Румынские сказки.

Румынские сказки

НАРОДНЫЕ СКАЗКИ.

Свинцовый Богатырь. Перевод А. Садецкого.

Случилось это давным-давно, ну, а коли б не случилось, то и сказка б не сложилась. А было это ещё до того дня, как я на белый свет появился, хоть жалко, что счастливым не уродился. Только помню я, что когда матушка, земля ей пухом, меня рожала, сказка мимо наших ворот бежала, я её за хвост схватил, во двор затащил да хорошенько поколотил, чтоб научила и меня сказки-байки сказывать.

И вот с тех самых пор я вру да околесицу несу, не как другие люди добрые, а совсем по особому, так что реки замерзают, хоть вокруг огонь полыхает. Ведь в нашем мире коль не врёшь, то на земле не проживёшь.

Это пока присказка, а сказка впереди.

Жил-был царь по имени Багрян и так он был богат, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

А кроме прочих богатств владел Багрян-царь в своём царстве-государстве солнцем, луной и звёздами.

И было у царя три дочери, все три писаные красавицы.

Но и в те давние времена встречались на свете злые люди, а беды и напасти никого не миловали, даже царей всемогущих. Вот и похитили злодеи у Багрян-царя солнце, луну и звёзды.

Ну, скажите сами, кому любо жить на свете во тьме кромешной, будто в преисподней?

И послал Багрян-царь указы во все края, грамоты во все города, письма во все хаты и избы, и всех от мала до велика оповестил, что тот, кто ему вернёт солнце, луну и звёзды, получит в жёны младшую царевну и полцарства впридачу.

Надеялся Багрян-царь, что найдутся охотники за такую награду из беды его выручить.

Жил в те времена в царской столице древний старик, старый, престарый дед, бедный как церковная мышь. И были у него три сына. Двое старших — страсть какие боевые и лихие, говорливые да шумливые, всюду первые — плясать или драку затевать, ну, а младший тих и скромен, всё за печкой на соломе. Его и родители ни во что не ставили. А парень и в ус не дует, знай помалкивает. Старшие братья прозвали его в насмешку Свинцовым Богатырём, потому что гнулся он будто свинец по их воле, всё делал, как они хотели.

Но бывает в жизни и так, что чего не чаешь, то и получаешь.

Как-то раз вернулись старшие братья с пирушки, а старик-отец принялся их, по обыкновению, расспрашивать, что нового на свете слышно. Вот они и рассказали ему о беде Багрян-царя и о награде, что он посулил спасителю.

Свинцовый Богатырь, на печи сидючи, рассказ братьев услышал, умом-разумом пораскинул и попросил отца, чтобы пошёл тот к царю и сказал бы ему, что его, старика, сын знает, кто похитил и куда спрятал солнце, луну и звёзды, и берётся их возвратить.

Услышал дед такие слова и ушам своим не верит. А старшие братья со смеху покатываются, думают, что меньшой совсем ума решился.

Но тот на своём стоит, всё одно и то же твердит — пойди, отец, мол, и пойди к царю.

Уговаривал он его, уговаривал, упрашивал, упрашивал, пока тот не согласился. Подумал старик, что в жизни всякие чудеса бывают, принарядился и пошёл к царю.

Как услышал Багрян-царь новость, что старик принёс, тотчас же повелел, чтобы добрый молодец, что солнце, луну и звёзды вернуть похваляется, сам к нему явился.

Пришёл Свинцовый Богатырь к царю и смело сказал, что знает он, где солнце, луна и звёзды спрятаны и вернуть их может. Только для этого должен царь одну его просьбу в точности выполнить.

Ну, а Багрян-царь, сами понимаете, был на всё готов, лишь бы избавиться от беды, что на его царство обрушилась. И впрямь, ужасная это напасть, коли все его подданные, стар и млад, во всей державе, во всех городах и сёлах, должны во тьме кромешной маяться. Вот он и ответил, что готов любую просьбу выполнить, посулил молодцу золотые горы.

— Светлый царь-государь! — сказал ему Свинцовый Богатырь. — У западной стены твоего дворца, в большой яме, захоронены три медных коня. Зарыли их ещё в те стародавние времена, когда у нас здесь, как рассказывают старики, текли молочные реки в кисельных берегах. Вели ты выкопать этих коней и отдать их мне, а заодно дать и ту одежду, что носил, когда в женихах ходил, да меч твой с тех времён. Погрузи на каждого коня по три пары перемётных сум набитых золотыми монетами, а уж затем отправлюсь я в дальний путь, чтобы вернуть тебе солнце, луну и звёзды.

Багрян-царь отдал приказ и тотчас всё было исполнено.

Вывел Свинцовый Богатырь медных коней в поле чистое, себе одного оставил и каждому брату по коню дал. Сели они верхом и пустились в путь далёкий.

Ехали они как то в гору, а Свинцовый Богатырь задумался о чём-то и отстал. Старшие братья намного его перегнали и всё дальше путь держали, пока не очутились в глубоком лесу. В том лесу дороги в разные стороны расходились, а на перепутьи торчал из земли огромный железный столб, весом в девяносто девять пудов. Не знали братья какую дорогу выбрать и остановились, меньшого ждут, чтобы он их надоумил.

А Свинцовый Богатырь как только до того места доехал, сразу же схватил левой рукой железный столб, раскачал и вырвал из земли как хворостинку. Взмахнул он железным столбом и указал на восток — туда им всем путь держать надо.

Поскакали они дальше и вскоре добрались до города, такого большого, какого сроду не видели.

В том городе проживали семьдесят семь искусных мастеров-кузнецов. Все они только и знали, что железо ковали. Пошёл Свинцовый Богатырь прямым путём к старшему мастеру и без лишних слов попросил, чтобы тот выковал ему из железного столба палицу, да так её изготовил, чтобы ни пылинки железа не добавить, но и не убавить. А в награду он посулил по золотому за каждый удар молота.

Столковались они быстро, как только упомянул богатырь о деньгах, ведь золото всем надобно.

Тотчас же собрались все семьдесят семь искусных мастеров и выковали палицу точь-в-точь по велению богатыря.

Взял он палицу и вместе с братьями дальше в путь пустился. Скакали они, скакали, и через девять дней добрались до вершины горы, где стоял замок деда Отшельника, самого искусного чародея.

— Доброе утро, дед Отшельник! — поздоровался с ним Свинцовый Богатырь.

— Добро пожаловать! — ответил дед и обнял всех трёх по очереди.

— Как ты думаешь, дедушка, — спросил, чуть погодя, меньшой брат, — будет ли мне удача в том деле, за которое я взялся?

— А удача от тебя самого зависит, добрый молодец, — ответил ему старик.

Провели братья в замке Отшельника два дня и две ночи, а затем поблагодарили хозяина и дальше поскакали. А палицу оставил Свинцовый Богатырь деду с наказом держать её в огне-пламени до того часа, когда он обратно вернётся.

Ещё три недели путь их длился, пока не выехали они на просторное поле, травой шёлковой покрытое, яркими цветами усеянное.

Через то поле река текла, чистая и прозрачная, как слезинка. Рыбы там было видимо-невидимо, и казалось, что вода не течёт как в других речках, а на месте колышется. Через реку был переброшен большой медный мост.

Остановились путники передохнуть, спешились, и Свинцовый Богатырь наказал братьям расседлать коней и отпустить их — пусть попасутся.

Поели, попили, а затем Свинцовый Богатырь отошёл в сторонку и прошептал про себя какое-то заклинание. Тотчас же старшие братья обратились в головешки. А поступил он так, чтобы они не видели, что дальше случится и не узнали какой он скрытой силой обладает.

Когда братья превратились в головешки, Свинцовый Богатырь спрятался под медным мостом. Ровно в полдень примчался к мосту на медном коне шестиглавый змей. Мчался он с таким топотом и грохотом, что, казалось, вот-вот весь мост вдребезги разнесёт.

Только поравнялся змей с богатырём, как тот схватил коня за ногу и остановил на всём скаку. Конь споткнулся, вскинулся и швырнул змея в высь поднебесную, а когда тот обратно упал, своими подковами его поддержал. Но змей тотчас же оправился, собрался с силами, вскочил на коня и крикнул:

Стой на месте, медный конь, Иль швырну тебя в огонь!

Я-то никого на свете не боюсь, одного лишь Свинцового Богатыря да и его не шибко-то опасаюсь, потому как знаю, что он сюда не может явиться, еле успел на свет белый народиться!

— А я здесь, ворюга-змей! — крикнул богатырь и вышел из-под моста.

— Как же ты хочешь со мной биться, — спросил змей, — на мечах острых рубиться, или врукопашную схватиться?

— Врукопашную схватиться, так оно честнее будет! — ответил Свинцовый Богатырь.

Сошлись они врукопашную, но никак один другого одолеть не может. Боролись они три часа, как вдруг змей поднатужился, собрался с силами и вогнал Свинцового Богатыря в землю до колен. Но добрый молодец изловчился, выскочил, сгрёб змея в охапку, и с такой силой ударил его об землю, что вбил по самую шею, выхватил меч, в мгновение ока снёс ему все шесть голов и бросил их под мост.

Одолел он змея, прошептал снова какое-то заклинание, и братья его тут же обратились в людей, проснулись и в один голос сказали:

— Ну и крепко же мы спали!

А Свинцовый Богатырь ничего им не рассказал о том, что произошло, взял с собой змеева коня и поскакали они дальше.

Ехали они, ехали путём дальним, не близким, ведь сказка ещё не кончается, самое замечательное только приближается, кто слушать желает, тот много чего узнает, а кто уснёт, тот хорошо отдохнёт, сил наберёт.

Вот доехали братья до серебряного моста, который на солнце так сверкал, что глазам невмоготу было.

Здесь они снова стали на привал, как у медного моста. Свинцовый Богатырь наказал братьям расседлать коней, — пусть пасутся вволю. Они так и сделали, а затем уселись, чтобы поесть.

Подкрепились они, а Свинцовый Богатырь снова как в прошлый раз, прошептал заклинание и обратил братьев в головешки, сам же спрятался под серебряный мост. Чуть спустя услышал он страшный свист, что молнией пронзил всё вокруг, тут же будто гром загремел и к мосту примчался двенадцатиголовый змей верхом на серебряном коне. Прискакал он в два раза быстрей чем первый змей.

Поравнялось чудище с мостом, а Свинцовый Богатырь хвать коня за ногу и, на всём скаку, остановил, будто пригвоздил. Конь споткнулся, вскинулся и зашвырнул змея в высь поднебесную, а когда тот обратно упал, своими подковами его поддержал. Но змей тотчас же оправился, собрался с силами, вскочил на коня и крикнул:

Стой, серебряный мой конь, Иль швырну тебя в огонь!

Я-то никого на свете не боюсь, одного лишь Свинцового Богатыря, да и его не шибко-то опасаюсь, потому как знаю, что он сюда не может появиться, еле успел на свет белый народиться!

— А я здесь, ворюга-змей! — крикнул богатырь, выходя из-под моста, — что скажешь на это?

— Ну, коли ты здесь, вражья сила, то сам скажи как хочешь со мной биться — на мечах острых рубиться, или врукопашную схватиться?

— Врукопашную схватиться, так оно честнее будет! — ответил Свинцовый Богатырь.

И закипела между ними борьба рукопашная, да такая, что земля под их ногами ходуном ходила. Долго боролись они, но никак не могли одолеть один другого. Змею особенно обидно было из-за того, что не в силах он справиться с обыкновенным человеком. Так боролись они девять часов подряд и собрался тогда змей с силой и вогнал Свинцового Богатыря в землю до колен. Но богатырь из земли выбрался как ни в чём ни бывало, вскочил одним махом змею на спину, вбил его до подмышек в землю, в мгновение ока снёс ему все головы и швырнул их под мост.

Затем прошептал он заветные слова, снял с братьев заклятие и обратил их снова в людей. Дал им по одному сменному коню, а себе оставил серебряного коня и пустились они дальше в путь.

Ехали они, ехали, пока не увидели перед собой золотой мост, краше которого в мире нет и не бывало.

Сделали они и здесь привал, а Свинцовый Богатырь велел братьям расседлать коней, стреножить их и пустить на траву пастись. Но братья стали перечить:

— Ишь ты, каким барином стал, только и знаешь что приказываешь, а мы должны исполнять!

Опечалился Свинцовой Богатырь услышав такие слова, но виду не подал, а сам всё сделал — коней расседлал, стреножил их и пустил пастись. Потом уселся тоже поесть.

Пока они ели и пили он всё печалился и в уме прикидывал как ему с братьями быть. Ведь если он их обратит в головешки, а сам погибнет из-за двадцатичетырёхголового змея, что примчаться сюда должен, то бедолаги на веки-вечные головешками и останутся. «Лучше, — подумал он, — обращу я их в два ключа-родника чистой воды. Всякий, кто здесь пройдёт, воды попьёт и мне спасибо скажет за доброе дело».

Задумано-сделано. Тотчас же обратились старшие братья в два чистых ключа-родника, один слева, другой справа от дороги. Вода в них прозрачная, блестит и переливается камнями-самоцветами, струйки перешёптываются с цветами, что на берегу растут.

А Свинцовый Богатырь тем временем под мост схоронился. Когда полдень наступил, вдруг такой гром и грохот раздался, будто конец света близится. Это змей поганый к мосту мчался.

Не успел богатырь оглянуться, как двадцатичетырёхголовый змей тут как тут, на золотом коне, который так топал и ржал, что небеса содрогались, ходуном ходили.

Поравнялось чудище с мостом, а Свинцовый Богатырь хвать коня за ногу и, на всём скаку остановил, будто пригвоздил. Конь золотой споткнулся, вскинулся и зашвырнул змея в высь поднебесную, а когда тот обратно упал, своими подковами его поддержал. Но змей тотчас же оправился, через голову перекинулся, вскочил на коня и заорал:

Смирно стой, златой мой конь, Иль швырну тебя в огонь!

Я-то никого на свете не боюсь, одного лишь Свинцового Богатыря, да и его не шибко-то опасаюсь, потому как знаю, что он сюда не может появиться, еле успел на свет белый народиться.

Свинцовый Богатырь вышел из-под моста и крикнул:

— А я здесь, ворюга-змей! Говори быстро, как ты хочешь со мною биться — на мечах острых рубиться или врукопашную схватиться?

— Пожалуй, врукопашную схватиться, так оно честнее будет, — ответил змей.

И закипел между ними бой не на жизнь, а на смерть, никак ни один верх взять не может.

Змей от бешенства пеной исходит, по всякому старается, а с богатырём не в силах сладить.

— Слышь, Свинцовый Богатырь, сдаётся мне, что надобно нам иначе бороться. Я обращусь в колесо стальное, а ты — в колесо свинцовое, взберёмся на вершины двух соседних гор, вниз ринемся и сшибёмся. Какое колесо разобьётся, тому и смерть принимать.

— Ладно, будь по-твоему! — согласился Свинцовый Богатырь.

Вкатилось стальное колесо на вершину одной горы, свинцовое — на вторую вершину и друг на дружку что есть силы ринулись. Как помчались они, из стального колеса искры и осколки посыпались по камням и скалам, а свинцовое только чуть погнулось кое-где. Когда к подножью долетели и сшиблись, от стального колеса мало что осталось, один только обод держался, а свинцовое целёхонькое стоит, лишь малость помялось.

Не пришлось змею это по душе, решил он попытать счастья иначе.

— Слышь, Свинцовый Богатырь, вот что я сейчас надумал: я обращусь в красный язык пламени, а ты — в синий, взлетим мы в высь поднебесную и там поборемся.

— Ладно, будь по-твоему! — согласился Свинцовый Богатырь.

Превратились они тотчас же в два огромных языка пламени — один красный, другой синий, взвились в высь поднебесную, всю землю озарили и битву начали. Долго боролись они там не на жизнь, а на смерть, как вдруг закружились над ними три ворона, кружатся и каркают.

Почуял змей, что не к добру это, но всё-таки собрался с духом и крикнул воронам:

— Чего вам здесь надобно, подлые вороны? Неужто плоть мою съесть, или кровь мою выпить? Лучше бы вам вниз спуститься, водицы в клюве и на крыльях принести, сюда подняться и синее пламя залить. Коли сделаете так, я вам дам мяса на целых три месяца.

Свинцовый Богатырь тоже не растерялся и попросил воронов:

— Лучше бы вы, вороны-удальцы, залили водой красное пламя! А я так угощу вас мясом, что целых три года сыты будете!

Обрадовались вороны, принесли воды и выплеснули на красное пламя. Сникло оно и синий огонь налетел и стал гнать его до самой земли. А уж там Свинцовый Богатырь перекинулся три раза через голову, снова обратился в человека, выхватил меч, вмиг отсёк все двадцать четыре головы змеевы и тут же отдал их воронам как посулил. Прилёг он затем отдохнуть, а то очень устал после таких жестоких боёв. Отдохнул как следует, встал на ноги и прошептал заклинания заветные, после чего его братья снова человеческий облик приняли.

Сейчас владел Свинцовый Богатырь двумя конями — серебряным и золотым, а каждый из братьев — двумя медными. Поехали они дальше, путь перед ними не близкий — целых три месяца скакали. Миновали они густой лес, выбрались на пригожую поляну и увидели, что вдали красуется высокий терем, драгоценными каменьями усыпанный, так что сверкал он на солнышке чистым золотом.

Поляна была вся покрыта мягкой зелёной травой, которая так и манила к отдыху. Братья спешились и привал устроили.

Свинцовый Богатырь наказал братьям ждать его здесь, на месте, пока он не проведает, что это за терем. А вдруг там скрываются злодеи какие, которые их всех погубят? Согласились братья, а он пошёл к терему, но зайти внутрь сперва не смог, потому что вокруг стояла железная стена, да такая высоченная, что только птице впору перелететь. Была эта стена вся выкована из одного куска железа, и следа ворот на ней не было.

Терем принадлежал тем трём змеям, которых одолел и убил Свинцовый Богатырь.

Стал богатырь прикидывать как ему быть, что сделать, чтобы внутрь пробраться, пока не вспомнил совет деда Отшельника. Перекинулся он три раза через голову, обратился в белоснежного голубя, взвился высоко в воздух и перелетел в сад золотого терема. А там в саду сидели и любовались цветами старая змеюка — мать трёх змеев и их жёны.

Голубь стал по саду порхать, то на яблоню усядется, то на грушу, то на куст цветущий, вокруг змеюк вьётся, чуть ли на плечи им не садится.

Жена среднего змея увидела, что голубь такой смирный, протянула руку и поймала его. Отнесла в дом, посадила в клетку, накормила и напоила. Клетку поставила на окошко выходящее в сад, а дверцу не закрыла. Подумала, что голубь, ласковый и кроткий, никуда от них не улетит.

Потом жёны змеевы рядышком уселись и стали болтать о всякой всячине. Вот старая змеюка и спросила старшую сноху:

— Ежели бы мужа твоего кто убил, что бы ты с убийцей сделала?

— Вестимо что — на месте бы извела.

— А как бы ты его извела? — продолжала расспрашивать старуха.

— Обратилась бы я колодцем с ключевой водой и стала бы на его пути, затем наслала бы на него жажду лютую, а как только бы он воды из колодца испил, то враз бы отравился и умер.

Задала старая змеюка тот же вопрос средней снохе. Та сказала, что обратилась бы в чудесную поляну, всю в благоухающих цветах, наслала бы на убийцу сон тяжёлый, а как он на ту поляну ляжет, то уж никогда не встанет.

То же самое спросила мать и младшую сноху.

Та ответила, что превратилась бы в раскидистое дерево, увешанное золотистыми грушами, наслала бы на погубителя охоту смертную до груш, так что не удержится он, когда мимо пройдёт, а как только поест, тут же и умрёт.

А голубь, казалось, крепко спит в тени густой листвы, сквозь которую с трудом пробивались солнечные лучи. Но он только прикидывался спящим, ведь хорошо известно, что не всегда тот спит у кого глаз закрыт.

Чуть спустя пошли змеюки обедать. Вдруг самая младшая увидела, что в балке горницы иголка торчит Удивилась она и спросила, что это за иголка и почему её туда воткнули.

— Это иголка не простая, — ответила старуха. — Ежели бы кто-нибудь её тайну узнал, то мог бы взять иголку и уколоть ею все двенадцать дверей от двенадцати погребов, что под нашими теремами. Двери враз бы и распахнулись, а в самом глубоком погребе нашёл бы он огромную бочку, скреплённую двенадцатью железными обручами. В той бочке спрятаны солнце, луна и звёзды Багрян-царя.

Голубю только это и надо было узнать.

Как только змеюки снова в сад ушли, вылетел он из клетки, схватил иглу и спрятался подальше А вечером, после того, как солнце закатилось, уколол он иглой все двенадцать дверей от двенадцати погребов забрал солнце, луну и звёзды и украдкой улетел к своим братьям. Застал он их спящими и тотчас же разбудил. Не теряя времени пустились они вскачь обратный путь. Мчались они не переводя духа всю ночь и больше половины следующего дня.

В это самое время старшая сноха узнала, что Свинцовый Богатырь погубил её мужа и решила жестоко ему отомстить.

Братья как раз проезжали засушливый край, нигде ни речки, ни ключа, ни за какую цену ни капли воды не добыть, а жара пала страшная. Едут они от жажды мучаются, как вдруг на пути колодец с водой светлой и прозрачной как слезинка. Увидел средний брат колодец и сказал:

— Напьёмся здесь вволю, а то из-за жажды не сможем дальше ехать.

Но Свинцовый Богатырь не позволил им напиться, а вынул меч и ударил крест-накрест по воде. Тотчас же колодец высох, одни сухие камни от него остались, даже смотреть жалко.

Помчались братья вперёд и выехали на чудесный луг, травой заросший и всеми цветами земными украшенный. И такая сонная оторопь на них напала, что только об одном и думали — лечь и уснуть. Но Свинцовый Богатырь не позволил братьям лечь, хотя цветы наперегонки их манили, чуть ли не за руки хватали. Вытащил он меч, рубанул тот луг крест-накрест и в мгновение ока всё там в сухие камни обратилось.

Дальше братья путь держат, коней погоняют, ветром мчатся, быстрой мыслью летят. Доскакали они до чудесного дерева, с густой зелёной листвой, увешанное золотыми грушами, которые блестели как росинки в лучах утреннего солнца.

Увидели старшие братья дерево это и говорят:

— Воды ты нам не позволил напиться, на цветочном лугу не дал нам выспаться, разреши хотя бы отведать этих сочных груш.

Но Свинцовый Богатырь ни слова не ответил, а снова схватил меч, шагнул к груше и ударил её у корня крест-накрест. Та сразу же сгинула, будто бы не было её здесь и в помине.

Только сейчас рассказал он братьям, что им было уготовано, если бы они выпили ключевой воды из колодца, улеглись спать на лугу, или отведали бы золотистых груш — тотчас бы умерли.

А старая скорпия почуяла, что Свинцовый Богатырь сперва её сыновей убил, а теперь и всех трёх снох жизни лишил. Разозлилась она так, что света белого не взвидела, загорелась жаждой мести и бросилась вдогонку за братьями, одной ногой в землю упирается, другой через тучи перешагивает, вот-вот настигнет их и убьёт. Так и мчится она, огнём полыхает, всё живое на своём пути сжигает.

Но Свинцовый Богатырь, перед тем как уйти из змеева терема, захватил с собой щётку, точильный брусок и ту самую иглу, которая открыла ему двенадцать дверей от двенадцати погребов, откуда он вызволил солнце, луну и звёзды.

А старая ведьма всё пуще мчится, вот-вот их настигнет. Чувствуют уже братья как пышет она жаром-огнём за их спиной.

Увидел Свинцовый Богатырь, что опасность совсем близка и бросил позади себя щётку. Сразу же вырос за ними лес, да такой высокий и густой, что скорпия никак не могла с одного маху через него перебраться. Пришлось ей деревья грызть, чтобы дорогу себе пробить. А пока она деревья да кусты грызла, братья дальше умчались.

Но вот старая ведьма стала снова их настигать. Бросил Свинцовый Богатырь позади себя точильный брусок и тотчас же выросла за ними каменная гора от земли до самых небес.

Опять пришлось злой хрычовке зубы в ход пускать, но на этот раз надо было ей камень грызть, чтобы дырку проточить, на другую сторону перебраться и дальше за братьями гнаться. Всё-таки справилась она и прорвалась сквозь каменную гору. Снова ведьма вихрем вперёд помчалась, того гляди настигнет и проглотит беглецов. Так бы и случилось, не будь у Свинцового Богатыря железной иглы. Бросил он её позади себя и обратилась она в железную стену толщиной в девяносто девять саженей, а высотой от самого неба до тёмной глыби земной. Бросил он иглу и говорит братьям:

— Ну, сейчас надо нам гнать коней, что есть силы, больше защиты у нас нет.

Скачут они дальше во весь опор, из последних сил коней погоняют, а ведьма снова их догоняет. Их счастье, что в самый последний миг, когда осталось ведьме всего ещё один шаг сделать, чтобы проглотить братьев, домчались они до замка деда Отшельника и влетели во двор. Дед Отшельник тут же захлопнул ворота, а старая змеюка осталась снаружи, бесясь и лопаясь от злости, потому что эти ворота прогрызть не в силах была.

Чуть спустя понадеялась она хитростью своего добиться и стала упрашивать деда Отшельника просверлить в воротах дырочку, чтобы она хоть одним глазом могла увидать тех богатырей, которые сумели убить её сыновей и снох.

Выполнил дед Отшельник её просьбу, и тогда попросила она сделать дыру побольше, — хочет, мол, поглядеть на витязей во все глаза.

Рассмотрела их как следует и теперь уж потребовала, чтобы её во двор впустили — богатырей проглотить разрешили.

На это дед Отшельник согласия не дал, а приказал ей разинуть рот у самой стенки, — он зашвырнёт туда братьев-богатырей и змеюка их сразу проглотит.

Послушалась она и разинула пасть, а Отшельник взял палицу Свинцового Богатыря, которая в огне раскалялась с тех самых пор, как братья здесь впервые побывали и швырнул её прямо в пасть старой скорпии. Она тут же сгорела, в прах и пепел обратилась.

Свинцовый Богатырь решил ещё остаться погостить У деда Отшельника и потому отправил вперёд своих братьев старших с медными конями, чтобы они отвезли Багрян-царю солнце, луну и звёзды. Заодно наказал он им беречь медных коней как зеницу ока, а родителей, которые, наверно, уж совсем состарились, не забывать и всячески ублажать.

Наказы-то правильные, но никакого от них проку не было, потому что братья, чуть только домой прискакали, сразу же поженились на дочерях Багрян-царя и сами стали царями, да так зазнались и загордились, будто всю свою жизнь в царских хоромах жили и там выросли. О стариках-родителях и знать не хотели, а медных коней завели в какую-то тёмную конюшню, и бросили там без заботы и присмотра.

Свинцовый Богатырь, который всё ещё гостил у деда Отшельника, как-то раз спросил того — есть ли на свете человек сильнее его, Свинцового Богатыря.

— Сохрани тебя бог встретить на своём пути Железного Богатыря, пропала бы твоя головушка!

— А в каких краях он живёт? — продолжал расспрашивать Свинцовый Богатырь. — Пойду-ка я к нему и побратаюсь с ним, а уж тогда на всём белом свете никто сильнее нас не будет.

— Во-он там, в той стороне, откуда солнце восходит. Коли и впрямь хочешь, то я тебя научу, как попасть к нему.

Была у деда Отшельника кобыла сорока четырёх лет от роду, вот он на неё сбрую надел, велел Свинцовому Богатырю сесть верхом и отправил в путь. Наказал он добру-молодцу, не мешать кобыле идти куда ей захочется, она своё дело знает — доставит его прямёхонько куда надобно.

Пустился молодец в путь-дорогу, а когда доехал и увидел Железного Богатыря, то с ходу напрямик и выпалил, как считал, что приличествует отважному витязю:

— Эй, Железный Богатырь, доброе утро! Я пришёл сюда, чтобы спросить тебя хочешь ли ты со мною побрататься? Ежели дашь на это согласие, то никого сильнее нас не будет на всём белом свете!

Разгневался Железный Богатырь, когда услышал, что простой человек говорит с ним столь непочтительно, выхватил меч и в один миг изрубил на мелкие кусочки пришельца. Кликнул он затем своих слуг и приказал собрать все кусочки и сложить в две перемётные сумы. Приладил он эти сумы кобыле на спину, ткнул её рукоятью меча и прогнал.

А дед Отшельник заранее знал, что всё именно так и случится, но ничего Свинцовому Богатырю не сказал.

Кобыла затрусила себе потихоньку обратно, да так и не остановилась до самого дедова замка. Там она заржала три раза. Отшельник ворота отворил, её во двор пустил, от тяжёлой ноши освободил. Потом вынул из перемётных сум останки зарубленного богатыря, бережно уложил их в большой ящик — косточка к косточке, суставчик к суставчику, жилочка к жилочке, — смазал мазью целебной, прошептал наговор волшебный и сразу же срослось тело богатырское, да ещё краше чем раньше стало, только бездыханное лежало. Дед обмыл белое тело живою водою, и Свинцовый Богатырь сразу же на ноги встал но, не понимая, что с ним случилось, сказал:

— Крепко же я спал!

Но даже сейчас не отступился он, а решил снова пойти к Железному Богатырю. Только на этот раз попросил он у деда Отшельника совета, как себя вести и что говорить.

Не отказался дед, надоумил его, что делать надо.

Снова добрался Свинцовый Богатырь к Железному, обходительно ему поклонился, о здоровье осведомился, добра-счастья пожелал, тот поласковее стал. Говорят же люди: «Честное слово и буйную голову смиряет». Так они толковали тихо-мирно, пока не зашла речь о том, чтобы побрататься.

Сказал тогда хозяин!

— Вот что, Свинцовый Богатырь, станем мы названными братьями только тогда, когда ты доставишь мне Иляну-Косынзяну, деву-красу, царицу всех трав и цветов, в косе её роза поёт!

Как говорится: назвался груздем — полезай в кузов. Вот так и вышло сейчас у Свинцового Богатыря, некуда ему деваться. Хочешь-нехочешь, а пришлось ему пообещать, что доставит он Иляну-Косынзяну, хотя до того дня он и слыхом о ней не слыхал. Но сейчас стыдно ему было признаваться в этом.

Вот и посулил он привезти деву-красу, а Железный Богатырь ему и говорит:

— Только ты хорошенько запомни, что коли не сдержишь слова молодецкого и не доставишь мне Иляну-Косынзяну, не быть тебе живу, мигом голову с плеч снесу.

Уехал Свинцовый Богатырь в печали и расстройстве, едет-вздыхает, конца-края тяжёлых испытаний не чает.

Вернулся он снова к деду Отшельнику, а тот по лицу молодца сразу увидел, что плохи у него дела. Всё-таки спросил он всё ли обошлось у него или нет.

— Да будь проклят тот час, когда надумал я к Железному злодею съездить, — вздохнул Свинцовый Богатырь, — ведь мог я спокойно жить и без того, чтобы с ним брататься. А теперь поймал он меня в свои сети, принудил обещать бог весть что. Даже не надеюсь, что смогу сдержать своё слово. Потребовал он, чтобы доставил я ему Иляну-Косынзяну, деву-красу, царицу всех трав и цветов, в косе её роза поёт. Я о ней и слыхом не слыхал, а он пригрозил мне голову снести, коли не доставлю.

— Да не падай ты духом! — подбодрил гостя дед Отшельник, — я из многих бед тебя уже выручил, выручу и из этой, только и ты не робей, силу свою не жалей. Перво-наперво сооруди себе кораблик, а на том кораблике поставь лавку с дорогими товарами, самыми редкостными и ценными. А как сделаешь всё это, тотчас же пустись в плавание на кораблике по море-океану восточному. По тому море-океану приплывёшь ты к далёкому берегу, а там высок-дворец стоит, самоцвет-камнем блестит и в нём Иляна-Косынзяна дева-краса живёт. Ты к берегу пристань и лавку открой. Только за покупателями в оба приглядывай, не зевай.

Научил дед Отшельник молодца что делать, как себя там вести, а главное, как с покупателями обходиться.

Взялся Свинцовый Богатырь за дело, кораблик соорудил, товары дорогие накупил, в путь далёкий пустился и до того желанного берега доплыл, хотя путь нелёгкий был, волны-валы морские бушевали, стеной перед ним вставали.

А как добрался, то раскинул на кораблике лавку с товарами редкостными и во всём выполнял наказы деда.

Однажды по утру пришла к берегу красна-девица с двумя вёдрами, чтобы морской воды в них набрать.

Свинцовый Богатырь в тот час вынимал и раскладывал на виду свои товары, как все купцы делают, чтобы народ мог ими полюбоваться.

Увидела девица такие дивные товары, на месте застыла от восхищения, глаз отвести не может. Так засмотрелась, что чуть совсем не забыла — зачем к морю пришла — набрать и принести хозяйке своей Иляне-Косынзяне морскую воду для утреннего купания.

Когда, наконец, вернулась она во дворец с водой, Иляна-Косынзяна спросила служанку почему она так долго не возвращалась.

Та рассказала всё на чистоту: замешкалась потому, что у берега какой-то старенький дед выставил в лавке на корабле такие редкостные и диковинные товары, каких она не видела никогда в жизни.

А старенький дед был не кто иной как Свинцовый Богатырь, который умылся волшебным зельем, что дед Отшельник ему дал, и обратился в деда, да такого старого и сморщенного, похуже Кощея бессмертного.

Услышала Иляна-Косынзяна рассказ служанки и места себе не находит, только и думает как бы ей заполучить эти редкостные диковинки, что серебром серебрились, золотом ярились, драгоценными каменьями переливались. Дала она прислуге двенадцать золотых монет и наказала купить ей в той лавке пару золотых башмачков. Коль хватит денег — пусть сразу же и купит, а коли не хватит — пускай назад придёт и ещё возьмёт.

Прибежала служанка на кораблик и говорит:

— Дедушка, моя хозяйка Иляна-Косынзяна, дева-краса, царица всех трав и цветов, в косе её роза поёт, прислала меня с наказом купить ей пару золотых башмачков, самых пригожих из всех что у тебя есть.

— Продам, доченька, как не продать, — ответил Свинцовый Богатырь, — вот, только… как бы тебе сказать, башмачки эти очень нежный товар и сильно я опасаюсь, как бы невзначай их не попортили. Лучше бы твоя хозяйка соблагоизволила сюда самолично пожаловать. Отберёт себе, что ей по душе придётся, со мной потолкует, и в цене мы сойдёмся, может я ей малость уступлю.

Служанка не мешкая побежала к Иляне-Косынзяне и слово в слово ей всё пересказала.

Чуть спустя Иляна-Косынзяна, дева-краса, глаз услада на берег пришла, на кораблик взошла, в лавку вошла.

Свинцовый Богатырь усадил её на золотой стульчик, прикинулся, что должен куда-то идти за золотыми башмачками и запер дверь на ключ. Потом быстро зашёл в другую каморку, умыл лицо и волосы волшебным снадобьем и снова стал молодым и пригожим, ещё краше чем раньше.

В тот же миг, когда он запер двери лавки на ключ, кораблик сразу же поплыл, легко покачиваясь по тихому морю, где теперь волн-валов и в помине не было. Иляна-Косынзяна приметила, что кораблик отплыл от берега, но не очень-то горевала, когда увидела перед собой юного статного богатыря с ясными глазами, в которых огонь-пламя любви горел. Ведь после того, как Свинцовый Богатырь умылся волшебным снадобьем, второго такого красавца на всём свете белом не сыскать было. Подходили он друг к другу, как в песне поётся:

Стать прошу моей женой, Так похожи мы с тобой, Блеском глаз из-под бровей, Словно пара голубей, И ресницами и взглядом Как две сизых птицы рядом.

Смирилась Иляна-Косынзяна, дева-краса со своей долей, но предупредила молодца:

— Коли уж так мне суждено, пусть так и будет, на долгую и счастливую нам жизнь вместе, ежели ты похитил меня для себя. Но ежели увозишь к другому и ему отдашь, пусть бог тебя покарает, когда жизнь тебе всего милее будет.

Плыли они на кораблике, друг на друга налюбоваться не могли, миловались как голубок и горлица.

И всё-таки сдержал Свинцовый Богатырь своё слово и отвёз Иляну-Косынзяну побратиму, а потом сразу же, даже не попрощавшись, в печали и горе, ускакал к деду Отшельнику. Проклинал он и час своего рождения на белый свет, не только тот миг, когда вздумал к Железному Богатырю пойти.

Вернулся он к деду Отшельнику, и тот, по своему обыкновению, спросил его, была ли ему удача, добился ли он того, что хотел.

А Свинцового Богатыря такая тоска смертная по Иляне-Косынзяне гложет, что он и ответить ничего не в силах, стоит будто окаменелый.

Но дед Отшельник и сам знал, о чём тот печалится.

Молчал молодец, молчал, потом снова стал проклинать тот миг, когда надумал с Железным Богатырём встретиться, и сказал:

— Эх, кабы я знал всё заранее, не стал бы умыкать Иляну-Косынзяну для другого, а только лишь для себя!

Пожалел его дед Отшельник, да не просто пожалел, а решил утешить и выручить — в беде помочь. Вот и сказал он ему:

— И теперь не поздно дело поправить, молодец, только послушайся меня и выполни всё в точности, как я тебе накажу. Одолеем мы и эту напасть, как и другие многие одолели, но и ты должен будешь не ударить лицом в грязь, показать на что способен. Скачи ты не мешкая к замку Железного Богатыря, он как раз сейчас на охоту собирается, и подучи Иляну-Косынзяну, чтобы она его спросила где его сила спрятана. Но она должна заранее знать, что когда она первый раз спросит, отвесит ей Железный Богатырь одну пощёчину, второй раз спросит две пощёчины, третий раз — три пощёчины, а уж на четвёртый раз выпытает она у него всю правду без утайки.

Свинцовый Богатырь всё в точности и выполнил.

Когда Железный Богатырь вернулся с охоты, Иляна-Косынзяна сперва его напоила-накормила, а потом уж спросила, где скрыта его сила. Разгневался богатырь, ударил её по лицу. Прикинулась Иляна-Косынзяна очень опечаленной, в три ручья заплакала, запричитала:

— За что же так? Ни разу мы не ссорились, не бранились, ничего я от тебя никогда не скрывала, не прятала, а ты даже такую малость не хочешь мне открыть.

Рыдала она и жаловалась, просила и молила, пока по её воле всё и вышло. Как Железный Богатырь ни упрямился и ни отнекивался, а всё одно не устоял. Недаром есть поговорка, что может женщина, то никому не под силу.

Раскрыл Железный Богатырь Иляне-Косынзяне свою тайну.

— Видишь вон ту плётку-трёххвостку? Ежели кто её возьмет и трижды ею на три стороны махнёт, да трижды позовёт: «Гей-гоп, сила Железного Богатыря, где ты?» то сразу же из-под порога появится ларец и в нём три яйца лежат. А в тех яйцах вся моя сила и кто их разобьёт меня изведёт.

Раскрыл он эту тайну и Иляна-Косынзяна тут же с ним помирилась.

А как ушёл он снова на охоту, Свинцовый Богатырь тут как тут. Взмахнул три раза плёткой-трёххвосткой на три стороны и трижды позвал: «Гей-гоп, сила Железного Богатыря, где ты?» Только закончил он звать в третий раз, как из-под порога появился перед ним ларец, сам раскрылся, сам перед ним яйца выложил.

Железный Богатырь услышал оттуда, где он был Щёлканье плётки-трёххвостки и погнал, сломя голову домой, силу свою выручать. Ещё издали крикнул он Свинцовому Богатырю, чтобы тот не разбивал яйца, повременил совсем немного, дал бы ему хоть ещё один шаг сделать. Но добрый молодец уже хлебнул горя со своим побратимом, и потому не стал ждать, а ударил яйца об землю и разбил их вдребезги. В тот же миг Железный Богатырь рассыпался, в прах и пепел обратился.

А Свинцовый Богатырь взял Иляну-Косынзяну, деву-красу, царицу всех трав и цветов, в косе её роза поёт, и поехал с ней к деду Отшельнику. Провели они там в радости и весельи девяносто девять дней и ночей.

На прощанье дед Отшельник щедро одарил их, а они его горячо поблагодарили, в ноги поклонились и домой отправились, к старикам родителям Свинцового Богатыря.

Однажды к вечеру, когда день в ночь превращался добрались они до родного города Свинцового Богатыря и остановились у лачуги его родителей. Но Свинцовый Богатырь не сказал Иляне-Косынзяне, что это его отчий дом. Спешился он, зашёл, поздоровался и попросил хозяев приютить их на ночь.

Удивились дед и баба — чего это вдруг столь знатные путешественники просят ночлега в их убогой лачуге. Стали они всячески отнекиваться: мол, столь важным господам несподручно у них будет, домишко-то мал и тёмен, да и коней некуда поставить. Говорили они то одно, то другое, отказывались по всякому. Но Свинцовый Богатырь так их уговаривал, так упрашивал, что деваться было некуда, и в конце концов старики согласились принять приезжих на ночлег.

Иляна-Косынзяна как вошла в хижину, сразу же легла и уснула как убитая. Очень уж она утомилась в дороге. А Свинцовый Богатырь не лёг, а сел толковать с хозяевами, стал их расспрашивать о том, о сём, выпытывать, как живут они, кто их кормит и поит, почему так случилось, что на старости лет остались они одни-одинёшеньки, и о многом другом.

Дед поведал ему, что работают они с бабкой то на одного барина, то на другого, тем и добывают себе пропитание и что были у них три сына. Двое старших живы и поныне, но стали они царями и знать не хотят о своих родителях. А о третьем сыне ничего никому неведомо: жив ли он или нет, потому что «уж целый век как нет от него никаких весточек», — закончил, горько вздыхая старик.

Слушал его Свинцовый Богатырь, слушал и нет-нет слеза на глаза навёртывалась, хоть и сдерживался он изо всех сил. Ещё хорошо, что лучина мало света давала и ничего приметить нельзя было.

А затем дед рассказал всю историю о том, как у Багрян-царя змеи похитили солнце, луну и звёзды, как его старшие сыновья разыскали их и царю возвратили, а царь отдал им в жёны своих дочерей.

Меж тем старуха ужин состряпала и на стол подала, а уж с каким удовольствием съел его Свинцовый Богатырь и говорить нечего, потому что лучше родной матери никто стряпать не умеет.

Поужинал добрый молодец и пошёл в город прямёхонько к той конюшне, куда медных коней заперли. Накормил и напоил их, а то они голодные стояли с тех самых пор, как старшие братья сюда их завели и начисто о них забыли.

Наелись кони досыта и стали друг другу жаловаться. Конь старшего брата сказал:

— Эх, пришёл бы теперь мой хозяин и сел бы на меня верхом, я тотчас же забросил бы его за облака, чтобы упал он оттуда и разбился насмерть.

Свинцовый Богатырь понял речь коня. Чуть спустя зашёл в конюшню, взнуздал его, вывел во двор и вскочил в седло. Конь не знал, кто на нём сидит, встряхнулся, вскинулся, на дыбы взвился и попытался, как хвалился, забросить молодца за облака. Но ничего у него не вышло. Отвёл его богатырь обратно в конюшню и вывел коня среднего брата. А тот как взметнулся, так и зашвырнул молодца прямо в море-океан. Потом вернулся в конюшню и похвалился остальным, что он сделал.

Но третий конь, тот, на котором на первых порах Свинцовый Богатырь скакал, с укоризной сказал:

— А вдруг человек, который сейчас пришёл, нас накормил и напоил, это наш хозяин, тот самый, что из земли когда-то нас вырыл и снова над нами сжалился? Так ты ему за добро его отплатил? Ежели ты, — повернулся он к коню среднего брата, — до завтрашнего утра не вызволишь его и не привезёшь обратно, я тебя зубами загрызу, копытами затопчу, насмерть забью!

Испугался медный конь и тотчас же бросился на розыски. Избороздил он море-океан вдоль и поперёк, а о Свинцовом Богатыре ни духа, ни слуха. Всюду он его искал, да всё напрасно, пока не повстречался ему царь рыб.

Царь рыб спросил коня, что ему надо.

Тот рассказал всё как было. Велел ему царь рыб подождать немного, пока он сам не узнает. Взял он рог-раковину и трижды подул на три стороны моря-океана. Сразу же приплыли на зов все его подданные, то есть все рыбы. Спросил царь рыбьих князей, все ли на лицо? Ответили ему князья, что все приплыли, только одной рыбы ещё нет. Подождали они немного, пока и та рыба не показалась. Плыла она медленно, еле-еле двигалась, так наелась.

Царь сразу понял, что эта рыба проглотила молодца, но виду не подал, а только спросил её почему она замешкалась и вовремя не приплыла.

Рыба ответила, что захворала, мол, и потому не смогла выполнить быстро приказа.

А царь спросил её — не проглотила ли она, часом, земного человека?

Рыба ответила, что нет, не глотала.

Разгневался царь и повелел разорвать ту рыбу на куски.

Испугалась рыба, поняла, что с ней не шутки шутят, повинилась, и пообещала выплюнуть доброго молодца живым и невредимым, ещё краше чем он раньше был. Так она и сделала, а Свинцовый Богатырь поблагодарил царя рыб, сел на коня, выбрался на берег и поскакал в царский дворец.

Во дворец пошёл он прямёхонько к своим старшим братьям, поднял их со сна и строго спросил: почему они так нехорошо обошлись со стариками родителями и с медными конями, которые из всех бед их выручали. Братья, в своё оправдание, всякие небылицы стали выдумывать.

Тогда, чтобы доказать правду, вывел Свинцовый Богатырь братьев во двор, поставил по правую руку от себя и сказал:

— Пусть бог сейчас рассудит кто из нас прав, а кто виноват, и виновного тут же покарает.

Эти слова он сказал и свой меч высоко в поднебесье послал, а как меч обратно упал, в обоих старших братьев попал и надвое распластал. Свинцовый Богатырь тотчас же их похоронил, пока ещё не рассвело.

Потом привёл он Иляну-Косынзяну, деву-красу, царицу всех трав и цветов в царский дворец, да и своих стариков родителей уговорил туда перебраться, хотя очень им не хотелось свою тёмную лачугу покидать.

Свинцовый Богатырь и Иляна-Косынзяна сыграли затем весёлую свадьбу, и все радовались: и люди, и звери, и даже листва на деревьях, из-за того что правда победила.

Может статься, что Свинцовый Богатырь и Иляна-Косынзяна и сейчас живут, не тужат, невзгод-горя не знают.

А я палку оседлал и всё как мог вам рассказал.

А тот, кто лучше сказку знает, от нас её пусть не скрывает.

Молодость без старости и жизнь без смерти. Перевод Н. Анисимовой.

Жили-были когда-то царь и царица. Ежели бы не жили, то и сказки бы этой не было. А было это в те годы, когда росли на тополе груши, а на раките — фиалки; когда медведи хвостами дрались; когда волки с ягнятами братались, обнимались-целовались; когда на подкову блохе уходило девяносто девять ока железа и прыгала блоха в небесную высоту да приносила нам оттуда сказки; когда писала муха на стене… Тот врать мастак, кто не поверил, что это так.

Жили-были великий царь и царица, молодые и красивые, но детей у них не было. Много раз обращались они к знахарям и лекарям, да всё напрасно. Сколько они ходили по всяким звездочётам, просили их узнать по звёздам, будут ли у них дети, а детей всё нет как нет.

Наконец прослышал царь, что живёт неподалёку в одной деревне старик знахарь, и послал за ним. Но старик ответил гонцам, что, если он кому нужен, пусть тот сам к нему придёт. Собрались тогда в дорогу царь с царицей и вместе с боярами, солдатами и слугами отправились к старику в деревню. Старик, как только их увидел, тотчас вышел им навстречу и сказал:

— Добро пожаловать! Только зря ты, твоё величество, ко мне пожаловал. Исполнение желания твоего принесёт тебе одно лишь горе.

— Не твоя это печаль, — сказал царь. — А коли есть у тебя такое зелье, чтоб у нас дети родились, дай мне его.

— Есть у меня такое зелье, но родится у вас только один сын — Фэт-Фрумос,[1] и красив он будет, и всем хорош, и жалостлив — да не про вас.

Взяли царь с царицей зелье и радостные вернулись во дворец. Вскоре царица понесла; Всё царство, весь двор царский и все сановники, узнав об этом, возликовали.

Не пришло ещё время царевичу родиться, а он уж стал в утробе матери плакать, и ни один лекарь не мог его успокоить. Отец обещает сыну все блага земные, а тот всё плачет-заливается.

— Успокойся, мой дорогой, — говорит царь, — подарю я тебе любое царство; замолчи, сынок, дам я тебе в жёны любую царевну.

Обещает он ему и то, и сё, и всякую всячину. Наконец, когда увидел царь, что ничем его не утешить, говорит:

— Замолчи, дитя моё, дам я тебе молодость без старости и жизнь без смерти.

Тут мальчик перестал плакать и родился. Ударили слуги в литавры и затрубили в трубы, и ликовало всё царство целую неделю.

Чем больше рос мальчик, тем умнее и отважнее он становился. Ходил он в школу и к философам; над чем другие дети год бились, он с тем за один месяц справлялся. Царь не мог на сына нарадоваться. Да и все в царстве радовались тому, что будет у них государь такой же умный и учёный, как царь Соломон. Вдруг, неизвестно почему, стал мальчик грустить, сделался он задумчив и печален. И вот в тот самый день, как исполнилось ему пятнадцать лет, когда царь пировал за столом со своими боярами и сановниками, поднимается Фэт-Фрумос со своего места и говорит:

— Батюшка, настало время дать мне то, что обещал ты ещё при моём рождении.

Опечалился царь, услыхав такие его слова, и говорит:

— Да как же, сынок, могу я сдержать такое неслыханное обещание? Ежели я тебе и обещал, так лишь затем, чтобы тебя успокоить.

— Коли ты, отец, не можешь мне дать молодость без старости и жизнь без смерти, пойду я скитаться по свету, пока не добуду того, ради чего на свет появился.

Бояре и царь пали перед Фэт-Фрумосом на колени и стали упрашивать его не покидать страну. Говорят ему бояре:

— Отец твой уже стар, скоро мы возведём тебя на трон и дадим тебе в жёны самую красивую девушку на свете.

Но ничто не могло заставить Фэт-Фрумоса отказаться от своего решения. Он был твёрд как камень и стоял на своём. Увидел царь его упорство, согласился и стал собирать ему в дорогу припасы разные и всё, что требуется.

Пошёл Фэт-Фрумос на конный двор, где стояли самые лучшие в царстве кони, чтобы выбрать себе коня по душе. Но только царевич руку на коня положит и за хвост его схватит, тот с ног валится. Один за другим все кони у него и попадали. Наконец, когда уж собрался Фэт-Фрумос выходить, окинул он ещё раз конюшню взглядом и заметил в одном углу запаршивевшего, в болячках, ледащего коняку. Подошёл он к нему и как только схватил за хвост, обернулся конь и говорит:

— Чего тебе надо, хозяин? Слава господу, помог он мне дожить до того дня, когда прикоснулась ко мне рука богатырская.

Вздыбился конь и стал как свечка.

Рассказал тут ему Фэт-Фрумос, что он задумал, а конь ему в ответ:

— Чтобы исполнилось твоё желание, попроси у отца саблю, копьё, лук, колчан со стрелами и ту одежду, что носил он, когда был молодым; и ещё ухаживай за мной сам шесть недель и корми меня овсом, а овёс на молоке вари.

Попросил Фэт-Фрумос у отца, что ему конь велел, и приказал царь управляющему открыть все сундуки, чтобы мог царевич выбрать всё, что ему понравится. Три дня и три ночи рылся Фэт-Фрумос в сундуках и наконец нашёл на дне одного из них старое ржавое оружие и одежду, ту, что носил его отец, когда был молодым. Принялся Фэт-Фрумос очищать от ржавчины старое отцовское оружие, и через шесть недель заблестело оно как зеркало. За конём он тоже ухаживал, как тот ему наказал. Нелёгкая была работа, но он со всем управился.

Как сказал Фэт-Фрумос коню, что оружие и одежда начищены и блестят словно новые, конь тут же встряхнулся, вся парша и болячки с него сошли, и стал он таким, каким уродился: крепкий, статный, на спине четыре крыла. Увидел Фэт-Фрумос, как его конь преобразился и говорит ему:

— Через три дня и в путь отправимся.

— Да по мне хоть сейчас, хозяин, — отвечает ему конь. — Только прикажи.

Через три дня весь двор и всё царство поверглись в глубокую печаль. Надел Фэт-Фрумос доспехи богатырские, взял в руку саблю острую, вскочил на того коня, которого сам себе выбрал, и стал прощаться с царём, царицей, со всеми боярами, большими и малыми, с воинами и со всеми дворцовыми слугами. Все они слёзно его упрашивали не уезжать, чтобы не приключилось с ним чего худого по дороге, чтобы не сложил он где-нибудь свою голову. Но Фэт-Фрумос только коня пришпорил и вылетел из ворот, как ветер. А за ним следом поехали возы с припасами и деньгами да сотни две воинов; их дал ему отец в провожатые.

Как выехал Фэт-Фрумос из царства своего отца и доехал до пустыни, роздал он всё добро воинам и, попрощавшись с ними, отправил их назад. Себе он оставил припасов ровно столько, сколько смог увезти его конь. Направил царевич коня на восток и через три дня и три ночи доехал до большого поля, усеянного человеческими костями.

Остановился он здесь отдохнуть, а конь ему и говорит:

— Знай, хозяин, что заехали мы во владения ведьмы Геоноаи, а она такая свирепая, что ещё ни один человек, который попадал сюда, не возвращался назад живым. Была она раньше как и все женщины, но прокляли её родители за то, что никогда она их не слушалась и вечно огорчала. Вот и превратилась она в ведьму. Сейчас она дома со своими детьми, но завтра мы встретимся с ней вон в том лесу. Прилетит она, чтобы тебя убить. Правда, страшна она, да ты не бойся, держи только лук наготове да саблю и копьё под руками — пригодятся.

Легли они спать, но попеременно на часах стояли.

На следующий день на рассвете собрались они ехать через лес. Фэт-Фрумос взнуздал и оседлал коня, подтянул потуже подпруги, и тронулись они в путь. Вдруг слышат страшный грохот. Конь и говорит:

— Приготовься, хозяин, это ведьма приближается.

Ну и неслась же она, братцы, на пути её деревья валились, так она мчалась. Но конь взвился над ведьмой как вихрь. Фэт-Фрумос пустил стрелу и попал ей в ногу, нога и отвалилась. Приготовился он во второй раз стрелять, но ведьма закричала:

— Погоди, Фэт-Фрумос, я тебе ничего худого не сделаю.

А как увидела, что он ей не верит, расписалась в том своей кровью.

— Если бы не твой конь, — сказала Фэт-Фрумосу ведьма, — пришёл бы тебе конец, а так ты сам меня чуть не убил. Знай, что до сей поры ни один смертный не смел вступать в мои владения. Те же безумные, кто осмеливался, доходили лишь до того поля, где ты видел человеческие кости.

Направились они к дому ведьмы. И надо было видеть, как она Фэт-Фрумоса за стол сажала, как радушно принимала. Сидят они за столом, угощаются; вдруг ведьма застонала от боли. Вынул тотчас царевич из своей сумы её ногу, приставил на место, нога сразу и приросла. Обрадовалась ведьма, потчевала она Фэт-Фрумоса три дня и три ночи, а потом предложила ему в жёны любую из своей дочерей. Хоть и были они красоты несказанной, Фэт-Фрумос всё же от них отказался и признался старухе по чести, чего он ищет; на это ведьма и говорит ему:

Думаю я, что с твоим конём и твоей отвагой ты своего добьёшься.

Через три дня снарядился Фэт-Фрумос дальше в путь-дорогу. Ехали они, долго ли, коротко ли, проехали владения Геоноаи и выехали на широкое поле. Только с одной стороны того поля стоит трава высокая, а с другой всё выжжено. Спросил царевич у коня, почему трава выжжена, а конь ему отвечает:

— Здесь владения другой ведьмы — Скорпии, старшей сестры Геоноаи. Обе они такие свирепые, что никак не могут ужиться друг с другом. Родительское проклятие обеих их обратило в чудовищ. Страшная вражда между ними: хочет одна у другой землю отнять. Когда Скорпия злится, изрыгает она смолу и пламя. Видно, опять повздорила она с сестрой, ходила её выгонять из своих владений, тут и выжгла траву на своём пути. Скорпия — ведьма трёхглавая, она ещё злее, чем сестра. Отдохни немножко, хозяин, а завтра с утра готовься к бою.

На следующий день подготовились они, как перед схваткой с Геоноаей, и в путь тронулись. Вдруг слышат такой рёв и шум, какого никогда до той поры и не слыхивали.

— Будь наготове, хозяин, — говорит Фэт-Фрумосу конь, — это приближается к нам Скорпия.

Мчится ведьма в ярости, изо рта пламя пышет. Примчалась она словно вихрь, но конь взвился над ней и опустился рядом. Фэт-Фрумос пустил стрелу и снёс ей одну голову. Как снёс он ей голову, заплакала ведьма, пощады запросила, обещала ничего худого ему не делать, а чтобы поверил он ей, расписалась в том своей кровью. Ещё лучше Скорпия богатыря принимала, чем Геоноая. Он ей отдал голову, которую стрелой снёс, и, как только её на место приставили, приросла она как прежде. Через три дня Фэт-Фрумос отправился дальше.

Проехал он владения Скорпии и — долго ли, коротко ли — доехал до цветущего луга, где царит вечная весна. Цветы там красоты невиданной, и аромат от них такой сладкий, такой приятный, что и рассказать нельзя. Нежный ветерок над тем лугом веет. Остановились они отдохнуть. Конь и говорит:

— Много мы с тобой, хозяин, трудностей преодолели, но самые большие впереди; ждут нас теперь великие опасности, и если с божьей помощью мы с ними справимся, — значит, мы с тобой и вправду богатыри. Неподалёку отсюда есть дворец, в нём-то и скрывается молодость без старости и жизнь без смерти. Окружён тот дворец высоким непроходимым лесом, день и ночь рыщут по тому лесу чудовища, страшнее которых на свете нет; тебе их никак не одолеть, пройти через лес невозможно, — ну да мы как-нибудь постараемся-понатужимся, авось через лес и перескочим.

Отдохнули они денёк-другой, опять к трудному делу приготовились. Конь весь напружинился и говорит:

— Хозяин, подтяни подпругу что есть мочи, сядь в седло покрепче, за гриву мою ухватись и ноги поплотнее к бокам моим прижми, чтобы лететь мне было легче.

Поднялся он и в один миг очутился возле леса.

— Хозяин, — говорит опять конь, — сейчас все чудовища собрались во дворе, где их кормят, — самое время нам через лес перелететь.

— Летим, — отвечает Фэт-Фрумос, — и да поможет нам бог.

Поднялись они выше леса стоячего, выше облака ходячего и увидели дворец. Сиял тот дворец ярче солнца красного. Пролетели они над лесом, и только собрался конь опуститься у дворцовой лестницы, как задел копытом за верхушку дерева. Тут сразу весь лес зашумел, закачался, а чудовища зарычали, да так, что у Фэт-Фрумоса волосы встали дыбом.

В один миг Фэт-Фрумос с конём внизу очутились, и кабы не хозяйка дворца, тут бы им и конец пришёл. А хозяйка была волшебница — она как раз в это время кормила своих ребят — так она этих чудовищ называла.

Очень хозяйка обрадовалась, потому что до тех пор никогда человека не видала. Успокоила она чудовищ и на место их отослала. Ох, и красавица же была хозяйка — высокая, стройная, пригожая. Как увидел её Фэт-Фрумос, так и замер на месте. А она ласково на него посмотрела и говорит:

— Добро пожаловать, добрый молодец! Чего тебе надобно?

— Ищу я, — отвечает ей Фэт-Фрумос, — молодость без старости и жизнь без смерти.

— Коли этого ты ищешь, — говорит ему хозяйка, — то нашёл, что искал.

Сошли они с лестницы и вошли во дворец. Здесь встретили их ещё две молодые женщины, и нельзя было сказать, которая из них моложе. Это были старшие сёстры красавицы. Поблагодарил волшебницу Фэт-Фрумос за то, что спасла она его жизнь. Все три красавицы, на радостях, приготовили ему отменный ужин и подали на золотой посуде. Коню они разрешили пастись где ему вздумается, а потом показали гостей всем чудовищам и крепко-накрепко наказали им царевича и коня не трогать, чтобы могли они спокойно ходить по всему лесу.

Попросили красавицы Фэт-Фрумоса у них остаться: скучно им было жить одним. Он не заставил себя упрашивать, поблагодарил, согласился и сказал, что ни о чём лучшем и мечтать не мог.

Мало-помалу попривыкли они друг к другу, рассказал им Фэт-Фрумос обо всём, что он испытай, пока до них добрался. А через некоторое время женился он на младшей сестре. После свадьбы разрешили ему сёстры гулять всюду где ему захочется. Но одну долину показали они ему лишь издали и сказали, что называется она Долиной Слёз, и запретили туда ходить, — от неё, мол, будет ему большое горе.

Прожил он там немало времени, но даже и не заметил, потому что оставался таким же молодым, каким пришёл. Гулял он по лесу, не знал никаких забот, жил-поживал себе счастливо в золотых хоромах, в мире и согласии с женой и свояченицами, радовался ярким цветам и свежему, чистому воздуху.

Румынские сказки

Часто ходил Фэт-Фрумос на охоту, и вот однажды увидел он зайца, пустил в него стрелу — мимо, пустил другую — не попал; рассердился Фэт-Фрумос, погнался за зайцем, пустил третью стрелу и убил его. Но не заметил, несчастный, что, гоняясь за зайцем, попал он в Долину Слёз. Взял он зайца, вернулся домой, но, что бы вы думали?! Вдруг взяла его тоска по отцу с матерью. Не осмелился он признаться в этом хозяйкам дворца, но они, видя его грусть и печаль, сами обо всём догадались. Очень они тогда встревожились.

— Ах ты, несчастный, — говорят они ему, — ты зашёл в Долину Слёз.

— Да, дорогие мои, зашел, хоть и не нарочно. А теперь вот гложет меня тоска по родителям, но и вас я не в силах покинуть. Столько времени я с вами живу, а не могу ни на что пожаловаться. Пойду я, взгляну ещё разок на родителей, а потом назад к вам вернусь и больше уж вас никогда не покину.

— Не уходи от нас, любимый! — говорят ему они. — Уж сотни лет, как твоих родителей и в живых-то пет. Боимся мы, что если ты отсюда уйдёшь, то никогда уж больше мы тебя не увидим. Не уходи от нас, потому чуем мы беду неминучую.

Но сколько ни уговаривали Фэт-Фрумоса жена, и сёстры, и конь, не смогли они унять его тоску по родителям. Вконец иссушила она Фэт-Фрумоса. Наконец конь и говорит:

— Раз не хочешь ты меня послушать, хозяин, то теперь, что бы с тобой ни случилось, пеняй на себя. Я тебя предупредил, а теперь, если согласишься на моё условие, отвезу я тебя обратно.

— Соглашусь, — отвечает Фэт-Фрумос с радостью. — Говори, какое твоё условие.

— Как приедем мы во дворец твоего батюшки, то, если захочешь ты хоть часок там побыть, я тебя дожидаться не стану, а сразу же вернусь назад.

— Ладно, — говорит Фэт-Фрумос.

Приготовился он к отъезду. Обнялся с женой и её сёстрами, попрощался с ними и пустился в путь. Остались они одни, опечалились, плачут, убиваются.

Доехал Фэт-Фрумос до того места, где прежде были владения ведьмы Скорпии, а там — города возвышаются. Где прежде леса стояли, там теперь поля расстилаются. Поспрошал он одного-другого о ведьме и о её доме, а те ему в ответ, что только деды слыхали от прадедов такие небылицы.

— Как же так? — говорит им Фэт-Фрумос. — Я ведь здесь на днях проезжал.

Рассказал он им всё, как было. Только посмеялись люди над Фэт-Фрумосом, словно он бредил или грезил наяву, а он, удручённый, поехал дальше, не заметив даже, что волосы и борода у него за ото время поседели.

Доехал Фэт-Фрумос до владений Геоноаи, расспросил о ней и получил такие же ответы.

Никак не мог он понять, как же могло всё так сильно перемениться за несколько дней. Ещё сильней Фэт-Фрумос опечалился и поехал дальше. Седая борода отросла у него уже до пояса, а ноги под ним подгибались. Достиг, наконец, он царства своего отца. Здесь тоже — другие люди, другие города, а старые так изменились, что и не узнать. Наконец, доехал он до того дворца, где родился. Слез с коня, конь руку ему поцеловал и говорит;

— Прощай, хозяин, я возвращаюсь обратно. Коли хочешь ехать со мной, садись в седло и немедля в путь.

— Прощай, — отвечает ему Фэт-Фрумос, — надеюсь, что и я вернусь в скором времени.

Конь умчался как вихрь.

Увидел Фэт-Фрумос, что отцовский дворец разрушился и зарос бурьяном. Вздохнул он, глаза его слезами затуманились. Стал он вспоминать, каким был когда-то этот дворец и как прошло здесь его детство. Обошёл он дворец два-три раза, осмотрел каждую комнату, каждый уголок, напоминавший ему о прошлом, потом вышел и на конный двор, где себе коня выбрал. Спустился он в погреб, вход был завален всяким мусором. Стал Фэт-Фрумос шарить по всем углам, а борода у него до колен доросла, веки приходится приподымать руками, а ноги еле двигаются. Нашёл он только сундук ветхий, там в особом коробке хранились прежде драгоценности, — ничего в нём теперь не было. Поднял Фэт-Фрумос крышку коробка, и вдруг чей-то слабый голос сказал ему:

— Добро пожаловать, Фэт-Фрумос, если бы ты запоздал ещё немножко, пришёл бы мне конец.

А это, оказывается, была его Смерть. Совсем она иссохла, так долго пришлось сидеть ей скрючившись в коробке. Дала она Фэт-Фрумосу пощёчину, упал он на землю мёртвым и тут же обратился в прах.

А я на коня сел верхом И рассказал вам обо всём.

Сказка о волшебном волке и Иляне-Косынзяне. Перевод А. Садецкого.

Давным-давно, в некоем царстве-государстве, жил царь и были у него три сына. Но так случилось, что царица тяжело заболела. Как её ни лечили, как ни врачевали всеми зельями и снадобьями что на белом свете есть, излечить её так и не удалось — скончалась бедная царица. Загоревал царь, дённо и нощно по царице слёзы горючие проливал, чуть не выплакал оба глаза. Еле-еле видел сейчас, как сквозь пелену густую.

Ещё худшая печаль овладела теперь всем царским двором. Мало того, что умерла царица, новая беда свалилась на горемычного царя — вот-вот ослепнет. По всем концам света искали гонцы чудодейственные лекарства, ничего не нашли.

Как-то ночью приснилось царю, что ежели доставят ему перо золотого голубя и смажут этим пером глаза, то он тут же излечится, снова прозреет уг будет видеть лучше, чем семилетний ребёнок. А ежели не раздобудут это перо, то ничего ему не поможет. На другое утро встал он, рассказал о своём вещем сне сыновьям и решил оповестить весь народ, что отдаст сразу же половину царства и в придачу завещаем царские хоромы тому, кто доставит перо золотого голубя, и смажет ему глаза.

Услышали это старшие сыновья и сказали отцу:

— Ты, батюшка, лучше не оповещай весь народ о твоей беде. Мы не теряем надежду, что сами сподобимся и достанем тебе заветное перо. Не хотим дожить до того часа, когда чужой люд царские хоромы унаследует.

— Хорошо, дети мои… будь по-вашему. Правильно вы говорите. Только бы сумели свершить то, что надумали.

Эти два старших сына царских весь день-деньской баклуши били — либо на охоте пропадали, либо другими столь же пустыми занятиями забавлялись. А меньшой царевич — Александру, с утра до вечера не отходил от отца — то воды ему поднесёт, то накормит, то волосы расчешет. Сердце не позволяло ему отойти от отца, любил и берёг он его, как зеницу ока.

Сейчас, когда старшие братья надумали пойти за волшебным пером, Александру их попросил:

— Братья, родные, берите и меня с собой.

— Тебя-то? Ишь чего выдумал! Да на что ты годен? Кто с тобой в путь пустится, дурачина ты, простофиля? Не гож ты для такой трудной дороги, ты только и умеешь, что дома сидеть и за отцом прибирать, голову ему чесать. Нам такой никчемушный как ты без надобности.

Опечалился и расстроился Александру из-за того, что братья ни во что его не ставили и не захотели с собой взять. А коли говорить по правде, хотя они его обзывали дурачиной и простофилей, на самом деле ума ему не занимать, второго такого не сыщешь. А лицо — светлое и пригожее.

Узнал царь чем опечален его младший сын и приказал старшим захватить брата с собой, ведь на спине тащить его не придётся. Обмозговали царевичи всё как следует, взяли деньги на дорогу, смену одежды, коней, оружие и приготовились в путь.

А царь очень затосковал из-за скорой разлуки, особенно болело у него сердце по Александру, любимого сына.

— Ну, сыночек дорогой, в добрый путь, бог тебе в помощь. Только на тебя у меня вся надежда.

— Оставайся здоровым, батюшка!

Пустились царевичи в дальнюю дорогу и ехали все вместе, пока не добрались до распутья. Привал устроили, отдохнули малость и дальше путь держат, а в полдень очутились в густом большом лесу. Пробирались они тем лесом, пока не выехали на красивую поляну, а по середине поляны увидели колодец с мраморным срубом. Вокруг колодца кружки серебряные стояли, прикованные за ушки серебряными цепями. Все прохожие, когда сюда добирались, здесь привал делали, а ежели пить хотели, то воды студёной напивались вволю. Никому и в голову не приходило хоть одну кружку с собой унести. А коли бы и захотел кто, то всё равно ничего сделать не мог — ведь были они прикованы серебряными цепями.

У колодца сделали царевичи ещё один привал, на этот раз подольше, поели, попили и отдохнули как следует.

— Слышь, братья, — сказал затем Александру, — пришла мне мысль…

— Какая мысль?

— Подумал я, какой нам прок в том, чтобы идти всем вместе, по одной и той же дороге? Давайте разъедемся в разные стороны, ведь неведомо кому какое счастье выпадет. Ежели будем скопом идти, то никакой пользы не будет. Лучше разойдёмся, поищем своё счастье, каждый в отдельности, а позже встретимся здесь, на этом самом месте.

— Ишь, чего выдумал! Хочешь, чтобы мы с братом разлучились. Ну уж нет, не быть по-твоему!

— А как же нам дальше быть?

— Не дело ты говоришь, Александру! — упёрся старший. — Я нашего среднего брата от себя никуда не отпущу, мы с ним с самого детства неразлучны. Ты же иди себе сам, куда глаза глядят. А перед тем как разойтись, оставим свои перстни здесь, под колодезным срубом.

Вот и разъехались они: старшие двинулись в ту сторону куда солнце закатывается, а младший — туда, откуда оно восходит.

Старшие царевичи всех птиц, что на своём пути встречали, тут же слёту сбивали, перья им выщипывали и в перемётные сумы клали. Надеялись они, что среди такого множества перьев окажется и то перо чудодейственное, что их отца от слепоты исцелит.

А у Александру сердце было доброе и жалостливое, не подымалась у него рука убить хоть какое-нибудь живое существо. Ехал он ехал, пока не попал в другой большой лес. Где-то, по середине леса, стал на его пути глубокий и широченный овраг. Никак через него не перебраться. Остановился царевич у обрыва, спешился и решил поесть. Так и сделал, а когда собрался встать, вдруг увидел как с долины, прямо на него по краю оврага, волк бежит, да не простой, а с дом величиной. Стало царевичу не по себе, даже испугался малость. Взялся он за лук, и тетиву уж натянул, как волк ему говорит человечьим голосом:

— Не убивай меня, Александру, молодой царевич, я тебе пригожусь там, куда ты идёшь. Я знаю, что ты царский сын и пустился в путь-дорогу за пером золотого голубя, чтобы излечить своего батюшку, который почти ослеп. Но в тех краях, куда ты идёшь, без моей помощи, ничего сделать не сможешь.

Побратались они и Александру спросил:

— Значит ты, волк, согласен со мною пойти?

— Сними седло с коня, приладь его на меня, садись верхом и держись крепче.

Александру так и сделал. Привязал своего коня к дереву, и оседлал волка. А волк взвился в воздух, вмиг перемахнул на ту сторону оврага и сказал царевичу:

— Дело нам предстоит трудное, но ежели ты, Александру, будешь меня слушать, то надеюсь я, что доведём мы его до благополучного конца.

Помчались они дальше, добрый кусок прошли и очутились на пригожем лугу в молодой роще. Спешился царевич и спать улёгся, а волку наказал, чтобы тот ему голову почёсывал, как он сам бывало раньше делал, чтобы отца усыпить.

Волку куда деться? Принялся он полегоньку его лапой по волосам гладить. Царевич в дороге очень устал и сразу же уснул. А волку есть страсть как хотелось. Как только увидел он, что Александру уснул, посмотрел назад и тотчас же вспомнил о коне царевича. Не долго думая, в три скачка домчался он до оврага, перемахнул через него, подлетел к коню и вмиг проглотил его.

Когда волк убежал, Александру тут же проснулся. Оглянулся он, посмотрел направо, посмотрел налево, никого рядом нет.

«Вот и остался я в дураках, — подумал он. — Убил бы я раньше зверя, был бы у меня сейчас конь, и припасы были бы, и всё что в пути надобно. А так нет у меня ни волка, ни коня, ничего, остался я гол как сокол».

Сидел он и кручинился, как вдруг увидел, волк к нему со всех ног мчится. Если раньше он был с дом величиной, то сейчас, после того как съел коня, вверь стал ещё огромнее.

— Ну, коли накинется на меня, — сказал сам себе Александру, — тотчас же проглотит.

Но волк об этом даже не помышлял. У него одна забота была: как лучше помочь царевичу. Подскочил он поближе и тут Александру увидел, что волк довольно облизывается. Сказал царевич:

— Эх, волчище, по всему видать, что ты съел моего коня.

— Твоя правда, Александру, только ты не печалься. Я набрал сил, а конь твой всё равно никуда не годился. Так и застрял бы ты с ним у оврага.

— Может, ты и прав. А не пора ли нам дальше двигаться?

— Двинемся, брат! Оседлай меня и пустимся в путь.

Миновали они лес, очутились в ровном поле и увидели, что вдалеке какой-то огонь полыхает. Присмотрелся волк получше и спросил:

— Видишь, там огонь полыхает?

— Вижу.

— Ну, коли видишь, так знай, что вокруг того костра сидят двенадцать воров. Добежим мы до них и еды раздобудем. — Александру всё жаловался на то, что проголодался. — Я так устрою, что разбойнички эти разбегутся кто куда, и двенадцать лет не будут ничего друг о друге знать. А сейчас держись как следует!

Припустил волк вперёд, да тан, что пулей его не догнать. К ночи домчались они. Неподалёку от костра, волк остановился и сказал:

— Ты, Александру, оставайся здесь около седла, а я к ним подойду, пусть приготовят нам поесть.

Сказал он это, перекинулся через голову и обернулся статным парнем, с сумкой на бедре и с ружьём на плече, вылитый атаман разбойничий, да не простой, а самый лихой. Принял он человечий облик и зашагал прямиком к ворам..

А они, все двенадцать, сидели, пригорюнившись, вокруг костра. Волк-оборотень подошёл и поздоровался.

— Тебе чего здесь надо, парень?

— Как чего? Того же что и вам.

— Ну, коли так, присаживайся рядом, может, развеселишь нас немного.

— А по какой причине вы такие печальные?

— Как же нам не печалиться, коли уже целых двенадцать лет стараемся увести овец из загона, что здесь поблизости, и ничего у нас не выходит. Что бы мы ни делали, как ни пытались, чабаны и их собаки тут же пронюхивают, даже подойти близко к загону не дают.

— Слышь, а у вас поесть найдётся чего, а то у меня от голода в животе свело?

— Нет ничего, дружище, сидим мы здесь и горе мыкаем.

— Раз уж так получилось, что вы, все двенадцать, не в силах справиться, то пойду на промысел я один-одинёшенек и, обязательно, принесу вам сейчас баранинки.

— Впрямь пойдёшь?

— Пойду!

Волк не стал больше лясы с ними точить, сразу увидел, что воры эти глупые и ни к чему не пригодные.

Пошёл он прямо к загону. Там перекинулся через голову, обернулся мухой, притаился в шерсти одного барана и закричал человечьим голосом:

— Караул, чабан! Вставай быстрее, пришли воры за твоими овцами!

Чабаны вскочили как встрёпанные, псы всполошились… Крик, лай, шум, визг… Все вокруг овец забегали, засуетились, но никого не нашли и снова спать улеглись. Не успели чабаны сомкнуть глаз, как волк снова закричал:

— Эй, чабан, сколько ты мне отдашь овец? А то мне некогда, уходить пора!

Опять бросились чабаны и псы на поиски и опять никого нет.

— Отдавай, чабан, несколько овец по-добру, по-хорошему, не раздумывай долго, а то всех заберу! Сколько же овец ты мне отдаёшь?

— Да бери ты сколько тебе надобно, и убирайся с богом!

— Ладно, чабан… возьму! Только ты покличь собак, придержи их, чтобы не увязались за мной, а не то заберу и овец и собак, а всех вас жизни порешу.

Отобрал оборотень двух овец, перекинулся через голову, обернулся волком и погнал их перед собой. А неподалёку от костра, снова принял человечий облик и привёл овец к ворам.

— Вот вам! Вы говорили, что я не смогу даже подойти близко к загону, а я овец пригнал. Заколите их, шкуру сдерите, и зажарьте. А пока пусть один из вас засыпет муку и поставит варить мамалыгу.

— А из каких таких достатков нам мамалыгу варить, коли у нас и муки-то нет?

— Какие же вы после этого воры? Я так думаю, что вы просто плуты-мазурики. Ладно, так и быть, я достану для вас муки.

Сказал он это и пошёл к деревне, что поблизости была. Там снова обратился он в муху и влетел в дом попа. А у того попа, в покое, в котором он спал, лежал мешок с калачами. Муха забралась в мешок, а оттуда закричала человечьим голосом:

— Вставай, батюшка, а не то заберу твои калачи!

Выскочил поп из постели, «Господи помилуй» бормочет, попадью кличет и приказывает ей свечу зажечь, потому что забрались в дом воры. Обыскали они честь по чести весь дом, все уголки и закоулки обшарили, но никого не нашли.

— Никак нечистая сила в наш дом повадилась, матушка, — вздохнул поп.

Прочёл он ещё какие-то молитвы и снова спать улёгся, а муха опять закричала:

— Вставай, батюшка, а не то заберу твои калачи!

— Да забери их, и проваливай к чёрту, с нами крёстная сила!

Подхватил волк мешок с калачами и припустил бегом. По пути обратился снова в человека и уже не останавливался, пока не добрался до костра воровского.

— Ну, а сейчас посолите мясо, зажарьте его и утолим голод.

— Да нет у нас соли. Ничего, съедим мясо и не солёное.

— Ну и недотёпы же вы! Говорил же я вам, что вы ни на что не пригодны! Значит придётся мне доставать для вас и соли.

