Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения.

Авторская песня началась с предстояния людей перед освобожденной от иллюзий правдой жизни во время Великой Отечественной войны и жестокостей тоталитарного сталинского режима, с проблемы духовного и нравственного выживания людей в этих условиях и желания высказать открывшуюся страшную и прекрасную правду. Желание рассказать о предстоянии человека перед жизнью и смертью и через них перед вечными духовно-нравственными ценностями и привело к созданию авторской песни.

Это предстояние перед вечным проходило через каждодневную жизнь создателей авторской песни, наполняя ее, но с течением времени по ряду причин ослабло и в значительной мере было утрачено. Внимание было перенесено на проблемы личной, индивидуальной жизни человека, все меньше связанной с вечным. В связи с этим также ослаб и во многом был утрачен коллективистский, общинный настрой в среде авторской песни, все больше уступая место индивидуальным интересам.

Сейчас перед последователями авторской песни стоит проблема осознания духовно-нравственных основ авторской песни, не зависящих от изменения внешних условий. И вслед за осознанием — проблема создания нового, более высокого уровня песенной поэзии духовно-нравственного направления. Этим проблемам и посвящена книга.

Тема нравственного, духовного выживания и развития человека в различных жизненных условиях, предстояния человека перед вечными ценностями не перестанет волновать людей, пока живо человечество. Не прекратится и потребность в искусстве, выражающем это предстояние, в том числе в песенной поэзии этого направления.

Первое издание книги содержало исследование авторской песни, её духовно-нравственных основ, причин ее возникновения, кризиса и упадка. Но следующий уровень песенной поэзии был ещё не ясен.

За несколько лет, прошедших со времени первого издания, был осознан новый уровень развития песенной поэзии — песенная поэзия восхождения. Был написан ряд ключевых статей об авторской песне и песенной поэзии восхождения, об общепоэтических законах, касающихся их. Все эти новые наработки включены во второе издание книги.

Также в книгу включен небольшой сборник произведений песенной поэзии восхождения.

1. СТРУКТУРА АВТОРСКОЙ ПЕСНИ.

Духовно-нравственные основы авторской песни.

В последнее время вышло немало книг об авторской песне. В основном это либо воспоминания о том, как начиналась авторская песня, либо литературоведческие и журналистские исследования форм ее жизни. Но ни в том, ни в другом случае не высказана главная суть авторской песни, ее духовно-нравственные основы. Литературоведы и журналисты, не живущие авторской песней, не знающие ее внутреннего настроя, описывают только форму без понимания сути. Люди же, живущие авторской песней, чувствующие ее внутреннее состояние, ее суть, часто находятся настолько внутри нее, что не могут встать над ней, увидеть ее целиком как явление и понять законы ее развития.[1] Это подобно тому, что нельзя взвесить воду, и не набрав воды, и находясь в толще воды.

И те и другие часто перечисляют внешние признаки авторской песни: то, что она в основном камерная, то есть исполняется для небольшого числа слушателей, что поется она под гитару, часто связана с походной романтикой[2] и так далее. Но все это только внешние признаки, а не суть.

Суть авторской песни заключается в ее человечных духовно-нравственных основах, на которых авторская песня поднялась и за счет которых привлекла к себе так много мыслящих людей, став заметным явлением российской культуры второй половины двадцатого века.

Духовно-нравственные основы авторской песни состоят из нескольких принципов, определяющих ее мировоззрение и вытекающий из него образ действий. Принципы эти таковы.

1. Предстояние человека перед большим, чем личная жизнь, и через него перед вечными духовно-нравственными ценностями, присутствие этого большего, вечного в личной жизни каждого и жизни всего песенного содружества.

2. Утверждение идеала человека, прошедшего через тяжкие испытания и сохранившего, утвердившего в себе человечность, мужество, благородство и другие черты человеческого облика.

3. Постоянное движение вперед, стремление к открытию новых горизонтов, сторон мира, достижению новых высот для сохранения достигнутой внутренней высоты человека.

4. Жизнеутверждающий, созидающий настрой.

5. Общественный, общинный настрой.

6. Принцип внутреннего единства песни и жизни и вытекающий из него приоритет внутренней прожитости песни перед внешним мастерством ее исполнения.

Рассмотрим возникновение каждого принципа отдельно.

1. Предстояние перед большим, чем личная жизнь, и через него перед вечными духовно-нравственными ценностями началось у основателей авторской песни с предстояния перед освобожденной от иллюзий страшной правдой войны и жестокостей сталинского тоталитарного режима, перед совершением нравственного выбора в этих условиях. Отстояв и утвердив в себе мужество, достоинство, человечность, верность, любовь, дружбу, предстояние перед всем, что возвышает человека, люди продолжали искать пути поддержания этого и после войны и ослабления тоталитарного режима. Жизнь в трудных, условиях ещё и ещё раз позволяла испытать себя, утвердить в себе эти качества и ценности. Однако изначально основатели авторской песни пришли к этому не сами, не сознательным трудом совершенствования, а были поставлены перед этим насильно, что и сказалось позднее в истории развития и кризиса авторской песни.

2. Идеал человека, прошедшего через тяжелые испытания, сохранившего и утвердившего в себе человеческий облик, пришел в авторскую песню из жестких реалий войны и тоталитарного режима, где за сохранение и утверждение в себе человеческого облика приходилось бороться. Этот идеал человека был очень значим в авторской песне, и люди, приобщившиеся к его пониманию, стремились передать это знание дальше через песни. С утверждением этого идеала связано отторжение авторской песней насилия, полная добровольность и сознательность приобщения к ней. Однако и этот идеал человека сформировался не в результате постепенной сознательной работы самосовершенствования, а возник в тяжелых жизненных испытаниях, которые люди прошли не по своей воле. Это также сказалось в истории развития и кризиса авторской песни.

3. и 4. В постоянное движение вперед, стремление к достижению новых высот, а также в жизнеутверждающий, созидающий настрой большинство основателей авторской песни было вовлечено не личным жизненным выбором, а силой тоталитарного режима, гнавшего людей на великие стройки, к новым достижениям народного хозяйства и заставлявшего поддерживать, воспевать все это. Несамостоятельность прихода к такому настрою в жизни переносилась и на авторскую песню, что также сказалось позднее в истории её развития и кризиса. Однако, прочувствовав и осознав положительную сторону этого настроя — открытие новых горизонтов, возможностей развития, утверждение в себе нравственных человеческих ценностей при прохождении через личные испытания, а также радость созидания и жизнеутверждения, — люди продолжали искать это и дальше.

Стремление авторской песни к достижению новых высот для сохранения достигнутой внутренней высоты человека наиболее ярко было выражено в ее туристско-походном направлении, хотя присутствует и в других направлениях. Строки из песни Владимира Высоцкого «Прощание с горами»: «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал» стали афоризмом авторской песни, наиболее полно выразившим эту сторону ее сути.

Собственный для авторской песни источник жизнеутверждающего созидательного настроя был в сознании большой духовно-нравственной ценности авторской песни, ее мировоззрения и образа действия, в стремлении последователей авторской песни распространять, передавать другим ее благородное, человечное богатство.

5. В общественный, общинный настрой основатели авторской песни также были вовлечены тоталитарным режимом. Однако был у авторской песни и свой источник общественного, общинного настроя, не зависящий от официального. Исходил он из взаимопонимания и взаимоподдержки людей во время приобщения к авторской песне и жизни по ее законам.

Прежде всего объединяла сама авторская песня, ее суть, значительная, человечная и прекрасная. Из человечных, нравственных норм поведения в среде авторской песни исходило доверие последователей авторской песни друг к другу. Невозможно было представить, чтобы последователь авторской песни лгал, лицемерил, совершил подлость. Напротив, в авторской песне люди стремились к честности, искренности, достоинству, благородству, дружбе, любви, красоте, творчеству. Кроме того, в течение ряда лет авторская песня была в полузапрещенном состоянии, что только усилило взаимопомощь и взаимоподдержку внутри нее. В результате всего этого последователи авторской песни считали друг друга своими независимо от личных контактов, так как их объединяла одна суть, ради которой они жили.

Однако в общественном, общинном настрое авторской песни изначально присутствовала одна не очень хорошая сторона, также сыгравшая свою роль в истории развития и кризиса авторской песни. Эта сторона — объединение не только во имя духовно-нравственных основ авторской песни, но и вопреки тому, что людям мешало (тогда вопреки государственному тоталитарному режиму). Поэтические строки Булата Окуджавы «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке» стали еще одним афоризмом авторской песни.

6. Принцип внутреннего единства песни и жизни — это полностью свой, самостоятельно выстраданный и утвержденный принцип авторской песни. Авторская песня родилась из потребности сказать правду и во многом из протеста против пустоты, лжи и лицемерия официального (государственного) песенного искусства. Поэтому последователи авторской песни прежде всего хотели быть честными и правдивыми в своих песнях. Через песни передавались основные формулы жизни авторской песни, и поэтому нельзя было допустить и малейшей неискренности и неточности в текстах песен. Сами песни содержали в себе и несли слушателям правду и суть авторской песни.

Многие авторы подчеркивали: «Как мы поем, так и живем». Так в одной из песен Булата Окуджавы:

Каждый пишет, как он слышит.
Каждый слышит, как он дышит.
Как он дышит, так и пишет,
Не стараясь угодить.

Или в известной песне Александра Ткачева:

Молю, чтоб боль души не сделать ремеслом,
Чтоб наше слово в музыке звучало.

С принципом внутреннего единства песни и жизни в авторской песне связан изначальный приоритет внутренней прожитости песни перед внешним мастерством исполнения. Лучше на пяти-семи аккордах, глуховатым или хрипловатым голосом, но от души, полностью проживая песню, передавая ее смысл и внутренний настрой. В связи с этим вспоминаются строки из известной песни Р. Ченборисовой и И. Сидорова «Люди идут по свету»:

Они в городах не блещут манерой аристократов,
Но в чутких концертных залах, где шум суеты затих,
Страдают в бродяжьих душах бетховенские сонаты,
И светлые песни Грига переполняют их.

Или из известной песни Геннадия Васильева «Маэстро ледоруб»:

Нам приглашенья ждать миланского Ласкала,
Сказать по чести если, просто нет нужды,
Да и к тому же, все премудрости вокала
В горах заснеженных не очень-то нужны.
. . .
И шлет улыбку для миланского Ласкала
Букет обветренных, покрытых мазью губ.
Нас стажируют ледники, морены, скалы,
А голос ставит нам Маэстро ледоруб.

Таковы духовно-нравственные основы авторской песни. При всей своей многосторонней значительности они очень просты, и понять их не так уж сложно. Гораздо труднее воплотить их в своей жизни, выстроив ее по этим законам. Это оказалось под силу только тем, кто сделал духовно-нравственные основы авторской песни смыслом своей жизни.

Разделы авторской песни.

Разделы авторской песни — это ее части, внутренне единые по способу восприятия и выражения явлений жизни. Выражать знание о явлениях можно двумя способами: передачей смысла явлений и передачей переживания, связанного с этими явлениями. Поэтому основных разделов в авторской песне два: философско-сознательный и лирический. В каждом из этих разделов можно выделить серьезную часть, через которую утверждается суть авторской песни, и юмористическо-сатирическую часть, через которую отторгаются возникающие искажения, отклонения от этой сути.

Философско-сознательный раздел включает в себя в серьезной части песни и стихи, выражающие знание сути предстояния человека перед вечными ценностями, проявления этого предстояния в личной жизни и жизни песенного содружества; знание нравственной сути явлений жизни и их связей друг с другом.

Философско-сознательный раздел является характерным отличительным признаком авторской песни. В официальной поэзии этот раздел в основном отсутствует. Видимо дело в том, что выражать чувственное переживание событий жизни легче, чем познавать и выражать суть вечных духовно-нравственных ценностей, предстояния перед ними в жизни.[3] А также в том, что официальные авторы занимаются больше работой над формой, что также мало способствует познанию сути вечных духовно-нравственных ценностей, предстояния перед ними в жизни.

Лирический раздел включает в себя в серьезной части песни и стихи, выражающие переживание предстояния перед большим, чем личная жизнь, и через него перед вечными духовно-нравственными ценностями, переживание проявления этих ценностей в жизни человека и песенного содружества, а также переживание других явлений жизни, отдельно или во взаимодействии, взаимосвязи друг с другом.

Основной частью обоих разделов является серьезная часть. В ней сосредоточена суть авторской песни, ее знание и чувствование. Юмористическо-сатирическая часть является вспомогательной, полностью зависит от серьезной и самостоятельно существовать не может. Ведь если неизвестна правда, суть, выраженная в серьезной части, то неизвестно, что считать искажением. Искажение же возникает или в результате непонимания человеком основной сути авторской песни, неправильного применения в жизни знания сути, или в результате сознательного уклонения человека, общества людей от правды в сторону лжи. Невольное, неосознанное отклонение от правды встречается обычно добродушным юмором, шутками, а сознательное уклонение подвергается насмешливому сатирическому бичеванию. Все это и выражают песни юмористическо-сатирической части.

Направления авторской песни.

Направления авторской песни выражают знание сути явлений и ее переживание в русле определенных видов деятельности, где люди так или иначе предстают перед большим, чем личная жизнь, перед вечными ценностями, совершая свой выбор перед их лицом.

Авторская песня включает в себя интеллигентское, творческое, дорожно-туристское, военное направления и направление выражения сторон жизни, не связанных напрямую с возникновением человеческой сути авторской песни. Человеческая суть авторской песни состоит в отстаивании причастности человека к вечным духовно-нравственным ценностям, верности им в жизни. Происходит это среди суровых жизненных условий, выражаемых основными направлениями авторской песни. Так, интеллигентское направление выражает отстаивание причастности человека к вечным ценностям в грубом, жестоком, безнравственном государстве, творческое направление — в духовно-нравственном поиске в искусстве и творчестве, дорожно-туристское направление — в условиях трудных дорог, военное — на войне.

Последнее, дополнительное направление выражает стороны жизни, через которые не происходило создание человеческой сути авторской песни. В этих сторонах жизни предстояние перед вечными ценностями не приходилось отстаивать — присутствовало ли оно в них раньше, не приводя к возникновению авторской песни (как, например, в любви к Родине), или было открыто по аналогии уже после создания авторской песни.

Интеллигентское направление отличается от других тем, что оно полностью связано с видом не внешней, а внутренней деятельности по сохранению и воспитанию в себе высокой человечности (доброты, щедрости, великодушия, любви, сострадания) и других черт человеческого облика (мужества, стойкости, чести, совести, человеческого достоинства и благородства, чувства долга). Чувство долга, в том числе перед большим, чем личная жизнь (содружеством авторской песни, своим народом, страной, человечеством) и перед вечными духовно-нравственными ценностями (правдой, красотой, любовью) исходит в авторской песне из осознания открывшейся высокой правды о человеке, устремления к ней в жизни. Это устремление приводило последователей авторской песни к работе открытия и утверждения всего лучшего в себе. Наиболее сильно суть этого направления выразил Булат Окуджава в своей песне «Совесть, благородство и достоинство»:

Совесть, благородство и достоинство —
Вот оно, святое наше воинство.
Протяни к нему свою ладонь.
За него не страшно и в огонь.
Лик его высок и удивителен.
Посвяти ему свой краткий век.
Может, и не станешь победителем,
Но зато умрешь как человек.

Интеллигентское направление подняло в авторской песне понятие человека на самый высокий уровень, выражающий сознательное предстояние человека перед большим, чем личная жизнь, перед вечными ценностями вне зависимости от внешних условий. Интеллигентское направление авторской песни является ее высочайшей вершиной, тем камертоном, по которому настраивались остальные ее направления, души многих сотен и тысяч ее последователей.

К сожалению, ввиду утраты авторской песней высокого духовно-нравственного уровня (примерно начиная с середины 80-х годов XX века) в настоящее время интеллигентское направление в ней отсутствует. Может быть, потому Булат Окуджава сказал однажды в интервью, что жанр умер. Это направление еще предстоит создать заново и на новом уровне.

Известно, что основатели этого направления — Булат Окуджава, Александр Галич — во время бытования около авторской песни невразумительного названия «самодеятельная песня» (сам сделал, сам пою что угодно)[4] отделяли себя от этой самой «самодеятельной песни», говоря, что они не самодеятельные авторы, а поэты.[5] Звание поэта как человека, знающего и несущего в слове другим людям высокую правду, красоту, любовь, было принесено ими в авторскую песню и поднято на наибольшую высоту.

Творческое направление выражает прикосновение к вечной красоте, гармонии и правде мира через искусство, единство с ними во время творчества, отстаивание человеком этого единства в жизни, внутреннее единство с творцами искусства — композиторами, художниками, писателями, поэтами, музыкантами.

Творческому направлению принадлежит одна из самых известных песен Юрия Визбора — «Наполним музыкой сердца».

Наполним музыкой сердца!
Устроим праздники из буден.
Своих мучителей забудем…
Вот сквер — пройдемся ж до конца.
Найдем любимейшую дверь,
За ней — ряд кресел золоченых,
Куда с восторгом увлеченных
Внесем мы тихий груз своих потерь.
«Какая музыка была,
Какая музыка звучала!»
Она совсем не поучала,
А лишь тихонечко звала.
Звала добро считать добром
И хлеб считать благодеяньем,
Страданье вылечить страданьем,
А душу греть вином или огнем.
И светел полуночный зал.
Нас гений издали заметил
И, разглядев, кивком отметил
И даль иную показал.
Там было очень хорошо,
И все вселяло там надежды,
Что сменит мир свои одежды,
Ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля, ля-ля…

В этой песне выражено торжество гармонии музыки, преображающая, возвышающая способность искусства, вера в возможное изменение мира через утверждение в нем искусства.

В другой песне Юрия Визбора «По прекрасному Чюрленису» искусство представлено через известные имена его создателей.

По прекрасному Чюрленису,
Иногда по Остроухову
Мчались мы с одной знакомою
На машине «Жигули»,
Заезжали в Левитана мы,
В октябри его пожухлые.
Направлялись мы к Волошину,
Заправлялись, как могли.
По республике Цветаевой,
Через область Заболоцкого
С нами шла высоковольтная
Окуджавская струна.
Поднимались даже в горы мы,
Оставляя землю плоскую
Между пиком барда Пушкина
И вершиной Пастернак
. . .
Между Грином и Волошиным
На последнем переходе мы
Возвели шатер брезентовый,
Осветя его костром.
И собрали мы сторонников
Рифмы, кисти и мелодии,
И, представьте, тесно не было
Нам за крошечным столом.

В песне Булата Окуджавы «Живописцы» преображение, живописание города незаметно переходит в правдивое живописание человеческих судеб.

Живописцы, окуните ваши кисти
В суету дворов арбатских и в зарю,
Чтобы были ваши кисти словно листья,
Словно листья, словно листья к ноябрю.
Окуните ваши кисти в голубое
По традиции забытой городской,
Напишите и прилежно, и с любовью,
Как с любовью мы проходим по Тверской.
Мостовая пусть качнется, как очнется,
Пусть начнется, что еще не началось,
Вы рисуйте, вы рисуйте, вам зачтется,
Что гадать нам: удалось, не удалось…
Вы, как судьи, нарисуйте наши судьбы,
Наше лето, нашу зиму и весну,
Ничего, что мы чужие — вы рисуйте,
Я потом, что непонятно, объясню.

В другой песне Булата Окуджавы «Моцарт» передана вечная природа творчества, его неподвластность ни времени, ни внешним событиям жизни.

Моцарт на старенькой скрипке играет,
Моцарт играет, а скрипка поет…
Моцарт отечества не выбирает,
Просто играет всю жизнь напролет.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
Наша судьба — то гульба, то пальба…
Не оставляйте стараний, Маэстро,
Не убирайте ладоней со лба.
Где-нибудь на остановке конечной
Скажем спасибо и этой судьбе…
Но из грехов своей родины вечной
Не сотворить бы кумира себе.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
Наша судьба — то гульба, то пальба…
Не расставайтесь с надеждой, Маэстро,
Не убирайте ладоней со лба.
Коротки наши лета молодые,
Миг — и развеются, как на кострах,
Красный камзол, башмаки золотые,
Белый парик, рукава в кружевах.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
Наша судьба — то гульба, то пальба…
Не обращайте вниманья, Маэстро,
Не убирайте ладоней со лба.

Дорожно-туристское направление авторской песни выражает предстояние человека в дороге перед вечной красотой и гармонией природы, возвышающей, облагораживающей человека, предстояние перед трудностями дорог, предстояние перед вечными ценностями в дороге; открытие, испытание и утверждение в человеке нравственно-волевых качеств — мужества, стойкости, честности, человечности, верности дружбе и любви; постоянное устремление к движению вперед, открытию новых горизонтов, восхождению на новые вершины.

Дорожно-туристское направление начинается с дороги, ее духовно-нравственной цели. Человек еще не знает, куда его влечет, что он хочет найти, но уже — сначала в мыслях, а потом и в жизни — устремляется в дорогу. Об этом — в песне Владимира Высоцкого «Белое безмолвие»:

Что же нам не жилось, что же нам не спалось,
Что нас выгнало в путь по высокой волне?
Нам сиянье еще наблюдать не пришлось.
Это редко бывает — сиянье в цене.

Общая приверженность жизни в дороге, ее смыслу выражена в песне Юрия Визбора «Ночная дорога».

Нет мудрее и прекрасней средства от тревог,
Чем ночная песня шин.
Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог
Штопаем ранения души.
Не верь разлукам, старина!
Их круг — лишь сон, ей-богу.
Придут другие времена,
Мой друг, ты верь в дорогу.
Нет дороге окончанья, есть зато ее итог.
Дороги трудны, но хуже без дорог…

И в другой его песне «Ах, дорога»:

Дорогая дорога, живущего мира ворота,
Отворись предо мной, отворись предо мной.

Но дорога — это не просто состояние, это еще и путь к цели, куда влечет человека его сердце. Через рассказы и песни других людей, бывших в дороге, в туристских походах, приходило знание совершенно иной реальности, иной жизни, которая влекла к себе все новых и новых людей. Об этом песня Юрия Визбора «Не устало небо плакать»:

Не устало небо плакать над несчастьями людей,
Мы идем сквозь дождь и слякоть, через грохот площадей.
Мы идем, несем печали, бережем их под пальто,
Ни хирурги, ни медали — не поможет нам никто.
Мы с тобой уедем в горы к перевалам голубым,
И к вершинам тем, с которых все несчастья — просто дым.
Все законы незаконны, ну а память — заживет.
Только жены будут жены даже с этаких высот.
Там сойдет одна лавина, встанет новая заря,
И на солнечных вершинах наши бедствия сгорят.
Горы, мудры и туманны, встанут выше облаков
И залижут наши раны языками ледников.

Наиболее значительны в нравственном, философском плане походные песни, написанные о горах. Я вовсе не хочу принизить другие виды туризма и путешествий. Дело здесь, наверное, в том, что горы не только уводят человека из привычной повседневной жизни — в горах совершается еще и другое. Физически приподнимая человека над равнинами, расширяя перспективу и широту обзора, приобщая к своей красоте и чистоте, горы тем самым расширяют, возвышают и облагораживают мысль человека, его сознание, подвигая его к прямому предстоянию перед вечным, к пути своего дальнейшего совершенствования перед его лицом. Об этом «Памирская песня» Юрия Визбора:

Ну как же тебе рассказать, что такое гора?
Гора — это небо, покрытое камнем и снегом,
А в небе — мороз неземной, неземная жара
И ветер такой, что нигде, кроме неба, и не был.
Ищите, ищите мой голос в эфире,
Немного охрипший, на то есть причины —
Ведь наши памирки стоят на Памире,
А мы чуть повыше, чем эти вершины.
Гора — это прежде всего, понимаешь, друзья,
С которыми вместе по трудной дороге шагаешь.
Гора — это мудрая лекция «Вечность и я».
Гора — это думы мои о тебе, дорогая.
Ищите…
В палатке-памирке моей зажигалась свеча,
Как будто звезда загоралась на небе высоком,
И слабая нота, рожденная в блеске луча,
Надеюсь, к тебе долетала, хоть это далеко.
Ищите…
Вот так и ложится на сердце гора за горой,
Их радость и тяжесть, повенчанные высотою.
Мы снова уходим, хоть нам и не сладко порой,
Уж лучше тяжелое сердце, чем сердце пустое.
Ищите…

Высота гор, чистота их ледников и снегов сопоставляется с нравственной высотой и чистотой честной жизни человека. Так в песне Александра Краснопольского «Первый перевал»:

Высокой чистотой тех наших первых гор
Мы измеряем жизни чистоту.

Такую чистоту можно встретить разве что лишь еще в труднодоступных районах крайнего севера, которые так же притягивают ищущих чистоту в жизни. Так в песне Владимира Высоцкого «Белое безмолвие»:

Север — воля, надежда, страна без границ!
Снег без грязи — как долгая жизнь без вранья.

Но человек не останавливается на тех горах, где уже был, стремится взойти на новые вершины, побывать в новых местах. Строки из песни Владимира Высоцкого «Прощание с горами» — «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал» — стали афоризмом авторской песни, наиболее емко и сильно выразившим вечное стремление человека к достижению новых высот, восхождению на новые вершины. То же и у Юрия Визбора в песне «Третий полюс»:

И если где-нибудь гора найдется
Повыше эверестовских высот,
Из наших кто-нибудь туда пробьется,
А дня не хватит — ночью он взойдет!..

Побывав в горах, сроднившись с ними, человек уже не представлял своей жизни без возвращения туда, так как там он встречался с вечными ценностями, познавал себя и мог стать сильнее, выше, человечней, чем был. Об этом песня Юрия Визбора «Фанские горы»:

Я сердце оставил в Фанских горах,
Теперь бессердечный хожу по равнинам,
И в тихих беседах, и в шумных пирах
Я молча мечтаю о синих вершинах.
Когда мы уедем, уйдем, улетим,
Когда оседлаем мы наши машины —
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.
Лежит мое сердце на трудном пути,
Где гребень высок, где багряные скалы,
Лежит мое сердце, не хочет уйти,
По маленькой рации шлет мне сигналы.
Когда…
Я делаю вид, что прекрасно живу,
Пытаюсь на шутки друзей улыбнуться,
Но к сердцу покинутому моему
Мне в Фанские горы придется вернуться.
Когда…

И в его песне «Хуже, чем было, не будет»:

Опасная наша дорога,
Возможен печальный конец.
Но мы приближаемся к Богу,
Снимая всю накипь с сердец…

В суровых условиях гор в предельно опасных ситуациях проверялись нравственные и волевые качества человека — мужество, стойкость, честность, верность дружбе и любви, человечность. И по результатам этой проверки, как правило, человек либо принимался, либо отторгался. Об этом «Песня о друге» В. Высоцкого:

Если друг оказался вдруг
И не друг, и не враг, а так,
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош, —
Парня в горы тяни — рискни,
Не бросай одного его,
Пусть он в связке одной с тобой —
Там поймешь, кто такой.
Если парень в горах не ах,
Если сразу раскис — и вниз,
Шаг ступил на ледник — и сник,
Оступился — и в крик, —
Значит, рядом с тобой — чужой,
Ты его не брани — гони:
Вверх таких не берут и тут
Про таких не поют.
Если ж он не скулил, не ныл,
Пусть он хмур был и зол, но шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но держал,
Если шел он с тобой как в бой,
На вершине стоял хмельной,
Значит, как на себя самого,
Положись на него.

В горах все зависело от человеческого решения идти вверх или вниз в нравственном, духовном смысле. А возможности для этого всем предоставлялись равные. Ради победы над своими слабостями, а также ради облагораживания, возвышения, преображения люди ходили в горы и другие прекрасные, трудные места. Об этом в «Песне альпинистов» Юрия Визбора:

Вот это для мужчин —
Рюкзак и ледоруб.
И нет таких причин,
Чтоб не вступать в игру.
А есть такой закон —
Движение вперед,
И кто с ним не знаком,
Навряд ли нас поймет.
Прощайте вы, прощайте,
Писать не обещайте,
Но обещайте помнить
И не гасить костры
До после восхождения,
До будущей горы.
И нет там ничего —
Ни золота, ни руд.
Там только-то всего,
Что гребень слишком крут.
И слышен сердца стук,
И страшен снегопад
И очень дорог друг,
И слишком близок ад.
Прощайте вы…
Но есть такое там,
И этим путь хорош,
Чего в других местах
Не купишь, не найдешь:
С утра подъем, с утра,
И до вершины бой.
Отыщешь ты в горах
Победу над собой.
Прощайте вы…

Также к дорожно-туристскому направлению можно отнести некоторое количество песен о дороге в море, дороге в небо и в космос. Написаны они были в основном по следам прочитанных книг, таких, как «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери, «Алые паруса» Александра Грина, «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова, и по результатам осмысления достижений человека в мореплавании, воздухоплавании, космонавтике, возвышения и нравственного очищения человека через причастность к ним. В этих песнях проявляется неустанное стремление человека к познанию новых сторон мира, стремление к осознанию места человека в этой новой реальности.

