С_В_Месяц — Аристотелевская физика в афинском неоплатонизме.

содержание.

С.В.Месяц.

АРИСТОТЕЛЕВСКАЯ ФИЗИКА В АФИНСКОМ НЕОПЛАТОНИЗМЕ.

Чтобы понять, какое место занимала аристотелевская физика в системе позднего неоплатонизма, необходимо, на мой взгляд, обратить внимание на небольшой трактат, принадлежащий знаменитому неоплатонику V в. н.э Проклу Ликийскому, главе афинской неоплатонической школы. Этот трактат носит название Элементы физики или О движении. В отличие от других произведений Прокла, он долгое время не привлекал к себе особого внимания исследователей, что, впрочем, довольно легко объяснить: Элементы физики не являются вполне оригинальной работой Прокла, а, по существу, представляют собой краткое изложение аристотелевского учения о движении, почти дословно опирающееся на VI и VIII книги Физики и I книгу О небе Аристотеля. Пожалуй, только жанр трактата представляется весьма необычным для античности. Ни один философ ни до, ни после Прокла не пытался представить физическое учение в виде системы строго доказанных теорем, т.е. придать ему форму математической теории, наподобие того, как это сделал Эвклид в своих Началах геометрии. Сходство Элементов физики с Началами Эвклида отмечают все без исключения исследователи. Действительно ли Прокл использовал произведение знаменитого математика в качестве образца для своего - этот вопрос мы обсудим в дальнейшем, а пока достаточно будет указать на сходство названий обоих сочинений: Stoice‹a (Начала или Элементы) у Эвклида и Stoice...wsij у Прокла. Необычность жанра Элементов физики свидетельствует о том, что у Прокла было свое особое представление о физике и о ее роли в системе неоплатонической философии и школьного обучения. Какое же именно? Ответить на этот вопрос мы сможем, если определим назначение и цель, с которой создавался этот трактат.

Элементы физики состоят из двух частей, включая в общей сложности 52 теоремы. Каждая часть начинается с нескольких определений - так Прокл называет недоказуемые утверждения. Часть I, посвященная наиболее общим принципам движения, начинается с определений непрерывного, соприкасающегося, следующего друг за другом, первого времени, первого места и покоющегося. Ее основные темы: 1) непрерывность движения, времени, величины и их делимость в одинаковом отношении; 2) отсутствие начальной части изменения; 3) невозможность движения по бесконечной величине и 4) неделимость момента "теперь".

От этих главнейших положений аристотелевской физики Прокл переходит во II части к описанию конкретного, кругового, движения. Среди определений II части можно выделить группу постулатов (с I по VI) и собственно определений (c VII по XIV)1 . Прокл постулирует существование пространственного движения; утверждает, что оно может быть простым и сложным, что в соответствии со своим движением тела делятся на простые и сложные, и что простое тело может совершать только простое движение. Среди неявных постулатов второй части встречаются, в частности, и такие, которые пережили античную физику и долгое время оставались господствующими предрассудками мысли, мешавшими развитию новоевропейской науки. Например:

Теор. II.7 "свойство (dЪnаmij) меньшего тела меньше чем свойство большего тела".

Теор. II.7, 8 "во сколько раз одно тело больше другого, во столько раз его свойство больше свойства другого".

Теор. II.9 "скорость тела прямо пропорциональна его свойству".

Теор. II.17 "природа ничего не делает напрасно".

Теор. II.19 "все движущее движет посредством касания".

По сравнению с первой частью, вторая исходит из большего числа определений, что означает, что излагаемая в ней часть физики является менее всеобщей и менее строгой. В теоремах II части доказывается: 1) существование простого круговращающегося тела; 2) существование неподвижного первого двигателя, его неделимость и бестелесность; а также 3) обсуждаются свойства (dunЈmeij) четырех традиционных элементов.

Попытка как-то сгруппировать теоремы трактата, подчинив их, хотя бы в пределах одной части, некоей общей теме, не удается. Все они оказываются более или менее равноправными, все представляют собой одинаково важные для физики высказывания. Среди них почти не встречается промежуточных, вспомогательных теорем (лемм), необходимых лишь для доказательства более важных положений. Логическая структура Элементов физики, если сравнивать ее с аксиоматическими теориями рационалистов XVII-XVIII веков, нелинейная. Она не восходит от простого и наиболее общего принципа ко все более сложным и частным следствиям, как это имеет место, например, в Этике Спинозы. Лучшим доказательством Прокл считает то, которое апеллирует не к ранее доказанным теоремам, а напрямую к началам. Другим принципиальным отличием Элементов физики от новоевропейских аксиоматических теорий является предпочтение Проклом апагогического доказательства прямому2 . Из 52 теорем 30 доказаны им апагогически (от противного).