Побежал волк снова в деревню, обратился по дороге в муху, влетел в мешочек с мелкой солью, что у одного бедняка дома висел и оттуда крикнул:

— Вставай, хозяин, а то я у тебя соль украду!

Услышал человек незнакомый голос, испугался, вскочил со сна, разбудил жену и сыновей и принялся повсюду искать. Только никого они не нашли.

— Слышь, жена, видать, завелась у нас нечистая сила. Давай быстрее молиться, и земные поклоны бить!

Помолились они и снова улеглись, но тотчас же снова услышали тот же голос. Так повторилось раза два, пока хозяин, даже не поднимаясь с лавки, крикнул:

— Да забери ты соль и уходи с богом!

Волк так и сделал, и побежал к разбойникам.

— Нате вам, вот я и соль достал!

Сейчас надо было принести воды. Воры снова мнутся, друг на дружку кивают. Увидел волк такое дело, обругал их на чём свет стоит и побежал в деревню к корчмарю, чтобы раздобыть вина. Он-то правильно прикинул, что после жареного мяса вино лучше пьётся, чем вода. Ушёл он, а воры стали совет держать:

— Я так думаю, — сказал главарь ватаги, — что этот храбрец впредь должен быть нашим атаманом. Я тоже ему подчинюсь, потому как сразу видать, что достоин он нами верховодить.

Так они прикидывали, а вышло совсем по иному. Добежал волк до корчмы, отпер погреб, взял две овечьи шкуры, сшил их вместе и сделал большой мех. Потом откупорил бочку, напился досыта, наполнил мех вином и обратно в лес кинулся. Только на этот раз он не вернулся к ворам, а прибежал прямёхенько к Александру. Положил он мех с вином на землю, взял хворостину, да и ударил что есть силы по меху — гул по всему лесу пошёл, будто живого человека кто-то дубасит. А волк всё колотил и вопил:

— Ой, ой, ой! Не бей меня больше, не я увёл твоих овец, а во-о-он, тот, что у костра сидит их увёл! — причитал он, указывая на одного из воров.

Те, от страху, так и оцепенели около костра.

Волк ещё раз грохнул хворостиной по меху и закричал:

— Ой, больно! Не убивай меня, это не я унёс калачи. Во-о-он тот их унёс!

Теперь воры будто ополоумели от страха.

— Видать, поймали его с поличным и надо нам сейчас же уходить из нашего убежища и разбежаться куда глаза глядят.

А волк ещё раз бухнул хворостиной по меху и заскулил:

— Ой, не убивай меня, не я украл соль! Во-о-он, тот, что у костра, украл её!

Тут же изменил он голос и грозно заорал:

— Ничего, сейчас я и до тех воришек доберусь! Ни один не спасётся, пусть и не надеются! Так проучу их, что никогда больше воровать не будут!

Как услышали воры и эти слова, обо всём на свете забыли, даже о том, что ничего поесть не успели.

— Ну, сейчас он сюда заявится, и худо нам придётся…

Не долго думая разбежались они в разные стороны и схоронились кто куда — кто в расщелинах скал, кто в норах и берлогах горных, да так притаились, что потом целых двенадцать лет друг о друге и слухом не слыхали.

Ну, а сейчас оставим воров там, где они спрятались и поглядим, что наши друзья делают.

— Ну как, брат Александру, разве не говорил я тебе, что заставлю их разбежаться?

Уселись они у костра, наелись до отвала, отдохнули малость и снова в путь-дорогу собрались. Оборотень опять волком стал, велел Александру седло на него надеть и спросил:

— Посмотри, брат Александру, в ту сторону откуда солнце восходит, не белеет ли там что?

— Белеет.

— Ну и хорошо, коли увидал. Там-то золотой голубь. Туда мы должны добежать. Но далеко это, ой, как далеко, целых три года в пути будем, пока не доберёмся. Садись на меня верхом и держись хорошенько!

Припустил волк, да так помчался, что никому за ним не угнаться, летел быстрее стрелы крылатой. Через три года, в полдень, очутились они в том месте, где находился золотой голубь. Место это было окружено высоченной стеной, с наглухо запертыми воротами.

— Так-то, брат, волчище, — вздохнул Александру, — добраться мы сюда добрались, но ума не приложу как ворота отпереть и внутри оказаться.

— Не бойся, брат Александру! Всунь руку в моё правое ухо и вынь оттуда платок.

— Ладно, вынул.

— Взмахни платком и ворота сами откроются. Голубь — в золотой клетке, клетка висит на золотой яблоне, а вокруг яблони стоят на страже двенадцать львов-силачей. Они сейчас спят. Ты влезь тихонечко на дерево и возьми голубя. Только не вздумай вымолвить хоть словечка, а главное, остерегись сорвать хоть одно яблочко, или хоть один листочек, а то, ежели ослушаешься, не оберёмся мы бед и невзгод.

Послушался Александру, пробрался во двор, оттуда в сад, влез на дерево и схватил клетку с голубем. Начал он было спускаться, но засмотрелся на золотые плоды и подумал: «А почему бы не сорвать мне одно яблочко?», и впрямь — сорвал!

Но вот беда… не успел он это сделать, как все плоды попадали, с ветки на головы львов-силачей посыпались. Те сразу проснулись, схватили похитчика, казнить его собрались. Каждый, по своему разумению, казнь ему назначает: один говорит — зарубить его надо, другой требует сжечь его живьём, третий повесить собирается. Все только в одном согласны — надо виновного жизни лишить. Вдруг, один лев, что постарше всех, прервал их:

— Да уймитесь вы, дураки! Сразу же убивать надумали, другого ничего знать не хотите. А надобно, в первую очередь, всё как следует взвесить и обсудить, здесь не простое дело, как вам это кажется. Видать, похитчик этот подлинный богатырь, коль сумел он сюда, к нам, добраться, куда не то что простой смертный не захаживал, но даже Жар-птица не залетала.

Устроили львы-силачи над царевичем суд по всей форме. Потребовали поведать им чистую правду, как это он осмелился к ним в сад пробраться, чтобы похитить золотого голубя и яблоки.

— Расскажу я вам всё по порядку. Я — царский сын. А отец мой глазами слаб стал, почти совсем ослеп и приснилось ему, что ежели смажет он глаза пером золотого голубя, то хворь как рукой снимет, тотчас прозреет. Вот для чего пришёл я сюда, к вам.

— Ладно, будь по-твоему! Мы тебе отдадим не только голубя с клеткой. Мы даже выкопаем для тебя яблоню с корнями, со всем, и тебе отдадим, но только ежели ты нам доставишь сюда того самого коня, которого стерегут двадцать четыре льва-силача. На том коне волосы из чистого золота, на груди у него солнце сверкает, на лбу месяц сияет, на спине и на плечах звёзды мерцают, на каждом волоске алмазы-самоцветы играют. Сможешь этого коня нам привести — твоё счастье, а не сможешь — сам на себя пеняй, ничего от нас не получишь.

Вышел Александру из ворот, не солоно хлебавши, а волк ему навстречу:

— Чего же это ты, брат, меня не послушал?

— А что я плохого сделал?

— Как, что плохого? Сорвал яблоко, и сейчас тебе велено доставить львам коня с солнцем на груди, месяцем на лбу и звёздами на спине.

— Твоя правда, брат волк, дал я промашку.

— Ещё какую промашку! Я же тебе говорил, чтобы ты меня во всём слушал, а ты по-своему сделал. Теперь нам целых три года быть в пути, пока на место не доберёмся. Ладно, садись быстрее верхом на меня. А ведь упреждал я тебя, что коли ослушаешься, много нам придётся мук принять.

— Прости уж меня, брат волк, провинился я!

Сел Александру верхом на волка и мчались они без отдыха целых три года, пока не добрались до владений двадцати четырёх львов-силачей. Владения эти тоже были окружены высоченной стеной, а ворота были крепко-накрепко заперты.

— Как же внутрь попасть, брат волк? — спросил Александру.

— Это не твоя забота. Всунь руку в моё правое ухо и вынь оттуда платок. Взмахни платком и ворота сами распахнуться. Ты войди в конюшню, без опаски, львы сейчас спят. Забери коня с той самой уздечкой, что на нём. Только остерегись даже дотронуться до какого-нибудь седла или другой уздечки, а то не оберёшься бед.

— Всё исполню, как ты мне велишь, брат волк!

Зашёл Александру в конюшню и враз у него голова кругом пошла от красоты коня. Сиял он как солнце красное на небе. А вокруг, на гвоздях, висели золотые и серебряные уздечки, и сёдла молодецкие, да такие, что одно заглядение — из цельного золота выкованные. Не смог Александру послушаться волка.

— Эх, — сказал он про себя, — с какой стати не взять мне для коня золотой уздечки и самого красивого седла?

Но только коснулся он узды и седла, как вся конская сбруя и все сёдла, что там висели, попадали на голову львов и принялись их так колотить, что тут же разбудили. Вскочили они, увидели Александру, сразу же наложили на него лапу, стали честить и ругать его на чём свет стоит, хотят казни предать. Наперебой кричат, что надобно его зарубить, живьём сжечь или повесить. Но один лев, постарше, прервал их:

— Да уймитесь вы, дураки! Наберитесь терпения, надо прежде всё как следует взвесить и обсудить, по всему видать, что не простой это парень. Не трус он слабосильный, коли добрался сюда к нам, куда и Жар-птица не залетает, не то что простой смертный.

Стали львы-силачи над Александру суд вершить.

— Так вот, парень, скажи нам как на духу, кто ты есть, откуда путь держишь и чего тебе взбрело в голову к нам, сюда, прокрасться, чтобы коня нашего выкрасть?

— Я-то сам, львы-силачи, царский сын. Отец мой ослаб глазами и уж почти ничего не видит. Приснилось ему, что излечится он от слепоты, коли смажет глаза пером золотого голубя. Вот я, с превеликим трудом, и добрался до золотого голубя. Но только взял я его в руку как львы-силачи, что охраняют его, схватили меня, точно так, как вы это сейчас сделали. Посулили они мне, что взамен вашего коня, отдадут мне и голубя, и клетку, и яблоню золотую в придачу. Вот почему судьба привела меня к вам. Кабы не нужда и ноги моей бы здесь не было.

— Так и быть, добрый молодец, отдадим мы тебе и коня, и узду, и сёдла, и всю справу конскую. Но ты нам должен будешь привести Иляну-Косынзяну, деву-красу, злату-косу. В её косе розы-цветы поют, да так, что солнце на небе останавливается, никак не наслушается, на красоту её дивную не налюбуется. Да не только солнце, но и ангелы небесные, и сам господь бог слушают, смотрят и диву даются.

Ушёл Александру в печали и горе. Особенно стыдно было ему перед волком, которого он опять ослушался.

— Ну как, Александру? Ведь я тебя правильно научил, что здесь делать надо… А ты пожадничал и на другие уздечки и сёдла. Лучше бы ты дома сидел, да за отцом прибирал, чем скитаться по белу-свету, коли не гож хоть для того, чтобы меня слушаться.

— Прости меня и на этот раз, брат волк, снова дал я промашку!

— Ладно, знаю я что у тебя доброе сердце и потому прощу и на сей раз. А иначе я бы тебя растерзал и съел ещё у оврага. Сейчас нам ещё целых три года пути, пока не добежим до владений Иляны-Косынзяны. Она купается в молочном озере. Туда мы должны добраться. Садись на меня верхом и с богом.

Снова мчались они три года, пока не добрались до молочного озера. Остановились они.

— Так вот, брат Александру, — сказал волк, — ежели и на этот раз своевольничать будешь, то я тебя уж непременно растерзаю и съем. Теперь слушай, что ты должен сейчас сделать: первым делом пойдёшь и притаишься в тех колючих кустарниках, что на берегу озера. Когда Иляна-Косынзяна придёт купаться, она разденется, а платье своё бросит на колючки. Ты, как только увидишь, что она вошла в озеро и ко дну нырнула, схвати её платье и изо всех сил ко мне беги. Только не вздумай оглядываться, когда она тебя звать станет… сразу обратишься в каменный столб, а кроме того… я тебя съем!

— Так и сделай, ежели я ослушаюсь!

Волк остался чуть поодаль, а Александру притаился в кустах колючих. Вскоре увидел он Иляну-Косынзяну. Сроду он не встречал такой писаной красавицы! Лицо — белее пены молочной, глаза — вишни спелые, волосы чернее воронова крыла. Не предупреди его волк заранее, он сразу бы к ней навстречу бросился. Но крепко запомнил Александру наказ волка и сдержался.

Разделась Иляна-Косынзяна, бросила платье на шипы колючие и в озеро вошла. Поднял Александру голову из-за куста, никого не увидел, схватил платье и пустился наутёк. А Иляна-Косынзяна вынырнула, огляделась, увидела, что нет её платья на месте и так жалобно застонала, будто сердце в ней разорвалось. Увидела она Александру, как он убегает и пустилась за ним вдогонку.

— Остановись, добрый молодец, остановись хоть на миг и оглянись, погляди какое у меня тело ладное и нежное, какие уста сахарные, в самый раз целовать и любить!

Но Александру ещё пуще прежнего припустил, вот-вот сердце из груди выскочит. Подбежал он к волку и взмолился:

— Помоги, брат волк, не оставляй в беде, а то она меня прикончит!

— Сейчас тебе уж нечего бояться!

Александру больше ни одного слова вымолвить не мог от усталости. Бросил платье девы-красы около волка, сам на землю рухнул, еле дух переводит. Подбежала Иляна-Косынзяна к ним.

— А ну, остановись, красавица, — рявкнул волк, — теперь ты со мной дело иметь будешь!

— А чего я с тобой не поделила? Это он забрал моё платье. С ним бороться буду!

— Эх ты, бабья голова! Видать, не понимаешь на кого замахнулась! Коли хочешь, чтобы я тебя на куски растерзал, давай бороться! Но коли жизнь тебе ещё не надоела, то лучше уходи по добру, поздорову.

— Раз так, то пусть этот добрый молодец по своей воле отдаст мне платье, — отступилась Иляна-Косынзяна, увидев, что волк оскалил клыки. — Коли уж он таким отважным оказался, что сюда ко мне добрался, то я желаю стать его женой, он чтобы стал мне мужем!

Услышал Александру такие слова, ушам своим не поверил, от радости не знает на каком свете находится — жив ли или уже в рай попал.

Так и помирились они, а Иляна-Косынзяна подала ему руку и спросила Александру:

— Где ты хочешь, добрый молодец, чтобы мы жили — в моём тереме или в царском дворце твоего батюшки?

— Лучше вернёмся в отцовский дворец, — ответил волк.

— Так тому и быть, волк, но сперва полетим в мой терем, надо мне там кое-что в порядок привести, а уж затем двинемся куда надумали. Только знай, что у меня сила большая, я стрелой лечу. Доброго молодца отдай мне, я его мигом домчу, а ты, коли сможешь за нами угнаться, то хорошо, а не сможешь — так тому и быть, оставайся с богом.

— Об этом, Иляна-Косынзяна, не тревожься, доберусь и я как смогу.

Кончили они разговор, взяла Иляна-Косынзяна под руку царевича и взвилась с ним в поднебесье. Но как высоко она ни летела, волк ещё выше забрался. Скоро очутились они в тереме Иляны-Косынзяны. Отдохнули малость и стала она готовиться в далёкий путь.

А Александру вдруг стал плакать в три ручья, так жалостно, что душа разрывалась.

— Чего это Александру плачет? — спросила Иляна-Косынзяна волка.

— Глуп он, потому и плачет! — огрызнулся волк. — Ты чего плачешь, брат?

— Как же мне не плакать, коли знаю, что Иляну-Косынзяну отберут львы-силачи, а мне жить без неё невмоготу, лучше смерть принять, чем другим её отдать.

— Говорил же я, брат Александру, что коли будешь меня слушаться, не знать тебе горя. Не бойся, я расстараюсь, сослужу тебе верную службу.

Вынула Иляна-Косынзяна из-за пазухи плёточку, щёлкнула ею по всем четырём сторонам своего терема и обратила его в золотое яблочко. Положила она яблочко за пазуху и сразу же помчались они быстрее ветра буйного и мысли человечьей. Прилетели они к владениям двадцати четырёх львов-силачей, на землю опустились и оставили Иляну-Косынзяну поблизости, а волк ей крепко-накрепко наказал, чтобы не вздумала она бежать, а то худо ей придётся.

Сказал волк эти слова, перекинулся через голову и обратился в… прекрасную девицу в десять раз пригожее Иляны-Косынзяны.

— Ты, Александру, — сказал он, — отведи меня к львам-силачам, забери коня, а меня там оставь. Вернись с конём к своей наречённой, и не мешкая, дальше в путь пускайтесь, а я вас в скорости догоню.

Обрадовались львы-силачи, когда увидели какую раскрасавицу привёл им Александру. Отдали ему коня и впридачу не одно седло, а целых четыре с уздечками, стременами и всей конской сбруей. Александру взял коня и упряжь, и быстро вернулся к Иляне-Косынзяне. Сели они на коня и, не мешкая, пустились в путь. Ведь им ещё три года надо было мчаться до львов-силачей, которые золотым голубем владели.

Только-только вышел Александру из ворот, как двадцать четыре льва-силача окружили бедного волка — они-то думали, что это Иляна-Косынзяна — и стали его обнимать и целовать. А один лев, тот, что постарше, подошёл последним, пригляделся как следует и сказал:

— Ну и писаная же ты красавица, Иляна-Косынзяна, второй такой на всём белом свете не сыщешь!.. Даже кудри твои благоухают, а в золотой косе розы-цветы поют, нечего говорить, красоты ты несказанной. Вот, только, одного я никак в толк не возьму — почему у тебя зубы красные, как у волка?

Плюнул волк на львов-силачей и зарычал:

— Ну, коли зубы у меня волчьи, то пусть и буду я волком!

Перекинулся он через голову и снова обратился в волка.

— Да это настоящий волчище! Держи его, будь он неладен! — взвыли львы-силачи, стали швырять в него чем попало и за ворота выгнали. — Вишь, ведь как вышло, — горько сетовали они, когда остались одни, — как это он нас обманул. Сейчас остались мы, бедолаги, и без коня, и без Иляны-Косынзяны. Вот до чего глупость довела…

А волк в два счёта догнал царевича и Иляну-Косынзяну.

— Ну что скажешь, брат Александру? А ты боялся, что львы отберут у тебя Иляну-Косынзяну. Сам видишь сейчас, что Иляна твоей осталась.

— Твоя правда, брат волк! Даже не знаю как тебя отблагодарить за всё то добро, что ты мне сделал, с тех пор как мы вместе бродим по белу-свету. Эх, хорошо бы, коли ты теперь мне и коня оставил…

— Что же, брат Александру, не знай я, что у тебя доброе сердце, давно бы съел. А так, ничего не бойся, вернёшься ты домой и с конём, и с голубем и с яблоней.

Неподалёку от владений двенадцати львов-силачей Иляна-Косынзяна осталась с конём в скрытом месте, а волк перекинулся через голову и обратился в красавца-коня, не имеющего равного на свете. Александру взял его под уздцы и вошёл в ворота.

Как увидели львы-силачи, что им достался такой конь-огонь, вовсе голову от радости потеряли. Тотчас принялись за дело — выкопали из земли яблоню с корнями, со всем и отдали Александру вместе с золотым голубем и клеткой. Взял царевич яблоню и клетку с голубем, вернулся к Иляне-Косынзяне, вскочил на коня и пустил его вскачь.

А львы-силачи окружили волка обернувшегося конём. Один в коляску его запрягает, другой седлает, третий под уздцы прогуливает, четвёртый всякими украшениями убирает, что с ним ещё сделать на радостях, не знают. Под конец подошёл к нему и старый лев. Осмотрел он коня с ног до головы и сказал:

— Ну и красавец конь! Да и как тебе не быть красивым, коли на груди у тебя солнце сверкает, на лбу месяц сияет, на спине звёзды мерцают. Только одно никак не возьму я в толк — всё у тебя ладно и на месте, а уши короткие как у волка?!

Услышал волк эти слова, плюнул на львов и зарычал:

— Ну, коли уши у меня волчьи, то пусть и буду волком!

Перекинулся он через голову и снова волком обернулся. Взвыли львы, заулюлюкали и стали в него швырять чем попало. Убежал волк и в два счёта догнал Александру и Иляну-Косынзяну. А глупые львы-силачи остались и без коня, и без яблони, и без голубя золотого.

Александру, Иляна-Косынзяна и волк помчались дальше и через три года очутились они вновь у того самого большого оврага. Перемахнули через него и пристали на привал неподалёку от колодца.

— Теперь, брат Александру, — сказал волк, — иди себе с богом в свои края, а я в свой мир побегу, откуда шёл.

— А я думаю, брат волк, что лучше тебе с нами пойти в батюшкино царство. Коли я первый помру, ты с Иляной-Косынзяной по мне поминки справишь, а коли ты помрёшь, я тебя не похороню в сырой земле, а изготовлю гроб из чистого золота и положу в него.

— Не плохо ты придумал, брат мой Александру, только не могу я с тобой пойти, потому что, когда я ещё маленьким был, моя матушка на меня проклятие наложила — быть мне волком целых сорок лет и выручать из беды всех добрых людей.

Сказал он это, перекинулся через голову и обернулся в парня, да такого ладного и пригожего, что Иляна-Косынзяна, чуть было не надумала с ним остаться, от царевича отказаться. Но оборотень снова перекинулся через голову и стал волком, ещё большим, чем был до тех пор. А перед тем, как расстаться, сказал он на прощанье:

— Очень я опасаюсь, брат Александру, что не суждено тебе тешиться в хоромах с Иляной-Косынзяной, не судьба тебе радоваться коню и золотому голубю.

Сказал он это и припустил лесом в долину, по краю оврага, а царевич и Иляна-Косынзяна остались на месте, радуясь тому, что волк их не растерзал.

Оставим пока молодых в лесу и посмотрим, что сделали его недотёпы-братья. С тех самых пор как расстались с Александру, бродили они по полям и лесам, и стреляли всех птиц, что на глаза попадались. Собьют птицу, ощипают её и засовывают перья в перемётные сумы. Наполнили они перьями сумы, до самого верха, а кроме того набили и с собой прихватили целую груду неощипанных птиц. Когда надоело им бродить по-белу свету, вернулись они к колодцу. Поискали перстни и нашли их на месте. Свои они взяли, на палец надели, а перстень Александру не тронули и стали ждать младшего брата.

Наконец увидели, что идёт он.

— Вот, чёртов дурень! Чего только он не раздобыл! Теперь, по его милости, над нами весь народ потешаться будет, — сказал старший брат среднему, и добавил: — Слышь, брат, когда он нагнётся за перстнем, я ему снесу мечом голову, а ты руби его на кусочки. А не сделаешь так, то я и тебя и его зарежу.

Подошёл Александру, поздоровался. Старшие братья прикинулись, что рады. Потолковали они о том, о сём, а когда Александру нагнулся за перстнем, старший снёс ему голову мечом, а средний изрубил на куски и бросил их в колодец. Но сделал он это не по своей воле, а по принуждению: смерти боялся.

Как только братья убили Александру, Иляна-Косынзяна и золотой конь взвились в поднебесье и улетели к дворцу старого царя. Но на землю не опустились, а за облаками схоронились, так что никто не мог их даже увидеть. Царевичи-убийцы остались, правда, с яблоней и голубем, но и от них никакой пользы не было. Почему же так? Чуть только зарубили они младшего брата, как голубь сменил свои перья и обратился в ворону, а яблоня увяла и вскоре вовсе засохла.

Совершили старшие братья своё чёрное дело и вернулись домой.

— Здравствуй, царь-батюшка!

— Добро пожаловать, сыновья любезные! Ну как, удалось вам чего-нибудь раздобыть в тех далёких краях, где вы странствовали?

— Удалось, батюшка.

Взял старший сын голубя, ткнул его целиком в воду и мазнул отца по глазам.

— Ну как, батюшка, лучше видишь?

— Ой, сынок родимый, до сих пор я видел как сквозь пелену густую, а сейчас, после того, как ты мазнул меня по глазам, совсем ничего не вижу. Что уж тут говорить… никакого от тебя проку нет. Мог бы и домой не возвращаться. А куда вы Александру дели, что с ним сделали?

— А что нам было с ним делать? Ничего не сделали.

— Ох, и скучаю же я по сыночку моему меньшому и любимому…

Так и остался старый царь ждать Александру с целебным снадобьем. Очень он маялся и тосковал, чаял хоть голос его услышать, хоть знать, что тот рядом. Ведь раньше только Александру день-деньской не отходил от отца, привечал его и ухаживал за ним.

Когда царевичи-убийцы бросили изрубленного Александру в колодец, то колодец тотчас же высох.

А в это время, волк по лесу рыскал и захотел пить. Понёсся он к колодцу, чтобы воды напиться, но не успев даже добраться туда, почуял что-то неладное и сказал:

— Плохо дело… сдаётся мне, что брат мой, Александру, лежит в колодце зарубленный старшими царевичами.

Добежал волк до колодца и попробовал напиться. А воды нет — пересохла. Вгляделся волк получше и увидел, что его названный брат на дне лежит.

— Горемыка, ты, горемыка! — вздохнул он. — Здесь бы и сгнили твои косточки, ежели бы меня жажда не мучила.

Спрыгнул он в колодец и вытащил зарубленного царевича. Затем сложил кусочки, как положено, так что всё тело собрал. Только поджилки куда-то пропали. Как тут быть? Увидел волк, что на поляне телёнок пасётся, зарезал его, съел, а поджилки приладил к ногам Александру, туда, где им положено быть. Затем оттащил он бездыханное тело чуть подальше, а сам разлёгся рядом, прикинулся мёртвым.

Пролетела сверху стая воронов, почуяли они запах падали, стали над ним кружиться и каркать. Один сказал: «Карр-карр-карр, а волк-то сдох!» Другой перечит: «Карр-карр-карр, волк не сдох, только прикидывается». Каркали они, каркали, кружились, кружились, да и опустились на волка.

Волк сразу же вскинулся, изловчился и схватил вороньего царя. Горе взяло остальных.

— Помилуй ты его, отпусти на волю! — взмолились они. — Это наш царь, он всех нас уму-разуму учит, а ежели ты его съешь, осиротеем мы, худо нам придётся, никто нас не защитит.

— Ни за что не отпущу, пока вы не доставите мне живой и мёртвой воды. А откуда достанете — это уж ваше дело.

Обрадовались вороны, когда услышали эти слова. Разлетелись они во все концы света и только восемь из них вернулись к волку с живой и мёртвой водой. Четверо вылили из клювов мёртвой воды в один пузырёк, а четверо живой воды — в другой.

Отпустил волк вороньего царя на все четыре стороны и обрызгал тело Александру мёртвой водой. Раны тотчас же затянулись, голова приросла и лежал он такой, будто только что умер. Затем влил волк ему в рот несколько капель живой воды и Александру тотчас же воскрес. Увидел он волка рядом с собой, и не знает, что сказать.

— Говорил же я тебе, брат Александру, что вряд ли ты благополучно домой доберёшься. Здесь бы гнить твоим косточкам, если бы не пришёл я сюда, чтобы воды напиться. А теперь иди себе с миром домой, впредь сам будешь знать, что делать.

Как только Александру ожил, золотая яблоня покрылась листвой и яблоками, а голубь в своей клетке встрепенулся, заворковал, от радости места себе не находит.

А волк, когда попрощался с Александру, захотел испытать впрямь ли у того доброе сердце. Как только разошлись они в разные стороны, побежал он по короткой лесной тропинке, выскочил на ту самую дорогу, по которой должен был пройти Александру и прикинулся мёртвым. Лежит волк — падаль падалью, даже гнить начал, да и черви по нём ползают.

Александру ещё издали услышал запах мертвечины.

Пошёл он дальше, почувствовал, что запах сильнее становится и прослезился.

— Ох, боюсь я, что это брат-волк умер и лежит где-то здесь.

Подошёл он совсем близко и видит — и впрямь умер волк, гнить уже начал, а черви на нём так и кишат. Зловонье там такое стояло, что даже подойти никому не под силу. Зарыдал Александру, запричитал:

— Ой, брат ты мой, волк, брат любимый! Сколько добра ты мне сделал, и что с тобой стало!..

Всё так же плача и причитая, очистил он его от червей, а затем прижал к груди и поцеловал:

— Я же, брат-волк, тебя упрашивал, чтобы ты со мною вместе пошёл, а ты не захотел. Сейчас я, всё равно, тебя не брошу, унесу с собой, изготовлю золотой гроб и туда тебя положу. Хоть на кости твои глядеть буду, коли не судьба мне с тобой вместе век коротать.

Взвалил он волка на спину и зашагал к царскому дворцу. Шёл он, горько вздыхал и причитал, как вдруг волк ожил и на землю спрыгнул. Обрадовался Александру несказанно. А волк сказал ему:

— Ну, брат Александру, увидел и я своими глазами какое у тебя доброе и жалостливое сердце. Не пожалей ты меня сейчас, я бы тебя на месте съел. А теперь будь здоров и иди себе с миром!

— Иди и ты с миром, брат-волк! — попрощался с ним Александру и снова прослезился.

Убежал волк в свои края, а Александру прямиком к отцу во дворец заторопился.

Как только подошёл он к дворцу, волшебный конь и Иляна-Косынзяна с небес прямо к нему спустились. А голубь так и трепыхается от радости в клетке, места себе не находит. Старый царь сразу же понял, что младший сын домой вернулся. А Александру, как только очутился во дворце, сразу же приказал схватить старших братьев.

— Свяжите этих двух душегубов по рукам и ногам и не спускайте с них глаз. А я пока пойду к отцу, — распорядился царевич.

— Добрый день, батюшка дорогой, — поздоровался он, переступив порог.

— Добро пожаловать, сынок любимый!

— Как поживаешь, батюшка, как ты себя чувствуешь? Помогли тебе мои братья?

— Ох-ох-ох, сыночек родной! Пока они не вернулись, я кое-что ещё различал, будто сквозь пелену густую, а с тех пор как они глаза мне смазали — ничего не вижу… Совсем ослеп.

— Так ведь, батюшка, они тебя смазали всем голубем сразу, и потому тебе не помогло. А я дотронусь одним только пёрышком и ты сразу прозреешь. Как в детстве видеть будешь.

Пока они говорили, голубь встряхнулся, как все птицы встряхиваются, и уронил одно перо.

Взял Александру это перо, обмакнул в воду и смазал отцу глаза. У царя тотчас будто пелена с глаз спала. Обрадовался он, да так, что не знал как сына поблагодарить.

Тут же Александру приказал, чтобы ему изготовили копьё длиномерное. Когда копьё было готово, пошёл он во двор и сказал своим братьям:

— Вот что, братья, я вас не убью, как вы меня убили, и судить не я вас буду. Пусть бог нас рассудит.

Метнул он копьё длиномерное вверх, а они — все три брата, стояли рядышком — голова к голове. Копьё вниз упало, старшему брату прямо в голову попало, на две части его распластало. Снова метнул Александру копьё длиномерное. Копьё вниз упало, среднему брату в ногу попало, кровь из колена захлестала.

Взял быстро Александру мёртвой воды, смазал рану среднего брата, та тотчас же затянулась, и сказал: — Ты, брат, виноват только в том, что тело моё изрубил на кусочки, но твоя вина небольшая. Не по своей доброй воле ты так сделал, а от страха перед старшим братом.

Снова метнул он копьё длиномерное вверх. Взлетело копьё, и вниз упало, прямо перед ним в землю попало. Это в знак того, что у Александру сердце доброе и жалостливое, и нет на нём никакого греха.

Тело старшего брата-убийцы, Александру бросил псам на съедение, а среднего женил на королевской дочери. Сам же сыграл свадьбу с Иляной-Косынзяной, весь народ туда созвали, без устали пировали. И я там был, оставил их пить, есть и веселиться, а сам влез в колесницу, сюда прискакал и сказку вам рассказал.

Цугуля, сын старика и старухи. Перевод З. Потаповой.

Было однажды, а может, и никогда не бывало…

Жили-были, однажды, старик со старухой, такие бедные, что, как говорится, нечего было им водой запивать. Коли заводилась у них кукурузная мука — так соли не было: соль и кукурузу раздобудут — овощей нет. Так и жили дед да баба, перебиваясь изо дня в день. Было у них трое сыновей, таких оборванных и грязных, что жаль смотреть. Младший, видать, был поумнее, чем двое старших, но зато калека на обе ноги. Звали его Цугуля.

А неподалёку жила Змея-колдунья. И такая вредная была эта змеюка, что даже соседям своим покоя не давала: разоряла их поля и чинила много всяких пакостей.

Когда родился Цугуля и пришли к ребёнку феи-ворожеи, подвернулась тут и эта Змея подколодная. Услышала она, какую судьбу предвещают Цугуле, и от зависти отняла у него поджилки. Остался Цугуля калекой.

Из-за бедности своей да из-за Цугули безногого стали дед с бабкой вместе с сыновьями посмешищем для всей деревни. А над бедным Цугулей даже братья его смеялись.

Выросли ребята. Вот раз Цугуля и говорит матери:

— Матушка, слыхал я, что есть у тебя богатый брат в соседней деревне. Сходи-ка ты к нему да попроси у него какую ни на есть клячу. Ездили бы мы с ней охотиться, а то надоело мне лежать без дела на печи.

— О чём ты только болтаешь, калека, — рассмеялись его братья. — Лучше пусть мать попросит у дядюшки двух коней для нас, ведь мы-то можем вскочить на лошадь.

Проглотил Цугуля насмешку, повесил голову и замолчал.

Мать всегда матерью останется. Пошла она к брату своему и попросила двух коней для старших братьев и кобылу для Цугули.

Брат охотно дал лошадей, а уж для Цугули и подавно, чтоб он, бедняжка, тоже мог ездить.

То-то было радости старшим братьям, когда мать привела им коней, только Цугуля никак не мог развеселиться: ведь был он калекой и не знал, где найти исцеление.

Через несколько дней Цугуля сказал, что тоже хочет поехать с братьями на охоту.

Посмеялись над ним братья, но вступилась мать за младшего сына, и взяли они Цугулю. Собрались и поехали.

В лесу подивились братья, как ловко Цугуля бьёт всякую дичь. Ни одной стрелы не пустил он понапрасну по ветру. Все попадали в цель.

Три дня и три ночи провели братья на охоте. А на третью ночь привиделся Цугуле радостный сон. Приснилось ему, будто попал он в прекрасный сад, красивый, словно рай. Вот сидит он в уголке грустный и печальный, потому что не может ходить и вдосталь порадоваться красоте этого сада. Птицы звонко распевают, листья деревьев шелестят под ветерком, а цветы льют опьяняющий аромат. С горестью смотрел Цугуля на всю эту красоту, которой не мог наслаждаться. И, обратив очи к небу, взмолился он тут к господу: пусть лучше лишит он его жизни чем прозябать в таком несчастье.

И вот, пока он молился, вдруг видит — стоит перед ним фея, такая прекрасная и ласковая, каких он в жизни своей не видывал. И будто спрашивает:

— На что ты жалуешься, молодец, на что сетуешь?

— Как же мне не сетовать, как же мне не печалиться, прекрасная фея, — отвечает ей Цугуля. — Ведь я же калека, и смеются надо мной все парни на деревне.

— Перестань, милый мой, не плачь, — будто отвечает ему фея. — Не знают они, что делают. А ты исцелишься да ещё царём станешь.

— Не надобно мне царства, — говорит Цугуля. — Я был бы рад-радёшенек, если бы мог ходить. Да не быть этому, ведь у меня, говорят, ноги без поджилок.

— Сбудется это желание, — твёрдо сказала фея. — Были у тебя поджилки, но отняла их у тебя Змея-колдунья, когда ты был маленьким. Вот возьми этот поясок. Коль ты им подпояшешься да перекувыркнешься трижды через голову — в кого хочешь, в того и обернёшься. Исхитрись, да и отними поджилки у ведьмы.

Взял Цугуля поясок, а когда поднял глаза, чтобы спросить у феи, кто она такая и почему над ним сжалилась — глядь! — её нет как нет. Словно сквозь землю провалилась.

Тут Цугуля и проснулся. Смотрит — а поясок у него в руках.

Подпоясался Цугуля волшебным пояском, трижды перекувыркнулся, пожелал стать птицей — и обернулся птицей. Снова трижды перекувыркнулся — и опять стал человеком. Едва не умер от радости, насилу успокоился. Потом надел поясок на голое тело, чтоб никто не увидел, а братьям остерёгся рассказывать, что с ним приключилось.

Видно, фея-то была добрая волшебница.

Настало утро; вернулись три брата в свою лачугу, принесли с собой много дичи.

Через несколько дней снова поехали они на охоту. Остановились, пустили коней пастись; тут старшие братья велели Цугуле стеречь коней, — сами-то они устали.

Легли и сразу заснули.

А Цугуля привязал коней, трижды перекувыркнулся через голову, обратился в пчелу и полетел на север, где жила колдунья.

Добравшись туда, вспорхнул Цугуля вверх и влетел в дом колдуньи. Сидит она и разговаривает со змеями-зятьями своими и со змеюками-дочерьми, а Цугуля слушает. Вот и говорит старая ведьма:

— Гляньте-ка, дочки, лежат ли ещё поджилки Цугули в ларе за печью, куда я их положила?

— Лежат, — отвечает младшая дочь, — не дальше, как сегодня, я их там видела.

— Ну, так идите по домам, — говорит старая карга, — да остерегайтесь этого проклятого Цугули. Я и то его боюсь, хоть и отняла у него поджилки.

А ещё услышал Цугуля, что вскорости будет свадьба младшей змеюки-дочери и для свадебного пира много понадобится дичи. Старая ведьма назначила каждому зятю место, где ему охотиться.

Для одного раза достаточно наслушался Цугуля.

Когда возвратился он к своим братьям, уже занялась заря над деревней.

— Вставайте, братья, — говорит Цугуля. — Вот уж и день настал.

Что ж ты нас раньше не разбудил? — стали попрекать его братья.

Цугуля смолчал.

Встали они, поохотились, потом вернулись домой.

Теперь Цугуля стал спать на дворе и всё размышлял, как бы ему похитить свои поджилки. Он тайком всё летал к колдунье и выжидал удобного случая вернуть свою силу.

Однажды вечером обернулся он мухой и влетел по трубе в камору, где стоял ларь с поджилками. Старой колдуньи дома не было. Влетев, обернулся Цугуля человеком, взял поджилки из ларя и приложил к своим ногам. Они сразу прилипли, словно век там были. Тогда Цугуля снова превратился в муху и вылетел вон.

На следующую ночь собрались змеи на охоту за дичью для свадебного пира.

Цугуля сперва встал на пути старшего змея. Когда подошёл он близко, змеев конь захрапел, а змей коню говорит:

— Что же ты, конь мой храбрый? Ведь не занёс же сюда ворон Цугулины косточки, не пригнал ветерок Цугулин волосок! Поджилки его лежат у моей тёщи за печкой!

— А ты откуда знаешь? — крикнул ему Цугуля. — Сходи-ка с коня, померимся силой.

У змея вся кровь застыла в жилах, как увидел он Цугулю. Начали они биться на палицах, но Цугуля как замахнулся, как ударил палицей, так и убил змея на месте. Отрубил ему голову, взял коня и оружие и поехал навстречу среднему змею. Покончил он быстро и с этим и отправился искать младшего.

Повстречал Цугуля и младшего. Начали они биться. Сперва бились на палицах: палицы расщепились. Бились на копьях: копья раздробились; взялись они за сабли — и сломалась змеева сабля. Тогда схватились врукопашную, и победил Цугуля змея в смертном бою. Отрубил ему голову, забрал коня и оружие и отправился домой с добычею.

Румынские сказки

Когда добрался он до деревни, уже светало. Привязал Цугуля коней, а оружие змеево спрятал. А потом разбудил братьев, чтоб ехать на охоту.

Увидели братья коней — подивились. Спрашивают Цугулю, а он не захотел им ничего рассказывать, отговорился, что не знает.

Сели братья на змеевых коней и отправились в лес. А Цугуля взял коня младшего змея — это был самый лучший конь.

Видит старая колдунья, что зятья запаздывают, и говорит дочерям:

— Тут дело нечисто. Посмотрите-ка, лежат ли Цугулины поджилки за печкой?

Поискали дочери и говорят:

— Да там нет ничего.

— Так, значит, убиты ваши мужья, — говорит старуха. — Сыграл Цугуля с нами злую шутку. Идите в лес, туда, где он пройти должен, и делайте что я скажу.

Едет Цугуля по лесу с братьями и видит виноградник с тяжёлыми гроздьями. Показалось ему, что тут что-то неладно. Никогда прежде он этого виноградника в лесу не видел.

Старшему брату захотелось сорвать гроздь. Остановил его Цугуля, слез с коня, выхватил саблю и ну рубить виноградник. Полилась из срубленных лоз кровь, чёрная как смола.

Подивились тому братья.

Снова сели они на коней и поехали дальше. Едут, едут и въехали в сливовый сад. Не дал Цугуля брату поесть тех слив, порубил их, как лозы, — потекла кровь и из слив.

Поехали они дальше — и приехали к ручью. Никогда прежде в этих местах ручья не бывало.

Не дал Цугуля братьям испить воды. Взял он копьё, да и вонзил в глубь ручья и не раз, а много раз кряду; хлынула вдруг из ручья багровая кровь с тяжким запахом, словно из зарезанной коровы хлестала.

Всё это были ведьмины дочери; хотели они отравить Цугулю, сына старика и старухи.

Снова двинулись они вперёд. Говорит Цугуля своим братьям:

— Посмотрите, братья, что такое меня так жжёт и палит?

— Что б это могло быть? — подивились братья. — Туча какая-то красная летит за нами как ветер.

— Это, братцы, старая Змея-колдунья, — говорит Цугуля. — Она за мной гонится. Удирайте-ка вы поскорей, возвращайтесь домой да смотрите не попадайтесь ей на пути, не то она вас в клочки разорвёт.

Расставшись с братьями, укрылся Цугуля от колдуньи в пещере. Старая ведьма была в такой ярости, что у ней глаза помутились и она молнией проскочила мимо пещеры и умчалась вперёд, ничего не видя от бешенства.

А Цугуля вышел из пещеры, вскочил на коня и давай бог ноги. Обернулся он к востоку и скакал до тех пор, пока не прискакал ко дворцу одного царя. Тот царь двадцать лет всё возводил высоченную стену напротив змеевых владений. Он тоже, видно, натерпелся от змеев и как раз к тому времени достроил стену.

Как добрался туда Цугуля, рассказал он царю, что убил и змеев-зятьёв и дочерей-змеюк. Потом попросил он, чтобы приказали всем кузнецам в городе выковать ему здоровую железную палицу: этой палицей убьёт он и старую колдунью.

Царь, на радостях, разрешил Цугуле делать как знает, только бы избавиться от проклятой Змеи-подколодной.

Цугуля проделал в крепостной стене дыру, а потом велел принести побольше дров, разжечь большой костёр и сунул туда свою железную палицу, чтоб она докрасна раскалилась.

А старая ведьма пометалась, пометалась из стороны в сторону в поисках Цугули и, наконец, разнюхала, что он отправился к царю, что отгородился большой стеной. Повернула назад, одним махом долетела до той стены и шлёпнулась прямо под ней, обессилев от усталости и злости. Потом поднялась кое-как и решила перепрыгнуть через стену. Да не вышло дело. Видит она, что понапрасну будет прыгать — вскарабкалась до дыры, которую пробил Цугуля. Подсела к дыре и стала втягивать воздух, чтобы проглотить всех, кто был в крепости.

Царь и весь народ так напугались, что оцепенели от страха. Но Цугуля не растерялся, взял свою горящую как жар железную палицу и пошёл к дыре. Как потянула в себя воздух колдунья, Цугуля и ткнул ей палицей прямо в глотку. Только разок и взвыла колдунья: «Доконал меня Цугуля!» — да и подохла на месте.

Царь, бояре и весь народ возблагодарили господа, что избавил он их от Змеи-колдуньи, её дочерей и зятьёв, — ведь сколько зла они всем причинили! А спасителя своего Цугулю нарекли они богатырём и мудрецом. И воздал царь Цугуле великие почести.

Зажил там Цугуля, как у отца родного. Да нашлись завистливые бояре, вселили они царю в сердце страх, что Цугуля понемногу всё царство к рукам приберёт.

Наслушался царь таких наговоров и стал думать, как бы ему избавиться от Цугули. В конце концов послушался он совета самого завистливого старого боярина.

Послал царь за Цугулей. Тот явился.

— Цугуля-богатырь, — говорит ему царь, — мой царский совет порешил, чтоб ехал ты в Стрирское царство и просил царя отдать свою дочь мне в жёны.

— Коли порешил так царский совет, я готов подчиниться, — отвечает Цугуля.

— Когда же ты отправишься?

— По мне — хоть завтра.

Изготовили грамоты, дали Цугуле денег, распростился он с царём и боярами и двинулся в путь. Проводил его народ за городские стены, и долго глядели люди во след ему, пока не скрылся он из виду.

Наперёд поехал Цугуля повидаться с братьями. Рассказал он им, как убил старую Змею-колдунью, а потом поведал, какую ему задал царь задачу.

Дал Цугуля братьям немного денег для стариков родителей, обнялись они и на том расстались.

Братья-то стали теперь на Цугулю косо поглядывать: никак не могли они примириться с тем, как Цугуля их пристыдил: ведь они были старше, а глупее Цугули оказались: где им с младшим братом тягаться!

А Цугуля ехал всё вперёд и вперёд. И вот однажды попадается ему на пути человек, который кричит, что с голоду помирает. Подъехал Цугуля рассмотреть его поближе. Видит: человек, как все люди, только пашет зараз семью плугами да, знай, кричит не смолкая.

— Что ты за богатырь, братец, что пашешь семью плугами да ещё вопишь, что с голоду умираешь? — крикнул ему Цугуля по-приятельски.

— Какой я богатырь, — отвечает голодный. — Настоящий богатырь — Цугуля, сын старика и старухи, что убил Змею-колдунью, её дочерей и зятьёв.

— А это я и есть, — говорит Цугуля.

— Коль это ты, возьми меня с собой — может, я тебе на что пригожусь.

Отправились они в путь вдвоём. Через несколько дней встречается им человек: ему в рот бежит вода из девяти источников, а он кричит, что умирает от жажды.

Цугуля и у него спросил то же, что у голодного. Получил тот же ответ и взял этого человека тоже с собой.

Едут они втроём всё дальше и дальше. И вот повстречали они человека с двумя жерновами на ногах: прыгает он с горы на гору, на бегу зайцев по спине гладит и всё кричит, что ему побегать негде.

Цугуля и у него спросил то же, что у двух других, и этот ответил, как и они. Взял с собой Цугуля и третьего, и поехали они с богом дальше.

Потом повстречался им ещё человек, один ус — белый, а другой — чёрный. Одет он был в девять тулупов и кричал, что умирает от холода, хотя был полдень и солнце пекло как в июле.

Этот тоже захотел, чтоб Цугуля его с собой взял. И снова двинулись они всё вперёд, да вперёд, без оглядки.

Как стало смеркаться, встретили они на пути ещё одного; этот человек вглядывался в небо, с луком в руках.

Цугуля спрашивает его:

— Что ты тут делаешь, братец?

— Да вот, — говорит тот, — комар один взвился высоко до самого ветра буйного, а я хочу того комара подбить стрелой.

— Ну и богатырь же ты, дружище, — говорит ему Цугуля, — если можешь попасть в этого комара, мы-то его и не видим вовсе.

— Да что тут такого! Вот Цугуля, сын старика и старухи: он убил колдунью с дочерьми и зятьями, — отвечает стрелок.

— Это я и есть, — говорит Цугуля.

— Коль это ты, возьми меня с собой — может, я и пригожусь тебе.

Поехали они дальше и добрались до красивой долины, за ней высились горы, поросшие деревьями и травами, от них на душе становилось веселей. И повстречали они опять человека: он бормотал себе что-то под нос и махал палкой. Как махнёт, так сразу невесть откуда появляется добрая сотня птиц.

Спросил его Цугуля, что он за богатырь, что творит такие чудеса; а тот в ответ: настоящий богатырь — Цугуля, который совершил великие подвиги.

Узнав, что говорит он с самим Цугулей, этот человек тоже пошёл вместе с ними.

Так ехали они и ехали, долго ли, коротко ли: скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. И куда бы ни попадали они, всюду спрашивали про стрирского царя. В городах и сёлах, где бы ни останавливались они на ночь, всюду люди встречали их радушно, заслышав имя Цугули, и с радостью давали им приют.

И вот в одно прекрасное утро завидели они башни крепости, где жил стрирский царь. Прибавили они шагу и к вечеру добрались до городских ворот.

На следующий день поутру встали они, приоделись, прибрались и возблагодарили господа, что живыми и невредимыми добрались до места.

Рассказал тут Цугуля своим товарищам, зачем пришёл, а они ответили, что если не отдаст царь дочь добром, то заберут они её силой, ибо не понапрасну же они пришли сюда с Цугулей-богатырём.

Отдал Цугуля царю грамоты, а тот и говорит:

— Готов я отдать тебе дочь, если сослужишь ты мне хорошо те службы, какие я тебе задам. Иначе полетит твоя голова с плеч — ты уж не прогневайся. Даю тебе срок до завтра: подумай — решишься ли ты на это, или нет.

— Решусь, государь, — отвечает Цугуля. — Приказывай.

— Так вот, к завтрашнему дню изволь съесть все хлебы, что выпекут в девяти печах, — велит царь.

— Повели только выпечь их побыстрее, — отвечает Цугуля.

Порешили, когда начать испытание. Назначили и стражу, чтоб следить за Цугулей.

Вечером явился Цугуля с товарищами. Цугуля и говорит Голодному:

— А ну, покажи себя, брат Объедала.

— Положись на меня, — отвечает тот. — Возьмите-ка себе по караваю, чтоб было и вам чем перекусить.

И начал он запихивать себе в рот по десять караваев зараз, глотает, словно за спину кидает, так что прикончил все девять печей ещё до полуночи. Потом подобрал все ломти да корки, что от товарищей остались, в мгновенье ока сожрал — и ну вопить:

— С голоду помираю! С голоду помираю!

Стража-то только рот разинула, увидев, как Объедала весь хлеб проглотил. Пошли они к царю и рассказали, что видели.

Подивился царь. Потом велел выкатить девять бочек вина и приказал Цугуле выпить всё до рассвета.

Цугуля говорит второму:

— Твой черёд, братец, ты всё жаждой мучился.

— Только и всего? — спрашивает тот.

Вытащил затычки из нескольких бочек зараз и как начал тянуть — вино словно в землю ушло.

Выпил всё и начал орать:

— Умираю — пить хочу! Умираю — пить хочу!

Когда доложили сторожа царю, что случилось, встревожился он и велел затопить самую большую печь девятью возами дров. А потом приказал Цугуле и его товарищам войти в эту печь.

Посмотрел Цугуля на зябкого и говорит:

— Настало и твоё время, брат Усач.

— Как залезете туда — задрожите и зубами от холода застучите, — отвечает тот.

И вправду, подошёл он к раскалённой докрасна печи, выдернул у себя из белого уса несколько волосков и бросил в жар. Сразу устье печи покрылось инеем. Влезли туда Цугуля с товарищами, да и закричали, что замерзают.

Пришёл царь, увидел это — призадумался: как же быть с этим колдуном Цугулей?

Приказал он, по их просьбе, подбросить в печь ещё девять возов дров, да всё без толку — будто жёг он лёд, а не дерево.

А была у этого царя служанка, такая резвая девушка, что борзых обгоняла.

Повелел царь Цугуле послать кого-нибудь из его товарищей вместе с той служанкой к волшебному роднику и принести два кувшина воды. Если вернётся Цугулин друг раньше, отдаёт царь Цугуле дочь свою, а коли прибежит первой служанка, то сидеть Цугуле с товарищами на колу, а самому Цугуле — выше всех.

Согласился Цугуля. Потом позвал своего товарища с жерновами на ногах и говорит ему:

— Что скажешь, дружище, обгоним мы девушку или отдыхать нам на острие кола?

— Попробуем, — говорит тот. — Может, этот вертел для самого царя останется.

Отправились вместе — человек с жерновами и служанка, каждый — с двумя кувшинами. За разговором добрались они и до волшебного родника.

Тут девушка пошла на хитрость. Была она собой недурна и завлекла скорохода: уговорила его положить ей голову на колени, чтоб отдохнул он немного, а она у него в голове поищет. Почесала она ему голову — он и заснул. Как увидела девица, что спит он крепко, взяла лошадиный череп, что валялся неподалёку, подложила его потихонечку ему под голову, набрала воды в свои кувшины — и давай бог ноги. И след её простыл.

Цугуля с товарищами стоял на пригорке и смотрел на дорогу, что вела к волшебному роднику. Вот завидел он девушку — бежит как ветер. А человека с жерновами не видно, не слышно. Цугуля и спрашивает меткого стрелка:

— Глянь-ка, друг, не видишь ли где нашего товарища?

— Спит да похрапывает, положив голову на лошадиный череп, — отвечает стрелок.

Натянул он лук, наложил стрелу и — бац! Угодил прямо в череп и вышиб его из-под головы спящего. Тот подскочил, озирается, а девицы нет как нет.

Живо набрал он воды в кувшины и пустился скорее мысли, по десять перегонов зараз прыгал. Нагнал он девицу в самых воротах дворца и, пробегая мимо неё, разбил её кувшины своими жерновами.

Поднёс он кувшины царю, а тот спрашивает;

— А девушка где?

— Идёт вослед, — отвечает Цугуля.

Пришла и девица и рассказала царю всё как было.

Ночь напролёт не мог заснуть царь, всё ломал себе голову. На другой день один царский советник, зная, чем царь так озабочен, подсказал, какую надо задать Цугуле задачу. Понравился царю совет, позвал он Цугулю и говорит:

— Всё ты выполнил, Цугуля, что я тебе приказал. Сослужи мне ещё одну службу и тогда иди с миром.

— Приказывай, да только поскорее, пресветлый царь, не то другой царь, тот что послал меня, разгневается за такую проволочку, а этого мне вот как не хочется.

— Сделай так, чтобы за ночь разродились пятьдесят бесплодных женщин.

— Ну, это что за дело! — говорит Цугуля. — Приведите-ка их поскорей сюда!

Приказал царь привести пятьдесят женщин и поместить каждую в особой горнице. Посмотрел Цугуля на своего друга-колдуна и говорит ему:

— Покажи-ка, мудрец, какая сила в твоём волшебном посохе.

— Мог бы царь задать задачу и потруднее — это пустяки, — отвечает тот.

Прошёл он по горницам, пошептал что-то каждой женщине, стукнул их легонько посохом по спине и ушёл. До утра все они родили, одна за другой.

Пришёл наутро царь, услышал, как орут дети — хоть уши затыкай, — схватился за голову и тотчас повернул обратно. Но когда перешагивал он порог этого дома, удирая к себе во дворец, колдун и его стукнул своим посошком, и вдруг неведомо откуда взялся выводок утят, и они с кряканьем побежали за царём.

Засмеялись и царица и царские советники, как увидели царя с утятами.

Испугался царь проделок Цугули, не осмелился больше испытывать его силы и решил отдать ему дочь.

Собравшись в путь, забрал Цугуля царскую дочь и отправился. Со всем почётом провожал его царь с войском, с трубами и барабанами до самых крепостных стен.

Попрощался Цугуля с царём и поехал своей дорогой, расставаясь со своими товарищами в тех местах, где повстречался с ними.

Едет он и примечает, что царская дочь грустит. Спросил он её чего она печалится, а она в ответ:

— Руки я на себя наложить готова оттого, что отдаёшь ты меня царю, который тебя послал, а не берёшь себе в жёны.

Обрадовали Цугулю эти слова, вошли они ему прямо в душу. Да что делать! Надобно сдержать слово, которое дал он тому, кто послал его…

По пути встретился им орёл. Цугуля вынул стрелу из колчана, натянул лук и прицелился. А орёл говорит ему человечьим голосом:

— Не бей меня, богатырь Цугуля, сослужу я тебе добрую службу, когда будешь ты в нужде и вспомнишь про меня.

Цугуля не стал его убивать и поехал дальше. Добрались они до тёмного леса и там заночевали. Развёл Цугуля большой костёр и лёг отдохнуть. Вдруг царская дочь в испуге кричит:

— Медведь!

Цугуля, хоть и задремал у огня, сразу вскочил и схватился за лук и стрелы. Как завидел он медведя, сразу взял его на прицел. А медведь остановился и зарычал:

— Не бей меня, богатырь Цугуля! Вытащи лучше мне колючку из лапы. А я сослужу тебе добрую службу, коль будешь ты в нужде и вспомнишь про меня.

Остановился Цугуля. Подошёл к нему медведь: повозился Цугуля, вытащил колючку из медвежьей лапы и перевязал ему рану. Зарычал медведь и пошёл в лес, откуда явился.

На следующий день пустились они спозаранку в дорогу и шли до вечера. А на закате добрались до владений того царя, что послал Цугулю. Отдал ему Цугуля царевну.

Царь, как увидел Цугулю, до смерти испугался. Он думал, что богатырь погиб.

Принял он девицу с честью и отвёл ей горницу, где жила его мать. Цугуле тоже отвели палату в царских хоромах. Потом рассказал Цугуля царю всё, что вынес он, чтобы добыть девушку.

Ночью царь созвал совет и говорит своим боярам:

— Как посоветуете, бояре, что делать нам с этим Цугулей? Спас он нас от проклятущей Змеи-колдуньи и её родичей. А ну как теперь придёт ему охота царствовать! Что мы тогда будем делать? Много крови прольётся, и в конце концов, думается мне, он всё равно нас победит.

— Не бойся, царь, — говорит самый завистливый боярин, — мы с ним расправимся. Прикажи лишь кому-нибудь отравить его, либо ещё как-нибудь извести.

— Что ты говоришь?! — возразил другой советник. — Хочешь ты отравой расплатиться с тем, кто сослужил нам такую службу и спас от страшной беды.

— Правильно ты сказал, — говорит третий советник. — Я так считаю, надо воздать Цугуле царские почести, возвести его на высшую должность в царстве и дать ему самый почётный титул боярский.

Один говорил одно, другой — другое, но никак они не могли прийти к согласию из-за завистливого боярина.

Прервал их царь и говорит:

— По-моему разумению, справедливо будет отдать Цугуле в жёны царевну, которую добыл он и привёз сюда с опасностью для жизни. Хоть и мне она пришлась по душе, так что я все глаза выплачу по такому лакомому кусочку, но расстанусь я с этим сокровищем и отдам его тому, кто его привёз. Потом одарю я Цугулю по-царски за все услуги, какие оказал он мне и моим подданным, и пусть едет он в свои родные края. Так избавим мы несчастных бедняков от кровопролития; не верю я, чтобы такой богатырь захотел отнять у меня престол, доставшийся мне от отцов и дедов. Только надо спросить девицу, согласна ли она взять его в мужья.

— Мудро ты молвил, государь, — ответили почти все советники. — И да будет угодно господу твоё царское решение!

Наутро позвал царь Цугулю и царевну и сказал им, что порешил его совет.

Обрадовалась царевна:

— Да пошлёт тебе господь долгую жизнь, государь, и да будешь ты править в спокойствии и мире. По-моему разумению, решил ты справедливо. Я и сама хотела тебе сказать это, если бы ты сам не додумался. Счастлив народ того царства, где владыка столь справедлив и мудр!

— Благодарю и я тебя, государь, за честное решение, — сказал Цугуля. — И за то, что дал ты мне счастье, рука моя будет покорна тебе. Если постигнет твой народ беда какая, вспомни, что есть на свете Цугуля, который готов кровь свою пролить за тебя и за твою страну.

Принял Цугуля царские дары и через несколько дней вместе с невестой покинул это царство, чтобы повидать родителей. К ним они и отправились.

Проводил Цугулю царь с великой честью до рубежа. Пожелали они друг другу счастья и на том расстались.

Не ехали, а летели Цугуля с невестой, радуясь, что исполнил господь их желание.

В полдень добрались они до места, где встретились с братьями.

Как увидели братья Цугулю с невестой, краше цветка да белее молока, света невзвидели от зависти. Ещё до наступления ночи, украдкой отошли они в сторону и начали совет держать, как бы от него избавиться.

— Теперь нас вся деревня на смех поднимет, — говорит средний брат.

— Убьём Цугулю, — говорит старший. — Ты возьмёшь его коня, а я — невесту.

Сказано-сделано.

Ночью поднялись они, зарезали Цугулю дрожащими руками, взяли коня и девицу и — бежать. Всю ночь бежали и, когда забрезжил день, оказались близ родной деревни.

Девушка плакала горючими слезами, и никак не могли они её утешить.

— Слышь ты, — говорят ей братья. — Убьём и тебя, коли скажешь, что мы зарезали Цугулю.

Пришли они к родителям.

Как услышали старики от братьев, что пал Цугуля в битве со змеями, стали так убиваться, что и камень и дерево разжалобились бы. Не осушая глаз, плакали и причитали они и никак не могли уняться.

Девица, бедная, тоже плакала потихоньку, но не смела вымолвить словечка.

А в Цугуле оставалась ещё малая искорка жизни, не убили его братья до смерти. Когда ударили они его саблей, дрогнула у них рука и не отсёк удар ему голову. Пришёл он в чувство, а встать не может. Начал он стонать от боли и гнева, особливо когда увидел, что нет с ним ни девицы, ни коня.

Думал он о судьбе своей и о бедной девушке, ей ведь невесть что придётся перенести от его братьев, и тут пришли ему на память орёл с медведем.

Не прошло много времени, как явился над головой его орёл.

Стал Цугуля ему рассказывать, что с ним случилось, как вдруг послышался из лесу медвежий рык: УРРР!

Это шёл медведь из тёмной дубравы: трещал валежник, где он ступал, ломались ветки, где он пробирался.

Орёл чуть было не улетел со страха, но как увидел, что медведь идёт на помощь Цугуле, вернулся обратно.

Еле-еле смог Цугуля рассказать медведю, что стряслось. Потом слабым голосом попросил испить водицы. Орёл слетал к ручью и принёс в зобу воды, а медведю велел ощупать Цугулины раны и вправить вывороченные косточки.

Принёс орёл воды. Цугуля испил. Потом медведь говорит орлу:

— Как нам помочь нашему благодетелю, не дать ему умереть?

— Найди два ковшика, — отвечает орёл, — да привяжи мне к ногам. Полечу я быстрее мысли к Иорданским водам: есть там два источника с мёртвой и с живой водой. Принесу я исцеленье для Цугули, ведь и он нам много добра сделал.

Нашёл медведь ковшики, привязал их к орлиным лапам; полетел орёл как ветер к Иорданским водам и вернулся оттуда быстрее мысли.

А медведь не отходил от изголовья Цугули.

Как прилетел орёл, окропил медведь мёртвой водой все раны — и срослось тело. Потом брызнул два-три раза живой водой — раны зажили, и вскочил Цугуля целый и невредимый, каким был матерью на свет рождён.

Увидев, что он жив и здоров как прежде, поблагодарил Цугуля медведя и орла, и сказал им:

— Вижу я, что вы любите меня больше, чем мои братья. Теперь у меня никого на свете нет. Буду жить с вами как с родными братьями.

— Спасибо тебе, — отвечает орёл. — Только не сможешь ты жить без любимой своей невесты и без коня-скакуна.

— Да ведь невозможно это, — вздыхает Цугуля. — Ведь…

— Прерву тебя, — говорит медведь. — Надо, чтоб стало возможно. Орёл полетит вперёд — поразведает, что делают твои братья. Я же пойду с тобой. А как настанет удобный случай — иди и забирай свою жену, и, коли придётся, рассчитаемся с братьями.

— Добрый вы мне совет даёте, — говорит Цугуля.

Полетел орёл, поразведал, вернулся и говорит, чтоб Цугуля поторапливался, потому что девушку принуждают во что бы то ни стало выйти замуж за одного из братьев, — думают, что Цугуля убит.

Как услышал это Цугуля, отправился в путь со своими товарищами и через несколько дней добрался до дома. Дождались они вечера и в сумерках пробрались во двор.

Вошёл медведь во двор да как зарычит! Братья испугались, выскочили на улицу и побежали за медведем, а он спрятался за угол и вернулся к Цугуле.

Девушка тем временем взяла его оружие и пошла навстречу Цугуле. Орёл же кинулся в стойло, где был конь Цугули, развязал клювом недоуздок и вывел коня к хозяину.

Как увидели орёл и медведь Цугулю с оружием, распростились с ним и пошли восвояси, а уходя, напоследок остерегли Цугулю, чтоб он не попал ещё в какую западню.

Простившись с ними, вошёл Цугуля в отцовский дом. Родители его сначала не признали. Но девушка со слезами на глазах поведала им всю правду, как убили Цугулю.

Братья Цугули подняли на ноги всех соседей, рассказали им, что в деревню забрёл медведь. А как вернулись в дом да увидели Цугулю, так и оцепенели, словно их громом поразило.

Конь Цугули вздыбился и убил их обоих копытами, а потом подбежал к своему настоящему хозяину, прослезился и стал лизать ему руки.

Услышали соседи рассказ про чёрное дело братьев и сказали, что гнев божий пал на них, раз погибли от конского копыта.

Только успел поведать Цугуля родителям, что пришлось ему испытать в скитаньях, как послышался на дворе шум.

Вышли они посмотреть, в чём дело. И что думаете, кого увидели? Целое войско! Командир слез с коня, подошёл к Цугуле и подал ему царские грамоты.

Умер стрирский царь, отец Цугулиной невесты, а грамота была его последней волей. Когда заболел он и пришёл его смертный час, спросили его бояре и народ, кому завещает он царский престол, так как других детей, кроме царевны, у него не было.

Ответил им царь, что не знает никого лучше Цугули. Такое и составили завещание, и подписано оно было и царём и всем миром.

На следующий день отправился Цугуля с невестой и с родителями в своё царство. А как добрался туда, то узнал, что выбрали его царём и в той стране, какую избавил он от Змеюки-колдуньи и её гадёнышей. Оказывается, и тамошний царь умер, а наследников не оставил.

Соединил Цугуля оба царства, повенчался с любимой девушкой и устроил такую свадьбу, о какой прошла молва по всему свету, и рассказывают о ней и поныне потомки их потомков.

И правили они, пока господь не призвал их к себе.

А я полено оседлал И лишь к добру вас призывал. Потом я сел на петуха, Что рассказал я, — чепуха!

Победитель змеев. Перевод А. Садецкого.

Было это давным-давно, а коли б не было, то и разговору не было, в те незапамятные времена, когда малые рыбёшки больших рыбин заглатывали, а народ величал их разбойниками.

Жил тогда великий и славный царь. Много воевал он на своём веку, всех соседних владык и царей победил — и женился лишь после того, как всех покорил. Родились у молодой царицы три дочери — у одной красное солнышко на лбу сияло, у второй — ясный месяц на спине светил, у третьей — утренняя звезда на челе мерцала. Краше их никого на свете не было, даже феи горные и лесные не могли с ними равняться.

Однажды пошли царевны купаться. Едва вошли они в свою купальню из мрамора чистого, как вдруг пал на них с небес яростный вихрь и унёс с собой.

Узнал царь о такой беде, сжалось у него сердце, и тут же остановилось. Скончался он от горя в одночасье, и оставил вместо себя на троне царицу.

Как-то раз подметала царица хоромы. Откуда ни возьмись, прыгнуло ей на подол платья зёрнышко перца. Взяла она зёрнышко это и за печь положила, а оно — скок-прыг — и снова ей на подол. Увидела царица, что не может она от зёрнышка избавиться, взяла да и проглотила его. А как проглотила, то сразу забеременела и в положенный срок родила мальчика с золотыми кудрями.

Рос мальчик не по дням, а по часам; вырастал за три дня больше, чем другие за тринадцать лет и не успела мать оглянуться, как превратился он в статного молодца — пригожего и сильного, выше горной ели, крепче дуба степного. Настоящий Фэт-Фрумос! Приставила к нему царица дядек и наставников, чтобы обучили они царевича всем наукам земным. Не чаяла мать души в сыне, очень боялась его потерять и потому приказала построить для него золотую клетку и держала его там взаперти, а чтоб он не скучал, давала ему для забавы игрушки всякие.

Проходила однажды мимо той клетки старуха с двумя тыквами водой наполненными. А царевич, смеху ради, пустил стрелу и обе тыквы насквозь пробил. Обозлилась старуха, посмотрела на него исподлобья и в сердцах прокляла:

— Хоть бы умыкнула тебя мать бешеного вихря, которая и твоих сестёр унесла.

Услышал Фэт-Фрумос старухино проклятие, удивился и к царице побежал:

— Скажи, матушка, у меня и взаправду когда-то были сёстры родные?

— Нет, сынок, выдумка это, не было у тебя никаких сестёр.

— Не скрывай от меня правды, матушка, а то потеряешь меня.

Долго царица отнекивалась, но сын никак не отставал, — больным прикинулся, упрашивал, умолял, даже угрожал, пока не заставил её признаться и рассказать правду.

— Знай, сынок, что и впрямь были у тебя три сестры, краше фей горных и лесных, но похитили их три злобных змея, что живут на том свете.

— А сейчас расскажи мне, — продолжал расспрашивать царевич, — что за человек был мой отец, каким оружием он воевал и на каком коне скакал?

— Твой отец был знаменитым витязем. Девять лет воевал он против Огнедышащего змея, чтобы одолеть его, и взять в жёны его сестру. Отцовское оружие захоронено у корневища большого тополя, что в нашем саду, а конь его молодецкий по сей день пасётся где-то на зелёном лугу.

Выведал Фэт-Фрумос всё это и пошёл к одному чародею, что неподалёку жил, поведал ему то, что от матери узнал. А чародей научил его, как поступить: надо взять конскую узду и три раза взмахнуть ею на лугу, да так, чтобы зазвенела она. Послушался царевич, взял уздечку и встряхнул ею в трёх концах луга зелёного да так, что звон пошёл. Тотчас же приплелась к нему кривая кляча, хромоногая, болячками покрытая. Пнул её Фэт-Фрумос ногою в грудь, да так, что полетела кляча на тот край света, девять дней и девять ночей летела вверх тормашками.

Взмахнул Фэт-Фрумос уздечкой второй и третий раз, но как назло, та же кляча к нему приковыляла. Рассердился он, выхватил меч острый, чтобы разрубить её надвое, но молвила тут кляча человечьим голосом:

— Эх, Фэт-Фрумос, Фэт-Фрумос! Не губи ты меня, а лучше заколи триста телят от трёхсот коров, и дай выпить мне всё молоко.

Фэт-Фрумос исполнил всё в точности, а через три дня снова пришёл на тот же луг и снова взмахнул уздечкой. На сей раз примчался конь-огонь и сказал ему:

— Садись на меня верхом и пришпорь трижды!

Фэт-Фрумос так и сделал: вскочил на коня, поскакал на нём малую толику, а затем трижды пришпорил. Конь сразу же раскрыл двенадцать пар крыльев, взвился с царевичем в синь небесную, до владений бешеного вихря, и только потом опустился на то же самое место, откуда взлетел и сказал царевичу:

— Ежели ты, Фэт-Фрумос, хочешь, чтобы я тебе сослужил хорошую службу, то заколи ещё шестьсот телят от шестисот коров и дай мне выпить всё молоко.

Исполнил Фэт-Фрумос и эту просьбу коня. А ещё спустя три дня пришёл на луг зелёный в железном шлеме, и в железные доспехи закованный, и встряхнул уздечкой. Конь тут как тут — предстал перед ним осёдланный, во всей сбруе и сказал:

— Здесь я, хозяин, готов выполнить все твои приказы!

Вскочил Фэт-Фрумос на коня и пустился в путь далёкий и неведомый, днём летним длинным, от зари до вечера. Когда солнце на закат склонилось, очутился он в дремучем тёмном лесу. Стал он сквозь чащобу пробираться, но вскоре конь остановился и сказал:

— Всмотрись-ка, хозяин, хорошенько вперёд и скажи мне, что там увидишь.

Фэт-Фрумос посмотрел, но ничего не увидел. Усомнился конь и попросил его зорче всмотреться. Напряг царевич взор и разглядел целый клубок змей, которые до самых небес извивались и пламя из пастей изрыгали. Рассказал он коню об этом, а тот ему в ответ:

— Для нас, хозяин, нет иного пути. Должны мы пробраться меж всеми этими тварями. Всунь руку в моё правое ухо и вынь оттуда лук со стрелами. Как доберёмся поближе, пусти в змеев стрелу калёную — они тогда нас и пропустят.

Сделал Фэт-Фрумос всё в точности, что конь ему посоветовал: подскакал поближе и пустил стрелу калёную. Змеи испугались, от страха головы опустили и молодца пропустили.

Держит он путь дальше и скоро очутился в благословенном краю, где высились кипарисовые леса, на полях зеленела шелковистая трава, в родниках журчала хрустальная ледяная вода. А в самом конце поля ровного сверкал — переливался чудо-дворец, из серебра чистого.

Подскакал Фэт-Фрумос к дворцу и постучал в ворота. Вышла ему навстречу краса-девица, а он ей показал золотое материнское колечко. Девушка поняла, что добрый молодец её родной брат, кинулась ему на шею, расцеловала крепко и сказала:

— Уходи отсюда быстрее, братец, а не то застанет тебя здесь змей и непременно погубит.

— Ты лучше мне скажи, — перебил её Фэт-Фрумос — как змей даёт тебе знать о своём возвращении?

— Он наперёд себя палицу бросает.

Немного спустя змеева палица прилетела, в ворота три раза грохнулась и на гвозде сама повисла.

Схватил Фэт-Фрумос палицу, три раза над головой раскрутил и швырнул обратно навстречу змею. Сам же вскочил в седло, подскакал к серебряному мосту и схоронился под ним.

Змей не заставил себя долго ждать, но едва доехал он до моста, как конь его заржал и назад шарахнулся. Вонзил ему змей шпоры в бока и прикрикнул:

— Вперёд, конь змея-богатыря! Скачи вперёд без опаски, я-то никого на свете не боюсь, одного лишь Фэт-Фрумоса, но он на том, человечьем свете живёт и не занесёт сюда ни ворон его косточек, ни ветер его волоска!

— А может уже и занёс! — крикнул Фэт-Фрумос выходя из-под моста.

Змей не испугался, встал против него и спросил:

— Как хочешь со мною биться? На мечах острых рубиться, или врукопашную схватиться?

— Врукопашную, честнее будет! — ответил Фэт-Фрумос.

Схватил змей царевича, поднял высоко его и вогнал в землю по самые коленки. Фэт-Фрумос изловчился, выскочил из земли, сгрёб змея в охапку, раскрутил его над головой, вколотил в землю по самую шею и тотчас же снёс голову. А конь Фэт-Фрумоса прикончил змеева коня.

Вынул Фэт-Фрумос из-за пазухи плётку, щёлкнул ею трижды, обратил серебряный дворец змея в орешек, положил за пазуху и дальше в путь пустился.

Спустя некоторое время доехал он до другого дворца, из чистого золота, и постучал в ворота. Вышла ему навстречу пригожая девушка и как только увидела заветное колечко, признала родного брата, кинулась к нему на шею, обняла, расцеловала и сказала:

— Уходи сейчас же, братец любимый, а то застанет тебя здесь змей и на клочки растерзает.

— А как он даёт знать о своём возвращении?

— Он наперёд себя палицу бросает.

Немного спустя змеева палица прилетела, в ворота три раза грохнулась, и на гвозде сама повисла.

Схватил Фэт-Фрумос палицу и швырнул обратно змею навстречу. Сам же вскочил в седло, поскакал к золотому мосту и схоронился под ним.

Змей примчался как вихрь, но у самого моста конь его стал назад пятиться, на дыбы подниматься. Вонзил ему змей шпоры в бока и прикрикнул:

— Вперёд, конь змея-богатыря! Скачи вперёд без опаски, я-то никого на свете не боюсь, одного лишь Фэт-Фрумоса, но он на том, человечьем свете живёт, и не занесёт сюда ни ворон его косточек, ни ветер его волоска.

— А может уже и занёс! — крикнул Фэт-Фрумос и из-под моста выскочил.

Не испугался змей и спросил:

— Как хочешь со мною биться? На мечах острых рубиться, или врукопашную схватиться?

— Врукопашную честнее будет! — ответил Фэт-Фрумос.

Сошлись они в рукопашную и весь долгий день летний до самого вечера боролись. Только в сумерках одолел Фэт-Фрумос змея и срубил ему голову, а конь царевича тогда же порешил змеева коня.

Затем щёлкнул Фэт-Фрумос три раза плёткой, обратил золотой дворец змея в орешек, сунул за пазуху и дальше в путь пустился.

Ехал он ехал, пока не доехал до топазового дворца, который до того сиял и сверкал, что легче на солнце смотреть, чем на тот дворец. Там жила его младшая сестра. После того, как признала она его, спрятался он под мост и стал змея ждать. Схватились они врукопашную и боролись весь долгий день летний, но никак ни один из них не мог другого одолеть. Обратился тогда змей в пламя жёлтое, а Фэт-Фрумос в пламя алое и снова в бой бросились на небо. Борются они, но ничего сделать не могут, ни один не поддаётся и всё тут. Посмотрел змей вверх, увидел над собой ворона и попросил:

— Ворон, воронёнок! Полети на бойню, окуни одно крыло в жир-сало, а второе — в воду студёную, салом меня обрызгай, а водой Фэт-Фрумоса. Я в долгу не останусь — отдам тебе на съедение богатыря с конём его в придачу.

Поднял и Фэт-Фрумос голову и крикнул еу:

— Ворон, воронёнок! Полети на бойню, окуни одно крыло в жир-сало, а второе — в воду студёную, салом меня обрызгай, а водой — змея. Я в долгу не останусь — отдам тебе на съедение трёх змеев убитых и трёх их коней.

Полетел ворон на бойню, мигом обернулся и обрызгал Фэт-Фрумоса салом, а змея водой студёной. Тут уж царевич сразу одолел змея и снёс ему голову. Затем щёлкнул плёткой, обратил топазовый дворец в орешек и спрятал его за пазуху.

Поехал он дальше и проделал путь немалый, пока не добрался до чудесного сада, с деревьями покрытыми сочными плодами. Протянул Фэт-Фрумос руку, чтобы грушу одну сорвать, но конь не позволил ему.

— Не вздумай только, хозяин, плодов этих отведать, не то погибнешь. Это старшая сестра змеева обратилась в плодовый сад. Но коли тебе невмоготу, так поесть хочется, то сперва ударь три раза мечом по дереву, а потом уж и ешь вволю.

Фэт-Фрумос так и сделал, а когда ударил третий раз — хлынула из ствола кровь алая. Лишь после этого набрал он груш и поел в охотку.

Держит он дальше путь и видит родник бежит-переливается. Собрался было царевич напиться, а конь тут как тут; снова научил его сделать точь-в-точь как раньше в саду.

Ударил он три раза мечом по роднику, схлынула оттуда кровь и тогда напился он воды и утолил жажду. Дальше в пути попался ему виноградник, с большими, благоухающими виноградинами, жёлтыми как янтарь-камень. Хотел было Фэт-Фрумос гроздь сорвать, но конь и тут воспротивился:

— Не срывай, хозяин, ни одного зёрнышка. Виноградник этот — меньшая сестра змеева. Ежели хоть одно съешь, тотчас же помрёшь. Но коли очень тебе охота винограду отведать, совсем невмоготу стало, сруби мечом одну лозу и ешь себе на здоровье.