В песне Владимира Высоцкого «Гимн морю и горам» соединяется суть гор и моря, поведения человека среди них:

Заказана погода нам удачею самой,
Довольно футов нам под киль обещано,
И небо поделилось с океаном синевой —
Две синевы у горизонта скрещены.
Не правда ли, морской хмельной невиданный простор
Сродни горам в веселье, буйстве, кротости?
Седые гривы волн чисты, как снег на пиках гор,
И впадины меж ними — словно пропасти!
Служение стихиям не терпит суеты,
К двум полюсам ведет меридиан.
Благословенны горные хребты,
Благословен великий океан!
Нам всем великий случай — брат, везение — сестра,
Хотя — на всякий случай — мы встревожены.
На суше пожелали нам ни пуха ни пера,
Созвездья к нам прекрасно расположены.
Мы все впередсмотрящие, все начали с азов,
И если у кого-то невезение —
Меняем курс, идем на «СОС», как там, в горах, на зов —
На помощь, прерывая восхождение.
Служение стихиям…
Потери подсчитаем мы, когда пройдет гроза,
Не сединой, а солью убеленные —
Скупая океанская огромная слеза
Умоет наши лица просветленные…
Взята вершина, клотики вонзились в небеса,
С небес на землю — только на мгновение.
Едва закончив рейс, мы поднимаем паруса —
И снова начинаем восхождение.
Служение стихиям…

А в песне Юрия Визбора «Притяженье звездного пространства» открывается нам единство устремления человека вверх на земле и в космосе:

Наверно, мы увидимся нескоро,
Поскольку улетаем далеко.
Наш порт — обыкновеннейшее поле
С сухой травой и норами сурков.
В том поле, приготовленные к стартам,
Стоят без труб и весел корабли,
Ведь притяженье звездного пространства
Сильнее притяжения земли.
Нам уходить от зелени и снега,
Нам постигать порядок неземной.
И каждый шаг, ведущий прямо в небо,
Оплачивать космической ценой.
И не забыты в этом славном братстве
Товарищи, что к цели не дошли,
Ведь притяженье звездного пространства
Сильнее притяжения земли.
Мы мчимся невеликою звездою
Над звездами вечерних городов.
Мы машем вам из космоса рукою,
Как машут с уходящих поездов.
И на Земле рожденный ветер странствий
Несет все дальше наши корабли,
Ведь притяженье звездного пространства
Сильнее притяжения земли.

В дорожно-туристском направлении авторской песни проявляется наибольшее богатство сторон возвышающей, облагораживающей реальности внешнего мира. Поэтому оно наряду с интеллигентским направлением достаточно сильно настраивает остальные направления на суть, которую выражает.

Однако есть и принципиальное различие между дорожно-туристским и интеллигентским направлением. Интеллигентское направление выражает внутренний мир человека, его предстояние перед вечными ценностями, следование человечным нравственным принципам независимо от внешних условий. Дорожно-туристское направление выражает взаимодействие человека с внешней реальностью трудных дорог. Эта внешняя реальность совместно с внутренним миром человека создает внутреннее состояние песен дорожно-туристского направления. В каждом отдельном случае имеет большое значение, какая из этих частей — внешняя реальность или внутреннее устремление человека — является главной.

Когда авторская песня развивалась, во всех явлениях и образах люди видели прежде всего общечеловечески значимую суть, а не внешнюю форму. Преодоление трудностей в дороге, восхождения на вершины служили символом внутреннего духовно-нравственного восхождения: преодоления своих слабостей, утверждения сильных сторон и нравственных качеств. Приобщаясь к этому состоянию в условиях трудных дорог, люди стремились к нему и после возвращения оттуда.

Однако в настоящее время нередко для туристов главной является внешняя реальность трудных дорог. Выражение в песне таких путешествий не имеет отношения к авторской песне, её духовно-нравственному настрою и человеческим целям.[6]

Военное направление авторской песни выражает предстояние человека в условиях войны перед лицом неизвестности, жизни и смерти, перед вечными ценностями; жизненный выбор человека перед их лицом, сохранение и утверждение в себе человеческого облика; сохранение и укрепление внутреннего единства со своей Родиной, народом.

Участие в Великой Отечественной войне поставило массы людей нашей страны, с одной стороны, перед лицом неизвестности, жизни и смерти, а с другой стороны — перед лицом вечных ценностей. Там каждый человек совершал выбор: или укрепить вопреки опасностям войны свою волю, дух, мужество, нравственные качества, отстоять свой человеческий облик, единство со своим народом, Родиной, или потерять все это, вместе или по частям, перед лицом опасностей войны.

Не мне судить тех, кто не выдержал под перекрестным огнем немецких автоматчиков, танков, артиллерии с одной стороны и пулеметным огнем сталинских заградительных рот с другой. Они скорее жертвы, а не преступники, заслуживающие наказания, так же как и многие другие, не подготовленные к оборонительным боям, попавшие в немецкий плен и объявленные за это на своей Родине предателями.

Но многие, выдержав эти испытания, победив страх смерти, утвердив свою волю и веру, вдруг с новой силой открыли, осознали величие человеческого облика в себе, величие своего единства со своим народом, Родиной. Невозможно было удержать в себе эти открытия. Многие стали писать стихи и песни еще на войне и продолжили после нее.

Официальное песенное искусство избегало выражать многие стороны правды, открывшейся людям на войне. Люди же хотели сохранить и передать другим свои открытия, ведущие к высоте и благородству человека, его предстоянию пред вечными ценностями в жизни.

Победа в войне окрылила людей, придала желания и силы жить, строить новое прекрасное будущее. Как благодарность за победу рождались песни и стихи, воспевающие подвиги солдат в недавней войне.

Так появилось военное направление авторской песни, содержащее в себе высокие духовно-нравственные ориентиры для тех, кто был на войне и тех, кто туда не попал. Основными его авторами были Булат Окуджава и Владимир Высоцкий.[7]

Однако со временем война уходила все дальше в прошлое, наработанная духовно-нравственная высота и единство народа ослабли, и военное направление авторской песни постепенно сошло на нет, исчезло к началу 90-х годов двадцатого века.[8]

Направление выражения сторон жизни, не связанных напрямую с возникновением человеческой сути авторской песни, включает в себя три части: песни единения, выражающие единство с явлениями, близкими по сути; песни предстояния, выражающие суть явлений и идей без высказывания своего отношения к ним; песни отторжения явлений и идей, неприемлемых по сути, противоположных по сути духовно-нравственным основам авторской песни.

Из этих трех частей основными являются первые две — песни единения и песни предстояния, третья же — песни отторжения — проявляется гораздо меньше. Ведь с самого начала авторская песня возникла как объединение людей, живущих прежде всего во имя открытой ими правды, а не вопреки тому, что им мешало жить, хотя и эта нота в авторской песне присутствует.[9]

Первая часть данного направления — песни единения — выражает проявления единства: любовь, дружбу, преданность, патриотизм по отношению к Родине, своему народу, конкретным людям, образу деятельности, мировоззрению, идеям.

Через любовь, дружбу, преданность, патриотизм человек часто открывает проявление вечного в том, что он любит, чему предан, приходя к предстоянию перед вечными ценностями в нем. Так, в песне Юрия Визбора «Россия» высказана любовь к Родине, сознание своего единства с ней и с теми, кто так же любит ее и отдает ей свои силы, веру, жизнь.

Любовь моя, Россия,
Люблю, пока живу,
Дожди твои косые,
Полей твоих траву,
Дорог твоих скитанья,
Лихих твоих ребят.
И нету оправданья
Не любящим тебя.
Любовь моя, Россия,
Ты с каждым днем сильней,
Тебя в груди носили
Солдаты на войне,
Шинелью укрывали
И на руках несли,
От пуль оберегали,
От горя сберегли.
Любовь моя, Россия,
Немало над тобой
Невзгоды моросили
Ненастною порой.
Но ты за далью синей
Звездой надежд живешь,
Любовь моя, Россия,
Спасение мое!

Немало песен посвящено выражению единства с содружеством авторской песни, сознания его ценности и своей неотделимости от него. Одна из самых известных — песня Булата Окуджавы «Возьмемся за руки, друзья»:[10]

Поднявший меч на наш союз
Достоин будет худшей кары.
И я за жизнь его тогда
Не дам и самой ломаной гитары.
Как вожделенно жаждет век
Нащупать брешь у нас в цепочке…
Возьмемся за руки, друзья,
Чтоб не пропасть поодиночке.
Среди совсем чужих пиров
И слишком ненадежных истин,
Не дожидаясь похвалы,
Мы перья белые свои почистим.
Пока безумный наш султан
Сулит дорогу нам к острогу,
Возьмемся за руки, друзья,
Возьмемся за руки, ей-богу.
Когда придет дележки час,
Не нас калач ржаной поманит
И рай настанет не для нас,
Зато Офелия всех нас помянет.
Пока не грянула пора
Нам расставаться понемногу,
Возьмемся за руки, друзья,
Возьмемся за руки, ей-богу.

Много в авторской песне песен, посвященных дружбе между людьми, взаимной поддержке в трудностях и совместному переживанию радостей. Одна из них — песня Юрия Визбора «Спокойно, дружище»:

Спокойно, дружище, спокойно!
У нас еще все впереди.
Пусть шпилем ночной колокольни
Беда ковыряет в груди.
Не путай конец и кончину,
Рассветы, как прежде, трубят.
Кручина твоя не причина,
А только ступень для тебя.
По этим истертым ступеням,
По горю, разлукам, слезам
Идем, схоронив нетерпенье
В промытых ветрами глазах.
Виденья видали ночные
У паперти северных гор,
Качали мы звезды лесные
На черных глазницах озер.
Спокойно, дружище, спокойно!
И пить нам — и весело петь.
Еще в предстоящие войны
Тебе предстоит уцелеть.
Уже и рассветы проснулись,
Что к жизни тебя возвратят,
Уже изготовлены пули,
Что мимо тебя просвистят.

И, конечно, много в авторской песне песен, посвященных любви человека к другому человеку. Здесь и преданность, и терпение, и бесстрашие перед лицом испытаний, и нежность к любимому человеку, восхищение им. В песне Ады Якушевой «Я шагаю дорогой длинной» выражено сознание ценности внутреннего присутствия любимого и любящего человека в жизни.

Я шагаю дорогой длинной,
Все повороты ее приняв,
Потому что тому причиной
Твое спокойствие за меня.
Мне ни крыши, ни стен не надо,
Мне лишь манящий глазок огня,
Потому что со мною рядом
Твое волнение за меня.
Я не стану искать, где лучше, —
Пусть будет хуже и холодней,
Потому что со мной попутчик —
Такая нежность твоя ко мне.
Все на свете — и снег, и ветер —
В сравненьи с этим равно нулю,
Потому что ты есть на свете,
А еще я тебя люблю.

В песне Юрия Визбора «Здравствуй, я вернулся» выражена радость возвращения и встречи с близким человеком, свет которого был силен и в разлуке.

Здравствуй, здравствуй, я вернулся!
Я к разлуке прикоснулся,
Я покинул край, в котором
Лишь одни большие горы,
Меж горами перевалы, —
В том краю ты не бывала.
Там звезда есть голубая,
В ней угадывал тебя я.
Здравствуй, здравствуй, друг мой вечный!
Вот и кофе, вот и свечи,
Вот созвездье голубое,
Вот и мы вдвоем с тобою.
Наши дни бегут к закату,
Мы, как малые ребята,
Взявшись за руки, клянемся —
То ли плачем, то ль смеемся.
Здравствуй, здравствуй, милый случай!
Здравствуй, храбрый мой попутчик!
Разреши идти с тобою
За звездою голубою.
И на рынок за хлебами,
И с корзиной за грибами,
И нести вдвоем в корзинке
Наших жизней половинки.
Здравствуй, здравствуй, я вернулся!

Единство может быть также и с образом действий, который человек любит, его сутью, или с мировоззрением. Об этом в песне Юрия Визбора «Работа»:

Забудется печаль и письма от кого-то,
На смену миражам приходят рубежи,
И первая тропа с названием «работа»
Останется при нас оставшуюся жизнь.
.. . .
Когда уходим мы к сияющим высотам,
За нами в небе след искрящийся лежит,
И первая любовь с названием «работа»
Останется при нас оставшуюся жизнь.

Вторая часть рассматриваемого направления — песни предстояния — выражает знание сути и переживание явлений жизни без выражения отношения к ним.

Стремление точно выразить в слове и передать другим знание правды о сути явлений, переживание ее открытия, предстояние через нее перед вечными ценностями создало эту часть рассматриваемого направления авторской песни. Часто песни этой части содержат точные словесные формулы сути явлений, их внутренней жизни, связей с другими явлениями мира.

Сначала возьмем песни, выражающие знание сути явлений, предстояние перед ней. Затем рассмотрим песни, выражающие переживание явлений, предстояния перед их сутью без выражения отношения к ним. Одна из песен первой группы — «Баллада о любви» Владимира Высоцкого:

Когда вода всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась Любовь
И растворилась в воздухе до срока,
А срока было — сорок сороков.
И чудаки — еще такие есть —
Вдыхают полной грудью эту смесь
И ни наград не ждут, ни наказанья,
И, думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же неровного дыханья.
Я поля влюбленным постелю —
Пусть поют во сне и наяву!
Я дышу — и значит, я люблю!
Я люблю — и значит, я живу!
И вдоволь будет странствий и скитаний:
Страна Любви — великая страна.
И с рыцарей своих для испытаний
Все больше станет спрашивать она,
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна…
Но вспять безумцев не поворотить,
Они уже согласны заплатить
Любой ценой — и жизнью бы рискнули, —
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули.
Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мертвых воскрешал,
Потому что если не любил —
Значит, и не жил, и не дышал.
Но многих, захлебнувшихся любовью,
Не докричишься, сколько ни зови.
Им счет ведет молва и пустословье,
Но этот счет замешан на крови.
А мы поставим свечи в изголовье
Погибших от невиданной любви.
Но душам их дано бродить в цветах,
Их голосам дано сливаться в такт,
И вечностью дышать в одно дыханье,
И встретиться — со вздохом на устах —
На шатких переправах и мостах,
На узких перекрестках мирозданья.
Только чувству, словно кораблю,
Вечно оставаться на плаву,
Прежде чем узнать, что «я люблю» —
То же, что «дышу» или «живу».

Здесь неразрывность, единство любви и жизни, их отождествление — главная мысль песни. Автор и его отношение к рассматриваемому предмету отсутствует в поле зрения песни, так как основное внимание уделено другому — проявлению любви в жизни, предстоянию человека перед ней, служению человека ей.

В песне Юрия Визбора «Ты у меня одна» выражено предстояние перед любовью через любимого человека.

Ты у меня одна,
Словно в ночи луна,
Словно в году весна,
Словно в степи сосна.
Нету другой такой
Ни за какой рекой.
Нет за туманами,
Дальними странами.
В инее провода,
В сумерках города.
Вот и взошла звезда,
Чтобы светить всегда,
Чтобы гореть в метель,
Чтобы стелить постель,
Чтобы качать всю ночь
У колыбели дочь.
Вот поворот какой
Делается рекой:
Можешь отнять покой,
Можешь махнуть рукой,
Можешь отдать долги,
Можешь любить других,
Можешь совсем уйти,
Только свети, свети.

Здесь нет утверждения своего единства с любимым человеком — лишь предстояние перед ним, сознание его неповторимой ценности.

В песне Булата Окуджавы «Надежды маленький оркестрик» главная мысль в том, что во все времена — и легкие, и тяжелые — человека ведет вперед надежда и любовь. И здесь личное отношение автора к рассматриваемой идее отсутствует в песне.

Когда внезапно возникает
Еще неясный голос труб,
Слова, как ястребы ночные,
Срываются с горячих губ,
Мелодия — как дождь случайный…
Гремит и бродит меж людьми
Надежды маленький оркестрик
Под управлением Любви.
В года разлук, года смятений,
Когда свинцовые дожди
Лупили так по нашим спинам,
Что снисхождения не жди,
И командиры все охрипли,
Тогда командовал людьми
Надежды маленький оркестрик
Под управлением Любви
.. . .

В «Песенке о дураках» Булат Окуджава выражает суть отношения заурядного и глупого обывательского общества к умным, неординарным, творческим людям. Здесь нет ни выражения своего единства с умными, ни отторжения дураков, а лишь знание сути действий дураков по отношению к умным.

Вот так и ведется на нашем веку:
На каждый прилив по отливу,
На каждого умного по дураку —
Все поровну, все справедливо.
Но принцип такой дуракам не с руки:
С любых расстояний их видно.
Кричат дуракам: «Дураки! Дураки!», —
А это им очень обидно.
И чтоб не краснеть за себя дураку,
Чтоб каждый был выделен, каждый,
На каждого умного по ярлыку
Повешено было однажды.
Давно в обиходе у нас ярлыки:
По фунту на грошик на медный.
И умным кричат: «Дураки! Дураки!», —
А вот дураки незаметны.

Песня Александра Галича «Закон природы» выражает знание о том, что в человеческом обществе, как и вообще в природе, невозможно достижение успеха при введении однообразия и подавлении других направлений развития, выражающих свободный творческий поиск.

…Давно в музей отправлен трон,
Не стало короля,
Но существует тот закон —
Тра-ля-ля-ля-ля-ля.
И кто с законом не знаком,
Пусть учит срочно тот закон,
Он очень важен, тот закон.
Тра-ля-ля-ля.
Повторяйте на дорогу
Не для кружева-словца,
И поймите, ей же богу,
Если все шагают в ногу,
Мост об-ру-ши-ва-ет-ся!

«Песня о Земле» Владимира Высоцкого выражает знание о том, что суть Земли не уничтожить войной, что Земля восстановится, заживит свои раны и поможет жизни, населяющей ее.

Кто сказал: «Все сгорело дотла,
Больше в землю не бросите семя»?!
Кто сказал, что Земля умерла?
Нет, она затаилась на время.
Материнства не взять у Земли,
Не отнять, как не вычерпать моря.
Кто поверил, что Землю сожгли?
Нет, она почернела от горя.
Как разрезы, траншеи легли,
И воронки, как раны, зияют.
Обнаженные нервы Земли
Неземное страдание знают.
Она вынесет все, переждет, —
Не записывай Землю в калеки!
Кто сказал, что Земля не поет,
Что она замолчала навеки?
Нет! Звенит она, стоны глуша,
Изо всех своих ран, из отдушин.
Ведь Земля — это наша душа,
Сапогами не вытоптать душу!
Кто поверил, что Землю сожгли?
Нет, она затаилась на время.

В песне Александра Городницкого «Атланты» выражено предстояние перед трудом сохранения мира и равновесия на Земле. Атланты — это, конечно, образ, но труд по поддержанию равновесия конкретен.

Когда на сердце тяжесть
И холодно в груди,
К ступеням Эрмитажа
Ты в сумерки приди,
Где без питья и хлеба,
Забытые в веках,
Атланты держат небо
На каменных руках.
Держать его, махину,
Не мед со стороны.
Напряжены их спины,
Колени сведены.
Их тяжкая работа
Важней иных работ:
Из них ослабни кто-то —
И небо упадет.
Во тьме заплачут вдовы,
Повыгорят поля,
И встанет гриб лиловый,
И кончится земля.
А небо год от года
Все давит тяжелей.
Дрожит оно от гуда
Ракетных кораблей.
Стоят они, навеки
Уперши лбы в беду.
Не Боги — человеки,
Привыкшие к труду.
И жить еще надежде
До той поры, пока
Атланты небо держат
На каменных руках.

Вслед за песнями, выражающими знание сути явлений, перед которыми предстоит человек, рассмотрим песни, выражающие переживание этого предстояния. В отличие от песен единения и отторжения в этих песнях нет ни утверждения своего единства с тем, что человек переживает, ни утверждения отторжения этого, а лишь выражение сути переживания предстояния, потока мыслей и чувств, от восторга до отчаяния, связанных с этим переживанием.

Одна из таких — песня Юрия Визбора «Многоголосье».

О мой пресветлый отчий край!
О голоса его и звоны!
В какую высь ни залетай,
Все над тобой его иконы.
И происходит торжество
В его лесах, его колосьях.
Мне вечно слышится его
Многоголосье.
Какой покой в его лесах,
Как в них черны и влажны реки!
Какие храмы в небесах
Над ним возведены навеки!
И происходит…
Я — как скрещенье многих дней,
И слышу я в лугах росистых
И голоса моих друзей,
И голоса с небес российских.
И происходит…

В этой песне отсутствует утверждение своего единства с Родиной, так как основное внимание уделено другому. В первой строке смысловое ударение ставится не на слове «мой», а на последующем «пресветлый отчий край», что и согласуется с дальнейшим смыслом песни. Слово «мой» проскальзывает в начале песни и более не имеет продолжения в тексте песни. Главное здесь — выражение восторга, восхищения возвышенной красотой и гармонией Родины, ее необъятной ширью и высью.

Еще одним примером песен, несущих переживание предстояния перед сутью явлений жизни без выражения своего отношения к ним, является песня Александра Городницкого «Предательство».

Предательство, предательство,
Предательство, предательство —
Души незаживающий ожог.
Рыдать устал, рыдать устал,
Рыдать устал, рыдать устал,
Рыдать устал над мертвыми рожок.
Зовет за тридевять земель
Трубы серебряная трель,
И лошади несутся по стерне,
Но что тебе святая цель,
Когда пробитая шинель
От выстрелов дымится на спине!
Вина твоя, вина твоя,
Что надвое, что надвое
Судьбу твою сломали, ротозей,
Жена твоя, жена твоя,
Жена твоя, жена твоя,
Жена твоя и лучший из друзей.
А все вокруг как будто «за»
И смотрят ласково в глаза,
И громко воздают тебе хвалу,
А ты — добыча для ворон,
И дом твой пуст и разорен,
И гривенник пылится на полу.
Учитесь вы, учитесь вы,
Учитесь вы, учитесь вы,
Учитесь вы друзьям не доверять:
Мучительно, мучительно,
Мучительно, мучительно,
Мучительнее после их терять.
И в горло нож вонзает Брут,
И над Тезеем берег крут,
И хочется довериться врагу…
Земля в закате и в дыму…
Я умираю потому,
Что жить без этой веры не могу!

Здесь нет утверждения отторжения, презрения и ненависти по отношению к совершившим предательство, а лишь переживание факта предательства — выражение отчаяния, горечи, метаний от пренебрежения высокой целью, призыва не доверять друзьям, к желанию сохранить веру в дружбу, без которой человек не может жить.

В песнях предстояния отсутствует утверждение единения с явлениями жизни или их отторжения, что ставит вопрос об этом перед слушателями песен, подвигает их к совершению своего сознательного выбора.

Третья часть рассматриваемого направления — песни отторжения — выражает отторжение явлений и идей, неприемлемых для автора и противоположных по сути духовно-нравственным основам авторской песни. Песни, содержащие отторжение в чистом виде, составляют небольшую часть рассматриваемого направления авторской песни, да и всей авторской песни тоже. Примером такой песни может служить песня Владимира Высоцкого «Я не люблю», полностью построенная на высказывании отторжения явлений жизни, неприемлемых для автора.

Я не люблю фатального исхода,
От жизни никогда не устаю.
Я не люблю любое время года,
Когда веселых песен не пою.
Я не люблю холодного цинизма,
В восторженность не верю, и еще —
Когда чужой мои читает письма,
Заглядывая мне через плечо.
Я не люблю, когда наполовину
Или когда прервали разговор.
Я не люблю, когда стреляют в спину,
Я также против выстрелов в упор.
Я ненавижу сплетни в виде версий,
Червей сомненья, почестей иглу,
Или когда все время против шерсти,
Или когда железом по стеклу.
Я не люблю уверенности сытой —
Уж лучше пусть откажут тормоза.
Досадно мне, коль слово «честь» забыто
И коль в чести наветы за глаза.
Когда я вижу сломанные крылья —
Нет жалости во мне, и неспроста:
Я не люблю насилье и бессилье,
Вот только жаль распятого Христа.
Я не люблю себя, когда я трушу,
Досадно мне, когда безвинных бьют.
Я не люблю, когда мне лезут в душу,
Тем более, когда в нее плюют.
Я не люблю манежи и арены:
На них мильон меняют по рублю.
Пусть впереди большие перемены,
Я это никогда не полюблю.

Часто выражение отторжения различных сторон, явлений жизни является частью песен единения. Это исходит из того, что когда человек четко ставит жизненную цель, он начинает понимать, что совместимо и что не совместимо с продвижением к выбранной цели. Утверждая свое единство с одним, он отторгает противоположное.

Так, в песне Булата Окуджавы «Возьмемся за руки, друзья» есть такие строки:

Когда придет дележки час,
Не нас калач ржаной поманит.
И рай настанет не для нас,
Зато Офелия всех нас помянет…

Эти строки не ослабляют, а помогают утвердить главную правду, выраженную в песне.

Песни, в которых наряду с утверждением единения присутствует утверждение отторжения, можно назвать песнями разделения, так как они разделяют явления жизни на принимаемые и отторгаемые.

Три части рассматриваемого направления авторской песни — песни единения, песни предстояния и песни отторжения — можно выделить не только в нем, но и в любом другом направлении авторской песни.

Но при рассмотрении предыдущих направлений — интеллигентского, творческого, дорожно-туристского, военного — важнее было показать их прямую связь с человеческой сутью авторской песни и историей ее возникновения. Можно в виде таблицы представить присутствие выражения единства, предстояния и отторжения во всех основных направлениях авторской песни.

Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения

2. ФОРМЫ ЖИЗНИ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ.

Клубы авторской песни.

Клубы авторской песни (первоначально называвшиеся клубами самодеятельной песни — КСП) стали первой естественной формой жизни движения авторской песни, выросшей из постоянных встреч авторов, исполнителей и любителей авторской песни. Клубы были одновременно местом создания, существования и развития авторской песни, местом распространения песен, мировоззрения и образа жизни среды авторской песни, а также центрами организации мероприятий, направленных на повышение качества авторской песни и ее распространение за пределы своей среды (концертов, фестивалей, семинаров и других.

Для повышения уровня авторской песни клубы стали осуществлять работу над качеством текстов песен и их исполнением, над углублением понимания поэзии и идей авторской песни. Кроме передачи опыта от опытных последователей авторской песни к начинающим в ряде случаев приглашались специалисты по литературному, поэтическому и сценическому мастерству. Организовывались семинары авторской песни для авторов и исполнителей. Хотя были и клубы авторской песни, больше напоминавшие клубы общения вокруг авторской песни.

В плане распространения песен, образа жизни и мировоззрения авторской песни клубы давали широкие возможности для обмена песнями, пониманием авторской песни, связанного с ней образа жизни. Нередки были любители, исписывавшие по несколько толстых тетрадей текстами полюбившихся песен, а также исполнители песен, знавшие их по несколько сотен и с удовольствием исполнявшие. Через клубы же распространялись и магнитофонные записи песен, и самодельные печатные сборники текстов, и фестивальная атрибутика (значки, вымпелы и другие вещи с изображение фестивальных эмблем) и рассказы об основателях авторской песни, их жизни.

Также клубы задумывали, организовывали и проводили мероприятия, работающие на распространение авторской песни за пределы круга ее последователей (концерты авторской песни, фестивали авторской песни, выступления по радио, а также публикации песен в газетах и фестивальных сборниках).

Клубы авторской песни были центрами сохранения высоко сознательного духовно-нравственного уровня жизни и мысли, связанного с авторской песней, ее предстоянием перед вечными ценностями. Распространяя авторскую песню, клубы поднимали до ее уровня широкие народные массы, не связанные с ней напрямую.

Фестивали авторской песни.

Фестивали авторской песни (первоначально слеты самодеятельной и туристской песни) — вторая форма жизни движения авторской песни, выросшая из организованных встреч авторов, исполнителей, любителей авторской песни, живущих в разных местах, достаточно сильно отдаленных друг от друга.

Люди из разных клубов, разных городов и областей страны (тогда Советского Союза) ходили в туристские походы, ездили в другие города, где знакомились с новыми для себя авторами и песнями. Естественно, возникало желание открывать и дальше новые хорошие песни и хороших авторов, сравнить их со своими и уже известными, выявить лучших авторов и лучшие песни.

Для обмена песнями, выявления лучших песен и авторов и были организованы фестивали авторской песни. Они стали проходить или в населенных пунктах на базе домов культуры и других культурных учреждений, или в природных условиях, где участники жили в палатках, готовили пищу на кострах, как в обычных туристских походах.

Существовали небольшие слеты, где лучшие авторы и песни специально не выявлялись. Наградой лучшим авторам и песням было их признание слушателями и быстрое распространение песен через заучивание и передачу от одного исполнителя к другому. Происходило это стихийно, само собой. Такие слеты могли собирать всего несколько десятков человек.

На больших фестивалях, собирающих сотни и тысячи человек, стало происходить еще и официальное выявление лучших авторов, лучших песен и лучших исполнителей с присвоением им звания победителей. Для этого организаторы фестивалей стали создавать жюри из опытных авторов и специалистов по поэзии, музыке, исполнению песен, которые через предварительное прослушивание отбирали песни для конкурсного фестивального концерта и по его итогам определяли лучших среди авторов и исполнителей. Победителям, как правило, присваивали первые три места или звание лауреатов фестиваля. При большом количестве выступающих их стали делить на номинации: авторов, исполнителей, дуэтов, ансамблей.

Иногда существовало тематическое деление по направлениям (лирическое, туристское, философское, шуточное), в каждом из которых определяли лучшие песни, лучших авторов и исполнителей. Лучшим авторам на ряде фестивалей предоставлялась возможность проведения авторских концертов, публикации песен в фестивальных сборниках.

Фестивальные концерты сначала (при небольшом количестве участников) проходили просто у костра. Позже при увеличении количества выступающих и слушателей стали применять специально оборудованные сцены и звуковую аппаратуру.

На некоторых фестивалях для повышения качества песен организовывали творческие лаборатории, где прямо во время фестиваля с желающими проводилась работа по их песням с объяснением типичных ошибок в стихосложении, исполнении песен и способов их исправления.

Как правило, фестивали имели свое название, эмблему. Прямо на фестивале распространялись значки, вымпелы и другая атрибутика с эмблемой фестиваля, а также печатные сборники песен, магнитофонные записи.

Каждый отдельный фестиваль проходил раз в году, но поскольку городов и клубов много, то с весны и до осени фестивали авторской песни проходили в разных местах в выходные дни почти каждой недели.

Таким образом, фестивали изначально служили местом распространения лучших песен, мировоззрения и образа жизни движения авторской песни.

Семинары авторской песни.

Специальной формой жизни движения авторской песни стали семинары авторской песни. Создавались они для совершенствования авторов и исполнителей в написании и исполнении песен.

