Петровский.

IV. Снова на Украине.

В марте 1919 года в Харькове проходил III Всеукраинский съезд Советов. В работе его по поручению ЦК партии принимал участие Председатель ВЦИК Яков Михайлович Свердлов. Он рекомендовал избрать Григория Ивановича Петровского Председателем Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета Советов — имя и дела его были известны на Украине.

И съезд единодушно принял это предложение.

В апреле Григорий Иванович выехал из Москвы в Киев. Это был уже не тот Петровский, что вел подпольную работу на Екатеринославщине, в Донбассе и в других районах Украины в годы, предшествующие его депутатству, и даже не тот Петровский, который громил гневным словом с трибуны думы прислужников царизма и самодержавные порядки в России. Это был Петровский, прокаленный на высоком огне пролетарской революции, впитавший в свой ум и сердце чаяния восставшего народа и прошедший короткую, но богатую ленинскую школу государственного руководства в Совнаркоме.

Впрочем, предоставим слово самому Григорию Ивановичу.

— Могу с гордостью заявить, — рассказывал однажды Петровский близким своим друзьям и товарищам, — что этот период (1917–1919 годы) моей работы рядом с Владимиром Ильичей, под его непосредственным зорким наблюдением, при его чуткости, простоте и помощи, был такой для меня школой, где я дополнительно приобрел столько знаний и опыта, каких не мог бы получить за всю свою жизнь ни в каких университетах и академиях, не в обиду будь им сказано. И, уезжая на Украину, я чувствовал себя более зрелым и более способным ленинской верой и правдой служить нашей родной ленинской партии, делу рабочего класса…

1919 год был для Украины годом тяжелейших испытаний. Едва успели ЦК партии и Советское правительство Украины сделать первые шаги в восстановлении советской власти на местах, как начала наступать белогвардейская армия Деникина, оснащенная оружием Антанты. Острие удара было направлено через Украину и Тулу в сердце революционной республики — Москву.

Красная Армия, еще молодая, необученная, плохо вооруженная, отступала под натиском деникинских сил на север, оставляя после ожесточенных боев украинские и русские города и села. Следом за белогвардейцами возвращались помещики и фабриканты. Они опять отбирали у крестьян землю, у рабочих — заводы и шахты. Белогвардейцы учинили свирепую расправу. «Хозяева» вымещали на народе свою злобу и обиду за отнятые в дни революции имущество и власть.

Советская Украина бросила все силы на организацию отпора врагу. В мае ВУЦИК принял решение о мобилизации рабочих на военную службу, а в июне Вооруженные Силы всех советских республик были объединены под общим командованием.

Члены ЦК КП(б)У, ВУЦИК и украинского правительства покинули Киев вместе с частями Красной Армии, переехав сначала в Чернигов, а затем по предложению ЦК партии и ВЦИК — в Москву. Большинство их вступило в ряды Красной Армии, а Петровский вместе с Калининым на созданном по совету Ленина агитпоезде «Октябрьская революция» совершили поездку в прифронтовую полосу.

К концу 1919 года обстановка на южном фронте изменилась. Под ударами окрепшей Красной Армии деникинские войска, уже подошедшие к тому времени к Туле, начали отступать на юг, к Черному морю. Красная Армия разгромила и очистила, Украину и от банд Петлюры, а сам он бежал в Польшу, под защиту панов. К наступающим красным частям по пути присоединялись, многочисленные повстанческие отряды рабочих и крестьян. Иностранные интервенты свертывали свои военные десанты и убирались потихоньку за море, восвояси.

В декабре 1919 года был образован Всеукраинский ревком во главе с Петровским. Ревком обосновался в освобожденном от деникинцев Харькове. Приехав в Харьков, Григорий Иванович застал там своего старого товарища по якутской ссылке Серго Орджоникидзе, который был в это время членом реввоенсовета 14-й Красной Армии, изгнавшей из города деникинцев.

