ж такое получается, — удивлялся он открытиям своим, — если смыслу каждого свой, то и мир каждый вокруг себя точно такой же создаёт — лишь его смыслу соответствующий да закону, именно в нём живущему? Выходит, нам это только кажется, что мы в мире едином живём… На самом деле — у каждого он свой… и у каждого он самый правильный!

— Верно, Петя, — услышал старик довольный голос в голове своей, — каждый заблуждается в меру своих возможностей. Поэтому не требуй от него невозможного — не жди, что он начнёт заблуждаться в меру твоих возможностей. А если тебе всё же очень хочется сказать что-то умное, просто посчитай до десяти — само пройдёт.

— Но ведь правила мы сами определяем, — продолжал рассуждения свои Петя, — а что, если взять да разрушить всю истинность их ненастоящую'? Просто сказать всему обязательному и всенепременному: «Ну и что?», — да посмеяться над его серьёзностью и значимостью. Ведь что такое серьёзность? — всего лишь способ простые вещи сложными делать… А смех всему простоту изначальную возвращает.

— Точно, точно, — поддержал его колпак, — чем безвыходнее положение, тем возможнее смех. Поэтому — никогда не забывай улыбаться, Петя, это заставит окружающих ломать голову над тем, что у тебя на уме. А уж если ты засмеёшься…

Неожиданно Петя имя знакомое услышал да разом все беседы мысленные оборвал. Неподалёку мужики о Дураке разговор вели. Прислушался к ним старик, уши топориком навострив…

— Сплетни ходят — объявился в краях здешних Дурак какой-то ничейный, ко двору не пристроенный. Сказками шляется, тень на плетень наводит да правду на чистую воду вывести грозится.

— А я слышал, саму Золотую Рыбку от дел её волшебных отвадил…

— Быть того не может!..

— Брешут, что может… Вроде, поймал случайно Дурак Рыбку эту, а она ему как положено и говорит: «Исполню, дескать, любое твоё желание…» А он ей в ответ: «А можно мне подумать?» Тужилась Золотая Рыбка, пыжилась, но даже ей такое желание Дурака выполнить не под силу оказалось. Опечалилась она сильно да, позора такого не пережив, на отдых по выслуге лет сказочных отправилась.

— Подумаешь, Рыбка… У нашего царя тоже такая имеется. Так он её каждое утро тренирует — сразу по три желания ей загадывает.

— И што?

— Отгадывает, шельма…

— А я вот слыхал, что отловили уже Дурака, да за беглость его наглую в острог посадили. Там и сидит…

— Да нет — сидел. Говорят, убег он уже оттудова. Да как всегда, по-дурацки… Ведь выходы там всё под охраной, так он, стервец такой, взял да через вход вышел…

Постепенно разговор у мужиков на иную тему сполз, и Петя, поняв, что ничего нового уже не услышит, простился с Добраном да прочь из трактира подался.

Пока по улице шёл, бродяга нищий за ним увязался, оборванный весь да волосами рыжими до безобразия заросший. Позади старика брёл, пританцовывая да что-то невнятное под нос бормоча.

Через несколько шагов Петя уже и думать о нём забыл. Как вдруг раздался за его спиной голос насмешливый.

— В поисках своих, Петя, обходи коня спереди, козла сзади, а умного со всех сторон… — сказал кто-то и засмеялся негромким смехом.

Обернулся старик, да на глаза ясные, смехом искрящиеся, как на луч солнечный нарвался. Будто ослепило его на мгновенье светом смеющимся… Миг всего — и вновь стоит перед ним рваный бродяга рыжий да глаза в землю прячет.

Постоял так немного да вдруг снова голос подал.

— Дурака ищешь? — спросил он и на мгновенье глаза на старика вскинул. И вновь смехом ярким, словно лучом солнечным сверкнуло Пете. — Помогу…

— Мост видишь? — Петя невольно обернулся вслед за пальцем его. — Пройдёшь по нему до середины — и сразу направо…

Пока до старика сказанное дойти пыталось да пока он обратно оборачивался — рыжего уже и след простыл. Лишь смех его всё ещё звучал странным образом рядом, словно в воздухе зависнув…

— Да неужто это сам Дурак и был1?.. — аж задохнулся Петя от догадки такой смелой…Вот только додумать он её до конца не успел — кто-то за руку его дёрнул.

— …Мил человек, — услышал он голос измученный, — ну хоть ты мне подсказку подскажи — да где ж тут сторона противоположная у улицы этой окаянной?!.

* * *

От досады за нерасторопность свою прицепился старик с упрёками к колпаку дурацкому, претензии да обиды ему высказывая.

— Учить ведь обещался, — говорил он, — в Дураки вывести грозился, да только где ж она — учёба-то? Так умным и помрешь с тобой…

— Учиться?.. — отозвался наконец голос внутри. — Ладно. Только смотри — чтоб без обид потом. Вон, видишь, мужики в карты играют? Иди и ты играй.

— Это ещё зачем? — удивился Петя. Но колпак уже молчал. Повозмущался старик, поругался, да делать нечего — пошёл в карты играть.

Не минуло и часа ~ продулся Петя в пух и прах, всё, что царь ему в дорогу дал, проиграл. Стоял он посреди улицы — дурак-дураком просто, даже на ночлег копейки не осталось.

— Ну и как, Петя, урок прошёл? — раздался в нём голос вкрадчивый.

— Какой же это урок? — разобиделся старик. — Стою вот и ощущаю себя полным идиотом.

— Ну что ж — поздравляю, — засмеялся голос, — для первого раза ты многому научился.

— Ерунда это какая-то, а не урок! — уже не на шутку разозлился старик.

— Да, ерунда, — согласился колпак, посмеиваясь. — Но заметь — только ерундой можно заниматься бесконечно. Поэтому занимайся ерундой, Петя, и жить будешь долго!

— Ну да, ну конечно, — съязвил Петя, — если бы глаза были сзади, то зад был бы спереди, а перед там, где зад… Ты просто переворачиваешь всё с ног на голову, выворачиваешь всё наизнанку и делаешь вид, будто мудрости говоришь. А это всего лишь перевертыши какие-то, словами пустыми жонглирование…

— Всё в порядке, Петя, — смеялся колпак, — если ты и впрямь считаешь, что тебя оставили с носом, значит, ты ещё не потерял нюх. Вот и здорово — принюхивайся теперь к себе чутче…

— Ведь ты уже понял, — продолжал он, — что слова лгут постоянно. Так что же с ними делать нужно, чтобы правду им хоть немного вернуть? Да перевернуть их хотя бы вверх тормашками, как бы врасплох застав — не готовы они к такому фортелю, а потому и лжи в них будет меньше».

— Никогда не доверяй тому, что понятно твоему уму, тому, что можно доказать, тому, что логично, — продолжал колпак, посмеиваясь хитро. — Логика, Петя, — это искусство ошибаться с уверенностью в своей правоте, это умение обманывать себя, произнося правильные слова. А на самом деле — правильно говорить — это говорить так, чтобы другие поняли, что ты говоришь правильно. И всё — и не более того. Ваша правда — это всего лишь мозги, в которые вставили представление об этой правде.

— Но разве без правды жить можно? — растерялся Петя. — Всю жизнь нас учили обратному — искать её да стремиться к ней.

— Ой, не могу! — зашёлся колпак в смехе. — Правду искать, надо же… Ты просто дай ей немного времени, и она сама всплывёт. Ведь такое не тонет…

— В правде, Петя, нет ничего доблестного. Правда — это всего лишь то, что все договорились считать правильным. А правильный человек — это человек правила. Это человек, которым правят, и правит им как раз то знание, которое создаёт в нём ощущение правильности.

— Отсюда все ваши беды, — продолжал колпак, — слишком уж вы правильные, чересчур вы уверены, что постигли правду, именно поэтому вы её другим навязать и пытаетесь, не признавая их правды. Но ведь всё, с чем человек не согласен, начинает им управлять, об этом надо хорошо помнить.

— Так что же теперь делать? — совсем уж сконфузился старик от речей таких. — Как не позволить правильности собой править? Как сквозь неё настоящее увидеть? Как Мир Живой вопреки обученности своей ощутить?

— Первый шаг к этому ты уже сам сделал, догадался всему умному «Ну и что?» сказать. Вот только не забывай смехом себе в этом помогать.

Как ощутишь себя правым в чём-то — «Ну и что!» сказать не забудь. Либо чью-то правоту обнаружишь, то же самое — «Ну и что?» скажи. Никогда не спорь ни с кем, но если вдруг случится — предохраняйся смехом, не то родишь случайно ещё одну истину, а куда её потом девать? Мир и так уже весь по швам трещит от истин таких…

— И имей в виду, — продолжал голос, — если правым ты себя считаешь — всех вокруг жертвами правоты своей делаешь. Если кто-то другой прав — жертва уже ты. Значит, человек, который прав, — это всегда палач. Поэтому тот, кто действительно понимает людей, не ищет у них понимания. Он позволяет каждому оставаться в своей правде. Он никогда не забывает, что между двумя мнениями всегда лежит проблема… или смех. Но каждому позволяет выбирать самому.

— А знаниями, Петя, надо не овладевать, иначе они непременно овладеют тобой, знаниями надо обалдевать — а там, глядишь, и они от тебя точно так же обалдеют. А обалдевшее знание — это знание безобразное… а точнее, без-образное.

— Это ещё что такое? — совершенно уж опешил Петя.

— Без-образное знание — это знание без умственного образа, это знание в ощущениях. Это то знание, то «безобразие», из которого ты сможешь лепить уже всё, что захочешь, строить любую сказку. Но к этому тебе ещё идти да идти. Не будем спешить — всякому «безобразию» своё время.

— Всякому безобразию своё время… — повторил старик Петя и вздохнул сокрушённо. — Дожил, вот… А что делать»?Назвался гвоздем — полезай в задницу…

Логика Абсурда.

— Люди! Вы мне верите? А зря…

Из Неозвученного.

— Истинная правда похожа на её отсутствие.

Лао-Цзы.

Миром, в который мы себя поместили, правит мощный стереотип понятия «правильности». Каждый из нас буквально с самого рождения подвергается непрерывному программированию на «правильное поведение», «правильное отношение», «правильную мораль и нравственность», «правильный выбор» и т. п.

Проанализируйте свою речь, прислушайтесь к тому, что говорится вокруг, вчитайтесь в книги и газеты — и вас буквально захлестнет отслеженная вами «лавина правильности». Здесь и «правильный образ жизни»; и «правильное размещение капитала»; и «правильный режим: сна, питания, отдыха, дыхания, обучения, секса»; и даже «правильные законы природы».