Послушался Фэт-Фрумос коня, срубил лозу, а из неё хлынул поток крови алой. Когда кровь змеева вытекла, поел он винограду вволю и дальше в путь пустился. А пути ещё немало, нашей сказке лишь начало.

Поближе к вечеру и говорит ему конь:

— Ну-ка, посмотри, хозяин, назад, и скажи, что там видишь.

Оглянулся царевич, но ничего не увидел.

— Всмотрись получше! — настаивал конь.

Напряг Фэт-Фрумос взор, разглядел огонёк, крохотный, с игольное ушко.

— Знай, хозяин, что этот огонёк мать змеев и змеюк, и ума я не приложу, как мы от неё спасёмся. Держись изо всех сил за мою гриву, я молнией всю землю облечу, и не успеешь оглянуться, как домчимся мы до державы Цветовика-Шелкоборода. Только там сможем найти избавление.

Вцепился Фэт-Фрумос в гриву, а конь раскрыл все свои крылья и полетел быстрее ветра, но медленнее мысли человеческой. Вот потому-то огонь позади всё вырастал и вырастал, обратился в пламя огромное и стал обжигать царевичу спину. Собрался конь с последними силами, взметнулся к бешеному вихрю и ворвался во владения Цветовика. А змеюка старая снаружи осталась и запричитала:

— Фэт-Фрумос, Фэт-Фрумос, пробей для меня в стене дырку, мне бы одним глазком поглядеть на того, кто сгубил моих родных деток ненаглядных.

Фэт-Фрумос приказал пробить в стене дырку, но как только ведьма всунула в неё голову, чтобы проглотить его, он метнул ей в пасть палицу железную на огне раскалённую. Сглотнула змеюка палицу, вздулась да и лопнула.

Цветовик узнал, что Фэт-Фрумос попал в его царство, послал за ним гонцов и скороходов, позвал к себе в гости и усадил за стол. А тот, чуть только увидел дочку красавицу Цветовика, влюбился в неё и попросил в жёны. Отец дал согласие, но потребовал, чтобы Фэт-Фрумос достал ему воды живой и мёртвой, что находится лишь в одном месте — там, где горы вершинами сталкиваются.

Царевич тотчас же вскочил на коня и помчался в ту сторону где солнце садится. На пути встретился ему человек, который выпивал разом всю воду из девяти мельничных желобов и всё жаловался, будто умирает от жажды.

Остановился Фэт-Фрумос, на такое чудо-диковинное дивится, а тот ему говорит:

— Ты не на меня дивись, а подивись лучше на Фэт-Фрумоса, который одолел и убил трёх змеев, трёх змеюк, да и старую скорпию их родительницу.

— Так это я всех их убил, — ответил Фэт-Фрумос.

— Ну, коли так, то бери и меня с собой, я тебе в дороге очень пригожусь.

Взял с собой Фэт-Фрумос Жаждище и дальше путь держит. Вскоре встретился им человек, который за один присест заглатывал весь хлеб, что девять печей выпекали, и всё причитал, что погибает от голода. Остановился Фэт-Фрумос и подивился на это чудо-юдо, а Голодище ему и говорит:

— Ты не на меня дивись, а подивись лучше на Фэт-Фрумоса, который одолел и убил трёх змеев, трёх змеюк, да старую скорпию их родительницу.

— Так это я всех их убил, — ответил Фэт-Фрумос.

— Ну, коли так, то бери и меня с собой, я тебе в дороге очень пригожусь.

Взял Фэт-Фрумос с собой Голодище и дальше путь держит. Близко ли, далеко ли, но вскоре встретился ему человек, который будто кузнечик перескакивал с одной горы на другую, хотя к ногам его были прикованы девять мельничных жерновов. Прыгал он и причитал, что некуда ему прыгать.

Захватил Фэт-Фрумос и Прыгуна этого, и дальше в путь пустился, пока не добрался до огромного поля. Где-то вдали за полем, такой гул и гром стоял, что ушам больно.

— Посмотри-ка, хозяин, в ту сторону, куда солнце садится, — сказал тогда конь, — и скажи, что видишь?

Пригляделся Фэт-Фрумос и увидел, что вдали две горы всё время вершинами сталкиваются.

— Между этими двумя горами должны мы проскочить, чтобы живой и мёртвой воды добыть. Сперва поедем потихоньку, а когда до самых гор доберёмся, ты меня трижды пришпорь, одной рукой держись изо всех сил за мою гриву, а другой воды набери.

Чуть только поравнялся Фэт-Фрумос с горами, пришпорил он трижды коня, а тот метнулся быстрее мысли людской, пролетел над самым колодцем и в мгновение ока обратно вернулся, пока ещё горы не успели сомкнуться вершинами. В то самое мгновение успел царевич воды живой и мёртвой набрать.

Привёз он воду Цветовик-Шелкобороду и потребовал у того слово сдержать — дочь в жёны отдать.

— Ну, что же, — ответил Цветовик, — я не против, отдам тебе её, но только раньше найди и доставь мне такого человека, который мог бы в один присест проглотить хлеб из девяти печей и выпить разом всю воду из девяти мельничных желобов.

Фэт-Фрумос тотчас же ответил Цветовику:

— Прикажи, хлеб в девяти печах поставить и покажи те девять мельничных желобов, что ты отобрал, а дальше моя забота — есть у меня подходящие люди, которые враз твой хлеб проглотят и воду выпьют.

Распорядился Цветовик, чтобы хлеб испекли и мельничные желоба показали, а сам тоже пришёл посмотреть, исполнит ли царевич обещанное. Фэт-Фрумос подал знак Жаждищу и Голодищу и те вмиг весь хлеб проглотили и всю воду выхлебали. Но Цветовик всё ещё не соглашался отдавать дочку, а сказал:

— Коли непременно хочешь взять мою дочь в жёны, то сперва доставь мне гвоздику, что благоухает на целых девять лет пути. После этого я уж непременно выполню твою просьбу.

Снова пустился Фэт-Фрумос в путь дальний, без конца и края, пока не услышал запах той гвоздики волшебной. А конь ему говорит:

— Всунь, хозяин, руку в моё правое ухо и достань оттуда кусок мыла, щётку и камень точильный, а уж потом иди вперёд без опаски.

Поехали они дальше, а запах всё сильнее становился, и привёл их к стеклянному дворцу. Постучал Фэт-Фрумос в ворота, но никто ему не ответил. Вошёл он внутрь, увидел гвоздику и забрал её. Выбежал, вскочил на коня и обратно вскачь пустился. Только не успел он далеко отъехать, как за ним вихрем помчался огромный змей — хозяин дворца стеклянного. Чуть было не настиг, если бы верный конь не сказал:

— Хозяин, брось за спину мыло.

Бросил Фэт-Фрумос мыло и тотчас же стала за ними дорога такой скользкой, что змей тут же отстал. Только не надолго он задержался, приноровился, перебрался через эту скользкую дорогу, и снова стал догонять беглецов.

Приказал тогда конь царевичу бросить за спину щётку и в тот же миг вырос за ними лес, да такой густой, что сквозь него не пробраться. Но снова изловчился змей, пробился сквозь дебри лесные и опять помчался за Фэт-Фрумосом — того и гляди, настигнет.

Бросил он тогда за собой, по совету коня, точильный камень, и выросла между ним и змеем гора каменная от земли до самых небес. Но и змей не сдался: принялся он грызть камень клыками, грыз и грыз, пока не перебрался на ту сторону и за беглецами бросился. Увидел конь это и сказал:

— Плохи дела, хозяин! Догоняет нас наша погибель. Одно спасение осталось: ты вдохни девять раз, набери в грудь побольше воздуха, а я взлечу выше туч небесных, а уж оттуда, сверху, ринусь на змея и раздавлю его насмерть.

Поднялись они в поднебесную высь, оттуда камнем вниз пали и растоптали змея. Поехал Фэт-Фрумос дальше, вернулся к Цветовику Шелкобороду и отдал ему гвоздику. Теперь тому некуда было деться, пришлось отдать молодцу дочь в жёны.

Сыграли молодые свадьбу, но когда настал час удалиться в опочивальню, Прыгун попросил у Фэт-Фрумоса позволения тоже там заночевать. Фэт-Фрумос ему разрешил, потому что между ними давно такой уговор был — друг другу ни в чём не отказывать. Ночью, когда уснул царевич крепким сном, изо рта девушки выполз дракон и потянулся к Фэт-Фрумосу, загрызть его хочет. Но Прыгун не спал, выхватил свой меч и нарубил дракона на мелкие куски. Вслед за первым, выполз и второй дракон. Он и этого зарубил. А когда появился третий, то Прыгун размозжил ему голову мельничным жёрновом. Убрал он в сторону останки драконов, улёгся и уснул как ни в чём не бывало.

На второе утро пришли во дворец попы и епископы, чтобы отпеть и похоронить Фэт-Фрумоса. Думали они, что погиб он, как погибали раньше другие зятья Цветовика-Шелкоборода. Нашли они его живым и здоровым, глазам своим не поверили и преклонили перед ним колени. Цветовик тоже явился, чтобы своими глазами убедиться жив ли Фэт-Фрумос. Увидел он драконов останки, испугался и стал расспрашивать, что ночью случилось.

Поведал ему Прыгун как он зарубил драконов, которые хотели Фэт-Фрумоса растерзать. Обрадовался Цветовик и решили все, что надо новую свадьбу сыграть. Три дня и три ночи все пировали и веселились, а затем стал Фэт-Фрумос прощаться со всеми, чтобы вернуться к себе домой. Все богатства, отобранные у змеев, поделил он на три равные части и раздал своим трём товарищам, которые в трудный час пришли ему на помощь.

Один только Прыгун недоволен остался потребовал, чтобы Фэт-Фрумос поделил с ним и жену. Не согласился на это царевич и Прыгун выхватил меч, чтобы рассечь молодую надвое. Испугалась она и выполз из её рта ещё один дракон, которого Прыгун тут же изрубил и сказал:

— Вот так-то, Фэт-Фрумос! Бери ты своё богатство, забирай и жену, потому что я вывел из неё четырёх драконов, начисто, и оставил в ней только одного чертёнка, да так уж положено: в каждой женщине хоть один чертёнок сидеть должен.

Поблагодарил Фэт-Фрумос Прыгуна, побратался с ним на веки-вечные и попросил не уходить слишком далеко, как бы тот чёрт, что в молодой жене остался, не погубил его. Пустился царевич затем в обратный путь и вернулся в материнский дворец. Здесь щёлкнул он плёткой трижды и три орешка обратились в три прекрасных дворца, в которых жили его сёстры. Выдал он их вскоре замуж и сыграли три свадьбы на славу, такие, что всё царство-государство веселилось. А я на коня сел верхом и рассказал вам обо всём.

Витязь Агеран. Перевод А. Садецкого.

Это было давным-давно, в те далёкие сказочные дни, когда владел всем белым светом Враль-царь. В те стародавние времена жила-была одна женщина, бедная-пребедная, второй такой не найти. Жила она неподалёку, во-о-он в той деревне, а в какой точно — сказать не могу, ведь с тех пор много лет прошло, а у меня и без этого дел и хлопот невпроворот. Вы-то верно слышали, что вчера вечером мой поросёнок опоросился свиньёй, а телок отелился коровой. Сами понимаете, что сейчас у меня от забот ум за разум заходит, не знаю за что раньше взяться, так что не удивляйтесь тому, что я запамятовал название села, в котором та женщина жила.

Чтобы не затягивать речь, это ведь не пироги печь, скажу я вам, что у этой вдовы горемычной — вы уж не обессудьте, но я забыл вам поведать, что она вдовой осталась — не было на всём белом свете никого, кроме сыночка, совсем ещё маленького, всего несколько месяцев от роду, но такого ладного и пригожего, что не найти ему равного. Только вот какая беда — поп ни за что не хотел малыша окрестить, то одно говорит, то другое выдумывает, упёрся на своём и всё тут: не хочет его окрестить и не хочет. А что с попом сделаешь? Ничего не сделаешь! Ведь слово попа, как говорит наш дьячок Ион Скутурила, что на горе живёт, это святое слово.

Бедная вдова по этой причине страсть как переживала и убивалась, не знала что ей делать, ничего не могла придумать. Однажды вечером когда сидела она как всегда пригорюнившись, вошли в её лачугу два незнакомых странника и попросили дозволения переночевать. Сперва вдова не соглашалась, но странники стали упрашивать, уверять, что они люди честные, идут издалека и в дороге очень устали. Упрашивали они её до тех пор, пока не уговорили. Позволила им вдова заночевать у неё.

А раз уж приняла в дом, то сами, небось, знаете, как положено у наших горцев? Гостей следует накормить. И хотя в доме у вдовы было так пусто, что хоть шаром покати, всё-таки взялась она за дело и кое-что для странников состряпала, на стол подала. После ужина принялись они толковать о том, о сём, о пятом, о десятом. Зашла речь и о мальчонке и незнакомцы спросили как его звать.

Некуда было вдове деться и пришлось ей рассказать, что поп её обижает и ни за что не хочет ребёнка окрестить, имя ему дать. Удивились странники такому делу, хотя, ежели говорить по правде, то не очень-то они поразились, потому как все сами отлично знали, ибо то были не простые смертные, а сам господь бог и святой Пётр.

Прислушались они к жалобам и сетованиям хозяйки, пожалели её и решили сами окрестить ребёнка. Сказано-сделано. Святой Пётр взял мальчика на руки, а господь бог окрестил его и нарёк именем Агеран. Затем подарили они своему крестнику ружьё и спать легли, а на второй день на заре ушли они дальше по своим делам.

С тех самых пор стал Агеран расти не по дням, а по часам. Всем людям на удивление, за день он вырастал больше, чем другие за год, а за год — вымахивал как за девять! Когда исполнилось мальчонке два года, таким он стал ловким да сильным, что никто с ним тягаться не мог.

А уж мать как сыночком гордилась, — не могла на него наглядеться, только эту одну радость в жизни знала, весь день-деньской его ласкала и пестовала.

Но не долгим было счастье материнское. Как-то утром, взял Агеран котомку, за спину забросил, ружьецо на плечо повесил и собрался в путь-дорогу. Не послушался он ни уговоров соседей, ни плача и мольбы матери, которая сулила ему каждый день самые любимые его яства готовить — лепёшки, пироги, творог с молоком и многое другое. Никого он не послушал и пустился в путь.

«Что тут поделаешь, видать, так уж ему на роду написано», — вздыхали женщины в деревне.

Вот идёт себе Агеран и идёт, конца-края дороги не видит, пока не очутился в лесу глухом, да таком огромном, что, казалось, нет ему ни начала, ни края, всю землю он покрывает. И в том громадном лесу ни одного дерева не было прямого, все как одно гнутые и кривые. Удивился Агеран такому делу, дальше сквозь чащобу пробирается и вдруг слышит жалобный голос. Прибавил он шагу, заторопился на голос. А тот всё гулче становится. Вдруг увидел он великана, величиной с гору, голова в тучи упирается.

Это был Согнидуб знаменитый, охал-вздыхал он, громко на судьбу сетовал за то, что в лесу не осталось прямых деревьев и нечего ему больше сгибать, душу тешить. Как увидел великан Агерана потопал ему навстречу, на пути встал, слова доброго не сказал, а сразу же на бой вызвал. Агеран ничуть не испугался, не робкого он был десятка, только спросил:

— Как ты хочешь со мной силой меряться — врукопашную схватиться, на мечах рубиться или из ружья палить?

— Врукопашную схватимся, так побыстрее будет! — ответил Согнидуб.

Сошлись они врукопашную и боролись весь летний день до самого вечера и второй день до обеда, но никак ни один одолеть не мог. Разгневался Агеран, схватил Согнидуба в охапку да вогнал его в землю по самые колени. Ожесточился и Согнидуб, собрался с силами и вколотил Агерана в землю по пояс. Вырвался Агеран, прыгнул как кузнечик, сгрёб великана и так о землю стукнул, что тот чуть насквозь всю твердь земную не пролетел, на ту сторону не проскочил. Хорошо ещё, что Агеран, человек милосердный и добрый, не хотел его смерти предать, а быстро схватил Согнидуба за волосы, на месте удержал и тут же вытащил из земли. Побратались молодцы и дальше вместе зашагали.

Прошли они самую малость, как вдруг видят откуда-то летят булыжники и огромные камни. Свернули они в ту сторону и наткнулись на чудище раз в десять огромнее, уродливее и страшнее Согнидуба. Этот великан держал в каждой руке по громадной скале и колотил их друг о дружку, да с такой силой, что булыжники и камни откалывались и на три версты вокруг разлетались. Увидел Крушикамень — так звали страшилище — пришельцев, струхнул немного, но испуга своего не показал, а хватил кулаком по каменной горе, да так, что стёр её в порошок, повернулся к Агерану и вызвал его на бой.

А того ничуть не утомили ни длинная дорога, ни борьба с Согнидубом и чувствовал он себя раз в десять сильнее, чем раньше.

— Ладно, коли драться тебе охота, так тому и быть! — согласился он. — Только скажи, как ты хочешь со мною силой меряться — врукопашную схватиться, на мечах рубиться, или из ружья палить?

— Врукопашную схватимся, так побыстрее будет! — решил Крушикамень.

Не обменялись они больше ни словом, а сошлись врукопашную.

Два дня с половиной боролись они, и только к обеду третьего дня сумел Агеран одолеть великана. Помиловал он его, не предал смерти, только заставил поклясться в верности и после того с ним побратался.

Теперь, когда стало их трое, зашагали названные братья весело дальше, перешучиваясь и распевая песни, всем на диво и на радость. Шли они, шли, как вдруг увидели, что две большие горы, которые перед ними возвышались, вершинами друг в дружку колотятся. Такого чуда никто из них ещё не видывал.

— Знаете ли вы, братцы, что это за диво? — спросил Согнидуб. — Коли не знаете, то меня слушайте! Ясное дело, что там творится что-то нечистое и сдаётся мне, что лучше нам другой путь выбрать, обойти это проклятое место, чтобы не оставить там своё мясо воронам, а кости волкам.

Крушикамень тоже голос подал и сказал, что эти валящиеся друг на дружку горы, ничто иное как уши нашей земли-матушки. Вот они и шевелятся. А Агеран прикинулся, что не слышит о чём толкуют его побратимы, и знай себе вперёд шагает, назад не оглядывается. К вечеру, когда день с ночью аукается, добрались они до тех гор, которые всё ещё вершинами колотились.

Тут-то и увидели они, что горы не сами по себе сталкиваются, а кто-то играет с ними. И был это великан раз в сто больше Согнидуба, и раз в десять огромнее Крушикамня. Звали чудище это Валигора.

Не успели три побратима подойти вплотную к страшилищу, как он горы в покое оставил, повернулся к Агерану и заорал на него — чего, мол, тому надо в его владениях?

Согнидуб от страху чуть не хлопнулся на землю в беспамятстве, а Крушикамень за спиной Агерана затаился, чтобы получше укрыться от ярости Валигоры.

А что, вы думаете, Агеран сделал?

Он-то хорошо знал не только свои силы, но и могущество дарёного ружья, потому вовсе не испугался рыка Валигоры, а схватился с ним врукопашную. Боролись они три дня и три ночи, пока Агеран не одолел и этого великана, и не заставил присягнуть ему в верности и послушании. Лишь после этого побратались они все четверо.

Отдохнули молодцы хорошенько несколько дней, знать очень уж устали от борьбы, а затем снова пустились в путь дальний, хватило бы у нас только здоровья, потому как сказка не вся и далеко ещё до конца. Кто ей внимает — много узнает, а кто уснёт и тому неплохо — славно отдохнёт. Значит, шли они, шли, пока куда-то не дошли, ведь в жизни всегда так бывает: идёт человек, идёт, и куда-то обязательно дойдёт.

Добрались побратимы до леса густого, где дичи водилось видимо-невидимо. А по середине леса раскинулась красивая поляна. Остановились они и решили на этом месте терем себе поставить. Сказано—сделано. Притащил Крушикамень камней и булыжников для стен, Согнидуб стены накрыл деревянной крышей, а Валигора, чтобы вокруг лучше видно было, смёл в сторону все холмы и горы, что перед теремом стояли. И трёх дней не прошло, а терем уж готов. Только, всем известно, что и в самом красивом доме надо позаботиться об еде. Голод не тётка, это хорошо знали наши побратимы и потому трое пошли на охоту, а Согнидуб в тереме остался — обед стряпать.

На охоте Агеран своим ружьём столько дичи набил, что товарищи его еле-еле домой её дотащили, хоть силы им было не занимать. Да и как Агерану целую гору дичи не набить было, коли ружьё у него волшебное? Не сравнить даже с сегодняшними самыми лучшими ружьями с репетиром, о которых наш дьячок говорил, что ими за один миг можно тридцать человек уложить. Кроме того, ружьё Агерана и в зарядах не нуждалось — сколько бы он из него ни палил, оно всегда заряженным оставалось.

А Согнидуб тоже потрудился дома на славу — нажарил и наварил на всю братию и сейчас ждал поджидал дружков своих, чтобы всё на стол выставить.

Отдыхает он себе без забот, и, чтобы время скоротать и душу потешить, сгибает и корёжит деревья толстенные в три обхвата, что поблизости росли. Вдруг, откуда ни возьмись, предстал перед ним змеиный царь Салкотя. Бородища у него в девяносто девять саженей. Он учуял запах наготовленных яств и тотчас прилетел, чтобы чужим обедом полакомиться. Увидел его Согнидуб, испугался до невозможности, душа в пятки ушла, юркнул в какой-то закуток и замер там, как свинья в кукурузе, ни слова не смел вымолвить. А Салкотя наелся досыта Да и убрался в своё царство-государство.

Едва он сгинул, как попытался Согнидуб что-нибудь на скорую руку состряпать, да толком ничего не успел, так что побратимы его поднялись из-за стола голодными и сердитыми, чуть не поколотили его от злости. А Согнидуб отошёл в сторонку пристыжённый, но ничего не рассказал о Салкоте.

На второй день остался дома Крушикамень, а остальные на охоту ушли. Потрудился и Крушикамень на славу, будто самый лучший царский повар, состряпал такой обед, что впору на царский стол подавать, но Салкотя снова тут как тут, всё начисто съел, бородищей след замёл. Вернулись побратимы домой, а там одни крохи нашли; остались они голодными и чуть было Крушикамню не намяли бока в сердцах. А тот от стыда и позора не знал куда глаза девать и ничего им не рассказал о Салкоте.

На третий день остался дома Валигора. Понадеялись на него названные братья, может хоть он сумеет накормить их как следует. Едва ушли они в лес, Валигора сразу же взялся за стряпню. Такой обед сготовил, что само Солнышко красное не стыдно попотчевать бы. Но проклятый Салкотя снова объявился, а Валигора до того испугался, что ни словечка не молвил, а лишь подальше схоронился. Салкотя спокойненько всё проглотил в два счёта и был таков.

Теперь Валигора не знал куда от стыда деваться, когда увидел, что Агеран с побратимами с охоты возвращаются, а кормить их нечем. Нахмурился Агеран, рассердился на Валигору, но тот будто воды в рот набрал, ни словечка не сказал о том, что случилось.

На четвёртый день решил Агеран дома остаться и обед сготовить, а остальных трёх послал в лес на охоту. Поставил оп на огонь четыре котла в девятьсот девяносто девять пудов каждый и сварил в них мясо, затем зажарил девятьсот девяносто девять диких быков и несколько сотен диких кабанов. Долго ли, коротко ли, состряпал он обед царский. Едва успел он всё приготовить, как и Салкотя примчался. Вломился он в дом, ни слова не сказал, даже доброго здоровья не пожелал, а в мгновение ока проглотил всё варево из одного котла. Но Агеран не растерялся — тут же сгрёб его за шиворот и вытолкал за дверь, а уж во дворе схватил за поповскую бородищу, расколол на двое толстенный бук и защемил бороду змеиного царя. От страха Салкотя и опомниться не успел.

Пришёл он в себя чуть позже, когда вернулись с охоты побратимы Агерана, а как опамятовался, то ещё пуще испугался. Собрался он с последними силами, дёрнулся, вырвал из земли бук с корнями со всем и пустился на утёк волоча его за собой.

Спохватился витязь Агеран и тотчас же вместе с побратимами бросился в погоню. Согнидуб расчищал дорогу в лесах непролазных, деревья во все стороны расшвыривал. Крушикамень крошил скалы зубчатые, а Валигора раздвигал на пути горы. Так грозно мчались они вслед за Салкотей, что земля под ними дрожала, ходуном ходила. Чуть было не настигли беглеца, но тот добрался до горловины земли и соскользнул вниз в змеиное царство, а Агеран с товарищами не солоно хлебавши наверху застряли. Посоветовались они, по всякому прикинули, и решил Агеран дальше по следу пойти. Изготовили они тотчас же длинную-предлинную верёвку, взялся Агеран за её конец и потихоньку-полегоньку спустился под землю.

Три дня и три ночи шагал Агеран по этому царству подземному, но никого, даже мышенка малого, на своём пути не встретил. А на четвёртый день очутился он в державе Медян-князя. В самой серёдке державы этой возвышалась крепость медная, с медными воротами и мостами, а посередине крепости высился замок Медян-князя.

Когда Агеран в крепость вошёл, там никого не было, одна только красна-девица — Медяночка — дочь князя. Услыхала она как медные ворота рухнули под ударом витязя, вышла ему навстречу и рассказала, что отца позвали к Салкоте-царю. Там все князья-змеи совет держат, как Агерана одолеть, лютой смерти предать. И ещё сказала она витязю, что до дворца Салкоти целых двенадцать лет пути.

Собрала Медяночка Агерану на стол, а богатырь поел и зашагал дальше, да так резво, что за день проходил больше, чем другие за год. Через три дня оказался он в стране, где ходили только по серебру, да и дома все были серебряные. Этой страной правил Серебрян-князь. В его замке тоже никого не было, одна лишь дочь княжья — Серебрянка. Услышала Серебрянка, как обрушились ворота серебряные от руки Агерана, вышла ему навстречу и рассказала, что её отца вызвали к Салкоте-царю совет держать, как Агерана одолеть, лютой смерти предать. Понял витязь, что и здесь не след ему задерживаться, чуть подкрепился и дальше в путь пустился. Снова прошёл он за три дня больше, чем другой за четыре года и добрался до страны, где правил Злотен-князь.

Подступил он к воротам золотого замка, ткнул их кулаком и разбил вдребезги. Затем зашёл он в золотой замок, но застал там только дочку князя — красавицу Золотинку. От неё он узнал, что её отец со всем своим воинством помчался к Салкоте-царю, совет держать, как Агерана одолеть, лютой смерти предать. Накормила Золотинка Агерана честь по чести и тот, не мешкая, вперёд зашагал.

Спустя три дня дошёл он ещё до одного замка, такого блестящего и сверкающего, что глазам больно. Это был бриллиантовый замок Аламаз-князя. Застал он в замке только дочку змееву — красавицу Блестинку и её мачеху, старую ведьму Морщу.

Как раз, когда Агеран переступил порог, злобная ведьма набросилась на Блестинку и принялась её бить, да так колотила, что только искры сыпались. Увидела Морща Агерана, уставилась на него и так пасть разинула, что верхней губой крышу замка достала, а нижней — погреб глубокий. Хотела она тут же витязя проглотить, и обязательно проглотила бы, не подвернись ему под руку большая башня алмазная. Схватил он её и с такой силой метнул прямо в разинутую пасть змеюки, что и башня и сама ведьма в прах рассыпались. Но перед тем, как испустить дух, старая колдунья успела взреветь, да так, что вся змеева держава подземная содрогнулась.

А Блестинка на радостях бросилась к Агерану на шею, и ну обнимать его, целовать. И как ей не радоваться, коли он избавил её от Морщи, которая каждодневно бедную девушку избивала, всячески над ней измывалась. Поблагодарила она его от всей души и наказала тотчас же пойти на конюшню, оседлать коня с восьмью ногами и гнать куда глаза глядят, только бы не повстречаться с царём змеев и его воинством, а то несдобровать витязю, не миновать ему гибели.

— Мой отец — Аламаз-князь помчался сейчас к Салкоте-царю, чтобы вместе совет держать, как тебя одолеть, лютой смерти предать. Они, верно, услышали как заревела Морща и сразу же сюда прилетят, а коли тебя здесь застанут, то на кусочки изрубят.

Слушает Агеран слова красавицы, но никак уйти от неё не может, сердце не позволяет. Сразу же полюбил он её. Но Блестинка так его упрашивала, так умоляла, что уступил он. Вскочил на волшебного коня и погнал, что есть мочи, но только не домой, как девушка наказывала, а как раз наоборот — навстречу змеиному воинству, по дороге к дворцу Салкоти-царя.

Мчался Агеран на своём коне быстрее мысли человеческой, и вдруг увидел, что ему навстречу огромная туча летит, до самых небес тьмой клубится.

А это, оказывается, скакал ему навстречу Аламаз-князь с войском своим несметным, что песок морской. Почуял он беду и кинулся сломя голову домой. Агеран, не долго думая, как только разглядел в клубах пыли змеиные полчища, сразу вскинул чудесное ружьё и палить принялся. Падали перед ним змеи, что трава под косой. Через полчаса остался в живых один лишь Аламаз-князь, но и с ним витязь быстро расправился: огрел его прикладом ружейным да так, что тот сразу же ноги протянул.

Но до конца дня Агеран ещё немало потрудился: пришлось ему тогда же одолеть ещё армии князей змеиных Злотена, Серебряна и Медяна. Весь день-деньской, до позднего вечера сражался он с ордами змеев, пока всех не перебил своим ружьём. К вечеру, куда ни глянь вокруг, всюду убитые валялись.

Расправился Агеран со всеми змеями и их князьями и погнал коня дальше, нигде не останавливался, пока до дворца Салкоти-царя не домчался. А тот от страха за печь спрятался, знал ведь что Агеран с человечьего света вниз спустился, все его полчища одолел и сейчас за ним пришёл. Как увидел он Агерана воочию, тут же лопнул от страха и разлетелся на тысячу клочков крохотных. Агерану же нужна была только борода Салкоти, потому что была эта борода не простая, а волшебная. Отрезал он её, забросил за спину и обратно к горловине земли поскакал, а по пути прихватил всех четырёх девушек.

Тем временем три его товарища — Валигора, Крушикамень и Согнидуб — терпеливо ждали, чтобы их старший побратим вернулся и они вытащили его из змеиного царства в человечий мир. Домчался Агеран до горловины земли, привязал к верёвке, по которой когда-то опускался, большую плетёную корзину, посадил в неё Медяночку и за конец верёвки дёрнул, подал, значит, знак, чтобы наверх подняли. Отправил он Медяночку для Согнидуба.

Через три дня опустилась пустая корзинка обратно. Сейчас Агеран послал наверх Серебрянку для Крушикамня. А ещё спустя три дня вытащили побратимы наверх Золотинку, суженую Валигоры. Наконец, последним пришёл черёд Блестинки, наречённой самого Агерана.

А когда спустилась корзина в последний раз, чтобы и Агерана на землю доставить, решил он испытать верность побратимов своих. Завёл в корзину своего восьминогого коня и рядом с ним положил несколько булыжников побольше, да потяжелее, чтобы наверху не сомневались, кого именно на землю они тянут.

Но побратимы Агерана, когда увидели, что Блестинка краше их наречённых, обозлились до невозможности и решили убить витязя.

Потянули они вверх корзинку и, думая, что в ней Агеран, прикинулись будто упустили нечаянно конец верёвки. Вот и рухнула корзина вниз, да с такой силой, что рассыпался бедный конь в прах. Остался Агеран в подземном царстве один-одинёшенек, как перст, в печали и расстройстве. Прикидывал он так и этак, как ему быть, чтобы наверх выбраться, и наконец придумал сплести из бороды Салкоти длинную-предлинную лестницу, длиннее горловины земли и по ней из преисподней на землю светлую выбраться.

Сплёл он лестницу, а затем поймал пичугу какую-то, что внизу летала, змеиную падаль клевала.

Поймал витязь пичугу, да так хорошо её обучил, что она во всём его слушалась. А когда пичуга большой выросла, привязал он к её лапке конец лестницы и швырнул вверх, что есть мочи. Выпорхнула пичуга на землю светлую человечью, полетела меж деревьями и кустами и крепко-накрепко запутала лестницу в их ветвях. Агеран как раз на это надеялся. Чуть только увидел он, что лестница уцепилась и не колышется даже, полез по ней вверх и после долгого и трудного пути снова на земле очутился. Здесь первым делом освободил он бедную птаху, которая тоже запуталась в ветвях вместе с лестницей, и от голода чуть не погибла. Выпустил он пичугу на волю и пошёл свою наречённую искать.

А Блестинку, из-за её красоты несравненной, другие княжны обижали и притесняли. Заставляли прислуживать им с самого рассвета до тёмной ночи: двор подметать и убирать, воду таскать, свиней в поле водить-сторожить. А есть ей давали только заплесневелые корки. Совсем извелась бедняжка, только о том и думала, как бы в свои родные края вернуться, но дороги не знала.

Так и нашёл её Агеран в слезах и горе. Она как раз стерегла в лесу большое стадо свиней. Загорелась душа его гневом-ненавистью к своим побратимам и их жёнам. Пошёл он прямиком к тому терему, который они вместе когда-то возвели, и, не долго думая, убил неверных товарищей, предателей. А жён их он в монеты обратил: Медянку — в медные, Серебрянку — в серебряные, а Золотинку — в золотые. Затем взял он с собой Блестинку и в путь с ней пустился — в родную деревню к матушке любимой которая до того постарела, что уж еле ноги передвигала.

А там сыграли они свадьбу на славу, закатили пир на весь мир, позвали на пир людей добрых со всех концов света и одарил их Агеран монетами разными: кого медными, кого серебряными а кого и золотыми. Три года, днём и ночью, плясал честной народ и такое царило там веселье, что даже старая мать Агерана пустилась в пляс с каким-то пригожим царевичем. И так они лихо скакали, что искры из каблуков летали. Я никак на их пляс наглядеться не мог, и ежели бы не толкнул меня ненароком какой-то иноземный барчук, да так, что чуть с ног не сшиб, быть может и сам бы пошёл в пляс. А так обиделся я, и ушёл себе — пусть без меня пируют.

Вот потому-то и не знаю я, живы ли они и поныне, или умерли. А тот, кто узнать захочет, пусть сам к ним заскочит.

Богатырь Прысля и золотые яблоки. Перевод М. Малобродской.

В некоем царстве жил-был великий и достославный государь. Дворец его был окружён садом, где росли деревья и цветы редкой красоты. Второго такого чудесного сада в тех краях никто и не видывал. Там росла даже такая яблоня, которая давала золотые плоды.

Но царю ни разу не удалось отведать яблок со своей чудесной яблони: едва плоды начинали созревать, кто-то пробирался ночью в сад и срывал все яблоки. Лучшие сторожа всего царства, храбрейшие воины по приказу царя выслеживали воров, но поймать их никому не удавалось.

В один прекрасный день пришёл к царю его старший сын и сказал:

— Отец, я вырос в твоём дворце. Часто гулял я в нашем саду и видел прекрасные плоды яблони, но попробовать их мне так и не пришлось; теперь, когда золотые яблоки снова наливаются, дозволь мне самому посторожить несколько ночей. Бьюсь об заклад, что поймаю разбойника, который грабит нас.

— Дорогой сын, — ответил ему отец, — столько храбрецов уже сторожили в саду, да всё без толку.

Но мне очень хочется видеть на своём столе хотя бы одно яблоко с той яблони, она ведь дорого мне обошлась! Поэтому попробуй и ты посторожить её, но не верю, что тебе будет сопутствовать удача.

Царевич сторожил яблоню целую неделю — всю ночь сторожил, а днём отдыхал.

Однажды утром, грустный, предстал он перед отцом и рассказал, как не спал до полуночи, а потом охватила его такая дремота, что на ногах не мог устоять. Сковал его сон, и он заснул словно убитый, а проснулся, когда солнце было уже высоко, и увидел, что яблок и в помине нет.

Трудно описать, как опечалился отец. Прошёл ещё год, предстал перед царём средний сын и попросил, чтобы и ему тоже разрешили покараулить золотые яблоки. Он тоже обещал изловить воров, причиняющих отцу столько огорчений.

Когда яблоки начали созревать, средний сын царя стал по ночам сторожить. Но и с ним всё случилось как и со старшим братом. Отчаялся царь и задумал срубить дерево, но тут пришёл к отцу Прысля, его младший сын, и взмолился:

— Отец, ты столько лет сохранял это дерево, столько горя вытерпел из-за него. Оставь же его ещё на год, дай и мне попытать счастье.

— Да что ты, несмышлёныш эдакий! — сказал царь. — Ни твои старшие братья, ни много других храбрецов не смогли изловить воров, а такому молокососу, как ты, и подавно с ними не справиться! Ведь ты же слышал, что рассказывают твои братья? Тут не без колдовства.

— Я не знаю — поймаю ли я вора, но ведь моя попытка вреда не причинит…

Царь внял мольбам младшего сына и решил не рубить дерево ещё год.

Наступила весна, яблоня зацвела ещё пышнее и дала больше плодов, чем в прошлые годы. Радовался царь красоте цветущего дерева, а потом и обилию его плодов, но как вспоминал, что и на сей раз не удастся ему отведать золотых яблок, начинал раскаиваться, что не срубил дерево.

Царевич Прысля часто гулял в саду, ходил вокруг яблони и всё прикидывал что-то. Когда наконец яблоки стали созревать, он сказал царю:

— Отец, пора мне начать сторожить.

— Ступай, — ответил царь. — Но и ты, конечно, вернёшься ни с чем, как твои старше братья.

— Мне и не так стыдно будет, — молвил Прысля. — Ведь я самый младший, да к тому же не обещаю поймать разбойников, а хочу лишь попытаться.

Как только настал вечер, взял Прысля с собой книг почитать, взял два колышка, лук и колчан со стрелами, выбрал место для засады неподалёку от яблони, вбил в землю высокие колышки и сел между ними так, что один колышек торчал спереди, а другой сзади.

«Если задремлю, — решил Прысля, — то наткнусь либо подбородком, либо затылком на один из колышков…».

Караулил он так до тех пор, пока как-то раз, после полуночи, не почувствовал, что утренняя прохлада опьяняет его нежным ароматом и расслабляющая дремота смыкает его веки. Но колышки будили его, и он продолжал бодрствовать. На рассвете ему послышался лёгкий шорох. Не спуская глаз с дерева, Прысля взял лук и приготовился стрелять. Шорох усилился, кто-то подошёл к дереву и тронул его ветки. Прысля пустил одну стрелу, вторую, третью. Около Дерева раздался стон, и наступила мёртвая тишина. Едва рассвело, Прысля сорвал несколько яблок, положил на золотое блюдо и отнёс отцу.

Увидел царь золотые яблоки и очень обрадовался.

— А теперь, — сказал Прысля — надо найти и вора…

Довольный, что получил наконец золотые яблоки, царь и знать не хотел о ворах.

Прысля показал отцу кровавый след, оставленный раненым вором, и обещал отправиться на поиски и доставить разбойника, даже если тот схоронился в змеиную щель. Затем Прысля сговорился с братьями пойти вместе по следу вора и поймать его.

А оба брата затаили на Прыслю злобу за то, что он оказался ловчее их, и только ждали случая погубить его. Потому, сейчас они с радостью согласились с Прыслей, и все вместе двинулись в путь.

Шли они, шли по кровавому следу, пока не попали в пустыню. Через некоторое время все трое вышли на край пропасти, где след обрывался. А когда обошли пропасть, убедились, что кровавый след исчез совсем. Дело ясное: в этой пропасти живёт тот, кто ворует в их саду золотые яблоки.

Но как туда спуститься? Решили братья тут же смастерить ворот и свить толстые верёвки. Когда всё было готово, в пропасть спустился старший брат.

— Как только я дёрну за верёвку, — наказал он, — вы меня наверх тащите.

Так они и сделали. Средний брат тоже спустился, но чуть пониже старшего.

— Теперь настал и мой черёд, — сказал Прысля, как увидел, что братья стоят в нерешительности. — Если я дёрну за верёвку, вы меня спускайте ещё ниже, а если верёвка перестанет спускаться, поставьте около неё сторожей, и как только они заметят, что верёвка дёргается на краю пропасти, тяните её вверх.

Начал спускаться и младший брат; он то и дело дёргал за верёвку, и его опускали всё ниже и ниже до тех пор, пока верёвка перестала натягиваться и повисла свободно. Тогда братья посоветовались и решили:

— Подождём, пока он чего-нибудь добьётся, а потом погубим его. Надо нам от него избавиться за то, что выставил он нас на посмешище!

А Прысля очутился в подземном мире. Он робко огляделся и с удивлением увидел, что всё здесь выглядит по-иному: земля, цветы, деревья и звери.

Сперва он немного струсил, но, подбодрившись, пошёл по дороге, и она привела его к замку из чистой меди.

Вокруг не было ни живой души, и Прысля вошёл в замок, чтобы узнать кто в нём живёт. На пороге его встретила красивая девушка.

— Слава богу, довелось наконец мне увидеть человека из нашего мира! — воскликнула она. — Но как ты сюда попал? Ведь здесь владения трёх братьев-змеев. Они похитили нас у родителей. Мы — три сестры, царские дочери, с белого света, откуда явился и ты…

Прысля поведал девушке историю с яблоками, рассказал о том, как ранил вора, пришёл по его кровавому следу к пропасти и как спустился сюда. А потом сам спросил:

— Так ли уж страшны и сильны змеи?

Царевна рассказала, что змеи выбрали себе каждый по царевне и принуждают их выйти за них замуж. Девушки, конечно, противятся, находят всякие отговорки, требуют у змеев невозможного, а те из кожи лезут вон, но выполняют все их желания.

— Как ни сильны змеи, — добавила царевна, — но с божьей помощью ты их, быть может, и одолеешь. А пока что спрячься где-нибудь. Не ровен час, змей вернётся, застанет тебя здесь, тогда берегись: он свиреп, и ярости его нет предела. Сейчас время обеда, змей обычно в этот час возвращается домой, и когда ему остаётся до дома полдня пути, он кидает вперёд свою палицу. Палица ударяется о дверь замка, потом о стол, прыгает на стену и повисает на гвозде.

Не успела царевна вымолвить это, как послышался свист, затем удар о дверь, о стол, и вот палица повисла на гвозде. Прысля схватил палицу и швырнул её обратно, ещё дальше, чем змей. Пролетая мимо змея, палица задела его за плечо.

Испугался змей и остановился, проводил взглядом палицу, потом вернулся за ней и поскакал домой. У самых ворот змей крикнул:

— Что-то здесь человечиной пахнет!

Глядь, а навстречу ему царевич идёт. Говорит ему змей:

— Каким ветром тебя занесло сюда? Видно, хочешь кости свои здесь оставить…

— Я пришёл сюда поймать того, кто ворует золотые яблоки из отцовского сада.

— Яблоки эти воруем мы, — сказал змей. — Как ты хочешь со мной драться: на палицах, на саблях или просто врукопашную бороться?

— Давай бороться, это честнее, — ответил змею Прысля.

Принялись они бороться. И боролись до тех пор, пока змей не вогнал Прыслю в землю по щиколотки.

Но Прысля напряг все свои силы, схватил змея, вогнал в землю до самых колен, и отрезал ему голову.

Девушка, со слезами радости, поблагодарила Прыслю за то, что он избавил её от змея, и попросила его вызволить и её сестёр.

Отдохнув два дня, Прысля, как посоветовала ему старшая царевна, отправился к её средней сестре, в серебряный замок.

Как и старшая сестра, та встретила Прыслю с радостью и повелела ему спрятаться, так как должен скоро явиться домой змей.

Но Прысля прятаться отказался. Запустил средний змей свою палицу, когда до дому оставался ещё целый день пути. Не успела она на гвозде повиснуть, как Прысля швырнул её обратно с такой силой, что палица попала в голову змея. Явился взбешённый змей домой и, поняв в чём дело, начал бороться с Прыслей, как и старший брат.

И этот змей нашёл смерть от руки Прысли.

Девушка поблагодарила Прыслю за своё спасение и упросила его вызволить из неволи и свою младшую сестру.

— Хоть третий змей сильнее двух убитых тобою его братьев, я всё же надеюсь, что с божьей помощью ты и с ним разделаешься, тем более что это он хотел похитить яблоки в вашем саду…

Целую неделю отдыхал и веселился Прысля вместе с двумя сёстрами, а затем зашагал во владения третьего змея.

Увидев золотой замок младшего змея, он вначале оробел, но вскоре собрался с духом и вошёл.

Едва Прысля появился, как царевна на коленях стала умолять избавить её от змея, потому что тот решил, как только выздоровеет, силой заставить её выйти за него замуж.

Вдруг волшебная палица, как всегда, влетела в дверь, ударилась о стол и повисла на гвозде. Прысля узнал у девушки, что змей, возвращаясь домой, бросает палицу вперёд на расстоянии полутора дней пути. Тогда юноша отбросил её, но ещё дальше, и попал змею палицей прямо в грудь. Рассвирепел змей и помчался домой.

— Кто посмел нарушить границы моего владения и войти в мой дом? — яростно зарычал он.

— Я, — ответил Прысля.

— Знай же, поплатишься ты за такое своеволие! Хоть явился ты сюда по своей воле, но отсюда тебе не уйти.

— С божьей помощью я и на тебя найду управу, — ответил Прысля.

Вот сговорились они схватиться в честном бою, и…

Утром начали бой, Но не кончили бой Они день-деньской, До поры ночной.

Ещё к полудню оба обратились пылающими языками пламени, но продолжали биться. А над ними стал кружиться ворон. Завидев его, змей взмолился:

— Ворон, ворон, достань кусок сала и брось его мне, тогда я отдам тебе труп моего врага.

— Ворон, ворон, — попросил в свою очередь Прысля, — если ты бросишь кусок сала мне, обещаю тебе целых три трупа.

— Когда ещё мне выпадет такая удача! — каркнул ворон. — Я накормлю тремя трупами всю свою стаю.

— Правду тебе говорю, — заверил его Прысля.

Ворон достал кусок сала, бросил его царевичу, а тот съел сало и обрёл новые силы.

К вечеру, когда они вновь приняли свой обычный облик, змей обратился к царевне, которая следила за их борьбой, и сказал:

— Красавица моя, дай мне немного воды освежиться и я обещаю завтра же обвенчаться с тобой.

— Красавица моя, — обратился к ней и Прысля, — дай мне глоток воды, и я обещаю вывести тебя на белый свет, и там ты станешь моей женой.

— Пусть услышит бог твои слова, добрый молодец, пусть исполнится твоё желание, — ответила царская дочь и дала Прысле напиться.

Вернулись к молодцу силы, схватил он в свои богатырские объятья змея, поднял его и бросил, да так, что вогнал в землю по самые колени; собрал и змей свои последние силы, бросил Прыслю и вогнал в землю по пояс; тогда напрягся Прысля, сжал змея, да так, что у того кости затрещали, швырнул его и вогнал в землю по самую шею, а потом отсёк голову.

Царевны бросились обнимать и целовать своего спасителя, как родного брата, а сами приговаривают: «Отныне ты нам братом будешь».

Они рассказали Прысле, что в каждом замке братьев-змеев есть по кнуту. Если этим кнутом ударить по всем четырём углам замка, замок обернётся в яблоко. Так они и сделали, и все три девушки получили по яблоку. Потом стали царевны собираться в путь к себе домой на землю.

Когда дошли они до пропасти, потянули за верёвку так, что она задёргалась. Братья сразу поняли, что верёвку надо тащить, налегли на ворот и вытащили старшую сестру с медным яблоком в руках.

Наверху девушка показала письмо от Прысли; он писал, что она выйдет замуж за старшего брата.

Несказанно обрадовалась девушка, что снова оказалась на белом свете, где родилась.

Верёвку опять спустили и затем подняли среднюю сестру с серебряным яблоком в руках и с письмом, в котором Прысля прочил девушку в жёны среднему брату.

Ещё раз спустили верёвку и наверх подняли младшую сестру, невесту Прысли. Но она не держала золотое яблоко в руках — Прысля оставил его себе.

Румынские сказки

Прысля чувствовал, что его братья замышляют против него недоброе, и когда верёвка спустилась, чтобы поднять и его, он привязал к верёвке камень и накрыл его своей шапкой, желая испытать братьев.

Едва показалась из пропасти шапка Прысли, братья приняли её за самого Прыслю и отпустили ворот. Верёвка разматывалась всё быстрее и быстрее, и братья решили, что Прысле пришёл конец.

Взяв с собой девушек, оба старших брата привели их к царю, а сами прикинулись опечаленными и рассказали о гибели младшего. Вскоре они женились на старших царевнах, как и решил Прысля. Младшая же твёрдо заявила, что выходить замуж ни за кого не будет.

Прысля же стоял на дне пропасти и ждал, а когда увидел, как с грохотом свалился камень обратно, поблагодарил бога за своё спасение. Стал он теперь раздумывать, как ему выбраться наверх. Думал, думал и вдруг услышал жалобные крики и стоны. Огляделся Прысля и видит — дракон ползёт по дереву всё выше, к гнезду волшебного орла подбирается, его птенцов съесть хочет. Выхватил тогда витязь меч из ножен, кинулся к дракону и разрубил его на мелкие куски.

Орлята, поблагодарили Прыслю и сказали ему:

— Поди сюда, добрый молодец, спрячься у нас, а то, если попадёшься матери на глаза, она проглотит тебя на радостях.

Они выдернули перо у одного из птенцов и спрятали под ним Прыслю.

Прилетела орлица, увидела изрубленного в куски дракона и спросила детей, кто сделал такое доброе дело.

— Мать, — ответили они, — это сделал человек с белого света, а теперь он ушёл на восток.

— Полечу, — сказала она, — поблагодарю его.

Понеслась она быстрее ветра туда, куда указали птенцы, но вскоре вернулась обратно.

— Скажите мне правду, куда направился тот человек?

— На запад.

Орлица облетела вдоль и поперёк весь подземный мир, вернулась ни с чем и потребовала, чтобы птенцы сказали, где прячется человек.

— Мы покажем тебе его, мать, но ты должна обещать, что ничего худого ему не сделаешь.

— Обещаю, дорогие, — ответила мать.

Тогда птенцы сняли о Прысли перо и показали своей матери. Она стала его обнимать и проглотила бы на радостях, если бы орлята не защитили его.

— Каким добром отплатить тебе за то, что ты спас от смерти моих детей?

— Вынеси меня на белый свет, — ответил Прысля.

— Трудно исполнить твою просьбу, — сказала орлица, — но я тебе обязана жизнью своих птенцов и потому соглашусь. Приготовь сто мер мяса, каждый кусок в одну меру, и сто хлебов.

Прысля всеми правдами и неправдами добыл хлеба и мяса и отнёс на дно пропасти. Орлица тогда сказала:

— Садись ко мне на спину и захвати с собой всё, что собрал. Как только я поверну в твою сторону голову давай мне по целому хлебу и по куску мяса.

Полетели они, и юноша давал орлице хлеба и мяса столько, сколько она просила. Когда они почти долетели до верха, огромная птица вновь повернула голову, но мяса больше не было. Недолго думая Прысля вынул меч, отхватил кусок от своего бедра и дал его орлице.

Добрались они наконец до цели. Орлица увидела, что Прысля не может ходить, и сказала ему:

— Если бы не добро, какое ты мне сделал, и не просьба моих детей, съела бы я и тебя. Почуяла я, что последний кусок мяса вкуснее всех остальных, зря ты мне его дал. Но я не проглотила его. — Затем она выплюнула кусок мяса Прысли, приложила к его ноге, смазала слюной, и мясо опять приросло.

На прощанье они поблагодарили друг друга и расстались. Орлица полетела обратно в пропасть, а Прысля, одетый в простое крестьянское платье, направился в царство своего отца.

По дороге в город, где жили его родители и братья, повстречались ему путники, и от них он узнал, что братья женились на спасённых им царевнах: что родители его очень опечалены гибелью младшего сына и что младшая из сестёр носит траур по жениху и не хочет ни за кого выходить замуж, но что его старшие братья сватают царевне красавца жениха и неизвестно, удастся ли ей избежать брака.

Прысля с тяжёлым сердцем вошёл в город. Там он узнал, будто девушка попросила царя: коли он хочет выдать её замуж, пусть смастерит для неё золотую самопрялку, с золотым веретеном и золотой пряжей; такую прялку подарил ей когда-то змей, и она очень ей нравилась. Узнал он ещё, что царь позвал к себе лучшего золотых дел мастера и приказал ему:

— Ровно через три недели ты принесёшь мне прялку, какую просит царевна; иначе не сносить тебе головы.

Бедный мастер вернулся домой чуть не плача.

Прысля пришёл к ювелиру и нанялся к нему учеником.

Увидел Прысля, что хозяину не удаётся смастерить прялку, и сказал ему:

— Гляжу я, хозяин, как ты печалишься оттого, что не можешь выполнить приказ царя. Ведь через три дня подходит срок. Разреши мне самому сделать прялку.

Ювелир отмахнулся от него.

— Много искусных мастеров не могли ничего добиться, а такой оборванец, как ты, и подавно не сможет.

— Если я не смастерю прялку ровно через три дня, ты сделаешь со мной всё, что захочешь.

Уговорились они, что ювелир отведёт Прысле отдельную комнату, где тот сможет работать один, и только каждую ночь станет приносить ему по мешочку орешков и по стакану доброго вина.

Ювелир, сколько ни подслушивал у дверей комнаты, слышал лишь щёлканье орешков. А на третий день Прысля вынес на подносе прялку. Сам же вытащил её из хранившегося у него золотого яблока змея.

Ювелир не мог на неё нарадоваться: подарил он ученику новое платье; а к полудню, когда за ним пришли царские слуги, отправился во дворец и передал царю золотую самопрялку.

Восхищённый красотой прялки, царь дал ювелиру два мешка денег.

Девушке показали прялку, и тотчас будто калёным железом обожгло её сердце: она узнала свою прялку и поняла, что богатырь Прысля выбрался с того света на землю.

— Батюшка-царь, тот, кто сделал эту прялку, сможет сделать ещё одну вещь, такую, как когда-то подарил мне змей.

Царь тотчас позвал ювелира и приказал ему смастерить наседку с цыплятами из чистого золота, пригрозив что, если он не выполнит заказ в трёхнедельный срок, не сносить ему головы.

Как и в прошлый раз, опечаленный, вернулся ювелир домой. Сперва он опять отказался от помощи Прысли, но, увидев, что ничего сам сделать не сможет, снова договорился с богатырём, и дело кончилось как нельзя лучше: золотая наседка кудахтала, а золотые цыплята пищали и клевали золотые зёрна.

Ювелир отнёс игрушку царю, а тот, полюбовавшись тонкой работой, отдал её девушке и сказал:

— Вот и выполнены все твои желания. Теперь, дочь моя, готовься к свадьбе.

— Отец, — ответила девушка, — у того, кто сделал всё это, должно находиться и золотое яблоко змея. Прошу тебя, прикажи ювелиру привести ко мне мастера.

Получив приказ, ювелир предстал пред царём и сказал ему:

— Как же я могу привести к твоему величеству мастера? Ведь он простолюдин и не достоин увидеть пресветлейшее лицо твоего величества.

Но царь велел привести во дворец мастера, кто бы он ни был.

Ювелир нарядил Прыслю в новое платье и представил царю, а царь отвёл Прыслю в покои девушки.

Царевна сразу узнала Прыслю. Не в силах сдержать слёзы радости, она воскликнула:

— Батюшка-царь, ведь это тот самый богатырь, который освободил нас от змеев!

И, упав перед юношей на колени, девушка стала целовать его руки.

Всмотревшись в Прыслю, царь его тоже узнал, хотя юноша очень изменился. А Прысля никак не хотел признаваться, кто он такой. Но, уступив слёзным мольбам отца, матери и царевны, которая просила его на коленях, Прысля наконец сознался, что он действительно царский сын.

Затем Прысля рассказал им, как всё было и как выбрался он из пропасти, и показал золотое яблоко змея.

Разгневанный царь позвал старших сыновей; едва они увидели Прыслю, у них душа в пятки ушла.

— Как ты скажешь, так и накажу их, — сказал царь Прысле.

— Отец, я прощаю братьев, пусть бог их накажет. Мы выйдем на дворцовую лестницу, и каждый пустит вверх по стреле, если кто из нас согрешил, того бог и покарает.

Сказано-сделано. Вышли братья из дворца, пустили вверх по стреле. Когда же стрелы упали, они вонзились прямо в головы старших братьев и убили их. Стрела же младшего брата вонзилась в землю у самых его ног.

Старших братьев похоронили, и вскоре сыграли богатую свадьбу Прысли с младшей царевной. Жители всего царства радовались, что младший сын царя вернулся живым и здоровым, гордились его подвигами и расхваливали кто как мог.

А после смерти отца Прысля взошёл на престол и стал мирно царствовать. Царствует он и но сей день, если ещё жив.

Проезжал и я по тем местам, веселился на свадьбе Прысли.

И рыбы взял кусок здоровый, И ножку зайчика хромого, Потом в седло удобно сел, Поведал сказку как умел.

Богатырь Шперлэ. Перевод Н. Анисимовой.

Шперлэ — вот как назвал своего сына один царь, а было это давным-давно. Когда я услышал эту сказку, очень я этому имени подивился, тут же подошёл к бабушке и спросил у неё, что же это за имя такое; но бабушка отослала меня к дедушке, дедушка же снял с полки святцы, перелистал всю книгу из конца в конец, имена всех святых, больших и малых, за все дни года перечитал, но имени Шперлэ так и не нашёл. Только когда дедушка протирал уже очки и клал святцы на место, сказал он мне, что, верно, был тот царский сын очень ленив. Ибо что такое «шперлэ», как не потухший жар, и как же ещё назвать того, кто вечно возле печи сидит да щипцами золу помешивает, коли не Шперлэ. Тут мне всё стало ясно, и сказал я, что, конечно, так оно и было.

Ну, а раз так, надо ли объяснять, почему нравилось Шперлэ плескаться с утками и гусями в пруду, а затем валяться с поросятами в непролазной грязи?

Рассказываю я вам об этом, чтобы вы поняли, почему невзлюбил Шперлэ и царь и все придворные; они считали, что он совсем никудышный человек, и только путается у всех под ногами. В кого он такой уродился, не знаю, потому что царь и царица были люди как люди, а два старших брата Шперлэ так же походили на него, как день на ночь, а может, и того меньше. Были его братья статные как дубы, такие сильные, что могли бы, кажется, землю надвое расколоть, и притом такие умные, что знали все тайны земные, как свои пять пальцев.

Но это всё присказка, сказка будет впереди.

У царя, как у всякого доброго христианина, было своё поле, где он осенью и весной сеял так же, как и мы сеем, коли есть где посеять, а летом собирал урожай так же, как и мы собираем, коли есть, что собрать. Только одно было у него по-иному: на наших полях вырастает и осот и куколь, да головня порой пшеницу попортит, а у царя не то: на его поле у пшеницы стебель золотой, а колосья из драгоценных каменьев, так что и смотреть на них глазам больно.

Хорошо шли дела у царя, и в скором времени стал он хозяином зажиточным: и скота в хлевах у него немало, и закрома зерном наполнены, да и деньжата на чёрный день отложены. Привалило человеку счастье, да и только! Но счастье-то — оно, слышь, переменчиво. Вдруг возьмёт да и уйдёт, скажем, от меня к тебе, а то и обоих стороной обойдёт и отправится к чёрту на кулички.

В один прекрасный день проснулся царь в великой печали. Горе, горе! Что такое? Вот так штука! Караул! Да что случилось? Слышь, этой ночью заявился кто-то словно из-под земли вырос, и вытоптал всё царское поле. Да не говорите?! Так оно и есть! А что же сторожа-то смотрели? Как будто они что-нибудь понимают…

И пошло в тот год у царя всё шиворот-навыворот.

— Научите, что мне делать? — спрашивает царь у советников.

Всяк советник свой совет подаёт.

Один говорит:

— Надо бы позвать владыку, молебен отслужить.

Другой возражает:

— А я бы вот что сказал, великий царь: не след на другой год сеять, и весь сказ!

— Так, по-твоему, — спрашивает царь, — чтобы мышей извести, надо дом спалить?

Только когда совет к концу приходил, поднялся один советник поумнее и сказал:

— Будут у нас хорошие сторожа, так нечего бояться.

Аминь! Но где найти такую охрану? Уж, конечно, не мы охранять будем, да и не вы, — у нас с вами и своих забот по-горло. Кто же, тогда? Глядь, выходит вперёд старший царский сын — он, мол, поле устережёт, и всё будет в порядке.

— Хорошо, дорогой мой, — сказал ему отец. — Иди и помни, что в эту ночь ровно год исполнится, как моё поле повытоптали.

Отправился царевич на великий подвиг. С головы до ног в кольчугу закован, в руке — тяжёлая палица, на бедре колчан с отравленными стрелами. Пошёл врага в смертном бою одолеть.

Все придворные очень на царского наследника понадеялись, но недаром в пословице говорится: к хвалёной груше не иди с большой торбой.

Меня же смех разбирает, да и только, ей-богу! А если кто из вас хочет узнать почему, так пусть потерпит: сам всё поймёт из моего рассказа.

Вышел витязь на середину поля, выбрал себе местечко поудобнее и притаился за чертополохом, словно охотник ночью в засаде: постелил себе мягкой травы, осмотрелся вокруг, снял кожух, положил его под голову и как добрый страж, растянулся на земле.

Вот лежит он, глаз не смыкает, звёзды на небе считает, лежит, не спит, ждёт. Вдруг около полуночи слышит он, как подле него кто-то — «хруст-хруст-хруст».

Стало ему вдруг как-то не по себе: ноги и руки ослабли, в горле ком какой-то застрял, вот-вот задушит. Сунул царевич руку в колчан, достал стрелу, наложил её на тетиву, натянул, хотел выстрелить. А в кого? В того, что подле него хрустит. Но тут взошла полная луна, и увидел витязь малюсенького мышонка. Увидел — да как закричит:

— Стой, я тебя застрелю!

— Не надо, не стреляй!

— Нет, застрелю — это ты поедаешь посевы моего батюшки!

Но мышонок-то, слышь, шмыг и в кусты. А из кустов на целую сажень в землю ушёл, потому что не так был он глуп, чтобы с самим царским сыном в спор вступать.

Витязь наш успокоился, поднялся, осмотрелся, решил, что опасность миновала, и — прости его господь! — опять растянулся на земле.

Вот так-то!

В те поры — может, вы о том знаете, а может, и не знаете — являлись по ночам всюду, где им только ни вздумается, двенадцать небесных кобылиц, а вёл их за собой волшебный жеребец. Жеребец тот и кобылицы много вреда людям причиняли, но совладать с ними никто не мог, потому что, как только они в путь отправлялись, начинал дуть ветерок, сладкий, нежный.

Ничто на целом свете не может так усыпить человека, как тот сладкий ветерок.

В ту ночь, когда сторожил царевич нивы золотой пшеницы, тоже поднялся вдруг нежный ветерок. Вслед за ним пустились в путь двенадцать кобылиц, а волшебный конь впереди. Случилось всё так же, как и в прошлом году. Спал витязь, сны сладкие видел, наутро проснулся, глядь — на поле ни колоса, словно косой оно скошено. Схватился с такой радости царский сын за голову и побежал во дворец доложить обо всём царю.

— Ну что, добрый молодец, с большой удачей тебя?

— Где там, с великим горем! Так, мол, и так. — И рассказал он о мышонке да о всякой другой чертовщине.

Повздыхал тут царь над такой божьей милостью, но всё же оставалась у него надежда, что в следующем году второй сын лучше с делом справится.

Большое дело в жизни надежда, ничего не скажешь! Только я человек маленький и могу сказать лишь одно: и второй витязь тоже дал маху.

На третий год поднялась в царстве великая суматоха: все в тревоге, в расстройстве, думают: погубит опять нечистый посевы, а сторожить в эту ночь уже некому.

Оповестили всё царство, во все города дали знать, что если найдётся какой смельчак, то выдадут ему десять золотых, не считая одёжи и других даров поменьше.

Пришёл один, пришёл другой, но как узнавали о мышонке и всём прочем, рады были с самих себя рубашку отдать, только бы унести назад ноги.

Я тоже пришёл к царю и говорю ему:

— Великий царь-государь, так, мол, и так, давай я тебе помогу.

Царь меня спрашивает:

— Чем же ты мне поможешь?

— Слушай! Мы у себя в Молдове как только увидим, что посевы всё равно пропадут из-за птиц ли небесных, из-за жары ли, из-за засухи ли, то косим до срока и отдаём всё на корм скоту. И тебе, почему бы, твоё величество, не скосить посевы; так ты хоть солому сохранишь.

А царь подумал маленько и спрашивает:

— Больше ничего не скажешь?

— Ничего.

— Ну, коли так, ступай себе с богом; кланяйся от меня жене своей и сыновьям, и всем в твоей деревне, и князю вашему, коли доведётся тебе его встретить.

А я ему на это:

— Будь здоров, твоё величество, и всего тебе наилучшего!

Видно, пришёл я не вовремя, даром столько вёрст отмахал. Но, утешал я себя, как я дело разумел, так его и сделал. А что сделано, то сделано.

Что случилось дальше, узнал я уже позднее. Вот послушайте.

В тот самый вечер, когда должны были опять налететь кобылицы, является к царю Шперлэ и просит отпустить его поле стеречь. Как закричит на него царь:

— Тьфу ты, чёрт! Прочь с глаз моих!

— Дозволь, батюшка, ради бога, дозволь!

— Пошёл прочь, дьявол, не то смертоубийство случится!

— Ей-богу, батюшка, дозволь ты мне, а коли завтра по-утру золотая пшеница не будет у тебя цела до последнего зёрнышка, можешь меня больше и по имени не называть.

— Эх, чтоб ты сгорел, Шперлэ, будь ты неладен! Это ты-то пшеницу убережёшь?

— Я.

— Ха-ха-ха, — рассмеялся царь, хоть и было ему вовсе не до смеху.

И не то чтобы дал он Шперлэ своё благословение, но попросту никого другого не нашлось, чтобы идти в дозор. А так как никто не явился, Шперлэ в сумерках прокрался один-одинёшенек в поле и стал столбом посерёдке его, как раз возле того кустарника, где сторожили два старших дурня.

Через часок, после того как совсем стемнело, слышит он — «хруст-хруст»!

Огляделся Шперлэ и видит мышонка; только заметил его, сунул руку в карман и вытащил крошки от мамалыги; вытащил и протянул на ладони мышонку.

— На, маленький, кушай. Ну, не будь дурачком, иди ко мне, угостись маленько.

Мышонок, думая, что Шперлэ такой же, как и те двое, что в прошлом и позапрошлом году сторожили поле, собрался бежать.

— Ну, бери же, не бойся. Иди сюда, я тебя и капелькой винца угощу; потом мы с тобой потолкуем, а то мне одному скучно.

По-первоначалу мышонок только усами шевелил, но после стольких уговоров, свернул хвост крендельком и подошёл к витязю.

— Здравствуй!

— Здравствуй!

— Как поживаешь?

— Слава богу, ничего.

Взял мышонок крошку с ладони Шперлэ и облизнулся. Видно, не был он избалован домашними лакомствами, и показалась ему мамалыга вкуснее осыпавшихся на поле зёрен.

Угостил Шперлэ-хитрец его мамалыгой, потом налил себе на ладонь из фляжки три капельки вина и протянул мышонку. Зверёк язычок высунул и «раз-раз» вылакал все три капельки.

— Хорошо винцо, братишка?

— Хорошо, коли ещё есть, — отвечает мышонок.

— Как не быть!

И снова мышонок слизнул язычком три капли, и ещё три, и ещё три, и ещё тридцать три, пока совсем не нализался! Прямо как человек!

Развеселился мышонок, стал рожи корчить, облизал себе усы и мордочку, опёрся на хвост, стал на задние лапки, потом перевернулся через голову и запел:

Спасибо, виноградник, за вино, И вкусное и пьяное оно!

— О винограднике не думай, — говорит ему Шперлэ, — это не твоя забота. На ещё, пей себе на здоровье. Но только не егози, я у тебя хочу кое-что спросить. Послушай, знаешь ты, что это здесь за чудеса на отцовском поле творятся?

— Знаю.

— А что делать, как присоветуешь?

— Что я присоветую? Это дело лёгкое; дай мне ещё одну ложечку из фляжки, тогда я тебе всё и растолкую.

Шперлэ-богатырь не поскупился — попотчевал, а зато мышонок его научил, что ему надо делать. Выпил мышонок последнюю каплю за здоровье Шперлэ и говорит:

— Теперь ты знаешь, что тебе делать надобно, смотри во все глаза, а я пошёл спать. У меня вроде голова немножко кружится и петь хочется. Так я ушёл, смотри в оба. Доброй ночи!

— Доброй ночи! И вот что ещё, если выйдет всё по-хорошему, заходи ко мне в гости, так, попросту, когда угодно!

А теперь уж осталось рассказать совсем немножко. Около полуночи подул сладкий ветерок. Парень спрятался в колючие кусты и ждёт. Как только начнут у него глаза от сна слипаться, а голова вниз клониться, колючки в него и вопьются, и опять он голову поднимет и глаза протрёт. И снова, и снова… Так и не смог сон его одолеть, и прободрствовал Шперлэ до полуночи, когда спустился с неба волшебный конь и двенадцать диких кобылиц. Тут Шперлэ недолго думая хвать жеребца за узду.

— Стой, убью!

— Не убивай меня. Возьми себе уздечку, а меня отпусти; я уведу кобылиц, и поле твоё цело останется. А как будет тебе что-нибудь надобно, встряхни уздечку, сослужу я тебе службу верную.

Согласился Шперлэ, взял уздечку и отправился домой. А там завалился себе на печь и заснул как убитый. Проснулся он поздно, только когда есть ему захотелось.

Весь двор радовался радости царской.

— Вставай, Шперлэ, сынок, дорогой мой богатырь, поднимайся с печи, садись обедать за праздничный стол, он в твою честь накрыт. Вот — красивые одежды я тебе в подарок приготовил и место оставил от себя по правую руку. Иди!

А Шперлэ не шевелится, — видно, лень вперёд него родилась.

Потянулся он что было силы, зевнул так, что чуть скулу не свернул, и сел за праздничный стол; пил, ел, веселился да послушивал, как все его расхваливают.

Вот прошло немного времени, и повадилась в царском саду петь птица с золотыми перьями. Никто не знал, что это означает, один только Шперлэ как посмотрел на неё да услышал её пение, понял, нарядился в красивые одежды, вынул из сундука уздечку и встряхнул её. Только встряхнул уздечку, сразу встал перед ним конь. Шперлэ на коня сел, пришпорил его, и в тот же миг чудесная птица оказалась в его руках. И не птица вовсе, а, слышь, девица прекрасная, такая красавица что ни вздумать, ни сказать, ни пером описать. На подобную красоту и смотреть-то больно. Слышал я, будто ума у неё была палата, но правда то, или нет, сказать не могу.

Говорят, полюбилась она Шперлэ, а Шперлэ ей тоже. Иначе, чего бы ей делать в царском саду, ведь не Шперлэ прилетел к ней, а она к нему.

Сын царский и знать не хотел, откуда эта девица, ни сколько ей лет, о приданом тоже ни словечка не молвил, а спросил у неё только:

— Пойдёшь за меня?

— Пойду, — говорит.

— Матушка с батюшкой, благословите!

— Вот вам божье благословение.

Поженились они. Владыка их обвенчал, я с женой свечи держал, а потом сыграли расчудесную свадьбу. А на свадьбе — стол праздничный, на одном конце стола — я, на другом — царь, жених с невестой — посредине, а напротив них мышонок из сказки.

Можете мне поверить, что всё так и было. Ведь если бы я всего этого не слыхал и не видал, как бы я мог наплести вам такого?

Вы не смотрите, что я бедняк. Я, да будет вам известно, царский крестник, и сохрани вас господь меня как-нибудь обидеть: отрезать у меня хоть одну борозду земли или украсть цыплёнка; не жить вам тогда на белом свете!

На этих днях жду я Шперлэ к себе. Он приедет, как у нас заведено, с калачами и дарами. Как приедет, я вас тоже к себе позову, чтобы и вы на него посмотрели. А потом расскажу, что ещё узнаю о богатыре Шперлэ — сыне царском, который и сам не сегодня-завтра станет царём.

Окаменевший. Перевод З. Потаповой.

Жили-были однажды царь с царицей, оба молодые и красивые, да только детей у них не было.

Раз пришёл к царю толстогубый арап и говорит ему:

— Здравствуй, пресветлый царь! Прослышал я, что царица бездетна, и принёс для неё травы: коли женщина навара из них выпьет, сразу затяжелеет.

Царь взял траву у арапа и приказал наградить его конём из царских конюшен и золотой одеждой ослепительной красоты. Потом позвал царь царицу и отдал ей травы с наказом сделать навар и выпить. Царица же отдала травы поварихе и велела их сварить, а для какой надобности — не сказала. Повариха, не зная силы тех трав, отведала навара, и потом отнесла царице; та выпила. Прошло немного времени, и затяжелели обе — и царица и повариха. И когда настал срок, родили обе по пригожему мальчику, распрекрасней всех, на белом свете, и назвали их: одного Дафин, а другого Афин.

Вот однажды пошёл царь на войну, а сына вместе себя оставил, дал ему связку ключей и сказал:

— Сын мой, можешь входить во все комнаты, отдаю тебе все ключи; не входи лишь в ту, какая отмыкается золотым ключом, не то быть беде.

Когда выступил царь из города, сын его открыл все комнаты и увидел там великое множество драгоценных камней, да только ни один не прельстил его. Наконец дошёл он и до комнаты, что открывалась золотым ключом, постоял немного на пороге и вспомнил отцовский наказ. Но потом одолело его любопытство, отомкнул он дверь и вошёл в ту комнату. В ней лежала подзорная труба. Царский сын посмотрел в неё и увидел дворец, весь золотой, блиставший ярче солнца. А во дворце сидела царевна Киралина, красивая как картина, цветок из сада, души услада.

Долго смотрел на неё царский сын, потом положил трубу на прежнее место и вышел со слезами на глазах.

Вскоре вернулся царь с битвы победителем, но сын не встретил его с радостным приветствием, а вышла одна царица и рассказала, что наследник тяжко болен. Царь сразу же понял, отчего заболел царевич, и созвал лекарей со всего света. Но все они заявили, что царский сын не выздоровеет, покуда не женится на царевне Киралине.

Царь стал слать к царевне Киралине посла за послом, да всё без толку, потому что отец её не желал выдавать дочку замуж.

Когда царский сын узнал об этом, решил он, что надо ему собираться в путь-дорогу и самому просить Киралину в жёны. Рассказал он всё своему названому брату, сыну поварихи, и вот, в один прекрасный день, отправились они вдвоём, да и след их простыл.

Долго ли, коротко ли они шли, немалый путь прошли и добрались наконец до матери Вьюжного ветра. Постучали в дверь, вышла им навстречу сморщенная старуха и спросила, чего им надобно. Ответили они, что просят до утра приюта и хотят разузнать дорогу в царство красавицы Киралины.

Старуха поглядела на них жалостливо и говорит:

— Приняла бы я вас с радостью, да боюсь, придёт сын мой, Вьюжный ветер, и заморозит вас обоих, обратит в ледышки. Идите-ка вы лучше к моей младшей сестре, может, примет она вас и укажет вам дорогу к царевне Киралине.

Отправились путники дальше и добрались до матери Буйного ветра. Да только и оттуда пришлось им уйти. Наконец пришли они к матери Вешнего ветра. Постучали в двери, вышла навстречу им молодая женщина, стройная и пригожая. Как увидела она царского сына, сразу сказала:

— Знаю, добрый молодец, Фэт-Фрумос, зачем ты пришёл: ищешь ты красавицу Киралину и хочешь взять её в жёны. Но не дойти тебе до её царства, если мой сын не поможет. Оставайтесь здесь, да только надо вас спрятать хорошенько. Не то, коли сын мой почует, что пришли ко мне люди с другого света, убьёт он вас.

Сказавши это, хлопнула она трижды в ладоши, и тотчас же выпорхнула из-под печи золотая птица, алмазный клюв, изумрудные глазки, спрятала обоих молодцов под крылья и скрылась обратно в печку.

Не прошло много времени, как послышалось лёгкое дуновение ветра, и принёс он с собой аромат роз и розмарина, сами распахнулись двери, и вошёл в дом красивый юноша с длинными золотыми волосами и с крыльями из серебра; в руке держал он посох, весь оплетённый цветами да травами. Едва вошёл он в дом, как сказал:

— Матушка, чую я человека с другого света.

— Это тебе чудится, — отвечала мать, — в нашем доме людям с другого света искать нечего.

Вешний ветер утих и присел к столу. Выпил миску козьего парного молока, запил фиалковой водой из мраморного кувшина и пустился в разговор.

Мать его, видя, что сын развеселился, спросила:

— Расскажи-ка мне, сынок, где находится царство красавицы Киралины и как поступить тому, кто хочет взять её в жёны?

— О трудном деле ты меня спрашиваешь, матушка, — отвечает сын. — Ну, да будь по-твоему. Царство Киралины отсюда далеко, в десяти годах пути. Но можно этот путь совершить во мгновение ока, если найдётся человек, который пойдёт в чёрный лес у смоляной реки, что мечет камни и пламя до небес. В том лесу есть волшебный чурбан; если сесть на него, перенесёт он тебя через реку. А кто это слышит, да другому перескажет, пусть по колена окаменеет. Добравшись до царства Киралины, нужно сделать золотого оленя, спрятаться в нём, пробраться так в покои Киралины и похитить её. А кто это слышит и другому перескажет, пусть по пояс окаменеет. После того как Киралина выйдет замуж, мать Буйного ветра из зависти подошлёт к ней торговца с красивыми рубашками тоньше паутины. Киралина купит рубашки, наденет одну и умрёт, если не обрызгать её слезами горлицы. А кто меня слышит и другому перескажет, пусть весь превратится в камень.

Пока Вешний ветер говорил, царский сын спал, а поварихин сын глав не сомкнул и всё слышал.

Наутро ветер ушёл из дому, и тогда царский сын спросил у его матери, не выведала ли она чего у сына. Но та, боясь окаменеть, отвечала, что ничего не слышала.

Царский сын с поварихиным сыном снова двинулись в дорогу; долго ли, коротко ли шли, — немалый путь прошли, и вот на закате слышат они сильный шум и грохот и видят широкую реку из горящей смолы, а из неё пламя и камни летят до самого неба. Царевич испугался, а поварихин сын и говорит ему:

— Не бойся ничего, иди со мной в лес и делай, что я скажу.

Зашли они в глубь леса и увидели волшебный чурбан, сели оба на него верхом, пришпорили трижды, и превратился чурбан в карету с двенадцатью огненными конями. Вмиг взлетели они выше Буйного ветра и спустились прямо перед воротами дворца царевны Киралины. Только спустились — карета снова превратилась в чурбан, а они оказались перед дворцом из камня-сапфира с кипарисовыми воротами. А у окна сидела царевна Киралина, одетая в золотое платье, расшитое жемчугом.

