Петровский.

XII. Февральская революция. Возвращение в Петроград.

3 марта 1917 года Петровскому принесли телеграмму из Петрограда. Развернув бумажку и пробежав глазами печатные буквы, Григорий Иванович не сразу разобрал их смысл. И только когда прочел вторично, он понял, какое безмерное счастье принесли ему и всем товарищам эти серые казенные строчки. Телеграмма была от жены, в ней сообщалось о совершившейся в Петрограде революции. Не было сказано, что творится в столице, кто взял власть, где царь, какие силы на стороне революции и какие против, приехал ли в Питер Ленин. Главное — революция, которую пролетариат и партия так ждали и самоотверженно готовили, свершилась! А для ссыльных это значило свобода, дорога домой, к родным и семьям, к большой партийной работе!

В следующую минуту Петровский уже бежал, размахивая телеграммой, к дому, где жил Ярославский. Он застал его около дома и крикнул: «Революция! В Питере революция!» Ярославский какой-то миг глядел на него, приоткрыв рот. Петровский сунул ему телеграмму, тот быстро склонился над ней, пробежал раз, второй, третий. А потом в изумлении кинулся обнимать и целовать Григория Ивановича. Они поздравили друг друга с великим днем и побежали в дома, где жили большевики, сообщить им эту чрезвычайную весть.

В тот же день на собрании ссыльные избрали ревком, в который вошли четверо: Орджоникидзе (выбранный заочно), Петровский, Ярославский и Кирсанова.

Телеграмма Доминики Федотовны вскоре подтвердилась и официальными телеграфными сообщениями. Об этом тотчас стало известно в Якутске, хотя власти безуспешно пытались утаить телеграммы от населения, запретив печатать их в местной газете. Но скрыть уже ничего нельзя было.

Мысль о немедленном возвращении в Петроград приходилось пока отложить. Ссыльные не успели бы до весенней распутицы добраться по плохим дорогам до железнодорожной станции — она находилась за две тысячи верст от Якутска. А пароходы по реке Лене могли пойти не раньше чем через три месяца, в конце мая. И поэтому пока надо было брать в свои руки власть тут, в Якутске, устанавливать новые, революционные порядки.

4 марта в городе было созвано народное собрание. Собрание постановило образовать Комитет общественной безопасности из представителей общественных организаций. Ему передавалась вся власть в пределах Якутской области. Председателем комитета был избран Григорий Иванович Петровский.

В этот же день на заседании городской думы Якутска под нажимом ссыльных большевиков было принято решение закрыть думу и передать ее полномочия Комитету общественной безопасности. Однако губернатор, полицмейстер и начальник воинского гарнизона отказались признать комитет.

Ночью 4 марта Петровский с группой товарищей пришел к губернатору, в кабинете у которого шло совещание с офицерами и гражданскими чинами. Обсуждался вопрос — признавать или не признавать Временное правительство… Петровский потребовал немедленно передать власть комитету, заявив, что в противном случае вся прежняя администрация будет арестована. Барон Тизенгаузен и полицмейстер Рубцов отказались это сделать, сославшись на то, что они якобы не получили еще прямых распоряжений нового российского правительства. Совещание у губернатора даже приняло резолюцию, в которой выражалась готовность «лояльно служить Временному правительству» и одновременно — протест против вмешательства политических ссыльных в дело управления областью.

Однако уже 5 марта на заседание Комитета общественной безопасности, которое вел Петровский, явились губернатор Тизенгаузен, полицмейстер Рубцов и другие чиновники и заявили, что слагают с себя административные обязанности и передают власть комитету, о чем на следующий день было оповещено телеграфом по всей области.

6 марта по предложению большевиков Комитет безопасности назначил Петровского комиссаром, временно управляющим Якутской областью. Таким образом, назначение произошло без участия Временного правительства России. Само собой разумеется, что и всю дальнейшую работу Петровский вел не по указаниям из Петрограда, а в соответствии с политической программой партии большевиков.

С известием о революции и переходом власти в руки Комитета общественной безопасности партийная организация ссыльных социал-демократов перешла на вполне легальное положение и начала открытую политическую работу среди населения. Социал-демократическая организация объединяла и большевиков и меньшевиков. На митингах или собраниях обычно выступали два докладчика — от тех и других. Авторитет и заслуги перед рабочим движением выдвинули и тут Петровского на руководящий пост — он был избран председателем Якутского комитета РСДРП. А Емельян Ярославский возглавил редакцию вновь созданной газеты «Социал-демократ», органа Якутского комитета РСДРП.

Петровский, Орджоникидзе, Ярославский, Кирсанова и другие ссыльные большевики сразу занялись созданием Советов рабочих, казачьих и солдатских депутатов. В апреле уже действовали как народно-революционная власть Совет рабочих, Совет солдатских и Совет крестьянских депутатов.

