Рассуждения в изречениях.

Глава 8.

Рассуждения в изречениях.

1. Учитель сказал:

– Тай Бо [94] можно определить как человека, обладающего высшей силой духа. Он трижды уступал власть в Поднебесной. Люди слов не находили, чтобы воздать ему хвалу.

2. Учитель сказал: – Учтивость без обряда утомляет. Внимательность без обряда стесняет. Отвага без обряда приводит к бунту. Прямота без обряда ранит. Когда благородный человек искренен в родственных чувствах, тогда в народе процветает человечность. Когда не забывают старых друзей, тогда в народе не обижают людей.

3. Цзэн-Цзы, заболев, призвал своих учеников и сказал им: – Откройте мне ноги, откройте мне руки. В «Песнях» [95] говорится: «С трепетной будь осторожностью, будто стоишь над глубокой пропастью, будто ступаешь по тонкому льду».Отныне и после я знаю, как избежать беды, малыши.

4. Цзэн-Цзы был сильно болен. Мэн Цзин-Цзы [96] пришёл его навестить. Вот что произнёс Цзэн-Цзы:– Когда птица предчувствует смерть, в песне её – печаль. Когда человек предчувствует смерть, в речи его добро. Благородный человек ценит на пути три вещи. Он внимателен к внешнему облику, чтобы избежать грубости и распущенности. Он управляет лицом, чтобы в нём выражалась честность. В произнесении слов осторожен, чтобы не было необдуманности и глупости. В делах, связанных с утварью для приношений, есть тот, кто отвечает за тонкости.

5. Цзэн-Цзы сказал: – Обладая дарованиями, он обращался к тем, у кого дарований не было. Имея многое, он обращался к тем, у кого было мало. Имея, выглядел неимущим, наполненный, выглядел пустым. Не состязался с теми, кто был против. Когда-то был друг у меня, который всегда вёл себя так.

6. Цзэн-Цзы сказал: – Если ему можно поручить сироту малого роста, если ему можно поручить надел в сотню ли, если его невозможно поколебать в сложных обстоятельствах, это благородный человек. Это благородный человек.

7. Цзэн-Цзы сказал: – Учёный муж не может не обладать широтой и волей. Он берёт на себя большую ответственность, и путь его далёк. Когда твоей ответственностью является человечность, разве это не большая ответственность? Ведь прекратится она только после твоей смерти. Разве этот путь не далёк?

8. Учитель сказал: – Развитие – в «Песнях», основа – в «Обрядах» [97] , совершенство – в Музыке.

9. Учитель сказал: – Можно людей обусловить на действия, но нельзя их заставить обрести знания.

10. Учитель сказал: – Отважные по природе, страдая в нужде, бунтуют. Человек, не обладающий человечностью, доведённый нуждой до отчаяния, бунтует.

11. Учитель сказал: – Пусть будет красота дарований Чжоу-Гуна, но если при этом заносчивость и скупость, то на остальное можно даже не смотреть.

12. Учитель сказал: – Кто после трёх лет учёбы не заслужил жалованье – такого найти нелегко.

13. С искренней верой желая учиться, держись до смерти за праведный путь. В опасные области не ходи, в смутные области не ходи. Когда в Поднебесной есть путь, тогда действуешь, когда пути нет, остаёшься в тени. Когда в стране есть путь, тогда бедность и низкое положение вызывают чувство стыда.Когда в стране нет пути, тогда богатство и знатность вызывают чувство стыда.

14. Нет у тебя должного положения, не затевай дела, не соответствующего положению.

15. Учитель сказал: – С начала мелодии мастера Чжи [98] до её конца в напеве «Гуань Цзюй» [99] она разливается безбрежной волной, заполняя слух.

16. Учитель сказал: – Безудержный, но не прямой; глупый, но без желаний; искренний, но не правдивый. Таких я не знаю.

17. Учитель сказал: – Учись, будто никогда его не постигнешь, но так, будто боишься его потерять.

18. Высоко это, высоко это. Шунь и Юй [100] владели Поднебесной, а совсем не вовлекались.

19. Учитель сказал: – Велик воистину был государь Яо [101] . Так высок был. Более великим было лишь Небо. И только Яо был способен подражать ему. Столь широк был. Народ не способен был это определить именами. Высоки, высоки были его свершения и достижения. Какое великолепие в его письменах и законах.

20. У Шуня было помощников всего пять человек, а в Поднебесной был порядок. У Ван говорил: – У меня было десять помощников для устранения смуты. Учитель сказал: – Трудно найти дарование. Разве это не так? Во времена Тана [102] и Юя их было в изобилии. У Ван имел десятерых помощников, и среди них была одна женщина, так что всего было девять человек. Он владел двумя третями Поднебесной, а был подчинён, служа Иньскому двору.Можно сказать, сила духа времён Чжоу была силой духа высшего уровня.

21. Учитель сказал: – В Юе для меня нет ни одного изъяна. Скромен был в пище и питье, но предельную почтительность проявлял к богам и духам. Ходил в плохих одеждах, а обрядовые облачения были совершенно безупречными.Жил в убогих палатах, а тратил все силы на устройство каналов и рек. В Юе для меня нет ни одного изъяна.