Серго познакомил Петровского, Мануильского и других товарищей из Украинского ревкома с обстановкой в Харькове, рассказал о настроениях рабочих и крестьян в освобожденных районах, посоветовал, куда прежде всего следовало послать агитаторов и организаторов для работы среди населения.

Возвращение с Деникиным помещиков, разбой и бессмысленные убийства, которые сеяли на своем пути банды Петлюры, — все это помогло подавляющему большинству украинского крестьянства глубже понять смысл и цели русской революции, стать под ее знамя в борьбе с классовым врагом.

Украина быстро очищалась от белогвардейских полчищ генерала Деникина.

По мере освобождения территории южных губерний Украинский ревком создавал органы советской власти на местах. Взяв за основу законы РСФСР и несколько изменив их в соответствии с украинскими особенностями, ревком ввел их в действие как законы революционной власти. Был принят и Закон о земле. Готовя этот важнейший декрет, Петровский с другими членами ревкома дважды ездил в Москву советоваться с Лениным. После этого земельный закон для Украины был утвержден.

Несмотря на триумфальные победы Красной Армии, внутреннее положение на Украине оставалось тяжелым. Белобандитские атаманы и батьки вроде Махно, Каменюка, Ангела, Зеленого и прочих продолжали свое подлое дело — грабили, убивали людей, опустошали и жгли села, уничтожали советских и партийных работников, сеяли на своем разбойничьем пути страх, горе и слезы. За этими бандами гонялись по степям красные конники, насмерть рубили «контру», сшибаясь в кавалерийских атаках. Но нередко банды, отлично зная местность, при поддержке кулаков и националистов ускользали из кольца облавы и снова устраивали резню и поджоги уже совсем в другом месте. Борьба с бандитизмом оказалась затяжной, потребовала больших усилий и времени для полной ликвидации.

Бандитизм был не самой главной бедой украинского населения. Имелись более страшные враги. У рабочих и бедняков-крестьян отнимал силы голод; тиф косил людей тысячами, больницы были переполнены, медикаментов не хватало. Но главным несчастьем была экономическая разруха. Сельское хозяйство пришло в упадок. Железнодорожный транспорт работал на дровах, с большими перебоями. Шахты Донбасса частью были затоплены, частью разрушены. Из-за этого стояло большинство заводов и фабрик промышленного юга.

В таких тяжелейших условиях требовались почти сверхчеловеческие силы, несгибаемая воля и пламя революционной веры, чтобы не растеряться, не опустить в отчаянии руки. И вновь, как уже бывало не раз, большевики, питомцы Ленина, показали свою незаурядную силу, сумев поднять трудящиеся массы на преодоление разрухи, на строительство нового Советского государства.

В это трудное время Украине протянула руку братской помощи пролетарская Россия, хотя сама жила еще в холоде и впроголодь. Вот когда сказалась истинно гуманная солидарность пролетариата!

По просьбе Григория Ивановича Петровского и при личной поддержке Ленина ЦК партии и Совнарком послали в помощь украинским товарищам большую группу опытных и закаленных в борьбе партийцев. Они помогали в ликвидации кулацких банд на Украине, восстанавливали и пускали в ход фабрики, заводы, шахты, укрепляли советскую власть на селе и в городах. Восстановлением промышленности занималась группа прибывших из Москвы в Харьков крупных хозяйственников-большевиков, образовавших так называемое «Промбюро ВСНХ».

Этой группой руководил В. Я. Чубарь, впоследствии председатель Совнаркома Украины.

Россия из скудных своих запасов слала Украине эшелоны с продовольствием и одеждой, оборудованием и машинами для шахт, заводов и железных дорог. Эта бескорыстная помощь России не на словах, а на деле укрепляла классовый союз русского пролетариата и крестьянства с пролетариатом и крестьянством Украины. Народ увидел в советской власти настоящего друга. В эти месяцы русские и украинские большевики воочию убедились в правоте ленинских слов: «При едином действии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единства о ней не может быть и речи».

