Петровский.

IV. Краковское совещание. Встреча с Лениным.

Петровскому и его товарищам сообщили, что ЦК партии решил провести в январе в польском городе Кракове широкое совещание членов ЦК совместно с депутатами-большевиками IV думы; совещание будет проводить Владимир Ильич Ленин, живший в ту пору в Кракове.

Петровский был обрадован этим приглашением. Он с нетерпением ждал дня отъезда. Наконец-то он сможет увидеть Ленина. Григорий Иванович знал, что Ленин постоянно следит за работой думы, за выступлениями социал-демократических депутатов. Петровскому, конечно, очень хотелось узнать мнение Ленина о их деятельности, побеседовать по разным неясным для себя вопросам.

С момента открытия думы Владимир Ильич не упускал ни одной возможности, чтобы получить из Петербурга известия о деятельности фракции РСДРП, о нарастающей борьбе внутри нее и о позиции, которую занимают депутаты-большевики по тем или иным обсуждаемым вопросам. Ленин интересовался многим: участвуют ли большевистские депутаты в работе «Правды», пишут ли для газеты, что они читают, просматривают ли буржуазные газеты, каковы их взаимоотношения с меньшевистскими депутатами. Ленин присылал во фракцию письма с разными советами и пожеланиями и статьи для «Правды». Это была весьма ощутимая помощь рабочим депутатам.

Ленину не хватало сведений, почерпнутых из русских газет. Всякого приезжавшего к нему в Краков товарища из Петербурга Ленин просил рассказать, что нового во фракции, как держатся большевики. О каждом рабочем депутате он старался узнать как можно больше, чтобы живо представить себе его, познакомиться покуда хотя бы заочно.

О том, какое важное значение придавал Владимир Ильич прошедшей избирательной кампании, выяснению личности каждого депутата от рабочих курий, вообще всей думской деятельности, можно судить по такой детали. Владимир Ильич составил и прислал рабочим депутатам анкету с просьбой ответить на целый ряд интересующих его вопросов. Кроме вопросов, касающихся личности самого депутата, предлагалось ответить на такие вопросы: как устраивались в период выборов нелегальные собрания, чье влияние на рабочих было более сильным — меньшевиков или большевиков, какими способами распространялись газеты и листовки, кто и как составлял кандидатские списки уполномоченных от рабочих, которые затем выдвигали выборщиков и т. д. и т. п. Но этой информации Ленину казалось недостаточно; он просил, чтобы депутаты не только ответили на поставленные вопросы, а чтобы каждый подробно описал, как проходили сами выборы в их губерниях. В этом же письме Владимир Ильич предусмотрительно приписал такой совет депутатам-большевикам: «Только пусть не ставят официально во фракции. Пойдет только волокита и склока. Пусть сделают сами и поскорее».

Хотя партийная информация и письменная связь Ленина с депутатами-большевиками были налажены неплохо, но обстоятельства показывали, что одной такой связи недостаточно. Накопились важные и неотложные вопросы, которые требовали детального обсуждения и решений ЦК как по работе депутатов в самой думе, так и за ее стенами, среди рабочих. Никакие сношения с ЦК и Лениным через связных и даже с помощью шифрованной переписки не могли заменить Ленину живого общения с депутатами, совместного обсуждения всех насущных вопросов. Это было необходимо особенно еще и потому, что для Ленина и других членов ЦК мнения и опыт таких крупных партийцев-рабочих из самой пролетарской гущи, как Петровский, Муранов, Бадаев, Самойлов, Шагов, были очень ценны для выработки политически правильных решений.

Депутаты-большевики не смогли выехать в Краков сразу же после роспуска думы на каникулы. Их задержали дела в Петербурге, забастовка, локаут предпринимателей, затем организация помощи семьям рабочих. Как только напряжение борьбы ослабло, трое из большевистской шестерки — Петровский, Бадаев и Шагов — отправились на встречу с Владимиром Ильичей, которую ожидали с большим нетерпением.

Совещание в Кракове проходило с 26 декабря 1912 года по 1 января 1913 года (8—14 января 1913 года по новому календарю). Депутатов с дружеской сердечностью встретили Владимир Ильич и Надежда Константиновна. Они пригласили гостей к себе на квартиру, потчевали чаем и долго расспрашивали о революционных делах в России. Депутаты с интересом осматривали комнату Ленина. Мебель в ней была простая — стол, стулья, книжный шкаф; на стенах приколоты газеты самых различных политических направлений, и в них карандашом отчеркнуты статьи и абзацы, которые заинтересовали Ленина. На подоконниках, на письменном столе — журналы, книги и рукописи с бумажными закладками между страниц.

