Петровский.

V. Всеукраинский староста.

Деятельность Григория Ивановича Петровского как председателя Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета (ВУЦИК) охватывает почти двадцатилетний период — с 1919 по 1939 год.

Об этом периоде жизни Петровского можно написать отдельную книгу — книгу, которая рассказала бы о большой кропотливой, напряженной работе верного ученика и соратника Ленина; книгу о коммунисте, который всегда был в народе и понимал душу рабочих людей, который в труде и в беде был рядом с людьми, разделяя с ними все тяготы и горести; книгу о крупном деятеле Коммунистической партии и Советского государства, вожаке масс, который никогда не ставил себя над народом, был прост, добр и человечен и не помышлял даже о том, что он исключительная, необыкновенная личность, которой все другие должны оказывать особое почтение.

Это был коммунист-ленинец, воспринявший многое от своего учителя. Тяжелое время подполья и чистый огонь революции закалили его характер.

Что характерно для Петровского как государственного и партийного деятеля в годы социалистического строительства на Украине? Прежде всего постоянное, будничное общение с народом, с людьми труда — рабочими, крестьянами, интеллигентами. Чиновничьи, бюрократические замашки были глубоко противны натуре Петровского. Он не любил «руководить» только с помощью бумаг и телефонных аппаратов. Он по природе своей был массовик, агитатор, пропагандист. Ему, как хлеб и вода, необходимы были встречи с людьми. Он любил смотреть им в глаза, ощущать крепкое пожатие рук, слушать и спорить, убеждать и доказывать. Так он лучше, уверенней разбирался в сути сложных дел и вопросов. Этому учил его Ленин.

Аудитория у Петровского была на редкость обширная. Это была действительно народная аудитория. Председатель ВУЦИК ездил по всей Украине. Он выступал на заводах и в селах, на съездах и конференциях, на собраниях и праздничных вечерах. Массовая работа — этот центральный пункт всей работы партии — была его стихией. Он делал доклады перед тысячной толпой и вел тихую, задушевную беседу в окружении трех-четырех человек. Он председательствовал на заседаниях Политбюро ЦККП(б)У и ЦИК СССР, где решались вопросы государственной важности, и запросто толковал где-нибудь в цехе с рабочим о житье-бытье. И на все эти сотни малых и больших дел Петровский находил время, силы, конечно, нередко за счет сна и отдыха. Петровский не желал работать иначе, вполсилы.

Имя Петровского знали стар и мал, от крестьянина-бородача до юного пионера. Все, кому доводилось встречаться, беседовать или работать с Петровским, рассказывают о нем с любовью, с большой симпатией.

От всего его облика так и веяло на людей теплотой. Его наружность, улыбка располагали к доверию, к желанию открыться, поговорить начистоту. Он был прост и естествен, как вода. Правдив во всем. Искренен со всеми.

Все эти качества Петровского, несомненно, и притягивали к нему людей самых различных профессии и склада характера. «Наш Петровский», «наш Григорий Иванович», «наш всеукраинский староста» — так называли его в те годы на Украине.

Сейчас мало осталось в живых соратников Петровского. Но тем дороже их свидетельства о жизни и работе Григория Ивановича.

Ныне здравствующая старая большевичка С. И. Гопнер, член партии с 1903 года, Герой Социалистического Труда, познакомилась с Григорием Ивановичем Петровским еще в 1905 году. Она работала с Петровским на Украине и при советской власти.

В статье, посвященной памяти Петровского, С. И. Гопнер писала: «…В своей работе он был совершенно свободен от кабинетных методов руководства. О нем мало сказать, что он был тесно связан с массами: он жил с ними одной жизнью, остро чувствовал их нужды, переживал их горести и радости.

Тот, кто лично знал Григория Ивановича, не мог не видеть огромного влияния на него В. И. Ленина. Григорий Иванович понимал марксизм не по-книжному, а глубоко вникал во внутреннее его содержание. Он живо реагировал на каждое событие не только умом, но и сердцем…».

1921 год оказался очень тяжелым для Украины. Восстановление хозяйства шло медленно. Борьба с бандитизмом была особенно напряженной.

В подполье, в лесах оставалось еще немало врагов советской власти. Они продолжали свою бессмысленную, обреченную борьбу. Кулаки прятали, зарывали в ямы излишки хлеба, гноили его, лишь бы он не достался государству, голодающему рабочему классу. Из-за сильной засухи в южных степных районах весь урожай сгорел на корню, удалось собрать ничтожное количество зерна.

И снова на помощь Украине пришла братская Россия, хотя и ее не пощадил голод. Григорий Иванович Петровский поехал в Москву к Ленину и нашел у него поддержку.

Все силы советская власть бросила на борьбу с голодом. Были созданы специальные комиссии помощи голодающим. Центральную комиссию на Украине возглавлял Петровский. Комиссии собирали ценности, реквизировали хлеб у кулаков и распределяли его среди нуждающихся. Много активистов и партийцев поплатились жизнью в схватке с кулаками.

В ту пору Харьков был столицей Украины.

Положение в самой столице сложилось не менее тяжелое, чем в других городах Украины. Рабочие и трудовое население жило впроголодь. Все больницы и многие школы были переполнены больными тифом и ранеными красноармейцами. Коек не хватало, люди зачастую лежали на соломенных подстилках, прямо на полу. Не хватало простыней и медикаментов, больным выдавался очень скудный рацион пищи.

А между тем владельцы частных предприятий, крупные торговцы, не успевшие удрать из Харькова вместе с деникинцами на юг, жили на широкую ногу в собственных домах, ни в чем себе не отказывая. Спекулянты на рынках заламывали такие цены за продукты, что простому трудовому люду и подступиться к ним невозможно было.

Тяжелое продовольственное положение, с одной стороны, и пресыщенная жизнь кучки паразитов общества — с другой, вызывали среди харьковских рабочих недовольство, которое пытались использовать контрреволюционные организации, оставившие в городе свои подпольные гнезда.

Нужны были срочные и решительные меры. По предложению Петровского в театре «Миссури» было созвано совещание представителей от заводов Харькова. На нем решили изъять у торговцев и спекулянтов излишки одежды, обуви, продовольствия, мебели и распределить все это между нуждающимися рабочими, семьями красноармейцев и теми семьями, отцы и дети которых стали жертвами контрреволюционного террора при Деникине. Избранная на совещании комиссия разослала во все концы города вооруженные группы рабочих. Они обследовали магазины, склады и квартиры частных торговцев и предпринимателей. Все реквизированные ценности и продовольствие были переданы комиссии, которая занялась распределением этого добра среди голодающих семей трудящихся. А переполненные городские больницы получили много постельного белья и дефицитных медикаментов.

Этот поход против харьковских богатеев и дармоедов, организованный Григорием Ивановичем Петровским, сразу же поднял в глазах рабочих и всего трудового населения авторитет новой, советской власти.

Однако положение в стране было по-прежнему тяжелым.

Голод и тиф уносили миллионы жизней. Множество детей, потеряв отцов и матерей, остались без крова и пищи. Тысячи беспризорных бродили по городам и селам. Ребята попадали в руки матерых уголовников. Они приучали молодежь к воровству, пьянству, разврату, наркомании.

Нужно было, не теряя времени, спасать юное поколение — будущее страны. Специальный декрет Совнаркома за подписью Ленина возложил на председателя ВЧК Феликса Эдмундовича Дзержинского руководство ликвидацией детской беспризорности.