Так как в рамках творческих лабораторий фестивалей было недостаточно времени для глубокой и всесторонней работы над песней и ее исполнением, а на ряде фестивалей и слетов творческих лабораторий вовсе не было, в некоторых городах клубы авторской песни стали организовывать семинары для авторов и исполнителей.

На семинарах, в отличие от фестивалей, случайных людей не было, и поэтому атмосфера была деловой и творческой. Присутствовали только авторы и исполнители, и через их общение происходило сплочение ядра авторской песни, ее совершенствование. Люди делились своими творческими находками и достижениями, вместе искали новые формы жизни авторской песни.

Однако семинары проводились не часто и не везде. Все зависело от инициативы клубов авторской песни и местных возможностей.

3. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ.

Возникновение авторской песни.

Авторская песня началась в нашей стране с предстояния людей перед освобожденной от иллюзий правдой жизни во время Великой Отечественной войны и жестокостей тоталитарного режима, с проблемы духовного и нравственного выживания людей в этих условиях и желания высказать открывшуюся страшную и прекрасную правду о человеческом выборе перед лицом жизни и смерти, перед лицом вечных ценностей.

Поводом для возникновения авторской песни, как отмечали многие, явилась смерть Сталина и связанное с ней ослабление жестокости тоталитарного режима, в том числе ослабление цензуры на литературные произведения. Стало можно говорить и писать о многих сторонах правды, не боясь репрессий со стороны государства (расстрелов, каторжных работ в концентрационных лагерях и т. д.), бывших до этого обычным делом.

Официальное государственное искусство, в том числе песенное, молчало о многих сторонах открывшейся правды. И люди стали сами писать песни и стихи об этом.

Духовно-нравственные основы авторской песни оформились исходя из целей, к которым внутренне устремлялись люди, создававшие авторскую песню, из их предстояния перед вечными духовно-нравственными ценностями.

Развитие авторской песни.

Открыв предстояние перед вечными духовно-нравственными ценностями, его возвышающее, облагораживающее действие, люди стали искать продолжения этого предстояния в жизни. Они стремились сохранить и развить умение выражать это предстояние в песнях и стихах.

Объединившись в содружество авторской песни, люди устремлялись к открытию новых горизонтов, достижению новых высот, в том числе в самой авторской песне. Шел сильный и многосторонний поиск форм песен и жизни движения авторской песни. Авторы, исполнители, любители объединялись в клубы, ходили в туристские походы, интересовались поэзией, прозой, классической музыкой, живописью, театром, историей, философией, занимались фотографией, любительскими киносъемками, писали песни, стихи, организовывали концерты, фестивали и семинары авторской песни.

В поиске форм жизни движения авторской песни многое шло в ход: и исторические аналоги поэтов-певцов (барды, менестрели, миннезингеры средневековой Европы), и литературные герои (большей частью романтической направленности), и театральные формы жизни, и собственные находки и идеи. Жизненность найденного проверялась беспристрастным и честным судом последователей авторской песни и временем.

В процессе развития авторской песни у ее последователей укреплялось и росло сознание ее ценности, общечеловеческой, общественной значимости. Не развлечение и не простое личное увлечение, а серьезное дело, нужное людям, народу, стране. Это возвышало и облагораживало, придавало достоинства, распрямляло людей в полный рост.

Таким образом, в течение шестидесятых-семидесятых годов были найдены и укрепились формы песни и жизни движения авторской песни. И к началу восьмидесятых годов авторская песня подошла к рубежу, от успешного прохождения которого зависело ее дальнейшее развитие и существование.

Причины кризиса авторской песни.

За шестидесятые — семидесятые годы были найдены, определились основные направления авторской песни, формы ее жизни и соответствующие ей формы песен. В каждом из направлений были открыты и закреплены его основные духовно-нравственные ценности.

Семидесятые годы для авторской песни во многом решающие. Авторская песня бурно развивается по проложенным путям, пишутся значительные песни. Но во второй половине семидесятых годов назревает вопрос о выборе: будет авторская песня развиваться в сторону более высокого уровня осознания духовно-нравственных ценностей и их воплощения в песне или останется на прежнем уровне, чтобы, утрачивая духовно-нравственное развитие, опуститься вниз.[11]

О том, что авторская песня выросла из прежнего уровня, свидетельствует появление в семидесятые годы авторов, создававших более сложные поэтические и музыкальные конструкции песен. Это и достигшие новых высот старые авторы (например, Александр Дольский), и новые. Для продолжения развития одновременно с этим надо было достигнуть более высокого уровня осознания и реализации духовно-нравственных основ авторской песни в жизни содружества. Но этого не произошло. Лишь немногие отдельные авторы продолжали расти внутренне. На этом этапе проявились слабые стороны авторской песни, не давшие ей выйти на более высокий уровень духовно-нравственного развития.

Во-первых, большинство основателей авторской песни пришло к предстоянию перед вечными духовно-нравственными ценностями не самостоятельно, а через насильственное вовлечение системой тоталитарного государственного режима в жестокие жизненные испытания. Против лжи и лицемерия этой системы авторская песня сильно выступала. Своих же путей к достижению предстояния перед вечными ценностями у авторской песни явно недоставало. Интуитивно ее последователи находили такие выходы, как жизнь в трудных условиях, альпинизм и другие виды туризма. Но без осознания пути духовно-нравственного совершенствования это не могло помочь созданию нового уровня развития. Перед авторской песней встал выбор: либо осознать и создать свои пути к новому уровню предстояния перед вечными ценностями, либо оставаться на прежнем уровне, впоследствии опускаясь вниз. Выхода на более высокий уровень не произошло главным образом из-за незнания того, какая именно работа над собой ведет наверх, а также из-за нежелания ряда авторов идти выше достигнутого.

Во-вторых, свою отрицательную роль сыграло присутствие в авторской песне настроя на критику системы тоталитарного государственного режима. Если бы этого не было, то при появлении отчетливых признаков неблагополучия все силы движения авторской песни могли быть брошены на поиск пути наверх, — и объединенным усилием этот путь мог быть найден. Но слишком многие авторы выбрали более легкий путь: критиковать недостатки существовавшей тогда системы тоталитарного государственного управления, достигая таким образом сознания своей значимости, вместо того чтобы осознавать и исправлять свои собственные недостатки. Отныне они больше опирались на ореол полузапрещенных правдолюбцев, чем на достижение и сохранение внутренней высоты, связав таким образом существование авторской песни, которую они создавали, с долголетием системы, которую она критиковала. Когда система тоталитарного управления государством рухнула, авторская песня из кризиса перешла в упадок.

Кризис авторской песни.

В восьмидесятые годы кризис в авторской песне развивается полным ходом. Правда во второй половине восьмидесятых годов авторская песня переживает всплеск, связанный с объявлением государственной перестройки и гласности. Но этот всплеск скорее внешний, чем внутренний. Любители критики дорвались до возможности покритиковать. Хватило этого ненадолго. И всплеск этот был последним. Для развития авторской песни он ничего не принес.

К восьмидесятым годам в авторской песне утвердились авторы нового поколения, создававшие более сложные поэтические и музыкальные конструкции песен, исполнители, более профессионально овладевшие голосом и гитарой. Чтобы не потерять их для авторской песни, надо было соединить этот более сложный уровень творчества с более высоким уровнем осознания духовно-нравственных основ авторской песни и проявления его в жизни. Сделать это должны были прежде всего основатели авторской песни, совершив труд осознания нового, более сложного уровня. Но, видимо, большинство из них уклонилось от этого труда — ведь творить по проложенному пути легче, чем открывать и прокладывать новые пути. Новые же авторы часто не имели опыта предстояния перед вечным в той же мере, что и основатели. Поэтому они не смогли самостоятельно соединить новый, более высокий уровень внешнего мастерства с духовно-нравственными основами авторской песни.

Кроме того, в это время уходит из жизни Владимир Высоцкий (1980 год), несколько позднее — Юрий Визбор (1984 год). Александр Галич еще раньше был выслан из страны и погиб. Булат Окуджава понемногу перестает писать песни. Слабеют и исчезают живые примеры следования духовно-нравственным основам авторской песни в жизни и песне.

Конечно, в авторской песне всегда были настоящие творческие люди, которым новые возможности и открытия дороже старых достижений, но или таких людей оказалось немного, или они не были достаточно активны в соединении новых форм творчества с духовно-нравственными основами авторской песни.

В результате наметившегося кризиса происходит разделение ранее единой среды авторской песни на основателей, знающих, чувствующих основы авторской песни, но утративших развитие, и новых авторов, творящих на более сложном уровне, но оторвавшихся от основ авторской песни. Очень немногие авторы нового поколения смогли самостоятельно соединить духовно-нравственные основы авторской песни и новый, более сложный уровень творчества. Остальные же, утратив связь с основами авторской песни в жизни, стали работать больше над формой стиха, музыки и формой исполнения песен.

Появляется волна авторов и исполнителей, сознательно работающих лишь над внешней техникой написания и исполнения песен. Их вполне можно назвать академическими бессодержательниками. Привнося в авторскую песню внутренне пустые песни и такое же их исполнение, они разрушают внутреннюю духовно-нравственную жизнь авторской песни. По этому поводу, как иллюстрация, вспоминается одна христианская притча.

Зашел странствующий монах в церковь помолиться. Глядит — а вместо священника проповедует бес, одетый священником. Встал монах в сторонку и стал внимательно следить за речью беса, чтобы поймать его на слове, где он скажет неправду. Но бес говорил точно, как в священной книге, ничего не изменяя. И так было до конца проповеди. Проповедь кончилась. Люди разошлись.

Тогда монах подошел к бесу и сказал: «Я узнал тебя: ты — бес!».

«Точно так», — отвечал тот.

«Я искал поймать тебя на слове, но ты все говорил правильно!» — сказал монах.

«Я старался», — ответил польшенный бес.

«Так в чем же твой секрет?» — спросил изумленный монах.

«Я говорил без огня в сердце, и знаю, что эти люди по моим словам поступать не будут. А этого для меня уже достаточно», — ответил бес.

Академические бессодержательники создают и исполняют песни «без огня в сердце», не давая себе труда прожить то, о чем пишут и поют. Думают, наверное, во время исполнения песни, как бы не спутать аккорды или первый голос со вторым. Но если человек не живет тем, о чем поет, то нет единства песни и жизни, и это уже не авторская песня. Это, скорее, уже эстрадная песня.[12]

Некоторые из академических бессодержательников создают так называемые лаборатории, студии и даже театры авторской песни, силясь втиснуть авторскую песню в несвойственные ей формы академического, театрального или эстрадного искусства. Результаты таких опытов получаются соответствующими их цели, оторванной от сути авторской песни, простоты и красоты ее внутренней духовной жизни. При этом академические бессодержательники считают себя большими авторитетами в авторской песне, посматривая на других свысока, не понимая всей глубины и трагичности своего разрыва с авторской песней, ее духовно-нравственными основами.

За неимением внутренней прожитости (огня в сердце), происходящей из единства человека с духовно-нравственной идеей, часть академических бессодержательников играет нагнетением эмоций. Например, Елена Камбурова во многих своих песнях нагнетает нарочито глубокий и тягучий эмоциональный трагизм.

В связи с этим, как предупреждение, вспоминаются строки из известной песни М. Володина «Гори, моя душа»: «Так дай нам Бог понять на нашей страшной тризне, что все, в чем нет огня, не стоит ни гроша».

В настоящей авторской песне исполнитель песни сосредотачивается на сути, заключенной в песне, которую он хочет донести, а не на эмоциях, которые она вызывает. (Так пел Владимир Высоцкий, Булат Окуджава и другие, внутренне сосредотачиваясь на сути песни). А по нему, как по камертону, настраиваются зрители, слушатели — те, кто хочет прикоснуться к сути песни, участвовать в ее внутренней жизни, создаваемой исполнителем.

Кроме разделения среды авторской песни на основателей, утративших развитие, и новых авторов, оторвавшихся от основ авторской песни, кризис проявился еще и в ослаблении общественного, общинного настроя среды авторской песни. Авторы, исполнители и любители нового поколения, все меньше осознававшие и чувствовавшие в своей жизни проявление духовно-нравственных основ авторской песни, стали все более выдвигать на первый план свои личные интересы: желание личной победы в фестивальном конкурсе, желание привилегированного положения в среде авторской песни за счет своих званий, знакомства с организаторами фестивалей и многое другое. Содержание песен таких авторов стало глубоко индивидуалистическим, зацикленным на личных переживаниях, часто невысокого бытового уровня. Уменьшается число песен и авторов философско-сознательного раздела, требующего выражения в песне предстояния перед большим, чем личная жизнь и через него перед вечными ценностями. В частности, все меньше становится песен высокого уровня, выражающих единство автора с другими последователями авторской песни, творческим содружеством, своим народом, Родиной.

К этому времени во всех основных направлениях авторской песни определились главные духовно-нравственные ценности и типичные формы их выражения. Из-за отсутствия развития появляется поток вторичных песен, повторяющих друг друга по смыслу, набору образов, музыкальной гармонии. Это приводит к появлению конкуренции между авторами, делению на «своих» и «чужих» как в клубах, так и на фестивалях авторской песни. Из-за общего для авторской песни измельчания идей песен у достигших известности, признания авторов появляется страх перед новыми значительными по смыслу песнями. Организаторы ряда фестивалей, лелея «избранных», пропускают на конкурсные сцены фестивалей песни среднего и низкого уровня, на фоне которых песни «избранных» выглядят не так тускло и убого. Вообще новым авторам глубоких значительных песен становится очень трудно пробиться на фестивальные сцены.

Полузапрещенный статус авторской песни, в том числе временное закрытие некоторых крупных фестивалей в этот период (80-е годы), создавали ей ореол значительности, общечеловеческой народной ценности — порой даже там, где для этого не было достаточных оснований, что также мешало увидеть нарастающий кризис и осознать его причины.

В общем, кризис авторской песни выразился в достаточно сильном отходе от духовно-нравственных основ авторской песни в жизни. В результате слабеют характерные признаки авторской песни, становится менее четким и ясным ее отличие от других песенных течений.

Честные последователи авторской песни бьют тревогу, стараются понять, что же случилось, почему исчезает прежний настрой авторской песни. Об этом написанная в восьмидесятые годы песня Ливановой «Репетиций не надо»:

Репетиций не надо, их кончился срок.
Песня ждет на листке из блокнота.
До упора на сердце закручен колок,
Чтобы слышать фальшивую ноту.
Как уже надоело твердить без конца
В честь гитары привычные оды…
Расчехлите зажатые ваши сердца —
Песня выпустит их на свободу.
Мчатся кони под берег обрывистый,
Песней сердце навылет пронзив.
Никакая гитара не вывезет,
Если нечего ей вывозить.
Километры истертых, натруженных лет
И посмертных пластинок звучанье,
Поколение первых, сказавшее «нет»,
Тех, кого приучали к молчанью.
Где ты, первый мой прожитый день без вранья?
Как мучительны эти уроки!
Все труднее и реже даются друзья,
Так же, как настоящие строки.
Мчатся кони…
А кого ты сегодня в дорогу берешь,
Чтоб струна не могла оборваться?
Тех, кто к жизни пожизненно приговорен
По законам лицейского братства.
Чем сегодня оплачена песня твоя?
Что сказать мы готовы друг другу?
Да и стоит ли за руки браться, друзья,
Ради просто гитары по кругу?
Мчатся кони…

Желая сохранить настоящую авторскую песню, единство с ее духовно-нравственными основами, многие последователи авторской песни стремятся к этому всеми силами, ищут выход. Но, видимо, никто из них до конца не понимает, что же случилось и что надо делать.

Упадок авторской песни.

В 90-е годы с исчезновением тоталитарного государства кризис авторской песни переходит в упадок. Академические бессодержательники получают большое признание на фестивалях. Именно их культивируют организаторы многих больших (региональных и межрегиональных) фестивалей. Серьезные песни с глубоким смыслом все реже попадают на фестивальные сцены, и наконец, за редким исключением, исчезают с них совсем. Конкурсные концерты фестивалей компонуются из пустых развлекательных песен. Ведущими фестивалей в ряде случаев становятся диск-жокеи, проводящие фестивальные концерты в развязном стиле дискотеки.

Конкуренция между «чужими» и «своими» доходит до того, что на ряде фестивалей начинаются махинации организаторов со звуковой аппаратурой: «своим» настраивается получше, «чужим» — похуже. Недостаток смысла песен все больше заменяется спиртными напитками, которыми при попустительстве оргкомитета фестивалей торгуют очень широко. И вообще, чем только не торгуют на многих больших фестивалях. Песня оказывается только незначительным приложением к этим большим базарам.

Доходит до того, что люди, приезжающие на фестиваль ради серьезной авторской песни, перестают ходить на фестивальные концерты и собираются у костров.

Множество дельцов от авторской песни делает деньги на торговле магнитофонными записями, видеозаписями, сборниками песен. Тут уж не до духовно-нравственных основ — была бы прибыль. В общем, те, кто хочет, погружаются в грязь алчности, пошлости и цинизма, делая это без зазрения совести.

Как писал Юрий Визбор в песне «Деньги»:

Все на продажу понеслось,
И что продать, увы, нашлось.
В цене все то, что удалось,
И спрос не сходит на интриги…

Но у него же в последнем куплете этой песни дан и выход из создавшегося положения:

Моя надежда на того,
Кто, не присвоив ничего,
Свое святое естество
Сберег в дворцах или в бараках.

Во время упадка во многих клубах авторской песни употребление спиртных напитков становится нормой. Уровень идей песен соответствующий, часто кабацко-разудалый или пошло-бытовой. И публика соответствующая.

Один из упадочных авторов Олег Митяев так поет в середине девяностых годов в своей песне «Наш пароходик»:

Нас не пугают уже никакие метели,
Но и не греет огней разноцветная слизь.
Ну, созвонились, как водится, ну, посидели,
Кто-то напился, и заполночь все разошлись.
Наш пароходик отходит в светлое прошлое,
Не без волнений отходит и не без труда.
Не потому, что так хочется нам невозможного,
Просто не хочется больше уже никуда…

Но если авторская песня еще жива, то благодаря стараниям своих честных последователей, не изменивших ее духовно-нравственным основам и сохранивших свое святое естество — человеческий облик, несмотря на потерю понимания пути развития и явные признаки упадка вокруг. И эти люди могут, объединившись, начать действовать. Как бы ни был тяжел упадок, он может стать началом пути к возрождению через поиски пути наверх. И очень нужен этот путь.

О втором канале авторской песни.

Сейчас, когда упадок авторской песни состоялся, совершенно ясно встает необходимость отделения людей, оставшихся верными духовно-нравственным основам авторской песни, от остальной нравственно опустившейся деградирующей массы. Видимо из этой потребности и родился второй канал авторской песни, созданный Владимиром Ланцбергом со своими единомышленниками.

Сначала второй канал был создан в рамках Грушинского фестиваля авторской песни с целью выявления и объединения авторов и исполнителей, не обязательно владеющих высокой техникой пения и игры на гитаре, но пишущих и поющих песни глубокие и значительные в общечеловеческом смысле. Показательно, что лауреаты основного конкурса Грушинского фестиваля, как правило, на втором канале не получали признания. Видимо, поэтому второй канал на Грушинском фестивале стал не нужен, и его организаторы стали проводить отдельный фестиваль второго канала авторской песни.

Этот фестиваль имеет ярко выраженную культурную направленность, о чем говорят такие выдержки из информационной статьи Владимира Ланцберга о фестивале, взятые с сайта второго канала:

«Если говорить о других особенностях „Второго канала“, необходимо отметить, что он сохраняет основные „законы“ своих предыдущих подмосковных слетов. Во-первых, это строгое следование требованиям экологии и противопожарной безопасности. Во-вторых, „сухой“ закон.

Конечно, отследить все возлияния внутри палаток невозможно, но шатающихся в подпитии по территории фестиваля дежурные милиционеры будут провожать за её пределы.

Не менее строгие меры воздействия ожидают тех, кто криками, громким пением или разговором мешает другим, более тихим поющим, а особенно — слушающим у сцены. Вообще фестиваль „Канала“ следует воспринимать не как обычный слет КСП… Скорее, это учреждение культуры вроде Большого театра, только без гардероба, биноклей и шампанского в буфете. Но „мобилы“ на поляне у сцены должны быть выключены, а разговоры — вестись шепотом или в сторонке. И „Мурку“ никто не споет ни за три рубля, ни за миллион долларов. Это в-третьих.

В-четвертых, не приветствуется какая-либо суета в „зрительном зале“ во время исполнения песни, например, хождение. Вход-выход и иные транспортные операции должны производиться в промежутках, пока номер объявляется, а исполнитель откашливается. Возможно, здесь перечислены не все правила, но и эти, и возможные другие вытекают из моделей поведения людей культурных, интеллигентных, которые и являются основными производителями и потребителями „думающей песни для думающих людей“, как сказал об авторской песне Булат Окуджава».

Появление второго канала свидетельствует о достаточно сильной нравственной направленности у ряда последователей авторской песни, о достаточно сильном иммунитете авторской песни против потока пошлости, цинизма и коммерческого интереса, захлестнувшего многие большие фестивали.

Сейчас, спустя более 20 лет после начала кризиса, у авторской песни только два пути: либо ее последователи, осознав причины кризиса, выведут ее вверх, создав новый, более высокий уровень нравственной песенной поэзии этого направления, либо авторская песня окончательно деградирует, смешав предстояние перед вечными ценностями с невысоким уровнем бытовой жизни, и удовлетворением пустых развлекательных желаний, перестав быть авторской песней.

4. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ.

Отличие авторской песни от других песенных течений.

В связи с кризисом и упадком авторской песни, во время которых она в большой мере утратила свое предстояние пред вечными ценностями и исходящие из него отличительные признаки, к авторской песне в ряде случаев стали причислять сначала отдельных представителей, а затем и целые другие самостоятельные песенные течения (рок-песни, дворовой песни, песни преступной среды, армейской песни и даже эстрадной песни).

Свою роль здесь сыграла и неконкретность названия авторской песни, обозначающего песенное течение, где авторы сами исполняют свои песни. Во всех вышеперечисленных песенных течениях, неправильно причисляемых к авторской песне, достаточно авторов, самостоятельно исполняющих свои песни, не соответствующие, однако, духовно-нравственным основам авторской песни.

Поэтому возникает необходимость уточнения смысла названия авторской песни, а может быть, и замены прежнего названия более точным, отражающим суть авторской песни. Это могло бы помочь собрать последователей авторской песни вокруг нового уточненного смысла и создать новый уровень развития авторской песни, на котором опять станут явными признаки, отличающие ее от других песенных течений.

Для того чтобы сравнивать авторскую песню с другими песенными течениями, дополнительно к ее духовно-нравственным основам определим признаки песен, принадлежащих ей. Эти признаки — простота, цельность, высокий духовно-нравственный уровень идеи и ее раскрытия в песне, высокий уровень выражения идеи в слове.

Первым признаком является простота текста и музыкальной части песен. Простота — это такое состояние, когда через небольшое количество внешних составляющих элементов выражено множество сторон глубокого и высокого смысла. Чем выше уровень развития человека, тем больше сторон глубокого и высокого смысла он может осознать и выразить в своих песнях или увидеть в песнях других авторов. Здесь не надо путать простоту и примитивность. В отличие от простоты примитивность — это состояние, когда явлению придается один смысл невысокого уровня, отсекающий глубокие и высокие стороны смысла и тем принижающий выражаемое явление.

Простота является отличительным признаком настоящей поэзии и настоящей авторской песни. Уже по этому признаку авторскую песню можно отличить от многих других песенных направлений, в том числе от «самодеятельной песни», бытовавшей рядом с авторской песней. Не случайно Александр Галич, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий выступали против причисления их к авторам «самодеятельной песни». Да и Юрий Визбор, хотя и принимал это название, выступал за повышение качества песен (смотри хотя бы его статью «Репшнур-веревочка»).

Вторым признаком песен авторской песни является цельность, означающая подчинение всех частей песни раскрытию идеи, которую она выражает, ради которой она написана. Цельность исключает наличие частей песни, не служащих раскрытию идеи песни.

В ряде других песенных течений нередки песни, в которых присутствуют части, не участвующие в раскрытии идеи песни. Эти части песен пишутся попутно как выражение мыслей, пришедших в голову автора во время творчества, что делает песню разбросанной по смыслу.

Третьим признаком песен авторской песни является высокий духовно-нравственный уровень идеи и её раскрытия в песне. Здесь, с одной стороны, необходима идея, возвышающая, облагораживающая человека. С другой стороны — гармоничное сочетание различных сторон идеи, высоко и глубоко раскрывающие ее. При гармоничном сочетании раскрываемые стороны идеи не мешают друг другу, а дополняют друг друга до общего целого, одинаково необходимо работая на ее раскрытие.

Четвертым признаком песен авторской песни является высокий уровень выражения идеи в слове, когда слова песни работают на раскрытие идеи большинством сторон своего смысла и звучания (подробнее в приложении 1), соответствующего характеру выражаемой идеи.

И по этим признакам многие другие песенные течения не дотягивают до авторской песни. Рассмотрим их по порядку.

Несколько песенных течений можно объединить под названием сознательных низкоуровневиков, так как они по качеству своих песен сознательно не стремятся ни к высокому уровню идеи и ее раскрытия в песне, ни к высокому уровню владения словом. Это течения дворовой песни, армейской песни, песни преступной среды. Близка к ним и самодеятельная песня, ее пиратский, ковбойский циклы, студенческий юмор и сатира, а также песни, написанные на невысоком уровне владения словом или выражающие невысокие идеи — например, песни, выражающие повседневную обывательскую жизнь как в городе, так и в туристских походах.[13]

Внутренняя близость большей части сознательных низкоуровневиков привела в последнее время к их объединению под названием «шансон», означающем улично-эстрадные песни невысокого качества. В шансон вошла значительная часть песен преступной среды, дворовой и самодеятельной песни.

Что же касается того, что один из основателей авторской песни, Владимир Высоцкий, начал свой творческий путь с написания в том числе песен преступной среды, — да, он вышел из подобной среды, но именно вышел, перерос ее примитивный уровень. Если посмотреть на хронологию написания таких песен, то это 60-е годы. В 70-е он практически ушел от их написания, так как ему стал интересен более высокий, общечеловечески значимый уровень идей. Да и со словом он работал очень сильно и точно, достигнув уровня настоящей поэзии.

Ближе всего к авторской песне стоит направление русской рок-песни. У него (его лучших образцов) есть черты, созвучные авторской песне — неприятие обывательской серости, жажда значительных событий и искренность, единство песни и жизни. Но на этом и кончается созвучие рока и авторской песни. Остальные же стороны рок-песни входят в резкое противоречие с духовно-нравственными основами авторской песни. Это крайний индивидуализм, разрушительный настрой без присутствия созидательной цели, нарочитая сосредоточенность на мрачных сторонах жизни. Таким образом, нравственный уровень идей русского рока не соответствует высокому уровню идей авторской песни.

Если говорить об уровне владения словом, то в рок-песне он в основном также значительно ниже уровня авторской песни. В роке есть такое понятие — рок-текст, то есть, не стихотворение, а набор фраз, передающих настрой, состояние автора.

В рок-песне часто передача внутреннего эмоционального настроя важнее, чем передача смысла песни, и потому в отличие от авторской песни в рок-песне музыка часто заслоняет текст, увлекая массы слушателей в состояние бессознательного прожития передаваемого эмоционального настроя. При соединении с мрачным смыслом и образами рок-песня являет собой разновидность разрушительного психического и звукового опьянения, наркотизма.[14]

Интеллектуально-эстетическая песня типа песен Бориса Гребенщикова (группа «Аквариум») прежде всего не имеет простоты, необходимой для авторской песни. И текст, и музыка таких песен нарочито прихотливо изощрены. За потоком нагромождений витиеватых образов и музыкальных всплесков теряется смысл песни, её цельность и простота. Такие песни — скорее фантазии на тему, в ряде случаев понятные лишь автору, чем законченные произведения. К авторской песне это никакого отношения не имеет, так как в ней песни просты, обладают ясным смыслом.

Эстрадная песня является полной противоположностью авторской песне. В ней полностью отсутствует единство песни и жизни певца. Воспроизводится внешняя форма — музыка, вокальное пение (что подобно академическим бессодержательникам, появившимся в авторской песне во время кризиса). Ни уровень идей, ни уровень владения словом в таких песнях, как правило, даже не стремится к уровню авторской песни. Эстрадная песня, являясь только формой без сути, воспитывает в своих приверженцах равнодушие, ложь, лицемерие, пошлость. Высокое понятие любви в эстрадной песне выхолащивается, опошляется, доводится до ничтожества. Исполнители эстрадных песен могут петь «я люблю» и «я ненавижу» с одинаково фальшивым выражением на лице и одинаковой пустотой в сердце, что было многократно продемонстрировано ее представителями.

Есть еще песня ролевых игр, так называемая толкиенистская. Это направление отчасти созвучно авторской песне темами песен: мужество, дружба, любовь, добро и зло, благородство и достоинство. Песни эти большей частью искренни. Но так как большинство участников данного направления уходит от действительности в миражи личного пользования (представляя себя кто эльфом, кто гномом, кто волшебником) и порой годами следуют выбранному образу в жизни, то это направление надо целиком отнести к театральной или театрализованной песне, не ставящей цели выражения реальной действительности жизни. Именно этой своей нереальностью, миражностью песни ролевых игр не созвучны авторской песне, которая изначально выражает в песне правду реальной жизни.

О происхождении и смысле слова «бард» в авторской песне.

Так сложилось, что авторов, исполняющих свои песни, в авторской песне стали называть бардами. Явилось это результатом того, что последователи авторской песни, пытаясь осмыслить ее суть, искали исторические аналоги своего движения, в том числе среди средневековых бардов, менестрелей, миннезингеров. Пробовали в среде авторской песни применять и слово «менестрель», но оно не прижилось. Однако проводить аналогию между кельтскими бардами[15] и бардами авторской песни было бы слишком смело и необоснованно. Это станет понятно каждому, кто внимательно ознакомится с литературой о кельтах, где есть изложение вопроса о бардах.