Григорий Иванович Петровский много лет спустя с любовью и нежностью писал об этой своей первой встрече и личном знакомстве с Лениным.

«Мы, рабочие депутаты, — вспоминал Петровский, — были поражены скромностью и простотой Владимира Ильича, на квартире которого работало совещание и где мы обедали (готовила Н. К. Крупская, помогали ей женщины — участницы совещания). Изумило нас и то, как хорошо знал В. И. Ленин, хотя он долго находился в эмиграции, настроения рабочих России, как внимательно вникал во все вопросы, имеющие отношение к рабочему движению, как глубоко он обобщал отдельные явления, приучая к этому и нас, революционеров-практиков…

…Совещание состоялось в узенькой комнате. Для работы был установлен восьмичасовой рабочий день. Председателем избрали Ленина. Совещание наметило дальнейшую линию борьбы за подъем рабочего движения, против ликвидаторов, определило задачи по собиранию всех сил вокруг ЦК партии и большевистской фракции IV Государственной думы. Ленин, делая доклад о политическом положении в России и о задачах нашей партии, подробно остановился на вопросах рабочего и крестьянского движения. Нас поразила глубокая осведомленность В. И. Ленина в Положении рабочего движения в разных районах России».

Свободные от заседаний часы Ленин проводил в беседах с рабочими депутатами.

«Ленин особенно интересовался, — рассказывал Петровский, — как я делаю доклады на подпольных собраниях, составляю ли я конспекты. Я подробно рассказывал ему о моих докладах. Ленин одобрил и построение и содержание этих докладов, сделал кое-какие замечания…

Как-то вечером после совещания мы, депутаты, зашли в кафе, сели за столик, заказали себе по кружке пива и по порции буженины. Какова же была наша радость, когда возле нашего столика появился Владимир Ильич. Он сел, заказал себе то самое, что и мы, и у нас начался простой, задушевный разговор. Когда мы собрались идти, Ленин с горечью заметил — как жаль, что мы не можем у себя, в России, так же свободно собраться и поговорить, не боясь попасть в руки жандармов…

Имели мы, депутаты, и отдельные беседы с Н. К. Крупской. Они были посвящены организационным вопросам. В частности, Н. К. Крупская учила нас, как флегматичных товарищей заставить работать активнее, а горячих — спокойнее, организованнее».

Совещание приняло решение, в котором отмечалось, что Россия переживает канун революции, и выдвинуло как практическую задачу организацию стачек и уличных демонстраций. Отдельно обсуждался вопрос о деятельности социал-демократической фракции в думе и, в частности, работа депутатов-большевиков.

Получила поддержку и одобрение политическая позиция и работа большевиков внутри фракции и в самой думе: острая, принципиально правильная борьба с меньшевистскими депутатами, составление фракционной декларации в ответ на правительственную декларацию, первые спешные запросы и защита их с думской трибуны. Но были отмечены и ошибки — голосовали за прогрессистскую формулу по декларации правительства вместо того, чтобы предложить самостоятельно свою, социал-демократическую формулу. Не одобрило совещание и согласия большевиков-депутатов писать заметки и статьи по думским делам в меньшевистскую газету «Луч».

Владимир Ильич, выступив на одном из заседаний, особо отметил, что депутаты-большевики должны использовать думскую трибуну так, чтобы их слышал и понимал рабочий класс всей России, чтобы это помогало революционному движению. Преимущества легального положения, говорил Ленин, депутаты должны всемерно использовать для укрепления и создания новых нелегальных партийных организаций, помогать им, выступать в «Правде», не прерывать связи с рабочими, которые их послали в думу, чтобы те видели в лице своих депутатов организаторов и вожаков революционной борьбы.

Краковское совещание в своей резолюции дало в целом хорошую оценку работе депутатов-большевиков. А решения совещания по таким вопросам, как «Революционный подъем, стачки и задачи партии», «Об отношении к ликвидаторству и об единстве», «Строительство нелегальной организации», имели большое значение для всей партии и пролетариата в те годы.

Особая важность придавалась борьбе с группой ликвидаторов, засевшей в газете «Луч», которая вела агитацию и против стачек и против подпольных социал-демократических организаций.

Депутаты получили на совещании много полезных советов Ленина, заново осмыслили свою роль рабочих депутатов. В Кракове произошло еще одно незабываемое для Григория Ивановича событие: по предложению Ленина совещание кооптировало его в члены Центрального Комитета РСДРП. Это было признанием политической и революционной зрелости Петровского, выражением большого доверия ему — простому рабочему из Екатеринослава.