СЕКРЕТЫ ВСЕЛЕННОЙ.

И КОРАЛЛОМ? БЕСЕДЫ С БОГОМ.

I. В книге "Увидеть Невидимое" (1) София Бланк представляет результаты своих исследований по кирлианографии, о которых д. б.н. В.С. Пажитнов сказал:

"Человечество ещё не осознало, какая глубина знаний о человеке и жизни вообще кроется за этими исследованиями. Какие обширные и неожиданные выходы способны дать эти исследования в медицину, экологию, во все области нашей жизнедеятельности". Их сравнивают даже с открытиями Пастера и Левенгука (1,2).

Что такое кирлианография? Это фотосъёмка в высоковольтном электрическом поле, проводимая с помощью т.н. прибора Кирлиан (1,2). При помещении пальцев руки в аппарат, на фотоплёнке регистрируется их световое излучение, называемое аурой.

Качество ауры - её ширина и яркость характеризуют состояние здоровья Тела и Души пациентов. Иногда внутри изображения ауры и вокруг него видны световые образования, головки кошек и собак, птицы, бабочки, лица женщин в коронах и т.н. "ангелические структуры" (1,2). Кроме ауры человека с помощью кирлианографии регистрируется аура камней, растений, воды, драгоценностей и многих других объектов. (1,2).

В данной главе мы хотим показать один из "выходов" исследований кирлианографии "неожиданных и обширных" – в жизнь - жизнь человечества.

Сама аура пальцев руки имеет разные формы. На кирлиановских снимках (назовём их кирлианограммами) мы видим овалы отпечатков подушечек пальцев и светящуюся ауру вокруг них.

Мы рассмотрели снимки ауры, приведенные в (1). Из них видно, что форма ауры пальцев и их подушечек бывает, как правило, овальной или круглой. После молитв аура расширяется, уплотняется и становится более "пушистой" по краям. Другие объекты (орехи, косточки плодов, семена, жёлуди и т.п., камни, вода и проч.) имеют другие формы ауры и «околополевых структур» (световых образований вблизи ауры).

Обращаемся к Богу с вопросами, на которые получаем ответы с помощью биолокации (3):

1) Что представляют собой аура от пальцев рук и находящиеся внутри и вне её световые изображения на кирлианограммах? В (1,2) говорится, что аура состоит из мельчайших частиц - квантов энергии. – Да. Это материализованная информация о данном человеке в данный момент времени - момент съёмки - о его Теле и Душе. Сопутствующие ауре изображения - это визуализация мыслеобразов, существующих в сознании человека в момент съёмки и перед ней. Молитва укрепляет и расширяет ауру, положительно сказывается на здоровье Тела и состоянии Души человека -- .

2) Что представляет собой аура от плодов растений (орехов, косточек, семян и т.п.; это довольно плотное, различной формы, свечение)?

- Аура от всех видов растений и семян является информацией о каждом их виде, об их строении, составе, ДНК и полезных свойствах. По ауре можно различить вид продукта и его качество -- .

Пока таких разработок нет, за исключением снимков, приведённых в альбоме- автор София Бланк - «Кирлианография. Аура человека, растений и минералов». (2).

3) Что представляет собой аура от камней, лечебных и драгоценных, изделий из драгоценных камней и металлов и т.п.?

– Аура от любых видов камней, украшений из них и из металлов содержит информацию об их составе, форме, выраженную в квантах энергии. У каждого вида камней и металлов - своя, присущая только ему, аура -- .

4) Что представляет собой аура от воды, её различных образцов? – Аура от различных образцов воды содержит информацию о её составе, об источнике (конкретной реке, озере и т.п.), обработке, которой она подвергалась, и о её структуре -- .

5) Что представляет собой аура от ракушки, обладающей лечебными свойствами? На снимке виден силуэт ракушки и её свечение - аура. – Это информация об улитке, которая в ней жила, о самой ракушке, её возрасте и лечебных свойствах -- .

Само по себе явление ауры и полученные разъяснения очень интересны, но нас привлекло другое: аура от изучаемых объектов оказалась похожей на форму овальных и круглых кораллов.

Обращаемся к Богу с вопросами о сходстве ауры с формой колоний кораллов. Задаём вопросы и получаем ответы:

1) Почему форма ауры на кирлианограммах напоминает форму коралловых колоний?

– Коралловые образования похожи на форму ауры потому, что после смерти каждого человека, всех умерших, кораллы получают информацию о них.

2) Информация о животных или растениях тоже передаётся кораллам? – Нет. –

– 3) Как информация передаётся коралловым образованиям - колониям?

После смерти человека его Ангел (информационный двойник человека) и Душа, соединённые в "Кокон"- Сущность, передают эту информацию сами с помощью торсионных колебаний, количественно выраженных в квантах энергии. –

4) Как коралловые колонии воспринимают эту информацию?

–Их ветви - антенны. Через них кораллы воспринимают информацию. –

5) А дальше - как они растут?

– По заданной им информацией форме ауры. –

6) Какая информация о человеке передаётся кораллам? – Вся и о Душе и о Теле. –

7) Можно считать, что кораллы - хранители информации о людях на Земле? Это нужно для Тебя?

– Да. Поэтому нужно всячески препятствовать их разрушению. –

8) Почему это так важно для Тебя? – Любая информация, связанная с человеком, важна. Сохраняются же людьми записи актов гражданского состояния -- .

9) Кораллы - это растения или животные? – Это и то, и другое. –

10) Сколько лет самым древним кораллам, когда и где они появились?

– 4 тыс. лет тому назад - у берегов Японии. Высшие Силы создали Пантеоны людей.

II. Что известно о кораллах, и что о кораллах говорит наука?

В старину кораллы считались особыми существами, соединяющими в себе черты всех трёх царств Природы: животного, растительного и минерального. Взглянув на них, мы видим причудливые деревья и кусты, но при прикосновении ощущаем их как каменные. Вместо листьев или цветов они покрыты неисчислимым множеством крохотных существ со щупальцами, находящимися всё время в движении, выискивая съедобное (планктон).

У одних видов они шарообразны, у других напоминают кусты, плоские решётчатые плиты, складчатые поверхности сложной формы и др. Некоторые виды - "мозговики" - похожи на человеческий мозг (!) или на цветную капусту. Они селятся вместе и их известковые каркасы сливаются воедино, образуя причудливые формы:

Кораллы живут только в самом верхнем слое океана, не глубже 200 м (граница проникновения солнечного света). Кораллы не могут жить при температуре ниже +20 и выше +29 град.С.

Им нужна нормальная океаническая солёность - около 3,5% (как кровь у людей - М.Г.) и только чистая вода. При бурении атоллов оказалось, что под ними лежат многие сотни метров коралловых известняков - спрессованных скелетов предыдущих поколений кораллов. Под ними - вулканические породы, возраст которых составляет 25-50 млн. лет.

Коралловый риф - это сложнейшая биологическая система, способная к саморегуляции и восстановлению. Кораллы живут в симбиозе с водорослями, которые в изобилии производят для них кислород и поглощают продукты азотистого обмена, тем самым очищают кораллы (4). Водоросли также связывают углерод, используя энергию Солнца для проведения фотосинтеза и производства сахарозы.

У кораллов, оказывается, есть генетическая сложность, вполне способная составить конкуренцию человеческой. Коралловые рифы являются одной из наиболее продуктивных экосистем в мире. В рифах находят прибежище более 4000 видов рыб и других форм морской жизни. Но мало что известно об их фундаментальной биологии, структуре генома и процессе внутренней коммуникации. Этот процесс не очень отличен от тех процессов, которые происходят у человека и животных. Ген, отвечающий за развитие скелета у человека, идентичен коралловому гену, который способствует формированию внешнего скелета.

В мире уже погибло около 20% коралловых рифов и ещё четверть их находится на грани вымирания. Прогнозируемое окисление океанов ещё больше будет способствовать разрушению коралловых скелетов (это известняк!) (5).

В ювелирном деле особо ценятся кораллы наивысшего качества - африканский, с прямым толстым разветвлённым стволом, напоминающим руку с вытянутыми пальцами.

Известный знаток драгоценностей Фелькерзам писал:

"Ни один материал на свете не имеет тона, столь напоминающего живой организм и встречающегося ещё только в царстве цветов". Во всех случаях большое влияние на человека оказывает символическое значение самоцветов, приписываемые им магические и целебные свойства. Чаще всего используются красные кораллы - горгонарии, названные по имени мифологического чудовища Медузы Горгоны (6).

Ещё в XVIII в. светлый коралл (в виде порошка) применялся в медицине. В настоящее время в Америке и в России продаётся т.н. коралловый кальций. Это основано на следующих данных.

Коралловые рифы, состоящие из уникального вида кораллов, образовали японские острова (Токуносима и Окинава), где живут долгожители страны (возраст одного из них достиг 115 лет и у него отменное здоровье). Они употребляют в качестве питьевой - дождевую воду, скапливающуюся в природных резервуарах. Именно эти кораллы, содержащие кальций, магний, калий и другие элементы, делают воду целебной. Кроме того, их структура очень похожа на строение человеческих костей, что находит применение при протезировании (7).

III. Исходя из изложенных сведений о кораллах, можно предположить, что информация о человеке передаётся от его ауры в виде:

Рис. 1. Круглые кораллы.

Рис.2. Коралл с ветвью скелета Рис. 3. Коралл «мозговик».

А) информации о мягкой части тела и душе человека - овальным и круглым кораллам;

Б) сведений о скелете человека - коралловым ветвям;

В) сведений о мозге – кораллам - "мозговикам".

(Бог через биолокацию подтверждает это предположение).

На основании описанных выше особенностей кораллов, можно заметить несомненное сходство их с человеческим организмом:

Гены, участвующие в построении скелета коралловых кустов подобны человеческим. Форма ствола ветки напоминает руку (кисть) с вытянутыми пальцами. Структура некоторых видов кораллов очень похожа на строение человеческих костей. Структура коралла-«мозговика» близка структуре мозга.

Температура среды обитания кораллов находится в близких человеческому: (20 -30) град.С;

Солёность морской воды, благоприятная для жизнедеятельности кораллов, - около 3,5%, близка к солёности человеческой крови. "Цвет красных кораллов близок к цвету живого организма".

Высокое содержание в кораллах элементов (кальций, магний, калий и др.) и потребление кислорода с последующей очисткой организма говорит о близости процессов обмена у человека и кораллов.

Таким образом, вполне вероятна сообщённая Богом версия о передаче информации от ауры человека к кораллам.

Какие могут быть сделаны предположения и выводы по проведенному сравнению кирлианограмм и кораллов?

1) Кирлианограммы - это идентификация данного человека (подобно отпечаткам пальцев) и отображение состояния его мозга, мыслеобразов в нём и его души, а также состояние его здоровья в данное время. (Недаром аура человека называется в эзотерике "аурой здоровья").

2) Информация, содержащаяся в ауре, после смерти человека передаётся одной из колоний (рифам, атоллам…) кораллов.

Поэтому форма ауры похожа на форму колоний кораллов.

3) Форма ауры (более широкая и плотная), полученная на снимках после лечения и молитвы, есть информация об улучшении здоровья, мыслей и души данного человека.

4) Световые образования внутри и вне ауры на кирлианограммах - результат фиксирования на фотоплёнке мыслеобразов и информации, содержащихся в мозгу человека в момент съёмки и перед ней, т.е. его сознания.

5) Кирлианограммы растений (плодов), минералов, металлов и изделий из них, отражают информацию о них, как о данном виде материала, так и об индивидуальном объекте.

6) Мыслеобразы человека и информация об объектах растительного и минерального происхождения передаются на фотоплёнку благодаря торсионным колебаниям, идущим от них.

7) Различные образцы воды - чистой, из естественных источников, структурированной и т.п. - излучают информацию о её составе также с помощью торсионных колебаний, и она регистрируется кирлиановским аппаратом.

8) Наиболее интересный для науки о торсионных колебаниях вывод - это то, что они могут быть зафиксированы на фотоплёнке при кирлиановской съёмке в виде свечения - ауры.

IV. На кирлианограмме (любезно предоставленной нам Софией Бланк) показана аура от кусочка пористого коралла - украшения (рис. 4). Она похожа на ауру от растений (рис. 5), камней и украшений (рис. 6) (1,2):

Форма ауры от коралла на кирлианограмме (рис.4) разнообразна, "многокомпонентна". По ответам Бога этот снимок содержит информацию о коралле: а) во первых, как от животного - 87% (аналога среди существующих снимков нет); б) затем – человека - 7% (взрослого, 70-80 лет, умершего от болезни, веровавшего в африканских божков, имевшего семью из 8-детей); в) в третьих - как растения (4%), г) в четвёртых - как камня - заизвесткованного коралла после его гибели (2%). Сам коралл – круглого типа. Он добыт у берегов Африки в Атлантическом океане, в первой половине XIX века; возраст коралла - между 3,5 – 4,0 тыс. лет.

На рис. 5 доли информации расположены следующим образом:

От животного - вся часть снимка слева. От человека - внизу справа, От камня – в центре (древовидное "двурогое" образование информация о скелете коралла). Маленькие кружочки, имеющиеся возле или внутри световых образований, – информация о генах животного, растения, человека и заизвесткованного кораллового скелета в соответствующих частях рисунка. Значит, информация о человеке содержит данные о его ДНК ? – Да. –

Они могут быть извлечены из изображения на снимке? – Да. –

Каким способом?

– Расшифровкой отпечатков от торсионных колебаний, но это пока вам недоступно. – А где расположена информация о душе человека?

– Это- бледное тёмное пятно - кружок внутри комплекса световых образований - ауры человека на рис.-4. – А где находится информация о душе на кирлианограммах пальцев человека?

– Небольшие бледные образования, которые расположены вне главных световых образований, имеющихся на кирлианограммах пальцев человека. –

Рассмотрев кирлианограммы и ответы Бога на заданные вопросы, мы установили:

На снимках зафиксирована информация в виде ауры, которая описывает данный вид объекта (человек, растение, камень, металл и т.п.). Кораллы получают информацию - через торсионные колебания - о человеке, о его Теле и Душе, о его генах.

Коралловые колонии - архив информации о человечестве, и поэтому должны сохраняться. Торсионные колебания, как носители информации, могут быть запечатлены на фотоплёнке при кирлиановской съёмке.

Литература.

1) София Бланк, Увидеть невидимое, Нью-Йорк, Сентябрь 2009.

2) София Бланк, Кирлианограмма. Человек. Растения. Минералы., Москва - Нью-Йорк,2009.

3) Майя Горина, Тайны Природы и Истории, Нью-Йорк, 2009. В России: Пока Земля Жива, «Амрита-Русь» , М., 2010.».

4) "Каменные сады океана", Интернет.

5) " Внутренняя связь" играет ключевую роль в жизнедеятельности кораллов", Интернет.

6) " Жизнь, воплощённая в камне", Интернет.

7) " Алка-Майн (коралловый кальций)", Интернет.

Рис.1. Круглые кораллы.

СЕКРЕТЫ ВСЕЛЕННОЙ

Рис.2. Коралл с красной ветвью скелета.

СЕКРЕТЫ ВСЕЛЕННОЙ

Рис.3. Коралл – «мозговик».

СЕКРЕТЫ ВСЕЛЕННОЙСЕКРЕТЫ ВСЕЛЕННОЙСЕКРЕТЫ ВСЕЛЕННОЙ

Рис.4. Аура коралла. Рис.5. Аура растений.

СЕКРЕТЫ ВСЕЛЕННОЙСЕКРЕТЫ ВСЕЛЕННОЙРис.6. Аура камней.

Глава 10. ЗАГАДКИ ПУШКИНА. БЕСЕДЫ С БОГОМ.

I. Загадка происхождения поэта.

А я, повеса вечно праздный,

Потомок негров безобразный,

Взращённый в дикой простоте,...

(А.Пушкин, из послания Ф.Юрьеву, улану, красавцу).

В этой главе мы попытаемся раскрыть загадки великого поэта – Александра Сергеевича Пушкина, (такой опыт был нами приобретён в раскрытии загадки Шекспира: М.Горина, «Тайны Природы и Истории»,2009г). Со школьных лет мы всегда знали, что Пушкин - потомок Абрама (Ибрагима) Петровича Ганнибала - " арапа Петра Великого". Но вот несколько лет тому назад в литературе о Пушкине появились новые, как минимум две версии о его происхождении. Итак, мы имеем три версии, и попытаемся с помощью Бога-Творца выяснить правильность какой-либо из них. Начнём с общеизвестной – негритянской - африканской.

1) Как пишет известный литературовед Б.Мейлах (1), Пушкины и Ганнибалы - "люди исключительные и своим происхождением и своими страстными, волевыми характерами и поведением, то...смелым и героическим, то необычайно жестоким".

Предки Пушкина были отважными воинами, послами, боярами, воеводами. Ганнибалы также прославились в России....

Вместе с тем они отличались такой необузданностью характера, что об их похождениях слагали легенды(1). Сам Пушкин писал: "Упрямства дух нам всем подгадил" (1). В своём "Начале автобиографии" он пишет: "Мы ведём свой род от прусского выходца Радши или Рачи (знатного, благородного), выехавшего в Россию во время княжества св. Александра Невского" (2).

Дед Пушкина со стороны отца, Лев Александрович Пушкин, "был человек пылкий и жестокий" - пишет А.С. Пушкин там же. Его (деда) первая жена, Воейкова, умерла в домашней тюрьме на соломе за измену или за подозрение в ней. Вторая жена, бабушка А.С. Пушкина, О.В.Чичерина, тоже от него натерпелась. Он заставил её нарядиться и ехать на бал, когда она была на сносях, и она родила в карете. Как пишет Пушкин, кажется, именно его отца она там и родила.

Прадед Пушкина со стороны матери был негром. Как написано в Энциклопедическом словаре и БСЭ, Ганнибал Абрам (Ибрагим) Петрович - сын эфиопского князя. Согласно (2), русский посланник в Константинополе отослал его, вместе с двумя другими арапчатами, Петру I. После крещения он плакал, не хотел менять своё имя на новое - Петра и остался на всю жизнь Абрамом (2).

Первая жена Абрама Петровича Ганнибала, гречанка, родила ему белую дочь и была пострижена в монахини. Вторая жена, Христина Регина фон Шеберг (немка из Ревеля) родила ему много чёрных детей. Она говорила: "Шорн шорт делает мне шорн репят и даёт им шертовск имя".

Дед Пушкина, Осип Абрамович Ганнибал," женился на Марье Алексеевне Пушкиной, дочери родного брата деду моего отца" (2). Ревность жены и непостоянство мужа были причиной ссор, и всё кончилось разводом.

"Африканский характер моего деда, пылкие страсти, соединённые с ужасным легкомыслием, вовлекали его в удивительные заблуждения... Бабушке была возвращена её трёхлетняя дочь", отнятая у матери при разводе(2). Осипу Абрамовичу Ганнибалу принадлежала, после смерти и раздела имущества А.П. Ганнибала, деревня Кобрино (под Санкт-Петербургом), где и жили Марья Алексеевна с дочерью. Итак, мы можем сделать первые выводы из приведенного описания предков А.С. Пушкина - прадеда его А.П. Ганнибала и деда О.А. Ганнибала. Их характеры описываются самим А.С. Пушкиным как пылкие, необузданные и легкомысленные, одним словом - африканские.

Теперь перейдём к характеру и внешности самого Александра Пушкина. Для этого, не касаясь его творчества, приведём краткие высказывания его друзей, родных и современников, а также его самого.

Пушкин: " У меня свежий цвет лица, русые волосы и кудрявая голова ("Мой портрет", перевод с французского) (1).

"Сущий бес в проказах,

Сущая обезьяна лицом,

Много, слишком много ветренности,

Да, таков Пушкин".

(пер. с французского) (1).

Пущин: "Живой мальчик, курчавый, быстроглазый...превратился в необузданного, темпераментного, насмешливо - остроумного" (1).

Пушкина в Лицее звали ещё и "помесью Обезьяны с Тигром".

"Главное, ему недоставало того, что называется тактом"(1).

Ф.Ф.Вигель: " На выпуске (из Лицея -М.Г.)...чадо показалось мне довольно шаловливо и необузданно...".

Карамзин (в Лицее): “Пушкин с раздутыми ноздрями (выражение его лица при сильном волнении) сел на место" (3). "Я уже давно истощил все способы образумить эту беспутную голову"(3).

Вяземский: "Жаркие порывы вспыльчивости,... остроумие и насмешливость, ... постоянная готовность к отпору, иногда даже чрезмерная...- кипучая бездна огня"(3).

Павлищев (муж сестры):" Самолюбие его - чувство, которое руководило всеми его поступками" (3).

Вяземский (стихи):

"И в младой груди кипели.

Страсти Африки твоей" (3).

Вяземская (из Одессы, в письме к мужу): "... Это совершенно сумасшедшая голова, с которой никто не сможет совладать.

Он натворил новых проказ, из-за которых подал в отставку. Вся вина – с его стороны... Никогда не приходилось мне встречать столько легкомыслия..." (1824г) (3).

Вяземский: " С большим благоразумием и с меньшим жаром в крови и без страстей Пушкин повёл бы это дело иначе» (о событиях перед дуэлью) (1).

Вельтман: "Пушкин не боялся пули" (1).

Липранди: Пушкин "являлся к барьеру холодным как лёд"(1).

Граф Воронцов: " Основной недостаток Пушкина - это его самолюбие"(1).

Жуковский - Пушкину : "Будь достоин своего назначения... Не смешивай буйство со свободою, необузданность с силою!"(3).

Карамзин: " Я просил об нём из жалости к таланту и молодости: авось будет рассудительнее; по крайней мере, дал мне слово на два года!"(1820г) (1).

Карамзин: " Талант действительно прекрасный: жаль, что нет устройства и мира в душе, а в голове ни малейшего благоразумия " (1).

С.Н. Карамзина: " Пушкин ... карабкается по Кавказу; это новое безумство, которое взбрело ему в голову" (1).

Лев Сергеевич Пушкин (брат поэта): "Пушкин был собою дурён..., ростом он был мал, но тонок и сложен необыкновенно крепко и соразмерно" (1).

А.С. Пушкин (в письме В.П. Зубкову): " Моя жизнь..., мой характер - неровный, ревнивый, подозрительный, буйный и слабый одновременно" (1).

А теперь перейдём к характеристике Льва Сергеевича, так как нас интересуют родовые черты братьев Пушкиных.

Лерер: "Лев Пушкин - тот же африканский тип, те же толстые губы..., но он блондин, хотя волосы его так же вьются, как чёрные кудри Александра Сергеевича. Лев Пушкин ниже ростом своего брата, широкоплеч"(1).

Вяземский: Лев - " как брат его, был несколько смуглый араб, но смахивал на белого негра. Тот и другой были малого роста, в отца... В них...было много отцовского. Но африканский отпечаток матери видимым образом отразился на них обоих.... Одна сестра, Ольга Сергеевна, была в мать, и, кстати, гораздо благообразнее и красивее братьев своих" (3).

Современник: “Лев Сергеевич обладал феноменальной памятью, был остроумен, писал хорошие стихи. Лицо его белое, волосы белокурые, завитые от природы. Его наружность представляла негра, окрашенного белою краскою. Его отличали беспечность, и легкомыслие, он делал долги" (3).

В статье (4) описан метод изучения генетики человека на примере родственников Пушкина, путём сравнения наиболее ярко выраженных наследственных признаков у некоторых членов этой семьи. Интересующие нас - цвет кожи и импульсивность характера.

Результаты приведены в таблице с указанием степени родства.

------------------------------------------------------------------------------

Родственники Степень Цвет Импульсивность.

Пушкина родства кожи характера.

-----------------------------------------------------------------------------

Абрам Прадед Очень +

Петрович тёмный.

Ганнибал.

------------------------------------------------------------------------------

Осип Дед тёмный +

Абрамович.

Ганнибал.

------------------------------------------------------------------------------

Иван Брат тёмный +

Абрамович деда.

Ганнибал.

------------------------------------------------------------------------------

Сергей Отец белый +

Львович.

Пушкин.