В Советах, особенно солдатских и крестьянских, было много эсеров и меньшевиков, влияние их оказалось очень сильным. Поэтому Советы в целом поддерживали установку Временного правительства на продолжение войны до победного конца — шовинистические настроения еще не развеялись. О влиянии меньшевиков в Советах говорит хотя бы тот факт, что делегатом на I Всероссийский съезд Советов был избран меньшевик Охнянский. Это, произошло на объединенном заседании трех Советов; Емельян Ярославский тут был утвержден председателем объединенного Совета, но его кандидатура в делегаты на съезд не прошла — большинство проголосовало за Охнянского.

А в якутских улусах и деревнях меж тем повсюду новая власть устанавливала свои порядки — смещала с должности царских исправников, судебных заседателей, якутских князьков, старост и старшин и создавала избранные населением комитеты общественной безопасности.

8 марта Якутский комитет общественной безопасности принял решение созвать съезд якутских и русских крестьян. Съезд проходил с 26 марта по 16 апреля. Большая часть делегатов оказалась тойонами (якутскими кулаками) и представителями мелкобуржуазной интеллигенции; из бедноты — чернорабочие и учащиеся города. И все же, несмотря на такой далеко не революционный состав, съезд избрал своим почетным председателем большевика Петровского; по-видимому, его звание члена Государственной думы внушало уважение. Как комиссар области и председатель Комитета безопасности, Григорий Иванович выступил на первом заседании съезда с кратким словом. От комитета РСДРП говорил Ярославский, от медицинских работников — Орджоникидзе.

На съезде беднота схватилась накрепко с тойонами из-за земли. Дело в том, что под воздействием агитации большевиков в некоторых селениях уже начали возникать комитеты бедноты и хамначитов (наемных рабочих). А кое-где крестьяне даже приступили к разделу земель богатеев. Однако эсеры и меньшевики, следуя директиве Временного правительства, твердили, что это преждевременно, что надо дождаться созыва Учредительного собрания в Петрограде и узнать его решение. Сами же эксплуататоры, конечно, не желали добровольно поделить землю между бедняками.

Обнаружились на съезде и националистические устремления. Делегаты приняли решение об отделении Якутии от России, о чем и была послана телеграмма Временному правительству: «Областной съезд крестьян и якутов настаивает на национальном самоопределении якутской нации».

Под давлением бедноты съезд принял решение о восьмичасовом рабочем дне, о более справедливом распределении земли и передаче монастырских земель наслежным обществам. Более радикальная мера, предложенная большевиками, — о полной конфискации земель тойонов и передаче их крестьянам — была отклонена при голосовании.

В Якутском комитете общественной безопасности большевиков было очень мало — всего одна десятая часть от общего состава. Но личный авторитет, энергия и преданность делу революции таких людей, как Петровский, Орджоникидзе, Ярославский, вызывали всеобщее признание. Это способствовало сильному влиянию большевиков в Исполнительном бюро комитета. Наиболее важные комиссии комитета возглавлялись большевиками: комиссия по рабочему вопросу — Ярославским, комиссия по областному управлению — Петровским и Кирсановой, медико-санитарная комиссия — Орджоникидзе; в продовольственной комиссии тоже было несколько большевиков. Ярославский и Орджоникидзе входили в состав суда чести.

С начала Февральской революции и до отъезда в Питер, за каких-то три месяца, ссыльные большевики успели осуществить много важных революционных мероприятий.

Была создана народная милиция (вместо полиции); были высланы за пределы Якутии многие царские чиновники, а вместо них назначены комиссары Комитета безопасности; организован выборный суд и ревтрибунал; введены карточки на продовольствие, что парализовало спекуляцию и спасло бедноту от голода; создано Бюро труда во главе с Ярославским; были выделены средства для помощи и быто-устройства освободившихся, из тюрем людей; организовано десять профсоюзов и т. п.

Конечно, большевики понимали, что все это только начало великого преобразования. В вестнике Комитета общественной безопасности от 10 марта Петровский писал так: «…Первая борьба закончена, но предстоит вторая, еще большая, это борьба за социалистическую республику».

Огромные расстояния, отделяющие Якутию от российской столицы, и нарушение прямых связей с другими сибирскими городами (до начала навигации на Лене) не помешали большевикам следить за событиями в Петрограде. Выручал главным образом телеграф.

Он принес весть о возвращении Ленина из заграницы в Питер. Большевики встретили ее с великой надеждой и радостью. В столицу на имя Владимира Ильича полетела телеграмма: «Якутская организация социал-демократов радостно приветствует Вас с возвращением к массовой социалистической организационной работе». Вторую телеграмму, отдельно, Петровский, Орджоникидзе, Ярославский и Агеев послали от себя лично: «Празднуем Ваше возвращение к открытой деятельности. Да здравствует возрожденный Интернационал!».