Как увидела Киралина царского сына, сразу влюбилась в него, да так сильно, что тяжко заболела и дошла до смертного часа.

Чего только не делал бедный царь-отец, чтобы спасти дочку! Да всё было напрасно. Наконец пришла старуха-знахарка и сказала:

— Пресветлый царь! Живи и здравствуй много лет! Ежели хочешь, чтобы выздоровела царевна, твоя дочка, ты должен найти золотого оленя, что поёт на птичьи голоса, и доставить его в дом на три дня и три ночи. Вот увидишь — будет здорова Киралина.

Царь разослал глашатаев во все концы. Через три дня поварихин сын трижды стукнул по волшебному чурбану, и тот обратился в красивого золотого оленя. Поварихин сын спрятал царевича в оленя и поставил его перед дворцом.

Царь, увидел оленя, спустился к воротам и спросил поварихина сына, не продаст ли он оленя.

— Продать не продам, а на время отдам, — ответил гордо Афин.

— Хорошо! Чего ты за него хочешь, если я возьму оленя только на три дня?

— Дай мне тысячу золотых монет.

Ударили они по рукам, царь взял оленя и поставил в покоях царевны Киралины, а сам ушёл по своим делам.

Когда олень остался с глазу на глаз с царевной Киралиной, он запел, да так жалобно, что растрогал бы дерево и камень. Царевна Киралина заснула. Тогда царский сын вышел из оленя, поцеловал царевну в лоб и снова спрятался.

На второй день царевна рассказала своим служанкам, что ей дважды приснилось, будто её целовал красивый юноша. Тогда одна из девушек посообразительнее дала Киралине совет, когда запоёт олень, прикинуться спящей, а как почувствует, что её целует кто-то, хватать его.

Вот настала ночь, и олень запел жалобную песню. Царевна Киралина прикинулась, что спит, и когда Фэт-Фрумос приблизился к ней, чтоб поцеловать, она сжала его в объятиях и сказала;

— Теперь ты от меня никогда не уйдёшь, потому что много я выстрадала, чтобы добиться тебя.

Ласкались они, словно голубки, пока не занялся день. А к полудню пришёл царь и с ним Афин — забирать оленя. Царевна Киралина стала плакать и ни за что не хотела расставаться с оленем. Тут поварихин сын и говорит ей потихоньку:

— Попроси у отца дозволения проводить оленя за городские стены, а там нас ждёт карета с двенадцатью огненными конями. Мы все улетим на ней и отправимся в царство Фэт-Фрумоса, твоего любимого.

Царевна Киралина получила у отца дозволение и пошла с пышной свитой провожать оленя за городские стены.

Тут Афин трижды стукнул оленя по брюху, и он вмиг обратился в карету с двенадцатью огненными конями. Афин подхватил одной рукой Киралину, другой — Дафина и вскочил в карету. Взвились они на воздух и исчезли из глаз.

Долго ли, коротко ли, но пронеслись они путь далёкий, и вот — словно в сказке слово: что ни скажешь — то и готово, — выбрались из чужих стран и вступили в своё царство.

Как дошла до царя весть, что вернулся его сын, вышел он ему навстречу с большим войском, а потом женил его на царевне Киралине. Свадьбу по-царски сыграли — три дня и три ночи пировали.

Не так много времени прошло, сидит раз царица Киралина во дворце у окна и смотрит на дорогу. Вдруг видит: идёт торговец с рубашками. Царица Киралина позвала его наверх, купила две рубашки тоньше паутины и одну из них надела. Но вскоре заболела она, да так тяжко, что вот-вот умрёт.

Афин узнал о царициной болезни, пробрался в полночь в покои, где она спала, окропил её слезами горлицы и вышел. А стража у входа пошла к Дафину-царю и донесла ему, будто Афин целовал царицу.

Как услышал это царь, разгневался и велел отрубить Афину голову. Но когда привели Афина к месту казни, он сказал царю:

— Да пошлёт тебе господь долгой жизни, пресветлый царь! За всю любовь и дружбу мою к тебе прошу я тебя: созови всех самых именитых бояр в царстве-государстве, хочу я перед ними сказать важное слово, а потом уж повели мне голову срубить.

Царь созвал царский совет, на который повелел явиться и царице Киралине. Привели туда Афина, и царь сказал ему:

— Говори, злодей, что тебе нужно сказать.

И начал Афин своё слово;

— Жил-был однажды царский сын и полюбил он дочку царя из дальней страны. И не мог он без неё жить, а потому отправился со своим крестовым братом в дорогу — либо найти её, либо голову сложить в пустыне. Исходили они весь свет вдоль и поперёк и дошли до матери Вьюжного ветра и просили её указать путь к той царской дочке. Мать Вьюжного ветра послала их к матери Вешнего ветра; та их приютила и обещала расспросить сына. Сдержала она своё слово: когда вернулся Вешний ветер домой, спросила его мать, а он ответил так: «До царства царевны Киралины — десять лет пути, но можно добраться туда в мгновение ока, если бы нашёлся такой человек, который пошёл бы в чёрный лес у смоляной реки, что мечет в небо огонь и камни. Там в лесу найдёт он волшебный чурбан, сядет на него верхом и перелетит через реку. Добравшись до царства Киралины, надо превратить чурбан в золотого оленя, спрятаться в нём, проникнуть в покои царевны и похитить её. А после того как выйдет Киралина замуж, мать Буйного ветра из зависти пошлёт к ней торговца с рубашками тоньше паутины, и если не окропить её слезами горлицы, то умрёт она, коли оденет такую рубашку». Сказал всё это Вешний ветер своей матери, а потом наложил заклятие: если кто всё это слышит да другому перескажет, то обратится в камень.

На другой день царский сын спросил мать Вешнего ветра, не узнала ли она чего от сына, но та, боясь окаменеть, сказала, что ничего не слыхала. А названый брат царского сына в ту ночь не спал и всё слышал. Не сказал он царевичу ни слова об этой тайне, пошёл с ним в чёрный лес, сели они на волшебный чурбан и перелетели через реку.

Только вымолвил Афин эти слова, как окаменели у него ноги до колена. Бояре, увидев это чудо, испугались. А Афин снова начал:

— Добрались крестовые братья до дворца царевны Киралины, трижды постучали по чурбану, и он обратился в золотого оленя. Царский сын спрятался внутри и через эту хитрость познакомился с девушкой и похитил её.

Только сказал это Афин, как окаменел до пояса. Тут царь с царицей, видя невиновность Афина, заплакали и стали просить его не рассказывать дальше. Но он не захотел молчать и продолжал:

— После того как царь женился на царевне Киралине, не прошло много времени, как купила она у торговца две рубашки, надела одну и напала на неё злая болезнь. Афин знал, отчего причинилась болезнь, пробрался в полуночный час в царицыны покои, увидел, что она спит, окропил её слезами горлицы и тем спас её от смерти.

Только успел Афин вымолвить эти слова, как весь обратился в камень.

Три дня и три ночи плакали царь Дафин с царицей Киралиной, а потом взяли окаменевшее тело их благодетеля и положили в своих покоях, чтобы всегда и вечно помнить о нём.

Прошло с той поры много времени, и родился у царя с царицей сыночек.

Однажды утром входит Дафин-царь в покои царицы и говорит, что явилась ему во сне женщина вся в белом и возвестила, что если хочет он оживить своего окаменевшего брата, то пусть убьёт сына своего и окропит камень его кровью. Царица сказала, что и ей такой же точно сон привиделся. И вот в обоюдном согласии зарезали они дитя и окропили камень кровью. Сначала задвигался окаменелый, потом ожил совсем и говорит:

— Ох, господи-боже! Каким тяжким сном я спал!

— Эх, братец, — отвечает ему царь, — спал бы ты ещё долго и крепко, если б мы не зарезали ребёнка нашего и не окропили тебя его кровью.

Тут Афин рассёк себе палец ножом, пролил кровь свою на ребёнка, и тот вмиг ожил.

Тогда царь, на радостях, повелел, чтобы по всей стране пировали и веселились.

А я в седло удобно сел, Поведал сказку, как сумел.

Фэт-Фрумос, Золотые Кудри. Перевод С. Кульмановой.

Было однажды, чего не бывало дважды, а кабы не было, мы бы не ведали, прежде нас появились сказки, а при нас повелись небылицы: как блошка подковала себе ножки, извела она железа горы, а пятки остались голы, прянула под облака и все хвасталась, что легка; как муха-сестрица писать была мастерица, кто нам веры неймёт, сам без меры врёт.

Был однажды в глухой пустыне отшельник. Жил он один-одинёшенек, в соседстве с лесными зверями. И такой он был праведный, что всякий вверь, повстречавшись с ним, ему кланялся. В одно время пошёл пустынник на берег реки, которая протекала неподалёку от его хижины, и вдруг видит: плывёт по воде ящик, засмолённый, а из него плач слышится. Постоял он в недолгом раздумье, проговорил молитвенные слова, потом зашёл в воду и шестом подогнал ящик к берегу. Открыл его, — и что же там видит? Дитя месяцев двух. Вынул он его из ящика и только взял на руки, младенец замолчал. На шее у младенца была подвязана ладанка. И когда снял пустынник ладанку, то увидел внутри письмо. Прочитал он его и узнал, что младенец тот рождён царской дочерью, не миновали и её житейские волны, и, страшась родительского гнева, решила она сбыть своё детище, положила его в ящик и пустила по реке, оставив на волю божью.

Пустынник всей душой желал вырастить дитя, которое ему бог послал, но как подумал, что нечем его кормить-поить, такой на него плач напал, просто удержу нет. Стал он на колени и помолился господу. И, о, чудо великое! Вдруг в углу хижины пустила ростки виноградная лоза, росла, росла и поднялась под самую кровлю. Пустынник оглядел её и увидел на ней грозди, одни — совсем спелые, другие соком наливаются, какие ещё незрелые, а какие только в цвету. Сорвал он ягоды, дал младенцу и, когда увидел, что тот ест, обрадовался всем сердцем и возблагодарил господа. Так и кормился младенец виноградным соком, пока не подрос и не стал всё есть.

А когда он уже юношей был, пустынник научил его грамоте, собирать коренья съедобные и охотиться.

Но вот однажды призывает пустынник юношу и говорит ему:

— Сын мой, чувствую я, слабеют мои силы, стар я, ты и сам видишь. Так вот, знай, что через три дня я отойду в иной мир. Я не родной твой отец, нашёл я тебя на реке. А попал ты туда по воле матери, положила она тебя в ящичек и пустила в реку, хотела скрыть своё бесчестие, хоть и царская была дочь. Если я засну вечным сном, а распознаешь ты его по тому, как охладеет и оцепенеет моё тело, попомни, что тогда придёт лев. Не страшись его, дорогой сынок, лев выроет мне могилу, а ты покроешь меня землёй. В наследство могу тебе завещать одну только конскую уздечку. После, как останешься один, влезь на чердак, возьми уздечку, встряхни её, и на твой зов тотчас явится конь, он тебя и научит, что дальше делать.

Как сказал старец, так и сталось. На третий день простился пустынник со своим названым сыном, лёг и заснул вечным сном. Тогда сразу же явился лев, такой грозный, просто беда! Подошёл он с рычанием и, как увидел мёртвого старца, вырыл ему когтями могилу, а сын совершил погребение и потом проплакал на могиле три дня и три ночи. На четвёртый день голод напомнил ему о том, что жить надо. Встал он с могилы, сокрушённый горем, пошёл к виноградной лозе и как увидел, что она высохла, запечалился. Тут он вспомнил слова старца, пошёл на чердак, разыскал уздечку и встряхнул её. Сразу явился крылатый конь, стал перед ним и проговорил:

— Что велишь, хозяин?

Юноша рассказал коню про смерть старца всё в точности, как было, потом и говорит:

— Осиротел я теперь, дал мне бог отца и нет его в живых. Оставайся хоть ты со мной, только давай уедем в другое место, и там построим себе хижину, а то здесь, около могилы, мне всё чего-то плакать хочется.

Но конь ему на это ответил:

— Нет, хозяин, мы с тобой поедем жить к людям.

Юноша спрашивает его:

— А разве, кроме нас с отцом, есть ещё люди? И мы станем с ними жить?

— Непременно, — ответил конь.

— Если так, почему же они тут не бывают? — спросил опять юноша.

— Незачем им тут бывать, — отвечает конь. — Это мы должны к ним отправиться.

— Тогда едем! — обрадовался юноша.

А когда конь сказал ему, что надо будет одеться, потому что люди не ходят, как он, голыми, юноша призадумался. Велел ему конь всунуть руку в левое его ухо, так он и сделал. Вытащил оттуда платье, попробовал надеть, да, к досаде своей, не знал, как его надевают. Но конь помог ему, юноша оделся, сел верхом и поехал.

Вот прибыл он в ближний город и увидел множество людей, снуют они взад-вперёд. Оробел юноша от сутолоки и всё ходил с опаской, удивлялся красоте домов и всему, что видел вокруг. Но приметил, что на всё там есть свой порядок. А конь в ободрение ему сказал:

— Видишь, хозяин, здесь всяк к делу приставлен, надо и тебе свою долю искать.

Побыл он там несколько дней, с людьми осваивался, привыкал к городскому шуму, потом пустился в путь на своём коне. Ехал-ехал, пока не достиг царства волшебниц. Прибыл к волшебницам, которых числом было три, и стал проситься к ним в работники — так ему конь посоветовал.

Волшебницы сначала не хотели брать его в услужение, но потом уступили его просьбам и приняли.

Конь часто проведывал своего хозяина и однажды открыл ему, что в одном из покоев у волшебниц есть купальня, где в назначенный день, раз в несколько лет, течёт золото, и кто в нём первый искупается, у того волосы станут золотыми. И ещё сказал ему, что где-то в покоях, в сундуке, у волшебниц припрятан узел с тремя платьями, который они пуще глаза берегут. Запомнил он это, а всякий раз, когда доставалось какое трудное дело, звал коня, и тот помогал ему.

Волшебницы позволили работнику по всем покоям ходить, прибирать, подметать, только в купальню заходить не велели. Но как-то раз, когда они отлучились из дому, зашёл он туда и усмотрел всё, о чём говорил конь.

Приметил и узел с платьями, припрятанный в сундуке.

Однажды отправились они в гости к другим волшебницам, но не забыли наказать работнику, чтобы в ту самую минуту, как заслышит он шум в покоях с купальней, пусть сорвёт с крыши дранку, подаст, значит, им весть, они сразу же и вернутся. Волшебницы знали, что скоро потечёт золотая вода.

Сын пустынника дождался того часа и, когда увидел такое чудо, немедля позвал коня. Конь велел ему выкупаться, он так и сделал. И стал он теперь Фэт-Фрумос Золотые кудри. Вышел он из купальни, захватил с собой узел с платьями и пустился во всю прыть верхом на крылатом коне. И полетел конь пуще ветра, быстрее мысли. А когда миновали ворота, по всем покоям, дворцу и саду раздался такой стук да гром, что даже волшебницы услыхали и сразу вернулись домой. Как увидели, что платья на месте нет и работник пропал, погнались за ним по пятам, а когда уже совсем было настигли, очутился он вне их владений и тут остановился. Волшебницы видят, что он ускользнул от них, обозлились, что не смогли поймать, и говорят:

— Ах ты, разбойник, как же это ты нас обманул? Покажи хоть свои волосы!

Когда распустил он кудри по плечам, позавидовали ему волшебницы и сказали:

— Таких прекрасных кудрей мы ещё никогда не видели. Ну, прощай, коли так, только смилуйся, верни нам платья!

Но Фэт-Фрумос не послушался, оставил их себе вместо платы, что ему полагалась за службу.

Отсюда поехал он в город, надел на голову коровий пузырь и пошёл просить царского садовника, чтобы тот взял его в работники при царском саду. Садовник сначала и слушать не хотел, но после долгих просьб принял, заставил его землю копать, воду носить, цветы поливать, научил деревья окапывать и пропалывать клумбы. Фэт-Фрумос наматывал на ус всё, чему обучал его садовник.

У тамошнего царя было три дочери, но так он захлопотался за царскими дедами, что совсем забыл про дочерей и про то, что их замуж выдавать пора. Вот в один прекрасный день старшая его дочь сговорилась со своими сёстрами, что все они принесут по дыне к царскому столу, а дыни она сама уже выбрала. Когда царь сел за стол, пришли и дочери, каждая несла дыню на золотом подносе, и поставили их перед царём.

Удивился царь и созвал царский совет, разгадать, что же это за притча? И вот собрался совет, разрезали дыни и увидели, что одна чуть-чуть перезрела, другая — спелая, в самый раз есть, а третья ещё зелёная. Тут они и сказали:

— Государь, — пошли тебе бог долгую жизнь и многие года, — притча эта означает возраст дочерей твоего величества, пришло им время жить своим домом.

Тогда порешил царь выдать их замуж. Полетели гонцы во все концы с вестью о царском решении, и на другой день стали съезжаться сваты от разных царевичей и боярских сыновей.

А после того, как старшая дочь выбрала себе в женихи одного царевича, который показался ей самым красивым, справили богатую царскую свадьбу. И когда кончилось празднество, поехал царь со всем своим двором провожать дочь до границ её нового царства. Одна только меньшая царевна осталась дома. Фэт-Фрумос, садовый работник, видя, что и главный садовник уехал вместе с царской свитой, кликнул коня и сел на него верхом. Потом достал из узла, взятого у волшебниц, платье. — как цветы на лугу, надел его и, когда распустил золотые кудри по плечам, давай носиться по саду из конца в конец. А не заметил он, что царская дочь глядит на него в окошко, — её покои как раз в сад выходили. Фэт-Фрумос со своим конём разорил весь сад, а потом увидел, каких бед натворил своими забавами, слез с коня, надел прежнюю одёжу и стал исправлять то, что напортил.

Когда садовник вернулся домой и видел, что сад погублен, за голову схватился. Стал он бранить работника, что за садом не усмотрел, да в такой раж вошёл, чуть не побил его.

Но царская дочь видела всё, постучала в окошко и попросила садовника прислать ей цветов. Садовник как-то умудрился, насбирал кое-где цветочков, связал их и послал меньшой царевне. А она, когда получила цветы, отсыпала ему горсть золотых монет и передала наказ не трогать беднягу-работника. Обрадовался садовник такому славному подарку, расстарался и за три недели насадил сад в прежнем виде, словно ничего с ним и не было.

Немного спустя средняя царская дочь тоже выбрала себе жениха и вышла за него. Свадьбу справили, как и старшей сестре, а после празднества проводили и среднюю дочь до границ её царства. Но меньшая царевна не поехала, сидела дома, сказавшись на этот раз больной. Фэт-Фрумос как только остался один тоже вздумал повеселиться наравне с прочими придворными слугами. Но иной забавы, кроме скакуна, у него не было. Вот и кликнул он коня, надел другое платье, — как звёзды на небе, распустил кудри по плечам, сел верхом на коня и потоптал весь сад. Когда же заметил, что опять всё с землёй сравнял, надел свою убогую одежду и с плачем стал налаживать то, что напортил. Как и в первый раз хотел было садовник отколошматить работника, да меньшая царевна остановила его, попросила цветов и отсыпала ему две горсти золотых монет. Опять принялся садовник за работу и развёл сад за четыре недели.

Румынские сказки

Устроил царь большую охоту, и потому как избежал он тогда неминуемой гибели, воздвиг в лесу беседку и созвал всех бояр и придворных слуг на богатый пир, отпраздновать своё спасение. Все придворные прибыли по царскому зову, одна только царевна осталась дома.

Фэт-Фрумос, как увидел, что нет никого, кликнул коня и вздумал позабавиться — надел платье — солнце на груди, месяц на спине, звёзды на плечах, — распустил золотые кудри, сел верхом на коня и погнал его вскачь по саду, так что сад уж ничем не поправить было. Когда взглянул, что натворил, заголосил, живо надел свою прежнюю одежду, а сам и не знает, с какого конца за дело приняться. Разъярился садовник, когда пришёл и увидел такое великое разорение. Но только собрался он вздуть работника, что за садом не усмотрел, царская дочь опять постучала в окошко и попросила цветов. Садовник туда-сюда, обшарил всё как есть, нашёл два цветочка, чудом уцелевшие от копыт крылатого коня, и отослал их царевне. А она приказала простить беднягу-работника и за это отсыпала три горсти золотых монет.

Взялся за дело садовник и за четыре недели с грехом пополам управился, насадил кое-какой сад. А работнику пригрозил, что если ещё такое случится, то отдубасит его и прогонит.

Забеспокоился царь, видя, что дочь его всё невесёлая. Она даже из покоев своих выходить не желала. Порешил он выдать её замуж и стал ей нахваливать разных царевичей и боярских сыновей. Но она ни о ком и слышать не хотела. Видя такое дело, царь созвал советников и бояр и спросил их, как быть.

Те ему и ответили:

— Надо построить беседку и под ней дверцу. Пусть в неё пройдут все царевичи и боярские сыновья, и кого царевна выберет, пусть бросит в него золотым яблоком. Вот за того царь и отдаст её.

Так и сделали. Полетели гонцы во все концы с вестью о том, чтобы по царскому веленью явились все, и стар и млад, и прошли через дверцу. Все прошли, но царевна ни одного не ударила яблоком. Многие так и подумали, что не желает она замуж идти. Но один старый боярин посоветовал, чтобы и придворные слуги прошли. Вот прошёл садовник, главный повар, главный стражник, все слуги, кучера и работники, но всё напрасно, ни в одного девица не бросила яблоком. Тогда стали спрашивать, не остался ли ещё кто, и узнали, что не проходил один только плешивый работник при саде.

— Пусть и он пройдёт! — сказал царь.

Тогда позвали плешивого работника и велели ему пройти. Но он не посмел, а когда заставили и он прошёл, царевна-то и брось в него яблоком! Работник ну бежать да кричать, ему-де голову проломили. Царь видит такое дело и говорит:

— Быть того не может! Не поверю, чтобы моя дочь выбрала плешивого!

Конечно, не желал он отдавать свою дочь за работника, хоть она и бросила в того яблоком.

Тогда заставили всех второй раз проходить. И во второй раз царевна бросила яблоком в плешивого, а он опять убежал, схватившись за голову. Царь сильно опечалился и снова отступился от своего слова, велел всем в третий раз проходить. Как увидел царь, что и в третий раз бросила она яблоком в плешивого, внял своим советникам и выдал за работника дочь.

Свадьбу справили втихомолку, а потом царь прогнал их обоих, не пожелал с ними знаться и сноситься и только уж скрепя сердце пустил их жить на царский двор. Отвели им лачугу в самом конце двора, а работника сделали дворовым водовозом. Все царские слуги насмехались над ним и всякий мусор к его лачуге сваливали. Зато крылатый конь доставил молодым такие сокровища, какие только на свете есть. В царских палатах того не было, что они у себя в лачуге имели.

Царские сыновья, которые сватались за меньшую царевну, разобиделись, что опозорила их царевна, выбрав плешивого, и сговорились между собой двинуть на царя большое войско. Сильно загоревал царь, услышав о таком решении своих соседей. Но что делать? Надо готовиться к войне, никуда не денешься.

Оба царских зятя собрали свои войска и пришли ему на подмогу. Фэт-Фрумос послал свою жену попросить у царя позволенья тоже пойти на войну. Но царь прогнал её и сказал:

— Ступай прочь, неразумная! По твоей вине смущают мой покой. И видеть вас обоих не желаю, нечестивцы!

Однако после долгих просьб царь смиловался и дал приказ, пускай младший зять хоть воду для войска возит. Затем снарядились все и двинулись.

Фэт-Фрумос в убогом своём платье, верхом на захудалой кляче заехал вперёд. Войско настигло его возле трясины, где его лошадёнка увязла, а он всё силился вытянуть её, то за хвост тащит, то за голову, то за ноги. Посмеялись над ним и войска, и царь со старшими зятьями, и проехали вперёд. А когда пропали они из виду, Фэт-Фрумос вытянул кобылу из трясины, кликнул своего коня, надел платье, — как цветы на Лугу, и отправился на бранное поле. Прибыл туда, поднялся на ближнюю гору посмотреть, какая сторона сильнее. Как сошлись войска, так и схватились, а Фэт-Фрумос, видя, что вражеское войско и числом больше и сильнее, ринулся на него с горной вершины, завертелся вихрем в самой гуще войска с палашом в руке и ну рубить направо и налево. И такого нагнал он страху своим пылом, блеском платья и полётом коня, что всё вражье войско бросилось врассыпную, кто куда. А царь, видя такое чудо, возблагодарил господа за то, что послал на подмогу ангела, который избавил его от погибели, и, довольный, повернул к дому. По дороге опять им попался Фэт-Фрумос, переодетый в работника, он всё силился вытащить клячу из трясины. Тут, на радостях, царь приказал:

— Подите-ка вытащите горемыку из болота!

Не успели толком отдохнуть, дошла до царя весть, что враги идут на него с ещё большим войском. Приготовился он к войне и отправился им навстречу. Фэт-Фрумос опять попросился со всеми, и опять его обругали. Но как только он добился позволенья, тронулся на своей клячонке. И на этот раз посмеялись и потешились над ним, когда увидели, что снова он увяз и никак не вытянет клячу из болота. Оставили его позади, но он и теперь раньше их прибыл на поле боя, обернувшись Фэт-Фрумосом, верхом на крылатом коне, одетый в платье, как звёзды на небе.

Войска ударили в литавры и в зурны и сошлись, А Фэт-Фрумос видя, что враги сильнее, устремился с горы и обратил их в бегство. Царь опять повеселел и повернул домой, возблагодарив господа за помощь, и снова приказал воинам вытащить из болота горемыку водовоза. Опять у него отлегло от сердца после победы.

Закручинился, загоревал царь, когда услышал, что враги в третий рае двинули войска, ещё больше числом, чем прежде; подступили они к границам его царства, и столько их было, как травы в поле, как листьев в лесу. Обуял царя такой плач, что и не приведи бог, и плакал он до тех пор, пока глазами не ослаб. Потом стянул свои войска и двинулся в бой, уповая на господа бога.

Отправился и Фэт-Фрумос на водовозной кляче. А когда войско прошло мимо, посмеявшись над ним, что не может он вытянуть клячу из болота, надел он платье — солнце на груди, месяц на спине, звёзды на плечах, — распустил золотые кудри, сел верхом на коня и в один миг очутился на горе, где и стал дожидаться, что-то будет.

Сошлись войска с трёх сторон и ударились. И рубились ретивые воины безо всякой пощады. А когда день стал клониться к вечеру и увидел Фэт-Фрумос, что вражеское войско одолевает царское, ринулся он с горы, словно молния, врезался в самую гущу, и устрашились тогда враги и дрогнули. Рассыпались, как вспугнутые воробьи с конопли, и побежали сломя голову. Фэт-Фрумос гнался за ними по пятам и косил их как траву. Царь увидел у него кровь на руке — а это Фэт-Фрумос сам поранился, — и дал ему свой платок перевязать руку. А потом, когда миновала опасность, все повернули домой.

По дороге они застигли Фэт-Фрумоса в болоте и опять его вытащили. Только прибыли домой, заболел царь глазами и ослеп. Призывали к нему всех лекарей и всех мудрецов-звездочётов, но никто царю не помог.

Вот однажды пробудился царь от сна и рассказывает, что явился к нему во сне старец и сказал, будто если испить молока дикой красной козы и омыть им глаза, то вернётся к нему зрение.

Услыхали про это два старших зятя и отправились на поиски, а младшего не только не позвали с собой, даже не позволили вместе с ними поехать. Но Фэт-Фрумос кликнул своего коня и поехал на нём во мхи и болота. Отыскал он стадо диких красных коз, подоил их, а на обратном пути надел пастушье платье и зашёл вперёд свояков с полным кувшином молока, только молоко-то было овечье. Свояки его спрашивают:

— Не молоко ли у тебя в кувшине?

А он им и говорит:

— Да.

Прикинулся, будто вовсе не знает их и будто несёт молоко царю, которому приснилось во сне, что вернётся к нему зрение, если омыть глаз козьим молоком.

Свояки попробовали предложить ему денег за молоко. Но пастух им ответил, что молоко непродажное. А если хотят они получить молоко дикой красной козы, то пусть назовутся его рабами, а он им поставит на спину свою печать. Хоть, мол, и не чает с ними встретиться.

Свояки рассудили, что раз они сами цари и царские зятья, то им всё нипочём, потому и позволили поставить себе на спины печать, взяли у него молоко и пошли. А по дороге говорят меж собой:

— Если этот дурень попробует что сказать, мы объявим, что он не в своём уме, и всё равно нам скорее поверят, чем ему.

Вернулись они, значит, к царю, отдали ему молоко, омыл он глава, испил того молока и ничуть ему не помогло. После того приходит к царю меньшая дочь и говорит:

— Батюшка, вот молоко, его добыл мой муж, омой им глаза, прошу тебя.

А царь ей отвечает:

— Какими такими подвигами отличился твой безмозглый муженёк? Можно ли ждать от него проку? Старшие мои зятья и то не смогли ничего сделать, а они вон как выручили меня на войне. Где ему, бездольному, мне помочь? И потом, я же говорил вам, чтобы вы не смели являться ко мне! Как ты дерзнула ослушаться моего приказа?

— Я приму любое наказание, которое ты велишь положить мне, батюшка, только прошу, омой глаза молоком, что тебе посылает твой покорный слуга.

Царь, видя, что дочь так усиленно упрашивает, смягчился и взял то молоко, которое она принесла, а потом омыл им глаза один день, другой и, к великому своему удивлению, почувствовал, что начинает видеть словно сквозь сито. А когда омыл и на третий день, то стал видеть совсем хорошо. После исцеления задал пир всем боярам и царским советникам и по их просьбе позвал и Фэт-Фрумоса и посадил его на конец стола. И вот, когда гости веселились и угощались, поднялся с места Фэт-Фрумос, испросил царского позволенья и сказал:

— Великий государь, могут ли рабы сидеть за столом вместе со своим господином?

— Никак нет, — ответил царь.

— Тогда, если так, и коли ты слывёшь человеком справедливым, яви и мне справедливость и прикажи встать двоим из гостей, что сидят по правую и по левую руку твоего величества, они мои рабы. А если не веришь мне, посмотри сам и увидишь, что на спинах у них печать обозначена.

Услыхали это царские зятья, обмерли со страху и повинились во всём. Сразу велели им выйти из-за стола, и остались они стоять.

А под конец пиршества Фэт-Фрумос вынул платок, который вручил ему царь на поле боя.

— Как это мой платок попал к тебе в руки? — спросил царь. — Я давал его ангелу господню, который нам помог на войне.

— Нет, великий государь, ты мне его дал.

— Ну, если так, значит, ты и помогал нам?

— Да, великий государь.

— Не поверю, — сразу сказал царь, — если ты не покажешься в том самом виде.

Встал он тогда из-за стола, пошёл, надел самое лучшее платье, распустил кудри по плечам и предстал перед царём и перед всеми гостями. Как увидели его гости, сразу повскакали с мест и диву дались: Фэт-Фрумос был таким молодцом и таким красавцем, что на него, как на солнце, во все глаза не взглянешь — ослепит.

Похвалил царь свою дочь за хороший выбор, потом сошёл с царского трона и возвёл на него своего зятя Фэт-Фрумоса. А он первым делом отпустил свояков, и после этого по всему царству пошла великая гульба и славный пир.

Был и я на том пиру, колол вертелом дрова, носил воду решетом, шутки подсыпал ведром. Меня щедро наградили: дали пирожка кусок с воробьиный носок да сто сот тумаков — по вине говорунов.

Иляна-Косынзяна. Перевод С. Кульмановой.

Дело было в старину, когда ещё жил на свете дедушка Мороз, бел как снег. В то время жил один царь, богатый, как и полагается царю. Имел он при себе сына по имени Ионицэ Фэт-Фрумос. Разные забавы любил Ионицэ, и поплясать любил, и музыкантов послушать, но милее всех забав ему были кони. Частенько ездил Ионицэ пасти коней на луга. А надо вам сказать, что лучшее царское пастбище с клевером было возле озера Волшебниц. Из того озера порой выходили волшебницы чтобы показаться людям.

Вот однажды поехал Ионицэ с табунщиком пасти коней на луг у озера Волшебниц. Ионицэ прилёг на берегу и уснул, а табунщик за конями присматривал. Вдруг расступилась вода в озере, вышла на берег волшебница в образе девичьем, собой такая красавица, другой подобной в целом свете не бывало. Подходит она к Ионицэ, целует его и говорит:

— Пробудись, милый друг!

Однако Ионицэ не проснулся. Девица стала слёзы ронять, опять его целует, а он всё не просыпается.

Разобиделась волшебница, вернулась в озеро и пропала под волнами.

После того как насытились кони, табунщик разбудил Ионицэ, и поехали они верхами домой. По пути рассказал табунщик царевичу про всё, что делала волшебница. Подосадовал тут на себя Ионицэ, как это он проснуться не смог.

На другой день опять они отправились на пастбище. Ионицэ теперь уж решил вовсе не спать, да сладкий сон, сморил его поневоле. Ведь недаром загадку загадывают: «Что слаще всего на свете?».

Вышла из озера волшебница, поцеловала Ионицэ, уж чего только не пробовала, чтобы разбудить его, да всё понапрасну. Так и ушла в слезах и пропала в озере.

Табунщик и в этот раз подглядел, что проделывала волшебница. Вроде бы и сам подосадовал на царевича. Потом разбудил Ионицэ, поехали они домой, и тут он рассказал, как целовала Ионицэ волшебница и как плакала, не добудившись его.

На третий день опять поехал Ионицэ с табунщиком на пастбище к озеру Волшебниц. Ионицэ ходит, прогуливается взад-вперёд по бережку, лишь бы не заснуть, а сам ждёт не дождётся, когда выйдет из озера волшебница. И что же он вдруг надумал? Взял да лёг на траву и посматривает на озеро. Ну, и готово дело. Сон опять одолел его. Ионицэ спит непробудно. А из озера вышла волшебница, подходит к нему, целует, хочет разбудить, и плакать-то принимается, прямо не знает, что и делать. Потом уж видит, что никак ей не добудиться его, и говорит:

— Отныне я больше не приду!

Сняла кольцо у Ионицэ и надела себе на палец, а свой именной перстень ему на палец надела и после того скрылась в озере.

Немного спустя является табунщик, будит Ионицэ и рассказывает всё, как было.

Ионицэ чуть не помер с досады. Глянул потом на палец, видит — чужое кольцо, а на кольце том написано: «Иляна-Косынзяна, коса золотая, в косе дивный цвет воспевает, тридевять царств внимают».

Ионицэ только того и надо было. Пришёл он домой и роздал всё своё имение бедным. Справил себе пару железных постолов, взял стальную клюку и пошёл странствовать по свету, попытать вестей об Иляне-Косынзяне.

Сначала прибыл Ионицэ к зятю, за которым была меньшая его сестра, и спрашивает:

— Не слыхал ли ты случаем про Иляну-Косынзяну?

— Нет, — ответил ему зять.

Ионицэ продолжает свой путь дальний и приходит ко второму зятю, за которым средняя была сестра. Спросил зятя, не знает ли он чего про Иляну-Косынзяну.

— Откуда мне знать? Про неё только сказки сказывают, — ответил ему зять.

Да ведь любовь куда не заведёт человека! Подтянул Ионицэ потуже ремни на постолах, взял свою стальную клюку и пошёл себе дальше, куда сердце летит.

Наконец дошёл он до третьего зятя, за которым старшая была сестра. Спросил и его:

— Ты много на своём веку видал и слыхал, стало быть, знаешь и про Иляну-Косынзяну.

— Покамест не слыхал, чтобы кому-нибудь довелось побывать у Иляны-Косынзяны, разузнать, где она есть, — ответил ему зять. — Воротись-ка ты лучше домой, нечего попусту ноги ломать да худую славу наживать.

Смолчал Ионицэ и затаил про себя, какая у него тоска на сердце. Без дальних слов распрощался и пошёл дальше. Много гор и долин, много тёмных лесов и равнин исходил Ионицэ. Кого ни встречал, кого ни спрашивал про Иляну-Косынзяну, никто не сумел ничего сказать о ней.

— Что мне за житьё без Иляны? Так и буду идти, покуда земной простор не кончится, покуда свет да небушко не скроются, — говорил сам с собой Ионицэ.

Шёл он, шёл и устали не знал. А на уме у него всё Иляна была. Иной раз почудится ему, будто вот она, впереди, но потом видит, нет, показалось только.

Так думал он свою думу и поднимался на гору, пока не добрался до вершины. А солнце бывало в тех местах только на закате. По другую сторону горы была тёмная пещера. Вступил туда Ионицэ Фэт-Фрумос, шёл, шёл и ни один жив-человек ему не попался, только змеи да всякие звери сновали туда и сюда, но Ионицэ не побоялся их.

Наконец завидел он, вдалеке свет брезжится, и свернул в ту сторону. Прибавил шагу, и вот доходит он до мельницы, какой на всём долгом пути своём не видывал. В быстрой реке черней сажи вода бежит, мельничные колёса гонит, они лётом летают.

То-то обрадовался Ионицэ! Зашёл на мельницу, но людей там не видать, как обычно на мельницах. И не зря говорится: пропащая та мельница, куда народ не захаживает. Посмотрел он направо, посмотрел налево, и попался ему на глаза старик — таких древних лет, что веки себе крючьями поднимал. Старик тот не поспевал ссыпать муку в мешки, так скоро она прибывала.

— Здравствуй, дедушка! — сказал Ионицэ старику.

— Здорово, молодец! — отвечал старик. — А скажи на милость, каким ветром тебя сюда занесло? На эту мельницу нога человечья не ступала.

— Да, знать, уж суждено человеку исходить белый свет, чтобы всё изведать. Прошёл вот и я, да пока никто не сумел мне сказать того, о чём я спрашивал. Может, ты, дедушка, скажешь, ты давно на свете живёшь.

Старик поднял крючьями веки, воззрился на Ионицэ и потом спросил, что ему надобно. Ионицэ ответил:

— Не слыхал ли ты чего про Иляну-Косынзяну?

— Так ведь мельница-то её, на неё одну я и мелю день-деньской. Девять беркутов доставляют на мельницу по четыре мешка зерна каждый, и за день всё надо смолоть.

Отлегло у Ионицэ от сердца, и силы сразу прибавилось. Ну потом, слово за слово, разговорился и подружился со стариком. А под конец выпросил у него позволенье за мукой смотреть и в мешки её ссыпать. Сам старик прилёг на мешки и, конечно, сразу уснул — очень уж он натрудился. Ионицэ только того и дожидался. Живо насыпал муку в мешки, а в один мешок сам влез и зашил его изнутри.

Между тем прибыли беркуты, подняли великий шум, стали кричать, окликать старика:

— Готова ли мука?

Старик еле пробудился от сна, поднял веки, и туда смотрит, и сюда заглядывает, юноши нет как нет. Бился, бился сонный старик, насилу взвалил мешки беркутам на спины, а те помчали домой пуще ветра, быстрее мысли.

Старик, известное дело, остался на мельнице пребывать — видно, там суждено ему было смерти дожидать. И долго, сердечный, ломал голову, куда мог юноша подеваться, в реку ли канул, или опять выбрался на вольный свет, к земным жителям.

Но Ионицэ был в надёжном месте. Беркуты доставили мешки к Иляне-Косынзяне и отдали их повару. Тот вспорол один мешок, как раз тот самый, где Ионицэ был. До смерти напугался повар, когда Ионицэ вылез из мешка.

— Да как же ты, мирской человек, попал сюда, скажи на милость?

— Про то, знай, молчи, — отвечал ему Ионицэ и показал перстень, а на перстне написано: «Иляна-Косынзяна, коса золотая, в косе дивный цвет воспевает, тридевять царств внимают».

Не сказал больше ничего повар и оставил Ионицэ у себя при доме.

Вот в один день понадобилось повару печь хлебы на Иляну-Косынзяну, иного-то хлеба она и в рот не брала. Ионицэ и говорит ему:

— Дай-ка я испеку, увидишь, какой хороший хлеб будет!

— Ладно, — говорит повар.

Тут, как взялся Ионицэ за дело, засучил рукава и давай тесто месить, живо-готово поставил хлебы в печь.

Вынул повар готовый хлеб из печи и никак надивиться не может, до того воздушен тот хлеб получился.

Вот понёс он его Иляне, и только это она взяла хлеб в руки, сразу спрашивает:

— Кто испёк такой славный воздушный хлеб?

— Кто же ещё испечёт? Я испёк, — отвечает повар.

После того как вышел весь хлеб, повар сызнова печь собирается. Взялся Ионицэ за стряпню и сготовил хлеб вдвое лучше прежнего. Долго удивлялась Иляна, что хлеб раз от разу всё лучше. А хлеб-то убывал скорее, чем прежде, — конечно, разве хороший хлеб залежится?

Понадобилось повару печь в третий раз. У Ионицэ сердце так и запрыгало от радости. Наготовил он третью печь хлеба, однако, на этот раз недолго думая взял да и запёк в один каравай перстень Косынзяны.

Повар опять понёс хлеб Иляне-Косынзяне. Разломила она каравай пополам, перстень-то и выпал. Иляна подняла его, признала, а потом и спрашивает повара:

— Кто испёк хлеб?

Повар мнётся, юлит, вертит, ну да под конец пришлось ему сказать что хлеб-то Ионицэ испёк.

Немедля послала Иляна повара за Ионицэ, привели его к ней в дом, и как увидела она суженого, поцеловала, потом велела дать ему платье, золотом шитое, — его-то прежнее немытое было.

Спустя две недели обручилась Иляна с Фэт-Фрумосом и задала такой славный пир, что весть о нём разнеслась за тридевять земель.

После свадьбы Ионицэ получил от Иляны все ключи. Стал он теперь полным хозяином всех её покоев. Только от одного подвала не дала ему Иляна ключа. Через несколько дней захотел Ионицэ узнать, что же такое в том подвале. Вот просит он ключ; Иляна даёт ему и тот ключ. Пришёл к подвалу, отпер его Ионицэ и заглянул внутрь, да вдруг слышит, из бочки зычный голос раздаётся, велит открыть дверь пошире. Только Ионицэ успел отворить дверь, сорвались с бочки все обручи один за другим, да как вымахнет оттуда змей, словно гора великая, и прямиком к Иляне-Косынзяне. Подхватил её и унёс за тридевять земель.

Ионицэ давай слёзы проливать, а что толку после пожара да по воду? Теперь сызнова надо искать Иляну-Косынзяну. Опять обул он свои железные постолы, взял стальную клюку и пошёл Куда глаза глядят. Идёт это наш молодец, идёт, остановится и пригорюнится, да ведь сам виноват, пенять не на кого. После долгих мытарств приходит Ионицэ к святой Пятнице и стучится в дверь. Говорит ему святая Пятница:

— Коли ты добрый человек, заходи, коли недобрый, так чтоб духу твоего тут не было, у меня на то псица есть со стальными зубами, всё равно загрызёт тебя.

— Добрый я человек, — отвечал Ионицэ.

Впустила его святая Пятница и потом спросила, что ему надобно. Ионицэ рассказал ей, как и что случилось. Долго смотрела на него святая Пятница, выслушав его рассказ, словно хотела сказать: «За глупой головою и ногам нет покою». Да промолчала, а потом и говорит:

— Ну да ничего, не теряй надежду, на вот лук, со временем он тебе пригодится.

Ионицэ взял этот лук и пустился в путь. Шёл он, шёл по разным землям, дальним сторонам, не приведи бог нам, и добрался до избушки, над ней вороны каркают, кругом волки воют, — край света, да и только.

Заходит туда Ионицэ, а навстречу ему бабка, как есть ведьма — ноги у ней лошадиные, зубы стальные, руки как грабли. Увидала его и спрашивает, зачем это он явился. Так и так, говорит Ионицэ, хочу в работники наняться.

— Что ж, ладно, — говорит старуха. — Мне как раз нужен работник, возьму тебя, только всего и дела — всякий вечер угонять да пригонять кобылу с пастбища.

На том и поладили. А год в те поры был три дня, и прикинул тут Ионицэ, что год — не век. Под вечер велела ему старуха отвести кобылу на пастбище, да строго-настрого наказала хорошенько стеречь её, а не укараулит, так голова долой. Ионицэ сел верхом на кобылу и — на пастбище, однако, не забыл и лук с собой прихватить.

Едет Ионицэ, а навстречу ему птица с перебитой ножкой. Как увидел он её, натянул лук, подстрелить хотел, а птица ему и говорит:

— Не тронь меня, а лучше перевяжи мне ножку, когда-нибудь я тебе пригожусь.

Смиловался Ионицэ над пичужкой, перевязал ей ножку и поехал дальше. Вот приехал он на пастбище, подумал-подумал, да и не стал слезать с кобылы, чтобы не упустить её.

Чудодейная кобыла знай себе пасётся, а Ионицэ дремлет у неё на спине. Потом вдруг ссадила она Ионицэ на камушек, сама же обернулась птицей, полетела в лес вместе с другими птицами и принялась там распевать.

Под утро просыпается Ионицэ, глядь — сидит уж он не на кобыле, а на камушке, и в руке у него уздечка. Начал он плакать, да так жалобно, что даже птицы петь перестали.

Как вдруг явилась перед ним та самая пичужка, которой он ножку перевязывал, и говорит ему:

— Нечего тебе бояться, кобыла сама к тебе придёт.

Приказала тогда пташка всем прочим птицам петь да искать, не сыщется ли среди них залётная птица, — тогда изгнать её и к Ионицэ доставить. Как запели все птицы, так по пенью узналась залётная птица. Немедля изгнали её и к Ионицэ доставили. Увидел он её, стегнул уздечкой по голове и проговорил:

— Эй, бабкина кобыла, не будь ты птицей, а будь по-прежнему кобылой!

Птица обернулась кобылой, Ионицэ сел на неё верхом и вмиг очутился у бабкиного дома.

Видит бабка кобылу, не знает, что и делать от злости, пошла, отстегала её хорошенько и пригрозила, что если она и в другой раз сыщется, то несдобровать ей.

На второй вечер опять Ионицэ гонит кобылу на пастбище, и кто же вдруг ему попадается? Бедняга-заяц с перешибленной лапой. Ионицэ достаёт лук, хочет его подстрелить, а заяц и говорит:

— Не стреляй, лучше перевяжи мне лапу, когда-нибудь я тебе пригожусь.

Ионицэ перевязал ему лапу и отпустил.

Вот прибыл он на пастбище, пустил кобылу на траву, сам верхом сидит, а чтобы не заснуть, положил себе репьёв за ворот. Да что там, сон всякому сладок, одолеет, когда и не ждёшь. Уснул Ионицэ, кобыла оставила его на камушке с уздечкой в руке, сама же обратилась в зайца и устрекнула в лес вместе с другими зайцами.

После, как проснулся он, видит, кобылы нет, стал плакать да голосить, так что по полям, по лесам стон пошёл. Тогда прибегает к нему хромой зайчишка и говорит:

— Положись на меня, мы тебе её вмиг сыщем.

Поскакал тот заяц и собрал всех зайцев, оглядел их и узнал пришлого зайца по зубам, слишком они широки были. Стал он его кусать-щипать до тех пор, пока пришлый заяц не пустился вон из лесу. А Ионицэ уже тут как тут.

— Эй, — кричит, — бабкина кобыла, не будь ты зайцем, а будь по-прежнему кобылой!

Потом стеганул его уздечкой, и заяц обратился в кобылу. Сел Ионицэ на неё верхом и — домой. А бабка в ту пору поставила на огонь котёл с водой, закипела вода, она ждёт, вот воротится Ионицэ домой без кобылы, тут-то она и сварит его заживо. Как увидела кобылу, чуть не лопнула от злости, прикусила язык здоровенными своими зубищами, ни словечка не сказала. Идёт это наша бабка к кобыле и ну охаживать её калёным железным прутом до седьмого поту, потом опять строго-настрого наказала ей хорошенько спрятаться, чтобы и сыскать нельзя было.

На третий вечер снова отправился Ионицэ с кобылой на пастбище и опять заснул, словно околдованный. Кобыла теперь обернулась старым дубом посреди леса, а корни его пришлись прямо на то место, где спал хромой заяц. Бедняга и проснулся.

Когда пробудился от сна Ионицэ, кобылы и след простыл. Загоревал он пуще прежнего. Сам видел, какая бабка-то лютая.

Но, как говорится, на большую беду и подмога велика.

Подоспели тут чудодейная птица и хромой заяц и говорят ему:

— Не горюй, вон у тебя какая славная дубинка, стучи ею по всякому лесному дереву и сыщешь свою кобылу.

Ионицэ так и сделал. Когда ударил он по старому дубу, тот вдруг как завертится, а Ионицэ ему и говорит:

— Стой, бабкина кобыла, не будь ты дубом, а будь по-прежнему кобылой!

Обратился дуб в кобылу, Ионицэ и поехал домой. Старуха только завидела его на кобыле, заскрежетала зубами что есть силы, все зубы у ней и покорёжились.

Так вот и год сравнялся. Ионицэ и говорит бабке:

— Ну что, хорошо я тебе служил?

— Хорошо, — отвечает бабка. — Пойдём теперь на конюшню, выберешь себе коня, как у нас и было уговорено. Только прежде поешь, а то ты, видать, голодный.

Ионицэ принялся за еду, и, когда уписывал за обе деки, залетела в окно та самая пичужка, которой он ножку перевязывал, и быстро шепнула ему:

— Выбирай себе самого что ни на есть захудалого коня!

Поевши, пошёл Ионицэ с бабкой на конюшню и тут каких только коней бабка ему ни показывала: и вороных, и караковых, и серых, ну, словом, всяких, и велела ему выбрать одного.

А в самом конце конюшни был один конь, такой ледащий да шелудивый, глаза бы на него не глядели.

— Вон того мне дай, — сказал Ионицэ.

— Да как же я тебе эдакого безобразного коня дам? — отвечает бабка. — Бери другого, какого хочешь.

Однако Ионицэ только того коня и пожелал взять, и пришлось бабке отдать его.

После того как заполучил Ионицэ коня, попрощался с бабкой и тронулся в путь. А конь такой захудалый, что еле он на нём со двора выбрался. Ну, да тужить не о чем!

Как заржал шелудивый тот конь и превратился в такого славного скакуна, хоть под облака на нём лети. Имел тот конь четырнадцать селезёнок и потому никогда не уставал.

Ионицэ сел на него и только успел подумать об Иляне, сразу и очутился возле змеева дворца.

Иляна несла воду из колодца, и, когда увидела Ионицэ, кинулась к нему, стала обнимать, целовать. Признала, значит. Потом сели оба на коня и давай тягу.

Но змей мигом проведал это, живо вскочил на своего коня и помчал, полетел без памяти, только бы догнать их. После уж видит, что не нагнать их никак, крикнул тогда коню Ионицэ, чтобы сбросил тот своего седока, а за это будет он его в молоке купать, овсом да сахаром кормить. Ионицэ, в ответ крикнул змееву коню, что будет кормить его клевером-травою, омывать утренней росою.

Как услышал это тот конь, грянул змея оземь, разметал на мелкие клочья, растоптал копытами, а потом помчался и нагнал коня Ионицэ.

Ионицэ пересел тогда на змеева коня, а Иляна-Косынзяна осталась на прежнем коне, и вот ехали они, ехали по разным землям, дальним сторонам, не приведи бог нам, миновали тридевять границ и очутились опять дома.

После того как прибыли они в палаты Иляны, справили опять свадебный пир и собрали чуть не весь мир. Были на той свадьбе и все волшебницы из озера, пели они и плясали так, что ни на небе, ни на земле подобного веселья не бывало.

Коли не умерли молодые, так и по сей день живут.

Сел я на калёную головешку верхом и говорить не знаю о чём, сел я верхом на пилу на ржавую и поведал вам быль небывалую.

Заколдованный кабан. Перевод З. Потаповой.

Шил-был однажды… а может, и вовсе не жил…

Так вот, жил-был царь, и было у него три дочери. Пришлось ему отправиться на войну. Собрал царь дочерей и говорит им:

— Вот, дорогие мои дочки, привелось мне идти воевать. Поднялся на нас враг с несметным войском. Покидаю вас с большой печалью. Без меня будьте благоразумны, ведите себя пристойно и рассудительно, следите, чтобы в доме было всё в порядке. Разрешаю вам гулять в саду и входить во все горницы в доме. Лишь в одну заднюю горницу, за углом направо, нельзя входить, не то плохо вам придётся.

— Будь спокоен, батюшка, — отвечали дочки. — Никогда из твоей воли мы не выходим. Поезжай себе, не тревожься, и да пошлёт тебе господь полную победу.

Изготовившись в поход, царь доверил дочерям ключи от всех горниц, снова напомнил своё наставление и с тем распрощался.

Царские дочери со слезами на глазах поцеловали отцову руку и пожелали ему удачи. Старшая дочь приняла от отца ключи.

Затосковали, запечалились девушки, оставшись одни. Когда же немного порассеялась грусть-тоска, решили они часть дня работать, другую часть — читать, а третью — гулять по саду. Так они и поступили, и всё поначалу шло хорошо.

Позавидовал нечистый девичьему покою и сунул-таки свой хвост в их дела.

— Сестрицы, — сказала однажды старшая дочь. — Какой уж день мы прядём, шьём да читаем. Давненько остались мы одни-одинёшеньки, и нет такого уголка в саду, где бы мы ни побывали. Входили мы во все горницы батюшкиного дворца, видели, сколь богато и красиво они убраны. Почему б не войти нам и в ту горницу, которую батюшка запретил отпирать?

— Что ты, что ты, сестрица, — отвечает младшая, — дивлюсь я, как пришло тебе на ум такое! Ведь ты нас подбиваешь нарушить батюшкину волю. Если уж отец запретил нам входить туда, значит он знал, что говорит и почему нам надобно так поступать.

— Невелика беда, если мы туда и войдём, — говорит средняя дочь. — Ведь не выскочит оттуда ни змей, ни другое какое чудовище, и нас не проглотит. Да и откуда батюшка узнает, входили мы туда или нет?

Так говорили они между собой, советовались и дошли как раз до той горницы. Старшая сестра, ей-то и были доверены ключи, вложила в замок заветный ключ, повернула его легонько — щёлк! — дверь и распахнулась.

Девушки вошли.

Что ж они там увидели?

Да ничего особенного, горница, как горница. Только посередине стоит покрытый дорогим ковром большой стол, а на нём лежит большая раскрытая книга.

Разобрало девушек любопытство, и захотелось им почитать ту книгу. Старшая подошла к столу первой и вот что прочитала:

— Старшая царская дочь выйдет замуж за царевича из восточной страны.

Подошла средняя, повернула страницу и прочитала:

— Средняя царская дочь выйдет замуж за царевича из закатной страны.

Девушки обрадовались и стали шутить и пересмеиваться. А младшая дочка ни за что не хотела попытать свою судьбу.

Но старшие сёстры не давали ей покою; в конце концов, нехотя, подошла и она к столу, перевернула нерешительно страничку и прочитала:

— Младшая царская дочь выйдет замуж за кабана.

Даже молния с неба не сразила бы так бедную девушку, как эти слова. Чуть не умерла она с горя и, не подхвати её сёстры, разбила бы себе голову, упав без памяти.

А когда бедняжка очнулась, сёстры стали её утешать и уговаривать.

— Да полно, — говорила одна, — неужто ты веришь всему этому? Да слыханное ли дело, чтоб царская дочь вышла замуж за свинью?

— Глупышка ты, — говорила другая — разве нет у батюшки войска, чтоб уберечь тебя, если даже к тебе и посватается эдакая грязная скотина?!

Младшая дочь и сама бы рада была поверить сестриным уговорам, да никак не могла успокоиться. Все её мысли то и дело возвращались к книге; ведь предсказала же она сёстрам такую счастливую судьбу, и лишь ей напророчила такое несчастье, какого доселе никто на свете и не слыхивал. Да к тому же мучилась она ещё и тем, что преступила отцовский запрет.

Стала младшая сестра чахнуть. За несколько дней изменилась так, что её и не узнать. Была румяной и весёлой, а тут поблёкла и увяла, и ничего-то ей больше не хотелось. Перестала она играть с сёстрами в саду, собирать цветы, вить венки, перестала петь за прялкой и за шитьём. А тем временем царь-отец одержал такую победу, какой и сам не ждал, — побил и прогнал супостатов. Всей душой стремился он к своим дочерям и потому поспешил вернуться домой. Народ вышел к нему навстречу с барабанами и трубами, радуясь, что царь возвращается с победой и славой.

Вернулся царь и, не переступив ещё порога, воздал хвалу господу за то, что он помог ему одолеть противников. Вошёл он в дом, дочери кинулись ему навстречу. Ещё больше обрадовался царь, как увидел, что дочки его в добром здоровье. Младшая старалась, как могла, скрывать свою печаль.

Но прошло немного времени, и царь стал примечать, что младшая дочь всё грустит и худеет. Его как ножом по сердцу резануло: заподозрил он, что дочери нарушили его запрет. Как в воду глядел.

И чтоб убедиться наверняка, призвал он дочерей и приказал им говорить только правду.

Признались девушки во всём, побоялись лишь сказать царю, кто из них подстрекнул сестёр его ослушаться.

Как услыхал это царь, загрустил и загоревал, и совсем было одолела его тоска. Но не поддался он горю, а попытался утешить дочь, понимая, что и она погибает от тоски. Что сделано, то сделано; увидел он, что теперь никакими словами не поможешь.

Шло время, и стала эта беда забываться. Однажды явился сын одного царя из восточной страны и попросил себе в жёны старшую из сестёр. Царь с радостью согласился. Справили пышную свадьбу, и через три дня проводили молодых с большой честью до самой границы. Спустя немного вышла замуж и средняя дочь, — высватал её царевич из закатной страны.

Увидела младшая сестра, что сбывается написанное в книге, ещё больше закручинилась. Не хотела есть, не стала наряжаться и в сад не ходила гулять. Уж лучше ей умереть, чем жить всем на посмешище. Но царь берёг её от злой погибели и успокаивал как мог своими уговорами.

Шёл день за днём, и вот однажды является во дворец к царю большой кабан и говорит человечьим голосом:

— Здравствуй, царь! Да будешь ты бодр и весел, как восход солнца в ясный день!

— Добро пожаловать, друг! Каким ветром тебя к нам принесло?

— Я пришёл посвататься, — отвечает кабан.

Изумился царь, услышав от кабана этакую складную речь, и сразу решил, что тут дело нечисто. Не хотелось ему отдавать кабану дочь в жёны, но как узнал он, что все дворы и улицы полны свиней и что пришли все они вслед за женихом, не стал спорить и согласился. Но кабану мало было одного обещания, и он настоял на том, чтоб свадьбу сыграли через неделю. Только после твёрдого царского обещания кабан ушёл. Так ли, сяк ли, но царь уговорил дочку покориться судьбе: видно, такова воля божья. А потом сказал:

— Дочь моя, умом и речью своей этот кабан — необычное животное. Даю голову на отсечение, что не от свиней он на свет родился. Тут какое-то колдовство или другая, что ли, чертовщина замешалась. Так ты его слушай, из его воли не выходи, и думаю — недолго придётся тебе мучиться.

— Коли ты так думаешь, батюшка, — отвечает дочь, — подчинюсь я тебе и понадеюсь на господа бога. Тяжко мне это, да делать нечего.

Вот настал и день свадьбы. Поженили их втихомолку, сел потом кабан с молодой женой в царскую карету и отправился к себе домой.

По дороге пришлось им переехать через большую лужу. Кабан велел остановить карету, вылез, да и вывалялся по уши в грязи, а потом вошёл обратно в карету и попросил царевну поцеловать его. Что было делать бедной девушке?! Вынула она платочек, обтёрла кое-как кабану рыло, да и поцеловала, помня отцовские наставления. Добрались они до кабаньего дома, а стоял он в большом лесу. Отдохнули немного с дороги, поужинали вместе и легли спать. Среди ночи почувствовала царская дочь, что рядом с ней не кабан, а человек. Подивилась она, а потом вспомнила отцовы слова, и отлегло у неё немного от сердца.

Вечером кабан сбрасывал свиную шкуру так, чтоб жена не заметила, а утром, пока ещё она не просыпалась, снова надевал шкуру.

Прошла ночь, другая, третья, много ночей прошло, а молодая никак не могла взять в толк, как это муж её по ночам — человек, а днём — кабан-кабаном. Видно, околдован он, коли так оборачиваться умеет.

А когда почувствовала она, что носит дитя во чреве, то крепко полюбила своего мужа; теперь только и было у неё заботы — гадать, кого родит она через несколько месяцев.

Тут-то и явилась к ней старая карга-колдунья.

Царская дочь давно уж никого не видела, обрадовалась старухе и позвала её к себе поболтать о том, о сём. И колдунья рассказала ей, что умеет гадать, врачевать и что всякие чудеса ей ведомы.

— Вот и хорошо, бабушка, — говорит ей царская дочь, — растолкуй ты мне такое чудо: кто ж такой мой муж, если днём он — кабан, а ночью, чувствую я, спит со мной рядом человек.

— Знала я раньше, дитятко, про то, что ты мне поведала. Недаром я гадалка. Хочешь, дам тебе средство снять с него колдовство?

— Дай, дай, милая бабушка, заплачу я тебе, сколько попросишь, а то тяжко мне так жить.

— Вот возьми, доченька, эту нитку. Да пусть муж об этом ничего не знает, а то не поможет средство. Встань ночью потихонечку, когда он, бедняжка, спит, обвяжи ему левую ногу как можно туже и увидишь, дитятко, что и утром останется он человеком. А денег мне не нужно. Уж и то будет для меня награда, что избавлю вас обоих от такой напасти. У меня вся душа изныла за тебя, моя красавица, так я жалею, что не смогла раньше помочь тебе в несчастье.

Ушла чёртова старуха, а царская дочь заботливо спрятала нитку. И вот среди ночи встала она тихонько и с бьющимся сердцем перевязала ниткой ногу своего мужа. А как стала затягивать узел, — трах, — нитка и лопнула: была она гнилая.

Проснулся муж в испуге и говорит:

— Что ты наделала, несчастная! Три денька всего-навсего оставалось подождать, и избавился бы я от этого мерзкого колдовства. А теперь, кто знает, сколько придётся мне ещё носить шкуру этой грязной скотины! И увидишь ты теперь меня только, если износишь три пары железных постолов да сотрёшь стальной посох, пока будешь искать меня по свету. А теперь я расстаюсь с тобой.

Сказал и исчез с глаз долой.

Как увидела несчастная царевна, что осталась она одна-одинёшенька, застонала и зарыдала так, что вот-вот сердце разорвётся. Прокляла она злую ведьму-гадалку, призвала на её голову адское пламя, горючий огонь. Да что толку! Увидела она, что слезами горю не поможешь, и собралась в далёкий путь — туда, куда приведёт её милость божия и любовь к мужу.

Добралась она до города, приказала выковать себе три пары железных постолов и стальной посох, изготовилась в дорогу и отправилась искать мужа.

Шла она и шла, миновала девять морей, девять земель, пробиралась вековыми дремучими лесами, спотыкалась о пни и коряги, сколько раз падала, столько подымалась. Ветви хлестали её по лицу, кустарники в кровь раздирали руки, но она всё шла вперёд и не оглядывалась. Наконец, полумёртвая от усталости и горя, но с надеждой в душе, добралась она до одного домика.

Глядь, а в нём живёт Луна.

Постучала царевна в двери и попросила впустить её отдохнуть немного; да к тому же пришло ей время родить.

Мать Луны сжалилась над бедной женщиной, приютила и позаботилась о ней. А потом спросила:

— Как добралась ты сюда, молодушка, из чужих краёв?

Несчастная царевна рассказала ей о всех своих бедах и под конец молвила:

— Поначалу возблагодарю я господа, что он направил сюда мои шаги, а потом и тебя, что не оставила ты меня и не дала погибнуть в час рождения моего дитяти. А теперь скажи мне, не знает ли твоя дочка, Луна, где мне искать моего мужа?

— Нет, не может она того знать, милая, — отвечает ей мать Луны. — Иди-ка ты на восток, пока не доберёшься до самого Солнца. Может, оно что-нибудь и знает.

Хозяйка накормила странницу жареной курицей и велела сберечь все косточки, ни одной не потерять — ей, мол, от них большая будет польза.

Ещё раз поблагодарила царевна за приют и за добрый совет, скинула железные постолы — они уже поистёрлись, — обула другие, положила косточки в узелок и с младенцем на левой руке, а с посохом — в правой, снова пустилась в путь.

Пришлось ей теперь переходить через песчаную пустыню. Так труден был путь, что шла она — два шага вперёд, один назад. Билась, билась и вышла наконец из тех песков, да только попала в высокие зубчатые да овражистые горы. Карабкалась она с утёса на утёс, со скалы на скалу, и, когда добралась до плоскогорья, показалось ей, будто она в рай попала. Отдохнула немного — и снова в путь, всё выше и выше. Острые камни и кремнистые глыбы в кровь изодрали ей колени и локти. А горы были такие высокие, до самых облаков. Меж высоких вершин пролегали глубокие пропасти: через них перебиралась царевна, цепляясь руками и помогая себе посохом.

Но вот, в конце концов совсем измученная, добралась она до светлых чертогов.

Там жило Солнце.

Постучала царевна в дверь и попросила приюта. Мать Солнца приняла её и подивилась на женщину из дальних стран. Заплакала она от жалости, услыхав горестный рассказ странницы, обещала спросить Солнце, сына своего, о заколдованном кабане, а потом спрятала царевну в погреб, чтоб не почуяло Солнце, что она здесь, когда придёт домой, — сердитым возвращалось оно по вечерам.

На следующий день узнала царевна, что чуть не попала в беду: Солнце и вправду почуяло человека с того света. Да только мать успокоила сына, сказала, что ему почудилось.

Царевна приободрилась, увидев, как добра к ней мать Солнца, и спросила:

— Скажи, матушка, отчего же гневается красное Солнышко? Ведь оно такое светлое и ясное, столько добра людям делает.

— А вот почему, — ответила мать Солнца, — поутру мой сын стоит у врат рая, потому весел он и улыбается всему свету. Среди дня приходит к нему скорбь и печаль: видит он все прегрешенья людские, потому и пылает он таким жаром и зноем. А к вечеру гневен и сумрачен, потому что подходит к адским вратам. Таков уж его обычный путь, и лишь потом он возвращается домой.

Мать Солнца сказала царевне, что спрашивала сына о её муже, а Солнышко ответило, — ничего, мол, о нём не знает. Живёт он в большом густом лесу, так что Солнце не может заглянуть в чащи и заросли. Остаётся одна надежда — спросить у Ветра.

Накормила хозяйка царевну жареной курицей и тоже велела беречь куриные косточки.

Сменила странница вторую пару износившихся до дыр постолов, взяла узелок с косточками, ребёнка на одну руку, посох в другую и отправилась к Ветру.

На атом пути пришлось ей ещё труднее. Проходила она по высоким горам, из которых вылетали языки пламени, через нехоженые леса, через ледяные поля и снежные сугробы. Чуть было не погибла несчастная. Но упорством своим поборола она все препятствия и добралась до горного ущелья, такого большого, что в нём семь городов могли бы уместиться.

Там жил Ветер.

Странница постучала в калитку и попросила приюта. Мать Ветра сжалилась над ней, впустила и приютила. А потом, как и в доме у Солнышка, спрятала, чтоб не почуял её Ветер.

На другой день сказала хозяйка царской дочери, что муж её живёт в тёмном лесу, куда ещё топор не добирался. Построил он там себе дом, навалил стволы один на другой, переплёл их прутьями и живёт там один-одинёшенек, злых людей боится.

Накормила она царевну жареной курицей и велела сохранить косточки, а потом посоветовала идти за Млечным Путём, что ночью на небе сияет. Коли пойдёт она так следом, то и доберётся до своего мужа.

Царевна со слезами радости поблагодарила за добрый совет и радостную весть и отправилась в путь.

Теперь бедняжка ни днём, ни ночью не отдыхала, даже поесть не останавливалась, так жаждала она найти мужа, посланного ей судьбой.

Шла она до тех пор, пока не истёрлись и последние постолы. Сбросила она их и пошла босиком. Не боялась ни грязи, ни колючек, не смотрела ни на занозы, ни на ушибы, когда падала или спотыкалась о камни.

И вот наконец вышла царевна на прекрасную зелёную поляну у самого леса. Душа её радовалась на цвет и на мягкую траву. Посидела она тут немного, но как увидела птиц, сидящих парочками на ветвях деревьев, её взяла такая тоска по мужу, что горько заплакала, вскочила и побрела дальше с ребёнком на руках да с узелочком с костями через плечо.

Вступила она в лес. Зелёная трава ласкала ей ноги, но она на траву уже не смотрела, не слушала звонко щебетавших птиц, не рвала цветов по зарослям, а шла напрямик через чащу. По приметам, какие указала ей мать Ветра, она поняла, что это должен быть тот самый лес, где живёт её муж.

Три дня и три ночи блуждала она наудачу по лесу, но ничего найти не могла. Наконец, выбившись из сил, упала она на землю и пролежала неподвижно целый день и целую ночь, ничего не пила и не ела.

А потом снова собрала бедняжка все свои силы, поднялась и, шатаясь, побрела дальше, опираясь на свой посох, хоть от него проку было мало, так он источился. Только и держалась на ногах из жалости к младенцу, хоть и груди уже не могла ему дать, — молока не было, — да из любви к мужу, которого искала.

И вот не сделала царевна и десяти шагов, как увидела дом в чаще, как раз такой, как говорила мать Ветра. Насилу добралась до него. В доме не было ни окон, ни дверей. Видно, вход был сверху. Обошла царская дочь кругом; лестницы нигде нет.

Как тут быть? Ведь войти-то нужно!

Призадумалась странница; пыталась было вскарабкаться наверх, да напрасно. Совсем было пришла она в отчаяние, не зная, как же выйти ей из беды?! И тут пришли ей на ум те куриные косточки, какие она несла с собой всю долгую дорогу: «Ведь недаром говорили мне, чтобы берегла я эти косточки и что пригодятся мне они в нужде».

Вынула она косточки из узелка, подумала немножко, взяла две косточки, да и приложила их концами одну к другой. Глядь, а они крепко-накрепко прилипли друг к другу. Вот чудеса! Приложила она ещё одну, потом ещё, смотрит — и эти тоже прилипли.

Тогда сделала она из этих косточек два шеста высотой в дом и прислонила их к стене на ладонь друг от друга. А потом стала складывать концами другие косточки, и вышли из них маленькие палочки; наложила их поперёк длинных шестов — получились ступеньки лестницы. Эти ступеньки тоже крепко к шестам прилепились. Положит она ступеньку и взбирается на неё, а там кладёт и дальше. Всё выше да выше росла лестница, вот уж царская дочь добралась почти до верху, а тут одной ступеньки и не хватило…

Что сейчас делать? Без этой ступеньки до верху не доберёшься. Видно, потеряла странница одну косточку. Оставаться снаружи у ней уж сил не было. И так стало царевне досадно что не может она войти! Отрезала она себе тут мизинец, приложила его к лестнице — он и прилип. Подхватила царевна ребёнка, полезла выше и вошла в дом.

Подивилась она, как всё внутри было заботливо прибрано. Взялась и она наводить порядок. Потом передохнула немножко. Увидела корытце, положила в него ребёнка и стала баюкать.

Муж её, воротившись домой, испугался. Сперва глазам своим не поверил, как увидел лестницу из косточек и отрубленный мизинец вместо верхней ступеньки. Подумал, нет ли тут опять какого злого колдовства, и чуть было не бросил свой дом, да послал ему господь добрую мысль войти.

Превратился он в голубка, чтоб не пристало к нему колдовство, взлетел, да и впорхнул в дом без всякой лестницы. Влетел — и видит: женщина ребёнка укачивает.

Тогда вспомнил он, что жена его должна была родить, когда он с ней расставался. Как подумал, сколько пришлось ей испытать, пока она добралась до него, сердце его наполнилось любовью и жалостью. И тут он сразу превратился в человека. Жену и узнать-то трудно было, так сильно она изменилась от бедствий и страданий. А царевна, как увидела мужа, так и подскочила от радости, потому что никогда днём его не видела. Но чуть только признала его, сразу же забыла о всех своих страданиях и не раскаялась в том, что совершила. Муж её был статный, пригожий молодец.

Стали они беседовать. Рассказала царская дочь мужу всё что с ней приключилось, — и он заплакал от жалости. А потом сам стал рассказывать.

— Я, — сказал он, — царский сын. Отец мой пошёл биться со змеями, — они жили по-соседству и разоряли наши владения. Отец убил младшего из них, а он должен был взять тебя в жёны. Тогда змеюка-мать, злая колдунья, которая может и воду обратить в камень, превратила меня в кабана и наколдовала мне носить эту грязную шкуру, чтобы не женился я на тебе. Только господь бог помог мне, и я всё-таки взял тебя в жёны. Старуха, что дала тебе нитку, была та самая колдунья. Ведь тогда мне оставалось только три дня до избавления от волшебства, а так пришлось мне ещё три года прожить в кабаньей шкуре. А теперь, когда ты столько за меня выстрадала, а я за тебя, вернёмся к нашим родителям. Я без тебя решил жить отшельником, потому и выбрал это дикое место и построил здесь дом, чтобы ни один человек до меня добраться не мог.

Обнялись они радостно, поцеловались и обещали друг другу забыть пережитые несчастья.

На другое утро отправились они в путь, сначала — к царю, отцу заколдованного царевича. Как разнёсся слух о возвращении его с молодой женой, весь народ плакал от радости. Крепко обняли его отец с матерью и устроили праздник на три дня и три ночи.

Потом отправились молодые к отцу жены. И там веселью конца-края не было, когда их увидели. Выслушал царь повесть об их злоключениях и сказал дочери:

— Говорил же я тебе, что не верю, будто родился кабаном тот кабан, что просил тебя в жёны?! Хорошо сделала ты, дочь моя, что меня послушалась.

А так как был он стар, а наследников у него не оставалось, сошёл он со своего царского трона и посадил на него зятя. И правили они, как правят цари, познавшие нужду, несчастья и всяческие испытания.

И если бы не померли они, то и сейчас жили бы в мире да царствовали.

А я коня оседлал и сказку вам рассказал…

Царь-рыба. Перевод Л. Котляра.

Что было, то было; а кабы не было, и вспоминать бы не стали.

Жил на свете старик-рыбак со своим сыном. Учил он парня рыбацкому ремеслу, потому что другого ремесла он и сам не знал.

Однажды забросил старик сеть, и попалась ему большая красивая рыба; чешуя на ней сверкала как камни-самоцветы. Обрадовался старик, отдал сыну рыбу и наказал её стеречь. А сам отправился на озеро за новой добычей.

Как только скрылся рыбак на своей лодчонке из вида, рыба заговорила жалобным голосом:

— Послушай, парень, брось меня в воду. Я царь-рыба, и если ты окажешь мне эту услугу, вовек не забуду тебе этого.

Удивился парень, услышав, как говорит рыба человечьим голосом, да так жалобно, что смягчилось бы и каменное сердце. Пожалел он царь-рыбу и бросил обратно в озеро.

Рыба глубоко нырнула, мелькнула разок на поверхности и больше уже не появлялась.

Через некоторое время старый рыбак причалил к берегу; был он зол как тысяча чертей: хотя бы самый ледащий окунёк попался в сети!

— Хороша хоть та рыба, что я тебе оставил? — спросил он. — Да где же она?

— Я бросил её обратно в воду, отец, — ответил сын. — Она вдруг заговорила по-нашему и так жалобно упрашивала меня отпустить её на волю, что не устоял я… Говорила, будто она царь-рыба…

Взбешённый рыбак принялся колотить парня. Долго бил он его, и только когда устал, оставил в покое.

Но делать нечего, отправились они домой с пустыми руками. Пришлось им попоститься в тот вечер пуще, чем в канун пасхи. Маковой росинки во рту не было.

Утром рыбак снова поколотил сына. Побил он его и на второй, и на третий день… Не выдержал сын и ушёл из дому, куда глаза глядят.

Шёл он, шёл и дошёл наконец до города. У городской стены стоял карлик. Увидев сына рыбака, он подошёл к нему, поздоровался, предложил дружить и вместе искать работы. Юноша с радостью согласился. Побратались они и поклялись никогда не расставаться и делить всё по-братски.

Легко сказать — делить! Ведь у обоих в карманах не было и гроша ломаного. Решили новые друзья наняться в работники.

Подрядились они к одному хозяину и начали работать.

Закончил как-то карлик работу, стоит у ворот и видит: едет человек верхом на коне. Ведёт он за собой ещё пять коней, а на одном из них сидит его работник. На следующий день, примерно в тот же час, человек проехал мимо ворот, но уже с другим работником. На третий и четвёртый повторилось то же самое, да и все другие дни тот человек опять проезжал мимо, но каждый раз его сопровождал новый работник.

«У этого хозяина каждый день меняются работники. Куда же он девает своих старых слуг?» — призадумался карлик. И решил увязаться за человеком, чтобы узнать, куда это он каждый день едет и чем занимается.

Так он и сделал. Пошёл карлик на базар и стал там ждать. Приехал богач верхом на коне. Увидел он: стоит человек без дела и стал его нанимать на работу. Сторговались они о цене, и велел хозяин нанятому работнику сесть на коня и следовать за ним. А карлик глаз с них не спускает. Тронулись они в путь, и он за ними. Шли, шли, пересекли красивую поляну, сплошь усеянную цветами, затем углубились в лес. Долго пробирались они по лесу, пока не дошли до высокого дерева. Богач соскочил с коня и велел работнику сделать то же самое. Затем хозяин вытащил из сумы крепкую верёвку, забросил её за железный крюк, вбитый высоко в ствол дерева, и велел работнику взобраться наверх.

Влез работник на самую верхушку дерева и снимает оттуда большую корзину, а в ней до самых краёв драгоценные камни-самоцветы — диво-дивное.

— Батюшки, совсем ослепили меня эти самоцветы, будь они неладны! — вскричал работник.

— Спускайся поскорее с ними, — сердито прикрикнул на него хозяин, — да смотри, держи язык за зубами…

Спустился работник с корзиной и отдал её хозяину. Тот пересыпал самоцветы в перемётные сумы, а корзину вернул работнику и велел снова повесить её на верхушку дерева, туда, откуда он её снял.

Полез работник на дерево, повесил корзину на прежнее место и хотел было спускаться, да не тут-то было: нет верёвки на месте.

— Забрось-ка на место верёвку, хозяин, дай мне спуститься! — кричит работник. — Не стану же я прыгать, кости себе ломать. Калекой на всю жизнь останусь!

Хозяин же, ни слова не говоря, уложил перемётные сумы на коней.

— Не слышишь, что ли? Брось шутить! — кричит ему работник.

Долго кричал бедняга с верхушки дерева, но хозяин притворился, что не слышит его, — вскочил на коня и был таков.

— Стой, барин, стой! — несутся вслед ему вопли работника. — Помоги мне слезть с дерева, ведь не было у нас уговора, что ты меня здесь оставишь!

А тот хоть бы что, скачет, только искры из-под копыт сыплются.

Видит бедняга работник, что дело плохо, горько он заплакал; да так горько, что любой пожалел бы его. А карлик спрятался в кустах, ждёт, что будет дальше.