------------------------------------------------------------------------------

Надежда Мать смуглый +

Осиповна.

Пушкина.

------------------------------------------------------------------------------

Лев Брат белый _

Сергеевич или.

Пушкин слегка.

смуглый.

------------------------------------------------------------------------------

Из приведенных выше описаний внешности и характера предков Пушкина и его самого легко заметить, что они обладали почти одинаковыми наследственными чертами характера: необузданность – на современном языке – бурный темперамент- и легкомыслие (по крайней мере, у молодого Пушкина).

Это, вкупе с тёмной кожей предков или смуглой кожей матери Пушкина и вьющимися волосами у обоих братьев Пушкиных, -- главный аргумент в споре об африканском происхождении поэта.

Согласно (5), Абрам Петрович Ганнибал по происхождению был эфиопом, сыном владетельного князя из северной Абиссинии (теперь Эфиопии). В декабре 2009г появилась статья (6) о том, что предки Пушкина были эритрейцами. Известно, что Абрам Петрович Ганнибал в России назывался эфиопом и был привезен из Эфиопии, одной из африканских стран. Эритрея – часть Эфиопии – лишь не так давно завоевала в войне с Эфиопией свою независимость. И вот, после отделения Эритреи именно на её территории отыскалось «родовое гнездо» предков великого поэта. И Ганнибал оказался не эфиопом, а эритрейцем, а его «родовое гнездо» - деревушка Дебарва.

И вот уже именем Пушкина назвали одну из площадей в центре эритрейской столицы, а главный «пушкинист» - президент страны Исайя Афеварк. Дети из Дебарвы с портретами поэта в руках кричат : «Пушкин! Пушкин!» Президент считает и Пушкина и Ганнибала великими эритрейцами.

«Зов африканской крови жил и в Ганнибале и в Александре Сергеевиче. Он это почувствовал, почувствовал эту свою непохожесть, что он этим своим бешеным темпераментом нравится женщинам, увидел какие-то параллели между собой и своим прадедом… Ему нравилось это. Он играл в это. Он говорил:

«Под небом Африки моей», он говорил:

«Потомок негров безобразный» - считает писатель и журналист А. Букалов (6). А президент Эритреи говорит: «Его прадед Ганнибал – совсем наш! И каким он стал военачальником!» (6).

Итак, появилось первое уточнение происхождения А.П.Ганнибала – он не эфиоп, а эритреец.

Второе уточнение африканской версии появляется в работе (7). Речь идёт о религиозной принадлежности Абрама (Ибрагима) Ганнибала, исходя из данных о его именах, рассматриваемых ономастикой – наукой об именах. Судя по ним, род Ганнибала мог принадлежать как к мусульманству (Ибрагим), так и к иудаизму (Абрам). Но когда мальчика при его крещении назвали Петром, он плакал, и носил всю жизнь имя Абрам. Следовательно, его родные исповедовали иудаизм (7). Ибрагимом зовут героя романа «Арап Петра Великого».

Далее, Алла Кторова, специалист по ономастике – по русской именологии – утверждает, что Абрам Ганнибал был «эфиопом иудейского происхождения» (7,8). В обоснование этого она приводит следующие соображения:

А) Мальчик Абрам-Пётр плакал, так как не хотел менять своё имя, но «именно евреи остаются верными религии отцов и дедов, даже если их заставляют креститься»;

Б) У сыновей А.П.Ганнибала до крещения были иудейские имена Исаак, (Яков умер в детстве) и Иосиф, а после крещения они стали Саввой и Януарием, соответственно. Но эти имена у них не привились, и они назывались Иваном и Осипом. Кстати, император Николай I зло пошутил над потомками Ганнибала, когда они подали прошение о перемене фамилии. Он издал указ, по которому повелел звать их Лабиннаг, написав фамилию Ганнибал – с язвительным намёком – справа налево (как пишут на древнееврейском языке).

В) Далее, среди потомков Ганнибалов оказалось пять Вениаминов – одно из самых распространённых имён у иудеев. (Помните - одно из колен древних иудеев, по Библии – Вениаминово).

Так появилась вторая версия происхождения Пушкина. Приведенные А.Кторовой данные об именах подтверждены документально, но этим вопрос не исчерпывается. Откуда в Эфиопии взялся иудаизм? Согласно легендам, он появился там со времён иудейского царя Соломона и царицы Савской. Иудаизм до наших дней исповедовало одно из племён – фалаши, что переводится как «изгнанники, скитальцы».

А. Кторова (8) сообщает: « Дореволюционный словарь Брокгауза и Эфрона… утверждает, что фалаши «выдают себя за потомков левитов (священники в иудаизме) и… во многом напоминают иудеев», и что в «умственном отношении народ этот богато одарён» и обладает массой талантов, в том числе поэтическими, музыкальными и торговыми».

Верховный правитель Эфиопии, по преданию, был сыном царя Соломона. Правители Эфиопии, негусы, стремились военной силой положить конец независимости фалашей (ХIV – XVII вв). В результате тяжёлой борьбы один из негусов истребил многих членов общины, часть продал в рабство, а часть оставшихся спасалась бегством, сохраняя верность религии.

Поселения эфиопов встречаются на Кавказе – в Абхазии – по свидетельствам С. Аллилуевой, М.Горького, Дм.Гулиа (7,8).

Живя много лет в США, А.Кторова описывает произошедший с ней случай (8), когда она была в гостях у семьи американца, служившего много лет послом в Эфиопии. Сын хозяина, 7-летний мальчик, увидев в подаренной ему книге репродукцию с портретом Пушкина, написанного в 1826-м году де Шатобраном, воскликнул: «Это Леон, Леон». Леон – его бэбиситер («няня») из Эфиопии, очень образованный молодой человек, учившийся во Франции. Он зарабатывал на обучение во время каникул, присматривая за детьми. По мнению А.Кторовой, «на портрете … Пушкин как-то особенно походит на интеллигентного современного жителя Аравии (т.е. Эфиопии – М.Г)».

(Кстати, упомянем, что брата Пушкина Льва звали в семье только Леоном, как и младенца, родившегося у их сестры Ольги Сергеевны Павлищевой. См. переписку матери, Н.О.Пушкиной, с дочерью, О.С. Павлищевой, в «Мир Пушкина» С.-П. 1993г.).

Российский учёный И.Л.Файнберг рассказывал, что встречал десятки африканцев – эфиопов, которые учились в Автодорожном институте в Москве. «Они так похожи на Пушкина, похожи не только внешне, но и движениями, сменой выражения лица, причём походка эфиопов, которая описывается как индивидуальная особенность Пушкина, - не индивидуальна, поскольку у них (эфиопов) несколько иное строение мускулатуры ног.

Те черты образа Пушкина, о которых пишут его современники, т.е. походка, быстрый переход от одного настроения к другому – особая душевная динамика, тоже характерны для этих африканцев. Многие из них исповедуют иудаизм (8). Писатель Н.П.Хохлов также сообщал о том же удивительном сходстве с Пушкиным эфиопов, жителей приморской области.

Далее, намёки поэта на происхождение предка от рода царицы Савской не беспочвенны, если провести сопоставление прижизненных портретов Пушкина с фотографиями жителей приморской Эфиопии – Эритреи (см. Интернет).

В примечании к 1-ой главе «Евгения Онегина» (снятом им в последующих изданиях) поэт пересказал семейное предание о том, как турки увезли на корабле мальчика Абрама Ганнибала из владений отца и о гибели сестры его Лагани. (Турки могли назвать Абрама на мусульманский лад – Ибрагимом).

А.Кторова ответила на вопрос, были ли среди предков Пушкина евреи, со стопроцентной уверенностью (7,8).

А что говорит наука? Чешский эфиополог Зденек Полачек отмечает :«Практически никто из современных исследователей не считает, что фалаши – этнические евреи….Учёные сходятся во мнении, что это бывшие эфиопские граждане, которые когда-то приняли иудаизм. Поэтому предметом исследований и рассуждений является не происхождение фалашей (они – коренное население Эфиопии), а происхождение их религиозных традиций».

Ещё одна гипотеза о происхождении Абрама Ганнибала предложена харьковским историком А.Зинуховым:

«Братьев Ганнибалов завезли в Россию в разное время, они были таврические караимы, среди которых встречались достаточно темнокожие «арапы». Караимы («книжники») принадлежали к неталмудической секте иудаизма.

Их поставлял царю Савва Рагузинский (7).

Хотя генерал Ганнибал писал в прошении императрице «…в 706 году выехал я в Россию из Царьграда (Константинополя – М.Г.) при графе Савве В. (Рагузинском, – М.Г.) «волею своею», в малых летах и привезен в Москву»…, А.Зинухов считает, что Савва Рагузинский сам не возил арапов из Константинополя. По мнению автора (7), эта гипотеза не имеет достаточного обоснования, но не противоречит данным ономастики.

В (7) также упоминается о том, что Пушкин, будучи в южной ссылке, откупил у какого-то старика рукопись на иврите (древнееврейском), точнее, написанную ивритским алфавитом на языке крымчаков, в большей части своей выходцев – евреев из стран Средиземного моря.

В переводе она оказалась фольклорным повествованием, на основе которого была написана «Сказка о царе Салтане».

В рабочую тетрадь Пушкин записал алфавит иврита. Уж очень много «случайных» совпадений. Когда таких случайностей несколько, пишет автор (7), у них может быть общая основа. Но ведь Пушкин мог просто заинтересоваться этим текстом и алфавитом как литератор, в поисках новых, восточных и необычных сюжетов, как, например сюжеты «Цыган» или «Бахчисарайского фонтана», или «Кавказского пленника» и т.п. Так и случилось – он получил сюжет сказки о царе Салтане.

Далее, в (7) разбирается вопрос, чего боялись Абрам Ганнибал и его великий потомок? Пушкин сообщает о такой фобии Ганнибала: «Он написал было свои записки на французском языке, но в припадке панического страха, коему был подвержен, велел их при себе сжечь вместе с другими драгоценными бумагами»(2). Видимо, что-то сохранялось в семейных преданиях. Что же это могло быть? Автор (7) отвечает: «Ганнибал мог бояться того, что всплывут на свет его происхождение или тайное исповедание иудаизма». В России ещё в ХV веке возникло резко отрицательное отношение к иудеям, говорившим о Христе как о человеке (ересь). Иван Грозный запретил евреям селиться в России. Елизавета Петровна в 1743г своим указом потребовала изгнать евреев как из великорусских, так и малороссийских земель. Абрам Ганнибал, если он принадлежал к фалашам, «иудеям Эфиопии», (или к караимам), понимал, каким несчастьем могло быть раскрытие тайны его происхождения или вероисповедания. Поэтому арап Абрам удачно переименован в Ибрагима. Чем быть потомком «негра» – бывшего иудея, лучше уж предок будет негр и мусульманин»(7).

Кстати заметим, что и Пушкин везде избегает слова «эфиоп» и предпочитает быть «потомком негров безобразным». – У него и так было много недругов и очень влиятельных врагов.

Проявление генетической памяти о предках в облике и в характере человека является объективным фактором(7). Ещё одна версия - «камерунская» - не стыкуется с изложенными выше объективными данными. Эта версия, предполагающая местом рождения А.П. Ганнибала г.Логон, близ озера Чад (Камерун), является топонимической, т.к. выводит эти сведения из упоминания города Логон (или Лагон и т.п.) в прошении Ганнибала к царице как места его рождения. Она подробно рассмотрена в (7). Но эта версия, как и рассказ о захвате и увозе турками мальчика из сераля и о его сестре, представляется вымышленной, так как не стыкуется с объективными данными и указывает неверную дату въезда «арапа» в 1704г, вместо установленной в архивных записях 1698г. С этим был согласен и В.В. Набоков. (7).

Автор (7) утверждает: рассмотренные выше объективные сведения, и данные биографии Ганнибала склоняют к его эфиопскому происхождению. Недаром в центре столицы Эфиопии -Адис-Абебе - стоит теперь памятник А.С. Пушкину. Его произведения переведены на амхерский язык и изучаются в школах. Итак, согласно (7), Абрам Ганнибал принадлежит к племени эфиопов (эритрейцев).

И, значит, Пушкин принадлежит к нему на 1/8. Следует сказать также, что Абрам Ганнибал был не только генералом, но он был и выдающимся русским математиком, фортификатором и гидротехником (9).

Теперь кратко рассмотрим остальных родственников Пушкина со стороны матери – Ганнибалов. Ганнибал Иван Абрамович – двоюродный дед поэта, старший сын А.П.Ганнибала. Пушкин писал о нём в своих автобиографических произведениях.

Он служил в морской артиллерии, отличился при взятии Наварина и в Чесменском бою, заслужил Александровскую ленту. Оставив службу, он жил в деревне Суйда, «уважаемый всеми замечательными людьми славного века», между прочим, Суворовым, которого он поддержал в выборе военной карьеры перед его отцом. Детей у него не было. Имеется портрет И.А.Ганнибала(9).

Ганнибал Осип Абрамович – дед поэта. Служил в артиллерии. В то время как его старшие братья дослужились до генеральских чинов, он окончил службу очень скромно. Есть основания думать, что Осип Абрамович смолоду, поддаваясь своему пылкому, беспокойному темпераменту, не отличался степенностью, вёл бурную жизнь среди всяких увлечений и излишеств, проявил себя как юноша расточительный, беспорядочный и нерассудительный. Он умер в селе Михайловском почти шестидесяти лет (9).

Ганнибал Мария Алексеевна (урождённая Пушкина) - бабушка поэта со стороны матери, в 1772г вышла замуж за Осипа Абрамовича Ганнибала. С бабушкой Марией Алексеевной будущий поэт проводил детство летом в её поместье Захарово (под Москвой). (Это – о ней: «Ах, умолчу ль о мамушке моей»).

У неё он узнал о русских сказках, от неё узнал русскую грамоту.

Её дочь Надежда Осиповна Ганнибал – мать Пушкина -- в 1796 году стала женой своего двоюродного дяди Сергея Львовича Пушкина. Как указывалось выше, Мария Алексеевна разошлась с О.А. Ганнибалом, её дочь трёх лет была возвращена ей после развода.(9).

Детство и юность Надежды Осиповны прошли в Петербурге и в деревне Кобрино, полученной её матерью М.А.Ганнибал по суду от мужа. Надежда Осиповна получила хорошее домашнее воспитание, была начитанна, прекрасно владела французским языком. Она, всегда весёлая, имела большой круг знакомых, восхищавшихся её красотой. Её называли «прекрасной креолкой», тем самым подчёркивая её необычное происхождение. С С.Л.Пушкиным Надежда Осиповна венчалась в 1796 г. Взаимная любовь и душевная привязанность соединила их судьбы на 40 лет. Надежда Осиповна умерла в 1836г(9). Пушкин сам отвёз гроб с её телом в Михайловское и велел хоронить его там же, в Святогорском монастыре (теперь – Пушгоры).

Почему смуглую (см.таблицу выше) Надежду Осиповну Пушкину называли креолкой? Значение слова «креолы» в БСЭ раскрывается неоднозначно. Это и потомки европейских колонизаторов, родившихся в испанских, португальских и французских колониях Америки, главным образом, в Латинской Америке, и на островах Вест-Индии и в Бразилии – потомки негров-рабов. С другой стороны,

Русские поселенцы на Аляске (ХVIII – 2- половина XIX вв) называли креолами потомков от браков русских с индейцами, эскимосами и алеутами. А в общем это этнические (этно-расовые) общности, отличающиеся своим происхождением от окружающего населения и, в том числе, смешанным европейско-африканским происхождением (10).

2) Следует критически оценить ещё одну версию, заставившую нас рассмотреть корни родословной отца Пушкина – Сергея Львовича, которые считались всегда истинно славянскими.

В связи с этим приведём краткое описание родственников Пушкина со стороны отца – Пушкиных.

Пушкин Сергей Львович – отец поэта – владел более чем тысячью крепостных, но хозяйство велось безалаберно. При всей узости взглядов и миропонимания (1), главным в жизни для него были не обогащение и не карьера (вышел в отставку в чине статского советника), а поэзия, светская беседа и соревнование в острословии. В доме бывали видные русские писатели – Карамзин, Жуковский, Дмитриев, Батюшков – и приезжие иностранцы. Сергей Львович был не только душой общества, но и прекрасным чтецом (1).Главной заслугой С.Л.Пушкина можно считать само рождение у него гениального сына и помещение его в Царскосельский Лицей. Он был также хорошим мужем и любящим отцом (см. письма к дочери О.С.Павлищевой в «Мир Пушкина»,С.-П.,1993г).

Пушкин Василий Львович – дядя поэта – был хотя и второстепенным, но известным тогда поэтом, участником литературного движения. Именно Василий Львович привёз племянника Александра в Петербург в 1811г для поступления в Лицей (1).

Пушкин Лев Александрович – дед поэта со стороны отца – служил в артиллерии, вышел в отставку и жил в Москве и в своей деревне(2). О его жестоком характере мы писали в начале этой главы. Он ещё в младенчестве остался круглым сиротой.

Чичерина Ольга Васильевна - бабка поэта (вторая жена его деда) – «Смешную для русских театральную аффектацию, повышенную чувствительность, вычурность манер, чрезмерно оживлённую жестикуляцию и прочее они (братья Сергей и Василий Львовичи) могли унаследовать от итальянских предков рода Чичериных» (Интернет). Род этот, конечно, давно обрусел.

Пушкин Александр Петрович – прадед поэта –«умер весьма молод, в припадке сумасшествия зарезав свою жену, находившуюся в родах. Был женат на меньшой дочери графа Головина, первого Андреевского кавалера» (2).Других сведений о прабабке поэта нет.

К прошению о приёме Александра Пушкина в Лицей его отцу пришлось приложить свидетельство герольдии о происхождении Александра Пушкина из древнего дворянского рода (1).

Упомянутая выше в этом разделе новая версия о происхождении предков Пушкина со стороны отца (как мы видели – древнего дворянского рода) появилась в статьях (и книге) А.Штаркмана (например, сайт «Архивариус – Метанойя», Интернет). Автор этих статей приводит свою версию о родословных корнях Пушкина, о которых мы писали в начале этой главы и о которых Пушкин говорит: «Мы ведём свой род от прусского выходца Радши или Рачи»(2).

Автор указанных сайтов (статей) приводит фамилию Радши, или Ратчи или Рачи (явно не прусскую - немецкую – на немецком языке это, соответственно, Radschi, Ratschi, Rachi), в произносимую по-русски, если из них убрать буквы «д» или «т», как Раши. А люди с этой фамилией «были известными людьми в Киевской Руси, затем в Новгороде. Они (их потомки) участвовали в битве Александра Невского как одни из особо отличившихся воинов – участников Ледового побоища» (1242г). Автор сайта сообщает, что они были …евреями, фамилия Раши – еврейская, этим именем названы улицы в Израиле и т.п.

Раши – это так называемый акроним – абревиатура, составленная из первых букв полного имени рабейну (учителя) Шломо Ицхаки – крупнейшего комментатора Торы и Талмуда; это один из самых ранних известных авторитетов Европы, живший во Франции (1040 – 1105гг). Место его захоронения неизвестно.

Его сын Яков и внуки отличались «великой учёностью» («100 великих евреев», М.,2003).

В своих комментариях к Торе и Талмуду Раши был поразительно точен и лаконичен. Он приводит в них многочисленные грамматические исследования. Всё это принесло ему признание во всём мире. С тех пор все еврейские мудрецы – ученики великого Раши. Существует даже «шрифт Раши», которым печатаются комментарии к Торе и Талмуду.

Что ж, Пушкин не отказался бы от такого предка. Своим творческим проникновением в русский язык, созданием современного русского языка, а также силой духа и проявлением гения в русской литературе, став великим поэтом всех времён и народов России, (а в будущем – и мира), Пушкин занимает не менее знаменитое место, чем Раши в иудаисткой литературе – толковании Божественных откровений в Торе.

Однако в имени, акроним которого составляет Раши, т.е. рабейну Шломо Ицхаки, нет ни буквы «д», ни буквы «т», нет также буквы «ч». И поэтому их нет и в слове «Раши». Поэтому привязка акронима к имени прусских выходцев - предков Пушкина – совершенно искусственная.

Далее, поскольку Раши умер в 1105г в возрасте 65лет, причём его портрет, приведенный на одном из сайтов, показывает его глубоким стариком с большой белой бородой, вряд ли он мог добраться до Киева и служить там судьёй.

Таким образом, гипотеза о происхождении А.С. Пушкина от еврейского мудреца Раши не подтверждается. Но не исключено, что Радши, или Ратши, или Рачи всё-таки были не еврейскими выходцами из Пруссии, а выходцами другого происхождения, выехавшими в Россию во время княжения там Александра Невского. Тогда можно объяснить строфу из пушкинского стихотворения «Моя родословная»:

Мой предок Рача мышцей бранной.

Святому Невскому служил;

Его потомство гнев венчанный,

Иван IV, пощадил.

Водились Пушкины с царями;

Из них был славен не один,

Когда тягался с поляками.

Нижегородский мещанин.

Т.е. и Рача, и его потомки были не мудрецами (как Раши и его дети), а воинами. Пытаюсь выяснить (по Интернету) существование еврейских фамилий, начинающихся на «Ра», но оканчивающихся на «ши», – таких фамилий среди еврейских нет. И это понятно. Поскольку «Раши» - абревиатура от полного имени известного мудреца, то возможен вариант, что «Радша» или «Ратша» или «Рача» - тоже аббревиатура от полного имени другого еврейского учителя, но таковых тоже нет (смотрю книгу «100 великих евреев», где есть «Раши»). Обнаруживаю на одном из сайтов индийское имя Рави и узнаю, что в Индии имя человека состоит из трёх частей:

1.Раши – его определяет астролог при рождении ребёнка;

2. 2-ое имя выбирают родители;

3. 3-ье имя определяется кастой, к которой принадлежит эта семья.

А на Мадагаскаре есть фамилия Рабемандзара. Наконец, на сайте «Татарские, тюркские, мусульманские фамилии» нахожу описание истории России, со ссылкой на Карамзина и других историков:

«Хазары (часть-М.Г.) создали Волжскую Болгарию. Здесь они вновь встретились с балтским племенами бургасов, сембов…

Ещё раньше, около середины ХIIIв, из среды потомков этих сембов к Александру Невскому вышли легендарные Гавриил Ратша (предок Сабуровых, Пушкиных и др.) и Гланда Камбыла (предок Шереметьевых, Романовых, Сухово-Кобылиных и др.), участвовавшие в Чудской битве» (1242г). Далее есть ссылка на «Радши (из немцев) и Гланда (из Пруссии)». Видимо, в стихотворении «Моя родословная» Пушкин объединил «Ратша» и «Радша» в «Рача».

Остаётся ещё невыясненным вопрос, как носитель определённо индийской – по звучанию – фамилии Гавриила Ратши (или Радши) мог попасть в балтское племя сембов. На сайте «Лаборатория альтернативной истории» (автор Ткачёв А.Н.) узнаю фантастическую историю о том, что в 1-ой главе Торы (и Библии) «Бытие» зашифрованы имена 22-х египетских фараонов, в том числе имя второго фараона Джа Ра. Переставив в нём имя и фамилию наоборот, получим имя Ра Джа, которое, якобы, объясняет происхождение названия индийских (индусских) князей – вождей – Раджей. Так может быть, имя Радша, Ратша или Рача и происходит от индийского Раджа, что согласуется с указанием Пушкина на «знатность и благородство» (2) этих предков?

Согласно Википедии (Интернет), балтийско-славянская часть индоевропейских языков отделилась около 1000 лет до н.э., т.е.3000лет тому назад. Балтийские языки (устные) и немецкий, а значит и народы эти, появились 1,5-2,0 тыс.лет тому назад, а письменные – 1.0 тыс.лет тому назад (11). Вполне возможно, что знатные «индийские гости» издавна приплывали в немецкие и балтийские земли и укоренялись там. А имя Гавриил, видимо, было присвоено Раджи-Ратши-Радши-Рачи при крещении Руси (конец Х – ХII вв). Таким образом можно объяснить индийско-славянское , а не еврейское происхождение предка Пушкина со стороны отца. (О славянском его происхождении написано и на ряде сайтов в Интернете).

