САМОУПРАВЛЯЕМЫЕ СИСТЕМЫ И ПРИЧИННОСТЬ.

* * *

Диалектический материализм придает большое познавательное значение принципу причинности и категориям «причина» и «следствие». Вместе с тем он, отмечая в некотором отношении универсальность этих категорий, показывает их ограниченность, поскольку рассматривает причину и следствие как моменты все-

1 См., например, М. Э. Омельяновский. Философские вопросы квантовой механики. М., 1956; «Проблема причинности в современной физике». М., 1960; Г. А. Свечников. Категория причинности в физике. М., 1961; М. Бунге. Причинность. Место принципа причинности в современной науке. М., 1962; «Закон, необходимость,, вероятность». М., 1967.

6.

Мирной взаимозависимости событий и их универсальной связи, трактует их как отдельные звенья в бесконечной цепи развития материи'. «...Человеческое понятие причины и следствия, — подчеркивает В. И. Ленин, — всегда несколько упрощает объективную связь явлений природы, лишь приблизительно отражая ее, искусственно изолируя те или иные) стороны одного единого мирового процесса» 2.

Понятие всеобщей универсальной связи всех вещей и явлений бесконечного в пространстве и во времени объективного мира не может упрощенно интерпретироваться как физическое или какое-нибудь другое взаимодействие бесконечного количества объектов. Все реальные взаимодействия всегда конечны в пространстве и времени.

Всеобщая универсальная связь раскрывается диалектическим материализмом на основе двух главных принципов: принципа материального единства мира и принципа всеобщего развития мираЗ. Свое непосредственное выражение всеобщая связь находит в общих, особенных и частных объективных законах развития природы, общества и мышления. К таким законам прежде всего следует отнести универсальные законы диалектики, законы сохранения, законы отдельных форм движения материи и т. д.

Эта связь проявляется в фундаментальных количественных отношениях (гравитационная постоянная, постоянная Планка, отношение массы протона к массе электрона, отношения зарядов микрочастиц и т. д.), в других отношениях объектов, частными случаями которых являются все виды взаимодействий, и, наконец, в специфической стороне взаимодействий — причинности.

' См. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 143.

2 В. И. Ленин. Полн собр. соч., т. 18, стр. 160.

3 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 229.

7.

В объективном мире все процессы совершаются закономерно. Всегда закономерно осуществляется связь причины и следствия. Более того, в каждом отдельном случае характер причинности определяется спецификой действия конкретного объективного закона. Но это не значит, что действие объективных законов всегда связано с причинностью, не означает тождества закономерности и причинности. Многие закономерные явления и процессы не могут быть описаны в понятиях причинности. К таким закономерностям относятся некоторые виды функциональной зависимости ', связь состояний системы 2 и некоторые другие.

В силу этих обстоятельств всесторонность и всеобъемлющий характер мировой связи односторонне, отрывочно и неполно выражается причинностью, которая составляет всего лишь «частицу» всемирной связи 3.

На протяжении многих веков развития научной и философской мысли понятие причины подвергалось и, видимо, будет подвергаться изменениям, все более точно и гибко отображая одну из «частиц» всеобщей связи. «Тысячелетия прошли с тех пор, — говорил В. И. Ленин, — как зародилась идея „связи всего", „цепи причин". Сравнение того, как в истории человеческой мысли понимались эти причины, дало бы теорию познания бесспорно доказательную»4.

Двадцать четыре столетия тому назад один из великих основателей атомистического учения — Демо-

' См. М. Бунге. Причинность. Место принципа причинности в современной науке; С. Т. Мелюхин. Причинность и функциональная зависимость. — «Проблема причинности в современной физике».

2 См. М. Бунге. Причинность. Место принципа причинности в современной науке; Г. А. Свечников. Категория причинности в физике.

3 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 143.

4 Там же, стр. 311.

8.

Крит сказал, что предпочел бы найти одно причинное объяснение, нежели приобрести царский престол. Этот афоризм вошел в историю науки потому, что выразил ее важнейшие моральный и аксиологический принципы, одну из непреходящих целей человеческого познания.

Несколько позже другой великий мыслитель — Аристотель дал одну из первых научных характеристик причинности, которая до сих пор поражает широтой охвата проблемы. Уже в то время Аристотель поставил вопрос о существовании различных видов причинности. Он разделил все причины следующим образом: формальные причины (по терминологии западноевропейской средневековой схоластики — causa formalis), выражающие сущность, «идеи», «понятия» вещи; материальные причины (causa materialis), дающие пассивную основу или арену действия других причин; движущие или действующие причины (causa efficiens); конечные причины (causa finalis) — цель, к которой все стремится '.

