Самоисследование - ключ к высшему Я. Понимание себя.

Надо ли вам читать эту книгу?

Эта книга написана не для того, чтобы увеличивать количество бесполезно хранящейся информации в уже переполненных умах читателей, а для того, чтобы настроить ваше восприятие на понимание сути читаемого и происходящего.

Эта книга не о методах и концепциях, так как она сама и является методом, способом и возможностью для осознания вашей сути и механизмов возникновения вопросов, проблем и желаний, появляющихся у вас, уважаемый читатель.

Возможно, вы хотите лучше понять себя, решить какие-то проблемы, достичь Гармонии, Любви, Красоты, Здоровья, Благополучия, Мудрости и Просветления. Может быть, еще чего-то… Но как бы вы это ни определяли, по сути, все и вся стремится к Одному — к Целостности, Гармонизации и Безусловной любви.

Так как же обрести Целостность и Любовь в самом себе? Это вопрос, достойный нашего общего внимания. Ведь именно он ведет нас по дороге к самому себе.

Холистический в переводе на русский значит целостный. Холистической психологией мы называем искусство в науке или мастерство движения по Пути обретения человеком Целостного Сознания в Любви. Сознания, не разделенного обусловленным умом на множество фрагментов, рефлексирующих по поводу своих собственных представлений. Целостное сознание — это сознание Человека, познавшего себя. Это соединение мужского и женского, внешнего и внутреннего, духовного и материального. Это свобода от той фикции, иллюзии, которую мы привыкли считать самим собой.

Кто и как идет по этому Пути? Как мы выяснили, каждый по-своему. Но есть нечто Общее для каждого, кто действительно идет, а не просто говорит об этом.

Исходя из этого Общего, мы и рассматриваем особенности Пути каждого к самому себе.

В этой и других наших книгах вы можете увидеть самое интересное и неожиданное — зеркальное отражение самих себя: своих мыслей, убеждений, представлений, образов, чувств и поступков; и главное — осознать их.

Интересно, какую реакцию это у вас вызовет? Ведь встреча с самим собой — это самое потрясающее из возможных событий жизни человека.

Так кто же вы есть, уважаемый читатель, на самом деле?

Как появилась эта книга и как ее читать?

Эта и другие книги основателя Школы холистической психологии Александра Александровича Пинта созданы как одна из форм заочного обучения Школы. Работа в Школе проводится в различных формах, в том числе в группах, которые мы называем группами практического самоисследования. В этой книге представлены материалы, полученные в процессе работы одной из таких групп. Ранее они издавались в трех книгах: "Искусство ясного видения", "Жить в двух мирах", "Понимания себя".

В работе участвовали руководитель Школы холистической психологии Александр Пинт и члены группы практического самоисследования.

Вы сможете извлечь максимальную пользу из этой книги, если не будете использовать обычный способ чтения, ориентированный только на поиск любопытной для вас информации. Так как в этом случае используется главным образом обусловленный ум, который имеет весьма ограниченные возможности восприятия и понимания.

Проводя исследования восприятия читателями литературы религиозной, философской, психологической, эзотерической направленности, мы выявили некоторые интересные закономерности. В частности, многие читатели в действительности не ищут чего-то действительно нового, то есть того, что могло бы реально изменить их мировоззрение, хотя обычно говорят обратное, а в основном стремятся к подтверждению того, в чем они уже были убеждены, или того, во что они верят. В этом случае читатель ничего принципиально нового не получает от книги, а просто еще больше укрепляется в старых и привычных для него мнениях.

Часто бывает так, что желание приобрести данную книгу исходит из одной части человека, в самом процессе чтения участвуют другие его части, а выносят суждения о ней какие-то третьи. В этом проявляются фрагментарность, противоречивость, рассогласованность внутреннего мира человека. Это происходит с ним не только при чтении книг, но и во всех других ситуациях, возникающих в его жизни.

Поэтому мы предлагаем вам использовать нашу книгу для самоисследования, то есть осознания различных в данный период разрозненных процессов, происходящих в вашем сознании, и их объединения в одно целое.

Истинное понимание, то есть понимание сути того, что заключено в книге или в каких-либо происходящих с вами событиях, возникает при гармонично согласованном восприятии, включающем не только интеллектуальную сферу, но также эмоциональную и телесную. В этом случае вы не просто анализируете прочитанное на уровне ума, а проживаете то, о чем вы читаете, на уровне чувств и тела.

Эта книга сделана так, что создает для вас возможность непосредственного участия в работе по самоисследованию вашего собственного внутреннего мира, то есть тех проблем и вопросов, которые актуальны для вас в данный момент. Поэтому не удивляйтесь необычным состояниям, которые могут возникнуть у вас в процессе ее чтения.

Ведь это не развлекательная литература. Здесь главным является осознание вами своих мыслей, чувств и ощущений, возникающих при прикосновении к скрытым зонам и связанному с ними прошлому болевому опыту. Результатом этого будет ваше освобождение от груза прошлых проблем, болезней и неприятностей.

Читая книгу, осознавайте свои мысли, чувства, ощущения и желания, которые возникают в связи с тем, о чем вы в данный момент читаете. Наблюдайте не только за развитием диалогов, приведенных в книге, но — главное — за своей реакцией на них. Вы увидите, что они будут вызывать в вас определенные мысли, чувства и ощущения. Наблюдайте за ними. Именно это позволит вам получить максимальную пользу от книги.

У многих, читавших эту книгу, возникало желание перечитывать ее полностью или какие-то отдельные главы. Каждое повторное прочтение давало новый импульс для осознания и более глубокого понимания возникших вопросов и проблем.

Рассматривайте эту книгу как собеседника, с которым вы вступаете в глубокое общение для познания самого себя.

И еще. Любое сказанное, а в большей степени написанное слово становится чем-то уже оторванным, отделенным от говорящего, от того, что происходило в момент его произнесения. Ведь слово — это посредник между говорящим и слушающим, пишущим и читающим. Оно одинаково принадлежит им обоим. Каждый из них вносит свое понимание, свое восприятие, свою жизненную энергию. Поэтому говорение и слушание, написание и прочтение — единый процесс общения, и чем меньше барьеров, обусловленных жесткими убеждениями, мнениями, представлениями, тем чище, яснее и свободнее это общение.

Эта книга — наше приглашение к такому общению с вами.

Духовный путь, или путешествие в стране кривых зеркал.

Во время длинного путешествия Молла привязал к своему поясу тыкву. Один человек, желая подшутить над Моллой, ночью взял у него тыкву и привязал себе к поясу. Утром, увидев человека с тыквой у пояса, Молла сказал, растерявшись:

— Не понимаю, если этот человек — я, то кто же тогда я сам?

Вы идете не за мной, а со мной.

— Я не считаю, что есть универсальные пути и что их можно классифицировать. Я считаю, что у каждого человека есть свой путь. Поэтому говорить, что я веду каким-то своим путем, я бы не стал. Каждый из нас отправляется туда, куда он хочет. И это движение идет из его запроса. Скорость этого движения определяется силой этого запроса. Направление этого движения определяется видением данного человека в данный момент времени.

Желание может быть сильным, но видение очень фрагментарно. Тогда этот человек начинает крутиться вокруг одного и того же дерева, хотя, по его словам, он хочет выйти из леса. Или он прошел три дерева и заблудился в них, или он прошел четыре дерева и крутится вокруг четырех деревьев, называя это, например, четвертым путем.

По крайней мере, можно выделить первое — это страсть, или желание выйти откуда-то, или двинуться куда-то, или пройти что-то. И второе — это ясное видение, которое позволяет человеку это движение совершать и видеть, что с ним происходит. Иначе, мы можем бесконечно ходить по одному и тому же кругу, называя это путем. Это, на мой взгляд, весьма существенно.

— Вы говорите, что путь у всех разный, но коли мы встречаемся с вами все вместе, значит, у нас какое-то одно направление пути. И мы идем за вами. Может быть, каждый своей тропинкой, но направление у нас одно.

— Если уж так говорить, то вы идете не за мной, вы идете со мной. Это присутствие, а не ведение. Я рассматриваю свою роль как роль Присутствующего.

— Это где-то очень близко.

— На мой взгляд, существует большая разница между Ведущим и Присутствующим. Присутствие можно понимать очень широко. Возьмем, например, Ивана Сусанина. Заблудились какие-то люди, Иван Сусанин говорит: "Я выведу вас". Они идут за ним в буквальном смысле этого слова. Он сказал, что он их поведет, они согласились и пошли.

Но может быть совершенно другая ситуация. Например, кто-то говорит: "Я не поведу вас, но я буду присутствовать с вами". Есть в этом разница? Наверно, есть. На мой взгляд, весьма существенная. Потому что иначе с этим человеком может произойти то, что произошло с Сусаниным. Потому что он привел не туда, куда им нужно. При этом он обещал привести туда, куда они хотели. Они заключили соглашение в этом смысле. Он не выполнил это соглашение. Я же не беру обязательств привести вас куда-то.

— Но мы и не просили: "Ведите нас". Лично я не просила.

— У нас такого соглашения не было. Человек может идти сам. Куда он придет? Туда, куда он идет. Но он может находиться в присутствии кого-то, кто, допустим, ходил разными дорогами.

Допустим, я знаю очень хорошо лес, я его знаю вдоль и поперек. Какой-то человек заблудился, а я сижу у костра. Он прибежал такой радостный: "Наконец, я кого-то нашел. Я уже тут десять лет хожу, никак не могу выбраться. Вы не можете мне помочь?" Я говорю: "Хорошо. Я буду просто рядом с вами. И вы пойдете так, как вы хотите идти. Вы можете кое-что меня спрашивать. Можно со мной разговаривать". Человек говорит: "Ты знаешь, мне очень нужно выбраться из леса". Присутствующий спрашивает: "А куда ты хочешь прийти?" — "Да мне все равно куда. Мне лишь бы выбраться из этого леса". — "Как я могу тебя вывести, если ты не знаешь, куда ты хочешь идти?" А тот говорит: "Да мне все равно. Выйти бы куда-нибудь". — "Давай так. Я буду с тобой, но куда ты пойдешь — это ты выберешь сам. Потому что иначе я тебя куда-нибудь выведу, а ты скажешь, что тебе сюда не нужно, что тебе здесь еще хуже, чем там, где ты был".

Это очень большая разница. Один идет, а другой присутствует при этом или один ведет другого. Во-первых, этот человек не помнит, как он попал в эту чащу. Во-вторых, не может сказать, куда он хочет выйти, потому что забыл все, кроме этого леса, он видит только этот лес, только эту чащу. А что за этим лесом, он не знает. Еще неизвестно, когда он выйдет из этой чащи, что ему больше понравится: то, что было там, или то, что теперь. Он же не знает ту местность, куда он выйдет. Может быть, он выйдет в какой-то город, а там очень злые люди. А может, он придет в какой-то прекрасный город, и ему там будут ноги мыть каждый день. Ему это очень понравится, и он целых десять дней будет в благоденствии. А на одиннадцатый день скажет: "Это же скукотища" и затеет скандал. А те люди, которые живут в этом городе, спросят: "А откуда он вообще появился?" — "Да вот этот его привел". — "А ты что такого привел?".

Теперь что касается самого движения. Предположим, что у людей есть желание куда-то двигаться, по крайней мере, оно возникает из-за того, что им не нравится то место, где они находятся. В принципе, этого уже достаточно для начала. Но может быть так, что этот импульс очень слабый. Например, человек спит где-нибудь во мху, а там вода. Вывести его куда-нибудь на опушку, и ему уже хорошо. На большее у него и желания особого нет. Он вышел на опушку, там солнышко, он говорит: "Ну ладно, здесь лучше".

Поэтому очень многое в этом движении зависит от силы импульса, запроса. Может, он десять шагов сделает и остановится. Там кукушка кукует. Он сидит возле этого дерева, слушает кукушку и спрашивает: "Сколько мне жить осталось?", — она ему и прокукует. Он еще чего-нибудь спросит, она еще ему прокукует. Так он и останется там.

Поэтому каков запрос, таков и результат. Насколько у человека запаса желания хватит: на десять, двадцать шагов, на двадцать километров, на сто километров? Если у тебя запас на десять километров, то ты десять пройдешь и остановишься. Если запас на большее, тогда ты пойдешь дальше.

Опомнись! Ты видишь собственное отражение.

Когда ты делаешь несколько шагов вперед, перед тобой появляется зеркало. В этом зеркале ты видишь себя. Здесь начинается самое интересное. Появление этих зеркал для разных людей возникает в разные моменты. У кого-то это на первом шаге, у кого-то на первом сантиметре, у кого-то на десятом километре.

Допустим, появляется первое зеркало. В этом зеркале человек видит себя, но он не знает, что это зеркало и что он видит собственное отражение. Он думает, что видит другого человека, что-то, не относящееся к нему. Он начинает с ним взаимодействовать. Он может начать злиться, пугаться, может начать бить это, может начать говорить с ним. А то, что появляется в этом зеркале, имеет очень интересную особенность — оно все время действует одинаково. Если человек действует так же, как он действовал, когда увидел это, то продолжает поддерживать его в этом. Возникает цепь взаимодействий, ведущая человека по одним и тем же кругам.

Если человек не увидит, что это его зеркало, он будет продолжать повторять одно и то же: мысленно, эмоционально или поведенчески. И это будет до тех пор, пока человек не поймет, что он увидел зеркало, то есть собственное отражение, какую-то часть своего собственного образа. Некую часть своего образа. Это может продолжаться очень долго.

Что в этой ситуации делает Присутствующий? Он говорит ему: "То, что ты встретил, — это зеркало. Увидь это. Обрати на это внимание. Все, что ты говоришь, делаешь и чувствуешь, возвращается тебе через него обратно, и ты попадаешь в замкнутый круг. Посмотри на это, обрати на это внимание, услышь это, почувствуй это". Вот что делает Присутствующий.

А что мог бы сделать Ведущий? Он, например, мог бы схватить его и потащить дальше. Или он мог бы встать вместе с ним и начать с этим зеркалом общаться.

Главное, что делает Присутствующий, — это напоминание о том, что идущий человек столкнулся с какой-то частью самого себя, и внешний мир, как зеркало, ему это отражает. Если этому человеку удается увидеть свое отражение, то он просто проходит через него, как Алиса в стране чудес входит в зеркало и идет дальше в Зазеркалье.

Затем перед ним появляются следующие зеркала, но он опять не понимает, что же это на самом деле такое. И так происходит до тех пор, пока он не узнает себя полностью. Присутствующий сопровождает его в его путешествии и показывает ему то, с чем он встречается, напоминая о том, что он везде видит свое собственное отражение.

Какой-то человек может остановиться перед зеркалом и сказать: "Нет, это не зеркало. Не надо меня дурить и путать, и вообще, мне здесь очень нравится или мне очень плохо, но все равно, я здесь останусь". Тот, кто Присутствует, будет будить и напоминать о том, что происходит на самом деле до тех пор, пока сам человек этого хочет. Но если человек говорит: "Нет, все, хватит, мне это не нужно, это утомило меня", то тогда Присутствующий уходит. Это не значит, что он уходит насовсем, но диалог прекращается. До тех пор, пока в том человеке не возникнет желание снова проснуться и увидеть реальность.

— Может ли человек, столкнувшись с отражением собственного образа и не поняв этого, все-таки пройти через зеркало?

— Нет, либо человек остается у зеркала и продолжает повторять снова и снова свои привычки, либо он проходит сквозь это зеркало. Но пройти сквозь зеркало он может только в том случае, если осознает ту часть образа самого себя, с которой столкнулся. Зеркала бывают очень разные. Бывают маленькие, бывают очень большие. Чем дальше идет человек, тем большее зеркало перед ним возникает. В конце концов, может возникнуть зеркало, в котором отражается он весь. Сначала возникают зеркала, которые отражают человека частично, фрагментарно. Появление второго зеркала невозможно, если не пройдено первое зеркало. Появление третьего зеркала невозможно, если не пройдено второе зеркало. Сколько этих зеркал будет у данного человека, неизвестно. Где и как он встретит их, тоже неизвестно. Но очень существенным является то, что появление второго зеркала возможно только при прохождении первого и т. д. Нельзя зеркала обойти.

Прямое зеркало — дверь в реальность.

— Увидеть себя — значит увидеть себя со стороны. Да?

— Да, с помощью зеркала мы можем увидеть себя со стороны.

Есть зеркала кривые, есть прямые зеркала. Человек, который любит философствовать, обычно сталкивается с кривыми зеркалами. В кривом зеркале ты никогда не можешь увидеть себя. Кривое зеркало не позволяет человеку видеть себя, оно дает искривленные, искаженные образы. Это зеркало, в котором отражаются иллюзии. Человек видит только иллюзии, порожденные им же. Себя в кривом зеркале невозможно увидеть. Вот почему я так часто напоминаю о различии между философствованием и реальным вопросом, запросом, разговором.

Философствующий человек встречается с кривыми зеркалами, которые уводят его все дальше и дальше от реальности.

Стремление и искренность человека определяет то, какие зеркала будут появляться на его пути: кривые или прямые. Эти зеркала возникают независимо от того, приходите вы сюда или не приходите. Вся жизнь и есть эти зеркала, но только мало кто это видит и понимает. Присутствующий может указать вам на это.

Если человек живет среди великих возможностей, но не знает о них, то, может быть, самым важным для него является увидеть их. Если у дороги стоит указатель со стрелкой и на нем написано «Прага», то это не значит, что человек, столкнувшийся с таким указателем, узнал, что такое Прага. Но увидев указатель, он может двигаться в правильном направлении и потом действительно узнать, что такое Прага. Но если же он сталкивается с указателем, который является кривым зеркалом, то, куда он его направит, будет совершенно не тем местом. Самое интересное, что он увидит эту Прагу, но эта будет иллюзорная Прага, это будет иллюзорный город, это будет фальшивый, искривленный, фиктивный город, но название у него будет то же самое.

— Считаете ли вы, что всегда, когда возникает желание кому-то что-то доказать, это связано с каким-то кривым зеркалом? Рассматриваете ли вы вообще всю жизнь человека, как блуждание по лесу, где ничего, кроме битого стекла, и нет, или в промежутке у человека встречаются какие-то проблемы и желания что-то сделать, доказать, что не связано с отражением его самого в чем-то или ком-то?

— У меня есть вопрос: "Можно ли быть чуточку беременным?".

— Чуточку нет.

— Это ответ на ваш вопрос. Если человек спит, то он спит. Если он проснулся, то он проснулся. Да, жизнь большинства людей — постоянное блуждание между зеркалами.

— То есть вы считаете, что, кроме этого битого стекла, назовем это так, ничего больше и нет. Если я хочу что-то вам доказать, то это обязательно потому, что я хочу доказать это в вас собственному фрагменту? То есть ничего другого в мире просто нет?

— Для каких-то людей действительно ничего, кроме этого, нет. Но может быть и другое для тех, кто стремится к реальности.

Вы думаете, что я реагирую на слова, на умные фразы? Ничего подобного. Я очень внимателен, но не к словам, а к тому, из какого места вы их произносите. Это я чувствую.

Когда человек прожил жизнь, может быть, не одну, а много в этих кривых зеркалах, то указатель, показывающий возможность встречи с прямым зеркалом, является такой же возможностью, например, как корабль для Робинзона. Или корабль для того, кто пять дней в океане, в холодной воде без еды и пищи. Как ответ на SOS тонущему кораблю. Ведь люди, находящиеся на нем, реально тонут. Если на их сигнал не ответят, то неизвестно, выживут они или нет. А то, что их ждет не очень комфортная ночь один на один с акулами в океане — это уж точно. Поэтому они не будут философски относиться к тому, услышат их или не услышат, — для них это вопрос жизни и смерти. Когда острота запроса стоит на таком уровне, то человек пойдет, он пройдет через зеркало, он пройдет сквозь них, не через одно, не через два, а через все, которые должен пройти. Если запрос не столь велик, то он скорее всего даже не захочет увидеть, что это зеркала.

Жизнь — это возможность. Если мы это понимаем, мы ее используем. Если не понимает, не используем. Какая возможность дана нам в наших встречах? Ведь наша группа — это организм. Организм либо растет, либо умирает. У некоторых людей есть представление о том, что организм может жить не развиваясь и не деградируя. Это фикция. Это самообман. Все в этом мире либо развивается, либо деградирует. Другого нет. Любая организация, объединение чего угодно (и в том числе людей) либо развивается, либо умирает. Промежуточного состояния нет. Само развитие идет тоже через умирание.

Просветленных называют дважды рожденными. Что это значит? Это значит, что он умер, по крайней мере, один раз, находясь в теле, при этом тело не исчезло. Как можно родиться, если ты не умер? Он умирает, но тело осталось, потом он рождается второй раз. Оно может умереть по-другому, не распавшись физически. Оно может умирать много раз таким образом. Это касается как одного человека, так и группы людей, так и человечества в целом.

Я хорошо чувствую, когда что-то развивается или когда что-то умирает. В том и в другом случае я катализирую это. То, что должно умереть, лучше пусть быстрей умирает. То, что должно развиваться, пусть развивается быстрее.

Стереотипы вашего мышления.

— Что такое стереотипность? В некоторых людях это можно видеть очень наглядно. Везде, где бы они ни находились, они отрабатывают одно и то же. При этом они говорят какие-то философские, «умные» слова, но делают одно и то же. Всегда и везде одно и то же. Как можно узнать о своих стереотипах?

— Вы можете увидеть их через другого человека. Именно это знание о себе является самым важным знанием, которое мы здесь и пытаемся добывать. На самом деле, знание о своей стереотипности надо добывать. Вы можете почитать какие-то книги в поисках этого, но те, кто пишет эти книги, тоже находятся в рамках своей стереотипности. Те концепции, которые они предлагают, — это тоже стереотип мыслей, который у них существует.

— Конечно, любое произведение несет на себе отпечаток личности автора.

— Если оно несет в себе какую-то концепцию, то оно обязательно имеет определенные стереотипы мышления. Если это известный автор и обладает какими-то способностями, которые признаются другими людьми, то они, читая это, попадают в его стереотипы мышления и чувствования. Это может считаться модной, современной концепцией: психологической, религиозной, философской или какой-либо другой. Что мы и наблюдаем в разных сферах: культурных, политических, экономических, где угодно. Возьмите любую сферу и вы увидите определенные стереотипы, которые там существуют.

Ум обычного человека не хочет ничего слышать помимо того, что он считает правильным, и требует только одного: утвердить то, что знает, то есть проходить по одному и тому же циклу все время, бесконечно, при этом говоря, что это что-то новое, что вы меня недослушали, недопоняли, сейчас я скажу самое важное.

Что есть ложная личность человека, которой он так гордится и которую он все время хочет возвысить и утвердить. Это есть зацикленность на определенных стереотипах. Мы уже говорили, что достаточно взять одного охотника, достаточно взять одну эстрадную певицу, достаточно взять одного политика, достаточно взять одного администратора и мы увидим, какие стереотипы мышления имеют место в их среде, в среде политиков, администраторов, охотников.

— Но не все же администраторы одинаковы, как под копирку? Что-то их различает?

— Да. Есть разные стереотипы. Есть стереотипы, присущие уму данного человека. Есть стереотипы, присущие той прослойке, тому образу жизни, которому он следует. Возьмем человека, который занимается политикой. Это та роль, которую он считает для себя важной. Тогда стереотипы, принятые в той политической среде, в которой он находится, становятся стереотипами его мышления.

Возможно, вы обращали внимание на то, что не всякий человек входит в какой-то определенный образ жизни, в определенную сферу жизни, но если он входит, то вы можете увидеть, что этот механизм таким образом его обрабатывает, что в его ум закладывают и подкрепляют характерные для нее стереотипы. То есть он становится тем, кого обработал этот механизм. Конечно, есть определенные индивидуальные особенности ума и присущие ему стереотипности или пути мысли, пути эмоции, пути ощущения данного человека. Но когда он входит в какой-то образ жизни, стремясь к нему приобщиться, то он получает определенную «обработку», характерную именно для данного образа, стиля жизни.

Новый русский, например. Это определенный стереотип мышления, это определённый стереотип поведения и т. д. Вы можете увидеть эти стереотипы, существующие в уме такого человека. Но сам он их в себе не видит. Он может смеяться над анекдотом о новых русских именно потому, что не видит этого в себе. Это что-то, что человек видит со стороны, но не в себе. То есть в другом человеке это легче увидеть, в себе увидеть это очень сложно. Но если ему скажут: "Это же ты. Это же про тебя", он разозлится, он будет возмущаться.

— Так же можно определить тип поведения городского жителя и жителя села. Одного и другого народа. Они отличаются друг от друга различным набором стереотипов.

— Согласно которому, разделяя который, он причисляет себя к ним. Он может за это держаться, может не очень держаться. Но тем не менее у большинства людей есть определенный набор стереотипов, за которые они очень сильно держатся. Допустим, стереотипы поведения женщины и мужчины, это существенно для многих людей. Что позволяется женщине, может быть, запрещено мужчине и наоборот.

— В некоторых кругах придерживаются очень жестких стереотипов.

— А в некоторых они более гибкие. Но это тоже стереотипы. Гибкость — это тоже стереотип. У нас принято это, а у вас принято то. Если ты что-то такое скажешь здесь, то тебя к стенке поставят, а где-то в другом месте ты можешь свободно поболтать по этому поводу. Это называется стереотип демократии. Но по сути это все стереотипы. Стереотипы, это то, что порождено умом, а мы и занимаемся исследованием стереотипности, механистичности реагирования ума.

Почему мы видим в другом себя?

— Получается, что от стереотипов уйти нельзя. Можно просто сменить один стереотип на другой.

— Да, но при этом обычно говорят, что это что-то принципиально новое, считается, что после этого человек стал другим. И многие люди верят, что это действительно так.

— Но уйти от стереотипности невозможно.

— Как можно уйти от того, чего ты еще не видишь? Механистическая жизнь вся состоит из стереотипов, так давайте увидим хоть несколько их в самом себе. Давайте увидим свою личность, те стереотипы, из которых она состоит.

— Увидеть свою личность — это значит уйти от своих стереотипов?

— Увидеть свою личность — это увидеть свои стереотипы. Может быть, вы их вообще не увидите. Потому что вы очень долго будете просто говорить о том, что надо уходить от них. Но если вы их еще не видите, как вы можете от них уйти? Это увидеть надо, а дальше будет то, что будет. Может, вы увидите и скажете: "Мне больше ничего, кроме этого, не надо". Что говорить о том, что будет. Надо сначала увидеть.

Когда человек начинает видеть механистичность, стереотипность своей жизни, он говорит: "Это — ужасно. Я очень хочу жить по-другому. Я готов это сделать". И тогда сама жизнь создает условия, в которых он может увидеть все то, что сделало его несчастным.

Но много ли вы знаете людей, которые хотят избавиться от своей механистичности? Многие хотят говорить об этом, не делая ничего. Да, есть такие, которые любят поболтать по поводу философского, религиозного представления об этом. Но кто действительно хочет столкнуться с этим непосредственно? С тем, чтобы увидеть свою ложную личность такой, какая она есть на самом деле. Даже если он согласится, то насколько далеко захочет продвинуться в этом исследовании. Ну допустим, он один такой безобидненький стереотип вытащил, один из тысячи, ну два, три, а дальше захочет? Что он скажет, когда столкнется с тем самым важным стереотипом, который является основой его ложной личности. Он же выдвинет кучу щитов и загородится ими. Он выдаст такую мощную защитную реакцию, что к нему на километр не подойдешь.

Так, хочет ли человек в частности и человечество в целом менять что-либо, менять свои стереотипы, или это только разговоры? Как можно говорить о том, что будет дальше, если мы еще не знаем того, что есть. Единственное, что имеет смысл делать сейчас, — это выявлять и видеть присущие вам стереотипы. Потому что иначе все, чтобы мы ни говорили, все, к чему бы мы ни пытались двигаться, будет являться просто еще одним стереотипом. За всем этим многообразием будет стоять одно и то же — стереотип.

Вы можете сказать, что все это ерунда. Или вы можете сказать: "Ну да, вообще-то что-то в этом есть, но на самом деле есть и другие вещи, зачем он так все сгустил? Ну есть у меня стереотипы, могу я что-то посмотреть, и даже буду, это довольно забавно, но не все же время этим заниматься. Есть же у меня что-то другое". Что вы сейчас думаете об этом?

— На одной из встреч, когда мы исследовали вопрос о том, как работает наш ум, и увидели эту механистичность, пусть даже чисто логически, наступило молчание, и я почувствовал, что все как-то прониклись, для всех это было откровением. Это был первый удар. Потом через несколько занятий мы исследовали другой вопрос: как возникает действие, откуда оно берется, как оно происходит. Проблема видения, то есть то, что человек видит все через образы. Мы исследовали три эти вещи, и все они привели нас к одному. От того, что я сейчас буду неумные вещи говорить, а, например, кукарекать, ничего не изменится.

Что же делать? Прыгнуть с шестого этажа? Может, потому, что я человек действия, у меня возникла такая ассоциация.

— Смотрите, ваш ум, попав в тупик, приводит к усилению эмоциональной реакции. Эмоция же ищет способ выразиться через действие. Вы говорите: прыгнуть или еще что-то сделать. Эта и есть ваш стереотип реагирования.

— Гораздо проще было бы, если все эти свои стереотипы были воплощены в ком-то, и он был бы твой враг. Я бы пошел с ним воевать.

— Так вот именно это и происходит у людей. Именно так. Кто идет на кого? Тот, кто видит в другом себя, но не хочет принять себя в себе, и тогда он начинает воевать против того образа себя, которого видит. Именно так происходят конфликты, войны. Человек не хочет видеть что-то в себе, тогда он проецирует это на другого, не хочет это принимать уже теперь в нем и идет на него с оружием.

— Как?

— Вопрос: "Как?" — это вопрос ума. Смотрите, как непривычно жить с этим пониманием. Но единственное, что может привести человека к истинному себе, — понимание этого, ясное видение своей стереотипности. Как тяжело даже допустить до себя это. Возникает эмоциональный надрыв. Куда бежать? Что делать? Как?

Зацикленность — подготовка к сумасшествию.

— Но ум очень изощрен. Я заметил за собой, что когда эти вопросы начинают беспокоить, то через какое-то время память стирает это, она противодействует.

— Ум и заботится только о том, чтобы обеспечить безопасность для себя. Безопасность — вот что самое главное для него. Когда ум работает, что он делает? Он перетаскивает свой опыт прошлого в будущее, то есть он повторяет все время одни и те же стереотипы. Но он еще и следит за тем, чтобы не выйти за пределы «допуска». При изготовлении каких-либо технических деталей определяются допуски. Если допуск не выдержан, то деталь становится бракованной. Так вот, ум создаст вам проблемы, создаст вам мучения, но он же и будет следить за тем, если, конечно, он нормально работает, чтобы эти мучения не вывели вас за пределы допустимого. Выход за эти пределы — это то, что обычно называется сумасшествием.

Сумасшествие ума — это когда он становится неспособным контролировать себя в рамках, которые считаются нормами в обществе. Величина допусков бывает разной. Если с умом что-то происходит и он разрегулируется, то тогда человек выходит за эти допуски и становится сумасшедшим. Ум сам создает проблемы и сам же удерживает их в привычных рамках. Это называется нормальной жизнью. Есть жизнь нормальная и есть жизнь ненормальная.

Ненормальная жизнь возникает тогда, когда ум выходит за пределы привычного. Этот выход не сопровождается сумасшествием у тех людей, которые научились выходить из привычных представлений и при этом создавать новые, более широкие и свободные представления, то есть новую картину мира. Они могут изменять фокус своего восприятия и таким образом переходить из одного восприятия мира в другой. Ум такого человека очень гибок и способен легко перестраивать свои представления и стабилизировать свое восприятие. Такой человек способен осознанно изменять свое восприятие, то есть видеть мир по-разному. Причем, что самое главное, он способен осознанно контролировать этот процесс.

Человек, способный осознавать и контролировать свой фокус восприятия мира, не становится сумасшедшим. А ведь грань между так называемым нормальным состоянием и сумасшествием очень относительная. Сами психиатры говорят об этом. У некоторых людей существует очень сильная зацикленность. И тогда стоит произойти какой-то ситуации, как эта зацикленность настолько усиливается, что человек становится уже и внешне ненормальным. Зацикленность существует у каждого человека. Но у кого-то более сильна, у кого-то менее. Она составляет основу его ложной личности. Это то, что он не хочет подвергать никакому сомнению. Но Жизнь никто обмануть не может.

Жизнь — это река, которая течет. И она может вовлечь человека в некое течение, в котором он попадает в некоторые обстоятельства, которые подвергнут очень сильному воздействию его цикличность, то есть его убеждения, мнения, верования. И он уже не может удерживать свой ум в каких-либо рамках. Он сходит, что называется, с рельс. Допуск уже не выдерживается умом.