Как уже отмечалось выше, все определения, формулировки теорем и большая часть доказательств Элементов физики заимствованы из двух аристотелевских произведений - VI и VIII книг Физики и I книги трактата О небе. По словам Дж.Розана, Прокл собрал и свел в систему "все, что в этих книгах может быть изложено с математической точностью"3 . Трактат вышел настолько "аристотелевским", что в нем ни разу не упоминается имени Платона, и отсутствуют какие-либо ссылки на него, что для неоплатоника Прокла само по себе странно. Более того, Элементы физики содержат и очевидные расхождения с платоновым учением о движении. На одно из них указал РитзенфельдЧ . В теореме 19 II части утверждается, что все движущиеся предметы приводятся в движение другим, т.е. внешним по отношению к ним, двигателем. Конечной причиной всего движущегося при этом объявляется неподвижное. Согласно же Платону, да и самому Проклу в его Элементах теологии, помимо неподвижного (ўk...nhton) и движимого другим (˜terok...nhton) существует еще самодвижное (аЩtок...nhton). Можно было бы назвать и другие расхождения с Платоном. Например, в первых трех теоремах II части доказывается существование простого круговращающегся тела, иначе говоря, пятого элемента, тогда как Платон убежден, что элементов всего четыре (Тим. 53а - 56с). Далее, в теореме 5 утверждается, что "тело, движущееся по кругу, не подвержено ни рождению ни гибели", тогда как у Платона ни одно тело и ни один элемент не может обладать этим свойством, ибо весь мир, по его словам "возник, ведь он зрим, осязаем и телесен, а все вещи такого рода оказываются возникающими и порождаемыми"5 . Более того, сама идея природного движения совершенно чужда Платону. Причиной движения тел он считает душу (yuc"), а не природу (fЪsij). Небо, например, вращается не оттого, что так ему свойственно от природы, а потому что повторяет круговращения мировой души. Что же могут означать все перечисленные расхождения с Платоном в произведении убежденного платоника?

Один из вариантов ответа был предложен самим Ритзенфельдом. По его мнению, Элементы физики были написаны Проклом в том самый ранний период его творчества, когда под руководством Сириана он изучал в афинской Академии аристотелевскую философию и не приступал еще к изучению Платона. Поэтому расхождения с Платоном объясняются тем, что Прокл попросту плохо знал его учение. Этот трактат, считает Ритзенфельд, мог быть ученическим конспектом "Физики" Аристотеля, выполненным по заданию учителя.

Однако против слишком ранней даты создания Элементов физики свидетельствует хотя бы факт их поразительного сходства с Элементами теологии6 , произведением достаточно зрелым, показывающим прекрасное знакомство Прокла с учениями неоплатоников: Плотина, Порфирия, Ямвлиха и Сириана. Почти все исследователи сходятся в том, что оба этих сочинения должны были, по замыслу их автора, образовывать единое целое. Как известно, в Элементах теологии неоплатоническое учение о бытии изложено не полностью: неохваченным остается последний уровень бытийной иерархии - чувственно-воспринимаемый космос. Последний является предметом уже не теологии, но физики. Поэтому Элементы физики, предположительно, должны были следовать за Элементами теологии, восполняя их, и давая вместе с ними полное знание о порядке мировых причин. Можно также предположить, что изначально оба трактата были частями единого произведения. Во всяком случае, их очевидное жанровое сходство предполагает общую дату создания. И если, по оценке Э.Р.Додса, Элементы теологии были написаны в средний период творчества Прокла, т.е примерно в то время, когда умирает Сириан, и Прокл сменяет своего учителя на посту руководителя афинской Академии, то и Элементы физики мы должны отнести примерно к этому же времени7 .