Со всех сторон мы непрерывно слышим: борьба за правду; правое дело; уголовное право. А бесчисленные правила, регламентирующие в нашей жизни буквально всё — от чистки зубов до сочинения стихов?

А религия, которая ныне вся держится на правилах и предписаниях и в которой всё никак не могут решить, кто же «правее»: православные или правоверные?

Не отстаёт от неё и наука, придавшая своим правилам более солидную и фундаментальную упаковку, теперь это уже законы. И — всё, и — конец спорам. Действительно, какие могут быть споры, когда дело касается «закона сохранения энергии» или «слова Божьего»?

Мы так привыкли к этому, что нам даже в голову не приходит спросить: «А почему, собственно?».

Почему этому Богу крестятся слева направо, а вот этому — наоборот? А если вообще не креститься? Тогда что — Бог обидится?

Почему все говорят, что войти в синагогу с непокрытой головой — это то же самое, что прелюбодействовать? А вот те, кто попробовал и то и другое, рассказывают, что разница просто огромная…

Почему молоко белое, стекло прозрачное, а вода жидкая? Как, кстати, по такой воде Христос ходил? Ах, чудо… то есть не по правилам? Это уже ближе, это уже греет.

Почему всё состоит из пустоты (межатомные пространства), но фингал под глазом «этой пустотой» поставить можно? Почему лазерную голограмму я вижу, а вот руками потрогать не могу? Зато во сне, хоть я и пощупать всё могу и поесть вкусно, и даже оргазм испытать, но мне говорят, что на самом деле этого не было?

Наконец, почему вода — это Н2О? А число п = 3,14? Или Е = mс2? Почему?

Только не надо увиливать от ответа и банально крутить пальцем у виска, дескать — это тривиально и всем известно. Вы просто откройте рот и объясните. И спорим, что всё, что вы скажете, сведётся к смыслу «так принято», «таков канон», «таков закон природы»… А по сути, вы всё время будете апеллировать к утверждению: «Так будет правильно!». Вот и весь ответ. На уровне пятилетнего ребёнка, который послушно пытается следовать «взрослому научению».

По очень точному замечанию одного из наших волшебников (Сергеева-Петровича), каждый из нас является именно таким «законопослушным гражданином», ибо строго и неукоснительно соблюдает законы физики.

Но самое главное, что не видно вокруг толп счастливых людей, тех самых, которые все делают «правильно» и живут «в соответствии». Правильных много — счастливых мало. А те, кто всё же близок к этому состоянию, странные все какие-то, честное слово… И одеваются они как-то не так, и говорят они не о том, увлекаются чем-то непривычным, тому, чему принято радоваться, не радуются, а то, что вызывает у них восторг, нам порой кажется диким, непонятным и даже неприличным…

И всё бы ничего, если б речь шла только о единицах, но ведь «Дураков, каких мало, оказывается много». Ну не интересно им постоянно правыми быть!.. Да и на левое им по большому счёт)' тоже наплевать.

Вот и выходит, что не складывается у нас на поверку идеальный образ «правого и счастливого», ну попросту не срастается в нём что-то…

Да вот это ещё — до предела странное, сочащееся к нам из глубины веков: «Из двух спорящих ближе к истине не тот, кто прав, но тот, кто не прав», — как говаривал кто-то из великих греков.

Да и умница Бернард Шоу как-то подозрительно странно острит по этому поводу: «Мои шутки заключаются в том, что я говорю людям правду. Это самая смешная шутка на свете».

А гениально-парадоксальная Фаина Раневская? «У меня хватило ума прожить жизнь глупо», — что имела в виду эта язвительная, но мудрая женщина?

И совсем уж «неожиданно» услышать нечто подобное из уст самого Христа: «Блаженны нищие духом… Лишь они войдут в царство Отца моего».

Так, может, стоит всё же прислушаться к Альберу Камю, сказавшему как-то: «Стремление всегда быть правым — признак вульгарности»}.

Мы сейчас попробуем во всём разобраться, но, честное слово, как-то жалко отказываться от такой до предела простой и ясной схемы «хорошего и плохого»: на одном плече ангел сидит, на другом — чёрт. Ангел — на правом, естественно, а чёрт — на левом, вот в него-то мы и поплевываем периодически и троекратно, дабы чего плохого не вышло.

И действительно, у многих путь к счастью буквально заплеван через левое плечо. Причём достигли они своего счастья или нет, ещё неизвестно, но вот нахаркали вокруг себя здорово, от души. И это очень показательно.

Если отследить деяния всех правоведов и праводелов, всех правдолюбов и правдоборцев, то такие следы далеко не самое худшее из того, что мы сможем наблюдать. Гораздо чаще поле их деятельности щедро и обильно помечено слезами и болью, кровью и даже чужими жизнями.

Американский писатель А. ван Вогт, проводя исследование психологии гражданских и военных преступников, к своему удивлению, и даже ужасу, обнаружил у них одну общую черту, он назвал её «синдромом человека, который всегда прав».

Оказывается, преступник почти никогда не допускает даже мысли, что он может хоть когда-нибудь ошибаться. Для себя он «всегда прав», и все его поступки, как бы чудовищно они ни выглядели, продиктованы ему его правотой. Увы, но именно такова цена всему правильному воспитанию и обучению, всем нашим правильным принципам…

Любая «правда» или «правильность» создаёт обязательное напряжение у её «носителя». То есть «правый человек» — это всегда человек напряжённый, а по сути — больной, так как при этом искажается естественная динамика его энергий.

Будучи «отягощённым своей правдой», он теперь с маниакальным упорством стремится переделывать мир в соответствии с живущим в нём эталоном правильности. И в первую очередь — самого себя.

Отследив в себе несоответствие «норме», такой человек провоцирует внутренний конфликт и становится первой жертвой своей же стремительно нарастающей агрессии (то есть энергии несогласия). Хронические болезни и разрушительные события становятся его неизбежным уделом.

Но чаще такой жертвой всё-таки становится его окружение, то есть все «погрязшие во лжи и грехе». И когда он находит их рядом с собой, то весь испытываемый дискомфорт и боль связывает уже с ними как с источником и причиной всего «неправильного и плохого». Теперь, чтобы избавиться от болезненных ощущений, такому «правдоборцу» просто необходимо любыми способами «привести заблуждающихся в соответствие тому, как надо», как «правильно», а по сути — применить к ним насилие.

Именно поэтому самые опасные люди — это люди принципа, они никогда не испытывают сомнений — они непоколебимо уверены в правоте своих поступков! А как же иначе, ведь это именно они сеют «разумное, доброе, вечное»…

Человек, который всегда прав, просто не позволяет себе осознавать боль и страдание, которое причиняет другим. Какие ещё ощущения («слюнтяйство»!), им просто нет места там, где главенствуют идея и принцип! «Ведь это они не правы, — считает такой человек, — вот пусть и расплачиваются за свою слепоту и глупость». Вспомните «великих правых» ушедшего века: Ленина, Сталина, Гитлера, Мао Цзэдуна, Пол Пота— и вы поймёте, о чём идёт речь.

Правый человек всегда берёт на себя право судить, игнорируя тем самым древний завет: «Не судите, да не судимы будете», а главное — пытаясь подменить в этом самого Бога и этим же отрицая божественность всех прочих.

Причём, как бы странно это ни показалось, «правый человек» всегда находится в плену страха, ведь он обречён на нескончаемую борьбу «за правое дело», а значит, привязан к результату — отсюда его постоянное напряжение и всё более нарастающее отчаяние, ибо в глубине души он хорошо понимает, кого избрал себе в «противники»… Саму Вселенную, непредсказуемую, стихийную и противоречивую, он пытается уложить в «прокрустово ложе» своих ущербных принципов и убогих понятий. Но поскольку уничтожить Вселенную ему явно не по силам, а агрессия и энергия разрушения требуют выхода, человек начинает крушить ту «часть вселенной», до которой он всё же может «дотянуться», то есть своё окружение и обязательно себя.

А так как сознанием вся эта борьба не отслеживается, то он вначале «гробит» вокруг себя всё и вся, а затем искренне удивляется превратностям судьбы, приписывая всё содеянное именно им, и негодует на жестокость и несправедливость богов.

Откуда же возникает в социуме, в человеческой массе ощущение «правости», чем объясняется его программная обязательность, огромная инертность и упругость?

Всё дело в одной древней иллюзии, незаметно, но надёжно поработившей человеческое сознание. Это иллюзия объективности воспринимаемого нами мира. Тысячелетиями человек считал, что мир является именно таким, каким он его знает, каким он его видит, слышит и обоняет. Постепенно у него складывается вполне конкретное представление об этом достаточно незыблемом, с его точки зрения, пространстве.

И действительно, подобный «мирок», кастрированный ментальными ограничениями, всегда можно познать, а «познав» — пребывать затем в иллюзии «правильности» такого знания и в соответствии с ним создавать теперь «правильный образ жизни», «правильные взаимоотношения» и пр.

Любой «узаконенный» правильностью умник, в отличие от Дурака, с лёгкостью опишет законы своей Вселенной и обозначит её пределы, ибо на фоне невыразимой сложности и непредсказуемого многообразия пространства, воспринимаемого Дураком через ощущения, мир, отредактированный менталом, кажется неимоверно простым и предсказуемым.

На первом уровне мы достаточно много говорили об этом. Мы ввели понятие «описания Мира» — некой модели реального Мира, созданной совокупностью наших знаний и представлений о нём.

Мы также много говорили о том, что человек может воспринять во внешнем мире лишь то, что в нём уже присутствует, лишь то, что соответствует его знаниям. Мы вообще много говорили и умничали по этому поводу, продолжая, тем не менее, оставаться в рамках иллюзий, создаваемых менталом, то есть наших представлений о Мире.

Это ни в коей мере не упрёк, это всего лишь констатация серьёзности () и масштабности задачи, вставшей перед нами. Но сейчас мы уже готовы к дальнейшему развитию этой темы, мы готовы сделать определённые шаги для выхода за пределы «объективно реального описания Мира».

Человеческая физическая трёхмерность, так же как и трёхмерность наблюдаемого пространства, — это всего лишь результат договорённости фрагментов нашего Сознания друг с другом, это всего лишь условия той игры, в которую мы добровольно включились, но ни в коем случае не объективная реальность.

Вся пресловутая «объективность» наблюдаемой реальности — всего лишь функция нашего мозга, продукт деятельности нашего ума, «вылепившего» её в соответствии со своими представлениями о ней.