Кто из вас может гарантировать, что с ним это не произойдет. А ведь многие люди имеют очень сильную зацикленность на чем-то. Они имеет очень жесткие убеждения и все время пытаются их утверждать для окружающих. Они не успокаиваются, пока не убедят в них других. То есть они сами себе создают ситуации, в которых подвергают себя встрече с противоположными убеждениями. И эти ситуации могут «выбить» их ум, и он выйдет за пределы контролируемого допуска. Никто не может гарантировать себя от этого.

— А если нет никаких убеждений?

— Это тоже убеждение, что нет никаких убеждений.

— А если на самом деле нет никаких убеждений.

— Мы сейчас говорим абстрактно? Покажите мне этого человека и тогда мы с ним поговорим. Если есть у вас такой знакомый, приведите его и мы все выясним. Если этот человек живет только обусловленным умом, то у него есть убеждения. У него есть механистичность. Поэтому все сводится к тому, чтобы изучить эту механистичность и увидеть ее в себе. Вот это и есть та работа, которой имеет смысл заниматься. Потому что все остальные вопросы: "А что потом?", "А что так?", "А что сяк?". Все это лишено какого-либо смысла по той простой причине, что все равно в постановке и разборе этого вопроса проявляется один и тот же стереотип.

Сейчас предлагается много семинаров и тренингов с обещанием глобальных изменений за несколько дней. Но какие здесь могут быть гарантии? Ведь никто не может знать, что действительно сможет данный человек.

Есть такой анекдот. Брежнев захотел получить очередную звезду и обращается к кому-то из высших сил. "Что ты хочешь?" — "Хочу еще одну звезду Героя Советского Союза". — «Хорошо». И вдруг он видит себя с гранатой и перед собой танк. "Пожалуйста, получите звезду Героя Советского Союза".

Ведь как рассуждает человек? Сейчас я сижу в кресле с пятью звездами, дай мне еще одну, чтобы я в этом же кресле сидел, но уже не с пятью, а с шестью звездами. Такой подход имеют очень многие люди по отношению ко всем этим духовным и психологическим обещаниям изменений. И те, кто предлагают такие быстрые и кардинальные изменения жизни человека, делают свой бизнес именно благодаря такому отношению. Рекламируются такие предложения как нечто совершенно новое, уникальное, проверенное на многих людях, и т. д. Мы здесь не занимаемся этим. Мы занимаемся исследованием того, кто порождает саму возможность веры и соблазнения такого рода предложениями, то есть умом.

Обратите внимание, что любая система — это определенный стереотип мышления. Почему одни люди идут в одну систему, а другие в другую? Люди, обладающие определенным стереотипом мышления, соответствующим стереотипам данной системы, притягиваются к ней. Поэтому группы людей, собирающиеся вокруг какой-либо определенной системы, чем-то похожи. В этом отражается характер стереотипности их мышления. Их устраивает эта теория, эта система потому, что она созвучна с их собственными стереотипами мышления. Поэтому они не подвергают сомнению ее основные постулаты.

Любая система дает обещания чего-то: совершенствования, лучшей жизни, духовного продвижения, спасения. Система не может их не давать. Я же не даю никаких обещаний, а предлагаю узнать главное: кто же ты есть на данный момент, то есть соприкоснуться с реальностью. Соприкосновение с реальностью крайне неприятно для обусловленного ума и ложной личности, потому что это соприкосновение с собственной механистичностью, с собственными иллюзиями, убеждениями, верованиями, которые каждый из нас вынашивает, лелеет и холит. В этом проявляется наша «любовь» к самому себе. Потому что личность и есть этот набор убеждений. Я люблю себя, значит я люблю свои убеждения. Проводя эту работу, мы вместе можем видеть, насколько каждый из нас к ней готов, как мы продвигаемся в практическом изучении самого себя.

Лучший подарок для осознающего.

— Пожалуйста, кто еще хочет сказать о стереотипах, которые он заметил в других и в себе?

— Я хочу сказать об Ире. У нее есть такой стереотип: если она озадачена каким-то вопросом, то все равно, кого мучить, лишь бы получить ответ на свой вопрос.

— Я могу сказать про Сергея. У меня, как и у него, есть такой стереотип: очень упорно кому-то что-то доказывать, даже не слушая собеседника, не задаваясь вопросом, интересно ему то, что я говорю, или нет.

— Вы выявили некоторые стереотипы, отражающие механистичность ума. Что делать дальше? Сможете ли вы за ними наблюдать в различных ситуациях вашей жизни?

Допустим, вы знаете свой стереотип, и возникает такая ситуация, в которой вы его начали опять проявлять и вдруг осознали это. В этом случае он начинает изменяться только от того, что вы наблюдаете за его проявлением. Вы не боретесь с ним, вы просто очень внимательно за ним наблюдаете. Вы хотите видеть все его тонкости и нюансы. Если стереотип не выявлен и не осознан человеком хотя бы один раз, то он не может наблюдать за ним и осознать его проявления. Но как только он его осознал, — что-то меняется. Мы будем это наблюдать в себе и других. Это действительно интересно. Если человек говорил, говорил, говорил и вдруг замолчал и стал слушать другого, — это и есть осознание, он этот стереотип осознал. Это будет видно. Это станет очевидно. Сейчас мы друг другу помогаем именно для того, чтобы это могло происходить для того, чтобы наше осознание расширяло наше сознание.

Пожалуйста, кто еще хочет сделать другому подарок: показать ему его стереотипы?

— Я сейчас сидела, слушала и отследила такое состояние, что когда мы начинаем в друг друге что-то отслеживать, я вдруг просыпаюсь, а когда идут рассуждения, я чувствую, что глаза закрываются. Это происходит не оттого, что мне неинтересно слушать. Я не знаю, отчего это происходит. Может быть, оно и еще где-то происходит, но здесь оно очень заметно. А когда вы сказали: "Кто еще про кого скажет", я вдруг почувствовала, что у меня глаза открываются.

— У Геннадия я заметил очень частое движение ногой и рукой, такое покачивание. И сейчас он определенным образом сел. Это тоже определенный стереотип.

— Сейчас вы обратили внимание на стереотип поведенческий, телесный. А что за ним стоит, как вы считаете?

— Когда о человеке говорят, то он будет проявлять какие-то эмоции. Может быть, он старается не показывать их.

— Вы сейчас ходите вокруг да около. Давайте конкретно разберемся, какой стереотип мысли и чувства может скрываться за такими движениями, такой позой?

— У него боевая поза. Локоть и ребро у него немного в бок, ноги расставлены. Похоже на самозащиту.

— А мне кажется, эта поза говорит только об интересе.

— Геннадий, вы осознали мысли, которые сопровождались сменой вашей позы? Вы сейчас ее сменили, до этого у вас была другая поза. Какое изменение мыслей последовало за этим движением тела?

— Если будет что-то важное, чтобы это не упустить. Такие мысли были.

— Вы осознали эти мысли, когда они у вас возникли или вы сейчас выдумываете, только чтобы что-то ответить? Только эти мысли были или еще какие-то? Смена позы могла быть связана с несколькими стереотипами.

— Я увидела, что он ожидал какую-то негативную оценку по отношению к себе, при этом хотел, чтобы его оценили как можно лучше.

— Как вы считаете, имеет смысл такая работа? Полезна ли она для вас?

— Да, это лучше, чем философские разговоры.

— Я поддерживаю ваши философские разговоры только для того, чтобы потом использовать их для практической работы. Если мы в этом будем едины, то наша работа пойдет значительно быстрее. Мне очень часто приходится перенаправлять ход беседы, чтобы она не вылилась в бессмысленное философствование. Вы обратили на это внимание? На самом деле все можно использовать. Изо всего можно извлекать пользу. И если вы теряете интерес и погружаетесь в сон, то только потому, что не хотите понять то единое, что стоит за всем кажущимся многообразием различных тем, мнений, идей. Вы видите их через призму своих стереотипов. Все интересно, потому что все может стать материалом для непредвзятого исследования, практической работы, ведущей вас по пути к самому себе.

Истории для понимания.

Сколько листьев в руке.

Однажды, когда Будда сидел под деревом, к нему пришел великий философ. Будда был тогда уже очень старым, и в течении нескольких месяцев он должен был уйти.

Великий философ спросил у Будды:

— Сказали ли вы уже все, что знали?

Будда взял в свою руку несколько сухих листьев и спросил философа:

— Как вы думаете, сколько листьев у меня в руке? Больше ли их, чем сухих листьев в лесу?

Весь лес был полон сухих листьев; ветер дул повсюду, и сухие листья создавали много шума и много музыки. Философ посмотрел и сказал:

— Что за вопрос вы задаете? Как вы можете иметь больше листьев в руке? У вас их несколько, самое большее дюжина, а в лесу их миллионы.

И Будда ответил:

— То, что я сказал, это только как несколько листьев в моей руке. А то, что я не сказал, это как сухие листья в этом лесу.

Философ воскликнул:

— Тогда еще один вопрос. Почему вы не сказали всего, этого?

Будда ответил:

— Потому что это не поможет вам. Даже если я хотел сказать это, то оно не может быть сказано. Вы должны пережить и тогда узнаете это. Оно идет через переживание, через существование.

Будьте сами светом для себя.

Будда умирал. Сорок лет он шел, и тысячи следовали за ним. Теперь он умирал. Он сказал: "Это мой последний день. Если у вас есть, что спросить, спрашивайте. Настал час, когда каждый должен идти своим путем".

Беспросветная тьма окутала учеников Будды. Ананда, любимый ученик, заплакал, как дитя. У него из глаз катились слезы. Он ударял себя в грудь, почти помешавшись. "Что ты делаешь, Ананда?" — спросил Будда. "Что нам теперь делать, — ответил Ананда. — Ты был здесь, мы шли в твоем свете. Все было безопасно и хорошо. Мы совершенно забыли, что есть тьма. В следовании за тобой все было светом. Теперь ты уходишь. Что нам делать?" И он снова принялся плакать и стенать.

"Послушай, — ответил Будда. — Сорок лет ты шел в моем свете и не смог достигнуть своего. Думаешь ли ты, что если бы я прожил еще сорок лет, ты бы достиг своего света? Чем дольше ты идешь в заимствованном свете, чем больше подражаешь, тем больше ты теряешь. Лучше мне уйти". Последние слова, слетевшие с уст Будды, были: "Будьте сами светом для себя".

Деревянная статуя.

Жил человек, всем сердцем преданный Будде. И была у него прекрасная старинная деревянная статуя Будды, настоящий шедевр. Он относился к ней как к величайшему сокровищу. Однажды, холодной зимней ночью, человек этот остался один в соломенной хижине. Был жуткий мороз, и он в отчаянии трясся от холода. Похоже было, что приходит его смертный час. Не было ни щепки, чтобы развести огонь. В полночь, когда человек, дрожа, почти окоченел, перед ним явился Будда и спросил:

— Почему ты не сожжешь меня?

Деревянная статуя все так же стояла у стены. Человек очень испугался. Это, должно быть, дьявол.

— Что ты сказал? Сжечь статую Будды? Никогда! Ни за что! Будда рассмеялся и сказал:

— Если ты видишь меня в статуе, ты упускаешь меня. Я в тебе, а не в статуе. Я не в предмете моления, объекте, я в молящемся. И это я дрожу в тебе! Сожги статую!

Зеркало.

Некогда жил один человек. Был он крайне беден, жил в нищете, много задолжал людям, а возвращать долги было нечем. И тогда он сбежал.

Добрался он до какой-то пустыни. Там он нашел ларец с драгоценностями и чистым зеркалом. Оно лежало на драгоценностях, прикрывая их. Увидев это, бедняк очень обрадовался. Он поднял зеркало и обнаружил в нем человека. Тут он испугался и, сложив руки в молитвенном жесте, сказал: "Я думал, что ларец пустой, что в нем ничего нет. Вдруг оказалось, что в нем находитесь вы, господин! Не сердитесь на меня!".

Путь.

Великая Чистота спросила Бесконечность: "Вы знаете Путь?" — "Нет, не знаю", — ответила Бесконечность. Потом Великая Чистота задала тот же вопрос Недеянию, и Недеяние сказало: "Я знаю Путь". — "А есть ли у твоего знания число?", — спросила Великая Чистота. "Да, есть". — "Что же это за число?" — "Мое знание Пути может возвысить и может унизить, может связать и может разъединить. Вот как можно считать благодаря моему знанию".

Великая Чистота спросила об этих словах у Безначального: "Кто же прав: Бесконечность, которая не знала, или Недеяние, которое знало?" — "Незнание глубоко, знание поверхностно, — ответило Безначальное. — Не знать — это внутреннее, а знать — это внешнее". Тут Великая Чистота вздохнула и сказала: "Значит, мы знаем благодаря Незнанию! А не знаем из-за знания! Кто же знает знание, которое не знает?" — "Путь неслышим, а если мы что-то слышим — значит, это не путь, — ответило Безначальное. — Путь незрим, а если мы что-то видим — значит это не Путь. О Пути нельзя ничего сказать, а если о нем что-то говорят — значит, это не Путь. Кто постиг Бесформенное, которое дает формы формам, тот знает, что Пути нельзя дать им".

И еще Безначальное сказало: "Отвечать на вопрос о Пути — значит не знать Путь. А спрашивающий о Пути никогда не слышал о нем. О Пути нечего спрашивать, а спросишь о нем — не получишь ответа. Вопрошать о недоступном вопрошанию — значит спрашивать впустую. Отвечать там, где не может быть ответа, — значит потерять внутреннее. Тот, кто утратил внутреннее и спрашивает впустую, вокруг себя не видит Вселенной, а внутри себя не замечает Великое начало. Поэтому он никогда не поднимется выше гор Кунь-лунь и не сможет странствовать в Великой Пустоте".

Носитель.

Кто-то пожаловался суфийскому мудрецу, что истории, которые он давал, одними истолкованы так, другими — иначе. — Именно в этом и заключается их ценность, — сказал тот. — Несомненно, вы бы и не подумали о такой чашке, из которой можно пить молоко, но нельзя воду, или о тарелке, с которой можно есть мясо, но нельзя фрукты. Чашка и тарелка — ограниченные носители. Насколько же более емким должен быть язык, чтобы обеспечивать питанием? Вопрос звучит не так — "Сколькими способами я могу понять это, и почему я не вижу этого только одним способом?" Вопрос скорее таков: "Может ли данный человек извлекать пользу из того, что он находит в этих историях?".

Масло, вода, хлопок.

Один человек, любивший изучать всевозможные системы мышления, написал дервишскому Мастеру, спрашивая, нельзя ли поговорить с ним, чтобы провести сравнения.

Дервиш послал ему бутылку, наполненную маслом и водой, и кусочек хлопкового фитиля. В посылку было вложено такое письмо:

— Дорогой друг, если вы поместите фитиль в масло, вы получите свет, когда зажжете фитиль. Если вы отольете масло и поместите фитиль в воду, вы не получите света. Если вы взболтаете масло и воду и поместите фитиль туда, он зашипит и погаснет. Нет необходимости проводить этот эксперимент с помощью слов и визитов, когда его можно провести вот с такими простыми материалами.

Возможность, которая может не повториться.

Однажды разбойники напали на большой дороге на Моллу и ограбили его. Отняв у него осла и деньги, они вдобавок крепко избили его. Молла выругал их:

— Негодники, зачем же вы меня бьете? Разве я опоздал или мало принес?

Ваш шанс в неожиданной упаковке.

— В прошлый раз у нас был переломный момент. В определенной степени кризисная ситуация. Развитие идет через кризисы. В любом процессе возникают узловые точки, узловые моменты, периоды. Именно тогда появляются наибольшие возможности. Кто-то использует эти возможности, кто-то их теряет.

Есть некоторые периоды в развитии человека, организации, человечества, когда большие возможности могут быть реализованы, когда возникают необходимые условия для их реализации. А если этот период прошел и возможность была упущена, незамечена, не использована, то когда возникнет следующая возможность такого рода? Не отделены ли эти возможности, эти периоды большими циклами?

Например, данный человек не понял и не увидел возможность, для которой сложились определенные необходимые обстоятельства. Сможет ли он наверстать упущенное потом: через неделю, через две, через три или через год?

— Я думаю, если такая возможность упущена, то она может и не повториться.

— Мне кажется, все зависит от бытия самого человека. Если человек так организовал свою собственную жизнь и следует безукоризненно этой линии, то он может не попадать под влияние обстоятельств, а, наоборот, обстоятельства формировать под себя. Может, то, о чем я сейчас говорю, — это и есть мое стремление к такой самоорганизации.

— Некоторые возможности возникают очень редко. Один человек не может создать их сам, потому что они возникают в результате глобальных процессов.

Я сейчас не говорю о такие вещах, как, например, покупка колбасы. Сегодня вы не могли ее купить здесь, но завтра можете ее купить где-то в другом месте. Я говорю о других возможностях, происхождение, возникновение, реализация которых зависит от глобальных процессов, от очень большого сочетания самых разных факторов. Если человек, сталкиваясь с ней, не видит ее, то он теряет эту возможность, и она больше не повторяется.

— Мне кажется, что такая возможность может прийти в виде неприятной, трагичной ситуации, от которой человек просто отвернется.

— То есть человеку предоставляется шанс, причем не в красивой упаковке, не в виде чего-то привычного, приятного, это может быть совершенно неожиданное, это может быть даже что-то весьма трагическое. Человек хочет сбежать от этого. Он пытается обдумать, решить что-то в связи с этим. Но это тот шанс, к которому нельзя подходить с ограниченным умом. Обусловленным умом ты не поймешь это никогда. Но ты можешь увидеть за этим что-то очень большое, что-то очень важное, что-то, что нельзя упустить. Но не ложная личность скажет вам об этом. Она скажет совершенно другое.

— Самое главное, что потом нельзя будет наверстать. Если один раз сбежал, то ситуация меняется. Ум начнет работать, и поэтому ситуация будет совершенно не та.

— Да, тогда происходит включение привычных представлений обусловленного ума, то есть он еще раз показывает, что здесь хозяин он и он все решает. Он отвергает возникшую возможность. Он выбирает тот путь, который ведет от нее, а не к ней. Необходимо увидеть эту возможность. Искусство видеть — вот то самое главное, что объединяет нас. Видеть реальность, а не иллюзию.

Голый король внутреннего мира.

— Не так давно мы с вами говорили о внутреннем и внешнем мире и мне хочется еще раз вернуться к этому. Мир, который мы видим физическим зрением, — это материальный мир. Что это значит? Это значит, что его можно физически потрогать. Я могу потрогать этот стол. Я могу потрогать дерево, я могу потрогать камень, который лежит на дороге, я могу потрогать автомобиль. Это материально. Это реальная материальность. Это материальная реальность. Она изменяется.

Две тысячи лет назад, здесь, где мы сидим, была совершенно другая физическая реальность. Здесь не было домов, здесь не ездили машины, здесь было все совершенно по-другому. Проходили годы. Физическая реальность менялась. Очень многое внесено в физическую реальность человеком. Человеком, который воплотил какую-то определенную мысль, которая у него была. Это машины, это дома. Не было дома, а теперь его построили. Раньше строили двухэтажные дома, а теперь строят высотные. Меняется эта реальность? Меняется.

Каким образом она изменяется? Изменяет ее человек, который увеличивает, накапливает некие знания о физической реальности. Он научился делать много того, что не умел раньше. Было открыто электричество, появились автомобили, появилось много того, что создает более комфортную жизнь для человека. Мы видим, что наука развивается. Создаются новые технологии, которые вносят больше комфорта в жизнь человека. Были маленькие телевизоры, теперь большие. Все это результат движения мысли человека. Мысли, которые потом, материализуясь, создают некую физическую реальность, обладающую большим комфортом, большими физическими возможностями. Это научно-технический прогресс. Теперь давайте посмотрим с другой стороны. Научно-технический прогресс существует, но существует ли прогресс внутренний, психологический, духовный. Вы понимаете, что теперь я говорю о другой сфере. Могу ли я пощупать психологический мир данного человека? Могу ли я прикоснуться к психологическому миру человека точно так же, как я прикасаюсь к автомобилю или еще к чему-то физическому?

Это другой мир. Как же этот мир появился? Какие законы в этом мире? Кто создал этот мир? Каждый человек имеет внутренний мир. Именно в нем находятся главные проблемы, проблемы жизни. Я говорю не о проблемах научно-технического прогресса, не о проблемах комфорта, большего заработка и т. д., то есть того, что реализуется и есть во внешнем мире, я говорю о тех проблемах, которые порождают душевные муки и страдания. Тех проблемах, которые на самом деле являются для любого человека, понимает он это или нет, основными. Тех проблемах, которые пытаются решать философы, религиозные деятели, психологи. Они не занимаются материальными вещами, они не занимаются созданием новых технических технологий, они занимаются другими вещами. Они занимаются внутренним миром. Они как бы дают заявку на решение этих жизненных проблем.

Очень интересно посмотреть, как они их решают. И как они ставят эти проблемы. Потому что в зависимости от того, как ставится проблема, так в дальнейшем она будет и решаться. Проблема может быть поставлена так, что вы сможете прийти только к строго определенному результату. Вы не сможете получить другой результат.

Что же происходит в нашем внутреннем мире? Какие там вопросы? Как мы их ставим? Как мы их решаем? Насколько я понимаю, здесь собрались те люди, которых волнуют эти вопросы. Они волнуют всякого человека, но не всякий это осознал и не всякий готов тратить время и усилия на то, чтобы с ними разобраться.

Как подойти к своему внутреннему миру? Что там происходит? Что я создал там? Какие законы там действуют? Почему я страдаю? Почему меня не устраивает то, что там есть? Кто хозяин в моем внутреннем мире? Кто решает, что в нем должно быть и чего не должно быть?

Если мы посмотрим, то увидим, что аппарат, который используется человеком, для того чтобы решать проблемы внешнего мира, то есть технические проблемы, используется и для постановки и решения проблем внутреннего мира. Тот же самый аппарат пытается решать эти проблемы. А этим аппаратом является обусловленный ум, действующий на основе двойственной логики. Ум действует привычным для него образом не только во внешнем мире, в котором его деятельность оправданна, но и во внутреннем мире, в котором его деятельность неоправданна. Это не та сфера, в которую можно идти с этим аппаратом. Но так как большинство людей не знают чего-либо другого, они везде применяют только его.

Что же делает обусловленный, двойственный ум, когда обращается во внутренний мир человека и пытается создавать там что-то? Он делает то же самое, что делал, работая во внешнем мире. Он применяет те же самые представления и логику. Создавая какие-либо технологии, работая с материей в тех или иных видах, он использует представление о линейности времени и ограниченности пространства. Все построено на этом. Ум переносит это же во внутренний мир. Именно поэтому во внутреннем мире человека, в психологическом мире человека существует убеждение о том, что время может быть только линейным, что данная физическая реальность единственная, а логика, основана на двойственности, то есть разделенности. Мы уже с вами об этом говорили. Это очень важно. Потому что в результате этого обусловленный ум получает безраздельное господство во внутреннем, психологическом мире. Отсюда все то, о чем мы с вами говорили: разделенность, конфликты, мучения, фрагментарность, войны — все это следствие этого.

При этом мы имеем огромное количество психологических, философских, религиозных доктрин, концепций, направлений, но они мало что изменили. Мы можем это увидеть. Изменился ли внутренний мир людей? Если внутренний мир людей меняется, то меняется и внешний мир. Но мы видим, что внешний мир не меняется, что войны и конфликты не уменьшаются, а, наоборот, усиливаются. Много концепций, много умных мыслей, много великих философов. Почему это ничего не меняет? Может быть, нет чего-то очень важного. Может быть, есть какие-то глобальные заблуждения, которые не позволяют людям увидеть самое важное.

Кто купит билет в другую жизнь?

— Есть ли что-то кроме того, что мы знаем?

Есть внешняя реальность, которую мы знаем. Мы обращаемся к своей внутренней реальности и видим, что внутри нас происходит то же самое, что и вовне. Что для нас это одно и то же. Что те проблемы, которые мы наблюдаем вовне себя и не только вокруг себя, но и в других местах, с другими людьми — это то же самое, что есть во мне, в каждом человеке. Что же это — тупик? Где же выход, если вовне и внутри одно и то же? И все попытки решить вечные проблемы, конфликты ничем не кончаются, ничего не меняется. Сотни, тысячи лет проходят, ничего не меняется. Я смотрю во внешний мир и вижу, что там то же самое, что во внутреннем; во внутреннем — то же самое, что во внешнем. Что делать? Есть ли что-либо, кроме этого? Если ничего, кроме этого нет, то тогда сколько бы лет не проходило, сотни, тысячи, миллионы, будет повторение одного и того же.

Или есть что-то другое? То, что обычно называют жизнью, реальностью — это единственное, что есть, или есть какая-то другая Жизнь, другие миры и реальности, какое-то другое восприятие Жизни? Если есть какая-то другая жизнь, то может ли человек узнать ее? Здесь в теле, а не где-то там, после физической смерти. Здесь и сейчас можно ли узнать ее? Что это за жизнь? Кто-то говорит, что есть материальный план, кто-то говорит — есть духовный план. Они начинают спорить, кто более духовен, кто более материален и т. д. Все время мы сталкиваемся с какими-то разделениями, какими-то двойственностями. Та жизнь, эта жизнь, этот мир, другой мир.

Можно ли, находясь здесь, в этой физической реальности, при этом одновременно быть еще в чем-то другом? Или это невозможно?

— Я думаю, что если бы это было невозможно, то сама жизнь была бы бессмысленна. Трудность заключается в том, как найти вход в то другое, как его увидеть.

— Но ведь очень многие и не слабые умы пришли к тому, что на самом деле все бессмысленно. Нет никакого смысла во всей этой жизни.

— Я думаю, что этот выход нельзя найти умом. Другим органом нужно искать.

— Где этот орган?

— Тот, кого это мучает, я думаю, задумается над этим и попробует все-таки найти выход.

— Вот мы здесь такие и собрались, насколько я понимаю. Видим ли мы что-то другое, неизвестное? Готовы ли мы что-то увидеть? На самом деле, можно очень долго обсуждать разные вещи, разные фрагменты, разные аспекты. Но если за всем этим ничего больше нет, то это всего лишь интересное интеллектуальное занятие. Но из него нет выхода. Есть возможность только менять обертки, менять какие-то формы, менять какие-то предметы рассмотрения и все. Больше ничего. Мы просто вспахали одно поле, а потом перешли на другое. Вы можете сказать: "Да. Этих полей очень много. На наш век хватит. Там еще очень много. Мы будем пахать, пока все не перепашем. По крайней мере, надо чем-то заниматься, коль уж я родился. Будем пахать эти поля. Будем обрабатывать эти темы. Будем рассматривать разные ракурсы".

Я сейчас задаю не философский вопрос, я задаю совершенно конкретный и практический вопрос. Я предполагаю, что здесь собрались люди, которые в какой-то степени чувствуют то, о чем мы сейчас говорим. Потому что это самое главное, это самая суть. Потому что если нет ничего другого, то зачем все это? Но если есть, как туда попасть?

— Я не знаю, как, туда попасть. Если бы я знала, как туда попасть, я, наверно, сделала бы это.

— А можно ли туда попасть в одиночку? Как вы это представляете?

— Как я представляю, мир, который всех нас окружает, — это физический мир. Здесь действует ум. Уму нужно много что выяснить, ответить на те же философские вопросы. И после этого он перейдет в духовный мир.

— Кто будет действовать в другом мире?

— Будет действовать ум. Но будет действовать, используя другие свои инструменты, свои возможности.

— Как он получит билет туда? Почему он до сих пор не получил его?

— Я думаю, что мой ум готовится к этому, он набирает информацию, выясняет что-то.

— Готовился к чему? К смерти?

— Нет, к возможности открыть другой мир.

— Вы считаете, что обусловленный ум сам себя готовит для того, чтобы попасть туда?

— В духовном мире действуют через мысли, через ощущения, через интуицию.

— Я хочу задать вам вопрос: "Вы давно ходите на наши встречи? Что вас сюда тянет? Зачем вы ходите?".

— Это сложно определить, что-то притягивает меня, может быть, это сердце. Я не могу сейчас ответить.

— Это очень важно. Это самое важное. Понимаете, отсюда уходят те, кто не смог или не захотел почувствовать вкус той другой Жизни, прикоснуться к ней.

Вы говорите, что ум готовит себя. Здесь были люди, которые имели не слабый ум. К чему он их готовил? Он готовил их к уходу. Обусловленный ум может подготовить самого себя только к тому, чтобы сбежать подальше от той Жизни, о которой мы говорим. Эта не та жизнь, в которой он может жить и хочет жить. Он никогда не купит билет в ту жизнь. Если это произойдет, то не благодаря ему, а вопреки.

Тогда возникает вопрос: если это происходит не благодаря, а вопреки обусловленному уму, то благодаря чему же это происходит? Это не праздный вопрос. По крайней мере, для меня. Благодаря чему же это может произойти?

Я не могу сказать, я не знаю, с кем, когда и как это может произойти. На мой взгляд, это совершенно невозможно понять и узнать. Но я вижу только одно, что какие-то люди идут к этому, какие-то люди сходят с дистанции.

Почему какие-то люди идут? Что в них такое, что ведет их? Мне кажется, что это никак не их обусловленный ум. Он уводит человека с этого пути. Ум сводит человека с этой дистанции, а ведет по ней что-то совсем другое.

Что «ведет» вас по жизни?

— Я бы хотела рассказать про себя, потому что ответить на вопрос: "Что ведет?" — я не могу. Сколько раз я сама приходила сюда и уходила, и опять приходила. Сейчас, смотря на весь этот период, я не могу сказать точно, что меня сюда вело, но я знала, что именно сюда мне нужно идти. Определить: это сердце или ум — я не могу. Это какая-то потребность, какое-то другое чувствование, какая-то необходимость. Возможность ли это была или что-то другое, но это то, что самое важное для меня.

— Для вас это ясно?

— Я даже не хочу объяснять. Я просто знаю.

— Интересно, Дина пришла сюда с лозунгом, что она ничего не знает. С ним же она и ушла. Когда ты вдруг понимаешь, что ничего не знаешь, когда это действительно происходит, то возникает шок. Это идет через боль. Ум хочет все определить. Он хочет все предвидеть и объяснить. Мы все время об этом говорим. Но это надо увидеть в себя, в мелочах своей жизни.

Он цепляется за очень разные вещи, причем в каждом из нас он цепляется за что-то свое. Нет двух похожих людей, у которых совершенно одинаковые зацепления обусловленного ума. Поэтому нет одних и тех же путей. Человек может отказаться от одного, второго, третьего, но оставить себе что-то четвертое. И вот в этом он будет находить отраду для ложной личности, для обусловленного ума. Он скажет: "Ладно, это мне неизвестно и это мне неизвестно, но я точно знаю, что приду в семь часов в квартиру, которая называется моим домом, и ничто мне не помешает почитать газеты".

Что-то человек оставляет себе. То, в чем он хочет быть точно уверен. Например, он говорит себе: "Эти люди меня не уважают. Но у меня есть один человек, который, я знаю точно, меня, уважает".

Обусловленный ум никогда не купит билет в ту Жизнь, о которой мы говорили. Потому что та Жизнь совершенно другая. Это Жизнь, в которой ты не можешь ничего определить раз и навсегда. Мы об этом говорили много раз. И еще раз я говорю эти слова. Но мне хочется, чтобы за ними было услышано то, что я все-таки хочу передать.

Прикоснуться к той Жизни, значит хотя бы на мгновения не знать ничего, совершенно ничего.

Но так как наши головы переполнены знаниями всяких родов и всяких сфер, то не знать ничего для человека, переполненного подержанными убеждениями и верованиями, — это что-то невообразимое. Это не просто страшно и непривычно, это что-то невообразимое в том смысле, что вообразить это просто невозможно. Вы отказались от чего-то одного, но, оказывается, у вас есть еще очень много другого. Человек говорит: "Сколько же еще, я устал. В конце концов мне та Жизнь и не нужна. Что же это такое, я сколько лет уже хожу и отказываюсь от всего, а оказывается у меня что-то старое еще есть". Есть люди, имеющие такую страсть, что идут до конца. И есть люди, не имеющие такой страсти. Только великая страсть может привести к тому, чтобы прийти туда.

Что обычно хочет человек? Например, если он учится, то хочет, чтобы ему дали диплом. В этом случае он считает, что не зря провел время. Теперь с этим дипломом он будет хорошо зарабатывать или иметь больший вес в глазах других. Смотрите, как хорошо. Вся жизнь человека, вся его устремленность направлена на то, чтобы получить больше для своей ложной личности чего-то, что ее увеличит и укрепит. Мы приобретаем знания, вещи, отношения, уважение. Мы вкладываем силы только в то, что потом дает видимую для личности отдачу.