Хотя загружен государственными делами Петровский был, что называется, выше головы, он сам вызвался возглавить Центральную комиссию помощи детям на Украине. В короткий срок были организованы десятки трудовых колоний и детских домов, где ребята, собранные с улиц, выловленные из трущоб и воровских шаек, получили постель и питание, возможность учиться, приобщаться к общественно полезному труду. Во главе таких колоний и детских домов партия поставила лучших учителей, бывших комиссаров Красной Армии.

Петровский находил время, чтобы побывать в детских колониях и домах, потолковать по душам с воспитанниками. Позднее он рассказывал друзьям, что в беседах с глазу на глаз с каким-нибудь хлопчиком, запутавшимся в воровстве, ему удавалось так разбередить, всколыхнуть его душу, что под конец тот сам признавал, что красть у рабочих и крестьян — дело позорное. Ведь беспризорники были в подавляющей массе детьми тех же крестьян и рабочих. Петровский, который малолетним ребенком лишился отца, быстро находил нужный тон в беседах с подростками, завладевал их умом и сердцем.

В 1922 году детская беспризорность была почти полностью ликвидирована. Благоприятствовало этому и то обстоятельство, что 1922 год выдался урожайным.

Хозяйственная жизнь Украины начала понемногу налаживаться, крепнуть. Замена продразверстки в деревнях продналогом, проведенная по предложению Ленина, дала первые результаты: ведь крестьянин мог свободно распоряжаться излишками хлеба, мог продавать его, он был заинтересован в расширении хозяйства. И продовольственное положение в городах улучшилось — в государственной торговой сети, магазинах кооперации появились продукты и даже промышленные товары, которые стали поступать с некоторых восстановленных заводов и фабрик. Так постепенно возобновлялся обмен продукцией между городом и деревней и, стало быть, укреплялась экономическая смычка рабочего класса с крестьянством.

Хотя некоторое улучшение жизни и произошло, но в целом народное хозяйство Украины, особенно промышленность, находилось еще в упадке. Молодая Республика Советов в то время еще не имела ни денег, ни материальных ресурсов, ни кадров специалистов в нужном количестве, чтобы пустить в действие все фабрики, заводы и шахты. Люди жаждали работы хотя бы один день в неделю, но даже это малое требование правительство не могло удовлетворить.

Враги пытались использовать эти трудности, играя на чувствах измученных безработицей людей.

Руководящие работники Украины разъезжали по городам и селам, объясняя народу причины трудного экономического положения, рассказывая о том, как советская власть борется и будет далее бороться с разрухой и безработицей.

Много раз выступал на собраниях перед безработными и Григорий Иванович Петровский. Он честно и прямо говорил, что правительство не может сейчас устроить всех желающих на работу не потому, что оно этого не хочет, а потому что первая империалистическая и гражданская войны настолько подорвали экономическую базу страны, что понадобится несколько напряженных лет, чтобы возродить промышленный потенциал страны.

Всюду, куда бы ни приезжал Петровский, его слушали с огромным вниманием. Он, бывший токарь, был популярен среди рабочих, каждому его слову верили. И попытки анархиствующих элементов раскалить на собраниях безработных страсти, посеять недовольство властью разбивались о спокойные и мужественные ответы Григорий Ивановича.

Восстановление народного хозяйства было одной из труднейших задач, с которой партия под руководством Ленина успешно справлялась. Дальнейшее развитие страны и необходимость укреплять ее оборонную мощь требовали более крепкого объединения всех народов России. Ни одна из советских республик не смогла бы самостоятельно, в одиночку, справиться с огромными задачами в строительстве социализма.

Сама жизнь требовала образования сильного союза республик.

Центральный Комитет партии создал в Москве специальную комиссию, которая разработала основные принципы будущего Союза ССР. В работе комиссии от Украины участвовали Петровский и Фрунзе.

В начале декабря 1922 года VII Всеукраинский съезд Советов под председательством Григория Ивановича Петровского принял декларацию, обращенную к трудящимся России, Украины, Белоруссии, Грузии, Армении и Азербайджана, с призывом приступить к созданию Союза Советских Социалистических Республик.

А уже 30 декабря 1922 года собравшийся в Москве I Всесоюзный съезд Советов провозгласил образование на территории бывшей царской России добровольного союза равноправных Советских Социалистических Республик — СССР.

На сессии избранного съездом ЦИК СССР был образован его Президиум и избрано четыре Председателя Президиума — Калинин, Петровский, Червяков и Цхакая.

Каждый месяц и год приносили новые успехи на трудовом фронте. Но все то хорошее в жизни, что радовало людей, поднимало в них революционный энтузиазм, чаще и чаще омрачалось печальными сообщениями о болезни Ленина.

До поры до времени о болезни Ленина знали только родные, близкие и несколько товарищей из ЦК партии. В газетах публиковались статьи, декреты, постановления за подписью Владимира Ильича. Ленин был на своем трудном посту, народ это знал. Он и в самом деле работал с прежней неутомимостью по десять-двенадцать часов в сутки, как только болезнь отступала и к нему возвращались силы.

Многие города и села желали видеть вождя революции, слали Ильичу приветствия и приглашения посетить их, приехать хоть на денек, чтобы потолковать по душам. И Ленин ездил, выступал на митингах, беседовал с крестьянскими ходоками, советовал, убеждал, учил. Но побывать всюду он не мог. Не хватало ни времени, ни сил.

ВУЦИК, подготовляя созыв очередного V Всеукраинского съезда Советов, также послал Ленину телеграмму с горячей просьбой быть дорогим гостем съезда.

«Мы питали надежду увидеть Владимира Ильича на нашем V Всеукраинском съезде Советов, но болезнь мешала ему приехать, — вспоминал впоследствии Петровский. — Съезд открылся в феврале 1921 года. Ленин прислал нам приветственную телеграмму:

«Товарищи! От всей души шлю приветствие V Всеукраинскому съезду Советов. Выражаю глубокую уверенность, что союз незаможных селян и украинских рабочих укрепит Советскую Украину и упрочит Украинскую республику, вопреки всем препятствиям и козням врагов.

Прошу тов. Петровского передать мое сожаление, что никак не могу принять предложение съезда и приехать лично. Надеюсь все же, что в недалеком будущем мне удастся посетить Советскую Украину. Желаю съезду успеха в укреплении власти рабочих и селян и восстановлении хозяйства.

Ваш Ленин».

Так и не довелось Владимиру Ильичу побывать на Украине. Мы потом узнали, что после некоторого улучшения здоровья, позволившего ему вернуться к работе, он снова тяжело заболел».

Григорий Иванович Петровский писал об этих тревожных, горестных для партии и народа днях:

«…Много товарищей, членов ЦК (Украины. — Ред.) и рядовых работников просили меня при встрече с Лениным спросить, что он думает о своей болезни.

В один из своих приездов в Москву я выполнил эту просьбу. Помню ответ Владимира Ильича.

— Болезнь у меня такая, — сказал Ленин, — что я либо стану инвалидом, либо меня не станет. Но только смотрите, чтобы руководители ЦК были избраны такие, которые не допустят раскола в партии, обеспечат ее единство. Наше дело верное. К социализму пойдут и другие страны, но если будет раскол в нашей партии, то может статься беда. Так и скажите своим товарищам…

Ленин болел чаще и чаще, а мы все надеялись на чудо, хотя чудес и не бывает.