Во второй половине февраля 1920 года возобновилась деятельность ВУЦИК и Совнаркома Украины. 2 марта 1920 года ВУЦИК опубликовал обращение к рабочим и крестьянам всего мира с призывом принудить правительства своих стран прекратить войну с советскими рабоче-крестьянскими республиками, в том числе и с Украиной. «…Перед нами громадная созидательная работа по восстановлению разрушенной страны. Спасти население от мучений и гибели, воссоздать жизнь на началах труда, равенства и братства трудящихся — насущная задача рабоче-крестьянского правительства Украины. Трудящиеся Европы, Америки и всего мира своей поддержкой должны помочь нам выполнить эту задачу…».

Обращение к трудящимся мира имело большое политическое значение не только для российской революции в целом, но и для упрочения внутреннего положения на Украине. Оно помогло многим, кто был сбит с толку националистической и контрреволюционной лживой пропагандой, ясно понять, чего хочет, к чему стремится советская власть и большевики. А цели эти полностью совпадали с чаяниями и надеждами украинского трудового народа.

Получив в борьбе с интервентами и белобандитами передышку, Украинский ревком занялся решением первостепенных задач — укреплением советской власти на местах, преодолением хозяйственной разрухи.

Однако мирная передышка оказалась непродолжительной. Началась новая интервенция с запада. В апреле 1920 года польские войска пана Пилсудского неожиданно перешли границу, вторглись на Украину и, быстро наступая и тесня малочисленные отряды Красной Армии, вскоре, захватили Киев. На оккупированную территорию хлынула жадная орава панов-помещиков. Вместе с войском белополяков опять появились петлюровские банды.

Схватка с белополяками и петлюровцами была недолгой, но жестокой, кровопролитной. Дивизии Красной Армии нанесли один за другим несколько сокрушительных ударов по захватчикам, и белополяки покатились на запад. Украина быстро очищалась от войск Пилсудского и банд Петлюры. Буденновцы, громя панов, уже рвались к самой Варшаве. Страшась вторжения революционной армии в Польшу и распространения среди рабочих и крестьян русского «мятежного духа», правительство Пилсудского запросило мира. Советское правительство сразу дало согласие, не желая зря проливать кровь ни бойцов Красной Армии, ни одетых в солдатские шинели польских крестьян и рабочих.

В подготовке мирного договора с Польшей принимал участие Григорий Иванович Петровский.

Еще будучи депутатом IV Государственной думы, Петровский по совету Ленина выступал против решения думы об отторжении у Польши ее исконных земель на Холмщине. Теперь же, в 1920 году, обстоятельства совпали так, что ратифицировать гуманный договор с Польшей, определяющий для нее более справедливые границы, за что и боролся в царской думе Григорий Иванович, пришлось опять же Петровскому, но уже как «президенту» Украинской советской республики.

В мае 1920 года для обсуждения задач мирного строительства собрался IV Всеукраинский съезд Советов. Среди делегатов было много людей, еще не успевших снять с себя оружие и гимнастерки. Эти люди, пропахшие потом и порохом, со свежими рубцами ран, с беспощадными глазами, давно уже не бывали на таком огромном собрании, где решались не вопросы наступления или обороны, а мирные, хозяйственные дела. Их мотало по фронтам из конца в конец страны, и они, казалось, позабыли, что может быть какая-то другая жизнь, кроме боевой, походной. Но вот теперь эти воины, командиры, комиссары, красноармейцы встали вместе с другими делегатами и в едином порыве шумно аплодировали главе Украинской республики Петровскому, открывшему этот мирный съезд.