Хотя мы не можем согласиться с предложенной Аристотелем классификацией видов причинности, сама его идея о многообразии видов причинности плодотворна и заслуживает сохранения и, развития на основе новейших достижений естествознания и философии. Ниже мы вернемся к некоторым идеям Аристотеля, а пока отметим, что не все прозорливо и смело поставленные им вопросы тогда могли быть правильно решены. Это было естественным выражением неразвитости общественной практики античной Греции, проявлением силы и слабости только еще зарождавшейся и нерасчлененной науки, сумевшей подняться до широких, хотя зачастую и наивных, диалектических обобщений, но еще беспомощной в своих по-

' См. Аристотель. Метафизика. М. — Л., 1934, стр. 23.

9.

Пытках раскрыть сущность многообразных явлений материального мира, и вместе с тем результатом колебаний самого Аристотеля от материализма к идеализму.

Из-за трудностей и противоречий в развитии науки в последующие два тысячелетия многие ценные мысли Аристотеля о причинах были забыты или фальсифицированы комментаторами-богословами в духе религиозной схоластики и телеологии.

Марио Бунге отмечает, что мыслителями нового времени (в первую очередь Галилеем) из четырех аристотелевских причин была признана только действующая причина: она была единственно понятной, ее можно было выразить математически, она поддавалась эмпирическому исследованию и контролю средствами, имевшимися в распоряжении науки того времени '.

Это обстоятельство предопределило, с одной стороны, значительный прогресс в изучении причинности: вооруженные знанием основных законов механики и сравнительно развитым математическим аппаратом, опираясь на практику зарождавшегося промышленного производства и на научный эксперимент, исследователи решили тогда частный вопрос проблемы причинности, описав в первом приближении механическую каузальность. Но такое решение, с другой стороны, достигалось за счет упрощения проблемы причинности в метафизическом духе и низведения ее до уровня плоского механического детерминизма, на долгие годы укоренившегося в умах многих естествоиспытателей и мешавшего им видеть и признавать другие, более сложные виды причинности.

Главным недостатком концепции механического.

' См. М Бунге. Причинность Место принципа причинности в современной науке, стр. 47 — 48.

19.

Детерминизма было непонимание диалектики, принципа самодвижения материи и самопричинения сложных живых систем. На метафизическую ограниченность механического детерминизма указывал еще Гегель. Однако последовательной критике его подвергли основоположники диалектического материализма. Во второй половине прошлого века Ф. Энгельс показал, что диалектическое отношение причины и следствия возникает в процессе взаимодействия и составляет одну из его сторон и один из его результатов'. Поэтому элиминация взаимодействия при исследовании причинности не может не привести к упрощению проблемы в целом и, следовательно, к односторонним выводам о жесткой связи якобы неизменной и независимой от процесса взаимодействия чисто внешней причины с ее ближайшими и отдаленными следствиями.

Механический детерминизм предполагает выполнимым требование однозначного описания причины (которую он понимает только как внешнюю) и порождаемого ею следствия при определенных условиях, которые якобы тоже могут быть описаны однозначно. В лапласовском понимании детерминизм выступает в виде однозначной связи последующих состояний системы с предыдущими ее состояниями. При этом делается допущение (которое возводится затем в ранг аксиомы), что все состояния элементов системы описываются однозначно. Лапласовское описание связи состояний не учитывает взаимодействия элементов системы, ее самодвижения, оказывающих влияние на характер причинной связи внутри системы и, следовательно, на характер всех ее прошлых, настоящего и будущих состояний.

Предположение о выполнимости и обязательности строго однозначного описания причины, условий ее.

' См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 546 — 547.

11.

Проявления и самого следствия было чрезмерной идеализацией вопроса. Эта чрезмерность объясняется во многом незнанием диалектики необходимости и случайности, в результате чего случайность рассматривалась не как форма проявления необходимости и ее дополнение, а как лишь непознанная необходимость.

В этом духе трактовались и те явления, в отношении которых однозначное предсказание следствия было невозможно. Так, например, баллистика имела дело с рассеянием снарядов при стрельбе из одного и того же орудия. Необходимость в этом случае статистического описания следствия не поколебала механического детерминизма, так как вопрос был сведен к проблеме незнания начальных условий при каждом выстреле (абсолютно точного веса снаряда, порохового заряда, качества пороха, степени изношенности орудия, силы и направления ветра в промежутке времени между вылетом снаряда из ствола и встречей его с мишенью и т. д.). Делался вывод, что при знании всех начальных условий (как будто в принципе возможно заранее знать все условия во время выстрела и после него — во время полета снаряда) траектория снаряда была бы предсказана строго однозначно.