В январе 1924 года Фрунзе и я ехали на II съезд Советов. В Курске нам передали телеграмму о смерти Владимира Ильича…».

Столица встретила делегатов от Украины свирепым морозом. Притихшая, печальная Москва вся закаменела, как будто сама смерть склонилась над городом и дышала ему в лицо, опаляя лютой своей стужей.

Подготовка к открытию II Всесоюзного съезда Советов и XIII Всесоюзной партийной конференции не прекращалась. В помещениях ВЦИК и Центрального Комитета партии продолжалась будничная работа, но люди, которых Григорий Иванович встречал в кабинетах и коридорах, ходили молчаливые, с Плотно сжатыми губами, с припухшими от бессонницы и слез веками.

Петровский уходил из ВЦИК обычно за полночь и направлялся к зданию Московской консерватории, где было устроено временное общежитие для делегатов съезда. Прихода Григория Ивановича каждую ночь с нетерпением ждали украинские делегаты. Едва он появлялся в холодном, чуть натопленном фойе концертного зала, заставленном койками, как тотчас же его окружали товарищи и тихо, без лишних расспросов, слушали, что скажет он.

Печальный, весь как-то почерневший с лица, Григорий Иванович стоял в их тесном молчаливом кружке и негромко рассказывал о своих встречах с Ильичей.

Потом, на вторую или третью ночь, они задали ему один вопрос, мучивший всех, — как же теперь жить без Ленина, что станет с партией и революцией? Петровский ждал этого вопроса. Он и сам не раз задавал его себе, об этом же, терзаясь сомнениями, разговаривал с близкими друзьями в ЦК, ЦИК и Совнаркоме.

Он не пытался скрыть своих тревог, он просто рассказывал делегатам о положении в партии, в стране, о своей неколебимой вере в ленинское дело. Он говорил, что в партии нет такого человека, который мог бы заменить Владимира Ильича, что только Центральный Комитет коллективно может осуществить ленинские планы. Он говорил, что первый долг всех коммунистов сейчас — беречь как зеницу ока единство в рядах партии и бороться за ленинскую программу строительства социализма, которую завещал Ильич в своих последних речах, статьях и письмах Центральному Комитету партии.

А однажды, придя в общежитие раньше обычного, Петровский принес ободряющее известие. Оживленно оглядывая яркими карими глазами лица сгрудившихся вокруг товарищей, он торопливо рассказывал о том, что на заводах началось небывало широкое движение рабочих — сотни людей вступают в ряды партии. Это была подлинно народная помощь партии в минуту тяжелейшего испытания.

По свидетельству С. И. Гопнер, Петровский «пользовался большим уважением, любовью и абсолютным доверием В. И. Ленина, твердо стоял на ленинских позициях, много сил отдал борьбе за единство партии, против всяких антипартийных группировок…».

После смерти Ленина разного рода оппозиционеры в партии усилили свою подрывную фракционную деятельность. Они навязывали партии одну дискуссию за другой, они клеветали на старые партийные кадры, на Центральный Комитет партии, они пытались доказать невозможность построения социализма в нашей стране.

Троцкисты, «новая оппозиция», «правые» — перипетии этой сложной и напряжённой борьбы известны каждому, изучавшему историю нашей партии. Поэтому нет нужды рассказывать о ней в этой книге. На Украине, где работал Петровский, внутрипартийные дискуссии проходили так же остро, как и в других местах.

Здесь, опуская известные всем подробности о борьбе с партийными фракционерами, хочется добавить к портрету Петровского несколько штрихов. Оппозиционеры зачастую пытались делать ставку на «зеленую» молодежь, вовлекая ее в демагогические споры.

Петровский пристально следил за идейным, политическим развитием молодежи. Много интересного об этой стороне деятельности Григория Ивановича рассказал один из первых организаторов украинского комсомола, Иван Афанасьевич Жолдак.

В начале 1920 года харьковская организация комсомола считалась самой многочисленной среди других городских организаций Украины. Она росла быстро, но главным образом за счет непролетарской молодежи, из-за чего в ней нередко бывали болезненные явления.

В это время в комсомольской организации возник уклон, который выразился в своеобразном «юношеском синдикализме». Часть комсомольцев выступала за обособление, комсомола от партии, за превращение его в отдельную политическую партию, защищающую только интересы молодежи. Сторонники этого уклона ратовали за то, чтобы создать отдельно от Советов рабочих и крестьянских депутатов Советы рабочей молодежи.

Другая группа «уклонистов» выступала за то, чтобы комсомол вообще ликвидировать, а работу среди молодежи вести непосредственно партийным организациям, как и среди женщин, для чего создать в парткомах отделы по работе среди молодежи.

В разгар споров между этими группировками молодежь Ивановского района Харькова попросила Петровского разъяснить им, какой точки зрения придерживаться. Григорий Иванович внимательно выслушал представителей разных групп и показал ошибочность взглядов и тех и других уклонистов. Не следует упускать из виду, что это происходило до III съезда комсомола, на котором В. И. Ленин произнес свою знаменитую речь, ставшую программой деятельности комсомола.

Петровский говорил, что комсомол должен оставаться самодеятельной организацией, в которой пролетарская и близкая к ней иная молодежь должна воспитываться в коммунистическом духе, а главный способ этого воспитания — участие в строительстве социализма. Руководство комсомолом должно осуществляться партийными организациями, но без мелочной опеки. Комсомол составляет часть общего коммунистического движения, и только под руководством партии он сможет воспитать настоящих, крепких революционеров. Петровский интересно рассказывал об историческом прошлом партии, о ее героической борьбе при царизме и в годы революции. И. А. Жолдаку запомнились его слова о том, что борьба за коммунизм — дело трудное, требующее участия в ней многомиллионных масс, и передовая молодежь должна быть в рядах борцов.

Эта беседа сильно подействовала на всех, кто ее слушал.

В Донбассе, а затем в Екатеринославе и Харькове появились две группировки, которые вели споры о том, кого следует и кого не следует принимать в комсомол. Одни доказывали, что комсомол должен создавать беспартийные группы рабочей молодежи, из которых черпать себе новых членов, а в селах организовать беспартийные союзы крестьянской молодежи и, таким образом, обеспечить «выдержанный состав» членов комсомола из «сознательной» и только трудовой молодежи.

Другие предлагали принимать в комсомол не только сознательных, но и тех, которые хотят стать сознательными коммунистами.

Первых почему-то называли «классовиками», а вторых — «массовиками».

В это время внутри партии сложилась анархо-синдикалистская группа — так называемая «рабочая оппозиция», к которой и скатывались комсомольские «классовики». Поэтому в ходе дискуссии, перед X съездом партии, одновременно обсуждался не только вопрос о роли профсоюзов, но и дела в комсомоле, по крайней мере так было на Украине и, в частности, в Харькове. Эти споры в комсомольской организации проходили без должного партийного влияния. Если кто иногда и бывал на комсомольских собраниях, так это прежде всего Г. И. Петровский.

Запомнилось Жолдаку собрание комсомольцев Петинско-Журавлевского района Харькова, где были основные силы «классовиков». На собрании присутствовал почти весь актив харьковской организации комсомола. Приехал Григорий Иванович Петровский. Значительная часть его речи была посвящена общепартийным делам в связи с дискуссией о профсоюзах. В свете этой дискуссии он рассматривал и положение в комсомоле. Такой подход к делу сразу же обнаружил узость позиций как «классовиков», так и «массовиков» по вопросам развития комсомола.