Здесь же совершенно другое. Огромная страсть, направленная на то, чтобы отпустить все это. Полная противоположность тому, что делает обусловленный ум. Отпустить все, что было накоплено! Ради чего ложная личность будет это делать? А ведь на самом деле именно этим мы здесь и занимаемся. Но я не вещи у вас отбираю, а очищаю от привязанностей к старым, отжившим убеждениям. Вы чем-то будете хвалиться, а я возьму и покажу вам, что это ничего не стоит. Когда я кому-то это показывал, то их хватало на какое-то небольшое время. После чего некоторые уходили. В начале им было интересно. Они еще не понимали, к чему я веду. Или считали, что это все так, хиханьки-хаханьки. Но если ты серьезно относишься к этому и ты слышишь, что тебе говорится, ты не можешь держаться за то старое, что у тебя было. Ты не можешь удержать то знание, которое у тебя было, ты не можешь оставить привязанность к чему-то: к теории, к представлению и т. д. Тебе приходится отказываться, и тогда ум этого человека возмущается. Он говорит: "Все, хватит, поиграли. Больше мне здесь нечего делать". Ум остается и играет в эти игры до тех пор, пока он что-то получает для себя, но если перестает получать, то не захочет находиться в таких обстоятельствах.

Откуда же идет эта страсть? Страсть человека, который отпускает все, что у него есть, ради неизвестного.

— Что касается меня, то, как мне кажется, она живет в области сердца, потому что когда я вчера сидела и переписывала нашу беседу с аудиокассеты на бумагу, я отчетливо наблюдала, что делал мой ум. У него было тридцать три желания, чтобы только отвлечь меня от этой работы. Он даже заставил мое тело чувствовать боль. Чтобы только я ушла, смотрела телевизор. Но во мне есть что-то такое, благодаря чему я не встала и не ушла смотреть телевизор. Я сказала ему: "Нет, я буду делать вот это". Вы знаете, когда я ему так сказала, все прекратилось. У меня даже стало хорошее самочувствие, и я спокойно начала работать.

— Значит, есть что-то больше, чем обусловленный ум, что-то сильнее, чем ложная личность?

— Я не знаю, есть ли у меня такая большая страсть. Но что-то такое есть, что не дает обусловленному уму такую власть надо мной.

Страсть, преодолевающая все.

— Можно прикоснуться к чему-то реальному, к той самой Жизни. Это великая возможность, данная всякому человеку. Если ты никогда не прикасался к ней и не знаешь ее вкуса, то для тебя все это будет просто разговоры. Интеллектуальные разговоры, которые ты будешь вести до тех пор, пока твой интеллект этим интересуется. Если ты узнал, почувствовал вкус той жизни, настоящей жизни, то не можешь уйти от нее. И тогда рождается страсть. Эта страсть может преодолеть все. Эта страсть, как человек, который тонет и тянет руку, чтобы схватиться за ветку дерева и спастись. Его течением уносит, а он все равно стремится спасти себя. Вот Страсть. Страсть Жить. Мы это видим в жизни. Когда человек начинает тонуть, когда он может умереть, в нем рождается великая сила, великая страсть, если он, конечно, не сдается. Он будет тянуть руку для того, чтобы вытащить себя. Вот о какой страсти я говорю.

У большинства людей она проявляется только в моменты, когда они могут потерять тело. Я же говорю о другой страсти, которая проявляется тогда, когда тело, на самом деле, находится в нормальном состоянии. Большинство людей скажет: "Зачем тянуть руку? О какой страсти ты здесь говоришь? Со мной все в порядке. У меня квартира, деньги, дача и все такое".

Откуда же эта страсть? Куда он стремится? Он борется за Жизнь, он хочет Жить. Кому-то это может показаться очень странным, когда живой человек имеет страсть Жить. Для него же это все равно, что спасение для тонущего, свобода для заключенного. Кто глотнул того воздуха, тот будет всегда стремиться к нему. Он не сможет жить без того воздуха.

Что же это за Жизнь такая? Почему столь сильная страсть может быть у того, кто глотнул того воздуха? Что там? Можно ли это объяснить кому-то, кто не вдыхал его, не прикасался к Реальности, которая есть Любовь? Как объяснить это? Объяснить это с помощью ума уму невозможно.

— Это можно объяснить, только давая человеку возможность глотнуть того воздуха, если он захочет. Когда он это попробует, ему уже ничего объяснять не надо будет.

— Разница только в этом. Кто-то глотнул и прикоснулся, кто-то нет. Тот, кто не прикоснулся, будет просто об этом разговаривать.

Но можно ли войти туда через обусловленный ум? Будет ли он покупать туда билет? Нужна ли ему та Жизнь?

Ведь в этой жизни он самый главный. В разработке технологий научно-технического прогресса, технического знания он может сделать что-то. Сделать он может очень многое. Это аппарат, который может делать великолепные технические вещи: летательные корабли, машины, роботов. И это его сфера, это его вотчина.

Но там что-то совершенно другое. Там это все не нужно. Что там? Мы говорим «там». Трудно обычным языком выражать такие вещи. Мы говорим Там, но ведь она Здесь.

— Я думаю, что она здесь, просто мы, как слепцы, не видим, не замечаем ее.

— Мне кажется, что она у каждого внутри, только он не видит ее.

— Мы исследовали внутренний мир человека и увидели, что он создал его по образу и подобию материального мира и поэтому обусловленный ум там господин и хозяин. Но ведь на самом деле он слуга. Он может быть очень хорошим слугой, но не должен быть хозяином. Обрести истинного хозяина — это значит вспомнить себя, вернуться к себе. Именно это и есть то, ради чего мы здесь собираемся, ради чего проводим все эти исследования.

Жизнь, о дыхании которой я говорил, она так мудра, она так любяща, что ни с чем не может быть сравнима в этом. Она дает шанс, возможность человеку узнать самого себя. И в этом величайшая возможность, в этом величайшее видение узнать, почувствовать эту возможность и использовать ее. Все, что нужно человеку, она дает. Но только человек не видит этого, потому что пытается смотреть привычным для него физическим зрением, личностным взглядом на Жизнь.

Где та Жизнь? Она везде. Этой Жизнью пропитано все. Все, что есть, и есть она. Она есть суть всех вещей. Вот стол, и этот стол — создание мысли человеческой, как и этот магнитофон, этот компьютер. Эта воплощенная и опредмеченная мысль человека. Но есть ли это — Жизнь? Есть ли этот компьютер — Жизнь? Да, это часть жизни человека, который работает с ним, в частности, мы работаем с компьютером, это часть нашей рабочей жизни. Все так и есть. Я ничего этого не отрицаю. Но есть ли это та Жизнь, о которой я сейчас говорю? Та Жизнь пронизывает все, все, что мы видим, все, что мы слышим, все, что мы чувствует, и все, что мы пока не видим, не слышим, не чувствуем. Все пронизано этим. Она и есть Всё. Она ЕСТЬ ЛЮБОВЬ.

Почему у лошади такие печальные глаза.

— Мне сейчас пришла мысль. Предположим, ребенок родился, в момент рождения его сразу поместили в определенную среду и лишили возможности общения с окружающим миром, то есть на слух он ничего не воспринимает, осязания никакого, никакой информации не идет, ничего. Проходит какое-то время — месяц, год, десять лет. Можно попробовать представить, что будет с умом, будет ли он формироваться?

— Как мне это видится, такое существо просто умрет, как только его поместили в среду, полностью изолированную от каких-либо воздействий. Человек не может жить без того, что вы убрали. Вы же лишили его всякой информации, он просто умрет. Это невозможно. Вы сейчас говорите о смерти на самом деле. Поместить в эту среду, это значит умертвить.

— Я попытался понять один аспект. Я не знаю, как это лучше сформулировать.

— Он пришел, а вы моментально отправляете его обратно тем же рейсом.

— Что значит эта смерть? Смерть чего, если ум и личность еще не сформировались?

— Почему вы берете такие условия, которые на самом деле и невозможны, как мы выяснили. Вы про себя говорите или вас интересует научно-технический прогресс, который проникает даже в эту сферу. Вы хотите порадоваться возможностям ума, безграничным возможностям научно-технического прогресса.

Не получится просветления, так не получится. Никакие пробирки, никакие новые возможности технического порядка не сделают человека просветленным. Поэтому какой смысл говорить об этих уникальных условиях, которых нет или которые, может быть, можно создать. Мы можем говорить несколько лет по этому поводу, но какой в этом смысл? Мы и есть те самые условия. Жизнь каждого человека — это и есть условия, в которых он имеет возможность стать осознающим. Животные не имеют такой возможности, растения не имеют этой возможности, минералы не имеют этой возможности, а человек имеет. У животного нет личности, у него есть рефлексы, у него есть свои удовольствия и боли, у него есть законы, по которым он живет, законы природы. Но у него нет возможностей, которые есть у человека.

Вы никогда не обращали внимание на глаза домашних животных? Они уже не в диком животном мире, но еще и не в человеческом. Есть псы, у которых очень печальные глаза. У диких животных не бывает таких глаз. У них бывают злые глаза, еще какие-то, но печали, грусти не бывает. А глаза лошадей никогда не видели? Они бывают очень печальные. Чем эти животные отличаются от других, таких же, как они, но только диких?

Они прикоснулись к чему-то, что им непонятно. Они прикоснулись к человеку. Может быть, они начинают что-то чувствовать, чего им совершенно незнакомо, неизвестно то, что относится к человеческому миру. Может быть, у них возникает с связи с этим какой-то импульс, но у них нет возможности его реализовать. У них очень трагичное состояние. У них есть чувствование чего-то, что выше их понимания, но нет возможности это реализовать.

У человека есть такая возможность, он может это реализовать, и эта возможность может быть реализована не в каких-то специальных пробирочных, лабораторных условиях, в условиях Гималаев, в условиях кельи или еще чего-то такого, а в тех условиях, в которых данный человек живет. Так зачем же нам говорить о каких-то уникальных условиях? Мы уже находимся в необходимых нам для этого условиях. Если мы действительно хотим вдохнуть того воздуха, то именно отсюда надо брать старт, с того самого места, где ты сейчас находишься.

"Я иду по границе двойственности".

— Та Жизнь — это Жизнь, в которой ты все время сталкиваешься с неизвестным. Поэтому обусловленный ум сопротивляется, он не хочет этого, не хочет признать наличие чего-то, что не соответствует его привычным взглядам, что он не может планировать, где он не может быть главным. Это самый сложный момент. Это самый основной момент. Жить не думая в привычных представлениях.

Я не говорю о том, что я не использую обычный ум. Например, когда я перехожу дорогу, я совершаю определенную умственную операцию по оценке обстановки. Я пользуюсь компьютером и обдумываю, как лучше расположить текст, и т. д. Я занимаюсь многими техническими вопросами, которые я обдумываю. Я не отрицаю функции ума в этом. Они важны и необходимы. Я говорю о Жизни, не думая в другом смысле. Мне бы очень хотелось, чтобы это было понято, чтобы я смог это как-то передать.

Если долго заниматься техническими вопросами, то логический ум опять возобладает, он очень активен. Почему некоторых людей называют трудоголиками, почему им нужна непрекращающаяся активность? Потому что их ум все время активен. Он все время работает на полных оборотах. Когда эти полные обороты не проявляются в каком-то действии, то человеку становится плохо. Поэтому человеку все время нужно что-то делать: читать газету, перекладывать вещи с места на место, копать что-то, говорить с кем-то, ему нужно заняться какой-то деятельностью. Он сам себя загружает все время одними и теми же рутинными делами. Когда ум постоянно и непрерывно действует, решая все эти проблемы, которые он же и создал, вы в конце концов можете забыть, что есть что-то другое, что вы когда-то что-то вдыхали, что когда-то чувствовали нечто неизвестное.

Путь — это как движение по канату. Если вправо тебя повело, то ты упадешь, влево повело, тоже упадешь; надо идти прямо по канату. Ты и ум используешь и в то же время его отключаешь. Это движение на границе, это жизнь на границе, движение по канату.

Упал в «материальность» — кроме логического ума, уже ничего нет. Ты решаешь свои технические проблемы очень успешно, но ты уже упал.

Упал в «духовность». Тогда вообще непонятно, живешь ты здесь или нет. Видите, какое интересное существо — человек.

А как идти по канату? Ни у кого здесь не возник такой вопрос. А ведь это вопрос не теоретический и не философский, он очень практический. Если человек шагает по левой стороне, то у него одни вопросы. Если по правой, то у него другие вопросы. А если человек идет посередине, то у него уже совсем иные вопросы. Вот почему я всегда начинаю с вопросов?

Парение — движение без усилий.

— В школе я занимался авиамодельным спортом, мы делали планеры. Это такой самолетик с крыльями, но без мотора. Вот как проводятся соревнования планеристов. Человек, который сделал планер, дает его другому, а сам держит длинную леску за один конец, а другой крепит к планеру. Дальше они оба начинают бежать. В какой-то момент планер начинает подниматься. Планер поднимается, и надо бежать и тянуть его. Если ты слабо тянешь, то леска проваливается и болтается, и планер начинает опускаться. Надо сделать так, чтобы планер поднялся как можно выше, попал в воздушный поток и начал движение вверх, набирая высоту. В этот момент ты чувствуешь, как планер вырывается из твоих рук, и тогда надо резко дернуть на себя леску. И тогда конец лески, который крепился к планеру, отрывается от него и падает, планер летит сам. Он планирует. Планирует уже свободно.

Смотрите, какая интересная аналогия. Вы доводите его до пика, он рвется в небо, и вы больше не удерживаете его, вы добровольно отпускаете. Смотрите, какая большая разница по сравнению с движением на автомобиле, на велосипеде, бегом, пешком и т. д., все что связано с прикосновением к земле и тем, что называется летать.

Вроде воздух один и тот же везде, а посмотрите, как по-разному летают птицы. Как летает орел? Он летит и машет крыльями, а потом вдруг замирает, крылья расправляются и он начинает парить кругами. Он не прикладывает никаких сил, Никаких усилий, он просто парит. Он находится в потоке, воздушном потоке и может очень долго парить.

Есть птица альбатрос. Она преодолевает очень большие расстояния. Это сильная птица. Но даже такая сильная птица не может долго лететь, прикладывая усилия. Они находят воздушные потоки и в них парят. Есть разница между движением с усилием и движением без усилия? Когда человек идет или бежит, в особенности в гору, то он преодолевает силу трения, и за счет неё получает отталкивающую силу. Он давит на землю, земля давит на него. И чем сильнее он на нее давит, тем сильнее она его отбрасывает.

Это аналогия жизни обусловленного ума — все время с усилием. Я давлю, и на меня давят. Чем я сильнее давлю, тем на меня сильнее давят, тем больше я могу пробежать. А вот птица парит — никакого усилия, полная тишина.

Все это аналогии, наблюдая за которыми, мы можем что-то понять. Через парящего орла мы можем прикоснуться к той Жизни. Ведь он следует ее законам, когда парит. Когда он прикладывает усилия для того, чтобы схватить какую-то добычу, поднять ее, тащить, это уже другое. Орел имеет очень большую силу. Он может схватить очень большую добычу, значительно крупнее его. Он может поднять ее. Но этот же орел может не иметь ничего в когтях, он может отпустить все и парить. Может ли это человек?

— Может ли орел схватить барана, поднять его наверх и заставить его летать?

— Он может сделать так, что тот полетит сам, для этого надо просто разжать когти. Для барана это будет последнее впечатление в его жизни. Если у барана вырастут крылья, то он уже будет не бараном. Если обычный баран будет пытаться летать, то для него единственный способ, это забраться куда-нибудь повыше и прыгнуть. Может, от него потом ничего и не останется, но он полетает. Как маленьких птиц учат летать? Некоторые птицы просто выталкивают своих птенцов из гнезда, и те вынуждены лететь, так они узнают, что у них есть крылья и что это значит.

— Вот если у человека, как вы говорите, есть крылья…

— Я не говорю, что у человека есть крылья. Вы любите абстрактные разговоры. Я не говорю о человеке вообще. Давайте говорить о вас. Есть у вас крылья? Крылья не появляются просто так. С какой стати у человека появятся крылья, если он никогда не хотел летать?

— Как мне кажется, это аллегория. Вы говорите о состоянии, которое испытывает птица, когда она парит. И, как мне кажется, человек может переживать такие состояния.

— У меня возник вопрос. Когда орел парит, он чувствует время?

— Вы это у меня спрашиваете как у орла или как у специалиста по орлам? Давайте оставим этот вопрос без ответа. Потому что жизнь в том мире — это жизнь без однозначных ответов. Почувствовать вкус той жизни — это значит почувствовать вкус неизвестности. Ты не знаешь, ты не пытаешься ничего объяснять. Ты просто живешь.

— Но ведь у каждого есть обязательства перед другими людьми, есть моральные нормы.

— У человека есть те обязательства, которые он считает своими обязательствами. Поэтому на мораль здесь ссылаться не стоит. Та или иная мораль существует постольку, поскольку мы ее признаем. Я опять вам не дам никакого готового ответа.

— Для того чтобы идти по этому канату, надо в себе что-то отпустить?

— То, что есть, оно есть, то, чего нет, его нет. Сейчас мы разбираемся с тем, что есть. Потом, возможно, мы увидим то, что не видим сейчас.

Истории для понимания.

Учитель, я пришел.

Ученик сказал Лао-цзы:

— Я пришел, Учитель.

— Если ты говоришь, что пришел, — ответил Лао-цзы, — ты наверняка еще не пришел.

Ученик ждал еще несколько месяцев и однажды сказал:

— Вы были правы, Учитель, — теперь оно пришло.

Лао-цзы взглянул на него с величайшим участием и любовью и потрепал по голове:

— Теперь все в порядке, скажи, что произошло. Теперь я с удовольствием послушаю. Что случилось?

Ученик сказал:

— До того дня, как вы сказали: "Если ты говоришь, что пришел, то наверняка не пришел", я, прилагая усилия, старался, делал все, что мог. В день, когда вы сказали: "Если ты говоришь, что пришел, то наверняка не пришел", до меня дошло. Как «я» могу прийти? «Я» — это барьер, я должен уступить дорогу. Дао пришло, — сказал он. — Оно пришло лишь тогда, когда меня не стало.

— Расскажи остальным ситуацию, в которой это пришло, — попросил Лао-цзы.

И тот ответил:

— Я могу сказать только, что я не был хорошим, не был плохим, не был грешником, не был святым, не был, ни тем, ни этим, я не был кем бы то ни было, когда оно пришло. Я был лишь пассивностью, глубочайшей пассивностью, лишь дверью, отверстием. Я даже не звал: ведь зов шел бы с моей подписью. Я совершенно забыл о нем, я просто сидел и даже не стремился, не рвался, не горел. Меня не было, — и внезапно оно преисполнило меня.

Дух не ведает смущения.

Ле Юйкоу показывал Бохуню-Несуществующему свое искусство стрельбы из лука: натянул тетеву, поставил на локоть кубок с водой, пустил стрелу, а потом, не дожидаясь, когда она долетит до цели, пустил и вторую, и третью. И все это время стоял не шелохнувшись, точно истукан.

— Это мастерство стрельбы при стрельбе, а не стрельба без стрельбы, — сказал Бохунь-Несуществующий. — А смог бы ты стрелять, если бы взошел со мной на скалу и встал на камень, нависший над пропастью в тысячу саженей?

Тут Несуществующий взошел на высокую скалу, встал на камень, нависший над пропастью в тысячу саженей, повернулся и отступил назад так, что ступни его ног до половины оказались над пропастью, а потом поманил к себе Ле Юйкоу. Тот же, обливаясь холодным потом, упал на землю и закрыл лицо руками.

— У высшего человека, — сказал Несуществующий, — дух не ведает смущения, даже если он воспаряет в голубое небо, опускается в мировую бездну или улетает к дальним пределам земли. А тебе сейчас хочется зажмуриться от страха. Искусство твое не многого стоит!

Не оставлять следов.

Умирая, дзенский монах Бокудзю попросил своих учеников принести все его книги, все, что он написал, и все, что он сказал. Все это было сложено, но они не могли понять, что он собирается делать. А он начал сооружать из них костер.

Они начали кричать и визжать.

Бокудзю, видя такое, сказал:

— Я собираюсь уходить и не хочу оставлять за собой следов. Я не должен оставить ни одного отпечатка своих ног. Отныне тот, кто пожелает следовать за мной, должен будет следовать за собой. Тот, кто захочет понять меня, должен будет понять себя. Вот почему я уничтожаю все эти книги.

Замещение.

Суфийского шейха спросили, почему он не принял руководство группой учеников, желавших перейти к нему от своего прежнего наставника.

Он сказал:

— Эта ситуация похожа на ситуацию из жизни растения или другого растущего существа. Поместить себя во главе чего-либо, находящегося в процессе умирания, означает принять участие в этом процессе. Отдельные части могут продолжать процветать, особенно если вложенная в них энергия была велика. Но само растение, неся в себе признаки смерти, будет переносить эту тенденцию на все, чтобы не соприкоснулось с ним как с целым.

Кто-то спросил его:

— Но какова ситуация в тех исторических примерах, когда реформаторы и другие деятели фактически принимали от других руководство деятельностью, и она продолжалась еще с большим размахом.

Он ответил:

— Это относилось не к школам обучения, а к мирской деятельности, которая имела реальный смысл только в воображении поверхностных людей и тех, кто видит внешнюю сторону.

Смерть через сорок дней.

Один человек пришел к врачу и сказал, что его жена не рожает ему детей.

Врач осмотрел женщину, пощупал ее пульс и сказал:

— Я не могу лечить от бесплодия, потому что я обнаружил, что по некоторым причинам вы умрете через сорок дней. Услышав это, женщина так разволновалась, что в оставшиеся дни не могла ни есть, ни пить, ни спать. Но в назначенный срок она не умерла, и поэтому муж пошел выяснять отношения с врачом, как он это объяснит. А врач сказал:

— Да, конечно, я знал это! Но теперь она может иметь детей.

Муж попросил объяснить ему подробно. На что врач сказал:

— Ваша жена была очень толста, и бесплодие ее было связано с этим. И я понял, что есть только одна вещь, которая сможет оторвать ее от еды — это страх смерти. Теперь рожайте на здоровье.

Особенности настройки восприятия.

Молла пришел в другой город. Когда он разгуливал по базару, кто-то спросил его:

— Какой сегодня день?

— Я, сынок, только сегодня пришел сюда и пока не знаю здешних дней, — ответил Молла. — Спроси об этом у кого-нибудь из местных жителей.

Измени видение — и проблема исчезнет.

— Какими будут ваши вопросы и запросы сегодня?

— Как можно вырваться из привычного круга обыденной жизни?

— Хорошо, спасибо. Следующий вопрос.

— Жизнь, в которой мы живем, агрессивна и жестока. Могут ли быть другие взаимоотношения между людьми?

— Что общего в этих вопросах? Какова суть запроса, выраженная в них?

Я бы назвал это искусством видеть. Все вокруг — это возможность что-то увидеть. Кто-то видит одно, кто-то видит другое. Кто-то видит конфликт, кто-то в этом же может видеть возможность для обогащения, другой видит нечто скучное и теряет интерес.

Нас всех окружает что-то. Это что-то мы называем по-разному. Мы называем это миром, реальностью, иллюзией и т. д., но все, что есть, это то, что можно видеть. Поэтому основной вопрос заключается именно в том, насколько мы способны видеть. О чем бы мы ни говорили, какие бы вопросы ни задавали, насколько бы различными они ни казались на первый взгляд, все они сводятся к способу, характеру и особенностям нашего восприятия. Вы спрашивали у меня, почему когда один человек уходит, это не так больно, по сравнению с уходом другого человека. Ведь и это вопрос видения. Вы просто видите это таким образом. Ведь то же самое можно увидеть и по-другому, и тогда это не будет так больно. Возможно, будет даже радостно.

Что делают люди все время? Они пытаются изменять внешние обстоятельства таким образом, чтобы получить то, что хотят получить. Если они боятся потерять что-то, что им дорого, то будут создавать такие условия, чтобы это не было потеряно. Они будут это приближать и укреплять. Но ведь есть и совершенно иная возможность. Она заключается в том, что можно посмотреть и исследовать сам механизм своего восприятия.

Мы видим, что любой вопрос, любая проблема, сформулированная или еще не сформулированная человеком, является ракурсом его видения чего-либо. То есть формулировка проблемы и есть ракурс видения человеком чего-то, что он считает важным. Обычно, определяя проблему или рассматривая какой-то вопрос, человек формулирует определенную тему. Тема — это нечто, что находится как бы вне этого человека, и он говорит об этом как о чем-то, что находится вне его. Он хочет разобраться в той теме, которую обозначил. А если мы посмотрим немножко по-другому. Если мы будем говорить не о некой теме, которая является чем-то отделенным от данного человека, а о данном человеке как о том, кто имеет определенное видение этой темы.

То, что выделил человек в качестве темы, и то, как он ее видит, является на самом деле особенностью настройки его восприятия, видения. Видение может быть широким, может быть узким, оно может быть очень сильно замутненным или более ясным. Но это видение данного человека. Сам человек является как раз тем самым инструментом, который и определяет то, что он увидит. Очень важно понять это!

Вы обратили внимание, что я всегда пытаюсь перевести ракурс вашего внимания, когда задается какой-то вопрос, не на саму тему, а на того человека, который взял эту тему. Я пытаюсь показать, что самым главным является не исследование какой-то внешней, отвлеченной для данного человека темы, а исследование его самого как воспринимающего устройства, в частности того, что породило в нем представление о важности данной темы.

Мы все время возвращаемся к самому себе, к тем механизмам, которые определяют нашу возможность или невозможность видеть что-либо. Именно это является самым важным. Именно в этом содержатся ответы на уже заданные вопросы и на многие другие, которые могут быть заданы.

Так, что же определяет возможность человека видеть? Почему и как возникает сама возможность видеть что-то? Как у человека, так и у животных есть физические органы чувств, с помощью которых воспринимается материальный внешний мир. Именно с помощью этих органов мы воспринимаем физический мир, но воспринимаем его по-разному. Например, в восприятии собаки очень значительным является обоняние. Разные существа используют свои органы восприятия в очень разном соотношении.

Когда я говорю "видеть, воспринимать", я имею в виду все органы чувств, речь идет не только о зрении. Так, что же позволяет нам видеть целостно и что не дает нам так видеть? За всеми этими физическими органами: глазами, ушами, кожей с нервными окончаниями — стоит мозг. Он и принимает все идущие от них сигналы. Это просто определенные сигналы, которые поступают через органы чувств куда-то в мозг, и дальше он их обрабатывает определенным образом. Это достаточно сложная система, но упрощенно она работает таким образом. Мы говорили, что на одну и ту же ситуацию разные люди реагируют по-разному. Одни видят в ней одно, другие другое. Хотя источник внешнего воздействия у всех мог быть одинаковый, но все видят по-разному. Какой вывод можно сделать? Из этого можно сделать вывод по крайней мере о том, что этот аппарат — мозг и то, что образуется на его основе, — ум, определенным образом фильтрует, выбирает и дифференцирует всю информацию, которая приходит к нему через органы чувств. А почему какие-то вещи воспринимаются, а какие-то нет?

Что будет, если вам откроют "третий глаз"?

— Тут какая-то безысходность, мы ходим по одним и тем же кругам, сколько же можно. Мне бы хотелось все-таки выскочить из круга.

— А вот, допустим, вы не выскочите. Как вы доживете свою жизнь?

— Видимо, доживать буду.

— Если вам скажут, что это невозможно, вы просто будете продолжать жить так, как вы жили, или вам такая жизнь уже точно не нужна?

— Нет, скорее всего, у меня есть все-таки какие-то привязанности, что-то меня удерживает.

— И, как я понимаю, вы не очень хотите это отпускать,

— Безусловно. Я считаю, что это относится ко многим.

— Вот вы сейчас сидите и смотрите на эту стенку. Вы говорите: "Я устал смотреть на эту стенку. Я хочу увидеть что-то другое". Я вам говорю: "Тогда посмотрите в окно". Но для того чтобы вам посмотреть в окно, вы должны развернуться на 180 градусов, и тогда уже не будете видеть стену.

— Я могу одновременно смотреть в окно и удерживать образ стены.

— Вот именно это вы и пытаетесь сделать. Это попытка сидеть на двух стульях. Причем стулья расползаются. Вы можете пытаться их соединять, но есть вещи, которые совершенно несоединимы, которые не могут находиться вместе. Как мне кажется, вы пытаетесь увидеть что-то, что никак не сочетается с тем, что у вас есть, но при этом вы не хотите отпустить и то, что у вас есть.

— Да, я пока не готов.

— А вы понимаете, что вам не удастся увидеть ничего неизвестного, потому что окно туда закрыто стеной того, что вы не хотите отпустить — привычным.

— Скорее всего да, пока я держусь за что-то, скорее всего не удастся.

— Но тогда получается, что те вопросы, которые вы задаете, это праздные вопросы, в связи с тем что мы сейчас выяснили. Что на самом деле ответы на эти вопросы лежат не где-то за тридевять земель и не требуют прочтения миллионов книг, хождения на какие-то лекции или еще что-то в этом роде. Они требуют просто отпустить то, за что так держится ваш обусловленный ум. И пока это не будет отпущено, ничего нового не может быть увидено.

Вы знаете, почему я считаю это весьма важным вопросом, потому что, как я вижу, это характерно для очень многих людей. Если открыть газету, не знаю, как сейчас, в одно время были очень часто объявления типа: "Открытие третьего глаза со 100-процентной гарантией". Представляете, что такое открыть целостное видение человеку, который к этому не готов? Почему так много людей, которые попадаются на такого рода предложения? Им интересно. Что лежит за этим? За этим лежит некое представление о том, что можно узнать что-то неизвестное, при этом не оставляя ничего известного, привычного.

Так считают очень многие люди. Им кажется, что неизвестное можно открыть как некий занавес в театре. Вот я сижу в зале, например, рядом сидит жена, тут же любовница, братья, сестры, мне очень хорошо, в кармане у меня 1000 долларов, и жизнь улыбается мне. И теперь мне хочется чего-нибудь новенького. Сделайте мне красиво, сделайте мне интересно. Пожалуйста. Сейчас же открывается занавес, и там тебе миры всякие загадочные, первое небо, второе небо, седьмое небо и так далее… Вот так, как мне кажется, представляют некоторые люди открытие чего-то неизвестного. У него уже все есть, теперь ему еще чего-то новенького хочется.

Честно вам скажу, я когда-то думал точно так же. Потом все было совершенно по-другому. За все нужно платить, а за большие подарки платить очень дорогой ценой. Какие-то люди говорят: "Мне опостылела эта жизнь, я не хочу больше так жить, я хочу видеть другие миры, духовные миры и так далее…" А когда возникает вопрос, что для этого нужно что-то сделать, от чего-то отказаться, хотя бы утром встать в пять часов, он говорит: "Нет, это сложно, я встаю в девять часов". И этот человек с пеной у рта будет доказывать, что ему хоть в петлю, что он хочет других миров, он так больше жить не может. Это смешно, но это сплошь и рядом.

Отказаться самому или ждать пока отберут?

— На прошлом занятии задали вопрос: что надо делать для того, чтобы прийти к этому, как действовать, от чего отказаться, как отказываться. У меня, например, по жизни так получилось, что не то, что я отпускал, а жизнь сама забирала, не спрашивая меня, я много терял и продолжаю терять, и, может быть, я потому и здесь, просто я это увидел. Может быть, я мог сделать это осознанно? Но я не знаю, что дальше, что нужно еще и создаю какие-то новые привязанности?

— Бывает, что человек всю жизнь посвятил тому, чтобы ликвидировать привязки, жертвовал, вроде бы всем, а потом в конце жизни оказывается, что он привязан к самой идее отказа от привязанностей?

— Какого-то готового рецепта нет. Более того, у каждого это по-своему, очень уникально и очень индивидуально. Нельзя сказать, что сначала мы отпустим это, а потом то и т. д. Я могу сказать одно: это очень болезненный, очень тяжелый процесс.

В какой-то период времени может казаться, что главное — найти настоящее знание, книгу, технику, метод… Ты прочтешь, узнаешь и произойдет озарение. Это не так. Это не приходит в связи с прочтением какой-то новой информации, в связи с посещением какого-нибудь святого места или еще что-нибудь в этом роде. Хотя и может с этим совпасть. Вообще это связано только с одним — с твоей готовностью увидеть то, что тебе мешает, — привязанности обусловленного ума.