Утверждение классической механики о том, что точные значения всех координат и импульсов элементов системы в какой-то «начальный» момент однозначно определяют их значения в последующие моменты, оказалось несостоятельным в квантовой физике, раскрывшей двойственную корпускулярно-волновую природу микрочастицы, ее особые свойства, при которых невозможно одновременное точное значение координаты и импульса (соотношение неопределенностей Гейзенберга). Выяснилось, что микрочастицы при взаимодействиях ведут себя в динамическом отношении неоднозначно. Становление в квантовой физике представления о существовании более сложного.

12.

Вида причинности, необходимость отказа от укоренившихся догм механического детерминизма были восприняты некоторыми идеалистически мыслящими естествоиспытателями и философами как крушение принципов причинности и закономерности. Проповедь отказа от принципов причинности и закономерности вошла в историю науки под названием индетерминизма 1.

Эти идеалистические взгляды не нашли сочувствия у большинства естествоиспытателей — сознательных или стихийных материалистов (см. работы М. Планка, А. Эйнштейна, Луи де Бройля, Н. Бора, П. Ланжевена, С. И. Вавилова, В. А. Фока, И. Е. Тамма и др.). В преодолении ошибочных выводов о «несостоятельности» причинности, которая отождествлялась с механическим детерминизмом, и в доказательстве существования различных видов причинности значительную роль сыграли советские философы-марксисты (см. работы М. Э. Омельяновского, Б. М. Кедрова,

' Представления о видах причинности, отличных от механического Детерминизма, некоторые авторы называют индетерминистскими (см. С. Амстердамский. Об объективных интерпретациях понятия вероятности. — «Закон, необходимость, вероятность», стр. 65). Такое название вряд ли можно признать удачным по следующим обстоятельствам. Во-первых, термин индетерминизм имеет еще другое и более сильное значение — отрицание объективной закономерности материального мира. Во-вторых, отказ от признания универсальности механического детерминизма вовсе не означает отказа от признания существования других видов причинности, от причинности как таковой, часто обозначаемой термином детерминизм. Видимо, последнее обстоятельство учитывал Н. Винер, который противопоставил детерминизму механики «закономерный индетерминизм» (Н. Винер. Я — математик. М., 1967, стр. 99). Таким парадоксальным названием было подчеркнуто убеждение ученого в объективной закономерности неоднозначных связей, выражающих каузальность реальную, а не идеализированную старой механикой.

13.

X. М, Фаталиева, И. В. Кузнецова, Г. А. Свечникова и др.).

Следует подчеркнуть, что в последующем информационный аспект рассмотрения методов классической механики поставил под сомнение возможность неограниченно точного определения координат и импульсов элементов макроскопической системы в «начальный» момент и, следовательно, нестатистического описания последующих состояний этих элементов '.

Разработка вопроса относительно характера причинности в квантовой физике явилась предпосылкой-для более широкой постановки проблемы причинности 2. Появление новой науки — кибернетики, исследование общих законов функционирования самоуправляемых систем выдвинули на передний план задачу описания и объяснения более сложного вида причинности, связанного с планомерным активным поведением самоуправляемых систем. По-новому встал вопрос о проблеме применения категории цель для описания процессов самоуправления за пределами сферы сознания.

Постановка современной наукой вопроса о характере и видах причинности в процессах самоуправления — это, конечно, не возврат к аристотелевским взглядам на причинность, а развитие научных взглядов на проблему причинности в целом, при котором рациональные моменты учения Аристотеля о различ-

' См. Н. Винер. Я — математик, стр. 246; Л. Бриллюэн. Научная неопределенность и информация. М., 1966.

2 Так, например, Нильс Бор еще в тридцатых годах поставил под сомнение правомерность точки зрения, согласно которой не может быть одновременно двух видов причинности в биологических явлениях: вида, связанного с физической и химической сторонами жизнедеятельности организма, и вида, связанного с функциональной стороной этого процесса. По мнению Бора, второй вид причинности не противоречит первому, а дополняет его (см. «Нилвс Бор. Жизнь и творчество». М., 1967, стр. 73).

14.

Ных причинах используются под углом зрения современной науки и техники в «снятом», переработанном виде и поднимаются до уровня представления о многообразии видов причинности.

В этой связи интересна предложенная М. Бунге классификация видов причинности, в которой сделана попытка учесть достижения современной науки.

Прежде чем привести эту классификацию, следует сказать о примененной в ней терминологии. Нам представляется, что причинность выступает у Бунге под названием детерминация, а термином причинность он обозначает самый простой вид причинения — посредством только внешней причины, однозначно связанной со своим следствием. Детерминизмом же в широком смысле он считает онтологическую теорию, необходимыми и достаточными компонентами которой являются генетический принцип или принцип производительности, согласно которому ничто не может возникнуть из ничего или перейти в ничто, и принцип закономерности, гласящий, что ничто не происходит необусловленным и полностью нерегулярным путем. «Все детерминируется в соответствии с законами какими-то еще факторами, причем эти факторы являются как внешними, так и внутренними условиями рассматриваемого предмета. Это положение может быть названо принципом детерминированности... Принцип причинности есть частный случай принципа детерминированности; он, по существу, имеет место, когда детерминация вызывается внешними условиями однозначным путем» 1.

