Резкость и нерезкость.

Непрерывный режим съемки, или Стрельба очередями и резкость.

Моторы появились в механизме фотоаппаратов еще в пленочные времена. Ими пользовались в основном спортивные фоторепортеры и паркетчики, то есть фотографы, допущенные до съемки высокопоставленных политических деятелей. И в том, и в другом случае важно было максимально надежно зафиксировать решающий момент почесывания кончика президентского носа или победную слезу новоявленного чемпиона. На Западе пленочные моторы включали фешн-фотографы, папарацци и репортеры, снимавшие артистическую тусовку.

Фотолюбителями эта функция не использовалась, в основном, из экономии. В пленке было всего 36 кадров. Мотор профессиональной камеры мог прокрутить их за 8 секунд, потом надо было перемотать пленку назад в кассету и заменить отснятую новой. Эта операция съедала минимум полминуты времени и несколько сюжетов, которые не были сняты. К тому же пленка стоила дорого. Если фотограф работал на новостное агентство или богатый журнал, для него цена пленки значения не имела, а любитель вынужден был укладываться в прокрустово ложе семейного бюджета.

С появлением современных цифровых репортерских камер значение и сферы применения мотора, который теперь стал называться «непрерывным режимом съемки», изменились. Старые сферы применения никуда не делись, но к ним прибавились новые. Теперь нет финансовых тормозов, способных сдерживать распространение этой функции. Амортизацию не стоит брать в расчет – камера морально устаревает задолго до износа механизма затвора. К тому же скорость съемки полноразмерными профессиональными зеркалками увеличилась до восьми кадров в секунду, а при использовании кропнутого формата кадра даже до девяти кадров. Беззеркалки могут снимать уже больше десяти кадров в секунду. Вероятность поймать нужную фазу быстро протекающих процессов выросла в четыре раза в сравнении с моторами пленочных времен. Летающая невеста, например, снималась для слайд-фильма, который показывается гостям в день свадьбы (см. фото 40).

Резкость и нерезкость

Фото 40. «Седьмое небо».

Камера Nikon D3s.

Зум AF Nikkor 80—400/4,5—5,6 D ED IF VR.

Чувствительность 200 ISO.

Выдержка 1/320 сек.

Диафрагма 4,5.

Экспокоррекция +0,33 EV.

Фокусное расстояние 75 мм.

Этот жанр досвадебной съемки торжественно называется на американский манер «лав стори». Я люблю вставлять в ткань такого фильма что-то вроде микромультяшек с ускоренно мелькающими кадрами красивого или эмоционального момента. В данном случае на экране последовательно показывались кадры, снятые со скоростью восемь кадров в секунду. Получилось что-то вроде фрагмента старинного кино эпохи великого немого. Серийная съемка гарантирует получение хотя бы одного снимка с удачной фазой движения. Не будь у меня возможности использовать эту функцию камеры, жениху пришлось бы довольно долго упражняться в подбрасывании невесты.

Емкость одной флешки нынче соизмерима с количеством кадров примерно сорока пленок. Расход кадров больше не влияет напрямую на себестоимость файла-кадра. Вот почему изменилось отношение фотографов к применению непрерывного режима съемки.

Если прежде мотором пользовались только для охоты за решающим моментом, то теперь серийная съемка стала еще и способом борьбы с шевеленкой. Съемка длиннофокусными объективами даже при хорошем освещении – довольно трудное дело. Большая угловая скорость перемещения объектов в кадровом окне при дрожании рук, например, приводит к получению бракованных нерезких файлов. Чаще всего камера дергается из-за резкого движения указательного пальца, нажимающего на спусковую кнопку. Можно, конечно, затаив дыхание, придержать корпус камеры основанием большого пальца, но применение скоростной непрерывной съемки, как ни крути, более надежный способ получения резких картинок.

Снимать нужно сериями по два кадра. Первый кадр обычно бывает смазанным именно из-за нажатия на спусковую кнопку, а вот второй и третий будут резкими потому, что спусковая кнопка полностью нажата, а камера неподвижна. Движение пальца вверх по окончании съемки никакого вреда отснятым файлам не принесет.

Византийская мозаика, выполненная греческими мастерами в Палатинской капелле Палермо, сохранилась так, словно вчера была закончена. Прекрасные фотографии в итальянских путеводителях меня не удовлетворили, так как полиграфический растр и небольшие размеры не позволяют рассмотреть детали. Мозаики расположены высоко, освещение скудное, чтобы позолота капеллы, отражая теплый свет ламп накаливания, сияла ярче. Снимать пришлось мощным телеобъективом с весьма скромной светосилой. Выдержка 1/40 секунды на четыре ступени длиннее, чем минимально необходимая 1/250 секунды. Я получил бы совершенно размазанную картинку, если бы не воспользовался мотором и функцией подавление вибраций (VR). Первый файл серии был образцовым браком из-за шевеленки, зато второй – абсолютно резким (см. фото 41).

Резкость и нерезкость

Фото 41. «Мозаика XII века. Палатинская капелла в Палермо».

Камера Nikon D3s.

Зум AF Nikkor 80—400/4,5—5,6 D ED IF VR.

Чувствительность 5000 ISO.

Выдержка 1/40 сек.

Диафрагма 5,3.

Фокусное расстояние 195 мм.

Еще один пример использования мощного телевика и серийной съемки (см. фото 42).

Резкость и нерезкость

Фото 42. «Бельэтаж в Палермо».

Камера Nikon D3s.

Зум AF Nikkor 80—400/4,5—5,6 D ED IF VR.

Чувствительность 200 ISO.

Выдержка 1/160 сек.

Диафрагма 6,3.

Экспокоррекция – 0,67 EV.

Фокусное расстояние 210 мм.

В данном случае объект довольно шустро двигался. Серийная съемка позволила выбрать из нескольких неудачных кадров именно этот. На других пожилая сеньора некрасиво открывала рот, и это напрочь убивало кадр. Спокойствие на лице старушки, на мой взгляд, органично сочетается с живописной дряхлостью самого здания и столь же удачно конфликтует с молодой зеленью цветов в горшках. Забавно, что плоское, лишенное линейной перспективы изображение, свойственное телеобъективам, в данном случае выделяет главное в кадре. Должен добавить, что снять этот сюжет объективом с другим фокусным расстоянием я не мог. Между мной и объектом были двадцать метров широкой улицы, запруженной автомобилями, подойти ближе нельзя. Но если бы даже появилась такая возможность, снимать пришлось бы под острым углом снизу. Это был бы совсем другой кадр – ракурсный.