Петровский говорил, что цель Коммунистической партии и комсомола — построение коммунистического общества для всего народа, а не только для рабочих, и что в этом строительстве должны принимать участие и крестьяне и интеллигенция, которых надо воспитывать в духе коммунизма, и если пролетариат откажется от такой работы, то буржуазия найдет способы, чтобы подчинить своему влиянию крестьянство, ремесленников и интеллигенцию. Поэтому необходимо как можно шире вовлекать в комсомол всю молодежь, а не отгораживаться от нее под видом приема только «сознательных», «воспитанных», «выдержанных», как это делают «классовики». Но в то же время надо хорошо разбираться, кого принимать в комсомол, так как в деревне могут пробраться к власти через комсомол кулацкие элементы. Петровский напомнил, что в селах немало молодежи, которая во время деникинщины и в борьбе с бандитизмом на деле доказала свою преданность советской власти. Ее надо вовлекать в комсомол в первую очередь. Иное дело, когда речь идет о городской мелкой буржуазии и выходцах из буржуазии. Нельзя, конечно, полностью закрывать двери комсомола перед этой молодежью, но надо тщательно отбирать ее, отбирать тех, кто доказал на фронтах свою преданность советской власти и партии, кто искренне переходит на сторону рабочего класса. Григорий Иванович подчеркивал, что надо решительно вести борьбу с теми, кто под видом «массовости» комсомола раскрывает широкий доступ в комсомол мелкобуржуазной молодежи, но еще более решительно надо бороться с «махаевским», антиинтеллигентским течением, которое вредит делу строительства социализма и коммунизма.

Большую часть своей речи Григорий Иванович посвятил вопросу — почему ни в партии, ни в комсомоле недопустимы фракции и группировки. Они, эти фракции и группировки, говорил Петровский, становятся зародышем контрреволюционных организаций, ведут к расколу, к ослаблению партии и комсомола. Григорий Иванович подкреплял свои слова убедительными примерами из жизни.

Речь и аргументы Петровского подействовали на молодежь, большинство сторонников той и другой комсомольских группировок заняло правильные партийные позиции.

Еще один случай хорошо запомнил И. А. Жолдак. Во время дискуссии в 1922–1923 годах, когда троцкисты пытались натравить молодежь на старую большевистскую гвардию и противопоставить партии молодежь, особенно студенчество.

Вопрос о взаимоотношениях партийных поколений — старых и молодых коммунистов — тогда был одним из наиболее острых, особенно в учебных заведениях. Личное общение комсомольцев и молодых членов партии с такими старыми большевиками, как Петровский, Фрунзе, Владимирский, Чубарь, Мануильский, Квиринг, жившими тогда в Харькове, подрывало влияние троцкистской антипартийной группы на молодежь.

Убедившись, что большинство молодежи выступает за ленинскую линию, главари троцкистской оппозиции стали нашептывать молодежи, что ей надо оставаться нейтральной, не выступать за определенную политическую линию. Такая агитация особенно усиленно велась в вузовских организациях. Григорий Иванович и тут вступил в борьбу. Благодаря его участию в вузовских собраниях многие студенты правильно разобрались в антипартийных демагогических заявлениях троцкистов.

И еще одна страничка из воспоминаний Жолдака, связанная с так называемой «новой оппозицией» в партии, которая хотела организовать себе массовую поддержку прежде всего в Ленинграде: «На Украине оппозиционеры тоже стремились завоевать позиции в партийной и комсомольской организациях. Пользуясь тем; что в ЦК РЛКСМ имелась довольно большая группа сторонников этой антипартийной фракции, оппозиционеры пытались производить изменения в составе ЦК ЛКСМУ и ряде губернских комитетов. Из Ленинграда и Москвы группами прибывали на руководящую работу в комсомол люди, которые, как выяснилось в дальнейшем, были сторонниками «новой оппозиции».

Это вызвало ответные мероприятия со стороны харьковской партийной организации, возглавлявшейся К. О. Киркижем, и комсомольской организации, которой руководил Семен Высочиненко, один из первых организаторов харьковской организации молодежи. Была произведена перегруппировка кадров в комсомольской организации.

О том, какие отношения были у комсомольцев с Григорием Ивановичем Петровским в то время, говорит такой факт. Харьковский губком комсомола получил из Ленинграда телеграмму с приглашением на конференцию ленинградской организации комсомола, якобы посвященной юбилейной дате этой организации. Мы колебались — ехать или не ехать — и пошли посоветоваться с Петровским. Его изумительное умение выслушивать нас, беспокойных, с горячими головами ребят, создавало особую близость в беседах.

Как всегда, он ставил нам наводящие вопросы, которые заставляли шире, глубже посмотреть на дело. Меня, например, поразил его вопрос: «А нет ли здесь какой-либо политической ловушки?».

Наш разговор закончился тем, что Петровский порекомендовал нам подумать и сообщить ему наше мнение. Наше решение не ехать в Ленинград и ограничиться приветственной телеграммой он нашел правильным. Так мы и поступили.

Лишь перед самым XIV съездом партии мы узнали, что руководители «новой оппозиции» пытались через голову ЦК партии и ЦК РЛКСМ созвать в Ленинграде своего рода всесоюзный съезд комсомола под видом участия делегаций крупнейших организаций комсомола в юбилейной конференции. Главная цель этой затеи — охватить влиянием оппозиции все комсомольские организации страны. Словом, нам действительно подготовлялась политическая ловушка, как проницательно угадал Григорий Иванович.

После XIV партийного съезда в Ленинград была направлена группа членов ЦК партии для разъяснения решений съезда. В ней был и Г. И. Петровский.

Так как в Ленинграде произошел невиданный в истории комсомола случай, когда ленинградский губком комсомола не признал решений XIV съезда партии, а затем стал вести разлагающую работу среди комсомольцев, то ЦК счел необходимым направить в Ленинград группу членов ЦК комсомола для разъяснения молодежи решений XIV съезда партии. В эту группу попал и я. Мне приходилось бывать и там, где выступал Г. И. Петровский.

Одно из таких собраний было на фабрике имени Ногина. Там антипартийными элементами была сколочена довольно активная группа, эта группа подбила молодых рабочих сорвать собрание, на котором против «новой оппозиции» выступали члены ЦК партии. Два раза собрание срывалось из-за демагогических и просто хулиганских выходок оппозиционеров.

Среди членов ЦК партии, которые выступали на собрании, был Г. И. Петровский. Он сделал основной доклад и ответил на вопросы.

Старые рабочие, хорошо знавшие Григория Ивановича еще по его работе в IV Государственной думе, так энергично Поддержали Петровского, что кучка оппозиционных демагогов к концу затянувшегося собрания потеряла значительную часть молодежи, которая до этого была на их стороне. Чувствуя свой явный провал, оппозиционеры стали выкрикивать провокационные и клеветнические фразы, стараясь помешать Петровскому закончить речь. Тут-то я и увидел исключительное самообладание Петровского, его умную тактичность. Дело обернулось так, что наиболее нахальных демагогов рабочие либо принудили молчать, либо выгнали с собрания.

По докладу Петровского была принята резолюция, приветствовавшая решения XIV съезда партии и осуждавшая «новую оппозицию».

В декабре 1925 года состоялся XIV съезд, партии. Он дал установку претворить в жизнь ленинский курс на индустриализацию страны.