А далее автор этого сайта приводит свои соображения об именах в сочинениях поэта: например, одного из главных героев «Руслана и Людмилы» зовут Ратмир, а это имя было принято у племён Хазарского Каганата – еврейского царства, и.т.п. Наконец, перечислены, якобы, некоторые свидетельства еврейского происхождения А.С.Пушкина, по его мнению, к которым мы даём наш комментарий:

1) «Внешний облик Пушкина» – эфиопо-семитский. А.П. Ганнибал был эфиопом, эфиопы – фалаши исповедовали иудаизм».

Комментарий: Эфиопы – фалаши – да, но о семитском облике Пушкина не было и нет ни одного свидетельства современников.

2) Он (Пушкин) носил ермолку. – То же самое – свидетельств нет.

3) «Жена похоронила его в сюртуке». – В сюртуке – тогдашнем мужском платье – не было ничего сугубо еврейского. А похоронен он был в гробу – по христианскому обычаю. И хоронила его не жена, а он был тайно увезен из Староконюшенной церкви, и его сопровождали только дядька Никита Козлов и по приказу Николая I - Александр Тургенев (1,3).

4) «На могиле Пушкина – иудейские символы – звёзды Давида» (Это подтверждает и А.Кторова,(8) – М.Г.) – Давид признан в христианстве святым и звезда Давида считается священным знаком не только у иудеев. Она присутствует и в крестах православных церквей, в том числе в кресте на церкви Святогорского монастыря (есть фото). Она часто соседствует и с крестом и с полумесяцем (Интернет).

5) «Пушкин учился в немецкой слободе». (Как считает автор сайта, это место, где жили евреи под Москвой). - Пушкины жили на Немецкой улице в Москве. До Лицея Пушкин получил домашнее образование, в том числе обучался закону Божьему у двух специально нанятых учителей (см. «Что изучал Пушкин до поступления в Лицей» Интернет).

6) «Отец и мать и жена – вероятно евреи по матери». - Бабушка со стороны отца Пушкина – Ольга Васильевна Чичерина, бабушка со стороны матери – Мария Алексеевна Ганнибал (урождённая Пушкина) Мать Натальи Николаевны Пушкиной (урождённой Гончаровой) - Наталия Ивановна Загряжская.

Здесь всё ясно.

7) «Пушкин был масоном» - Был, как он писал, в Кишинёве принят в масонскую ложу «Овидий», но его имени нет в списках ложи. Пушкинисты до сих пор спорят о его масонстве. Но оно не является критерием происхождения. Масонами были многие дворяне.

8) «Не ел свинину» - Об этом нет свидетельств у современников, но это не вязалось бы с его воспитанием в христианской вере (см.п.5).

9) «Любил женщин-евреек». – (Автор сайта приводит пример: любовь к Амалии Ризнич в Кишинёве). Но Амалия Ризнич была дочерью австийского банкира Риппа, полунемка и полуитальянка,а её муж Иван Ризнич был сербом. Пушкин просто любил красивых женщин, которых и в Одессе и в Кишинёве было немало. Были, вероятно, среди них и еврейки, но он от этого не стал евреем. Любил же Маяковский Лилю Брик, но тоже не стал от этого евреем.

10) «Царь просил его умереть христианином».- Это верно (по воспоминаниям друзей – Жуковского и др.), но царь требовал от Пушкина покорности, смирения христианского, а Пушкин не был смиренным. В стихотворении «Памятник» есть строфа:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,

К нему не зарастёт народная тропа,

Вознёсся выше он главою непокорной.

Александрийского столпа.

11) «В стихотворении «Моя родословная» Пушкин неоднократно настаивал, что он – «мещанин» (т.е. из места, из местечка), и, значит, «из еврейского», – Да, во всех строфах этого стихотворения Пушкин настаивает, что он – мещанин. Например:

Я по кресту не дворянин,

Не академик, не профессор,

Я просто русский мещанин.

Т.е. Пушкин отстаивал – с гордостью – не своё титулованное дворянство, а демократическое социальное происхождение – из мещан, и притом русский.

12) «В ряде стихов звучит еврейская тема. Например:

Высок смиреньем терпеливым.

И крепок верой в Бога сил,

Перед сатрапом горделивым.

Израиль выи не склонил.».

Автор сайта полагает, что «сатрап – это Николай I, издавший сотни антиеврейских законов и указов», но это также может быть и египетский фараон, который держал иудеев в рабстве.

Во втором случае Пушкин, видимо, высказал уважение народу, не склонившему «выю»,т.е.шею, и ушедшему из рабства. Вряд ли он имел в виду царя, т.к. мог поплатиться за смелые высказывания против Николая. Кроме того, евреи в России только через 100 лет после Пушкина (1917) «не склонили выи», а до этого могли лишь уезжать в Америку – из-за погромов.

Приведём ещё один аргумент против навязываемого автором сайта Штаркманом еврейского происхождения Пушкина. Если бы Пушкин был евреем, то не назвал бы своего сына Александром, у евреев не принято называть сыновей именами живого отца или родственника, а только умерших. Это плохая примета, а Пушкин, как известно, был очень суеверным. Он и умер довольно скоро после рождения сына Александра, хотя родились ещё и дочь Наташа и сын Гриша.

Таким образом, гипотеза о еврейских корнях Пушкина никак не подтверждается.

3) Теперь мы переходим к новой – третьей версии происхождения А.С.Пушкина, появившейся также сравнительно недавно(13). Эта версия предполагает цыганское происхождение Александра Сергеевича Пушкина. И вот почему. Согласно рассказам бабушки Е.П.Яньковой, изданных в 1885г её внуком Благово и через 100лет переизданных, она была знакома с семьёй Пушкиных, и что когда бабушка поэта Марья Алексеевна, урождённая Пушкина, вышла замуж за Осипа Абрамовича Ганнибала (деда поэта), то в Москве появился стишок:

Нашлась такая дура,

Что, не спросясь Авгура,

Пошла за Визапура.

(«Авгура» - т.е.совета, по разъяснению А.Лациса). Тут надо разобраться, кто такой Визапур. В статье (13) Визапуром называется «выходец из Индии, цыганский князь Визапур – Александр Порюс Визапурский, чьё имение находилось по соседству с имением отца Осипа Абрамовича Ганнибала – Абрама Петровича Ганнибала – Суйдой» (вблизи Петербурга).

Но в статье о Визапуре (14) говорится, что этот стишок относился к невесте индуса Визапура – московской девице Надежде Сахаровой, дочери московского купца Сахарова. Актёр Домер в мемуарах описывает портрет своего друга Визапура:

«Низкий рост, толщина, маленькие блестящие глазки на широком смуглом лице, чёрные кудрявые до плеч волосы, наконец, голос, представлявший странное сочетание самых тонких и низких звуков – всё это делало князя Визапура настоящим посмешищем. Всякий сказал бы, что это один из волшебных карлов Ариосто. Ум вознаграждал, однако, до некоторой степени, странность его наружности. Ответы князя были быстры, остроумны, а память изумительна. Разговор его был….всегда оригинальный…., он обращался к Вам, декламируя целые тирады стихами…».

Другой портрет Визапура даёт Фаддей Булгарин: «…Индийский князь Визапур, с своим тёмно-оливковым лицом (почти чёрным) и кудрявыми волосами, расхаживал посреди цирка,…привлекая на себя общее внимание. На него смотрели с удивлением и каким-то тайным страхом» (На «шоу» полёта на шаре).

Это о нём князь И.Долгоруков писал, что при виде «устерс» (устриц – М.Г.),

Которых где при мне за стол не подадут,

А в памяти моей граф Визапур как тут,

Так как Визапур как-то угостил князя вкусными устрицами.

Повидимому о нём писал А.С.Грибоедов в черновике «Горя от ума»:

А этот, как его, он турок или грек,

Известен всем, живёт на рынках?

Князь или граф? Кто он таков?

Опустошитель всех столов.

На свадьбах и поминках.

Или уточнённый портрет в «Горе от ума»:

А этот,как его, он турок или грек,

Тот черномазенький, на ножках журавлиных,

Не знаю как его зовут,

Куда ни сунься: тут как тут,

В столовых и гостиных.

«Так или иначе, в столичном обществе титулованный индус, подобно Пушкинскому Ибрагиму (Абраму Ганнибалу), представлялся, похоже, в образе какого-то редкого зверя, творения особенного, чужого, перенесенного в мир, не имеющий с ним ничего общего. А в дальнейшем имя «Визапур» присваивалось (с 1822г) династии вороных жеребцов: «Визапур-1-ый», «Визапур-2-ой» и т.д. У Льва Толстого в «Холстомере» любимую кобылу Холстомера звали Визапуриха» (14)..(Те, кто смотрели спектакль «История лошади» в БДТ им. А.Товстоногова, помнят великолепную игру Валентины Ковель в роли Визапурихи вместе с незабываемым Евгением Лебедевым в роли Холстомера).

Но как князь Визапур очутился в Москве? Он происходил из рода, который царствовал в Азии (Индии).

После одного из политических переворотов, предки князя нашли убежище в России. На рубеже 70-80-ых годов ХVIIIв там появился индийский мальчик – отпрыск раджей Биджапура, попавший сначала во Францию и обращённый в христианство. Цитирую:

«Известно, что 1-го января 1783г крещёный индийский мальчик был записан сержантом в Киевский гренадёрский полк и определён в элитный Сухопутный шляхетский кадетский корпус», получив фамильное прозвище «Визапурский»(14).

В 1791г. Визапурский начал военную службу прапорщиком Эстляндского егерского корпуса, далее – Переяславский полк, гусарские гр. Витгенштейна полки и в 1799г – лейб-гусарский полк. Оставил военную службу в 1802г., получив княжеское достоинство(14).

Автор (13) пишет, что Марья Алексеевна (бабушка поэта) родила Осипу Абрамовичу белую дочь (на самом деле – слегка смуглую – «креолку» Надежду Осиповну – мать поэта). Это стало для него неоспоримым доказательством её измены, а через год после рождения дочери она уехала от него к родителям, попросив его в письме только отдать ей дочь, без каких-либо материальных претензий. Этот спор был решён через несколько лет судом в пользу Марьи Алексеевны. Она получила обратно свою дочь - трёх лет – и имение Кобрино.

И далее, автор (13) – Мария Странд – пытается доказать, что Надежда Осиповна – дочь индийского, а, вернее, – цыганского – князя Визапура, а не её мужа – Осипа Абрамовича Ганнибала. Эти доказательства М.Странд ищет в «цыганских» склонностях и Надежды Осиповны и Александра Сергеевича Пушкина.

Мы приводим её мнение и наш комментарий:

1) Надежда Осиповна имеет европейский тип лица и если с южной кровью, то не африканской. Это противоречит записи П.А.Вяземского (см.выше), наиболее серьёзного человека в окружении Пушкина, его друга, о том, что «африканский отпечаток матери видимым образом отразился на них обоих» (на сыновьях А.С и Л.С.Пушкиных - М.Г.), а также особенно на их сестре Ольге Сергеевне.

Все другие свидетельства, приведенные в начале главы, также подтверждают именно африканскую особенность облика матери и братьев Пушкиных, в частности Льва Пушкина - «белый негр».

2) В характере Надежды Осиповны была одна черта, якобы, выдававшая её происхождение: она терпеть не могла жить на одном месте и постоянно меняла квартиры. По нашему мнению, это происходило не из-за характера Надежды Осиповны, а из-за недостатка средств – не было возможности купить дом или постоянную квартиру и в Москве и в Петербурге, где жили сыновья. Управление имением Сергей Львович (отец поэта) «поручал плуту – управителю, что было причиной постоянного расстройства его денежных дел» (12). Позднее они должны были все средства тратить на покрытие долгов и содержание Льва Сергеевича (см. «Мир Пушкина»,С.П.,1993г).

Кроме того, Надежда Осиповна и Сергей Львович ежегодно ездили на весенне-летний-осенний сезон в Михайловское, которое они очень любили. А зимой, когда Александр или Лев жили в Петербурге, они переезжали в Петербург, снимая там квартиру подешевле. Не имея своего постоянного дома, они вынуждены были снимать квартиру или в Москве или в Петербурге (см. там же).

3) Эта «цыганская» черта, по мнению М.Странд, в самом Пушкине была «не слабее», при этом она ссылается на стихотворение «Когда б я не был избалован цыганской жизнию моей…» и продолжает: «Эта цыганская тяга Пушкина к кочевой жизни общеизвестна….Пушкин, можно сказать, всю жизнь провёл в кибитке». Да, если учесть. что он был в своих ссылках (юг России, Михайловское), а также постоянные поездки из Петербурга в Москву и обратно и необходимость побывать в исторических и других местах (Украина, Кавказ, Казань, Оренбург, Болдино, Псков), которые нужны были поэту для творчества, новых впечатлений, вдохновения. Он не был «кабинетным» писателем.

Как мог бы он создать и «Полтаву», и «Кавказского пленника», и «Бахчисарайский фонтан», и «Капитанскую дочку», и даже «Станционного смотрителя», если бы никуда не ездил! Да, Пушкин вынужден был много разъезжать и любил путешествовать «в кибитке». И потом, так можно заподозрить и Евгения Онегина в цыганском происхождении: ведь «Им овладело беспокойство, охота к перемене мест».

4) Ещё одно – главное – утверждение М.Странд: в Пушкине никогда не было никаких африканских черт, не было их и в его потомках. Если по линии других Ганнибалов нет-нет да и проявлялись ярко именно «арапские» черты – как в характере, так и во внешности, то по пушкинской линии никогда ничего подобного не бывало.

Как мы с вами могли убедиться, читая описание черт и характера Пушкина, а также его брата Льва, в разделе 1, это утверждение М.Странд противоречит всем сведениям, оставленным нам современниками и друзьями Пушкина. Что касается потомков А.С.Пушкина, то при внимательном взгляде на портреты Марии Александровны Гартунг (Пушкиной), Натальи Александровны Меренберг (Пушкиной) – дочерей Александра Сергеевича и на портрет их двоюродного деда Ивана Абрамовича Ганнибала (фотографии их деда Осипа Абрамовича нет)(12), можно легко установить их фамильное сходство, особенно с Марией Александровной Гартунг. Следовательно, и этот – главный – довод М.Странд не может быть принят во внимание.

5) «Цыганское» происхождение А.С.Пушкина М.Странд выводит и из пребывания его (в Бессарабии) в цыганском таборе в течение двух – трёх недель, где он «наверняка узнал об этом своём происхождении»(!). Иначе невозможно, якобы, объяснить стихотворение «Цыганы», которое включает строки:

Вы уйдёте, но за вами (т.е. цыганами – М.Г.).

Не пойдёт уж ваш поэт… (и было написано в 1830г.).

Более сильные аргументы, по мнению М.Странд, она приводит, опираясь на монолог Алеко в поэме «Цыганы», не включённый в окончательный текст из-за строк, отсылавших читателя к стихотворению «Романс», где речь идёт о судьбе незаконнорожденного ребёнка:

От общества, быть может, я.

Отъемлю ныне гражданина, -

Что нужды, - я спасаю сына…

Здесь указывается на то, что отца ребёнка зовут Алеко (сокращение, якобы, от Александра). И далее, «как прямое подтверждение и своего, и сына цыганского происхождения, Пушкин вынес на обложку поэмы «Цыганы», не поставив на ней своего имени: название, якобы, объединило в себе всё – автора, рассказчика, отца, сына и племя» (Относительно сына – читайте в следующих частях главы).

Вот такое многозначительное «гадание на кофейной гуще» с привлечением весьма косвенных моментов. (Эта версия впервые была выдвинута А.Лацисом).

Предвидя возражения относительно этой версии, противоречащей общеизвестному происхождению поэта «от Ганнибалов», М.Странд отвечает: Пушкин не мог обнародовать её, «не подвергнув испытанию достоинство матери и, прежде всего, бабки…Да и глупо было подставлять себя под удар завистливых сплетников вроде Булгарина».

Здесь мы считаем уместным привести антропологическое описание А.С.Пушкина, данное проф. И.А.Сикорским в статье «Антропологическая и психологическая генеалогия Пушкина» в материалах публикаций до 1917г (Интернет).

Он пишет о том, что «Надежда Осиповна – мать поэта – была первым антропологическим представителем (это неверно, первыми представителями были дети А.П.Ганнибала, а Надежда Осиповна – его внучка -- была вторым) смешанного потомства белой расы с чёрной, и поэтому она была смуглой…

У Пушкина почти все главнейшие признаки негритянской расы налицо: малый рост, широкие брови, ноздри, открывающиеся наружу, а не вниз, смуглое лицо, толстые губы, крупный подбородок (нижняя челюсть), широкое отверстие рта. Но в то же время – светлые глаза – самая яркая черта белой расы. Все эти черты, а также длинноголовость Пушкин получил от матери… По скелетным признакам Пушкин отличался негритянским строением тела. Итак, у Пушкина двойная наследственность.

Необузданность его природы, внезапная порывистость решений и действий, разгул, бурные инстинкты с ухаживаниями, пиршествами, ссорами, дуэлями – всё это дань чёрному расовому корню….

Но род Пушкиных – «его шестисотлетнее дворянство», о котором Пушкин говорит как об основной расовой черте – старинное русское происхождение и достоинства, такие как талантливость и абсолютная независимость духа. Тут русский народный гений возвышается до общечеловеческих идеалов….

По своим дарованиям Пушкин стоит наряду с Шекспиром и автором Иллиады (Гомером)». Статья достаточно убедительная.

Ещё одна статья (15) – безымянная – основывает происхождение А.С.Пушкина от цыган, которые являются ветвью индийских народов. Здесь скрытый автор предполагает и даже утверждает, что Надежда Осиповна – мать Александра Пушкина – была белокура и голубоглаза потому, что её мать Мария Алексеевна «любила индуса – Визапура, соседа по имению, а родила от Осипа Ганнибала». В доказательство он приводит необоснованные фантазии, вроде «любит одного, а живёт с другим. Однако ребёнок похож на любимого» или «лошадь…через 10 лет…родила ….зебру» и т.п.

Далее автор приводит выдержки из произведений Пушкина, в которых упоминаются цыгане: стихотворение «Цыганы», «Так старый хрыч, цыган Илья», «Братья разбойники», поэма «Цыганы» и т.д., и на этом тоже основывает свою «цыганскую» версию. Сюда добавляется также любовь Пушкина к цыганскому пению и частое посещение им Московского цыганского хора.

Но цыганское пение любили многие русские люди. Ведь так и Льва Толстого можно считать происходившим из цыган, ведь он писал весьма сердечно о них в своей драме «Живой труп» и тоже часто посещал цыганский хор.

Изучение цыган, их быта и нравов проявилось у Пушкина в написанной им поэме «Цыганы». Он любил их за их свободный нрав.

Пушкин описывал в своих произведениях множество народов – кавказских и других – татар, евреев, европейцев – французов, англичан, немцев, итальянцев и др., поэтому его и считают своим поэтом очень многие народы Земли. Вспомните: «Слух пройдет обо мне по всей Руси великой и назовёт меня всяк сущий в ней язык…»(«Памятник»).

В этой же статье приводится описание внешнего облика Пушкина в обширных воспоминаниях современников. Приводятся записи, главным образом, о его густых, белокурых, кудрявых или вьющихся (в детстве и юности) волосах и о более тёмных – тёмно-каштановых, тёмно-русых – после тяжёлой болезни в 1819г, когда он был острижен наголо. А также о прекрасных голубых глазах Пушкина. Например, поэт-офицер М.В.Юзефович вспоминал его «с великолепными большими чистыми и ясными глазами, в которых, казалось, отражалось всё прекрасное в природе, с белыми блестящими зубами… Он вовсе не был смугл, ни черноволос…, а был вполне белокож и с вьющимися волосами каштанового цвета. В детстве он был совсем белокур, каким остался брат его Лев. В его облике было что-то родное африканскому типу, но не было того, что оправдывало бы его стих о самом себе: «Потомок негров безобразный». Черты лица были у него приятные…» и т.п. («Пушкин в воспоминаниях современников»).

Как видим, описание внешности Пушкина даёт более объективную картину близкой к славянской внешности поэта, чем «привязанные», «взятые с потолка» рассуждения о его цыганском происхождении. Одно из них основано на утверждении, якобы, генетиков, что в роду, где был хоть один негр, должны быть повторы негров, хотя бы в 8-м колене. А у Пушкина и его потомков этого не произошло. Отсюда делается вывод о цыганском происхождении Пушкина, а не африканском. Здесь я опять обращаюсь к Богу, чтобы выяснить, правильно ли утверждение об обязательном появлении негритянского вида в потомстве.

Задаю вопрос и получаю ответ:

– «Действительно ли, если в роду есть негр, то он должен появиться снова, вплоть, но не до 8-го колена, а 3-его?».

– «Нет. Это зависит от набора генов в зародыше. Т.е. негр может появиться и может не появиться».–

Кроме того, выясняю вопрос у коренного белого знакомого американца: «Если негр женится на белой женщине, и в следующем поколении мужчина женится на белой, то какое у них будет потомство? Чёрное?» - «Нет. Чуть смуглое».

С другой стороны, мы уже выяснили с вами (см. выше), что предок Пушкина – А.П.Ганнибал не был негром, а был эфиопом или, точнее, эритрейцем.

Рассматривая фотографии эфиопов (16), мы видим, что они являются не чернокожими, а скорее смуглыми, темнокожими.

Снова вопрос к Богу:

«Эфиопы имеют чёрную или тёмную, или смуглую кожу»?

«Часть эфиопов имеет чёрную кожу, часть – смуглую кожу». -

«Отчего это произошло»? - «Чёрную кожу имеют эфиопы, предки которых вступали или вступают в брак с неграми. Первоначально эфиопы имели смуглую кожу».

На некоторых сайтах в Интернете сообщается, что эфиопы первоначально были иудейского происхождения как одно из потерянных колен Израилевых, например в (16). Это верно? – «Нет». --

Согласно эфиопской традиции, император Хайле Селассие I (1892-1975) был «прямым потомком царя Соломона и царицы Савской» и все правители Эфиопии – до него – были династией Соломонидов (16).

(В настоящее время все эфиопы иудейского вероисповедания перевезены в Израиль, частично они завезены и в США). Эфиопы – остальные – приняли христианство. Значительная часть эфиопов исповедует иудаизм. Э.Мулдашев в статье «От кого мы произошли» полагает, что Пушкин был потомком эфиопского князя - христианина.

Отсюда понятно, почему у Александра Пушкина и его брата Льва – почти белая кожа, белые (у Льва) или русые (у Александра) и не курчавые, а кудрявые вьющиеся волосы. Ведь их дед Осип Абрамович Ганннибал был сыном Абрама Ганнибала и белой женщины.

В свою очередь Надежда Осиповна -- мать Александра и Льва -- была потомком – смуглым – Осипа Абрамовича и белой женщины Марии Алексеевны.

Вероятность появления «негра» - или темнокожего потомка у белой женщины в браке с темнокожим (потомком негра) наглядно иллюстрируется на примере детей, родившихся у одного из потомков А.П.Ганнибала (у него было 9 детей). Двое сыновей этого потомка, родившиеся от белой жены, были разного цвета кожи: один был белым, другой – тёмным. Они даже дразнили друг друга: белый звал брата «Ганнибалом», тёмный звал белого по русской фамилии матери (3).

Об истории развода родителей Надежды Осиповны высказался известный пушкинист А.Лацис (17). В подтверждение цыганской версии он привёл отрывки из писем Марии Алексеевны Ганнибал и её мужа Осипа Абрамовича Ганнибала, которыми они обменялись после того, как Мария Алексеевна уехала от мужа. Фразы из её письма: «Государь мой, Осип Абрамович!... уже я решилась более вам своею особою тягости не делать… остаюсь с достойным для вас почтением…покорная услужница, Марья Ганнибалова…» говорят об её покорности и уважении к мужу.