Работник ещё продолжал отчаянно кричать, а карлик вдруг увидел, как из огромного дупла выполз змей. Он медленно поднялся по дереву, до самой верхушки, где уцепился несчастный. Разинув широкую, как ворота, пасть, с оскаленными клыками величиной с добрую лопату каждый, змей в одно мгновение сожрал беднягу. Затем опять открыл свою пасть и стал изрыгать в корзину красные, зелёные и белые камни-самоцветы, пока не наполнил её до краёв. Потом пополз вниз и скрылся в своём дупле.

Сидя неподалёку в кустах, карлик видел всё происшедшее и окаменел от страха и жалости к бедному работнику. А как только змей скрылся в своём дупле, он пустился в обратный путь.

На следующий день, когда хозяин приехал на базар на своих лошадях, карлик смело подошёл к нему и предложил свои услуги. Он, видать, что-то надумал.

Ударили они по рукам, вскочил карлик на коня и поехал вслед за хозяином. Они проехали город, пересекли поляну, углубились в лес и достигли наконец знакомого дерева. Оба спешились, затем хозяин накинул верёвку на крюк, как и в прошлый раз; карлик послушно вскарабкался на верхушку дерева, снял с неё корзину с драгоценными камнями, как этого потребовал хозяин, и спустился с нею на землю.

Пересыпал богач драгоценные камни в перемётные сумы и отдаёт корзину обратно карлику, — велит повесить её на место.

— Не могу, — говорит карлик. — У меня голова закружилась. На верхушку дерева ещё раз ни за что не полезу…

— Что же мне делать с корзиной? — спрашивает сердито хозяин.

— Что делать? Полезай сам и дело с концом! — отвечает карлик.

«Как же быть, — раздумывает богатей. — Если я заберусь на верхушку, то должен и спуститься, ведь не сумасшедший же я, чтобы там остаться. А если я никого не оставлю на съедение змею, он никогда больше не будет изрыгать самоцветов…».

— Послушай-ка, дружище, — заискивающе говорит хозяин, — полезай на дерево, я тебе за это дам пригоршню драгоценных камней.

А карлик всё отнекивается.

— Лезь, говорю тебе, — кричит богатей, — ведь я с таким уговором и нанимал тебя.

Господи, как голова кружится, словно вся земля завертелась подо мной! — заорал вдруг карлик и бросился навзничь на землю.

Видит богатей, не сладить ему с упрямым слугой, и пришлось взяться за дело самому. Схватил он пустую корзину и полез с ней на дерево, чтобы повесить её, как полагается, на самую верхушку.

А карлик этого только и ждал: увидел он краем глаза, что хозяин добрался до верхушки дерева, и сразу прошло у него головокружение. Вскочил на ноги, бросился к верёвке и сдёрнул её с крюка.

— Что ты делаешь? — кричит тот сверху. — Повесь на место верёвку, дай мне слезть!

— Тебе и наверху хорошо! — отвечает ему карлик, взбираясь на седло.

— Стой, парень, стой, отдам тебе все мешки с драгоценными камнями, только забрось на крюк верёвку…

А карлик, устроившись поудобнее в седле, тронулся с места и, обернувшись к богатею, крикнул ему на прощанье:

— Оставайся, брат, на верхушке! — и, хлестнув коня, поскакал к городу.

Заметался богатей на дереве, как в западне, но видит — спасения нет: прыгать с дерева — разобьёшься, так что и костей своих не соберёшь… Выглянул змей из дупла, видит — человек на верхушке дерева, выполз и проглотил добычу целиком. Так богатей нашёл свою кончину в брюхе змея.

А карлик решил заехать к богатею домой, посмотреть что у него там делается. Но как найти его дом? Отпустил он поводья, конь и привёл седока прямёхонько к дому хозяина. Ворота были заперты на замок. Порылся карлик в сумах и в одной из них нашёл ключ.

Открыл ворота и вошёл в дом. Увидел он там столько несметных богатств, что у него в голове помутилось. Но вскоре он пришёл в себя, выпростал сумы, вскочил на коня и отправился за своим другом.

Сын рыбака был дома и сидел, грустно понурив голову, в тревоге раздумывая, не случилась ли с карликом беда, а как увидел друга, обрадовался, словно самому господу богу.

— Рассказывай скорей, где пропадал? — молит он карлика.

— Потерпи, друг, всё расскажу по порядку, — ответил ему карлик. — Сначала пойди возьми расчёт у нашего хозяина.

Пошёл сын рыбака к хозяину и потребовал расчёта.

— Очумел ты, что ли? Что это взбрело тебе ни с того, ни с сего уходить со двора? — удивился хозяин.

— Давай, хозяин, расчёт, больше я тебе не работник, — настаивает сын рыбака.

«Парень с ума спятил», — подумал хозяин.

— На, тебе, расчёт и иди с богом! — согласился он.

Собрал парень свои пожитки и пошёл вместе с карликом к дому богатея, а когда добрались они до места, карлик показал своему приятелю все найденные там драгоценности и сказал, что всё это принадлежит им двоим.

— Ты что, дружище, смеёшься надо мной, что ли? — говорит рыбацкий сын своему другу-карлику. — Не могу прийти в себя от изумления. Неужто всё это богатство — наше?

— Конечно!

— И хитёр же ты, брат! — воскликнул он, восхищённый рассказом карлика о том, как он заманил своего хозяина в западню.

Словно о попе-расстриге разнеслась по округе весть о сказочном богатстве, доставшемся сыну рыбака и его другу-карлику.

В тот год решил царь выдать замуж свою дочь. Разослал он по всей стране гонцов, и объявили они народу: коли найдётся удалец, который согласится провести с царевной ночь в её тереме, тот и станет её мужем. С царевной же дело было неладное: девяносто девять раз она выходила замуж, но все царёвы зятья погибали в первую же ночь: наутро в её горнице находили одни только их кости. Никто не мог разгадать — что было причиной их гибели.

Услышав об этом, карлик, как человек бывалый, тотчас пошёл во дворец и заявил царю, что у него-де есть крестовый брат, который решил попытать счастья и добиться руки царевны.

Царь с радостью согласился и велел карлику немедленно привести во дворец своего друга, подтвердив, что отдаст тому царевну в жёны, если жениху удастся остаться в живых.

Побежал карлик домой, позвал сына рыбака и вместе с ним вернулся во дворец.

Когда наступил вечер, сын рыбака вместе с царевной вошёл в её горницу. Карлик прокрался за ними и улёгся в углу на полу.

Ночью он встал, разбудил сына рыбака и велел ему незаметно лечь на другую кровать. Затем вытащил свой меч и стал ждать. Вскоре видит: изо рта царевны выполз большой змей. Размахнулся карлик своим мечом, и полетела с плеч голова змея. Вслед за тем разбудил он своего названого брата и говорит ему:

— Помнишь наш уговор? Всё, что добудем — делить пополам?

— Верно, таков был наш уговор, — отвечает парень.

Тогда карлик бросился с поднятым мечом к царевне:

— Разрублю и возьму себе половину! — воскликнул он.

Царевна была так напугана, что громко икнула, и из её рта выпало яйцо. Ещё два раза заносил карлик свой меч над головою царевны, от страха она раскрывала рот, и каждый раз из него выпадало по яйцу.

— Ну, друг, — сказал карлик, — забирай свою невесту, и будьте с ней здоровы. Ведь змей, будь он проклят, оставил в животе царевны три яйца, и из них должны были вылупиться три змеёныша!

Тут карлик признался сыну рыбака, что он — царь-рыба, над которой тот сжалился и выпустил в озеро. Обещав своему спасителю отплатить добром, он честно сдержал своё слово: добыл для него несметные богатства и царевну в жёны.

— Желаю тебе счастья и здоровья! — С этими словами карлик словно растаял в воздухе.

Наступило утро. Царь пришёл в горницу царевны. Безмерны были его удивление и радость, когда он увидел царевну и её жениха живыми и невредимыми.

Семь дней и семь ночей длился свадебный пир.

Я там поел, Потолстел И раздулся как клубок, Как беременный сверчок.

Соль в кушанье. Перевод Ф. Миренер.

Тогда это было, когда и в помине не было. Не случись оно в ту пору — не было б и разговору.

А случилось это в ту самую пору, когда на тополе груши росли, а на раките фиалки цвели, когда медведи хвостами виляли, а волки словно братьев ягнят обнимали, когда мухи на стенах писали, и блох ковали, а они до неба летали и на землю сказки присылали.

Ну, а тот, кто нам веры неймёт, сам без меры врёт.

Жил-был царь, у него было три дочери. Остался царь вдовцом и всю любовь свою отдал дочерям. Заботливо воспитывал их, наукам учил, от горя и болезней оберегал. Подросли дочки и всегда старались утешить отца, царь всё горевал со дня смерти их матери.

Решил однажды царь задать своей старшей дочери такой вопрос:

— Дочь моя, скажи, как ты меня любишь?

— Как люблю, отец? Люблю я тебя так же, как люблю мёд.

Царевна сказала так потому, что считала, будто ничего слаще мёда на свете нет. Только на такой ответ и хватило ума у старшей царевны.

— Дай тебе бог долгих лет счастливой жизни мне на радость, дочь моя! — ответил ей довольный царь.

Спросил царь среднюю дочь:

— А ты, дочь моя, как сильно меня любишь?

— Как сахар, отец.

Ничего лучшего средняя царевна не смогла придумать.

— Дай бог тебе всякого добра, живи мне на радость, дочь моя! — ответил царь, довольный ответом и средней дочери.

Надо сказать, что обе эти царевны были льстивыми и хотели показать отцу любовь, какую на самом деле вовсе не испытывали.

А царь обрадовался ответам старших своих дочерей, потому что и сам считал: лучшей любви более сладкой, чем мёд и сахар, и быть не может.

Взглянул царь на младшую дочь; царевна робко стояла в стороне, и спросил её:

— А ты? Как ты любишь меня, дочь моя?

— Я люблю тебя, отец, как соль в кушанье! — ответила царевна, с сияющим любовью лицом. Она опустила глаза, оробев от своей смелости и от того, что отец и на неё, самую младшую, тоже обратил внимание.

Услышав ответ младшей царевны, сёстры так и прыснули со смеху и отвернулись. А царь нахмурился.

— А ну-ка, подойди ко мне, негодница, — сердито сказал он, — подумай, что ты мне ответила? Разве ты не слышала, как любят меня твои старшие сёстры? Так вот как, значит, ты меня любишь? Для того ли я старался воспитывать вас, беречь и учить, хотел, чтобы равным вам по уму на всём свете не было. Поди прочь от меня с твоей солью!

Младшая царевна готова была сквозь землю провалиться, горестно ей стало, что невольно обидела отца, она его и взаправду очень любила.

— Прости меня, отец, не хотела я тебя обидеть. Моя любовь к тебе, если не сильнее любви моих сестёр, то и не хуже мёда и сахара.

— Вот как? — грозно прервал отец свою младшую дочь. — Ты ещё осмеливаешься сравнивать себя с сёстрами? Прочь из моего дома, бесстыжая, и чтоб я о тебе больше никогда не слышал!

И, не дав дочери и слова сказать, царь удалился, оставив царевну в слезах.

Сёстры принялись её утешать, но слова их шли не от сердца, и потому-то ещё больше опечалилась царевна.

Поняла младшая царевна, что и сёстры не жалеют её. Решила она уйти из дому куда глаза глядят.

Румынские сказки

Надела царевна самое старое платье и пошла бродить из деревни в деревню, пока не пришла ко двору соседнего царя.

Подошла царевна к воротам царского дворца и стала ждать.

Увидела её ключница, вышла и спросила, что ей надобно. Царевна ответила, что она, мол, бедная сирота и хочет поступить к кому-нибудь служанкой.

На счастье царевны, недавно ушла у ключницы помощница, и ей нужна была другая. Осмотрела царевну ключница с головы до ног зорким взглядом, девушка ей понравилась.

Спросила царевну ключница, какую она потребует плату. Та ответила, что не хочет назначать плату, пока не пройдёт время, чтобы смогли оценить её работу. Сколько полагается, столько пусть ей и заплатят.

Ключнице понравился такой ответ, и она взяла царевну себе в помощницы. Объяснила девушке всё, что она должна делать, передала ей связку ключей, ту, что обычно носила при себе.

Царевна была девушка старательная и смышлёная, тотчас же принялась она убирать комнаты и шкафы, ключи от которых доверила ей ключница.

Оказалось, что царевна умела хорошо стряпать, печь пироги, варить варенье, готовить всякие тонкие блюда и подавать их к царскому столу. Вскоре доверили ей и царские кладовые со всеми запасами.

Все были довольны царевной, потому что она исполняла порученное дело разумно и честно, да и не болтала попусту.

Молва о прилежности, уме и скромности помощницы ключницы дошла вскоре до самой царицы. Та пожелала увидеть девушку. И вот царевна предстала перед царицей. На её вопросы она отвечала умно, почтительно, но без подобострастия.

Царице девушка очень понравилась. Кроме того, она поняла, что помощница ключницы не простая крестьянка. И взяла её царица к себе в служанки.

Куда бы ни пошла царица, повсюду брала она с собой свою новую служанку. Если царица садилась за рукоделие, она и её сажала с собой рядом. Какие вышивки выходили у девушки — просто загляденье!

Но больше всего нравились царице умные речи девушки. И полюбила её царица, как родную дочь. Царя удивляла благосклонность царицы к своей служанке.

Был у царя с царицей единственный сын, они гордились им и любили его беспредельно.

Вот отправился царь на войну и взял с собой царевича, чтобы приучить его к военному делу.

Случилось так, что царевича опасно ранили и пришлось отправить его домой.

Уж как горевала царица, уж как плакала она над бедным своим сыном. Ночь за ночью проводила она у его постели, а когда силы оставляли её, поручала ухаживать за сыном своей верной служанке. Днём и ночью то одна, то другая дежурили у постели раненого царевича.

Ласковые слова, нежность, красота и скромность служанки пробудили в сердце больного царевича чувство, какого он ещё никогда не испытывал.

Шло время, царевич мало-помалу стал выздоравливать. Однажды, беседуя с матерью, царевич сказал ей:

— Матушка, я хочу жениться.

— Хорошо, сынок, хорошо. Поищу достойную тебя царевну.

— Я уже нашёл невесту, матушка…

— Кто же она? Знаю ли я её?

— Не сердись, матушка. Люблю я твою новую служанку, люблю, как самого себя. Сколько ни перевидал я царевен и королевен, ни одна мне так не полюбилась….

Воспротивилась было царица, стала отговаривать сына от женитьбы, но царевич продолжал стоять на своём.

«Ну, что ж, — подумала царица, — избранница царевича девушка хорошая, кроткая, честная и прилежная…» Теперь оставалось только убедить самого царя, чтобы и он дал своё согласие.

Упросили они царя, и дал он своему сыну благословение на брак с любимой девушкой. После помолвки назначили день свадьбы. Стали созывать народ на пир. Невеста попросила, чтобы позвали и её отца, но скрыла, что она — царская дочь.

В день свадьбы прибыли все гости. Веселились с утра до поздней ночи. Столы царские так и ломились от разных яств, напитков, пирогов, да таких вкусных, что у гостей слюнки текли.

Невеста сама научила поваров и стряпух что и как подавать к столу. Лишь для одного гостя приготовила она угощение своими собственными руками и наказала своему верному слуге, чтобы это угощение он поставил перед царём, приглашённым по её просьбе, а другим гостям этих блюд ни в коем случае не подавал.

Слуга сделал всё так, как ему приказала царевна.

Гости сели за стол, едят, пьют и веселятся, а царю, отцу невесты, кусок в горло не лезет. Он то и дело поглядывал на невесту.

Уж очень походила она на его младшую дочь, ту, что он выгнал некогда из дома, но как могла она стать невестой царевича?

Беспокойно было царю от этих мыслей, но спросить кого-нибудь, кто эта девушка, он не решался.

Глядя на веселье гостей, захотелось и царю поесть и повеселиться вволю. Но когда слуга подал ему кушанье, царь, едва попробовав, тотчас перестал есть. Слуга то и дело убирал со стола нетронутые блюда, приготовленные для царя самой царевной.

Дивился царь на то, с какой охотой едят другие гости: ведь всё, что подавал ему слуга, очень уж было невкусным!

Царь решил спросить соседа своего — нравятся ли ему кушанья. Тот ответил, что таких вкусных блюд ему давно не доводилось есть. Попробовал царь из тарелки соседа: кушанье в самом деле превкусное.

От голода у царя засосало под ложечкой. Но разве можно есть то, что подавали ему? Не вытерпел он, поднялся и громогласно спросил:

— Послушай, царь, ты, видно, позвал меня на свадьбу сына, чтобы насмехаться надо мной?

— Помилуй, твоё величество, как можешь ты обо мне думать такое? Все люди добрые видят, что я тебя принял с таким же почётом, как и других именитых гостей…

Прости меня, царь, но это не так. Всем гостям подают кушанья очень вкусные, а те, что подают мне, в рот взять нельзя!

Разгневался отец жениха и приказал позвать сюда поваров, чтобы найти виновника и предать его смерти.

А весь секрет состоял в том, что царевна приготовила все кушанья для своего отца без соли, а лишь с мёдом и с сахаром. Солонка перед царём и та была наполнена толчёным сахаром. Напрасно бедный царь брал из солонки то, что он принимал за соль, и сыпал в своё кушанье: вместо того чтобы стать вкусным, Оно делалось ещё слаще, а стало быть, и ещё противнее.

Но тут поднялась невеста и обратилась к царю-свёкру:

— Не вини поваров, это я приготовила нарочно такие кушанья для царя. А царь этот — мой отец. Пас у моего батюшки было три дочки. Стал нас отец по очереди спрашивать, как мы его любим. Старшая сестра ответила, что любит его, как мёд, средняя, что любит его, как сахар. А я сказала, что люблю его, как соль в кушанье. Думала я, что нет более крепкой любви, чем такая. Но отец рассердился и выгнал меня из дому. Только не пропала я — сами видите, чего добилась честным трудом. Вот сегодня я и хотела доказать отцу, что без мёда и сахара человек может прожить, а без соли нет. Я сама приготовила для него кушанья без соли. А теперь рассудите своим Царским умом, кто из нас был прав: я или мой батюшка…

Царь-свёкор, да и все гости в один голос заявили, что жестоко было изгнать дочь из отчего дома, да ещё за такой умный ответ.

Тут и отец невесты признал, что не сумел оценить свою младшую дочь, и попросил у неё прощения.

Царевна поцеловала руку отца и тоже попросила прощения, если она сегодня рассердила его.

Отец и дочь поцеловались, и пошло такое веселье, такой пир, что молва о нём разошлась по всему свету.

Веселился или нет отец невесты — не знаю. Но царь-свёкор очень радовался и даже гордился, что ему досталась такая сноха: и рода знатного, и умница, и прилежная.

Я тоже был на этой свадьбе, был вот с тем плешивым, который прячется среди вас. Много обглоданных костей гости кидали, и всё прямо в лысину моему другу попадали.

А я в седло удобно сел, Поведал сказку, как сумел. И сел я на короткую ложку, Чтобы вы все здравствовали понемножку. И сижу теперь на веретене — Много долгих лет пожелайте мне!

Пэкалэ в родной деревне. Перевод М. Фридмана.

Надоело Пэкалэ[2] скитаться без дела по свету, дурачить людей и потешаться над их глупостью. И решил он остепениться: выстроить себе дом, как все порядочные люди, обзавестись землицей — словом, зажить спокойно и в достатке.

Румын уверен, что лучше родной деревни нет ничего на свете. Вернулся Пэкалэ домой и начал жить, как живут все бедняки: накопил с грехом пополам немного деньжонок, купил телушку и отправил её на деревенский выгон. Ведь так богатство-то и начинается: пасётся телушка, становится тёлкой, тёлка — яловкой, яловка — коровой, корова телится, потом продаёшь корову с телёнком и на вырученные деньги покупаешь семь телушек и опять отправлять их на деревенский выгон.

На то и выгон, чтобы на нём паслись крестьянские телушки.

Паслась, значит, телушка Пэкалэ, паслась, и чем больше паслась, тем быстрее росла. Во всей деревне не было такой телушки, а когда стала она тёлкой, то никакая яловка не могла с ней равняться.

— Что за притча такая?! — удивлялись соседи. — Тёлка у Пэкалэ лучше всех на селе. Чем это он её кормит? И какой она породы, что растёт такая ладная?

А телушка вовсе не была особенной, да и корм у неё был не ахти какой; просто Пэкалэ занимался своими делами, и некогда ему было сторожить телушку, чтобы, часом, не забиралась в чужие хлеба.

Выросла тёлка Пэкалэ и стала хозяйничать по всем окрестным полям. Скиталась, бедняжка, как, бывало, в прежние времена скитался её хозяин, и где никто не думал её встретить, там она чаще всего и бывала: то в пшенице, то в кукурузе, то бог весть где ещё.

А Пэкалэ жаловался людям, что тёлка-де совсем отбилась от рук, а он занят и не может с ней возиться.

Слов нет, люди бы тоже могли пожаловаться, да некому было: Пэкалэ всегда начинал первым и так сетовал на свою участь, что жалко было слушать.

Пришла яловке пора стать коровой, и призадумались тут жители села, как дальше обернутся дела. Им уже мерещились все семь будущих телушек Пэкалэ: немного воды утечёт — станут они тёлками, яловками, а там и коровами; Пэкалэ продаст их и возвратится из города с целым стадом молодых телушек, и станут они тёлками, яловками, а затем и коровами…

— Братцы, — возопили селяне, — так ведь он со своей тёлкой пустит нас по миру; всё она у нас съест и поля наши вытопчет!

Да что поделаешь с Пэкалэ? Он-то чём виноват? Не мог же он забросить дела и всё лето держать телушку за хвост.

Думали-думали селяне, как тут быть, ещё подумали и порешили: нарастила телушка мясо и сделалась тёлкой, ещё нарастила — сделалась яловкой, и всё на чужих хлебах; значит, по справедливости это мясо — их собственность, а вот шкура — так та уж непременно принадлежит Пэкалэ, потому что была на телушке, когда та в первый раз появилась в деревне.

Разобравшись, они прирезали тёлку, съели мясо, а шкуру бросили во двор Пэкалэ.

Слов нет, быстрая была расправа, да только в деревне, где жил Пэкалэ, и не то бывало. А он молчит — ничего тут не поделаешь.

Конечно, захоти Пэкалэ, нетрудно бы ему найти на односельчан управу. Да не захотел он с ними ссориться, всей душой тянулся к жителям родной деревни. Их нельзя было дурачить, как например, одурачил бы он односельчан Тындалэ.[3].

Повесил он, значит, шкуру сушить, а когда высохла, привязал её к палке и отправился в город продавать.

Так и стал Пэкалэ опять бездомным. Идёт он, идёт, не останавливаясь, с утра до полудня, и с полудня до вечера. К ночи завернул он в одну деревню и стал себе искать пристанища на ночь, какой-нибудь дом, и чтоб жила в нём вдова или женщина, чей муж в отъезде.

Не то чтоб что-нибудь такое… боже упаси! Просто знал Пэкалэ, что верная жена без мужа сирота. Всё-то она скучает и рада любому гостю, лишь бы не ночевать одной в доме.

И удалось-таки Пэкалэ найти на краю деревни одну женщину, муж которой отправился в лес по дрова. Она-то, конечно, изворачивалась и так и эдак: мужа, мол, дома нет, да что люди скажут, но Пэкалэ готов был заночевать в любом уголке, — под навесом, в сенях, где угодно, лишь бы дом не остался на ночь без мужчины.

Делать нечего, пришлось бедной женщине пустить его ночевать. Только посоветовала она Пэкалэ сразу же лечь и заснуть, — ведь, наверное, устал он с дороги, бедняга!

«Это что же такое?» — подумал Пэкалэ.

Он хорошо знал, что женщины любят поговорить, что любопытны они до всего, что делается на белом свете. А эта, мало того, что не рассказывала ничего сама, даже не спросила, что у него за дела и какие на свете новости. Тут что-то не так… И Пэкалэ, вместо того чтобы заснуть, стал подсматривать то правым, то левым глазом, так хотелось ему узнать, что творится в доме и на дворе. Только стемнело, принялась женщина варить, жарить, печь, готовить разные кушанья: были тут и пироги, и жареный поросёнок, и баранина с тушёной капустой. Была тут и водочка, и вина разные, — одним словом, пир на весь мир.

Пэкалэ человек бывалый. Сразу смекнул он, что не для муженька готовила хозяюшка все эти яства, не для него разоделась, как на свадьбу.

И в самом деле, вовсе не для мужа готовила женщина угощение, а для деревенского старосты. А ждала она его, как ждут сватов девки на выданье: то во двор выбегала, то на улицу, всё посматривала, идёт или не идёт староста.

Не то чтоб что-нибудь такое… боже упаси! Староста как-никак самый первый человек на селе, и нельзя его принимать с пустыми руками, словно какого-нибудь прощелыгу. К тому же днём он занят всякими делами и не может прийти, вот он и оказывает ей честь попозднее, вечерком. А дурного тут ничего нет, боже упаси!

Всё у хозяйки было готово: поросёнок до того хорошо поджарился, что шкурка хрустела, баранина тоже, тушёная капуста была готова, от пирогов шёл пар, водка уже красовалась на столе, вино студилось в холодной воде — одного господина старосты недоставало. Как вдруг нежданно-негаданно возвращается муженёк.

Оказывается, в дороге сломалась ось, и пришлось ему, бедняге, воротиться домой её сменить. Завтра уж опять отправится по дрова.

В том-то и сила, чтоб жена мужа любила; верная жена узнает мужа по походке, по кашлю и чоху, даже по свисту бича. Хозяюшка, у которой заночевал Пэкалэ, как раз и была такой доброй и верной женой. Она узнала мужа по скрипу телеги, а скрип этот слышен был зау версту, так что ловкая женщина успела управиться со всеми делами.

Поначалу схватила она подрумянившегося поросёнка и мигом спрятала его за печь, потом положила на печь пирог, а баранину с тушёной капустой засунула в печку; затем она поспешила убрать водку под подушку в изголовье, а вино под кровать. И когда телега въехала во двор, в доме всё было на своём месте.

Не то чтоб что-нибудь такое… боже упаси! Но всё-таки лучше, чтоб муженёк не узнал.

Приехал муж домой и давай жаловаться, как все, с кем приключилась беда, а жена, как все верные жёны, стала утешать его добрыми словами. Пэкалэ, который тоже был из людей порядочных, вышел из своего угла, предстал перед хозяином, извинился за беспокойство и попросил у него приюта.

— Жена, — сказал крестьянин, обогревшись немного в избе, — голоден я. Мне бы чего-нибудь поесть!

Известное дело. В дороге человек всегда проголодается. Конечно, в котомке у него кое-что имелось, да только дома человек неохотно ест то, что брал с собой в дорогу.

— Горе ты моё, — заохала жена, — да откуда ж я тебе возьму еду? Ведь ждала я тебя только к завтрашнему дню. Разве хорошую мамалыжку тебе сделаю, с чесночной подливкой, её и покушаешь…

— Что ж, мамалыга так мамалыга, — согласился муженёк.

Человек, когда голоден, рад и самой что ни на есть плохой мамалыге.

Пэкалэ человек бывалый. Знал он, что и его попросят к столу закусить и перекинуться словечком с хозяином, знал и радовался этому. Сам-то ведь тоже был с дороги и тоже голоден, как всякий уставший путник.

И стали они беседовать с хозяином, а в это время жена готовила мамалыгу. Пэкалэ не дурак, брюху своему не враг: сидит он и голову ломает, как бы заставить хозяйку накормить их не мамалыгой, а жареным поросёнком, таким подрумяненным, что шкурка хрустит, или бараниной с тушёной капустой, или вкусными пирогами; как бы повернуть дело так, чтобы хоть глоток водки выпить или хоть разок приложиться к старому вину.

Ну да уж Пэкалэ не оплошает, у него ведь тоже ум за разумом не ходит! Коли учуял запах, так до стола уж как-нибудь доберётся! Пэкалэ не разлучался с палкой, как всякий порядочный путник, а единственный свой товар, и богатство — телячью шкуру — держал у ног.

Вдруг он нахмурился и как бы невзначай ткнул палкой телячью шкуру.

Хозяин удивился было, чего это он хочет от шкуры, да промолчал. Ведь палка его? Его. Шкура его? Его. Пусть и делает с ней что хочет!

Немного погодя Пэкалэ опять ударил шкуру, да ещё и прикрикнул на неё: «Попридержи язык, кикимора!».

Хозяин опять смолчал. Пэкалэ хлопнул шкуру в третий раз и прикрикнул на неё ещё сердитей.

— Да чего тебе надо от этой шкуры? — спросил хозяин.

Пэкалэ поначалу пожал плечами, сделал вид, что смутился, и, извиняясь, ответил, что не может-де рассказать.

— Видишь ли, — наконец процедил он сквозь зубы, — шкура-то она шкура, да только не совсем простая. Она ведь — пророчица, знает никому не ведомое и рассказывает то, чего и рассказать нельзя.

— Что же она хочет сказать? — удивился хозяин.

— А вот что, — ответил Пэкалэ и приложил ухо к шкуре, — чудеса в решете! Говорит, чтобы ты искал у изголовья, там должна быть водка.

Пошарил хозяин в изголовье и нашёл водку.

— Вот так чудо! Кто же её спрятал сюда?

— Тайный промысел, — ответил Пэкалэ. — Этого знать нельзя.

— А что ещё говорит пророчица?

— Ищи за печью и найдёшь жареного поросёнка, — ответил Пэкалэ, делая вид, что прислушивается.

— Слыханное ли дело?! А что ещё говорит твоя пророчица?

— Ищи под кроватью и найдёшь вино.

И так оно продолжалось, пока не нашли и баранину и пироги. Любо было глядеть на уставленный яствами стол, но ещё приятней было за них приняться.

Удивлялся муженёк, ещё пуще удивлялась жена, удивилась бы и вся деревня, будь она тут. Один Пэкалэ не удивлялся. Он-то хорошо знал цену своему товару!

— Что ж, — говорит он, — это вам не что-нибудь, это пророчица! Она и крота из-под земли достанет.

Так оно было или нет — трудно сказать. Пока суд да дело, Пэкалэ наелся, как турецкий паша, до того, что пояс на нём трещал.

— Хорошая штука эта пророчица, — заметил хозяин, отвалившись от стола. — Может, продашь её, а?

— Боже избави, — ответил Пэкалэ. — Как продать такую вещь?! Разве это можно?

— А если заплатить хорошие деньги?

— Где уж там! Пророчице моей цены нет.

Но хозяину очень уж хотелось лакомиться вкусными кушаньями и всегда знать, что делается у него в доме. Потому-то и стал он с Пэкалэ торговаться. Поначалу предложил хозяин кошель с золотыми, потом два, потом три, и так дошло дело до семи кошелей. А это были хорошие деньги для человека и побогаче Пэкалэ.

— Ну, ладно, вижу, ты любой ценой хочешь получить пророчицу. Не ради денег, а за хлеб-соль да за привет — бери. И в добрый час!

Так сказал Пэкалэ и отдал хозяину телячью шкуру, а сам получил семь кошелей с золотом.

Не было в целом свете никого счастливее муженька верной жены. Теперь он будет знать всё, что делается у него в доме, да ещё кормиться всласть.

А Пэкалэ, продав шкуру и припрятав денежки, заснул богатырским сном. Путь до родного села предстоял ему долгий и трудный.

На следующий день распростился Пэкалэ с хозяевами и отправился домой. Шагает он по дороге и думает, что таким богатым он никогда ещё не был. И крепко-накрепко положил Пэкалэ не метаться больше из стороны в сторону, а идти прямой дорогой, не обманывать больше никого и не наживаться за счёт других. Нет, нет и ещё раз нет! Теперь он станет порядочным человеком, с чистой совестью. Теперь он угомонится, станет в ряд с лучшими хозяевами на деревне.

Всё бы так, кабы не та верная жена!

Она, бедная, места себе не находила. Как вспомнит, что пророчица осталась в доме, так словно крыша на голову валится. Не то чтоб что-нибудь такое… боже упаси! Но ведь женщины не из храброго десятка, душа у них неспокойна, коли в доме заводятся вещи, вроде этой телячьей шкуры.

Всеми правдами и неправдами отправила она муженька в лес по дрова, а сама, как всякая работящая женщина, засунула веретено за пояс и отправилась вслед за Пэкалэ. Где шагом, где рысью догнала его и стала спрашивать, что нужно сделать, чтоб пророчица потеряла дар предсказания и стала шкурой, как все шкуры.

Что же тут будешь делать? Не грешно — что дано, что силою взято, то — не свято. Пэкалэ получил от женщины ещё семь кошелей с золотом и посоветовал ей ошпарить шкуру кипящей ключевой водой, процеженной через густое сито. И пошёл Пэкалэ своей дорогой, словно ничего не случилось. Приходит он домой.

«Теперь, — думает, — стану порядочным человеком, может быть, даже старостой в родном селе».

И вправду стал Пэкалэ добрым хозяином.

Выстроил себе дом, да такой, что любо-дорого смотреть, с закрытой завалинкой на столбах да с большим крыльцом. Купил себе землю, воз, две пары быков, верховую лошадь, стельную корову, породистых овец одним словом всё, что полагалось иметь в порядочном доме.

По всей деревне не сыщешь такого хозяина. Всё бы так, да уж больно глупы односельчане. Увидели, как строится Пэкалэ, всё покупает да покупает, из кошеля вынимает, а обратно не кладёт, и стали тут промеж себя шептаться. И додумались они, что у Пэкалэ, должно быть, пропасть денег: не то нашёл он их, не то получил, не то отобрал у кого-нибудь.

И захотелось им узнать, откуда взялись у Пэкалэ деньги.

— Слушай, Пэкалэ, — спросил один из них, — откуда у тебя такая пропасть денег? Тратишь да тратишь, конца им не видно.

А Пэкалэ сидит себе на крыльце, трубкой попыхивает и глаз не отводит от телеги с двойной упряжью, которая как раз в это время въезжала на широкий, богатый двор.

— Откуда у меня столько денег? — говорит. — Грехи мои тяжкие, да за что же мне получить их, как не за проданное добро?

— Какое такое добро, Пэкалэ? Никакого добра у тебя не было.

— Не было, не было!.. А телячья-то шкура чья была, братец?! Разве не моя? Вот она-то и есть моё добро; продал, получил денежки и завёл себе новое хозяйство.

— Столько денег за какую-то телячью шкуру?

— Ну и глуп же ты, как я вижу, — ответил Пэкалэ, который зарёкся не обманывать больше людей. — Невдомёк тебе, что тёлка та была не простая, а породистая. Попридержи я её ещё — отелилась бы, а тёлка стала бы коровой, и вот тебе уж две коровы. А две коровы отелились бы, вот тебе уж четыре, а из четырёх — восемь, из восьми — шестнадцать, и так со временем было бы у меня целое стало. Вот как надо вести расчёт, когда идёшь на рынок продавать товар.

Не отдавать же за здорово живёшь такое богатство.

Покачал головой собеседник, покачали головой и призадумались все жители села. У многих были породистые тёлки. Почему же только Пэкалэ сумел продать шкуру за такую цену? Что они, глупее его? Зачем отдавать такое богатство за малые деньги?

Недолго думая прирезали они своих породистых тёлок, наелись до отвала мяса, а шкуры, по примеру Пэкалэ, повезли в город продавать.

Только не всегда бывают чудеса на свете, не всё люди умеют показать товар лицом, как Пэкалэ.

Что они ни говорили, как ни доказывали, что шкуры не от простых тёлок, а от породистых, никто не давал сколько они запрашивали, и пришлось им вернуться домой ни с чем.

Горе им — да только горе и Пэкалэ. Увидев, какой они понесли убыток, какого сраму натерпелись, собрались опять люди, стали думу думать, как тут жить да быть. Судили-рядили, что бы такое выдумать и как поступить, лишь бы отделаться от Пэкалэ. Никакого сомнения пет: коли останется он жив — погубит всю деревню.

— А ну как взбредёт ему в голову поджечь свой дом, чтобы и мы тоже подожгли свои? — высказался один, поосмотрительней других.

— А то сломает себе ногу, чтобы мы тоже сломали, — отозвался другой.

— Он и в колодец может прыгнуть, чтоб мы за ним попрыгали, — закричали все.

Сомневаться не приходилось. Нужно было отделаться от Пэкалэ, пока не погибли все селяне до единого.

Только как отделаться, вот в чём загвоздка. Можно зарезать его быков, корову и верховую лошадь, поджечь дом и выгнать Пэкалэ из деревни. Но кто поручится, что он не вернётся опять?

Нет, нужно его убить: только так и можно от него избавиться навсегда.

И порешили они убить Пэкалэ. Однако не хотелось им проливать кровь, и никто не решался поднять на него руку. Тогда снова стали советоваться промеж себя односельчане, думу думать, как жить да быть, и порешили утопить Пэкалэ в Дунае, в самом глубоком месте, чтобы и правнукам его не повадно было по белу свету шататься.

А что, если Пэкалэ и со дна Дуная вернётся?

Вот она где загвоздка. Что, если вернётся? Что тогда делать?

Никакого сомнения нет: нужно так всё устроить, чтобы Пэкалэ ни за что не спасся.

И опять стали думу думать, как жить да быть, опять советовались промеж себя и порешили упрятать Пэкалэ в мешок, хорошенько завязать его и накрепко прикрутить мешок к мельничному жёрнову. Жёрнов круглый — вот он и покатится до самого дна Дуная и потащит за собой Пэкалэ.

Порешив на том, собрались все жители деревни, и стар и млад, взяли с собой мешок, верёвку потоньше, чтобы мешок завязать, верёвку потолще, чтобы к жёрнову привязать, прихватили и жёрнов, да такой, какого не найти за три дня пути, и всем народом, от мала до велика, отправились к дому Пэкалэ, чтобы схватить его, связать, отнести к Дунаю да так забросить, чтобы покатился он на самое дно.

А Пэкалэ сидит себе на крыльце, трубкой попыхивает и любуется телегой с двойной упряжью, которая только что въехала на широкий и богатый двор. Сидит Пэкалэ, трубкой попыхивает, как вдруг, откуда ни возьмись, глядь, вся деревня от мала до велика заполнила двор, да ещё не все уместились. Что ему было делать, бедняге? Ничего ему не оставалось, как дать себя связать. Эх, почему он не остался там, где раньше скитался? Потянула его нелёгкая в родную деревню, захотел он вести порядочную жизнь, не обманывать больше людей. Да что поделаешь, двум смертям не бывать, одной не миновать.

«Видно, так уж суждено мне, — сказал про себя Пэкалэ, — умереть порядочным человеком в родной деревне».

Порядочнее, чем он был, Пэкалэ стать не мог; это он сам хорошо чувствовал.

Обидно всё же было ему умирать как раз теперь, когда у него был и собственный дом, и сытный стол, и телега с четырьмя быками, и широкий двор. Хотелось бы ему спастись, но только по-честному, — ведь решил же он не обманывать больше людей. Да где уж тут спастись! Односельчане были люди злые и хитрые.

Делать нечего! Смирился Пэкалэ, а люди засунули его, как кота, в мешок, подняли и понесли на лютую казнь. Пэкалэ во главе шествия, за ним жёрнов, потом деревенские богатеи, потом вся деревня, от мала до велика — так они вышли из ворот широкого двора, прошли по деревне и прямо через пески отправились к могучему, глубокому Дунаю.

— Погодите, братцы! — крикнул самый рассудительный из селян.

Все от мала до велика остановились, как вкопанные.

— Забыли мы одну вещь, — сказал рассудительный.

— А что мы забыли? — спросили остальные.

— Жердь, — надо глубину измерить.

— Верно, — хором ответили селяне, — мы забыли жердь. Надо глубину измерить.

Пэкалэ был у них в руках; как же они могли бросить его, не зная, куда бросают?

Вернулись они, значит, в деревню, выбрали из длинных жердей ту, что всех длинней, и только тогда вновь отправились к Дунаю: впереди несли жердь, за жердью Пэкалэ в мешке, за ним жёрнов, потом шагали деревенские богатеи, а потом уже вся деревня, от мала до велика.

— Погодите, братцы! — снова крикнул самый рассудительный.

Опять остановились.

— Надо привязать его к жёрнову, чтоб не сбежал, пока мы будем жердью измерять глубину!

— Привязать, привязать, чтоб не сбежал! — закричали все.

Привязали Пэкалэ к жёрнову, потом стали всем народом измерять глубину Дуная и искать самое глубокое место, чтоб бросить туда Пэкалэ.

Самый рассудительный веялся за жердь, ударил ею по волнам, опустил её как можно глубже, а до дна так и не достал.

— В этом месте, — сказал он, — нет у Дуная дна. Надо искать в другом.

— Верно, — крикнули все, — нужно найти такое место, где есть у Дуная дно!

Иначе и быть не могло: порешили ведь, что жёрнов покатится на самое дно Дуная. Где же ему остановиться, если у Дуная нет дна? Нет, надо было точно знать, где остановится жёрнов с мешком, в котором лежал Пэкалэ.

Снова двинулись всем народом искать дно Дуная. Нельзя же было бросать Пэкалэ в неподходящее место, упустить его из рук, как раз теперь, когда он и пойман и связан. Односельчане должны были точно знать, где остановится жёрнов с мешком, в котором находился Пэкалэ.

А Пэкалэ лежал в мешке, горемыка, привязанный к самому большому жёрнову, какой только смогли найти за три дня пути.

— Погодите! — крикнул самый рассудительный.

Опять остановились.

В чём теперь загвоздка?

Да в том, что нужно всё как следует обсудить и взвесить, прежде чем бросить Пэкалэ в Дунай.

— Куда его бросить? Выше по течению, откуда идёт вода, или ниже, куда утекает?

Одни считали, что выше по течению воды больше, потому что она оттуда течёт, и если бы не было её там много, она бы не текла.

Другие держались мнения, что ниже по течению — больше, так как там собирается вода с верховий, и если бросить Пэкалэ выше по течению, то как бы не оказался он на суше, — ведь вода всё идёт и идёт, всё стекает да стекает. Тогда Пэкалэ выйдет из мешка, и опять горе их бедным головушкам.

Столпились они все и стали советоваться, — боятся наделать глупостей. Стали думу думать, как жить да быть, и порешили выбрать место ниже по течению, чтоб вся вода собралась Пэкалэ на голову.

И опять начали нащупывать жердью дно Дуная. А тем временем вдоль берега шёл скупщик, гнал в город стадо в тысячу быков. Шёл он вдоль берега и вдруг — глядь, натыкается на мешок с Пэкалэ. Удивился скупщик, каждый удивился бы, увидев эдакое перед собой.

— Слушай, братец, — спросил он, — как это ты влез в мешок и что тебе там надобно?

— Да я не сам влез, — ответил Пэкалэ, — другие меня сюда упрятали.

— А почему, по какой причине упрятали?

— Решили в Дунай бросить.

— За что бросить?

— Да, видишь ли, грехи мои тяжкие, — ответил Пэкалэ, — хотят сделать меня старостой, а я не соглашаюсь.

— Чего же ты не соглашаешься, братец?

— Да так, — сказал Пэкалэ. — В этой деревне невозможно быть старостой.

— Почему ж так?

— Да потому, что женщин здесь много; мужья уезжают на целые недели, вот староста и остаётся один с бабами.

— А тебе что, не нравится с бабами оставаться?

— Да их много, и все молодые да ловкие, как муравьи, сладу с ними нет.

Скупщик ушам своим не верил, слушая такие слова. Сам он всей душой был бы рад оказаться старостой в такой деревне.

— Ну и дурак же ты, братец, — сказал он. — Умный человек обеими руками схватился бы за эдакую должность.

— Умный-то он, конечно, не дурак, и лучше всякого дурака справится с делом, — ответил Пэкалэ. Что ж, если считаешь, что справишься, лезь в мешок и, когда увидишь, что хотят тебя бросить в Дунай, кричи, что, мол, согласен быть старостой.

— И они выберут меня старостой?

— Да уж как пить дать, выберут.

Только этого и нужно было храброму скупщику, он ведь баб той деревни не боялся.

Развязал он мешок, чтоб Пэкалэ мог выйти, а сам туда влез. Вздохнул Пэкалэ, завязал хорошенько мешок — и поминай как звали. Только и остановился, чтобы прихватить с собой стадо, а потом погнал быков на свой широкий двор, — еле уместились!

А скупщик лежал в мешке да посмеивался, думая о том, как обманет дураков деревенских. Им же, беднягам, и в голову не приходило, что теперь в мешке был человек умный, не то что они, дураки.

Ещё пуще развеселился скупщик, когда почувствовал, как поднимают его и несут, чтоб бросить в Дунай, в то место, какое им показалось самым глубоким. И только когда стали раскачивать мешок, чтобы подальше его забросить, скупщик крикнул что было мочи:

— Постойте, братцы!

Все остановились как вкопанные. Голос-то показался всем чужим.

— Выпускайте меня, я согласен быть у вас старостой, — заорал скупщик.

— Слыханная ли дерзость, — крикнул самый рассудительный из односельчан Пэкалэ, он же деревенский староста, — теперь он заговорил чужим голосом, чтоб мы его не узнали, да ещё желает быть старостой. Пожалуй, скоро скажет, что он не Пэкалэ.

— Так я и в самом деле не Пэкалэ, — отозвался скупщик.

Услыхав такие слова, рассердились люди, ужас как рассердились. Ведь они его своими глазами видели, когда всовывали в мешок, своими руками этот мешок завязывали. Вконец разозлившись, они все набросились на жёрнов, подняли и — раз-два-три! бултых! — бросили в Дунай, да так, чтобы и правнукам Пэкалэ не повадно было по белу свету шататься.

С каким же они облегчением вздохнули, увидев, как идёт Пэкалэ прямо ко дну и больше не всплывает, а вода всё течёт да течёт с верховьев и собирается над ним!

А тем временем Пэкалэ сидел себе на крыльце, глаз не отводил от телеги с двойной упряжью, которая как раз в это время въезжала на широкий двор, где один к одному стояли красавцы быки.

— Погодите, братцы! — воскликнул самый рассудительный. — Стойте!

— Тпру, остановитесь! — завопили все жители деревни, увидев то, чего и понять не могли. Все разом застыли на месте.

— Эй, как это ты здесь очутился? — спросил староста.

— Ив самом деле, — сказали все, — как это ты здесь очутился?

— Велика важность, — ответил Пэкалэ. — Так же как и вы: пришёл оттуда сюда.

— Так ты же мёртвый, братец! Мы же бросили тебя в Дунай!

— Ничуть не мёртвый, — ответил Пэкалэ. — Вода в Дунае холодная, от неё становишься ловчей прежнего.

— Вот чудеса! — ахнули все. — Никак с ним не управиться. Бросили его в Дунай, привязанного к жёрнову, а он возвратился домой быстрее нас.

— Откуда у тебя такое большое и красивое стадо? — снова спросили они Пэкалэ.

— Откуда же ему быть, — отвечает, — если не оттуда, куда вы меня бросили?

— Кто же тебе его дал?

— Кто мне дал? Сам взял, — всякий взял бы на моём месте. Прихватил сколько мог, а остальное другим оставил.

Односельчане Пэкалэ только того и ждали. Как стояли они во дворе, так гурьбой и отправились обратно к Дунаю. Даже промеж себя не посоветовались, как лягушки, бросились в воду, бултых, бултых! Кто как мог быстрее, чтоб захватить себе побольше быков, а жёны остались на берегу, поджидая обратно мужей со стадами.

Был тут, конечно, и поп, и так как попы жаднее других, то прыгнул он дальше всех и очутился в самом глубоком месте, только камилавка виднелась над водой.

Попадья, которая вместе со всеми стояла на берегу, тоже была жадная. Увидела она камилавку и решила, что у попа не хватает смелости нырнуть в воду и что, пока он дойдёт до дна, другие захватят себе весь скот.

— Глубже, отец, — кричала она, — полезай глубже! Самые рогатые на дне…

Опустился батюшка глубже, да только домой не воротился, не воротились и другие.

Вот и оказался Пэкалэ самым работящим, самым порядочным, самым достойным жителем деревни, потому что только он да женщины и остались на селе.

Кто сказку дальше знает, тот пусть и продолжает.

Бабкин козёл. Перевод А. Садецкого.

Давным-давно это было, а может ещё и раньше. Жили тогда дед да баба, и были они бедные-пребедные. Всё богатство — телушка одна, да и та невелика.

Когда не осталось у них ни гроша, дед сказал:

— Пойди, бабка, с тёлкой на ярмарку, продай её.

— Ладно, муженёк, схожу, — ответила старуха. Накинула она на рога телушке верёвку и поплелась потихоньку.

Подошли к ней на ярмарке три брата. Пробавлялись они воровством, и как завидели старуху, решили её обмануть.

Сказано — сделано.

Разошлись они все трое в разные стороны. Немного погодя подошёл к старухе один из братьев.

— Добрый день, бабка.

— Добрый день, сынок.

— Продаёшь, что-ли козла?

— Продаю, сынок, да только не козёл это, а тёлка.

— Неужто тёлка?

— Знамо тёлка!

— Ну уж нет!

— Ей-богу, тёлка! Да ты что, сам не видишь?

— Козёл это, бабка! Коли мне не веришь, спроси кого хочешь.

Перекрестилась, старуха, сплюнула: что за наваждение!.. Пошла она дальше.

Вскоре идёт ей навстречу второй брат.

— Продаёшь козла, бабка?

— Продаю, сынок. Только не козёл это, а тёлка.

— Какая же это тёлка?!.. Что ж ты, не знаешь, какую скотину продаёшь?

Перекрестилась старая и побрела дальше. Встречает её третий брат, и то же самое твердит: козёл да козёл!

Видит бедная бабка, что все в один голос тёлку её козлом величают и вконец растерялась. Поддалась она на обман и говорит:

— Ну, коли и ты говоришь, что козёл это — видно, так тому и быть.

— Беспременно козёл, бабка… А сколько за него просишь?

Стали они торговаться, потом в цене сошлись, и заплатил ей третий брат по уговору. Купила бабка на эти деньги разную мелочь, на большее не хватило, и скорей домой пошла.

Встречает её дед, спрашивает:

— Продала тёлку?

— Не тёлка это была, а козёл.

— Как — козёл?

— Да так.

Уставился дед на бабку, ничего в толк не возьмёт.

Рассказала ему бабка всё по порядку, и дед сразу уразумел, что тут обман.

«Вот оно что, — подумал он. — Ну погодите же! Расплатитесь вы у меня с лихвой, братцы-воры, найду я на вас управу».

Старик-то, оказывается, знал этих трёх братьев, которые только воровством и занимались.

Походил он, походил по селу, одолжил у одного мужика клячонку старую и худющую — все рёбра наперечёт, а у другого золотую монету в долг взял. Дождался старик следующей ярмарки, сунул золотую монету кляче под хвост, сел на неё верхом и затрусил на ярмарку.

Добрался он туда и стал в сторонке, неподалёку от трёх братьев-воров. Стоит он позади своей лошади и, как только она брюхо опорожнит, бросается веточкой навоз разгребать.

Братья приметили, чем старик занимается, подошли к нему и спрашивают:

— Зачем ты, дед, в навозе ковыряешься?

— А как же, люди добрые?! Я приехал на ярмарку кой-чего закупить, а лошадь-то денег мне нынче ещё не принесла.

— Что-то непонятно ты говоришь. Неужто лошадь тебе деньги приносит?

— Такой уж у моего коня талан: что ни день — нахожу я в его навозе один, а то и два золотых, а когда и ещё больше.

— Ты что, шутки с нами шутишь?

— Да какие же тут шутки!

Братья не поверили старику, остались на месте возле стариковой клячи стоять.

Вскоре лошадь опорожнила брюхо ещё два раза, а на третий нашёл дед в навозе золотой.

Как увидели братья этакую диковину своими глазами, так и застыли, рты разинули.

— Ишь ты, — зашептали они, — правда ведь! Давай у старика лошадь купим!

Придвинулись они к нему поближе.

— Слышь-ка, дед, как это выходит, что твоя лошадь золотые монеты приносит?

— Такой уж у неё талан. Я-то ещё корму ей вдосталь не даю, потому — беден, а кабы кормил её, как баре, овсом да ячменём, она не то что по одному золотому, а по несколько штук в день приносила бы. Да вы и сами видите, что лошадь еле на ногах держится от голода.

— А не продашь ли ты её?

— Что вы, что вы, разве можно мне её продать?

— Продай, дед. Заплатим хорошо.

У братьев-то расчёт простой: «Подкормим мы лошадь как следует и сразу же вернём деньги, что истратили, да и разбогатеем вскорости».

Поторговались они, поторговались и по рукам хлопнули.

Получил старик полную шапку золота и ушёл.

Как добрался он в свою деревню, тут же расплатился за лошадь и за золотой, а все остальные деньги себе оставил.

Братья же домой побежали, почистили конюшню как следует, засыпали полную кормушку овса и привели лошадь. Жадные они были непомерно — вот и надумали с самого начала много золота заполучить.

А лошадь, бедняжка, голодная и до овса охочая, — ведь давали его раз в год, да и то по праздникам, так наелась, а потом напилась, что тут же у самой двери в одночасье и околела.

На другое утро один из братьев прокрался к конюшне поглядеть, сколько добра им лошадь принесла. Пытается он войти, да дверь никак не откроет.

Кликнул он остальных братьев.

— Эй, вы, тащите-ка сюда попону!

А попона ему потому понадобилась, что лошадь полную конюшню золота, думает, навалила.

Другие два брата выскочили из дому с попоной и тут же принялись его ругать, даже чуть не прибили за то, что он один в конюшню пошёл, — ведь они клятву дали не ходить туда по отдельности, а то вдруг один другого обманет.

Поругались они как следует, потом поостыли и только все трое на дверь налегли — открыть стараются.

Открыть-то открыли, да наткнулись на лошадиную тушу, всю вздутую. Так и остались братья на месте с выпученными глазами.

Как теперь быть?

Только и оставалось что старика-обманщика найти и деньги обратно получить.

Сунулись они туда, сунулись сюда, долго его разыскивали и напоследок всё-таки отыскали. Помог им один купчина с ярмарки, который давно старика знал, кто он таков и откуда родом. Только пока братья розыском занимались старик со старухой уж всё обдумали.

— Приготовь ты, бабка, — сказал он, — бычий пузырь и бычьей кровью его наполни, а как увидишь, что идут к нам те три брата-вора, быстренько привяжи его себе на живот и зайди в дом. Главное, ничего не пугайся, потому что возьму я нож и пырну тебя будто в живот, а на самом деле пузырь пропорю, так что кровь из него хлынет. А ещё я сделаю метёлку из кукурузных початков, поглажу тебя этой метёлкой и скажу:

Вставай-ка, бабка, поскорей, Вставай-ка, бабка, веселей!

Как услышишь эти слова, сразу же встань, глаза протри и скажи: «Крепко же я спала». Поняла?

— Поняла, муженёк, поняла, — закивала старуха.

Но долго ещё дед её поучал, что и как надо делать.

Через несколько дней видит бабка — недалека три человека к околице села подошли.

Присмотрелась она получше.

Так и есть — они: три брата-вора.

Побежала старуха домой, старика оповестила и сама сделала всё так, как он её научил.

А старик к тому времени уже кукурузную метёлку смастерил и на печь положил.

Вошли братья-воры в дом, даже не поздоровались и сразу же давай на деда кричать, да судом стращать, за что, мол, он их обманул.

Старик-то догадался, что братья клячу извели, знал, какие они жадные, вот он и говорит:

— Видать, вы лошади много овса сразу дали, она всё сожрала, воды опилась, вздулась, да и пала. Тут моей вины нет, не след вам было ей так много корма задавать, не привычная она к этому.

Но братья-воры только одно знают — в суд старика тянут. Лошади-то они лишились и стараются теперь хоть часть денег обратно получить.

А бабка тоже раскричалась, что дед, мол, не виноват, пусть они сами на себя пеняют.

Прикрикнул на неё старик, велел ей замолчать.

— Нет, не буду молчать!

— Замолчи, говорю!

— Нет, не буду!..

Старик тут вроде совсем взбеленился, выхватил нож, подскочил к бабке, да и пырнул прямо в живот.

Только он её ударил, как хлынула из бычьего пузыря кровь, и бабка наземь повалилась — помирает, Да и только.

Остолбенели братья-воры, а старик как ни в чём ни бывало говорит им:

— Ну ладно, ребята, пошли в суд.

Двинулись братья за ним.

Не успели они отойти немного, как вдруг старик остановился:

— Знаете что, люди добрые, давайте обратно вернёмся. Повремените вы малость, я воскрешу свою бабку, а то жаль её, сердечную. Потом пойдём судиться.

— Как это ты её воскресишь, ежели убил?

— Ну, это совсем нехитрое дело.

Поплелись братья за дедом — посмотреть, как это он будет бабку воскрешать.

Пришли они домой, старик тут же взял с печи кукурузную метёлку и начал гладить бабку, приговаривая:

Вставай-ка, бабка, поскорей, Вставай-ка, бабка, веселей!

Как услыхала старуха эти слова, встрепенулась, начала глаза тереть и говорит, словно только проснулась:

— Ну и крепко же я спала!

А братья ничего не понимают, глаза друг на друга таращат.

Пришли они в себя, спросили деда:

— Что же это ты всех мёртвых так воскресаешь?

— Всех, лишь бы померли.

Начали братья-воры между собой перемигиваться и перешёптываться: — хорошо бы, мол, забрать у него метёлку волшебную.

— Своими ведь глазами видели, — говорит один, которому больше всех по душе метёлка пришлась. Он всё рассчитывал, да прикидывал, сколько денег они заработают, ежели смогут покойников воскрешать.

Начали они торговаться. Торговались, торговались, пока не сговорились: дали старику две шапки золота, забрали метёлку и ушли с ней.

Как пришли братья-воры домой, сразу же в конюшню бросились — коня воскрешать.

Ничего не выходит.

Попытались потом воскресить мужика одного из их села… только тот-то помер по-настоящему, как все люди умирают, куда же ему бедняге, из мёртвых восставать!

Помчались они сызнова к старику, от злости ног под собой не чуют, об одном только и думают — связать его и потащить в суд.

Но только старик тоже не сидел сложа руки, пока они домой ходили, пока метёлке испытание устраивали да обратно к нему возвращались. Вышел он из дому, наведался по очереди во все корчмы, что по дороге к суду, со всеми корчмарями сговорился, что они должны делать, да тут же с ними и расплатился.

Прибежали к нему братья-воры, трясутся от злости, а он им говорит:

— Пожалуйста, пойду в суд, почему не пойти, бояться-то мне нечего, я вам дал товар хороший, да вы его попортили. Только погодите чуток, возьму с собой мой кивер, что остался у меня с той поры, когда я в солдатах служил.

Дозволили они ему взять кивер и пошли.

Попалась им на пути корчма.

Старик и говорит:

— Остановимся малость, перекусим, а то притомился я очень, да и есть хочется. Вы тоже со мной перекусите.

Поели они, выпили, расплачиваться надо… Старик подзывает к себе корчмаря.

— Эй, хозяин!

— Что надо?

— Открой-ка бочку и всех винцом угости, пусть пьют за моё здоровье, а то иду я с этими людьми судиться.

— А кто платить будет? — спросил корчмарь, с которым дед ещё ранее сговорился.

— Как — кто? Кивер заплатит, — ответил дед и отдал кивер корчмарю.

Тот унёс кивер в другую комнату и скоро вернулся, возвратил его деду и при этом низко поклонился, словно барину какому. А старик сразу же встал из за стола и ушёл из корчмы с тремя братьями-ворами.

Те снова перешёптываться начали: что это, мол, за кивер, который сам расплачивается?

Зашёл дед по пути ещё в одну корчму, потом в другую, третью и всюду то же самое повторилось. Так шли они, пока братья не утерпели и спросили его:

— Что это, дед, за кивер, который всюду за тебя платит?

— Ну, сынки, длинная это история, кивер-то не простой, да так и быть, я вам расскажу, только коротко.

— Расскажи, сделай милость, дедушка!

— Кивер этот волшебный. Он расплачивается за всякого и повсюду. Подарил мне его сам император, когда я ещё молодым был. Воевали мы вместе, и я жизнь ему сохранил, от врагов спас.

Надумали тогда братья-воры волшебный кивер купить и просят старика продать его.

— Ну уж нет, — ответил дед, — а то останусь я совсем ни с чем. Кобылу вы убили, перекормили по своей жадности, с метёлкой бог знает что сделали, только тоже попортили, а потом пришли ещё ко мне и в суд потянули, а я уж до старости дожил и никогда не судился. Нет уж, больше продавать вам я ничего не буду, а когда из тюрьмы выйду, коли меня засудят, останется мне хоть кивер, а то всё остальное я уж по вашей милости потерял.

— Да нет, дедушка, ты уж нас прости, ошиблись мы, не подумали, — захныкали братья-воры, — не будем мы больше, а ты как следует нас обучи, что с кивером делать надо…

— Да я вас и в те разы обучал, только чем я виноват, ежели вы никак в толк ничего не возьмёте?

— Теперь непременно возьмём, а тебе заплатим за кивер три шапки золота.

Почесал дед затылок, задумался.

— Знаете что?

— Что? — спросили братья.

— Продам вам, пожалуй, кивер, да лишь с одним уговором.

— Ну, говори быстрее.

— Вы мне дадите три шапки золота и грамоту. А в ней напишите, что ко мне больше приставать не будете, что бы ни случилось. Согласны?

— Согласны.

— Ну, ударим по рукам, раз так.

Написали они грамоту, взял старик деньги, а братья-воры — кивер, разошлись, каждый в свою сторону и больше никогда не виделись. Дед и на этот раз обманул братьев-воров, но они не могли ничего поделать — грамоту-то сами подписали. А старик дал им знать, что всё это он в отместку сделал за то, что они его первые обманули.

А я кончил эту сказку, и всё это такая же чистая правда, как…

Те нивы, что вспаханы были овцой, Рога у свиньи, что увидел слепой, Который с клюкой проходил по дороге, С которым шутя поравнялся безногий, А после безрукий обоих поймал, И голый за пазуху всех запихал.

СКАЗКИ РУМЫНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ.

Ион Крянгэ.

Сказка про Белого Арапа. Перевод А. Садецкого.

В некотором царстве, в некотором государстве жил, говорят, король, и было у него три сына.

Старший брат того короля царствовал в другой, далёкой стране, и звали его — Зелен-царь. У Зелен-царя сыновей не было, а только дочери.

Братья-цари не виделись уже много лет, а их дети, королевичи и царевны, друг друга и вовсе никогда не встречали. Получилось так, что Зелен-царь не знал своих племянников, а король не видывал своих племянниц, потому как держава, которой правил старший, находилась на одном краю света, а держава меньшого — на другом. Кроме того, в те давние времена чуть ли не все страны вели опустошительные войны, дороги по воде и суше были мало изведаны, да и страх как запутаны; путешествовать легко и без опаски, как в наши дни, никак нельзя было. Многие, кому приходилось отправляться в чужедальние края, домой так и не возвращались.

Но лучше не болтать попусту, начну-ка я сказку сказывать своим чередом.

Говорят, стало быть, что Зелен-царь к старости занемог. Отписал он брату своему, королю, грамоту с наказом прислать к нему без промедления самого достойного из его сыновей, чтобы тот после смерти дяди вступил на царский престол.

Король, как только получил грамоту, созвал всех своих сыновей и сказал им:

— Вот что пишет мне мой брат, и ваш дядя. Ежели кто из вас считает себя достойным управлять такой большой и богатой державой, дозволяю ему поехать и выполнить последнюю волю моего брата.

Старший сын собрался с духом и молвил:

— Я так думаю, батюшка, что эта честь мне положена, как старшему брату. Прошу тебя, выдай мне деньги на дорогу, смену платья, оружие и верхового коня, чтобы я смог не мешкая в путь отправиться.

— Хорошо, сынок дорогой. Коли надеешься благополучно добраться и считаешь, что сумеешь управлять людьми, выбери себе любого коня из табуна, возьми денег сколько надобно, платье, какое приглянется, оружие по плечу да по силе твоей и пустись в час добрый в путь-дорогу.

Отобрал королевич всё, что было ему надобно, поцеловал у отца руку, взял у него грамоту для царя, попрощался с братьями, сел на коня и весело ускакал.

А король решил его испытать. Ничего никому не сказал, а под вечер тайком натянул он на себя медвежью шкуру, оседлал коня, погнал по другой дороге наперерез сыну, да и спрятался под мостом.

Мчится королевич и вдруг видит: из-под моста с рёвом вылезает ему навстречу медведь. Конь королевича взвился на дыбы, захрапел от страха и едва не сбросил хозяина на землю. Никак не смог совладать королевич с конём, не отважился ехать дальше, и к стыду своему, повернул домой. А отец-король снова опередил его, знать, поехал по короткой дороге. Коня расседлал, медвежью шкуру спрятал и стал дожидаться сына.

Видит он — королевич домой прискакал да невесёлый такой.

— Что ты забыл дома, сынок дорогой, почему воротился? — спрашивает король. — Недобрая, говорят, примета.

— Забыть-то ничего не забыл, батюшка, но у моста выскочил мне навстречу страшный медведь, напугал меня до смерти. Вырвался я еле-еле из его когтей и подумал: лучше мне домой, к тебе воротиться, чем диким зверям на растерзание достаться. Теперь мне едино — пусть поедет к дяде кто захочет, а мне не надо ни царства, ни другого чего. Не собираюсь я жить вечно и не мыслю всю землю унаследовать.

— Ты, сынок, правильно рассудил. Ясное дело, не пригоден ты быть царём, да и царству ты не нужен. Чем людей сбивать с толку, лучше тебе, как ты сам говоришь, в сторонке держаться. Бог-то милостив: как говорят — было бы болото, а лягушки найдутся. Только вот не знаю, как же мне с твоим дядей быть. Видишь, как нехорошо получилось, и всё по твоей слабости.

— Батюшка, — вмешался средний сын, — дозволь мне поехать.

— Изволь, сынок, да только боюсь я, как бы и ты не воротился с полпути. Кто его знает, что ещё случиться может. Вдруг выскочит тебе навстречу заяц или другое какое страшилище и снова — извольте радоваться — пожалуешь и ты домой, как твой братец. Срама не оберёшься! Что же, попытайся, — может, тебе повезёт. Знаешь пословицу: всяк своего счастья кузнец. Коль удастся дело, хорошо тебе будет, коль нет — тоже не беда, и с другими молодцами такое случалось.

Собрался средний сын в дорогу, взял всё, что было ему нужно, захватил отцовскую грамоту к царю, попрощался с братьями и наутро пустился в путь.

К ночи только доехал он до моста, выскочил навстречу ему медведь да как зарычит: «Ррр!» Конь королевича захрапел, на дыбы взвился, пятиться стал. Видит королевич: опасность не шуточная, и с позором воротился домой. А король-отец как увидел его, так и говорит:

— Ну как, сыночек дорогой? Видно, правду говорит пословица: оборони меня от кур, а собак-то я не боюсь.

— Ну что ты, батюшка, говоришь? — покраснел сын. — Разве что медведи, что курица всё одно? Отныне верю своему брату: такой медведище одолеет один целое войско. Никак в себя не приду, всё дивлюсь, как только жив остался. Не нужно мне царства, ничего не нужно. А еды, слава богу, хватит для меня и в нашем доме.

— Сам знаю, что еды у тебя вдоволь; только не о том речь, сын мой, — хмуро ответил король, — а вот опозорились мы. Как же быть, скажите мне, на милость? Три сына у меня, и, оказывается, ни один из них ни на что не годен. Коли так, то, по правде говоря, напрасно вы только хлеб изводите, дорогие мои. Всю жизнь болтаться попусту и лишь бахвалиться, что мы, мол, королевские сыновья, это уж совсем никуда не годится… Видать, нечего брату моему на вас надеяться; исполнится его желание в день святого ожидания. Да, ничего не скажешь, удалые у него племяннички! Как в песне:

На пирог — Со всех ног, А как в бой — Он — домой!

А меньшой королевич покраснел от стыда как огонь, вышел в сад и пригорюнился — уж очень было ему больно слушать обидные речи отцовские. Сидел он так в раздумье и не знал, что ему сделать, как позор избыть. Вдруг видит — стоит перед ним нищенка, вся сгорбленная от старости.

— Что ты закручинился, светлый королевич? — спросила бабка. — Прогони-ка ты горести и заботы, счастье тебе со всех сторон улыбается, и печалиться нечего. Лучше подай старухе милостыньку.

— Отстань от меня, бабка, не расстраивай! — ответил в сердцах королевич. — Другая у меня теперь забота…

— Эх, королевич, стать бы тебе царём! Поведай старухе, что тебя мучает, кто знает, может, и она тебе чем поможет.

— Бот что, тётка! Нечего болтать попусту. Оставь ты меня в покое, и без того свет не мил.

— Ясный королевич, не гневайся так! Нельзя знать, откуда подмога может прийти.

— Зачем, бабка, вздор мелешь? Неужто от такой, как ты, могу я помощи ждать?

— Может, тебе это чудно кажется? Эх, свет-королевич, всевышний проливает свою благодать и на убогих, — так уж, видно, ему угодно. Ты не смотри на то, что я сгорбленная да в лохмотьях. Дан мне такой дар, что знаю я наперёд помыслы великих мира сего и частенько смеюсь и потешаюсь над их неуменьем и слабостями. Что, не верится? Лучше избавил бы тебя бог от соблазна. Многое повидали глаза мои за те несчётные века, что у меня за плечами. Эх, королевич, королевич! Поверь мне, будь у тебя моя сила, ты бы вихрем облетел все страны и моря, всю землю бы перевернул, всем светом бы завладел, и всё было бы по твоей воле. Но что же это я, немощная да горбатая, чушь несу! Прости меня, боже, мелю невесть что. Светлый королевич, смилуйся надо мной, подай бабке милостыню.

Заслушался королевич, вынул он монетку и подал старухе.

— Держи, бабушка, от меня немного, от бога побольше.

— Да наградит тебя господь всемилостивый, — поблагодарила бабка, — и да продлит он дни твои, королевич. Знай — большое счастье на твою долю выпало. Вскорости станешь ты царём, да таким, что не будет тебе равного на всей земле — самым любимым, славным и могучим. А теперь, чтобы ты уразумел, как может тебе помочь твоя доброта и милосердие, сиди смирно, смотри мне прямо в глаза и слушай хорошенько, что я тебе скажу. Пойди к своему батюшке и попроси у него всю ту справу, что при нём была, когда он ещё в женихах ходил: коня, оружие и одежду. Коли добудешь всё это, сможешь добраться туда, куда братья твои дойти не сумели. Эту честь судьба тебе уготовила. Отец твой воспротивится, не захочет тебя отпустить, а ты настаивай, проси его, как положено, вот и уговоришь. Платье же то — старое и потрёпанное, да и оружие ржавчиной изъедено. А коня ты сумеешь найти, коль поставишь посреди табуна поднос с горящими угольями. Какой конь придёт жар поедать, тот и повезёт тебя на царство и убережёт от многих бед и напастей. Только запомни хорошенько всё, что я тебе говорю.

Может, ещё придётся нам где-нибудь свидеться: гора с горой сходятся, а человек с человеком и подавно.

Не успела бабка закончить свою речь, как увидел королевич, что окутало её белое облако и стала она подниматься в воздух, всё выше и выше, пока совсем с глаз не исчезла. До того удивился и устрашился королевич, что даже дрожь его бить начала, но потом воспрянул духом, уверовал, что сумеет совершить задуманное, пошёл к отцу и сказал ему:

— Дозволь и мне, батюшка, пуститься в путь-дорогу, как мои братья; хочу и я испытать своё счастье. Будет ли мне удача, или нет — не знаю, только наперёд обещаю, что домой не вернусь, пусть даже сама смерть повстречается мне на дороге.

— Не ждал я, сынок дорогой, услышать от тебя такие слова, — удивился король. — Твои братья трусами оказались, и теперь нет у меня на них никакой надежды. Может, ты будешь посмелее, только мне что-то не верится. Но ежели непременно хочешь ехать, я тебя не держу. Вот лишь боюсь я очень, как бы тебе тоже по дороге чудище какое не повстречалось и не опозорился бы ты. Коли же так случится, то прямо тебе говорю — в мой дом я тебя больше не пущу.

— Что же делать, батюшка, человек должен всё испробовать. Попытаю и я счастья, а там — как уж мне на роду написано. Только, прошу тебя, дай мне на дорогу коня, оружие и платье, всю справу, что при тебе была, когда ты ещё в женихах ходил.

Короля, видать, эта просьба не больно обрадовала, нахмурился он и ответил:

— Эге-гей, сынок дорогой, твои речи напомнили мне песню, в которой говорится:

Конь одряхлел, а витязь молодой, Не идти им дорогой одной…

Кто знает, где гниют теперь кости коня, на котором я тогда красовался. Не жить же ему человечий век! Тот, кто тебя надоумил, видно, был не в своём уме… или, как в поговорке говорится: пошёл ты дохлых лошадей искать, подковы с них снимать.

— Батюшка, больше я у тебя ничего не прошу. Жив ли тот конь, подох ли — моя забота, а только хочу я знать одно: даёшь ты мне его или нет?

— Ладно, сынок, я не противлюсь, будь по-твоему, но никак я не пойму, где ты его возьмёшь, ежели его давно нет на свете?

— Это уж моя печаль, батюшка; хорошо, что ты мне его отдал. Жив ли он, нет ли, — ежели разыщу, моим будет.

Забрался сразу же королевич на чердак и стащил оттуда уздечку, повод, хлыст и седло, всё пылью покрытое, ссохшееся, старое-престарое, как сама земля. Потом спустился в сводчатую кладовую и достал платье, тоже старое-престарое, лук и стрелы, меч и палицу, ржавые-прержавые, почистил их хорошенько и отложил в сторонку. Наполнил он затем поднос горящими угольями, пошёл в табун и поставил поднос на землю. Вдруг из самой середины табуна приковыляла полудохлая кляча, косматая и такая костлявая, что все рёбра перечесть можно, пробралась она прямо к жаровне и давай угли горящие поедать. Королевич огрел лошадь уздой по голове и прикрикнул:

— Ах ты, кляча поганая, что же это такое, из всех коней только ты и нашлась горящие угли жрать? Посмей ещё разок сунуться — совсем ноги отобью!

Начал королевич перегонять коней с места на место, и вот на тебе, — снова вылезла та же худоба полудохлая и вновь хвать! — полный рот угля. Королевич хлестнул её ещё рае что было мочи уздой по голове и снова давай коней с места на место водить, авось объявится настоящий скакун и жара отведает. Только и в третий раз приковыляла тот же одер и как начал жар пожирать, так ничего на подносе не осталось. Пуще прежнего разъярился королевич, хватил его снова что было сил по голове, а потом набросил на него узду да подумал:

«Даже не знаю, что с клячей делать — с собой брать или отпустить? Боюсь, все смеяться станут. Чем на таком коне, уж лучше пешком».

Раздумывает он, как быть — брать лошадь или не брать, а одер в это время встряхнулся три раза и оборотился в гладкого скакуна-трёхлетку, да такого пригожего и ладного, что не найти подобного во всём табуне. Посмотрел он королевичу прямо в глаза, да и говорит:

— Садись на меня, хозяин, и держись хорошенько!

Королевич взнуздал коня и вскочил на него, а тот сразу взвился до туч и ринулся вниз как стрела. Потом взлетел ещё раз до самого месяца и вновь метнулся вниз быстрее молнии. Наконец взвился в третий раз до самого солнца, а когда пал на землю, спросил:

— Ну, хозяин, что ты теперь скажешь? Думал ли ты, что сможешь…

Блестящий солнца луч Достать ногами, Луну с небесных круч Стащить руками. И отыскать корону между звёзд?

— Что же мне сказать, дорогой мой товарищ? От страха душа в пятки ушла, смерть наяву увидел, так меня завертело и оглушило, что не знал я, на каком свете нахожусь, ещё немного, и я бы по твоей милости совсем погиб.

— Вот, хозяин, и меня так оглушило, когда ты уздой меня хлестал, погубить надумал. Захотел я вернуть тебе те три удара. Сам ведь знаешь: как аукнется, так и откликнется, Ну теперь, думаю, ты меня знаешь и уродом и красавцем, и старым и молодым, и слабым и сильным. А теперь обернусь я вновь, каким ты меня в табуне видел, и готов идти с тобой, хозяин, куда прикажешь. Только скажи мне загодя, как тебя везти — вихрем мчаться или скорее мысли лететь.

— Если полетишь как мысль — погубишь меня, но ежели как вихрь помчишься, значит, подходящ ты мне, конёк, — ответил королевич.

— Хорошо, хозяин, будь по-твоему, а теперь садись на меня без опаски, я тебя повезу куда хочешь.

Вскочил королевич в седло, погладил коню гриву и приказал:

— Вперёд, конёк!

Полетел конь легче ветра; к королю на двор прискакал — сразу ветер спал.

— Добро пожаловать, добрый молодец! — хмуро встретил сына король. — Что же это ты лучшего коня себе не нашёл?

— Да уж так вышло, батюшка. Путь передо мной лежит не близкий, и не хочу, чтобы люди меня примечали. Когда верхом буду ехать, когда пешком идти, как сумею.

Ответил так королевич, заседлал коня как следует, пристрочил оружие к луке, прихватил припасы и денег сколько надобно, смену белья в перемётную суму вложил и флягу полную воды налил! Потом поцеловал у отца руку, взял грамоту для царя, с братьями простился и на третий день под вечер сел на коня и отправился шагом в путь. Ехал он Так, ехал, пока совсем не стемнело. Добрался наконец он до моста, и здесь со страшным рёвом вылез ему навстречу медведь. Конь рванулся к медведю, а королевич уж занёс палицу, чтобы убить его, как вдруг слышит человеческий голос:

— Не ударяй, сынок, это я!

Тогда королевич спешился, а отец обнял его, расцеловал и сказал:

— Хорошего товарища ты себе выбрал, сын мой, коли тебя кто надоумил, то на пользу, а коли ты сам своим умом дошёл, значит, светлая у тебя голова. Ну, а теперь продолжай свой путь — ты достоин стать царём. Только не забывай моего совета: в дороге понадобится тебе помощь многих людей, и добрых и злых, так вот — пуще всего берегись рыжего человека, а ещё больше — человека безбородого и плешивого. Не имей с ними никаких дел, — больно уж они злые и вредные. И что с тобой ни случись, твой конь, верный товарищ, присоветует тебе что делать; от многих напастей и бед спас он меня в молодости. А теперь бери и эту медвежью шкуру, она тебе при случае пригодится.

Погладил он коня, поцеловал обоих несколько раз и так напутствовал:

— Счастливый вам путь, дорогие мои! Теперь один бог знает, когда мы ещё свидимся…

Вскочил королевич в седло, конь опять встряхнулся, оборотился на миг в молодого, каким когда-то король любовался, заплясал на месте, и поехали они.

Едут, едут без опаски. Мы остались позади… Это присказка, а сказка — Сказка будет впереди.

Едут они день, едут два, едут девять и все сорок девять, и вот привела их дорога в лес, а там вышел им навстречу человек плешивый и безбородый, да и говорит без всякой опаски королевичу:

— Здравствуй, богатырь! Не нужен ли тебе слуга в дороге? В этих краях трудновато странствовать в одиночку: может зверь какой повстречаться и навсегда путь закрыть, тебя жизни решить. Я же тут все места наперечёт знаю, может, где и пригожусь тебе.