Приведенные определения некоторым образом стирают границу, разделяющую категории «причинность» и «закономерность». Поэтому Бунге, говоря о.

' М. Бунге. Причинность. Место принципа причинности в современной науке,стр. 40.

15.

Детерминации, по существу в одних случаях имеет в виду то, что мы называем причинностью в широком смысле, а в других случаях то, что мы называем закономерностью. Когда же он ведет речь о причинности, то имеет в виду тот один вид причинности, который в классической физике считался единственным.

Имея в виду смысл терминов, употребляемых Бунге, рассмотрим его классификацию, или «спектр категорий детерминации». Вот перечень компонентов этого «спектра»: 1) количественная самодетерминация (детерминация последующего предшествующим или, что чаще называется, связь состояний); 2) причинная детерминация или причинение (детерминация следствия посредством действующей внешней причины); 3) взаимодействие (взаимная причинность — детерминация следствия взаимным воздействием); 4) механическая детерминация (последующего предшествующим, обычно с прибавлением действующих причин и взаимных действий); 5) статистическая детерминация (конечного результата объединенным действием независимых или почти независимых сущностей); 6) структурная детерминация (частей целым); 7) телеологическая детерминация (средств целями или задачами); 8) диалектическая детерминация (качественная самодетерминация всего процесса внутренней «борьбой» с последующим конечным синтезом его существенных противоположных компонентов) '.

Нетрудно увидеть, что приведенный «спектр» охватывает как виды причинности (детерминации 2, 4, 5, 7), так и виды закономерности (детерминации 1, 3, 6, 8).

Классификация Бунге зафиксировала только один вид статистической причинности — классическую. Не.

' См М. Бунге. Причинность. Место принципа причинности в современной науке, стр. 31 — 32.

16.

Упомянут вид статистической причинности, который рассматривается в квантовой физике, а также информационная причинность. Выделение «диалектической детерминации» представляется неоправданным, так как ни один из видов причинности и закономерности не может рассматриваться вне сферы действия законов объективной диалектики.

Наибольший интерес для нашей темы представляет тот вид детерминации, который Бунге назвал телеологическим. Хотя всякое словообразование от термина «телеология» нежелательно из-за печальной репутации одноименного учения, само содержание понятия «телеологическая детерминация» должно быть тщательно изучено в деталях.

Отчетливо представляя все трудности по выработке строгой классификации видов причинности, мы, однако, все же предложим вариант «рабочей» классификации с единственной целью ограничить круг вопросов для дальнейшего рассмотрения.

По нашему мнению, в первом приближении можно выделить следующие основные виды причинности:

1) статистическая причинность макросистем классической физики (однозначное описание следствия внешней причины выступает в этом виде причинности как частный идеализированный случай);

2) статистическая причинность микрообъектов квантовой физики;

3) информационная причинность;

4) планомерное или целевое самопричинение самоуправляемых систем вне сферы сознания («биологическую» и «кибернетическую» причинности можно было бы считать подвидами этого вида причинности) \;

' И Т Фролов выделяет в самостоятельное понятие органическую детерминированность, суть которой «заключается в том, что изменяющее воздействие внешнего фактора преломляется.

17.

5) психическая причинность (самопричинение, связанное с отображением на уровне психики и сознательного целеполагания);

6) социальная причинность (главнейшими факторами этого вида причинности являются познание и использование в процессе общественной практики объективных законов развития природы, общества и мышления, формы общественного сознания, общественный, классовый, групповой и личный интересы и т. д.).

Все эти виды причинности в реальном мире в чистом виде не встречаются. Они связаны друг с другом генетически, и каждый более сложный вид причинности зависит от менее сложных, но не сводится к ним.

В дальнейшем ограничим нашу задачу исследованием особенностей информационной причинности и целевого самопричинения вне сферы сознания. Поскольку эти виды причинности связаны с определенным уровнем структурного развития материи — самоуправляемыми макросистемами и процессами самоуправления (в настоящее время все известные науке живые и неживые — искусственные самоуправляемые системы являются макросистемами), — мы рассмотрим некоторые особенности процессов макропричинения.

В дальнейшем причинением мы будем называть процесс производства одними событиями других. При.