Ум очень изощрен, очень хитер, поэтому очень не просто все это увидеть. Много раз идет возвращение к каким-то вещам, которые казались уже пройденными. Почему все опять возвращается? Разве я это уже не прошел? Значит, еще нет. И тогда вы можете опять перестать видеть свои привязанности, перестать хотеть их видеть. Надо иметь очень большое устремление, чтобы не остановиться и не заснуть опять. Это очень сложный процесс. Это невозможно делать между делом. Это работа, которая всегда с тобой. Все подчинено ей. Все направлено на нее. Ее нельзя делать между чем-то. Многие люди ходят на какие-то психологические, духовные, эзотерические, религиозные курсы, занятия, тренинги, службы, считая, что можно духовно развиваться, эволюционировать между делами на работе, между какими-то интрижками. Это маловероятно. Это требует всего тебя, всего без остатка. Если вы что-то оставляете себе про запас, то ничего не получится. Обычно человек всегда что-нибудь хочет себе оставить. Например, представление о себе как об умном, добром, духовном человеке или еще что-нибудь в этом роде. Я сейчас говорю о представлениях, убеждениях, верованиях, а не о материальных вещах. Что-то такое материальное, имеющее физически видимое выражение оставить в принципе легче, трудно оставлять идеи, очень трудно оставлять убеждения, представления, которые стали чем-то само собой разумеющимся для человека.

Есть представления, в которые многие люди верят. Например, человек говорит: "Я верю в Бога". Что значит — человек верит в Бога? Вообще, почему возникает необходимость веры? Потому что это не само собой разумеющееся. "Я в этом сомневаюсь, и чтобы преодолеть свои сомнения, я верю. Я верую все больше и больше. Я хочу веровать". Почему? Да потому, что я на самом деле сомневаюсь. Иначе зачем я буду так усиленно стараться поверить?

Есть атеисты и теисты. Они друг друга поддерживают в представлении о Боге. Одни говорят: "Он есть", другие говорят, что Его нет. Но ведь те и другие о Нем говорят и тем самым поддерживают эту идею, это представление. На самом деле, они находятся на одной горизонтальной плоскости, в которой имеются две полярности. Это две стороны, грани одной и той же идеи.

В сознании человечества существуют глобальные идеи и представления, которые оказывают большое влияние на человечество в целом и на отдельных людей в частности. Давайте, если хотите, исследуем этот вопрос, мне он представляется крайне важным. Например, убеждение о долге и ответственности. Как вы считаете, является ли распространенным убеждение об ответственности? На этом убеждении очень многое построено.

— Никакое государство, цивилизация не сможет без этого существовать, потому что на долге, на ответственности все держится. Если это убрать, то произойдет распад.

— Отпускание привязанностей ума очень тесно связано с долгом и ответственностью. Для того чтобы от чего-то отойти, нужно выполнить свой долг. Порой для этого может и жизни не хватить. А посему освободиться от всего мне кажется невозможно. И даже не нужно.

— Да, я так чувствую, что мы подобрались сейчас к очень важной вещи, которая никого не может оставить равнодушным. Давайте посмотрим, что такое чувство долга.

Вы можете говорить с очень разными людьми о существовании долга, обязанностей, и в этом они будут согласны с вами. В чем-то другом, может быть, будут разные убеждения, а здесь одно и то же. Один скажет: "Я должен семье", другой скажет: "Я должен государству", третий скажет: "Я должен своему богу", а четвертый еще кому-то или чему-то. Но все они говорят о том, что кому-то что-то должны. Смотрите, это глубочайшее убеждение, характерное для очень многих людей. Поэтому я думаю, что есть смысл его исследовать. Если человек имеет идею долга, то он опредмечивает ее каким-то определенным образом, то есть признает свой долг, например, перед организацией, страной, семьей, данным человеком и так далее. Если человек делает что-то, что не соответствует его представлению о выполнении долга, то что он будет испытывать?

— Чувство вины.

— Он будет испытывать чувство вины. Вы никогда не обращали внимание на то, что очень многие старые механизмы работы ума человека основаны именно на этом? Эта идея внедряется в ребенка с самых первых лет его жизни. Внедряется через родителей, которые уже имеют ее от своих родителей и так далее.

Долг — это представление о том, что кто-то кому-то должен: ребенок должен родителям, родители должны своим родителям и т. д. Семья — ячейка общества. Не случайно возникло такое сопоставление. Это действительно так, ведь через семью государство проводит ту идею, без которой оно не может жить — идею долга.

— Это нужно государству. Почему Древний Рим владел такими территориями? Горстка римлян завоевала такие огромные пространства? Потому что каждый римлянин имел такое чувство долга, что он ради благополучия Рима мог отдать жизнь.

— Совершенно верно. Если в человека внедрить идею сознательного долга, то им можно управлять, так сказать, дистанционно, на расстоянии. Потому что если он не выполняет долг, то он испытывает чувство вины. Это страшная вещь — чувство вины. Это как крючок для рыбы, за который ее можно тащить куда угодно.

Представьте себе, что вы заглотнули крючок, он прицепился к вашему языку, кто-то тянет его к себе. Ему достаточно лишь немного потянуть, и у вас моментально возникает огромная боль в языке, и вы просто побежите за ним. Причем даже и тянуть-то потом не надо, потому что достаточно сказать вам: "Сейчас потяну", и вы уже бежите. И это то, что есть у всех. Долг перед этим, долг перед тем, долг перед Родиной, долг перед родителями, долг перед семьей, долг перед людьми, долг перед делом.

Человек весь в долгах. И это те самые крючки, за которые можно тянуть. Можно ли говорить о какой-то свободе? Можно ли говорить о каком-то свободном видении? Что видит человек, у которого зацеплен за язык крючок, а кто-то за него тянет? Он что-нибудь видит, кроме этого крючка? На что он будет обращать внимание? Все его внимание будет обращено на опасность, связанную с крючком, леской и тем, кто ее держит. Разве он будет обращать внимание на что-то другое? Он способен на что-то другое обращать внимание? Ведь если сейчас его потянут за крючок, то вы представляете, что в связи с этим он будет испытывать?

Может ли человек, у которого в языке несколько таких крючков, иметь какое-то свободное мнение? Может ли он вообще собой распоряжаться? Он даже голову не может поднять, потому что, если будет поднимать голову, то натянется леска, и ему крючок вопьется в язык. У него даже возможности поворота головы и глаз ограничены.

— Если попытаться освободиться от этих лесок и крючков, то образуется пустота. Вроде свобода… Но это кошмар… Не знаешь куда себя деть. И тогда начинаешь хотеть опять вернуться к тому, что было.

Что же мешает мне жить?

— Человек боится свободы. На самом деле он не хочет свободы. Он говорит о свободе, но больше всего он не хочет ее иметь.

— Потому что свобода — это такое состояние, просто можно свихнуться.

— Допустим, ребенок питался молочной кашкой или грудью матери, но он же не будет делать это вечно. Его начинают переводить на обычную пищу. При этом у него может какое-то время болеть живот. Но этот период надо прожить, пройти, когда человек переходит из привычного режима в непривычный режим. Привычный режим для человека — это быть на привязи и кричать при этом о свободе. При этом как только какая-то леска ослабевает, он будет сам натягивать ее. Поэтому о чем можно говорить, о каком целостном видении?

Человек, привязанный канатами, держит в руках воздушный шарик и кричит: "Сейчас я взлечу, сейчас я буду смотреть на город сверху". У него там канаты в метр толщиной, и шарик, который сейчас «сдохнет», потому что у него кончается газ, а он говорит: "Я хочу взлететь. Я хочу летать".

Что ты можешь увидеть, если стоишь по колено в грязной луже? В таком положении ты можешь увидеть только то, что находится в радиусе 10 метров. Но ты можешь увидеть и много больше, если действительно взлетишь. Но чтобы взлететь, нужно убрать все канаты. Однако ты можешь тешить себя иллюзией, что на самом деле канаты не надо убирать, или я уже их убрал и уже лечу.

Обусловленный ум может подкинуть вам любые объяснения, лишь бы ничего не менять. И вот это самый сложный момент. Здесь ничего сделать невозможно. Если человек не хочет этого, он говорит что хочет, но на самом деле не готов отпускать ничего, тогда ничего и не произойдет. Люди могут собраться вместе, называя друг друга духовными. Их всех это устраивает. И они играют в игру — духовность.

Почему у нас три человека в этой группе сошли с дистанции? Да потому, что они увидели, что им не дадут здесь тешить то, что они любят тешить. Они будут вечно скитаться. Они уже ходили в какие-то школы и будут, наверное, еще долго ходить со своим самоваром, пытаться его раздувать у всех на виду. Такие люди вечно ходят со своими двумя-тремя идеями, пытаясь найти подтверждение их правильности. И так делают многие. Они не хотят ничего отпускать. Возможно, кого-то это вполне устраивает.

Почему самому человеку достаточно сложно все это увидеть, даже если он хочет. Каждый человек совершенно уникален, уникален в тех привязанностях, которые у него есть. Именно в этом он уникален, заметьте. В том истинном, что есть в каждом из нас, мы едины. А в этой раздробленности мы очень индивидуальны, очень оригинальны.

Жизнь создает наиболее благоприятные условия каждому для того, чтобы мы это могли увидеть. Понимаете, делать здесь на самом деле ничего не надо. Человек говорит: "Мне надо подумать, я должен что-то почитать" и так далее. "Может быть, тогда я буду лучше разбираться в том, что и как мне нужно отпускать". Это ерунда. Это оттяжка по времени. На самом деле это не нужно. Нужно только одно — надо разрешить себе реально увидеть то состояние, в котором ты находишься. Если ты захочешь его увидеть, то оно будет очень сильно обостряться. Это и есть великие подарки, которые дает жизнь каждому из нас для того, чтобы мы могли увидеть то, что мешает нам на самом деле Видеть целостно. И это не что-то приятное, как многие думают: "Вот мне откроются небеса, и я увижу вот это, я услышу вот то, мне будут даны какие-то знания, я узнаю будущее". Если человек действительно хочет иметь целостное видение, то вначале открываться ему будет совершенно другое. Ему будут открываться его собственные чуланы, его собственные цепи.

Жизнь, совершая Великое Чудо Любви, будет показывать человеку то, что ему мешает. Как можно говорить с человеком о каком-то широком видении, когда он стоит по колено в грязи, смотрит вниз и весь обвязан веревками. Что он может понять? Можно ему говорить об этом бесконечно, но что он может понять? Ничего. Он может понять только тогда, когда будет освобождаться от старого и подниматься. Для того чтобы видеть и видеть больше, нужно освобождаться. Именно по мере освобождения будет происходить расширение видения.

Условия жизни, в которых находится сейчас каждый из нас, дают нам эти возможности. Но хотим мы их использовать или нет — другой вопрос. Если мы не хотим видеть, это будет затушевываться. Привычное будет повторяться все время, но мы не захотим это видеть. Это будет как неприятный звук: все время есть вокруг нас, но мы уже перестаем его слышать. Мы привыкаем, а потом даже считаем, что без него и быть не может.

Истинное понимание может приходить только по мере того, как человек избавляется от того, что ему мешает видеть. Если бы сильно связанный, несвободный человек сразу освободился от всего, что его держит, то, как я представляю, это бы сопровождалось очень сильным страданием.

Но Жизнь, она очень любящая, она очень мудрая, она не даст человеку больше, чем то, что он может сейчас выдержать. Но если она что-то дает, ты увидел это, то ты можешь это пройти. Хотя иногда кажется, что не сможешь вынести. Это выше твоих сил. Но если тебе это дано, то ты сможешь это выдержать. Это и есть реальный путь к тому, чтобы видеть целостно. Я не призываю верить ничему тому, что я говорю, но проверить это стоит. Но для этого надо иметь энергию.

На мой взгляд, единственное, на что стоит тратить энергию, так это на то, чтобы прозреть. Но на что человек ее тратит? Это очень важно. На что? Есть такая сказка «Цветик-семицветик», может быть, вы читали, когда у девочки оказывается цветик-семицветик, и она может загадать семь желаний. Она хочет, чтобы у нее было много-много мороженого, потом много-много игрушек. Ее заваливает игрушками. Она не знает, что с ними делать. Следующее желание — избавиться от всего этого. Вот так примерно человек живет. Хорошая аналогия. Но ведь количество энергии в человеке ограниченно, и когда он тратит ее на известное и привычное, то ее не остается на неизвестное. Так что же важно? Что мы на самом деле хотим? На что готовы тратить свою энергию и жизнь?

Есть много людей, которые ходят по духовным курсам, школам и так далее только за тем, чтобы укрепиться в том, что они считают правильным. Они приходят с уже готовыми ответами, убеждениями, верованиями, мнениями. И они хотят подкрепить их. Ничего нового они не хотят. Они вызывают других людей на разговор, причем на очень активный, эмоциональный разговор, и дальше начинают утверждать то, что они хотят утвердить, то, с чем они уже пришли. Если им это удается, то они остаются, если нет, то уходят в другое место, где продолжают делать опять то же самое. Куда идет их энергия? Почему им так важно укрепить свои привычные убеждения?

Какой-то человек может прийти и сказать, что единственно правильный путь — это христианство. Кто-то другой скажет: «Йога», или еще что-то. И он начинает всех убеждать в этом. Ничего другого они слушать не хотят, они только это повторяют и больше ничего не хотят слушать. Почему они так утверждают это? Что это им дает? Откуда пришли убеждения, носителями которых являются те или иные люди?

— Это коллективное сознание, которое руководит людьми. Это какой-то эгрегор, который ими управляет.

— Я знаю одного человека, который очень любит убеждать всех в том, чтобы они пришли в школу, которую он сам посещал. Мне кажется, что ему просто нравится убеждать других, а в чем — это для него не так важно.

— Да, но он ведь откуда-то взял свои убеждения.

Сделка с эгрегором.

— Мне бы хотелось продолжить разговор о коллективном сознании. Мы уже говорили, что обусловленный ум конкретного человека состоит из каких-то фрагментов, которые в него были вложены. Это может быть какой-то фрагмент христианского эгрегора либо какой-то фрагмент, связанный с политикой или экономической системой. Всякая ложная личность состоит из набора таких фрагментов. В ней нет ничего того, что неизвестно, есть лишь разное сочетание фрагментов известного.

А откуда взяты такие фрагменты? Они находятся в коллективном уме человечества. Там есть фрагмент, который называется коммунизм, там есть фрагмент, который называется капитализм, там много всяких фрагментов.

Они представляют собой большие или меньшие энергетические образы с большим или меньшим количеством деталей. Как в памяти человека записывается все, что было с ним, так и в памяти человечества записывается все, что было со всеми людьми, с каждым человеком.

Если, скажем, какая-то идея, какой-то фрагмент усиленно разрабатывался разными людьми, много людей верили в него, то он становится более представительным, более мощным фрагментом. Есть религиозные системы, которые сохраняются веками. Они обрастают деталями, модифицируются и представляют собой то, что называется сейчас эгрегором.

Так вот, человек, в уме которого есть фрагменты тех или иных эгрегоров, имеет с ними энергетическую связь. Убеждения, которые имеет человек, взяты им из определенного эгрегора и им же поддерживаются. То есть он становится неким ходячим представителем одного или нескольких эгрегоров. Между личностью человека и эгрегором происходит энергетический обмен. Тот ему что-то дает и этот ему что-то дает. Это определенная сделка. Сам человек может это понимать или не понимать. Любая личность — это носитель каких-то определенных убеждений. Она получает эти убеждения из определенных эгрегоров. Например, те, кого называют фанатиками, полностью порабощены каким-то одним эгрегором, они ему служат безраздельно.

— Почему обязательно служат? Ведь можно просто убеждать неважно в чем, как тот мой знакомый, о котором я говорил. Ему просто интересно убеждать все равно в чем.

— Хорошо. Давайте рассмотрим это более детально. Ведь этот человек говорит какие-то конкретные фразы. Например, он говорит: "Надо пойти вот в эту школу". Он говорит вам о чем-то конкретном, он убеждает вас в чем-то конкретном. Не так ли? Нельзя просто убеждать. Убеждать можно в чем-то. Человек может понимать то, в чем он пытается убедить, или совершенно не понимать. Это другой вопрос. Но если он в чем-то вас убеждает, то он говорит о чем-то конкретном. То есть он уже служит этому.

Я могу быть, например, таким странным человеком и убеждать вас сегодня пойти, допустим, в ресторан «Арбат», я целый день вас убеждаю в этом. Завтра я убеждаю вас пойти в какое-либо другое место. Но вот в тот первый день, когда я убеждал вас пойти в ресторан, я работал на этот ресторан. Понимая или не понимая, но я ведь это делал. Нельзя убеждать ни в чем, убеждение всегда сопряжено с чем-то. И до тех пор, пока вы убеждаете в чем-то конкретном, вы служите этому.

— Понятно. Но ему нравится сам процесс убеждения и спора, как он говорит. Мне даже показалось, что он сам не понимает того, в чем убеждает. Его даже не интересует, слушают его или нет.

— Хорошо. А вас интересует то, в чем мы сейчас пытаемся разобраться?

— Да.

— Вот вы мне сейчас говорите: "Его совершенно не интересует, в чем убеждать". Я вам говорю, что на самом деле, даже если его это не интересует, он все равно убеждает вас в чем-то конкретном. Вы опять повторяете: "Ему интересно просто убеждать".

— Мне так кажется.

— Вы видите в себе сейчас проявление определенного стереотипа, зацикленности?

— Есть, да.

— В чем вы пытаетесь убедить меня?

— Я просто констатирую факт.

— Почему вы так настаиваете на этом?

— Я не настаиваю.

— Что такое настаивать? Когда я четыре раза повторяю одно и то же, я могу, конечно, совершенно спокойно говорить об этом, но разве это не является уже настаиванием? Допустим, я один раз что-то сказал. Ну сказал, и сказал, потом могу говорить о чем-то другом. Но если я второй раз это сказал, потом я сказал это третий раз…

Мы пытаемся увидеть все в себе, использовать любую возможность для изучения себя. Именно поэтому я сейчас акцентирую ваше внимание на ваших же словах. У вас сейчас есть возможность это увидеть. Можете и не в увидеть. Я заметил характерную для вас тенденцию ума и начинаю ее усиливать, чтобы и вы могли ее увидеть.

— Мне показалось, что первый раз вы меня не поняли.

— Пожалуйста, кто хочет прокомментировать?

— Когда человек начинает на чем-то настаивать, что-то повторять, он перестает видеть то, что происходит.

— Смотрите, очень интересно. Вспомните тот вопрос, с которого мы начали говорить. Мы начали говорить о возможности видеть непредвзято, ясно. Мы говорили о том, что так видеть возможно только тогда, когда ты от чего-то отказываешься, чего-то отпускаешь, какое-то свое убеждение. Вот сейчас мы видим, как убеждение делает видение человека очень узким. Ведь что такое настаивать? Это выделить некий фрагмент и акцентироваться на нем. Как только я выделил только один фрагмент, все мое видение стало видением этого фрагмента, я не вижу ничего больше, я вижу только фрагмент и начинаю на нем настаивать.

— Валерий, в тот момент, когда вы говорили о парне, который любит убеждать, что вы чувствовали?

— Вы ожидаете, что я скажу, что я чувствовал агрессию?

— А почему вы сейчас сказали это?

— Честно сказать, я просто не понял сначала Александра Александровича, я подумал, что он меня не понял и поэтому повторил. Я был спокоен. Я даже не спорил.

— А почему для вас так важно: спорили вы или не спорили, была у вас агрессия или не была?

— У меня были ситуации, когда я с жаром доказывал что-то. Мне говорят одно, а я говорю другое. Получалась стычка, конфликт. Это у всякого бывает.

— Если вы не хотите, я могу закончить. Мы перейдем на что-то другое. Но если у вас есть желание, то мы можем рассмотреть это более подробно.

Я могу сказать вам, на что я обратил внимание, когда вас увидел. Я обратил внимание на то, что вы контролируете свой голос. Сейчас он у вас тихий. Но не потому, что он у вас тихий по природе своей, я думаю, что у вас может быть совсем другой голос. Но вы удерживаете его в определенном диапазоне: мягком и неагрессивном. По-моему, вы это специально делаете.

Еще вы сказали: "Разве я был агрессивным", никто в общем-то не говорил это о вас. Вы сами сказали. За этим что-то стоит, возможно, ваше нежелание быть агрессивным. Вы привели пример с молодым человеком. Вы говорили, что он хочет убеждать, просто убеждать, потому что ему нравится убеждать. А нам известно, и это не теория для нас, что человек видит в другом человеке то, что есть в нем, но в себе он этого видеть не хочет. Как правило, мы начинаем говорить или обсуждать каких-либо других людей, тогда, когда в них есть что-то, что мы имеет в себе, но не хотим этого видеть. Почему я акцентирую внимание на этом? Вы стали о нем говорить, говорить и говорить. Но на самом деле, вы говорили не о нем, вы говорили о себе, о какой-то части себя.

— Возможно.

Откуда мы берем свои цели?

— Ведь мы собираемся здесь для того, чтобы реализовать имеющуюся у каждого человека возможность видеть целостно. Это суть того, чем мы занимаемся.

У меня есть вопрос ко всем: "Откуда мы берем свои цели?".

— Я хотел бы выжить. А чтобы выжить, надо работать. А чтобы работать, надо с кем-то общаться. А чтобы общаться с кем-то, надо общаться на их языке.

— Мы сейчас очень сильно опустились. Вы хотите просто выжить? Но вы же пришли сюда не потому, что хотите просто выжить. Выжить — это значит просто денег побольше зарабатывать. Или вы в это вкладываете что-то другое?

— Лично для меня работа — это средство для выживания. Если я не заработаю определенное количество денег, я вообще могу оказаться на улице. Мне свобода важнее.

— Смотрите, то мы говорим о чем-то неизвестном: "Я не хочу жить в этом мире, если здесь так все известно". Потом мы вдруг падаем куда-то и говорим: "Мне бы только выжить". Вы обращаете внимание на эти колебания вашего состояния?

— Нет.

— Это обычно для человека. Его положение в определенной степени трагично, потому что он может оказаться в положении "ни там и ни здесь". Тяжело тому, кто "ни там, ни здесь". Он еще и не там, но уже и не здесь, не спит и не проснулся.

— Я кое-что понял. Видимо, мое понимание свободы — это и есть то, что меня держит. Надо мне подумать.

— Вы хотите иметь видение, целостное видение? Целостное видение невозможно иметь с помощью обусловленного ума. Целостное видение — это видение, которое возникает при выходе за пределы двойственного ума. Мы начали говорить о том, что для того чтобы выйти за его пределы, надо отпустить то, к чему он привязан. Но чтобы что-то отпустить, надо увидеть это.

Если я не знаю, например, что у меня в руке находится коробок спичек, то и не могу его отпустить. Представьте себе ситуацию: я держу коробок спичек, но не знаю об этом. Допустим, я думаю, что держу коробку с духами. Ко мне подходит какой-то человек и говорит: "Отпусти коробок спичек". Вы совершенно искренне говорите: "Я не могу отпустить коробок спичек. У меня нет в руке коробка спичек". Вы очень искренни, потому что не знаете, вы заблуждаетесь. Вы думаете, что это у вас коробка с духами. А это коробок спичек. Он требует, чтобы вы отпустили коробок спичек. А вы не можете этого сделать, потому что не знаете, что держите его в своей руке. Потом, может быть, когда вы разожмете пальцы, то увидите коробок спичек и поймете, что могли это сделать. Но для того чтобы это сделать, вы должны знать, что у вас в руке.

Зачем я привожу такую аналогию? Потому что, на самом деле так оно и происходит в человеке. Он не может отпустить что-то прежде всего по той причине, что он этого у себя не видит.

Мудрость жизни, любовь истинной жизни заключается в том, что если человек сильно захочет, то может увидеть в себе все, что в нем есть, и так называемое хорошее, и так называемое плохое. Он может увидеть тот фрагмент, который мешает ему. Он увидит его, и тогда сможет его трансформировать. Но на самом деле это происходит одновременно: видение и отпускание. Я могу видеть что-то в другом, мой символ сравнивается с его символом, но мне сложно видеть свои собственные символы непосредственно. Когда я говорю и спорю с кем-то или убеждаю кого-то, то нахожусь в рамках того символа, который определяет мое видение. Это фрагмент. Какой-то фрагмент, через который я смотрю на все. О каком целостном видении здесь может идти речь.

Чтобы это понять, не просто говорить об этом, не просто соглашаться или не соглашаться с чем-то, а прочувствовать это, нужно отпустить привязанности ума. Это подобно подъему на лифте. Я могу подняться на второй этаж, только покинув первый. Я поднимаюсь на второй этаж, открывается дверь, и я опять вижу что-то, что мешает подниматься дальше. И если я не отпущу это, то так и останусь там, но если пойму, то смогу подняться на следующий этаж.

Мы говорим сейчас о сфере обусловленного ума. И для нас это предел, та граница, за которой лежит что-то неизвестное. Выйти за пределы двойственного ума — это что-то невообразимое для обычного человека. Но это не есть что-то конечное. За ней есть следующая сфера. А за той есть еще какая-то. И так бесконечно. Почему говорят: "Единый — непознаваем". Он не может быть познан. Он всегда больше, чем то, что кто-либо может представить себе о нем. Это бесконечно. И видение бесконечно. Оно может быть все более и более целостным. Это и есть настоящее реальное развитие. Оно бесконечно. Но узнать его можно только освобождаясь. Только освобождаясь от того, что мешает видеть целостно, тотально.

— А если человек в течение жизни все больше и больше накапливает убеждений, образов — это регрессия развития?

— Есть люди очень жестких убеждений. У них на все есть только одна точка зрения. У каких-то других людей есть несколько точек зрения, они более гибки. Это уже определенное продвижение. Я разрешаю себе иметь много точек зрения на что-то. Для этого я не должен что-то утверждать окончательно и бесповоротно. Я могу допускать самые разные возможности…

Что мы делаем, проводя исследование? Мы раскрываем, как веер, различные ракурсы взгляда на что-либо. Мы могли бы высказать что-то одно и утверждать при этом, что это единственно правильно, а все остальное отбросить. Но мы этого не делаем. Мы смотрим с очень разных точек зрения. И всегда помним, что все относительно. Мы не утверждаем, мы допускаем разные варианты видения. И тогда у нас возникает объемное видение. Если ваш ум достаточно гибок, то с его помощью мы можем увидеть достаточно много.

Посмотрите, разные люди — разные умы. Кто-то допускает возможность разных точек зрения, кто-то никогда не допустит больше одной. Так что, умы бывают очень разные. Мы это видим. Ум одного человека может быть очень гибким, как ветер, как вода. Он, как ветер, облетает и смотрит со всех сторон. У кого-то ум как камень, если он врежет, то по одному месту и очень сильно. Разные умы. Какие-то умы вообще не способны к такого рода исследованиям. Для них это что-то совершенно невообразимое, они просто сбегут отсюда. Какие-то умы способны к этому. Ум тоже развивается, приобретая способность объемного мышления.

На самом деле, нельзя обойти ум, нельзя обойти чувство, нельзя обойти ощущение. Все они должны быть развиты. Если они недоразвиты или не развиты совсем, то человек даже не сможет прийти к тому, о чем мы говорим. Потому что это требует высокого уровня развития всех психических функций человека: двигательной, чувственной, интеллектуальной. Если ум у человека не развит, то он даже не способен понять, что находится в тюрьме тех или иных собственных представлений. Требуется гармоничное развитие всех психических функций человека. И ум требует развития, и чувство требует развития, и тело требует развития. Именно через развитие и гармонизацию ума, сердца, тела и духа вы можете стать целостным и ясно видящим Человеком.

Истории для понимания.

Несчастнейший на свете.

Жил в деревне один старик. Он был одним из несчастнейших на свете. Вся деревня устала от него: он всегда был мрачен, всегда жаловался, всегда был в плохом настроении, всегда кислый. И чем дольше жил, тем более желчным становился и ядовитее были его слова. Люди избегали его: несчастье становилось заразным. Не быть несчастным рядом с ним было как-то оскорбительно. Он создавал несчастье и в других. Но однажды, когда ему исполнилось восемьдесят лет, случилось невероятное — никто не мог поверить. Мгновенно всех облетел слух: "Старик сегодня счастлив, не жалуется, даже улыбается, у него даже лицо переменилось". Собралась вся деревня. Старика спросили:

— Что случилось с тобой? В чем дело?

— Ничего, — ответил старик, — восемьдесят лет я старался стать счастливым и ничего не вышло — так что я решил обойтись без счастья. Вот почему я счастлив.

Шелуха душ древних людей.

Царь Хуань-гунь читал книгу в своем дворце, а у входа во дворец обтесывал колесо колесник Бянь. Отложив молоток и долото, колесник вошел в зал и спросил:

— Осмелюсь полюбопытствовать, что читает государь?

— Слова мудрецов, — ответил Хуань-гунь.

— А мудрецы те еще живы? — спросил колесник.

— Нет, давно умерли.

— Значит, то, что читает государь, — это всего лишь шелуха душ древних людей.

— Да как ты смеешь, ты, ничтожный колесник, рассуждать о книге, которую читаю я, — единственный из людей? Если тебе есть что сказать, то говори, а нет — так мигом простишься с жизнью!

— Ваш слуга судит об этом по своей работе, — ответил колесник. — Если я работаю без спешки, трудностей у меня не бывает, но колесо получается непрочным. Если я слишком спешу, то мне приходится трудно, и колесо не прилаживается. Если же я не спешу, но и не медлю, руки словно сами все делают, а сердце им откликается. Об этом не могу сказать словами. Тут есть какой-то секрет, и я не могу передать его даже собственному сыну, да и сын не смог бы перенять его у меня. Вот почему, проработав семь десятков лет и дожив до глубокой старости, я все еще мастерю колеса. Вот и древние люди, должно быть, умерли, не раскрыв своего секрета. Выходит, читаемое государем — это шелуха душ древних мудрецов!

Тяжелая голова.

Дзенский монах Догэн жил уединенно в своей хижине на опушке леса. Как-то несколько странствующих буддийских монахов попросились к нему на ночлег. Когда они согрелись у огня и поужинали, то завели разговор о сущности бытия, утверждая, что человеческий мир — лишь иллюзия человеческого сознания. Устав слушать их болтовню, Догэн спросил:

— Как вы считаете, вот тот камень находится внутри или снаружи сознания?

Один монах ответил с умным видом:

— Конечно, внутри.

— Твоя голова, должно быть, очень тяжелая, — сказал ему Догэн, — раз ты носишь в своем сознании такие камни!

Топор.

Однажды ученик Импо толкал впереди себя тачку, а Ма-цзы сидел на его пути, вытянув ноги.

Импо сказал:

— Учитель, уберите, пожалуйста, ноги!

— То, что вытянуто, не может быть убрано, — сказал Ма-цзы.

— То, что идет вперед, не может быть повернуто назад, — сказал Импо и толкнул тачку вперед.

Тачка проехала по ногам Ма-цзы, и его ноги покрылись синяками и кровоподтеками. Когда они вернулись, Ма-цзы зашел в зал и сказал, придвинув к себе топор:

— Пусть монах, который недавно поранил мои ноги, подойдет сюда!

Импо подошел и встал перед Ма-цзы, наклоня шею и готовясь принять удар.

Ма-цзы отложил топор в сторону.

Толпа.

Случилось так, что Джунайд пришел к своему Мастеру. Тот сидел в храме. Когда Джунайд вошел, Мастер сказал:

— Джунайд, приходи один! Не приводи с собой эту толпу!

Джунайд оглянулся, потому что подумал, что с ним вошел кто-то еще. Но никого не было.

Мастер рассмеялся и сказал:

— Не смотри назад, а смотри вовнутрь!

Джунайд закрыл глаза и понял, что Мастер был прав. Он оставил свою жену, но его ум стремился к ней; он оставил своих детей, но их образы были с ним; и друзья, которые пришли, чтобы в последний раз проститься с ним, они все еще были с ним, в его уме.

Мастер сказал:

— Выйди и приходи один, потому что как я могу говорить с этой толпой?

И Джунайду пришлось год ждать вне храма, чтобы освободиться от этой толпы.

Через год Мастер позвал его:

— Теперь, Джунайд, ты готов войти. Теперь ты один, и возможен диалог.

Почти яблоко.

Наджрани сказал:

— Если вы говорите, что можете "почти понимать", вы говорите бессмыслицу.

Богослов, которому нравилось это выражение, спросил:

— Не могли бы вы указать нам эквивалент этому в обычной жизни?

— Пожалуйста, — ответил Наджрани, — это равносильно высказыванию, что нечто "почти яблоко".

Тайна, познающая самою себя.

У Моллы спросили:

— Молла, почему по утрам народ, выходя из дому, расходится в разные стороны?

— А иначе и не может быть, — ответил Молла, — ведь если все пойдут в одну сторону, то земля от тяжести в этом месте прогнется.

Чья мораль лучше?

— Я хотел бы исследовать следующий вопрос: "Что такое мораль? Откуда она вообще взялась. Является ли мораль созданием личности или нет".

— Почему вас волнует вопрос морали? Вы спрашиваете, принадлежит ли мораль личности или находится вне личности?