— Может, пригодишься, а может, и нет, — ответил королевич и смотрит прямо в глаза плешивому, — пока поеду один, чему быть, того не миновать.

Пришпорил он коня и поскакал дальше. Ехал, ехал, и вот в теснине вновь выходит ему навстречу тот же плешивый, только переодетый в другое платье, и говорит тонким, совсем не тем голосом:

— Добрый путь, проезжий!

— И тебе добрый путь, коль от доброго сердца говоришь, — ответил королевич.

— Ну, сердце у меня доброе, дай бог всякому такое, — вздохнул плешивый. — Только какой от этого прок? Для доброго человека нет на земле счастья, это давно известно. Не гневайся, путник, но раз к слову пришлось, откроюсь я тебе как брату: с самого раннего детства я у чужих людей в услужении и всё впустую. Не обидно было бы мне, кабы я не трудился как следует, а то всю жизнь только и знаю что работаю. А что выходит? Тружусь, тружусь, и никакого толку, потому хозяева мне все нищие попадались, и недаром ведь говорится — у нищих служить — гроша не нажить! Эх, попался бы мне хозяин по нраву, всё бы на свете сделал, чтоб его порадовать. А тебе, витязь, не нужен ли слуга? Кажись, мошна у тебя туга. Не скаредничай, не жадничай, найми верного слугу, будет он тебе добрым помощником в дороге. Тут места лихие, невесть откуда может беда нагрянуть, и тебе, не дай бог, худо придётся.

— Пока ещё не нужен мне слуга, — ответил королевич, не выпуская из руки палицу. — Сам себе помогу, как сумею.

И снова пришпорил он коня и погнал быстрее. Едет он всё дальше и дальше по тёмным лесам, пока совсем не сбился с пути, спутались все стёжки и дорожки, и никак не поймёт теперь королевич, в какую сторону ему податься, куда ехать.

— Вот чёрт, в какую я попал беду! Это не то что «к столу пожалуйте»! Ни тебе — села, ни тебе — города, ни тебе — ничего. Чем дальше еду, тем пустынней кругом. Словно сгинул весь род людской с лица земли. Жаль, что не взял я с собой хоть бы второго безбородого. Чем он виноват, что вышел в мать? Отец-то мне, правда, советовал с ними не связываться, да что делать в такой нужде? Говорят же: коль нет красивого, полюбишь и сопливого.

Так блуждал королевич то по тропинкам, то по какой-то заброшенной дороге, как вдруг снова выходит ему навстречу тот же плешивый, только в другом убранстве, верхом на хорошем коне и, изменив голос, говорит, да так, словно жалеет королевича:

— Эх ты, бедняга, бедняга, плохую ты выбрал дорогу! Сразу видно, что ты чужеземец и здешних мест не знаешь. Твоё счастье, что меня встретил, пока не успел спуститься по откосу, а то пришёл бы тебе конец. Там внизу, вон в том ущелье — страшенный бык, и многих он смельчаков безрассудных порешил. Давеча я сам, на что уж смел, и то еле от него ушёл, не знаю, как только жив остался. Возвращайся обратно, а уж если должен непременно вперёд идти, бери себе помощника. Я и сам мог бы к тебе наняться в услужение коли будет на то твоё согласие.

— Так бы и нужно мне сделать, добрый человек, — ответил королевич, — только открою тебе правду: когда я ещё из дому уходил, батюшка мне наказывал остерегаться рыжего человека, а ещё пуще — плешивого: не иметь с ними никаких дел. Вот ежели бы ты не был плешивым, я бы с радостью тебя нанял.

— Ну что ж, путник, коли ты на этом стоять будешь, так скорее поломаешь себе в наших местах все косточки, чем найдёшь слугу по вкусу, — в здешних краях только плешивые и живут. А если уж говорить начистоту, ответь мне, пожалуйста, какая с тобой из-за рыжего да плешивого может беда стрястись? Видно, не знаешь ты, как говорится: «На волосы да на суму жаловаться ни к чему». Коли чёрных глаз нет, целуешь и голубые. Так и ты должен сделать: скажи господу богу спасибо, что повстречался со мной, и нанимай в услужение. Я твёрдо знаю — что со мною свыкнешься, так от себя уж не отпустишь: сроду я таков — только и умею служить хозяину верой и правдой. Ну, не сомневайся, а то, боюсь, как бы нас здесь ночь не захватила. Был бы у тебя хоть конь стоящий, ещё куда бы ни шло, а то на такой кляче тащишься, что жалко смотреть.

— Сам не знаю, как мне быть, — ответил королевич. — С малых лет привык я батюшки слушаться, и как-то не по сердцу мне тебя нанимать. Но раз уж повстречались мне здесь двое плешивых, а ты третий — видать, и впрямь попал я в страну плешивых, и нет у меня другого выбора. Хочу-не-хочу, а должен я тебя взять, коли правду говоришь, что знаешь здешние места.

Нанял его королевич не торгуясь, и сразу же поехали они вместе, чтобы выбраться на дорогу, какую Плешивый знал. Миновали они добрый кусок пути, как вдруг прикинулся плешивый, будто ему пить хочется, и попросил у хозяина флягу с водой. Королевич дал ему флягу, а плешивый поднёс её ко рту, пригубил, но тут же скривил губы, и всю воду на землю выплеснул.

Королевич рассердился, крикнул:

— Что же это ты, плешивый, натворил? Сам разве не видишь, что воды здесь и в помине нет? По такой жаре нас жажда вовсе замучает.

— Не гневайся попусту, хозяин. В фляге вода затхлая была, и захворать недолго. А о хорошей воде не заботься; сейчас доберёмся до колодца, в нём вода сладкая и как лёд студёная. Отдохнём там немного, я сполосну флягу как следует и наполню свежей водой на дорогу, а то дальше колодцев мало и с водой будет трудно.

Свернули они на другую тропинку, ещё немного проехали и очутились на поляне, а там колодец — крышка над дубовым срубом в сторону сдвинута. Глубокий был колодец, но ни колеса, ни журавля при нём не было, только лесенка до самой воды.

— Ну, плешивый, посмотрим теперь, что ты умеешь делать, — говорит королевич.

Плешивый ухмыльнулся, спустился в колодец, наполнил флягу и прицепил её себе на бок. Потом постоял ещё на ступеньке у самой воды и сказал;

— Эх, и прохладно здесь:

Словно фея чистых вод У ручья венок плетёт.

Даже выходить не хочется. Прости, господи, грехи тому, кто этот колодец соорудил, доброе дело он сделал. В эдакую жарищу прохлада многого стоит.

Постоял ещё немного, потом вылез и говорит:

— Ты, хозяин, даже не знаешь, как я себя теперь чувствую: легко и привольно. Просто летать хочется. Полезай туда, освежишься, тоже совсем по-иному себя почувствуешь, покажется тебе, что стал ты лёгким как пёрышко…

Королевич, доверчивый, как малое дитя, послушался и полез в колодец, ни о чём плохом не думая. Стоит он там и прохлаждается, а плешивый как захлопнет крышку у колодца! Сам на неё сверху уселся и говорит злобным голосом:

— Попался-таки мне, подлое отродье! Чего опасался, на то и нарвался! Славно я тебя прибрал к рукам! Теперь говори всю правду, кто ты таков, откуда едешь и куда путь держишь, а не скажешь правду, здесь твои кости и сгниют.

Куда королевичу деться? Жизнь-то дороже всего, вот и рассказал он без утайки всё от начала и до конца.

— Ладно, гадёныш, вот это и надо мне было от тебя узнать, — говорит плешивый. — Только смотри, коль обманул меня, худо тебе придётся. Я и теперь могу тебя свободно убить, да жалко мне твоей молодости… Если хочешь ещё солнце увидеть и по зелёной траве ходить, поклянись мне на своём мече, что будешь во всём мне послушен и покорён и все мои веления выполнять станешь, даже если прикажу тебе в огонь броситься. Отныне я буду вместо тебя племянником того царя, а ты — моим холопом. Будешь ты мне служить до самой смерти, да и после, коли воскреснешь. Всюду, куда со мной ни пойдёшь, никому слова не смей проронить о том, что между нами было, а не то сотру тебя с лица земли. Согласен так дальше жить — хорошо, а коль нет, скажи мне прямо, и я уж решу, как с тобой расправиться…

Увидел королевич, что попал в тиски и ничего сделать не в силах, положился на милость божью, да и поклялся плешивому в верности и полной покорности.

Забрал себе плешивый королевскую грамоту, деньги и оружие королевича, выпустил его потом из колодца и заставил меч поцеловать в знак того, что он от своей клятвы не отступится.

— Отныне зовут тебя Белым Арапом, это твоё имя, и другого нет у тебя, так и знай!

Потом каждый сел на своего коня и поехали: плешивый впереди, как хозяин, а Белый Арап позади, как слуге положено; дальше путь держат. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Едут они, едут, путь дальний, конца края не видать, проехали они девять морей, девять земель да девять рек широких, пока, наконец, не добрались до нужного царства-государства.

Только приехали, заявился плешивый к царю и грамоту королевскую представил. А Зелен-царь, как прочёл грамоту, от радости так и подскочил и сразу же повёл плешивого знакомить с придворными и дочками своими, а те приняли его со всеми почестями, положенными королевскому сыну и царскому наследнику.

Увидел плешивый, что поверили ему, отозвал в сторону Белого Арапа и строго-настрого приказал:

— Ты убирайся на конюшни и не смей отлучаться оттуда ни на миг. Знай ухаживай за моим конём, храни его как зеницу ока, а не то, коль приду я туда и найду непорядок какой, спущу с тебя шкуру. Пока вот тебе в задаток затрещину, чтобы лучше запомнил, что я тебе сказал. Хорошо зарубил на носу все мои слова?

— Да, хозяин, — ответил Белый Арап, опустил голову и побрёл на конюшню…

А плешивый ударил его, чтобы нагнать побольше страху на Белого Арапа.

Царские дочки увидели, как плешивый над Белым Арапом измывается, пожалели того и попытались было плешивого задобрить:

— Нехорошо ты поступаешь, братец. Раз господь бог уж так положил, что мы над другими властвуем, то надо нам их жалеть, — они, бедняги, тоже люди.

— Эх, сестрёнки мои милые, — начал изворачиваться плешивый, — вы жизни ещё не знаете. Ежели зверей и животных не обуздывать, они давно бы людей на куски растерзали, а вам надобно знать, что между людьми-то как раз больше всего зверей и встречаешь, и их нужно на цепи держать, ежели хочешь, чтобы от них хоть какой-нибудь толк был.

Ну, как это вам нравится?

Не дай бог, если мамалыга пузыриться зачнёт. Совсем как в песне выходит:

Боже, дай мне то, что снится, Буду счастью я дивиться.

Царевны завели тогда речь о другом, но твёрдо запомнили, каким злыднем показал себя плешивый, хоть пытался он всё объяснить, да и роднёй был им. Ничего ему не помогло: добро и зло никогда не уживутся. И в песне ведь сказано:

Вкусен сладкий виноград, Каждый сочной кисти рад. Дикий-кислый вяжет рот И оскомину набьёт.

С этой самой минуты стали они между собой толковать, что, мол, плешивый как будто не их кровей, совсем на них не похож ни обличьем, ни правом, а вот у Белого Арапа — его слуги — и обличье куда приятнее, и сам он, видать, куда добрее. Сердце им говорило, что плешивый им не двоюродный брат, и потому они терпеть его не могли. Вскоре они уж так его возненавидели, что, если б могли, открестились бы от плешивого как от нечистого. Но ничего они не могли поделать, боялись опечалить царя.

Вот как-то раз, когда сидел плешивый за обедом со своим дядей, царевнами и придворными, подали к столу салат, да чудо какой вкусный. Царь и говорит гостю:

— Как, племянник, едал ты когда-нибудь в жизни такой салат?

— Нет, дяденька, — ответил плешивый. — Как раз хотел спросить, где вы его достаёте, больно уж хорош! Кажется, целый воз бы проглотил, да и то бы не насытился.

— Верю, верю, племянничек, а вот кабы ты знал, с какими трудностями добываем мы этот салат! Растёт он только в медвежьем саду, — слыхал ты о таком месте? Многие смельчаки пытались доставать его, да там же голову и сложили. Во всей моей державе лишь один лесник есть, — он на такое дело идёт. И то никто не знает, что он делает, как ухитряется, но только кое-когда приносит нам немного салата полакомиться.

Плешивый, задумавший во что бы то ни стало погубить Белого Арапа, сразу же сказал царю:

— Ну, дяденька, не может того быть, чтобы мой холоп не принёс мне такого салата, хоть со дна морского, а достанет.

— Что ты, племянник, выдумываешь? Не под силу ему такую службу сослужить, да и мест тех он не знает. Разве что погубить его хочешь.

— Бросьте, дяденька, о нём нечего тревожиться!

Бьюсь об заклад, что он нам принесёт этого салата сколько душе захочется. Я наверняка знаю — это в его силах.

Тут же вызвал плешивый Белого Арапа и заорал:

— Сейчас же отправляйся, время не теряя, прямиком в медвежий сад и достань, как знаешь, вот такого салата. Ну, поворачивайся быстрей, время не терпит. Только не вздумай ослушаться, а то и в мышиной норе от меня не скроешься.

Вышел Белый Арап опечаленный, пошёл на конюшню, потрепал коня своего по гриве и говорит:

— Эх, конёк ты мой, конёк, ежели б ты знал, в какую я беду попал?! Дай бог много лет здоровья батюшке моему бедному, правильно он мне советовал. Поделом мне, коль не послушался его слов. Попал я в холопы к подлому вору, а теперь, хочу не хочу, должен повиноваться, а то и голова, того гляди, пропадёт.

— Ну, хозяин, — отвечает ему конь, — теперь, что головой о камень, что камнем по голове, — одно горе; будь мужчиной, перестань горевать. Садись верхом на меня и поехали. Я уж знаю, куда тебя везти, а бог всемогущ, он нам поможет и в этой беде.

Приободрился Белый Арап, понадеялся на коня и вскочил на него — пусть везёт куда хочет.

Конь сначала поплёлся тихонько, шажком, пока не отъехали они подальше, где уж никто их видеть не мог. А там показал свои силы, только наперёд сказал королевичу;

— Держись, хозяин, за меня, потому что:

Полечу легко как ветер, Облетим мы всё на свете.

Бог-то велик, но бес — искусен. Ничего! Найдём мы управу и на плешивого; не уйдёт он от нас.

Взлетел конь с Белым Арапом до самых туч, а оттуда понёсся поперёк земли:

Полетел он над лесами, Над высокими горами И над синими морями.

Потом прилетел он на красивый остров посреди моря-океана и легко опустился около одинокой избушки; покрывал её мох, густой и толстый, мягче шёлка, зеленей лягушки.

Сошёл Белый Арап с коня, а сам диву даётся: встречает его на пороге та самая нищенка, какой он милостыню подал ещё дома, перед там как в путь пуститься.

— Ну как, Белый Арап, сбылись мои слова иль нет? Гора с горой сходятся, а человек с человеком и подавно. Знай, что я святая Думиника,[4] мне ведомо, что за беда тебя ко мне привела. Плешивый хочет во что бы то ни стало тебя погубить, потому-то и приказал тебе достать салат из медвежьего сада; но ничего, подавится он салатом этим… Заночуй сегодня у меня, я посмотрю, что можно сделать.

Обрадовался Белый Арап и поблагодарил гостеприимную хозяйку за ласку и заботу.

— Это не я тебе помогаю, а твоя же доброта и милосердие, — ответила старуха и вышла, чтобы он отдохнул и успокоился.

Во дворе святая пошла босиком по росе, собрала полный подол дрёмы, отварила её в ведре молока и ведре мёда и быстро вылила отвар в колодец, что в медвежьем саду находится.

Колодец этот был полон воды до самого края. Задержалась святая ещё малость у колодца и видит: мчится туда медведь со страшным рёвом. Подбежал он к колодцу и начал жадно лакать воду, лакает и облизывается — очень, видно, пришлось ему по вкусу сладкое питьё. Передохнул он немного, порычал и снова за воду взялся, потом снова зарычал и так несколько раз кряду, пока не ослаб совсем. Одолел его дурман, упал медведь, да и заснул как убитый — хоть дрова на нём коли.

Увидела это святая, сразу же пошла за Белым Арапом, не посмотрела на то что ещё ночь была, и разбудила его.

— Быстренько одень на себя ту медвежью шкуру, что от отца получил, пойди прямо вперёд, а как дойдёшь до перекрёстка, тут же увидишь медвежий сад. Смело залезай внутрь и нарви салата сколько тебе захочется, медведя я приструнила. А в случае чего, коли увидишь, что медведь проснулся и на тебя лезет, кинь ему медвежью шкуру и беги сюда ко мне что есть мочи.

Белый Арап всё так и исполнил, как научила святая Думиника. Забрался он в сад, начал самый лучший салат рвать и такую большую охапку набрал, что еле-еле на спину взвалил. А как уходил он из сада, проснулся медведь и погнался за ним. Увидел Белый Арап беду, медвежью шкуру сбросил с себя, швырнул ему и давай бог ноги прямо к святой Думинике, — ну и добрался к ней благополучно с ношей своей на спине.

Поблагодарил Белый Арап святую за помощь, поцеловал ей руку, взял салат, вскочил на коня и поехал обратно…

Едет, едет без опаски — Мы остались позади… Это присказка, а сказка — Сказка будет впереди.

Едет он, едет и наконец добрался до державы Зелен-царя и отдал салат плешивому.

Царь и царевны как увидели это, так и обомлели, а плешивый от спеси раздувается, спрашивает:

— Ну, дяденька, что теперь скажете?

— Что говорить, племянник. Имей я такого доброго слугу, в почёте бы его держал.

— Вот потому-то и дал мне его отец. Не будь Белый Арап таким расторопным, я бы с ним и связываться не стал.

Через несколько дней как-то показал царь плешивому горсть драгоценных камней.

— Как, племянник, видал ли ты когда-нибудь в жизни такие большие и красивые самоцветы?

— Я, дядюшка, видал много различных дорогих камней, но такие, как эти, по совести говоря, никогда мне не встречались. Где их можно найти?

— Где найти, спрашиваешь? В лесу у оленя. Да и сам тот олень весь усыпан самоцветами, куда дороже, побольше и красивее этих. А на лбу у него, говорят, тоже драгоценный камень, и сияет этот камень как солнце. Только никто к тому оленю не может даже подойти близко; заколдован он и не берёт его никакое оружье. А ежели он кого приметит, тому уж не жить на белом свете. Вот потому-то все от него и убегают куда глаза глядят, он одним своим взглядом всё живое губит, будь то человек, или зверь… Говорят, что немало людей и зверей лежат из-за него бездыханными в том лесу; видать, крепко заколдован олень, коли такая в нём сила губительная. Только должен ты, племянник, знать, что есть на свете люди отчаянные и хитрые, самого чёрта обмануть норовят, вот они на рожон лезут; хоть много бед натерпелись, а все ищут счастья в том лесу: может, удастся им оленя изловить. А если какому-нибудь смельчаку счастье привалит, то, скитаясь по лесу, он случайно может найти камень-другой: олень самоцветы теряет, когда раз в семь лет линяет. Счастливцу большего и не надобно — приносит он драгоценный камень мне, а я ему плачу даже больше, чем сам самоцвет стоит, да ещё и радуюсь, что заполучил его. Эти драгоценные каменья — украшение моей державы, так и знай, племянник: ни в одном государстве не найдёшь самоцветов больше и лучше моих, и слава о них прошла по всему белу свету. Многие цари и короли сюда ко мне приезжают на них поглядеть и диву даются, откуда я их достаю.

— Эх, дядюшка, дядюшка, — усмехнулся плешивый, — вы на меня не гневайтесь, но я, право, не пойму, что у вас за трусливый народ… На что хотите, могу об заклад биться, что мой холоп доставит нам шкуру того оленя, с головой и со всём её убранством.

Тут же позвал плешивый Белого Арапа и приказал ему:

— Пойди в олений лес, добирайся туда как знаешь, а там сделай что хочешь, хоть наизнанку вывернись, но доставь мне сюда оленью шкуру с головой и со всем драгоценным убранством. А ежели попутает тебя нечистый хоть один камушек со своего места стронуть, а особенно тот большой, что у оленя во лбу, несдобровать тебе, не жить на белом свете. Ну, убирайся быстрей, нечего терять время!

Белый Арап был не так уж прост, сразу понял, куда плешивый метит, но видит, что делать нечего; пошёл он печально в конюшню к коню, потрепал его по гриве и говорит:

— Эх, конёк ты мой дорогой! Опять в большую беду втравил меня плешивый. Ежели и на этот раз удастся целым остаться, значит долго суждено мне жить.

Но только не знаю, вывезет ли меня и теперь счастье.

— Ничего, хозяин, — ответил конь. — Была бы голова здорова, а напастей на неё всегда хватит с лихвой. Может, тебе приказали ободрать мельничный жёрнов, а шкуру доставить в казну?

— Нет, конёк, ещё того хуже, — вздохнул Белый Арап.

— Брось горевать, хозяин, справимся и с этим, — подбодрил его конь. — Ты не падай духом, знаю я все козни плешивого. Захотел бы я, так давно бы его обуздал, да пусть ещё порезвится. А как ты думаешь? Иногда и такие черти кое к чему пригодны: учат добрых людей уму-разуму… Ты же себе в утешение подумай, что искупаешь грехи какие-нибудь прадедовские… Знаешь, как говорят—отец кислый виноград ест, а у сына — оскомина. Ну, не кручинься больше, не раздумывай, садись-ка верхом на меня и надейся на бога, он всемогущ—вскоре положит конец и нашим страданиям. Что поделаешь? От судьбы не уйдёшь. Но господь бог велик, минует и эта беда.

Вскочил Белый Арап на коня, и тот поплёлся шажком, пока не убрался с глаз долой подальше, где их никто уж приметить не мог. Здесь собрался он с силами, встряхнулся по-богатырски и вновь показал, что сделать может.

— Держись хорошенько, хозяин, — сказал конь,—

Поднимусь я вверх стрелой В воздух чистый, голубой, Полечу я над лесами, Над высокими горами, Над туманными полями И над синими морями, К фее с ясными глазами Что живёт между цветами И царит над островами.

Проговорил это конь и взвился с Белым Арапом вместе.

В высоту поднебесную По воздуху светлому.

И понёсся поперёк земли, приговаривая:

— Я от тучки к солнцу мчусь, Мимо звёзд я пронесусь, Лунным светом я упьюсь, —

А потом опустился тихонько, как ветерок,

К фее с ясными глазами, Что живёт между цветами И царит над островами.

Ветер сразу спал — конь к святой Думинике прискакал. Святая дома была и, как увидела Белого Арапа у своего порога, ласково его приняла.

— Что, Белый Арап, видно, опять какая-нибудь беда привела тебя ко мне?

— Так оно и есть, матушка, — печально ответил королевич, а сам бледный как мертвец. — Порешил плешивый погубить меня во что бы то ни стало. Хоть бы смерть уж быстрее пришла и избавила меня от всех этих напастей и мук. Чем так жить, в тысячу раз лучше помереть.

— Вот это уж совсем никуда не годится, Белый Арап! — вздохнула святая. — Даже не думала я, что ты такой слабодушный, но, видать, ты трусливее женщины. Довольно, не будь мокрой курицей. Оставайся здесь на ночь, а я уж тебе помогу. Велик господь. Не даст он Плешивому козни свои Выполнить. А ты, сынок, потерпи ещё, много тебе пришлось выстрадать, теперь меньше осталось. Трудно тебе до сих пор было, да и впредь не легче будет, пока не избавишься ты от службы у плешивого. Много ещё от него горя хлебнёшь, но выйдешь из всех бед цел-невредим, потому что счастье на твоей стороне.

— Может, оно и так, матушка, — отозвался Белый Арап, — да слишком уж много невзгод и напастей сразу на мою голову свалилось.

— А на это уж божья воля. Так тебе суждено, некого в этом винить. Человек предполагает, а бог располагает. Когда и ты над другими власть получишь, старайся во всём хорошенько разбираться, будешь теперь верить беднякам и подневольным, потому что сам горе изведал. Цока же, Белый Арап, потерпи ещё, твоё терпенье для плешивого нож острый.

На это нечего было Белому Арапу ответить. Поблагодарил он господа бога и за милосердие и за испытания, а святой Думинике спасибо сказал за привет, за ласку и за обещанную помощь.

— Вот это другое дело, сынок! Что бы ни толкова — вали, а раз уж суждено с бедой встретиться, то ничего не поможет — ежели она впереди, старайся её догнать, а ежели позади — остановись и подожди. Чему быть, тому не миновать. Тут ничего не поделаешь. Таков уж белый свет, и как бы ты ни бился, как бы ни старался, он всё таким же останется. Силой его не повернёшь, хоть на голову становись. Одно слово — таков свет, и больше сказать нечего. Но довольно про это, подумаем-ка лучше, как тебе к оленю подступиться, а то плешивый, наверно, тебя ждёт не дождётся. Он же хозяин, и ты должен ему повиноваться. Знаешь, как говорится: коня привязал, куда хозяин приказал.

Достала откуда-то святая Думиника забрало и меч карлика Стату-Палмэ-Барбэ-Кот,[5] дала их Белому Арапу и сказала:

— Вот держи, они тебе очень пригодятся в том месте, куда мы пойдём. А теперь не будем мешкать, пошли! Покончим и с этой работёнкой.

Как запели петухи, отправились святая Думиника и Белый Арап прямо в олений лес. Пришли они туда и вырыли яму глубокую, в человеческий рост, около ручья, куда всегда в полдень приходил олень. Там он пил воду, а потом ложился и спал, как турецкий бей, до самого заката. Выспавшись досыта, вставал и убегал. Возвращался олень туда только на следующий день, тоже в самый полдень.

— Ну, вот так! Яма готова, — сказала святая Думиника. — Ты, Белый Арап, останься здесь на весь день, одень забрало как полагается, а меч ни на миг не выпускай из рук. В полдень же, когда придёт олень воду пить, а потом, как всегда, уляжется спать и уснёт, ты, как услышишь, что он захрапел, вылезай потихонечку из ямы и так изловчись, чтобы одним махом отрубить ему голову. Как срубишь, сразу же бросайся в яму и сиди там до захода солнца. Голова оленя всё время звать тебя будет по имени, чтобы тебя увидеть, только ты ни за что не поддавайся на его уговоры да просьбы и не смотри на него. У него один глаз ядовитый, и если он на тебя тем глазом глянет, сразу умрёшь. А после захода солнца олень околеет. Вот тогда выходи без всякого страха, сдирай с него шкуру, а голову забирай целиком и приходи сюда ко мне.

Сказала святая Думиника такие слова и пошла себе домой, а Белый Арап остался подстерегать оленя в яме. Вот к полудню раздался глухой рёв — олень бежит. Подбежал он к ручью и начал жадно пить студёную воду, потом опять заревел и опять воды выпил и так несколько раз кряду ревел и пил, пока не насытился. Стал он потом не хуже быка землю рогами рыть, ударил три раза копытом и улёгся на поляне. Пожевал малость жвачку и скоро уснул да захрапел что есть мочи.

Услышал Белый Арап олений храп, вылез тихонько из ямы да так рубанул оленя мечом по шее, что голова далеко откатилась от тела; сам же бросился он стремглав в яму, как ему святая Думиника присоветовала. Хлынула кровь оленья, забулькала, разлилась во все стороны, и в яму столько натекло, что Белый Арап чуть не утоп. А голова оленья задёргалась в судорогах, да и застонала жалобно-прежалобно:

— Белый Арап, Белый Арап! Имя твоё мне известно, наслышан я о нём, но видеть тебя никогда не видел. Покажись хоть на миг, дай разок взглянуть на тебя, посмотреть, достоин ли ты моих сокровищ. Посмотрю только, да и умру спокойно, мой дорогой.

Но Белый Арап ни слова не отвечает, а сам с трудом ноги вытаскивает из загустевшей крови, что всю яму чуть не залила.

Долго ещё звала его оленья голова, пока не затихла, а Белый Арап всё молчал, словно в рот воды набрал, и не показывался. После захода солнца вылез Белый Арап из ямы, осторожно содрал с оленя шкуру, чтобы ни один драгоценный камень с места не стронуть, взял голову всю целиком и пошёл к святой Думинике.

— Ну, как, Белый Арап, — сказала та, — видишь, что мы и с этим делом управились?

— Управились. С божьей и твоей помощью, — ответил Белый Арап, — сумели мы, матушка, вновь угодить плешивому, будь Он трижды и четырежды проклят, не видать бы мне его во веки веков, как летошнего снега, да и потом не надо, очень уж он мне осточертел.

— Бог и ним, найдётся и на плешивого управа. Что посеешь, то и пожнёшь, — утешила королевича святая Думиника. — Поезжай — отвези ему всё это добро, подавится он им когда-нибудь.

Поблагодарил Белый Арап святую Думинику, поцеловал ей руку, сел на коня и пустился в путь к дядюшкиному царству, дай нам сил, творец, не близок сказки конец… И где бы он ни проезжал, народ к нему со всех сторон бежал и дивился, потому что самый большой самоцвет у оленя во лбу так сверкал и сиял, словно Белый Арап вёз с собой солнце ясное.

Много королей и царей выходили Белому Арапу навстречу и наперебой просили продать им его сокровища, предлагали они ему кто денег, сколько он сам запросит, кто дочь и половину царства, а кто дочь и всё царство в придачу.

Но Белый Арап и слушать их не желал, дальше путь держал, вёз каменья драгоценные своему хозяину.

Как-то вечером сидел плешивый со своим дядей и двоюродными сёстрами наверху на башенке, и вдруг видят они, далеко словно огонёк загорелся, засверкал и к ним приближается. Чем больше приближался, тем становился он ярче и ярче, так что глазам больно стало, смотреть невмоготу. Люди засуетились, заметались, никак не поймут, что случилось, и сбежались со всех сторон посмотреть, что там за чудо объявилось. А это Белый Арап шажком едет, шкуру и голову оленью с собой везёт. Тут же он плешивому их и отдал.

Как разглядели люди это диво дивное, так и оцепенели, слова не могут вымолвить, потому что и вправду было чему дивиться.

Но зловредный плешивый и тут не потерял голову: прямо обратился к царю:

— Ну, дядюшка, что скажете? Прав я был или нет?

— Что уж тут говорить, племянник, — ответил поражённый царь. — Будь у меня такой хороший и верный слуга, я бы его с собой за стол усадил: цены нет такому человеку.

— Этого он не дождётся! — злобно огрызнулся плешивый. — Не допущу я такого дела, будь он и в тысячу раз лучше. Не брат же он мне и не сват, чтобы ему такие почести оказывать. Я, дядюшка, одно знаю: холоп — это холоп, а хозяин — это хозяин, и больше никаких. А как вы думаете? Батюшка и приставил-то Белого Арапа ко мне из-за его расторопности, а то на кой он мне ляд? Хе-хе-хе, вы ещё не знаете, что за дьявол этот Белый Арап, и сколько я натерпелся, пока не привёл его в человеческий образ. Один я с ним справляюсь. Знаете, как говорят: страх бахчу стережёт. Другой хозяин на моём месте никогда в жизни не справился бы с Белым Арапом.

Больно вы, дядюшка, жалостливы, слишком уж своих подданных балуете. Вот потому-то олени и не дают вам камней самоцветов, а медведи — салата. Я же никогда не буду плясать под чужую дудку, как увижу, к примеру, что кошка балуется, сразу прижму ей хвост, тут она и дикие яблоки жрать станет, деваться-то ей некуда… Вот поможет вам бог меня поскорее на ваше место посадить, увидите, дядюшка дорогой, как в державе всё изменится. Не будет больше застоя вроде как теперь, потому что давно известно — человек место красит… Ничего не говорю, в молодости вы, наверно, по-иному своим царством правили, но теперь, как состарились… не мудрено, что никакого порядка У вас нет, можно сказать, всё запущено…

Разболтался плешивый, стрекотал без умолку, словно сорока какая, царя до того заговорил, что тот забыл и про Белого Арапа, и про оленя, и про всё на свете.

Но дочери царские смотрели на двоюродного брата, как кошки на собаку, и был он им люб как соль глазам. Чуяло их сердце, что за подлый он человек. Но только, как же отцу родному перечить? Вот и выходило, что для плешивого полное было раздолье, как в поговорке говорится — коль собака в селе не лает, вор без палки по улицам гуляет, — другого ничего не скажешь.

Через несколько дней царь задал пир на весь мир в честь племянника и позвал на этот пир самых именитых гостей: царей, королей, воевод, великих бояр, военачальников, правителей городских и других знатных людей.

В самый разгар пира стали царские дочери плешивого упрашивать, чтоб он дозволил Белому Арапу за столом прислуживать. Как отказать царевнам? Позвал плешивый Белого Арапа и при них разрешил ему подавать на пиру, только условие поставил, чтобы тот всё время стоял только за спиной хозяина и не посмел ни разу глаз поднять на других гостей, а не то, — «если увижу, что он нахальничает, сразу же на месте и снесу ему голову!».

— Ты слышишь, что я сказал, холоп негодный? — крикнул плешивый Белому Арапу, а сам показывает на лезвие того самого меча, на котором королевич, когда вышел из колодца, поклялся в верности и послушании.

— Да, хозяин, — смиренно ответил Белый Арап. — Жду приказаний твоей светлости.

А царские дочери и на этом плешивому спасибо сказали.

В самый разгар пира, когда гости, пробуя всякие вина, позахмелели, вдруг постучала в окно волшебная птица и женским голосом сказала:

— Кушайте, пейте, веселитесь, но о дочери Рыжего царя даже и не думайте!

Тут всё веселье как рукой сняло, пир сразу же расстроился, начали гости меж собой шушукаться, рассказывать, что кто знал или домыслы какие имел. Одни говорили, что сердце у Рыжего царя злобное и жестокое, проливает он кровь человеческую ручьями и всё ему мало; другие рассказывали, что дочь Рыжего царя страшная ведьма и многих людей погубила; третьи им поддакивали да ещё добавляли, что это сама ведьма обернулась птицей, сюда прилетела, в окошко постучала, чтобы и здесь не оставлять добрых людей в покое. А ещё говорили, что как бы то ни было, но с птицей этой дело нечистое, наверно, откуда-то она послана выследить, что у людей в домах делается. Те, кто потрусливей, плевали через плечо и проклинали того, кто птицу прислал, желая ему всяких бед и несчастья. Одни говорили одно, другие другое, и так много болтали про дочь Рыжего царя, что нельзя уже было разобрать, где правда, а где ложь.

Плешивый внимательно всё выслушал, покачал головой и сказал:

— Плохо иметь дело с людьми, которые и тени своей боятся. Вы, честные гости, как видно, только гусей пасти пригодны, совсем вы простаки, коли не понимаете, чьи это козни.

Тут плешивый неожиданно взглянул на Белого Арапа и увидел, что тот улыбается.

— Ах ты подлый холоп! Значит, тебе всё это известно, а от меня ты скрыл! Сейчас же, хоть тресни, а приведи сюда, откуда знаешь, дочь Рыжего царя. Ну, поворачивайся быстрее! Только посмей ослушаться: не жить тебе больше на этом свете!

Загорюнился Белый Арап, пошёл в конюшню к коньку своему, потрепал его по гриве, поцеловал и говорит:

— Эх, дорогой мой дружок, в страшную беду вновь втравил меня плешивый. Новое дело теперь выдумал: должен я ему доставить, хоть из под земли, дочь Рыжего царя. Совсем как в поговорке:

Клади кошелёк на поднос, Ешь то, что с собою принёс.

Накинул он мне петлю на шею. Кто знает, что меня теперь ждёт. С плешивым я уж с грехом пополам стерпелся. Но с рыжим человеком, ей-ей, не знаю как смогу совладать. Да и один нечистый знает, где мне найти этого Рыжего царя и его дочь, а она, как говорят, страшная ведьма. Словно сам чёрт мне ворожит, не успеваю от одной беды отделаться — другая поджидает… Видать, родила меня матушка в злой час, уж и не знаю, что ещё сказать, чтобы не брать греха на душу. Ох, ясно мне, как этому всему конец положить. Только привык уж я к жизни, будь она проклята… Как говорится: не дай бог человеку всего, что он вытерпеть может.

— Эх, хозяин, — гневно заржал конь, — будет тебе хныкать! После ненастья взойдёт когда-нибудь и солнышко. Кабы люди накладывали на себя руки по всякому случаю, как ты про себя подумал, так валялись бы мертвецы на всех стёжках и дорожках… Главное, не теряй терпенья! Откуда тебе знать, не изменится ли и твоя доля к лучшему?! Человек до последних сил должен бороться с невзгодами, знаешь ведь сам, как у нас говорят; не приносит год, что принесёт час. Коль написано тебе на роду счастье и суждено на свете жить, так пройдёшь невредимым и огонь и воду. Говорится же в песне:

Кто рождён счастливый, тот Не боится злых невзгод.

Лучше, хозяин, положись ты на меня, я знаю, как до Рыжего царя добраться, меня уж рав привела туда нелёгкая с твоим отцом, когда он молодой был. Садись верхом, да смотри, держись хорошенько, я сразу же всю свою силу покажу, плешивому назло, пусть побесится.

Вскочил Белый Арап в седло, а конь заржал что есть мочи, да и взвился с ним.

Поднялся он вверх стрелой В воздух чистый, голубой, —

А там повернул прямёхонько, приговаривая:

Я от тучки к солнцу мчусь, Мимо звёзд я пронесусь, Лунным светом я упьюсь, —

А потом полетел плавно, как ветер, и помчались они вдоль земли к царству Рыжего царя.

Едут, едут всё с опаской — Мы остались позади… Это присказка, а сказка — Сказка будет впереди!

А пока поглядим, что ещё на пиру у Зелен-царя случилось, после того как Белый Арап улетел.

«Ишь ты! — пробормотал про себя плешивый, весь дрожа от ярости и злости. — Не знал я, что ты такая змея подколодная, а то давно бы с тобой расправился!

Но ничего, коли жив буду, несдобровать тебе… Этот меч с тобой счёты сведёт…».

— Видите, дядюшка и честные гости, как в жизни бывает — растишь за пазухой дьявола, а что это дьявол — и не догадаешься. Я тоже не прост, а всё-таки обманул меня Белый Арап. Правду сказал тот, кто сказал: где крепость сильнее, там дьявол воюет злее.

Царь, его дочери и все гости так и оцепенели, от изумления рты разинули. Плешивый всё ещё бормотал что-то себе под нос, никак не мог своей злобы и ненависти скрыть, а Белый Арап в это время в заботе и печали пробирался всё дальше и дальше по пустынным и непроходимым местам.

Вот доехал он до широкой реки и уж хотел по мосту на ту сторону перебраться, как увидел, что по тому же мосту ползёт муравьиная свадьба. Что теперь делать? Остановился Белый Арап в раздумье и сам с собой совет держит: «Ежели наеду на них, убью несметное множество, а ежели напрямик через воду переправляться буду, как бы не утонуть с конём вместе. А всё-таки лучше попытаюсь переплыть, что суждено, тому не миновать, не хочу я губить столько невинных букашек». Собрался с духом, бросился с конём в реку, переплыл её, выбрался благополучно на другой берег и поехал себе дальше. Вот едет он, едет, и вдруг вылетает ему навстречу крылатая муравьиха и говорит:

— Хочу я, Белый Арап, тебя отблагодарить за доброту твою, за то, что нашу жизнь пожалел, когда мы мост переходили, и нашего веселья не нарушил. На, держи это крыло, и ежели тебе когда подмога нужна будет, только сожги его на огне. Я со всем моим народом сразу же придём к тебе на помощь.

Белый Арап бережно спрятал крылышко, поблагодарил муравьиху за обещанную помощь и дальше поехал.

Продолжает он свой путь, как вдруг слышит какое-то жужжание негромкое. Смотрит он направо — ничего не видно, смотрит налево — и того меньше. Поглядел Белый Арап вверх, и что же вы думаете? Пчелиный рой кружился над его головой и метался во все стороны, не зная, куда опуститься. Пожалел Белый Арап пчёл, снял с головы шапку, положил её в траву, а сам отошёл в сторонку. Обрадовались пчёлы, опустились они все к шапке и набились в неё. Белый Арап тоже за них обрадовался и сразу же за дело взялся: вправо пошёл, поискал, влево пошёл, поискал и не успокоился, пока не нашёл гнилой колоды. Выскоблил он её чем пришлось, и получился у него настоящий улей. Приделал он внутри колышки и смазал стенки мятой, донником, медовкой, вьюнком, чебрецом и другими душистыми травами, для пчёл полезными, взвалил его на плечи и перетащил к рою. Там вытряхнул он осторожненько пчёл из шапки в улей, поставил тихонечко дуплом вниз, положил сверху несколько листьев лопуха, чтобы не палили улей лучи солнца, да и дождь внутрь не попадал, оставил его там на поле среди цветов и поехал дальше.

Едет он себе и радуется, что доброе дело сделал, как вдруг является ему пчелиная царица и говорит:

— Белый Арап, за то, что ты по доброте своей для нас потрудился, построил нам жильё, хочу и я тебе милость оказать: на, держи это крыло, и ежели я когда нужна буду, только сожги его на огне, — сразу же приду на помощь.

Обрадовался Белый Арап, взял крыло и бережно спрятал; поблагодарил пчелиную царицу за обещанную помощь и поехал себе дальше.

Миновал он ещё добрый кусок пути, выехал на опушку леса и увидел там настоящее чудо — сидит себе великанище возле костра, а костёр из двадцати четырёх саженей дров сложен: сидит, греется, а сам орёт во всё горло, что замерзает, вот-вот помрёт от холода. А лицо этого человека совсем страхолюдное было: уши огромные, в сторону торчащие, а губы толстые, отвислые. Когда он дул, верхняя губа вверх заворачивалась, на самую макушку ему залезала, а нижняя так низко свисала, что брюхо прикрывала. Как дохнет, сразу же на всю округу изморось ложится в ладонь толщиной. Да и подойти к нему никак нельзя было, — он так дрожал, словно тряс его сам нечистый. Всё это ничего, кабы одно лишь чудище дрожало. Но вокруг всё живое и мёртвое тряслось вместе с ним: ветер завывал как безумный, деревья в лесу жалобно стонали, камни вопили, сухие ветки свистели и скрипели, и даже дрова, что в костре пылали, трещали от мороза. А белки попрятались в дупла деревьев, ёжились и тесно прижимались одна к другой, дули в коготки и лили горючие слёзы, проклиная день и час, когда родились. Чего ж тут ещё рассказывать? — такой был мороз, как огонь жёг. Белый Арап только чуточку рядом постоял, чтобы чудище рассмотреть, и враз у него сосульки вокруг рта выросли. Однако не мог он не рассмеяться и сказал удивлённо:

— Многое человеку видеть на своём веку приходится! Эй ты, страшилище, — только не ври, а говори истинную правду, — ты и есть Морозище? Ага, молчишь! Наверно, он самый, коли даже огонь возле тебя замерзает, такой уж ты горячий.

— Смейся, смейся, Белый Арап, — ответил Морозище, весь дрожа, — только в тех местах, куда едешь, без меня никак не обойдёшься.

— Так пойдём со мной, коли хочешь! — ответил Белый Арап. — Хоть согреешься в дороге, а то сидеть на месте совсем плохо.

Послушал Морозище Белого Арапа, и дальше пустились они вместе. Прошли они кусок пути, и увидел Белый Арап чертовщину ещё похлеще: громадный человечище жадно уписывал борозды земли за двадцатью четырьмя плугами и вопил во всё горло, что подыхает от голода.

— Ну, как тут не засмеяться? — спросил Белый Арап. — Ну и ну! Чего только на свете не увидишь! Наверно, это ненасытный Голодище, бездонный мешок, прорва обжористая, или бог знает какое ещё страшилище, коли и земля его не насыщает.

— Смейся, смейся, Белый Арап, — ответил тогда Голодище, — но в тех местах, куда идёте, без меня не обойдётесь.

— Коли так, иди и ты с нами, — предложил Белый Арап, — мне-то что, на спине я тебя тащить не буду.

Увязался и Голодище за Белым Арапом, и двинулись они дальше втроём. Прошли они немного, и вот видит Белый Арап новое чудо, ещё почище: огромный детина выхлебал всю воду из двадцати четырёх озёр и одной речки с пятьюстами мельницами, а сам орёт во всё горло, что от жажды сохнет.

— Ну и чудище! — воскликнул Белый Арап. — Что же у него за брюхо бездонное, что за глотка ненасытная, коли не могут утолить его жажду все реки земные? Да у него в кишках, должно быть, целое море плещется. Видно, это погубитель вод, знаменитый Жаждище, родной сын Засухи, тот самый, что рождён под знаком уток, потому и жажда у него безмерная.

— Смейся, смейся, Белый Арап, — ответил Жаждище, а из ушей его и из ноздрей хлынула вода как из мельничных лотков, — только в те места, куда вам надобно зря вы без меня идёте.

— Пойдём с нами, ежели хочешь! — сказал Белый Арап. — Довольно тебе в воде барахтаться, перестанут и бедные лягушки тебя проклинать, да и мельницам дашь поработать, а то уж больно много ты здесь бед натворил. О чём же ты, прости господи, думаешь? Верно, у тебя и в брюхе уже лягушки завелись, коли ты столько воды хлещешь.

Пристал и Жаждище к Белому Арапу, и двинулись они вчетвером дальше. Прошли они немного, — видит Белый Арап новую диковинку, ещё несуразнее: стоит урод: на лбу у него один только глаз, зато с сито величиной. Когда открывает он его, ничего не видит, на всё натыкается, как слепой, а когда закрывает, будь-то ночью или днём, то говорит, что видит этим глазом всё насквозь даже под землёй.

— Вот! — начал он вопить как сумасшедший. — Все вещи мне видны — дырявые они, как решето, прозрачные, как вода родниковая. Над головой своей много всего вижу, видимого и невидимого; вижу и как трава растёт из земли, как солнце за холм катится, луну и звёзды в глубине морской вижу, деревья вниз верхушками, скотину вверх ногами и людей, что ходят с головой меж плечами. Вижу я и такое, чего не пожелал бы видеть никому, чтоб попусту глаз не утруждать: вижу, четыре простофили на меня глазеют, рты разинули, и никак не пойму, чему они дивятся, дивились бы на себя, какие они красавцы писаные.

Белый Арап только головой покачал и говорит:

— Избави бог от человека помешанного, худо ему, несчастному! Не знаешь, что и делать — смеяться над ним или плакать. Видно, таким уж он уродился. Может, это знаменитый Глазище, родной брат Слепого, двоюродный Кривого, племянник Подстерегайлы из села Искайлы, насупротив Попадайлы или из города Ищи-поищи, по соседству с Нигде-не-найти-куда-ни-пойти. Что говорить, на всей земле только один и есть такой Глазище, видит он не по-человечьи, и лишь себя самого не видит — какой он красавец писаный. Словно колобок-комок, сморщенный сморчок, а на лбу глаз торчит, вот никто его и не сглазит!

— Смейся, смейся, Белый Арап, — ответил Глазище, а сам смотрит на него искоса, — но в тех местах, куда путь держишь, без меня тебе худо придётся. Дочку Рыжего царя не так легко добыть, как ты думаешь. Ежели меня там не будет, царь тебе её отдаст, когда ты уши свои увидишь.

— Ступай и ты с нами, коли тебе охота, — предложил Белый Арап. — Тебя за руку не вести как слепого.

Пристал и Глазище к Белому Арапу, и двинулись они дальше впятером. Прошли они так добрый кусок пути, и вот видит Белый Арап ещё большее чудо: какое-то страшилище шагает, охотится с луком за птицами. Только не думайте, что вся его сноровка и сила в том луке скрыта. Как бы не так! Он сам куда своего лука ловчей, а сила в нём такая, что и самому чёрту не по плечу! Ежели он хотел, то вширь раздавался так, что всю землю руками обхватывал. А иной раз до того растягивался и вырастал, что добирался рукой как бы высоко ни захотел, — до луны, солнца и звёзд. Ежели случалось ему стрелой промахнуться, всё равно птицам спасенья не было: хватал он их руками на лету, сворачивал от злости шею и глотал сырыми, с перьями да с костями. Вот и теперь лежала перед ним груда убитых птиц, и он их жадно пожирал, словно изголодавшийся коршун. Подивился Белый Арап и говорит:

— Ну, а уж как этого зовут, сама чёртова бабушка, верно, не знает…

— Назови его по имени, и я тебе тогда скажу, — ухмыльнулся Глазище.

— Даже не знаю, как его и окрестить. Назову Птицежорище, не ошибусь назвав Ширеширище — и того меньше, Вышегорище — тоже правильно будет. Назовём-ка его Птицежор-вышегор-ширеширище, — решил Белый Арап, жалея загубленных птиц, — это имечко как раз подходит к его нраву и привычкам. Наверно, это сам знаменитый Птицежор-вышегор-ширеширище, сын стрелка и внук лучника, кушак земли и лестница небесная, птичья чума и людское пугало, иначе его никак и не назовёшь.

— Смейся, смейся, Белый Арап, — ответил Птицежор-вышегор-ширеширище, — только лучше бы ты посмеялся над самим собой, потому что не знаешь, какая беда тебя подстерегает. Ты думаешь, очень просто заполучить дочку Рыжего царя? Видно, не знаешь, что за чёртова ведьма эта девка: захочет и обернётся птицей, хвостиком вильнёт — и от вас уйдёт, поминай как звали. Попусту вы туда тащитесь, напрасно только себя утруждаете, ежели и меня с собой не прихватите.

— Коли хочешь, айда и ты с нами, — сказал Белый Арап. — Сразу и за цело возьмёшься — Морозище за патлы схватишь, носом в солнце уткнёшь, может согреется немного, не будет больше зубами стучать, как старый журавль клювом, а то, глядя на него, и у меня мурашки по спине бегают.

Пристал Птицежор-вышегор-ширеширище к Белому Арапу, и пошли они дальше вшестером. Где проходили — страх наводили: Морозище дотла все леса сжигал, Голодище землю глодал, песком заедал, а сам от голода орал, Жаждище всю воду из озёр и прудов выпивал, ничего не оставлял, — так, что рыбы на суше метались, лягушки змей водяных глотали, а те ар жажды визжали, Глазище же всё насквозь, как сам нечистый, видал и только всем на удивление и на страх верещал, что ему в глаз попадал…

То серый, то белый, То робкий, то смелый, Рогатый, безрогий, С ногами, безногий.

Так и нёс он всякую чепуху несусветную.

Про луну и про звезду Он городит ерунду, Если не жалеешь уши, Побасёнки эти слушай.

А Птицежор всех птиц хватал и подряд без разбору пожирал — ощипанных и неощипанных, так что из-за этого пугала никто пернатых около дома не мог разводить.

Лишь один Белый Арап никому не причинял никакого зла, никого не обижал, а с товарищами честно делил все прибытки и убытки, да и со всеми был в дружбе: знал, что они ему понадобятся при дворе Рыжего царя. О скупости, злости и жестокости этого царя шла молва по всему миру: людей он ничуть не жалел, для него всё одно — что человек помер, что пёс околел. Но как говорится — на каждого вора найдётся свой разбойник. Думается мне, что из пяти пугал, приставших к Белому Арапу, хоть один-то справится с Рыжим царём, и придётся этому царю иметь дело с настоящими людьми, а не с безмозглыми чурбаками, как по сю пору. Только заранее знать нельзя, как всё сбудется.

Сумасшедший мир кругом, Всё в нём — будто кувырком. Вверх подняться мудрено, Но легко упасть на дно.

Вот ведь как бывает — у одного все карты на руках, у него и хлеб и нож, режет себе сколько хочет, а ты знай поглядывай, а сделать ничего не можешь! Как говорится: кто в силе, тот и кости грызёт, а кто слаб — и мякиша не разжуёт. Так и Белый Арап со своими товарищами: может, им и удастся заполучить дочку Рыжего царя, а может и нет. Пока они всё идут и идут вперёд, а там уж как посчастливится. Мне-то какая печаль?! Моё дело сказку сказывать, а ваше слушать.

Румынские сказки

Прошли Белый Арап и его спутники ещё добрый кусок пути и, наконец, дошли до того царства, дай нам, бог, много сил, потому впереди сказка ещё длинная. А как прибыли, ввалились все шестеро на царский двор — Белый Арап во главе, остальные за ним, один другого краше, наряднее да пригожее, в рваньё одеты, тряпьём убраны, совсем как рать царя Гороха.

Предстал Белый Арап перед Рыжим царём и сразу же выложил ему, кто они такие, откуда прибыли да зачем пожаловали. Подивился царь, когда узнал, что такая беспортошная голытьба, кем бы ни были они посланы, набралась наглости и без всякого зазора и стыда его дочь себе требует. Не захотел, однако, он им перечить и не дал никакого прямого ответа, а лишь приказал заночевать у него — утро, мол, вечера мудренее, и он за ночь надумает, как ему поступить. Тут же вызвал царь одного своего верного холопа и дал ему наказ уложить гостей на ночлег в терем из раскалённой меди, чтобы уснули они там вечным сном, как уже случалось с другими сватами, пожалуй, почище этих.

Побежал царский холоп и распорядился подложить под медный терем двадцать четыре сажени дров и так протопить, чтобы терем докрасна раскалился. А под вечер попросил он гостей в терем пожаловать, спать укладываться. Но Морозище не провести, он отозвал своих товарищей в сторону и тихонько им сказал:

— Слушайте вы, как бы вас бес не попутал войти вперёд меня в терем, куда нас поведёт слуга рыжего козла! До завтрашнего дня не доживёте, ежели полезете. Ведь имеем мы дело не с кем-нибудь, а с Рыжим царём, а в здешних краях давно слава идёт об его доброте небывалой и милосердии неслыханном. Я-то хорошо знаю, какой он гостеприимный и щедрый за чужой счёт. Хоть бы никому раньше его не помереть, дай ему бог три дня жизни, с позавчерашнего начиная. А доченька-то у него уродилась точь-в-точь по чёртову заказу: вся в отца пошла, да и того хлеще. Знаете, как говорится: коза через стол сиганёт, а козлёнок — через хату перемахнёт. Но ничего — нашла теперь коса на камень… Коль я с ними этой ночью не управлюсь, так и сама чёртова бабушка не сладит.

— И я так думаю, — поддакнул Голодище. — Запряг Рыжий царь своих волов в одну упряжку с чёртом, да только останутся они без рогов.

— А мне думается — отдаст он и телегу, и плуг, и волов, лишь бы от нас избавиться, — вмешался Глазище.

— Ну, хватит! — прикрикнул Морозище. — Кто болтает, тот нищает. Лучше пойдём спать укладываться, а то царский холоп ждёт нас не дождётся, с распростёртыми объятиями, ублажить нас хочет, небось стол накрыл и свечи зажёг. Ну давайте! Наточите зубы и пошли за мной!

Вот потащились они, еле ноги передвигают, друг дружке мешают, а на пороге совсем остановились. Тут Морозище дунул три раза по-своему, по-особому, и сразу стало в горнице не горячо, не холодно, а в самую пору, лучше для сна и не придумать. Вошли они все внутрь, улеглись кто где сумел и молчок. Верный царский холоп быстро запер двери снаружи, а сам злобно посмеивается:

— Нашёл-таки на вас управу! Спите теперь, голубчики, спите вечным сном, я вам как следует постелил. К утру от вас один пепел найду.

Оставил он их и пошёл по своим делам. А Белый Арап и его друзья в ус себе не дуют. Как добрались они до тепла, так совсем разомлели, начали, на радостях, потягиваться да баловаться назло ведьме, царской дочери. Один Морозище от такого тепла весь сжался в комочек, дрожьмя дрожал, колени к самому рту прижал, зубами щёлкал да всех и каждого ругательски ругал.

— Только ради вас, черти окаянные, остудил я помещение, а то для меня оно в самый раз было. Да так всегда получается, стоит только связаться с калеками немощными. Ничего, в другой раз не проведёте! Даже слушать вас тошно! Ишь, что выдумали! Вы тут не нарадуетесь, разлеглись в тепле да в холе, а я от холода подыхаю. Хорошенькое дело! Для чего же это я лишил себя покоя? Сейчас такую вам взбучку задам, что взвоете, сам спать не буду, но и вам не позволю.

— А ну, заткни глотку, Морозище! — закричали остальные. — Того и гляди рассветёт, а ты всё болтаешь и болтаешь. Вот чёртово чучело! Хватит чушь молоть, у нас уж голова вспухла. Если кто польстится в другой раз с тобой водиться, поделом ему, — совсем ты нас заговорил и головы нам задурил. Никакого покоя от тебя нет. Послушайте его только — так и тарахтит как испорченная мельница. Трещит без умолку из-за чепухи, словно с ума совсем спятил. Эх ты, тебе пристало только в лесу с медведями да волками выть, а не в царских хоромах с честным народом жить.

— Ишь какие! По какому такому праву вы мною помыкаете? — вышел из себя Морозище. — Вы из меня дурачка не делайте, а то самим несдобровать. Я человек добрый, но до поры до времени, а ежели выведете меня из терпенья, плакать будете.

— А ты не шутишь, губастенький? Уж больно ты грозен, я вижу — как рассердишься, сразу же заикаться начинаешь, — рассмеялся Голодище. — Очень ты мне люб! Засунул бы тебя за пазуху, да только уши не поместятся… Лучше помолчи малость да убери губищи свои подальше, а то наплачешься, ведь ты не один в этом доме.

— Видать, правду люди говорят — ты к нему с добром, а он к тебе со злом, — огрызнулся Морозище. — Не дал я вам войти сюда первыми, так мне за это и надо, да ещё мало. Впредь наука — кто в другой раз так поступит, пусть так же и поплатится.

— Правильно, Морозище, жаль только, что ты малость не в своём уме и от дурости не лечишься, — ввязался Глазище. — Но из-за твоих шуточек скоро вся ночь пройдёт, а мы так и не отдохнём. Что бы ты сказал, если бы тебе спать не давали? Ещё твоё счастье, что напал на добрых людей, другие уж давно бы тебя как следует взгрели.

— Да замолчите вы или нет? Не то я как вытяну ноги — стенки вышибу, — вскипел Птицежор-вышегор-ширеширище, — и вылезу на двор с крышей на голове.

Никак вы себе места не найдёте, а уж поздно совсем — разве это дело? Сдаётся мне, Губастый, что ты первый зачинщик во всей заварухе.

— Твоя правда, — поддакнул Глазище. — Повезло ему, что такие добрые мы да терпеливые.

— Дать бы ему как следует, — поддал жару Жаждище, — за вихры бы оттаскать да бока намять, а иначе не угомонится.

Увидел Морозище, что все на него ополчились, совсем взбеленился да как дунет, — стены на три локтя заиндевели, а у товарищей его от стужи зуб на зуб не попадает, и так они дрожать начали, что рубахи на них ходуном заходили.

— Вот получайте! — захохотал Морозище. — Отплатил вам с лихвой! Теперь можете молоть что угодно, я больше не злюсь. Да это же курам на смех! О Белом Арапе ничего не говорю, но вы-то, рвань несчастная, как смеете привередничать? Эх, было бы у меня столько золотых, сколько раз вы спали на свиной подстилке да в навозе. Ишь ты, притворяются барчуками, в сенях рождёнными, с рожами холёными.

— Снова у тебя язык зачесался, Губастый, — закричали все остальные. — Будь ты проклят со всем твоим родом, во веки вечные, аминь!

— И от меня подкинь. Бью я челом всей вашей компании, как зелёному бору, и выставляю бочку вина, а вторую наливки, — не остался в долгу Морозище. — Ну, а теперь давайте спать, потому — скоро надо вставать, силы наши объединять, Белому Арапу помогать, друг на друга не серчать, а то счастья нам не видать и в раю не побывать.

Поругались они ещё малость, почесали языки, — глядь уж утро настало! А царский холоп тут как тут, думает, что гостей давным-давно в живых нет, и пришёл, как положено, золу из терема выгребать. Подошёл он поближе, и что же, вы думаете, увидел? Медный терем, раскалённый с вечеру докрасна, превратился в глыбу ледяную, так что снаружи и не различить, где двери, а где окна, где решётки, а где ставни, — ничего не разберёшь. А изнутри раздавался страшный грохот: гости колотили что есть мочи в двери и орали во всю глотку:

— Что это у вас за царь такой, — оставляет гостей мёрзнуть в нетопленных покоях? Даже в хижинах последних нищих такого холода не бывает. Разнесчастные наши головушки, промёрзли мы до костей, даже язык к нёбу примёрз!

Как услышал это царский холоп, перепугался до смерти, но и обозлился как чёрт. Попытался он дверь отпереть, да куда там, хочет совсем её с петель сорвать — тоже никак не выходит. Как тут быть? Побежал и доложил обо всём царю. Пожаловал тогда туда сам царь с народом, люди тащат заступы острые, да котлы с кипятком. Начали они — кто лёд откалывать, кто кипятком петли да замки дверные поливать. Долго бились-мучались люди, пока смогли двери отворить и гостей выпустить. А как увидели их, так и обомлели: у дорогих гостей волосы, бороды и усы до того заиндевели, что и разобрать нельзя, люди ли это, черти, иль другая какая нечисть. И так все они дрожали, тряслись и зубами лязгали, что страшно становилось. А в Морозище словно все бесы вселились, до того его трясло, и такие чудеса он своими губищами выделывал. Сам Рыжий царь ужаснулся, когда увидел, что он за коленца выкидывает.

Ну, а Белый Арап вперёд вышел, царю, как положено, поклон отвесил и говорит:

— Твоё царское величество! Его светлость племянник могущественного Зелен-царя, наверно, уж ждёт меня с нетерпением… Думаю, что теперь твоё величество отдаст нам свою дочь и мы оставим тебя в покое, отправимся восвояси.

— Ладно, добрый молодец, — процедил сквозь зубы царь, посматривая на них искоса. — Придёт и для этого время. А пока что закусите немного, а то ещё скажете, что ушли из моего дома голодными.

— Святое слово, твоё величество, изволил вымолвить, — обрадовался Голодище, — а то у нас животы совсем подвело.

— Может, ты нам и выпивку какую выставишь, твоё величество, — попросил Жаждище, — а то у нас глотка совсем пересохла.

— Да что вы клянчите, — оборвал их Глазище, подмаргивая, — его величество сам знает, что нам надобно.

— Я тоже так думаю, — поддержал его Птицежор-вышегор-ширеширище. — Коли мы к царю в гости попали, то уж не бойтесь, его величество о нас позаботится — обогреет, накормит, да и выпить поднесёт.

— А как же иначе, — пробормотал Морозище, лязгая зубами и дрожа, как в ознобе. — Всем известно, что его величество — отец всех голодных и жаждущих. Потому-то я и радуюсь, что хоть немного согреюсь, когда выпью винца — крови господней.

— Да замолчите же наконец! — прикрикнул Голодище. — Хватит и одной дубинки, чтоб целый воз горшков расколоть. Не надоедайте больше его величеству. Он ведь тоже человек… Это нам, голодранцам нищим, трудно гостей потчевать как положено, а для целого царства-государства — это плёвое дело, вроде как укус блошиный.

— Что до меня, то жратва — это баловство одно, — возразил Жаждище, — вот выпивка — это стоящее дело. Попросил бы я твоё царское величество, коли решишь ты нас угостить, как задумал, вели выставить выпивки побольше, в ней ведь вся сила, вся отвага. Говорят же: побольше пей — горе развей! Только, сдаётся мне, разболтались мы, и его величество уж не знает, как нам и угодить получше.

— Хоть бы поскорей пожрать дали чего-нибудь, — вздохнул Голодище, — а то с голоду вовсе обессилели, сердце заходится.

— Да подождите вы! — успокоил их Глазище. — Небось не мыши у вас в животах ночевали. Вот-вот жратву и выпивку выставят, вы только брюхо наготове держите.

— Сейчас подадут вам есть и пить, — сказал царь. — Только худо вам будет, ежели не справитесь со всем угощеньем. Хлебнёте вы со мной горя… Не думайте, что шучу.

— Пошли нам бог горя такого, а не другого, твоё величество, — гаркнул Голодище, а сам руками за брюхо держится.

— А твоему величеству дай бог думу добрую да руку щедрую, чтобы выставил ты нам всякой еды да выпивки побольше, — пробормотал Жаждище, глотая слюни. — Насчёт жратвы да выпивки мы всегда самые первые; вот работа — это уж не про нашу честь, пусть другие, сумасшедшие, ею пробавляются.

Слушает царь, молчит и только зубами от злости скрипит да про себя думает:

«Ладно, ладно! Баламутьте вы море пальцем, только посмотрим, что запоёте, когда на дно угодите. Наплачетесь вы тогда!».

Подумал он так и ушёл в свои хоромы.

Не много времени прошло — притащили им двенадцать возов с хлебом, двенадцать жирных коров зажаренных и двенадцать бочек вина, да такого крепкого, что только глотнёшь, сразу ноги подкашиваются, глаза стекленеют, язык к нёбу прилипает, и начинаешь ты лопотать по-турецки, хоть ни аза не смыслишь. Посмотрели Голодище и Жаждище на угощенье и повелели всем остальным:

— Ну, вы жрите и пейте первые, сколько в вас влезет, только не вздумайте всё проглотить и выпить, а то несдобровать вам, сживём со свету.

Белый Арап, Морозище, Глазище и Птицежорище взялись тогда за дело, наелись и напились до отвала. Да толку мало. Даже незаметно было, много ли, мало ли они съели-выпили, угощенье было выставлено на славу, одним словом — царское.

— Ну, а теперь убирайтесь отсюда, калеки маломощные, только зря угощенье расковыряли, — закричали Голодище и Жаждище, — им совсем уж невтерпёж стало, так им животы от голода и жажды свело.

И вот начал Голодище в рот зараз по целому возу хлеба отправлять и по целой жареной корове уписывать, так что не успел никто оглянуться, как он уже всё сожрал, со всем управился, словно и не выставляли ему никакой еды. А Жаждище выбивал днища из бочек и высасывал их одним глотком. В два счёта он все бочки досуха осушил, так что не осталось в них хоть капельки вина на клёпках.

Проглотил всё Голодище и начал швырять костями в царских слуг да вопить во всю глотку, что от голода помирает.

А Жаждище — тот орал не своим голосом, что подыхает от жажды и как полоумный расшвыривал во все стороны клёпки и днища.

Услышал царь в своих хоромах рёв и грохот, всполошился, выбежал, увидел, что гости натворили, и за голову схватился.

«Ой-ой-ой! — подумал он горестно. — Вот какую напасть послал господь бог на мою голову. Видно, вправду напоролся я на настоящих людей».

А Белый Арап вновь вышел вперёд, встал перед царём и говорит ему:

— Желаю много лет здравствовать, светлый царь! Ну теперь, думаю, отдашь ты нам свою дочь, а мы оставим тебя в покое и двинемся восвояси, а то племянник Зелен-царя ждёт нас, не дождётся…

— Ладно, добрый молодец, всё в своё время, — пробормотал сквозь зубы царь. — Только наберитесь ещё чуточку терпенья, дочка-то моя не простого рода, не нищенка приблудная, чтобы так сразу её забирать. А ну, поглядим, что же это у нас получается. Поели и выпили вы впрямь каждый за сотню, теперь и поработать полагается. Вот смотрите: здесь смешаны в одну кучу мера макова семени и мера песка самого мелкого, вот вы до завтрашнего утра и отберите семя маковое от песка да уложите отдельно. Только худо вам будет, если найду я хоть одну песчинку среди мака иль одно семечко в песке. Выполните эту работёнку, тогда я ещё посмотрю, как быть… А коль не выполните, головой поплатитесь за то, что дерзки и наглы были с моей царской особой, чтобы и другим неповадно стало, глядя на ваши муки.

Сказал царь эти слова и ушёл по своим делам, оставив гостей самих из беды выпутываться.

А Белый Арап и друзья его только руками развели, не знают, как тут быть, что делать.

— Да, это уж не шутки шутить, — сказал Глазище. — Как с эдакой мелочью справиться? И впрямь вредный и злой человек этот Рыжий царь. Я-то, хоть теперь и темно, хорошо отличаю, где мак, где песок, да только чтобы в срок отобрать и разложить эдакую мелочь, нужны быстрота и ловкость муравьиная. Видно, правильно сказал тот, кто сказал, что рыжего человека пуще всего остерегаться надо, потому что он как есть чёрт.

Вспомнил тут Белый Арап о муравьином крылышке, вытащил его, высек огонь, поджёг кусок трута, а потом и крылышко. И тут сразу со всех концов света начали стекаться к нему муравьи, видимо-невидимо, тьма-тьмущая — и под землёй ползут, и по земле бегут, и по воздуху летят, конца-края не видать. В мгновенье ока отделили они маковое семя в одну сторону, песчинки в другую. Хоть сотни тысяч заплати, всё равно не найти ни одной маковинки в песке, ни одной песчинки в маке. А потом на самой заре, когда сон слаще и даже земля спит, множество малых мурашек заползли во дворец и давай спящего царя кусать да жалить так больно, словно огнём жгли. Вскочил царь с постели как встрёпанный. Не удалось ему, по своему обыкновению, всласть похрапеть до самого обеда. Вскочил царь и принялся постель перетряхивать, искать, кто его так искусал. Но найти ничего не нашёл, — муравьишки все сгинули, словно под землю провалились.

— Что за чертовщина! Вон ведь какие волдыри по всему телу высыпали! Без причины эдакого не бывает. Впрочем, кто его знает? Либо мне почудилось, либо погода испортится. Одно из двух наверняка. Ну, поживём, увидим, а пока пойду, погляжу, отобрали ли эти босяки мак от песка. Очень уж они окаянные, уши мне прожужжали — дочку им отдать просят.

Пошёл царь, да как увидел, что его приказ выполнен в точности, совсем затосковал. Призадумался он, не знает, как к гостям придраться, что ещё придумать.

Вновь вышел вперёд Белый Арап, встал перед царём и говорит:

— Ну, твоё величество, теперь, думаю, отдашь ты нам дочку, а мы оставим тебя в покое и уедем в свои края.

— Это ещё успеется, добрый молодец, — процедил Рыжий царь сквозь зубы, — а пока должны вы ещё одну службу мне сослужить. Вот что вам надо сделать: сегодня вечером ляжет моя дочь спать, по своему обыкновению, в своей опочивальне, а вы охраняйте её всю ночь. Коли завтра утром она на месте будет, может, я тебе её и отдам, а коли её там не окажется, сам на себя пеняй, плохо тебе придётся… Понял?

— Понял, твоё величество! Желаю тебе много лет здравствовать, — ответил Белый Арап, — только слишком долго мы здесь задерживаемся, а хозяин-то мой ждёт меня не дождётся. Боюсь, что жестоко накажет он меня за такое опоздание.

— Твой хозяин пусть что хочет с тобой делает, это тебе будет в придачу, — буркнул царь, смотря на них искоса. — Может хоть шкуру с тебя содрать, мне-то что! Но теперь вы должны мой приказ исполнить: берегите царевну, мою дочку, как зеницу ока, а не то пропали ваши головы, никакие жульнические штуки вам больше не помогут.

Сказал и ушёл по своим делам, а друзья крепко задумались.

— Что-то он затеял нечистое, не иначе, бес какой-нибудь здесь замешан, — покачал головой Морозище.

— Да не простой бес, а старый, тот, что и ночью и днём над людьми тешится, — поддакнул Глазище. — Только, думается мне, недолго ему осталось радоваться.

Потолковали они ещё, посоветовались, вот и вечер настал. Царевна улеглась спать, Белый Арап у самой двери её опочивальни на стражу встал, а остальные, как приказано было, до самых ворот дозором выстроились.

К полуночи царевна обратилась в птичку-невеличку и из опочивальни выпорхнула. Пролетела она мимо пяти сторожей, они её и не приметили. Только как пролетала она мимо Глазища, он её сразу доглядел и тут же окликнул Птицежор-вышегор-ширеширище.

— Слышь ты, царская-то дочка утёрла нам нос. Чёртово отродье, а не девка: обратилась в птичку и стрелой пролетела мимо друзей наших милых, а они и глазом не моргнули. Видишь, как оно бывает. Только понадейся на них, без головы останешься. Теперь одна надежда на нас, что мы её сцапаем и домой возвратим. Ты знай молчи-помалкивай и пойдём со мной. Я тебе покажу, где она прячется, а ты уж своей ловкости не жалей — схвати её рукой да шею маленько сверни, чтобы в другой раз ей неповадно было над честным народом издеваться.

Отправились они за царевной, и вскоре Глазище говорит:

— Эй, Птицежорище, вот она! Вон там, за матушкой землёй, в тени зайца схоронилась, хватай её, да смотри не выпускай!

Птицежор-вышегор-ширеширище раздался что есть мочи вширь и давай в бурьяне шарить, вот-вот схватит царевну, только она вспорхнула, взвилась на вершину горы и за скалой укрылась.

— Вон она, там, на самой верхушке горы, за той скалой! — вопит Глазище.

Птицежор-вышегор-ширеширище растянулся и давай за скалами шарить. Чуть было не словил птичку, только она «фы-ыыр», снова снялась с места, взлетела и спряталась за самой луной.

— Да вот она, Ширеширище! Вон за луной, — орёт Глазище. — Эх, жаль, не могу я достать её, а то задал бы ей хорошенько.

Птицежор-вышегор-ширеширище ещё пуще вытянулся и до самой луны добрался. Схватил он луну в свои лапищи, нашёл птичку и цап её за хвост да, на радостях, чуть совсем шею ей не свернул. Она же от страху сразу обратилась в девушку и закричала:

— Пощади мою жизнь, Ширеширище, и я тебя по-царски отблагодарю милостями и дарами всякими, клянусь тебе!

— Одарила ты уж нас царскими дарами и милостями, чёртова колдунья, пропали бы наши головушки, кабы я тебя не доглядел, когда ты улепётывала! — прикрикнул Глазище. — Одного страху сколько натерпелись, пока тебя разыскивали. Ну, а теперь спать пора, а то утро скоро. Там посмотрим, что дальше будет.

Схватили они её, один за одну руку, другой за другую и в путь-дорогу! Шли они, шли и на заре добрались до терема царского, миновали стражу и водворили царевну в опочивальню.

— Ну, Белый Арап, — сказал Глазище, — как бы вы теперь все выпутались, не будь здесь меня и Птицежор-вышегор-ширеширище? Ведь вот как бывает — у каждого человека свой талан и свой изъян и коль талан помогает, так изъян не мешает.

Пташка чуть не улетела — Помощь вовремя поспела, А надейся мы на вас — Плохо было б всем сейчас.

Нечего было ответить Белому Арапу и остальным друзьям, они только головы опустили, повинились да спасибо сказали Птицежору и Глазищу за то, что выручили они их по-братски.

А наутро царь примчался как зверь лютый за дочкой, но когда увидел, что она на месте под доброй стражей, от злости только глазами засверкал, да делать нечего.

Вновь вышел вперёд Белый Арап, встал перед царём и говорит:

— Теперь, может, твоё величество, уж отдашь мне царевну, а мы тебя оставим в покое и уедем к себе.

— Повремени ещё, добрый молодец, — хмуро ответил царь, — всему своё время. Только вот что — есть у меня ещё одна дочь, приёмная, ровесница она царевне, и нет между ними никакого различия — одинаковы они и красотой, и станом, и походкой. Коль угадаешь, какая из них мне родная дочь, бери её и убирайся поскорее, а то я весь поседел с тех пор, как вы сюда пожаловали. Я пойду скажу царевнам, пусть ждут тебя. А ты, Белый Арап, следуй за мной и коли угадаешь — твоё счастье, а коли нет — соберите свои пожитки и сразу же проваливайте ко всем чертям, видеть больше я вас не могу.

Ушёл царь и приказал обеих девушек одинаково нарядить и причесать, а потом велел привести Белого Арапа, чтобы тот угадал, какая из них царю родная дочь.

Стали царевны наряжаться, а Белый Арап закручинился, совсем отчаялся, не знает, как быть, чтобы напоследок не оплошать. Думал он, раздумывал, сам не свой, и вдруг вспомнил о пчелином крылышке, вытащил его, высек огонь и поджёг от куска горящего трута. Сразу же предстала перед ним царица пчелиная.

— По какому делу я тебе понадобилась, Белый Арап? — спросила она и уселась к нему на плечо. — Скажи только, а я готова тебе прийти на помощь.

Рассказал ей Белый Арап всё по порядку, от начала до конца, просит ему подсобить.

— Не бойся, Белый Арап, — успокоила его пчелиная царица. — Я помогу тебе распознать её даже из тысячи. Входи смело в хоромы, я тоже там буду. Как войдёшь, приостановись и посмотри на красных девиц, увидишь, что одна платочком отмахивается, значит это и есть царю родная дочь.

Вошёл Белый Арап с пчелой на плече в горницу, где его поджидали царь и девицы, и приостановился, смотрит то на одну, то на другую. Стоит он прямо как свеча и глаз с девушек не сводит, а в это время пчелиная царица взлетела, царевне на лицо сесть норовит. Та вся встрепенулась, вскрикнула и ну платочком отмахиваться, как от врага. Белому Арапу только того и надо было — подошёл он прямо к девице, взял нежно за руку и говорит царю:

— Ну теперь, твоё величество, думаю, что ты никакой помехи мне больше чинить не будешь, — выполнил я все твои повеления.

Позеленел царь от злости, даже лицом осунулся, но делать нечего.

— Что до меня, можешь взять её с собой, Белый Арап, — вздохнул он. — Ежели не сумела она вас погубить, хоть ты сумей быть над ней хозяином. Я теперь отдаю тебе дочь от всего сердца.

Поблагодарил Белый Арап царя и говорит царевне:

— Ну, нам пора в путь-дорогу. Мой господин, светлый племянник Зелен-царя, небось состарился, меня поджидаючи.

— Погоди ещё малость, нетерпеливый молодец, — ответила царская дочь, взяла в руки горлицу, шепнула ей что-то на ушко и ласково поцеловала. — Не торопись так, Белый Арап, а то люди над тобой смеяться станут. Повремени, у тебя ещё и со мной разговор будет. До того, как мы отсюда уедем, пошлём твоего коня и мою горлицу принести мне три веточки сладкой яблоньки да живую и мёртвую воду с того края земли, где горы вершинами сшибаются. Коли моя горлица первой доставит веточки и воду волшебную, даже и не надейся, что я с тобой поеду, упаси бог. Ну, а ежели, на твоё счастье, твой конь первым поспеет и доставит мне всё, что я приказала, то уж так и быть — пойду с тобой куда вздумаешь, больше противиться не буду.

Румынские сказки

Помчались конь и горлица наперегонки, где в поднебесье взлетают, где к земле припадают, как им ловче и способнее.

Только горлица полегче была, вот и добралась первой. Подстерегла она, когда солнце на самую середину неба взошло, а горы на миг остановились передохнуть, метнулась между ними как сквозь огонь, схватила три веточки яблоньки сладкой да воды живой и мёртвой и обратно повернула быстро как молния. Но у самых горных ворот выскочил ей навстречу конь Белого Арапа, остановил на месте и начал уговаривать да улещать:

— Горлинка, горлинка, миленькая, родненькая, отдай ты мне три веточки яблоньки сладкой да воду живую и мёртвую, а сама вернись и добудь себе другие веточки и ещё водицы такой. Потом нагонишь меня, ты ведь куда меня проворнее. Не сомневайся, не раздумывай долго, отдай мне их, и будет хорошо всем нам — и моему господину, и твоей госпоже, и мне, и тебе, а коли не дашь, худо будет моему господину Белому Арапу, да и всем нам несдобровать.