Функцией, ментала является и иллюзия плотности наблюдаемого Мира, и пределы его физических констант, и «незыблемость» физических законов, в нём существующих. Не говоря уже о законах социумных и психологических.

Но ведь функцию всегда можно изменить. «Чтобы познакомиться с реальностью вашего невидимого мира, поставьте под сомнениечисто физическую информацию, доложенную вашими пятью органами чувств», — предлагает Уэйн Дайер. И тогда вся незыблемая «объективность» мира лёгкого превращается в нечто совершенно иное, именно в то, во что вам в этот момент захочется по-Хозяйски поиграть или, скажем, по-Дурацки пошалить.

Конкретно мы этим займёмся лишь в самом конце третьего уровня, пока же попробуем более полно обозначить ловушки нашего восприятия.

Когда не сквозь глаза мы видим мир, а только ими,
Нас заставляют верить в ложь,
Рожденную в ночи, чтоб в ней же и растаять,
Когда Душа уснула для рассвета.
Уильям Блейк

«Фактов не существует, есть только интерпретации фактов», — сказал некогда Ницше. Попробуем убедиться в этом.

Более 90 % информации о мире человек получает через органы зрения. Он привык доверять тому, что видит, он строит на базе своих наблюдений теории, выводит законы, создаёт модель Вселенной. Но действительно ли мы видим то, что существует на самом деле? И более того, возможно ли это вообще?

Наши глаза являются всего лишь «светоприёмником», их задача — «загрузиться» максимальным количеством световых «точечных» сигналов — «светлых», «тёмных», «цветных» и определённым образом распределить их по зрительному полю. Всё.

Никакой осмысленной и узнаваемой картинки при этом не возникает. То, что проецируется на нашу сетчатку, представляет собой всего лишь хаотическую совокупность цветных точек, пятен, разводов, да к тому же ещё перевёрнутую «вверх ногами».

И только потом, превратившись в нейронные импульсы-сигналы и попав в мозг, вся эта цветная «абракадабра» им расшифровывается, «узнаётся» и обретает конкретные образы и формы. Центр, ответственный за обработку визуальной информации, находится в затылочной части мозга, так что мы можем смело сказать, что видим не глазами, а «своим затылком».

То есть — окружающее нас пространство вовсе не содержит в себе никаких объективных и привычных нам объектов, форм и конфигураций. Представления о них создаются лишь после обработки зрительных сигналов нашим мозгом, в соответствии с той программной информацией, что в него вложена.

И в этом легко убедиться. Посмотрите, например, на широко известный рис. 1.

Путь к Дураку.

Рис. 1.

Как вы полагаете, кто на нём изображён? Несомненно, что изначальный хаос точек и линий уже сложился для вас в конкретное изображение. Но вот в какое именно? Какую программу «видения» выберет ваш мозг?

Половина из вас увидит довольно непривлекательную старуху с узкой щелью рта, вторая половина — очаровательную полуобернувшуюся девушку с чёрной ленточкой на шее. Но кто же прав? Что в действительности изображено на рисунке?

Теперь внимательно всмотритесь в изображение на рис. 4.

Это широко известная «загадочная картина» Сэма Лойда. Найдите на ней портрет Джорджа Вашингтона.

Путь к Дураку.

рис. 4.

И не спешите читать этот текст дальше, «помучайтесь» немного. Лишь после того, как вы окончательно «отчаетесь» в своих поисках и скажете, что, кроме очевидных изображений, там нет ничего, только тогда позвольте своему мозгу в оставшемся хаосе случайных точек и полос всё же увидеть портрет. И убедитесь ещё раз, что глазами вы лишь смотрите, а видите мозгом.

На этой картине спрятано так называемое анаморфное изображение. Для того, чтобы его увидеть, рисунок надо рассматривать под очень острым углом. Посмотрите как бы вдоль ствола дерева, Сильно наклонив при этом страницу. Ну как, увидели? Так чем же всё-таки вы это сделали — глазами или мозгом, менталом?

Что изображено на рис. 2 — балюстрада или женские силуэты? Попробуйте увидеть их по отдельности и одновременно. И вновь отследите, чем именно вы их видите — глазами или мозгом?

Путь к Дураку.

рис. 2.

Теперь посмотрите глазами на рисунок 3 и ответьте — сколько ног у слона видит ваш мозг?

Путь к Дураку.

рис. 3.

Причём заметьте — ваши глаза, как и в прежних примерах, уже предоставили мозгу всю необходимую информацию, но вот как раз с «ментальным зрением» что-то происходит — отчего-то «слепнет» и «глючит» наш ум, не находит он привычных ориентиров, присутствующие в нём стереотипы восприятия лишь путают его. Ну так сколько же всё-таки ног у слона?

Ответьте, куда — вершиной вверх или вниз сориентированы центральные кубики на рис. 7?

Путь к Дураку.

рис. 7.

Вверх? Или вниз? Или всё-таки вверх? Да, кстати, а сколько их? Что это с вашими глазами происходить стало?.. «Зарябило» в них как то? Не переживайте, с глаза ми всё в порядке, это просто в полной растерянности ваш ментал.

Именно ментал с содроганием рассматривает рисунки 13 и 15, не желая с ними соглашаться, а тем паче — оказаться на месте этих бравых человечков.

Путь к Дураку.

рис. 13.

Путь к Дураку.

рис. 15.

Да, кстати, а что они всё же несут — балки или трубы? А сколько? Друзья, да что это с вашим учёным умом случилось, неужели вы уже до трёх без ошибки сосчитать не можете? Кто в этом виноват — снова глаза? Так чем же мы смотрим? А чем мы при этом видим?

Возьмите в руки линейку или узкую полоску бумаги и поэкспериментируйте с рисунками 11, 12, 14, 16 и 17. Попеременно прикрывайте то правую, то левую их половину (в рис. 16 — верх и низ), и делайте это быстро.

Путь к Дураку.

Рис. 11.

Путь к Дураку.

Рис. 12.

Путь к Дураку.

рис 14.

Путь к Дураку.

Рис. 16.

Путь к Дураку.

Рис. 17.

…Да вы и впрямь волшебник, раз такое вытворяете. Однако же — глаза прилежно смотрят и постоянно предоставляют мозгу 100 % визуальной информации, так отчего ум не в состоянии увидеть что-то определённое? Ведь так не бывает, ведь это неправильно, чтобы одновременно существовало и одно, и другое…

Вот вашему менталу ещё «пища» — рисунки 5, 6, 8, 9, 10. На них очень правдоподобно выглядит то, чего не бывает. Это невозможные фигуры. Но ведь все мы с детства знаем, что можем увидеть лишь реально существующее. Так могут всё же существовать эти фигуры или нет?

Путь к Дураку.

Рис 5.

Путь к Дураку.

Рис. 6.

Путь к Дураку.

Рис. 8.

Путь к Дураку.

Рис. 9.

Путь к Дураку.

Рис. 10.

И, наконец, уже полное приближение к той неорганизованной визуальной информации, которую воспринимает «необученный» глаз. Посмотрите на рис. 18. Ну чем не первозданный хаос? Однако, изменив внутри себя «угол ментального зрения», мы сможем вдруг увидеть нечто предельно выразительное и гармоничное.

Путь к Дураку.

Рис. 18.

Для этого найдите срединную точку между двумя «капитошками» и посмотрите как бы сквозь неё на горизонт. Боковым зрением вы заметите как раздваиваются смеющиеся рожицы и сливаются, образуя одну общую, центральную, и две боковые. Добейтесь устойчивости и чёткости изображения этого центрального общего «капитошки» и только после этого переведите (опустите) глаза на основной рисунок… Без сомнения, вы будете изумлены проявившимся изображением, но вновь спросите себя — кто его созерцает? Надеемся, вы сумеете отследить переход от «глядения глазами» на хаос линий к «видению», организованному менталом.

Мы достаточно подробно остановились на примерах, связанных с работой нашего визуального механизма. Но всё адресованное ему в равной степени относится и к механизмам «слышания», обоняния, осязания и восприятия вкуса. Наши органы чувств шлют в мозг лишь достаточно абстрактные сигналы, и только ментал решает затем, во что конкретное их организовать.

Именно его выбора определяет всю «объективную реальность» нашего «описания Мира», её «правильность и правдивость». Ещё со школьной скамьи в нас живёт следующее определение:«объективная реальность — это то, что дано человеку в его ощущениях», помните?

Теперь можете смело «перефразировать» это определение — «объективная реальность — это то, что определено вложенной в наш ментал программой», — и согласиться с Рене Декартом: «Мы не заблуждаемся, лишь пока считаем, что всё нам только кажется».

Два замечания известных учёных по этому поводу.

«Современные физики доказывают с пеной у рта, что не существует абсолютной материальной реальности и, что бы мы ни описывали, наш ум от этого неотделим»(Роджер Джонс).

«Урок — физики, а особенно квантовой механики, состоит в том, что в той мере, в какой мы вообще способны описывать мир, мы неизбежно описываем лишь структуры нашей индивидуальной психики»(Артур Эддингтон).

Итак, любая реальность — это всего лишь система договорённостей по поводу неё. Большинство таких договорённостей возникло стихийно и очень давно — в процессе формирования человека как вида. Это пресловутые архетипы, то есть своего рода семантические матрицы, сформировавшие ментальное сознание человека и послужившие шаблоном для образного восприятия реальности, а по сути — для её структурирования в трёхмерное физическое пространство.

Но и это ещё не всё. Существуют матрицы гораздо более древние, а значит — более устойчивые и незыблемые. Они едины уже для всего живого. Именно они делают воду жидкой, землю твёрдой, а огонь — обжигающим как для человека, так и для всех животных и растений. Однако даже они столь же условны и необязательны, ибо и они суть то же самое — всего лишь договорённости.

Вывод из всего вышесказанного достаточно прост: какие бы ужасы и кошмары мы ни воспринимали в пространстве своего существования, «лечить» необходимо не само «пространство», а исключительно голову, сумевшую всё это увидеть, а по сути — создать.

Ну, хорошо, что именно мы с вами сумели выяснить? Только то, что человек, пользуясь своим менталом, не в состоянии постичь Мира настоящего и живого и вынужден существовать в сотворённом им самим пространстве лжи, лишь называя её «правдой»?

Если констатацией этого мы и ограничимся, то, пожалуй, не стоило весь этот «огород городить»: во-первых, потому что мы это всё ещё на первом уровне выяснили, а во-вторых, никогда не следует ничего отрицать и хаять, не предложив чего-то взамен.