Впрочем, нас интересует не столько датировка трактата, сколько цель его создания. Как мы уже говорили, Ритзенфельд считал его ученическим конспектом, указывая на неоригинальность сформулированных в нем идей и на очевидную зависимость Прокла от Аристотеля. Мнение Ритзенфельда разделял и даже называл общепризнанным Розан8 , тогда как Э.Р.Доддс и Р.Бойтлер считали его недостаточно обоснованным. В самом деле, ведь даже Элементы теологии не являются изложением "оригинальных", т.е собственных взглядов Прокла, а представляют собой сводку неоплатонического учения в целом. И кроме того, при более пристальном изучении Элементов физики обнаруживается, что Прокл далеко не буквально повторяет Аристотеля, но проявляет при переработке его текста значительную самостоятельность9 .

Во-первых, он выделяет из него некие самоочевидные недоказуемые утверждения (так называемого определения), которые у самого Аристотеля твердо не зафиксированы, и количество которых у него не определено. Во-вторых, Аристотель обычно доказывает теорему несколькими способами, тогда как Прокл оставляет чаще всего одно доказательство - наиболее простое и наглядное, а в половине случаев даже заменяет своим. В третьих, Прокл самостоятельно продумывает структуру Элементов физики. Во II части он отступает от последовательности аристотелевского изложения и располагает теоремы таким образом, чтобы их порядок соответствовал порядку определений, и чтобы ни одно из них не осталось неиспользованным в доказательствах. В-четвертых, Прокл пропускает некоторые теоремы, имеющиеся у Аристотеля.

Все вышеизложенное заставляет нас отказаться от мнения Ритзенфельда, считавшего Элементы физики ученическим конспектом. Но в таком случае мы опять сталкиваемся с проблемой - как объяснить многочисленные расхождения с Платоном? Э.Р.Доддс отвечает на этот вопрос следующим образом: "Для поздних неоплатоников, не в меньшей степени нежели для их средневековых преемников, Аристотель в области физики почитался за высший авторитет" (E.Th. p. XVIII), поэтому Элементы физики вполне могли быть учебником (manual), по которому студенты афинской Академии изучали физическое учение Аристотеля. Итак, перед нами новое предположение о жанре нашего трактата: учебник. Рассмотрим его подробнее.

В пользу этого предположения говорит, во-первых, само название трактата. Слово Stoice...wsij употреблялось, в основном, в трех значениях: 1) обучение, воспитание, например, воспитание добродетели; 2) элементарное изложение, сводка наиболее важных положений какой-либо науки или учения; 3) учение об элементах, стихиях. Наиболее часто используемое второе значение слова Stoice...wsij вполне соответствует, как мы видим, предполагаемой педагогической цели Элементов физики.

В неоплатонических школах V-VII вв. н.э. философию Аристотеля изучали наряду с философией Платона. Она служила своего рода введением в платоново учение - по выражению Марина - "малыми таинствами", предваряющими "истинные таинства платонова учения". Сам Прокл изучал Аристотеля сначала в Александрии и потом еще два года в Афинах вместе с Сирианом10 . Курс аристотелевской философии включал в себя логику, этику, физику, математику и теологию. Математические дисциплины, входившие в курс аристотелевской философии, изучались по учебным пособиям, поскольку специальных аристотелевских математических текстов не существовало. Так, арифметику изучали по Введению Никомаха Геразского, геометрию по Началам Эвклида, музыку по Аристоксену, астрономию по Птолемею или Павлу Александрийскому11 . Учебником логики служило Введение (Isagoge) Порфирия, переросшее позднее в Пролегомены ко всей аристотелевской философии. Остальные разделы - физику, этику и метафизику (теологию) - изучали при помощи многочисленных школьных комментариев. Как видим, помимо произведений самого Аристотеля в распоряжении учащихся было огромное количество вспомогательной учебной литературы. Поэтому не исключено, что и Элементы физики могли быть написаны в помощь студентам, изучающим физику Аристотеля, тем более что предположительное время создания трактата падает, как мы помним, на тот момент, когда Прокл становится главой школы и впервые сталкивается с вопросами организации учебного процесса и оснащения студентов необходимой литературой. Возможно, продумывая план обучения, Прокл обнаруживает, что не все разделы аристотелевской философии одинаково хорошо отражены в учебниках и решает исправить этот недостаток.