Проводить этот курс было тогда нелегко. Не хватало денег для финансирования строящихся предприятий, не хватало кадров, техники. И все-таки путь оставался один — строить. Строить заводы, фабрики, шахты, экономя каждую государственную копейку, призвав на помощь честных людей из среды старой, дореволюционной интеллигенции и даже заключив деловые соглашения с некоторыми иностранными фирмами и специалистами. Все, что можно было привести в движение, бросить на фронт индустриального строительства, — все было двинуто.

Рост промышленности шел бурно. В строй друг за другом вступали новые заводы, фабрики, рудники.

Весной 1927 года на берегах Днепра началось строительство крупнейшей по тем временам гидростанции. На объединенном заседании ВУЦИК и Совнаркома Украины был создан специальный комитет содействия Днепрострою, в состав которого вошли видные инженеры, ученые, а также партийные работники, в том числе Григорий Иванович Петровский и Влас Яковлевич Чубарь. Комитет содействия оказал большую практическую помощь коллективу Днепростроя. Днепрогэс был детищем всего советского народа, плодом его напряженного труда.

Обращаясь через газету «Вiсти» с письмом к рабочим и руководителям Днепростроя, Петровский писал:

«…Днепрострой должен стать величайшим примером эксплуатации не человека, а природы и освобождения труда путем использования дешевой электроэнергии… На Днепрострой смотрит весь пролетарский мир. Вот почему строители его должны подняться к мировой ответственности и выполнить свою обязанность перед трудящимися всего мира с честью… Днепрострой — это гордость усилий, духовного и физического напряжения рабочего государства. Оглядываясь назад, в минувшие столетия с их сооружениями пирамид, римских колизеев, готических соборов, воздвигнутых на рабстве и для рабства, мы говорим, что наш Днепрострой станет символом пятиконечной красной звезды, выражающей славу преодолевших рабство трудящихся, и подымет угнетенных на борьбу за равенство и братство трудящихся всего мира…».

И вот наступило 8 ноября 1927 года. В этот день возле села Кичкас в фундамент плотины Днепровской гидроэлектростанции укладывался первый кубометр бетона. Строители пригласили на торжество Григория Ивановича Петровского и других руководителей Украины.

Когда начался торжественный митинг и начальник стройки объявил в микрофон, что приветствовать днепростроевцев от имени ЦИК СССР и ЦИК Украины приехал Григорий Иванович Петровский, поднялся такой шум и ликование, что Петровский вынужден был переждать несколько минут, прежде чем начать речь.

— Согласно с заветами Ильича, — говорил Петровский, — волей рабочих и крестьян, мы закладываем строительство гидростанции на великой реке Днепр… Наши враги думали, что мы не сумеем восстановить хозяйство. Но десятая годовщина Октября доказала высокую революционную организованность и трудовую дисциплинированность трудящихся. Днепрострой станет во главе реконструкции нашей промышленности…

Эти слова были встречены овацией. После митинга состоялась закладка фундамента гидростанции.

А 6 ноября 1930 года коллектив Днепростроя прислал Петровскому такую телеграмму:

«Среднюю протоку забетонировали. Мосты старый, новый Днепр закончили досрочно. Встречный план 500 000 кубометров выполняется в сроки. Просим прибыть на празднование Октября…».

Петровский был частым и желанным гостем у строителей. Возбужденный, дотошный, он лазал вместе с инженерами и прорабами по кучам земли и камня, пробирался между грудами строительных материалов.

Он наблюдал, как насосы изо всех сил откачивают скапливающуюся на дне котлована грунтовую воду, как плотники рубят из бревен клети ряжей и укладывают их поверх земляных перемычек, слоями наращивая ее в высоту. Он с удовольствием ходил по этим толстым стенам, далеко вторгшимся в русло реки, глядел на беспокойный плеск днепровских волн по ту сторону перемычек и с восхищением думал о том, как силен человек и как много он может, сделать в борьбе с природой.

Потом в тесной конторке начальника участка он слушал рассказ, как продвигается фронт строительных работ, чего не хватает и в чем главная загвоздка на сегодняшний день. Ему показывали схемы, чертежи, и Петровский внимательно следил за толстым, с твердым ногтем пальцем прораба, медленно ползущим по паутинкам чертежных линий.

А в просторном строгом кабинете начальника Днепростроя, где висела большая разноцветная схема гидростанции, он рассматривал могучий изгиб плотины, наглухо перекрывающей дорогу древнему Днепру, и мечтал о дне, когда это, наконец, свершится. Он внимательно следил за ходом великой стройки ГОЭЛРО и помогал ее коллективу.

Поэтому, не преувеличивая; можно сказать, что Днепрострой — частица биографии Петровского, ибо он отдал этому большому делу силы ума и сердца. Он прекрасно сознавал, что такое Днепрогэс для Украины, для всей Страны Советов. Люди, знавшие Петровского в эту пору его жизни, рассказывают, что он в беседах с днепростроевцами любил повторять знаменитые ленинские слова, что «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны».

В первую пятилетку на Украине, кроме Днепровской гидростанции, началось строительство также тепловых электростанций — Харьковской, Киевской, Криворожской, Штеровской.

Крепла экономика Советской Украины. Только за три первых года первой пятилетки вступило в строй более пятисот промышленных предприятий. Шахтеры Донбасса выдавали на-гора угля почти столько, сколько в довоенные годы. Было пущено 26 доменных печей.

К 1 октября 1931 года в рекордно короткий срок — за пятнадцать месяцев — было успешно завершено строительство Харьковского тракторного гиганта. Строительство Харьковского тракторного — одна из ярких страниц в летописи борьбы партии и народа за создание отечественной тракторной промышленности.

От царской России нам осталось в наследство не более двухсот тракторов различных иностранных марок, в 1925 году заводы Советской России выпустили всего около пятисот машин, а к концу 1931 года вслед за Тракторным на Волге вырос еще один завод — в Харькове, способный выпускать до пятидесяти тысяч тракторов в год.

И, конечно же, на торжественный пуск завода приехали партийные и советские руководители — Г. И. Петровский, С. В. Косиор, Р. Я. Терехов — секретарь Харьковского комитета КП(б)У, чтобы разделить со строителями их радость.

Во дворе завода, там, где всего лишь пятнадцать месяцев назад был огромный пустырь, состоялся митинг. После рапорта начальника строительства и директора завода П. И. Свистуна на трибуну поднялся Петровский.

Взволнованный, улыбающийся, поблескивая живыми глазами за стеклышками очков, он говорил:

— Мы создали большую социалистическую крепость, выдержав острую борьбу со всяким оппортунизмом, и этим еще раз подтвердилась правильность генеральной линии партии… Это строительство — результат наших великих усилий. Пролетариат и крестьяне, советские служащие и руководители строительства — все принимали участие в создании гиганта — ХТЗ, но главное — пролетарии — строители ХТЗ, которые налаживали производство тракторов социалистическим соревнованием и ударничеством, на опыте Сталинградского тракторного завода, тракторного цеха «Красного путиловца» сделали великое дело… Мы должны теперь, — сказал Петровский, — направить всю работу на выполнение промфинплана завода, то есть на выпуск для социалистического хозяйства ста сорока — ста пятидесяти тракторов в сутки.