Фразы из его письма: «…я издавна уж…нелюбовь ко мне чувствительно предвидел…и ваши несносные для меня поступки… и вам оставляю свободу навеки…а дочь вашу Надежду… можете…получить благопристойно» (от управителя-М.Г.), а также из прошения к императрице: «Всевышний возмездник знает совесть мою, знает также произведение дочери моей», говорят ясно о его ревности и подозрении в неверности жены.

А теперь мы приведём строки из прошения Марии Алексеевны в Псковскую духовную консисторию: «Муж мой …, следуя дурным своим наклонностям, часто заслуживал гнев родительский, и чтобы оного избавиться, бежал из дому…» и далее: «Будучи так нагло покинута с малолетней дочерью и оставшись без всякого пропитания, принуждена была ехать к родителю моему, который увидев меня в таком бедственном состоянии, получил паралич, от которой болезни и скончался» (Интернет). Известно также по документам, что Осип Абрамович, ещё не разведясь с женой, женился снова, представив документ (подложный) о смерти своей жены Марии Алексеевны. Однако обман его был раскрыт. Так что о «совести его» говорить не приходится. Следует поверить Пушкину, что «Ревность жены и непостоянство мужа были причиною неудовольствий и ссор, которые кончились разводом», и что «африканский характер моего деда, пылкие страсти, соединённые с ужасным легкомыслием, вовлекли его в удивительные заблуждения»(2). Уж Пушкин-то всё знал о своём деде.

Тут я опять задаю вопросы Богу: – «Мог ли быть ребёнок, дочь - Надежда Осиповна – рождён от кого-то другого, не от мужа, Осипа Абрамовича Ганнибала»? – «Нет». –

Далее, А.Лацис пишет, что южные черты («прекрасной креолки» – М.Г.) не обязательно африканские. Недалеко от Суйды, где жили Ганнибалы, находилось имение Визапура, «знаменитого «светского льва», т.е. успешного дамского поклонника» и возможного возлюбленного Марии Алексеевны Ганнибал. Кстати, этот «светский лев» Визапурский вовсе не выглядел «львом» - маленький, толстый, некрасивый, смешной (см.выше и (14)).

Могла ли влюбиться в такого нелепого человека красивая Мария Алексеевна?

А сейчас мы покажем, что намёки на Визапура – индийского цыганского князя – как на возлюбленного Марии Алексеевны и возможного отца Надежды Осиповны были просто абсурдными. Сопоставим даты рождения Марии Алексеевны, Надежды Осиповны и Александра Визапурского, т.е. будем опираться на факты:

Год рождения Марии Алексеевны ------ 1745г (9),

Год рождения Надежды Осиповны-------1775г (9),

Год рождения А.Визапурского--------------1767г (известно, что в 1783г мальчик Визапурский был зачислен в Киевский гренадёрский полк (14).

Предположим, что ему при этом было от 8 до 16 лет, т.е., что он родился между 1767 и 1775гг. Примем за год его рождения 1767г.). Таким образом, в 1775г, когда родилась Надежда Осиповна, её матери было уже 30лет, а А.Визапурскому было всего 8 лет! Могла ли между ними быть связь или просто любовь?

Конечно нет!

К чести А.Лациса, он добавил к рассуждениям о происхождении «прекрасной креолки» следующую фразу: «Не берусь утверждать, что Визапур – единственный представитель индийских цыган, коего следует принимать в расчёт».

Кстати, князь Александр Визапурский «объявился в первопрестольной» в 1804г, т.к. оставил военную службу только в 1802г. (14). Его брак с Надеждой Сахаровой в 1804г как мезальянс дочки купца с цыганским князем и был осмеян в упомянутом выше стишке «Нашлась такая дура…».(14).

Спрашиваю снова у Бога: - «Был ли отцом Надежды Осиповны какой-либо другой индийский цыган, кроме А.Визапурского?».

– «Нет». –

Таким образом, предположения о «вине» Марии Алексеевны и индийско-цыганском происхождении Надежды Осиповны и – Пушкина – абсолютно несостоятельны.

В заключение этой части главы попытаемся узнать у Бога истину о происхождении как Абрама Ганнибала – прадеда поэта, «арапа», так и Надежды Осиповны – матери поэта и, соответственно, его самого. Перечислим все изучавшиеся нами версии и зададим Богу вопросы об их правильности.

ВЕРСИЯ: ОТВЕТ БОГА:

А.П.Ганнибал.

Негр-африканец? Нет.

Камерунец? Нет.

Эфиоп –христианин? Нет.

Эфиоп – иудей? Нет.

Эфиоп иудейского вероисповедания? Нет.

Крымчак? Нет.

Эритреец иудей? Нет.

Эритреец иудейского вероисповедания? Да.

Потомок царя Соломона? Нет.

Потомок царицы Савской? Да.

Потомок князей всей Эритреи? Да.

Его родовое гнездо – д. Дебарва? Да.

Надежда Осиповна.

Отец – индиец-цыган Визапур? Нет.

Отец – другой индиец-цыган? Нет.

Отец – Осип Абрамович Ганнибал? Да.

А.С.Пушкин.

Эритреец на 1/8 - от Ганнибалов? Да.

Немец на 1/8 - от прабабки немки.

Христины Регины Шеберг? Да.

Русский на 3/4 – от Пушкиных? Да.

Подтверждение этому выводу находим в статье (18), где приведено и генеалогическое древо Александра Сергеевича.

Что же дало такую небывалую, яркую вспышку гениальности? Спрашиваю Бога об этом:

– Соединение русских и эритрейских генов? Нет.

– Соединение русских и немецких генов?....... Нет.

– Соединение немецких и эритрейских генов?. Нет.

– Соединение всех трёх видов генов?.............. Да.

Посылал ли Ты ему что-то, какие-то новые идеи во время его творчества? – Да.– Можешь дать какие-то примеры? –Да. –

Это касается его поэзии или прозы?- И того и другого.– В области поэзии – поэмы? –Да. – Роман в стихах? – Нет – Какие поэмы? – «Полтава» – Другие? – Нет.– Повести? –Да. –«Капитанская дочка»? – Да. -- «Дубровский»? –Да–«Пиковая дама»? – Да– (Остальные – нет).

Стихотворения? –Да– «Анчар»? –Да– «Поэт»(«Пока не требует поэта»)? –Да.– «Ангел»? – Да.– «Нравоучительные четверостишия»? – Да. – «Пророк»? –Да–. «Арион»? – Да.– (И другие). Дальше перечисляю: Сказки? –Да. --

– «Сказка о царе Салтане», -- Да -- ,«Сказка о рыбаке и рыбке» -- Да. -- , «Сказка о мёртвой царевне…» -- Нет.--, «Сказка о золотом петушке» – Да.–

(Остальные-нет). Драматические произведения? – Да.– «Скупой рыцарь», «Борис Годунов», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы» – Да. – (Остальные – нет).

Итак, наш вывод, подтверждённый Богом: корни происхождения Абрама Петровича Ганнибала - прадеда - до его крещения – эритрейские с иудейским вероисповеданием. Корни происхождения Осипа Абрамовича Ганнибала – деда – наполовину эритрейские, наполовину немецкие с христианским вероисповеданием.

Корни происхождения Марии Александровны Ганнибал (урождённой Пушкиной) – наполовину русские (по матери), на ¼ - эритрейские и на ¼ - немецкие (по отцу).

Корни происхождения Александра Сергеевича Пушкина – русские – на ¾, эритрейские – на 1/8 и немецкие – на 1/8.

В следующих частях главы будут рассмотрены версии об утаённой любви Пушкина, о его побочном сыне, и другие новые тайны А.С.Пушкина.

Список литературы.

1. Б.Мейлах, Жизнь Александра Пушкина, Ленинград, «Художественная литература»,1974.

2. А.С.Пушкин, «Начало автобиографии», ГИХЛ, М., 1950, т.5,с.537-541.

3. Друзья Пушкина, М., «Правда»,1984.

4.«Генеалогия как метод изучения генетики человека»,Интернет.

5. «Абрам Ганнибал умер 25мая 1781»,Интернет.

6. А.Урасов, «Вести ру: Предки Пушкина были эритрейцами»,Интернет.

7. Г.Фридман, «Заметки о биографии Ганнибала, файлЗ, Ономастика»; «Две биографии А.П.Ганнибала», Интернет.

8. Алла Кторова, Минувшее, книга 6-ая, Язык, Слово, Имя, М.,2007.

9. «Родословная А.С. Пушкина.» Ганнибал Иван Абрамович, Ганнибал Осип Абрамович, Ганнибал Мария Алексеевна, Пушкина (Ганнибал) Надежда Осиповна, Интернет.

10 «Мулат, метис, креол…Чем они отличаются друг от друга?» и «Энциклопедия», Интернет.

11. Майя Горина, Тайны Природы и Истории, Нью Йорк,2009.

В России, Майя Горина, Пока Земля Жива, «Амрита Русь», М. ,2010.

12 «Надежда Осиповна Пушкина»,Интернет.

13. Мария Странд, «Нашлась такая дура», О бабушке Пушкина, Интернет.

14. Ар. Мурашев, «Русский индус», Интернет.

15. «Тайна рождения пророка», Интернет.

16. «Хайле Селассие I»,Интернет.

17. Александр Лацис, «Из-за чего погибали пушкинисты», Интернет.

18. Даrк Magus, «Обывательский миф: А. С. Пушкин был негром», Интернет.

II. ЗАГАДКА УТАЁННОЙ ЛЮБВИ ПУШКИНА.

И сердце вновь горит и любит – оттого,

Что не любить оно не может.

Пушкин.

1. «Донжуанский список» Пушкина и поиск его «утаённой любви» в ХХв.

Вот уже более ста лет пристальное внимание пушкинистов привлекает поиск «утаённой любви» Пушкина. Им занимались известные пушкинисты – П.В.Аненков, П.И.Бартенев, М.О.Гершензон, М.Л.Гофман, Л.П.Гроссман, П.К.Губер, Н.О.Лернер, П.О.Морозов, Б.В.Томашевский, Ю.Н.Тынянов, Т.Г. Цявловская, П.Е.Щеголев, М.Яшин, а новые версии разгадок появляются и в наши дни.

В.Козаровецкий (1) описывает две основные проблемы, которые связаны с т.н. «донжуанским списком» Пушкина и посвящением поэмы «Полтава».

В 1829г (2) поэт вписывает в альбомы сестёр Ушаковых – Екатерины и Елизаветы (причём сохранился только альбом младшей сестры – Елизаветы) шуточный «донжуанский список» своих увлечений и любвей. Он был составлен в хронологическом порядке и содержал только женские имена, без фамилий.

Если имена повторялись, то поэт добавлял к ним ещё и римские цифры: Катерина I, Катерина II и т.д.

Список состоял из двух частей (списков): В первом было 15 имён и во втором - 18 имён, всего 33 имени. Согласно объяснению мужа Елизаветы Ушаковой, П.С.Киселёва, при публикации списка в 1887г, это был перечень всех женщин, которыми увлекался поэт (2). В первом списке находятся имена женщин, внушивших поэту наиболее серьёзные чувства. На последнем месте в нём поставлена Наталья – его будущая жена. Широко известно высказывание поэта в письме к В.Ф.Вяземской (1830г): «Моя женитьба на Натали (это, замечу в скобках, моя сто тринадцатая любовь) решена» (2).

Во второй части - героини более лёгких и поверхностных увлечений (3).

Поскольку список в значительной мере расшифрован пушкинистами, Ольга Видова (4) публикует его с указанием фамилий тех, кто скрыт за именами в списке, с учётом и своего мнения.

Приводим этот список: (В скобках приведены фамилии женщин «в замужестве»).

1) Первая часть «донжуанского списка»:

Наталья I – либо Наталья Викторовна Кочубей (Строганова), либо актриса Наталья, либо Наталья Степановна Апраксина (Голицына);

Катерина I – Екатерина Павловна Бакунина;

Катерина II – Екатерина Андреевна Карамзина;

NN – «утаённая любовь» Пушкина, разгадка имени которой более всего занимает исследователей;

Кн.Авдотия – Евдокия Ивановна Измайлова (Голицына);

Настасья – до сих пор неизвестно, кто это;

Катерина III – либо Екатерина Раевская (Орлова), либо актриса Екатерина Семёнова;

Аглая – Аглая Антоновна Де-Громон (Давыдова);

Калипсо – Калипсо Полихрони;

Пулхерия – Пулхерия Варфоломей;

Амалия – Амалия Ризнич;

Элиза – Елизавета Михайловна Хитрово;

Евпраксея – Евпраксия Николаевна Вульф;

КатеринаIV– Екатерина Николаевна Ушакова;

Анна – Анна Алексеевна Оленина;

Наталья – Наталья Николаевна Гончарова.

2) Вторая часть «донжуанского списка»:

Мария – либо Мария Суворова (Голицына). либо Мария Раевская (Волконская), либо Мария Урусова (Мусина-Пушкина);

Анна – Анна Урусова – Анна Гирей;

Софья – либо Софья Потоцкая (Киселёва), либо Софья Пушкина (Панина), либо Софья Урусова (Радзивилл);

Александра – Александра Осипова (Алина);

Варвара – вероятно, Варвара Черкашенинова;

Вера – Вера Фёдоровна Вяземская;

Анна – Анна Николаевна Вульф;

Анна – Анна Ивановна Вульф;

Анна – Анна Петровна Керн;

Варвара – либо Варвара Ермолаева, либо Варвара Суворова;

Елизавета – Елизавета Ксаверьевна Воронцова;

Надежда – Надежда Святополк- Четвертинская;

Аграфена – Аграфена Закревская;

Любовь – возможно, Любовь Суворова;

Ольга – возможно, Ольга Потоцкая (Нарышкина);

Евгения – до сих пор неизвестна;

Александра – либо Александра Римская-Корсакова, либо Александра Смирнова-Россет;

Елена – либо Елена Раевская, либо Елена Завадовская.

Как мы видим, далеко ещё не всё в списке окончательно выяснено. Но более всего пушкинистов интересует, кто скрывается под шифром NN. (Возможно NN – это не инициалы одной из женщин, так как в списке были приведены только имена, а общепринятое обозначение неизвестного лица NN).

Леонид Гроссман высказал предположение, что «утаённой любовью» Пушкина под именем NN была Софья Потоцкая. Но во второй части списка есть имя Софья и ею могла быть Софья Потоцкая. Однако Пушкин пишет своему другу Вяземскому о ней как о «похотливой Минерве», причём как о его, Вяземского, похотливой Минерве, Софье Киселёвой. «Утаённая любовь» Пушкина, по-видимому, была для него одним из наиболее сильных, длительных и, безусловно, возвышенных чувств на протяжении всей его жизни. Вряд ли после таких высказываний Пушкина о С.Потоцкой она могла быть его «утаённой любовью». Также вряд ли под NN подразумевалась Екатерина Раевская (Орлова) – старшая из сестёр Раевских. В письме тому же Вяземскому поэт пишет о Марине Мнишек: «Моя Марина славная баба: настоящая Катерина Орлова». Властность и честолюбие Марины Мнишек – героини поэмы «Полтава» поэт отмечает в характере Екатерины Орловой, но вряд ли это могло вызвать долгую любовь Пушкина.

М.О.Гершензон утверждал, что объектом загадочной любви Пушкина была Мария Аркадьевна Голицына, внучка А.В.Суворова. Он был уверен, что «вечная», таинственная любовь Пушкина была его «северной любовью» – М.А.Голицыной(1).

П.Е.Щеголев, проведя анализ южных стихов Пушкина, заставил Гершензона отказаться от своей версии. Исследовав черновик посвящения поэмы «Полтава», он нашёл, что предметом «утаённой любви» Пушкина была Мария Раевская (Волконская). Так мы пришли ко второй проблеме упомянутой выше: к неизвестному адресату посвящения «Полтавы», написанному в 1828г. Приведём его здесь же:

Тебе – но голос музы тёмной.

Коснётся ль уха твоего?

Поймёшь ли ты душою скромной.

Стремленье сердца моего?

Иль посвящение поэта.

Как некогда его любовь,

Перед тобою без ответа.

Пройдёт непризнанное вновь?

Узнай, по крайней мере, звуки,

Бывало, милые тебе -

И думай, что во дни разлуки,

В моей изменчивой судьбе.

Твоя печальная пустыня,

Последний звук твоих речей.

Одно сокровище, святыня,

Одна любовь души моей.

Из первых двух строк стихотворения следует, что Пушкин был с адресатом «на ты», и что в момент написания посвящения адресат (возможно, женщина), находился там, куда поэма могла и не дойти. Это могло быть только, если эта женщина не была в России, или была чрезвычайно далеко, например, в Сибири. Из нескольких следующих строк явствует, что адресат «душою скромной» может не принять посвящение поэта почти как некогда (т.е. давно) не принял, не признал его любовь. Но стихи его она любила, или они ей нравились. Слова «Твоя печальная пустыня» могли говорить о печальных событиях в её жизни. И последние строки убеждают в святости и единственности любви поэта к ней.

Анализ черновиков «посвящения» позволил П.Е.Щеголеву обнаружить в нём варианты строки «твоя печальная пустыня»:

«Сибири хладная пустыня» и «Твоя далёкая пустыня». Это дало ему основание утверждать, что «посвящение» относится к Марии Раевской (Волконской), жене декабриста, последовавшей за мужем в Сибирь.

Но под шифром NN она скрываться не могла, т.к. Пушкин познакомился с ней только в 1820г в Екатеринославе, откуда началось его совместное с семьёй Раевских путешествие по Кавказу и Крыму. А шифр NN находится почти в самом начале списка, между именами Катерины II, т.е. Е.А.Карамзиной, и кн. Авдотией, т.е. Е.И.Измайловой, и должен быть отнесён к году, находящемуся между 1816 и 1818гг. Этим годом является 1817г.

Т.о., посвящение «Полтавы» может быть отнесено к Марии Раевской (Волконской), но не относится к имени NN. Гершензон, обосновывая «северную любовь» Пушкина, указывал на саморазрушительную жизнь, которую вёл Пушкин в молодости в Петербурге (ночная жизнь с картами, попойками и проститутками, эпатирующие развлечения, дуэльные ссоры) и, во многом, – на Юге. Он был измучен такой жизнью: «Я тайно изнывал, страдалец утомлённый…». И после такой жизни в душе его жила «северная любовь» - по мнению Гершензона это была М.А.Голицына, блестящая светская певица. Поэтому она никак не соответствовала ни NN, ни «скромной душе» в «посвящении».

Не согласный со Щеголевым П.К.Губер предложил принять в качестве и NN и одновременно «утаённой любви» - адресата «Посвящения» графиню Наталью Кочубей (Строганову). Дело в том, что фамилия этой претендентки сразу отсылает нас к поэме «Полтава», тем более, что первоначально в черновиках поэмы её героиню звали не Марией, а Натальей. Видимо, полное совпадение имени и фамилии реальной женщины с именем героини заставило Пушкина изменить имя последней на Марию.

Ю.Тынянов задался вопросом, почему Пушкину понадобилось так тщательно скрывать имя и М.А.Голицыной и М.Раевской?

Он счёл и адресатом посвящения и лицом под шифром NN Е.А.Карамзину, жену его (Пушкина) друга, великого писателя, женщину на 20 лет старше него.

Но Карамзина читала все произведения Пушкина сразу, как только они попадали в их дом, никогда он не был с ней « на ты», не применима к ней и «печальная пустыня», и называл он её всегда по имени-отчеству. К тому же, как мы теперь знаем, ей отведено своё место в списке – Катерина II.

Все исследователи искали и другие стихотворения, посвящённые предполагаемым избранницам Пушкина. Так М.А.Голицыной посвящено стихотворение:

Давно об ней воспоминанье.

Ношу в сердечной глубине.

………………………………

Я славой был обязан ей.

А, может быть, и вдохновеньем.

Б.В.Томашевский приписывал старшей сестре Марии Раевской – Екатерине – посвящение стихотворений:

«Зачем безвременную скуку…»,

«Редеет облаков летучая гряда…»,

«Увы, зачем она блистает…».

Но как пишет В.Козаровецкий (1), большинство любвей 1-го «донжуанского списка» были неразделёнными, и ни одна из них не стала вечной и верной, это были характерные для Пушкина вспышки влюблённости, какой было и чувство к 14-летней Марии Раевской. Видимо, о ней написано стихотворение «Нереида»:

Среди зелёных волн, лобзающих Тавриду,

На утренней заре я видел нереиду,

Сокрытый меж дерев едва я смел дохнуть:

Над ясной влагою полубогиня грудь.

Младую, белую как лебедь, воздымала.

И пену из власов струёю выжимала.

Он же (1) пишет, что «из всех рассматриваемых кандидатур 23-летняя Екатерина Раевская (Орлова) – пожалуй, единственная, с кем у Пушкина и в самом деле был роман, хотя впоследствии она сделала всё возможное, чтобы эта связь не была раскрыта…, а письма Пушкина перед смертью уничтожила». Но её имя имеется в письмах Пушкина, Вяземского и Тургенева, что лишает эту кандидатуру «утаённости». К ней не относятся также слова «печальная пустыня» в посвящении поэмы «Полтава».

Т.Г. Цявловская приписала чуть ли не все стихотворения лирики Пушкина, у которых не было строго доказанных адресатов, Елизавете Воронцовой. Но тогда нужно признать, что летом 1823г в Одессе Пушкин страстно любил одновременно трёх женщин: Амалию Ризнич, Елизавету Воронцову и Каролину Собаньскую. Две первые из них попали в «донжуанский список».

В ситуации разбирался М.Яшин. Он показал, что Пушкин влюбился в Амалию Ризнич, когда она была на 8-м месяце беременности. А после родов и болезни ей становилось всё хуже и хуже от изнурительной лихорадки, кашля, кровохарканья; её увезли на родину, в Италию.

Узнав о её смерти, Пушкин написал стихотворение (1826г):

« Под небом голубым страны своей родной… ».

Но тогда ждала ребёнка и Е.Воронцова, которая родила в ноябре 1823г. Возлюбленным Воронцовой был Александр Раевский, старший брат Раевских, и он был отцом её детей (1). Г.П.Макагоненко, анализируя письмо В.Ф.Вяземской из Одессы мужу, показал, что никакого реального романа между Пушкиным и Воронцовой в это время быть не могло. Она также не могла быть «утаённой любовью» посвящения «Полтавы». К ней не относятся ни «коснётся ль уха твоего…», ни «Твоя печальная пустыня». Кроме того, она упоминается в отнюдь не целомудренном контексте в одном из писем поэта к Вяземскому.

Доказав, что стихотворение «Простишь ли мне ревнивые мечты…» не может относиться к Амалии Ризнич, и тем более к Е.Воронцовой, Яшин выдвинул предположение, что оно относится к Каролине Собаньской. Она жила отдельно от мужа, принимала открыто своего любовника, графа Витта, и тем самым бросала вызов светскому обществу, а именно таким женщинам симпатизировал Пушкин.

Да, черновик письма к Собаньской в ответ на её записку от 2-го февраля 1830г действительно дышит ожившим чувством и настроением, сходным с настроением стихотворения «Простишь ли мне ревнивые мечты…». В то же время её записка безупречно вежлива и одновременно холодна, в ней нет и намёка на какое бы то ни было чувство. Она, скорее всего, была лишь предметом одной из недолгих безответных влюблённостей поэта на Юге. И её кандидатура также не соответствует строкам посвящения «Полтавы» (« Коснётся ль уха твоего », «Поймёшь ли ты душою скромной» и « Твоя печальная пустыня»). Кроме того, факт посвящения мадригала в её альбоме снимает вопрос и об утаённости этой, если она и была, любви.

Ещё одна работа (5) об «утаённой любви» Пушкина – к Марии Раевской – касается его стихотворения «На холмах Грузии лежит ночная мгла», которое кончается строками «И сердце вновь горит и любит – оттого, что не любить оно не может».

Отнесение ранее чувства этой новой любви к Наталье Николаевне Гончаровой (1829) оспаривается автором (5), который убеждает читателя в правильности своей позиции – это любовь к М.Н.Раевской. Он приводит также ещё ряд стихотворений, в том числе черновой вариант стихов 1828г, где последняя строфа:

Я твой по-прежнему, тебя люблю я вновь.