Но если Элементы физики действительно были задуманы как учебник, то почему в них нашла отражение только самая малая часть физического учения Аристотеля? Как мы помним, Прокл ограничивает свое изложение учением о пространственном движении, оставляя без внимания остальные виды изменений, в частности, качественные превращения элементов, их возникновение и уничтожение. Полностью неохваченными остаются также аристотелевская метеорология, ботаника и зоология. Но даже и в самом учении о движении, как оно изложено у Прокла, не дается, например, определения движения, без которого невозможно правильно понять аристотелевскую физику в целом, не обсуждается проблема существования пустоты, не дается определений таких важных понятий как "энтелехия", "энергия", "возможность" и много другого. Если бы перед Проклом действительно стояла задача написать учебник физики Аристотеля, он бы сделал это иначе. Судя по сохранившимся сводками аристотелевской физики, ее школьный курс предполагал гораздо более широкий круг тем. Детальное сравнение показывает, что в Элементах физики Прокл не опирался на существовавшую до него традицию физических учебников-компендиумов, преследуя какую-то другую цель. Какую же?

Начала Эвклида всегда были в центре его интересов. Он считал Эвклида платоником и, чтобы показать это, составил к его произведению подробный комментарий, во Введении к которому, в частности, говорится, что в жанре Stoice...wsij писал не только Эвклид, но и многие другие математики до него. Автором первых геометрических Начал (Stoice‹a) был Гиппократ Хиосский (V в. до н.э.), вслед за которым "хорошие Начала составили" Леонт и Тевдий Магнесийский (~ IV в. до н.э.). Наряду с Началами геометрии существовали также Начала стереометрии, музыки, астрономии и арифметики, не сохранившиеся до нашего времени12 . По-видимому, Stoice‹a или Stoice...wsij были вполне определенным жанром научной литературы в античности, сложившимся еще до Эвклида. Основным требованием этого жанра было, по-видимому, доказательство приводимых утверждений13 . А поскольку сами доказательства должны были опираться на недоказуемые начала, среди положений науки необходимо было выделить некие самоочевидные утверждения, которые бы никто не взялся опровергать. Они обычно выносились в начало сочинения и назывались "определениями". Со временем, среди определений стали выделять "аксиомы" и "постулаты". Следом за недоказуемыми утверждениями шли теоремы и проблемы, которыми в геометрии назывались задачи на построение.

Обычно в жанре Stoice...wsij писались математические сочинения. Прокл был первым и, насколько мы знаем, единственным, кто использовал его для физики и теологии. О цели, смысле и назначении этого жанра он сам много и подробно рассуждает во Введении к первой книге своего комментария на Начала Эвклида. Сочинение жанра Stoice...wsij преследует, по его словам, две цели - научную и педагогическую.

Теперь справедливо может возникнуть вопрос о цели этого сочинения. По этому поводу я могу сказать, что цель следует определять либо в соответствии с предметом исследования либо по отношению к тому, кто обучается (in Eucl., 71)14 .

Научную цель Начал Эвклида Прокл видит в описании строения так называемых платоновых или космических тел - пяти правильных многогранников, которым посвящена последняя, XII книга, Начал. Учебная же цель заключается в том,

Чтобы преподать учащимся основоположения этой науки, начав с которых они смогут познать и все остальные ее части (in Eucl., 71, 72).

Если предположить, что Прокл действительно писал свои Элементы как физики, так и теологии по аналогии с Началами Эвклида, то он тоже обязан был руководствоваться обеими этими целями. Попробуем поэтому определить научную цель Элементов физики. Их предметом, как мы уже говорили, является движение. Спрашивается, ради чего изучается движение? Ответ, по мнению Доминика О'Меара, надо искать в заключительных теоремах этого произведения (подобно тому как смысл эвклидовых Начал раскрывается в их последней книге). Заключительные теоремы Элементов физики посвящены доказательству существования неподвижного первого двигателя, его неделимости и бестелесности. Так физическое рассмотрение движения приходит к выводу о существовании Бога и тем самым к своей собственной границе и завершению. Интересно, что и александрийские неоплатоники - Аммоний, Иоанн Филопон, Олимпиодор и др. - видели конечную цель изучения философии Аристотеля в познании Бога, первого принципа15 .

Но не будем забывать, что Элементы должны были иметь помимо научной еще и учебную цель, которая состоит в том, "чтобы преподать учащимся начальный курс этой науки в целом" (in Eucl., 71). Начальный, однако, не означает простейший, но основополагающий. Курс геометрии, изложенный у Эвклида, служит началом не только обучающемуся человеку, но и самой науке. Ведь, как мы помним, одно из значений слова Stoice...wsij - "учение об элементах", что в данном случае означает: учение об элементах науки.