Митинг окончен, и собравшиеся направились к механосборочному цеху, в воротах которого была протянута ленточка. Григорий Иванович перерезал ее, и с конвейера медленно сполз первый трактор «ХТЗ», его вела лучшая ударница завода Мария Бугаева. Петровский взобрался на него, встал рядом с водителем и так, стоя на тракторе, приветствуя аплодирующую толпу, под гром оркестра выехал на площадь перед заводом. Спустя десять минут с конвейера поплыл второй трактор, затем — третий. Один за другим выкатились из ворот десять новых машин с маркой «ХТЗ», которые потом завоевали на полях страны славу и всеобщее признание.

Индустриальная мощь СССР крепла с каждым годом. Она стала тем архимедовым рычагом, с помощью которого партия подняла и взломала весь патриархально-собственнический, веками застывший уклад деревенской жизни.

Идея коллективного ведения сельского хозяйства получила у крестьян Украины довольно быстрое признание и поддержку. К осени 1929 года здесь насчитывалось уже около шестнадцати тысяч колхозов. Именно на Украине, в Одесской области, в 1928 году была создана первая в Советском Союзе машинно-тракторная станция имени Шевченко.

Так началось на Украине великое движение крестьян за общественный, социалистический труд.

Конечно, движение это шло не стихийно, оно направлялось и организовывалось партией, его проводниками были коммунисты, комсомольцы, активисты сел и городов. И Григорий Иванович Петровский часто выезжал в села, разъяснял крестьянам сущность колхозов. Он любил потолковать по душам с мужиками. Знание крестьянской психологии и обстановки на местах хорошо помогало ему и при обсуждении сельскохозяйственных проблем на заседаниях ВУЦИК.

Петровский обладал ценнейшей для коммуниста-организатора способностью увязывать любое дело или событие с конкретными задачами социалистического строительства. Он умел извлечь, казалось бы, даже из весьма далекого от современности факта воспитательный, практический смысл.

В селе Кирилловке 11 марта 1929 года состоялось торжественное собрание, посвященное памяти великого украинского писателя Тараса Шевченко в связи с 68-летием со дня его смерти. На торжество приехал Григорий Иванович и выступил перед крестьянами. Его речь, простая и страстная, полная любви к гениальному поэту, насыщенная раздумьями и заботами о судьбе украинского крестьянства, так сильно подействовала на собравшихся крестьян, что они приняли резолюцию, поражающую своей политической глубиной, актуальностью для тех дней. В резолюцию были внесены, в частности, такие пункты:

«1) в течение года коллективизировать все село (Кирилловку) и обобществить обработку земли,

2) просить правительство открыть в с. Моринцы, где родился Т. Г. Шевченко, школу селянской молодежи, построить сельский дом, кино и библиотеку и назвать их именем Шевченко,

3) для увековечения памяти Шевченко в селах Моринцы и Зеленой Дубраве перейти к коллективизации и обобществлению земли».

Как-то выступая в 1930 году на большом митинге в селе Апостолово, разъясняя крестьянам смысл и цель коллективизации, Петровский сказал: «… Теперешнее время сплошной коллективизации сельского хозяйства является таким большим событием, которое можно сравнить с Великой Октябрьской революцией…» В этих простых словах, понятных каждому крестьянину, Петровский сумел кратко выразить глубинный смысл того великого процесса, в котором участвовали сами же крестьяне.

В канун нового, 1931 года в Харькове состоялся Первый Всеукраинский слет коммунистов-двадцатипятитысячников, посланных партией на село для организации колхозов. Со всех концов Украины на слет съехалось почти пятьсот делегатов.

Слет открыл Петровский.

Приветствуя двадцатипятитысячников от имени партии и правительства как лучших представителей рабочего класса, Петровский отметил, что на коммунистов-двадцатипятитысячников возложена историческая задача: они первые должны практически осуществить великую ленинскую идею коллективизации сельского хозяйства, принести на село пролетарскую культуру.

Пожелтевшие страницы газет 20-х и 30-х годов с документальной точностью запечатлели героические дела народа, осуществлявшего знаменитые планы первых пятилеток. За строчками лаконичных информации, корреспонденций стоят огонь души и великий подвиг тех, кто десятки лет назад начал строить в России социалистическое государство.

Память печатного слова возвращает из давно ушедших годов то, что мало известно сейчас или вовсе забыто в суете будней. Пухлые старые подшивки газеты «Вiсти» хранят множество фактов, свидетельствующих о необычайно разнообразных интересах, заботах и деятельности председателя ВУЦИК. А дел у Петровского бывало столько, что порой с трудом осваиваешься с мыслью, чтобы все это мог успеть совершить один человек.

Достаточно сказать, что на Украине в это время строились такие гиганты, как Харьковский тракторный, турбогенераторный, Новокраматорский завод тяжелого машиностроения, заводы «Азовсталь», «Запорожсталь» и многие другие предприятия. При этом не надо забывать, что одновременно шла реконструкция старых заводов по всей Украине, а деревня под руководством партии вела борьбу за новую жизнь, за колхозы. И во всех этих делах самое деятельное участие принимал Григорий Иванович, как председатель ВУЦИК и член ЦК КП(б)У, как один из председателей ЦИК СССР и кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б). Даже из этого сухого перечня можно понять объем работы всеукраинского старосты.

Свой рабочий день он делил буквально с точностью до минут. И все же, несмотря на громаду дел и забот, он находил время для приема множества посетителей. Однажды газета «Вiсти» рассказала о том, как председатель ВУЦИК проводит прием и что такого-то числа у Петровского за день побывало 60 человек, в большинстве приезжие крестьяне.

Шестьдесят человек с самыми различными делами и просьбами. И для каждого у Григория Ивановича нашлось несколько минут негромкого, по душам разговора с глазу на глаз в тишине рабочего кабинета.

Как один из председателей ЦИК СССР — по Конституции СССР, принятой в 1924 году, председатели ЦИК союзных республик были одновременно и председателями ЦИК СССР — Петровский постоянно участвовал в обсуждении государственных дел всей страны. Главы ЦИК союзных республик поочередно председательствовали на заседаниях ЦИК СССР.

Как председатель ВУЦИК и один из председателей ЦИК СССР Петровский принимал лучших людей Советской страны, прославивших себя трудовыми рекордами, вручал им ордена.

Петровский радовался успехам колхозной звеньевой Марии Демченко, трактористки Паши Ангелиной, шахтеров Никиты Изотова и Алексея Стаханова, композитора Дунаевского и поэта Лебедева-Кумача, радовался успехам многих десятков других советских тружеников. И не только радовался и прославлял их в речах и статьях, но и помогал практически в каждом их новаторском поиске.

Читая статьи и речи Петровского, удивляешься, насколько точно еще в 20-е годы он умел нащупать корешки тех великих революционных процессов, которые в более поздние годы развились в народной жизни с колоссальной силой.

Открывая в феврале 1925 года IV сессию ВУЦИК, Петровский посвятил вступительное слово памяти Владимира Ильича. Григорий Иванович, в частности, сказал:

— При жизни Ленина мы всегда ожидали его слов и очень мало уделяли внимания изучению ленинизма. Ныне же, когда Ленина нет с нами, мы должны всю свою работу строить на его трудах, на изучении их, ибо они дают нам основу для нашей работы и для воспитания нашей молодежи; жизнь и труды Ленина — основа для выработки мировоззрения всех нас, от юных пионеров до старших рабочих и крестьян. Со знаменем ленинизма мы идем к победе мирового пролетариата, к победе коммунизма.