Например, как пишут А. и Б. Рис в своей книге «Наследие кельтов», первоначальное значение слова «бард» было «певец хвалы», то есть певец, воспевающий исторические события, подвиги героев и правителей. Правда, позднее они стали писать и хулительные песни. Что же до бардов авторской песни, они воспевали прежде всего внутренний духовно-нравственный смысл событий, а не их внешнюю достоверность (хотя и это было). И правителей они отнюдь не восхваляли, да и вообще занимались ими мало, за исключением разве что Сталина. Скорее их критике подвергалась сама лицемерная суть тоталитарного режима.

Далее, кельтские барды не имели права слагать высшие песни — этим занимались филиды и друиды. Для бардов существовало несколько разрядов, каждому из которых позволялось пользоваться определенными поэтическими размерами. Своему искусству они учились в специальных школах от 9 до 12 лет.[16]

Нельзя сказать, чтобы в авторской песне барды не имели права сочинять песни на какие-то темы, если только они сами на это осмеливались. Поэтическими же размерами барды авторской песни пользовались любыми по своему усмотрению.

Строгой системы обучения в авторской песне так и не было создано, да к этому и не стремились. Обучение было стихийным и эпизодическим, полностью зависело от личного устремления к самообразованию и самосовершенствованию. Семинары авторской песни никогда не составляли стройной системы обучения и проводились от случая к случаю. Итак, как видим, кельтские барды и барды авторской песни имеют весьма малое сходство.

Если и следует искать происхождение слова «бард» в авторской песне, то скорее в русском его понимании, как трактует современный словарь иностранных слов русского языка: «в торжественном стиле речи — поэт (переносное значение)». Так в ответе декабристов поэту Александру Пушкину:

Но будь спокоен, бард, цепями,
Своей судьбой гордимся мы.

Поэт, то есть познающий высшую правду, красоту, любовь, воплощающий ее в слове и через слово несущий другим, является пророком возвещающим о высшей правде, которую он знает. Так в стихотворении Пушкина «Пророк»:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей!..

Не случайно именно название «поэт» так утверждали по отношению к себе Булат Окуджава и Владимир Высоцкий. Их устремления были высоки.

Назначение поэзии — служить высшему, устремляя человека к изначальной вечной гармонии — звучит и в стихах поэтов серебряного века. Так у Марины Цветаевой:

В черном небе слова начертаны
И ослепли глаза прекрасные…
И не страшно нам ложе смертное,
И не сладко нам ложе страстное.
В поте пишущий, в поте пашущий,
Нам знакомо иное рвение:
Светлый огнь, над кудрями пляшущий —
Дуновение вдохновения!

Вместе с тем в поэзии находит выражение сознание силы, мощи словесной гармонии. Так у Владимира Маяковского в стихотворении «Разговор с фининспектором»:

Поэзия —
     та же добыча радия.
В граммы добыча,
     в год труды.
Изводишь
     единого слова ради
Тысячи тонн
     словесной руды.
Но как
     испепеляюще
          слов этих жжение
Рядом
     с тлением
          слова-сырца.
Эти слова
     приводят в движение
Тысячи лет
     миллионов сердца.

В стихотворении Николая Гумилева «Слово» дано видение мощи гармонической силы слова и неумения большинства людей пользоваться ею.

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.
И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к Луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в тишине.
А для низкой жизни были числа,
Как домашний подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.
Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.
Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово — это Бог.
Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.

Конечно, эта великая сила гармонии слова должна быть познана новыми поэтами и направлена не к злу, а ко благу людей, своего народа, всего человечества.[17]

Итак, из всего вышесказанного: поэт-бард — человек, познающий высшую правду, красоту, любовь и выражающий, несущий их в слове другим.

Основные авторы начала авторской песни.

Александр Галич, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Юрий Визбор являются основными авторами начала авторской песни по наибольшему количеству песен, написанных на высоком уровне идеи, ее раскрытия в песне, высоком уровне выражения идеи в слове. Своими песнями эти авторы оказали наибольшее влияние на формирование авторской песни, определив ее внутренний настрой, основные духовно-нравственные ценности. Они создали все основные разделы и направления авторской песни с такой полнотой, что другим осталось только разрабатывать уже открытые возможности.

Я не хочу сказать, что другие авторы не совершали свой личный путь осознания и творчества. Но по достигнутым результатам и, соответственно, по влиянию на развитие авторской песни некого поставить рядом с Александром Галичем, Булатом Окуджавой, Владимиром Высоцким, Юрием Визбором. Было немало авторов, творивших на среднем уровне, но однажды сумевших подняться выше и написать одну-две выдающиеся песни. Но если у других авторов таких песен одна-две, то у авторов, названных основными — десятки.

Что же касается более поздних авторов, многие из них в результате кризиса авторской песни оторвались от ее духовно-нравственных основ, ушли в проблемы личной жизни и не достигли такой идейной высоты, какая была у основателей авторской песни.[18]

В творчестве основателей авторской песни можно выделить два уровня: уровень, выражающий предстояние перед большим, чем личная жизнь, и через него перед вечными ценностями, и уровень, выражающий обычную личную жизнь, не связанную с предстоянием перед вечным. Через первый уровень выражается суть авторской песни. Через второй уровень — часть внешнего окружения человека, не связанная с предстоянием перед вечным. Не вся жизнь основателей авторской песни проходила в предстоянии перед вечными ценностями. Кроме того, к этому предстоянию основатели авторской песни пришли не сознательным трудом совершенствования, а через тяжелые испытания, пройденные не по своей воле. Не зная самостоятельных путей к предстоянию перед вечным, они не всегда умели сохранять его. Именно в периоды утраты предстояния перед вечными ценностями основатели авторской песни писали песни второго уровня. Особенно это усилилось с появлением в авторской песне кризиса и упадка.

Естественно, самые яркие и значительные песни принадлежат первому уровню, где даже в личных отношениях между людьми авторы авторской песни видели проявление большего, чем личная жизнь, проявление вечных духовно-нравственных ценностей. Сравнение этих уровней можно представить таблицей.

Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения

Перейдем к ознакомлению с творчеством основных авторов начала авторской песни. Исключая все второстепенное, будем рассматривать главные, значительные достижения, заложившие основы и определившие внутренний настрой авторской песни.

Александр Галич является создателем в основном только одного направления авторской песни — интеллигентского. На первый взгляд это может быть не всегда очевидно, но если исследовать глубинный смысл его песен, то обнаружится, что он всегда исходил из утверждения идеала человека, обладающего высокой человечностью, честностью, благородством, достоинством, мужеством. Именно с этим связан протест Галича против лицемерия и жестокости тоталитарного режима, его обращение к совести опустившихся людей, призывы очнуться и обратиться к человечности и правде, оставив ложь, низость, грубость, насилие. Поэтому даже когда он описывал жестокие события, полные бесчеловечной низости, он это делал языком точным и утонченно-благородным, в результате чего прослушивание таких песен не погружало человека в жестокость, грубость, низменные чувства, а вызывало протест против них, желание очиститься, стать выше, благороднее, человечнее.

Так «Баллада о сознательности» заканчивается призывом к человечности: «Я люблю вас, люди, будьте ж доверчивы». Гимном человечности, проявляемой вопреки внешней обстановке, является поэма «Кадиш» о польском педагоге и писателе Януше Корчаке, до самого конца защищавшем детей еврейского дома сирот от смятения и ужаса, жестокостей гитлеровцев — и погибшем вместе с детьми в фашистском концлагере «Треблинка».

Отвержение лжи, лицемерия и насилия, калечащего людей, содержится и в поэме «Кадиш», и во многих песнях, и в поэме «Размышления о бегунах на длинную дистанцию», посвященной обличению тоталитарного сталинского режима. Отвержение это выражено в обращении к своей совести и совести людей. Так в песне «Засыпая и просыпаясь»:

Грешного меня — простите, грешники,
Подлого — простите, подлецы!

И там же:

Люди мне простят от равнодушия,
Я им — равнодушным — не прощу!

Утверждаемый идеал человека, обладающего высокой человечностью, достоинством и другими чертами человеческого облика, служил Александру Галичу мерилом своих поступков и событий окружающей действительности. Из этого сравнения идеала с действительностью рождались песни протеста против бесчеловечности, потери людьми человеческого облика. Об этом в песне «Век нынешний и век минувший»:

Понимая, что нет в оправданиях смысла,
Что бесчестье кромешно и выхода нет,
Наши предки писали предсмертные письма,
А потом, помолившись: «Во веки и присно»… —
Запирались на ключ — и к виску пистолет.
А нам и честь, и чох, и черт —
Неведомые области!
А нам признанье и почет
За верность общей подлости,
А мы баюкаем внучат
И ходим на собрания,
И голоса у нас звучат
Все чище и сопраннее!..

Очищаясь от лжи, страха, лицемерия тоталитарного режима, Александр Галич приходит к окончательному выбору — следовать правде и человечности. Об этом песня «Я выбираю свободу»:

Сердце мое заштопано,
В серой пыли виски,
Но я выбираю Свободу,
И — свистите во все свистки!
И лопается терпенье,
И тысячи три рубак
Вострят, словно финки, перья,
Спускают с цепи собак.
Брест и Унгерны заперты,
Дозоры и там, и тут,
И все меня ждут на Западе,
Но только напрасно ждут!
Я выбираю Свободу —
Но не из боя, а в бой,
Я выбираю свободу
Быть просто самим собой.
И это моя свобода,
Нужны ли слова ясней?!
И это моя забота —
Как мне поладить с ней.
Но слаще, чем ваши байки,
Мне гордость моей беды,
Свобода казенной пайки,
Свобода глотка воды.
Я выбираю Свободу,
Я пью с ней нынче на «ты».
Я выбираю свободу
Норильска и Воркуты.
Где вновь огородной тяпкой
Над всходами пляшет кнут,
Где пулею или тряпкой
Однажды мне рот заткнут.
Но славно звенит дорога,
И каждый приют, как храм.
А пуля весит немного —
Не больше, чем восемь грамм.
Я выбираю Свободу —
Пускай груба и ряба,
А вы валяйте по капле
«Выдавливайте раба»!
По капле и есть по капле —
Пользительно и хитро.
По капле — это на Капри,
А нам — подставляй ведро!
А нам — подавай корыто,
И встанем во всей красе!
Не тайно, не шито-крыто,
А чтоб любовались все!
Я выбираю Свободу,
И знайте, не я один!
И мне говорит «свобода»:
«Ну что ж, — говорит, — одевайтесь,
И пройдемте-ка, гражданин».

Однако он четко отличает лицемерную и жестокую тоталитарную государственную систему от своего народа, Родины. Отвергая первое, он остается преданным второму. Свою преданность Родине он выражает в песне «Отчий дом»:

Ты не часто мне снишься, мой Отчий Дом,
Золотой мой, недолгий век.
Но все то, что случится со мной потом, —
Все отсюда берет разбег!
Здесь однажды очнулся я, сын земной,
И в глазах моих свет возник.
Здесь мой первый гром говорил со мной,
И я понял его язык.
Как же странно мне было, мой Отчий Дом,
Когда Некто с пустым лицом
Мне сказал, усмехнувшись, что в доме том
Я не сыном был, а жильцом,
Угловым жильцом, что копит деньгу
Расплатиться за хлеб и кров.
Он копит деньгу, и всегда в долгу,
И не вырвется из долгов!
А в сыновней верности в мире сем
Клялись многие — и не раз!
Так сказал мне некто с пустым лицом
И прищурил свинцовый глаз.
И добавил: «А впрочем, слукавь, солги —
Может, вымолишь тишь да гладь!..»
Но уж если я должен платить долги,
То зачем же при этом лгать?!
И пускай я гроши наскребу с трудом,
И пускай велика цена,
Кредитор мой суровый, мой Отчий Дом,
Я с тобой расплачусь сполна!
Но когда под грохот чужих подков
Грянет свет роковой зари,
Я уйду, свободный от всех долгов,
И назад меня не зови.
Не зови вызволять тебя из огня,
Не зови разделить беду.
Не зови меня! Не зови меня…
Не зови — я и так приду!

Булат Окуджава является создателем интеллигентского, творческого и военного направления авторской песни. В интеллигентском направлении он отстаивает тип человека, обладающего высокой человечностью, достоинством, мужеством, честью и совестью. Так, в песне «Пожелание друзьям» он обращается к благородству человеческих отношений.

Давайте восклицать, друг другом восхищаться.
Высокопарных слов не надо опасаться.
Давайте говорить друг другу комплименты,
Ведь это все любви счастливые моменты.
Давайте горевать и плакать откровенно —
То вместе, то поврозь, а то попеременно.
Не стоит придавать значения злословью,
Поскольку грусть всегда соседствует с любовью.
Давайте понимать друг друга с полуслова,
Чтоб, ошибившись раз, не ошибиться снова.
Давайте жить, во всем друг другу потакая,
Тем более что жизнь короткая такая.

В песне «Надежды маленький оркестрик» +[19] выражена преданность человека любви и надежде, их великая роль, спасающая человека во все времена.

В песне «Совесть, благородство и достоинство» выражено знание духовно-нравственных ценностей, человеческого долга перед ними.

Совесть, благородство и достоинство —
Вот оно, святое наше воинство.
Протяни к нему свою ладонь.
За него не страшно и в огонь.
Лик его высок и удивителен,
Посвяти ему свой краткий век.
Может быть, не станешь победителем,
Но зато умрешь, как человек.

Также в этом направлении Булат Окуджава выражает знание того, как по отношению к честному, благородному, человечному человеку действуют люди грубые, лицемерные, низменные. Булат Окуджава не выступает прямо с протестом против действий таких людей, но точно доносит смысл и причины их действий. Об этом «Песенка о дураках»+.

Песня «Возьмемся за руки, друзья»+ выражает единение честных, благородных, мужественных, человечных людей, отстаивающих себя и свои духовно-нравственные ценности.

В творческом направлении Булат Окуджава выразил глубокую веру в преображающее, возвышающее, облагораживающее действие искусства на человека; предстояние перед красотой, гармонией и правдой искусства, ведущее человека к единству с духовно-нравственными ценностями. Песня «Музыкант»:

Музыкант играл на скрипке, я в глаза ему глядел,
Я не то чтоб любопытствовал, я по небу летел.
Я не то чтобы от скуки, я надеялся понять,
Как умеют эти руки эти звуки извлекать
Из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,
Из какой-то там фантазии, которой он служил.
Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и поджечь,
А чего с ней церемониться, чего ее беречь?
Счастлив дом, где пенье скрипки наставляет нас на путь
И вселяет в нас надежды — остальное как-нибудь.
Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,
По чьему благословению я по небу лечу.
Счастлив тот, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер —
Музыкант, соорудивший из души моей костер.
А душа, уж это точно, ежели обожжена,
Справедливей, милосерднее и праведней она.

В песне «Моцарт»+ выражена вечная природа творчества, его неподвластность ни времени, ни внешним событиям жизни. В песне «Живописцы»+ преображение, живописание города незаметно переходит в правдивое живописание человеческих судеб.

В военном направлении авторской песни Булат Окуджава передает правду о войне, в том числе и свой опыт участия в военных действиях. Некоторые его песни этого направления были написаны для кинофильмов. Например, ставшая известной и полюбившаяся многим песня «Здесь птицы не поют…», написанная для кинофильма «Белорусский вокзал».

Здесь птицы не поют, деревья не растут,
И только мы плечом к плечу врастаем в землю тут.
Горит и кружится планета,
Над нашей Родиною дым,
И значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех, мы за ценой не постоим.
Нас ждет огонь смертельный,
Но все ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный
Десятый наш десантный батальон.
Лишь только бой угас, звучит другой приказ,
И командир сойдет с ума, разыскивая нас.
Взлетает красная ракета,
Бьет пулемет, неутомим,
А, значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех — мы за ценой не постоим,
Нас ждет…
От Курска и Орла война нас довела
До самых вражеских ворот, такие, брат, дела.
Когда-нибудь мы вспомним это,
И не поверится самим,
А значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех, мы за ценой не постоим.
Нас ждет…

Песня «Бери шинель, пошли домой» также обошла всю страну и до сих пор любима ветеранами войны.

Владимир Высоцкий является создателем военного, дорожно-туристского и направления выражения сторон жизни, не связанных напрямую с возникновением человеческой сути авторской песни. В военном направлении Владимир Высоцкий начал с выражения правды о войне и человеке на войне, почерпнутой из рассказов фронтовиков. Глубоко вдумываясь, вживаясь в эту правду, он создал ряд сильных, достоверных песен о войне, в результате чего многие считали, что он и сам воевал. Таковы песни «Он не вернулся из боя», «Штрафные батальоны», «Военная альпинистская» и многие другие. Но он не остановился на простой передаче внешней правды событий, а переосмысливая их глубокий внутренний смысл, создал песни, точно выразившие его. Так, его песня «Черные бушлаты» заканчивается строками:

…Мне хочется верить,
                    что грубая
                                   наша
                                        работа
Вам дарит возможность
                    беспошлинно
                                   видеть
                                        восход.

В песне «Мы вращаем землю» передано воздействие человеческой воли на внешние события, отражающее, конечно, изменение не внешней, а внутренней реальности событий:

От границы мы Землю вертели назад —
Было дело сначала.
Но обратно ее закрутил наш комбат,
Оттолкнувшись ногой от Урала.
Наконец-то нам дали приказ наступать,
Отбирать наши пяди и крохи,
Но мы помним, как солнце отправилось вспять
И едва не зашло на Востоке.
Мы не меряем Землю шагами,
Понапрасну цветы теребя,
Мы толкаем ее сапогами —
От себя! От себя.
. . . . .
Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,
Принял пулю на вдохе,
Но на Запад, На Запад ползет батальон,
Чтобы солнце взошло на Востоке.
Животом — по грязи, дышим смрадом болот,
Но глаза закрываем на запах.
Нынче по небу солнце нормально идет,
Потому что мы рвемся на Запад!
Руки, ноги — на месте ли? Нет ли?
Как на свадьбе росу пригубя,
Землю тянем зубами за стебли —
На себя! На себя!

В дорожно-туристском направлении Владимир Высоцкий выразил устремление вперед, к открытию новых горизонтов, достижению новых вершин, правду о нравственном выборе человека в условиях трудных дорог среди испытаний и трудностей. Вообще Владимир Высоцкий говорил, что ему интересен человек в экстремальных ситуациях, где проявляется и проверяется его настоящая суть.

О дороге и устремлении человека в нее песня «Белое безмолвие»:

Все года, и века, и эпохи подряд
Все стремится к теплу от морозов и вьюг.
Почему ж это птицы на север летят,
Если птицам положено только на юг?
Слава им не нужна и величие,
Вот под крыльями кончился лед.
И найдут они счастие птичье —
Как награду за дерзкий полет!
Что же нам не жилось, что же нам не спалось?
Что нас выгнало в путь по высокой волне?
Нам сиянье пока наблюдать не пришлось,
Это редко бывает — сиянье в цене!
Тишина, только чайки — как молнии, —
Пустотой мы их кормим из рук.
Но наградою нам за безмолвие
Обязательно будет звук!
В час, когда наяву только белые сны —
Все иные оттенки снега занесли, —
Мы ослепли давно от такой белизны, —
Но прозреем от черной полоски земли.
Наши горла отпустит молчание,
Наша слабость растает, как тень, —
И наградой за ночи отчаянья
Будет вечный полярный день!
Север — воля, надежда, страна без границ,
Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья.
Воронье нам не выклюет глаз из глазниц,
Потому что не водится здесь воронья.
Кто не верил в дурные пророчества,
В снег не лег ни на миг отдохнуть,
Тем наградою за одиночество
Должен встретиться кто-нибудь.

В песне «Вершина» передано состояние пути вверх во всем богатстве его внутреннего осознания и переживания:

Здесь вам не равнина, здесь климат иной,
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревет камнепад,
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа.
Кто здесь не бывал, кто не рисковал,
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес.
Внизу не встретишь, как ни тянись,
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес.
Нет алых роз, нет траурных лент,
И не похож на монумент
Тот камень, что покой тебе подарил, —
Как вечным огнем, сверкает днем
Вершина изумрудным льдом,
Которую ты так и не покорил.
И пусть говорят, да, пусть говорят,
Но нет, никто не гибнет зря,
Так лучше, чем от водки и от простуд.
Другие придут, сменив уют
На риск и непомерный труд, —
Пройдут тобой не пройденный маршрут.
Отвесные стены — а ну, не зевай!
Ты здесь на везение не уповай —
В горах не надежны ни камень, ни лед, ни скала.
Надеемся только на крепость рук,
На руки друга и вбитый крюк
И молимся, чтобы страховка не подвела.
Мы рубим ступени — ни шагу назад —
И от напряженья колени дрожат,
И сердце готово к вершине бежать из груди.
Весь мир на ладони — ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим — у которых вершина еще впереди.

Единство человека с горами, устремление к новым достижениям и вершинам наиболее сильно выражено в песне «Прощание с горами»:

В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы, просто некуда деться.
И спускаемся вниз с покоренных вершин,
Оставляя в горах свое сердце.
Так оставьте ненужные споры —
Я себе уже все доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал!
Кто захочет в беде оставаться один,
Кто захочет уйти, зову сердца не внемля?
Но спускаемся мы с покоренных вершин…
Что же делать — и Боги спускались на Землю.
Так оставьте ненужные споры…
Я себе уже все доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал!
Сколько слов и надежд, сколько песен и тем
Горы будят у нас — и зовут нас остаться!
Но спускаемся мы — кто на год, кто совсем —
Потому что всегда мы должны возвращаться.
Так оставьте ненужные споры —
Я себе уже все доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых никто не бывал!

В ряде песен Владимира Высоцкого выражены взаимоотношения между людьми в дороге, среди трудностей и испытаний, проверка людей на прочность и верность друг другу. Об этом «Песня о друге»+.

Отношение людей друг к другу в трудных условиях нередко оказывается более человечным, чем в обычной жизни. Об этом в песне «Гимн морю и горам»:

Мы все впередсмотрящие, все начали с азов,
И если у кого-то невезение,
Меняем курс, идем на «СОС», как там, в горах, на зов,
На помощь, прерывая восхождение…

Об этом же песня «Человек за бортом» и некоторые другие.

В направлении выражения сторон жизни, не связанных напрямую с возникновением человеческой сути авторской песни, Владимир Высоцкий передал путь человека к правде, любви, человеческому достоинству, путь несения открытой правды другим людям. В устремлении к правде, любви, человеческому достоинству Владимир Высоцкий хотя и не достиг уровня интеллигентского направления (его песни резки и часто жестки, порой грубы), но он весь всецело устремлен туда, к человеческому достоинству и благородству, к человечности. Стоит изучить жизненный и творческий путь Высоцкого, чтобы увидеть, насколько он вырос за свою жизнь. Начав в том числе с не относящихся к авторской песне песен на темы преступной среды (в 60-е годы), он в 70-е годы практически уходит от написания таких песен к выражению общечеловечески значимых нравственных вопросов, встающих перед человеком на пути продвижения вверх. Об этом в «Балладе о борьбе»:

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.
. . .
Испытай, завладев еще теплым мечом
И доспехи надев, что почем, что почем.
Разузнай, кто ты — трус иль избранник судьбы —
И попробуй на вкус настоящей борьбы!
. . .
Если, путь пролагая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем,
Значит, нужные книги ты в детстве читал!

В «Балладе о времени» высказана вечная природа добра, зла и любви.

Ты к знакомым мелодиям ухо готовь
И гляди понимающим оком,
Потому что Любовь — это вечно Любовь,
Даже в будущем вашем далеком.
. . .
Как у вас с негодяями? Бьют? — Поделом!
Ведьмы вас не пугают шабашем?
Но не правда ли, зло называется злом
Даже там, в добром будущем вашем?
. . .
Чистоту, простоту мы у древних берем.
Саги, сказки из прошлого тащим,
Потому что добро остается добром
В прошлом, будущем и настоящем!

В «Балладе о Любви»+ выражено предстояние перед ней, следование ей во все времена.

В ряде песен Владимира Высоцкого выражено отторжение грубости, бесчеловечной жестокости, лжи. Об этом есть строки в песне «Я не люблю»+.

Свой человеческий выбор следовать по пути правды, облагораживающей, возвышающей человека, Владимир Высоцкий выражает в песне «Мой черный человек»:

Но знаю я, что лживо, а что свято.
Я понял это все-таки давно.
Мой путь один, всего один, ребята.
Мне выбора, по счастью, не дано.

Следуя по этому пути, Владимир Высоцкий широко несет людям открывшуюся ему правду. Это сопряжено с рядом дополнительных опасностей, но выбор его совершен. Песня «В темноте» передает реальность этого пути.

Темнота впереди — подожди —
Там стеною закаты багровые,
Встречный ветер, косые дожди
И дороги, дороги неровные.
Там чужие слова и дурная молва,
И ненужные встречи случаются,
Там сгорела, пожухла трава
И следы не читаются
В темноте.
Там проверка на прочность — бои,
И туманы, и ветры с прибоями.
Сердце путает ритмы свои
И стучит с перебоями.
Там чужие слова…
Там и звуки, и краски не те,
Только мне выбирать не приходится:
Очень нужен я там, в темноте —
Ничего, распогодится!
Там чужие слова…

Юрий Визбор является создателем дорожно-туристского, творческого и направления выражения сторон жизни, не связанных напрямую с возникновением человеческой сути авторской песни. В дорожно-туристском направлении Юрий Визбор выразил жизнь человека в дороге, высокий смысл дороги, устремление вперед, к открытию новых горизонтов и сторон мира, достижению новых вершин. Юрий Визбор был среди основных авторов начала авторской песни самым радостно и торжественно устремленным ко всему возвышенному, прекрасному в мире. Многие его песни звучат как гимны. Немало их принадлежит дорожно-туристскому направлению. Одна из таких его песен — «Ах, дорога»:

Ах, дорога, дорога, знакомая синяя птица!
Мне давно полюбилась крутая твоя полоса.
Зной пустынь, шум тайги, золотые степные зарницы
У истоков твоих основали свои полюса.
По лицу твоему проползают ночные туманы,
Караваны машин топчут шинами тело твое,
Над твоей головой зажигаются звезд караваны,
А в ногах твоих солнце, как путник твой вечный, встает.
Ах, дорога, дорога, куда же летишь ты, куда ты?
«Я лечу по горам, удивляюсь, куда ж занесло.
Я беру и швыряю бубновые масти заката
На видавшее виды твое ветровое стекло».
Как веселые зайцы, выпрыгивают повороты,
Развиваются ветры, как плащ за моею спиной…
Дорогая дорога, живущего мира ворота,
Отворись предо мной, отворись предо мной.

Взаимоотношения людей в дороге, взаимоподдержка в трудную минуту словом и делом, вырастание от личного «я» до общего «мы» находят выражение во многих песнях Юрия Визбора. В том числе в песне «На плато Расвумчорр»:

На плато Расвумчорр не приходит весна,
На плато Расвумчорр все снега да снега,
Все зима да зима, все ветров кутерьма,
Восемнадцать ребят, три недели пурга.
Мы сидим за столом, курим крепкий табак,
Через час вылезать нам на крышу Хибин
И ломиться сквозь вой, продираться сквозь мрак,
Головой упираясь в проклятье пурги.
. . .
Он сидит и грустит неизвестно о чем,
Мой милейший механик — начальник дорог.
Через час ему биться с плато Расвумчорр,
По дороге идя впереди тракторов.
Потому что дорога несчастий полна
И бульдозеру нужно мужское плечо,
Потому что сюда не приходит весна,
На затылок Хибин, на плато Расвумчорр.
. . .
Нас идет восемнадцать здоровых мужчин,
Забинтованных снегом, потертых судьбой,
Восемнадцать разлук, восемнадцать кручин,
Восемнадцать надежд на рассвет голубой.
Что вам снится, девчата, в предутренних снах?
Если снег и разлука, то это не сон…
На плато Расвумчорр не приходит весна,
Мы идем через вьюгу, надежду несем.

Многие наиболее значительные песни этого направления написаны Юрием Визбором о горах. Их десятки, приведем лишь некоторые. «Песня альпинистов»+. «Памирская песня»+. Песня «Третий полюс»:

Когда перед тобою возникает
Красивая и трудная гора,
Такие мысли в душу проникают,
Что снова выйти нам в поход пора.
И мы выходим в мир суровый этот,
Где суждено не каждому пройти,
Где видно, как качаются планеты
На коромысле млечного пути.
Туда не занесет
Ни лифт, ни вертолет,
Там не помогут важные бумаги.
Туда, мой друг, пешком
И только с рюкзаком,
И лишь в сопровождении отваги.
Представьте, что не тают там в тумане
Следы людей, прошедших раньше нас.
Там слышен голос Миши Хергиани,
Спина Крыленко сквозь пургу видна.
Но вечно будем мы туда стремиться —
К возвышенным над суетой местам,
Поскольку человеку, как и птице,
Дана такая радость — высота.
Туда не занесет…
Прославим тех, кто был на Эвересте,
Кто третий полюс мира покорил,
Кто кроме личной альпинистской чести
Честь Родины своей не уронил!
И если где-нибудь гора найдется
Повыше эверестовских высот,
Из наших кто-нибудь туда прорвется,
А дня не хватит — ночью он взойдет!
Туда не занесет…

Родство человека с горами, стремление вернуться туда, если однажды побывал там, сильно и глубоко выражено в песне «Фанские горы»+.

Устремление вверх ведет Юрия Визбора даже выше самых высоких горных вершин — к осознанию дороги в небо, в космос. Одна из таких песен — «Притяженье звездного пространства»+.

В творческом направлении Юрий Визбор выражает возвышающую, облагораживающую, преображавющую роль искусства в жизни человека, следование человека красоте, возвышенной гармонии искусства в жизни, единство с другими творческими людьми.