В ходе исследований, которые мы проводили, рассматривая, как появляется личность и как она формируется, мы увидели, что личность — это продукт, сформированный обществом. Личность отражает то, что происходит в данном обществе, в данной культуре, в данной субкультуре. Фактически личность — это отражение определенного среза общественной морали, общественных представлений. По сути, личность представляет собой совокупность общественных установок, поэтому она и принадлежит в первую очередь обществу. Потому мораль — это то, за что личность держится. Она принадлежит ей. Но какую мораль впитала в себя личность, что она взяла для себя из того, что ее окружает, этим определяется то, что мы можем назвать моралью личности.

Но почему вас это волнует? В связи с чем?

— В связи с возникшим у меня вопросом: "Может ли человек, который, скажем, в данном обществе считается аморальным, иметь целостное видение?".

— Давайте разберемся. Является ли существенным критерий: моральность или аморальность для того, чтобы иметь способность видеть целостно? Обычная мораль не имеет никакого отношения к целостному видению. Более того, можно сказать, что она является очень искаженным видением.

Мы можем посмотреть на разные культуры, разные национальности, разные периоды времени, эпохи и увидеть, что мораль — это понятие относительное. В одно и то же время в разных местах — разные моральные нормы. Поэтому такая мораль не имеет никакого отношения к тому, что можно называть целостным видением. Это очень сильная фрагментарность, но фрагментарность, имеющая очень большую силу, особенно там, где она действует, где ее разделяет и поддерживает общество. Она начинает оказывать очень сильное влияние на то, как люди думают, на то, как они ведут себя. Поэтому человек, который хочет действительно видеть что-то незатуманенно, хочет видеть неискаженно, скорее всего будет считаться аморальным в том смысле, что он находится вне обычной принятой морали. Как я представляю, когда о человеке говорят, что он аморальный, то это значит, что он не разделяет те моральные нормы, которые приняты в данном месте. Тогда он становится аморальным. Он может иметь какие-то свои моральные нормы, но они могут не соответствовать этим.

— Но человек, имеющий видение, все-таки вращается в этом обществе, общается с какими-то людьми, что-то делает в обществе. Если его мораль выше общественной, то как он взаимодействует с теми, у кого мораль ниже?

— Опять получается разговор о том, что выше, что ниже, чья мораль лучше, чья хуже. Это разговор моралистов. Можете ли вы выйти за пределы: выше, ниже, вправо, влево и т. д. Человек, следующий жестким моральным убеждениям, не может это сделать. Он всегда будет находиться в рамках двойственных, противоречивых моральных норм. Именно они не позволяют ему видеть широко. Он будет все и всегда видеть через матрицу моральных норм. Если он относится к принятым им моральным нормам очень серьезно, то ему будет страшно увидеть в себе то, что не соответствует им.

Я думаю, что очень мало людей, для которых какие-то общепринятые моральные нормы не были бы серьезны. Есть люди, которые как бы все отрицают, но это и есть их моральные нормы. Именно из-за этого люди не могут прийти к расширенному пониманию себя и друг друга.

Что вы хотите: понимания или согласия?

— Понимание между людьми возможно тогда, когда у них есть целостные видения. Полное понимание возможно только среди людей, имеющих целостное видение. Так как большинство людей не имеют целостного видения, поэтому они не могут понимать друг друга. Но люди взаимодействуют друг с другом, и если у них не будет никакой замены настоящего понимания, которое недоступно им пока в силу фрагментарности их видения, то общение будет очень конфликтным. Поэтому существует такая вещь, как соглашение. По сути, это тот максимум, которого могут достичь люди, имеющие фрагментарное мышление.

Посмотрите, как урегулируются конфликты семейные, государственные, национальные и т. п. Урегулирование — это переговоры. Допустим, люди хотят найти какой-то компромисс. Что это такое? Это согласие по какому-то поводу, возможность хоть каким-то образом договориться. А если люди не договорились, то начинается или продолжается война: холодная, горячая, эмоциональная, интеллектуальная и т. д. Они не договорились и они враждуют. У каждого своя точка зрения. Они не соприкасаются, и каждый пытается навязать другому свою точку зрения. Но если по каким-то причинам они решают, что так дальше не должно продолжаться, то опять пытаются договариваться. Что это значит? Они пытаются достичь согласия. Это максимально, что для них возможно.

Существует много разных людей, имеющих очень разные религиозные, культурные, политические убеждения, разные нравственные и моральные нормы. Но все-таки они не все находятся в положении открытой войны. Им удается о чем-то договориться. Что делают главы государств? Они пытаются договориться. Они пытаются прийти к какому-то соглашению, компромиссу. Это максимально, что для них возможно. На основе чего они будут искать согласие — это уже другой вопрос. Но если люди достигают какого-то согласия по 2, 3, 4, 10, 20, даже 100 пунктам, это еще не значит, что между ними существует понимание, потому что по 1000 другим пунктам, которые они даже не затронули в ходе переговоров, они не достигнут согласия. Они достигли только частичного согласия, и это помогает им находиться во временном перемирии.

— Могут ли несколько людей, имеющих целостное видение, не понимать друг друга?

— Целостное видение может иметь разные масштабы. Мы уже говорили, что человек сейчас бьется в сфере обусловленного, двойственного ума и никак не может выйти за его пределы. Но если человек выходит за пределы такого ума, то выходит в другие, неизвестные ему пока сферы Единого Сознания.

Так что же такое масштаб понимания, находящийся за сферой обусловленного ума? Допустим, мы берем людей, которые вышли на уровень понимания, находящийся за сферой обычного ума. Они будут реально видеть, что происходит в той сфере, из которой они вышли. Они будут видеть это и поэтому у них будет понимание друг друга в пределах масштаба данной целостности.

— А как связано видение с действием?

— Целостное видение и есть действие. Посмотрите на человека, имеющего фрагментарное видение. Он совершает очень много всяких действий. Они совершаются как бы по кругу, много повторений. Да, мы делаем, мы каждый день что-то делаем. Мы тратим много энергии. Мы много лет что-то делаем. Куда же при этом движемся? Что же фактически происходит? Мы движемся чаще всего по кругу. У каждого свой круг, в пределах которого он движется. Может быть, несколько кругов, но это движение всегда в горизонтальной плоскости, при этом нельзя сказать, что человек ничего не делает. Есть люди очень активные, они очень много суетятся. Но вся эта суета, все их поступки, чувства, мысли в результате приводят к движению по одним и тем же кругам.

— Это обычный человек. А человек, который приобрел целостное видение? Он ведь тоже действует?

— Для человека, имеющего целостное видение, уже само видение является действием.

— То есть получается, что все, кто вышел на этот уровень видения, видят все одинаково и действуют одинаково. В одном и том же направлении.

Мозговая клетка Земли.

— Нет. Я бы так не сказал. Давайте попробуем посмотреть на это с точки зрения целостности. Что такое целостность? Возьмем наиболее близкую нам целостность — наше тело. Тело представляет собой целостность. Оно состоит из множества клеток. Эти клетки образуют определенные органы. Органы выполняют определенные функции. Почему мы можем ходить? Потому что у нас есть ноги. Почему мы можем дышать? Потому что у нас есть система дыхания. Почему наши клетки снабжаются кровью? Потому что у нас есть система кровообращения. Почему мы можем думать — у нас есть мозг. Любой орган, любую систему, состоящую из этих органов, мы можем рассмотреть, с точки зрения определенных функций, которые необходимы для существования нашего организма. Если бы хотя бы одна из функций, которыми наделен наш организм, была бы выключена, то весь организм был бы уже совершенно другим.

Человеческое тело — это что-то потрясающее. Это действительно потрясающее, так как оно целостно и гармонично. Оно становится негармоничным из-за постоянного вмешательства фрагментарного ума. Но если мы приведем ум в соответствие со всем остальным: с телом, с чувствам, тогда опять восстановится эта прекрасная гармония организма. Сам организм очень гармоничен, очень прекрасен. Этот организм имеет органы, которые выполняют определенные функции. И эти органы состоят из клеток.

Каждый человек и человечество в целом являются также частями некоторых других больших целостностей. Всякая часть входит в какую-то целостность. В какую целостность входит человечество? И эта целостность является частью какой-то другой, большей целостности. И так бесконечно. В какую целостность входит человек? Человек может входить в разные целостности. Например, в нацию, в страну, в человечество. Человек — это представитель человечества, какая-то его часть. А человечество является частью Земли. Если рассмотреть Землю как целостность, то это существо, в котором человечество выполняет определенную функцию.

Каждый человек имеет определенную задачу. Как орган в человеческом теле имеет определенную задачу, так и человек, входящий в человечество. Он может ее понимать, может ее не понимать, но не может ее не выполнять. Часть не может работать против целого. Если часть перестает выполнять свою роль в целостности, то она становится ненужной этой целостности.

Она может быть просто бесполезной или вредной. Например, раковая клетка может разрушить весь организм. Тогда либо организм выбрасывает раковую клетку, либо раковая клетка порабощает организм.

Каким образом каждая часть, которая входит в определенную целостность, выполняет какую-то свою задачу? Если мы рассматриваем человека как часть человечества, а человечество как некий орган такого существа, как Земля, то у каждого человека есть своя задача. Можно предположить, что человечество является мозговыми клетками Земли. У человека есть мозг, состоящий из клеток. Их большое количество, и между ними происходит взаимодействие. Представьте себе — это интересная аналогия. Она может сделать некие вещи видимыми, более понятными. Сказано: "Человек, познай себя!". Человек, познавший себя, познал законы Мироздания, так как в миниатюре в нем есть все.

Мы разбирали, как действует обусловленный ум, как он создает страдания, в которых мы живем. Познать себя — это значит выйти за пределы обычного ума, но для этого необходимо его очищение. Очищение памяти от той эмоциональной нагрузки, которую несет записанная в клетках мозга информация. Так ведь то же самое относится и к Земле. Земля — это развивающееся существо, она тоже проходит свой процесс роста и изменения. Каждый из нас, как клетка Земли, выполняет в связи с этим свою работу. Мы рассматриваем Землю как существо, но существо другого масштаба по отношению к человеку на настоящем этапе его развития. Это существо общается и взаимодействует с существами ее же масштаба. Мы можем увидеть по аналогии определенные вещи, которые там могут происходить, наблюдая их в самом себе.

Какую мелодию исполняет ваша личность?

— Мы говорили, что человек является частью какой-то большей целостности. И у него, как у части целостности, есть определенная задача, которую он выполняет. Эта задача есть у каждого человека. Насколько хорошо мы понимаем свои задачи?

Если спросить обычного человека: "Что важно для тебя?" Он скажет, например, что для него важно зарабатывать деньги, чтобы содержать себя и семью. Может быть, он создал какое-либо предприятие и для него важна работа по поддержанию этого предприятия. Может быть, он входит в какую-то общественную или политическую организацию и выполняет там некие функции. Он рассматривает себя как личность, которая имеет определенные обязательства перед теми или иными большими целостностями, в которые он входит. Это обязанности личностного плана. Вся жизнь личности состоит из такого рода обязанностей, которые она имеет перед теми или иными организациями, людьми и т. д. Она их выполняет или не выполняет. Но сейчас я бы хотел коснуться вопроса большего предназначения человека.

Есть ли у человека большее предназначение? Ведь человек это не только личность, а значительно больше. Личность — это лишь образы и представления, запрограммированные в уме. Если же человек выходит за пределы обычного ума, то, может быть, он сможет осознать что-то другое, какое-то такое свое предназначение, которое выходит за рамки обычного представления о том, что должен или что не должен делать человек в своей жизни. Но для этого надо самому почувствовать вкус неизвестного, Той Жизни. И тогда, возможно, он уже более осознанно будет двигаться к какой-то другой цели. К цели, не ограниченной представлениями о семье, экономических, политических организациях и т. д. Может быть, тогда он начинает понимать свое предназначение как Человека с большой буквы, не личности, а Человека. Именно целостное видение, которое он приобретает и которое позволит ему осознать ту задачу, с которой он пришел сюда.

Человека можно сравнить с музыкальным инструментом, например со скрипкой. Сама по себе скрипка, когда она лежит в футляре и ее никто не трогает, просто набор струн и дерева определенной формы. Но если ее берет в руки музыкант, причем хороший музыкант и начинает играть прекрасную вещь, например Бетховена, то скрипка оживает, она начинает звучать. Скрипка, которая была просто набором каких-то частей, теперь вдруг начинает звучать и потрясает музыкой. Можно ли отделить музыку от скрипки, или они становится чем-то единым: скрипка и музыка, которую она издает? Но когда кончается музыка и музыкант кладет скрипку в футляр, то она опять становится просто набором дерева и струн, хотя только что это было что-то потрясающее. Именно в тот момент это стало чем-то единым. Может ли произойти то же самое и с человеком?

Личность человека является набором привычек, черт характера, и в связи с этим она выполняет какие-то свои обязанности, имеет ответственность и т. д. Что за «мелодию» она исполняет? С каким инструментом ее можно сравнить? Какую мелодию может исполнить этот инструмент? Мелодию вины? Долга? Обиды? Возмущения? Ненависти, гнева, ревности? Вот какую мелодию исполняет ложная личность. Вот как вибрируют ее внутренние струны. Но может ли человек исполнять другую мелодию, не имеющую никакого отношения ни к ревности, ни к страху? Может ли этот инструмент стать таким, чтобы иметь возможность сыграть прекрасную симфонию Вечности, настоящей Любви, Мудрости? Мне представляется, что это является самым важным и самым главным. Это и есть выражение той страсти, которую имеют некоторые люди, пытающиеся выйти за пределы обусловленного ума. Это и есть страсть к тому, чтобы стать созвучным Великой Мелодии Вечности. Когда человек становится исполнителем, таким инструментом и его струны могут вибрировать в резонансе с этой Великой Мелодией, тогда он является одновременно инструментом и самой мелодией. А если таких людей несколько, то через одного выражается одно, через другого другое, через третьего еще что-то.

Чем отличается исполнение прекрасной вещи одним музыкантом от исполнения ее оркестром? Один скрипач выходит и играет. Это может быть великолепно. Но если эта музыка исполняется оркестром, где расписана партитура каждого музыканта, где все учтено для каждого инструмента, где есть не только скрипка, но и много других инструментов, дающих свои оттенки, вносящие что-то свое, тогда это становится чем-то совершенно другим. Хотя вроде бы та же мелодия, но это уже дутое потрясающее, великолепное созвучие.

Тот, кто Видит, кто понял свою задачу, чувствует ее, исполняет эту мелодию. Но представляете, как потрясающе, если этот человек не один, если их по крайней мере несколько, то это уже получается оркестр, исполняющий Ту Великую Мелодию. А если их не 5, не 6, не 10, а если их уже 1000, 2000, если таких людей становится все больше и больше, тогда эта мелодия все шире проникает сюда из тех сфер, и звучание ее становится слышным даже для тех, кто глух.

Именно так неизвестное проникает в эту сферу, где все уже известно, где все крутится по одним и тем же кругам. Может ли глухой услышать что-то? А если все глухие? Возникает ли вопрос о чем-то неизвестном, о чем-то другом? Но если среди них появляется кто-то, кто хочет слышать, и если таких людей становится больше и то, что они слышат, начинают исполнять, то это уже распространяется, оно уже есть в этом мире. И какие-то люди, которые, может быть, не слышали ничего, в какой-то момент начинают слышать что-то незнакомое, какая-то незнакомая мелодия, и они останавливаются и слушают ее. Это одна из возможных аналогий предназначения Человека. А вот другая.

Проводник, соединяющий два мира.

— Человек научился использовать электричество в своих целях, но это не означает, что человек понимает, что же такое электричество, что такое ток? Что такое электрический ток? Ведь понять суть электрического тока — это понять очень многое. Ведь, человек и есть проводник между тем и этим миром.

Вот лампочка. Что это такое? Есть некая проволочка того или иного свойства и качества, и между ней с одного конца и с другого разность потенциалов, и когда по ней идет ток, она начинает излучать свет. Есть разность потенциалов, и то, что называется проводником. В этом проводнике происходят какие-то изменения, он начинает светиться, нагреваться. Не является ли человек тем самым проводником, который находится одним своим концом здесь, в так называемом материальном мире, а другой своей стороной в мире не материальном? А если человек западает на одну из этих сторон, то что будет происходить?

Например, если мы возьмем аккумулятор и какой-то проводник — проволоку. Один конец проволоки приложим к минусу, но плюс не будет замкнут. Пойдет ли ток через эту проволоку? Нет, не пойдет. Если мы приложим ее к плюсу, а к минусу не приложим, то тоже ничего не произойдет. Только в том случае, если мы приложим ее одновременно к плюсу и к минусу, по ней пойдет ток. Так вот, если человек западает на «материальность», то через него не идет ток, если же он западает на то, что называют «духовность», то через него тоже не идет ток. Если же он находится и там, и там одновременно, через него идет ток. Может быть, в этом и есть основное предназначение человека. Проводить ток любви.

Проводники бывают очень разные. Чем характеризуется проводник? Сопротивлением. Если очень большое сопротивление проводника, то когда через него идет ток, он начинает сильно нагреваться. Если у него плохое соединение или проволока надорвалась, начинается искрение. Эти аналогии помогают лучше понять то, что происходит с человеком.

Есть люди, с которыми что-то начинает происходить, входят какие-то вибрации, но они не понимают, не знают, куда направить эту энергию, с кем взаимодействовать, как это передавать, и тогда может случиться короткое замыкание. Я видел такие случаи, когда от человека идет ток, от него даже что-то воспламеняется, он является как бы неким силовым узлом, но этот узел не наладил необходимой связи, не знает куда направить энергию. Все со всем связано, и это не просто фраза. И если идет ток, то очень важно его направлять правильно.

Вы спросили, в чем задача человека? Может ли он ее понять? И вот мы видим, что задачи очень разные. На личностном уровне они определены, а если нет, то вам помогут их определить. Вам скажут, что нужно делать, например, жена, муж, начальник, политики, родственники и т. д. Вас без задач не оставят. Но те ли это задачи, которые вы действительно хотите выполнять, те ли это задачи, с которыми вы действительно сюда пришли? Но чтобы узнать задачи другого масштаба, не личностного, их нужно увидеть, для этого нужно обладать Видением. Для этого нужно проделать всю ту работу, которой мы занимаемся здесь. Нужно убрать все то, что мешает нам действительно видеть, и тогда, возможно, возникнет видение, которое покажет вам многие вещи, в том числе и это. Есть у вас вопросы?

— У меня есть вопрос, но после того, что вы сказали, мне трудно его сформулировать. Я не понимаю, как это видение уже есть действие? Это до меня не доходит. Я не знаю, с чем это связано, с каким из моих свойств, но я никак не могу себе это представить.

Как избежать ненужных усилий?

— Хорошо. Тогда я попробую показать некий аналог, который, возможно, поможет вам понять, хотя до конца это можно понять только через свой личный опыт. Допустим, человек хочет попасть в какой-то город, предположим в г. Крюково. Он считает, и кто-то ему это подтверждает, что он находится на севере. Тогда он предпринимает достаточно большие усилия, что бы туда добраться. Это ему сложно, допустим, у него нет денег. Он идет пешком, потом едет автостопом, он потратил много усилий на то, чтобы добраться до этого места. Потом выясняется, что на самом деде, это не то Крюково, которое, он считал, ему нужно. Это другой город, хотя с тем же названием. А тот город, который ему действительно нужен, находится на юге, и с тем местом, где он был в начале своего пути, совсем радом. Так вот этот человек имел неверное видение и совершил много действий, которые на самом деле не привели ни к чему. Если бы он имел правильное видение, то ему не нужно было бы совершать эти ненужные действия. Из этого примера мы можем видеть, что правильное видение исключает очень много ненужных действий и усилий. Как мы говорили, если посмотреть беспристрастно на жизнь человека, то можно увидеть, что он совершает очень много действий, и все они приводят к тому же самому, с чего он и начинал.

Видеть что-то правильно — это значит попасть в ту суть жизни, которая является целостной, в которой все со всем связано.

Вот река, Она течет. Допустим, вы знаете, что течение реки вынесет вас туда, куда вам нужно. У вас есть это видение и вы знаете, что это действительно так. Если сейчас вы просто войдете в воду и расслабитесь, то течение вынесет вас туда, куда вам нужно. У вас при этом есть видение и вы не действуете активно, вы не пытаетесь грести, прикладывать большие усилия, куда-то плыть и т. д. Вы просто расслабляетесь, и река сама выносит вас туда, куда вам нужно. Другой человек, не имеющий этого видения и считающий, что для того, чтобы ему попасть туда, куда, как ему кажется, нужно, надо преодолеть это течение, преодолеть эту реку. Он будет прикладывать очень много усилий, и ему кажется, что в результате этого он попадет куда хотел. Но на самом деле он попадет не туда, куда ему было нужно. А вот того, кто имеет правильное видение, само течение принесет туда, куда ему нужно. Но ведь это надо увидеть, и когда человек это видит, тогда ему не нужно суетиться.

— Почему же тогда большинство людей действуют так усиленно, агрессивно?

— Обычно человек ставит какие-то цели, чтобы удовлетворить желания своей личности. Чтобы достичь этих целей, он начинает прилагать массу усилий, считает, что ему придется конкурировать с другими личностями. Причем чем больше он этого хочет, тем больше усилий прикладывает. И что же происходит, когда он в конечном счете этого достигает? При этом многие так и не достигают этого в процессе всей своей жизни. Они ставят такие цели, которые достичь просто невозможно. Они продолжают наращивать усилия даже тогда, когда уже получили что-то. Например, человек решил стать богатым. Он получает 500 долларов в месяц. Потом он хочет получать 5000 долларов. Представление о богатстве изменяется в соответствии с увеличением его доходов. Он хочет все больше и больше и так до бесконечности. Это касается не только денег, но и всего остального, что может желать личность. Это бесконечная гонка, бесконечные усилия. Они связаны с тем, что у человека такое видение и ему кажется, что это надо делать, для этого нужно прилагать постоянные усилия.

Мы видим, что большинство людей не хотят менять своего видения, а просто действуют с большей или меньшей активностью в жестких рамках, имеющихся в обществе взглядов. Понять, что видение есть действие, возможно только для того, кто готов изменять привычный для него взгляд на жизнь. Правильное видение показывает человеку то, что ему действительно нужно. Он видит это и при этом попадает в сферу, где законы жизни не такие, как мы обычно себе представляем, они совершенно другие. Человеку не нужно прилагать никаких усилий, чтобы получить то, что ему действительно нужно. На самом деле человеку нужно прилагать очень большие усилия, чтобы получать то, что ему не нужно. Чем больше усилий прилагается, тем он на самом деле больше стремится к тому, что ему в действительности не нужно.

Это очень парадоксальный и непривычный взгляд. Немногие люди согласятся с этим. Это взгляд из целостного мира. Если человек имеет целостный взгляд, то он видит, насколько мудра жизнь. Она не требует никаких усилий, чтобы что-то происходило. Он и есть сама жизнь. Он и есть то, что происходит, и тот, с кем это происходит. Требуются ли какие-нибудь усилия от скрипки, на которой играет музыкант? От самой скрипки? Требуется? Струны должны прикладывать какие-нибудь усилия, чтобы получилась мелодия? Нет, не требуется. Она играет. Она издает звуки, и с ее стороны не требуется никаких усилий. Она есть такая, какая она есть. И эта великая мелодия исполняется ей такой, какая она есть. А кто является великим музыкантом, который исполняет великую мелодию? Это и есть Жизнь. Жизнь — это и музыка, и инструмент, на котором она исполняется.

Река другой Жизни.

— Но ведь человек не свободен от общества, от его законов. Сможет ли он сыграть эту мелодию жизни?

— Он может играть только ту мелодию, которую он сам собой представляет. Если он представляет собой инструмент, на котором могут играться только мелодии ревности, страха, достижения, агрессии, то есть того, чем он живет в данный момент, те эмоции, которые он испытывает, то это и есть единственно возможная для него музыкальная тема.

— А если обычный, фрагментарный человек, имеющий жесткие убеждения, вдруг станет плыть по течению?

— Такой человек не способен плыть по течению? Все дело в этом. Ведь та река, о которой мы говорим, не имеет привычных берегов, недостаточно доехать до Москвы-реки, раздеться и плюхнуться в воду. Здесь так не получится. Чтобы выйти на берег этой реки, надо стать другим. Чтобы увидеть эту реку, надо стать другим. Только человек, страстно желающий стать целостным, может увидеть реку Жизни и войти в нее. Это те области, которые не видны обычным физическим зрением и поэтому не могут быть доступны для всех. Эта река не видна для многих не потому, что они не могут ее увидеть, а потому, что не хотят. Есть люди, которые довели себя уже до такого состояния, что увидеть ее не могут. К сожалению, таких немало.

Есть состояние, из которого человек уже не может попасть туда. Я имею в виду не какую-нибудь эпизодическую ситуацию, а состояние его организма на данный момент. Некоторые люди настолько все разрушили внутри себя, что собрать уже ничего невозможно. Если скрипку взять и шарахнуть об стенку, то проще сделать новую, чем собирать эту. Так вот некоторые люди находятся в состоянии полной разбитости, и собрать из них что-то целостное уже невозможно. Есть и другие люди, которые просто рассогласованы, их струны не натянуты, какие-то порваны или еще что-то, но все-таки из них еще можно сделать что-то целостное.

Но не придет тот мастер, который сделает из вас прекрасный инструмент. Только сам человек может быть этим мастером. Для этого нужна большая страсть. Страсть стать тем инструментом, на котором может быть исполнена мелодия настоящей жизни. Многие на это скажут, что кругом играются определенные мелодии, и зачем я буду настраивать себя на какие-то другие, неизвестные. Тогда я стану таким инструментом, который вообще здесь не нужен. Действительно, если ты настроен на что-то другое, ты уже не будешь исполнять старые мелодии, мелодии боли, грусти, ненависти, злобы. И твой инструмент уже не будет исполнять это. В нем уже не зазвучит старое, отжившее. Это, конечно, вызовет у людей вопрос: "А кто ты, почему ты здесь находишься, а не с нами. Почему здесь находишься, а не участвуешь?" Если человек перестает исполнять партитуру, которая здесь принята, то это нечто странное. Представьте себе музыканта, который приходит в оркестр, где все играют строевой марш, а он начинает играть вальс. А может, его вальс будет настолько прекрасен, что люди, играющие марш, вдруг захотят исполнять именно его мелодию?

— В основном люди хотят новые мелодии, красоту, но они не хотят изучать новые ноты, им нравятся старые ноты.

— Человек хочет иметь и привычное, и неизвестное, и то, и другое, а это невозможно. А если приходится выбирать чем жертвовать, то он пожертвует скорее всего неизвестным.

— Кстати, это очень хорошо видно при общении с людьми.

Разнообразное однообразие.

— Вы сможете видеть, насколько глух и слеп человек, с которым вы общаетесь. Очень много глухих людей. Они с удовольствием выпьют с вами и поговорят о чем-нибудь, о чем говорят всегда, но на неизвестное они не откликаются. Они могут делать вид, но на самом деле они не откликаются. Вы хорошо можете увидеть, нужно ли это человеку или не нужно. Если человек становится таким инструментом, который настраивает себя на неизвестные мелодии, он уже не стремится к старому, известному. Кажется, Сократ сказал: "Как много вещей есть в мире, которые мне не нужны". Да, их бесконечно много. Огромное разнообразие вещей в мире. За всю жизнь ты не узнаешь всего этого. Но когда ваш инструмент настраивается на что-нибудь, не связанное с этим горизонтальным разнообразием, с этим количеством, а настроен на иное качество, то все это становится как бы одного сорта, и все подобное разнообразие становится однообразным.

Трудно объяснить, как можно отказаться от того, чем вы всегда пользовались. Это практически невозможно, если вы не предполагаете и не знаете ничего другого. Нужно почувствовать вкус чего-то другого. Словами это невозможно сказать. Я могу десять раз сказать: "Попробуйте не думать. Попробуйте сказать не думая". Но это так и будут слова. Это не происходит сразу. На самом деле это происходит сразу, но для того чтобы к этому прийти, нужно иметь очень большое стремление к жизни в неизвестном. Это состояние незнания. Жить в состоянии незнания… И это же состояние — знание всего. Это состояние вне обусловленного ума. Поэтому возникновение такого состояния является шоком для ума. А быть в таком состоянии в течение определенного времени очень непросто для человека, привыкшего жить ограниченным умом. В этом состоянии вы ничего не знаете и не волнуетесь относительно того, что будет с вами.

А что делает обычный ум? Он все время планирует по минутам, по часам, по годам. Все планирует, выгадывает что-то, рассчитывает, смотрит: приятно ему это или нет. Но я говорю о другом. О таком видении жизни, в которой полностью отсутствует паранойяльное планирование. Об этом можно говорить, но понять это можно только через собственный опыт. Это можно самому прочувствовать, увидеть, услышать, в этом надо находиться. Как объяснить человеку, который никогда не входил в воду, как нужно плавать?

Мы уже говорили о глобальных стереотипах, присущих человеческому сознанию. Мне кажется, одним из таких стереотипов является убеждение в необходимости усилий, возникающих в результате преодоления сопротивления. Возможно, вы обратили внимание на то, что некоторые из наших встреч проходили в атмосфере такого рода усилий. Почему? Если в группе присутствуют люди, считающие, что все дается только очень большими усилиями, то возникает соответствующая атмосфера. Много энергии расходуется впустую. Может быть, вы это почувствовали? Это большое количество выделенной энергии — результаты усилий, которые возникают как реакция, как противодействие человека, который, с одной стороны, говорит, что он хочет узнать, услышать, с другой стороны, какие-то его части очень сильно сопротивляются этому.

Сегодня у нас нет накала противодействия. В то же время нельзя сказать, что нет энергии, что она не идет.

Несколько слов по поводу моего видения того, что происходит у нас, когда мы собираемся. Первое, что я обычно делаю, я спрашиваю, какой у вас сегодня вопрос, какой у вас запрос. Обычно человеку достаточно сложно выразить это… Пусть он не точно скажет, не то, что он хотел бы сказать, но уже начинается какой-то диалог между нами, начинается взаимодействие. Обратили ли вы на это внимание? Возникает какой-то канал. Человек говорит что-то, я слушаю, другие присутствующие слушают. Между нами возникает канал. И вот через этот возникший канал можно что-то передавать. Вы мне можете передавать, а я вам. Устанавливается связь.

Дальше через эти каналы я пытаюсь что-то донести до вас, а вы до меня и друг друга. Но если человек начинает сопротивляться тому, что к нему приходит, если затрагивается то, что он не хочет видеть, не хочет слышать, сильно личностное, сильно жесткое, тогда в этот канал от него поступают определенные жесткие схемы. Это его убеждения. Это некие мыслеформы, причем очень жесткие. Представьте себе, что в раковину или ванну попали камни и они так засорили трубу, что вода проходит очень плохо. Это аналогия того, что происходит, когда человек агрессивно высказывает свои убеждения и не хочет слушать никого. Эти жесткие мысли, убеждения начинают засорять наши каналы связи. Я со своей стороны пытаюсь как бы продуть их, но с другой стороны, в ответ на это нередко начинает увеличиваться интенсивность подачи жестких убеждений, и они засоряют канал полностью. Я это ощущаю, как невозможность выдохнуть. Потому что есть ведь запросы, есть внутренние желания, но части ложной личности сильно сопротивляются.

Сейчас у нас несколько по-другому. У нас есть эти каналы, но нет ярко выраженного запроса.

— Прийти сюда — для меня это как отдушина.

Я иногда очень сильно чувствую возникающее напряжение при сопротивлении кого-нибудь в группе. И это очень мешает мне чувствовать. Сегодня этого нет. Сегодня я чувствую все в полной мере.

Кто будет платить деньги, чтобы послушать соловья?

— То, что здесь происходит с нами и между нами, — это взаимообмен энергии. Они начинают производить какое-то действие, какую-то трансформацию. Я не хочу говорить о том, что это и как. Хотя, в связи с этим, можно выдвинуть много конструкций и представлений. Но вся ценность и величие этого процесса взаимообмена заключается в том, что, даже если вы умом не понимаете, как это происходит, ваше сердце и тело чувствуют его. Видеть происходящее вы можете телом, но контроль обусловленного ума над телом должен быть снят. Если ум что-то не понимает или не хочет понимать, то это не значит, что этого не происходит.

Чем меньше мы фиксируемся на обусловленном уме, тем больше тело начинает видеть, ощущать и чувствовать. И это очень незаметно, очень спокойно. Кто из вас слышит ветер на улице, кто замечает и слышит птиц, которые поют. Они ведь все время поют в лесу, да и здесь сейчас поют за окном. Ветер — это же мелодия. Это мелодия жизни, природы. Кто ее замечает?