Можем мы предложить что-то, что изменит такую ситуацию? Можем! Ну что же — тогда мы имеем право нашу «говорильню» продолжить, вспомнив попутно Ошо:«Я использую рассуждения только для того, чтобы знать, что за ними. Я строю лестницу, но эта лестница не является моей целью — она только поможет подняться. Я не хочу утверждать что-либо с помощью рассуждений, с их помощью я хочу только доказать их бесполезность».

То есть все наши рассуждения только подготовка к тому, что последует за ними. И это единственное, что их оправдывает. Ведь любые рассуждения — это всегда попытка стать последовательными, «логичными» и правильными, а мы всё занятие посвятили объяснению, что Целое всегда непоследовательно, нелогично и неправильно.

Логика кажется ясной лишь потому, что она делит вещи на противоположности. Она проводит черту между правильным и ложным, между правдой и кривдой. Вспомните понятия «чертить», «чёрт-ёж», то есть добиваться предельной определённости и максимального контраста, без нюансов и полутонов. Интересно, кстати, что как только речь заходит о разделении, всегда у нас появляется то Дьявол, то Сатана, а сейчас вот и «черти» уже отовсюду полезли, благо ещё что не зелёные…

Шутки шутками, но всё же какой-то смысл в этом есть. Ранее мы уже выяснили причины, по которым в нашей жизни периодически появляется «злодейская личина» Дьявола, — оказывается, всего лишь из-за забвения о Цельности нашей,

Пугаясь возникшей проблемной болезненности и всячески пытаясь от неё избавиться, мы постепенно создаём из частичек своей же отторгнутой жизненной энергии это виртуальное существо. Которое, по сути, является лишь аккумулятором энергии нереализованной радости, а значит — нашей законной частью, которая просто обречена рано или поздно обрести в нас свою вторую духовную и Божественную часть.

Надеемся, что вы полностью осознали прочитанное только что? Если не до конца, то не постесняемся повторить это ещё раз, но уже более лаконично и выразительно: Дьявол — это энергия нашей нереализованной радости, некогда отторгнутая инепринятая нами.

Именно поэтому все наши страдания, вся наша боль, всё наше иллюзорное восприятие Мира напрямую связаны со стремлением к разделению, с маниакальной одержимостью нашего ментала фрагментировать Мир, делить его на хорошее и плохое, на правое и не очень.

Ведь что такое проблема? Это неспособность увидеть ситуацию как единое целое, это отрицание плохого и неправильного в угоду хорошему и правильному.

Но как совместить эти противоположности в одно, как создать их взаимоприятие?..

Парадоксом.

— А войти-то как?

— Выходом.

— А речи-то как?

— Выкрутом.

М. Цветаева.

Парадокс включает в себя все существующие противоположности. Он не анализируется менталом, для ментала это попросту невозможно, достаточно вспомнить то смущение, в котором находился наш ум, когда мы рассматривали оптические несуразности странных рисунков. Парадокс принимается сознанием как единое и нечленимое целое, он формирует некий объёмный и синтетический образ.

«Есть два вида истины — тривиальная, которую даже отрицать нелепо, и глубокая, для которой обратное утверждение — также глубокая истина», — говорил об этом же Нильс Бор.

«Полуправда всегда последовательна, — соглашается с ним Ошо, — но полная правда всегда непоследовательна, потому что полная правда включает в себя все противоположности». И продолжает:«Поэтому, что бы ни говорили в первом предложении, во втором должно быть высказано противоположное утверждение. Если же противоречие выбрасывается, истина остаётсянеполной, поэтому все истины, которые выглядят ясными и недвусмысленными, на самом деле полуистины».

По всей видимости именно это имел в виду Лао-цзы, когда писал:«Верные слова не изящны. Красивые слова не заслуживают доверия».

Так выглядит позиция целостного человека. Целостный человек ни в чёмне может быть прав. Он знает, что чем больше приближается к правде, тем дальше от неё оказывается.

Человеческая истина — это всего лишь временное заблуждение, терпеливо существующее веками, в ожидании возможности уступить место другому заблуждению. Реальность и природа всегда много глубже, многомернее и мудрее любых знаний, фактов и доказательств.

— Поэтому, прикоснувшись к Истине, — смеётся Дурак, — не забудь вымыть руки.

Ведь никакое, даже самое изысканное доказательство, апеллирующее к правильности, не в силах доказать ничего, кроме наличия самого доказательства. А «в действительности всёне так, как на самом деле». И любая истина, являясь отражением взаимоисключающей двойственности нашего Мира, неизбежно несёт в себе отрицание самой себя.

Воспетая в веках человеческая мысль — это всего лишь отражение Истины в кривом зеркале ментала. Она никогда не рождается самим человеком, она бессовестно крадётся им из Мира, опошляется его самовлюблённой амбициозностью и затем приспосабливается для достижения своих весьма убогих целей, одна из которых — служить эталоном «правильности».

Один только Дурак по-своему недомыслию видит мир таким, как он есть, а не таким, каким он должен быть.

— Если ты прав — исцелись—хохочет Дурак, — сходи теперь пару раз налево.

— Тот, кто ищет, никогда не находит, — говорит он улыбаясь и радостно добавляет — Только сдаваясь, мы побеждаем. Лишь убедившись в невозможности понять этот Мир, мы и приходим к его пониманию.

— Поэтому никогда не ври, что знаешь, — смеётся он, — но всегда знай, что врешь. Говори многоточиями, воспринимай мир парадоксами, смейся, когда от тебя требуют доказательств.

— Бессмысленное существование?.. — хохочет Дурак. — Вот-вот…Это где-то рядом…

— Умная мысль, конечно, может прийти и к Дураку, — смеётся он, — но с её стороны это будет величайшей глупостью. — И гордо добавляет — В мою голову мысли приходят только умирать.

Ум — это то, что неизбежно найдёт свой конец в лабиринтах логики и тупиках здравого смысла. Зато Дурак — это навсегда. Поэтому на Дурака вся надежда, лишь бы он не поумнел. И вот об этом — всё нижеследующее.

* * *

Чем более сложными становились социальные отношения в пространстве человека, тем более развитым и изощрённым делался его ментал. Это естественно, ибо само его появление было вызвано необходимостью совершенствования личностных отношений и неизбежным усложнением социальных контактов.

Но по мере развития ментала всё больше блокируются и вытесняются механизмы, позволявшие напрямую, через ощущения, поддерживать непрерывную связь с Миром и создававшие в человеке осознание Единства и нечленимости этого Мира.

Утрачивая эту связь и теряя ощущение Целостности, человек всё больше попадал в зависимость от созданного им мирка. А этот «мир представлений о нём» постепенно, но неуклонно становится всёболее самостоятельным и автономным существом, со своими задачами и целями, уже очень мало связанными с самим человеком.

Человек ему теперь необходим лишь как «пища», как источник энергии, поскольку почти вся жизненная энергия человека, данная ему для полноценного и радостного существования, порабощается этим искусственным образованием и используется им исключительно для поддержания своих структур.

Если вас как-то смутила такая картина, а может, даже вызвала протест, то просто прислушайтесь к своему Дураку, который своим несмолкаемым смехом подсказывает, что, если всё именно так случилось, значит, была в этом необходимость. Значит, это всего лишь один из эпизодов им же задуманной игры. Ведь чем значительнее препятствия, возникающие на нашем пути, тем ближе к Дураку мы приближаемся, тем громче будет становиться наш смех и всё более интересной — игра.

Несколько позже мы более подробно исследуем эту странную и откровенно разрушительную для ментального человека зависимость, пока же продолжим.

Итак, мы в очередной раз обратили ваше внимание на то, что основной инструмент для удержания нас в кукольном состоянии и эксплуатации в качестве неких энергетических доноров — это ментал.

Но и у ментала есть свой любимый инструмент для точной и «прицельной» манипуляции нами. Это логика.

Наш ограниченный ум, будучи не в состоянии воспринять многоплановость Цельного Мира, постоянно дробит его на смысловые фрагменты, делая его дискретным. Говоря об этих фрагментах на первом уровне, мы называли их Хозяйскими объектами-обозначениями.

Именно этими, отделёнными от Целостного Мира элементами, его фрагментами и оперирует логика.

Если, например, в пространстве ментала (в «описании Мира») присутствуют такие дискретные фрагменты, как А и Б, то они всегда разные. Но вы уже знаете, что если А действительно отличается от Б, то у человека обязательно появляется предпосылка к выбору. Он немедленно ею пользуется, порой подчиняя этому выбору всю свою жизнь, и в какой-то момент неизбежно становится несчастным, ибо, страстно желая получить А, он почему-то всегда получает лишь Б.Вы уже знаете почему: всё, к чему мы привязаны, нами неизбежно теряется, зато то, чего мы боимся и не желаем, — столь же неизбежно происходит.

Именно в мире строгой логики возникает понятие, которое стало лейтмотивом нашего разговора, — «правильность». То есть возникает иллюзия, что где-то есть «хорошее и правильное» А, в отличие от «постылого и глупого» Б.Появляются правила и советы, как надо правильно вести себя, чтобы насладиться А и избежать Б.Затем создаются каноны, законы, понятия и т. п.

Но при этом одновременно и неизбежно растёт уровень несчастливости, возникает ностальгическое ощущение покинутости и оторванности от чего-то. И очень скоро человек начинает попросту задыхаться в таком мире обусловленного счастья, иллюзорного выбора и нескончаемой гонки за правильным. Он обессиливает и теряет остатки радости жизни, отдавая последние крохи своей жизненной энергии на непрерывную борьбу с обстоятельствами, то есть с самим собой. Всё, тупик.

Можем ли мы предложить что-то взамен такой линейной логики «умника»? На данном этапе мы предлагаем свою логику, логику Дурака, логику абсурда.

Ведь это только умный знает, что если есть А и Б, то они всегда разные. Дурак этого не знает. Его знание основывается лишь на его ощущениях, а они ему говорят: между А и Б нет никакой взаимоисключающей разницы. Это всего только два взаимодополняющих проявления одного качества. И всё. И от осмысленного, но всегда проблемного пространства умного не остаётся ничего.

Да, разумеется, некие внешние различия между Аи Б есть, но кто это видит, кто приходит к такому выводу? Сегодня мы уже выяснили кто — ментал. Но как раз его мнение Дурака мало интересует. Его вообще не интересует никакое мнение, для него важны лишь ощущения, а они ему говорят — между Аи Б разницы нет! В своей основе они едины.