Песня «Наполним музыкой сердца»+ — это гимн возвышающей, облагораживающей, преображающей силе искусства. В песне «По прекрасному Чюрленису»+ искусство представлено через известные имена его создателей и выражение единства с ними. В песне «Одинокий гитарист» передано воздействие отдельно взятого проявления искусства, ведущего человека к преображению, возвышению и облагораживанию, к осознанию добра и зла и вере в победу добра над злом.

Одинокий гитарист в придорожном ресторане.
Тонкой свечкой кипарис между звездами в окне.
Он играет и поет, сидя будто в черной раме.
Море Черное за ним при прожекторной луне.
Наш милейший рулевой на дороге нелюдимой,
Исстрадав без сигарет, сделал этот поворот.
Ах, удача, Боже мой, — услыхать в стране любимой
Человеческую речь в изложеньи нежных нот.
Ресторан полупустой, две танцующие пары,
Два дружинника сидят, обеспечивая мир.
Одинокий гитарист с добрым Генделем на пару
Поднимает к небесам этот маленький трактир.
И витает, как дымок, христианская идея,
Что, конечно, повезет всем, кому не повезло.
Он играет и поет, все надеясь и надеясь,
Что когда-нибудь добро победит в борьбе со злом.
Ах, как трудно будет нам, если мы ему поверим.
С этим веком наш роман бессердечен и нечист.
Но спасает нас в ночи от позорного безверья
Колокольчик под дугой, одинокий гитарист.

В направлении выражения сторон жизни, не связанных напрямую с возникновением человеческой сути авторской песни, Юрий Визбор передал любовь к Родине, преданность ей, любовь и дружбу между людьми, возвышенный, благородный, прекрасный смысл многих привычных жизненных событий.

В песнях «Многоголосье»+ и «Россия»+ выражена любовь к Родине, преданность ей, восхищение ее вечной, возвышенной красотой. В песне «Знаком ли ты с землей» — передача другому человеку своего прекрасного видения Родины.

— Знаком ли ты с землей?
— Да вроде бы знаком.
— А чей тут дом стоит?
— Да вроде общий дом.
— А может, это твой?
Внимательно смотри —
Ведь нет земли такой
В других концах земли.
Вот крыша в доме том —
Ледовый океан,
Вот погреб в доме том —
Хакасии туман.
И дверь за облака,
И море у ворот,
В одном окне — закат,
В другом окне — восход.
Он твой, конечно, твой —
И крыша, и крыльцо.
С звездой над головой,
С могилами бойцов.
И реками пьяна
Непройденная ширь,
Страны моей весна —
Желанная Сибирь.

В песне «Ты у меня одна»+ показано предстояние перед светом любви, проявляющимся через любимого человека, главенство присутствия этого света над желанием быть рядом.

В песне «Здравствуй, я вернулся»+ выражена радость возвращения и встречи с близким человеком, свет которого был силен и в разлуке.

Сила дружбы между людьми часто проявляется в трудных жизненных ситуациях (хотя и не только). Уверенность в поддержке друзей в трудную минуту связана и со своей личной готовностью прийти на помощь. Эта поддержка выражена в песне Юрия Визбора «Спокойно, дружище»+.

Кроме того, Юрий Визбор, стремясь к возвышенной, благородной реальности во всем, умел находить ее в обычной жизни. Он описывал привычные жизненные ситуации так, что в его песнях они представали возвышенными и благородными. Например, в песне «Обучаю играть на гитаре»:

Обучаю играть на гитаре
Ледокольщика Сашу Седых.
Ледокол по торосу ударит —
Саша крепче прихватит лады.
Ученик мне попался упрямый,
Он струну теребит от души.
У него на столе телеграмма:
«Разлюбила. Прощай. Не пиши».
Улыбаясь на фотокартинке,
С нами дама во льдах колесит:
Нью-Игарка, мадам, Лос-Дудинка,
Иностранный поселок Тикси.
Я гитарой не сильно владею
И с ладами порой не в ладах —
Обучался у местных злодеев
В тополиных московских дворах.
Но для Саши я бог, между прочим:
Без гитары ему не житье.
Странным именем Визбор Иосич
Он мне дарит почтенье свое.
Улыбаясь на фотокартинке…
Ах, коварное это коварство
Дальнобойный имеет гарпун.
Оборона теперь и лекарство —
Семь гитарных потрепанных струн.
Говорит он мне: «Это детали.
Ну, ошиблась в своей суете…»
Обучаю играть на гитаре
И учусь у людей доброте.
Улыбаясь на фотокартинке…

И во многих других песнях Юрий Визбор смог открыть и показать присутствие высокого смысла в обычной жизни.

Таким образом, основные авторы начала авторской песни — Александр Галич, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Юрий Визбор — создали избранные ими направления авторской песни каждый в своем индивидуальном понимании, необыкновенно гармонично дополнив творчество друг друга до высокого и многогранного целого авторской песни, ставшего заметным явлением в российской культуре второй половины XX века. Заложенные ими основные направления и внутренний настрой авторской песни были освоены последующими авторами и даже во время кризиса и упадка продолжают служить ориентирами для настоящих последователей авторской песни, сохранивших хотя бы частичное единство с ее духовно-нравственными основами, и стремящихся следовать им в жизни.

На каравелле мечты парусами из песен[20]

Я не люблю манежи и арены -

На них мильон меняют по рублю.

Владимир Высоцкий.
На каравелле мечты парусами из песен
Стала команда все ниже ветра загребать.
Новые земли забыты, ей пляж интересен —
К берегу жмется, чтоб выгод каких поискать.
И, как мильон на рубли разменяв на арене,
Общее «мы» раздробили на множество «я».
В каждом осталось немного достоинств, горенья,
И с этим малым — судьба перед миром стоять.
Общее «мы», то, что всех на вершины водило,
В «я» разделясь, совершит только малый подъем.
И пред стихией, которую «мы» покорило,
«Я» отступает или попадает на слом.
Словно матросы корабль разнявши на части,
Пробуют плыть кто на парусе, кто на руле.
Все эти части мечту сохраняют отчасти,
Только не плыть им, отдельным, к желанной земле.
Только вот будет — конечно же, яростно будет:
Нас, не забывших мечту, вновь она соберет,
В доках стремлений она корабли раздобудет
И в океаны направит ликующий флот.
Там, очищая, что было захвачено ложью,
Песни и мысли к такой высоте поведем:
Вместо призывов: «Смотрите, какой я хороший!» —
Вновь зазвучит: «Ах, какою мы Правдой живем!»
В месте, захваченном прежде безжалостной ложью,
Души, вдруг небо увидев, пойдут на подъем.
И вместо слов: «Посмотрите, какой я хороший» —
Вновь зазвучит: «Ах, какою мы Верой живем!»

Рубеж[21]

Этот новый рубеж на тропе — он непрост,
Он от старых, привычных отличен.
Он итогом дороги встает в полный рост,
Ждет прямого ответа на четкий вопрос,
И для выбора срок ограничен.
Все привычные тропы остались внизу,
А вверху — там пути неизвестны.
Коль по-прежнему жить — вниз шагнуть, и внизу
Вдруг, пожалуй, за мелочь тебя вознесут.
Вверх — загадочно, но интересно!
Эта грань пролегла по тропе, по судьбе,
И не место она, и не время.
Выбор будущего: или кверху разбег,
Иль от трудностей книзу бесславный побег,
В круг привычек, где все — повторенье…
Все, что было, пусть нижние тропы хранят,
Кто пройдет — тот, даст Бог, не осудит.
Мы же — вверх, по тропе, за сиянием дня,
Свет и Правда нас ждут, голосами звеня,
И тропа дарит светлые блики огня,
И гораздо прекрасней все будет,
И гораздо труднее все будет…

5. ПЕСЕННАЯ ПОЭЗИЯ ВОСХОЖДЕНИЯ.

Наследие авторской песни и песенная поэзия восхождения.

Авторская песня родилась как песня мыслящих людей о том, как сохранить в себе человеческий облик — мужество, достоинство, благородство, совесть, человечность — в любых условиях жизни, в том числе в самых суровых.

Перед зарождением авторской песни российский народ прошел через тяжелые испытания войны и тоталитарного режима. Те, кто среди этих испытаний сохранил в себе человеческий облик, считали это самым ценным, что нужно сохранить и передать другим. Многие из этих людей стали писать песни и стихи. Так родилась авторская песня.

Эталоном человека в авторской песне служили сначала люди, прошедшие войну. Так в песне Владимира Высоцкого:

Давно смолкли залпы орудий,
Вокруг только солнечный свет.
На чем проверяются люди,
Если войны уже нет?
Приходится слышать нередко
Сейчас, как тогда:
«Ты бы пошел с ним в разведку —
Нет или да?»

По следам военных подвигов возникли мирные подвиги — покорение горных вершин, бурных рек, арктических пространств. И тогда эталоном жизни становилась собственная жизнь во время наивысших испытаний и победа в них. Так в песне Краснопольского «Первый перевал»:

И так уж повелось с тех давних светлых пор:
Пока в груди не молкнет сердца стук,
Высокой чистотой тех наших первых гор
Мы измеряем жизни чистоту.

Вся остальная жизнь происходила в предстоянии перед эталоном человека, в сравнении себя с этим эталоном, в стремлении достичь его: «Так ли высоко и чисто живу?» Характерно также, что авторская песня изначально передавала прежде всего не переживания, а смысл событий. В ряде песен она несла смысловые идейные обобщения, являвшиеся программой жизни:

«Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал»
(В. Высоцкий, «Прощание С Горами»),
«Песня о друге» (В. Высоцкий),
«Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке»
(Б. Окуджава, «Возьмемся За Руки, Друзья»),
«Совесть, благородство и достоинство —
Вот оно, святое наше воинство»
(Б. Окуджава, «Совесть, Благородство И Достоинство»),
«Моя надежда на того, кто, не присвоив ничего,
свое святое естество сберег в дворцах или в бараках»
(Ю. Визбор, «Деньги»).

Таким образом, наследие авторской песни состоит в том, что она внесла в российскую культуру песню мыслящих людей о Человеке, о том, как он живет и как им становятся во время тяжелых испытаний. По большому счету авторская песня — это искусство быть Человеком и выражать это в стихах при сопровождении музыкой. Если автор человечен, красив и велик как человек, то и песни его вдохновляют многих. Если же как человек автор плох, то и песни его мало кому нужны.

Такой была авторская песня в первые два десятилетия своего существования. Но время шло, война уходила все дальше в прошлое, тоталитарный режим сначала ослаб, а потом совсем ушел в небытие. Тяжелые насильственные испытания из жизни исчезли. А самостоятельно жить на высоком уровне напряжения выбрали очень немногие. И авторская песня стала меняться.

Тема жизненного подвига, тема преодолений и восхождений, тема становления Человека стала звучать слабее. Большинство талантливых авторов в авторской песне в настоящее время пишут по большому счету о достаточно бескрылой бытовой жизни. Немного дорожной романтики, немного грез об интеллектуальных полетах, немного о музыке и стихах, много городской обыденности, много печали и скепсиса по поводу жизненных неурядиц и по привычке немного о правде и человечности. Также усилилась линия эстрадной и внешнеэстетической песни.

Такое ощущение, что основатели авторской песни, сначала под внешним давлением, а потом своим устремлением штурмовали горные склоны и вышли на некоторую высоту — заданный основателями уровень авторской песни — где затем разбрелось в разные стороны нынешнее поколение последователей авторской песни, уже не помышляя о дальнейшем пути вверх. Многие же и вовсе спустились вниз. Не Человек для них главное.

Поскольку новых суровых всенародных испытаний — войны, тоталитарного режима — в России, к счастью, не предвидится, то создать новый, более высокий уровень песни мыслящих людей о становлении и жизни Человека смогут те авторы, которые сделают целью жизни свое восхождение как человека. И в этом отличие нового уровня авторской песни от прежнего, где главным было сохранение уже достигнутого уровня Человека, с которым и сравнивали себя основатели авторской песни.

Для того, чтобы не спорить о названии, какая песня является авторской, а какая нет, я называю новый уровень песенной поэзии духовно-нравственного направления песенной поэзией восхождения человека и даю ему такое определение: песенная поэзия восхождения человека — это искусство быть Человеком, сознательно совершающим восхождение к новым, более высоким уровням мужества, совести, красоты, человечности, и выражать это восхождение в стихах при сопровождении музыкой. Создавать это искусство будут те авторы, для которых оно будет жизненно необходимо.

Название и духовно-нравственные основы нового уровня развития песенной поэзии.

Установить точное название для нового уровня развития песенной поэзии духовно-нравственного направления необходимо чтобы сберечь силы для созидательной творческой работы и избежать долгих и напрасных споров о том, что такое авторская песня и кто имеет право к ней относиться. Название должно выражать суть главной задачи этого нового уровня.

Главной задачей авторской песни было сохранение и выражение в песне предстояния перед вечными ценностями, открывшегося людям в суровых жизненных испытаниях, человеческой высоты, достигнутой через это предстояние. Однако нынешнее поколение последователей авторской песни утратило эту человеческую высоту и это предстояние из-за неимения соответствующего жизненного опыта.

Главной задачей нового уровня песенной поэзии духовно-нравственного направления является создание и выражение в песне постоянного сознательного восхождения человека — восхождения к более высоким уровням предстояния перед вечными ценностями и исходящей из него человеческой высоты (мужества, совести, красоты, человечности). И потому этот новый уровень можно назвать песенной поэзией восхождения человека, или просто песенной поэзией восхождения. В настоящее время автору книги не известны песенные течения, воплощающие предстояние перед вечными ценностями в жизни в той же мере, что и песенная поэзия восхождения.

В песенной поэзии восхождения сохраняется наработанный авторской песней принцип единства песни и жизни последователей, и потому создавать её могут только те авторы, которые сделают целью жизни своё восхождение как человека. Другие принципы, составляющие духовно-нравственные основы авторской песни, сохраняются в песенной поэзии восхождения в несколько измененном виде.

1. Предстояние человека перед большим, чем личная жизнь, и через него перед вечными духовно-нравственными ценностями, присутствие этого большего, вечного в личной жизни каждого и жизни песенного содружества.

2. Утверждение идеала человека, совершающего восхождение к более высоким вершинам мужества, совести, красоты, человечности в любых, в том числе суровых жизненных условиях.

3. Жизнеутверждающий созидательный настрой.

4. Общественный, общинный настрой.

Сохраняются в песенной поэзии восхождения и наработанные авторской песней требования к песне: простота, цельность, высокий уровень идеи и её раскрытия в песне, высокий уровень выражения идеи в слове.

Путь духовно-нравственного возвышения, преображения в песенной поэзии восхождения не связан с религией, стоит вне ее. Последователи любой религии или атеисты, следующие в жизни духовно-нравственным основам песенной поэзии восхождения, могут быть участниками движения песенной поэзии восхождения, если они не стремятся подчинить движение своему частному мировоззрению.

Песенная поэзия восхождения отвергает насилие над собой и сама не производит его, уважая другие мировоззрения, ведущие к повышению культурного уровня последователей. В песенной поэзии восхождения частью духовно-нравственного восхождения человека является совершенствование в песенно-поэтическом искусстве. Искусство издавна относится к явлениям духовной культуры, так как дух человека, вырастая преодолением препятствий,[22] качественно совершенствуется обращением к красоте и гармонии мира, в том числе через искусство.[23]

Направления песенной поэзии восхождения.

Сейчас в песенной поэзии восхождения существует два основных направления и одно вспомогательное. Скажем сначала об основных направлениях.

1. Направление выражения человечной истины и путей восхождения к ней.

Человечной истиной является та часть истины, продвижение к которой делает человека Человеком. Это истина нравственная и духовная. Продвижение к другим частям истины, например, к истине о действии физических законов во вселенной, еще не делает человека Человеком.

В направлении выражения человечной истины и путей восхождения к ней, во-первых, выражается сама человечная истина как закон жизни, а во-вторых — пути восхождения к ней, преображение, облагораживание и возвышение человека (над своим прошлым состоянием), преодоление препятствий, прохождение испытаний, победа над несовершенством на пути восхождения.

Выражение человечной истины присутствовало и в авторской песне. Например:

«Совесть, благородство и достоинство —
Вот оно, святое наше воинство»
(Булат Окуджава).
«Моя надежда на того, кто, не присвоив ничего,
Свое святое естество сберег в дворцах или в бараках»
(Юрий Визбор).
«Время — большая совесть, и других ты не вини, —
Пусть от тебя зажигаются жизнью они»
(Сергей Минин).

Но песенная поэзия восхождения углубляет и расширяет выражение человечной истины.

Кроме того, песенная поэзия восхождения ставит задачу выражения путей сознательного восхождения к человечной истине. В авторской песне были в основном выражены, и то отчасти, лишь пути преодоления внешних трудностей (в песнях о войне, о горных восхождениях, о преодолении других внешних стихий). Но пути восхождения к человечной истине, ее нравственной и духовной высоте, преодоления внутренних несовершенств человека в авторской песне отражены почти не были. Задачу выражения этих путей ставит в данном направлении песенная поэзия восхождения.

2. Направление, выражающее вовлечение обычных бытовых явлений в восхождение к человечной истине.

Поскольку восхождение к вечным ценностям, выражаемым человечной истиной, — дело не теории, а практики, то возвышается и преображается не только сам человек, его сознание, но и явления, участвующие в его обычной жизни. Прежде всего они наполняются новым, более высоким смыслом. Например, материальные блага теряют смысл основной цели и рассматриваются лишь как средство для совершения восхождения к человечной истине. Бытовые явления и предметы, способные помогать восхождению, совершенствуются, устремляются к более высокому уровню гармонии. Остальные — исчезают из жизни. Все явления и предметы настраиваются по смыслу и форме на проявление восхождения человека через них и в них. Все это и выражает второе направление песенной поэзии восхождения.

Кроме того, поскольку это направление выражает вовлечение в восхождение человека частных явлений обычной жизни, оно тем самым дает возможность осознания восхождения начиная с небольших шагов, посильных каждому человеку.

Зарождение возможности этого направления можно обнаружить в авторской песне в песнях Юрия Визбора. Юрий Визбор умел в обычных жизненных ситуациях разглядеть нечто возвышенное, гармоничное, человечное — и описывал ситуацию так, что она представала гораздо возвышенней, гармоничней, человечней, чем её воспринимали остальные участники событий.

Однако, в отличие от Юрия Визбора, который, возможно, просто так видел мир и так его описывал, песенная поэзия восхождения в данном направлении ставит задачу выражения путей сознательного возвышения, преображения, совершенствования явлений обычной жизни, путей продвижения этих явлений на более высокий уровень гармонии и участия в восхождении человека.

3. Третье, вспомогательное направление, выражает поиск человечной истины и путей восхождения к ней.

Чаще всего не сразу человек может настроить себя и свою жизнь на восхождение. Сначала идет поиск глубокого смысла жизни, поиск человечной истины, поиск возможных путей совершенствования. Этот поиск и выражает вспомогательное направление. По своим достижениям оно еще не вполне относится к песенной поэзии восхождения, скорее это песенная поэзия предвосхождения, подготовки к восхождению. Но по своей цели — достижению восхождения — это направление примыкает к песенной поэзии восхождения.

Творческие мастерские и слеты развития песенной поэзии восхождения.

Двумя основными формами жизни песенной поэзии восхождения являются творческие мастерские и слеты развития. В творческих мастерских происходит постоянная работа совершенствования участников мастерской в человеческом и песенно-поэтическом направлении. В человеческом направлении происходит осознание и прохождение путей восхождения к более высоким уровням духовно-нравственной высоты человека. Также совершается работа открытия и реализации индивидуальной внутренней направленности человека (подробно в приложении 4).

В песенно-поэтическом направлении происходит работа по достижению высокого духовно-нравственного уровня идеи и её раскрытия в песне, высокого уровня выражения идеи в слове, простоты и цельности поэтического текста, высокого уровня гармонии музыкальной части песни, глубокого прожития и исполнения песни, соответствующего песенной поэзии восхождения.

Творческие мастерские объединяют только создателей песенной поэзии восхождения, то есть авторов песен. Это необходимо для создания творческой среды, исключающей отвлечение в сторону других интересов, проявляющихся через людей, не занятых творчеством.

При этом любая работа совершенствования в песенно-поэтическом направлении в песенной поэзии восхождения не самостоятельна и имеет смысл только при достижении через неё восхождения человека.

Творческие мастерские для распространения идеи восхождения человека и своих песенно-поэтических результатов устраивают концерты, открытые встречи, а для совершенствования авторов — семинары и слеты развития песенной поэзии восхождения.

Слеты развития называются так потому, что прежде всего они организуются для развития авторов и движения песенной поэзии восхождения, а не для простого обмена достигнутым и его оценки. Первая часть слета развития посвящена работе с авторами, аналогичной работе, проводимой в творческих мастерских песенной поэзии восхождения, вторая — работе авторов со зрителями, показу результатов песенно-поэтической работы, объяснению идей и принципов совершенствования человека в песенной поэзии восхождения.

На слетах развития организуются семинары по работе над поэтическим текстом, музыкальной частью песни, внутреннему прожитию песни, обучающие и ознакомительные концерты с показом работы над песней и другие формы работы.

На слетах развития происходит сплочение ядра авторов творческого содружества, обмен опытом творческой работы, опытом лучших путей духовно-нравственного совершенствования, опытом совершенствования творческих мастерских и мероприятий песенной поэзии восхождения. Попутно выявляются лучшие песни и авторы.

Примеры текстов песенной поэзии восхождения.

В течение ряда последних лет был написан ряд достаточно сильных песен песенной поэзии восхождения. В них достаточно высока идея, её раскрытие в песне, выражение идеи в слове. В некоторых песнях создана нестандартная музыкальная гармония, не утратившая при этом простоты. В данном издании книги представлены тексты песен песенной поэзии восхождения, принадлежащие автору книги — Алексею Грачеву и Екатерине Грачевой.

Сначала представим тексты песен песенной поэзии восхождения автора книги.

Дорога.

Дорога — это действия исток,
Дорога — это творчества распев.
Дорога как зелененький росток
Однажды поселяется в тебе.
Дорога начинает в сердце жить,
Симфонией движения звуча.
Дорога заставляет поспешить,
Когда для достижений дорог час.
Дорога — это творческий вопрос,
К ответу продвижение в борьбе.
Дорога для того, чтоб ты подрос,
Подарит испытание тебе.
Дорога побуждает разгадать
Свой способ действий, голос нужных слов.
Дорога дарит друга и врага,
И веру, и растущую любовь.
Дорога — это будущего зов.
Дорога — это разные пути,
Где мерой приближения основ
Свет Истины сильнее впереди.

Надо душою встать выше туч.

Надо душою встать выше туч.
Там, где сияют солнце и звезды,
Тучи не властны.
Если в глазах живет светлый луч,
Если в сердцах пылает любовь,
Они не опасны.
Вдруг налетает смерч, ураган.
Бродят циклоны, дожди обложные,
Гонимые ветром.
Все это — словно в ложбине туман,
Если есть чудо огня живого,
Звездного света.
Твердо ногами идя по земле,
Солнечный, звездный свет собирая
Всею душою,
Мы приближаем небо к земле,
Вместе с Землею в Небо взлетаем
Волной огневою.

Костер.

Вот итогом пройденной дороги
Вновь огонь меж нами расцветает,
В нем мечты, открытия, тревоги
Новыми путями оживают.
Пламенная ширится картина,
А в душе живет насущным хлебом.
И огню земному есть причина —
Тот огонь, что к нам приходит с неба.
В небе был рожден и пел лучами,
В дерево пал жизненною силой,
А когда к нему мы постучались,
Вышел, развернулся с жаром, с пылом.
Всплесками, как добрыми клинками,
Гонит тьму огонь и побеждает,
И в душе прекрасными руками
Раны лечит, силы открывает.
Доблестными светлыми клинками
Гонит тьму, пронзает, побеждает,
Добрыми небесными руками
Душу в красоте преображает.

* * *

От начала, где сам Бог-отец,
Мы стремимся к полетам так просто.
И велением наших сердец
Поднимаемся в горы и к звездам.
Подтверждая гореньем души,
Мы несем в себе Истину эту:
Детям неба, затем чтобы жить,
Нужен путь до небесного света.
Беспредельность дороги качает
Надо мной —
Нет, не мне безвозвратно отчалить
В край земной.
Черноты тех ночей, где я не был,
Не боюсь.
Только, сердцем направившись в небо,
С ним сольюсь.
И не нужно пределов иных,
Кроме тех, что еще не остыли.
Так всегда узнаю я своих
По огню и трепещущим крыльям.
Узнаю по любви, по мечтам,
Верной дружбе, над горем встающей.
По сердцам, где живет высота,
И рукам, красоту создающим.
Сам лечу, в небо путь постигаю
Сквозь друзей
Через них сразу много я знаю
Вверх путей.
Нас на разных путях окрыляя,
Как мечта,
В созидательном братстве сияет
Высота.

Песня о пути.

Вот камни пройденных дел и слов,
Я их, совершая, прошел насквозь.
Я путник, и значит оставить готов
Все то, что уже сбылось.
Пришли, кто знали меня давно,
О прошлом вспомнить меня зовут.
Но я не помню, что было тогда, —
Я знаю, куда я иду.
Оставил я прошлые миражи,
И нынешних груду сожгу дотла,
Чтоб в будущем выше и лучше жить
И в высших гореть делах,
Где вечная Истина, как звезда.
Иду к ней, меняясь, сквозь времена.
А рядом со мною идут друзья —
У нас с ними цель одна.

Песня о мечте.

Мечта не греза на листе,
Не бликов рой.
Путь к неизвестной высоте —
И путь прямой.
Тогда решиться жить мечтой —
Принять труды
Всю жизнь наполнить высотой
Своей мечты.
Навек отвергнуть злой туман
Болот, низин,
Несовершенство и обман
Мечтой разить,
Ткань новых действий проверять
Ее огнем,
Направив дел созвучных рать
Ее путем.

Горы восхождений человека.

Есть горы, где все восхождением дышит —
И травы, и скалы, и снег.
Идут здесь к вершинам, кто хочет стать выше,
Прекраснее как человек.
Зовут вверх пути, где так сильно и тонко
Идут, восхожденье любя,
Где каждый шаг вверх достигается только
Прямым улучшеньем себя.
Здесь к мужеству лишь человечность продвинет,
Они здесь лишь вместе живут.
Здесь лучше вершин могут быть лишь вершины,
Которые выше зовут.
И, чтобы идти к ним с достигнутых раньше,
Пути восхожденья ведут
Не вниз, не на спуск, только вверх, еще дальше —
В непознанную высоту.

Песня о памятниках и героях Челябинска.

Настоящий подвиг всегда создает гармонию общего будущего.

Есть памятники подвигам свершенным
В Челябинске на пламенных местах.
Здесь воин, композитор и учёный
Свой труд приносят Родине в веках.
Прочна их устремлений непреложность,
На благо всем возросшая огнем,
И будущей гармонии возможность,
Рожденная их жертвенным трудом.
Их мир над бегом суеты приподнят,
Они стоят в торжественной мечте.
Кто мыслят высоко, сюда приходят,
Чтоб создавать на этой высоте
Оазис жизни духа и культуры,
Путь в будущее города всего,
Где будет вновь поверх препятствий бурных
Всех подвигов сердечных торжество.

Тексты песен Екатерины Грачевой.

Песня рождения.

Вставала заря над одной из планет,
Вода отступала, ей сушу даря.
И лился с небес удивительный свет
Под цвет не рожденного здесь янтаря.
Проснутся поля, запестреют цветы,
И снегом с небес отцветут тополя.
Но это потом, а пока что хребты
Рождает торжественно Мама Земля.
Как много затей у зеленых ветров!
И сказками мир засыпает метель.
И слышно приветы далеких миров —
Земля в ожидании трудных детей.
Весь мир пред тобой в ожиданье, малыш,
Малыш Человечество, вера и боль, —
Когда же ты встанешь и заговоришь
Единым наречьем с Землей голубой?

Кто.

Искал я в книгах древних лет
Один-единственный ответ:
Как принести на землю свет?
Уж сколько раз побит злодей,
Что в камни обращал людей,
Но всюду — россыпи камней.
Кто подарил мне эту боль,
Неизлечимую до срока,
Пока встречаюсь на дороге
С людьми, не ставшими собой?
Но в сердце камня спит зерно,
Желаньем жить напоено —
Пускай пробудится оно!
Оковы камня-палача
Не грубость рушит сгоряча —
Безмолвно-ясный зов луча.
О, кто донес мне этот зов
Сквозь тяжкий камень самомненья,
Открыв неведомый для зренья
Бессмертный мир без берегов!
И в этом мире много лет
Известен ищущим ответ:
Как принести на землю свет.
Под звуки зорь и краски гроз
В душе рождается вопрос:
Кто принесет нам свет от звезд?
Кто принесет сегодня свет?

Баллада о богатстве.

Ты пришел мне сказать: «Справедливости нет,
Ну за что я так с самого детства обижен?
У других есть любовь, красота, даже свет,
Я же туп и уродлив — и сам это вижу».
И ломались на взлете пронзительно брови… Прости!
Я бы все тебе отдал, но сможешь ли ты унести?
Есть воды у меня исцеляющий гимн.
В ней вся нежность миров, в ней молчанья глубины.
Я так жадно хотел дать напиться другим,
Что дошел до оазиса в мертвой пустыне.
В каждой капле спасенье живет от жестокой беды —
Вот богатство мое! Не поймет, кто не жаждал воды.
Небо есть у меня воплощенной мечты,
Небо ясной любви, небо звездного света.
Я прорвался к нему из дворцов духоты —
Я готов был до смерти сражаться за это!
Верность небу — как крылья в полете над бездной мирской.
Ты мечтал ли забыть навсегда, что такое покой?
Есть ключи у меня от владений земли.
Все, что нужно для жизни, мне в руки дается.
И спускаются с неба ко мне журавли,
Под ногами дорога послушная вьется.
Стань свободным, уйди из-под власти ненужных вещей —
И увидишь в руках невесомую связку ключей.
Есть огня у меня несказуемый ритм —
От земли в небеса дерзко тянет ладони,
То, чего не бывало, упрямо творит
И победно поет об извечном законе.
В поле воин один, если солнце разлито в крови.
Что на свете найдешь ты сильнее творящей любви?
«Как жестока судьба, как сурова скрижаль —
Вновь богатый умножит, а бедный утратит».
Но ведь ключик так прост: научись умножать,
И тогда тебе самого малого хватит!