И без надежд и без желаний.

Как пламень жертвенный чиста моя любовь,

И нежность девственных мечтаний.

А перед этим строка: «Сокрылось много лет». Пушкин, путешествуя с Раевскими на Кавказе, был влюблён в очаровательную, по-детски непосредственную Марию Раевскую. Она вспоминала:

«Я бегала за волной, а когда она настигала меня, я убегала от неё». Об этом – строка из «Евгения Онегина»:

Я помню море пред грозою:

Как я завидовал волнам,

Бегущим бурной чередою.

С любовью лечь к её ногам!

Как я желал тогда с волнами.

Коснуться милых ног устами!

………………………………...

Зачем не смел её следов.

Коснуться жаркими устами.

Все эти строки - о ней, 15-летней Марии Раевской, испугавшейся тогда и отвергнувшей чувства влюблённого поэта, который впоследствии назовёт это время счастливейшими минутами своей жизни. С тех времён многие произведения поэта будут носить печать сокрытой в тайниках души долгой любви, светлой, нежной, но невысказанной, утаённой. Автор (5) полагает, что в «донжуанском списке» поэт скрыл имя Марии Раевской под буквами NN.

В черновом варианте эпиграф к «Полтаве», взятый Пушкиным из поэмы Байрона «Мазепа», сопровождался эпиграфом «I love this sweet name » («Я люблю это нежное имя»). Он имел в виду имя Марии – героини «Полтавы».

Завершая обзор некоторых работ, опубликованных в ХХв по вопросу об «утаённой любви» Пушкина, мы должны также уделить внимание статье известного пушкиниста Ю.Лотмана (6), которая впервые увязывала посвящение «Полтавы» с текстом самой поэмы. При этом также рассматривался черновой вариант посвящения. В первоначальной редакции – в момент рождения самого замысла – появилась строка «Сибири хладная пустыня» («решающий» аргумент Щеголева). Но этой строке предшествует другая:

«Что без тебя мир Сибири хладная пустыня» (вариант, открытый Гершензоном).

Пушкин хотел сказать: «без тебя мир для меня – пустыня, сибирская пустыня». И тут второстепенные доводы Щеголева отпадают. Пушкин тщательно отбирал черновые варианты, зачёркивал, переписывал строки и т.п. Слово «Посвящение» заменил на «Тебе». Окончательно текст последней строфы в беловике имеет вид:

Твоя печальная пустыня.

Последний звук твоих речей.

Одно сокровище святыня.

Одна любовь души моей.

Очевидно, что в момент работы над посвящением в сознании Пушкина мелькала Сибирь именно как место пребывания той, кого он зашифровал заглавием «Тебе». Нельзя сомневаться, пишет Лотман, что конкретным содержанием этого «ты» мог быть лишь образ М.Н. Волконской, т.е. Раевской. (6).

Но при сопоставлении посвящения с текстом поэмы стало ясно, что Пушкин возродил оставленную уже им традицию биографических признаний и сгущённой атмосферы интимности, нагнетаемой вокруг текста посвящения. Пушкин колебался, какой облик придать своему чувству – как «утаённой любви» или как «отвергнутой».

Пушкин чутьём художника почувствовал необходимость в усилении скрытого гуманного пафоса. Страстный и глубоко личный призыв был необходим в начале поэмы именно для того, чтобы дополнить тон исторического произведения, лишённого лирического, романтического чувства автора. Он избрал для себя образ женщины, который мог его вдохновить на высокие и проникновенные стихи, - М.Н.Раевской (Волконской).

Тогда он ещё не выделял её из круга её сестёр.

Пушкин строил для себя литературно ему необходимый идеал «любви отверженной и вечной», а не реальной «утаённой любви». Иначе обстояло дело в 1828г, когда у Пушкина были свежи в памяти впечатления от последней встречи, образ М.Н.Волконской возвысился в его глазах благодаря её героическому поступку. В жизни чувства Пушкина могли быть иными и по направленности и по интенсивности. Хотя личность адресата посвящения остаётся от читателя скрытой, но психологически, видимо, не случайно, что дополняя «Полтаву» посвящением, Пушкин вызвал перед собой образ, который мог вдохновить на интимные строки и одновременно был связан с декабристской проблематикой.

В поэме Пушкину пришлось вступить в прямой спор с Рылеевым, с идеей декабризма. Это создавало психологическую необходимость отделить идеи от людей и подчеркнуть преклонение перед человеческой стороной подвига. И в этом смысле посвящение давало по отношению к поэме «другую точку зрения», пусть даже скрытую от читателей, но важную автору (6).

Итак, в этой работе предполагается «крен» от реальной «утаённой любви» к любви «непризнанной», отвергнутой, идеальной.

Как нетрудно установить, из всех перечисленных претенденток на адресат посвящения к поэме «Полтава» наиболее весомыми остаются две из них - Мария Раевская и Наталья Кочубей:

2) Поиск «утаённой любви» Пушкина в наше время.

Казалось бы, все возможные кандидатуры рассмотрены, пишет В.Козаровецкий, но вот появляются в новом веке - новые версии. Л.Васильева в своём романе «Жена и муза» (2001) предлагает считать «утаённой любовью» Пушкина императрицу Елизавету. Ниже мы рассмотрим эту версию подробнее. А.В.Есипов в своей книге «Пушкин в зеркале мифов» (2006) предлагает считать этой любовью Анну Оленину только потому, что во время написания поэмы «Полтава» поэт был увлечён ею. Но посвящение поэмы с нею никоим образом не вяжется. И не ставится даже вопрос, зачем Пушкину было утаивать её имя.

Есть версии, которые рассматривают «утаённую любовь» не как любовь к женщине. Например, А.Лацис в одной статье написал, что в посвящении «Полтавы» речь идёт не об «утаённой любви» к какой-либо женщине, а о любви к свободе. С ним невозможно согласиться, так как Пушкин всю жизнь, постоянно и открыто, говорил о своей любви к свободе. Тут ему нечего было скрывать. Ведь он писал:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу.

И милость к падшим призывал.

В.Листов выдвинул предположение, что под «утаённой любовью» Пушкин подразумевал….Москву. Никаких соответствий с текстом посвящения у «Москвы» нет. Зачем было утаивать Пушкину свою любовь к Москве и при этом писать: «Москва, как много в этом звуке…»?

Ещё одна, подобная версия - С.Сандомирского, который полагает, что посвящение «Полтавы» обращено…..к Отчизне (2004). Тут опять та же проблема, что и в случае с Москвой.

В.Козаровецкий приходит к выводу, что из всех версий «утаённой любви» в посвящении «Полтавы» лишь одна, щеголевская, удовлетворяяет всем требованиям: кандидатура должна непротиворечиво соответствовать тексту посвящения; кандидатура должна быть связана с содержанием поэмы. Она должна отвечать требованию утаённости, т.е. эта женщина не должна упоминаться в стихах и письмах Пушкина и не должна идентифицироваться с помощью посвящений в его стихах или каких-нибудь альбомах. Должен быть дан ответ на вопрос, зачем Пушкину понадобилось утаивать свою безответную любовь; в равной мере это относится и к NN «донжуанского списка».

Автор (1) указывает, что осталось только ответить на последний вопрос, зачем Пушкину понадобилось утаивать свою давнюю любовь к Марии Раевской (Волконской). И он объясняет: эта кратковременная влюблённость к некрасивой девочке- подростку, в которой уже пробивалось женское обаяние, не могла быть озвучена и не была внесена в «донжуанский список», (если она не скрыта под шифром NN). Пушкин не хотел выглядеть смешным в глазах друзей, ведь он был другом практически всей семьи Раевских, где к нему очень хорошо относились. Пушкин был щепетилен в вопросах чести и никогда не забывал сделанного ему добра.

Отъезд Марии Волконской в Сибирь стал горем для всей семьи, которая была категорически против него, но сломить волю Марии они не смогли. Её сила воли привела Пушкина в восхищение, но сказать кому-нибудь из Раевских об этом он не мог.

Поэтому и заменил «Сибири хладная пустыня» в посвящении «Полтавы» - в черновике – на «Твоя печальная пустыня». Но самая важная причина такой замены и необходимость скрыть адресат посвящения состояла в том, что отъезд жён декабристов серьёзно разозлил царя. Им было запрещено взять с собой детей и возвращаться – т.е. они уезжали навсегда, лишались, как и их дети, дворянского звания и богатства. Выразить открыто сочувствие, тем более восхищение, одной из них в посвящении поэмы о Петре I, которую Николай I должен был прочесть непременно, было невозможно.

В.Козаровецкий (1) приходит к выводу, что проблему «утаённой любви» Пушкина в посвящении поэмы «Полтава» можно считать окончательно решённой Щеголевым, а саму тему утаённой любви Пушкина – закрытой. Тем не менее, и после этой работы появились некоторые другие, заставившие нас рассмотреть их с точки зрения темы «утаённой любви» и неизвестной женщины под шифром NN.

В 2006г вышла книга упомянутого выше П.К.Губера (переиздание выпуска 1923г) «Донжуанский список Пушкина». Последняя глава книги – гл.7 – посвящена целиком рассмотрению версии Губера - «утаённая любовь» Пушкина – Наталья Кочубей (Строганова).

Из заметки М.А.Корфа было известно, что Пушкин впервые познакомился с графиней Натальей Викторовной Кочубей около 1812г., т.е. когда ему было 13 лет. Оба они были ещё детьми, но встреча в Царском селе прочно сохранилась в памяти, и позже была увековечена в двух стихотворениях «К Кагульскому памятнику» с указанием даты 30 марта 1819г – в обоих стихотворениях. (Кагульский памятник находится в Царском – Детском селе). В течение нескольких лет Кочубеи отсутствовали в Петербурге и вновь появились и были представлены тогда великой княгине (позже – императрице) Александре Фёдоровне в 1818г. Немедленно после этого «красивая Натали» начала выезжать в свет, и, вероятно, встречалась с Пушкиным в обществе.

Дата 30 марта отметила кульминацию этой любви, отвергнутой и неразделённой.

В «Разговоре книгопродавца с поэтом», обрисовывая места, с которыми связано самое значительное из любовных увлечений его жизни, Пушкин говорит: « Там, там, где тень, где лист чудесный, где льются вечные струи…». Это указывает на Павловские и Царскосельские парки и дворцовые фонтаны скорее, чем на волны Чёрного моря или Бахчисарайский фонтан, вода из которого льётся каплями. Возможно, что черновой набросок, написанный летом 1819г, был прообразом строфы, вошедшей позже в «Евгения Онегина», об отношениях Ленского и Ольги Лариной:

Красою нежной расцветала.

В уединённой тишине…

В тени пленительных дубрав.

Я был свидетель умилённый.

Её младенческих забав….

Она цвела передо мною….,–

И также может быть отнесен к Н.В.Кочубей. Эти стихи были написаны в незаконченном виде во время пребывания поэта в отпуску в Михайловском. Осенью он вернулся в Петербург, а зимою в его творчестве вдруг наступила полоса упадка, закончившаяся только в Крыму:

«А я, любя, был глуп и нем».

Но главная отправная точка для Губера – Наталья Кочубей первой рассказала поэту о легенде, послужившей ему для создания поэмы «Бахчисарайский фонтан». Он написал об этом:

«К. описывала мне…». Фамилия Кочубей начинается как раз с буквы «К».

Любовь Пушкина к Н.Кочубей не встретила отклика, и он уехал на Юг, унеся с собой бремя мучительных воспоминаний (совсем как в монологе Гамлета «любви отвергнутой терзанье» в переводе К.Р. (Константина Романова – М.Г.)).

«Сон любви забытой» тревожил поэта несколько лет подряд.

Особенно живы и остры казались воспоминания, когда он жил в Крыму, где всё напоминало о ней….Но вместе с тем, здесь подстерегало его новое чувство, менее глубокое, но доставившее больше счастливых минут…Однако, «летучая тень графини Натальи носилась перед его умственным взором по опустевшему ханскому дворцу Бахчисарая». Душа его раздваивалась. И «Кавказский пленник» и «Бахчисарайский фонтан» хранят следы этой двойственности.

В «Пленнике» – две героини: одна – черкешенка, другая – незримая неизвестная красавица, предмет «северной любви» пленника. В «Фонтане» –грузинка Зарема и летучая тень «северной любви». Когда Пушкин в 1823г говорил Туманскому, что многие места в поэме о фонтане относятся к женщине, в которую он был «долго и глупо влюблён», он имел в виду Н.В.Кочубей.

Она послужила оригиналом для создания образа пленной княжны и именно от неё он слышал впервые крымскую легенду (3).

Вскоре в печати появилась его элегия, посвящённая одной из сестёр Раевских (всего их было четыре) с тремя последними строками, за публикацию которых Пушкин рассердился, зная обидчивость сестёр, а Пушкин дорожил их мнением. Но и объясниться с ними не мог, не разоблачая того, что считал в то время святынею своего сердца.

И Пушкин написал письмо, где обозначил имя вдохновительницы «Бахчисарайского фонтана» буквою «К». Письмо было написано близкому другу – Дельвигу. А буква «К» не грозила стать ключом к загадке. Наталья Викторовна была в это время уже замужем за Строгановым, и внимание любопытствующих вряд ли могло обратиться в её сторону.

Понемногу, с течением ряда лет, любовь ослабела, воспоминания, их острота, изгладились. Но в 1828г, в период создания «Полтавы», они внезапно воскресли вновь, возможно, благодаря имени «Кочубей», тем более, что первоначально имя героини было «Наталья».

П.К. Губер пишет, что если бы «Полтава» была написана для Марии Раевской, то Кочубея пришлось бы отождествить с генералом Раевским, Петра Великого с Николаем I, заговор Мазепы оказался бы прообразом заговора декабристов, а роль мятежного гетмана досталась бы князю С.П. Волконскому. Но невозможно допустить, чтобы Пушкин написал так о человеке, который в это время находился на каторге в числе других друзей поэта.

Эту свою гипотезу Губер не считал безусловно и неопровержимо доказанной. Он считал её только догадкой. Он полагал, что действие этой любви на душевную жизнь поэта и на его творчество было огромно. После кратковременного упадка творческих сил, Пушкин нашёл в своём чувстве к Н.В.Кочубей – Строгановой новый, обильный источник поэтического возбуждения, не иссякавший до 1828г. С воспоминаниями о ней, кроме «Полтавы», можно связать «Кавказского пленника», «Бахчисарайский фонтан», «Разговор книгопродавца с поэтом», некоторые лирические строфы «Евгения Онегина» и, наконец, по собственному признанию Пушкина, кое-какие штрихи в характере Татьяны Лариной.

Несчастная любовь всегда и во все времена была наиболее плодовитой и удачливой музой. Подобно Гейне, Лермонтову, Данте и Петрарке (и, добавим, Шекспиру-Марло), Пушкин обязан неразделённой страсти лучшими минутами своего вдохновения. Позднее он любил уже не эту женщину, а свою любовь к ней. В нём крепко сидел человек Х1Х-го столетия - чувственный и вместе с тем рассудочный, способный порою увлекаться почти до безумия, но никогда не отдававший себя целиком.

Ибо из всех многочисленных любовных увлечений нельзя указать ни одного, которое подчинило бы себе вполне душу Пушкина. Кровь бурлила, воображение строило один пленительный обман за другим. Но в действительности он любил по-настоящему только свою музу, как указывает позже М. Раевская.

Следующей работой, вышедшей также в 2006г, была статья доктора филологических наук Ольги Видовой (4). Пушкин, незадолго до создания посвящения «Полтавы», побывал в Царском селе, посетил Лицей и навестил Екатерину Андреевну Карамзину. Отталкиваясь от кандидатуры Е.А.Карамзиной, предложенной в книге М.А.Несмеяновой (7), О. Видова предложила истолковать это событие иначе.

В 1816г в Царском селе всё лето находилась не только Карамзина, но также императрица Елизавета Алексеевна. В «донжуанском списке» сразу после Катерины II, под которой определённо подразумевается Е.А.Карамзина, идёт загадочная NN, а за ней кн. Авдотия – Е.И. Голицына, жившая в Петербурге. И тогда NN должна была жить либо в Царском селе, либо в Петербурге. И это могла быть императрица. Её имени Пушкин, конечно, не мог назвать в своём шуточном «любовном» списке. Ведь помимо опасности такого дерзкого поступка, его могли поднять на смех из-за гипертрофированного самомнения. А насмешек Пушкин, как известно, не терпел.

Автор (4) нашла основания для связи имени императрицы Елизаветы с проблемой «утаённой любви» в стихотворениях, якобы, ей посвященных:

В 1815г – Мои стихи дарю забвенью,

Последний вздох, о други, ей!

В 1816г – Одну тебя везде воспоминаю,

Одну тебя в неверном вижу сне;

Задумаюсь – невольно призываю,

Заслушаюсь – твой голос слышен мне.

Долгое время пушкинисты считали этот цикл стихов «бакунинским», обращённым к Е.П.Бакуниной. Например, «Осеннее утро», 1816г. Но уже за год до встречи с Бакуниной – фрейлиной двора, он писал в 1814-1815гг в «Городке»:

Мой свет, мой добрый гений,

Предмет моей любви,

И блеск очей небесный,

Лиющий огнь в сердца,

И граций стан прелестный,

И снег её лица.

К тому же Бакунина была смуглолицей, а императрица отличалась исключительной белизной лица.

И наконец, в 1818г этот образ обретает реальность и получает имя: Елизавета. В стихотворении «Ответ на вызов написать стихи в честь государыни императрицы Елизаветы Алексеевны» Пушкин признался в странных чувствах:

Я, вдохновенный, Аполлоном.

Елизавету втайне пел,

Небесного земной свидетель,

Воспламенённою душой.

Я пел на троне добродетель.

С её приветною красой…

Эта женщина, в силу своей недосягаемости и красоты, была для юного Пушкина божеством, объектом возвышенных чувств. Спустя годы Пушкин помнит:

Её чела я помню покрывало.

И очи светлые, как небеса.

Но я вникал в её беседы мало.

Меня смущала строгая краса.

Её чела, спокойных уст и взоров,

И полные святыни словеса.

Голос императрицы, как вспоминали современники, был приятен и мелодичен. Он проникал в душу, как и ласковый светлый взгляд её голубых прекрасных глаз.

Когда Пушкин (1828г) посетил Царское село, его чувства вновь ожили в нём. Елизаветы уже не было на свете, она умерла в 1826г, за два года до создания посвящения к «Полтаве».

О.Видова полагает, что строка «Твоя печальная пустыня» из посвящения могла быть и образом могилы. И, следовательно, посвящение можно отнести к императрице Елизавете Алексеевне скорее, чем к Е.А. Карамзиной:

Твоя печальная пустыня,

Последний звук твоих речей.

Одно сокровище, святыня….

По мнению автора (4), представление о прекрасной женщине формировалось у поэта на основании таких черт, как соответствующий поэту богатый духовный мир, при этом она должна быть царственно прекрасной, безукоризненно держаться в обществе, быть внешне холодноватой, но обладать горячим сердцем. Только одна пушкинская героиня соответствует этому понятию «идеала» и им самим определена как «Татьяны милый идеал» (1823г).

В восьмой главе «Евгения Онегина» Татьяна предстаёт изысканной дамой большого света и являет собой идеал поэта, которым была государыня императрица Александра Фёдоровна (4).

Её обожали и муж Николай I, и её поданные. Пушкин описывал Татьяну на балу так, как можно было описать только императрицу. Только она, с её недосягаемым для смертных высоким статусом, красотой, грацией, доброжелательностью, могла стать объектом всеобщего поклонения и благоволения. Именно так в романе «Евгений Онегин» встретило общество княгиню Грёмину (Татьяну в замужестве). В жизни же поэту посчастливилось встретить Наталью Николаевну Гончарову:

Исполнились мои желания. Творец.

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,

Чистейшей прелести чистейший образец.

Наталья Николаевна в представлении Пушкина вобрала всё лучшее, что существовало для него в женщинах. Необыкновенная красота сочеталась в ней с аристократической манерой поведения. И она была так похожа на императрицу Александру Фёдоровну и лицом, и дивным сложением, и тонкостью, изяществом и ростом, и именно манерой поведения.

Наталья Гончарова поразила Пушкина тем, что представляла собой воплощение его идеала. Он увидел в ней то ускользающее видение, поисками которого был занят все эти годы.

Д.Фикельмон писала о ней как о совершеннейшем создании Творца. По её мнению, она была обладательницей «небесной и несравненной красоты». Сам Пушкин писал: «Жена моя прелесть, и чем доле я с ней живу, тем более люблю это чистое, доброе создание».

Ей же он пишет: «Гляделась ли ты в зеркало, и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете – а душу твою люблю ещё более твоего лица». Итак, Пушкин нашёл, наконец, свой «души неясный идеал».

В том же году вышла книга М.А. Несмеяновой (7) «Кто Вы, утаённая любовь Пушкина?». В аннотации говорится о том, что, хотя «прошло более полутора столетий», на вопрос, вынесенный в заглавие книги, до сих пор нет единого ответа, «кто эта пушкинская героиня».

Предложенная автором кандидатура – Е.А.Карамзина – уже рассматривалась нами выше.

К этой аннотации в Интернете есть приложение (8) – некий «библиограф Сумароков» нашёл ответ на вопрос, заданный в книге (7), а также сообщил, что автор этой книги так и не смогла ответить на поставленный ею вопрос, хотя ответ, якобы, содержится в тексте книги. В качестве «утаённой любви» рассматриваются женщины, наиболее подходящие на эту роль. Но поэт всю жизнь любил….Свободу. Опять-таки приводятся строчки из черновика посвящения «Полтавы»:

Что без тебя св*.?...мир.

Сибири хладная пустыня.

(* - слово не прочтено).

Редакция, найденная М.О.Гершензоном:

Что без тебя мир?

Сибири хладная пустыня.

Для соответствия размера стиха автор (8) подставляет вместо «св» – «Свобода».

Что без тебя Свобода, мир Сибири хладная пустыня.

Здесь мы можем только повторить, что любовь к свободе у Пушкина никогда не была «утаённой». Опять-таки:

...Что в мой жестокий век.

Восславил я свободу.

И милость к падшим призывал.

(Из послания декабристам «Во глубине сибирских руд»).

Мы предполагаем, что буквы «св»* составляют первую часть слова «свет», которое Пушкин хотел использовать вначале, но потом вместо него написал более всеобъемлющее «мир». Таким образом, «св» можно рассматривать не как часть слова «свобода», а как часть слова «свет».

Подведём итоги рассмотрения работ по поиску «утаённой любви» Пушкина как в ХХв, так и в наше время. Мы приходим к выводу, что единственными кандидатурами, соответствующими строгим требованиям отбора, установленным В. Козаровецким (1), т.е. и нигде не упоминаемыми, и не входящими в «донжуанский список», (несмотря на включение в него их имён в статье (4)) являются Мария Раевская (Волконская) и Наталья Кочубей (Строганова). К ним можно отнести посвящение поэмы «Полтава».

Попробуем проанализировать эти две кандидатуры. Между ними есть много общего. Обе, в период первой влюблённости в них Пушкина, были молоденькими девушками, почти девочками-подростками.

То есть идеал красоты, чистоты и невинности, естественности («Татьяны идеал») был налицо. И Пушкин любил этот идеал всю свою жизнь. В поэзии Пушкина эти черты были воспеты и во многих стихотворениях, и в «Евгении Онегине», и в «Бахчисарайском фонтане» и в других произведениях. Когда у Пушкина настала потребность жениться, и он встретил такой идеал в Наталье Гончаровой, он сказал о ней:

«Чистейшей прелести чистейший образец». Это и был его идеал. Влюблённый в 17-летнюю Марию Раевскую, сделавший ей предложение и получивший отказ, граф Густав Олизар, богатый поляк, киевский предводитель дворянства, написал в своих воспоминаниях о Марии: «Если родилось в душе моей что-нибудь благородное и возвышенное, поэтическое, этим я обязан той любви, которую внушала мне Мария Раевская, княгиня Волконская, теперь Нерчинская изгнанница, разделяющая горький жребий мужа, та Беатриче, которой было посвящено дантовское чувство, до какого мог возвысится мой поэтический дух»(9).