Конечно, скажете вы, законченному Дураку хорошо, хочет — пользуется менталом, не хочет — не пользуется. А нам-то «полудуркам» как быть? Хотим мы этого или нет — но наш ментал всё равно «во все дыры» лезет, послушно попадая в капканы плоской логики.

Однако не стоит так уж «прибедняться»— у вас есть смех. Ментал и смех несовместимы. Смех — это великий «растворитель» ментала, это прекрасный его «ослабитель» и «магический заклинатель».

Всегда между проблемой и решением, между вопросом и ответом, между здоровьем и болезнью, между Аи Б стоит ментал, который знает — это разные вещи.

Что теперь делаем мы? Мы заменяем ментал смехом. И теперь между плохим и хорошим, между правдой и неправдой, между А и Б звучит смех, который растворяет ментальную разделяющую оболочку плоского знания.

Разница между А и Б всегда определена умом, менталом, ложным знанием. Смех позволяет теперь выйти на истинное знание, на его прямое ощущение. Он реально снимает всякое сопротивление, любое несогласие, любые негативные ощущения как по поводу А, так и по поводу Б.И внутреннее знание это тотчас подтверждает: нет разницы между А и Б, они едины для Хозяина, они две части одного целого для Дурака, они равные партнёры для совместной игры.

По сути, ничего нового мы вам сейчас не открыли. Мы просто несколько резче обозначили тему, неоднократно поднимавшуюся ранее. О Единстве и Цельности, о взаимодополняемости противоположностей, даже о Любви мы вам давно все уши прожужжали. Но всё это были достаточно общие положения. Теперь же мы вам предлагаем уже вплотную заняться конкретными мероприятиями, направленными на восстановление этой Целостности.

Сейчас то, чему мы ранее уделяли львиную долю наших сил и времени, а именно — решение проблем, нас мало интересует. Непрерывность и устойчивость радостного восприятия мира и себя в этом мире — вот то единственное, на что будут сориентированы все игры в Школе Дурака.

Смех Дурака создаёт особое состояние в нашей психике, в нашем ментальном механизме. Самое подходящее определение ему — абсурд. Абсурд — это способ интегрирования парадокса, это попытка совмещения взаимоисключающих понятий. Чем обычно заканчивается такая попытка, вы уже знаете — смехом. Абсурд — это то, что заставляет капитулировать логику и останавливает ум. Абсурд — это умение органично воспринимать парадоксальность нашего мира, а сам мир — как неделимое Целое.

Именно способность к абсурду, проявившая себя умением смеяться, стала определяющей в процессе эволюции человека. Именно ультрапарадоксальное состояние сознания (так психологи называют абсурд) и помогло сформировать древнему человеку совершенно новые для него рефлексы, позволившие ему выжить в сложных, непрерывно изменяющихся условиях. Так что мы имеем полное право заявить — именно абсурд создал настоящего человека. Лишь сумев засмеяться, человек по-настоящему простился со своей животной сутью.

Ультрапарадоксальное состояние сознания, абсурд и смех, как следствие этих состояний, являются совершенно обязательными для дальнейшего развития человека.

Условия их возникновения: обязательность смысловой многозначности, то есть отсутствие смысловых ограничений; внутренняя потребность к совмещению, объединению; парадоксальность.

«Высшее, к чему может стремиться человеческая мысль, — это выйти за собственные пределы, придя к парадоксу»(С. Кьеркегор). Любое из этих условий совпадает с условиями, необходимыми для возникновения смеха. Более того, как мы ранее установили — всё существующее в своей основе уже двойственно, то есть парадоксально изначально; следовательно — всё существующее уже содержит в себе смех.

Линейная же логика вышеназванные условия неизбежно нарушает. Логика — это всегда однозначность, а следовательно, невыполнение условий абсурда. Она целенаправленно тормозит развитие сознания человека, стремится замкнуть его в плоском и обусловленном пространстве ментала.

Почему так происходит — понять несложно. Дело в том, что программе выживания чужда неопределённая логика Дурака. Ей всегда была необходима полная определённость: друг — враг; опасно — безопасно; съедобно — несъедобно.

Нелинейная же логика, неопределённая логика абсурда — это продукт уже духовной эволюции, это показатель нового Сознания, ибо она возможна лишь для человека, переставшего бояться. Ведь неопределённость — это всегда непредсказуемость, а непредсказуемость — это главное условие Игры. Поэтому логика Дурака — это логика Игры, это Божественная логика истинной Жизни.

Подведём некоторые итоги.

Человечество, попав под диктат ментала, слепо подчиняется его главному оружию — логике, создавая в своём существовании изначально проигрышные ситуации, связанные с выбором и оценкой, с необходимостью принятия «правильных» решений, основу которых всегда составляет отрицание.

Но:«В момент принятия решения весь мир — наша Вселенная — распадается надвое», — предостерегает физик-теоретик Джон Гриббин.

Поэтому мы и предложили Дураку снова собрать эту Вселенную воедино, восстановить её Цельность. Мы предложили заменить линейную логику отрицания многомерной логикой абсурда, логикой Дурака, логикой согласия.

Мы предложили во всех случаях, когда обычно требуется привлечение стандартной логики, включать смех и использовать логику абсурда, в которой отсутствует выбор и оценка, зато обязательны согласие и приятие, толерантность.

Мы предложили заменить слова «нет, нет» словами «да, да»;слова «или, или», сориентированные на выбор, — союзами «и, и», направленными на объединение; любую попытку доказательства — вопросом «А почему бы и нет?..».

Мы также предлагаем вам осознать смех особой движущей силой эволюции Сознания.

Попробуйте увидеть в нём интегральный, объединяющий импульс, совершенно необходимый для создания любого нового качества, для формирования Целостного многомерного Сознания. Ведь не случайно американский композитор Нед Рорем некогда сказал:«Юмор — это способность видеть три стороны одной медали».

«Если свести вместе два разума, всегда появляется третий, высший разум (добавим от себя — смеющийся), который незримо способствует их сотрудничеству»(Уильям С. Берроуз).

«Для того чтобы что-то произошло, должна появиться третья сила. Это универсальный закон…это закон трёхсил. Есть отрицательная, есть положительная и есть нейтральная сила (организующая, компенсирующая, объединяющая)…Появление нейтральной силы приводит к тому, что происходит некий толчок, в результате чего всегда рождается нечто новое»(Александр Пинт).

И кто знает, может, уже не за горами исполнение шуточного (но только на первый взгляд!) пожелания Ежи Леца:«Если бы, ангелы могли смеяться, я бы поверил в поражение Сатаны».

Поэтому— смейтесь, уважаемые волшебники, смейтесь, слушайте свои ощущения и всегда следуйте внутреннему позыву к действию, который неизбежно появится в результате этого. Не пропустите его! Именно он будет определять направленность приложения третьей силы, организованной смехом, силы, плавно перестраивающей качество вашего существования.

Заявляя в очередной раз об объединяющем качестве смеха, следует, пожалуй, добавить, что нашу логику Абсурда вполне можно было бы назвать квантовой логикой. Поскольку именно в мире квантовых отношений все обозначенные нами парадоксальные принципы проявлены наиболее выразительно.

То, что представляется фантастическим для мира линейных отношений, например утверждение, что «часть всегда равна целому», в микромире находит своё экспериментальное подтверждение.

Элементарные частицы здесь запросто превращаются одна в другую, и более того — могут одновременно проявлять в себе качества различных объектов. Так, например, пресловутый фотон (равно, кстати, как и электрон, да и не только)одновременно является и волной, и частицей. То есть — налицо ситуация абсурда, при которой А=В.

Дальше больше — поскольку у фотона «начисто» отсутствует масса покоя, то мы вправе сказать, что его, собственно говоря, и вовсе не существует, — но ведь он есть! То есть он, как тот знаменитый «кот Шредингера», одновременно и жив, и мертв, — согласитесь, что в такой ситуации только Дураку с его логикой абсурда по силам разобраться.

Кстати, это ведь именно для квантовой механики была вначале сформулирована широко известная теорема Джона Белла, которая, тем не менее, имеет самое прямое отношение ко всей нашей действительности:«Не существует изолированных систем; каждая частица вселенной находится в мгновенной (превышающей скорость света)связи со всеми остальными частицами. Вся Система, даже если её части разделены расстояниями, функционирует как Единая Система».

И в этом вы можете найти ещё одно подтверждение Целостности и Единства нашего Мира, конечно, если вы в таких подтверждениях ещё нуждаетесь.

Техника вопрошания «Ну и что?».

Для «прорастания» всего вышесказанного и в продолжение начатых на первом занятии мероприятий по «приручению» ментала вам предлагается техника вопрошания «Ну и что?».

Во всех случаях, когда вы замечаете, что ваш мир фрагментирован и вы на это как-то ментально реагируете, а именно: оцениваете, осуждаете, обижаетесь, доказываете что-то, отрицаете, пытаетесь навязать своёмнение, ощущаете, что вам навязывают чужое, и т. д. и т. п., то есть каждый раз, когда вы обнаружили, что А для вас перестало соответствовать Б и ваши поступки и состояния являются реакцией на это, — скажите себе, спросите у себя:«Ну и что?».

Этот вопрос вы задаёте своему менталу, чем мгновенно его блокируете. Оказывается, что этот «нахально-детский вопросик» провоцирует такой многоплановый и ёмкий ответ, что ментал буквально «захлёбывается», пытаясь это сделать, и временно коллапсирует, то есть в нём возникает состояние парадокса, и ответ вы теперь получите уже в виде ощущений.

Далее, вы с каждым из этих ощущений соглашаетесь, используя уже знакомую вам технику «Да, да», а когда ваш ментал оправится от шока и в очередной раз проявит себя — возмущённой мыслью, возражением, недоумением, — вы тут же блокируете его новым вопросом:«Ну и что?»—чем вновь переключаете своё сознание на канал ощущений. Это может повториться ещё несколько раз. Но обязательно! — раньше или позже ментал «заткнётся» окончательно, и вы ощутите, что все его неозвученные возражения «не стоят даже выеденного яйца».

А значение имеет лишь то согласие, что неизбежно возникнет у вас внутри:«действительно, ну и что?». Что лучше, господа: А или Б, — да какая разница? Теперь ощущения, «очищенные» от давления ментала, выражают лишь согласие и подтверждают, что в своей основе эти понятия едины.

Если ваша конфронтация с кем-то или с чем-то была временной, «проходной» и незначительной — то для работы с ней вполне достаточно ментального вопрошания «Ну и что?». Но если вы столкнулись с программой повышенной значимости, то обязательно, задав вопрос и создав состояние парадокса, — включите смех.

