Реальная магия.

Глава 8. Разнообразные «-ЛОГИИ» ДЛЯ ВЫГОДЫ и развлечения.

Сколько человечество себя помнит, люди по всему свету всевозможными способами пытались открыть тайные знания о прошлом, настоящем и, особенно, о будущем. Астрология, нумерология, френология, библиомантия, картомантия, рабдомантия, онеиромантия, гидромантия, кристалломантия и масса других «-логий» и «-мантий» стали естественным результатом этих попыток.

Все знают, что «-логия» в конце слова означает «изучение»; таким образом, «астрология» означает «изучение звезд», а «теология» означает «изучение божественного». Но, чтобы выяснить, почему так много терминов оканчиваются на «-мантия» и собрать важную информацию об их происхождении, нам придется вернуться в древнюю Грецию.

Там впервые появилось слово mantis, происходившее от того же корня, что и «мания», и вполне аналогичное по смыслу нынешнему «пророку» или «провидцу». Само слово «пророк» имеет смешанное происхождение: «про» по-гречески означает «вперед» или «наружу», а «рок» образован от русского «рек» — говорить, вещать. Пророк — это человек, который говорит с народом (обычно от имени божества), или изрекает откровение. Хотя между этими словами сегодня можно поставить знак равенства, тогда слово «пророк» означало не совсем то же самое, что mantis.

Как бы то ни было, вскоре появилось больше специалистов по пророчествам, чем врачей на съезде Американской Медицинской Ассоциации. Были ятроманты, или «целители-провидцы», диагностировавшие и лечившие болезни. Были иероманты, или «провидцы священных вещей», некроманты, или «провидцы мертвых». Без сомнения, среди них было немало «шарламантов». Все эти виды пророчества и откровения стали известны как «мантические искусства», и когда люди открывали или изобретали новый метод, они просто брали греческий или латинский корень и приделывали к нему окончание «-мантия».

Изучение древнегреческой религии (прошу не путать с древнегреческой мифологией) очень полезно для исследователя магии. К примеру, именно в Греции азиатское понятие «шаманизма» оказало сильное влияние на западные концепции религии и оккультизма, радикально изменившие курс развития цивилизации.

Происхождение слова «шаман» само по себе заслуживает отдельного рассказа, но для тех, кого уже тошнит от лингвистики, я помещу информацию в сноске.[37].

Шаманы были преимущественно местными знахарями и колдунами в азиатских культурах от Финляндии до Индонезии. Шаманом обычно становился молодой человек с неуравновешенной психикой, во сне или пророческом видении получавший «призвание» от умершего шамана, завещавшего ему свою магическую силу. Юноша уходил в уединенное место, где постился и выполнял аскетические упражнения, а затем начинал искать наставника (мертвого или живого). Церемония посвящения часто включала в себя смену половой тождественности. Усердно тренируясь и умерщвляя плоть, он получал взамен разнообразные магические способности. Наиболее важными из них были (а) способность к астральному проецированию в любое время, (б) исцеление физических, психологических и психических недугов, (в) получение знаний о тайных вещах, (г) способность управлять тайными знаниями и (д) способность слагать стихи, песни и героические сказания.

По мере того как греки распространяли свое влияние на восточном побережье Черного моря, практикующие шаманы и убежденные последователи шаманизма начали проникать в Грецию из «Скифии» (термин, обозначавший все земли к северу от Греции, что составляло огромную территорию). В основном, это происходило между 800 и 500 гг. до н. э. Именно в этот период наиболее знаменитые из ранних тавматургов приобрели свою репутацию, совершив великие чудеса и высказав замечательные пророчества. Но наибольшее значение для нас имеют не их деяния, а то, что они проповедовали.