Кузнечная.

Мехами огонь раздуваем в печи,
И вот уж железо от жара кричит,
И я не скажу, что нам жар нипочем —
Почем он, мы знаем, но это не в счет.
Вот молот один догоняет другой,
Железо каленой искрится дугой —
И я не скажу, что нам не тяжело,
Но сами избрали свое ремесло.
Мгновенье железо покорным лежит.
Успеть бы нам песню в него заложить!
Не знаем, кто сможет услышать ее,
Но все-таки это железо — поет.
О том, как зовет нас сиянье огня,
О том, как удары бесстрашье гранят,
И как постигается воля творца…
…А кузниц так много в садах у Отца.

Песня сеятеля.

Я, идущий путями росными,
Схоронил под землей зерно.
Я его поместил до осени
В мир, где вечно темным-темно.
Но поймет меня пахарь знающий,
И садовник меня поймет —
Мы увидим в зерне блистающий
Золотым переливом плод.
А не жаждавший знанья нашего
Как слепой обречен идти
По бескрайним богатствам пашенным,
По завещанному пути.
Там, где слышим мы гимн торжественный,
Он — лишь черной земли тоску.
Там, где видим мы лик божественный,
Он — лишь неба седой лоскут.
Но прольется с небес знамением
Череда золотистых нот —
И проснется в зерне стремление,
И творением прорастет.

Песня художника.

Вытащу, как из ножен,
Свой безразмерный свитер.
Я — свободный художник,
Красок дороги рыцарь.
Птичьи заслышав стаи,
Свитер крыла расправит —
Вместе мы улетаем
В небо мечты и яви.
Словом, резцом иль кистью,
Песенным ли куплетом
Сеем мы зерна мысли
Из рукава по свету.
И прорастают зерна,
Солнца внимая зову…
Кто-то ж ворчит упорно:
«Свитер с плеча чужого».
Свитер мой — с плеч Царицы
Творчества и полета,
В складках его таится
Завтрашний луч восхода,
По-над Землей восхода.

Приложение 1. УГЛУБЛЕННАЯ РАБОТА НАД ПЕСНЕЙ.

Углубленная работа над поэтическим текстом песни.

Необходимость постоянной углубленной работы над поэтическим текстом песни вытекает из устремления авторов песенной поэзии восхождения к восхождению в человеческом и песенно-поэтическом направлении. Восхождение в человеческом направлении состоит из утверждения в себе все более высокого уровня человечности и других черт человеческого облика.[24] Восхождение в песенно-поэтическом направлении состоит из достижения все более высокого уровня идеи и её раскрытия в песне, все более высокого уровня выражения идеи в слове.

Осознав высокую духовно-нравственную идею, автор открывает ее различные стороны, проявляющиеся в жизни, и стремится выразить эти стороны в песне. Однако раскрытие идеи в песне должно быть гармоничным, обеспечивающим простоту, цельность, соизмеримость раскрытия разных сторон идеи. Рассмотрим эти качества по очереди.

Простота поэтического текста — это состояние, при котором в немногих обычных словах и фразах можно выразить множество сторон глубокого и высокого смысла явления, идеи.[25]

Цельность — это подчинение всех частей песни идее, которую она выражает, ради которой она написана.[26] Присутствие цельности в произведении собирает внимание зрителя, слушателя к единому центру и делает такое произведение наиболее сильным.

Под соизмеримостью раскрытия разных сторон идеи в песне понимается такое их раскрытие, при котором все они, каждая в своей необходимой мере, служат выражению, раскрытию идеи песни, не заслоняя, а гармонично дополняя друг друга до единого целого. Когда при раскрытии различных сторон идеи песни одна или несколько сторон заслоняют другие, идея песни раскрывается односторонне, неполно и негармонично. Чтобы избежать этого, надо во время создания текста песни сознательно следовать необходимой степени раскрытия каждой из раскрываемых сторон идеи.

При работе над многогранным выражением идеи часто бывает, что одновременно открываются два-три (или больше) пути продолжения мысли. Но удержать в сознании сразу несколько таких путей (и тем более реализовать их в поэтическом тексте) очень трудно. Автор может потеряться в этих продолжениях, каждое из которых имеет свою цель, и, частично выразив раскрытие каждого из них, потерять соизмеримость и цельность.[27] Чтобы избежать этого, надо сознательно или по чувству выбирать путь продолжения, развития мысли, наиболее соответствующий раскрытию главной идеи песни, или писать несколько песен, чтобы реализовать каждое из продолжений.

Работа над выражением идеи в слове на высоком уровне включает в себя работу достижения внутреннего соответствия сторон смысла и звучания отдельных слов и фраз раскрытию сторон идеи в песне. Чем глубже и полнее достигнутое соответствие, тем выше владение словом.

С одной стороны, каждое отдельное слово кроме главного смысла имеет переносные смыслы, вторичные оттенки смысла, которые создают его неповторимость и индивидуальную смысловую ценность. Синонимы, слова с одинаковым главным смыслом, в поэзии не тождественны, не равны. Они отличаются разными переносными смыслами и побочными смыслами. В овладении смыслом слова стремятся, чтобы все стороны смысла выражали главную идею песни, были созвучны раскрытию ее сторон в песне.

С другой стороны, каждое слово обладает неповторимым звучанием, индивидуальной музыкальной гармонией. Одни слова звучат легко и утонченно, другие грубо и тяжело, третьи стремительно и хлестко и так далее. Само звучание слова может помогать или мешать выражению идеи. В овладении музыкой слова стремятся, чтобы звучание слов передавало характер описываемых явлений.

Все эти стороны — и стороны смысла, и стороны звучания, — как грани кристалла, объединены в каждом слове, составляют его неповторимость. Чтобы чувствовать неповторимость каждого слова и уметь ее применять, надо внутренне жить на этом уровне. Приближает к этому постоянная работа совершенствования в данной области.

В песенной поэзии восхождения основой поэтической работы является работа над достижением высокого уровня идеи и её раскрытия в песне. Ведь главной целью песенной поэзии восхождения является выражение правды о восхождении человека, о его предстоянии перед вечными духовно-нравственными ценностями. Песенная поэзия восхождения отвергает отдельное существование высокого уровня выражения идеи в слове без связи с высоким духовно-нравственным уровнем идеи, так как в таком случае не исключено получение внутренне убогих, беспомощных произведений, не способных устремить человека к совершенствованию, открытию новых сторон высокого и глубокого смысла, достижению новых высот. Это отличает песенную поэзию восхождения (как и настоящую авторскую песню) от большинства официальных систем литературного обучения, где большое значение уделяется работе над формой (работе над владением словом, композицией произведения и так далее) и очень малое — работе над духовно-нравственной высотой идеи и ее соответствующим раскрытием в произведении.

Углубленная работа над музыкальной частью песни.

Сначала нам придется рассмотреть характерные недостатки работы над музыкальной частью песни, так как большинство авторов книг об авторской песне этот вопрос не рассматривает. Затем перейдем к рассмотрению принципов более глубокой работы над музыкальной частью песни в песенной поэзии восхождения.

Первым характерным недостатком работы над музыкальной частью песни является постоянное применение музыкальных шаблонов. Так, в авторской песне часто используется куплетно-шаблонный метод, когда музыкальная гармоническая и мелодическая последовательность полностью повторяются в каждом куплете песни от первого до последнего. Однако часто бывает, что в одном или нескольких куплетах отдельные строки выделяются из общего текста по внутреннему настрою и смыслу. В таких случаях музыка, удачно сопровождавшая текст в остальных частях песни, в месте изменения внутреннего настроя и смысла становится несозвучной тексту, входит в противоречие со смыслом.

Авторы авторской песни среднего уровня и ниже часто применяют песенные музыкальные шаблоны — типичные гармонические аккордовые последовательности, повторяющиеся во многих известных песнях. На первом этапе развития авторской песни это могло быть оправдано стремлением к достижению единого внутреннего настроя всей авторской песни или творчества отдельных авторов. Но затем при отсутствии развития применение песенных шаблонов неизбежно приводит к скатыванию в примитивизм.

Нельзя сказать, что в авторской песне не было попыток разрешить эту задачу. Некоторые авторы — например, Юрий Визбор, Владимир Ланцберг — в ряде песен сохраняли простоту музыки при применении нестандартных аккордовых последовательностей. При этом музыка у них никогда не заслоняла текста песни — ее смысловой части, а лишь служила ее раскрытию. Может быть, это происходило потому, что эти авторы сохраняли единство с духовно-нравственными основами авторской песни и стремились к развитию при сохранении простоты и цельности, начиная со смысла песен.[28]

Однако со времени начала кризиса в авторской песне достижение такой простоты не удавалось никому или почти никому из ее новых авторов. Беда в том, что вследствие кризиса многие авторы, создававшие новые формы (в том числе музыкальные), оторвались от духовно-нравственных основ авторской песни и стали работать над формой в отрыве от сути.[29] В результате музыкальная часть их песен в большинстве своем утратила простоту.

Итак, вторым характерным недостатком работы над музыкальной частью песни в авторской песне является утрата простоты и цельности при развитии музыки.[30] Авторы, утратившие простоту и цельность идеи, как правило, не умеют писать простую и цельную музыку. Пытаясь использовать весь свой арсенал аккордовых и мелодических сочетаний, приемов исполнения, они утратили и не чувствуют цельность и соответствие музыки поэтическому тексту, стройность и внутреннее единство музыкальных построений, соизмеримость раскрытия их частей. Кроме того, за внешней прихотливостью, изысканностью такой музыки часто теряется текст песни, ее смысл. Другая часть авторов, близкая к невысокому уровню «самодеятельной песни», во время кризиса авторской песни стала сползать в примитивизм музыкальной части песен.[31]

В песенной поэзии восхождения цель углубленной работы над музыкальной частью песни состоит в усилении раскрытия смысла, который несет текст песни, и в усилении его внутреннего настроя. Здесь надо отметить, что если внутренний настрой музыка может передать так же хорошо, как и стихи, то точный смысл она передать не может. Поэтому в песенной поэзии восхождения работа над музыкальной частью песни полностью зависит от смысла текста и не может стать основной.[32]

Наиболее легкой задачей при создании музыкальной части песни является создание музыки, выражающей идею песни. В музыке это соответствует генеральной интонации, объединяющей все произведение своим единым настроем.[33] Если автор песни большей частью сосредоточен на создании поэтического текста, достаточно сильно реализуя музыкальность песни в музыке звучания слов и фраз, то для таких песен может быть достаточно музыкальной части, выражающей её идею. Видимо для этого случая музыковед Владимир Фрумкин говорил, что музыка в песне играет роль эмоциональной избыточности и не должна соответствовать изменениям смысла песни (доклад Владимира Фрумкина 1967 года помещен на сайте «Альтруизм»). В этом случае музыка в куплетах может повторяться. От куплетно-шаблонного метода такое построение музыкальной части песни отличается установлением соответствия между генеральной интонацией музыкальной части и идеей песни.

Углубленная работа над музыкальной частью песни требует соответствующего изучения возможностей музыки и овладения ими. Для этого необходимо кроме приобретения навыков игры на гитаре (или другом музыкальном инструменте) изучить внутреннее содержание, значение музыки. Нужно установить, какие музыкальные гармонические (аккордовые) и мелодические сочетания и последовательности выражают радость, грусть, воодушевление, отчаяние, безразличие, свободу, отягощенность и другие состояния сознания человека. Таким образом будет составляться своеобразный язык музыкально-смысловых соответствий. У разных авторов он может достаточно сильно отличаться, так как каждый человек индивидуален, неповторим, в том числе по своему восприятию музыкальных сочетаний и последовательностей.

Проявляется такое различие потому, что люди воспринимают объективное значение музыкальных звуков и их последовательностей, как и объективное значение звуков речи,[34] через настрой своей индивидуальной внутренней направленности (о ней в приложении 4), что изменяет результат восприятия, как взгляд на мир через цветное стекло.

Составляя и уточняя язык музыкально-смысловых соответствий, можно применять установленные соответствия в углубленной работе над музыкальной частью песни. Эта работа включает в себя, во-первых, создание главной музыкальной последовательности, соответствующей выражению идеи поэтического текста песни, во-вторых, создание вариантов главной музыкальной последовательности, соответствующих раскрываемым сторонам идеи — для применения в тех куплетах, где они раскрываются, и в-третьих, создание допустимых музыкальных отклонений, соответствующих сильным, значительным смысловым отклонениям в отдельных строках поэтического текста. Допустимые музыкальные отклонения не должны нарушать ведущей роли гармонии главной музыкальной последовательности.

При совершении этой работы необходимо также постоянно сознательно стремиться к достижению простоты и цельности созидаемой музыки.

Углубленная работа над прожитием песни и ее исполнением.

В песенной поэзии восхождения работа над глубоким прожитием песни служит достижению единства песни и жизни, достижению исполнения песен, соответствующего песенной поэзии восхождения, а также совершенствованию мировоззрения человека в процессе восхождения.

Достижение единства песни и жизни включает в себя в данном случае открытие разных сторон смысла песен, осознание каждым человеком своей индивидуальной внутренней направленности,[35] сознательный выбор песен и сторон жизни, в которых реализуется суть, созвучная индивидуальной внутренней направленности.

Совершенствование индивидуального мировоззрения происходит в данном случае через открытие человеком новых для себя сторон жизни, осознание несовершенства, неполноты своего мировоззрения, и через работу по включению в свое мировоззрение новых сторон смысла жизни.

В углубленной работе над прожитием и исполнением песни можно применять метод построения и исполнения индивидуального смысла поэтического текста песни и метод расстановки и исполнения смысловых ударений.

Метод построения и исполнения индивидуального смысла поэтического текста песни включает в себя раскрытие сторон смысла поэтического текста, построение индивидуального смысла песни, работу над прожитием индивидуального смысла песни и его исполнением, определение и исполнение сути песни.

Первая часть этой работы — раскрытие сторон смысла — проводится малыми группами (не более 5 человек) и основана на высказывании различных взглядов на глубокий смысл,[36] заключенный в песне, не нарушающих главную идею и ее раскрытие в песне. Люди, участвующие в работе, по очереди высказывают, какой глубокий смысл они видят в строках поэтического текста. Сначала все высказываются по первой строке (или предложению), затем по второй, и так до конца текста. Высказанный глубокий смысл запоминают или записывают. Поскольку каждый человек неповторим, то разные люди видят в одних и тех же строках несколько разный глубокий смысл.

Эта работа, во-первых, показывает каждому, что в тексте песни содержится гораздо больше сторон смысла, чем может заметить он сам, и побуждает к поиску более широкого и глубокого смысла в каждой песне. Во-вторых, стороны смысла, высказанные другими, обогащают каждого, расширяя и углубляя его индивидуальное понимание смысла песни, над которой ведется работа. Привыкнув во время работы в группе видеть разные варианты глубокого смысла, в дальнейшем можно упражняться и в одиночку, рассматривая глубокий смысл песни под разными углами, не нарушающими главную идею и ее раскрытие в тексте песни.

На примере песни Юрия Визбора «Фанские горы» покажем в виде таблицы несколько вариантов индивидуального смысла.

Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения

На втором этапе работы — составлении индивидуального смысла песни — каждый работает отдельно от других, уточняя свой глубокий смысл каждой строки с помощью результатов первого этапа работы. Исходя из сторон смысла, высказанных другими, у каждого смысл песни может изменяться и обогащаться по сравнению с его начальным пониманием.[37] После того, как завершено составление индивидуального смысла песни, переходят к третьему этапу.

Третий этап — работа над прожитием индивидуального смысла песни и его исполнением. На этом этапе сначала нарабатывают исполнение песни вместе с исполнением индивидуального смысла, мысленно следуя по нему во время исполнения песни. При этом исполнитель песни представляет себя участником или очевидцем реальности песни, события которой имеют составленный им индивидуальный смысл. Отмечая изменения своего внутреннего состояния, исполнитель запоминает их соответствие индивидуальному смыслу строк текста песни. Таким образом создается прожитие индивидуального смысла песни.

Затем нарабатывают исполнение песни вместе с исполнением индивидуального смысла и его прожитием.

После этого исполнитель может для углубления и усиления исполнения перейти к определению и исполнению сути песни. Суть песни содержится в ее идее. Для выражения этой сути песня и была написана. И вокруг неё должен быть собран в том числе индивидуальный смысл песни. После приведения индивидуального смысла и его прожития в соответствие с сутью песни нарабатывают её исполнение.

При этом человек, исполняющий песню, концентрируется на сути, которая содержится в песне, правде, которую она несет, а не на эмоциях, связанных с песней. Исполняющий песню предстоит перед правдой, которую она несет, перед вечными духовно-нравственными ценностями, проявляющимися через нее, и потому он до предела правдив и искренен. Фальшь полностью исключена.[38] Зрители и слушатели настраиваются по исполнителю песни, как по камертону, и тоже приходят в состояние предстояния перед правдой, которую несет песня и поющий ее.

Сочетание исполнения песни по её сути и индивидуальному смыслу дает сочетание внутренней цельности и индивидуального богатства исполнения песни.

Конечно, индивидуальный смысл и его исполнение должны быть допустимыми, то есть не должны вступать в противоречие со смыслом и внутренним настроем, заложенными в песне автором, чтобы песня была узнаваема в новом исполнении и по смыслу, и по внутреннему настрою.

В песенной поэзии восхождения также присутствует и работа над техникой игры на музыкальном инструменте, и работа над владением голосом. Но эта работа в песенной поэзии восхождения является вспомогательной и никогда не может стать основной, так как через нее не реализуется главный смысл песни.

Работа над построением, прожитием и исполнением индивидуального глубокого смысла песни, выполняемая постоянно, помогает распознавать исполняемый индивидуальный смысл песни, заложенный и передаваемый исполнителями. Это дает возможность отличать исполнителей, принадлежащих песенной поэзии восхождения по сути исполняемого ими индивидуального смысла и не принадлежащих ей.[39]

Кроме метода построения и исполнения индивидуального смысла можно использовать метод расстановки и исполнения смысловых ударений. Этот метод исходит из того, что каждое цельное поэтическое произведение имеет одну главную мысль (в которой сконцентрирована его идея), ради выражения которой оно написано. Поэтому сначала находят и выделяют те строки (или строку), в которых высказана главная мысль. Далее текст выстраивается относительно этой главной мысли. Определяя, как служит раскрытию главной мысли каждая строка или группа строк текста, расставляют смысловые ударения, соответствующие повышению или понижению внутреннего напряжения смысла текста. Когда это закончено, переходят к работе над исполнением песни, выделяя в нем главную мысль и исполняя расставленные смысловые ударения.

На той же песне («Фанские горы» Юрия Визбора) покажем несколько вариантов расстановки смысловых ударений.

Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения

В первом и втором варианте ударения расставляются только в куплетах. Припев идет рефреном, как простое изложение сопутствующих фактов.

В первом варианте главная мысль содержится в двух последних строках третьего куплета. (Это мысль о том, что человек для того и попал в горы в первый раз, чтобы снова возвращаться туда, так как там он обретает то, что для него является самым главным в жизни). К этой главной мысли ведет вся песня. Поэтому внутреннее напряжение текста растет примерно равномерно от начала первого куплета к концу третьего с выделением частных смысловых ударений в каждом куплете.

Во втором случае главная мысль содержится в двух первых строках первого куплета и двух последних строках третьего куплета. (Если человек побывал в горах, полюбил их, то жизнь равнин для него уже мелка, и он обязательно вернется в горы, как только сможет). Поэтому получается две вершины внутреннего напряжения текста: выделяется первый и третий куплет, а во втором куплете внутреннее напряжение текста меньше.

В третьем и четвертом вариантах припев является еще одним смысловым центром, содержащим ту мысль, что горы ждут человека, чтобы отразиться в его сознании, быть воспетыми им, участвовать в его пути вверх.

В третьем случае смысловые ударения в куплетах расставляются как в первом случае. Главная мысль припева содержится в двух последних строках припева.

В четвертом случае смысловые ударения в куплетах расставляются как во втором случае. Расстановка смысловых ударений в припеве как в третьем случае.

Две группы смысловых центров (в куплетах и припевах) показывают связь человека с горами в рассмотрении и со стороны человека, и со стороны гор, что выводит читателя, слушателя из личного мира автора в надличностное пространство.

Однако вариант расстановки смысловых акцентов исполнителем песни должен быть допустимым, то есть не должен уводить от внутреннего настроя и смысла, заложенных в песне ее автором. Допускается лишь раскрытие новых сторон главной идеи и настроя, не противоречащих главной идее и настрою, изначально заложенным в песне. В результате исполняемая песня должна быть узнаваема не только по форме, но и по смыслу, и по внутреннему настрою.

Если в рассмотренной песне Юрия Визбора «Фанские горы» главную мысль поместить в две последние строки второго куплета (пятый вариант), то получится прожитие и исполнение песни, противоречащие смыслу и внутреннему настрою, заложенному в песню автором. Это произойдет, если главной сделать мысль о том, что для человека равнин, полюбившего горы, все лучшее находится в горах, и сознание реальности этого лучшего постоянно присутствует в человеке, напоминает о себе. Тогда как сам Юрий Визбор ставил акцент на том, что он оставил сердце в горах и обязательно туда вернется, а не на том, что он просто помнит о горах.

Углубленная работа над прожитием и исполнением песни наряду с достижением исполнения песни, соответствующего песенной поэзии восхождения, способствует совершенствованию человека, который ее производит. Во-первых, человек учится распознавать за формой явлений жизни их суть. Это способствует осознанию внутренних связей между ними и в том числе осознанию своей связи с явлениями жизни и своего места среди них. Во-вторых, человек учится открывать новые стороны явлений жизни, в том числе своей. Это способствует самопознанию, осознанию своих несовершенств и путей их исправления, продвижению к большему совершенству, и кроме того, осознанию своей индивидуальной внутренней направленности, нахождению связанной с ней цели жизни, построению и совершенствованию своего индивидуального мировоззрения и путей достижения цели жизни.

Приложение 2. СТАТЬИ ОБ АВТОРСКОЙ ПЕСНЕ И ПЕСЕННОЙ ПОЭЗИИ ВОСХОЖДЕНИЯ.

О поэтической формуле продолжения восхождений в авторской песне и песенной поэзии восхождения.

Одной из ключевых тем авторской песни является тема восхождений человека к вершинам мужества, достоинства красоты, человечности. Соединившись сначала с военной темой, а после с темой гор, где при восхождении на вершины и при подготовке к ним нередко происходило и восхождение людей к более высокому человеческому состоянию, тема человеческих восхождений в авторской песне получила наибольшее развитие.

Устремление к совершению и продолжению восхождений наиболее сильно и емко выразил Владимир Высоцкий в песне «Прощание с горами». Строки «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал» стали афоризмом авторской песни, одним из нравственных ориентиров для ее последователей.

Однако каждая новая эпоха, отличающаяся по настрою от предыдущей, требует уточнения ведущих поэтических и нравственных формул, если те не были всеобъемлющи. Необходимо это и в случае приведенной выше поэтической формулы продолжения восхождений.

Формула «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал» была верна для людей, уже открывших в себе Человека среди испытаний Великой Отечественной войны и тоталитарного режима и стремившихся почувствовать себя Человеком еще и еще раз. Происходило это в том числе во время горных восхождений, где каждый проверяется на бесстрашие, дружбу, человечность и утверждает их в себе.

Но как быть тем, кто в своей жизни еще ни разу не был Человеком — кто не был в горах жизни, не испытал внутренних преодолений и не открыл в себе Человека? Сразу, приняв на веру чужой опыт, шагнуть в реальность горных восхождений жизни трудно. Поэтому для большей части нынешнего поколения последователей АП формула «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал» молчит. Я имею в виду, что большинство из этого поколения последователей авторской песни не обладает этим внутренним опытом, не живет так.

Кроме того, в этой формуле по большому счету отсутствует устремление к развитию. В ней не сказано, что следующие вершины должны быть выше. И потому она зовет лишь к повторению ощущения себя Человеком на уже достигнутом уровне, а не к достижению более высоких уровней человеческой высоты. Рано или поздно такая постановка вопроса ведет к упадку. Ведь движение авторской песни, как и любая живая система, не может стоять на месте — оно или развивается, или деградирует.

Также, в песне Владимира Высоцкого «Прощание с горами» наряду с рассматриваемой поэтической формулой несколько раз повторяется мысль о неизбежном возвращении с вершин обратно, вниз. Если для восхождений на физические горы это и справедливо, то при нравственном, человеческом восхождении, достигнув реальных вершин, нужно идти не вниз (утрачивая достигнутое), а вверх — к еще большим достижениям.

Сейчас нужны понятие и формула, включающие в себя и возможность развития для тех, кто уже открыл в себе Человека, и возможность приближения к этому открытию для остальных. Таким понятием является восхождение человека. Восхождение человека может начинаться с небольших, но систематичных шагов вверх, посильных для каждого конкретного человека, и продолжаться ко все более высоким вершинам. Ведь самый большой путь начинается с одного шага вперед. Самое большое восхождение начинается с одного шага вверх.

Поэтическая формула продолжения восхождений человека на новом, более высоком уровне развития духовно-нравственной песенной поэзии — в песенной поэзии восхождения — может звучать так: «лучше вершин могут быть лишь вершины, которые выше зовут». Привожу здесь текст своей песни «Горы восхождений человека», в которой эта поэтическая формула применена.

Есть горы, где все восхождением дышит —
И травы, и скалы, и снег.
Идут здесь к вершинам, кто хочет стать выше,
Прекраснее как человек.
Зовут вверх пути, где так сильно и тонко
Идут, восхожденье любя,
Где каждый шаг вверх достигается только
Прямым улучшеньем себя.
Здесь к мужеству лишь человечность продвинет —
Они здесь лишь вместе живут.
Здесь лучше вершин могут быть лишь вершины,
Которые выше зовут.
И чтобы идти к ним с достигнутых раньше,
Пути восхожденья ведут
Не вниз, не на спуск — только вверх, еще дальше
В непознанную высоту.

О поэзии, выражающей переживание, и поэзии, выражающей знание.

В настоящее время часто всю поэзию, передающую личный опыт автора, принято называть лирикой. Но это неправильно. Лирика по определению — это поэзия, выражающая личные переживания автора. Однако внутренний опыт жизни автора состоит не только в его переживании различных ситуаций, но и в осознании сути и законов жизни, как своей личной, так и человеческого общества, и мира.

Часто поэтические произведения, выражающие знание сути и законов жизни, ее явлений и событий, содержат в себе и выражение переживаний по поводу этого знания. В этом случае еще можно отнести такие произведения к лирике, хотя лирические они только отчасти. Но существуют поэтические произведения, передающие знание явлений и событий жизни, ее законов и не передающие переживания автора по этому поводу. Ярким примером поэтического произведения такого типа может служить поэтический текст «Песни о друге» Владимира Высоцкого.[40]

Если друг оказался вдруг
И не друг, и не враг, а так,
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош, —
Парня в горы тяни — рискни,
Не бросай одного его,
Пусть он в связке одной с тобой —
Там поймешь, кто такой.
Если парень в горах не ах,
Если сразу раскис — и вниз,
Шаг ступил на ледник — и сник,
Оступился — и в крик, —
Значит, рядом с тобой — чужой,
Ты его не брани — гони:
Вверх таких не берут и тут
Про таких не поют.
Если ж он не скулил, не ныл,
Пусть он хмур был и зол, но шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но держал,
Если шел он с тобой как в бой,
На вершине стоял хмельной,
Значит, как на себя самого,
Положись на него.

Здесь автор передает не свои переживания по поводу поведения другого человека, а знание того, кем является человек, ведущий себя тем или иным образом, и как нужно с ним поступать. Именно это знание автор считает ценным. Ради выражения этого знания и написана песня.

Такие поэтические произведения не могут быть отнесены к лирике и потому являются поэтическими произведениями другого типа. В отличие от лирики, выражающей переживания автора, я называю такую поэзию философско-сознательной, в том смысле, что она выражает не переживания, а знание жизни, ее явлений, событий и законов.

Рассмотрим лирику и философско-сознательную поэзию. Начнем с лирики. По определению лирика — это поэзия, выражающая переживания, чувствования автора. Но чувства бывают двух видов: эмоциональные и духовные.[41] Соответственно и лирика делится на эти два вида.

Эмоциональные чувства расположены по шкале «наслаждение — страдание». Наслаждение сопровождается положительными эмоциями: радостью, восторгом. Страдание сопровождается отрицательными эмоциями: грустью, тоской, отчаянием.

Ярким примером лирического поэтического текста является текст песни Юрия Визбора «Наполним музыкой сердца»:

Наполним музыкой сердца!
Устроим праздники из буден.
Своих мучителей забудем…
Вот сквер — пройдемся ж до конца.
Найдем любимейшую дверь,
За ней — ряд кресел золоченых,
Куда с восторгом увлеченных
Внесем мы тихий груз своих потерь.
«Какая музыка была,
Какая музыка звучала!»
Она совсем не поучала,
А лишь тихонечко звала.
Звала добро считать добром
И хлеб считать благодеяньем,
Страданье вылечить страданьем,
А душу греть вином или огнем.
И светел полуночный зал.
Нас гений издали заметил
И, разглядев, кивком отметил
И даль иную показал.
Там было очень хорошо,
И все вселяло там надежды,
Что сменит мир свои одежды,
Ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля, ля-ля…

В этой песне передаются положительные эмоциональные переживания автора по поводу описываемых событий: радость, восторг. Но существуют также лирические поэтические произведения, передающие отрицательные эмоциональные переживания: грусть, тоску, отчаяние.