Возможно, что обе женщины представали как один чистый, поэтический образ, когда он написал окончательный вариант посвящения – 28октября 1828г:

Одно сокровище, святыня.

Одна любовь души моей.

Нам остаётся только спросить у Бога, кто из них двоих был «утаённой любовью» Пушкина, которой он посвятил поэму «Полтава»:

Мария Раевская (Волконская)?... –Да. –… Или Наталья Кочубей (Строганова)?... –Нет. –…

По нашему мнению, имена Марии Раевской и Натальи Кочубей, включённые автором (4) в «донжуанский список», не должны там появляться. И вот почему:

А) Мария Раевская, согласно многим авторам, являлась очень большой любовью Пушкина, хотя и неразделённой, отвергнутой. Они познакомились только в 1820г в Екатеринославе и Пушкин влюбился в неё на Кавказе в том же году. «Донжуанский список» должен был бы содержать её имя в 1-ой части (список 1), однако там её имени нет – нет ни одного имени «Мария». Оно есть в самом начале второго списка. Но списки (оба) были составлены в хронологическом порядке. И, следовательно, Мария Аркадьевна Голицына, в которую Пушкин был влюблён ещё в Петербурге, до отъезда на Юг, должна стоять в списке раньше, чем Мария Раевская, а не одновременно, как в (4).

Но тогда во втором списке должны были бы быть последовательно две Марии. Однако в нём есть только одна Мария. И это – Мария Аркадьевна Голицына – блестящая петербургская светская певица. Как видим, Мария Раевская не должна входить в этот список, она – «утаённая любовь». Именно о ней сказал её умирающий отец Раевский: «Вот самая удивительная женщина, которую я знал».В Михайловском, получив известие о замужестве Марии Раевской, Пушкин написал в «Разговоре книгопродавца с поэтом»:

Одна была – пред ней одной.

Дышал я чистым упоеньем.

…………………………………..

Одна бы в сердце пламенела.

Лампадой чистою любви.

Но об этом стихотворении писали и в связи с Натальей Кочубей.

Б) Наталья Кочубей, как мы видели выше, также была большой и тоже безответной любовью Пушкина в детстве и юности - 1812 и 1819гг. Во втором списке нет имени Наталья. Оно есть - дважды – в 1-м списке – в самом начале и в самом его конце.

Последняя Наталья – Н.Н.Гончарова – Пушкина – жена поэта.

Первая – Наталья I – по мнению многих пушкинистов – была актриса Царскосельского театра, адресат послания «К Наталье» (2). Т.е. её имя уже было упомянуто Пушкиным, и она не могла быть «утаённой любовью». Эта Наталья I была лицейской любовью Пушкина, в то время как Наталья Кочубей поразила поэта в 1818-1819гг. и дата «30 марта 1819г» указана в двух стихотворениях, посвящённых ей («К кагульскому памятнику.30 марта 1819г»). Её имя полностью совпадало с первоначальным именем героини поэмы «Полтава» - Наталья Кочубей. Лишь позже Пушкин заменил её имя на «Мария». Имени Наталья Кочубей нет и не должно быть в «донжуанском списке» Пушкина.

Итак, обеих наших героинь – Марию и Наталью следует исключить из «донжуанского списка», представленного Ольгой Видовой (4).

Любовь к ним обеим была безответной, неразделённой. Одну из них – Наталью - поэт боготворил вплоть до 1820г, другую – Марию - с 1820г. и до 1829г – до встречи с Натальей Гончаровой, которой он был «околдован и огончарован» как единственным, отвечающим ему взаимностью воплощением идеала, согласным соединить с ним свою жизнь.

Можно ещё в заключение провести аналогию в отношении имен этих двух девушек - любовных идеалах Пушкина. По нашему мнению, дочери Пушкина были названы этими двумя именами именно в порядке, отражающем силу воздействия их образов на поэта: первая – Марией, вторая – Натальей (10).

Ну, а как же быть с именем «NN» и с упоминанием о некоем сыне? Об этом – в следующей части.

Список литературы.

1) В.Козаровецкий, «Искать ли женщину», 2006,Интернет.

2) «Донжуанский список Пушкина», Википедия, Интернет.

3) П.К.Губер, «Донжуанский список Пушкина»,1923г, Интернет.

4) Ольга Видова, «Души неясный идеал», подшивка «Наше наследие»,№ 79-80,2006, Интернет, nasledie-rus.ru.

5) Револд Банчуков, «Утаённая любовь великого поэта», 1999, Интернет.

6) Ю.Лотман, Пушкин. Биография писателя. Статьи и заметки. Посвящение «Полтавы»,1970-1975, Интернет.

7) М.А.Несмеянова, Кто Вы, утаённая любовь Пушкина? 2006,Интернет.

8) «Библиограф» Сумароков, Приложение к п.7).

9) Е.А.Рябцев, 113 прелестниц Пушкина, «Феникс», 2004,Ростов-на-Дону.

10) Жизнь Пушкина, Фамильные бумаги Пушкиных,Ганнибалов,

Том I, С.-П., «Пушкинский фонд»,1993.

III. НОВЫЕ ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ПУШКИНА.

От общества, быть может, я.

Отъемлю ныне гражданин.

Что нужды, я спасаю сына…

Пушкин.

Для написания этой части главы мы пользовались материалами, созданными замечательными современными пушкинистами А.Лацисом (ныне ушедшим), В. Козаровецким и др. (1-4,7,9,10,12). Эти новые загадки появились только после публикаций А.Лациса и Н.Петракова. Ввиду довольно сложного стиля изложения материала А.Лацисом, он был разъяснён и дополнен В.Козаровецким, открывшим свой сайт (страницу) в Интернете, т.к. его не пропускали в печать. Попытаемся изложить эти материалы и приведём одновременно критический взгляд на них (6).

1) «А был ли мальчик?».

В статьях (1-4) раскрывается потрясающая догадка Лациса о зашифрованной в «донжуанском списке» Пушкина его неизвестной любви под именем NN. В чём она заключалась? Для ответа на этот вопрос нам потребуется привести запись, сделанную И.И. Пущиным в воспоминаниях о Пушкине (5). О том периоде его жизни, который приходится на промежуток между влюблённостью поэта в Екатерину Андреевну Карамзину и княгиню Авдотью Голицыну. Роман с Карамзиной начался и кончился в один день – 8 июня 1817г, когда пушкинское признание в любви Карамзина показала мужу, и тот разговаривал с ним, после чего Пушкин расплакался.

9-го июня Пушкин заканчивает Лицей, 11-го июня переезжает из Царского Села в Петербург, поступает на службу в Петербурге и живёт с семьёй родителей и сестрой Ольгой на Фонтанке, близ Калинкина моста. 3-го июля он подаёт прошение об отпуске и 9-го июля уезжает с семьёй в Михайловское. В конце августа он возвращается в Петербург, а в конце ноября – начале декабря у Карамзиных знакомится с кн. Авдотьей Голицыной.

24-го декабря 1817г Карамзин пишет Вяземскому в Варшаву:

«Пушкин…смертельно влюбился в Пифию Голицыну и теперь уже проводит у неё вечера: лжёт от любви, сердится от любви, только ещё не пишет от любви».

Так как «донжуанский список» был составлен Пушкиным в хронологическом порядке, то в промежутке -- конец августа – начало ноября 1817г и состоялось увлечение поэта женщиной, обозначенной в 1-ой части «донжуанского списка» как NN. Вот запись И.И. Пущина, приводим её первую часть целиком:

«Между нами было и не без шалостей. Случалось, зайдёт он ко мне. Вместо «Здравствуй», я его спрашиваю: «От неё ко мне или от меня к ней?» Уж и это надо вам объяснить, если пустился болтать.

В моём соседстве, на Мойке, жила Анжелика – прелесть полька!.....

«На прочее завеса*!». (* - стих.Пушкина. Прим.И.И. Пущина).

Итак, NN «донжуанского списка» - полька Анжелика, поскольку других женщин в этот период у Пушкина не было.

Лацис (и Козаровецкий) спрашивает, почему никому не пришло в голову сопоставить хронологию списка и воспоминания И.И. Пущина? И он же даёт ответ: составитель «Летописи жизни и творчества А.С.Пушкина» Цявловский ошибся. У него записано, что Пушкин зашёл к Пущину, но он перепутал Пушкина с Пущиным, т.к. Анжелика была их общей знакомой, и получалось, что роман с Анжеликой «крутил» И.Пущин. Не исправили ошибку и при издании «Летописи» в 1999г. Но «Летопись» была настольным справочником пушкинистов, и это пушкинское увлечение на многие годы выпало из их поля зрения.

Возникли вопросы: кто она такая? Почему Пушкин зашифровал её имя, да так, что расшифровать его было практически невозможно?

Полька Анжелика оказалась билетёршей странствующего зверинца Анжеликой Дембинской. Александр Лацис правильно понял пушкинскую строчку «На прочее завеса!». Из неё следовало, что было и «прочее», (что нужно было скрывать) - то есть родился ребёнок. В этом и был ответ, почему Пушкин скрыл имя Анжелики: имя легко узнаваемое, можно было протянуть ниточку к незаконнорожденному ребёнку, а Пушкин как раз этого и опасался.

Не был ли связан адресат посвящения «Полтавы» с NN?

В.Козаровецкий (1) был вынужден отказаться от этого предположения, даже несмотря на то, что связь Пушкина с Дембинской оказалась не такой кратковременной. Он возобновил отношения с Анжеликой после рождения ребёнка, и 12-го ноября 1819г Тургенев пишет Вяземскому: «Пушкина мельком вижу только в театре, куда он заглядывает в свободное от зверей время. В прочем же жизнь его проходит у приёма билетов, по которым пускают смотреть привезённых сюда зверей, между коими тигр есть самый смирный. Он влюбился в приёмщицу билетов и сделался её преданным кавалером».

Пушкин устраивал судьбу ребёнка с помощью Николая Раевского-младшего, своего друга. В этом и заключается объяснение таинственной Пушкинской фразы в письме к брату Льву из Кишинёва от 24-го сентября 1820г про Николая Раевского:

«Ты знаешь нашу тесную связь и важные услуги, для меня вечно незабвенные» (!). Итак, отношения Пушкина с Анжеликой никак нельзя назвать безответной любовью.

Автор (1) спрашивает, что может быть, посвящение “Полтавы» относится к сыну Анжелики и Пушкина? Но это не вяжется со строками посвящения:

Узнай, по крайней мере, звуки,

Бывало милые тебе…

И особенно со строкой.

Последний звук твоих речей .

И щеголевская (и наша) версия об адресате посвящения «Полтавы» остаётся непоколебленной (см. часть II главы).

Что же происходило дальше? Друг Пушкина, Николай Николаевич Раевский – младший вызвал к себе в Петербург надёжного человека, хлопотуна по всем делам семейства Раевских, француза Фурнье (4). Ему дано поручение - отвезти малютку в южные имения Раевских. На юге полковой священник исполнил, согласно пожеланию генерала Раевского, обряд, выписал метрическое свидетельство. Ребёнку присвоена фамилия матери. В роли крёстного отца выступил адъютант генерала Раевского Леонтий Васильевич Дубельт, который впоследствии стал правой рукой Бенкендорфа. Ему будет поручено возглавить посмертный осмотр бумаг Пушкина. За его сына выйдет замуж дочь Пушкина Наталья.

Если Дубельт принял участие в крещении, то возможно, что младенцу было дано имя Леонтий (4). Далее француз Фурнье присматривал за воспитанием, и поэтому ребёнок неплохо выучил французский язык.

Нетрудно убедиться, что именно так действовал Пушкин, когда вновь попал в подобное положение. Есть его письмо к князю П.А. Вяземскому, из Михайловского в Москву. Речь идёт о крепостной крестьянке Ольге Калашниковой, отправленной вместе с письмом в Москву. Пушкин просит устроить её и позаботиться о будущем малютке, если то будет мальчик, отдать в какую-нибудь деревню. «…Милый мой, мне совестно, ей Богу,…но тут уж не до совести». Вяземский, в отличие от Раевского, помочь отказался. В Болдино появился на свет мальчик, нареченный Павлом. Ребёнок умер в раннем детстве.

О своей «брюхатой грамоте» (так и мать Пушкина называла беременных крепостных девушек, отправляемых куда-либо для устройства) Пушкин писал в 1826г. Через два года бойкий журналист - его так и звали «Борька Фёдоров» – в мае 1828г занёс в дневник услышанное от Пушкина: «У меня детей нет, а всё незаконные (мы используем эвфемизм вместо произнесенного Пушкиным грубого слова «в…ки»). Таким образом, незаконные дети у него были, и не один.

Прошло ещё два года. Пушкин обращается к Бенкендорфу, просит, чтобы его отпустили в поездку в Европу. Получает отказ. Он просится в Китай. Опять отвечают: «Нельзя». Затем пишет: «Если Н.Раевский проследует в Полтаву, покорнейше прошу Ваше Высокопревосходительство дозволить мне его там навестить». С чего вдруг в Полтаву? И почему в зависимости от того, будет ли там Раевский? И зачем ему видеться с Николаем Раевским-младшим, с которым в недавнем путешествии в Арзрум Пушкин две или три недели прожил в одной палатке?

Пушкин в письме Бенкендорфу чего-то не договаривает. Ведь при Бенкендорфе находится Дубельт, теперь он его правая рука. Ему всё понятно: Пушкин собирается навестить своего сына, которому, возможно, уже 10 лет. Сын находится где-то недалеко от Полтавы, а где именно Пушкин не знает и думает, что без Н.Раевского может не отыскать. Однако и на эту просьбу последовал отказ.

Всё это выглядело бы гадательно, если бы не существовал многотомный «Архив Раевских», который издал Модзалевский младший, знавший французский язык. Перевод одного из писем – княгиня Анна Голицына пишет записку Николаю Николаевичу Раевскому: «А вам посылаю вашего Димбенского. Славный мальчик, но у него не всё ладно с ногами. И это ведёт к тому, что он мне не сможет пригодиться как секретарь». Главная обязанность домашнего секретаря – вести переписку на французском языке. Значит, юноша необходимым уровнем знаний обладает.

Что ещё мы узнали? Фамилию «Димбенский» или что-то в этом роде. На обороте – приписка: «Дебинский». 1-го мая 1834г из Петербурга ушло письмо к Ник. Ник. Раевскому:

«Посылаю вам паспорт для вашего Дембинского и прошу вас возвратить мне тот паспорт, который был ему выдан с.петербургским Генерал - Губернатором. По истечении же годичного срока пришлите мне и прилагаемый паспорт для перемены оного…. Ваш друг душою и сердцем Л.Дубельт». (В царской России паспорта выдавались с 16-ти лет, и, значит, юноше уже было в 1834г 16-17 лет--М.Г.). Письмо Дубельта – внимательное, заботливое – в какой-то степени подкрепляет предположение о том, что Леонтий Дубельт – крёстный отец сына Анжелики. А фамилия её – Дембинская.

Благодаря всё тому же «Архиву Раевских» выясняется, что немолодой Н.Н. Раевский, женатый на Анне Бороздиной, его не любившей, будучи в Воронежском имении в 1843г серьёзно заболел и умер. Жена тогда находилась в Крыму. После смерти Раевского в докладе управляющего вернувшейся жене указано, что кто-то из обслуги читал умирающему французские книги. Сочтём это сообщение за косвенное известие о Дембинском.

Ему уже где-то около 25 лет.

В черновике поэмы «Цыганы», написанной за год до «Полтавы», Пушкин оставил ещё одно свидетельство о том, что интересовался судьбой сына:

Это стихи, взятые нами как эпиграф к этой части главы:

От общества, быть может, я.

Отъемлю ныне гражданина,

Что нужды, я спасаю сына…

Этот отрывок, который произносит Алеко над новорожденным младенцем, не вошёл в основной текст поэмы. Здесь очевидно, что Пушкин имел в виду собственного сына (2). А почему «спасаю»? Лацис писал: «Внебрачные дети теряли права дворянства, их не принимали в «приличных домах»…Судьбы таких потомков, их генеалогические древа, ведущие начала от известных в пушкинскую эпоху людей, тем не менее, прослеживались довольно тщательно».

Известно, что судьбами внебрачных дочерей Пушкин не интересовался, но он сам дал подтверждение, что в этом случае был сын. Под названием «Романс» опубликовано стихотворение, дата которого – 1814г – явная пушкинская мистификация, - что, как и название, было предназначено, чтобы скрыть его истинную суть – искреннее чувство:

Под вечер, осенью ненастной.

В далёких дева шла местах.

И тайный плод любви несчастной.

Держала в трепетных руках.

Дадут покров тебе чужие.

И скажут: «Ты для нас чужой!».

Ты спросишь: «Где ж мои родные?».

И не найдёшь семьи родной.

Быть может, сирота унылый,

Узнаешь, обоймёшь отца.

Увы! Где он, предатель милый?

Мой незабвенный до конца?

Утешь тогда страдальца муки,

Скажи «Её на свете нет,

Лаура* не снесла разлуки.

И бросила пустынный свет».

Но что сказала я? Быть может,

Виновную ты встретишь мать.

Твой скорбный вид меня тревожит!

Возможно ль сына не узнать?

( * - Кстати, почему Лаура? Может быть потому, что это итальянское или испанское - европейское имя, как и имя Анжелика – французское – европейское?).

Уровень, душевность этого стихотворения, проникнутого чувством ответственности за судьбу ребёнка, позволили Лацису отнести его к 1818-1819гг. и после этого адресовать его к роману Пушкина с полькой Анжеликой Дембинской, пришедшемуся на 1817г. Причиной изменения даты написания стихотворения было, конечно же, рождение ребёнка: в ХIХ веке открыто говорить о незаконнорожденных детях было не принято.

Пушкин, даже написав стихотворение, сделал всё от него зависящее, чтобы тайна не была раскрыта (4). (И это ему удалось. Ведь если бы не запись И.И.Пущина, никто бы и не узнал ни о Дембинской, ни о сыне).

Более того, в написанном в 1830г стихотворении «Паж или пятнадцтый год», изображающем пятнадцатилетнего влюблённого подростка, в черновом варианте в одной строке Пушкин заменил слова «моя варшавская графиня» на «моя севильская графиня». Последняя строфа звучит:

Она готова хоть в пустыню.

Бежать со мной, презрев молву.

Хотите знать мою богиню,

Мою севильскую графиню?

Нет. Ни за что не назову!

И он никогда её имени не назвал. Мы узнали об Анжелике Дембинской только благодаря И.И.Пущину (5) и Лацису (4).

Интересно заметить, что если Пушкин писал о пятнадцатилетнем подростке, описывая самого себя, то возможно, что он был с ней знаком и влюблён в неё ещё в 1814-1815г.г.

А дальше мы рассмотрим, с помощью А.Лациса и В.Козаровецкого (3,4), дальнейшую судьбу сына Пушкина. (Леонтий) Дембинский страдал подагрой, к концу жизни Н.Н.Раевского стал его секретарём и читал, как мы знаем, умирающему французские книги, ведь он свободно владел французским(3).

Теперь мы спросим у Бога, были ли сын или дочь у Пушкина и Анжелики Дембинской? – Да. Сын. – Когда он родился? В 1817г?...—Нет–…В 1818г?...Да…– В первой половине года?...—Да–…В каком месяце?... –В мае.– Итак, он родился в мае 1818г. в Петербурге. А теперь вспомним, в письме Вяземскому Тургенев писал 12 ноября 1819г о том, что Пушкин находится всё время «возле зверей», т.е. через полтора года после рождения ребёнка.

Леонтий Дубельт был крёстным отцом и мальчика назвали Леонтием?...—Да–…Должна была быть церковная запись об этом?… –Да. –…Итак, мальчик был.

Теперь, представьте себе, эта информация оказалась очень важной для России.

2) «А был ли Троцкий?».

А о чём речь? А вот о чём. А.Лацис пытался выяснить судьбу пушкинского потомка. Но картотека с «шалостями» Пушкина (выражение И.И. Пущина) находится в Пушкинском Доме, а доступа к ней нет, якобы «не разобрана». И вот Лацис сам восстановил «линию судьбы» этого потомка великого поэта. Часть этого знания была изложена в разделе 1). А что было дальше?

А дальше – вот что.

Уже после смерти генерала Н.Н.Раевского у Дембинского был роман с одной из кузин его (Раевского) вдовы, урождённой Бороздиной. И она родила ребёнка, которого, как было принято поступать с незаконнорожденными детьми дворян, отдали в надёжную, непьющую (т.е. еврейскую) семью.

В доме Давыда Леонтьевича Бронштейна, на хуторе Яновка, куда он со своей семьёй приехал из Грамоклеи (а туда – из Полтавской губернии), не говорили ни на иврите, ни на идише, религиозных обычаев не соблюдали, по субботам не отдыхали, а работали. Сын, Лев Давыдович, во втором классе Одесского реального училища участвовал в выходке против учителя и был на время исключён. Его дальнейшая судьба общеизвестна.

В 1930г в Париже и в Берлине вышла его автобиография «Моя жизнь», автор – Л.Д.Троцкий (3).

Рассказывая о своей жизни, Троцкий ни разу не упомянул ни фамилии отца, ни девичьей фамилии матери и места или года её рождения. Единственное, что можно вычислить – примерно – год рождения отца, 1846г. О своём происхождении он знал, не мог не знать. Одним из подтверждений этого Лацис (и Козаровецкий) считал то, что родители неслучайно назвали троих детей, как и родители Пушкина – в соответствии с очерёдностью рождения – Александром, Львом и Ольгой(3). (В книге «Моя жизнь» Троцкого написано не Грамоклея, а Громоклей, отца зовут не Давыд, а Давид Леонтьевич, детей всего было восемь, из них в живых осталось четверо – ещё старшая сестра Лиза. Названы также тёти: тётя Феня, тётя Раиса, и дяди – дядя Григорий и дядя Абрам. Это, видимо, из семьи Бронштейнов – М.Г.).

В памяти более ранних пушкинистов были свежи не только черты внешности, но и некоторые особенности здоровья Льва Давыдовича. Например, им вполне могло быть известно про внезапные беспричинные обмороки и про нервный тик в углу рта, а уж про пушкинские обмороки и нервный тик в левом углу рта, к концу жизни превратившийся в судороги, им было известно наверняка.

Совпадали и другие наследственные признаки: болезнь ног, близорукость, желудочные спазмы (3).

Происхождение Троцкого (как и то, что он о нём знал – М.Г.) объясняет его фразу, сказанную им представителям «Бунда» (еврейской социалистической организации), когда они в 1918г пришли к нему просить защиты от большевиков:

«Скажите тем, кто вас послал, что я не еврей». Её всегда пытались объяснить как высказывание интернационалиста, для которого национальной принадлежности не существует, в то время как это было сказано в буквальном смысле.

Пушкинисты, конечно, понимали, что информация, оказавшаяся в их руках, была смертельно опасной. Для Сталина не было человека ненавистней Троцкого, а информация о том, что Троцкий – потомок Пушкина, была для него страшней реального заговора. (Безусловно, он должен был ненавидеть и бояться Троцкого больше, чем кого-либо другого, потому что завидовал ему больше, чем кому-нибудь другому. Когда мы путешествовали по Мексике и были на экскурсии в доме-музее Троцкого, то наш замечательный экскурсовод А.Тульчинский показывал и подробно рассказывал, как убивали Троцкого – ледорубом, и что ни одна семья не была настолько полностью уничтожена, как семья – дети Троцкого – М.Г.).

Начиная со 100-летнего юбилея со дня смерти Пушкина (1937г), началась особо тщательная цензура на пушкинистику, причины которой Лацис долгие годы не мог понять(3).

«С ранних лет любовь к словам была неотъемлемой частью моего существа» – писал Троцкий, и это, пожалуй, главный наследственный признак этого потомка Пушкина(4). «Троцкий не притворялся, не хитрил, когда говорил, что и в изгнании каждый день, проведенный им за письменным столом, был счастливым днём» – писал о нём Лацис.