Многие делегаты знали председателя ВУЦИК лично или были наслышаны о его революционной деятельности. А те, кто не был знаком с Петровским, зорко вглядывались в лицо этого человека на трибуне, придирчиво оценивая, каков он. И с каждой минутой они все больше и больше проникались симпатией к председателю ВУЦИК, говорившему на всем понятном языке, прямо, без прикрас о тяжелом хозяйственном положении на Украине и о тех нелегких задачах, которые теперь предстоит решить советской власти. Подкупали в Петровском серьезность и простота — ни одного актерского жеста, — искренность и какое-то удивительное сочетание жесткой прямоты с мягкостью, задушевностью. И когда председатель ВУЦИК уступил место на трибуне другим товарищам, а сам сел за стол президиума, люди, впервые его увидавшие сегодня, уже верили ему, верили как своему другу, с которым будто прошли не одну тысячу верст по дорогам гражданской войны.

На съезде были приняты важные решения о земельном устройстве, о восстановлении хозяйства и укреплении на местах органов советской власти.

Но едва лишь народ Украины вздохнул свободно, изгнав белополяков и петлюровцев, взял в руки плуг и стал к станку, как на Черноморье, в Крыму опять — уже в который раз! — стали скапливаться черные силы контрреволюции. Поддержанный империалистами Антанты, барон Врангель, сколотив из разбитых белых частей армию, выполз из Крыма и двинулся через Украину на север. Войска Врангеля были вооружены первоклассным английским и французским оружием, даже танками, имели в своем составе отборные офицерские батальоны.

IV Всеукраинский съезд Советов обратился к населению с призывом подняться на борьбу с Врангелем. Народ снова взял в руки оружие.

С контрреволюцией на юге страны нужно было покончить как можно скорей и отбить навсегда охоту у заморских империалистов вторгаться на землю молодой республики. Владимир Ильич специально вызвал в Москву командующего фронтом Михаила Васильевича Фрунзе, обсудил с ним положение. Возвратившись в Харьков, где в то время находилось украинское правительство и ЦК КП(б)У, Фрунзе передал им указание Ленина — направить на фронт в качестве комиссаров красноармейских частей двести-триста коммунистов. Добровольцев оказалось больше, чем требовалось, и Фрунзе с Петровским в течение двух дней завершили отбор кандидатов. Эти комиссары стали отличными воспитателями бойцов в армии Фрунзе, они показали образцы стойкости и личного героизма в тяжелейших боях на Сиваше и под Перекопом. Память о них сохранилась в книгах, легендах и боевых песнях.

Пока шли бои с Врангелем, украинская парторганизация развернула большую массово-политическую работу среди крестьян и рабочих.

Председатель ВУЦИК Петровский организовал агитационно-инструкторский поезд имени Ленина, подобрал при помощи ЦК КП(б)У крепких партийных работников. В поезде оборудовали библиотеку, кинематограф, типографию, в которой печатали листовки и газету «Рабочий и крестьянин».

В течение сентября — декабря 1920 года Петровский объехал с этим поездом ряд губерний Украины. На остановках агитаторы раздавали населению листовки, воззвания, брошюры. Петровский и другие товарищи выступали перед рабочими на заводах, на сельских сходах, знакомились с деятельностью местных Советов, помогая практически решить тот или иной вопрос. Встречи с народом обогащали и самих агитаторов знанием конкретных условий, настроения людей. Крестьяне удивлялись простоте и отзывчивости представителей новой власти — большевиков. Ведь совсем недавно было по-другому. Люди нынешней власти, одетые в грубые сапоги и косоворотки, заходили запросто в хату, садились за стол, ничего не отбирали, а, сняв шапки, по-простому, тихо заводили очень понятные каждому разговоры о земле, урожае, скотине. Крестьяне и рабочие чуяли, что это свои люди, из народа.

В городе Нежине по предложению Петровского коллектив агитпоезда выпустил и распространил листовку, обращенную к крестьянству. «Незаможник! На кулацкого коня — против Врангеля!» — так начиналось это страстное воззвание украинского правительства к беднякам и батракам. Момент был тяжелый. На фронте Врангель, развивая наступление на Каховку, сильно потеснил наши войска, и Советская республика объявила дополнительную мобилизацию в Красную Армию. 2 октября 1920 года с воззванием к незаможным крестьянам Украины обратился Владимир Ильич Ленин.

