Россия будущего - Россия без дураков!

Те, кто не вписался.

Вот огромная группа тех, кто очень плохо вписался в новую эпоху: носители квалификации, которая больше не востребована.

Ученые, музейные работники, преподаватели вузов превратились в пережитки прошлого. В обладателей квалификации, которая не востребована рынком. Они оказались людьми, которые долго и старательно учились, а теперь изученное ими ни за чем и никак не нужно. Знания, за которые больше не платят!

На самом деле положение этих людей не так уж безнадежно. Не будем даже говорить о перспективах платного образования или о получении грантов: российских и международных. Перспектива эта на любителя… К тому же, обслуживая платящих денежки или охотясь за грантами, ученый начинает не исследовать интересующую его область знания, а зарабатывать деньги — а это далеко не одно и то же.

И в любом случае наука все равно становится «не та». Другой, чем была при советах.

Эмигрировать? «Утечка мозгов» есть во всех странах. Даже из богатой Германии ученые порой переезжают в США. Очень многие из 20–25 миллионов россиян, поселившихся за границей, имеют отношение к науке.

Но, во-первых, далеко не все, даже очень способные люди, востребованы за границей. Чтобы тебя востребовали, надо заниматься чем-то интересным для иностранцев.

Во-вторых, не всем так уж сладка заграница. Не в легендарных березках дело — березки в Германии и Швеции точно такие же, как в России. Уклад жизни, культура, образ жизни… Все это принимают одни люди и не выдерживают другие.

Сегодня в России живут люди, которые на короткий срок съездили в США или в Германию. Пожили, попробовали… не понравилось. И они выбрали жить дома.

На самом деле шанс для ученых той, старой закваски — это российские музеи и вузы. Государственные вузы, где платят немного, но сохраняется прежняя атмосфера подготовки коллег, старая система ценностей.

К тому же все, связанное с историей страны, с традиционной жизнью, стремительно музеефицируется. Система музеев растет и в обозримом будущем будет только расти. Людей потребуется много, уже сейчас возникает проблема с кадрами: даже окончив Институт культуры по специальности «музейное дело», многие ребята стараются устроиться в туристскую или любую другую фирму.

Где деньги платят.

Молодежи в музеях и даже в вузах меньше, чем людей старших поколений, но в них интеллигенция все же может хоть как-то продлить себя, воспроизвести свое отношение к жизни.

Темпы жизни ученых кажутся невероятно замедленными деловым людям и чиновникам. Ученые тратят массу времени для дел, которые людям из другого мира кажутся незначительными, мелкими. Скажем, полгода или год ищут подтверждение догадке: кто из новгородских бояр и что именно сказал на вече в 1347 году?

Мой питерский друг редактировал мою книгу… Делал он это в течение года! Мои питерские друзья из деловых кругов очень веселились, а что делать?! Это темп жизни такой.

Именно так и делается наука, но деловым людям все хочется, чтоб побыстрее…