При регулярном использовании этой техники в какой-то момент возникает странное состояние «дурацкого пофигизма», уже нет нужды вопрошать себя «Ну и что?» по каждому поводу, а внешнее различие между элементами мира перестаёт вас беспокоить, так как все отдельные его фрагменты начинают восприниматься единым целым.

Вопрос «Ну и что?» можно (и нужно!) задавать всем своим «обменталенным» ощущениям. Вы устали? — «Ну и что?». Этим вы снимаете сопротивление своей усталости, и она странным образом исчезает. Оказывается, усталость была вызвана всего лишь вашим сопротивлением своему естественному состоянию, из-за чего вы находились в непрерывном напряжении.

Вы испытываете боль? — «Ну и что?». И неожиданно вы ощущаете, что больно было лишь от несогласия с тем, что происходит что-то «ненормальное» и, как вам казалось, неправильное. Но после того как вы сняли оценку, перестали сопротивляться — боль исчезла.

У вас «финансы поют романсы»—пустой кошелек? — «Ну и что?». Впрочем, тут без комментариев — попробуйте, потом сами расскажете.

Особое внимание уделите этой технике и тогда, когда вам хорошо, комфортно, «классно»! — «Ну и что?»—не забудьте сказать себе, находясь на самом пике радости.

Ещё раз отметим, что предлагаемая техника прекрасно дополняет уже описанную ранее технику «Да, да» и создаёт ощущение её естественной завершённости. То есть в тех случаях, когда в ответ на ваше «продакивание» согласия сразу не возникает, просто спросите «у своего несогласия»:«Ну и что?».

На всякий случай, хочется лишний раз предостеречь вас от стереотипного восприятия сути вопроса «Ну и что?», — он ни в коем случае не является попыткой отстранения от происходящего или некой «отморозкой» от негатива, напротив — это способ тотального включения в любое событие или состояние.

Ведь наш Дурак не просто «равно-душен» ко всему (как ранее мы уже выяснили), он ещё столь же ко всему «без-различен», так как не видит ценностной разницы между отдельными фрагментами Мира, ибо сам Мир воспринимает целостно, а все его проявления — равнозначно.

Итак, друзья, вперёд, с логикой абсурда наперевес — в самую гущу житейских игр. Играйте — и всё у вас получится. Или не получится ничего… Впрочем, — «Ну и что?».

Третье занятие.

Петя сидел на опушке леса, подле речушки неглубокой и за обе щеки уплетал огромного карася, зажаренного в углях. Ел не торопясь, причмокивая и посапывая довольно, да всё колпак поправлял, то и дело на нос ему съезжающий.

— Хорошо ли тебе, Петя? — услышал он в голове своей негромкий голос, за последнее время ставший привычным.

Старик на секунду задумался, к себе прислушиваясь, а затем уверенно сказал.

— Мне хорошо!

— Хорошо тебе… — вздохнул в ответ голос с лёгкой завистью. — А мне вот всё больше твои мозги пережёвывать приходится. А удовольствия от этого, доложу тебе, совсем уж немного.

— Неужто всё так плохо? — искренне удивился старик, остатки карася в рот запихивая.

— Ну, как тебе сказать? — засомневался колпак. — Вкусом ты обладаешь неплохим, Петя, вот только послевкусие у тебя…

И в голове старика раздалось злорадное хихиканье.

— Ну вот, опять ты за своё, — с лёгкой обидой сказал Петя, подходя к реке руки сполоснуть, — вновь ты словами пустыми играешь, да понятия знакомые перекручиваешь.

— А как же иначе? — искренне удивился колпак. — Как по-другому среди понятий привычных Дурака сыскать, перекрученного да непривычного?

— Да что мне за дело до понятий твоих? — недовольно пробурчал старик, в воде шумно плескаясь. — Ведь не в понятиях я Дурака ищу, а в мире этом. Что за надобность такая — в словах да присказках его искать?

Тут ноги у Пети по траве неловко скользнули да в стороны разъехались, он удивлённо охнул и шумно сверзился в воду речную.

Пока старик в речке барахтался да в грязи осклизался, пытаясь на берег выкарабкаться, в нём ни на минуту не умолкал смех колпачный.

* * *

— Э-эх, — сказал старик с досадой, к своему кострецу наконец-то добравшись да одежду промокшую с себя стаскивая, — помощи от тебя… Человек тонет, а ему всё неймётся, одно веселье на уме.

— Эх, Петя, Петя, — вздохнул колпак. — Неспешно в тебя наука дурацкая проникает. Вот не хочешь ты Дурака среди понятий искать, в словах да присказках тебе путаться надоело. А тонул-то ты сейчас где? А барахтался в чём — неё понятиях ли своих? Не словами разве захлёбывался?

— Ты о чём это? — удивился Петя, рубаху свою над костром пристраивая.

— Всего лишь напоминаю тебе твои же открытия недавние. Ведь уразумел ты вроде, что Мир живой и настоящий в словах всегда теряется, исчезает он в понятиях о себе самом. В тех самых понятиях, за которыми ты Дурака рассмотреть не хочешь.

— Ну так что? — по-прежнему не понимал Петя.

— А то, что мир человеческий — это всего лишь то, что считают миром. Настоящий же Мир начинается там, где заканчиваются слова и мысли о нём. Так же, как и Дурак. А что остаётся, когда мысли тают? Да ощущения одни, об этом ты уже знаешь. Но кому они нужны в мире, словами да мыслями загаженном? У каждого в этом мире свой мирок понятий и правильности имеется. Свой. Вот ты до сих пор полагаешь, что в речке тонул да воду хлебал?

— А где же ещё? — вновь удивился старик.

— Не в речке ты тонул, а лишь в понятиях своих о ней, в знании своём ты захлёбывался, в знании о том, что такое вообще возможно. Ведь реки-то на самом деле и нет вовсе… не существует в природе человеческой того, что перед этим понятием помечено не было. Поэтому если сумеешь ты сквозь понятия да знания свои просочиться, сумеешь сквозь слова насквозь пройти — так и вода твёрдой стать может и Дурака рядом с собой ты всегда отыскать сможешь.

— Сквозь знания просочиться? — восхитился старик. — Хочу… Но как? Невозможное ведь это дело…

— Ты прав, глупо хотеть невозможного. Невозможного не нужно хотеть, невозможным нужно пользоваться. И постепенно ты поймёшь, как это делается.

В этот момент на поляну молодец добрый на коне гнедом выехал. Был молодец статен да широкоплеч, а внимательнее к нему приглядевшись, Петя в нём знакомца своего давнего признал — Ивана Царевича.

Обрадовался старик встрече такой, к костру гостя пригласил, чем мог, угостил. Иван Царевич едой простой не побрезговал, привык в странствиях своих малым довольствоваться. О супружнице его расколдованной старик вспомнил, спросил, не напрасно ли царевич лягушек болотных поцелуями смущал — удался ли брак?

— Даже не сомневайся, — заулыбался царевич, — окружила она меня таким вниманием да заботой, что который уж год выхожу я из того окружения, всё никак не выйду.

Порадовался за него старик, о своих делах рассказал. О Дураке спросил, не встречал ли.

— Не встречал, — отвечал ему Иван Царевич. — Простых дураков, тех сколько угодно видел — хоть пруд ими пруди, а вот Дурака… Нет, не привелось.

— А ты в Сонной сказке его не искал? — вспомнил он вдруг. — В стране Лабиринта?

Подивился Петя сказке такой, не бывал он в краях сонных никогда и не слыхивал даже. Царевич и сам лишь чуть о них знал, вроде как живут там люди то ли спящие, то ли заколдованные, в общем — странные. Дураку, дескать, самое там место.

Засомневался было старик, но Иван Царевич и дорогу указать взялся и проводить даже до развилки дорог вызвался. Так и отправился Петя в скажу спящую, в Царство Лабиринта…

* * *

Стоял старик нестарый на пригорке, царство в долине раскинувшееся наблюдал, да недоумевал всё больше и больше. С чего бы сказку эту лабиринтовой называть было? Никакой запутанности или непроходимости в ней видно не было. Напротив, простиралось царство здешнее, словно коридор прямой вытянувшись. Шириной оно было в несколько домов всего, а длиной своей чуть не в горизонт упиралось.

Пока спускался Петя с пригорка, происшествие на пути его случилось. Заполыхал ни с того ни с сего дом чей-то пожаром. Засуетился люд вокруг него, забегал, пожитки да живность спасая. Поспешил и старик помощь какую оказать. Но как поближе подошёл, то странную картину увидел.

Тащили слуги кровать хозяйскую, с верхнего этажа на нижний её спуская. Осторожно несли — ни цыпочках, чуть ли не крадучись. Надрывались они при этом сердешные, корячились — да только не проходила окаянная в проёмы дверные. На кровати сам хозяин почивал, во сне сладко жмурясь. Вот уж и дымом всё заволокло, да пламя кровать лизать принялось, а они всё вертят её без толку, тычутся в разные стороны, только никак не вынесут.

Кинулся старик к ним на помощь — в первую очередь хозяина спящего растолкал да в чувство привёл. Едва успел тот из дома выскочить, как заполыхали стены, а крыша горящая прямо на кровать рухнула.

— Отчего ж вы сразу хозяина своего не разбудили? — удивлялся старик посреди народа стоя. — Ещё малость — и пропал бы человек.

— А не велено было, — отвечали ему. — Наказ у нас такой — сон хозяйский ни за што не тревожить.

Изумился было старик нестарый, да вдруг вспомнил, в какую он сказку попал. Присмотрелся тогда Петя внимательнее к люду вокруг него сгрудившемуся, в глаза заглянул, да самому себе не поверил — спал народ. Спал стоя, спал с открытыми глазами, спал разговаривая и с вёдрами бегая.

Смотрел на это старик да всё никак разобраться не мог — что же делало людей этих спящими?

Долго смотрел, но так и не понял ничего. Со стороны если глянуть — так обычные люди. А стоит в глаза всмотреться — спят все, спят без зазрения совести просто, и всё тут!

— Ладно, — решил старик, — погуляю я пока по сказке этой, погляжу да послушаю, как народ здешний живёт, а там, глядишь, и разберусь, в чём дело.

Цельный день Петя нестарый по царству спящему бродил, чего только ни насмотрелся, чего ни наслушался.

Лекаря на площади базарной приметил. Народу к нему стояло — не протолкнуться просто.

— Доктор, — услышал старик краем уха разговор, — что-то я слышать последнее время плохо стал. Стыдно сказать — пукну и не слышу.

