САМОУПРАВЛЯЕМЫЕ СИСТЕМЫ И ПРИЧИННОСТЬ.

ИЗДАТЕЛЬСТВО «МЫСЛЬ».

МОСКВА • 1972.

Предлагаемая книга посвящена некоторым методологическим вопросам проблемы причинности в процессах функционирования самоуправляемых систем.

Научные основы решения этой проблемы заложены диалектическим материализмом, его теорией отражения и такими науками, как современная биология в целом и нейрофизиология в особенности, кибернетика, и рядом других. Эти науки критически преодолели телеологические спекуляции и раскрывают тот вид, который приобретает принцип причинности в процессах функционирования всех самоуправляемых систем: естественных и искусственных.

Опираясь на результаты, полученные другими исследователями, автор предпринял попытку философского анализа таких актуальных вопросов названной проблемы, как сущность и структура информационного причинения, природа и характер целеполагания и целеосуществления в процессах самоуправления без.

3.

Участия сознания, выбор поведения самоуправляемой системы и его виды.

Автор благодарит академика Академии наук СССР Анохина П. К., члена-корреспондента Академии наук СССР Омельяновского М. Э.. докторов философских наук Ильина А. Я., Новика И. В., Сачкова Ю В Ситковского Е. П., Тюхтина В. С., Урсула А. Д., кандидатов философских наук Абрамову Н. Т., Блауберга И. В., Кремянского В. И. и Смирнова С. Н, ознакомившихся с книгой в рукописи и давших ценные советы.

Глава 1 О ВИДАХ ПРИЧИННОСТИ.

Проблеме причинности' и ее методологическим вопросам (главным образом вопросам причинности в квантовой физике) посвящена обширная отечественная и зарубежная литература. Объем и задача предлагаемой книги не позволяют изложить в систематическом виде даже основные достижения в решении указанной проблемы в целом. Учитывая, что читатель может ознакомиться с имеющейся по этому вопросу.

' В русском языке глаголы чинить (делать, творить, устраивать), причинять (делать, творить, производить) и производные от них имена существительные причина (источник, вина, коренной повод действию, начальный деятель явления) (см. В. Дам, Толковый словарь живого великорусского языка М., 1956) и причинность (отношение причины и следствия), а также заимствованное имя существительное каузальность (от латинского causa — причина), по нашему мнению, более адекватно выражают сущность отношения причины и следствия, чем другое заимствованное слово — детерминизм (от латинского determinare — определять). Последний термин больше соответствует понятию захономерность и слабо выражает производящее, действующее начало, каким является причина. Часто в литературе этот термин используется для описания закономерной связи состояний объекта, вообще закономерности явлений и процессов. Не менее часто этот термин употребляется как синоним термина причинности. Следует сказать, что термин детерминизм вызывает довольно устойчивую ассоциацию с простейшим видом причинности, названным механическим детерминизмом. Во избежание ненужных ассоциаций и недоразумений из-за многозначности термина детерминизм, а также из-за недостаточной его адекватности обозначаемому им понятию отношения причины и следствия мы в дальнейшем будем пользоваться более точным и «активным» термином причинность для обозначения всех видов причинных отношений (по стилистическим соображениям, иногда будет употребляться равносильный ему термин каузальность).

Литературой 1, мы воспроизведем определения только некоторых понятий и основных принципов, а также сделаем несколько предварительных замечаний методологического характера. Отчасти эти замечания вызываются необходимостью ограничения круга вопросов, вытекающих из такой обширной проблемы, как причинность, вопросами ее специфики в процессах самоуправления.

Некоторые вопросы проблемы причинности в целом остаются спорными и до настоящего времени не имеют общепринятых решений. Автор этой книги считает своей обязанностью высказать по тем из этих вопросов, которые имеют непосредственное отношение к теме, свои взгляды, поскольку он будет их придерживаться при изложении материала.