Идея о том, что человек может отделять свое сознание от физического тела и совершать путешествия в духовных и физических мирах, произвела сокрушительное воздействие на греческую философию. Человек внезапно приобрел оккультного, двойника божественного происхождения, а понятия «душа» и «тело» впервые стали разделяться и противопоставляться друг другу. Чисто азиатский шаманизм, с его делением на душу и тело, в сочетании с греческими понятиями «скверны» и «кровной вины», в конечном счете привел к созданию Пуританского движения на Западе и явился причиной искажения учения св. Павла и ранних трудов отцов церкви. Возможно, вся наша религиозная и этическая система в значительной степени основана на ошибке в понимании феномена ЭСВ!

Древние греки впервые четко указали на связь между поэзией и пророчеством. Каждый поэт считался пророком, но в противоположном смысле, то есть поэт «провидел» прошлое, а не настоящее или будущее. Поэт не просто слагал стихи. Он был связан с божественными сущностями, открывавшими ему видения о событиях прошлого, которые он затем излагал в стихотворной форме. В большинстве индо-европейских языков для обозначения поэта и пророка использовалось одно и то же слово; примерами могут служить латинское vates, гаэльское fill, исландское thulr. Во всем западном мире друиды, шаманы и мудрецы считались как поэтами, так и пророками. Аристотель даже дошел до того, что считал любые откровения связанными лишь с событиями из прошлого.

Поэты, как и пророки, часто были немощными или увечными, слепыми или глухими. Это хорошо согласуется с тем фактом, что люди, утратившие одно из чувств, компенсируют потерю развитием остальных чувств, включая ЭСВ, в достаточно высокой степени.

Считается, что ранние греческие поэты не впадали в состояние транса, хотя с некоторыми из более поздних это случалось. Когда поэт «вдохновлялся» (преисполнялся божественным духом), им овладевали существа, открывавшие ему тайные знания.

Многие поэты полагали, что их лучшие творения создаются в состоянии алкогольного или наркотического транса (помните «Кубла-хана» Кольриджа?), но я в этом не уверен, так как читал ту чепуху, которую сам написал под воздействием наркотиков. Впрочем, тогда она казалась великолепной.

Как бы то ни было, почти каждый, кто удосуживался написать пророчество, делал это в метрической форме. Похоже на то, что поэты были просто (!) специалистами по ЭСВ и ретропознанию.

Греки также различали несколько видов мантического транса, хорошо совпадающие с теми, которые мы уже знаем. Существовал «транс одержимости оракулом», очень похожий на состояние транса у некоторых современных медиумов и спиритуалов; дыхание замедлялось и становилось прерывистым, тембр голоса изменялся, и человек изрекал пророчество от имени того или иного божества. Обычно пророчества были настолько загадочными и двусмысленными, что знатокам приходилось истолковывать их для публики. Но есть сведения и о простых пророчествах, которые почти всегда сбывались. Существовал также «транс истерической одержимости», с которым мы встречались на примере пятидесятников и почитателей Водана. Эти одержимые обычно были не профессиональными пророками, а женщинами и подростками. В качестве самых ярких примеров можно, привести церемонии, посвященные Пану и Бахусу. Кроме того, разумеется, существовал «шаманический транс», включающий медитацию и астральное проецирование. Именно эта разновидность транса, которую Платон совместил со своей философией: рационализма, легла в основу так называемой фагорейской мистической школы, ставшей краеугольным камнем западного оккультизма. Кстати говоря, вдумчивое чтение рукописей древнегреческих, еврейских и римских школ мистики является превосходным противоядием от всяческой чепухи, изобилующей в теософии, розенкрейцерстве и других культах.

Идеи о предназначении поэтов и пророков, откровении и одержимости, целительстве и чудотворстве распространились по Средиземноморью в эпоху эллинов (приблизительно от 350 г. до н. э. до 350 г. н. э.), смешавшись и слившись с идеями египетской, персидской, римской, вавилонской, африканской и германской культур. В результате возникла невероятная мешанина различных методов предсказания и гадания (не говоря уже о путанице религиозных понятий, в конечном счете породившей христианство, которое не следует путать с учением Христа).