«Теперь по Украине, — говорилось в воззвании, — незаможные селяне взялись за устройство своих комитетов, чтобы окончательно победить сопротивление немногих богачей, окончательно обеспечить власть трудящихся. Помещичий генерал Врангель усиливает натиск, чтобы сломать эти организации трудящихся.

Товарищи! Пусть же все и каждый встанет грудью на защиту против Врангеля! Пусть все комитеты незаможных селян напрягут как только можно свои силы, помогут Красной Армии добить Врангеля…».

И украинская беднота откликнулась на ленинский призыв. Комитеты незаможных крестьян быстро создали боевые отряды, которые отличились на врангелевском фронте.

Организованная в комитеты незаможных селян украинская беднота оказала большую помощь красноармейцам, когда пришлось очищать села и города от многочисленных, самых разных мастей контрреволюционных кулацких банд.

Решение о создании на Украине комитетов незаможных селян (беднейших крестьян) было принято ВУЦИК 9 мая 1920 года. Предложение о создании комитетов внес Петровский после того, как обсудил с Владимиром Ильичем положение, сложившееся к этому времени на Украине. Ленинскую идею подхватили бедняки и даже маломощные середняки. Это значило, что форма классовой организации крестьянской бедноты отвечала велениям самой жизни, тяге бедняцкой массы к крепкому единению, которое могло бы защитить их от кулаков и кровавого террора бандитских атаманов.

Коммунисты помогали бедноте создавать свои комнезамы (комитеты незаможных селян) в условиях тяжелой схватки с белогвардейщиной, петлюровцами и махновцами.

Борьба в деревне шла не на жизнь, а на смерть. Беднота не желала отдавать мироедам полученной от революции земли, а разъяренные кулаки жестоко мстили «голытьбе» за отнятое у них добро. Убийства из-за угла происходили очень часто. Только с мая по ноябрь 1920 года на Украине от рук кулаков погибло более ста пятидесяти представителей комитетов незаможных селян, не считая тех, кто погиб в боях против банд. А в 1921 году в одной только Полтавской губернии от рук классовых врагов погибло около трехсот крестьян-бедняков, активных защитников советской власти в деревне.

Кровавый террор белобандитов и кулаков не напугал бедняцкие массы, не смог принудить их откачнуться от власти Советов, которая отдала крестьянам землю безвозмездно, в вечное пользование. Комитеты незаможных селян сыграли большую роль не только в борьбе против кулачества и бандитизма, в укреплении на селе советской власти; они много поработали над привлечением на сторону советской власти крестьян-середняков. Комитеты на селе помогли партии и Советскому правительству справиться с голодом, снабдить рабочих продовольствием и тем самым укрепить революционный союз двух классов.

Неутомимым организатором всей этой великой работы в деревне, приобщения забитых масс крестьянства к сознательному строительству новой жизни был Григорий Иванович Петровский. Занимаясь множеством самых различных дел в ВУЦИК, он одновременно являлся и председателем ЦК комитетов незаможных селян.

По предложению Петровского 18 октября 1920 года был созван первый съезд комитетов незаможных селян (КНС). На съезде беднота впервые подвела итоги своей работы, определила дальнейшие пути укрепления влияния комитетов на крестьянские массы.

Со вступительным словом на съезде выступил Петровский. И когда он говорил о тех больших жертвах, которые беднота деревни принесла на алтарь революции, о необходимости еще сильнее укреплять союз крестьянства с рабочим классом, в зале раздавались дружные возгласы: «Хай живе дружнiй и непорушнiй союз рабiтникiв и селян!».

Хотя военные фронты против контрреволюции к этому времени на Украине были уже полностью ликвидированы, но жестокая вооруженная борьба на селе не утихала. Украина была наводнена бесчисленными бандами, голод и разруха по-прежнему душили промышленные города, и комитетам незаможных селян еще предстояло свершить большое дело в ликвидации бандитизма и всех тяжелых последствий войны.