Горлица не очень-то соглашалась, да только конь долго упрашивать не стал: бросился на неё, выхватил насильно воду и веточки яблоневые и сразу же помчался к царевне, да и передал ей всё при Белом Арапе. Обрадовался тот, отлегло у него от сердца.

Прилетела попозже и горлица, да что теперь от неё толку?

— Ах ты негодница! — воскликнула царевна. — Ловко ты меня продала. Ну, раз так, лети сейчас же к Зелен-царю да извести его, что мы тоже следом едем.

Улетела горлица, а царевна опустилась на колени перед отцом своим и говорит:

— Благослови меня, батюшка, а я желаю тебе долго здравствовать. Видно, так мне суждено, чему быть, того не миновать. Ничего больше нельзя поделать — должна я уйти с Белым Арапом.

Собралась царевна в дорогу, оседлала коня, тоже волшебного, и ждёт, готовая в путь пуститься. Собрал и Белый Арап своих друзей, сел верхом, и пустились они в путь:

Едут, едут без опаски, Мы остались позади, Это присказка, а сказка — Сказка будет впереди.

Ехали они день, ехали ночь, сколько отъехали — никто не знает, а только в одном месте Морозище, Голодище, Жаждище, Птицежор-вышегор-ширеширище и чудище Глазище — остановились все.

Попутчики грустно сказали: «Прости, Как жаль, что расходятся наши пути, — С тобой мы и дальше охотно пошли бы». А Белый Арап им ответил: «Спасибо», — И мирно поехал дорогой своей. Тоскливо ему, но, жалей не жалей, Пришлось с дорогими друзьями проститься… По вот улыбнулась внезапно девица Нежней, чем сама чаровница-весна. За тёмною тучкой укрылась луна. В сердцах же зажглось, загорелось тотчас… Что в них загорелось? Любовь в них зажглась, От искры волшебной пленительных глаз.

Ехали они, ехали, и чем дальше ехали, тем больше терял Белый Арап голову, глядя на девушку, до того была она молода, пригожа, приветлива и ласкова.

Салат из медвежьего сада, шкуру и голову оленью отдал Белый Арап своему господину с лёгким сердцем, но вот дочку Рыжего царя ни за что не хотелось отдавать. Крепко он её полюбил, уж больно она была красива — цветок майский, утренней росой умытый, первыми лучами солнца обласканный, ветерком овеянный, мотыльком нетронутый. Иль как говорят у нас по-деревенски: всех пригожее,

На солнце взглянешь кое-как, А на неё нельзя никак.

Вот потому-то Белый Арап и не сводил с неё глаз всю дорогу — больно уж она ему полюбилась. Правда, и царевна на него поглядывала — видно, и в её сердце любовь прокралась, да только не хотелось девушке признаться. Совсем как в песне:

Уходи, поди сюда! Скажет «нет», а значит — да!

Даже не знаю, как лучше сказать, чтобы не ошибиться. Ясно одно: ехали они, и сами не чувствовали, что едут, дорога казалась им короткой, а время ещё короче, день пролетал как час, а час — как один миг. Так оно и бывает когда едешь по дороге вместе со своей милой.

Бедняга Белый Арап не знал, не ведал, что его дома ждёт, а то было бы ему не до любви. Недаром в песне поётся:

Где споткнёшься, кабы знал, То соломки б подостлал.

Но об этом ещё рано говорить. Лучше я вам расскажу, как горлица прилетела к Зелен-царю и известила его, что скоро прибудет Белый Арап с дочерью Рыжего царя.

Зелен-царь сразу же начал готовиться, чтобы принять царевну со всеми почестями и повелел выехать им навстречу. Плешивый же только зубами скрежещет да про себя думает, как бы Белому Арапу отомстить.

А Белый Арап и царевна всё дальше и дальше едут. Вот и добрались наконец до дядиной державы.

Тут им навстречу вышли сам Зелен-царь, дочери его, плешивый и весь двор царский. Как увидел плешивый, что дочка Рыжего царя такая пригожая да ладная, сразу же подскочил, хочет с коня на руки принять. Но царевна оттолкнула его в сторону и говорит:

— Убирайся отсюда, плешивый! Не ради тебя я сюда приехала, а ради Белого Арапа, потому что он настоящий племянник Зелен-царя.

Услышали это Зелен-царь и дочки его, да и застыли на месте, а плешивый как увидел, что его коварство раскрыто, подскочил словно бешеный волк к Белому Арапу, срубил ему голову одним махом и крикнул:

— Получай! Так наказывают тех, кто клятву нарушает!

Но конь Белого Арапа сразу же налетел на плешивого, заржал: «Довольно, плешивый!» — схватил его зубами за голову, взвился в поднебесье и на землю швырнул, да так, что плешивый в пыль рассыпался, до земли долететь не успел.

В этой сумятице дочь Рыжего царя быстро приложила Белому Арапу голову на место, обвила трижды ветками яблоньки сладкой, окропила мёртвой водой, чтобы кровь остановилась и кожа срослась, потом спрыснула живой водой, и Белый Арап сразу же ожил. Протёр он глаза и вздохнул:

— Крепко же я спал!

— Спал бы ты вечным сном, Белый Арап, кабы не я, — ответила дочь Рыжего царя, нежно его поцеловала и вернула ему меч отцовский.

Опустились они оба на колени перед Зелен-царём, поклялись друг другу в верности, а он их благословил, да и царствовать поставил.

А потом началась свадьба, и тут уж, дай бог радости:

На свадьбу весёлые толпы спешат, А солнце с луной, улыбаясь, глядят.

Позвали на ту свадьбу всех:

Матка пчёл пришла на зов, И царица муравьёв, Фея с ясными глазами, Что живёт между цветами И царит над островами.

А ещё пришли:

Королевы, короли, Знатный люд со всей земли, Без гроша сказитель нищий. Всем хватило вин и пищи, На пиру и бедняки Ели жирные куски.

Веселились они и пировали долгие годы, да и теперь ещё веселятся. Кто туда придёт, выпьет и поест. А у нас не так: у кого деньги есть, тот пьёт и ест, а у кого нет — тот лишь смотрит и терпит.

Дэнилэ Препеляк. Перевод Г. Перова.

Жили-были в одном селе два брата, оба женатые. Старший был трудолюбив, бережлив и богат и за какое дело ни брался, господь за него заступался, но детей у него не было. А младший брат был беден. Не раз бежал он от счастья, а счастье от него, потому что был он ленив, умом нерасчётлив и в делах неудачлив; да и детей имел целую кучу! Жена у бедняка была женщина работящая, добрая, а у богатого — скупая и злая-презлющая.

У бедного брата — был бы он беден грехами! — всё же пара волов имелась, да ещё каких: сизые, молодые, высоченные, рога острые, на лбах отметины, а сами ширококостные, сытые, лучше не сыщешь — хоть в телегу впрячь, хоть на люди показаться, хоть землю пахать. Зато ни плуга, ни бороны, ни телеги, ни саней, ни тынжалэ,[6] ни косы, ни вил, ни граблей — ничего нужного в хозяйстве и в помине не было у этого непутёвого человека. Всякий раз, когда была в них нужда, шёл он к другим, особливо к брату, у которого всего было вдоволь. А потому жена покою не давала, поедом ела его, чтобы раз и навсегда от брата его отвадить.

— Брат-братом, — говорила она частенько, — а денежки счёт любят.

— Так-то оно так, жена, да ведь кровь не вода. Уж если не я, то кто и поможет?

Тут уж ей возразить было нечего, умолкала она, только губы себе кусала.

И всё бы ничего, кабы не телега. Двух дней, бывало, не пройдёт, как снова Дэнилэ на пороге, просит телегу ссудить: то дров из лесу привезти надо, то муку с мельницы, то копны с поля, то ещё невесть что.

— Слышь, брат, — сказал однажды старший меньшому. — Уже воротит меня от родства-то нашего! Есть у тебя волы, почему телегу не справишь? Мою ты вконец разбил. Трах сюда, тарарах туда — пропадает телега. И потом, знаешь, как говорится: «Отдай, поп, шпоры, кобылу пятками колоти».

— Так-то оно так, — отвечал меньшой, почёсывая голову, — но что же мне делать?

— Как что делать? Ты меня послушай. Волы у тебя рослые и красивые. Ступай на ярмарку, продай их и других возьми, поменьше и подешевле. На деньги, что останутся, телегу купишь, хозяйство своё заведёшь.

— А совет-то и впрямь неплох. Так и сделаю.

Побежал домой, вывел волов на верёвке и побрёл на базар. Но, как уже сказано, был он одним из тех, у кого собаки на ходу кусок из котомки тянут и все дела свои навыворот делает. Город был неблизко, ярмарка подходила к концу. Но Дэнилэ Препеляку сам чёрт не брат! Недаром же его Препеляком[7] прозвали, только и было добра у него во дворе, что кол, сделанный его руками. Нахлобучил он шапку на голову, натянул на уши, и море ему по колено:

Нет к Василе Уважения, А к Никите — Ещё менее!

Идёт он с волами Думаном и Телешманом на ярмарку; как стал подыматься по холму пологому, видит — шагает навстречу человек, перед собой новую телегу катит, только на ярмарке купленную: в гору толкает, под гору осаживает.

— Постой, приятель, — говорит Дэнилэ, у которого волы так и рвались с верёвки к сочной и пышной траве, что у самой дороги росла. — Придержи-ка свою телегу, словом с тобой перекинусь.

— Я бы постоял, да она стоять не хочет. А о чём речь-то?

— Телега у тебя словно сама идёт?

— Да ещё как! Разве сам не видишь?

— Знаешь что, приятель?

— Буду знать, коли скажешь.

— Давай меняться: ты мне телегу, я тебе волов, хватит мне с ними мороки: то сена им подавай, то загон ставь, то как бы волки не задрали, то ещё чего… Уж как-нибудь ухитрюсь телегу толкать, особливо если сама идёт.

— Шутишь, мил-человек, или правду говоришь?

— Не шучу, — отвечает Дэнилэ.

— Однако вижу, что ты малый себе на уме… — говорит хозяин телеги. — Твоё счастье, что я сегодня покладистый; что ж, в добрый час! Счастливо тебе телегой владеть, а мне волами!

Оставил ему телегу, сам с волами к лесу свернул и быстренько пропал из виду. А Дэнилэ про себя думает:

— Здорово же я его подковал… Только бы он не передумал. Но вроде не цыган, не пойдёт на попятный.

Вцепился в телегу, под гору домой топает.

— Го, телега бешеная, го! Когда нагружу как следует мешками с мельницы или сеном с поля, вот так же катись!

А телега всё вперёд, вперёд, словно обогнать его хочет.

Но окончился спуск, подъём начинается. Толкай её в гору, кто может! Дэнилэ туда, Дэнилэ сюда — обратно телега катится.

— На! Вот и вышла мне боком телега!

С большим трудом подал он телегу в сторону, подпёр на месте, присел на дышло, думу думает:

«Вот так-так! Коли я Дэнилэ Препеляк, то волов загубил, а коли нет, то телегу нашёл. То ли я Препеляк, то ли нет…».

Глядь — человек мимо шагает, гонит козу на ярмарку продавать.

— Слушай, друг, — говорит Дэнилэ. — Не отдашь ли козу за телегу?

— Да видишь ли… Коза у меня смирная, да и молочная хоть куда.

— Что толковать впустую? Молочная — немолочная, бери телегу, отдавай козу!

Тот, конечно, спорить не стал: отдаёт козу, забирает телегу. Потом попутных телег дождался, к одной из них свою привязал и отправился восвояси, а Дэнилэ с разинутым ртом на месте остался.

— Ладно, — сказал себе Препеляк. — Его-то, по крайности, здорово я обставил…

Потащил он козу на ярмарку. Но коза козой остаётся! Так во все стороны дёргает, что вовсе ему опостылела.

— Поскорей бы до базара добраться, — думает Препеляк. — Отделаюсь от шелудивого чёрта.

Идёт он, идёт, а навстречу человек с базара возвращается с гусем под мышкой.

— Здорово, добрый человек! — говорит Дэнилэ.

— Дай боже здоровья!

— Не хочешь меняться? Бери у меня козу, давай взамен гусыню.

— Вот и не угадал. Не гусыня, а гусак. Я на семя его купил.

— Давай сюда! Я тебе тоже доброе семя дам…

— Коли добавишь чего, может, и уступлю. А нет, так счастье моим гусыням: такое потомство заведу через него, что только держись!

Словом, туда-сюда, один прибавляет, другой уступает — просватал-таки козу Препеляк! Хватает он гусака и дальше шагает, к городу. Приходит на ярмарку, а гусак у него в руках гогочет во всю глотку: га-га-га-га!!!

— Вот те на! От чёрта избавился, на батьку его напоролся! Оглохнуть можно. Ничего, сейчас и тебя поженю, негодник этакий!

Рядом человек кошелями торговал. Променял Дэнилэ гусака на кошель, что на длинных ремнях на шее носят. Берёт он кошель, крутит, вертит в руках, потом говорит:

— Фу ты, пропасть, чего ж я наделал! Была пара волов таких, что любо-дорого посмотреть, а остался с пустым кошелем, Ну и ну! Ведь не впервой я в дорогу пускаюсь! А сегодня словно чёрт разум отнял.

Походил, походил он ещё, глаза на ярмарку пяля, и домой побрёл. До села добрался, прямо к брату спешит, чтобы его порадовать:

— Здравствуй, брат!

— Добро пожаловать, Дэнилэ! Долго же ты на ярмарке пропадал!

— Да вот так, брат; туда поспешил, обратно людей насмешил.

— Ну, а вести какие из города несёшь!

— Не ахти какие. Волы мои, бедняжки, сгинули, словно их не бывало.

— А что, зверь какой напал или выкрали их тебя?

— Какое! Своей рукой их отдал, брат.

Рассказал Дэнилэ всё, как было, по порядку, с начала до конца.

— Словом, — говорит, — чего там долго болтать? Была пара волов, а теперь один кошель, да и в том ветер свищет.

— Да, по правде сказать, большой ты простофиля!

— Так-то оно так, брат, зато теперь набрался я ума-разума. Хотя и то сказать, толк-то какой?

Коль есть умишко, В мошне нет лишка. Коль мёд есть сладкий, То нету кадки.

На, бери себе кошель, мне, всё одно, нечего с ним делать. Но Христом богом тебя заклинаю, в последний раз ссуди мне телегу с волами: дровишек из лесу привезу жене и детям, а то у них, у бедняжек, огня развести нечем! А уж там будь что будет, не стану тебя больше тревожить.

— Тьфу! — сплюнул брат, выслушав его до конца. — Видать, господь населил эту землю кем смог. Ступай, бери телегу, только знай, что в последний раз.

Дэнилэ больше ничего и не надо. Сел в телегу, погнал волов. Приехал в лес, приглядел дерево потолще, вплотную подал телегу. Не выпряг волов и дерево стал рубить, чтобы сразу оно в телегу свалилось. Уж таков был Дэнилэ Препеляк! Тюкает он по дереву, тюкает и — пырр! Свалился тяжёлый ствол, телегу в щепки, волов насмерть!

— Ну вот! Тут я и брата подвёл! Что теперь делать-то? Я так думаю, что хорошо, то не худо: Дэнилэ напутал, Дэнилэ и распутывай. Может, уломаю брата, и даст мне кобылу. Ускачу на ней куда глаза глядят; жену с ребятишками оставлю на милость всевышнего.

Сказал и пустился в путь. И, по лесу идучи, заблудился. Долго плутал, пока наконец, не найдя дороги, набрёл на какой-то пруд; увидел лысух на воде; запустил в них колуном, чтобы хоть одну птицу убить, отнести брату в подарок… Лысухи, однако, не будучи ни слепыми, ни мёртвыми, улетели; колун пошёл ко дну, а Препеляк стоит на берегу, рот разинул.

— Эх! Не везёт мне сегодня! Вот так денёк! Видать, кто-то за мной по пятам ходит!

Пожал он плечами и дальше пошёл. Брёл, брёл, еле дорогу отыскал. Тут припустил он рысью. Топ-топ, топ-топ, приходит в деревню к брату и такую околесицу несёт — ни в какие ворота не лезет.

— Брат, пособи мне ещё и кобылой, верхом волов погонять! Ливень сильный прошёл по лесу, и такая теперь грязь да гололедь — на ногах не устоишь.

— Эх ты, — отвечает брат, — видать, в монастырь тебе идти надо было, а не среди людей жить, всем досаждать, жену и детей мучить. Вон отсюда! Ступай, куда глухой колесо отнёс, а немой кобылу погнал, чтоб духу твоего здесь больше не было!

Кобылу уж Дэнилэ-то знает куда гнать — волам поклониться и с телегой попрощаться. Вышел он во двор, схватил топор, вскочил на кобылу, и поминай как звали! Когда спохватился брат — ищи ветра в поле! Уже Препеляк у пруда, колун свой ищет, и тут-то припомнились ему слова брата, что, дескать, ему бы, Дэнилэ, монахом быть.

— Поставлю-ка я монастырь на этой лужайке, да такой, чтобы слава о нём по всему свету пошла, — сказал он. И тут же взялся за дело. Сперва крест смастерил и всадил в землю — место отметить. После в лес отправился, стволы подходящие высматривать: один для столба пригоден, другой для основания, третий на балку, четвёртый на сваю, пятый на било; а пока он про себя бормочет да бормочет, вылезает из пруда чёрт и прямо к нему:

— Ты чего тут строить собрался?

— Сам не видишь разве?

— Да ты погоди! Не валяй дурака. Пруд, и лес, и всё это место — наше.

— Может, скажешь, что и утки на воде тоже ваши, и колун мой, что на дне озера? Вот я вас научу всё на свете к рукам прибирать, отродье рогатое!

Что было чёрту делать? Бултых в воду, докладывает самому Скараоскому про человека божьего с норовом чёртовым. Испугались черти, совет меж собой держат и самый главный чёрт — Скараоский отправляет к отшельнику Дэнилэ одного из них с буйволовым бурдюком, полным золота, только бы этот отшельник убрался оттуда восвояси.

На, бери деньги! — говорит чёртов гонец Препеляку. — Сматывайся подобру-поздорову.

Глянул Препеляк на крест, глянул на чёрта, на золото… пожал плечами и говорит:

— Ваше счастье, нечисть поганая, что деньги мне дороже отшельничества, а то бы я вам показал!

Отвечает чёрт:

— Не противься, мил-человек, владыке ада; бери Лучше деньги и уходи восвояси.

Оставляет чёрт деньги и возвращается в пруд, а там Скараоский вне себя от злости — утратил он такие огромные деньги, за которые мог бы купить множество душ.

Препеляк между тем прикидывает, как бы деньги поскорее домой переправить.

— Ладно, — говорит Дэнилэ. — Как-никак, деньги такие на дороге не валяются. Монастыри надо строить, коли охота, чтобы черти тебя уважали, сами золото к ногам тебе клали.

Пока раскидывал он умом, как бы деньги домой свезти, заявляется перед ним другой чёрт и говорит:

— Слышь, дружище! Передумал мой хозяин: надо нам сперва силами помериться, а уж потом деньги возьмёшь.

«Вот так-так!» — вздохнул про себя Препеляк. Но как говорится: молодой красив, а богатый сметлив. Нахватался уже Дэнилэ ума-разума.

— Помериться? А как же нам меряться-то?

— А вот как: перво-наперво, кто из нас двоих кобылу твою на спину взвалит и трижды пруд обежит, не передохнув и на землю её не опустив, тому и деньги достанутся.

Сказал, кобылу себе на спину вскинул, мигом трижды пруд обежал. Стало Препеляку от чёртовой силы и прыти не по себе, однако взял он себя в руки и говорит:

— Ну, Микидуцэ,[8] я думал, ты посильнее будешь. Ты кобылу себе на спину взвалил, а я её меж ног держать буду. — Вскочил на кобылу и сразу, без передышки, трижды пруд обскакал.

Подивился чёрт и — что было делать? — другое придумал:

— Наперегонки давай побежим.

— Микидуцэ, Микидуцэ! Ты с кем же это вздумал бежать наперегонки?

— А что?

— Иди-ка сюда, покажу тебе…

Пробрался он с чёртом в кустарник, а там заяц спит.

— Видишь, маленький такой, спит, в клубок свернулся?

— Вижу.

— Это мой сын меньшой. Ну, держись! Я его вспугну, а ты догоняй! — И как закричит: — У-лю-лю! На-на-на!

Вскинулся заяц, а чёрт за ним. Скачут, скачут, пока не потерял чёрт зайца из виду. Давно ли все над Препеляком смеялись, а теперь стал он над самим чёртом потешаться. Стоит Дэнилэ, за живот держится, хохочет над чёртовой глупостью, а тут и чёрт прибегает, весь запыхался:

— Ну и проворен же твой сынишка, правду сказать! Только его поймать изготовился, а он возьми да исчезни из виду, поминай как звали!

— В батьку своего пошёл, маленький, — говорит Дэнилэ. — Ну, так как же, не прошла охота наперегонки со мной бегать?

— Держи карман шире! Лучше давай в борьбе померяемся.

— В борьбе? Что ж, давай, коли жизнь надоела. Эх ты! Слыхал я от стариков, что, мол, черти себе на уме, а погляжу на тебя, чем не круглый дурак? Слушай! Есть у меня дядя, старенький-престаренький. Девятьсот девяносто девять лет ему и пятьдесят две недели. Сможешь его побороть, тогда и со мной потягаешься. Только я так считаю, что утрёт он тебе нос.

С этими словами пошёл он, сделав чёрту знак идти за ним.

Отшельником будучи, в поисках диких кореньев и малины, обнаружил как-то Дэнилэ в глубине леса, под большими камнями, медвежью берлогу. Вот приходят они к той берлоге, и говорит Дэнилэ:

— Здесь живёт мой дядюшка. Входи смело. Он там в золе дрыхнет, нос в головешки уткнул. Говорить только не может, зубы у него выпали тому назад лет тыщу с лишком.

Чёрт, когда делать ему нечего, известно, что делает… входит в берлогу, хвостиком закрученным перед носом у дядюшки водит. Этого не хватало Топтыгину! Как взъярится, как выскочит из берлоги, хвать чертёнка под мышку и так зажал, что из бедного чёрта едва дух не вылетел, глаза на лоб вылезли, словно две луковицы.

— Ну, вот! Не искал беды, а нашёл, — говорит Дэнилэ, поглядывая издали и давясь со смеху.

Извернулся чертёнок, изловчился невесть как — выскочил из лап Топтыгина. Как увидел Дэнилэ чёрта живым-невредимым… кинулся будто вызволять его.

— Оставь, оставь, не прикидывайся! Знал ведь, какой грубиян твой дядя, зачем послал меня с ним бороться?

— А что? Не понравилось? Теперь со мной давай!

— С тобой, и только с тобой, в гиканье будем тягаться. Кто громче гикнет, тому и деньги достанутся.

«Ладно, — думает Дэнилэ, — ужо я тебе гикну!..».

А сам говорит:

— Ну, Микидуцэ, гикни-ка ты сперва, послушаю, как у тебя получается.

Раскорячил чертяка ноги, одну на восток упёр, другую на запад, руками намертво за хляби небесные ухватился, разинул рот шире ворот и как гикнет — содрогнулась земля, ахнули долины, заклокотали моря, и рыбы в них переполошились; чертей из пруда высыпало видимо-невидимо, и ещё немного — раскололся бы свод небесный. А Дэнилэ сидит себе верхом на бурдюке, набитом деньгами, и в ус не дует.

— Ишь ты! Неужто громче не можешь? Вроде тебя и не слышно. А ну, гикни ещё разок!

Гикнул чертяка ещё страшнее.

— Теперь ещё меньше тебя слышу.

Гикнул чёрт в третий раз, да так, что едва не надорвался.

— А теперь и вовсе не слышно… Мой, что ли, черёд гикать?

— Вроде твой…

— Так вот, Микидуцэ! Теперь, когда гикну я, непременно оглохнешь, мозги из башки вылетят. Понятно? Но поскольку я тебе друг, послушай моего совета.

— Какого совета?

— Дай-ка завяжу тебе полотенцем глаза и уши, коли ещё пожить охота…

— Как хочешь и чем хочешь вяжи, только бы не умереть мне!

Стянул Дэнилэ чёрту накрепко глаза и уши полотенцем, будто в жмурки играть, схватил дубину Дубовую (потому что, хоть он и отшельник, Дэнилэ, а всё-таки больше в дубину верил, чем в святой крест) и бац его, чёрта, по правому виску!

— Ой, хватит, больше не гикай!

— Нет, чертяка, шалишь! Ты разве не трижды гикал?

И трах его по левому.

— Ой, ой, довольно!

— Нет, не довольно! — и ещё разок во имя отца даёт.

— Ай, ой! — завопил чёрт. И как был, с завязанными глазами, жалобно стеная, извиваясь змеёй, кинулся в пруд, а там уж поведал самому Скараоскому обо всём происшедшем и что, мол, с этим колдуном шутки плохи.

А Дэнилэ сидит у бурдюка и тяжко вздыхает. Ума не приложит, как бурдюк тот домой доставить. Но вот к нему третий чёрт является. В руках у него булава огромная; грохнул он булавой оземь и говорит:

— Ну, дружище! Теперь погляжу на тебя, каков ты есть. Кто из нас булаву эту выше запустит, тому и деньги достанутся.

— Эх, Дэнилэ, — говорит Препеляк сам себе, — тут тебе крышка. — Но, как говорится, нужда возчика учит.

— Что же, бросай ты первый, чертяка!

Взял чёрт булаву и так высоко подбросил, что и не видать её; лишь через три дня и три ночи упала она со страшным гулом и вошла в землю до самых недр, сотрясая опоры вселенной.

— Теперь ты бросай, — хвастливо сказал чёрт.

— Брошу небось, только вытащи её сперва наверх, чтоб и я кидал, как ты кинул.

Послушался чёрт и вытащил.

— Ну, теперь живее давай, некогда мне ждать.

— А ты потерпи, сатана, маленько, детишки тебя за полу не тянут.

Терпит чертяка, что ему делать? Немного времени прошло, вот и день погас. Небо стоит ясное, звезда со звездой переглядывается; высунул голову из-за холмов месяц, качается в воздухе, озаряя землю.

— Ты чего ж не бросаешь, дружище?

— Сейчас брешу, только заранее тебе говорю, попрощайся с булавой.

— Как так?

— Видишь пятна вон там, на луне?

— Вижу.

— Это братья мои, что на том свете. До зарезу им железо требуется, лошадей подковать. Видишь, как мне руками машут, булаву подкинуть просят.

Сказал и берётся за булаву.

— Стой, голова безмозглая! Булава-то нами от прадедов в наследство получена, не отдадим её ни за что на свете!

Выхватил чёрт булаву из Даниловых рук и во весь дух — к пруду. Бухнулся в воду, рассказал Скараоскому, как едва булаву не загубил. Разгневался Скараоский, вызвал к себе всё сатаньё, топнул ногой.

— Сейчас же, — кричит, — пусть отправляется один из вас и одолеет проклятиями врага нашего!

Предстал перед ним один из чертей, весь дрожит.

— Слушаюсь, ваша низость! Иду выполнять нечистый ваш приказ!

— Ступай! И знай, если справишься, в должности повышу.

Понёсся чёрт сломя голову, в один миг к отшельнику Дэнилэ примчался.

— Слышишь, дружище, — говорит чёрт. — Ты своими бесчестными штуками всё сатаньё растревожил, но уж теперь от расправы не уйдёшь. Давай проклинать друг друга, и кто из нас в проклятьях искусней окажется, тому и достанутся деньги.

И как начал чёрт бормотать, заклинать да клясть, тут же лопнул глаз у Дэнилэ. Бедный Препеляк! Видно, на роду ему было написано искупить грехи и кобылы братниной, и козы, и гусака-жениха, и волов, в лесу загубленных. Отозвались бедняге слёзы гусынь обездоленных!

Господи, немало приходится выстрадать отшельнику праведному, когда удаляется он от суеты мирской, о божественном помышляя. Препеляк-отшельник вовсе теперь рассорился с чёртом… И то сказать, есть ли что на свете чувствительней глаза? Скривился Дэнилэ от боли! Но как ни страдал, а взял себя в руки и говорит:

— Не запугаешь такими уловками, сатанинская нечисть! Будешь пальцы себе кусать, всю жизнь меня поминать.

— Ладно, хватит тебе языком трепать; проклинай скорей, увидим, каков ты мастер.

— А ты взвали-ка бурдюк с деньгами на спину и ступай ко мне домой: не захватил я с собой отцовских проклятий. Понятно?

Сказал и уселся верхом на бурдюк; взвалил его чёрт вместе с бурдюком на плечи, быстрее мысли примчался к дому Дэнилэ Препеляка.

Видят жена и дети Дэнилэ — буйвол летит по воздуху. В страхе пустились наутёк. Стал их Дэнилэ по имени окликать, и они, узнав его голос, остановились.

— Сынки мои милые, бегите скорее, несите сюда проклятия отцовские: чесалку да гребни для пакли!

Стали ребятишки со всех сторон сбегаться, проклятья отцовские несут. Пришёл и на Данилову улицу праздник.

— Хватайте, ребятки, сударика этого, кляните его, сколько влезет, чтоб и ему по вкусу пришлось!

А с детьми, сами знаете, и чёрту не сладить. Навалились всем скопом и давай его драть. Завопил чёрт во всё горло. Еле-еле из их рук вырвался. И как был избитый, изувеченный, о деньгах и думать забыв, наутёк пустился.

А Дэнилэ Препеляк, ни от кого больше обид не видя, распростившись с нуждой, ел да пил, да горя не знал до глубокой старости, за одним столом с сынами сынов своих.

Сказка о поросёнке. Перевод Г. Перова.

Сказывают, жили когда-то дед да баба; деду сто лет исполнилось, а бабе девяносто. И оба были белее зимы и пасмурнее ненастья оттого, что детей не имели. Очень уж хотелось иметь им ребёнка, хоть одного, потому что дни и ночи напролёт проводили они, как сычи, одиноко, даже в ушах от тоски звенело. Да и жили они не бог весть в каком достатке: лачуга никудышная, рваные тряпки на лаицах[9] — вот и всё их добро. А с некоторых пор и вовсе тоска их загрызла, ибо ни одна душа к ним, беднякам, как к зачумлённым, не заглядывала.

Однажды вздохнула баба тяжко и говорит деду:

— Дед, а дед! С каких пор себя помним, никто нас «отцом-матерью» не назвал! Не грех ли этак жить на белом свете? Потому я так думаю, что в доме, где нет детей, и благословенья божьего быть не может.

— Так-то оно так, баба, да что против воли божьей поделаешь?

— Верно, старче, твоя правда. Только знаешь, что я ночью надумала?

— Буду знать, баба, коли скажешь.

— Завтра, как день забрезжит, встань и ступай, куда глаза глядят. И кто бы ни вышел первым тебе навстречу, человек ли, змея ли, другая ли тварь какая, клади в котомку и неси домой. Вырастим его, как сумеем, и быть ему нашим дитятком.

Дед, которому одиночество тоже опостылело и хотелось иметь детей, встал на другой день чуть свет, вздел котомку на палку и пошёл, как баба велела… Идёт он, идёт по оврагам, пока не набрёл на большую лужу, а в луже той свинья с двенадцатью поросятами разлеглась, на солнце греется. Приметила свинья деда, захрюкала и прочь побежала, а поросята за ней. Только один, поплоше, шелудивый весь, да в чесотке, увязнул в грязи и на месте остался.

Схватил его дед, сунул в котомку каким был — весь в грязи и прочих красотах — и домой.

«Слава тебе, господи, думает, что смогу мою бабу утешить. Кто знает, бог ли, чёрт ли её прошлой ночью надоумил?…».

Вернулся дед домой, говорит:

— Вот, бабка, какое дитятко я тебе принёс! Пусть будет жив и здоров! На славу сынишка, чернобровый, ясноглазый, лучше некуда! Весь в тебя, просто вылитый! А теперь готовь корыто и обмой его, как ребят обмывают, потому что, сама видишь, запылился малость малютка…

— Старче, старче, — говорит баба, — не смейся. Потому это тоже тварь божья, как и мы. Может, ещё безвиннее нашего.

Проворнее девчонки разводит она щёлок, готовит всё для купания и, зная толк в повивальном деле, обмывает как следует поросёнка, хорошенько смазывает маслом из коптилки, за нос его тянет, щекочет, чтобы от дурного глаза заговорить. Щетинку потом расчесала и так за ним ухаживать стала, что через день-другой и вовсе его выходила. На очистках, на отрубях стал поросёнок здороветь и расти не по дням, а по часам, так что глядеть любо-дорого. А баба не знала куда деваться на радостях, что такой у неё сынок — пригожий, упитанный, как огурчик свежий. Хоть бы весь свет говорил, что некрасив он и озорной, она одно заладила: мол, другого такого нет и быть не может! Одну только обиду носила баба на сердце — что не может сынок назвать их отцом-матерью.

Собрался однажды дед в город купить кой-чего.

— Старче, — говорит баба, — не забудь стручков сладких для мальчика купить, очень уж он их любит, малышенька наш.

— Ладно, старуха, — отвечает дед, а сам думает: «Леший его возьми, рыло свинячье, житья от него не стало. На себя хлеба и соли не хватает, а тут откармливай его сластями… Лучше уйти куда глаза глядят, чем старухе во всём потакать!».

Отправился дед в город, всё купил что хотел, вернулся домой, а баба спрашивает:

— Ну, старче, что в городе слышно?

— Да что слышно, старуха, не больно хорошо: хочет царь дочь свою замуж выдать.

— И что же в этом, старче, дурного?

— Погоди маленько, старуха, не об этом одном речь. От того, что услышал я, волосы дыбом на голове встали. Думаю, когда тебе всё как есть расскажу, тоже дрожмя задрожишь!

— В чём же дело-то, старче? Ишь беда какая!

— Да ты слушай, старуха! Послал царь по всему свету гонцов: кто от своего дома до царского дворца золотой мост проложит, самоцветами вымощенный, по обеим сторонам деревьями обсаженный, на которых бы всевозможные птицы распевали, каких больше нигде на свете нету, тому он дочь свою в жёны отдаст да ещё полцарства в придачу. А тому, кто осмелится руки царевниной просить, а моста такого, как велено, сделать не сможет, — на месте голову рубить будут. И как слышно, немало королевичей и царевичей невесть откуда понаехало, но ни один с тем не справился; и никому от царя пощады не было, всех казнить велел. Плачет народ от жалости к ним! Что ж ты на это, старуха, скажешь? Добрые разве это вести? Да ещё говорят, и сам-то царь заболел с огорчения!

— Ох, старче, ох! Болезни-то царские нашего здоровья здоровей! А вот королевичей и царевичей жалко мне; сердце разрывается, когда подумаю, как мучаются и горюют матери ихние! Хорошо, что наш сынок говорить не умеет и до всех этих страхов ему и дела нет.

— Это, конечно, неплохо, баба. Но ещё лучше тому, чей сын тот мост построит и царскую дочку в жёны получит: уж он-то с нуждой распрощается и славу большую добудет.

Пока старики меж собой толковали, поросёнок лежал на подстилке под печкой, задрав рыльце кверху и не сводил с них глаз; слушал и только пофыркивал. Посудачили они ещё, как вдруг из-под печки доносится:

— Отец, мать, я мост сделаю…

Баба от радости языка лишилась. А дед подумал, что это нечистая сила, испугался и стал оглядываться — ищет, откуда тот голос. Никого не увидев, пришёл он немножко в себя, а свинёнок снова кричит:

— Не бойся, отец, это я… Успокой мать и ступай к царю, скажи, что я ему мост сделаю.

— А сумеешь ли сделать, дитятко милое? — пролепетал дед.

— Положись на меня, отец. Ступай и скажи царю, как я тебе велел.

Старуха, очнувшись, стала сынка целовать, уговаривать:

— Сыночек, милый, родной! Не лезь под топор! На кого ты нас покинешь? Останемся мы одни средь чужих людей, с разбитым сердцем, без опоры на старости лет.

— Не печалься, мать, не тревожься нисколечко. Коли будем живы и не помрём, увидишь, кто я таков.

Что было старику делать? Расчесал он бороду, волосок к волоску, посох свой стариковский взял и пошёл. Как прибыл в город, не мешкая во дворец явился. Один из стражников, увидев его, спрашивает:

— Чего тебе, дед, надобно?

— Да вот, дело у меня к царю. Сын мой берётся мост ему соорудить.

Стражник, зная царское повеление, без долгих слов доставляет деда к царю. Спрашивает тот старика:

— Зачем, дед, ко мне пожаловал?

— Долгие годы жить тебе в счастье, великий и пресветлый государь! Сын мой прослышал, что дочка у тебя на выданье, вот и отправил меня к твоему царскому величеству доложить, что может он тот мост соорудить.

— Если может, пусть делает, дед. Достанется ему тогда дочь моя и полцарства в придачу. А не сможет, пускай на себя пеняет… Слыхал ведь, что с другими сталось, познатнее его? Так вот, если с руки тебе, то ступай, приводи сына. А нет, уходи подобру-поздорову, дурь из головы выкинь.

Выслушал дед слова царские, поклонился до земли и пошёл домой к сыну. Поведал ему всё, что сказал царь. Обрадовался поросёнок, стал играть и резвиться, под лаицами бегать, рыльцем горшок-другой перевернул, говорит:

— Пойдём, отец, я царю покажусь!

Заохала баба, запричитала:

— Видно, нет у меня счастья в жизни! Столько натерпелась пока сына вырастила, выходила. А теперь? Чует моё сердце, что лишусь я его.

И со страху и горя чувств лишилась.

А старик, не долго думая, шапку на уши нахлобучил, взял свой посох и говорит:

— Пойдём, сынок, матери невестку добудем!

Поросёнок на радостях снова под лаицами пробежался и за дедом следом. Бежит, хрюкает, землю нюхает и роет, свинья-свиньёй. Добрались они до дворцовых ворот, а стражники, как завидели их, меж собой переглядываются, со смеху покатываются.

— Это что же такое, дед? — спрашивает один из них.

— А это сынок мой, что берётся для царя мост соорудить.

— Господи-боже, — говорит один из стражников, постарше, — не горазд же ты, старик, умом. Или жизнь тебе надоела?

— Да уж что суждено человеку, то на лбу у него написано. Двум смертям не бывать, одной не миновать.

— Ты, старик, видать, беды себе ищешь днём с огнём, — говорят стражники.

— До этого вам дела нет, — ответил дед. — Держите-ка лучше язык за зубами и царю о нас доложите.

Снова переглянулись стражники между собой, пожали плечами, а один отправился к царю доложить о старике и его поросёнке. Вызывает их царь к себе. Дед, как вошёл, в ноги поклонился, смирнёхонько стал у двери. А поросёнок по коврам затрусил, хрюкает, весь дом обнюхивает.

Стало царю от такой дерзости вроде бы смешно, но тут же разгневался он и сказал:

— Ладно, дед, когда пришёл ты в тот раз, вроде был в своём уме, а теперь, видать, совсем рехнулся, свиней сюда приводишь. Кто, скажи, тебя надоумил над самим царём шутки шутить?

— Упаси господь, великий государь, и подумать мне, старику, об этаком! Уж ты не прогневайся, великий государь, но только это сынок мой, который, ежели помнить изволишь, прислал меня намедни к тебе.

— Уже не он ли мне мост построит?

— Так мы надеемся, великий государь.

— Тогда бери свинью свою и вон отсюда! А если до завтрашнего утра мост не будет готов, то быть твоей голове там, где сейчас твои пятки. Понял?

— Милостив бог, великий государь. Зато ежели выполним повеление твоё, государь, то уж не прогневайся, дочь свою шли к нам домой.

С этими словами поклонился старик низко, забрал поросёнка и пошёл домой. А к нему несколько солдат приставили, ибо повелел царь взять его под стражу до утра, разузнать, как да что?.. Потому что смех, да толки, да расспросы пошли по дворцу и повсюду про такое неслыханное охальство.

К вечеру явился дед с поросёнком домой, а старуха так и затряслась со страху, заохала, застонала:

— Ой, старче, старче, что за беду ты мне в дом привёл?! Солдат мне тут не хватало!

— Ты ещё смеешь шуметь, старуха? Твоих это рук дело. Послушался я глупой твоей головы, пошёл по оврагам приёмыша тебе добывать. Вот и в беду попали! Потому не я привёл солдат, а они меня привели. И голове моей, видать, лишь до утра суждено на плечах быть.

Между тем поросёнок по хате бегает, ищет, чем поживиться, и никакого дела ему нет до всего, что натворил. Спорят старики меж собой, спорят, а под утро, как ни озабочены были, уснули. Поросёнок тогда на лаицу тихонько взобрался, бычий пузырь, что в окошке, выбил, дохнул — и словно два огненных клуба потянулись от лачуги до самых царских палат. В один миг чудо-мост был готов со всем, что ему полагалось. Лачуга же дедова превратилась во дворец, куда лучше и краше царского. Вскинулись старик со старухой — а на них одежды царские пурпурные, и все сокровища мира во дворце у них. А поросёнок играет себе да резвится, да на мягких коврах нежится.

По всему царству разнёсся слух про великое чудо. Сам царь и советники царские до смерти перепугались. Созвал царь совет и, решив дочь свою за старикова сына выдать, тут же и отослал её. Потому что хоть и был он царём, а про всё на свете забыл, кроме страха!

Свадьбу не справили, ибо с кем было справить? Царевне, когда к жениху приехала, по душе пришлись и дворец, и родители мужнины. Зато как жениха увидела — сама не своя стала. А потом повела плечами и подумала:

— Если так рассудили родители мои и господь бог, пусть так и будет!

И стала она хозяйничать в новом доме.

День-деньской поросёнок, как и раньше, по дому рыскал, а к ночи свиную кожу с себя сбрасывал и становился прекрасным царевичем. Вскоре привыкла к нему молодая жена, и ю так уж ей было тоскливо, как прежде.

Через неделю-другую соскучилась она по родителям и решила навестить их, а мужа дома оставила — не показываться же с ним на людях! Обрадовались ей отец с матерью, стали о хозяйстве, о муже расспрашивать, и рассказала она им всё как есть. Тогда отец ей такой совет дал:

— Дочь моя милая! Упаси тебя бог мужу вред какой причинить, а то навлечёшь на себя беду! Кто бы он ни был, а силу имеет большую, непостижимую, коли сумел дела совершить превыше человеческих возможностей.

Немного спустя вышли обе царицы в сад на прогулку, и тут-то и научила старая царица молодую совсем другому:

— Доченька милая! Никакой у тебя жизни не будет, если не сможешь с мужем на людях бывать. Вот тебе мой совет: прикажи повседневно огонь большой в печи разводить, и когда муж уснёт, возьми ту кожу свиную и швырни в огонь, чтобы раз навсегда от неё избавиться!

— Верно говоришь, маменька! А мне вот и в голову не пришло…

И лишь только вернулась домой, сразу велела большой огонь в печи развести. Когда же уснул молодой супруг крепким сном, схватила она свиную кожу и швырнула в огонь. Затрещала щетина, зашипела шкура, искарёжилась, в золу превратилась. И таким страшным смрадом наполнился дом, что сразу же пробудился молодой муж, вскочил в испуге. Бросился к печи, горестно заглянул в неё и, увидев, какая стряслась беда, прослезился и сказал:

— Эх, ты, неразумная женщина! Что ты наделала?! Если кто надоумил тебя, плохую он тебе сослужил службу; а если по своей голове поступила, мало проку в такой голове!

И вдруг железный обруч стянул стан царицы, а муж продолжал:

— Когда прикоснусь я к стану твоему правой рукой, рассыплется этот обруч, и тогда только родишь ты младенца, ибо послушалась ты дурного совета, обездолила и несчастных стариков моих, и меня, и себя заодно. Если же когда-либо будет нужда во мне, знай, что зовут меня Фэт-Фрумос и искать меня будешь в Ладан-монастыре.

Только сказал, и ветер возник внезапно; страшной бурей подняло Фэт-Фрумоса в воздух, и исчез он из глаз. А мост чудесный тут же пропал и сгинул, будто его никогда и не было. Дворец же, в котором старики с невесткой среди всех богатств и сокровищ мира жили, снова бедной лачугой обернулся. Увидев, какая беда с ними стряслась, стали старики плакать и стенать, невестку корить и велели ей идти на все четыре стороны, потому что кормить и поить её было им не под силу.

В такой беде что ей было делать, куда деваться? Вернуться к отцу-матери? Страшно было отцовского гнева и насмешки людской. На месте оставаться? Не на что было ей жить, да и опостылели ей упрёки стариков. И решила она по свету идти, мужа своего искать. Сказала «господи, благослови!» и пошла куда глаза глядят. Шла она, шла, всё вперёд да вперёд, и приходит в дикое, неведомое место. Увидела одинокую избушку, покрытую мхом, свидетелем древних лет, и постучалась в калитку.

— Кто там? — откликнулся старушечий голос.

— Откройте бесприютной страннице.

— Если добрый ты человек, зайди в келью мою; а если нет, то прочь ступай отсюда, потому что стальные клыки у пса моего, коли спущу с цепи, на куски тебя разорвёт!

— Добрый я человек, матушка!

Отворилась тогда калитка, и впустила старуха странницу.

— Каким ветром занесло тебя, женщина? Как смогла ты добраться до этих мест? Сюда и жар-птица не залетает, а человек и подавно.

Горько вздохнула странница и сказала:

— Грехи тяжкие привели меня сюда, матушка. Иду я в Ладан-монастырь, а в какой стороне он, того и сама не ведаю.

— Видать, есть ещё у тебя крупица счастья, коли попала ты прямо ко мне. Я — святая Середа; слыхала, может, обо мне?

— Слыхать-то слыхала, матушка, а что на этом свете живёшь, никогда и не думала.

— Видишь? А ещё люди на судьбу жалуются!

Кликнула святая Середа громким голосом, и вмиг собрались твари живые со всего её царства. Стала их святая Середа расспрашивать про Ладан-монастырь, но все как один отвечали, что и названия такого не слыхивали. Огорчилась святая Середа, но что было делать? Дала она страннице просфору и чарку вина на дорогу, и прялку-самопрялку золотую. Сказала ей ласково: «Береги, в нужде пригодится», — и отправила её к старшей своей сестре святой Пятнице.

Снова пустилась бедняжка в путь, и шла она год напролёт по диким, неведомым местам, пока не добралась наконец до святой Пятницы. И случилось здесь то же, что и у святой Середы, — только дала ей святая Пятница ещё одну просфору, и чарку вина на дорогу, и мотовило золотое, что пряжу само наматывало; с такой же лаской и кротостью отослала её святая Пятница к старшей сестре своей, святой Думинике. В тот же день отправилась путница дальше, и брела она снова год напролёт по местам, ещё более пустынным и страшным, чем прежде. И будучи тяжёлой на третьем году, с большим трудом добралась она до святой Думиники. Приняла её святая с тем же радушием, что и сёстры её. Пожалела несчастную, кликнула клич что было мочи, и все твари на клич тот примчались — водяные, земные и небесные. Стала их святая Думиника расспрашивать, в какой стороне света Ладан-монастырь стоит. Но все, как один, отвечали, что слухом не слыхали, видом не видели. Вздохнула святая от всего сердца, глянула грустно на странницу и сказала:

— Видно, божье проклятье на тебе, коли не дано тебе найти то, что ищешь! Ибо здесь край света, даже мне неведомого. И дальше идти никому невозможно.

Вдруг, откуда ни возьмись, жаворонок хроменький ковыляет: ковыль, ковыль, ковыль! — прямо к святой Думинике. Спрашивает его святая:

— Не знаешь ли, жаворонок, где Ладан-монастырь стоит?

— Как не знать, госпожа моя?! Туда я по зову сердца летал, ногу сломал.

— Если так, что хочешь делай, а доставь эту женщину в Ладан-монастырь и научи, как ей дальше быть.

Вздохнул жаворонок и ответил смиренно:

— От всего сердца выполню твою волю, госпожа моя, хоть и очень трудна дорога до того места.

Подарила тогда святая несчастной страннице просфору и чарку вина в дорогу, чтобы хватило ей до самого Ладан-монастыря, и ещё золотой поднос, и наседку из чистого золота, драгоценными каменьями усыпанную, с Цыплятами тоже из золота. Поручила странницу жаворонку, и тот, ковыляя, сразу пустился в путь. Когда уставала бедняжка и не под силу ей было брести, брал её жаворонок на свои крылышки и по воздуху нёс. Так странствовали они год напролёт, с большим трудом и великими опасностями пересекли бесчисленные моря и страны, шли по лесам и гибельным пустыням кишевшим драконами, ядовитыми змеями, василисками, чей взгляд убивает, гидрами о двадцати четырёх головах и другими страшилищами без числа, с широко разверстыми пастями, готовыми проглотить их: пробирались среди чудищ, чью непомерную алчность, хитрость и свирепость не в силах описать язык человеческий!

Наконец, после всех препятствий и опасностей, добрались они до какой-то пещеры. Снова села женщина на крылья спутника своего; едва шевеля ими от усталости, полетел он, и очутились они вдруг на другом свете, где райская благодать — да и только!

Румынские сказки

— Это Ладан-монастырь, — сказал жаворонок. — Здесь живёт Фэт-Фрумос, которого ищешь ты долгие годы. Уж не знакомо ли тебе что-нибудь здесь?

Разбежались глаза у неё от такой красоты и блеска, но, всмотревшись внимательнее, узнала она чудо-мост и дворец, в котором так недолго прожила с Фэт-Фрумосом, и слезами радости наполнились её глаза.

— Погоди! Не спеши радоваться. Ещё недостойна ты этих мест, и не все ещё испытания кончились, — сказал жаворонок.

И показал ей колодец, к которому велел приходить три дня кряду, рассказал, с кем она там встретится и что говорить должна, и что делать ей с прялкой, мотовилом, подносом и золотой наседкой с цыплятами — подарками трёх сестёр: святой Середы, святой Пятницы и святой Думиники.

Потом попрощался со своей спутницей и полетел без оглядки обратно, боясь, как бы не покалечили ему и вторую ножку. А бедная странница, проводив его глазами, полными слёз, побрела к колодцу.

У колодца достала она прялку и села на землю отдохнуть. Немного погодя приходит по воду служанка. Как увидела незнакомку с дивной прялкой, что сама золотую пряжу в тысячу раз волоса тоньше прядёт, кинулась к госпоже своей поведать про диво-дивное.

А госпожой служанки была ключница Фэт-Фрумоса — та ведьма, от которой сам чёрт поседел и которая воду в камень превращать умела и постигла все бесовы уловки. Одного не умела она — мысли людские отгадывать. Как проведала она про диво-дивное, сразу же послала служанку за незнакомой странницей. Когда же та во дворец явилась, сказала ей ведьма:

— Говорят, есть у тебя прялка золотая, что сама прядёт. Не продашь ли мне эту прялку и что за неё просишь?

— Дозволь мне ночь провести в той комнате, где царь почивает.

— Почему бы и нет? Давай прялку и жди здесь до вечера, пока царь с охоты вернётся.

Отдала странница прялку и ждёт. А беззубая ведьма, зная про царёв обычай каждый вечер чашу молока перед сном выпивать, такого ему молока приготовила, чтобы спал он без просыпу до самого утра. Вернулся царь с охоты, лёг в постель, — шлёт ему молоко ведьма. Как осушил он чашу, так и заснул на месте мёртвым сном. Позвала тогда ведьма странницу в царскую опочивальню, как было меж ними условлено, а сама ушла, сказав:

— Оставайся тут до рассвета, пока не приду за тобой.

Говорила ведьма шёпотом и ступала тихонько.

Опасалась, как бы не услышал её из соседней комнаты верный царский слуга, что каждый день с царём на охоту ходил.

Как только удалилась колдунья, бросилась бедная странница на колени перед спящим супругом, стала руки ломать, приговаривать:

— Фэт-Фрумос! Фэт-Фрумос! Протяни твою руку, обними мой стан, чтоб рассыпался проклятый обруч, чтоб явилось на свет дитя твоё!

Так стонала бедняжка и терзалась до самого утра, а царь словно неживой — ничего не слышит. На рассвете пришла ведьма туча-тучей, вытолкнула несчастную, велела тотчас же убраться, куда глаза глядят. Пошла бедная странница, вне себя от горя и обиды снова у колодца уселась, мотовило достаёт. Когда же вновь явилась служанка по воду и новое чудо увидела, опять побежала к своей госпоже, рассказала, будто есть ещё у незнакомки мотовило золотое, что само пряжу разматывает и много чудеснее золотой прялки. Сейчас же послала жадная баба за нею служанку, той же уловкой прибрала золотое мотовило к рукам, а наутро снова прогнала бедняжку.

В ту ночь почуял верный царский слуга, что происходит у царя в опочивальне, сжалился над несчастной странницей и решил перехитрить коварную ведьму. Когда встал царь с постели и отправились оба на охоту, рассказал он подробно царю обо всём, что случилось в последние две ночи… Встрепенулся царь, словно сердце в нём пробудилось. Потом потупил взгляд и заплакал. А пока из глаз Фэт-Фрумоса ручьями слёзы катились, убитая горем жена его сидела у колодца, а рядом на подносе — золотая наседка с цыплятами — последняя надежда! И снова приводит господь ту служанку к колодцу. Увидев новое, ещё большее чудо, не стала она воды набирать, кинулась к своей госпоже, говорит:

— Госпожа, госпожа! Новое диво-дивное! Есть у той женщины золотой поднос и золотая наседка с цыплятами тоже из золота, такие прекрасные, что глаз не отвести.

Посылает колдунья не мешкая за странницей, а сама думает: «Чего она ищет, не видать ей как своих ушей…».

И так же коварно завладела золотым подносом и золотой наседкой с цыплятами.

Когда же вернулся царь вечером с охоты и принесли ему молока, он сказал себе: «Этого молока пить я не буду», — выплеснул его украдкой и сразу же притворился глубоко спящим.

А колдунья, подумав, что царь заснул, и веря в силу своего зелья, снова привела странницу в царскую опочивальню с тем же уговором, что в прошлые ночи, а сама удалилась. Снова припала несчастная к царской постели и, заливаясь слезами, запричитала:

— Фэт-Фрумос! Фэт-Фрумос! Сжалься над двумя неповинными душами, что вот уже четыре года страшной карой терзаются. Протяни правую руку твою, обними меня, чтоб рассыпался обруч железный и явилось на свет дитя твоё. Не под силу мне больше это бремя!

Только сказала она это, как Фэт-Фрумос, словно во сне, протянул руку. Лишь коснулся стана её — со звоном рассыпался обруч, и без всяких страданий разрешилась она младенцем.

Поведала царица мужу, сколько горя натерпелась с той поры, как он покинул её.

Не дожидаясь рассвета, поднялся царь, весь двор на ноги поставил, велел колдунью к себе привести со всеми сокровищами, обманным путём у царицы отобранными. И ещё велел привести кобылку необъезженную, дикую и мешок, полный орехов; привязать к хвосту кобыльему тот мешок и ведьму и отпустить кобылу на все четыре стороны. Как велел, так и сделали. Поскакала кобыла, и где орех падал, там и от ведьмы падал кусок; когда же совсем отвалился мешок, то и ведьмина голова отвалилась.

А была эта ведьма той самой свиньёй, которая с поросятами в луже нежилась и от которой старику Фэт-Фрумос достался. Колдовскими чарами превратила она Фэт-Фрумоса, господина своего, в поросёнка чесоточного, шелудивого, с тем чтобы поженить его на одной из одиннадцати дочерей своих, с которыми из лужи убежала. За это и казнил её Фэт-Фрумос ужасной казнью. А слугу своего верного великими дарами одарили царь с царицей и от себя не отпускали до конца его дней.

А теперь припомните, люди добрые, что не справил Фэт-Фрумос свадьбу в своё время. На этот раз отпраздновал он сразу и свадьбу и крестины такие, каких никогда ещё не бывало и, верно, не будет. И лишь только подумал Фэт-Фрумос, тут же явились и родители молодой царицы, и дед со старухой, взрастившие его, снова в царский пурпур одетые. Посадили их всех во главе стола. Кого только не было на богатой и пышной свадьбе! И длилось веселье три дня и три ночи, и ещё и поныне длится, если не кончилось.

Сказка про Стана — виды видавшего. Перевод Г. Перова.

Жил-был на свете человек немолодой, холостой, по имени Стан. Сызмальства оказался он среди чужих людей, не знал ни отца, ни матери, ни родных, от которых мог бы ждать помощи и защиты.

Скитаясь бесприютным мальчишкой, побираясь от двери к двери, нашёл он себе наконец пристанище в большом, красивом селе.

Тут, служа верой и правдой то одному, то другому, скопил он себе к тридцати с лишним годкам деньжат немного, завёл овечку, другую, телегу с волами и корову молочную. Потом хатенку себе поставил и стал работать уже на себя, оставшись в том селе навсегда. Как говорится: и камень мхом обрастает, если долго на месте лежит.

Когда же оказались у парня и дом и добро в достатке, то вовсе о покое забыл он, не стал на месте сидеть, как вода не стоит на камнях, и сон его почти не брал, до того он был к работе ретив. Не успеет с одной стороны приехать, как уже в другую едет, и со всеми делами своими в одиночку справляется. Конечно, нелегко ему было. Некому без него за домом и за скотиной как следует присмотреть. Но что было делать бедняге? Не разорваться же, ведь только-только своим очагом обзавёлся, а сколько пришлось вытерпеть, пока обрёл он свой дом, один господь-бог знает! Вот и метался он во все стороны, работал, сколько сил хватало, только бы нужды не знать, а там уж видно будет.

Всё бы ничего, да тоска одолела. В будние дни ещё куда ни шло, с головой в работу уходил и скучать забывал. Зато в долгие зимние ночи, когда метель завывала жутко, да если ещё праздник вдобавок выдавался, не знал он, что делать, куда приткнуться. Как в песне поётся:

От тоски бегу я к людям, А тоска за мной повсюду, От тоски бегу домой, А тоска бежит за мной.

Уж так, видно, создан человек, что не жить ему одному. Много раз задумывался он о женитьбе, но стоило ему вспомнить, сколько натерпелись другие от своих жён, как сразу одолевали его сомнения и откладывал он со дня на день, с четверга до дождичка, это, как говорил он, щекотливое дело и обдумывал его со всех сторон… Одни говорят, что жена — мешок бездонный. Что бы это значило? Других послушать — избави, боже, от жены ленивой, лживой и расточительной; третьи ещё невесть чем стращают, не разберёшь, чему верить, чему нет. Правда, случалось мне немало и мужчин видеть безвольнее и слабее самой слабой женщины… Нередко он спохватывался, что сам с собой разговаривает, будто тронутый… а всё решиться не мог: жениться ему или нет?

То, говорит, осенью женюсь, то зимой, то весной, то летом, то снова осенью, когда листья увянут; а между тем уж и сам начинает вянуть, — а всё холостой, с женитьбой ни с места. А ведь как говорят? До двадцати годов человек сам женится; до двадцати пяти — другие женят; до тридцати баба сосватает; а уж после тридцати только чёрт с этим делом справится.

Так оно и случилось с нашим молодцом — ни сам не женился, ни друзьям, ни даже бабам — уж на что они бедовые, и притворщицы, и въедливые — не удалось женить его.

Был Стан нрава молчаливого, но уж когда говорил словечко, то было слово словом, и к месту оказывалось, и не каждый с ним спорить мог.

Немало было охотников заполучить его в зятья, но парень был себе на уме, нелегко на уговоры поддавался. Со временем наскучило это и друзьям и бабам, и махнули они на него рукой, дескать, пусть сам с собой делает, что хочет.

Вот как-то встаёт парень ни свет ни заря, готовит себе мамалыгу с брынзой и что ещё бог послал, кладёт еду в торбу, запрягает волов, говорит «помоги, боже» и отправляется в лес по дрова. На рассвете добрался до леса, нарубил дров, нагрузил телегу доверху, верёвкой стянул накрепко и, покамест волы кормились, сам присел перекусить. А когда наелся досыта, остался у него кусочек мамалыги, и, скатав его в комок, сказал себе: «Чего его домой таскать? Положу лучше на этот пенёк. Может, найдёт его тварь какая, съест и спасибо скажет». Положил мамалыгу на пень, запряг волов, снова «помоги, боже» сказал и к полудню двинул домой. Только из лесу выехал, буря поднялась страшная, дождь со снегом пополам — зги не видать ни впереди, ни сзади. Просто гнев божий — собаки не выпустишь во двор, не то что человека! А чёрту того и надо.: в такую непогоду каждый терпенье может потерять и против воли в грех впасть.

В тот день Скараоский, главный над всеми чертями, готовясь, как обычно, к своим гнусным делишкам, дал приказ всем слугам своим разбрестись кто-куда и повсюду — на море и на суше — сеять вражду меж людьми и всякие мерзости творить.

Рассыпались черти с быстротой молнии во все стороны. Один из них помчался в леса — не удастся ли там каких бед натворить: кого подстрекнуть против господа-бога, кому дышло или что другое в телеге сломать, кому вола покалечить, а иных в драке стравить, пока не убьют друг друга, — и другие всякие подлости учинить, какие вытворяет нечистая сила.

Как управились остальные черти, не внаём, но только тому, кто в лес пошёл, не повезло в тот день. Уж как он из кожи ни лез, как ни изворачивался, пытаясь свой хвостик в людские дела сунуть, а всё зря. Куда ни ходил — всё впустую.

Разнюхивая то тут, то там, к вечеру наконец набрёл он на колею. Пошёл потихоньку по следу, добрался до того самого места, где Стан дрова нагрузил. Только место нашёл, потому что парень, как сказано, давно уже из лесу уехал.

Видя, что и тут неудача его постигла, заскрежетал чёрт зубами с досады, не зная, как быть, как с пустыми руками к Скараоскому явиться; к тому же от долгой ходьбы голова у него кругом шла, а от голода живот свело.

Стоит он мрачный, растерянный, вдруг видит на пне комок мамалыги. Обрадовался нечистый — проглотил мамалыгу, не пикнул. А после, уразумев, что делать ему тут больше нечего, с поджатым хвостом вернулся к хозяину. Как явился в ад, так его Скараоский спрашивает:

— Ну, сынок, как успехи? Сколько душ заарканил? Ну-ка, отчитывайся!

— Да почти ничего, хозяин, — смущённо ответил чёрт, весь дрожа от страха. — Видать, в недобрый час я отправился. Уж очень была погода отвратная, только один человек в лес сегодня пошёл. Да и тот улизнул от меня, слишком поздно я на его след напал. Счастье ещё, что нашёл я кусок мамалыги на пне и съел, потому что в брюхе у меня с голоду так и урчало. А больше ничего, ваша тёмность, не знаю.

— Ах ты, нечисть поганая! Небось мамалыгу-то слопал, а что сказал тот, кто мамалыгу на пень положил, известно ль тебе?

— Ничего не известно, хозяин.

— О чём же ты думаешь, если даже не знаешь, что смертные говорят? Уж так и быть, расскажу тебе, хоть и не был я в лесу, как ты. Вот что молвил он: «Кто эту мамалыгу съест, пусть спасибо скажет». Сказал ты что-нибудь, когда съел?

— Ничего не сказал, хозяин.

— Ах, так?! Тебе бы в мысли людей проникать, а ты и того не знаешь, что вслух они говорят. Могу ли ещё надежду держать на вас всех? Ну, да ладно, найду на тебя управу! Будешь знать в другой раз. Ступай тотчас к тому человеку и служи ему верой и правдой три года, куда бы он тебя ни поставил. Жалованье деньгами не бери, а уговорись, что по истечении срока унесёшь из его дома, что захочешь. И чтобы оно пригодилось тут Адовой Пятке, а то у неё все подпорки прогнили… Посмотрим, хватит ли у тебя ума взять, что нужно? А теперь марш! Готово?

— Готово, хозяин, бегу!

Пробежался чертяка по аду, заглянул к Адовой Пятке, посмотрел, чего не хватает, и помчался со всех ног выполнять приказ Скараоского. А неподалёку от хаты Стана обернулся он мальчуганом лет восьми, в городской одёжке, и побрёл, поёживаясь, к калитке. Стан как раз снял котелок с огня, собирался мешать мамалыгу. Вдруг слышит, собаки на кого-то накинулись, разорвут, не иначе. Вглядывается — что такое? Мальчуган от собак на ворота забрался. Побежал Стан к воротам, кричит:

— Цыц, Хормуз! Назад, Балан! Сюда, Зурзан! Марш, чёртовы шавки! А ты откуда, кроха? И чего тебе тут надо, собачья гроза?

— Чего надобно, дяденька? Я бедный парнишка, без отца, без матери, в работники наниматься хочу.

— В работники? Да тебе и гусей пасти не под силу… Годков-то тебе сколько?

— Годов мне вроде тринадцать.

— Неужто тринадцать?.. Правильно, значит, говорят, что воробей всегда птенцом остаётся… Я бы тебе семь годков дал, от силы восемь. Верно, из-за одежды нескладной своей кажешься ты таким маленьким и тщедушным. Намедни ходил тут по деревне другой щёголь, вроде тебя, однако чуть пригожей и по-иному одетый:

То ль в кафтане, то ли в свитке, Из которой пёрли нитки, В паре англицких штанов Из бессчётных лоскутов.

Когда он по дороге шёл, штаны шли с дорогой рядом: по его словам, скупал он овчины. У ворот моих еле спас я его от клыков Зурзана; так его Зурзан отделал, что ошмётки летели; как говорится: зашёл бы к вам вечерком, да с собаками не знаком. Как сейчас вижу его — весь оборванный, лохмотья с земли подбирает. Ещё немного, и с тобой бы то же случилось. А звать тебя как?

— Отроду Кирикэ звали.

— Уж не святой ли Кирикэ Хромой окрестил тебя, который чертей за волосы держит?

— Не знаю такого, но Кирикэ меня зовут.

— Да уж кто бы ни крестил, одно знаю, что в самую точку попал, назвав тебя Кирикэ, потому что ты и в самом деле как воробушек — чик-чирик.

— Да уж как есть, дядюшка, чирик не чирик, а таков я, как видишь; встречал я людей… громадин… а проку в них ни на грош. На работе человек виден. Пускай зовут меня, как зовут; тебе-то что? А тебя как звать?

— Станом зовут, но в детстве болел я тяжело, вот и сменили мне имя на Ипата,[10] и с той поры я с двумя именами.

— Ну, так знай же, дяденька, что и про тебя песенка сложена:

Ипат пить здоров — опрокидывает штоф И делает знак рукой, чтоб подали другой.

— Эге-ге, тут-то обставил ты меня, Кирикэ! Вот чёртов парень! Сущий чертёнок, всё знает! Телом, правда, не вышел, а умом горазд. А не отгадаешь ли, часом, мою загадку? Широкое — на широкое, на широкое.

— горячее, на горячее — раскоряченное, на раскоряченное.

— кривизна, на кривизне — белизна, на белизне — желтизна, на желтизне — молодец?

Заулыбался Кирикэ, говорит:

— Ежели отгадаю, дашь мне один кус?

— Да знаешь ли, что это? Отгадай сперва, потом увидим.

— Чему же и быть? — говорит Кирикэ. — Перед домом печь, пламя, таганец, чугунок, вода в чугунке, мука и пестик — мамалыгу мешать.

— Молодец, Кирикэ! Теперь и сам вижу, что малый ты хоть куда! Сколько просишь за год, если ко мне наймёшься?

— Да видишь ли… на год не нанимаюсь.

— А на сколько же?

— На три года сразу, потому не привык я переходить от хозяина к хозяину, да и научиться кой-чему хочу, пока от тебя не уйду.

— Да по мне ещё лучше этак, Кирикэ. И что за три года просишь?

— Что прошу? Еды и одежды сколько потребуется, а когда выйдет срок, позволишь взять из хаты твоей что захочу.

— Это ещё что за уговор? Может, душу мою забрать вздумаешь, или кто знает, что ещё тебе в голову взбредёт.

— Да нет же, дядя Ипат, будь спокоен, многого от тебя не потребую. И потом, что я заберу из хаты, того тебе не надобно.

— Вот так-так, — пробормотал Ипат. — Не возьму я слова твои в толк. Балану в пору в них разобраться, раз не говоришь ты понятно.

— Да уж как сказать, дядя Ипат. Уговор — не спор; лучше раньше договориться, чем позже.

— То-то и я говорю, чёртов мозгляк. Не тяни ты, скажи ясно, чтобы знал я, что твоё и что моё.

— Да ну же, дядя Ипат, да ну же; не упрямься из-за пустяка, не о царстве целом речь идёт.

— Знаешь что, Кирикэ, оставайся у меня, тогда и договоримся. Вижу, парень ты с головой и — чем чёрт не шутит — может, и работяга; вроде знаешь, что к чему.

— Об этом, дядя Ипат, не беспокойся, — отвечает Кирикэ. — Не смотри, что я мал. Ту работу, что я для тебя проверну, другой не сделает, будь он хоть семи пядей во лбу.

— Что ж, может, и так. Хорошо бы, Кирикэ, кабы всё правда была, что ты говоришь. Зато тебе и впрямь хозяин достался добрее доброго: только заранее уговоримся: не сквернословь, а то, смотри, выведешь меня из себя и как бы чего не случилось.

— И на этот счёт будь спокоен, дядя Ипат.

— Значит, уговорились. А теперь поесть тебе надо. Вот тебе картошка с чесночной подливой и мамалыгой. Ну, уплетай, а после за дело берись.

Присел паренёк по-пастушьи, на одно колено, перекусил на скорую руку и принялся за работу. И так он справлялся усердно и ловко, будто с рождения здесь находился, а сам Ипат ещё с большей охотой трудился рядом с ним, вовсе забыл про скуку, себя не помнил от радости. С того дня, как нанялся к нему Кирикэ, удача так и пёрла со всех сторон, и он уже счёт потерял своему добру.

Утыканные колючками плетни, сквозь которые и ветру не проникнуть; хлева и загоны для волов и коров; зимний загон для овец; курятники, свинарники, закрома для кукурузы, амбары для пшеницы и много-много другого соорудил своими руками Кирикэ как по щучьему веленью! Можно сказать, сторицей разбогател Ипат с тех пор, как пришёл Кирикэ к нему. Тут-то увидел Ипат, на что горазд Кирикэ, и полюбил его, как родного.

Так прошло два года, и однажды сказал Кирикэ своему хозяину:

— Хозяин, не прогневайся, но скажу тебе слово: почему не женишься? Не сегодня-завтра спохватишься, поймёшь, что состарился и наследника-то не оставил. После жизни ещё ведь смерть есть. Кто знает, что может случиться, упаси, господь! Кому тогда всё добро достанется?

— Что ты, что ты, Кирикэ? Уж коли не женился я, когда пора мне была жениться, неужто теперь женюсь? Видать, хочешь, чтобы чёрт надо мной потешался… Разве не видишь, что солнце за полдень клонится? Уже скорее я стар, чем молод…

— Да брось ты, хозяин, а то людей такими словами насмешишь. Не прикидывайся стариком, ещё не прошло твоё время. Я так думаю, самая пора тебе жениться, есть чем жену и детей прокормить. Слава господу, многие бы не прочь иметь, сколько ты имеешь.

— Ну, — сказал Ипат, — чудной ты какой-то, Кирикэ; этакий вздор иногда мелешь. Есть у меня разве посевы или всё, что нужно в хозяйстве? Думаешь, так вот жену содержать… Жениться — не в пляс пуститься.

— За этим ли дело стало, хозяин?

— А за чем же, Кирикэ? Не знаешь разве, что перво-наперво брюхо, а уж потом всё остальное?

— Ну, хозяин, если на то пошло, то уж я постараюсь, чтобы ты с пшеницей был и имел, из чего хлеб да калачи печь не только к свадьбе, но и к крестинам.

— Откуда, Кирикэ?

— Видишь, там вдалеке поле спелой пшеницы?

— Вижу.

— Ступай тотчас же к помещику, скажи, что берёшься сжать и собрать ему в скирды весь его хлеб и денег за работу не берёшь, а просишь столько пшеницы, вместе с соломой, сколько унесёшь на спине с твоим работником.

— Как так, Кирикэ? Видно, ты не в своём уме… Уж не думаешь ли, что одни мы сумеем сжать и собрать такую уйму пшеницы, ведь на это сотни и тысячи рук нужны, не шутка. И всего-то ради двух охапок пшеницы? Какой же дурак за это возьмётся?

— Хозяин, коли хочешь знать, кто я таков и на что горазд, послушай меня, ступай к барину и скажи ему, как я тебя научил.

То думает Ипат — пойду… то десять раз — нет. В конце концов собрался он с духом, пошёл на барский двор. Явился к барину, говорит:

— Не прогневайся, барин! Нет ли нужды в жнецах?

— Есть, и даже большая, человек добрый; видать сам бог тебя послал. Совсем поспела пшеница, жатву откладывать нельзя.

— Я, барин, сжать её берусь.

— Как так, один?

— Уж это моё дело, барин. Берусь и в скирды её сложить. Разве не по-деловому говорю?

— Как вижу, расчёт у тебя на много рук.

— Много ли, мало ли, барин, сколько бог даст, лишь бы дело сделать.

— Сколько ж ты просишь за всё?

— Сколько прошу, барин? Как сложу тебе хлеб в скирды, позволь мне столько пшеницы забрать, вместе с соломой, сколько унесём на спине я с мальчуганом моим.

— Ты что, всерьёз говоришь или шутишь?

— Упаси боже, я всерьёз говорю, барин.

Подумал барин, что не в своём уме Ипат и, чтоб отвязаться, говорит:

— Если так, человек добрый, завтра же с утра принимайся за дело. Посмотрю, каков ты работник, тогда в цене и сойдёмся.

— Цена, барин, как было сказано.

— Ладно, ступай, ступай; там будет видно!

Вернулся Ипат домой, а Кирикэ спрашивает!

— Ну, хозяин, как с барином столковался?

— Да как? Взялся я хлеб ему сжать и в скирды вложить, как ты сказал, но страх меня взял, когда прошёл я вдоль поля и увидел, до чего оно велико. Трудное дело мы затеяли, вряд ли его до конца доведём. Барин меня и вовсе за сумасшедшего посчитал. Да и не без причины, как видно. Чёрт его знает, как нам тут быть!

— Будь покоен, хозяин, положись на меня… — отвечает Кирикэ. — Прихватим-ка лучше всё, что нужно, и отправимся нынче же вечером, чтобы рассвет нас в поле застал.

Вот пускаются оба в путь. К вечеру, как пришли, говорит Ипат:

— Видишь, Кирикэ? Не шутка ведь. Сдаётся мне, тут нам несдобровать!

— Знаешь что, хозяин? Ложись лучше спать, утром поговорим.

Ипат, с заботой на сердце, прилёг на траву и, усталый, крепко заснул. А Кирикэ, кто его знает как, вмиг всю нечистую силу собрал и на работу поставил. Одни жнут, другие снопы вяжут, третьи копнят и копны дыханием сушат, четвёртые убирают и скирдуют. Чёртова страда, иначе не скажешь!

Проснулся Ипат на рассвете, оглянулся и обомлел: вся работа сделана. Где прежде нива была, скирда большая стоит и две поменьше торчат на гребне холма, а Кирикэ словно сквозь землю провалился. Со страху дыбом встали у Ипата волосы, кинулся он во все стороны, ищет Кирикэ. Только когда увидел его спящим на верхушке скирды, опомнился немного. А тут и барские слуги ни свет ни варя встали, в поле пришли посмотреть, как дело идёт. Когда увидели, перепугались очень и — бегом к хозяину. Барин проворно с постели встал, вскочил на коня, духом одним примчался в поле — и такое чудо увидел, какого испокон веков никто не видел и не слыхал!

— Ну, барин, работа готова, — сказал Ипат. — Хорошо, что сам пожаловал, при тебе расчёт получать будем.

Не долго думая, снимает Кирикэ верёвку, которой был подпоясан, накрепко перевязывает большую скирду, на спину взваливает — и ходу. Остолбенел барин, глядя ему вслед. Как бы не взвалил на себя Ипат остальные скирды, и по миру его не пустил. Заскрипел он зубами со злости, но делать было нечего. Не зная, как быть, ласково сказал он Ипату:

— Человек добрый, вот тебе деньги взамен остального хлеба, и оставь меня в покое! Не думал я, что сам чёрт тут замешан.

— Избави боже, барин! Христос с нами! Сгинь, сгинь! Да нет же, барин, наработались мы, так что сердце зашлось.

— Да не морочь ты меня, мил-человек, тебе ли меня полевой работе учить? Не со вчера я пшеницу сею, имел с жнецами дело. Может, и не сам ты чёрт, всё равно тут дело нечистое. А впрочем, что мне до вашей души! Вам ответ держать. Получай деньги, как я сказал, и ступай-ка лучше к другим, потому что я и так уж здорово влип.

Обрадовался Ипат, взял деньги, как сторговались, и пошёл за Кирикэ вслед. Приходит домой, а там уже всё обмолочено, свеяно, смолото; снова всё успел провернуть Кирикэ. Тут уж и вовсе не знал Ипат, что подумать. Чуть было сам не поверил, что с чёртом спутался.

— Слышь, Кирикэ, барин хоть и знатная птица, а дурака свалял. Ещё он мне и деньжат дал в придачу.

— Что ж, пригодятся и деньги, хозяин. Сунь в кошелёк и молчок. Знал я, что и на расходы нам будет.

На другой день говорит Кирикэ:

— Ну, хозяин, верно, больше не станешь спорить? Не сегодня-завтра мой срок выйдет, без меня останешься. Прежде ещё куда ни шло: привык ты один обходиться, но теперь туго тебе придётся, да и хозяйство у тебя стало большое. Что же ты, женишься или нет?

— Право, Кирикэ, не знаю, что тебе и сказать. Вроде и женился бы, подвернись жена подходящая. Но боязно, как бы не взять себе чёрта на голову: с музыкой в дом приведу, а после тыща попов не избавят; выйдет мне тогда это боком!

— Вот, значит, чего ты боишься, хозяин! Ну, раз так, положись на меня; такую я тебе жёнушку отыщу, каких больше в целом свете нет. Потому что женское сердце у меня как на ладони. Скажу, не хвалясь, что знаю я всё их нутро. Ночью во тьме могу невесту тебе выбрать. Для другого не стал бы возиться, хоть бы золотом меня осыпали. Но ради тебя — дело другое. Уж очень хочу тебя человеком сделать, в ряду со всеми. Сам видишь: другие, не лучше тебя, только по этой причине нос задирают. Будто ты жену прокормить не способен.

— Чудной ты какой-то, Кирикэ! С ума человека сводишь своими речами. Вот так свата нашёл я себе! Не знаю, кто тебя в мой дом подослал, но, ей-богу, смышлён ты, ничего не скажешь. Временами стою и думаю, откуда у тебя сила такая? Нет-нет, да и скажу вместе с тем барином: человек ты, чёрт ли, призрак ли, только дело тут не совсем чисто. Однако будь ты хоть кто, а пригодился мне крепко! Но скажи, как мне жену выбирать будешь?