Через внутреннюю специфическую среду живой системы, которая не пассивно воспринимает это воздействие, а через обменные процессы активно, в соответствии со своей наследственной природой, реагирует на него» (И. Т. Фролов. Очерки методологии биологического исследования. М., 1965, стр. 16).

Впрочем, эта характеристика почти целиком применима и к объектам неживой природы, так как все материальные образования так или иначе преломляют изменяющее воздействие внешнего фактора через свою внутреннюю среду и не пассивно воспринимают это воздействие, а более или менее активно на него реагируют посредством обменных процессов и в соответствии со своей исторически сложившейся природой,

18.

Этом событием будет любое изменение вещей и явлений объективного мира: физическое, химическое, геологическое, космическое, биологическое, физиологическое, психичьское, социальное и т. д.

Событие, производящее другое событие, выступает как причина последнего, а произведенное событие — как следствие этой причины. Причина есть производящее начало события-следствия, а не просто условие, определяющее (в смысле установления пределов) появление события-следствия.

Причина и следствие связаны между собой генетически благодаря взаимодействию материального носителя причины и материального носителя следствия. Поэтому причинение является одной из сторон взаимодействия, и это обстоятельство всегда необходимо учитывать.

Каждое конкретное причинение, строго говоря, уникально.

Философия марксизма опровергла метафизическое представление об абсолютном тождестве и противопоставила ему понятие диалектического тождества, воспроизводящее в мысли сохранение сущности и развитие, изменение, различие в содержании, состояниях и других характеристиках одного и того же объекта в разные моменты его истории.

Любопытно, что еще на заре атомистического учения древних, согласно которому все в мире состоит из движущихся в пустоте неделимых и неизменных атомов, Эпикур высказал гениальную мысль о самопроизвольных отклонениях в прямолинейном движении атомов и тем самым перенес в мир атомов гераклитовскую идею о всеобщем изменении, а также показал роль случайности во взаимодействии атомов.

Если ни про один объект нельзя сказать, что он абсолютно тождествен самому себе на протяжении своей истории, то тем более неправомерно говорить об.

19.

Абсолютном тождестве объектов из какого-то их множества, которые отличаются друг от друга хотя бы потому, что занимают разные места в пространстве и вследствие этого имеют различные физические характеристики.

С точки зрения современной квантовой физики и физики элементарных частиц не бывает микрочастиц с абсолютно одинаковым состоянием и взаимодействующих с теми же самыми полями. В еще большей мере это относится к макротелам.

Предположим, что имеется какое-то множество макросистем, каждая из которых состоит из 100 элементов. Допустим, что каждый элемент этих систем может находиться в любом из 10 каких-то состояний. При этом условии одновременно могут существовать 10100 различных систем (масштабы различия в данном примере несущественны, важно, чтобы имело место различие между системами по состоянию хотя бы одного элемента).

Если учесть, что в видимой (в том числе и средствами радиоастрономии) части Вселенной насчитывается около 1080 атомов, то каждой из наших различных гипотетических систем можно предложить только по «10-20 атома». Короче говоря, из наличного количества атомов в видимой части Вселенной невозможно было бы «изготовить» все эти различные и сравнительно простые системы. Практически таких простых систем не бывает. Каждая реальная макросистема состоит из многих элементов, а самоуправляемые живые системы состоят из многих миллиардов сложно организованных элементов (один только мозг человека образован 10 — 12 миллиардами нервных клеток, каждая из которых имеет в своем составе астрономическое число молекул и атомов), которые могут находиться и находятся во многих состояниях.

Все это говорит о том, что в объективном мире не.

20.

Бывает абсолютно тождественных объектов. Речь может идти только об относительно одинаковых объектах по какому-то выделенному признаку или признакам.

Если в действительности не бывает абсолютно тождественных объектов, процессов, условий взаимодействия и т. д., то не может быть и абсолютно тождественных причин, условий их действия и самих следствий. Мы вправе тогда поставить вопрос об уникальности каждого конкретного причинения. Рассеяние снарядов, о котором говорилось выше, и многие другие примеры уже должны были поставить под сомнение точность старой (к сожалению, приводимой по сей день в учебниках) формулы: одна и та же причина в одинаковых условиях всегда производит одно и то же следствие\ — и привести к мысли о том, что эта формула в лучшем случае может применяться на первой стадии исследования причинности, при описании простейших случаев качественной определенности отношения причины и следствия: тождественные в одном отношении по качеству причины в тождественных по качеству условиях вызывают тождественные по качеству следствия. Например, изменение температуры тела необходимо вызывает изменение его объема. Такой подход нашел выражение в формуле: «Если подобные причины, происходят при подобных условиях, то ими всегда производятся подобные действия» 2.