Не только к Троцкому, но и к Пушкину можно отнести сказанное А.В.Луначарским: «В нём нет ни капли тщеславия, он совершенно не дорожит никакими титулами и никакой внешней властностью: ему бесконечно дорога, и в этом он честолюбив, его историческая роль!...Могучий ритм речи…, замечательная складность, литературность фразы, богатство образов, жгучая ирония, парящий пафос, совершенно исключительная, поистине железная по своей ясности, логика…

Его статьи и книги представляют собой застывшую речь, - он литературен в своём ораторстве и оратор в своей литературности»(4).

Духовное и физическое родство Пушкина и Троцкого помогает многое обдумать вновь. Не только Пушкин помогает понять всё человеческое в Троцком (жизнерадостность, весёлость, оптимизм; надёжный друг, доброжелательный, иногда чересчур доверчивый, он прожил яркую жизнь). Но и Троцкий помогает увидеть в правильном масштабе политическую силу ума Пушкина и глубже проникнуть в законы политического и личного поведения поэта(4).

3) Ответы В. Козаровецкого на критические заметки по п.п. 1) и 2). Сам Лацис предугадывал читательские «недоумения и неудовольствия»:

1. Чтобы версия выстроилась, была изобретена передатировка стихотворения о покинутом ребёнке – с 1814г на 1819г. Это – произвол!

Ответ: Такое предположение выдвигалось неоднократно, в частности, пушкинистом М.Л.Гофманом.

2. Почему за увлечением Анжеликой должно следовать рождение ребёнка? Известно, что романы с Амалией Ризнич, с Каролиной Собаньской остались без последствий. Это домысел! Ответ: Ни с А.Ризнич, ни с К. Собаньской романов не было, потому и не могло быть последствий. Ещё до войны эту логику убедительно опровергал Н.К.Козмин.

Далее, появилась статья Л.Фрейдгейма «А был ли мальчик?»(6).

Автор упрекает пушкинистов(1-4) в том, что их версия не имеет документальных обоснований. Нет упоминаний о ребёнке ни в письмах родителям, ни в письмах друзьям, ни в архивах.

Критик пишет, что трудно представить себе передачу ребёнка из дворянского рода в еврейскую семью, с естественными последствиями – принятием иудаизма и.т.п. Троцкий родился в небогатой семье. Его родители были малообразованными людьми, но мать читала книги вслух.

Критике подвергается и чисто наследственное сходство Пушкина и Троцкого – беспричинные обмороки, тик в левом углу рта, подагра, близорукость, желудочно-кишечные неполадки. Автор(6) считает, что сопоставление талантов и болезней Троцкого и Пушкина «вряд ли повышает надёжность версии, являясь плохим подтверждением родственных (генетических) связей». Он пишет, что в мире было много сотен прямых родственников Пушкина с хорошими, а не сомнительными родословными, и при этом – без выдающихся данных своего предка.

Также не лучшим свидетельством родственных связей являются имена детей семьи Бронштейна – Александр, Лев и Ольга, совпадающие с именами членов семьи Пушкиных. Был и ещё ряд замечаний, ответ на которые будет дан ниже.

Как считает автор(6), нет ни одной достоверной гипотезы, составляющей, в цепочке рассуждений. Хотя он предполагает, что возможна проверка версии генетическим путём, так как живы потомки Пушкина и «наверняка есть сохранившиеся следы крови Троцкого». (Да, следов его крови достаточно, я их видела М.Г.).

На эту статью (6) В.Козаровецкий ответил статьёй «А был ли Троцкий?»(7). Приводим её с сокращениями:

1. Он (В.К) считает гипотезу Лациса о пушкинском происхождении Троцкого интересной и убедительной, и занимался её популяризацией как председатель комиссии по литературному наследию А.А.Лациса.

2. Из-за ошибки Цявловского в «Летописи жизни и творчества А.С.Пушкина» не были разгаданы инициалы NN. Оказалось, что Анжелика Дембинская – единственная женщина, которая подходит для расшифровки NN, исходя из того, что нам сегодня известно о Пушкине. (Это было открытие В.Козаровецкого, которое служит ещё одним аргументом в пользу гипотезы Лациса). Тщательное утаивание её имени могло иметь именно ту причину, о которой писал Лацис, - рождение ребёнка.

3. Ведь согласно «донжуанскому списку» именно в это время у Пушкина был роман с NN – c Анжеликой Дембинской.

4. Мистификация в отношении даты стихотворения о подброшенном младенце возможна, так как оно не могло быть написано 15-летним Пушкиным.

5. Посвящение поэмы «Полтава» некорректно считать написанным неустановленному адресату, так как этот адресат – Мария Раевская – установлен Щеголевым ещё в 1911г.

6. Некорректно было и опускать фразу Пушкина в письме брату о «незабвенной» услуге Н.Раевского-младшего.

7. Неуместна ирония Фрейдгейма о связи молодого Пушкина с работниками III Отделения. В период, когда происходило крещение сына Анжелики и Пушкина, Леонтий Дубельт был ещё адьютантом генерала Раевского (старшего) и находился с ним в имении Раевских под Полтавой. Также беспочвенна ирония по поводу обращения Пушкина к Бенкендорфу о разрешении съездить в Полтаву – это был 1830г и Пушкин уже не был «молодым выпускником Лицея». И так далее – необоснованные нападки и даже «переврано всё, что только возможно переврать»(7). Кстати, заметим, что согласно записям и письмам Жуковского Пушкину (5), Пушкин постоянно и по любому поводу, связанному с отъездами, должен был обращаться за разрешением к Бенкендорфу, находясь под надзором III отделения.

8. «Ещё хуже» - с рассуждениями Фрейдгейма о возможности - невозможности воспитания незаконнорожденного ребёнка в еврейской семье. Якобы о родителях Троцкого ничего не известно. Но ведь у Лациса есть всё. Год рождения отца – примерно 1846г. Первая фамилия, которая попадается на глаза – Дембовские. С этими соседями у отца какие-то дела. (Соседка Дембовская у Троцкого – полька – помещица. Её зовут Феодосия Антоновна. Другая помещица – Т-цкая, возможно, Троцкая, от которой он взял эту фамилию – псевдоним – М.Г.).

В Яновку родители переехали из Громоклея, куда отец (у Троцкого – с семьёй) прибыл откуда-то из Полтавской губернии. А вот и его имя отчество: Давид Леонтьевич. В доме Давида Леонтьевича не говорят ни на иврите, ни на идише. Ежедневно, даже по субботам, за общий стол садится обедать механик, русский человек, Иван Васильевич (из автобиографии Троцкого известно, что его отец владел мельницей – М.Г.). Мать, Анна Леонтьевна, тоже не соблюдает религиозные обычаи, по субботам не перестаёт работать.

9. Такое количество «передержек» похоже на сознательное искажение фактов и аргументов и заведомо вводит читателей в заблуждение.

10. Есть ещё один аргумент, (которого нет в статьях ни Лациса, ни В.Козаровецкого – (В.К.)). По просьбе Козаровецкого известный пушкинист С.Д.Фомичёв, работающий в Пушкинском Доме, проверил картотеку Б.Л.Модзалевского, где были собраны родословные всех людей, имевших хоть какое-то отношение к Пушкину. Карточки на Анжелику там не оказалось. Если не объяснить её исчезновение изъятием, то такого отсутствия карточки Дембинской в этой уникальной по своей полноте картотеке «нет, и не может быть никогда». Но тогда возникает вопрос: кем, когда и почему она изъята? Гипотеза Лациса даёт ответы и на эти вопросы.

В косвенное подтверждение гипотезы Лациса мы можем также привести наше мнение о том, что Пушкин мог просить Леонтия Дубельта назвать мальчика при крещении Леонтием ещё и потому, что очень любил своего брата Льва, которого все в семье звали Леоном (см. часть 1 главы). (Ведь он оплатил все его огромные карточные долги). А Леон и Леонтий – почти одно и то же имя.

Теперь мы опять обратимся к Богу и зададим ему вопросы о предках Троцкого. Был ли у Леонтия (сына Анжелики и Пушкина) сын от одной из кузин супруги Н.Н.Раевского Бороздиной? – Был.– Его передали в еврейскую семью Бронштейнов, где его назвали Давидом? – Да. – В каком году он родился? – В 1845. – Они переехали из Полтавской губернии в Громоклей? – Да. – Давид Леонтьевич женился на Анне Леонтьевне в Громоклее? – Да. – Она была еврейкой? – Да. – Давид Леонтьевич не считал себя евреем? – Нет. Он считал себя русским.– Сколько у них было детей? – Восемь.– Сколько осталось в живых? – Четверо. – Трое из них получили имена такие же, как дети в семье Пушкиных: Александр, Лев и Ольга, случайно?

–Нет. Давид Леонтьевич называл их так в память о семье своего великого предка. – И Лев Давыдович Бронштейн – это и был Л.Д.Троцкий? – Да. – Добавим, что своих сыновей – законных – Пушкин назвал: первого из них – по видимому, в память своего прадеда Александра Петровича Пушкина, а второго – Григорием – в память о первом носителе этой фамилии в роду Пушкиных – Григории Пушке (8).

Хочется привести ещё дополнительную информацию о Троцком. Потомок Пушкина писал стихи на украинском языке и переводил на него русскую классику – Крылова и Лермонтова (но заметьте, не Пушкина). В студенческие годы серьёзно занимался живописью, его работы выставлялись в Николаеве и Одессе.

Родина Троцкого – сегодняшнее село Береславка Бобринецкого района Кировоградской области.

В середине Х1Хв большая еврейская община Полтавщины переселилась сюда – в Елисаветский уезд Херсонской губернии.

Родовой клан Бронштейнов выкупил у обедневшего помещика Яновского землю, на которой и основал колонию Громоклей.

Мать Троцкого, Анна Леонтьевна Бронштейн, возглавляла общину и на пожертвованные ею 1000 рублей были построены еврейская школа и синагога. Отец, Давид Бронштейн, в своё время ушёл из Громоклея, выкупил у Яновского землю – Яновку и обосновался на ней. Здесь в 1879г и родился Л,Д.Троцкий.

Местные жители помнят о Бронштейнах. Отец Троцкого в начале ХХв стал крупным помещиком. С матерью Троцкий поссорился, скорее всего, из-за веры. Местные крестьяне до сих пор хранят добрую память о Давиде Бронштейне и его богатом хуторе, дававшем крестьянам работу, но который впоследствии был разграблен.

Колония Громоклей была в войну уничтожена – были расстреляны немцами все 41 человек – все близкие и дальние родственники Троцкого. И Громоклей, и хутор Бронштейна почти полностью стёрты с лица земли. Еврейское кладбище разорено, разграблено. В относительной сохранности лишь одно единственное надгробие: Анны Леонтьевны Бронштейн. Как бы то ни было, Троцкий – часть нашей истории. (Интернет, «Злой гений русской революции»).

4. Почему Пушкин плакал?

Здесь и далее мы приведём лишь некоторые из ставших известными недавно, но важных загадок-разгадок в жизни Пушкина.

Итак, почему Пушкин плакал? «Советская пушкинистика долгое время …создавала и охраняла образ благонамеренного, законопослушного поэта, которому в лучшем случае разрешалось легкомыслие» (9). Приводя облик поэта к некой средне-обывательской норме, советские пушкинисты оберегали от «посягательств» неприкасаемый, образцовый портрет Пушкина – семьянина и моралиста, которому не положено иметь других отношений с женщинами, кроме высокой и чистой любви. Нежелательно иметь внебрачных детей, не рекомендуется играть в карты (а он говорил: «Для меня лучше умереть, чем не играть»).

Но стоит ли всё это ворошить? И В.Козаровецкий отвечает: стоит, ибо у Пушкина важно всё, ибо он выстраивал свою жизнь, как художественное произведение, и интересен нам с сегодняшней точки зрения (9). Пушкин играл постоянно, долги росли, и он расплачивался с ними, например, публикуя «Конька Горбунка» под «псевдонимом» (Ершов), и получал за сказку утаённый от жены гонорар «чёрным налом», т.е. занимался «обналичкой».

И таких произведений может быть не одно (9).

Сегодня упорно замалчиваются открытия, сделанные пушкиноведами А.Лацисом и А.Барковым. Одно из самых сенсационных исследований Лациса – болезнь Пушкина. Эта болезнь впервые была описана в Англии в 1817г. Лацис установил, что в Одессе поэт общался с английским врачом Вильямом Хатчинсоном, домашним доктором семьи Воронцовых. Скорее всего, именно он предсказал Пушкину течение болезни. Она мучительна, длительна и до сих пор не излечима.

Ранее Лацис написал для одного из спортивных журналов статью о пушкинских занятиях физическими упражнениями. Однако только к концу жизни Лацис понял, что Пушкину удалось надолго отсрочить неотвратимую победу болезни. Лацис убедительно показал, что причиной поведения Пушкина в последний год жизни, истинной причиной смертельных условий дуэли с Дантесом стала осознававшаяся им необходимость ухода из жизни.

Вместо слова «маразм», по-видимому, во времена Пушкина употреблялись слова «истощение жизненных сил, одряхление» и «пресенильный психоз». При прогнозировании исхода болезни было использовано слово «безумие» или близкое к нему.

Угроза сумасшествия должна была привести Пушкина в ужас.

Стихотворение «Не дай мне Бог сойти с ума» – это плод размышления над собственной болезнью; судя по всему, её симптомы к тому времени уже дали знать, что этот жуткий рубеж неотвратимо приближается. Если роль Дантеса в истории дуэли и смерти Пушкина была преувеличена многими поколениями пушкинистов, чем же тогда объяснить свидетельства тех, кто описал, как выглядел Пушкин в последние месяцы жизни?

Вид его был страшен, а при упоминании имени Дантеса его лицо сводили сильные судороги. Они не понимали, что выдают за причину следствие: болезнь зашла так далеко, что один из её самых характерных признаков (судороги) усилился и стал бросаться в глаза, хотя он был заметен и раньше.

Принято считать, что Пушкин грыз ногти, он же просто прикрывал рукой нервный тик в углу рта. (Напомним, что такой же тик имел Троцкий). Кроме неожиданных обмороков и судорог был ещё один грозный симптом: микрография – сначала буквы при письме могут быть обыкновенного размера, но становятся всё меньше и в конце страницы могут стать меньше в несколько раз.

В последний год жизни Пушкина буквы в последних строчках на листе были чуть ли не в 10 раз меньше, чем в начале.

Ни Лацис, ни Козаровецкий не назвали болезнь, считая, что это должны сделать врачи – невропатологи. Сама мысль о том, что его ждёт полная недееспособность, обездвиженность и маразм, была для поэта невыносимой. Страшнее всего было то, что в любой момент он уже не смог бы контролировать ситуацию. Лацис писал: «Ещё не развернулась травля. Ещё не было анонимных писем. Но уже было ведомо: настали последние дни. Пришла пора исчезнуть. Надлежало тщательно замаскировать предстоящее самоубийство…В исполнители напросился Дантес. А «заказчиком» был сам поэт». Всё это не снимает вины с Дантеса. Но если бы Пушкин не нашёл Дантеса, он нашёл бы кого-нибудь другого.

Это исследование Лациса объяснило факт, который всегда был загадкой. «Ни один из лучших пушкинистов не взялся объяснить, почему Пушкин плакал навзрыд на праздновании лицейской годовщины 19 октября 1836-го года. Почему так и не смог дочитать приготовленные стихотворные листы?...Поэт явно представлял: этот праздник для него последний, на следующем его не будет, его не будет нигде…Им было принято твёрдое решение опередить конечную стадию болезни, от которой…существует лишь одно лекарство – смерть».

Когда было принято это ужасное, мучительное решение? Скорее всего – в 1835году. Именно к этому времени относятся его стихотворения «Родрик» и «Странник». Последнее, в свете сказанного выше, особенно откровенно:

При детях и жене сначала я был тих.

И мысли мрачные хотел таить от них,

Но скорбь час от часу меня стесняла боле,

И сердце, наконец, раскрыл я поневоле.

«О горе, горе нам! Вы, дети, ты – жена! –

Сказал я - ведайте: моя душа полна.

Тоской и ужасом; мучительное бремя.

Тягчит меня. Идёт! Уж близко, близко время…

……………………………………………………….

«Познай мой жребий злобный:

Я осуждён на смерть и позван в суд загробный -

И вот о чём крушусь: к суду я не готов,

И смерть меня страшит»……

В. Козаровецкий пишет: « Нам предстоит усваивать открытия Лациса и Баркова…Легко представить, какое отчаянное сопротивление академической пушкинистики это вызовет…. Но я уверен: замолчать эти открытия уже не удастся». Не надо оскорблять поэта, приписывать ему отсутствие выдержки, проницательности, элементарного здравого смысла. Он не был заводной игрушкой, не был рабом общего мнения. Давно пора понять буквальное, сиюминутное значение стихотворной подписи «К моему портрету»:

Хвалы и клевету приемли равнодушно.

И не оспоривай глупца!

Спрашиваю у Бога, что это была за болезнь? – Маниакально-депрессивный психоз. – На почве ревности? – Нет. – Наследственная? – Да. –

От кого? – От прадеда по линии Пушкиных Александра Петровича Пушкина, который умер довольно молодым. – (Диагноз выбран Богом из приведенных в «Справочнике практического врача», «Медицина»,М.,1967.с.613).

В свете этих данных, мы можем предполагать, что больше всего Пушкин боялся не маразма или неподвижности, а неотвратимой возможности сойти с ума («Не дай мне Бог сойти с ума…»). И в последний год жизни это было реально.

5. Тайны Пушкинской дуэли.

Из множества статей, книг, написанных о дуэли и смерти Пушкина, не вытекало непротиворечивого объяснения событиям тех дней до выхода книги акад. Николая Петракова «Последняя игра Александра Пушкина». Именно он, экономист-математик и пушкинист «по совместительству», смог показать, что тогда происходило. Приводим работу В. Козаровецкого (10) почти без сокращений, ибо тут «ни убавить, ни прибавить», как краткое изложение книги.

Николай I, впервые встретив Наталью Николаевну на прогулке в Царском селе, сразу же обратил на неё внимание, что означало, согласно нравам двора, задумал сделать её одной из своих любовниц. Успех любой женщины у императора считался честью для её мужа. Возможно, что царь серьёзно увлёкся женой Пушкина: после смерти на его теле был обнаружен медальон с изображением Натальи Николаевны (в дальнейшем Н.Н.). Царь начинает оказывать Пушкину такие милости, которые свет расценил именно как плату за молчаливое согласие будущего рогоносца со складывающимся положением.

Титулярного советника Пушкина восстанавливают в Коллегии иностранных дел, назначив ему жалованье, в семь раз превышающее положенное, без необходимости бывать в присутствии. Одновременно Н.Н. втягивают в интимный дворцовый круг. Пушкин пытается сопротивляться и убеждает её «не кокетничать с царём», нарушает придворный этикет, раздражая Николая. Тот выговаривает ему через жену (Н.Н.). Напряжение между поэтом и царём быстро растёт.

Письма Пушкина 1831-1833гг передают его постоянную борьбу с Натали, быстро усвоившую нравы и тон двора и не желавшую следовать наставлениям мужа. «Третьего дня я пожалован в камер-юнкеры (что довольно неприлично моим летам). Но двору хотелось, чтобы Н.Н. танцевала в Аничковом», подразумевая под «двором» царя, с горечью записывает он в дневнике 1января 1834г.

С этого момента он вместе с супругой обязан являться на дворцовые мероприятия, особенно на балы. Пушкин пытается уйти в отставку, чтобы уехать с семьёй в деревню, но это вызывает бешенство царя. Пушкин вынужден с извинениями прошение об отставке забрать.

Здесь мы приводим отрывки из писем Н.О.Пушкиной – матери поэта к О.С.Павлищевой – сестре поэта в Варшаву ( Н.О,П.– О.С.П) и другим(11). Это даёт дополнительную краску к описываемому в (10):

Стр.203, Н.О.П. – О.С.П, 12 сего Января 1834г:

«Знаешь ты, что Александр – камер-юнкер, к большому удовольствию Натали, она будет представлена ко двору, вот она и на всех балах. Александр весьма озадачен, этот год ему хотелось поберечь средства и уехать в деревню».

(Ссылка* 9).

*9 – Н.О.Пушкина – баронессе Вревской (стиль и пунктуация везде сохранены):

«…Натали в восторге, потому что это даёт ей доступ ко двору.

Пока что она всякий день где-нибудь пляшет».

Стр.205, Н.О.П – О.С.П., 26 сего Января 1834г:

«…Представление Натали ко двору огромный имело успех, только о ней и говорят, на балу у Бобринского Император танцевал с ней Французскую кадриль и за ужином сидел возле неё.

Говорят на балу в Аничковом дворце она была прелестна. И вот наш Александр превратился в камер-юнкера….он, которому хотелось на несколько месяцев уехать с женой в деревню,…видит себя вовлечённым в расходы.».

Стр.210, Н.О.П. – О.С.П.,3 сего Марта 1834г:

«Натали на всех балах…, она всякий день возвращается в 4 или 5 часов утра, обедает в 8 (вечера-М.Г.), встаёт из-за стола, чтобы взяться за туалет и мчаться на бал…».

Стр.212, Н.О.П. – О.С.П., 9 сего Марта 1834г:

«На последнем балу при дворе Натали сделалось дурно после двух туров Мазурки; …(она--М.Г.) почувствовала боли такие сильные, что воротившись домой, выкинула. И вот она пластом лежит в постели после того, как прыгала всю зиму и, наконец, всю масленую, будучи два месяца брюхата».

Видя, что Пушкин «неадекватно» реагирует на его «ухаживания» за Н.Н., Николай переводит стрелки дворцовых сплетен на Дантеса, карьера которого зависит от его благоволения.

Дантес должен сделать вид, что он увлечён женой Пушкина.

Он пишет Геккерну в Гаагу два письма, в которых изображает вспыхнувшую в нём страсть к Н.Н., списав эти банальные любовные признания со страниц бульварных любовных романов того времени. Дантес ухаживает за Н.Н. демонстративно шутовски, шаржировано, напоказ свету, и свет с удовольствием эту игру подхватывает, а Н.Н. с согласия (если не по наущению).

Николая принимает её тоже. Пушкин, для которого вся эта игра прозрачна, разворачивает свою контригру.

К этому моменту для него вопрос о дуэли – неважно с кем – решён. Он прекрасно понимает, что дуэль, даже при благоприятном исходе, приведёт к суду и как минимум – к высылке его из столицы. А именно этого он и хочет. Но именно этого не хотят все остальные участники игры: Николай в этом случае теряет Н.Н., она теряет Николая, свет и балы, Дантес теряет карьеру. Такова диспозиция перед решающими событиями в этой истории.

1-го июля 1836г Пушкин отвергает приглашение на бал в честь дня рождения императрицы – под предлогом траура по матери.

Разозлённая императрица, опекавшая Дантеса (возможно, для отвлечения внимания царя от Н.Н. – М.Г.), требует от него активизации в его ухаживаниях за Н.Н. В конце лета Пушкин, вернувшийся из города на дачу (в Царском селе – М.Г.), застаёт у Натали Дантеса, который специально задержался, зная о скором возвращении её мужа. После ухода Дантеса Н.Н., вместо признания в невинном флирте, оправдывается первой пришедшей на ум ложью: дескать, Дантес говорил с ней о его желании посвататься к её сестре, Екатерине Гончаровой. Пушкин, ни на секунду ей не поверив, мгновенно использует эту ложь и диктует ей записку, в которой Н.Н. сообщает Дантесу, что она рассказала об их разговоре мужу и что он согласен на брак Дантеса и её сестры.

Дантес -- в шоке (свидетель этому – его приятель А.Трубецкой), он понимает, что шутить с Пушкиным опасно. Он вынужден теперь проявлять интерес к Екатерине Гончаровой. 2-го ноября Пушкин от кого-то узнаёт о состоявшемся у И. Полетики свидании Н.Н. с царём, застаёт её врасплох, и жена, никогда не умевшая лгать правдоподобно, излагает ему первую, пришедшую ей на ум мысль о Дантесе, заманившем её в ловушку, стоявшем на коленях и грозившем покончить с собой.