Когда лента «морзе» принесла в Якутск известие о военной ноте министра иностранных дел Временного правительства Милюкова и демонстрациях, устроенных рабочими Питера 20–21 апреля с протестами против военной бойни, в Якутске по инициативе большевиков народное собрание приняло резолюцию, одобряющую открытое выступление рабочих, матросов и солдат против войны и Временного правительства. Из зала собрания Петровский отправил Петроградскому Совету телеграмму солидарности трудящихся Якутии с пролетариатом столицы.

К этому времени большевики Якутска уже получили и прочли Апрельские тезисы Ленина. Опираясь на эти тезисы, Петровский и Ярославский выступили 25 апреля на большом митинге в клубе приказчиков с речами, разоблачающими антинародный курс Временного правительства на войну, выраженный в ноте Милюкова. Такую же линию держали большевики и в своей газете «Социал-демократ».

В мае началась навигация на Лене. Все политические ссыльные сели на колесный пароходик и поплыли вверх по реке, на юг. Потом пересели с парохода на подводы и несколько сот километров ехали по весенним дорогам, залитым жидкой грязью, до Иркутска. На протяжении всего пути, в селениях по берегам Лены, куда приставал пароходик, и в самом Иркутске большевики устраивали летучие митинги. Народу обычно сходилось много. С речами о революции и ее целях выступали и Петровский, и Ярославский, и Орджоникидзе.

По нескольку раз выступил каждый из них и в Красноярске. Петровского, как бывшего члена Государственной думы, пострадавшего от царского правительства, слушали на митингах с особым вниманием, хотя вообще-то большинство социал-демократов в этих городах еще придерживалось меньшевистских взглядов. А когда поезд пересек Урал и остановился в Екатеринбурге (ныне Свердловск), Григорий Иванович обратился с речью к солдатам гарнизона. На этом митинге его поддержали одобрительными криками, громом рукоплесканий.

Большевики якутяне добрались до Питера только в конце июня. Их поразила необычайная перемена жизни в городе. Это был уже не тот величаво-спокойный, самодержавный, аристократический Петроград. Все в нем теперь было перемешано, перепутано, взвинчено. На улицах пестрые толпы митингующих; серые солдатские гимнастерки вперемежку с чопорными костюмами интеллигентов и засаленными куртками рабочих; марширующие с винтовками отряды рабочих и роты солдат; кавалерия, пулеметы с зобатыми клювами у мостов через Неву и у подъездов государственных зданий; сутолока, революционные песни и красные флаги, мелькающие то над колонной демонстрантов, то колыхающиеся где-нибудь, на фонарном столбе или на крыше дома. Чувствовалось, все пришло в движение, спуталось и сразу не поймешь, кто за кого и чего хотят в конце концов взбудораженные, хлебнувшие хмельного ветра революции петроградские жители.

А на заводах и в казармах воинских частей, не утихая ни на день, трубили тысячеголосым хором вольные митинги и собрания.

Таким предстал на первый, беглый взгляд Петроград вернувшимся из Сибири ссыльным. Но Петровский, Орджоникидзе, Ярославский и их товарищи понимали: это все внешнее, не определяющее глубину перемен; подспудно идет столкновение других сил — борьба политических партий, которая и скажет в скором времени свое последнее, решающее слово.

«Узнав, что в редакции «Правды» заседает ЦК РСДРП, я поспешил туда, — вспоминал эти дни Петровский. — Там я застал Я. М. Свердлова, очень обрадованного приездом большевиков из Якутии. Свердлов предложил мне немедленно поехать к Владимиру Ильичу. Жил тогда Ленин на улице Широкой, на квартире Елизаровых.

Ильич тепло встретил нас (с Орджоникидзе), мы расцеловались.

Ленин долго, до мельчайших подробностей расспрашивал нас о жизни в Якутии, пожурил за неуменье решить вопрос о земле.

Ленин спросил:

— А земельку крестьянам дали?

Пришлось со стыдом признаться, что этого мы не сделали.

— Эх вы, революционеры! — сказал Ильич с иронией».

Они вышли от Ленина с бодрым настроением. Они радовались свободе, мятежному Петрограду, который свалил ударом рабочего плеча громаду царского трона; радовались предстоящей тяжелой работе и близости крепких рук товарищей по партии; радовались встрече с Лениным, как всегда энергичным, веселым, туго собранным, как спираль.

Петровский и Орджоникидзе неторопливо шли по городу, вставшему, как горячий конь, на дыбы, и уже предчувствовали, что они те самые всадники, которые осадят, возьмут в узду его и помчатся на нем по России, над которой уже кружил и стонал освежающий ураган революции.