Человек будет платить большие деньги, чтобы послушать и посмотреть знаменитого артиста или певца. Будет платить большие деньги, приложит максимум усилий, чтобы достать билет и сесть на лучшее место. И теперь он сидит и наслаждается этим. Это результат его усилий. И он теперь может наслаждаться этим. Это ведь традиционное, стереотипное представление человека о том, как получить удовольствие.

А ведь этот же человек шел по улице, и был ветер, пели птицы, и все это естественно и незаметно. Кто на это обращает внимание? Кто будет платить деньги, чтобы стоять под деревом и слушать пение соловья? Сама птица не просит никаких денег, она просто поет. Ведь это незаметно, это естественно. Это само собой разумеющееся. Именно поэтому большинство людей этим и не интересуется. То, что само собой разумеющееся, — неинтересно. Интересно то, для чего нужно приложить усилия, достигнуть.

Часто ли мы смотрим на небо, на закат, на восход, на облака. Человек, считающий себя эстетом и любителем искусства, ходит по выставкам, смотрит картины известных художников, покупает их за бешеные деньги, вешает у себя в спальне и смотрит на нарисованные небо и облака. А потом еще и другим показывает. И его уважают как ценителя искусства. Он здорово объясняет, что художник хотел сказать, изобразив небо и облака. А ведь небо, везде, всегда и все время, но кто на него смотрит? Кто встанет утром, чтобы на восходе солнца послушать соловья? Но на какую-нибудь заморскую певицу за бешеные деньги он пойдет, будет ломиться, чтобы туда попасть, а потом долго об этом рассказывать. А вот о пении соловья что рассказывать?

Человек скажет: "Знаешь, я сегодня утром ходил в 4 часа слушать соловья". На что ему ответят: "Ну ты совсем, наверное, больной. Вот я ходил слушать. Там приезжал Майкл Джексон. Вот это да! Вот это да. Вот это я слушал. Он был так одет, он сделал еще пластическую операцию. У него теперь совсем другой нос…" Об этом можно бесконечно много говорить. Там о музыке уже никто и не говорит.

А что можно о соловье рассказать, как вы это можете рассказать? Поэтому это и неинтересно для большинства. Об этом нельзя рассказать, это не событие. Соловей поет, ветер дует, кого это интересует. Говорю ли я сейчас что-то, что можно обдумывать? Что здесь обдумывать? Я говорю простые вещи. Что здесь обдумывать? Никаких проблем. Просто говорю. Многим людям это покажется неинтересно. "Ну что про соловья рассказывать? Ты мне философскую систему объясни. Это да!".

— Я сегодня слушала птичек. Когда сегодня утром шла на работу, остановилась специально и послушала.

— Это ведь не техника, а то вы еще скажете, что я рекомендовал слушать птичек 10 мин. до еды и 20 после. Кто-то будет говорить, что соловья надо слушать до еды, а синицу после еды. Это, скажем, способствует просветлению. Вокруг этого целую систему можно создать.

— Меня просто это удивило. Я настолько затюканная, забитая и вдруг заинтересовалась, как там птички поют, остановилась и слушала. Я была удивлена такому своему состоянию.

— Вот это и есть вкус, запах Той Жизни. Когда вы слушаете птичку, вы ведь ничего не оцениваете. Возникает какая-то пауза в привычной суете. Человек бежал до этого и побежит после, но сейчас он к чему-то прикоснулся, к чему-то, что вне привычных забот и убеждений. Если его спросить, что в это время он думал, то скорее всего он скажет: "Да ничего не думал". Он в этот момент слушал и слышал.

До этого он тоже слушал много чего: радио, телевизор, в течение дня люди ему звонили по телефону. Он слушал, но слышал ли он что-то? Кто-то ему звонит, а он думает о своем, кто-то говорит по телевизору, а он думает о своем. Поэтому и нет ничего необычного, все то же самое: свои собственные мысли, эмоции, проблемы. Ведь необычное входит в человека совершенно необычным образом. Потому оно и есть необычное. Необычное не может приходить в обычной упаковке, не может приходить привычным образом, оно приходит совершенно непривычно. Но это непривычное человек либо отвергает, либо просто не замечает.

Кстати, и слушание птиц может стать привычкой. Почему всякий метод, всякий способ, всякая система через некоторое время становится привычкой для человека. И нет никакого движения, есть просто повторение одного и того же. Но человек получает удовольствие от ее повторения, и ему кажется, что он приближается к чему-то важному, на самом деле ничего нет. Все то же самое.

— За период наших встречу меня два раза произошло чудо. На одном из первых наших занятий была усиленная атака на стереотипы наших умов. После этого я стал пытаться понять: а чувствую ли я вообще? Я много думал по этому поводу и созрел для того, чтобы всем этим поделиться. И именно в тот момент, когда я захотел это высказать, вы стали говорить о том же, как бы читая мои мысли. Я просто опешил. Второй случай был недавно. Я вдруг почувствовал к себе такую жалость. "Какой я несчастный!" Все свои проблемы в кучу собрал, сижу мучаюсь. Вдруг подумал, что я никто иной, как бомж. Я совершенно не знаю, откуда взялось это слово в моей голове, но я мысленно стал повторять его много раз, называя себя этим словом. И вдруг вы, Александр Александрович, это произносите в связи с каким-то примером. Я опять опешил. Я считаю это что-то. Просто так это не может быть.

— Да, это следствие налаженной между нами связи. Она может быть на разных уровнях. Если между нами есть эта связь, то необязательно задавать вопросы вслух. При этом и ответ вы можете получить необычным способом. Возможно, вы это уже чувствовали, может быть, почувствуете позже, но наше взаимодействие и контакт и вот эти разговоры могут происходить не только тогда, когда мы здесь собираемся. Я постоянно общаюсь с вами телепатически.

Олег, в самом начале встречи вы задавали вопрос. Вы хотите исследовать его сейчас?

— Мой вопрос касается чувства вины, которое возникает, когда я не сделал то, что должен был сделать.

Как избавиться от чувства вины?

— Чувство вины возникает, когда мы не сделали чего-то, что, как мы считаем, должны были сделать. Если бы у нас не было представления о том, что мы что-то должны, то не возникало бы и чувства вины. Таков механизм этого чувства. Поэтому, если вы хотите действительно избавиться от чувства вины, то как это можно сделать? Нужно разобраться и увидеть, как вы порождаете в себе представление о том, что вы что-то должны, и как юно приводит вас к чувству вины.

"Я должен. Я обязан". Почему вы считаете, что вы должны? До тех пор, пока вы так будете считать, будет и чувство вины. Что обычно делает человек, когда он сталкивается с этим? Ведь это очень тяжелое чувство. Он пытается выполнять свой долг еще лучше для того, чтобы не испытывать вину. Но так от вины не избавишься. Ведь тот, по отношению к кому вы это делаете, будет хотеть все больше и больше, потому что чем больше вы делаете, тем больше будет претензий. Чем больше вы делаете, тем больше будет ожиданий. Это бесконечно. Этот долг растет бесконечно. Что же делать? Как быть?

— Разрешить себе не делать этого.

— Тогда вы испытаете в полной мере это чувство вины. По крайней мере, в определенный момент, когда вы решите этого не делать.

— Наоборот, когда я чувствую, что могу себе позволить что-то не сделать, то вообще никакого чувства вины у меня не возникает. Я чувствую, что они переборщили в своих требованиях и я просто не делаю того, что они хотят. Чувство вины не возникает, я спокоен, хотя и не сделал то, что должен был сделать.

— Но при этом вы же не избавились от чувства вины вообще. Как я понимаю, у вас есть определенное представление о том, что вы должны сделать и что должны сделать другие. Если вы это делаете, а они не сделали, то вы можете разрешить себе не испытывать чувства вины. Вы говорите: "Да, я обязан это сделать, но и ты обязан это делать, если ты это не делаешь, то и я этого не буду делать".

Этот способ годится для того, чтобы временно не испытывать чувства вины, но в нем нет коренного решения проблемы. С одним человеком у вас это пройдет, а с другим нет. Он вас убедит, что вы это должны, а он этого не должен делать. Проблема вины будет у вас до тех пор, пока вы будете иметь представление о том, что вы кому-то что-то должны. В этом случае чувство вины всегда будет проявляться, будет просачиваться тем или иным образом.

Поэтому у меня возникает вопрос: "Вы хотите просто снизить чувство вины или убрать его вообще?" Снизить его можно на некоторое время, придумывая разные способы защиты, но на них будут придуманы какие-то другие способы обвинения, и поэтому вы его получите все равно в полном объеме. В этом проявляется двойственность ума, два его фрагмента: один фрагмент говорит: "Я должен", другой говорит: "Я не должен". Они представляют собой два противоположных полюса. Когда активизируется первый, происходит усиление чувства вины, когда активизируется другой: "Я никому ничего не должен" — чувство вины на время пропадает, но потом оно опять усиливается, когда вы возвращаетесь в первый фрагмент. "Как же так, я же должен все-таки, а я ничего не сделал, да еще такие слова говорил, что же я наделал?".

— Я бы хотела тоже рассказать. У меня такой случай с папой произошел. Он все время что-то требует. Требует сделать то и это. Я все время тоже испытывала чувство вины и подчинялась. В эти выходные я увидела, что что бы я ни делала, ему все равно не угодишь. Я четко увидела то, что угодить практически никому невозможно.

— Вообще это ужасно, что приходится делать что-то исходя из того, что ты обязан. Ведь именно это и делает отношения между людьми адом. Когда человек разрешает себе видеть свои отношения, например, с близкими людьми, то он может увидеть, что тех, кого он больше всего «любил», как он считал, он больше всего и «ненавидит». Почему так происходит? Именно близкие люди имеют самые сложные взаимоотношения, так как они друг на друга все выплескивают. И в то же время они, так сказать, должны «любить» друг друга. Это надо увидеть. И только тогда может произойти переход к чему-то, что не исходит из чувства необходимости. Какая любовь может быть по необходимости? Как это возможно? Но именно так в основном и живут люди.

— Когда вы это рассказывали, мне захотелось поделиться. Мне мама все время говорила: "Я тебя так чрезмерно любила, что вырастила из тебя эгоистку. Ты никого не любишь". И тут как-то я собиралась утром на работу и между нами зашел разговор, что мы не вечны и что не устроены в жизни и т. д. И для нас обеих этот разговор был откровением. У меня лились слезы градом, минут 10 я не могла успокоиться. Я даже не думала, что я настолько ее люблю. И она не думала, что я настолько ее люблю. Мне тяжело сейчас об этом говорить.

— Совершенно верно. Это тяжело говорить, так как сейчас проявляются непривычные чувства. Когда люди открывают себя друг другу, они выходят за пределы норм и правил, и тогда возникает то, что действительно может быть между людьми. То, что является искренним.

Почему же мы так редко проявляем то естественное, что есть в каждом из нас? Кто-то выражает свою «любовь» по долгу, кто-то выражает «ненависть». Но это два полюса одного и того же. Можете ли вы увидеть и почувствовать их одновременно, то есть выйти за пределы двойственности. Прикоснуться к чему-то, что находиться вне этого, что можно увидеть только в самом себе, о чем нельзя нигде прочитать, о чем никто вам никогда не расскажет. Но увидеть и почувствовать это в самом себе возможно.

Если осознавать, если наблюдать без выбора за всем, что происходит в уме, не останавливать его, не пытаться заглушить его, а просто наблюдать, помня, что все это только мысли и образы… И тогда вам, возможно, откроется что-то очень важное, именно для вас, то, что важно именно вам. Именно то, что сейчас происходит в вас, те закрытые области и зоны, которые в вас существуют и увеличивают фрагментарность вашего сознания. Увидеть их — значит открыть еще одну запретную зону, внести свет в еще одно пространство ума. Но открытие каждой из таких зон болезненно, ведь там ваш болевой опыт. Там то, что не хочется видеть. Но вы можете увидеть это, осветить светом осознания, прожить и отпустить.

Вы увидите иллюзорность своего страдания, боли. На самом деле когда-то это был реальный факт, но теперь это не более чем память об этом событии прошлого. Но в уме это содержится как реальная боль, которая может повторяться все время. «Разминируйте» боль. Но этого надо захотеть. И это надо сделать. Вы можете обнаружить очень много всяких зон в своем уме, которые надо «разминировать», осветить светом осознания, и тогда с каждой «разминированной», освещенной зоной увеличится ваша целостность.

Да, осознанность вскрывает теневые зоны, и они мгновенно освещаются. Больше и больше светлого пространства появляется в сфере ума. Я не хочу описывать и давать какую-либо заготовку или представление о том, как это происходит. Это можно узнать только самому. И может быть, это и есть самое главное. То понимание, которое приходит из самого себя, про самого себя. Ведь, что такое движение к самому себе? Это происходит достаточно просто и достаточно больно, так как открываются темные зоны того, что ты не хотел видеть. Понимание приходит потом как результат увеличения целостности, как результат освоения и открытия таких зон. Без этой работы человек ничего не поймет. Как он может фрагментарным, затемненным умом понять свет и истину?

Театр близких отношений.

— У меня вчера как раз был такой случай. Родители приехали с дачи. Давно не виделись. Соскучились. Я с мамой разговариваю и она постоянно спрашивает: "Ну, расскажи мне, что вы проходите в школе". Я рассказываю, а она даже не понимает, о чем идет речь. При этом все время попрекает: "К тебе приходят возвышенные мысли потому, что тебе не надо думать о насущном хлебе, а вот у меня было детство, когда не было даже что одеть и съесть, тебя бы в такую ситуацию". И так практически каждый день.

— Это и есть театр близких отношений.

— Она говорит: "Тебе там задурили голову". Я у нее спрашиваю: "А почему у тебя такое отношение к этому? Я тебя приглашаю — иди послушай". На что она отвечает: "Я не пойду".

— Есть братья по родственным связям, есть братья по духу. Это совершенно разные вещи. Большая редкость, если это совпадает. Возможность быть искренним до конца — самая большая потребность в человеке. Быть искренним. Без этого невозможно ничего, и это самое большое счастье. Но не все хотят этого. Для многих это очень большая опасность и очень большой страх, ведь тогда им придется столкнуться с самим собой.

Что значит иметь возможность? Это значит быть искренним с самим собой. Стать таким, кто может быть искренним перед самим собой, — это главное.

— У меня есть такой печальный опыт. Человек, который был близок мне по духу, очень близок, вдруг ушел. Не могу понять, почему так произошло?

— Был ли он близок по духу или как-то по-другому? Если он был близок по духу, то не может быть конфликтов, не может быть ухода, не может быть ничего такого.

— Возможно, это была близость не по духу, а как-то по-другому.

— Может быть близость по взглядам, по переживаниям событий, в которых вместе участвовали, и т. д.

— Даже на таком уровне это может оказаться очень важным. За незнанием каких-то других переживаний, другого видения, и это может казаться очень большим. Поэтому разрыв приводит к огромной травме.

— Я понимаю, что на безрыбье и рак рыба. И очень сильно привыкаешь к этому. Но ведь это не то.

Там не может быть разрыва, не может быть непонимания, ухода. Даже когда физическое тело умирает, то ухода не может быть. А обычное всегда кончается обычно.

Не знаю, кому и как суждено узнать духовную связь, но путь к ней проходит через боль, боль разрывов привычных отношений. Тех отношений, которые считал единственно возможными и близкими. Но сам разрыв показывает, что это не есть то. Так как то не может быть прервано. То вечно. Ведь мы все части большой целостности. Мы брали аналогию человеческого тела, клеток, из которых состоит человек, человечества как клеток существа Земля. Ведь клетки взаимодействуют, в организме все время происходит взаимодействие клеток друг с другом. Так это происходит и среди людей, особенно если люди настроены на одну волну. Вы обращали внимание на то, что люди, принадлежащие к одной организации и преследующие общие цели, чем-то похожи. Они становятся как бы выразителями чего-то единого. А если люди выходят на видение своего предназначения, да они еще и вместе, то разве между ними не возникает глубокое взаимодействие? Разве они не начинают формировать какой-то орган, принадлежащий целостности более высокого порядка? Их взаимодействие и взаимообмен происходят независимо от того, находятся ли они физически вместе или нет. Возможно, кто-то из вас уже чувствовал то, о чем я говорю.

— Сначала мне было тоже очень удивительно, как это возникает, а потом не то, чтобы привыкла, а перестала проявлять удивление, это стало естественным.

— Может быть, самое основное общение возникает не тогда, когда говорятся слова, а когда возникает пауза, в молчании. Просто помолчать. И в процессе молчания происходит самое главное. Потому что когда говорятся и обдумываются какие-то слова, есть определенное напряжение ума. Это попытка ума что-то услышать, понять так, как он может. Но может быть и что-то совсем другое. И может быть, именно в паузах что-то другое проявляет себя.

Почему многим людям тягостно молчание. Особенно когда собираются люди незнакомые. Вы не обращали на это внимания? Собираются люди и пытаются все время что-то говорить, говорить. А если возникает пауза, то она бывает тяжелой. Сколько есть определений молчания: гробовая тишина, мертвая, зловещая тишина, глубокая тишина, вечная тишина.

— Я знаю только многозначительное молчание. Даже в языке проявляется. Как много она может нести, много проявлять. Вот я сейчас помолчала немного и отметила такой факт, что когда у меня возникает какая-либо проблема, когда я не могу сама прийти к ответу, то я вспоминаю Александра Александровича. И на следующей нашей встрече он начинает нам об этом говорить. От него я это воспринимаю, а у меня самой нет такого выхода через слова, не могу сказать, как бы нет обратной связи. Я чувствую запрос человека, но сказать словами никак не получается. Мне бы хотелось научиться этому.

Может ли мужчина сказать женщине все?

— Обычно я вижу и чувствую вопрос, который есть в человеке. Сам человек хочет услышать свой главный вопрос и то, что у него с ним связано. Вот почему очень важно его проговорить. Не просто «трепаться», а проговорить его.

Обычно человек говорит то, что от него ждут, а не то, что он действительно хотел бы сказать. Человек думает о том, что можно сказать, а что нельзя. Из всего того, что у нас есть внутри, Проговаривается мизер, один процент. Остальное мы даже не допускаем до осознания. Возможность одного человека сказать другому человеку все — не является ли это чем-то совершенно потрясающим. Может быть, это и есть тот самый рай на земле, когда ты можешь другому человеку сказать все, вообще все. Когда и этот другой человек может сказать тебе тоже все.

Например, мужчина и женщина. Может ли мужчина все сказать женщине, особенно если она является его женой? Сколько мужчин позволяет себе такое? Сколько женщин позволяет себе это? Есть такие вещи, о которых не дай Бог подумать даже, не то что сказать. Или даже подумать о том, что он мог подумать? Вот как мы живем. Вы представляете весь ужас этого? В человеке есть то, что он не может сказать. А как вы относитесь к тому, о чем не можете сказать? Возможно, вы начнете считать это чем-то плохим. Иначе почему вы не можете это высказать вслух? О каком самовыражении здесь можно говорить?

— Если я не могу что-то высказать, значит это что-то плохое. Почему человек так воспринимает?

— Так, он и не может сказать именно потому, что считает это чем-то плохим или тем, что может привести к чему-то плохому. Например, вы сможете сказать девушке, на которой хотите жениться, следующее: "Я вчера видел Машу. Она так здорово выглядит". Вы ведь действительно это чувствовали. Вы встретили свою одноклассницу или свою первую любовь, а она так хорошо выглядит, что произвела на вас впечатление. Вы действительно это испытывали. Вы сможете поделиться такими чувствами с невестой? А если вы поделитесь с ней, то какова вероятность того, что она при этом будет сильно радоваться? В лучшем случае она промолчит или покивает головой для приличия. Но то, что она будет разделять ваши чувства по поводу того, что Маша хорошо выглядит, вряд ли на это можно рассчитывать. Это просто один из примеров. Таких примеров огромное количество.

Так, что же мы можем высказывать друг другу, не включая при этом ограничения восприятия ума: учитывание, оценки, предположения и т. п.?

— Какие-то приятные чувства, наверное.

— Но тогда мы ведь должны еще понять, приятны ли эти чувства другому? Мы считаем их приятными, а он нет. Вот ведь какие сложности.

На самом деле человек разучился быть искренним. В этом трагедия человека. Он не может быть искренним. Он даже забыл что это такое. Он говорит только то, что допустимо сказать. Он пропускает свои мысли и слова через тысячи фильтров. Поэтому обычно говорятся банальные вещи. Все говорят, и я говорю. О какой индивидуальности тогда может идти речь?

Когда человек позволял себе сказать что-то такое, что действительно отражает его индивидуальность? Он же будет взвешивать: умно это или неумно. Как к этому отнесутся? Как я при этом выгляжу? А правильно ли то, что я говорю, грамматически? Тысячи фильтров стоят на выходе? Поэтому говорят обычно общепринятые банальности. Вот чем обмениваются люди. Человек не может сказать то, что он бы хотел сказать. Потом он вообще забывает, что же он тогда хотел сказать, он забывает себя.

Возможность человека все сказать хотя бы одному, другому человеку — это уже царство Божие на земле. Но для этого каким должен быть тот, другой человек? Каким должен быть я, чтобы это сказать? Прежде всего, каким должен быть я, чтобы сказать то, что у меня есть. Просто ли это? Даже если у вас создастся возможность и будет рядом человек, который может понять и принять все, что вы ему скажете как самому себе, то что же вы скажете? Может быть, именно в этот момент возникнет самая глубокая пауза в вашей жизни.

— Александр Александрович, Вы часто говорите: "Выскажи свой запрос не думая". Но это же невозможно. Ведь прежде чем сказать, надо подумать, оценить, что можно сказать, в каких фразах. Поэтому сказать то, что ты думаешь, практически невозможно. И даже, если есть такой человек, который тебя поймет, то возникает вопрос: "А можно ли? А стоит ли?".

— Что значит признаться другому человеку? Это значит прежде всего признаться самому себе. Если сам человек себе в чем-то не признается, он просто не сможет это высказать? Человек может быть искренним перед самим собой, но ведь он утерял эту искренность.

Есть люди, создающие впечатление очень искренних. Допустим, вот такой простой человек выпил водки и теперь будет говорить все о себе и о других. Кажется, что он говорит все, что думает, но это не так. Он всего о себе и не знает. Он говорит только о том, что знает хорошо, а об остальном не знает и знать не хочет, все остальное он просто не допускает до своего осознания, поэтому ему и другим кажется, что он говорит все, что у него есть, но он просто не осознает, что у него действительно есть. Вот в чем дело.

Прежде чем высказать все, что у тебя есть, ты должен осознать все, что у тебя есть. Поэтому для того чтобы это произошло, ты должен сам стать таким, который может это сделать. А уже потом, может быть, в связи с этим появится такой человек, который это может услышать, которому это можно сказать. Но пока сам говорящий не готов к тому, чтобы сказать все, не придет и тот слушающий, который может услышать все. То, о чем мы сейчас говорим, касается того вопроса, который задавал Геннадий. Те, кто видят целостно, понимают друг друга, но для того, чтобы понимать их, надо самому стать целостным.

Планирую, потому что боюсь.

— У меня часто возникает такое состояние, когда есть какое-то чувство тревоги, и это мне сильно мешает.

— Что это за тревога?

— Что-то такое, что внутри меня сидит и ищет выхода. Я просто отследила, что в таком состоянии я могу, даже хочу что-нибудь сломать, на кого-нибудь накричать, что-нибудь разбить. Если это не сделаю, мне очень плохо.

— А если вы разрешите себе быть в таком состоянии? В состоянии: "Я хочу разбить, накричать…" Ведь фактически вы хотите избавиться от этого, выплеснуть. А если вы позволите себе быть в этом, разрешить себе взойти в самую глубину такого состояния? Это состояние хранит какой-то важный для вас секрет. Вы можете узнать его. За любыми своими состояниями можно наблюдать. Когда есть осознание, тогда нет страха.

Почему человек все время прилагает какие-то усилия, ему нужно что-то все время делать, объяснять, планировать? Потому, что ему страшно. Потому, что он боится того, что может произойти что-то не так. Это бесконечный постоянный страх, который просто по-разному опредмечивается. Человек боится, что его выгонят с работы или у него не будет денег, или от него кто-то уйдет. Все время необъяснимый страх. Человек пытается опредметить его на каких-то конкретных людях, делах, ситуациях, чтобы смочь с ним как-то бороться. А если попробовать просто осознавать его, ничего не делая, не предпринимая никаких решений, просто наблюдать за тем, что с вами происходит.

Вы не гоните свои мысли и чувства, а просто наблюдайте за ними. Пусть происходит то, что происходит. У вас идут какие-то мысли, осознавайте их, не выключайте ум, вы его все равно не выключите. Но вы можете осознавать то, что в нем происходит. Наблюдать за этим без всяких оценок.

Например, вы увидели человека, который просит милостыню. И у вас появилась мысль: "Вот все они здесь попрошайки". Потом другая мысль: "Как я нехорошо говорю. Надо было дать ему денег". Что происходит? Это один фрагмент вашего ума, наблюдая за другим, критикует его. Это не осознание. Осознание — это наблюдение без выбора. Просто наблюдение за тем, что происходит в вашем внутреннем мире. Пусть фрагменты ума выясняют отношения друг с другом, а вы просто за ними наблюдаете. Вы вне всего этого, вы просто наблюдаете за тем, что происходит в вашем уме.

Как только вы начинаете что-либо оценивать, ваше внимание становится фрагментарным. Оно начинает выражать взгляд определенного фрагмента вашего ума. Осознание — это наблюдение без какого-либо включения в то, за чем вы наблюдаете. Возможно, в вашем уме будут возникать некие пугающие мысли, и если вы не сможете беспристрастно наблюдать их, вы опять погружаетесь в трясину фрагментов собственного ума. У человека есть много мыслей, которых он боится. Это повторение того, что с ним когда-то было. Ум это записал и теперь выдает в определенных ситуациях. Пример. Вам страшно, что вас уволят с работы. Допустим, когда-то это произошло. Но и теперь, когда вы приходите на работу, страх возникает, когда вы видите своего начальника. Он вас сейчас не увольняет, но образ прошлого настолько сильный, что когда вы видите начальника, вам становится страшно. И в вашем уме он вас уже увольняет. Но ведь это только ваш образ. Если человек осознает, то увидит это не как реальность, а как просто образ прошлого. Понятно, что я хочу донести? Это очень существенный момент. Ум все время выдает образы, мысли, которые мы можем принимать за реальность. Как только вы начинаете думать, что это на самом деле так, тогда вы попадаете в ловушку ума, и он вас затягивает в свою сферу.

Истории для понимания.

Станьте бесполезными.

Лао-цзы шел лесом. И этот лес рубили. Но вот он подошел к большому дереву, огромному, — под ним укрылась бы тысяча воловых упряжек. Оно было прекрасно и все в цвету. Он послал учеников узнать у дровосеков, почему его не рубят.

— Оно бесполезно, — ответили они. — Из него ничего нельзя сделать: ни мебели, ни дома; оно не годится даже на дрова — слишком много дыма. Оно бесполезно, вот мы его и не рубим.

Лао-цзы сказал своим ученикам:

— Научитесь у этого дерева, станьте столь же бесполезны, как это дерево. Тогда никто вас не срубит.

Наблюдение.

Кто-то спросил Ринзая, Мастера дзен:

— Каков Путь познания Изначального?

Он быстро поднял посох, с которым никогда не расставался во время прогулки, прямо к глазам вопрощающего. Тот просто отпрянул и сказал:

— Вот наблюдайте! Просто посох. Если вы сможете наблюдать его, то тогда нет никакой нужды никуда идти и никого не надо спрашивать.

Человек был здорово озадачен. Он поднял глаза, с минуту глядел на посох, а потом сказал:

— Вы всерьез полагаете, что можно достичь просветления простым наблюдением палки?

Ринзай ответил:

— Конечно, нет. Дело не в том, что ты наблюдаешь, а как ты наблюдаешь.

Отражение исчезло.

Однажды спросили у Шибли:

— Кто направил тебя на Путь?

Шибли ответил:

— Пес. Однажды я увидел пса, почти умирающего от жажды и стоящего у края воды. Всякий раз, как он наклонялся, он видел собственное отражение, пугался и отскакивал, потому что думал, что там другая собака.

Но вот необходимость стала такой, что он отбросил страх и прыгнул в воду, и отражение исчезло.

Пес обнаружил, что препятствие, которым был он сам, барьер между ним и тем, что он искал, исчез.

Таким же образом исчезло и мое собственное препятствие, когда я постиг, что это было то, что я считал самим собой. А путь мой мне был указан впервые поведением собаки.

Побудительные мотивы.

Женщина сидела на обочине дороги и безутешно рыдала над могилой своей дочери. Она являлась объектом всеобщего внимания и сочувствия. Однако шейх Аттар отметил, что те, кто сочувствовал ей, сами находились в худшем положении. Эта женщина, как указал один путник, в отличие от большинства окружающих, по крайней мере, знала причину своего горя и то, с чем она разлучена.

Человек пребывает в таком же состоянии отделенности так сказать, от своей семьи, однако не знает этого. Все что он знает, это то, что он несчастлив; и он вынужден придумывать причины, с которыми затем связывает свое страдание.

Верю и не верю.

Сосед пришел к Молле Насреддину.

— Молла, — сказал он, — дай мне твоего осла, я отвезу мешок пшеницы на мельницу.

— Клянусь головой, осла нет дома, сынишка тоже повез пшеницу на мельницу.

Не успел Молла промолвить эти слова, как осел заревел в стойле. Сосед, услыхав его рев, сказал:

— Разве это по-соседски? Осел же дома.

— Как тебе не стыдно, — ответил обозленный Молла, — ты веришь не мне, пожилому человеку с бородой, а ослу в стойле.

Предпоследнее разочарование.

— Здравствуйте. Я очень рад нашей встрече с вами. Хотелось бы услышать, какие вопросы и запросы появились у вас к сегодняшнему дню.

— Мне трудно сформулировать какой-либо определенный запрос. Но хотелось бы сказать о том, что я чувствую. Я чувствую, что больше ни во что не верю. Мои убеждения, которые казались такими глобальными, незыблемыми, единственно правильными, теперь как бы обесценились. Я неожиданно для себя увидела свои духовные искания как хождение по одним и тем же кругам. Такое впечатление, что нет никакого выхода из этого.

— Нет выхода из чего?

— Из того замкнутого круга, по которому я хожу. Мне сейчас кажется, что нет смысла ни в каких духовных исканиях, в поиске новых знаний. Сегодня утром я хотела все это бросить и жить только в материальном. Я даже увидела совершенно отчетливо, что с левой стороны моего тела было пустое пространство, а с правой стороны были какие-то конкретные формы. И все мои материальные проблемы находились с правой стороны, в этих формах. И тогда я как бы перешла в середину, между тем и этим. Затем я перешла в правую сторону, в эти проблемы, и поняла, что я не хочу и уже не могу жить только вот в этих формах: жить только этими проблемами и решать только эти проблемы. В общем, очень странное состояние, которое трудно передать.

— Сейчас многие люди говорят о духовности. Вы тоже произносили это слово. Вы сказали: "Я устала от духовных исканий". А что такое духовные искания и чем они отличаются от материальных?

С тем, что такое материальный мир, знакомится всякий, родившийся в человеческом теле. Он узнает о том, что такое материальные блага и почему ими хорошо обладать. Многих людей такие объяснения вполне устраивают, и они уже не ищут ничего другого, а всю свою энергию пускают на борьбу за обладание тем, что называют материальными благами. Некоторые люди разочаровываются в такой деятельности и начинают искать что-то другое. Обычно это называют духовным поиском. Отношение общества к так называемой духовности может быть различным: от признания и превознесения до отрицания и преследования, Однако всегда существовали люди, которые называли себя духовными. На что вы хотите направить свою энергию?

— В жизни каждого человека много проблем, которые приходится постоянно решать. Но на смену одним проблемам приходят другие, и так бесконечно. Это какой-то замкнутый круг.

— Но ведь будучи в теле, живя в теле, в этом мире невозможно избежать определенных проблем, в частности свое тело нужно хотя бы кормить. Вообще уйти от этого полностью не удается никому из живущих в этом мире. Даже какой-нибудь пустынник, затворник, монах вынужден выполнять определенные действия для поддержания своего тела, потому что если он не будет этого делать, он просто уйдет из этого мира. У каждого из нас имеются такие проблемы. Есть они и у вас. Да? Они и сейчас остались?

— Да, они остались и сейчас.

— А в чем вы разочаровались? Почему сказали, что у вас нет теперь веры? Во что вы верили и что это вам давало?

— Я не могу сказать конкретно.

— Вы говорили о том, что у вас уходит вера.