Духовная лирика выражает переживание духовных чувствований. Духовными являются чувства внутренней сути явлений и событий, себя самого, жизни: чувство собственного достоинства, мужество, чувство истины, часто называемое интуицией, и т. д. Сконцентрированность на внутренней сути делает духовные чувства не связанными с эмоциональными переживаниями. Другое дело, что эмоциональное переживание может в ряде случаев сопровождать духовное переживание, но это далеко не всегда.

Ярким примером духовной лирики является стихотворение Марины Цветаевой «В черном небе слова начертаны»:

В черном небе — слова начертаны —
И ослепли глаза прекрасные…
И не страшно нам ложе смертное,
И не сладко нам ложе страстное.
В поте — пишущий, в поте — пашущий,
Нам знакомо иное рвение:
Светлый огнь, над кудрями пляшущий, —
Дуновение — вдохновения!

Здесь выражено переживание духовного состояния вдохновения, поднимающего автора над наслаждениями и страданиями и связанными с ними положительными и отрицательными эмоциями. Именно «и не страшно нам ложе смертное, и не сладко нам ложе страстное». В русской поэзии достаточно много таких стихотворений. Духовная лирика явно присутствует и в широко известном стихотворении Александра Пушкина «Пророк»,[42] и в стихотворении Максимилиана Волошина «Пролог».

Пролог.

Ты держишь мир в простертой длани,
И ныне сроки истекли…
В начальный год Великой Брани
Я был восхищен от земли.
И на замок небесных сводов
Поставлен, слышал, смуты полн,
Растущий вопль земных народов,
Подобный реву многих волн.
И с высоты недостижимой
Низвергся Вестник, оку зримый,
Как вихрь сверлящей синевы,
Огнем и сумраком повитый,
Шестикрылатый и покрытый
Очами с ног до головы.
И, сводом потрясая звездным,
На землю кинул он ключи,
Земным приказывая безднам
Извергнуть тучи саранчи,
Чтоб мир пасти жезлом железным.
А на вратах земных пещер
Он написал огнем и серой:
«Любовь воздай за меру мерой,
А злом за зло воздай без мер».
И, став как млечный вихрь в эфире,
Мне указал весы:
«Смотри,
В той чаше — мир; в сей чаше — гири:
Все прорастающее в мире
Давно завершено внутри».
Так был мне внешний мир показан
И кладезь внутренний разъят.
И, знаньем звездной тайны связан,
Я ввержен был обратно в ад.
Один среди враждебных ратей —
Не их, не ваш, не свой, ничей —
Я — голос внутренних ключей,
Я — семя будущих зачатий.

В обоих стихотворениях переживание соприкосновения с духовной сутью не связано с эмоциональными переживаниями: не сопровождается ни восторгом, ни ужасом, ни радостью, ни печалью.

Теперь перейдем к рассмотрению поэзии, выражающей знание. Философско-сознательная поэзия выражает знание жизни, ее явлений, событий и законов. Философско-сознательная поэзия бывает двух видов, соответствующих двум видам передачи знания. Первый вид передачи знания и соответствующий вид философско-сознательной поэзии — интеллектуальный. Интеллект наблюдает жизнь, ее явления и события со стороны. Поэтому интеллектуальное знание выражает явления через перечисление признаков и через логические связи с другими явлениями и не выражает внутреннюю суть явления и ее связь с сутью других явлений.[43]

Ярким примером интеллектуальных поэтических текстов философско-сознательной поэзии служат поэтические тексты ряда песен Александра Дольского. Приведем текст его песни «Когда тебе опять…».

Когда тебе опять и пусто, и печально,
В глазах покоя нет, а в мыслях высоты,
Ты вспомни, что в тебе нет боли изначально,
А только трение мечты и суеты.
И если слезы есть, старайся в одиночку
Их выплакать до дна и к людям не спеши,
И мужество не в том, чтобы поставить точку,
А чтобы претерпеть рождение души.
И если так с тобой случится не однажды,
То с каждым разом легче будет этот миг.
Жестоки чувства одиночества и жажды,
Но страшно, если ты к ним вовсе не привык.
Досадно, если ты, надеясь на подспорье,
В ответ не получил желанной сослезы.
Но в сотню раз страшней, когда, испив от горя,
В чужую исповедь ты смотришь на часы.
И если нет того, о чем мечтал вначале,
И высота пути на уровне травы,
Люби все то, что есть: и страхи, и печали,
И путь обычный свой, и вздохи, и увы.
И меры счастью нет, и смысла в обладаньи —
Все сквозь тебя, как космос, тихо протечет.
И оправданье жизни только в состраданьи,
В желаньи размышлять — другое все не в счет.

Рассмотрим первый куплет поэтического текста этой песни. Здесь, во-первых, только интеллектуал мог посоветовать в трудную минуту вспомнить о каких-то явлениях и процессах в себе, не связанных с нужной внутренней сутью, вместо того чтобы делать что-то конкретное, утверждая нужную суть. И мужество здесь определяется не через свою внутреннюю суть, а через связь с другими явлениями, в которых оно, по мнению автора, присутствует или отсутствует.

Вообще, интеллектуальное знание не всегда достоверно. Присутствие признаков, обычно сопровождающих явление, не всегда означает присутствие самого явления. Так, о приведенном выше примере выражения мужества через связи с другими явлениями можно сказать следующее. Если рождение души требует предельного, может быть, опасного напряжения сил, то для того, чтобы его пройти, требуется присутствие мужества. Но, привыкнув к таким новым рождениям, человек их проходит все легче (о чем и говорится дальше в этой песне). И тогда человек может «претерпевать рождения души» не потому, что у него есть мужество и он может это вытерпеть, а из интереса к результату рождения, или из устремления к предполагаемому положительному результату. Поэтому нельзя признать всегда верным, что мужество в том, чтобы претерпеть рождение души. Когда-то это так, а когда-то нет.

Все вышесказанное не делает песни Александра Дольского слабыми или заурядными. Тексты приведенной здесь и ряда других его песен сильны, ярки, индивидуальны. Комментарии же о недостатках передачи знания относятся к особенностям самого интеллектуального способа передачи знания, так как он сам по себе не всегда достоверен. Пользуясь интеллектуальным способом передачи знания, автор надеется, что читатель и слушатель будет читать между строк и из всех возможных вариантов выберет тот, при котором высказываемые утверждения верны. Таким образом автор заставляет читателя и слушателя самостоятельно мыслить, осознавая те события и стечения обстоятельств, при которых высказанные утверждения верны, а также в ряде случаев настраивает читателя и слушателя на то, чтобы жить так.

В интеллектуальных текстах философско-сознательной поэзии часто отсутствует простота. Фразы порою эстетически утонченны, часто усложненно витиеваты. Часто в интеллектуальных текстах отсутствует внутреннее единство, когда без особого ущерба для произведения можно убрать часть перечислений логических связей и признаков или добавить еще несколько. Нередко автор увлекается перечисляемыми признаками и связями самими по себе и уходит в сторону от основной мысли. В этом случае в интеллектуальных текстах отсутствует цельность, когда не все части текста служат выражению главной мысли, а некоторые части являются отвлеченными от нее. Все эти особенности исходят из того, что в интеллектуальных текстах философско-сознательной поэзии явления выражаются не через свою внутреннюю суть, а через перечисление признаков и логических связей с другими явлениями.

Вторым видом передачи знания о жизни, ее явлениях, событиях и законах, и соответствующим ему видом философско-сознательной поэзии является сердечный. Сердце воспринимает явления жизни, пребывая во взаимодействии с ними (единстве или противоборстве). Но воспринимает оно не внешние признаки и связи, а внутреннюю суть явлений. Поэтому сердечная философско-сознательная поэзия выражает знание сути жизни, ее явлений и событий, знание законов, связывающих или разделяющих внутреннюю суть разных явлений. И выражает это сердечная философско-сознательная поэзия просто и цельно. Простота исходит из прямого обращения к сути явления, что делает ненужными сложные окольные пути выражения явления. Цельность также имеет основанием прямое обращение к выражаемой сути и объединение в ней всех частей произведения.

Ярким примером поэтического текста сердечной философско-сознательной поэзии является текст песни Булата Окуджавы «Совесть, благородство и достоинство»:

Совесть, благородство и достоинство —
Вот оно, святое наше воинство.
Протяни к нему свою ладонь.
За него не страшно и в огонь.
Лик его высок и удивителен.
Посвяти ему свой краткий век.
Может, и не станешь победителем,
Но зато умрешь как человек.

Здесь совесть, благородство и достоинство не определяются через признаки, сопутствующие им, а сразу выражается связь их сути с сутью человека — что они составляют святое воинство человека, за которое «не страшно и в огонь». Эта же мысль подтверждается и дальше высказыванием о том, что посвятив свой краткий век этому святому воинству, «умрешь как человек» — то есть сохранишь себя как человека на протяжении всей жизни. Замечание же о признаках этого святого воинства — «лик его высок и удивителен» — является сопутствующим замечанием, но не средством определения этого святого воинства через эти признаки. (Иначе было бы сказано, что совесть, благородство и достоинство существуют там, где лик высок и удивителен. Но этого нет в песне Булата Окуджавы.).

Философско-сознательная поэзия изначально является внутренним стержнем авторской песни, так как авторская песня родилась из необходимости высказать не переживания, а правду о том, как можно сохранить в себе Человека и быть Человеком среди самых суровых жизненных испытаний, а также о том, кто такой Человек и как он живет. Поэтому авторская песня внесла в русскую поэзию ряд образцов философско-сознательной поэзии, не смешанной с лирикой. Философско-сознательная поэзия является стержнем и для песенной поэзии восхождения, выражающей внутреннюю суть восхождения человека, знание о том, что сопровождает человека на пути восхождения. Хотя ни авторская песня, ни песенная поэзия восхождения не отвергает и лирику.

Отдельные образцы философско-сознательной поэзии, не смешанной с лирикой, были в русской поэзии и до авторской песни. Одним из них является стихотворение Максимилиана Волошина «Поэту»:

1.

Горн свой раздуй на горе, в пустынном месте над морем
Человеческих множеств, чтоб голос стихии широко
Душу крылил и качал, междометья людей заглушая.

2.

Остерегайся друзей, ученичества шума и славы.
Ученики развинтят и вывихнут мысли и строфы.
Только противник в борьбе может быть истинным другом.

3.

Слава тебя прикует к глыбам твоих же творений.
Солнце мертвых — живым она надмогильный камень.

4.

Будь один против всех: молчаливый, тихий и твердый.
Воля утеса ломает развернутый натиск прибоя.
Власть затаенной мечты покрывает смятение множеств!

5.

Если тебя невзначай современники встретят успехом —
Знай, что из них никто твоей не осмыслил правды:
Правду оплатят тебе клеветой, ругательством, камнем.

6.

В дни, когда Справедливость ослепшая меч обнажает,
В дни, когда спазмы любви выворачивают народы,
В дни, когда пулемет вещает о сущности братства,

7.

Верь в человека. Толпы не уважай и не бойся.
В каждом разбойнике чти распятого в безднах Бога.

Оба вида философско-сознательной поэзии — и интеллектуальная, и сердечная — являются духовными, так как именно дух устремляет человека к познанию. Но эти два вида философско-сознательной поэзии соответствуют различным стадиям познания.

1. Сначала человек не знает ничего об изучаемом явлении.

2. Затем, анализируя первый опыт наблюдения явления, он определяет признаки явления, его связи с другими явлениями. Такое знание не всегда достоверно, так как присутствие признаков и других явлений, обычно сопровождающих явление, не всегда означает присутствие самого явления.

3. И наконец, вступая в прямое сердечное взаимодействие с явлением, человек познает его внутреннюю суть. Сердечное знание достоверно, так как сердце чувствует внутреннюю суть явления, от которой оно неотделимо.

Два пути к поэзии.

В настоящей поэзии соединяется высокая общечеловеческая духовно-нравственная идея и высокий уровень поэтического мастерства.

Существует два пути к поэзии.

1. Изначально формально-поэтический путь. Через стремление овладеть высоким уровнем поэтического мастерства автор познает поэтические приемы, применяя их в своих произведениях. Уклонением от этого пути будет считать, что формально-поэтическое мастерство само по себе, без высокой духовно-нравственной идеи, может составить высокое поэтическое произведение. Правильным продолжением пути будет совершенствовать себя как человека, выходя на высокий духовно-нравственный уровень жизни и исходящий из него высокий уровень идеи, выражаемой в поэтическом произведении.

Этим путем идет формально-академическая поэзия союза писателей и подобные ей направления в других течениях.

2. Изначально нравственно-идейный путь. Через стремление жить на высоком духовно-нравственном уровне автор познает высокие духовно-нравственные идеи и стремится их выразить в своих поэтических произведениях. Основой здесь является работа над раскрытием идеи в произведении. Уклонением от этого пути будет считать, что высокая идея сама по себе, без высокого поэтического мастерства, может составить высокое поэтическое произведение. Правильным продолжением пути будет повышать свой уровень поэтического мастерства, приводя его в соответствие с высоким духовно-нравственным уровнем идеи произведения.

Этим путем идет настоящая авторская песня и песенная поэзия восхождения.

Уклонения от пути к поэзии нередки.

На изначально формально-поэтическом пути занятия поэзией при отсутствии высокой идеи вырождаются во внешнеэстетические упражнения, не имеющие общечеловеческого значения. Поэтическое мастерство, изначально являющееся средством выражения высоких идей, при их отсутствии становится самоцелью и направляется на что угодно, вплоть до вещей пустых, безнравственных и безобразных. Формально-поэтическое мастерство может быть на высоте, но как человек автор может быть каким угодно.

На изначально нравственно-идейном пути при отсутствии высокого поэтического мастерства поэтические произведения будут невысокого поэтического уровня. Но человек, живущий высокими человечными духовно-нравственными идеями, будет высок как человек.

Об условии востребованности песни.

Какой должна быть песня, чтобы, однажды исполненная, она стала нужна людям?

Для этого она должна содержать ответ на один из жизненно важных вопросов слушателей. Это может быть вопрос о вечных явлениях — о любви, о дружбе, о правде, о красоте — или о текущем положении вещей в жизни людей, народа, страны на данный период.

И если содержащийся в песне ответ точен — в слове, музыке, исполнительской интонации — и доступен для понимания слушателей, то песня оказывается востребованной, входит в жизнь людей как ответ на вопрос, требовавший разрешения.

Тогда при исполнении песни происходит встреча автора, нашедшего ответ на один из жизненно важных вопросов и стремящегося поделиться этим ответом с другими, и слушателей, внутренне ищущих разрешить для себя данный жизненно важный вопрос.

Три вида поэтических текстов по отношению к песне.

Искусство песни синтетично. В нем гармонично соединяются поэтический текст и музыка. При гармоничном соединении музыка своим ритмом и интонациями усиливает поэтический текст. Но не всякий поэтический текст может стать текстом песни. Происходит это по причине ритмических и других особенностей поэтического текста.

Существует три вида поэтических текстов по отношению к возможности стать текстом песни.

Первый вид — поэтические тексты, сильные как стихотворения, но не могущие стать текстом песни. Ярким примером поэтического текста такого вида является стихотворение Александра Пушкина «Пророк». Это стихотворение очень сильное и поэтически, и по уровню идеи, но сильную песню из него сделать невозможно в силу его ритмических и других особенностей. Это станет ясно каждому, кто попробует его пропеть от начала до конца:

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился;
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он:
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И Бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

При гармоничном соединении с музыкой, усиливающей передачу смысла и настроения, из этого стихотворения может получиться оперная ария, но не песня.

Второй вид — поэтические тексты, сильные и как стихотворения, и как песни при гармоничном соединении с музыкой. Яркими примерами таких поэтических текстов являются тексты песен «Многоголосье» (Юрий Визбор), «Совесть, благородство и достоинство» (Булат Окуджава).

Многоголосье.

(Юрий Визбор).

О мой пресветлый отчий край!
О голоса его и звоны!
В какую высь ни залетай,
Все над тобой его иконы.
И происходит торжество
В его лесах, его колосьях.
Мне вечно слышится его
Многоголосье.
Какой покой в его лесах,
Как в них черны и влажны реки!
Какие храмы в небесах
Над ним возведены навеки!
И происходит…
Я — как скрещенье многих дней,
И слышу я в лугах росистых
И голоса моих друзей,
И голоса с небес российских.
И происходит…

Совесть, благородство и достоинство.

(Булат Окуджава).

Совесть, благородство и достоинство —
Вот оно, святое наше воинство.
Протяни к нему свою ладонь.
За него не страшно и в огонь.
Лик его высок и удивителен.
Посвяти ему свой краткий век.
Может, и не станешь победителем,
Но зато умрешь как человек.

Тексты этих песен можно читать как стихотворения, и это будут сильные стихотворения. Но сильны они и как песни при авторском соединении с музыкой. Наверное, потому они и существуют в виде песен, являющихся шедеврами авторской песни.

Третий вид — поэтические тексты, сильные как песни при гармоничном соединении с музыкой, но гораздо более слабые как стихотворения (в отрыве от музыки). Эти поэтические тексты возникли сразу как тексты песен. Они используют ритмику пения, основанную на ритмике музыкальной части песни и отличную от ритмики обычного произнесения слов и фраз. Ярким примером поэтического текста такого вида является текст «Песни о друге» Владимира Высоцкого. При пении первого куплета песни два слова разрываются паузами так, как в обычной речи это не происходит. Обозначив эти паузы знаками «-», можно записать:

Если друг оказал-ся вдруг
И не друг, и не враг, а так,
Если сразу не раз-берешь,
Плох он или хорош…

Эти паузы, разрывающие слова, введены для сохранения ударной ритмики песни, очень важной для создания ощущения четкости, однозначности смысла. Если прочитать эти строки как стихотворение без пауз, разрывающих слова «оказался» и «разберешь», появляется совершенно неуместный танцующий ритм, ослабляющий впечатление от текста из-за противоречия этого ритма четкости, ясности, однозначности смысла. Кроме того, танцующая ритмика больше обращена к эмоциональным чувствам, переживаниям, а «Песня о друге» Владимира Высоцкого передает смысл, знание правды, а не эмоциональные переживания.

«Песня о друге» Владимира Высоцкого — одна из самых сильных песен авторской песни, песня-афоризм, песня — духовный и нравственный ориентир для последователей авторской песни той эпохи. Однако читать ее текст как стихотворение с сохранением пауз, разрывающих слова, не естественно, не гармонично. А без этих пауз нарушается ударная ритмика, усиливающая смысл, — и текст выглядит гораздо слабее.

В результате из всего вышесказанного следует, что могут существовать авторы, пишущие сильные стихотворения, но не могущие написать ни одной сильной песни. И наоборот, могут существовать авторы, пишущие сильные песни, но не могущие написать ни одного сильного стихотворения. Но есть авторы, которые могут писать и сильные стихотворения, и сильные песни.

Приложение 3. О ПРОТИВОПОЛОЖНОМ ОТНОШЕНИИ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ И РОКА К УТВЕРЖДЕНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ. (сокращенный вариант).

1. О понятии культуры.

Для начала изложу свое понимание культуры, ее внутренней сути и внешних проявлений, а также понимание бескультурных и антикультурных явлений.

Культура (или ее отсутствие) отражает как внутреннее состояние каждого явления, так и его связь с остальным миром. Каждое явление мира состоит из ряда частей и потоков энергии в них и между ними. Культура — это такое состояние явления, когда все его части и энергетические потоки гармонично согласуются между собой и с энергетическими потоками внешнего мира. В результате все они действуют в направлении одной цели, не происходит ненужных противоборств между ними. И поэтому культурное состояние явления приводит к гармоничному развитию самого явления и явлений мира вокруг него.

Бескультурным является такое состояние явления, когда его части и энергетические потоки недостаточно согласованы между собой и с потоками энергии окружающего мира, что приводит к нарушению внутренней гармонии явления. При достаточно сильной несогласованности внутренних энергетических потоков явления может произойти его полное разрушение.

Антикультурным является такое состояние явления, когда внутренне согласованное явление направляет свои действия на разрушение и уничтожение как гармонии внешнего мира, так и своей собственной.

Приведем примеры культурных явлений. Движение транспорта на дорогах согласовано правилами дорожного движения. Действия различных органов человеческого организма согласованы через мозг с другими органами и всем организмом. Человек, обладая мощными научно-техническими средствами, направляет их на повышение гармонии окружающей природы: тушит стихийно возникающие лесные пожары, производит лесные насаждения на выгоревших местах, помогает выжить животным во время стихийных бедствий.

Примеры соответствующих бескультурных явлений. При недостаточной согласованности действий водителей транспорта правилами дорожного движения возникают нарушения гармонии — аварии на дорогах. При нарушении согласованной деятельности органов в организме человека возникают болезни. При бескультурном состоянии человек сам может создавать лесные пожары и другие бедствия, нарушающие гармонию окружающей природы.

Соответствующие антикультурные явления таковы. Если по дорогам будут двигаться группы транспорта, упорядоченные внутри себя и не подчиняющиеся правилам дорожного движения, то получатся огромные аварии при столкновении этих групп транспорта. Если разные органы человеческого организма при своей большой внутренней согласованности станут работать друг против друга, то организм погибнет. То же самое будет, если один народ будет систематически жить за счет разрушения гармонии других народов, или за счет разрушения гармонии окружающей природы, специально беря из нее столько, что она не успевает восстановиться. Так может возникнуть пустыня.

Исходя из всего сказанного, человеческой культурой является состояние гармоничной согласованности человека внутри себя и с окружающим миром, приводящее к гармоничному развитию человека и явлений мира вокруг него.

Рассмотрим отношение авторской песни и рока к утверждению человеческой культуры.

Авторская песня изначально культурна, так как направляет энергию своих последователей на осознание нравственных высот человеческой культуры, на совершение пути к ним, на созидание культурных ценностей, дающих возможность развития в русле культуры все новым людям, на созидание доброго творческого содружества людей — то есть на согласование человека и человеческого общества с едиными нравственными законами жизни. Увеличение творческой энергии людей в авторской песне приводит ко все большему созиданию гармонии как самих людей, так и мира вокруг них.

Приведем цитаты из песен основоположников авторской песни.

Булат Окуджава:

Совесть, благородство и достоинство —
Вот оно, святое наше воинство.
Протяни к нему свою ладонь.
За него не страшно и в огонь.
А душа, уж это точно, ежели обожжена,
Справедливей, милосерднее и праведней она.

Владимир Высоцкий:

Мы все впередсмотрящие, все начали с азов,
И если у кого-то невезение,
Меняем курс, идем на СОС, как там, в горах, на зов —
На помощь, прерывая восхождение.
Там и звуки, и краски не те,
Только мне выбирать не приходится:
Очень нужен я там, в темноте,
Ничего — распогодится.

Юрий Визбор:

Моя надежда на того,
Кто, не присвоив ничего,
Свое святое естество
Сберег в дворцах или в бараках.

Владимир Ланцберг:

И ничего нам не списать
Ни на судьбу, ни даже на погоду,
Коль жребий нашему музвзводу
Сей мир от грохота спасать.

Рок изначально антикультурен, так как вызывает энергию в своих последователях любыми доступными способами, в том числе совершающими насилие над гармонией человека и окружающего мира, разрушающими ее — грубой оглушающей музыкой, агрессивными пронзительными образами. Делается это с единственной целью: еще и еще раз получить возможность почувствовать себя на гребне энергетической волны, не заботясь о качестве такой энергии и о том, куда дальше направится эта волна и какое действие совершит. Все это слишком родственно наркомании, где эйфория вызывается неестественным воздействием на организм с помощью химических веществ. В результате вызванные рок-песнями волны энергии (чаще всего низкие по содержанию), не согласованные с гармонией человека и окружающего мира, производят в них разрушение (что уже многократно доказано научными исследованиями).[44] При сильном увеличении таких энергий гармония в человеке разрушается настолько, что он не выдерживает и в ряде случаев кончает жизнь самоубийством (суицид).[45]

Это очень показательное сопоставление результата увеличения движущей энергии в авторской песне и в роке: в авторской песне при увеличении творческой энергии происходит все большее созидание гармонии, в роке — все большее ее разрушение.

Конечно, и среда авторской песни, и среда рока неоднородна. В обоих этих течениях наблюдаются отклонения конкретных людей в те или иные стороны. Но в каждом явлении — и в авторской песне, и в роке в том числе — имеет определяющее значение внутренняя суть, основная идея, или, если выражаться музыковедческими терминами, генеральная интонация явления, на которой явление строится и которая определяет его внутренний характер и внешние формы проявления. Так, антикультурная генеральная интонация рока создает постоянное присутствие в нем идеи сатанизма, явлений наркомании и суицида. В то время как культурная генеральная интонация авторской песни никогда не допускала присутствия таких явлений в своей среде. Этот пример говорит о нравственной несовместимости авторской песни и рока, их противоположности по генеральной интонации, внутренней сути, по отношению к утверждению человеческой культуры.

2. Противоположная реализация потребностей творческой личности в авторской песне и в роке.

Картина сопоставления авторской песни и рока будет неполной, если не сказать об их сходных чертах. В ряде случаев авторская песня и рок исходят из одних и тех же потребностей творческой личности. Но реализуются эти единые потребности в прямо противоположных направлениях: в авторской песне — вверх, к гармонии и совершенствованию, к совести, достоинству, красоте, человечности; в роке — вниз, к жестокости, безобразию и деградации. Происходит это потому, что целью авторской песни является культурное, нравственное созидание, а целью рока является самовыражение любой ценой и разрушение того, что не нравится. Это сопоставление для наглядности представлено таблицей.

Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения

Выводы из таблицы:

1) Исходя из одинаковых потребностей, авторская песня устремляется вверх — к культуре, человечному братству людей, — а рок вниз — к крайнему индивидуализму, безобразию и жестокости.

2) Каждому человеку — свой выбор. Желающий идти вверх не захочет идти вниз. Он будет совершенствовать себя, продвигаясь к большей личной человеческой культуре. Желающий идти вниз не сможет идти вверх, т. к. не хочет совершенствовать себя как человека. Таким образом авторская песня и рок собирают в своей среде людей, имеющих разные жизненные цели.

Имея культурную, нравственную созидательную цель, человек различает добро, помогающее культурному созиданию, и зло, препятствующее ему. Так происходит в настоящей авторской песне и песенной поэзии восхождения, где все антикультурное отвергается. При отсутствии же культурной, нравственной цели человеку слишком часто становится все равно, куда идти: в сторону созидания или в сторону разрушения гармонии. И тогда минутный импульс определяет направление действия. Это очень характерно для людей рок-среды. В какой-то момент они могут повернуться в нравственную сторону, но это не помешает им вслед за этим сделать нечто антикультурное. Таковы же и рок-песни.

3. Внутренняя причина увлечения молодежи рок-песнями.

Причина увлечения части современных молодых людей рок-песнями сотоит в том, что в их жизни отсутствует серьезное взрослое дело, которое могло бы требовать от них постоянного напряжения сил. Без напряжения своих сил человек не может развиваться. А юность — как раз та пора, когда человек по законам природы должен развиваться бурно.

Так называемый переходный возраст (12–14 лет) — это тот самый возраст, в котором в прошлые века начиналось становление взрослого человека. В 16 лет мужчина уже считался взрослым, работал как взрослый, женился (а девушки выходили замуж). А если надо, брал в руки меч и сражался с врагами. Вековая память о взрослении в этом возрасте включает механизм поиска жизненных напряжений и их преодоления.

Не имея серьезных напряжений в жизни (от переходного возраста и позднее), современные молодые люди создают их искусственно. В частности, рок-песни, погружая человека в агрессивный разрушительный настрой, заставляют его сознание бороться за сохранение своей гармонии, совершая работу преодоления этого настроя.

При наличии большого созидательного дела, требующего постоянного большого напряжения сил, человеку нет никакой необходимости дополнительно тратить силы на преодоление специально созданной агрессивной среды. Более того, имея значительную созидательную цель, человек будет посвящать все свои творческие силы ей, избегая напрасной траты сил.

Приложение 4. ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ВНУТРЕННЕЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА.

1. О понятии индивидуальной внутренней направленности.

Индивидуальная внутренняя направленность — это существующая объективно (не зависимо от внешних воздействий) настроенность сознания человека на гармонию определенного внутреннего состояния и виды созидательной деятельности, через которые это состояние может реализоваться в соответствующей ему форме.

Каждый человек от рождения имеет свою индивидуальную внутреннюю направленность. Так, у одного человека сознание больше настроено на точные и технические области с их строгой логикой и системным походом. У другого же, напротив, сознание имеет более гуманитарную направленность с ее предрасположенностью видеть в каждом явлении неповторимую индивидуальность, которую невозможно полностью логически описать и поместить в ту или иную частную систему.

У одного человека сознание больше направлено на создание мощных теоретических обобщений. У другого — на практическую деятельность.

Один человек склонен ко всему подходить творчески, искать неожиданные яркие решения поставленных задач. Другой более предрасположен к скрупулезному и точному выполнению работы в четко определенных рамках.

Один человек более предрасположен к индивидуальной работе, где он отвечает только за свой результат. Другой — к коллективной деятельности и ответственности.

Конечно, не всегда либо то, либо другое. Гораздо чаще индивидуальная внутренняя направленность человека содержит в себе несколько частных направленностей, одни из которых развиты больше, а другие меньше.

Исходя из индивидуальной направленности своего сознания, каждый человек предрасположен к тем видам деятельности, в которых его внутренняя направленность может наиболее успешно и гармонично проявиться. Так, например, один больше предрасположен к изучению языков, а другой — к занятиям точными науками. Третий успешен в работе с техникой, а четвертый — в литературном творчестве. Пятый может раскрыться как незаурядный педагог, а шестой — как военный на службе в армии. И так далее.