Но формула об одинаковости или подобии причин и одинаковости условий их действия оказывается несостоятельной при количественной характеристике отношения причины и следствия, т. е. характеристике, имеющей решающее значение в точных науках. Прак-

' См. Д. Юм. Соч. в двух томах, т. 1. М., 1965, стр. 282.

2 М. Бунге. Причинность. Место принципа причинности в современной науке, стр. 67.

21.

Тика и теория давали все больше доказательств того, что не бывает причин с одинаковой количественной определенностью. В этом смысле не бывает и абсолютно одинаковых условий проявления причины и необходимо вызываемых этими причинами следствий.

С точки зрения метафизического метода этот факт противоречит не только понятию причинность, но и понятию закон. С точки зрения материалистической диалектики в этом нет никакого логического противоречия. В. И. Ленин характеризовал закон как отражение в сознании существенного в движении универсума, прочного, остающегося, идентичного, спокойного в явлении. Поэтому всякий закон узок, неполон, приблизителен 1.

Абсолютно тождественных причин и условий их проявления не бывает. Не существуют и абсолютно тождественные следствия, вызываемые этими причинами. Но существенно идентичные в своей массе причины и условия их проявления бывают. Это показывает распределение вероятностей при статистическом описании следствий таких причин, выявляя существенно типичное и массовидное, что и присуще закону2.

' См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 136 — 137.

2 «Строго говоря, — писал Л. Розенфельд, — непрерывная причинная цепочка явлений классической физики представляет иллюзию. На самом деле каждое явление составляет одно целое, завершающееся регистрацией постоянных следов в измерительном аппарате, и его связь с другими явлениями распространяется гораздо дальше, чем это себе представляли в классической физике. Явления образуют сложную сеть, из каждого пункта которой отходит не одно, а целый ряд ответвлений, подчиняющихся определенным вероятностям своего появления. Детерминизм классической физики выступает лишь как особый случай этой более широкой статистической причинности. Он соответствует тем условиям наблюдения, когда мы не проводим грани между многочисленными родственными линиями, ведущими почти к одинаковому результату, но только говорим о них как об определенном ходе события» (Л. Розенфельд. Развитие принципа дополнительности. — «Нильс Бор. Жизнь и творчество», стр. 73).

22.

Как же сформулировать принцип причинности, имеющий всеобщий характер при неоднозначности в количественном отношении повторяющихся качественно подобных причин и условий их проявления, при необходимости статистического или нестатистически-вероятностного описания следствий этих причин?

Этот принцип можно сформулировать так: каждая причина при определенных условиях производит соответствующее ей в каких-то пределах следствие.

Почему в предложенной формулировке речь идет о соответствии следствия своей причине в каких-то пределах? Дело в том, что абсолютного или полного соответствия одного явления или процесса другому явлению или процессу в объективном материальном мире не бывает.

Причинение является объективной стороной процесса взаимодействия, а следствие — одним из моментов его общего результата. Производящая способность причины всегда обусловлена материальностью ее носителя, т. е. одного из взаимодействующих образований, от которого ведется цепь причинения. В свою очередь следствие возникает постольку, поскольку изменяется состояние другого материального образования, взаимодействующего с материальным носителем причины.

Материальный носитель следствия в чем-то всегда отличается от материального носителя причины (хотя бы по занимаемому месту в пространстве взаимодействия). Это значит, что в результате взаимодействия изменение материального носителя следствия не может быть абсолютно тождественным изменению материального носителя причины, т. е. самой причине.

Кроме того, результат взаимодействия содержит в себе новое, которого не было до взаимодействия, оно появляется в ходе взаимодействия и составляет сущ-

23.

Ность изменения взаимодействующих материальных образований.

Все это указывает на то, что следствие по своей форме и своему содержанию в принципе не может быть абсолютно тождественным своей причине. В следствии всегда существует какой-то момент, отсутствующий у причины. Следствие не является простой репродукцией причины. Оно всегда выходит за ее пределы и тем самым обеспечивает участие процессов причинения в развитии. Поэтому неправомерно говорить о полном, абсолютном соответствии следствия произведшей его причине. Мы можем оперировать только понятием относительного соответствия, т. е. соответствия большего или меньшего, в зависимости от вида причинения, внешних и внутренних условий конкретного процесса.

Что касается причинения в мире физических событий, то в первом приближении, когда мы не обращаем внимания на случайные отклонения начальных и промежуточных состояний элементов системы и не учитываем их взаимодействий, мы можем представить в идеальном виде следствие, однозначно и полностью соответствующее произведшей его причине.

Более тщательное изучение подробностей процесса уже показывает роль случайных отклонений в деталях и необходимость статистического анализа причинности, когда общий результат может быть предсказан как вероятный. Но распределение вероятностей как раз и выражает некоторую неполноту соответствия общего следствия общей причине и отдельным ее составляющим. В этом случае мы можем точно указать главную тенденцию причинения, но не описать каждый отдельный случай, который может значительно отклоняться от ведущей тенденции.

