Рассуждения в изречениях.

Глава 3.

Рассуждения в изречениях.

1. О Цзи Ши [22] , при дворе у которого были пляски по восемь танцоров в восемь рядов, Кун-Цзы сказал:

– Если терпеть такое, чего ж тогда не стерпишь?

2. В трёх знатных семьях при обрядах применяли императорские песни «Юн» [23] . Учитель сказал: – В сопровождении знати сын неба величественно творит обряд.Что ж может из этого выйти в обрядовых залах трёх знатных семей?

3. Учитель сказал: – Если в людях нет человечности – обряд им не поможет.Если в людях нет человечности – музыка им не поможет.

4. Линь Фан [24] спросил о сути обряда. Учитель сказал:– Великий вопрос. В обряде сдержанность важнее, чем роскошь. В трауре скорбь важнее, чем тщательность.

5. Учитель сказал: – Даже если в восточных и северных окраинах есть правитель. Их не сравнить со срединной областью, пусть даже и без правителя.

6. Цзи Ши [25] поехал на гору Тайшань [26] , чтобы совершить императорский обряд. Учитель сказал Жань Ю [27] : – А ты не можешь вмешаться, чтобы его удержать? Тот ответил: – Не могу. Учитель заключил:– Увы. Приходится признать, что дух Тайшань проигрывает Линь Фану в знании обряда.

7. Учитель сказал: – Благородному человеку не в чем состязаться. Если нужно стрелять из лука, он с поклоном пропустит другого на помост. Когда спускаются, пируют вместе.И в состязании благородный человек остаётся собой.

8. Цзы Ся спросил: – Что значат слова «Завлекает лукавая улыбка, соблазняют красивые глаза. Лишь чистую ткань можно раскрасить»? Учитель ответил: – Узор наносится на чистую ткань. Цзы Ся: – То есть обряды идут после? Мудрец сказал:– Порадовал ты меня, Шан [28] . С тобой уже можно начинать говорить о «Песнях».

9. Учитель сказал: – Можно было бы рассказать об обрядах династии Ся, если бы в Ци [29] сохранилось достаточно сведений. Можно было бы рассказать об обрядах династии Инь, если бы в Сун [30] сохранилось достаточно сведений.Там недостаточно записывали, писали бы больше, были бы и сведения.

10. Учитель сказал: – Если во время обряда общения с предками, называемого Ди [31] , продолжают действия после возлияния, я не буду смотреть дальше.

11. Один человек просил объяснить сущность обряда Ди. Учитель сказал:– Не знаю. Могу объяснить только способному понять. Если знаешь суть, мир для тебя прост, как на ладони, – он указал на свою ладонь.

12. В обряде должно ощущаться настоящее присутствие. Если это обряд общения с духами, должно ощущаться присутствие духов. Учитель сказал:– Если в обряде нет действительного ощущения общения, то можно и не делать никакого обряда.

13. Вансунь Цзя [32] обратился с вопросом: – Не лучше ли обратиться с просьбой не в красный угол дома, а к очагу. Что это значит? Учитель сказал:– Неправильно. Если виноват перед Небом, то не у кого молить прощения.

14. Учитель сказал: – Чжоу унаследовала знания двух династий, и сохранилось много письмен. Я буду следовать Чжоу.

15. Учитель, войдя в главный Храм, там спрашивал о каждом действии. Некто сказал: – И почему думают, что этот господин из Цзоу [33] знает обряд? Придя в главный храм, он спрашивает о каждом действии. Учитель, услышав это, сказал:– Таков обряд.

16. Учитель сказал: – В стрельбе не главное пробить мишень из кожи. Ведь сила у всех разная. Таков путь древности.

17. Цзы-Гун хотел отказаться от приношения в жертву живого барана на новолуние. Учитель сказал:– Сы, ты любишь своего барана, а я люблю свой обряд.

18. Учитель сказал: – Когда в служении государю досконально выполняешь все обряды, люди считают это заискиванием.

19. Князь Дин [34] спросил: – Государь правит подданными, а подданные служат государю, как это происходит? Кун-Цзы в ответ сказал:– Государь правит подданными через обряды, а подданные служат государю преданностью.

20. Учитель сказал: – В песне «Гуань Цзюй» [35] есть радость, а нет распущенности, есть печаль, а нет боли.

21. Князь Ай-Гун спрашивал Цзай Во [36] про устройство святилища. Цзай Во отвечал: – При династии рода Ся святилищем была сосна, люди династии Инь использовали кипарис, а люди династии Чжоу обходились каштаном. Они говорили, что люди должны трепетать, как каштан. Учитель, услышав это, сказал:– О сделанных делах не говорят. За ушедшие дела не порицают. А за то, что прошло, не винят.

22. Учитель сказал: – Гуань Чжун [37] – приспособление для малых дел. Некто заметил: – Ведь Гуань Чжун бережлив. Учитель ответил: – В роду Гуань три усадьбы. И в каждой слуги без разбору. Разве возможна такая бережливость? – Но ведь Гуань Чжун соблюдает обряды? Мудрец ответил:– Лишь правитель области воздвигает перед воротами защиту, а в роду Гуань тоже перед воротами стояла защита. Когда правители области пьют, приветствуя друг друга, перевёрнутый кубок ставят на особую подставку. И у Гуань в роду была такая же подставка. Если в роду Гуань так блюдут обряды, то кто же их не блюдёт?

23. Учитель в беседе о музыке с великим наставником царства Лу [38] говорил: – Суть музыки можно объяснить так: воздействует в начале созвучием, продолжает чистотой, ясностью и на возрастании она завершается.

24. Один чиновник с границы области И [39] попросил встречи с Учителем и объяснил, что никогда не пропускает возможности встретиться с любым благородным человеком, который приезжает в это место. Сопровождающие представили его. Когда он ушёл, Учитель сказал:– Будет ли вред от того, что не увидишь двух, трёх господ, когда в Поднебесной давно уже нет Пути? Небо уже и Учителей превращает в деревянные колокольчики для сбора людей.

25. Учитель считал, что мелодия Шао [40] совершенно прекрасна и полна добра. А про мелодию У [41] он полагал, что, будучи совершенно прекрасной, она не несёт в себе полноту добра.

26. Учитель сказал: – Что я могу увидеть в том, кто, возвышаясь, не обладает широтой, в осуществлении обрядов не почтителен, в трауре не скорбит?