Пушкина эта ложь устраивает (защищая честь его семьи, именно такую версию поддерживали для мира и он сам и его друзья), и он начинает действовать.

3-го ноября 1836г он рассылает друзьям (кроме одного - двух экземпляров, которые должны дойти до царя), заблаговременно изготовленные им «дипломы рогоносца» (пресловутые «анонимные письма» - М.Г.):

«Полные кавалеры, командоры и кавалеры Светлейшего Ордена всех Рогоносцев, собравшихся в Великом Капитуле под председательством достопочтенного Великого Магистра Ордена Его превосходительства Д.Л.Нарышкина, единодушно избрали г-на Александра Пушкина коадьютором Великого Магистра Ордена Всех Рогоносцев и историографом Ордена. Непременный секретарь граф И.Борх».

Д.Л.Нарышкин был супругом любовницы Александра I; Пушкин назван коадьютером, то есть заместителем, следовательно, его жена – любовница Николая I. Иначе понять «диплом» было невозможно, и все серьёзные пушкинисты в этом сходились. К Дантесу этот «диплом» не имел никакого отношения, и, рассылая его, Пушкин давал понять своим друзьям, что дело тут не в Дантесе, а в царе, которого он вызвать на дуэль не мог. И одновременно развязывал себе руки: под покровом тайны он может обвинить в его («диплома») изготовлении кого угодно. Два письма должны быть доставлены Бенкендорфу; Пушкин грозит царской чете небывалым скандалом, к которому может привести «озвучивание» такого текста.

4-го ноября (остаётся около трёх месяцев до дуэли) Пушкин сам «получает» «диплом» и в тот же день посылает вызов Дантесу, поставив в известность и жену. Та, в ужасе от того, какими последствиями грозит сам факт дуэли, мчится к Жуковскому, тот сообщает о вызове царю и немедленно начинает улаживать дело. Вызов Дантесу и письмо министру Канкрину, отправленное 6-го ноября, рассчитаны на то, чтобы царь согласился на личную встречу. В письме Канкрину Пушкин даёт понять Николаю, что с этого дня отказывается от царских подачек; оба понимают, что это фактическое объявление войны.

Надежда на аудиенцию у императора не оправдалась: Нессельроде письмо с «дипломом» царю не отдал. Жуковский же сделал всё возможное, чтобы замять скандал. Выход – Дантес должен жениться на Екатерине Гончаровой. Дантес жениться на ней не хочет; Николай заставляет его пойти на этот брак. (Сохранилось свидетельство дочери царя: «Pápa заставил Дантеса жениться»).

7-го ноября Жуковский радостно сообщает Пушкину, что всё улажено: Дантес женится на сестре Н.Н. Пушкин -- в бешенстве:

Только что жена уверяла его (и его друзей), что Дантес смертельно влюблён в неё, а теперь он должен делать вид, что Дантес также смертельно влюблён в её сестру. В порыве отчаяния и гнева Пушкин открывает карты Жуковскому, и тот, услышав, что вся интрига Пушкина направлена против царя, приходит в ужас: «Ради Бога, одумайся. Дай мне счастье избавить тебя от безумного злодейства, а жену твою от совершенного посрамления». Пушкин вынужден уступить. Все разрешения на брак Дантеса с Екатериной Гончаровой были, против правил, получены в считанные дни, и 13-го ноября было объявлено о предстоящей свадьбе.

На первый бал сезона 15-го ноября Пушкин приглашения не получил, а Н.Н. приглашение получила. Жуковский в записке к Н.Н. требует, чтобы она поехала на бал и непременно одна. Жуковский, написав такую записку, и Н.Н., последовав его совету, поставили последнюю точку: Пушкин в этой борьбе остался абсолютно один против сплотившихся врагов.

Светом брак между Дантесом и Екатериной Гончаровой трактуется как жертва Дантеса во имя спасения честного имени Н.Н.

Теперь у Дантеса появляется возможность бывать там же, где бывает Н.Н. с сёстрами, и продолжать свой шутовской флирт с Н.Н., подогревая любопытство света и удобряя почву для сплетен.

Пушкин, раздосадованный тем, что дуэль не состоялась, разворачивает другой вариант контригры. Он пишет письмо Геккерну –старшему, доводит его до сведения Жуковского, который в ужасе от оскорбительного тона письма, делающего дуэль абсолютно неизбежной. Пушкин согласен не отсылать письмо при условии, что Жуковский устроит ему встречу с царём. Через два дня, 23-го ноября, встреча состоялась (в присутствии Бенкендорфа).

Пушкин в разговоре дал понять, что не оставит дело, если его имя и имя его жены будет бесчеститься грязными сплетнями.

Царь понимает, что все оскорбительные эпитеты, высказанные Пушкиным, относятся не к Дантесу, а к нему.

Он берёт с Пушкина обещание, в случае дуэльной ситуации, прежде поговорить с ним, с Николаем. Пушкин результатом встречи расстроен: царь не оставит в покое его жену, и ситуация медленно но верно идёт к смертельной развязке.

В конце 1836г Пушкин публикует памфлет, якобы написанный Вольтером, в котором Вольтер не хочет дуэли с N, так как это ниже его достоинства и тем самым законспирировано даёт понять, что стреляться с Дантесом – тоже ниже его достоинства, что Дантес для него - не противник. Пушкин решает использовать договорённость с царём о возможности встретиться с ним, если он решится на дуэль.

25-го января 1837г состоялась эта последняя встреча, подробности неизвестны, но судя по воспоминаниям Николая, он её запомнил на всю жизнь.

Примерная реконструкция Н.Петраковым весьма достоверно описывает её. Видимо, оба были готовы идти до конца, но Пушкин так говорил с царём, что тот струсил (вероятно, боялся огласки своих домогательств к Натали–М.Г.).

Результатом трусости стала и его месть, когда он молча поспособствовал тому, чтобы дуэль не была предотвращена, и его попытка обелить себя даже через много лет. Остальное общеизвестно.

Военно-судное дело прошло под присмотром царя; Н.Н. для дачи показаний не вызывали – царь запретил, понимая, что она может проговориться.

Священник, которому Н.Н. исповедовалась после смерти Пушкина, В ШОКЕ ОТ УСЛЫШАННОГО, божился, нарушая тайну исповеди, что она ни в чём не виновата. Версия Н.Петракова непротиворечиво объясняет мотивацию всех писем Пушкина и его высказываний, и всех событий в этот период. Все вопросы получают ответы, кроме одного: зачем Пушкину понадобились смертельные условия дуэли? Не случайно Вяземский писал: «Эта история окутана многими тайнами».

Но мы теперь знаем один из ответов, который можно дать и на этот вопрос (см. п.4. «Почему Пушкин плакал»). А теперь обратимся к Богу с вопросами:

1) Была у Н.Н. Пушкиной связь с царём Николаем I в период её близости ко двору и во время преддуэльных событий? – Да.

– Когда это началось? – В 1834г.–

2) Была ли у Н.Н. связь с Дантесом? – Нет. –

3) Были ли у Н.Н.дети от царя при её жизни с Пушкиным? – Нет. –

4) Раз портрет Н.Н. был найден на теле царя после его смерти, значит, он любил Н.Н.? – Да. –

5) Н.Н. любила Пушкина? – Да. Очень. – И царя она тоже любила? – Да, но Пушкина – больше. –

6. Последняя игра Александра Пушкина.

Так озаглавлена книга академика-экономиста и пушкиниста Н.Я.Петракова. В этом разделе мы дополним п.5 («Тайны пушкинской дуэли») сведениями из интервью, взятого В.Козаровецким (В.К.) у Н.Петракова (Н.П.). В его книге «последняя игра» Пушкина выстраивается, главным образом, на истинных взаимоотношениях в «четырёхугольнике» Пушкин – Н.Н. – царь – Дантес. Например, оказывается, по воспоминаниям Агаповой, под окнами квартиры Идалии Полетики, где состоялось «роковое» свидание Н.Н. с якобы Дантесом, прогуливался П.Ланской, охраняя эту встречу от посторонних глаз.

Ротмистр Ланской был приятелем И.Полетики и другом её мужа, и он сторожил квартиру в качестве «топтуна». В таком случае в квартире не мог находиться новоиспечённый поручик Дантес – мало того, что низший по чину, но и на 13 лет моложе Ланского (такое было просто не положено и могло быть даже поводом для дуэли).

С другой стороны, впоследствии Н.Н. вышла замуж за этого самого Ланского, и царь накануне их брака осыпал его милостями, деньгами и сделал командиром полка, над которым шефствовал сам император (хотя Ланской должен был ехать для прохождения дальнейшей службы в Одессу). При этом и согласие Н.Н., и разрешение на брак от царя были получены мгновенно. Царь также заказал придворному живописцу Гау портрет Н.Н., и по его распоряжению - беспрецедентный случай! – портрет Пушкиной поместили в полковом альбоме. В медальоне на умершем царе обнаружили её изображение и т.д. Зная всё это, немудрено было сделать вывод, что брак с Ланским был прикрытием её отношений с царём (12).

(Считалось, что это было проявлением заботы о семье Пушкина). А тогда неизбежен и следующий логический шаг: Ланской и раньше выполнял доверительные поручения царя. И на квартире Полетики было свидание Н.Н. с царём, а не с Дантесом. Тем более, что И.Полетика была одной из «квартир-дам» Николая I, обеспечивавших его интимные свидания, как, например, впоследствии была «квартир - дамой» Александра II-го В.Шебеко.

Эта информация о свидании Н.Н. с царём была получена из воспоминаний Агаповой, которая являлась дочерью императора (и старалась это доказать; в браке Н.Н. с Ланским она была первым ребёнком, рождение которого, скорее всего и прикрывалось срочной свадьбой.) В этом свидетельстве Н.Петраков не сомневается, так как Агапова «никогда не придумывала факты, которых не было», хотя могла их интерпретировать по своему (12).

Но из этого следует, что Н.Н. сочиняла Пушкину о нечаянном свидании с Дантесом с его заламыванием рук и т.п. А зная проницательность Пушкина, можно с уверенностью сказать, что он ей не поверил, как и умные пушкинисты.

Но главное не в том, было ли у Н.Н. интимное свидание с царём, а в том, давали ли Н.Н. и император повод для сплетен и пушкинской ревности. Пушкин подаёт прошение об отставке. Царь в бешенстве. Какая неадекватная реакция на пожелание человека, неважно исполняющего свои обязанности, уйти в отставку и уехать! Подтекст бешенства царя – и гнева Жуковского – Пушкин не хочет признать право царя на интимные отношения с его женой, в то время как мужья всех любовниц Николая считали такие отношения за честь.

Об ухаживаниях императора за женой поэта говорят и в Петербурге, и в Москве. Пушкин пишет жене: «Ты кого-то довела до такого отчаяния своим кокетством и жестокостью, что он завёл себе в утешение гарем из театральных воспитанниц». Здесь– явная мстительная ревность поэта, «выдающего» царя своей жене. О Дантесе – ни слова, хотя это уже середина 1836г. И он говорит о себе как о рогоносце: «Про тебя, душа моя, идут кой-какие толки,...мужья всегда последние в городе узнают про жён своих».

Итак, Н.Н. регулярно скрывала от мужа свои свидания с царём. И понимание этого меняет отношение ко всем поступкам Пушкина, который не только легко разгадывал ложь жены, но и всегда учитывал её поведение в развёрнутой им контригре, делая на неё поправку.

Из «четырёхугольника» в дуэли не был заинтересован никто, кроме Пушкина, который был готов на ссылку, лишь бы уехать из Петербурга. Н.Н. теряла царя, свет и Петербург (балы), царь терял Н.Н., Дантес – карьеру в России.

Поэтому все там действовали согласованно, спасая положение. Есть свидетельство дочери Николая I, что он заставил Дантеса жениться на Екатерине Гончаровой.

Теперь Дантес уже на правах родственника продолжает демонстративно ухаживать за Н.Н., а та, поощряемая императором, тоже демонстративно принимает его, Дантеса, ухаживания, не понимая, что её игра для Пушкина прозрачна и ясна.

Сложившийся расклад устраивал всех, кроме Пушкина. Но даже в безвыходной ситуации Пушкин (на то он и Пушкин!) находит выход, он просто не может дать им переиграть себя. А то, что он может пойти и на смерть, они не понимают, это выше их понимания.

На самом деле Пушкин уже знал, что пришла пора умереть.

Его болезнь грозила ему сумасшествием, её симптомы ежечасно напоминали ему о необходимости быстрейшего ухода из жизни. (Возможно, это одна из версий, не случайно же Вяземский обмолвился: «Эта история окутана многими тайнами» - Н.П.)(12).

Н.Петраков не считает единственной целью дуэли самоубийство. Пушкин использовал дуэль, чтобы защитить свою честь и честь жены, и чтобы ответить императору, которого он не мог вызвать на дуэль, и чтобы наказать Дантеса, карьера которого должна была быть разрушена. Своей смертью Пушкин навеки привязал к этому трагическому действу не только Бенкендорфа, но и самого царя.

Он не только сделал достоянием истории его поведение, но и вынудил его принять прямое участие в убийстве вместе с Дантесом, когда Николай позволил (если не «посоветовал») Бенкендорфу отослать жандармов в противоположную сторону.

Без санкции царя Бенкендорф не посмел бы принять такое решение самостоятельно. Словом, Пушкин так «хлопнул дверью», что отзвуки слышны до сих пор. Но для этого понадобилась целая цепочка пушкинских мистификаций.

Самое интересное в книге (12) – как Н.Петраков пришёл к заключению, что автором «диплома рогоносцев» был сам Пушкин? В процессе анализа пушкинских текстов, было установлено, что четыре мистификационных документа играют первостепенную роль: «диплом рогоносца», полученный Пушкиным и его друзьями 4-го ноября 1836г, письмо Пушкина министру финансов Канкрину от 6-го ноября того же года, неотправленное письмо Пушкина Бенкендорфу от 21-го ноября того же года и преддуэльное письмо Пушкина Геккерну.

Плотность написания первых трёх во времени такова, что очевидна их взаимосвязь и продуманность всей развёрнутой Пушкиным кампании, логика которой «раскручивается» с момента получения «диплома». Включение императора в «рогоносную» интригу мог себе позволить только сам Пушкин.

С какой стороны ни взглянуть, выгодным появление такого «диплома» было только Пушкину, и написать его мог только сам Пушкин. Вообще мы не можем разгадать многие поступки и произведения Пушкина, пока не поймём, что он был гениальным мистификатором («мистификация» - введение кого либо в заблуждение – относительно автора или содержания. В самом деле, сколько сотен сюжетов Пушкин изобрёл в своём творчестве. Ему по плечу было сочинение любой интриги, любой тайны, мистификации – М.Г.).

Посмотрите, кому был разослан этот «диплом». Вместо того, чтобы разослать его недругам Пушкина, автор рассылает его только друзьям Пушкина. То есть, достигнута цель минимальной утечки информации о его содержании. Дуэль и смерть Пушкина заставили царя и Бенкендорфа полностью засекретить всё связанное с этой историей, в том числе письма.

Наконец, адреса всех получателей «диплома» автор знал досконально, вплоть до каждого этажа и поворота лестницы. Это всегда тревожило всех пушкинистов, которым просто не хватило решимости предположить пушкинское авторство.

Второй документ – письмо Канкрину – написано с расчётом, чтобы его обязательно прочёл царь, а в письме указано: «убедительнейше прошу не доводить оного до сведения государя императора», и министр немедленно мчится к царю на доклад.

Пушкину отказано в погашении долга, но главное – он освободил себя от подачек и обязательств перед царём.

Третий документ – письмо Бенкендорфу – образец мистификации. Пушкин сообщает в нём о получении им самим анонимного письма («диплома»), и что он «считает, что это письмо написано Геккерном, и что поводом к этой низости было ухаживание за его женой (Н.Н.) Дантеса». Он высказал всё, что он думал, якобы, о последнем, а фактически – о Николае. Это письмо каждым словом обращено не к Бенкендорфу, а к царю.

Письмо до адресата не дошло, позже попало в III отделение, было засекречено, а подлинник обнаружился лишь через четверть века.

Четвёртый документ (был при Пушкине на дуэли) – преддуэльное письмо Геккерну, Оно общеизвестно. В нём важен абзац о том, что «случай…пришёлся весьма кстати, чтобы мне разделаться (с Дантесом – М.Г.): я получил анонимное письмо».

Главное – эти письма (анонимные) в тот момент были нужны ему одному и никому больше, потому что сложившийся расклад устраивал всех, кроме самого Пушкина!

Что сказал Пушкин царю во втором, последнем разговоре?

Н.Петраков полагает, что, поскольку царь не на шутку влюбился в Н.Н., скорее всего, оба были готовы идти до конца. Отсюда следует, что Пушкин жёстко высказал царю всё, что он думал по его поводу, и император попросту струсил. Местью за этот пережитый страх и стало прямое участие в убийстве, но сознание вины не оставляло Николая до смерти – это хорошо видно по его воспоминаниям об этом разговоре.

На книгу Н.Петракова профессиональными литераторами были написаны развёрнутые рецензии, разосланные в две газеты, но в обеих рецензии «зарубили», семинар с обсуждением книги в ИМЛИ был сорван, потому что «книга вредна».

Книги А.Лациса и А. Баркова замалчиваются, хотя их необходимо издавать массовыми тиражами, в них – правда! – так считает В.Козаровецкий.

В.К. спрашивает Н.П.: «Для кого вредна ваша книга?» Н.П.отвечает: «Получается, что для всей современной пушкинистики, которая трактует последний период жизни Пушкина так, будто он не был ни проницательным, ни умным человеком, что его легко было обмануть, и что он был игрушкой в руках царя и света (а значит не был гением?! – М.Г.). Да и вряд ли наши пушкинисты согласятся с моим выводом о том, что свободолюбивые помыслы Пушкина не простирались дальше свободы дворянства. Его идеалом был просвещённый абсолютизм, при котором монархия даёт человеку право быть личностью при условии, что эта личность не покушается на основы государственного строя. И в эту морально политическую ловушку он сам же и попал» (12).( Но так ли уж прав Н.Петраков? Ведь написал же Пушкин повесть о Пугачёве, покушавшемся на эти самые основы государственного строя, и показал своё уважение к этому человеку? – М.Г.).

Относительно «вредной» литературы хочется привести слова Евгения Замятина, написанные в 1923г,: «Справедливо рубят голову еретической, посягающей на догмы, литературе: эта литература – вредна...Но вредная литература полезнее полезной: потому что она – антиэнтропийна, она – средство борьбы с обызвествлением, склерозом, корой, мхом, покоем. Она утопична…она права через полтораста лет» (13).

Снова задаю вопросы Богу:

1) Могла ли Н.Н. отказать царю в его ухаживаниях и связи с ним? – Нет. Не могла и не хотела.

2) Внимание и любовь (страсть) царя к ней льстили её самолюбию? – Да. –

3) Ухаживания красавца Дантеса тоже льстили её женскому самолюбию? – Да. –

4) Её поведение с царём давало повод для сплетен? – Нет. –

5) А поведение с Дантесом? – Да. –

6) Встречи с царём были тайными? –Да. – Где они происходили? – Во Дворце, во время балов, и у И.Полетики. –

7) Пушкин подозревал жену в измене? – Нет. –

8) Пушкин сам изменял жене? – Да. –

9) Ревность к царю и к Дантесу и необходимость отстоять свою честь, а также мысли о необходимости скорой смерти были двумя главными причинами смертельной дуэли? – Да. –

10) Царь и свет были виновны в гибели поэта? – Да. Они не предотвратили её, а способствовали ей. Царь сказал: «Мы насилу заставили его умереть христианином». –

Литература:

1) В. Козаровецкий, «Искать ли женщину», Интернет.

2) В. Козаровецкий, «Утаённая любовь Пушкина», Интернет.

3) В. Козаровецкий, «За что убивали пушкинистов», Интернет.

4) А.Лацис, «Из-за чего погибали Пушкинисты», Интернет.

5) Друзья Пушкина, Переписка. Воспоминания. Дневники, Т.1,М.!984.

И.И. Пущин, Записки о Пушкине. Письма, М.,1989.

6) Л. Фрейдгейм, «А был ли мальчик?», Интернет.

7) В. Козаровецкий, «А был ли Троцкий?», Интернет.

8) А.С.Пушкин, «Начало автобиографии», ГИХЛ, М., 1950, Т.5, с.538.

9) В.Козаровецкмй, «Почему Пушкин плакал», Интернет.

10) В. Козаровецкий, «Тайны пушкинской дуэли», Интернет.

11) «Мир Пушкина», Фамильные бумаги Пушкиных Ганнибалов,Т.1, С.-П. «Пушкинский фонд», 1993.

12) Н. Петраков—В. Козаровецкий, «Последняя игра Александра Пушкина», Интернет.

13) Е. Замятин, «Мы», Кишинёв,Лит.артистикэ, 1989, стр.512.

Предисловие автора……………………………............… стр. 2.

Гл.1.

Загадка древней цивилизации ольмеков.

Беседы с Богом........................................................................стр. 3.

Гл.2.

О новом научном открытии существования Бога (Творца,

Создателя) и о способах общения с Ним……………….. стр. 8.

Гл.3.

Периодичность как основной закон Вселенной………... стр. 18.

Гл.4.

Загадки 20-ти великих людей-феноменов.

И их объяснение…...........................................................… стр. 27.

Гл.5.

Об объединении религий. Беседы с Богом.…………..... стр. 70.

Гл.6.

Об абортах и о клонировании человека.

Беседы с Богом…….......................................................… стр. 76.

Гл.7.

Об эвтаназии, самоубийстве и убийстве.

Беседы с Богом……........................................................... стр. 81.

Гл.8.

Великие люди, которых Бог назвал своими величайшими.

Учителями. Беседы с Богом………………………….…. стр. 84.

Гл.9.

Что общего между аурой человека и кораллом?

Беседы с Богом…...........................................................… стр. 90.

Гл.10.

Загадки Пушкина. Беседы с Богом…………………….. стр. 96.

Предисловие автора.

После выхода первой книги «Тайны Природы и Истории», Нью - Йорк, 2009г, (в российской версии «Пока Земля Жива», Москва,2010г) накопилось несколько статей, из которых и сложилась эта вторая книга. Это – опять беседы с Богом – о загадке древней цивилизации ольмеков, о научном открытии существования Бога, о периодичности – основном законе Вселенной, о загадках великих людей - феноменов, об объединении религий и о многом другом, а также о загадках гениального А.С.Пушкина.

Как и в первой книге, все беседы с Богом проводились тем же способом – с использованием метода биолокации, – подробно описанным в первой книге – в главе «Как и почему я общаюсь с Богом». Метод заключается вкратце в том, что я задаю вопросы и получаю на них ответы с помощью т.н. «автоответчика» - маятника. Он описан также в данной книге в главе «О новом научном открытии существования Бога и способах общения с Ним» (гл.2).

Поскольку главы книги охватывают проблемы и вопросы из разных областей знания, читатель может выбрать те, которые его больше интересуют. Здесь есть новые сведения и любопытные материалы из многих областей: – и для историка, и для физика, и для юриста, и для биолога, и для филолога и вообще для учёного, а также для врача, экстрасенса и целителя. Желаю вам провести с книгой интересное время.

Майя Горина.

«Человек ни при каких обстоятельствах не может удовольствоваться внешним благополучием, даже если оно и было бы достижимо…

Грядущее от нас скрыто, но исходя из всего исторического прошлого, мы вправе думать, что новая культура России будет строиться на основе нездешних истин. Иначе, отвергшись от Божества, от прорыва к трансцендентной (т.е. недоступной познанию) сущности бытия, всякое культурное развитие может только повернуть человека к животному, к жалкому жестокому антропоиду, из которого он произошёл после неисчислимых тысячелетий непрерывной борьбы за существование и многих веков медленного духовного роста».

Сергей Константинович Маковский,

Поэт, художественный критик, теоретик искусства, мемуарист ХХ века.

(из книги: Ю.Аненков, Дневник моих встреч, т.II, с.236,NY, 1966г).