Как будет показано в седьмой главе, еще большие трудности возникают при анализе соответствия след-

24.

Ствия его причине 8 процессах функционирования самоуправляемых систем.

В связи с вопросом о характере соответствия следствия его причине необходимо сказать несколько слов о значении ретроспективного рассмотрения совершившегося причинения.

Иногда причинность определяют через предсказуемость события. Действительно, перспективный аспект рассмотрения процесса причинения открывает возможности прогнозирования следствия по предполагаемым причинам и условиям причинения. Так как одной из основных задач науки является предсказание будущих событий, перспективный аспект рассмотрения причинности занимает важное место в методах научного исследования.

Слабым местом перспективного анализа причинности является то, что он позволяет предсказывать вероятное следствие. Это объясняется следующими обстоятельствами: во-первых, причина полностью «оформляется» при завершении процесса причинения;

Во-вторых, условия причинения полностью складываются в промежутке времени между началом и завершением процесса причинения. Поэтому при прогнозировании невозможно учесть все обстоятельства причинения, которые могут возникнуть в ходе самого причинения и иметь случайный характер.

Для научного и философского анализа большое значение имеет и ретроспективное исследование характера связи и полноты соответствия уникального следствия-факта произведшей его уникальной причине в уникальных условиях конкретного процесса причинения, которые можно зафиксировать в протоколе и потом проанализировать. Ретроспективное рассмотрение совершившегося причинения позволяет изучить его в том виде, в каком оно фактически произошло.

25.

В некотором смысле ретроспективный анализ совпадает с историческим методом исследования и широко применяется в естествознании. Так, например, изучение треков микрочастиц на фотографиях, полученных в результате эксперимента, позволяет установить фактическую уникальную причинную связь при распаде или образовании микрочастицы. Исследование некоторых процессов с помощью меченых атомов является одним из вариантов ретроспективного рассмотрения причинения в самых различных процессах, начиная от процесса, происходящего в доменной печи, и кончая процессами жизнедеятельности организма. Регистрация различными способами поведения меченых атомов позволяет выявить интимнейшие подробности причинения, которые раньше не были доступны наблюдению.

Ретроспективное рассмотрение причинения имеет преимущество, которое выражается в получении определенного результата. Исследователь имеет дело с фактами, а не с вероятностями событий,

Недостатком ретроспективного анализа является то, что он возможен post factum. Однако такой же недостаток присущ многим видам поискового эксперимента и практике в роли критерия истины.

Без ретроспективного анализа невозможен и перспективный анализ, который опирается на изучение фактов и находит свое естественное завершение в проверке прогнозов при помощи исследования фактических результатов, т. е. методами ретроспективного изучения фактически сложившейся связи причины с ее следствием.

Мы остановились так подробно на ретроспективном аспекте причинения потому, что в дальнейшем он поможет выяснить характер связи следствия с его причиной при выборе поведения самоуправляемой системы.

26.

Принципиальное значение имеет вопрос о внутренних причинах изменения состояния особым образом организованных систем. В этой связи мы не можем не высказать своего мнения о традиционной трактовке причины как исключительно внешнего фактора, действующего извне на материальный носитель следствия. Нам кажется, что правы те авторы, которые различают причины внешние и причины внутренние.

Представление о том, что причина всегда есть нечто внешнее по отношению к материальному носителю следствия, возникло в эпоху господства механических взглядов на материю и движение. Это представление не учитывает принципа самодвижения материи и ныне полностью устарело.

Многие виды причинности (статистическая в квантовой физике, информационная, самопричинение самоуправляемых систем, психическая и социальная) не могут быть объяснены на основе признания существования только внешних причин.

Видимо, не всегда можно относить к условиям причинения все то, что входит в процесс производства следствия, за вычетом самого следствия и внешней причины. Как будет подробно показано ниже, имеют место случаи, когда одни и те же «условия» причинения в процессе самоуправления могут вызывать появление различных следствий одной и той же внешней причины. Это значит, что в состав «условий» входит некоторое действующее начало, которое не определяет, не обусловливает, а производит наравне с внешней причиной их общее следствие.

В процессах самоуправления фактическое поведение системы есть дитя двух родителей — внешней и внутренней причин. Оно есть порождение действия внешнего фактора, действия, которое не просто преломляется через внутренние свойства материального носителя следствия, а планомерной направленно конт-

27.

Ролируется и изменяется согласно имманентным законам самоуправляемой системы, сочетается с внутренним производящим началом. Внутренние причины, как и внешние, являются производящими, действующими. Это значит, что действие любой причины во всех видах причинения всегда связано с физическим взаимодействием '.