— Пустяки, — отвечал доктор, — вот вам таблеточки, попьете, и всё в порядке будет.

— Я стану лучше слышать?

— Нет, громче пукать.

Подивился старик такому лечению. В глаза лекаря рыночного глянул — спит бедолага. Спит так же, как все, но сон видит свой, особый — про то, как лечить полагается, про то, как правилам врачебным соответствовать надобно.

Пошёл старик дальше, вдруг видит — хоронят кого-то. Народу собралось тьма-тьмущая.

— Кого хоронят-то? — поинтересовался старик.

— А вон, видишь мужика в гробу? Его и хоронят. Протолкался Петя поближе да видит — покойник-то не лежит в гробу, как ему полагается, а сидит. Сидит, да ещё по сторонам с любопытством озирается.

— Эй, — окликнул его старик, — ты што там делаешь? Ведь ты ещё живой?

— А кому это интересно? — отозвался покойник. — Сказали пора,

значит, пора.

Старик от удивления остолбенел просто. Пока стоял так, с открытым ртом, разговор рядом услышал.

— Судьба, видать, такая у человека…

— Подумаешь, судьба. Судьба — это когда кирпич на голову падает. Вот это я понимаю — судьба.

— А если не на голову, а рядом?

— Ну, тогда, значит, не судьба.

Всмотрелся старик в лица говорящих да в который раз на глаза спящие наткнулся. Начал он понемногу понимать, что же именно спит в народе здешнем…

— Ум, — подумал он, — это всего лишь способность находить оправдание собственной глупости. А глупость — это неумение слышать свои ощущения, свою внутреннюю мудрость. Это следование чужому научению, чужим правилам и законам, всему тому, что в ум человеческий кем-то вложено было.

— Вот и выходит, — думал он дальше, — что царство ума — это мир, в котором спят отвергнутые ощущения, спит неуслышанная и непризнанная мудрость, спит радость.

— Отчего только я раньше сна этого умственного не замечал, — удивлялся старик, — ведь и в наших сказках всё так же — в угоду уму делается.

Захихикал в голове Петиной голосок противный, словно в ответ на мысли его.

— А ну-ка, ну-ка… — подозрительно пробормотал старик, колпак дурацкий с себя стаскивая.

Походил он немного без него уже, промеж людей опять потолкался, разговоры их послушал… И точно — будто в обычной сказке сразу оказался, люди все вокруг него как люди, живые и неспящие. Но как только колпак на голову напялил — всё как прежде стало.

— Вот оно что, выходит, чувствительнее меня колпак Дурака делает, — с удивлением сказал себе Петя, — вот так подарочек… Теперь бы им распорядиться как следует…

Двинулся старик дальше. Шёл, любопытство проявляя особое — во все закоулочки, да тупички заглядывая, к людям присматриваясь да к словам их прислушиваясь. Уж больно хотелось ему ещё одну загадку решить — отчего это царство здешнее лабиринтовым кличут?

По городу можно было идти куда угодно без риска заблудиться в нём, так как прям он был и узок, шириной всего в одну улицу. Но совершенно одинаковые его домики, фонтанчики и скверики в какой-то момент создавали странное ощущение блуждания по кругу.

Выражения лиц у людей здесь тоже были одинаковые — значительные все и озабоченные. Даже нищие в этой сказке, и те носили лица серьёзные и значимые. Ощущалось, что люди здешние день за днём, год за годом делают одно и то же, именно то, чему были обучены с детства, то, что каждому было предписано раз и навсегда. И от этого жизнь их идёт размеренно, предсказуемо и скучно… Да и не идёт она никуда, а так… притворяется только, а на самом деле лишь на месте топчется…

Вдруг Петя двух стражников приметил, что к нему направлялись. Нацелившись пиками ему в живот, они спросили грозно:

— Ты что здесь вшиваешься? Чего вынюхиваешь? А ну, отвечай, пока в острог не посадили!

Удивился Петя, неужели он права не имеет по городу гулять? О том и сказать решил.

— Неужто я не имею права… — начал было он.

— Имеешь, имеешь, — нетерпеливо перебил его стражник.

— Да нет, вы ведь не дослушали… — попытался старик вопрос свой пояснить. — Я имею право…

— Да имеешь, сказали уже ведь, что имеешь, — перебил его второй стражник.

— Хорошо, спрошу тогда по-другому, я могу…

— А вот это — нет!.. — в один голос сказали служивые. — Даже и не думай… Права-то, они што — их у нас все имеют. А вот может один лишь царь. Причём прав ему для этого никаких не надо.

Тряхнул Петя головой в сердцах — звякнули в ответ бубенцы колпачные, да вдруг с рогами цветными наружу и вывалились.

Замерли стражники на мгновенье, как-то странно на старика глянув, а потом лицами отчего-то смягчились, заулыбались даже.

— Э-э, да что с дурака взять, — сказали они друг другу. — С дураком ведь если свяжешься — сам таким же станешь.

— Это точно, — усмехнувшись подумал старик, вслед стражникам глядя, — это я как раз по себе знаю…

И вдруг понял он всё, понял глупый смысл сказки этой. Ведь что такое лабиринт? Это место, из которого нет выхода. В лабиринте любой путь рано или поздно заканчивается тупиком, но в этой сказке народ хитро поступил, притворился он, что лабиринта не существует вовсе.

Оказавшись в тупике своих привычек, своего знания и своих обычаев, народец местный даже не стал пытаться из него выбираться, он просто начал обживать его, облагораживать и делать нормой существования. Так лабиринт внутренних проблем постепенно превратился в целое царство, с виду ровное, прямое и беспроблемное. Но совершенно безысходное внутри.

— Именно так оно и выглядит — царство умных, — подтвердил колпак догадки Петины. — Это, в самом деле, царство то ли слепых, то ли спящих, это царство лжецов и обманщиков. В нём всегда можно из тупика, в котором оказался, сделать уютный трактирчик под названием «Тупичок». А потом топтаться в нём до бесконечности…

— Выходит, любой тупик — это всего лишь знание спящего ума? — уточнил старик, приводя колпак в прежний вид да снова на голову водружая. — Всего лишь знание о жизни, а не её настоящее проживание?

— Вот, вот, — засмеялся колпак, — и об этом никогда не стоит забывать: любое знание, любая истина, пришедшая к тебе от других, — это не что иное, как приглашение уснуть, это сон, длящийся порой веками. Сон, который втягивает в себя всё новых спящих. Но существует он только потому, что люди позволяют ему сниться.

— Умственное знание убаюкивает… — продолжал голос, сладко позевывая. — Убаюкивает ощущения… Любое утверждение лишь утверждает человека в спящем состоянии. Задача любой правильности — править его сновидениями…

— Просто кошмар какой-то… — озадаченно сказал Петя.

— Ещё бы, — хмыкнул колпак, — но имей в виду — только во сне могут быть кошмары. Кошмар или проблема — всего лишь атрибут сна. Поэтому каждый несчастен ровно настолько, насколько глубок его сон.

— Помнится, Рыбка Золотая мне о том же говорила, — согласился старик. — Люди, говорила она, — это спящие боги. Просыпайся, говорила, лишь пробудившись, можно осознать, что спал.

— Верно, — обрадовался колпак, — для этого Дурак в мире правильном и нужен — пробудиться ему помочь. Правила и принципы надо нарушать, только так можно проснуться. Ведь это не люди нуждаются в правилах, а правила в людях. Именно поэтому по-настоящему правдивый человек всегда приходит к пониманию, что он лжет. А если не приходит — значит, он спит.

— А я ещё вот о чём соображаю, — задумчиво сказал старик, — чем же эта сказка спящая от прочих отличается? Что в ней такого, чего в других нет? А может, это просто козел отпущения всем нужен — вот и придумали цельную сказку отпущения. Дескать, только в ней все не горазды спящие случаются. А вот по мне если, так ничуть здесь сна не больше, чем в иных местах.

— Молодец, Петя, — хмыкнул колпак довольно, — растёшь понемногу. Ну, что ж, тогда проверим — готов ли ты ещё один шаг к Дураку сделать? Не смутишься ли тем, что увидишь? Не оробеешь ли?

Петя немедленно оробел.

— О чём это ты? — спросил он смущённо. — Попонятнее скажи.

— Да не о чем здесь говорить, — сказал колпак, — здесь смотреть надо, смотреть безбоязненно и чутко. А чтоб на чуткость эту тебе настроиться сподручней было, надень-ка ты меня вновь по-честному, по-настоящему — рога цветистые наружу выверни, да бубенцами позвени от души.

Удивился Петя затее дурацкой, но послушался — вывернул он опять колпак, бубенчиками позвенел, по сторонам вокруг себя посмотрел.

— Ну и что? — спросил он через минуту. — Разница-то в чём?

— Не болтай много, а смотри… — шепнул ему колпак еле слышно. — Глаза разуй и всё увидишь…

Покрутил старик головой ещё немного… да вдруг и вправду увидел. Странное такое увидел…

У всех людей, на которых Петя сейчас смотрел, словно нить светящаяся из живота выходила, куда-то вверх устремлялась, да в верхотуре той и исчезала. Ох, и много же нитей таких от земли кверху тянулось! Удивило Петю, что самого человека могло и не видно быть, в доме он может сидел или за деревьями где, а паутинка света, что из него тянулась, всё одно заметна была.

А чуть позже ещё кое-что приметил старик. Оказывается, сами люди тоже свет источали, но в сравнении с нитью яркой, из них выходящей, слабым, то свечение было, бледным, словно стянули нити паутинные на себя всю его силу.

Хоть далеко не у всех так дела обстояли — вот на полянку ребятишки высыпали да принялись туда-сюда носиться, визгом пронзительным, и смехом звонким воздух наполняя. Порадовался Петя на них глядя — чистый да яркий свет источали они, ни одной паутинки светящейся вокруг них он не заметил.

Попытался было Петя рассмотреть, что же там в верхотуре прячется, что на себя нити света людского тянет, — только ничего не понял. Висело над миром сказки этой что-то серое да бесформенное, тяжёлое…

Пока Петя увиденное обдумывал, пока разобраться во всём пытался — у себя самого такую же паутинку заметил. Испугался старик своему открытию и сразу же увидел, как ярче и толще паутинка та стала, словно испугом его наполнившись.

— Неужто и я сплю? — пробормотал он растерянно, внутрь себя заглянуть пытаясь. Только не сразу это ему удалось — мешала испуганность его. Включил тогда старик смех в себе ненадолго, а как насмеялся — страх-то и растаял весь.