— А вот как, В воскресенье пойдём с тобой в деревню на хоровод. Я с мальчиками в стороне постою, а ты в пляску вступай с девушкой, что приглянется. Я её тоже хорошенечко разгляжу и тебе потом растолкую, какова она есть.

— Это ты, Кирикэ, неплохо придумал. Всё-таки чёртов ты хлопец, ей-богу.

— Что ж, хозяин, по нынешним временам не будь ты с чёртом в ладу — святые одолеют, тоже ведь нехорошо.

Долго ли, коротко ли, а в воскресенье отправились Ипат с Кирикэ в деревню на хоровод. Кирикэ, как мальчишкам положено, на забор взгромоздился, с другими озорниками зубы скалит. А Ипат девушку себе заприметил, рядом с ней в пляску вступает; глазами ест её сверху донизу, снизу доверху; пока хоровод кружится, то руку ей покрепче пожмёт, то на ножку наступит, то… словом, как парню положено. Топ сюда, топ туда! Влюбился Ипат по уши. Кирикэ, конечно, тут как тут. Только вышел Ипат из пляски, говорит ему чёртов хлопчик:

— Вроде раскраснелся ты как-то лицом, хозяин! Уж не по вкусу ли тебе девчонка пришлась?

— Не знаю, Кирикэ, что и сказать. Видно, не в добрый час пришёл ты ко мне. Что ж, давай к делу приступай; хороша девка, вовсе меня приворожила.

— Нет, хозяин, уж если хочешь меня послушать, то с этой не связывайся. И огонь хорош, да крепко подчас обжигает. Ишь ведь девчонка какая, и не улыбнётся. Совсем святая на вид! А от такой вот святоши за одну ночь поседел мой дядя в колодце.

— Как так, Кирикэ?

— Да разве сам не знаешь как?

— Ишь ты, скрытный какой! Щуку скорее из речки выудишь, чем из тебя слово. Я так думаю, Кирикэ, выйдет она за меня и добрее станет…

— Как же! Нет, как друг тебе говорю: три ребра чёртовых у этой девчонки. Конечно, даже у самой лучшей женщины тоже одно такое ребро есть. Вот, значит, найдём хотя бы такую, тогда научу тебя, что делать.

— Ты что же, Кирикэ, всё приставал ко мне, женись да женись, а как только к женитьбе меня разохотил, так и на попятный?

— Хозяин, ты же знаешь, я тебе зла не хочу; слушай меня, не прогадаешь.

Послушался Ипат, и вернулись они домой ни с чем. А дома словно его подменили: работает не работает — думы одолевают; ждёт не дождётся воскресенья.

В воскресенье отправляются оба на хоровод в другое село. Кирикэ, как и в тот раз, с ребятишками держится, а Ипат снова девушку себе заприметил, рядом с нею в пляску вступает; пляшет, заговаривает, а та, плутовка, голову ему кружмя кружит. Видит Ипат, что девушка хоть куда. Хорошо, что Кирикэ неподалёку был и, как вышел Ипат из пляски, говорит ему:

— Хозяин, сдаётся мне, ты и эту взять не прочь. Верно ведь, что она тебе приглянулась?

— Да вроде так, Кирикэ!

— Знай же, что и эта не про нас. Вот ведь какая тихоня на вид, а на деле у неё два ребра чёртовых имеются. Ещё потерпи, хозяин, маленько.

— Да ведь в наше-то время, ей-богу, не знаю, Кирикэ, где такую святую найдём, какую ты ищешь. Я так думаю, как бы не прогадать, ежели долго выбирать будем.

— Да нет, хозяин, положись на меня, уж я знаю, что делаю.

Опять уступил Ипат, и вернулись они вечером домой снова ни с чем. Но уж теперь у Ипата и вовсе работа не клеится, и еда не идёт ему впрок, и сон от него бежит, — словом, из рук вон, ему невмоготу. День-деньской ловит божьих коровок, кладёт себе на руку, приговаривает:

Ах ты, божья коровка! Полети, в ту сторону, Где найду себе жену!

Что поделаешь? Заболел парень женитьбой! И ведь как это говорится: когда человек не в себе, подальше держись от него. Как сказано: тлеет огонь в мокрой соломе. Так и с Ипатом — грустит да вздыхает, едва воскресенья дождался.

А когда наступило оно, отправились оба в третье село на хоровод. Как только пришли, вступает Ипат в пляс с дивчиной, у которой глаза, как у бесёнка, сверкают. Научился хитрюга с первого взгляда таких девчат отыскивать, а уж про то, что на сердце у них и чего они стоят, одному Кирикэ, конечно, известно; ибо нет ничего труднее, как человека выбрать! Но Кирикэ был тут же. Что он сделал, никому не известно, но только прикипели у Ипата и у той девчонки сердца одно к другому. Сатана уколол их, как видно. Лишь только вышел Ипат из круга, отводит его Кирикэ в сторону, спрашивает:

— Ну, как, хозяин?

— Да так, Кирикэ! Глаз с неё не спускал, до того мне люба она; ежели не на ней, то ни на ком никогда не женюсь. Довольно ты мне мозги туманил.

— А ведь она, хозяин, подходит, — отвечает Кирикэ. — Правда, есть и у неё одно чёртово ребро; но если жить будем, не умрём, вытащим его.

То-то обрадовался Ипат! Пристал он к девчонке пуще банного листа. То меж собой переглянутся, то словцом перекинутся, то загадкой, то шуткой, то одним, то другим — крепко полюбились друг другу. Не вытерпел Ипат, пошёл к отцу-матери в жёны её просить. Как говорится:

Ты проси меня у мамы. Коль не даст мамаша дочь — Украдёшь меня ты в ночь!

Обрадовались родители хорошему человеку, от всего сердца отдают дочку. Через несколько дней сыграли свадьбу, увёз Ипат невесту вместе с приданым домой — и дело с концом! Зажили они в согласии и любви, что два голубя. И говорит однажды Ипат своему слуге:

— Золотая, Кирикэ, у меня жена! Здорово я её выбрал.

— Золотая, хозяин, ничего не скажешь. Но только знаешь пословицу: где тонко, там и рвётся! Ещё посмотрим. Помнишь, говорил я тебе, что и у этой, какая она ни добрая и кроткая, а всё-таки одно ребро чёртово есть, и вынуть его непременно надо, коли хочешь такую жену иметь, чтобы жить с ней до глубокой старости.

— Ну, уж тогда не знаю. Кирикэ, кто на тебя и угодит. Думаю, только чёрт до нутра твоего докопается!

Года не проходит, приносит жена ему сына. А ещё через месяца три наезжает нежданно-негаданно тесть, зовёт обоих на свадьбу жёнина брата. Кирикэ, всё учуяв, как чёрту положено, отводит хозяина в сторону и говорит:

— Хозяин, пусть жена твоя с ребёнком едет, а сам скажи, что вслед за ними выедешь, если будет время, а нет — пускай не обессудят. Дальше как быть, научу тебя после.

Ипат, привыкнув во всём Кирикэ слушаться, говорит тестю:

— Отец, не могу я ехать. Сам видишь, дел у меня по горло. Еле-еле с работником вместе управляюсь. Жена пускай без меня едет. Если время позволит, выберусь и я за ней следом, а нет прошу не гневаться.

Видит тесть, что ничего не поделаешь, забрал жену и ребёнка Ипата, и отправились в путь.

На второй день свадьбы говорит Кирикэ Ипату:

— Хозяин, настало время чёртово ребро у жены твоей вынуть. Живо садись на коня и поезжай на свадьбу. Вот что тебе делать надо, когда на место прибудешь. Рядом с домом тестя твоего стоит хатенка укромная, где старая сводня живёт, искусная-преискусная в своём деле — ну, хитрее ведьмы. Отправляйся прямо к ней, выдай себя за проезжего. В лепёшку разбейся, небо и землю ей обещай, а уговори её жену твою туда заманить. Вот и увидишь, на что бабы способны и чего женская верность стоит.

— Что ты, Кирикэ, что ты! Тут уж я головой поручился бы…

— Не будь ты щедрым таким, хозяин. Прибереги свою голову, она тебе ещё пригодится…

— А не узнают меня там, Кирикэ?

— Нет, хозяин, хоть на свадьбу иди, уж я так сделал, что никто тебя на узнает.

Ипат, желая убедиться во всём, послушался и поехал. Как только до той деревни добрался, завернул к бабе и, заведя речь издалека да обиняками, стал под конец просить её привести к нему в тот же вечер жену Стана такого-то, что в селе таком-то живёт.

Бабка как услыхала, рот ладонью прикрыла, затрясла головой.

— Милый человек, как я могу такое сделать? Тем паче, что муж у неё добрый, и статный, и богатый, и сама она не из тех, что ты думаешь.

Отвязал Ипат от седла флягу с водкой, дал отхлебнуть бабе несколько раз, после кошелёк протянул, битком набитый деньгами, и сказал:

— Если, бабуся, окажешь мне эту услугу, ещё лучше тебя отблагодарю. Будь спокойна, ни одна душа не узнает об этом.

Призадумалась баба, вроде и не охота ей дело делать, но и от кошелька отказаться не хочется. Постояла в раздумье, потом взяла кошелёк и говорит:

— Ни дна тебе, ни покрышки, добрый человек! Известно мне, что такое тоска сердечная, пропади она пропадом!.. Не знаю, право, как дело станет; со стыда сгораю, как подумаю, что явлюсь к этой женщине с такими словами… Но, однако, пойду, посмотрю; удастся — хорошо, а нет — на меня не пеняй; знаешь сам, что нелёгкие это дела и редко мы в них успеваем.

— Уж ты поверь мне, бабуся, если сделаешь дело, за мной не пропадёт.

— Что ж, — говорит бабка, — попытка — не пытка. Кто знает, откуда заяц выскочит! Тем паче, что мужа-то здесь нет.

К вечеру оставляет она гостя одного в хате, а сама на свадьбу идёт, по соседству. Отводит женщину в сторонку, шепчет ей на ухо бог весть что, сулит чудеса разные, совсем ей голову закружила.

— Бабуся, — говорит женщина, — как же нам сделать, чтобы всё хорошо устроить?

— Уж не бог знает, как это трудно, молодка-красотка, — отвечает баба. — Ступай в комнату, где ребёнок твой спит, разбуди его, он тогда плакать начнёт. Потом ущипнёшь его малость, он заорёт вовсю. Отец у тебя сердитый, не вытерпит, велит отнести его к бабке, ко мне, значит. Ты и бери ребёночка вместе с корытцем — и в мою хату. А уж дальше…

Послушалась женщина бабы, делает, что та ей велела, и является вечером к Ипату с младенцем на руках. Не успела войти — и ну хихикать, о свадьбе всякую всячину рассказывать, а мужа не узнаёт, хоть убей!

Напоил Ипат обеих до бесчувствия, вынул младенца из корытца, как его Кирикэ научил, и домой! Кирикэ, завидя его, к воротам выбежал.

— Ну, хозяин, — говорит Кирикэ, — обманул я тебя или нет?

— Нет, Кирикэ, нет. Теперь я сам вижу, что баба сотворить может. Больше ни часу не стану с ней жить. Выгоню её к чёрту, сорную траву!

— Ни-ни, хозяин, не делай такого! Жена у тебя, каких мало. Я-то знаю, кто тут виноват. Пускай сначала она домой вернётся, тогда мы у неё чёртово ребро вынем, и сам увидишь, что за женщина из неё будет.

Между тем очнулись жена Ипата и баба, смотрят — ни гостя, ни младенца. Начали выть, причитать потихоньку, волосы на себе рвать, а что проку? Сунулась баба туда-сюда, может, след какой отыщется — напрасно! Как сквозь землю ребёночек провалился.

— Ой, горе моё, горюшко, — причитает баба. — Нажила себе беду с тобой! Чёрт ли знает, что мне теперь делать!

Тут-то и надоумил её бес.

— Женщина, слышь, другого пути нет, как только кота моего взять, завернуть его в тряпки, уложить в корытце, хату изнутри поджечь и уйти. Когда всю хату пламенем охватит, начнём плакать, кричать: пожар! Покамест люди со свадьбы сбегутся, пока то да сё, хата и рухнет. От кота одни кости останутся. Люди найдут их, подумают, что сгорел ребёнок, — может, всё и обойдётся.

— Правильно говоришь, бабуся, так и сделаем.

— Сделаем, сделаем! А мне-то каково на старости без крова-пристанища остаться?

— Об этом, бабуся милая, не тревожься. Возьму тебя к себе, будешь жить у меня в дому, как у Христа за пазухой. Муж у меня — добрее нету, за родную мать у нас будешь.

Бабе что было делать? Согласилась она. Подпалили хату, а пока люди сбежались, всё в золу обратилось — и хата, и кот, и что ещё в хате было. А те навзрыд плачут, землю слезами обливают, кричат:

— Ой, горе, беда! Ребёночек-то наш в огне сгорел!

Видя, как они волосы на себе рвут, как мечутся, начали все наперебой утешать их. А на другой день тесть Ипата, вне себя от горя, отправляет дочь свою и бабу с одним из батраков к зятю домой. Уже в телеге говорит молодая старой:

— Бабуся, влезай-ка ты в этот мешок, а когда приедем домой, скажу мужу, что от матушки очёски везу на мешки. Это только пока чёртов работник наш не уйдёт, сегодня как раз ему расчёт брать.

Баба не спорит, залезает в мешок. Приезжают домой, оставляют телегу во дворе, а жена Ипата с плачем бежит в хату — рассказать мужу обо всём, что было. А там ни Ипата, ни Кирикэ — никого. Поволокла она тогда вместе с батраком отцовским тот мешок, как могла, на кухню, взвалила на печь, за трубу, и отпустила работника в обратный путь. Не успел он уехать, ан и Ипат тут как тут. При виде его запричитала жена, заголосила:

— Ой, напасть какая, беда какая стряслась, муженёк… Малютки нашего нету больше в живых!

Рассказала она ему всё, как условились с бабой. А Ипат ей в ответ:

— Ничего, жена, будем живы, ещё сподобимся детей иметь. На кого нам пенять? Так уж, верно, господь нам судил!

Пока говорили, глядь, и Кирикэ на пороге с молотком, долотом и щипцами в руках. Хозяйка сразу к нему, со слезами и причитаниями. Выслушал её Кирикэ и говорит:

— Ты разве ей веришь, хозяин? Не слушай её речей. Хватай её, вынем из неё то ребро!

Схватил её Ипат за косы, швырнул на пол и держит крепко. А Кирикэ давай ей с левой стороны рёбра считать: одно, два, три! Как дошёл до четвёртого, приставил долото, молотком стукнул, прихватил щипцами — вытащил ребро. После кожу приложил на место, рану чем-то смазал, так что сразу она затянулись, а потом говорит:

— Вот, хозяин, теперь у тебя не жена, а клад; ты только построже за ней присматривай, ногти у неё время от времени срезай, чтобы ненароком не наставила она тебе рогов.

Тут же сбегал Кирикэ в соседнюю хату, приносит оттуда младенца. Увидела женщина такое — остолбенела, похолодела от страху. А Кирикэ руку поцеловал у Ипата и говорит:

— Ну, хозяин, сегодня три года службы моей исполнилось. Будь здоров и счастлив, а я отправляюсь, откуда пришёл. Только знай, от меня и другим скажи, что служил тебе чёрт полных три года за кусок мамалыги, оставленный на пеньке в лесу, и за дрянную подпорку для Адовой Пятки.

С этими словами схватил он из-за трубы тот мешок с бабой и исчез, будто сквозь землю провалился. Завопила женщина, заорала:

— Догони его, муж, не отпускай! Матушкины очёски забрал он. Из чего теперь мешки будем делать?

Но Ипату не до того было, очень он был огорчён, что лишился Кирикэ, верного слуги своего, и не знал, где его отыскать, чтоб отблагодарить за всё добро, что тот ему сделал.

А Кирикэ давно уже был в аду и жил припеваючи у Скараоского в чести, старая сводница стонала под Адовой Пяткой, и один только кот её на том свете сожалел о ней за то, что так она ему удружила.

Вот, значит, как избавился Ипат и от чёрта, и от бабы, и зажил в мире и согласии с женой и детьми. С той поры, когда говорил ему кто-то про что-то откуда-то что было вроде то, да не то, покачивал он головой и отвечал:

— Ну-ка, перестаньте дурака валять, занимайтесь своим делом и не расписывайте мне небылицы, потому что я Стан — виды видавший!

Михай Эминеску. Фэт-Фрумос — дитя слезинки. Перевод М. Малобродской.

В давние времена, когда люди были совсем не такие, как сейчас, когда сам бог ещё ступал по каменистым пустыням земли, жил мрачный, задумчивый как полночь царь, и была у него молодая, улыбающаяся как светлый полдень царица.

Пятьдесят лет вёл царь войну со своим соседом. Сосед умер и оставил в наследство сыновьям и внукам ненависть и кровную вражду. Прошло пятьдесят лет, а царь, обессиленный борьбой и страданиями, был одинок, как состарившийся лев. Он никогда не смеялся, не радовался невинной детской песне, нежной улыбке молодой жены, шуткам и рассказам поседевших в боях и невзгодах воинов. Он чувствовал, что силы его покидают, понимал, что близится конец и некому будет завещать свою ненависть. Грустным вставал он со своего царского ложа, золочёного, но неблагословенного, грустный, с тяжёлым сердцем отправлялся на войну, — и царица, оставшись одна, оплакивала вдовьими слезами своё одиночество. Её золотистые волосы спадали на белые округлые груди, а из больших голубых глаз чистыми жемчужинами струились по лицу, белее лилии, потоки слёз. Синева легла вокруг глаз, а от просвечивающих сквозь кожу прожилок лицо казалось из живого мрамора.

Однажды, поднявшись с постели, она преклонила колени на каменные ступени часовни, где над дымящей лампадой мерцала одетая в серебро икона матери всех скорбящих. Внемля молитвам царицы, смилостивилась матерь божия, увлажнились веки холодной иконы, и слеза покатилась из чёрного ока богородицы. Выпрямилась царица, прикоснулась пересохшими губами к холодной слезинке и впитала её до самой глубины души. С того мгновения она зачала.

Прошёл месяц, прошёл другой, прошло девять, и родила царица сына — белого, как молочная пена, со светлыми, как луч луны, волосами. Улыбнулся царь, даже солнце улыбнулось в своём огненном царстве и застыло на месте — трое суток не было ночи, а только свет и веселье. Из бочек рекой лилось вино, а от радостных кликов раскалывался небосвод.

Дала ему мать имя: Фэт-Фрумос — дитя слезинки.

Рос он не по дням, а по часам и вскоре сравнялся с высокими и статными лесными елями.

Став постарше, приказал он выковать железную палицу, а когда её выковали, бросил так высоко, что она рассекла небосвод; затем поймал её на мизинец, и палица разбилась о его мизинец пополам. Тогда он велел выковать палицу потяжелее и забросил её почти до облачного замка луны. Она упала и не разбилась о палец молодца.

Фэт-Фрумос простился с родителями и отправился один биться с войсками царя, враждовавшего с его отцом. Облачил он своё царское тело в одежду пастуха, в шёлковую рубаху, сотканную матерью и политую её слезами, надел красивую шляпу, украшенную цветами, бусами и лентами, подаренными царскими дочерьми, воткнул за зелёный пояс одну свирель для дойн,[11] другую для хор[12] и, когда солнце поднялось на две сажени, пошёл он по белу свету искать свою молодецкую долю.

Шёл он и играл на свирели то хоры, то дойны, бросал свою палицу в заоблачную высь, и падала она на расстоянии целого дня пути. Долины и горы удивлялись его песням, реки выше поднимали свои волны чтобы послушать его, родники выбрасывали наружу кипучие воды, чтобы каждая струйка ему внимала, чтобы каждая смогла петь, как он, когда будет шептаться с долинами и цветами.

Ручьи, что текли возле угрюмых утёсов, учились у пастуха-царевича дойнам любви, а орлы, молчаливо сидящие на вершинах серых скал, обучались у него жалобному крику скорби.

Всё застывало в изумлении, когда проходил царевич-пастушок, играя на свирели: чёрные глаза девушек наполнялись слезами любви, а в груди молодых пастухов, стоявших у скал, опершись на дубинки, зарождалась страсть, самая глубокая и великая страсть к молодецким подвигам.

Кругом всё было неподвижно, а Фэт-Фрумос всё шёл да шёл, песней рассказывал о своей сердечной тоске и провожал взглядом палицу, которая сверкала в облаках как стальной орёл, как волшебная звезда.

К концу третьего дня палица, падая, ударилась о медные створы ворот. Они протяжно загудели, и Фэт-Фрумос вошёл в расколотые ворота. Луна поднялась из-за гор, отражаясь в большом озере, таком прозрачном, что было заметно, как поблёскивал на дне золотой песок. Посреди озера, на изумрудном острове, в зелёной роще, гордо возвышался дворец из блестящего белого мрамора. В его стенах, как в серебряном зеркале, видны были дубрава и луг, озеро и берега. Золочёная ладья покачивалась у ворот на светлых волнах, а в чистом вечернем воздухе звенели доносившиеся из дворца прекрасные песни.

Фэт-Фрумос сел в лодку, взялся за вёсла и подплыл к мраморным ступеням дворца. Огромные канделябры, в которых горели огненные звёзды, освещали дворцовую лестницу. Он вошёл в зал. Золотые колонны и арки подпирали высокие своды. Стол, покрытый белой скатертью, был уставлен тарелками, сделанными из больших жемчужин. Бояре, сидевшие за столом в волочёных одеждах на красных бархатных креслах, были красивы, как дни молодости, и веселы, как пляски. Особенно один из них — с золотой, усыпанной алмазами короной на челе, в блестящих одеждах — был пригож, как месяц в летнюю ночь. Но Фэт-Фрумос был ещё прекраснее.

— Добро пожаловать, Фэт-Фрумос! — сказал царь. — Слыхать о тебе слыхал, а видать не видал.

— Рад, что нашёл тебя в добром здравии, хотя не знаю, оставлю ли тебя таким. Пришёл я к тебе для битвы тяжкой. Довольно тебе строить козни моему отцу.

— Не строил я козней твоему отцу, а бился в честном бою. С тобой же я не буду биться. Лучше прикажу музыке играть, виночерпиям наполнить чаши вином, а мы с тобой побратаемся и братьями будем на всю жизнь.

Обнялись царские сыновья под ликующие крики бояр, и пили они, и совет держали.

Спросил царь Фэт-Фрумоса:

— Кого ты боишься больше всего на свете?

— Никого я не боюсь, только бога. А ты?

— И я никого не боюсь, кроме бога да ведьмы лесной. Эта страшная старуха бурей носится по моему царству. Там, где пройдёт она, высыхает земля, разбегаются люди из сёл, города превращаются в развалины. Вёл я с ней войну, но тщетно. Чтобы она не погубила всю страну, пришлось мне согласиться платить дань — отдавать ей каждого десятого ребёнка моих подданных. Вот и сегодня она должна явиться за данью.

Пробило полночь. Лица гостей стали хмурыми: в чёрном небе, верхом на полуночи, с воем неслась безумная ведьма лесов. Крылья её поднимали ветер, лицо — морщинистое, как выдолбленная ручьями скала, голова поросла лесом, глаза её — две мутные ночи, рот — разверзнутая бездна, зубы — мельничные жернова.

Фэт-Фрумос на лету схватил разбушевавшуюся ведьму и что было силы швырнул её в большую каменную ступу: на ступу он навалил скалу и приковал семью железными цепями. Ведьма завывала в ступе, вырывалась, словно пойманный вихрь, но тщетно.

Едва вернулся Фэт-Фрумос на пир, как все увидели на озере при свете луны две длинные водяные горы. Что случилось? Лесная ведьма не смогла освободиться из ступы, и вот она катилась вместе со ступой, образуя на водной глади две горы. И помчалась дальше осатаневшая ведьма, прорубая себе дорогу через леса, оставляя на земле длинную борозду, пока не исчезла в ночной дали.

Попировал ещё Фэт-Фрумос, а потом взял палицу на плечо и пустился по следу, оставленному ступой. Шёл он, пока не увидел утопающий в цвету красивый белый терем, озарённый лунным светом. На зелёных грядках сияли голубые, тёмно-красные и белые цветы, а над ними золотыми звёздочками порхали мотыльки. Воздух в саду и тереме казался хмельным от света, аромата и бесконечной, тихой, нежной песни, созданной крылышками роившихся пчёл и мотыльков. У завалинки стояли две бочки с водой, а на пороге сидела девушка и пряла. Белое платье красавицы было подобно облаку из света и теней, золотые косы падали на спину, венок из ландышей украшал её гладкий лоб. Освещённая лунным светом, она, казалось, парила в золотистой дымке. Белые как воск пальцы держали золотое веретено с серебристой шерстью и пряли тонкую блестящую нить, напоминающую живой, висящий в воздухе луч луны.

Заслышав лёгкие шаги Фэт-Фрумоса, девушка подняла голубые, как волны, глаза.

— Добро пожаловать, Фэт-Фрумос, — сказала она, глядя на него своим ясным взором из-под полуопущенных ресниц. — Как давно ты мне снишься. Пока мои пальцы пряли нить, мои мысли пряли сон, прекрасный сон, — будто мы любим друг друга. Пряла я серебряную нить, и хотелось мне соткать ткань из чар и счастья. Из ткани этой я сделала бы тебе платье, а из дней моих — жизнь, полную ласки. Чтобы ты, Фэт-Фрумос, платье носил и меня любил.

Робко смотрела она на него, и веретено выпало из её рук: она встала, руки у неё повисли, как у провинившегося ребёнка, взгляд был устремлён долу, точно устыдилась девушка своих слов. Он подошёл к ней, одной рукой обнял, а другой тихонько погладил ей лоб и волосы.

— Как ты прекрасна и как ты мне дорога, — прошептал он. — Чья ты, красавица?

— Лесной ведьмы, — вздохнула она. — Теперь, зная, кто я, будешь ты меня любить?

Она обвила руками его шею, пристально вглядываясь в его глаза.

— Мне нет дела до того, чья ты, — ответил он — Я тебя люблю, это главное.

— Коли любишь, бежим отсюда. — И она крепче прижалась к его груди. — Мать застанет, убьёт, а если ты умрёшь, я сойду с ума или тоже умру.

— Не бойся, — улыбнулся он, высвобождаясь из её объятий. — Где твоя мать?

— Всё бьётся в ступе, куда ты запер её, и грызёт цепи.

Фэт-Фрумос кинулся было её искать.

— Погоди, Фэт-Фрумос, — молвила девушка, и две крупные слёзы блеснули в её глазах. — Я научу тебя, как одолеть мать. Видишь эти две бочки? В одной вода, в другой — сила. Переставим их. Когда мать борется со своими врагами и устаёт, она кричит: «Постой, напьёмся-ка воды!» Она-то пьёт силу, а её противник просто воду. Вот мы и поменяем местами бочки, она об этом не узнает и во время борьбы будет пить воду.

Сказано — сделано. Фэт-Фрумос устремился за дом и крикнул:

— Эй, ведьма, как поживаешь?

Ведьма от злости так рванулась в ступе, что порвала цепи и вытянулась до самых облаков.

— А! Фэт-Фрумос! Рада тебя видеть, — закричала она ж вновь стала маленькой. — Давай поборемся, теперь-то мы посмотрим кто сильнее.

— Давай! — ответил Фэт-Фрумос.

Ведьма схватила его за пояс, вытянулась, подняла до облаков, затем бросила и вогнала в землю; вошёл он в землю по самые щиколотки.

Фэт-Фрумос тоже ударил её о землю и вогнал до колен.

— Постой, напьёмся-ка воды, — сказала, уставши, ведьма лесная.

Отдышались они, постояли. Ведьма хлебнула воды, Фэт-Фрумос выпил силы, и его ослабевшие руки наполнились каким-то волшебным огнём, освежающая дрожь пробежала по всему телу.

С удвоенной силой схватил он железными руками ведьму, вогнал в землю по самую шею и ударом палицы раздробил ей голову. Небо покрылось седыми тучами, застонал холодный ветер и затряс терем так, что стропила заскрипели. Красные змеи раздирали чёрный подол облаков, воды бушевали, слышались зловещие раскаты грома. В этой непроглядной тьме Фэт-Фрумос различил серебристую тень, с распущенными золотыми волосами, с поднятыми руками. Он подбежал к ней и обнял. Чуть живая от страха, девушка припала к нему. Чтобы привести её в чувство, он поцеловал её глаза. На небе тучи словно рвались в клочья. Огненная красная луна выглядывала из-за их обрывков, и Фэт-Фрумос увидел, как расцветают на его груди две прозрачные голубые звёзды — глаза его невесты. Он взял девушку на руки и побежал сквозь бурю. Склонив голову ему на грудь, она будто спала. В царском саду он уложил её в ладью, перевёз, как в колыбели, через озеро и, нарвав пахучих трав и цветов, сделал ложе, на которое уложил её, как в гнездо.

С любовью глядело на них восходящее солнце. Мокрое от дождя платье прилипло к её нежному телу, лицо было подобно белому воску, маленькие руки были сложены на груди, расплетённые косы разметались, огромные глаза прекрасной девушки закрылись, она казалась мёртвой. Фэт-Фрумос осыпал её белое чело голубыми цветами, сел подле неё и тихо заиграл дойну. Небо прозрачное, как море, огненный лик солнца, свежая трава и аромат оживших цветов принесли ей долгий, спокойный сон, а печальный голос свирели вёл её по дорогам сновидений. В полдень природа смолкла, и Фэт-Фрумос, прислушиваясь к тёплому влажному дыханию девушки, ласково склонился к ней и поцеловал. Она открыла ещё полные сновидений глаза, улыбнулась ему и тихо спросила: — Ты здесь?

— Нет, меня здесь нет, разве ты не видишь, что меня здесь нет? — ответил он, чуть не плача от счастья.

Она протянула руку и обняла его.

— Вставай, — сказал Фэт-Фрумос, лаская её, — солнце уже высоко.

Она встала, откинула волосы со лба, витязь обнял её, девушка положила руку ему на плечо — и так прошли они меж цветов к мраморному дворцу царя.

Румынские сказки

Фэт-Фрумос подвёл девушку к царю и сказал, что это его невеста. Царь улыбнулся, взял Фэт-Фрумоса за руку и отошёл с ним к окну, из которого было видно озеро, будто хотел поведать тайну. Но он ничего не сказал, а только молча поглядел на озеро, и глаза его наполнились слезами. Подняв крылья, как серебряные паруса, погрузив голову в воду, лебедь бороздил водную гладь озера.

— О чём ты плачешь, царь? — спросил Фэт-Фрумос.

— Фэт-Фрумос, — ответил царь, — даже ценой своей жизни я не смогу отплатить тебе за то добро, что ты для меня сделал. Всё же я хочу попросить тебя об ещё большем.

— О чём, царь?

— Видишь лебедя, влюблённого в волны? Я молод и должен был бы любить жизнь, а мне не раз хотелось наложить на себя руки. Я люблю девушку с мечтательными глазами, нежную, как спящее море. Она дочь Дженара, человека гордого и дикого, который всё время охотится в дремучих лесах. О, как он суров и как прекрасна его дочь! Я много раз пытался похитить её, но всё понапрасну. Попытайся и ты!

С радостью остался бы Фэт-Фрумос во дворце, но дорожил он, как и каждый витязь, дружбой молодецкой, дорожил ею больше, чем жизнью, больше, чем невестой.

— Пресветлый царь, много счастья выпало на твою долю, но самое большое счастье то, что Фэт-Фрумос твой побратим. Я еду за дочерью Дженара!

Взял Фэт-Фрумос быстрых, как ветер, коней и собрался в дорогу. Его невеста — Иляной звали её — нежно его поцеловала и шепнула на ухо:

— Не забудь, Фэт-Фрумос, пока тебя не будет со мной, я не перестану плакать.

Глядя на неё с жалостью, витязь стал её утешать, но потом высвободился из её объятий, вскочил в седло и двинулся в путь.

Он проезжал по пустынным лесам, по горам с заснеженным челом, а когда восходила меж старых скал бледная, как лицо мёртвой девушки, луна, он видел то свисавшие с неба причудливые лохмотья туч, прикрывающие вершину горы, то развалины древнего замка, — повсюду разорванная на куски ночь, руины былого…

Когда рассвело, Фэт-Фрумос увидел, что горы тянутся до зелёного бескрайнего моря, с тысячами прозрачных чистых волн. Они с тихой песней двигались туда, где взор встречает лишь голубизну неба и зелень моря. В конце горного кряжа, отражаясь в глубинах моря, высился на гранитной скале красивый, белый, точно покрытый серебром, замок. Сквозь зубчатые стены поблёскивали окна, а в одном открытом окне, за цветами, Фэт-Фрумос увидел девичью головку, с большими мечтательными, как сон в летнюю ночь, глазами. То была дочь Дженара.

— Добро пожаловать, Фэт-Фрумос, — молвила она и побежала отворять ворота величественного замка, в котором жила совсем одна. — Ночью мне почудилось, что я разговариваю со звездой и она мне поведала, что ты придёшь от царя, который любит меня.

В большой зале замка, в золе очага, стоял на страже коте семью головами. Когда кричала одна голова, слышно было на расстоянии одного дня пути, когда же кричали все семь голов, — слышно было на расстоянии семи дней пути.

Дженар, увлечённый своей дикой охотой, находился на расстоянии одного дня пути.

Фэт-Фрумос взял девушку на руки, посадил на коня, и они полетели над морем, словно две неуловимые тени.

Но у огромного и сильного Дженара был волшебный конь с двумя сердцами. Замяукал одной головой кот из замка, и конь Дженара заржал медным голосом.

— Что с тобой, — спросил Дженар волшебного коня, — не от хорошей ли жизни заржал?

— Моя-то жизнь хороша, а твои дела плохи. Фэт-Фрумос увёз твою дочь.

— Мы очень должны торопиться, чтобы догнать их?

— Торопиться-то мы должны, но не очень, и так догоним.

Дженар сел на коня, помчался за беглецами и вскоре догнал их. Драться с Фэт-Фрумосом он не мог, потому что Дженар был христианином, верил он не в колдовские чары, а в бога.

— Фэт-Фрумос, — сказал Дженар, — ты очень красив, и мне жаль тебя. На сей раз прощаю, но в другой раз… берегись!.. — И, посадив дочь с собой рядом, исчез, будто растворился в воздухе.

Но Фэт-Фрумос был не из робкого десятка и знал дорогу назад. Он вернулся и застал девушку снова одну. Бледная и заплаканная, она казалась ещё прекраснее.

Дженар был на охоте на расстоянии двух дней пути. Фэт-Фрумос взял коней из конюшни самого Дженара, и они ускакали ночью. Бежали они, как бежит лунный свет над глубокими волнами моря, бежали сквозь холодную тёмную ночь, как два чудесных сновидения, но слышали, как в замке протяжно мяукали две головы кота. Затем им показалось, что они не могут сдвинуться с места; так бывает во сне, когда хочешь бежать, но не можешь. Скоро их окутало облако пыли, выбивавшееся из-под копыт Дженарова коня.

Лицо Дженара было свирепо, взгляд суров. Не говоря ни слова, он схватил Фэт-Фрумоса и забросил его в тёмные грозовые облака, потом исчез вместе с дочерью.

Лишь горсть пепла, в который превратился сожжённый молниями Фэт-Фрумос, упала на горячий и сухой песок пустыни. Пепел обратился в родник, и он ручейком заструился по алмазному песку, в благоуханной тени зелёных высоких густых деревьев. Если бы кто-нибудь понимал журчание ручья, то услышал бы жалобную дойну об Иляне, белокурой невесте Фэт-Фрумоса. Но кто мог услышать этот голос в пустыне, где не ступала нога человека?

В те времена господь ещё ходил по земле. Однажды в пустыне появились два путника. Платье и лицо одного из них сияли белым солнечным светом, второй казался лишь тенью его. То были Христос и святой Пётр. Их ноги, сожжённые песком пустыни, ступили в прозрачную прохладную воду ручья, они прошли по воде до тенистого ключа. Там Христос испил воды, омыл святое своё лицо и чудотворные руки. Потом они отдохнули в тени деревьев. Христос думал о своём небесном отце, а святой Пётр прислушивался к жалобной дойне родника. Когда они встали, святой Пётр молвил:

— Господи, сделай так, чтобы родник стал тем, кем был прежде.

— Аминь, — ответил господь, поднимая руку. Затем они пошли дальше, не оглядываясь.

Чудом исчезли деревья и родник. Фэт-Фрумос, будто проснувшись после долгого сна, огляделся вокруг. Он увидел сына божьего, который шёл по склонявшимся перед ним морским волнам как по суше; увидел он и святого Петра, который, в силу своего человеческого естества, оглядывался и кивал Фэт-Фрумосу. Фэт-Фрумос проводил их взглядом, пока облик святого Петра не рассеялся вдалеке и был виден лишь сияющий, словно солнце, лик господень, освещающий морскую гладь. Он понял чудо своего воскрешения и преклонил колени перед заходом этого божественного солнца.

Тут он вспомнил о своём обещании похитить дочь Дженара, а ведь то, что молодец обещает, он всегда выполняет.

Снова пустился он в путь и к вечеру прибыл к замку Дженара, похожему на огромную тень в вечерних сумерках. Он вошёл… Дочь Дженара плакала, но как только увидела его, лицо её озарилось улыбкой, точно волна лучом света. Он рассказал ей о своём воскрешении.

— Ты не сможешь похитить меня, — молвила она, — пока у тебя не будет такого же коня, как у моего отца, с двумя сердцами. Вечером я спрошу отца, где он добыл своего коня, тогда и ты сможешь достать такого же. Но чтобы отец тебя не заметил, я обращу тебя пока в цветок.

Он сел на стул, она прошептала какое-то нежное заклинание и поцеловала его в лоб. И Фэт-Фрумос тотчас же превратился в красный, как спелая вишня, цветок. Она поставила его на окно среди других цветов и запела так весело, что весь замок зазвенел.

Вернулся Дженар и спросил её:

— Ты весела, дочка? С чего ж тебе так весело?

— Весело потому, что нет уж на свете Фэт-Фрумоса и никто не похитит меня, — ответила она, смеясь.

Сели ужинать.

— Отец, — спросила девушка, — откуда у тебя конь, на котором ты ездишь на охоту?

— Зачем это тебе? — нахмурил он брови.

— Ты прекрасно знаешь, — ответила девушка, — что я это хочу знать просто так. Ведь теперь нет уж Фэт-Фрумоса и никто не похитит меня.

— Тебе хорошо известно, что я тебе никогда ни в чём не отказываю, — сказал Дженар. — Далеко, у моря, живёт старуха, и есть у неё семь кобылиц. Она нанимает людей, чтобы пасти их в течение года (хотя её год длится всего три дня,), и если человек хорошо их сторожит, она разрешает ему выбрать себе жеребёнка, а если плохо, то убивает и сажает его голову на кол. Но даже тех, кто угодил ей, она всё равно обманывает: вынимает у всех коней сердца и вкладывает их в одного. Стало быть, тому, кто хорошо послужит ей, достаётся конь без сердца, хуже простой лошадёнки. Ты довольна, дочь моя?

— Довольна, — с улыбкой ответила она.

Дженар тут же набросил ей на лицо лёгкий, пахучий красный платочек. Девушка посмотрела долгим взглядом в глаза отца, будто ей только что приснился сон, который она никак не может вспомнить. Она забыла всё, что рассказал ей отец. Но цветок с окна зорко следил из-за листьев, словно красная звёздочка, выглядывающая из-за облаков.

На рассвете Дженар снова отправился на охоту. Девушка, что-то нашёптывая, поцеловала красный цветок, и Фэт-Фрумос вырос перед ней.

— Ты всё знаешь? — спросил он.

— Ничего я не знаю, — ответила она грустно, проводя ладонью по лбу, — всё забыла.

— А я всё слышал. Оставайся с богом, милая девушка, вскоре мы снова увидимся.

Он сел на коня и исчез в пустыне.

В палящий полуденный зной недалеко от леса он увидел комара, бившегося в горячем песке.

— Фэт-Фрумос, — попросил комар, — отнеси меня в лес, а я тебе добром отплачу. Я — царь комаров!

Фэт-Фрумос отнёс комара в лес.

Из леса он выехал на пустынные берега моря и увидел рака, обожжённого солнцем так, что у него не было сил вернуться в воду.

— Фэт-Фрумос, — попросил рак, — брось меня в море, а я тебе добром отплачу. Я — царь раков!

Фэт-Фрумос бросил рака в море и продолжал свой путь.

К вечеру он подъехал к грязной лачуге, крытой сухим навозом. Вместо забора вокруг лачуги он увидел длинные острые колья. На шести из них были насажены человечьи головы, а седьмой кол, раскачиваемый ветром, всё кричал: «Голову! Голову! Голову!».

На завалинке лежала на старом тулупе морщинистая старуха, положив свою серую, как зола, голову на колени молодой и красивой рабыни, которая искала у неё в волосах.

— Рад тебя видеть, — сказал Фэт-Фрумос.

— Добро пожаловать, парень, — ответила старуха, вставая. — Зачем пришёл? Чего тебе надо? Может, хочешь пасти моих кобыл?

— Да.

— Мои кобылы пасутся только ночью… Ты сейчас же можешь отвести их на пастбище… Эй, девка! Ну-ка, дай парню поесть, что я приготовила, и проводи его.

Под землёй около лачуги был погреб. Фэт-Фрумос спустился туда и увидел семь чёрных блестящих кобыл, словно семь ночей, которые никогда ещё не видели света белого. Они ржали и били копытами.

Проголодавшись за день, он поел, что дала ему старуха, и, сев на одну из кобыл, погнал остальных в ночную прохладу. Но тут он почувствовал, как постепенно разливается по его жилам какой-то свинцовый сон, в глазах у него помутилось, и он, как мёртвый, свалился на траву. Проснулся он на рассвете. Оглянулся — нет кобыл. Он уже подумал, что быть его голове на колу, как вдруг кобылы, подгоняемые огромным роем комаров, показались из леса. Тоненький голосок пропищал:

— Ты мне сделал добро, я отплатил тебе тем же.

Когда он вернулся с кобылами, старуха чуть не взбесилась от злости, перевернула в доме всё вверх дном и избила ни в чём не повинную девушку.

— Что с тобой, мать? — спросил Фэт-Фрумос.

— Ничего, — ответила она, — просто так, нашло на меня. На тебя я не сержусь. Тобой я очень довольна. — Потом вошла в конюшню и стала лупить кобылиц, покрикивая:

— Прячьтесь лучше, порази вас гром, чтобы он не нашёл вас, будь он проклят и помри дурной смертью!

На второй день Фэт-Фрумос снова погнал кобыл, снова свалился на траву и проспал до рассвета. От отчаяния он хотел бежать куда глаза глядят, — как вдруг с морского дна, спасаясь от множества раков, поднялись кобылы.

— Ты сделал мне добро, — услышал он голос царя раков, — я отплатил тебе тем же.

Фэт-Фрумос погнал кобыл к дому и увидел то же, что и в прошлый раз.

На третий день молодая рабыня подошла к нему, осторожно взяла за руку и прошептала:

— Ты Фэт-Фрумос, я знаю. Не ешь того, что варит старуха, она подбавляет туда снотворное зелье… Я приготовлю тебе другую еду.

Девушка дала ему украдкой поесть. К вечеру, когда витязь должен был погнать кобыл на пастбище, он почувствовал, что голова у него ясная. К полуночи он вернулся домой, загнал кобыл в конюшню, запер их там и вошёл в горницу. В золе очага тлело несколько угольков… Старуха, растянувшись на лавке, лежала словно мёртвая. Он подумал, что она умерла, и стал её трясти, но она лежала бревном и не шевелилась.

Фэт-Фрумос разбудил спавшую на печи девушку.

— Гляди-ка, твоя старуха померла.

— Где уж ей умереть? — ответила она, вздыхая. — Сейчас она как неживая, потому что в полночь её тело сковано мёртвым сном… Душа её невесть по каким колдовским дорогами блуждает… До первых петухов она высасывает кровь из сердец умирающих или опустошает души несчастных. Да, братец, завтра заканчивается твой год службы. Возьми меня с собой, я тебе пригожусь, помогу тебе пройти через все испытания, которые готовит тебе хозяйка.

Со дна старого, сломанного сундука она достала стёртый точильный камень, щётку и косынку.

Наутро у Фэт-Фрумоса кончился срок службы. Старуха должна была дать ему одного из коней и отпустить его с богом. За обедом она вышла в конюшню, вынула сердца у семерых коней, чтобы спрятать их в тощего трёхлетнего жеребца, у которого все рёбра торчали.

Фэт-Фрумос встал из-за стола, и старуха позвала его в конюшню выбирать коня. Кони без сердец были чёрные и лоснящиеся: трёхлетний жеребец с семью сердцами лежал в углу на куче навоза.

— Я этого беру, — сказал Фэт-Фрумос, указывая на тощего жеребца.

— Да как же так, прости господи, ты что, зря работал? — возразила хитрая старуха. — Почему не взять то, что тебе полагается по праву? Выбирай одного из этих красивых коней… любого отдам.

— Я этого хочу, — настаивал Фэт-Фрумос на своём.

Старуха, как одержимая, заскрежетала зубами, но потом крепко закрыла рот, похожий на испорченную мельницу, чтобы не истечь желчью, переполнившую её чёрную душу.

— Ладно, бери, — вымолвила она наконец.

Он вскочил в седло, положив палицу на плечо, и полетел молнией, как ураган средь вихрей пыли. Песок пустыни будто бежал по его следам.

Девушка дожидалась его в лесу. Он посадил её на коня позади себя и помчался дальше.

Ночь окутала землю своей прохладной тьмой.

— Спину жжёт, — сказала вдруг девушка.

Фэт-Фрумос оглянулся. Сзади нёсся высокий зеленоватый шквал, и неподвижные глаза, похожие на угли, прожигали красными, как пламя, лучами тело девушки.

— Бросай щётку, — сказала она.

Фэт-Фрумос послушался. За ними сразу же вырос тёмный, дремучий лес, весь трепетавший от шороха листьев и воя голодных волков.

— Вперёд! — крикнул Фэт-Фрумос коню, летевшему в ночной мгле, подобно демону, подгоняемому проклятиями. Бледная луна проносилась меж серых облаков, как светлое видение средь туманных пустых снов.

Фэт-Фрумос летел дальше и дальше.

— Спину жжёт, — повторила девушка, сдерживая стон, будто долго заставляла себя терпеть.

Фэт-Фрумос обернулся и увидел большую серую сову, у которой блестели лишь глаза, красные, как две молнии, скованные тучей.

— Брось точило, — приказала девушка.

Фэт-Фрумос бросил. И вдруг выросла из земли прямая серая скала, неподвижная, как окаменевший от страха великан, головой упирающийся в облака.

Фэт-Фрумос рассекал воздух с такой быстротой, что ему казалось, будто он низвергается с неба в какую-то бездонную пропасть.

— Опять жжёт, — сказала девушка.

Старуха просверлила скалу и прошла сквозь неё, превратившись в струю дыма, передний конец которой горел, как уголь.

— Брось косынку, — сказала девушка.

Фэт-Фрумос послушался.

Они увидели за собой большое озеро, В его светлых, прозрачных глубинах купались серебристая луна и огненные звёзды.

Фэт-Фрумос услыхал длинное заклинание и взглянул на облака. В двух часах пути, далеко в небесной выси медленно парила под голубым сводом полночь с медными крыльями.

Когда обезумевшая старуха доплыла до середины озера, Фэт-Фрумос бросил в облака свою палицу, она ударилась о крылья полночи. Камнем свалилась полночь на землю и жалобно прокаркала двенадцать раз.

Луна спряталась за облако. Старуха, скованная железным сном, погрузилась в заколдованное озеро, а в середине озера выросла длинная чёрная трава. То была осуждённая душа старухи.

— Мы спасены! — сказала девушка.

— Мы спасены! — повторил конь с семью сердцами и добавил: — Хозяин, ты ударил полночь, и она упала на землю на два часа раньше времени: я чувствую, как у меня под копытами шевелится песок. Скелеты, погребённые под горячим песком пустыни, встанут и будут подниматься на луну, на пир. Так уж у них водится. Сейчас опасно ехать. Холодный, отравленный их мёртвыми душами, воздух может убить вас. Вы лучше ложитесь спать, а я тем временем слетаю к своей матери, пососу у неё молока из белого пламени и стану красивым, как прежде.

Фэт-Фрумос послушался его. Он сошёл с коня и расстелил свою мантию на горячий песок.

Но странно… Глаза девушки глубоко ввалились, скулы выступили, её смуглая кожа посинела, рука стала тяжёлой, как свинец, и холодной, как лёд.

— Что с тобой? — спросил Фэт-Фрумос.

— Ничего, ничего, — ответила она угасшим голосом и упала на песок, дрожа как в лихорадке.

Фэт-Фрумос отпустил коня и лёг на расстеленную мантию.

Он уснул… но ему казалось, что он бодрствует. Веки у него покраснели, как огонь, и сквозь них он будто видел, как луна медленно спускалась на землю, всё увеличиваясь и увеличиваясь, пока не стала похожей на мерцающий, висящий в воздухе серебристый замок с тысячами розоватых окон: а от луны к земле протянулась царская дорога, покрытая серебряной, скреплённой лучами галькой.

Из песка поднимались скелеты, высокие… закутанные в длинные белые плащи, сотканные из редких серебряных нитей, сквозь которые просвечивали кости. На голове у них сияли короны из лучей света, с длинными золотыми остриями Сидя на скелетах коней, они двигались медленно, медленно… длинными вереницами…. словно полосы серебристых теней… взбирались по лунной дорожке и исчезали в неподвижном замке, откуда доносилась неземная музыка.

Фэт-Фрумосу померещилось, что и девушка медленно встала, что её тело растворилось в воздухе и остались одни кости. Окутанная серебристым плащом, пошла и она по светлому пути протянутому к луне. Она ушла в туманное царство теней, откуда явилась на землю, вызванная чарами старухи.

Веки Фэт-Фрумоса стали зелёными, потом чёрными — и он перестал что-либо видеть.

Солнце поднялось уже высоко, когда Фэт-Фрумос открыл глаза. Девушки около него не было. В жаркой пустыне ржал красавец конь, блестевший в опьянявшем его золотистом свете солнца, которое он впервые в жизни видел.

Фэт-Фрумос сел на коня и не успел оглянуться, как очутился у замка Дженара.

На сей раз Дженар охотился на расстоянии семи дней пути. Фэт-Фрумос посадил его дочь на коня впереди себя. Она обняла его за шею и спрятала голову у него на груди. В полёте полы её белого платья касались песка пустыни. Казалось, беглецы застыли на месте, а пустыня и морские волны мчатся мимо них. Только еле слышно было, как кричат все семь голов кота.

Далеко в лесу Дженар услышал ржанье своего коня.

— В чём дело? — спросил он.

— Фэт-Фрумос похитил твою дочь, — ответил волшебный конь.

— Сможем мы его догнать? — спросил удивлённый Дженар, считавший, что Фэт-Фрумоса нет в живых.

— Нет, его не догнать, — ответил конь, — потому что он оседлал моего брата, у которого семь сердец, а у меня их только два.

Дженар вонзил шпоры в бока коня, и тот понёсся быстрее ветра. Завидев в пустыне Фэт-Фрумоса, Дженар приказал коню:

— Скажи своему братцу, чтобы он забросил хозяина в облака и прискакал ко мне: я буду кормить его орехами и поить сладким молоком.

Конь Дженара заржал и всё передал своему брату, а его брат передал всё Фэт-Фрумосу.

— Скажи своему братцу, — приказал Фэт-Фрумос коню, — чтобы он забросил хозяина в облака, а я буду кормить его горячими угольями и поить жарким пламенем.

Конь Фэт-Фрумоса передал это своему братцу, а тот забросил Дженара в облака. Облака окаменели и превратились в красивый серый замок, а меж двух облаков два голубых, как небо, глаза метали длинные молнии. То были глаза Дженара, сосланного в воздушное царство.

Фэт-Фрумос остановился и посадил девушку на отцовского коня. Ещё день пути, и они прибыли во дворец царя.

Народ считал Фэт-Фрумоса погибшим. Когда разнеслась весть о его возвращении, день оделся в праздничный наряд, а толпа, ожидавшая витязя, шумела, словно пшеница на ветру.

Что же сталось за это время с царевной Иляной?

Как только уехал Фэт-Фрумос, она заперлась в саду за высокими железными стенами и там, лёжа на холодных камнях, положив под голову булыжник, лила чистые, как алмаз, слёзы в стоявшую подле неё золотую купель.

В большом запущенном саду из бесплодного камня, дневного зноя и ночной прохлады родились цветы с жёлтыми лепестками: их мутный блёклый цвет напоминал глаза мертвецов — то были цветы печали.

Глаза царевны Иляны ничего уже не видели: ей только казалось, что в купели, полной слёз, отражается образ любимого. Её глаза, два высохших родника, уже не лили слёз. Кто поглядел бы на её длинные волосы, ниспадающие подобно фалдам золотой мантии на её холодную грудь, на немое страдание, высеченное словно долотом на её лице, тот принял бы её за богиню волн, лежащую как изваяние на надгробной плите.

Но едва она услыхала шум голосов, возвещающий о возвращении Фэт-Фрумоса, лицо её просветлело: она руками зачерпнула слёзы из купели и окропила ими сад. Как по мановению волшебной палочки, пожелтевшие листья сада стали зелёными словно изумруд. Мутные, блёклые цветы стали белыми, как жемчужины, и превратились в цветы ландыша.

Ослепшая, бледная царевна медленно пошла вдоль грядок и нарвала много ландышей, из которых устроила ложе.

Тем временем пришёл Фэт-Фрумос.

Она бросилась ему на шею, онемевшая от счастья, устремив на него свой потухший взор, взяла его за руку и показала купель, наполненную слезами.

Золотой и ясный лик луны засверкал на бездонной синеве неба. Фэт-Фрумос умыл лицо из купели, закутался в мантию, сотканную из лунных лучей, и лёг на ложе из цветов. Царевна легла рядом с ним, и приснилось ей, что матерь божия сняла с небосвода две голубые утренние звёзды и положила их на её лоб.

На второй день она проснулась зрячей.

На третий день венчался царь с дочерью Дженара.

На четвёртый день должны были сыграть свадьбу Фэт-Фрумоса.

Солнечные лучи сошли с неба и рассказали музыкантам, как поют ангелы в честь святых, а волны морские, исходящие из недр земли, рассказали им, как поют феи, когда предсказывают счастье людям. Так музыканты сочинили весёлые пляски и здравицы.

Огненная роза, серебристые лилии, жемчужный ландыш, скромные фиалки и все другие цветы собрались и стали рассказывать каждый на языке своего аромата, каким должен быть наряд невесты. Они поверили свою тайну весёлому мотыльку с голубыми, расписанными золотом крылышками. Мотылёк долго кружил над лицом спящей невесты, и во сне она увидела себя в венчальном наряде. Увидела и улыбнулась — до того она была красива.

Жених надел рубашку, сотканную из лунных лучей, пояс, усыпанный жемчугом, и белую как снег мантию.

И сыграли они свадьбу такую, какую никто ещё на земле не видывал.

И жили они долгие счастливые годы в мире и согласии, а если правду говорят, что для Фэт-Фрумосов время не течёт, то они, быть может, и сейчас живут.

Барбу Делавранча. Негиницэ. Перевод М. Богословской.

Жила-была на свете старуха, старая-престарая. И такая она была маленькая и сморщенная, что её едва было видно. Целыми днями вязала она чулки и мысленно молила господа бога подарить ей ребёнка. Ведь у неё был только старик муж, да и он то в лесу, то на гумне, то на базаре, а старуха день-деньской одна как сыч; и такая стояла в доме тишина, что у неё начинало в ушах звенеть. Старуха разговаривала сама с собой от скуки, сама себе отвечала на вопросы. И, нанизывая петельки, она смеялась над собой так, будто смеялась над кем-то другим:

«Дорого бы мы дали, если б у нас на старости лет был мальчик!».

«Неужто б ничего не пожалели?».

«Ничегошеньки».

«Значит, девочке ты была бы не рада?».

«Да как сказать — пожалуй, и девочке я была бы рада».

«Да, но ей надобно приданое».

«Нашлось бы и приданое, ведь у нас с дедом всё есть; да и много ли нам надо; три аршина полотна белого да два гроба, ей остались бы быки деда, плуг его да наш дом».

«Хорошо, тётушка, но где же такую девочку раздобыть? Сама знаешь — засохшее дерево плодов не даёт!».

Заохала старуха, засмеялась: «Ох-ох-ох! Хи-хи-хи! Всё можно вернуть, даже реки текут вспять по воле божьей, только молодость не возвращается. Чего не было вовремя, тому уж не бывать никогда. Я была бы рада даже маленькому мальчику, совсем крохотному».

«Ну, ты была бы рада и девчурке; ты бы нанизывала петельки, а она бы их распускала; ты бы сеяла муку, а она бы рассыпала; ты бы ставила котелок варить мамалыгу, а она бы его в огонь опрокидывала».

«Да уж я была бы рада и ребятёнку с кулачок величиной, лишь бы слышать, как он говорит мне “мама”, ведь такая в избе пустота, когда в ней только старик да старуха».

«Ну, а если он будет не с кулачок, а ещё меньше?».

«Ну что ж, я и такому буду рада».

И старуха захихикала:

«Ну и дурёха же я!».

«И впрямь дурёха».

«А если бы мальчик был с горошинку?».

Старуха засмеялась, запрокинув голову, но тотчас вздрогнула, услышав за дверью тонкий, обиженный голосок:

— А если он будет величиной с зёрнышко?

Старуха посмотрела по сторонам и, не увидев никого, перекрестилась.

— Ну что ж, — продолжал тот же голос, — я вижу, тебе не нужны дети.

Собралась старуха с духом и сказала:

— Нет, нужны… но где ты… кто ты?

— Кто я? — Негиницэ,[13] мысль людская. Я очень маленький и могу залезть людям в уши и подслушивать их мысли. Вот только что я сидел у тебя в правом ухе, а потом перебрался в левое, и уж как я хохотал, когда подслушал, что тебе взбрело на ум.

— Ну вот ещё выдумал. Что это мне взбрело на ум? Ровно ничего!

— Неправда, — смеясь, ответил Негиницэ, — человек говорит не всё, что думает. Если бы я не шепнул тебе, что засохшее дерево уже не даёт плодов, ты бы ещё бог знает что сказала…

Старуха зарделась.

— Не стыдись, матушка, не надо. Таков уж человек. В детстве он проказничает, потому что мал ещё, в молодости совершает безумства, потому что молод, а на старости лет ему остаётся только мечтать о безумствах, потому что он уже не может их совершать…

Старуха осмелела и, потеряв терпение, крикнула:

— Ну-ка замолчи, Негиницэ, да покажись-ка, я хочу тебя увидеть.

И тотчас она услышала такой звук, словно стрекоза пролетела или пчела прожужжала, и почувствовала на своей руке какую-то тёплую капельку.

— Вот и я!

Бедная женщина широко раскрыла глаза: если бы даже разверзлись небеса, то она не удивилась бы так, как в тот миг, когда увидела у себя на руке такое чудо.

Негиницэ был красив, как драгоценный камень, и мал как зёрнышко; глазки у него были точно синие искорки, а ручки и ножки тонкие, словно паутинки.

Старуха хотела было поцеловать Негиницэ, но он быстро вскочил ей на нос, а потом опять спрыгнул на руку.

— Тише, мама, тише, не раздави меня, — испугался он.

— Дай, я тебя поцелую: ты всю избу будто солнцем озарил, когда сказал мне «мама».

— Осторожнее, не проглоти меня.

Старуха поцеловала его.

— А как же ты ешь, Негиницэ, родненький мой?

— Я-то? Да я воздухом сыт. Вот до сих пор ел за королевским столом, и никто не знал об этом; и как я смеялся, когда видел, что все трепетали перед королями, а я прогуливался себе у них в ушах и узнавал все их мысли.

— А как они живут, дорогой? Почитай, не жизнь, а сплошной праздник?

— Куда там! Они умирают от обжорства, а бедняки — от голода. Беднякам плохо оттого, что им некому приказывать, а королям плохо, потому что надо приказывать очень многим. Простолюдины хватают тебя за шиворот и предают справедливому суду, если ты их обманываешь, а короли лишь поддакивают тебе, и даже больше того: они знают, что ты их обманываешь, но молчат, примиряются с этим — и пальцем не пошевельнут, — как шло, дескать, всё в государстве, пусть так и идёт.

— Послушай-ка, Негиницэ, но ведь тебе надобен целый год, чтоб пройти тот путь, который человек проходит за один день.

— Да вовсе нет. Я отдаюсь на волю ветру и плыву по воздуху, как по волнам. Иногда я перегоняю ласточек и несусь, точно серебряная стрела.

— А старик-то мой как обрадуется, — сказала старуха, — когда узнает, что у него теперь есть мальчик. Нынче вечером он напьётся на радостях.

— Что и говорить, — ответил Негиницэ. — Я хочу видеть отца сейчас же, сию же минуту.

Как услышала старуха слово «отец», порадовалась за старика своего и сказала Негиницэ:

— Наше гумно недалеко отсюда — вон там, на широком большом холме. Как заметишь шесть гнедых, что молотят пшеницу, так остановись — там и найдёшь моего старика.

— Ну, я пойду, — сказал Негиницэ.

И когда старуха открыла дверь, он, вытянув ручки и ножки, бросился в волны ветра и исчез, как искорка.

По пути встретил Негиницэ стадо коров. Он был большой озорник — прыгнул в коровий след на дороге и давай кричать:

— Эй, пастухи, вытащите-ка меня из этой преисподней, и я исполню все ваши желания!

Пастухи оглянулись на голос и подошли к Негиницэ, а один из них, самый злой и глупый, захотел его раздавить да что есть силы как даст ногой об землю! А Негиницэ быстро отскочил, и пастух, сильно ударившись, вывихнул себе ногу и застонал. Остальные же принялись колотить по земле дубинками, да так, что после каждого удара половина дубины со свистом отлетала в сторону.

— Не зевайте, а не то провороните коров! Мужики вы здоровенные, а умишко у вас убогий, головы ослиные! — захохотал Негиницэ и умчался по ветру.

Наконец добрался Негиницэ до гумна, где работал старик. Чтобы получше рассмотреть его, он взобрался к нему на нос. Старик обрадовался, но не так, как старуха. Опечалился тогда Негиницэ, и, чтоб придать себе вес в глазах старика, заявил:

— Ты не смотри, что я такой маленький! Конь куда больше мальчика, а всё же мальчик его оседлает!

Буйвол больше человека, а ведь человек надевает на него ярмо! Горы куда больше, чем овцы, а ведь овцы пасутся на них! Земля больше, чем плуг, а всё-таки плуг врезается в землю и рассекает её! Деревья-то больше, чем топор, а ведь топор сечёт их под корень. Ты вот больше меня, а утомился, пока ходил за конями по гумну, а посмотри-ка, как я погоню их, и даже без бича.

Подивился старик, но всё же повёл Негиницэ на гумно. Как пришли они туда, Негиницэ вскочил на коня и закричал: «Эй! но-но-но-о!», и потом перепрыгнул на другого, ущипнул его, ущипнул и третьего, и лошади помчались, да так, словно их двадцатью бичами стегали. Старик диву давался, а тут как раз проходил мимо купец, который направлялся в королевский дворец.

— Дед, — сказал купец, — я слышу, кто-то кричит: «Но-о! но-о! эй!» — но никого не вижу. Кто это так здорово лошадей погоняет?

— Знаешь, любезный, — ответил старик, — подарил мне бог мальчика величиной с зёрнышко, а ума-то у него в десять раз больше, чем у нас с тобой.

Негиницэ остановил коней и прыгнул старику на ладонь. Увидев его, купец подумал, что не худо было бы отнести такое чудо королю.

— Старик, — предложил купец, — я дам тебе кошелёк золота за него.

Негиницэ — скок старику в ухо и тихо стал подсказывать ему ответы. А старик, думая, что это он всё сам говорит, сказал купцу:

— Ты вот весь свой век торгуешь, ну скажи: приходилось ли тебе покупать когда-нибудь живую душу за кошелёк золота?

— Я тебе дам… два кошелька.

И опять старик ответил, повторяя за Негиницэ:

— Два кошелька… за живую душу?

— Я тебе дам… десять кошельков.

Старик побледнел, но сказал то, что шепнул ему Негиницэ:

— Богу душу даруют, а сатане продают.

— Я тебе дам… двадцать кошельков!

Старик, обуянный жадностью, молчал, хотя Негиницэ всё время подсказывал ему ответы.

И, видя, как жаден старик, Негиницэ шепнул ему наконец: «Ладно!», и тот повторил за ним:

— Ладно!

Дед и купец ударили по рукам — сделка состоялась. Купец заплатил деньги и забрал Негиницэ, продавшегося по доброй воле. И когда купец уже уходил, Негиницэ крикнул старику:

— Эй, старче, старче, знать не суждено было вам со старухой иметь детей!

Король вместе со своими мудрецами держал важный совет — в стране свирепствовали засуха и мор. И когда пришёл купец и доложил королю, что принёс ему мальчика величиной с зёрнышко, король страшно удивился, а мудрецы широко раскрыли глаза и затрясли длинными бородами.

— Не может этого быть, ваше величество, об этом ни в одной книге не говорится.

— Нет, может быть! — воскликнул Негиницэ и прыгнул на стол, за которым шёл совет. — Ведь на свете может быть многое такое, о чём в книгах не написано, и очень многое бывает не так, как толкуют книги, а совсем иначе.

Король и учёные долго не могли надивиться на невиданное чудо, а потом снова начали совещаться.

А Негиницэ сначала прыгнул королю на руку, потом на плечо, наконец на макушку и сказал, смеясь:

— Да будет вам известно, ваше величество, что самые маленькие могут стать самыми большими.

Королю ничего не оставалось как ответить:

— Верно, Негиницэ, верно!

А учёные, тишком подтолкнув друг друга, опустили глаза.

Король тут же приказал построить для Негиницэ дом в десять этажей, величиной с орешек, весь из чистого золота и украшенный драгоценными каменьями.

Негиницэ остался на королевском совете, но постарался укрыться от всех, чтобы вволю проказничать. Тихонько и незаметно забрался он в ухо учёного, который смотрел на звёзды в подзорную трубу, и узнал, что сей великий муж вовсе и не думает о делах государственных, а смотрит на нос короля, поражаясь его величине. Негиницэ потихоньку вылез и забрался в ухо другого учёного, который утверждал, будто изучил внутреннее устройство человека и знает лекарства, помогающие от всех болезней. И открылось Негиницэ, что и этот учёный тоже не думал о делах государственных, а восхищался перстнем короля. Так и узнал Негиницэ, что мысли всех учёных были заняты посторонними вещами: один грезил о прекрасной даме, другой мечтал польстить королю, третий отдал бы всё за бутылку вина, четвёртый думал, что вовсе недурно быть королём, пятый — что король такой же человек, как и все. И только один учёный с большим лбом внимательно слушал, что говорил король.

Узнав мысли всех учёных, Негиницэ поспешил залезть королю в ухо и рассказать ему шёпотом всё до мельчайших подробностей. Король, уверенный, что это он сам распознал думу мудрецов, страшно разгневался и крикнул одному из них:

— Эй ты, звездочёт, делаешь вид, что смотришь на звёзды, а сам пялишь глаза на мой нос и думаешь, что он похож на чурбан. Так ты, значит, радеешь о делах государственных?!

Учёный задрожал и упал на колени, прося помилования.

— А ты? — сурово сказал король, обращаясь к учёному-врачу. — Ты бы меньше отправлял на тот свет людей, если бы у тебя был мой перстень?

Лекарь затрепетал и тоже упал на колени.

И так говорил рассерженный король, обращаясь к каждому по очереди:

— Ты думаешь о любовных шашнях, а не видишь, что одной ногой уже стоишь в могиле; а ты приготовился соврать мне; ты вот считаешь, что в бутылке вина разума куда больше, чем в моей голове, а не знаешь, что если бы учёный сидел на троне, то он бы наделал не меньше глупостей, чем самый последний из болванов; ты полагаешь, что король простой смертный, как и все, но не понимаешь, однако, что учёные даже на людей-то не похожи; ты вот едва сдерживаешься, чтоб не разинуть рот и не проглотить всё королевство, и только ты, — обратился он к последнему, — думаешь о делах государственных.

Все учёные упали на колени.

— Ну, что мне теперь с ними делать — отрубить им всем головы?

Учёные были ни живы, ни мертвы, а Негиницэ вскочил королю на макушку и сказал:

— Помилуй бог, ваше величество! Если не будет учёных, кто же тогда станет обманывать людей?

— Пусть будет только правда на земле!

— Помилуй бог, ваше величество! Что бы вы стали делать, если бы ложь вовсе исчезла? А вы подумали, ваше величество, о своей жизни? Ведь вы ели, спали, охотились, пересчитывали деньги, веселились, — как с её светлостью королевой, так и без неё, — больше, чем пеклись о нуждах и делах государственных. Как же вы, ваше величество, удержитесь на троне, если народ узнает правду?

Король улыбнулся — с досадой, правда, но всё же улыбнулся — и, чтобы поправить дело, простил всех. Видя, однако, что учёный, который думал о том, о чём и полагалось размышлять на королевском совете, всё ещё дрожит, он спросил его:

— Ну а ты, мудрейший, почему дрожишь?

— Ваше величество, — ответил несчастный старик, — уж лучше я вам откроюсь, всё равно вы узнаете, о чём я думаю. Хоть я и полагаю, что знания мои ничтожны, однако считаю, что жалованье моё слишком незначительно.

Король от души захохотал и обещал увеличить ему жалованье; потом, прервав совет, он ушёл, унося с собой Негиницэ, сидевшего у него на макушке, и недоумевая, как это ему удаётся угадывать мысли окружающих.

Королева и наследники, увидя Негиницэ, удивились, а узнав, что король на старости лет научился угадывать мысли людей, изумились ещё больше и никак не хотели этому поверить.

— Ваше величество, — сказала королева, — ну, угадайте, о чём я думаю?

— Посмотрим, — ответил король.

Королева подумала и рассмеялась своим мыслям…

Негиницэ быстро забрался королеве в ухо и узнал, о чём она думает: «Как было бы хорошо, если бы король снова стал молодым!» Один миг — и Негиницэ перебрался в левое ухо короля и шёпотом передал ему всё. Но король — ни слова. Тогда королева засмеялась и сказала:

— Ну что? Не можете угадать, не можете?

Дело в том, что король был немного туг на левое ухо. Негиницэ догадался, перескочил в правое и снова зашептал. Лицо короля прояснилось, и, покачав головой, он захохотал и сказал:

— Эх, хоть ты и королева… а такая же баба, как и все! Ловко ты придумала, да только невозможно это…

Королева устыдилась и, потупив глаза, размышляла: «А если он угадает, о чём я раньше думала, то я от стыда сквозь землю провалюсь! Ведь сколько раз я проклинала королевские советы, когда они кончались далеко за полночь».

Наконец Негиницэ захотелось посмеяться и над самим королём, и он сказал себе однажды утром:

— Таков уж человек! Тверди ему всё, что угодно, говори всё время одно и то же, и он поверит, потому что глуп. Чему он не верит сначала, тому непременно поверит потом. Подложу-ка я королю свинью: оставлю его без верных советников и сведу с безумцами.

И с тех пор, ехал ли король во главе войска, держал ли совет, ложился ли спать, вставал ли с постели, ел ли, ласкал ли детей своих — одна и та же мысль преследовала его: «Разве ты не видишь, что советники твои состарились и дела государственные в запустении?».

А весь секрет-то был в том, что Негиницэ сидел в ухе у короля. И так шли дни за днями, пока не решил король, что всё должно быть по-иному. Разогнал он старый совет и созвал новый.

Собрались — один лучше другого!

И пришли новые советники да сбросили бедного короля с его наследственного трона…

«Ну, теперь посмотрим, как он выкрутится», — смеялся чертёнок Негиницэ.

Король в слезах вышел из города. Негиницэ сидел у него на плече.

Румынские сказки

— Что это вы плачете, ваше величество? Не падайте духом, будьте же мужчиной!

— Ах, Негиницэ, как же мне не плакать? Где мой королевский жезл?

— Да будет вам, ваше величество! Лучше срубите-ка себе кизиловый сук и сделайте посох. Палица тяжела для вас на старости лет, ещё упадёте, а посох вас поддержит.

— Где мой трон королевский, Негиницэ? Ведь на нём сидели деды мои и прадеды!

— Да полноте, ваше величество! Растянитесь на мягкой траве, усеянной цветами, и скажите по правде, где вам покойнее — на троне, усыпанном драгоценными каменьями, или на чудесном лугу?

— А где моя корона с дорогими каменьями и самоцветами, Негиницэ?

— Да будет вам, ваше величество! Прикройте широким листом лопуха свою седую голову и скажите мне по чести, что легче: корона и заботы, которые она доставляет, или лопух, защищающий вас от солнца?

— Может быть, это и так, Негиницэ, — согласился король, тяжело вздыхая, — так, как ты говоришь, у тебя всё очень складно получается; но когда подумаю, что ещё вчера я был велик и славен… я готов залить слезами всю землю!

— Да полноте, ваше величество! Сказать по правде, ну какая же это была слава? Всю жизнь вы или воевали, или совещались, или рубили головы одним, а других наказывали бичом, или читали прошения, или слушали о нуждах народа — и ещё много и много вы делали такого, что вам отнюдь не было по сердцу. Ну разве же это слава?! Подумайте только, ваше величество, что ваш подданный был подчинён лишь вам, у него был один хозяин, а вы, ваше величество, пеклись обо всех, были слугой для всех; вы же видите, ваше величество, что вы были самым последним слугой, самым последним невольником в государстве. Дело ясное: вы были королём, но не были человеком, теперь же вы — человек, но не король. И сейчас в вас больше величия, потому что вы идёте туда, куда хотите. И потом, как знать? Вы думаете, ваше величество, что бояре могут обойтись без народа? Пусть народ потребует своего старого короля… и тогда вы увидите, ваше величество…

Слова Негиницэ утешили короля, и он пошёл бродить по государству, прикрыв голову листом лопуха и опираясь на кизиловый посох. И исходил король всю землю вдоль и поперёк. И что он ни видел, всё его удивляло, и он спрашивал Негиницэ:

— Негиницэ, за что бьют этого человека, — слышишь, как он вопит?

— Оттого, что король глух и не слышит, — отвечал Негиницэ.

— Негиницэ, отчего это столько голых и босых людей?

— Оттого, что король слеп и не видит.

— Негиницэ, почему этот старик так мучается, стараясь разгрызть дёснами чёрствую корку?

— А оттого, что король слишком много ест.

— Негиницэ, зачем эти люди работают по ночам, выбиваясь из сил?

— Чтобы король мог спать и днём, если ему придёт охота.

— Негиницэ, тогда отчего же на моём троне сидит король, который глух, слеп, жаден и вечно спит?

— Да, но прежде чем стать королём, он всё видел, всё слышал, трудился и был щедр.

Бедный скиталец в раздумье остановился посреди большого города и сказал:

— Да, Негиницэ, золотые твои слова! Если бы я снова стал королём, я бы знал, как поступать!

И едва успел он произнести эти слова, как неожиданно раздался такой шум, рёв и грохот, что казалось, земля содрогнулась. Что стряслось? Прискакали гонцы. Богатыри с длинными пиками принесли весть о том, что народ заточил в тюрьму нового короля и всех его советников и приближённых и призывает на трон прежнего, законного короля.

Услышав это, старик сказал богатырям:

— Остановитесь — это я!

И все его узнали и упали перед ним на колени, а Негиницэ, сидя на плече короля, спросил его:

— Ну как, ваше величество, ещё видите и слышите или вам уже хочется есть и спать?

Всему приходит свой черёд, потому что всё в мире движется, подобно колесу. Пришёл черёд и Негиницэ, мысли людской. Однажды ему захотелось подшутить над королём. Он залез в его правое ухо, думая, что это левое. А левым ухом король ничего не слышал. «Ну, что ж поделаешь. Мне лень теперь перелезать, — подумал Негиницэ, — лучше я буду кричать погромче». И Негиницэ начал кричать что есть сил в ухо, которым король слышал отлично:

— Если король сам не узнал правды, то он уж ни от кого и никогда её не узнает!

Как услышал король такой громкий крик у себя в ухе, сердце у него ёкнуло, он изо всех сил ударил ладонью по уху и сказал:

— О-го-го, — значит, я принимал чужие мысли за свои собственные?!

Он тряхнул головой, и Негиницэ, потеряв сознание, упал ему на ладонь…

— А-а, это, значит, ты сидел у меня в ухе? Ты сбросил меня с королевского трона? Хорошо же! Я найду на тебя управу!

Разъярённый король приказал перевязать Негиницэ шею длинной шёлковой ниткой, опустил его в колодец и утопил.

Так умер бедный Негиницэ.

Румынские сказки

Примечания.

1.

Прекрасный Молодец — герой многих румынских сказок.

2.

Один из популярных героев румынских народных сказок, высмеивающий обывателей.

3.

Герой румынских сказок, часто противостоящий Пэкалэ.

4.

Воскресенье.

5.

Персонаж многих румынских сказок — Мужичок с ноготок, борода с локоток.

6.

Тынжалэ — добавочное дышло для запряжки двух пар волов (румынск.).

7.

Препеляк — в крестьянском дворе сучковатый кол, на котором хозяйки вешают горшки и посуду для просушки.

8.

Прозвище чертенят в румынских сказках.

9.

Лаица — вделанная в пол скамья-лежанка.

10.

По народному поверью, можно было обмануть смерть переменив имя больного.

11.

Румынские народные песни (дойна).

12.

Румынские народные танцы (хора).

13.

Зёрнышко.

Оглавление.

Румынские сказки. НАРОДНЫЕ СКАЗКИ. Свинцовый Богатырь. Перевод А. Садецкого. Молодость без старости и жизнь без смерти. Перевод Н. Анисимовой. Сказка о волшебном волке и Иляне-Косынзяне. Перевод А. Садецкого. Цугуля, сын старика и старухи. Перевод З. Потаповой. Победитель змеев. Перевод А. Садецкого. Витязь Агеран. Перевод А. Садецкого. Богатырь Прысля и золотые яблоки. Перевод М. Малобродской. Богатырь Шперлэ. Перевод Н. Анисимовой. Окаменевший. Перевод З. Потаповой. Фэт-Фрумос, Золотые Кудри. Перевод С. Кульмановой. Иляна-Косынзяна. Перевод С. Кульмановой. Заколдованный кабан. Перевод З. Потаповой. Царь-рыба. Перевод Л. Котляра. Соль в кушанье. Перевод Ф. Миренер. Пэкалэ в родной деревне. Перевод М. Фридмана. Бабкин козёл. Перевод А. Садецкого. СКАЗКИ РУМЫНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ. Ион Крянгэ. Сказка про Белого Арапа. Перевод А. Садецкого. Дэнилэ Препеляк. Перевод Г. Перова. Сказка о поросёнке. Перевод Г. Перова. Сказка про Стана — виды видавшего. Перевод Г. Перова. Михай Эминеску. Фэт-Фрумос — дитя слезинки. Перевод М. Малобродской. Барбу Делавранча. Негиницэ. Перевод М. Богословской. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13.