— Я пыталась использовать какие-то оккультные, эзотерические, психологические знания, чтобы решить свои проблемы. Я знакомилась с различными подходами, методами, техниками и пыталась с их помощью понять причины своих проблем и способы их решения. За время знакомства с различными направлениями, различными способами, методами, религиозными направлениями у меня сформировались и накопились какие-то знания, сформировался какой-то взгляд. Я пыталась использовать эти знания для решения своих проблем в той обычной, бытовой жизни, в которой я находилась. Ведь всегда хочется как-то применить и использовать то новое, что узнал.

— Хорошо. И что же происходило у вас в связи с этим?

— Сейчас я вижу, что ничего реально не происходило. Проблемы сами по себе, а эти методы, с которыми я подходила к их решению, сами по себе. Ничего не изменилось. Я вижу, что как я реагировала, так и продолжаю реагировать. Никаких изменений нет. А ведь я их ждала, я верила, что они будут. Я верила в то, что эти необычные, духовные знания изменят мою жизнь.

— А каких изменений вы ожидали?

— Меня не устраивали негативные состояния, которые я испытывала: раздражение, ненависть, мое отношение к людям. Мне хотелось чего-то лучшего. Мне хотелось больше любви, красоты, хороших взаимоотношений. И, наверное, я построила себе иллюзию, что с помощью каких-то необычных знаний я смогу все это приобрести, то есть каким-то образом измениться сама и не испытывать те негативные состояния, которые я испытывала.

— Значит, у вас были какие-то состояния, которые вас не устраивали. Поэтому вы стали искать необычные знания в надежде, что они помогут вам решить ваши проблемы. Так? Причем, как я понял, вы искали их и в религии, и в психологии, и в эзотерике и т. д.

— Да, именно так. В разных направлениях.

— К чему же это привело? Нашли ли вы эти знания?

— Да, в голове стало еще больше всяких представлений, в результате чего я еще больше запуталась. Всякую свою проблему я стала подводить под рамки изучаемой мною системы. При этом никак не могла совместить взгляды разных систем, которые я изучала. Мои проблемы не разрешались, а только еще больше запутывались.

— Вы говорите, что у вас в голове прибавилось знаний, но это еще больше запутало вас и внесло еще больший хаос во все то, что происходит с вами. Я правильно понял вас?

— Да, это так.

"Неужели вы никогда не испытывали радость?..".

— Так, что же это за знания и во что вы перестаете, как вы говорите, верить? Могут ли эти знания что-либо дать вам? Вы хотели каких-то новых состояний, как говорите. Получали ли вы эти состояния в процессе усвоения этих знаний?

— Были какие-то моменты, мгновения, но они так же быстро исчезали. Например, когда был период религиозного характера, я испытывала какую-то радость, благостность, потом, правда, все это прошло и сменилось обратным.

— А испытывали ли вы радость в своей жизни до того, как встретились с этим религиозным направлением, когда вы еще не считали себя последователем какой-либо религиозной системы? В детстве у вас бывали радостные дни?

— Из детства радость плохо помню. Все, что я помню из детства, — это что-то больше отрицательное.

— Неужели не было ни одного часа, ни одной минуты радости? А когда первый раз вам подарили красивое платье, или когда первый раз вы увидели море, или когда вы были на елке?.. Неужели не было никакой радости?

— Нет, я хотела бы уточнить. Я имею в виду другую радость. Например, когда я что-то делаю бескорыстно и от души. Это у меня вызывает такую радость!

— И вы это делаете?

— Да.

— Нужны ли вам для этого какие-то специальные, тайные знания или приверженность к какой-то религии.

— Нет, не нужно. Но хотелось бы, чтобы это были не мгновения, а чтобы эти состояния были постоянно.

— Вы хотите, чтобы эта радость и удовольствия были постоянно и никогда не прекращались. Чтобы вы с радостью ложились, с ней вставали, чтобы вы с ней были всегда. Да?

— Да.

— Именно в связи с этим вы и чувствуете сейчас неудовлетворение?

Если человек чувствует какое-либо разочарование, неудовлетворение, то обычно пытается найти причину этого и, в конце концов, находит ее с помощью различных теорий и концепций, предложенных кем-то. Но при этом не устраняется сама суть проблемы, которая заключается в наличии ожидания, в желании получить что-то: знания, материальные вещи или что-нибудь еще. Не является ли ваше состояние разочарования результатом несоответствия того, что вы ожидали, тому, что вы имеете?

— Возможно, это так. Сегодня утром я плакала, у меня просто была истерика. Не могу сказать, что для этого был какой-то конкретный повод. Вообще, я заметила, что в последнее время, особенно последний месяц, у меня участилось состояние, которое можно сравнить с раздражением, тоской… Вообще, слова так ущербны по сравнению с тем, что я испытывала.

— Когда человек говорит: "Я хочу чего-то нового", как вы считаете, у него есть какое-то представление о том, что есть это новое? Почему иногда он радуется тому, что происходило на занятии, встречах, в которых он участвовал в поисках нового, а иногда он расстраивается и подавлен. Как вы думаете, что лежит в основе таких колебаний чувств? Есть ли что-то такое, что человек ждет и предполагает получить, говоря, что он хочет чего-то нового. Есть у него какое-то представление о том, что это такое, о том, чего он, собственно, хочет, когда говорит, что он хочет нового?

— Чаще всего да. Я испытывала очень приятные состояния, и хотелось бы, конечно, чтобы они были постоянно.

— Смотрите. Сейчас вы говорите о состоянии, о приятном состоянии, до этого вы говорили о желании чего-то нового. Не замечали ли вы, что человек, говоря о желании чего-то нового, на самом деле чаще всего стремится повторить некоторые приятные для него состояния, которые он уже когда-то в прошлом испытывал? А что такое приятное состояние? Это такое состояние, которое он называет приятным, то есть то состояние, которое он определил для себя как приятное. Если ему удалось повторить это состояние, то он говорит: "Все хорошо, все было очень прекрасно, я получил много нового". Но действительно ли он получил что-то новое? У меня очень большой вопрос в отношении этого. То, что он повторно пережил какое-то состояние, которое он определяет для себя как приятное и стремится к нему, это так. Но получил ли он что-то действительно новое? Вот это для меня очень большой вопрос.

Я такое очень часто наблюдал на проводимых мной встречах, семинарах, консультациях. Когда человеку хорошо, то есть он еще раз пережил состояние, которое ему нравится, он говорит, что было очень здорово, что он получил очень много нового, очень много полезного, у него идут изменения. То есть он перечисляет целый набор критериев, с помощью которых сам себя убеждает, что все хорошо, что сюда стоит ходить, что именно здесь есть все, что он хотел. Если же человек испытывает какие-то чувства и ощущения, которые он определяет для себя как неприятные, то он говорит то же самое, только с противоположным знаком, с минусом. Ничего нового я не получил, ничего полезного я не приобрел и т. д. Вы не обращали внимание на такую закономерность реагирования у других людей или у себя?

— Обращал. Фактически, куда бы ни пошел, ничего нового узнать невозможно.

Робкая истина.

— Да, но мы все время говорим, что хотим узнать что-то новое. Многие постоянно говорят об этом.

— Да, мы все время идем с этим лозунгом, но вы знаете, у меня были такие ситуации, в которых мне было и приятно, и комфортно, но все равно я понимала, что ничего нового я не узнала.

— А кто это понимает, что вы ничего нового не узнали?

— Ну, ум, конечно.

— А кто поймет, что вы узнали что-то новое? Как вы видите состояние человека, когда в него входит что-то новое? Обратите внимание, что я говорю: "В него это входит". Я не говорю, что он взял, я говорю, что в него это входит. Можете почувствовать разницу между тем и другим?

— Пока нет.

— Человек приходит, например, в библиотеку, потому что не знаком с каким-то разделом, допустим, химии и хочет его узнать. Он берет соответствующую книгу, прочитывает ее и теперь он знает этот раздел. Такое бывает?

— Бывает.

— Узнал ли этот человек что-то новое? С одной стороны, это так. Он взял это знание и запомнил его. Можно сказать, что теперь он им обладает. Но является ли это знание его знанием или он просто взял и выучил то, что было предложено кем-то другим? Может ли он считать это знание своим? Это первый вопрос. Второй вопрос. Является ли это знание новым? Ведь тот, кто писал эту книгу, скорее всего сам использовал и опирался на знания, полученные от других. Возможно, его взгляды были обусловлены верованиями и убеждениями, разделяемыми сообществом ученых, работающих в данной области.

— Для человека, незнакомого с этими взглядами, они являются новыми.

— С одной стороны, это так. Он этого не знал, теперь он это знает. Он взял это знание, выучил и может повторить. Обратите внимание, что этот человек уже знал, что он хочет, чего ему не достает. Он знал, что это и где это можно взять. Но является ли взятое им из книги знание действительно новым? Кто востребовал это знание? Его востребовал ум этого человека для того, чтобы заполнить какую-то брешь, которая образовалась в нем в связи с желанием что-то получить, чего-то достичь. Возможно, он выполнял какое-то задание, которое ему дали в учебном заведении, или писал диссертацию или еще что-нибудь. Но все это связано с желанием его ума достичь какой-то цели. А если эти цели возникли из неудовлетворенности ума, значит, они находятся в его сфере. А может ли быть что-либо новое в сфере ума или это всегда повторение одного и того же?

Мы об этом уже не раз говорили. Почему? Потому что здесь мы не занимаемся просто накапливанием и увеличением количества знаний, относящихся к сфере обусловленного ума. Если бы именно это было главным в наших встречах, я бы что-то вам рассказывал, а вы бы это запоминали и все. Ваш ум радовался бы этому, потому что получал бы нужную ему пищу, но ничего действительно нового не могло бы произойти. Ведь что такое знание, как оно понимается в обычных учебных заведениях? Это какая-либо информация, которая передается обучающимся для того, чтобы они ее запомнили и могли повторить. Ведь это фактически настройка ума на строго определенный ракурс видения того, что является предметом обучения. Такое обучение делает ум жестким и уверенным в своей правоте, что, в конечном счете, приводит к его деградации.

Здесь мы учимся учиться, мы исследуем в себе то, что выходит за рамки обусловленностей ума, созданных традиционным воспитанием и обучением. Мы стараемся прикоснуться к чему-то действительно новому и неизвестному, увидеть привычное необычным взглядом. Это новое видение невозможно взять, как мы это привыкли делать, но оно может войти в нас, если мы будем открыты для него. Если мы будем способны освободить свой ум от привычных для него взглядов, суждений, убеждений и верований. Целостное видение позволяет нам видеть ограничения, созданные нашим умом, а это и есть прозрение, истина.

Но может ли войти эта истина в нас, как входит робкий человек в большую комнату, где много важных людей, которые с недоумением и недовольством смотрят на незваного гостя? Будет ли истина довольствоваться маленьким пространством в углу комнаты, которое оказалось свободным просто потому, что никто его еще не занял? Так ли входит истина? Робко — туда, где есть свободное местечко? Или, если она входит, то входит полностью, очищая все, что она встречает на своем пути, и убирая все, что мешает ей войти? Может ли истина войти потихонечку, чуть-чуть? Как вы считаете? Может ли неизвестное войти туда, где все занято старым, привычным? Или новое — это тотальная революция, полное изменение всего, что было?

— Мне кажется, что это революция. Если оно вошло, ничто не может остаться прежним, таким, как было.

Конец надежды — начало революции.

— А если мы используем аналогию с процессами, происходящими в обществе, то когда и почему происходят революции? Если, например, в народе сильна вера в какой-либо символ: в церковь, в монархию, в доллар… Велика ли вероятность возникновения революции?

— Скорее всего, нет. Я думаю, что это происходит тогда, когда возникает и усиливается безверие.

— Когда возникает разочарование в том, во что верили. Например, в монархической стране в силу различных обстоятельств поколеблена и разрушается вера в монарха и монархию вообще. Но так как эта вера была главной связующей силой в этой стране, наступают безверие и хаос. И тогда появляются люди, имеющие какую-то другую веру. Например, в свое время, когда монархия в России начала разрушаться, появились те, кто называл себя марксистами, коммунистами, большевиками. Они верили в коммунизм. Хотя они называли себя атеистами, материалистами, то, что они предлагали, явилось просто другой формой ортодоксальной религии. Они верили в свои символы — символы коммунизма. Во имя и ради них они были готовы на любые жертвы, и эти жертвы приносили. Огромное количество людей было убито во имя "светлого будущего". Мы все это прекрасно знаем.

Так на смену одной вере пришла другая. Потому что состояние безверия, отсутствия надежды на что-то лучшее — это состояние, которое в обществе приводит к революции, беспорядкам, хаосу. Долго ли государство может выдержать такое состояние и, вообще, является ли оно государством, если находится в таком состоянии длительное время? Государство — это определенная структура, которая стремится укрепить, усилить и удержать свою власть и влияние. Чтобы государство существовало, должна быть экономика, должна быть идеология, то есть должна быть вера в какие-то идеалы и символы. Если большая часть населения государства не имеет веры в символы, предлагаемые власть предержащими, общество начинает трещать по швам.

Это мы можем видеть во внешнем мире. А что мы видим внутри себя? Ведь внешний мир является отражением внутреннего мира людей. То, что происходит во внешнем мире, происходит и во внутреннем мире человека. Так, о чем же говорила девушка, когда сказала, что потеряла веру? Вы ведь об этом говорили?

— Да, наверное так.

— А что такое вера?

— Надежда.

— Вера и надежда. Это то, без чего ум, личность жить не может. Подавляющее большинство людей во что-то верит. При этом совершенно необязательно быть так называемым религиозным человеком. Каждый верит во что-то свое: во власть, деньги, престиж, того или иного бога и т. п. Если такой человек перестает верить во что-то одно, он найдет что-то другое. Разуверившись в данном политическом движении, будет искать другое, разочаровавшись в каких-то духовных идеях, заменит их другими.

— Либо найдет способы каким-то образом забыться.

— Так ведь то, о чем мы сейчас говорим, и есть не что иное, как выработанные обществом способы забыться, то есть уйти от себя. Верить в какие-либо символы — это надежный способ забыть самого себя. Вера, уверенность — это то, что необходимо ложной личности, чтобы сохранить и усилить самое себя, чтобы не допустить вхождения неизвестного.

Верить можно только во что-то, нельзя верить просто так. Поэтому в качестве символа веры выступает какой-то образ, созданный умом человека. Причем большинство верующих во что-либо людей даже не сами создают такой образ, а получают его в готовом виде в различных политических, религиозных и других организациях.

Почему для многих людей так необходимы подобные организации и предлагаемые ими символы веры? Потому что они обещают какую-либо награду в будущем для тех, кто верит, например, в "светлое будущее" коммунистического общества или рай на небесах для тех, кто верит в Бога. Верующий человек никогда не остается с самим собой наедине, в нем всегда присутствует образ его веры, не давая ему видеть ничего, что не соответствует этому образу. В результате этого человек жертвует самим собой ради сомнительного успокоения, которое приносит ему вера в некий символ. Надежда и вера — это перенос прошлого в будущее. Таким способом ум все время воспроизводит себя, то есть повторяет одно и то же. Личность думает примерно так: "Сейчас мне плохо и было плохо, но я очень надеюсь, что в будущем мне станет хорошо". И это позволяет верующему человеку доживать свои дни, пребывая в иллюзии каких-то будущих преобразований и улучшений. Но реальное изменение возможно только в настоящем, в данный момент, а не когда-то потом. Если мы непредвзято посмотрим на большинство людей, то увидим, что они живут, повторяя все время одно и то же, при этом веря, что с ними произойдет что-то, в связи с чем их жизнь станет лучше. Обратите внимание, что именно на этом строятся все пропагандистские кампании: рекламные, политические, религиозные и другие. Огромное количество людей живет какой-либо верой и надеждой. А зачем нужны вера и надежда, если вы находитесь в реальности, здесь и сейчас? Вера и надежда — это то, что обращает нас к будущему в связи с тем, что нас не удовлетворяет наше настоящее. Но то, что мы считаем настоящим, есть всего лишь наше прошлое.

Если бы вы действительно находились в реальном, в настоящем, никакой необходимости в вере не возникало бы. Зачем надеяться и верить во что-то, если ты уже находишься в том, что есть? Значит, тебя это не устраивает, и тогда возникает необходимость веры и надежды. Сейчас мы описываем характеристику ума. Мы уже исследовали его с разных сторон, а сейчас смотрим еще и с такого ракурса. Это очень интересный аспект функционирования ума и личности, потому что именно вера и надежда являются тем, что не дает человеку возможности получить что-то действительно новое, увидеть неизвестное. Именно вера и надежда не дают человеку возможности выйти за пределы замкнутой, обусловленной сферы ума. Вера и надежда подобны гравитации, удерживающей человека в сфере фрагментов его ума. Разочаровавшись в одном фрагменте своего ума, он ищет и находит другой. А в уме огромное количество самых разных частей, фрагментов и чтобы перебрать их все, надо очень много времени и усилий. Это огромное многообразие одного и того же. Вера и надежда — это обращение взгляда человека из одного фрагмента, который, как ему кажется, он исчерпал, в другой фрагмент. Это подобно скаканию с кочки на кочку на болоте. Человек, пытаясь выбраться из болота, скачет с кочки на кочку, не видя, что они располагаются по кругу. Ему кажется, что еще один прыжок — и он выберется, Но на самом деле он движется по одному и тому же кругу, возвращаясь к тем же самым кочкам, но не узнавая их. А почему он собственно прыгает, почему бы ему не остановиться и не разобраться в том, что же с ним происходит? А потому, что он верит и надеется.

"Господи! Почему Ты покинул меня?".

Посмотрите на человека, который, например, говорит, что он встретил настоящую духовную систему или прошел потрясающий тренинг и что теперь у него потрясающие изменения, он развивается, он движется к чему-то очень важному и значительному. Если вы наблюдательны, то увидите, что он просто верит в это. Он возбуждает себя и других этой верой. Чем больше он надеется и верит, тем больше он возбужден, хотя это необязательно проявляется внешне. Но через какое-то время это возбуждение спадает, на смену этой вере приходит разочарование, и тогда человек вынужден прилагать усилия, чтобы эту веру сохранить. У него усиливаются внутренние мучения. Он сомневается. Но страх потерять опору, которую дает вера, заставляет его прилагать еще больше усилий, чтобы убедить себя в правильности его веры. Самое интересное, что он начинает убеждать (и нередко очень успешно) других людей, при этом на самом деле пытаясь убедить самого себя.

Встретиться с реальностью, с неизвестным может только тот, кто не станет удерживать уходящую веру и срочно искать другую, а детально и внимательно исследует состояние отсутствия веры. Это состояние, в котором ум перестает цепляться за привычные образы, символы, системы и т. д. Это состояние и есть дверь в неизвестное, неизведанное, дверь к самому себе. Разрешите вы себе подойти к этой двери или опять сбежите от нее в поисках очередной иллюзорной надежды? Иисус на кресте сказал: "Господи! Почему Ты покинул меня?" Как я могу предположить, это и есть указатель на такое состояние. Это состояние невозможно обойти никому, кто до конца готов идти к самому себе. Потому что либо ты в очередной, тысячу первый раз, меняешь одну иллюзию на другую и опять обретаешь то, что называется верой и надеждой, либо отбрасываешь все это и попадаешь в состояние реальности, в котором нет НИЧЕГО и есть ВСЁ. Именно этого состояния, этой реальности личность и ум боятся больше всего, потому что это состояние безличности, состояние вне ума. Это та полоса, та нейтральная зона, которая находится за самой крайней границей обусловленного ума. За ней область неизвестного. Это область, где обычными словами ничего не может быть выражено и определено. Это не то, что может и хочет вложить обусловленный ум в слово «неизвестное». Ведь это слово используют очень по-разному. Скажем, мне неизвестен какой-то район. Я туда съездил, все посмотрел и теперь считаю, что он стал для меня известным. Это слово в обычном языке используется совершенно в другом смысле. Например, в рекламном ролике голос за кадром говорит: "Катя открыла для себя прокладки 'Олдэйз'". А радостная Катя рассказывает, как она узнала о прекрасных прокладках, о которых раньше ничего не знала. А ведь неизвестное — это то, что за границей ума, это выход за пределы власти и законов обусловленного ума.

— А это состояние не-ума, оно у человека возникает только в состоянии революции?

— Не человек попадает туда в результате революции, а революция происходит с ним потому, что он попал туда.

— Да, я так и думал. Допустим, человек верит, что он хочет в это состояние попасть, и тогда он в это состояние не может попасть. А все-таки, что же там?

— То, о чем вы спрашиваете, — это реакция вашего обусловленного ума на то, что говорится. Говорится это мной или кем-то еще, не имеет значения, важно видеть реакцию своего ума. Именно привычная реакция ума не позволяет нам войти в неизвестное. Можно подойти к границе ума, дальше уже никто вам ничего не расскажет. Наблюдая за работой своего ума, вы можете увидеть его механистичность, границы и барьеры, которые он построил из своих убеждений, мнений, верований. Увидеть эти барьеры — значит увидеть то, что есть на самом деле. Говорить о неизвестном бессмысленно, это не может быть выражено привычными словами.

Есть один вопрос, который вы могли бы мне задать. Правда, пока никто еще его не задавал, поэтому я задам его себе сам. Вопрос такой: а зачем я вообще все это говорю, если о главном ничего сказать нельзя? У вас возникал такой вопрос?

— У меня были такие вопросы.

— Ну, и как вы отвечали на них?

— Я не нашла ответа. У меня было раздражение оттого, что не нахожу ответа, и поэтому я их отталкивала. Я не ответила для себя на эти вопросы.

— Тогда есть следующий вопрос: а зачем вам это? Возможно, вы думали: "Хорошо. Допустим, этот человек что-то понимает. Но он говорит такие странные вещи, — о том, что в словах выразить нельзя. Тогда мне остается только верить в это. Но мне хотелось бы это получить. Как это сделать?" Допустим, есть что-то за пределами ума, но как к этому прийти? Если человек продолжает свой поиск, то он, скорее всего, будет волноваться вопросом: а как этого достичь? Потом может возникнуть и такой вопрос: а как этого достичь быстрее? Также он может волноваться по поводу того, что, может быть, он что-то неправильно делает или что есть путь короче, или, может быть, это не мой путь, а вдруг мой путь какой-то другой? Не возникают ли у вас такие вопросы?

— Такие вопросы возникали, но я старалась уйти от них.

— И вам это удалось?

— Нет.

— Такие вопросы возникают у многих. Они могут быть нечетко сформулированы, иногда даже неосознанны, но, так или иначе, они есть. Вы можете не сформулировать ответ на эти вопросы, но по тому, что вы продолжаете, начинаете или прекращаете делать, можно увидеть многое из того, что внутри вас происходит. Допустим, вы продолжаете что-то делать, например ходить сюда. При этом вы надеетесь на что-то или уже не надеетесь? А если не надеетесь, то что тогда ходите? А если надеетесь, то на что надеетесь? Существенные это вопросы или нет? Как вы считаете?

— Для меня это важные вопросы. Они, наверное, у всех возникают: явно или неявно, четко или нечетко, но возникают. Потому что если есть там что-то, о чем вы говорите, то тогда что это? Если это, как вы говорите, описать трудно, назвать нельзя… Но ведь ум все равно найдет какой-то выход, чтобы понять, узнать…

— А что ваш ум удовлетворяет из того, что здесь происходит? Что вас сюда приводит?

— Ну, что-то приводит…

— Что приводит? Если здесь идут такие нападки на ум, то что же ваш ум приводит сюда?

— Мой ум не очень испуган такими нападками…

— Он из всего извлекает пользу? Как говорят, если вас насилуют, то расслабьтесь и получите удовольствие. Из этой серии или нет? На самом деле ум может из всего извлечь для себя пользу, если он хитрый. Есть очень хитрые умы.

Оккультные трюки ума.

Например, существуют профессиональные оккультисты. Для них очень важны магические способности и оккультные знания. Если они узнают что-то новое из этой области, то начинают использовать это в своих личностных интересах: для собственного бизнеса, для повышения своего профессионального престижа и т. п. Они хотят познать неизвестное, но при этом не отказываясь от своей личности. Такое сочетание может дать большие магические возможности, но никогда не даст истинного понимания и видения себя. Все эти оккультные трюки основаны на возможностях ума и поэтому никогда не выходят за его пределы. Кстати, оценены они могут быть тоже только с помощью ума.

— Я знал таких. Мне пришлось общаться с ними. На самом деле я видел, что они могут. Их было пять человек и они называли себя — Партия. Они говорили, что всегда находятся друг с другом. То, чем они занимаются, конечно, совершенно не то, что здесь… Поэтому у меня и возникал вопрос: можно ли использовать знания во зло? Сейчас я получил ответ на этот вопрос.

— В представлении двойственного ума существует зло и добро. Но существует ли оно там, где нет двойственности, где все едино? Тем, кто находится в иллюзии двойственности, приходится постоянно решать вопрос, что выбрать. Им кажется, что они выбирают, но на самом деле они просто делают то, что должны делать. Поэтому, если мы говорим о восприятии того, что происходит в мире, обусловленным умом, то в этом всегда присутствует двойственность, полярность. Кто-то открывает атомную энергию, и что в связи с этим происходит? Некто начинает использовать это открытие для создания атомной электростанции. Другой — для изготовления атомной бомбы. Так происходит. Мы не можем не видеть, что какие-то знания, проникая в умы некоторых людей, в дальнейшем используются ими очень по-разному. Например, электричество. Оно используется для того, чтобы осветить и обогреть помещение, но также и для того, чтобы работал электрический стул, на котором убивают человека.

Профессионалов от оккультизма, военной промышленности, политиков и т. п. знание интересует постольку, поскольку оно дает им возможность добиваться их личных целей. Профессионалы исходят всегда только из личностных интересов. Поэтому все эти возможности, какими бы чудесными они ни казались, являются таковыми только для ума, личности. Это значит, что их культивирование и развитие только укрепляют личность и обусловленный ум, что делает невозможным истинное познание самого себя. Но все это, и в том числе профессиональный оккультизм, есть часть мирового сценария, в котором все происходит так, как должно происходить. Независимо от того, нравится это кому-нибудь или нет. Все это происходит по совершенно четким законам. Поэтому какой смысл судить о том, что не может быть понято умом, ограниченным старыми представлениями. Но так как большинство людей воспринимают мир через призму ума, а ум — это дуальность, то в мире, созданном им, действует закон двойственности, противоположности. Например, появление какого-нибудь святого обязательно вызывает появление какого-нибудь злодея. Таким образом эта двойственность уравновешивается, и в этом и есть проявление закона гармонии, который действует в масштабе того, что можно назвать умом человечества. Действие этого закона предполагает наличие людей, выполняющих полярные, противоположные роли. Таким образом, в глобальном масштабе эти противоположности уравновешиваются. Что же касается какого-либо конкретного человека, его путь строго определен, хотя он может считать, что выбирает его сам. И, скажем, если вам суждено выйти за пределы ума, то это произойдет, каким бы путем вы ни шли. Не человек выбирает тот или иной путь, а Путь выбирает его. Есть пути, которые ведут не к освобождению, а, наоборот, к еще большему заточению.

— Но тогда мне непонятно, как же можно совместить то, что путь человека определен, и представление о том, что существует выбор.

— Есть иллюзорный и реальный выбор. Иллюзорный выбор существует в представлении обусловленного ума, ложной личности.

— Но личность — это тоже часть жизни.

— Хорошо. Возьмем, например, строительство. Для строительства необходимы блоки или кирпичи. Это строительный материал, из него строятся здания. В строительстве производится большое количество каких-то операций, при которых появляются различные отходы. Например, идет кладка кирпича с помощью раствора. Какая-то часть раствора просто убирается и идет в отходы. Потом эти отходы куда-то увозят, и неизвестно, как долго эти отходы будут ждать возможности, чтобы из них опять получилось что-то, что будет использоваться в строительстве.

Какой-то кирпич может упасть и сломаться. Некий непритязательный человек возьмет эти две половинки кирпича и употребит их на своей даче, например. Этот кирпич не пропал оттого, что он сломался, он все равно пошел на строительство дома, но какие-то другие, совсем разбитые кирпичи могут стать просто отходами. Является ли злом, несправедливостью то, что некоторые строительные материалы стали отходами? С их точки зрения, возможно и так, но, с точки зрения строителя, это совершенно естественно.

Что такое зло? Это просто неведение. Понятие зла возникает как следствие фрагментарного, узкого видения того, что происходит. Хотя с точки зрения конкретной личности этот вопрос остается. Поэтому разговоры и обсуждения, направленные на понимание того, что такое добро и зло, я считаю оправданными. Понятие добра и зла зависит от того, в каком масштабе мы его рассматриваем. Смерть диктатора, с точки зрения группы его последователей, может быть злом. С точки зрения народа страны, где диктатор установил военный режим и репрессии, это событие может рассматриваться как добро.

Истинное смирение — принятие того, что есть.

— Значит все, что с тобой происходит, правильно. Как говорится, что Бог ни делает, все к лучшему. Куда ты попал, там ты и должен быть. С кем ты общаешься, с тем ты и должен общаться. Значит, так надо, значит, я чего-то просто не понимаю, каких-то законов. Значит, я должна подчиняться. Смирение — вот есть такой хороший термин. Смирение.

— Да. Это позволяет успокоить ум и увидеть реальность, то, что есть на самом деле.

Но истинное смирение невозможно при наличии идеалов, то есть каких-либо жестких убеждений и верований. Истинное смирение — это полное принятие того, что есть. Но, имея жесткие убеждения, вы не сможете принять то, что им не соответствует. Недавно я смотрел фильм про Колумба "Открытие рая". Там он открывает один из островов и обнаруживает племена аборигенов. Испанцы приплывают туда, и аборигенам это не нравится, потому что испанцы заставляют их платить дань — золото и т. д. Обстановка довольно накаленная. И вот один из этих испанцев отрубает руку одному из аборигенов, потому что, как он считает, тот утаил золото. Это становится поводом для войны. Начинается резня. А ведь первое, что построили испанцы, это церковь. Но у них свои боги, а у аборигенов — свои. Каждый из них верит во что-то свое. Эта вера становится для них оправданием убийства. Они убивают во имя своего бога. Так что вера — это не такая уж безобидная вещь. Веря, что я прав, я начинаю доказывать другим свою точку зрения, не желая учитывать какую-то иную точку зрения. Например, так называемый интеллигентный человек, доказывая свои убеждения, до рукоприкладства обычно не доходит. Но механизм насилия одного обусловленного ума по отношению к другому тот же самый. Потому что один человек просто эмоционально спорит, другой уже доходит до удара, а следующий — до убийства. И все это во имя веры его обусловленного ума в какую-то иллюзию, которую он считает для себя единственной реальностью.

Когда ты начинаешь исследовать и видеть какие-то механизмы работы ума, то можешь ограничиться несколькими примерами и не идти дальше. Но, если пойти дальше, то можно увидеть, что один и тот же механизм работает во всем. К примеру, очень часто одно и то же называют совершенно разными словами, несущими совершенно разный оттенок. Например, разведчик и шпион. Смотрите, как выработаны в языке уже готовые способы для того, чтобы видеть двойственно, разделенно. Хотя оба эти слова относятся к одному и тому же факту. Но так как видеть этого никто не хочет, поэтому и придумали разные названия. Если один человек называет другого шпионом, то тот обижается, если разведчиком — гордится. Язык, которым мы пользуемся, создан разделяющим двойственным умом и поэтому понятия, которые в нем используются, двойственны. Поэтому он поддерживает фрагментарное и нецелостное восприятие того, что есть.

— Сегодня я шел по улице и обратил внимание на человека, проходящего мимо. Я не был с ним знаком. Он мне почему-то сразу не понравился. Я подумал: "Ну и рожа…" Я осознал свои мысли и увидел тот образ, через который я на него смотрел. Я подумал, что если бы я с ним сейчас заговорил, то это был бы разговор, уже абсолютно предвзятый. И тут же я подумал: "А если бы я сумел на него посмотреть непредвзято, если бы я был очищен от всех этих матриц, шаблонов и привычных образов, может быть, он мне понравился бы… А может быть, и нет". Вернее, этого вопроса просто не стояло бы. Но если человек хоть одного человека любит, то он будет любить уже, наверное, всех, потому что тогда уже нет различий и оценок. Вот такие мысли у меня были сегодня.

— Да. Если вам случилось действительно полюбить какого-то человека, то тогда вы любите все, что существует, все, что есть. Если это свершится, то другой человек станет для вас дверью в реальность, в то, где нет разделения. Этот человек и есть тот единственный, который является вашей дверью в бесконечность.