В том же номере газеты «Вiсти», где опубликовано это выступление, напечатан репортаж о торжественном открытии в Харькове рабочего клуба имени Калинина. Перед собравшимися рабочими выступил Петровский.

Отметив, что клуб красиво и удобно построен и что в нем богатая библиотека, Григорий Иванович упрекнул организаторов библиотеки за то, что много замечательных и полезных книг тонет в обилии «красивой» литературы. Необходимо бороться за то, чтобы пролетариат читал больше естественнонаучных и историко-революционных книг, с тем чтобы найти в них опору для своего развития и творчества. Петровский напомнил, что во многих селах крестьяне еще не могут построить для себя таких клубов и создать городскую культуру, которой уже пользуются рабочие, и рабочие должны всеми путями и способами содействовать просвещению многомиллионной крестьянской массы. Социализм — это равенство и братство, заметил Петровскцй, и поэтому здесь, в клубе, рабочие должны в часы отдыха развлекать не только себя самих, но и подумать о лучшем устройстве Советского государства и о том, как втянуть в культурную работу отсталые массы народа.

С поразительной актуальностью и для наших дней звучат слова Петровского, сказанные в беседе с корреспондентами в связи с седьмой годовщиной Красной Армии: «Наша сила — в мирном хозяйственном строительстве. Нашими хозяйственными успехами мы привлекаем к себе большие симпатии трудящихся Запада и Востока. Однако вместе с тем мы должны максимум внимания отдать нашей Красной Армии… Только тогда мы сможем спокойно заниматься нашим хозяйственным строительством».

У Петровского был дар убеждать людей. Он выработал в себе эту способность за долгие годы агитационной деятельности в период подполья, во время своего депутатства в IV Государственной думе и сотрудничества в газете «Правда». Сам Ильич был редактором его статей и речей. Ленин учил Петровского простому, честному большевистскому слову, учил дорожить и правильно пользоваться этим революционным словом, которое всегда — устно или печатно — адресовалось трудящимся. В беседах с молодыми газетчиками Петровский не раз подчеркивал исключительную правдивость ленинского печатного слова.

Выступая с речью на I Всеукраинском совещании рабселькоров, Петровский говорил о том, что газеты и журналы — великая общественная трибуна, и надо, чтобы с этой трибуны был социалистический подход к работе, чтобы слово рабкора было обязательно правдивым, верным, ленинским.

— Я знал Ленина, — говорил Григорий Иванович. — Он очень внимательно относился к работе в газетах, особенно к своим статьям, следил, чтобы они отвечали правде, и только правде… Поэтому будьте внимательны к всенародному слову в печати и к ленинской правде.

Проводите критику и самокритику по-ленински, тогда вы, сами выискивая пути для своего воспитания, будете воспитателями общественной мысли, по-ленински правдивой, и строителями социализма в нашей стране…

Совещание единодушно избрало Григория Ивановича почетным рабселькором Украинской республики.

Как воспитать в человеке подлинно марксистское, революционное мировоззрение — это было для Петровского-пропагандиста главной заботой, вопросом вопросов. Он постоянно размышлял над этим, еще и еще раз возвращался к этой теме в своих многочисленных речах и статьях. В зависимости от аудитории — возраста людей, профессии, грамотности и т. д. — избиралась Петровским форма изложения мыслей. Изменялась только форма, суть же оставалась незыблемой — ленинской, коммунистической.

В этом отношении показательно письмо Петровского к советским писателям Украины. Поддерживая идею газеты «Известия» о конкурсе на лучшее произведение, раскрывающее тему «Советский актив, знатные люди нашей страны», Григорий Иванович высказал свои мысли о значении и задачах советской литературы:

«…Писатель, как говорили на съезде (Первый съезд писателей СССР. — Ред.), — «инженер человеческой души», или, как раньше говорили, «властелин дум», много может сделать для социалистического строительства, если он будет идти в своем творчестве по пути, указанному Коммунистической партией.

Критика и самокритика на съездах писателей, руководство и указания т. Максима Горького помогут многим, особенно молодым советским писателям, стать наследниками лучшего, что было в прошлой мировой литературе, и выйти на широкую дорогу творчества, полезного для страны строящегося социализма.

Широкая дорога в литературном творчестве — это значит перейти от стихийного, случайного движения к сознательному, организованному, в котором каждый писатель будет отображать правду борьбы за построение бесклассового социалистического общества.

Буржуазная, меньшевистская, националистическая «критика» бросает грязь на большую, творческую, искреннюю и ценную для всех трудящихся работу советских писателей, «противопоставляя» им буржуазных писателей, которые якобы являются свободными. А между тем всем хорошо известно, что в капиталистических странах писатели всегда покупались буржуазией и много талантливых писателей из народа совсем гибли…

Несмотря на то, — пишет далее в этой статье Петровский, — что наша творческая жизнь породила много уже героев — рабочих-ударников и передовых колхозников, что у нас есть целая армия знатных людей, что на трудовом фронте идет величайшая самоотверженная работа, — в художественной литературе еще очень мало отражено этих подвигов… Творчество мастера художественного слова должно быть направлено на отображение этого великого процесса».

Петровский умел зорко видеть классовую сущность литературы и искусства. Беспартийных по своему духу писателей, художников, артистов, равнодушных к жизни народа, он не признавал «властителями дум», учителями человечества. Но к тем писателям, деятелям искусства, которые отдавали силу своего таланта народу, революции, делу коммунистического строительства, Григорий Иванович относился с редкостной любовью и глубочайшим уважением.

Обаятельным, чистым, большим человеком предстает Григорий Иванович в своих отношениях с писателем Николаем Островским.

Первая встреча Петровского с этим мужественным человеком произошла, когда знаменитая книга Островского еще была в черновиках, когда ее автор был не известен как писатель. С той поры Петровский внимательно следил за безмерно тяжкой вследствие физического недуга работой молодого писателя. Он переписывался с Островским, не раз навещал его, настоял на том, чтобы ему построили небольшой домик в Сочи и сам приехал посмотреть, как идет строительство. Григорий Иванович хотел, чтобы славному бойцу революции, молодому, но прикованному к постели человеку были созданы благоприятные условия для работы. Он хотел, чтобы Островский не пал духом перед лицом ужасной своей болезни, чтобы он оставался по-прежнему стойким солдатом в рядах атакующих фронт капитализма.

Когда Советское правительство наградило Островского орденом Ленина, Петровский послал в Сочи, где жил, лечился и работал писатель, такую телеграмму:

«Горячо приветствую Вас, Николай Алексеевич, с высокой наградой правительства и партии — орденом Ленина, решение о которой с большой радостью встретят комсомол, пролетарские писатели и вся советская общественность.

Эта награда за Ваши подвиги, за Ваш большой труд еще больше вольет Вам физических и духовных сил для дальнейшего творчества.

Буду следить за Вашей творческой работой и всегда готов помочь.

Ваш Г. Петровский».

Николай Островский ответил тоже телеграммой.

«Дорогой Г. И. Глубоко взволнован высокой наградой. Обещаю со всем большевистским запалом еще энергичнее помогать родной партии… воспитывать закаленных, как сталь, молодых советских людей.

Крепко обнимаю, целую, как родного отца. Ваш Николай Островский.».

Преждевременная смерть молодого писателя потрясла Петровского. Всю боль души и вместе с тем гордость за этого удивительного человека Петровский выразил в своей статье «Любимый сын украинского народа».