"Элементами науки называют такие теоремы, с помощью которых рассмотрение продвигается к познанию всего остального и благодаря которым мы получаем разрешение содержащихся в нем затруднений. Как в письменной речи имеются первые простейшие и неделимые начала - буквы (stoice‹a), из которых слагается всякая речь и всякое слово, так и в геометрии в целом имеются некие исходные теоремы, которые по смыслу являются началами для последующих теорем, присутствуют в них во всех и дают доказательства многих частных случаев - они-то и называются "элементами"" (in Eucl., 72).

Исходя из этого определения элементов науки, становится понятен и смысл "элементарного курса". Он есть:

"собрание самых основополагающих и простейших теорем, непосредственно связанных с первыми предпосылками" (in Eucl., 71).

Если перенести теперь все сказанное Проклом по поводу Начал (или Элементов) Эвклида на его собственные Элементы физики, то станет ясно, что этот трактат задумывался им не как компендиум аристотелевского физического учения и не как упрощенный элементарный курс, но как труд, задающий основы самой физической науки. Из аристотелевских трактатов Физика и О небе Прокл выбирает такие утверждения, которые, по его мнению, являются наиболее простыми и основополагающими среди всех остальных. Неудивительно, что ими стали теоремы движения. Ведь согласно Аристотелю: "незнание движения влечет за собой незнание природы" (Физ. 3, 1 200 b 14).

И еще об одном немаловажном качестве Элементов говорит Прокл во Введении. Начала Эвклида, по его словам,

Содержат неопровержимое и окончательное (tele...an) изложение самой научной теории геометрии (in Eucl., 70).

"Неопровержимое" значит истинное, т.е. совпадающее с самой реальностью, а не просто сказанное тем или иным, пусть даже очень авторитетным, человеком. Прокл неоднократно дает понять, что не считает Начала Эвклида собранием мнений великого математика. Теоремы Эвклида суть истинные утверждения о вполне реально существующих и независимых от человека математических объектах. Элементы науки не придумывают и не изобретают, их ищут и "открывают", говорит Прокл16 . Элементы геометрии были открыты разными людьми - Гермотимом Колофонским, Эвдоксом, Теэтетом и др. Заслугой же Эвклида явилось то, что он собрал и упорядочил все найденное и открытое другими, да так хорошо, как это не удавалось никому до него. В подобной же роли чувствует себя и Прокл. В Элементах физики он собирает и систематически упорядочивает те истинные высказывания о реально существующем физическом космосе, которые были открыты Аристотелем. То же самое можно сказать и об Элементах теологии, где вся неоплатоническая премудрость собрана без каких либо ссылок на Плотина, Порфирия, Ямвлиха или Сириана. Напомню, что согласно традиционной неоплатонической интерпретации Аристотеля, физика, математика и теология суть три теоретические науки, каждая из которых описывает особый уровень реальности: чувственно-воспринимаемый космос (физика), промежуточную область математических сущностей (4 математические науки) и, наконец, сферу умопостигаемого (теология). Не исключено, что в замысел Прокла входило, дополнив уже имеющиеся Начала Эвклида Элементами физики и теологии, создать неопровержимое и истинное изложение всей научной теории неоплатонизма.

Что же касается упомянутых выше расхождений между физическими учениями Аристотеля и Платона, то Прокл, как и большинство неоплатоников, считает эти расхождения кажущимися. В действительности Аристотель не только не противоречит Платону, но наоборот во всем подражает ему - будь то вопрос о числе элементов, причине движения или вечности мира17 .

В течение того короткого промежутка времени, который еще был отпущен языческой Античности, Элементы физики не цитировались никем из неоплатоников, даже александрийские комментаторы Аристотеля обходят их молчанием. Вероятнее всего, после закрытия в 529 г. афинской Академии, Элементы физики в составе библиотеки школы попали в арабский мир, а уже оттуда - обратно в Европу. В XII в. они впервые были переведены на латынь, но особую популярность трактат приобретает лишь к XVI в. Его заново переводят на латынь, а также на новоевропейские языки. В Париже, Базеле и Ферраре он выдерживает в общей сложности не менее шести изданий. Такое внимание объясняется во-первых, характерным для той эпохи общим увлечением традицией платононизма и во-вторых, усиливающимся интересом к аксиоматическим теориям. Нельзя не учитывать также и достоинств самого трактата. Его простота, ясность и систематичность способны если не заменить читателю Аристотеля, то во всяком случае помочь разобраться в таком трудном и, подчас, запутанном его произведении как Физика. Вот что пишет об Элементах физики их базельский издатель и переводчик Юст Вельзий18 :

"То, что по Аристотелю придется изучать несколько месяцев, по ним можно изучить за несколько дней".