Однако главное заключается не в этом факте, а в том, что в простейших видах причинения (физических) физическое взаимодействие причины с материальным носителем следствия является единственным содержанием процесса причинения, а в более сложных видах причинения (начиная с информационной причинности) физическому взаимодействию отводится роль энергетического и вещественного (или полевого) условия, а вернее, носителя действия нефизической причины (например, содержания информации).

Иногда производящее действие любой причины понимается как исключительно физическое действие. Не во всех случаях это соответствует действительному положению вещей. При такой интерпретации производящего начала причины остается необъяснимым, как две различные по своему семантическому содержанию информационные причины, но одинаковые по физическому воздействию сигналов, в которые они воплощены, вызывают различные по масштабу физические события. Тут уместно поставить вопрос о взаимодействии причин, в том числе физических и нефизических, внешних и внутренних, в процессах самопричинения.

Идея простого причинения предполагает порождение одной причиной одного следствия. Это, конечно,,

' «Чтобы какое-либо явление могло стать причиной другого явления, между ними неизбежно должен произойти перенос материи и движения» (И. В. Кузнецов. Принцип причинности и era роль в познании природы. — «Проблемы причинности в современной физике», стр. 60).

28.

Абстракция, необходимая в процессе научного исследования, но упрощающая действительное положение вещей.

Более сложное понятие составного причинения ближе к реальной действительности, так как отчасти раскрывает сложность процессов причинения. Составное причинение можно схематически расчленить на две разновидности. Во-первых, представить некоторое множество различных причин, каждая из которых в отдельности производит такое же или подобное следствие. Так, например, электрический ток производится перемещением проводника в магнитном поле, облучением фотоэлемента светом, химической реакцией. Во-вторых, представить одну причину, которая производит некоторое множество различных следствий одновременно. Так, например, электрический ток в проводнике нагревает его, создает магнитное поле вокруг проводника, вызывает движение проводника во внешнем магнитном поле. Заметим, что в данном случае речь не идет о производстве одной причиной в определенных условиях или одного, или другого, или третьего, и т. д. следствия по выбору, а о производстве всех этих следствий одновременно.

Обе эти схемы в чистом виде не встречаются. Как правило, составная причинность реализуется сочетанием обеих разновидностей. Множество причин может образовать как бы одну интегральную единичную причину, которая всегда поддается расчленению на составляющие.

Бывают случаи, когда совместное наличие двух и более причин не изменяет следствия. Одной из этих причин достаточно для производства следствия, а действие остальных причин ничего нового не прибавляет. Так, например, одновременное нагревание металлического стержня пламенем газовой горелки, пропусканием через стержень электрического тока и индуцирова-

29.

Нием в нем высокочастотных токов Фуко не изменяет общего результата. Каждой из этих причин в отдельности было бы достаточно для нагревания стержня.

Во всех приведенных примерах составной причинности сравнительно нетрудно вычленить и рассмотреть в отдельности составляющие элементарные причины без искажения сущности явления в целом,

Несравненно более сложными процессами являются информационное целевое, психическое и социальное причинения, когда происходит взаимодействие различных причин в виде чего-то целого — качественно новой причины, которую нельзя расчленить на составляющие без полного искажения явления причинения данного вида. Эту нерасчленимую причину-взаимодействие различных причин можно было бы назвать причиной-системой или системной причиной.

Все виды причинения характеризуются общей важной особенностью: они направлены по действию и во времени. Направленность причинения прежде всего определяется направлением действия причины и выражается отношением первичности причины и производности следствия.

Направленность причинения во времени состоит в том, что следствие не возникает раньше породившей его причины. Оно может возникнуть одновременно со своей причиной или после начала действия причины, но никогда не может быть произведено в макропроцессах причинения раньше возникновения производящей его причины.

В объективном мире не существуют абстрактные непосредственные взаимодействия всего двух объектов. Все реальные взаимодействия опосредованы множеством участвующих в них объектов. Поэтому и в причинении участвует множество объектов, и, следовательно, практически мы всегда имеем дело не с изолированными парами «причина — следствие», а с при-

30.

Чинными цепями, зачастую очень причудливыми и запутанными.

Взаимодействие предопределяет обратное действие одного из взаимодействующих объектов — материального носителя следствия на другой взаимодействующий объект — материальный носитель причины. Такого рода обратные воздействия следствия на породившие их причины служат естественными предпосылками возникновения сложных причинных цепей с отрицательной или положительной обратной связью, когда следствие активно влияет на свою причину в процессе причинения.

Еще более сложным становится причинение в процессах функционирования самоуправляемых систем, основные принципы которого будут рассмотрены в следующей главе.