Пробежал он затем вниманием по всему телу — смеются ли клеточки в нём, как печенки-селезенки себя ощущают? Руки-ноги свои изнутри послушал, а затем и вовсе со стороны на себя взглянул. Пока упражнялся так, растаяла паутинка, свет из него сосущая, словно обратно в живот его втянувшись.

Заинтересовался Петя этим делом, эксперименты на себе ставить начал: мысли включит — есть паутинка, запереживает о чём-либо — ещё сильней струится по ней энергия его, непонятно куда утекая; а как спросит он себя: «Сплю ли я?», да внутрь заглянет — как тут же в нём все нити паутинные и исчезают. Долго ещё старик так упражнялся, пока потихоньку не начал смысл открытий своих постигать.

— Так вот, значит, как выглядит человек в состоянии своём спящем, умственном, — сказал он вслух. — Словно собачонку, его на поводке держат, словно рыбешку на крючок попавшую. Вот только что на крючке том аппетитного надето было? На что человек зарится да ловится? Должно быть, из мыслей соблазнительных да из понятий завлекательных наживка та… А как попадёт кто на крючок такой, так сила его жизненная и утекает понемногу, словно через соломинку. Куда только она девается»?Кому на пользу идёт?

— Вопрос это, Петя, не простой, — отозвался колпак, — а потому пока преждевременный. Всякой сказке своё время… Пока лучше о другом поговорим — а как разрушить одурь эту сонную? Как людей ото сна умственного пробудить?

— Дик, это… — задумался старик, но не надолго. — Да правила все взять и отменить! Ум правильностью питается, и чем её больше, тем крепче его сон. А ещё слушать себя чутче надо, да жить по своему закону — родному, внутреннему.

— Неплохо Петя, очень даже, — порадовался за него колпак. — Правило для всех и впрямь должно быть одно — никаких правил! Только когда что-то происходит не так, появляется шанс проснуться. Поэтому, Петя, никогда не бойся ошибиться, любая твоя ошибка — это первый шаг к свободе.

— А главное, ~ продолжал колпак, — не забывай всё делать с радостью и удовольствием. Делать то, что доставляет тебе удовольствие, как раз и значит — не спать. Хочешь проснуться — просто позволь себе радость испытать. Только не ошибись — доставь удовольствие себе, а не своему уму.

— А ещё — смех, — сказал Петя, вспомнив детишек смеющихся. — Смех пробуждает этот мир. Пока смеёшься — уснуть не получится. Эх, Дурака бы сюда… Он бы правила все здешние быстро вверх тормашками перевернул да смехом всех пробудил. Вот только нет его здесь… Я про то уже точно знаю.

— Откуда уверенность такая? — удивился колпак.

— Да оттого, что сказка эта — один сплошной тупик. А Дурак в тупики никогда не заходит, что ему там делать? — если они давно переполнены умными.

— Неплохой вывод, — засмеялся колпак. — А вот тебе ещё один, чтоб было о чём на досуге покумекать: большинство живёт свою жизнь понарошку, лишь притворяясь, что делает это по-настоящему. А надо жить по-настоящему, не забывая, правда, что и это тоже понарошку.

Сон, как образ жизни. Осознанное сновидение.

«Встань спящий, и воскресни из мёртвых».

Послание К Ефесянам (5:14).

— А ты уверен, что сегодня проснулся? — хохочет Дурак.

С развитием ментала и ростом личностного сознания человека происходит его неизбежная самоизоляция от Мира, с которым он ещё совсем недавно ощущал полное родство и единство. У него появляется осознание своей «самости», своего «Я» и, как следствие, — формируется восприятие мира уже как некого внешнего объекта, то есть существующего независимо от него.

Для ограниченного ментального сознания такой «внешний мир» неизбежно представляется фантастически огромным и пугающе необъятным. Человек, лишившись ощущения «кровной связи» с ним и руководимый одним лишь менталом, чувствует себя в нём крайне неуютно и беззащитно. Он буквально подавляется его грандиозными масштабами и находится в непрерывном напряжении перед его непредсказуемостью.

Именно с этого момента, из самых «благих» и «щадящих» соображений, ментал начинает совершенно бессовестно лгать своему хозяину. Он намеренно сужает границы реального мира, маскируя его «устрашающие» масштабы искусственными и безопасными пределами своего восприятия.

А Мир живой, хоть и оставшийся за границами своей убогой копии, но всё ещё вполне доступный осознанию, менталом уже откровенно игнорируется и всячески табуируется по всем каналам восприятия.

Достигается это, прежде всего, двумя способами: во-первых, блокировкой Божественного трансцендентного канала связи с реальным миром, проявленного в человеке ощущениями, и превращением его во что-то предельно невыразительное и малореальное — интуицию, «внутренний голос» и прочие «фантомы»; а во-вторых — усилением «ментального шума», то есть той самой несмолкаемой и «забавной» болтовни ума, которая на поверку оказывается далеко не столь уж невинной.

Оказывается, наш ум, равно как и наша речь, изначально и целенаправленно сориентированы на непрерывное проговаривание внешне заурядных, но, оказывается, очень мощных «семантических заклятий и заклинаний», призванных поддерживать сознание в состоянии гипноза, а «описание Мира», выстроенное таким «загипнотизированным» сознанием, — в монументальной нерушимости. То есть мы послушно и обречённо творим себя и мир своими мыслями и речью.

«Именно язык навязывает человеку нормы познания, мышления и социумного поведения: мы можем познать, понять и совершить только то, что заложено в нашем языке» (Сепир-Уорф).

«Границы моего языка означают границы моего мира» (Л. Витгенштейн).

«Человек живёт в мире, непрерывно пересотворяемом с помощью его собственного языка. Наша открытость миру не просто структурируется языком, но так же трансформируется с его помощью» (Д. Мосс и Э. Кинг).

Согласитесь (чего уж там греха таить) — все мы проявляем достаточно нездоровый интерес к таким вещам, как магия и колдовство. Кто-то это делает с опаской, кто-то с жадным любопытством — но все мы втайне желаем хоть «одним глазком» подсмотреть, «как же это всё происходит…».

Но оказывается, каждый из нас является высококлассным магом буквально с самого рождения (свой «магический цвет» определите сами).

Все мы с невероятной точностью и в полном соответствии с тончайшими нюансами своих знаний, представлений и настроений непрерывно создаём вокруг себя с помощью «магических заклинаний» — своего «внутреннего диалога», искусственный, но вполне «колдовской» мир ментала — «описание Мира». Накладывая при этом особое «ментальное заклятье гомо сапиенса» даже на свою Божественную суть, на своё Космическое Сознание. Тратим мы, кстати, на всё это фантастическое количество жизненной энергии.

Поэтому если мы хоть на мгновенье заставим замолчать свой ум, то весь наш мир, такой знакомый и привычный, попросту исчезнет.

Но — хочет ли он этого?

На прошлом занятии мы вскользь уже коснулись этой темы — странный, оказывается, мы с вами мир сотворили…

«Описание Мира», выстроенное и хранимое тысячами поколений и миллиардами сменяющих друг друга человеческих сознаний, давно обрело качество независимого (!) и тайно паразитирующего на человеке существа.

Мы гордо считаем себя «венцами творения», но для «описания Мира» мы всего только инструмент, своего рода «пищевод» для получения энергии. Причём, как это ни унизительно, но мы давно уже к этому приспособились, привыкнув довольствоваться ничтожными крохами регулярно отбираемого у нас изобилия, и ровным счётом ничего не предпринимаем для изменения подобного положения вещей.

А ведь сделать для этого надо совсем немного — мы уже определили, что «описание Мира» абсолютно искусственно, то есть создано именно человеком и поэтому начисто лишено независимых и автономных каналов для получения энергии и поддержания собственного существования. Человек — единственный такой канал для него. И без человека, а точнее — без его согласия на «откачку энергии», это образование попросту исчезнет.

Поэтому если мы вернём себе весь отпущенный нам энергопотенциал и сделаем это самым естественным образом, то есть всего лишь вспомнив о своей Божественной сути, проснувшись и вновь воспылав жаждой полноценной жизни, — то «описание Мира» бесславно растворится, превратившись из диктатора всего лишь в безобидный «фон» нашего существования. И более того — в один из возможных «фонов», в своего рода «декорацию» в спектакле под названием «Жизнь», в декорацию, каких может быть очень много.

«Описание Мира» уже давно и повсеместно блокирует такую возможность, насылая на человека своего рода гипнотический дурман, то есть вполне осознанно и изощрённо его оглупляя и надёжно удерживая в состоянии управляемого сомнамбулического транса. Каким образом это ему удаётся?

Многочисленные эксперименты Джона Лилии показали, что если человеку искусственно создать условия сенсорного голодания: полностью лишить его доступа зрительной информации (например — светонепроницаемые очки); слуховой (наушники); осязательной (ванна с тёплой водой) — то он очень быстро «засыпает», выпадая из привычной реальности и переходя в глубоко-трансовое, а по сути — гипнотическое состояние.

Некогда такую же «штуку» проделал с человеком ментал, этот верный слуга «описания Мира», — стянув на себя львиную долю жизненной энергии и «обесточив» тем самым канал ощущений. Именно вследствие этого человек начинает испытывать сенсорный голод (чем, кстати, вновь-таки немедленно пользуется ментал, пытаясь утолить этот голод своими искусственными и всегда зомбирующими раздражителями), а все его структуры — острейший энергодефицит.

И тогда подсознание, а точнее — программа выживания, «командующая» там, начинает «спасательные мероприятия» и переводит человека в «щадящий» и экономный режим «полудохлого», «сонного», но отныне — нормального человеческого существования.

Человек теряет ясность восприятия как действительности, так и самого себя, то есть вполне реально «оглупляется», ибо даже его мозг — компьютер с фантастической мощностью, может ему теперь предложить всего лишь сотую часть своего потенциала — всё остальное идёт на обслуживание «описания мира», на поддержание его структур.

Так человек становится «энергодонором», своего рода «ментальным зомби», ибо, пребывая в сладких грезах ментального сна, совершенно не замечает происходящего с ним. Помните слова бессмертного Остапа Бендера: «Судьба играет человеком, а человек играет на трубе»?

О том, откуда взялись эти «паразитические структуры», чем конкретно они проявлены в нас и как с ними можно справиться (а точнее — наладить взаимовыгодное сотрудничество), мы поговорим позже. А пока просто оттолкнёмся от факта происшедшего с нами и попытаемся бесстрашно исследовать эту предельно странную (согл