Примечания.

1 В изданиях XVI в., например, у Иосифа Вальды, постулаты под заголовком UPOQESIS приводятся отдельно от определений - OROI.

2 Подробнее об этом см. в кн.: Начала Эвклида, пер. и комм. Д.Д.Мордухай-Болтовскогого (М-Л., 1950). С. 263-264.

3 Rosan L.J. The Philosophy of Proclus (New York, 1949). P. 99.

4 Ritzenfeld A. Procli Diadochi Lycii Institutio physica. Praefatio, (Lipsiae: Teubner, 1912). P. VIII.

5 Тимей. 28b (пер. С.С.Аверинцева).

6 Прокл. Первоосновы теологии, пер. А.Ф.Лосева (М., 1993).

7 Несмотря на то, что точной хронологии прокловских сочинений не существует, и можно с уверенностью датировать только самые основные комментарии (Комментарий к "Тимею" написан между 437 и 440 г., Комментарий к "Пармениду" - позднее, Платонова теология в конце жизни), Доддсу удалось установить, что Элементы теологии написаны до Комментария к "Тимею". Датировка Доддса основывается на том, что в Элементах теологии отсутствует промежуточный между умопостигаемыми (nohto...) и умными (noero...) богами класс богов одновременно и умных и умопостигаемых (nohto€ ka€ noero€ qeo...). Эти умопостигаемо-умные боги встречаются в Комментариях к "Тимею", "Пармениду" и "Кратилу". Упоминались они, по-видимому, и в утраченном Комментарии к "Федру". Отсутствие их в Элементах теологии, возможно, является доводом в пользу их достаточно раннего создания. См. Proclus. The Elements of Theology, ed.E.R.Dodds (Oxford, 1963). P. XVI-XVII. P. 282.

8 Rosan L.J. Op. cit. P. 50.

9 Доминик О'Меара считает, что "мастерство, с которым Прокл здесь (в Элементах физики) перелагает Аристотеля, можно сравнить с его мастерством переработки Ямвлиха во Введении к Комментарию на первую книгу "Начал" Эвклида. См.его кн. Pythagoras revived. (Oxford: Clarendon Press, 1989). P. 178.

10 Марин. Прокл или О счастье, в кн.: Прокл. Первоосновы теологии, (М., 1993). С. 172.

11 См.: Шичалин Ю.А. "Историческая преамбула", в кн.: Прокл. Комментарий к первой книге "Начал" Эвклида. Введение, (М., 1994). С. 10.

12 Исключение составляют только "Начала музыки". См. собрание Musici Scriptores Graeci, ed. C.Jan (Leipzig, 1895), а также La Manualistica musicale Greca, ed.Luisa Zanoncelli, (Milano: Guerini, 1990).

13 По предположению Д.Д.Мордухай-Болтовского, жанр "Начал" обязан своим происхождением софистическим спорам. См. в кн. Начала Эвклида. Пер. и комм. Д.Д.Мордухай-Болтовского, (М.-Л., 1950).

14 Прокл имеет в виду Начала Эвклида, но его слова могут быть отнесены и к любому другому произведению этого жанра. Здесь и далее перевод Ю.А.Шичалина.

15 См. "Prolegomena to Aristotel's philosophy", in L.G.Westerink, Anonymous Prolegomena to Platonic philosophy (Amsterdam, 1962).

16 In Eucl., 68.

17 Procli Diadochi in Platonis Timaeum Kommentaria, ed. E.Diehl (Lipsiae, Teubner: 1903-1906), Bd. I 6, 21; 266, 21-268, 6; 286, 14-288, 5; 294, 27-296, 4; Bd. II 93, 30-94, 15; Bd. III 50, 1-7 etc.

18 Procli Diadochi De motu libri duo, nunc primum Latinitate donati Iusto Velsio Hagano interprete (Basiliae, 1545).