«Умер самоотверженный боец за дело пролетарской революции, — с горечью писал Петровский, — талантливый писатель, один из лучших сынов славного комсомольского племени, орденоносец Николай Алексеевич Островский.

Партия и комсомол, все трудящиеся Страны Советов понесли большую утрату, утрату беспокойной большевистской души, утрату закаленного, как сталь, большевика, высокоморального человека.

Несмотря на свою тяжелую прогрессировавшую болезнь, которая иссушила его организм, слепой, он неутомимо творил, далеко и глубоко видел новую, кипучую, радостную жизнь страны триумфально идущего социализма.

Какой великий был у Островского огонь большевистской души, какая великая была в нем сила творческой энергии, какая великая была у него любовь к партии, к комсомолу и какая великая у него была ненависть ко всем врагам рабочих и крестьян!

Сколько жизненных сил, действительного оптимизма, что поражает всех, было у этого чудесного человека — Николая Алексеевича Островского…

Его яркая, чудесная жизнь будет зажигать молодежь на героическую борьбу против классовых врагов, за торжество коммунизма. Славная память о нем не погаснет в сердцах трудящихся масс».

По предложению Петровского дом, в котором жил и работал писатель, был превращен в Музей Островского.

Петровскому же принадлежит инициатива постановки фильма «Как закалялась сталь».

В эту пору, в 1936 году, Григорию Ивановичу Петровскому не было еще и шестидесяти лет, он был бодр, деятелен, полон сил.

В феврале 1938 года Петровскому исполнилось шестьдесят лет. В день рождения он получил сотни поздравлений от друзей, знакомых, старых большевиков, учреждений, заводов, колхозников, а также приветствия от ЦК ВКП(б), ЦИК СССР, ЦК партии и ЦИК Украины. На телеграфных бланках, в письмах, открытках юбиляру были высказаны самые душевные, чистые, идущие от сердца слова.

В телеграмме, присланной Михаилом Ивановичем Калининым, было сказано: «Сердечно поздравляю Вас с прибытием в стан большевиков, которым перевалило за шесть десятков лет жизни (Калинину было уже шестьдесят два. — Ред.). Но я думаю, Вы с чувством удовлетворения можете сказать себе, что эти годы не прошли бесследно, что вся Ваша жизнь и практическая деятельность были направлены на борьбу за интересы рабочего класса, на борьбу за коммунизм…».

Поздравляли Петровского и старые рабочие, которых он знал задолго до революции. Ветераны Мариупольского завода писали:

«…Мы работали вместе с тобой на заводе в период 1908–1912 гг., в годы черной реакции, когда ты создал на нашем заводе крепкую большевистскую организацию, внес в рабочую массу ленинские идеи, беспощадно боролся с меньшевиками, эсерами и другими врагами трудящихся.

Мы знали тебя, Григорий Иванович, как одного из лучших сынов большевистской партии, как одного из выдающихся борцов за счастье трудящихся…

Мы знаем тебя, Григорий Иванович, как беспощадного, непримиримого борца против всех врагов рабочего класса, против трижды проклятой троцкистско-бухаринской банды, как кристально чистого ленинца…».

Когда Петровского чествовали в связи с 60-летним юбилеем на заседании Президиума ЦИК Украинской ССР, Григорий Иванович в ответном слове взволнованно сказал:

— …Я очень счастлив, что ЦК нашей партии, Президиум Верховного Совета и СНК СССР, ЦК КП(б)У и Совнарком Украины и другие отметили те мои качества, о которых вы сегодня много мне напоминали.

Многие из вас, товарищи, естественно, переоценивали мою работу. Моя работа намного скромнее, а вы мне такую нагрузку дали, что я и не знаю, как мне теперь с нею быть. Я считаю себя рядовым работником и всегда так считал. Только стараюсь быть в первых рядах, не отставать от передовиков и в меру своих сил и в дальнейшем так работать.

В этих словах сказалась присущая Петровскому скромность. И в этом Григорий Иванович старался походить на своего учителя. Когда однажды старые друзья Петровского, в том числе и один из авторов этой книги, пришли к нему домой, чтобы поздравить с днем рождения, он, опасаясь услышать неумеренные похвалы в свой адрес, напомнил товарищам эпизод с чествованием Владимира Ильича на IX съезде партии. Делегаты съезда решили посвятить одно из заседаний Ленину в связи с тем, что приближалось его пятидесятилетие. После второго выступления Владимир Ильич предложил перейти к очередным вопросам повестки дня, а когда делегаты не согласились, он покинул зал заседаний. Петровский рассказал, как через некоторое время его, председательствовавшего на этом заседании, вызвал к телефону Ленин и спросил, что происходит на съезде. Услышав в ответ: продолжаются выступления о пятидесятилетии Владимира Ильича Ленина, он предложил Григорию Ивановичу как председателю немедленно прекратить их.

И хотя Петровский считал себя лишь рядовым партии, ему принадлежит выдающаяся роль в проведении ленинской политики партии, благодаря чему были достигнуты большие успехи в социалистическом строительстве.

А успехи в развитии хозяйства Украины были поистине грандиозны.

Вот несколько фактов и цифр из статистики первых пятилеток.

Промышленность Украины производила десятки тысяч тракторов, комбайнов, станков, много паровозов, врубовых машин для шахт, оборудование для доменных и мартеновских печей.

По добыче угля Украина вышла на четвертое, а по выплавке чугуна на третье место в мире. Сооружались и вступали один за другим в строй новые металлургические гиганты — такие, как Азовсталь, Запорожсталь, Криворожский металлургический комбинат. Объем промышленной продукции вырос в 7,6 раза по сравнению с 1913 годом.

В селах кулачество было ликвидировано как класс. Уже в 1934 году колхозы объединили около восьмидесяти процентов крестьянских хозяйств Украины. Было создано восемьсот МТС, которые имели сорок тысяч тракторов, три тысячи комбайнов, семь тысяч грузовых автомашин, около тридцати тысяч сложных молотилок.

В конце второй пятилетки социализм победил на Украине во всех областях экономики. Третья пятилетка, которая была прервана нападением на нашу страну гитлеровской Германии, приносила все новые и новые хозяйственные победы, поднимала культуру и образование украинского народа.

На Украине родилось знаменитое стахановское движение, захватившее потом всю страну. Кроме родоначальника этого движения Алексея Стаханова, среди украинцев появились такие талантливые новаторы, как сталевар Мариупольского завода Макар Мазай, установивший в 1936 году мировой рекорд выплавки стали, как машинист Славянского депо Петр Кривонос, предложивший новые прогрессивные формы труда. На Украине выросли прекрасные хлеборобы-передовики Анна Кошевая, Мария Демченко, Мария Гнатенко, трактористка Паша Ангелина и многие другие.

Всех этих людей лично знал и поддерживал в каждом их новом начинании Григорий Иванович Петровский. Он переписывался с ними, вручал награды от имени народа и правительства. И они, эти прославленные сыны и дочери трудового народа, на всю жизнь запомнили веселый блеск глаз из-под очков и теплоту широкой рабочей руки своего всеукраинского старосты.

Никто, конечно, не знал и не мог даже подумать о том, что Григорий Иванович вскоре вынужден будет покинуть родную свою Украину, оклеветанный карьеристами, оговоренный теми, кто из личной корысти курил фимиам Сталину.