Исходя из этого стоит задача определения и раскрытия в жизни индивидуальной внутренней направленности каждого человека, нахождения им того дела, в котором он может наиболее реализовать свою внутреннюю направленность, развивая себя в ее направлении.

К сожалению, в реальной жизни многие люди не занимаются определением и раскрытием своей индивидуальной внутренней направленности. Они часто находят работу, мало соответствующую их внутренней направленности, но дающую средства к существованию, где они значительную часть своей жизни пребывают в тягостном состоянии от начала до конца каждого рабочего дня. В результате эти люди не развиваются на такой работе и часто несчастны.

Но есть другие люди, которым посчастливилось найти работу, соответствующую их индивидуальной внутренней направленности, или они сделали это сознательно. Такие люди бывают настолько увлечены своей работой, что могут забывать о том, что кончилось рабочее время или настал обеденный перерыв. Они счастливы быть на этой работе и развиваются через нее.

Таким образом, определение индивидуальной внутренней направленности человека и ее раскрытие через соответствующую деятельность делает человека счастливым (даже при серьезных внешних неурядицах), приводит к его развитию.

2. Схема человеческого облика.

Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения

Схема человеческого облика построена на основе изучения настроенности народного сознания, выраженного в русском языке (возможно и в других языках выражено то же самое). Так, в русском языке существует понятие «человечность», включающее в себя доброту, ве-ликодушие, щедрость, сострадание, любовь. Тем самым утверждается, что эти качества являются необходимыми признаками человека. С другой стороны, в русском языке существует понятие «бесчеловечные действия», то есть действия, совершенные тем, кто не может быть назван человеком. Это действия, связанные с проявлением крайнего эгоизма, жестокости, цинизма.

Таким образом, человечность со своими составляющими — добротой, великодушием, щедростью, состраданием, любовью — является необходимой и высшей частью человеческого облика.

Кроме того, человек — существо общественное. Он не может быть отделен от человеческого общества, состояться как человек вне его. Если же кто-то искусственно начинает отделять себя от человеческого общества, то чаще всего он становится бесчеловечным — эгоистичным и жестоким. Поэтому необходимой частью человеческого облика являются общинные качества — верность, честность, долг, общественность (то есть жизнь в неотделимости себя от человеческого общества).

Человечность вместе с общинными качествами составляет нравственную часть человеческого облика.

Далее, в русском языке существуют такие понятия, как «сохранение человеческого облика» и «потеря человеческого облика». Потерять человеческий облик человек может, например, опустившись в своем сознании, не стремясь держать себя на высоте. Сохранению же человеческого облика помогает утверждение высокого качества сознания — сознательности, духовности, простоты,[46] творческого настроя, красоты, достоинства, чистоты, благородства. Следовательно, качество сознания и его составляющие являются необходимой частью человеческого облика.

Кроме того, потерять человеческий облик человек может от страха. Бесстрашие же позволяет сохранять человеческий облик перед лицом опасности. Значит бесстрашие и его составляющие — смелость, мужество, стойкость — являются необходимой частью человеческого облика.

Бесстрашие (сила сознания) вместе с составляющими качества сознания составляет индивидуально-равновесную часть человеческого облика (часть, обеспечивающую индивидуальное равновесие человека).

3. Использование схемы человеческого облика для определения, раскрытия и расширения индивидуальной внутренней направленности человека.

Человеческий облик более или менее гармоничен тогда, когда он включает хотя бы часть составляющих как индивидуально-равновесной, так и нравственной части. При минимальной гармонии человеческий облик, как правило, объединяет составляющие (все или часть) силы сознания (смелость, мужество, стойкость) и общинных качеств (верность, честность, долг, общественность). Или составляющие качества сознания (сознательность, духовность, простоту, творческий настрой, красоту, достоинство, чистоту, благородство) и человечности (доброту, великодушие, щедрость, сострадание, любовь). Такое объединение наиболее часто встречается.

Первая пара отражает человеческий облик людей, более сильных, но и более грубых — по крайней мере внешне. Вторая пара отражает человеческий облик людей, более утонченных, но и более слабых. Конечно, лучше, если человеческий облик будет включать в себя и бесстрашие (силу сознания), и качество сознания, и общинные качества, и человечность. В реальной жизни не всем это удается, но в идеале к этому надо стремиться.

Понимание составляющих и структуры человеческого облика может сильно облегчить человеку определение своей индивидуальной внутренней направленности. Исследуя свое отношение к составляющим человеческого облика, человек может объединить те из них, которые ему созвучны, и, таким образом, определить свою индивидуальную внутреннюю направленность.

Определив свою индивидуальную внутреннюю направленность, человек может сознательно начать приводить в соответствие с ней свой быт, свой внешний облик, свое поведение, свою речь, свое мышление, свое мировоззрение. И тогда каждая часть жизни, приведенная в соответствие с индивидуальной внутренней направленностью, будет усиливать ее, делая человека более устойчивым и счастливым.

Далее, наработав уже имеющуюся индивидуальную внутреннюю направленность, приведя в соответствие с ней все стороны своей жизни от быта до мировоззрения, человек может приступить к расширению своей индивидуальной внутренней направленности.

Например, человек, утвердивший в себе все или несколько составляющих силы сознания (смелость, мужество, стойкость) и общинных качеств (верность, честь, долг, общественность), может начать осознавать и нарабатывать составляющие качества сознания или человечности. Или же человек, утвердивший в себе все или несколько составляющих качества сознания и человечности, может начать осознавать и нарабатывать составляющие силы сознания (бесстрашия) или общинных качеств.

В результате происходит расширение индивидуальной внутренней направленности человека. И все стороны его жизни — быт, внешний облик, речь, поведение, мышление, мировоззрение — начинают нести больший смысл, соответствующий расширенной индивидуальной внутренней направленности.

Кроме того, может увеличиваться и глубина осознания и освоения уже достаточно наработанных составляющих человеческого облика. И процесс этот бесконечен.

4. Сотрудничество людей с разными индивидуальными внутренними направленностями.

Человеческое общество — единый организм, и сотрудничество людей в нем необходимо. Однако невозможно найти даже двух людей, у которых индивидуальная внутренняя направленность полностью бы совпадала. Поэтому существует возможность непонимания и неприятия частных действий одних людей другими, когда эти действия исходят из несовпадающих областей индивидуальной внутренней направленности этих людей.

Например, человек, нарабатывающий смелость, мужество, стойкость (назовем его первым), может специально окружить себя не очень-то красивой и человечной обстановкой. При этом он и сам в определенной мере может вести себя соответственно. В это время второй человек, нарабатывающий в своей жизни красоту и гармонию, может не понимать, как же первый может настолько нарушать красоту и гармонию своей жизни. А третий, нарабатывающий доброту и сострадание, может не понимать, как первый может в своей жизни действовать так жестко, почти жестоко, как он может специально утверждать такую жестокую реальность. При этом первый может думать про второго и третьего, что они слабы и не могут выдержать жизненных испытаний. Но у каждого из них есть путь совершенствования.[47]

Чтобы избежать вышеописанных непониманий, таким людям надо научиться, во-первых, находить области, где их индивидуальная внутренняя направленность совпадает, и исходя из них строить свое сотрудничество. Во-вторых, необходимо уважать индивидуальную внутреннюю направленность других людей. Ведь у людей, выбравших разные пути, и долг будет разный. И каждого можно судить только по выполнению выбранного им долга. При этом надо понимать, что люди разных индивидуальных внутренних направленностей необходимы в человеческом обществе, так же, как клетки разных органов человеческого тела, имеющие разное строение и выполняющие разные функции (разный долг), необходимы человеческому организму для нормальной жизни.

Отдельный человек (как и отдельная клетка) может не осознавать всю систему организма человеческого общества и долг людей (клеток) другой внутренней направленности, а также их место в организме человечества. Но при нормальной жизни человеческого общества, для которой необходимо сотрудничество людей, каждый человек, выполняя свой долг, не мешает людям другой внутренней направленности выполнять их долг. Любое нормальное сотрудничество основано на доверии друг к другу. И, значит, в сотрудничестве необходимо доверие каждого человека к людям разных внутренних направленностей в том, что они так же добросовестно, как и он сам, выполнят свой долг (возможно, не понятный ему, или не понятным ему способом).

Людям будущего.

В мир проходя мечтой прекрасной,
Горит души святой костер.
К вам, людям завтрашнего счастья,
Где побежден нелепый сор
Жестоких рабских наслаждений,
Тупой невежественной тьмы,
В огне трудов и разрешений
Свой путь и взор возводим мы.
Вы лучше, чище несравненно,
Вы нас умнее и мудрей,
Вы справедливы, вдохновенны,
Верны лишь истине средь дней.
С каким явились вы рассветом?
Как встали вы над царством тьмы?
И луч летит простым ответом:
Вы — только будущие мы.
Ваш ум, и благостен, и зорок,
Спешит в путь радостной мечты,
Вам труд естественен и дорог,
Ведь в нем созданье красоты.
Вам путь познанья не наскучит,
Путь в небеса — он выше гор.
И будут ваши песни лучше
Тех, что мы пели до сих пор.
В мир проходя мечтой прекрасной,
Горит души святой костер.
К вам, людям завтрашнего счастья,
Возводим мы свой путь и взор.

Примечания.

1.

Только Владимир Ланцберг в своей статье «О потоках в авторской песне» определил существенный признак АП — песня, выражающая неповторимый личностный жизненный опыт автора.

2.

Слишком часто АП полностью связывают с туристско-походной романтикой, что неправильно. Среди основателей АП можно выделить четырех — Александра Галича, Владимира Высоцкого, Булата Окуджаву, Юрия Визбора, — являющихся основными по большему, чем у других авторов, количеству песен, написанных на высоком уровне идеи и владения словом, и, таким образом, оказавших наибольшее влияние на формирование внутреннего настроя АП (подробнее в главе «Основные авторы начала АП»). Из этих четырех авторов только Юрий Визбор постоянно стремился в горы и писал песни о горах. Владимир Высоцкий попал в горы случайно, из-за участия в съемках фильма «Вертикаль», и позднее, насколько известно, в туристские и альпинистские походы не ходил и песен на эту тему почти не писал. Для Владимира Высоцкого горы явились лишь одной из множества сторон жизни, в которых проявлялась истинная суть человека. Булат Окуджава и Александр Галич в горные и другие туристские походы не ходили, песен на эту тему не писали. Их вклад в АП заключается в другом — в утверждении типа человека, обладающего высокой человечностью и другими чертами человеческого облика. Отсутствие у Александра Галича и Булата Окуджавы песен о туристских походах не помешало им стать основными авторами начала АП, внести в нее существенный вклад. Песни Булата Окуджавы, Александра Галича пелись в АП как туристами, так и людьми, не ходившими в походы.

Из всего вышесказанного следует, что было бы неправильно сводить АП только к песне туристской, походной, дорожной. Скорее, как раз единство духовно-нравственных основ АП, ее сути роднило и соединяло людей независимо от того, связывали они проявление этой сути с конкретными формами жизни, как в дорожно-туристском направлении, или следовали этой сути независимо от внешнего окружения и влияний, как в интеллигентском направлении (подробно в главе «Направления авторской песни»).

3.

Авторы лирических поэтических произведений порой высказывают такое мнение, что, мол, одного знания сути явлений жизни (и проявления в них вечных ценностей) без ее переживания мало для поэзии, что если нет переживаний, то это еще не стихи. Однако, вопреки их мнению, одна из таких песен — «Песня о друге» Владимира Высоцкого — была общеизвестна и любима, пелась людьми во всех сторонах Советского Союза, да и сейчас не забыта. Можно привести и другие примеры песен философско-сознательного раздела, получивших признание, обошедших всю страну. Это, например, «Песня о Земле» Владимира Высоцкого, «Песенка о дураках» и «Надежды маленький оркестрик» Булата Окуджавы, «Песня альпинистов» Юрия Визбора, «Атланты» Александра Городницкого.

Как правило, возражающие против такой поэзии люди зациклены внутри своих личных переживаний, отдельных от остального мира и от вечных ценностей. Естественно, если в форме и языке философско-сознательной поэзии выразить суть личной жизни, оторванную от вечных ценностей, то такая суть будет, как правило, невысокой, и такие стихи не будут интересны. Для того, чтобы писать значительные стихи и песни философско-сознательного раздела, надо в своей жизни утверждать присутствие вечных ценностей, предстояние перед ними.

4.

Да и правда в самодеятельной песне хватало всякого — тут стилизации под пиратские и ковбойские песни, студенческий юмор и сатира, лирика, выражающая сугубо личные мужские и женские переживания. И все это никак не было связано с выражением сути АП, существовало рядом с ней, параллельно ей. Кроме того, множество песен, принадлежащих самодеятельной песне, было написано на низком уровне раскрытия идеи и владения словом, не соответствующем высоте идеи, что также поэзией не назовешь.

5.

По этой же причине отделял себя от самодеятельной песни и Владимир Высоцкий.

6.

Очень часто люди, связывающие суть АП только с формой окружающей природы и событий в ней, могут следовать сути дорожно-туристского направления АП только среди походных форм. Возвращаясь же в города, эти люди теряют и главную суть АП в своей жизни. Существует немало походных туристских песен, подтверждающих это и говорящих о том, что, мол, мы уходим в горы и другие места, где можем быть самими собой, приобщиться к настоящей жизни, которой нет в городах.

Вслед за этим часто происходит утрата сути АП и среди походных форм. Люди, привыкшие к походам, форме окружающей природы, чем дальше, тем меньше подвигаются ею к личному развитию, облагораживанию, преображению. Выполнение упражнений туристской техники, став привычным, становится такой же частью походного быта, как еда и сон. В результате люди, утратившие линию своего внутреннего восхождения, своего развития, становятся такими же обывателями, как и те, кто в этом состоянии пребывает в населенных пунктах.

7.

Подробнее в главе «Основные авторы начала авторской песни».

8.

Современные песни о военной службе и войне мало созвучны АП по качеству и внутреннему настрою, что является следствием изменения смысла войны и военной службы. Так, в последние десятилетия российская армия участвовала в ряде военных действий в Афганистане, Чечне и других местах. Но в эти малые войны не был вовлечен весь российский народ, и они не имели того высокого смысла, как война Советского Союза с гитлеровской Германией, не могли объединить и возвысить своим смыслом сознание российского народа. Поэтому и уровень внутреннего настроя, качество песен об этих военных событиях сравнительно невысоки.

Это или песни-описания боевых действий без обозначения их высокого смысла (при его отсутствии), или песни-жалобы на свою искалеченную судьбу. Есть еще песни, выражающие единство всех прошедших ту же войну. Но единство это скорее от безысходности, бесприютности в гражданской жизни, и причина у этого единства не в будущей цели, а в прошлом, что сильно затрудняет дальнейшее развитие и возвышение людей через песни, выражающие его.

Я здесь нисколько не хочу умалить жизненную трагедию людей, участвовавших в военных действиях. Человеческое горе неподдельно, и не мне судить о том, в чем я не участвовал. Я лишь говорю о сути, которую выражают, несут эти песни, и ее несоответствии сути АП.

9.

Даже Александр Галич, сильнее всех из основателей АП выступавший в своих песнях против существовавшего тогда государственного порядка, обращался прежде всего к понятиям совести, правды, свободы, человеческого достоинства и благородства, человечности, патриотизма — и уже на их основе рассматривал безнравственные явления тоталитарного коммунистического режима. Владимир Высоцкий также написал немало песен против существовавшего тогда государственного порядка, но и для него ориентирами в жизни и песне служили нравственные понятия — правда, человеческое достоинство, любовь. Булат Окуджава и Юрий Визбор тем более основное внимание уделяли тому, во имя чего им хотелось жить, и воплощали это в своей жизни и своих песнях.

10.

Вообще-то эта песня, как и многие другие песни Булата Окуджавы, относится к интеллигентскому направлению, так как выражает объединение благородных творческих людей. Однако три части — песни единения, песни предстояния, песни отторжения — можно выделить не только в рассматриваемом направлении, но и во всей АП (о чем будет сказано в конце этой главы). В содружестве АП переплетается и возвышенное благородство ее последователей, и творческий настрой, и сознательное единение, и еще многое, вытекающее из ее духовно-нравственных основ. Поэтому трудно найти песни единения с содружеством АП, где эти стороны не переплетаются.

11.

Как известно из синергетики (теории самоорганизации открытых систем), каждая открытая система, через которую идет поток энергии, в том числе человек и сообщество людей, может находиться в равновесии только на строго определенных уровнях, между которыми находятся области неравновесного состояния (как у электрона в атоме).

При увеличении потока энергии открытая система вырастает из прежнего уровня и попадает в неравновесную область. Там система должна сделать свой выбор: двигаться вверх, к более высокому и сложному уровню развития, или опуститься вниз, на прежний уровень, утратив возможность развития. В ряде случаев система может совсем разрушиться. Математически эти два пути — вверх и вниз — равнозначны. При этом выбор системы, с одной стороны, ориентирован на внешние условия, а с другой, исходит из внутренней направленности системы. (Эти теории и практические исследования открытых самоорганизующихся систем многократно опубликованы. Например, можно назвать книгу Пригожина и Стенгерс «Порядок из хаоса», книгу Т. Дубнищевой «Концепции современного естествознания».) Можно, конечно, оспаривать такое объяснение, однако факты последующего кризиса, подтверждающие это объяснение, налицо.

12.

Как известно, АП во многом родилась как протест против пустоты, лжи и бездуховности официального эстрадного песенного искусства. Теперь же в АП его создают академические бессодержательники.

13.

Для обывателя характерно отсутствие развития, зацикливание в привычном понимании и формах жизни. Если туристский поход не приводит к внутреннему возвышению, облагораживанию, развитию человека, достижению новых внутренних вершин, то пребывание в походных (и любых других) условиях, ставшее привычным, — та же обывательская жизнь, что и в городских квартирах у телевизора, на кухне и в постели, тот же цикл существования, только среди других внешних условий.

14.

Подробнее в приложении 3 «О противоположном отношении авторской песни и рока к утверждению человеческой культуры».

15.

Слово «бард» пришло от кельтов, у которых обозначало поэтов-певцов начального уровня.

16.

Из предисловия А. Смирнова к книге «Ирландские саги» 1933 года выпуска.

17.

Сейчас уже достаточно известно о том, что звуки речи, слова и фразы имеют свой, не зависящий от нашего желания изначальный смысл и объективное, не зависящее от настроения слушателя воздействие на него (например, можно обратиться к исследованиям по фоносемантике и волновой генетике, по воздействию слов на внутреннюю структуру воды). Зная это, легко понять ответственность авторов и исполнителей за то, что и как они выражают, несут в слове.

18.

Существуют психологические и философские труды, показывающие, что человек получает наибольшее развитие в результате решения не личных, а надличностных проблем — проблем своего народа, государства, человечества. Но и без этих исследований можно понять, что человек, желающий устремить к совершенствованию нечто большее, чем его личная жизнь, приходит к необходимости изучения этого большего (осознания его сути, связей с другими явлениями жизни) и овладения способами приведения его к состоянию гармонии. Уходя же от большего в личную жизнь, человек сужает свой кругозор и теряет многие возможности развития.

19.

Здесь и дальше в этой главе знак «+» означает, что текст этой песни приведен ранее в главе «Направления авторской песни».

20.

Текст песни автора книги.

21.

Текст песни автора книги.

22.

Препятствий на пути творческих людей всегда хватало. Это и преодоление непонимания и противодействия со стороны обывателей, зацикленных в приобретении материальных благ, и борьба с собственным несовершенством за умение постичь правду, красоту, любовь и выразить их в своем творчестве, и многое другое.

23.

Стремление понять и точно выразить в слове правду о чем-либо приводит к открытию ее новых сторон. В том числе человек начинает открывать правду о себе самом, своих достоинствах и недостатках, о путях их совершенствования и исправления. Песни, в которых выражено знание о пути восхождения, о способах прохождения трудных ситуаций, помогают другим людям проходить подобные ситуации знанием и настроем, заложенным в них.

24.

Понятие о том, какие качества являются признаками человека, заложено в русском языке достаточно полно. Так, понятие человечности, то есть качества, являющегося признаком человека, включает в себя доброту, великодушие, щедрость, верность, сострадание, любовь. Бесчеловечными качествами называют жестокость, цинизм, подлость, корысть, жадность. Кроме того, о том, кто сползает в безобразие, низость, жестокость, трусость, говорят, что он теряет человеческий облик.

25.

Как уже было сказано, в отличие от простоты примитивность исходит из невысокого уровня развития сознания, при котором явлениям придается один смысл невысокого уровня, отсекающий высокие и глубокие стороны смысла, и тем принижающий выражаемое явление.

26.

В АП часто даже у хороших авторов далеко не во всех песнях, при всей высоте идеи, присутствует цельность. Дело здесь может быть в следующем. Во время работы над выражением идеи автор стремится к ее наиболее точному и полному выражению, и ему открываются различные ее стороны, а также сопутствующие мысли о проявлениях подобной сути в других явлениях жизни. Это может уводить невнимательного увлекающегося автора от выбранной идеи к другим идеям, значительным самим по себе, но уже заслоняющим выбранную идею, перетягивающим на себя главное внимание. В результате бывает непонятно, что хотел сказать автор, о чем его песня. Для избежания такого результата необходима сознательная работа по удалению параллельных идей, отвлекающих от выбранной, не работающих на ее раскрытие и усиление.

Бывает, что во время поэтической работы приходят очень удачные сильные строки, возникшие попутно, от которых не хочется отказываться. Но и не надо отказываться. Надо просто писать еще одну песню, где эти строки будут работать на свою идею.

27.

Существует, правда, сознательный прием частичного показа различных взглядов на предмет, цель которого — заставить читателя, слушателя, зрителя задуматься о настоящей цели произведения, не лежащей на поверхности. Но в этом случае должно существовать внутреннее единство разных взглядов на другом уровне смысла.

28.

Относительно Владимира Ланцберга сказанное относится к среднему периоду его творчества. В поздний период творчества он стал усложнять конструкции текстов песен, что в ряде случаев привело к утрате простоты.

29.

Подробнее смотри об академических бессодержательниках в главе «Кризис авторской песни».

30.

То, что сказано о простоте поэтического текста песни, можно отнести и к ее музыкальной части. Простота — это высокое состояние музыки, когда в немногих аккордовых и мелодических последовательностях можно выразить единство множества сторон идеи песни в соответствии с их раскрытием в песне. Простая музыка, как и поэтический текст, может быть создана только высоким и многосторонне развитым сознанием. Развитие сознания отличается от внешней осведомленности о явлениях гармонии мира и человеческой культуры их внутренним овладением, включением в гармонию своего сознания.

31.

Примитивность в отличие от простоты исходит из невысоко развитого сознания, когда автор применяет последовательность из 5–7 аккордов и приемов игры из-за незнания других и вследствие этого мало может выразить своей музыкой.

32.

В АП существует ветвь авторов музыки, которые в ряде случаев рассматриваются наравне с авторами и текста, и музыки песни. В ППВ авторы музыки являются вспомогательными, не основными, располагаясь ближе к исполнителям, чем к авторам песен, так как они не являются создателями основного смысла песен.

33.

В книге профессора московской консерватории им. Чайковского В. Н. Холоповой «Музыка как вид искусства» много сказано об интонационном характере музыки, который означает, что каждое музыкальное произведение исходит из единого внутреннего состояния, объединяющего все произведение и называемого генеральной интонацией.

Поэтому и исполнять музыкальное произведение нужно исходя из генеральной интонации, сохраняя её настрой на протяжении всего произведения. Выдающиеся музыкальные педагоги советовали своим ученикам создать для себя образ произведения и исполнять произведение, держа в сознании этот образ.

34.

Исследованиями по фоносемантике доказано, что звуки речи и слова имеют объективный смысл, не зависящий от желания человека. У большинства слов совпадает их общепринятый смысл и смысл, который они несут своим звучанием. Также объективный смысл слов показывают исследования по воздействию слов на структуру воды.

35.

Подробно в приложении 4 «Об индивидуальной внутренней направленности человека».

36.

Под глубоким смыслом здесь понимается выражение различных сторон явления, его связей через суть и форму с другими явлениями мира, законами мира.

37.

Поскольку из высказанного другими каждый выбирает стороны смысла, созвучные себе, осознание закономерностей такого выбора приводит к открытию своей индивидуальной внутренней направленности.

38.

Так пели Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Александр Галич и многие другие. Особенно это видно на исполнении песен философско-сознательного раздела. В исполнении песен лирического раздела явно присутствует еще исполнение эмоционально-чувственной партии.

39.

Особенно важно распознавать и отделять последних, искажающих высокий духовно-нравственный настрой ППВ. Это и академические бессодержательники, исполняющие форму без прожития соответствующего ППВ глубокого смысла, и исполнители, сознательно коверкающие, огрубляющие, цинично опошляющие высокий и благородный смысл песен. Такие люди с ППВ (и настоящей АП) несовместимы.

40.

В авторской песне вообще много песен такого типа. Это потому, что авторская песня родилась из необходимости высказать правду о том, как можно сохранить в себе Человека и быть Человеком среди самых суровых жизненных испытаний, а также о том, кто такой Человек и как он живет.

41.

Описание третьего вида чувств — физических чувств (например, описание того, что лимон желтый и кислый, а соль белая, соленая и твердая) — не может составить поэтическое произведение и потому здесь не рассматривается.

42.

Текст стихотворения приведен в статье «Три вида поэтических текстов по отношению к песне».

43.

Таким же образом строится научное знание о мире, когда человек не знает внутренней сути явления, а изучает его признаки и связи с другими явлениями. В результате возникает модель изучаемого явления.

44.

Например исследования по воздействиюразличной музыки на структуру воды.

45.

Антикультурные цитаты из рок-песен не приводятся по причине культурной направленности статьи.

46.

Здесь именно простота, то есть отсутствие лишнего в глубоком внутреннем слиянии множества сторон смысла, а не примитивность, то есть сведение к одному невысокому смыслу.

47.

Часто бывает, что некоторые люди, только вступив на какой-нибудь конкретный путь самосовершенствования, начинают считать его единственно правильным. Происходит это из-за малого кругозора, неспособности понимать сразу разные пути. Чтобы утвердиться на выбранном пути, такие люди часто отвергают для себя все остальные возможности. Но, к сожалению, некоторые из таких людей начинают отвергать другие возможности совершенствования не только для себя, но и для всех людей, стараясь навязать остальным свою точку зрения, что недопустимо.

Представим, что в организме какая-то одна сильная группа клеток, успешно выполняя свою роль и не понимая всего строения организма и необходимости для него клеток других типов, решит перестроить все другие клетки на свой режим работы. Если эта группа клеток достигнет значительного успеха в перестройке других типов клеток на чуждый им режим действия, то эти клетки не смогут выполнять свои функции, и организм погибнет.

Поэтому каждый человек, радуясь своему продвижению по выбранному пути совершенствования, должен предоставить другим людям самостоятельно выбирать путь, соответствующий их индивидуальной внутренней направленности.

Оглавление.

Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения. 1. СТРУКТУРА АВТОРСКОЙ ПЕСНИ. Духовно-нравственные основы авторской песни. Разделы авторской песни. Направления авторской песни. 2. ФОРМЫ ЖИЗНИ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ. Клубы авторской песни. Фестивали авторской песни. Семинары авторской песни. 3. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ. Возникновение авторской песни. Развитие авторской песни. Причины кризиса авторской песни. Кризис авторской песни. Упадок авторской песни. О втором канале авторской песни. 4. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ. Отличие авторской песни от других песенных течений. О происхождении и смысле слова «бард» в авторской песне. Основные авторы начала авторской песни. На каравелле мечты парусами из песен[20] Рубеж[21] 5. ПЕСЕННАЯ ПОЭЗИЯ ВОСХОЖДЕНИЯ. Наследие авторской песни и песенная поэзия восхождения. Название и духовно-нравственные основы нового уровня развития песенной поэзии. Направления песенной поэзии восхождения. Творческие мастерские и слеты развития песенной поэзии восхождения. Примеры текстов песенной поэзии восхождения. Дорога. Надо душою встать выше туч. Костер. * * * Песня о пути. Песня о мечте. Горы восхождений человека. Песня о памятниках и героях Челябинска. Тексты песен Екатерины Грачевой. Песня рождения. Кто. Баллада о богатстве. Кузнечная. Песня сеятеля. Песня художника. Приложение 1. УГЛУБЛЕННАЯ РАБОТА НАД ПЕСНЕЙ. Углубленная работа над поэтическим текстом песни. Углубленная работа над музыкальной частью песни. Углубленная работа над прожитием песни и ее исполнением. Приложение 2. СТАТЬИ ОБ АВТОРСКОЙ ПЕСНЕ И ПЕСЕННОЙ ПОЭЗИИ ВОСХОЖДЕНИЯ. О поэтической формуле продолжения восхождений в авторской песне и песенной поэзии восхождения. О поэзии, выражающей переживание, и поэзии, выражающей знание. Пролог. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. Два пути к поэзии. Об условии востребованности песни. Три вида поэтических текстов по отношению к песне. Многоголосье. (Юрий Визбор). Совесть, благородство и достоинство. (Булат Окуджава). Приложение 3. О ПРОТИВОПОЛОЖНОМ ОТНОШЕНИИ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ И РОКА К УТВЕРЖДЕНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ. (сокращенный вариант). 1. О понятии культуры. 2. Противоположная реализация потребностей творческой личности в авторской песне и в роке. Приложение 4. ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ВНУТРЕННЕЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА. 1. О понятии индивидуальной внутренней направленности. 2. Схема человеческого облика. 3. Использование схемы человеческого облика для определения, раскрытия и расширения индивидуальной внутренней направленности человека. 4. Сотрудничество людей с разными индивидуальными внутренними направленностями. Людям будущего. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47.