— Я бы хотел поделиться своим ощущением того, что со мной происходит. Я не всегда могу понять то, что здесь происходит и говорится, но могу сказать, что мой ум, по крайней мере, стал более организован. Он разложил по полочкам некоторые вещи, которые должны были быть мной уяснены. Потому что если этого нет в уме, то к тому, о чем вы говорите, очень трудно, для меня, по крайней мере, прийти вот так, спонтанно. Я читал, что с некоторыми людьми такие вещи случаются неожиданно, спонтанно. Кто-то заболевает, находясь между жизнью и смертью, с кем-то происходит несчастный случай, после чего им открывается какое-то новое видение, какие-то новые способности… Я могу это понять и принять, такое, наверное, бывает и есть. Но мы уже обременены грузом множества знаний, и наш ум сейчас таков, в нем масса всего: много мусора, много полезного. И то, что здесь происходит, позволяет мне сделать ум более организованным, что ли. Отсеять то, что надо, от того, что не надо. По крайней мере, в этом я вижу явное продвижение для себя.

Что касается другого, того, что вне ума. Путь к этому у каждого, наверное, проходит как-то по-своему. В любом случае, я знаю, что сам должен к этому прийти, сам должен что-то преодолеть и что-то отпускать. Никто за меня этого не сделает. В прошлый раз я задал вопрос: "Как это так, я не понимаю, что значит "видение есть действие"? Мы на эту тему говорили, вы объяснили, и что-то стало более понятным. Кстати, теперь я часто вижу вокруг себя и в себе много того, чего, скажем, раньше я бы не увидел. Очень много интересного начинаешь видеть вокруг… Новые ощущения испытывать… Сейчас я вижу, какие интересные ситуации происходят со мной. Я стал наблюдать и за другими людьми. И даже стыдно иной раз признаться себе, насколько часто поведение людей и мое, в частности, подчиняется самым элементарным инстинктам. Например, увидишь какой-нибудь силуэт в короткой юбке и идешь за ним, как привязанный…

— Да, очень много проблем создается на сексуальной почве. Сексуальное влечение существует, и это то, что есть независимо от того, нравится вам это или нет. Животные не делают из этого проблему, а люди делают. Даже говорить об этом некоторые считают неприличным, а другие, наоборот, только об этом и говорят.

Злодей или духовный брат святого?

— Да, я часто думаю перед тем, как что-то сказать. А стоит ли?

— А почему человек боится быть откровенным до конца? Почему какие-то вещи он говорит, а какие-то нет? Ведь если человек сказал что-то, то, фактически, произнеся это, он может увидеть как бы со стороны. Правда, многие говорят, не слыша и не видя себя со стороны. Но такая возможность имеется у каждого. Ведь когда вы говорите что-то откровенно, вы сами можете услышать то, что у вас глубоко внутри. Увидеть это и, возможно, освободиться от чего-то, что вас тяготит. От некоего заблуждения в том, что это нехорошо, ужасно, стыдно… Большинство же людей носят эти заблуждения в самих себе. А в этом случае увидеть их очень сложно.

Искренний разговор — это возможность что-то увидеть в себе и отпустить какое-то заблуждение. Почему вы боитесь что-то сказать? Потому что вы думаете, что это нехорошо, ненормально, некультурно, неумно. А ведь это все просто оценки и суждения вашего ума. Когда вы говорите что-то искренне, вы становитесь другим, вы очищаетесь. Если вы в чем-то не признаетесь самому себе, то от этого оно не исчезает, наоборот, усиливается.

Допустим, какой-то близкий человек начинает вас раздражать, или у вас возникает отвращение к нему. Вас пугают эти мысли и чувства. Вы начинаете их отрицать для самой себя. Вы боитесь признаться даже самой себе. Но ведь это то, что есть. Вы можете не хотеть это видеть, но от этого оно не исчезнет. Оно исчезнет только тогда, когда вы это увидите и признаете. Возможно, что для некоторых это лучше всего сделать в ходе искренней беседы с другом человеком. Высказав это, вы увидите, что это не является чем-то, присущим вам, вашим. Искренне выскажите это, и, может быть, тогда увидите, что то, что вы так долго хранили и оберегали от себя и других, не является вашим и вообще к вам никакого отношения не имеет. Это вышло из вас и ушло. Но до тех пор, пока вы храните это как какую-то страшную тайну, вы не можете отделаться от этого.

— Можно мне сказать немного не по теме? Я сидела тут и отвечала для себя на ваш вопрос: для чего мы тут собираемся. И вдруг мне пришла такая мысль, что, когда мы тут собираемся, то возникает еще «что-то», кроме слов, что несет какую-то очень важную информацию… Я не знаю, как выразить… Но это «что-то» можно почувствовать…

— Совершенно верно. Вот, например, музыкант. Может ли настоящий музыкант не играть? Музыкант, для которого вся жизнь в музыке?

— Наверное, может. Но это очень тяжело.

— Он может разочароваться в чем-то, он может отставить свой инструмент, но он все равно вернется потом к нему. Он может, например, мучиться по поводу того, что и как он играет, но он все равно будет играть, и, может быть, в какой-то момент он перестанет вообще задумываться над этим. Он просто будет играть, не думая о том, что, кому и как он играет. Потому что это его жизнь. Может быть, он находится в таком месте, где никто не понимает его музыку, может быть, там слушают совершенно другую музыку, но он все равно будет играть свою мелодию, потому что он музыкант.

— К сожалению, у многих людей плохо со слухом…

— Его могут волновать эти вопросы, как и вас сейчас: что про него говорят, как оценивают его музыку и т. д. Но в какой-то момент эти вопросы исчезнут и останется только музыка, которую он играет…

Как вы думаете, сильно ли беспокоит поющего соловья, сколько людей собралось под деревом и слушают его? Ведь подобные вопросы его совершенно не беспокоят. Он просто поет, вот и все. Он поет, потому что он соловей. Музыкант играет, потому что он музыкант. А вот для человека, страдающего от вопросов своего ума, не знающего, кто же он на самом деле, очень важно, как оценивают то, что он говорит и делает.

Очень важно, что мы собираемся не для того, чтобы скоротать время или показать самого себя, а для того, чтобы найти путь к неизвестному. Многие считают, что проводить время в поисках чего-то неизвестного глупо и неразумно. Но ведь настоящее открытие возможно только для тех, кто способен рисковать. Для этого необходима готовность столкнуться с тем, что ты не знаешь. Все это можно как-то объяснить, придумывая массу причин, почему каждый из нас приходит сюда, но вот то, главное, оно стоит, наверное, за всеми этими объяснениями.

— Я хотела бы сказать о состоянии, с которым я сегодня всех слушаю, а вас особенно. Это состояние очень необычно для меня. Вы о чем-то говорили, я вас слышала и не слышала, и было такое ощущение, что мой ум как бы заблокировался. Я не слышала ушами, но в то же время понимание, оно возникало через какое-то необычное для меня восприятие происходящего… Это было очень тревожно и необычно… Похожее восприятие у меня было на третьей нашей встрече. Это было очень похожее состояние, когда я ощущала свое отсутствие и присутствие одновременно. И приходила какая-то наполненность, но, может быть, не совсем осмысленная мной… Я увидела образы и формы, к которым я была привязана и которые мне мешали воспринимать реально происходящее здесь. Я их увидела и как бы перешагнула через них. Это то, что привязывало меня и закрывало двери, которые должны открыться, наверное… Это просто еще один образ, еще одна привязанность, которая меня держала…

— То есть вы смогли это оставить тогда, когда увидели, что это вам мешает?

— Да, это держало меня. Я вспоминаю свое состояние, вызванное желанием этого: лихорадочное, тревожное ожидание и страх не получить этого.

— Вы увидели другую сторону?

— Я отсутствовала два занятия, потому что у меня обострилась одна внешняя и внутренняя проблема. Они у меня как бы идут рядом. Я их одновременно должна решать. Я это сейчас вижу. Я вижу это, но развязаться все равно не могу. Я просто увидела, что это мне мешает.

— А почему вы раньше этого не видели?

— Меня это притягивало. Я считала, что это мне не мешает, а наоборот, помогает.

— Просто так никто ни от чего не откажется. А от чего мы не хотим отказываться? Мы не хотим отказываться от того, что доставляет нам удовольствие.

— Да, это доставляло мне удовольствие.

— Вы видели только эту сторону, но другую сторону вы не видели, не хотели видеть.

— Пожалуй, не видела. Я не знаю, хотела или нет, но не видела ее.

— Не видели, потому что не хотели. Потом вдруг почему-то вы ее увидели и только тогда возникла возможность отпустить это. Потому что, с какой стати кто-то будет отпускать то, что доставляет ему, как он считает, только удовольствие?

— Да, это доставляло удовольствие.

— Ну, скажите на милость: с какой стати я буду отпускать что-то, когда я вижу только плюсы? Что я, сумасшедший, что ли? В жизни так много плохого, а вот это доставляет мне одно удовольствие. Ну, с какой стати я буду это отпускать?

Лично я этого никогда бы не отпустил, если бы оно действительно было бы именно так. Если бы было в этом мире хоть что-то, что доставляет только удовольствие и никогда не доставляет ничего остального. Так вот, когда мы исследуем свой ум, мы видим, что такого быть просто не может. Что все, что доставляет удовольствие, оно же приводит к печали и страданиям. Только видеть это большинство людей почему-то не хотят, а поэтому и не отпускают. Но если вдруг человек начинает видеть вторую, оборотную сторону своего удовольствия, тогда отпустить это становится легко.

— Я бы не сказала, что это доставляло печаль или страдания, просто мешало и все. Во время общения с вами у меня было много таких моментов, когда я видела то, что мне причиняет страдания, то, что я должна отпустить. Это было тяжело отпускать, потому что я была очень завязана на этом, это было ценно для меня, я за это держалась. Это действительно было тяжело, а здесь было не очень тяжело.

— Может быть, вы не до конца еще увидели ту проблему, о которой говорите?

— Не знаю.

— Посмотрим. Насколько я понимаю, речь идет о знаниях.

— Да, знания, информация…

Безобразная красота.

— Привязанность к знанию, информации увидеть очень непросто. Скажем, что-то более материальное и конкретное легче видеть, оно определенно, оно видимо физически. Но как увидеть эту привязанность к знанию? Вот вы часто говорите: "Мне очень нравится новизна". А я вам буду говорить, что эта новизна приносит вам столько же удовольствия, сколько и боли. Вы скажете: "Вы что? О чем вы говорите? Как это мне новизна приносит боль? Я читаю книжку, а там так много нового, так много интересного. Где же тут оборотная сторона? Не вижу!" Но увидеть эту оборотную сторону — значит получить возможность выйти за пределы этой двойственности: "знаю — не знаю".

— Но просто так это не отпустить…

— Если вы считаете, что это доставляет вам только удовольствие, то с какой стати вы будете это отпускать?

— Наоборот, ведь я стремлюсь к этому.

— Надо увидеть, как это ваше желание порождает боль и страдание, тогда возникает возможность освободиться от этого. Ведь именно этим мы здесь и занимаемся. Но для осуществления этого нужно посмотреть на все с совершенно необычного ракурса. Например, если вы смотрите на лицо какого-то человека с одного места, оно кажется красивым, а с другого места оно может показаться безобразным…

— Вы знаете, мне сейчас пришла такая аналогия… Я гуляю со своей собакой и периодически встречаю французского бульдога. Он всегда вызывал у меня только отвращение: и как у него слюни текут, и как у него челюсть выпирает, и какой он кривоногий и неподвижный… А на днях я опять его встретила, посмотрела на него и увидела, что в нем что-то есть привлекательное, что какая-то прелесть в нем есть. И уже не смотрела на него с таким отвращением. А ведь я всегда отворачивалась от него и думала: "Есть же люди, которые могут любить такого?".

— А просто эти люди видят в нем что-то такое, что вы не видите?

— Я пыталась понять, что же в нем нравится его хозяйке.

— Во всем можно найти две противоположности. Когда кто-то западает на одну сторону и говорит: "это ужасно", — я говорю: "да ну что ты? Давай посмотрим с другой стороны…" После чего он говорит: "О! Да это же прекрасно". — "А теперь вспомни, что ты говорил об этом недавно"… И вдруг он видит теперь это «прекрасное» и это «ужасное» одновременно. Увидеть обе стороны чего-либо — это значит увидеть целостно.

— Мне пока удается видеть обе стороны только в своей собаке. Иногда я на нее смотрю и вижу, что она маленькая, хорошенькая, и как она снимает мое напряжение, у нее такая гладкая шерстка, она такая послушная; и в то же время она такая кусачая, у нее такие острые зубы, она такая вредная. Хорошенькая, ее можно погладить, но в то оке время сколько раз она меня за палец кусала. Я одновременно вижу в ней и то, и другое.

— Наш поверхностный, обусловленный ум фрагментарен и ограничен, он способен видеть в каждый конкретный момент только одну из сторон, одну из граней того, с чем встречаемся. Если вы наблюдали за своим умом, то, наверное, замечали, что в какой-либо момент времени у вас присутствует только одна мысль. Потом она сменяется другой и т. д. В каждый конкретный момент времени ум ограничен, то есть находится в рамках какой-либо одной мысли. И эта мысль определяет его восприятие происходящего. А так как любая мысль ограниченна, замкнута в самой себе, восприятие ума является фрагментарным, частичным. Но, если ум находится в состоянии не-мысли, его восприятие становится целостным. Это и есть ясное видение, понимание. Оно не требует посредничества ума, то есть присутствия каких-либо мыслей. Такое восприятие вне мышления и является истинным пониманием. Попытки выразить это видение, понимание в словах искажают его, делают его частичным, неполным.

Работа, которой мы здесь сейчас занимаемся, — это возможность преодолеть двойственность восприятия ума и увидеть то, что происходит с вами, целостно.

— Я хотела бы сказать о том же, о чем только что говорила Галина, но только в других словах. Очень часто я ловила себя на том, что воспринимаю своих знакомых то как хороших, то вдруг как плохих. И это какой-то замкнутый круг. Мои оценки вертятся, как белка в колесе.

— А я бы хотел поделиться своим маленьким наблюдением. Когда Галя рассказывала о своей собачке, я сидел и думал: если даже в собаке можно наблюдать эти моменты, то почему бы не увидеть их в себе…

Релаксация ума.

— Так мы здесь и пытаемся это делать: смотреть на себя с разных сторон. Когда вы видите себя с нескольких противоположных точек зрения одновременно, вы попадаете в положение равновесия. Только в этом состоянии возможно отпустить то, что вы называли своей проблемой, порождающей боль и страдание. Как это ни парадоксально, но страдание так же трудно отпустить, как и удовольствие, потому что ум одинаково привязан к тому и к другому. Именно чередование страдания и удовольствия поддерживает и укрепляет вашу проблему, которая их, в свою очередь, и порождает.

Представьте себе, что у вас на руку накручен один конец каната. Другой конец каната так же сильно закручен на руке другого человека. И вы оба с большим усилием тянете этот канат в разные стороны. Можете ли вы в таком положении отпустить канат, который от натягивания только еще сильнее затягивается на вашей руке? Вы сможете это сделать только тогда, когда оба прекратите прилагать противоположные усилия. Тогда натяжение на обоих концах каната исчезнет, и он сам упадет с ваших рук. Только так это можно сделать. Но для этого надо одновременно прекратить прилагать какие-либо усилия.

Неусилие — вот то состояние, в котором ум может видеть целостно. Мышление, думание всегда является усилием. Поэтому «обмозговывание», обдумывание какой-либо проблемы приводит к еще большему ее усилению.

Когда Будда прошел всех возможных учителей, все возможные техники, а потом, полностью обессилев от всех этих ничего ему не давших усилий, привалился к дереву, — с ним случилось Просветление. Именно в состоянии бессилия с ним это произошло. Он уже не надеялся ни на что. Ни на что не надеялся, потому что перебрал все, что можно: всех учителей, все техники, все, что может быть. Не на что больше надеяться, и вот он в бессилии привалился к дереву, и это пришло к нему само. Он подошел к границе полного безверия и отсутствия какой-либо надежды. И он эту зону прошел.

— Я вот еще что хотел сказать. По-моему, Гурджиев тоже учился в каких-то восточных школах, а потом решил этот опыт перенести на европейскую почву.

— А зачем вы об этом говорите? Что вам от этого?

— По-моему, он был учеником суфиев. А ведь суфийские школы должны существовать и сейчас. Гурджиев много сделал для популяризации их идей.

— Трудно сказать о том, что сделал Гурджиев.

— А был ли замысел гурджиевским?

— Я не знаю этого и не пойму, зачем это сейчас надо знать вам. Есть реальность, в которой мы сейчас находимся. Есть факт, что мы здесь и сейчас находимся вместе. Вокруг этого факта можно соорудить много всяких объяснений и представлений… Но факт остается всегда просто фактом. В данном случае, факт — это то, что мы здесь находимся вместе. Из этого факта что-то рождается. Мне кажется, что именно это наиболее важно для всех нас сейчас. Важно прочувствовать и осознать этот факт нашего взаимного присутствия здесь и сейчас. Хотя при этом по привычке, присущей людям, мы разговариваем, потому что три часа просидеть просто так для многих пока очень сложно. Поэтому мы разговариваем. Но факт в том, что мы совместно присутствуем. Прочувствуйте, осознайте это. Это самое главное. Из этого все и происходит.

Истории для понимания.

Бойцовский петух.

Син-цзы растил бойцового петуха для государя. Прошло десять дней и государь спросил:

— Готов ли петух к поединку?

— Еще нет. Ходит заносчиво, то и дело впадает в ярость, — ответил Цзин Син-цзы.

Прошло еще десять дней, и государь снова задал тот же вопрос.

— Пока нет, — ответил Цзин Син-цзы. — Он все еще бросается на каждую тень и на каждый звук.

Минуло еще десять дней, и царь вновь спросил о том же. — Пока нет. Смотрит гневно и силу норовит показать. Спустя десять дней государь снова спросил о том же.

— Почти готов, — ответил на этот раз Цзин Син-цзы. — Даже если рядом закричит другой петух, он не беспокоится. Посмотришь издали — словно из дерева вырезан. Жизненная сила в нем достигла завершенности. Другие петухи не посмеют принять его вызов: едва завидят его, как тут же повернутся и убегут прочь.

Познание причины.

Ле-цзы учился стрелять. Попав в цель, попросил указаний у Стража Границ. Страж Границ задал вопрос:

— Знаешь ли ты, почему попал в цель?

— Не знаю.

— Значит, еще не овладел мастерством.

Ле-цзы ушел, упражнялся три года и снова явился с докладом. Страж Границ спросил:

— Знаешь ли ты, почему попал в цель?

— Знаю, — ответил Ле-цзы.

— Теперь ты овладел мастерством! Храни и не забывай! Поступай так, изучая не только стрельбу, но и себя самого, и царство. Ибо мудрый человек познает не существование и гибель, а их причины.

В надежде на исправление.

Молодой самурай стоял с луком и несколькими стрелами в руках, взглядом измеряя расстояние до мишени. Проходивший мимо монах сказал ему:

— Ты не научишься метко стрелять, если будешь надеяться на исправление промахов. В бою такой случай вряд ли представится. Учись поражать цель с первого раза, всегда помни, что у тебя только одна стрела. И в жизни всякое дело делай сразу, не надейся, что потом можно будет что-то исправить.

Рука судьбы.

Великий японский воитель Нобунага решил однажды атаковать врага, который десятикратно превосходил числом его солдат. Он знал, что победит, но солдаты его уверены не были. В дороге он остановился у синтоистского храма и сказал:

— Когда я выйду из храма, то брошу монету. Выпадет герб — мы победим, выпадет цифра — мы проиграем сражение.

Нобунага вошел в храм и стал безмолвно молиться. Затем, выйдя из храма, бросил монету. Выпал герб. Солдаты так неистово ринулись в бой, что легко одолели врага.

— Ничего не изменить, когда действует рука судьбы, — сказал ему адъютант после сражения.

— Верно, не изменить, — подтвердил Нобунага, показывая ему поддельную монету с гербами на обеих сторонах.

Ты слишком много оглядывался.

Пришел как-то к великому суфию Байязиду Бистами один человек и сказал:

— Из-за твоего учения разрушена вся моя жизнь. Двадцать лет назад пришел я к тебе, и ты мне сказал, что, если просишь, — богатства сами последуют за тобой; если не ищешь, — все дано будет тебе; если не возжелаешь, — придет самая прекрасная женщина. Потрачено целых двадцать лет! Хоть бы какая уродина пришла! А про богатства я вообще молчу! Я стал болен, ты разрушил всю мою жизнь. Ну а теперь что ты мне скажешь?

Байязид ответил:

— Да, это все произошло бы, но ты слишком много оглядывался, смотрел вновь и вновь — идут ли они или нет. Было желание. Ты упустил все из-за желания, а не из-за меня. Ты все прождал: вот сейчас придет самая красивая женщина, чтобы постучать ко мне в дверь! Сейчас придет ко мне богиня богатства! — ты не был молчалив. Ты не был в состоянии нежелания!

Страна Истины.

Один человек верил, что обычная, происходящая наяву, жизнь никак не может быть полной.

Он искал истинного Учителя Века. Он читал много книг и вращался во многих кругах; он слушал слова и наблюдал дела одного мастера за другим. Он выполнял указания и духовные упражнения, которые казались ему наиболее привлекательными. Некоторые из его переживаний воодушевляли его. В других случаях он был в растерянности; и он не имел ни малейшего представления о том, на какой стадии он находится, ни о том, где и когда могут закончиться его поиски.

Однажды, просматривая свое поведение, этот человек вдруг понял, что находится неподалеку от дома одного мудреца высокой репутации. В саду этого дома он неожиданно встретил Кхидра, тайного проводника, который показывает путь к Истине.

Кхидр привел его в место, где он увидел людей в сильном страдании и безутешном горе. Он спросил их, кто они.

— Мы те, кто не следовал истинным учениям, кто не был верен своим обязательствам, кто почитал учителей-самозванцев, — сказали они.

Затем человек был приведен Кхидром в место, где каждый был привлекателен и полон веселья. Он спросил, кто они.

— Мы те, кто не следовал истинным знакам Пути, — сказали они.

— Но если вы пренебрегли знаками, как же вы можете быть счастливы? — спросил путник.

— Потому что мы выбрали счастье вместо Истины, — ответили люди, — тогда как те, что выбрали самозванцев, выбрали так же и печаль.

— Но разве счастье не является идеалом человека? — спросил он.

— Цель человека — Истина. Истина больше, чем счастье. Тот, кто обладает истиной, может иметь любое настроение, какое пожелает, или никакого, — сказали они ему. — Мы делали вид, что Истина есть счастье, и счастье есть Истина, и люди поверили нам, поэтому ты тоже до этого момента воображал, что счастье — то же, что и Истина. Но счастье делает тебя своим пленником так же, как и горе.

А затем человек обнаружил, что опять находится в саду рядом с Кхидром.

— Я выполню одно твое желание, — сказал Кхидр.

— Я хочу знать, почему я потерпел неудачу в своих поисках и как мне достичь в них успеха, — сказал человек.

— Ты обладаешь всем, но попусту тратил свою жизнь, — ответил Кхидр, — потому, что ты был лжецом. Твоя ложь заключалась в том, что ты искал личное удовлетворение, тогда как мог искать Истину.

— И, однако, я пришел в место, где нашел тебя, — сказал человек, — а это едва ли вообще с кем-нибудь случается.

— Ты встретил меня, — сказал Кхидр, — лишь потому, что на какое-то мгновение был достаточно искренен, чтобы желать Истину ради ее самой. Именно искренность в это единое мгновение заставила меня ответить на твой призыв. И человек почувствовал всепоглащающее стремление найти Истину, даже если он потеряет себя.

Однако Кхидр стал удаляться, и человек устремился за ним. — Тебе нельзя следовать за мной, — сказал Кхидр, — поскольку я возвращаюсь в обычный мир, мир лжи, ибо именно там мне надо быть, если я намерен выполнять свою работу.

И когда человек снова посмотрел вокруг, он понял, что больше не находится в саду мудреца, а стоит в Стране Истины.

Слоистый песок.

Жила некогда женщина, оставившая религию, в которой была воспитана. Она покинула также ряды атеистов и обратилась к другой религии. Затем она поверила в истинность еще одной.

Каждый раз, меняя свою веру, она воображала, что уже приобрела нечто, но еще недостаточно. И каждый раз, когда она вступала в новый круг, ее радушно принимали, и ее вступление рассматривалось как что-то хорошее и как признак ее разумности и просвещенности.

Тем не менее, ее внутреннее состояние представляло собой неразбериху. В конце концов она услышала об одном прославленном учителе и отправилась к нему. После того как он выслушал ее утверждения и идеи, он сказал:

— Возвращайтесь домой. Свое решение я пришлю вам в письме. Вскоре после этого женщина встретила у дверей своего дома ученика шейха. В руках у него был пакет от Мастера. Она вскрыла пакет и увидела там стеклянную бутылку, наполовину заполненную тремя слоями плотного песка — черного, красного и белого — и прижатого сверху куском ваты. На пакете было написано: "Выньте вату и потрясите бутылку, чтобы увидеть, чему вы подобны.

Она вытащила вату и встряхнула песок в бутылке. Разноцветные песчинки смешались, и все, что у нее осталось, — кучка сероватого песка.

Чтение.

Наваба Джана Фишана Хана спросили:

— Почему учитель не позволял Руми изучать работы его собственного отца? Ведь несомненно — изучение хорошего не может принести ничего, кроме хорошего?

Джан Фишан ответил:

— Есть две причины. Первая заключается в том, что для каждого человека существует свое объяснение. Вероятно, что если он даст собственное объяснение, он может последовать неправильному пути. Так, например, если ребенок читает свод законов, он неправильно истолкует части законов, рассматривающие те вопросы, относительно которых у него еще нет своего опыта.

Во-вторых, книги высшего учения написаны для того, чтобы соответствовать нуждам времени, места и людей, которым их следует прочитать. Если, к примеру, вы читаете китайские книги о красильном деле, вы можете стать китайским красильщиком тканей, хотя здесь может и не быть спроса на стиль окраски, производимый в Китае. Аналогично, если люди в некоторой области достигли стадии, выходящей за рамки того, что частично описывается в более ранних книгах, то заставлять их концентрироваться на таком материале — значит тянуть их назад.

Вы должны быть основательно ознакомлены с рекомендованными работами. Однако для понимания их смысла требуется руководитель.

Шарикари.

Шарикари сказал:

— Рассказывают, что кузнечик принес травинку в дар царю Соломону Мудрому, сыну Давида, мир ему.

— Когда осел хочет что-нибудь похвалить, он говорит: "Да это прямо-таки чертополох".

— Когда человек хочет почтить мудрого, он воздвигает ему святилище и называет его религиозным учителем.

Двор фермы.

Один учитель высочайшего уровня был также фермером. Он написал много книг и наставлений. Однажды человек, прочитавший все это и воображавший себя Искателем, пришел к нему, чтобы обсудить высокие материи.

— Я прочел все ваши книги, — сказал посетитель, — и согласен с одними и не согласен с другими. В некоторых из них я, опять-таки, согласен с другими частями и не понимаю других. Одни книги мне нравятся больше других.

Фермер-мудрец провел своего гостя во двор фермы, где было много животных и корма для них. Там он сказал:

— Я — фермер, производитель пищи. Видите вон те яблоки и морковь? Некоторым нравится одно, другим — другое. Видите этих животных? Другие люди тоже видели, но предпочитают одних для верховой езды, других — для разведения, третьих — для употребления в пищу. Кому-то нравятся куры, кому-то — козлята.

Нравится или не нравится не является общим знаменателем. Общим фактором является питание. Все это — пища.

Конец личности — начало человека.

По улице проносили покойника.

Сын спросил у Моллы:

— Отец, что это такое?

— Человек.

— А куда его несут?

— Его несут туда, где нет ни хлеба, ни воды, ни дров, ни огня.

Сын Моллы подумал немного и сказал:

— Ну так бы и сказал, что к нам в дом несут.

Человек — это?.

— Сегодня мне бы хотелось начать с такого вопроса. Что такое человек? Что это за существа, живущие на Земле и называющие себя людьми? Например, Максим Горький утверждал, что "человек — это звучит гордо". Многие считают, что человек — это высшее существо на Земле. В связи с этим у меня возникает вопрос. Если это действительно так и человек — это высшее существо, то много ли на Земле живет таких людей?

— Вы знаете, у меня такой вопрос тоже возникал. Я не знаю, сколько людей на Земле, но роботов, наверное, очень много. Тех, которые, как заведенные, делают одно и то же каждый день.

— А что такое человек? Да, есть очень много людей-роботов, действующих механистически. Тогда кто они? Являются ли они человеческими существами или нет? Ведь сказать кому-то, что он не человек, а робот — это очень большое оскорбление. Наверное, это мало кому понравится.

Так, что же есть человек? Когда рождается ребенок, говорят, что родился новый человек. Что же с ним происходит дальше в ходе так называемого развития или взросления? В нем формируется личность или эго. А что это такое? Не является ли это определенным набором привычек, называемых чертами характера? А ведь характер — это и есть стереотипный способ реагирования на внешнее и внутреннее влияние окружающей обстановки. Это механизм.

Мне бы хотелось разобраться в том, является ли личность человеком? Мы имеем тело и то, что потом там формируется, то есть личность. Когда говорят о каком-то человеке, то имеют в виду его личность, не правда ли? О нем могут сказать, что он добрый, честный, пунктуальный или завистливый, раздражительный, бессовестный и т. п. Существует много всяких определений личности, в представлении большинства личность и человек — одно и то же.

Но, если человек — это высшее существо, это звучит гордо, то почему же он так живет? Если мы непредвзято посмотрим на то, как живут люди, то не сможем не увидеть постоянных конфликтов в отношениях между людьми, приводящих к войнам и убийствам! Разве может кто-то называть себя высшим существом, уничтожая при этом другое, подобное ему существо? Уничтожая даже не потому, что у него есть какая-то биологическая необходимость в этом. Животные поедают друг друга. Это мы видим в природе. Но они не делают этого, когда они не голодны. У них нет каких-либо поводов для убийства. Человек человеком не питается, при этом количество людей, убитых людьми, огромно. Может ли такое существо называть себя высшим?

А если мы предположим, что человек — это высшее существо, то может ли называть себя такое существо человеком? Думаю, что многие на это ответят примерно так: "Да, кто-то убивает, но это не люди, это бандиты. Я не такой. Я это не делаю и не сделаю". Но так ли это? Разве в каждом человеке нет того, что есть во всем человечестве? Разве каждый человек не вносит свою лепту в то, что происходит и происходило на Земле? Ведь война, конфликт — это следствие разделенности, фрагментарности восприятия человеком самого себя, когда один фрагмент ума осуждает другой его же фрагмент. Это и есть основная причина конфликтов и войн. Но разве в каждом из нас нет этой разделенности? Разве каждый из нас не привносит эту разделенность в мир, в котором мы живем? Можно ли называть себя человеком, когда внутренне ты разделен?

Может быть, ты просто боишься закона, наказания и поэтому не доводишь свои внутренние и внешние конфликты до чего-то такого уголовно наказуемого? Но ведь суть и причина любого конфликта одна и та же. Это внутренняя психологическая разделенность. Допустим, у меня есть убеждения, которые я не хочу менять. При этом я не привлекался, не сидел и с законом никаких особых дел не имел. Но значит ли это, что я не внес свою лепту в различные конфликты и войны, происходящие сейчас в различных местах земного шара? Разве их причинами не являются те же самые убеждения, с которыми не только не хотят расставаться, но и навязывают их силой другим?

Вот я сижу перед телевизором, смотрю репортаж об очередном вооруженном конфликте и говорю: "Что же это такое творится? Это необходимо прекратить, куда смотрит правительство?" А разве я сам не такой же? Разве я со своими убеждениями легко расстаюсь? Разве никогда не пытался навязывать их кому-то другому? Так, что же такое человек?

Личностью не рождаются, а становятся.

Человеческие существа имеют большую способность к размножению и выживаемость. Многие виды животных и растений не смогли выжить в изменяющихся условиях жизни на Земле или смогли выжить только в определенных местах, где существуют необходимые для них условия. Человек же выживает в самых разных обстоятельствах и условиях. Это одна из отличительных особенностей вида — возможность приспосабливаться и выживать при изменении условий, причем не только физических, но и психологических.

При этом какому-то отдельно взятому человеку условия жизни других людей могут показаться кошмарными и невыносимыми. Он говорит, что лучше и не жить вовсе, чем жить в таких условиях. Если же он поговорит с этими другими людьми, то может выяснить, что их вполне устраивает то, как они живут, они привыкли и в принципе менять ничего не хотят. Человек может приспособиться к чему угодно. Мне кажется, что нет ничего, к чему бы человек не мог приспособиться. То есть особенность вида заключается в том, что он очень выживаем. Но это жизнь в аду. Это адова жизнь, если посмотреть непредвзято.

Да, человек привыкает к чему угодно — и на войне, и в тюрьме, в самых невыносимых и безумных условиях он все равно находит свои удовольствия и печали. При этом он говорит, что так оно и должно быть, что никак по-другому оно и не может быть. Человек привыкает к чему угодно, но если посмотреть непредвзято на то, как живут люди, то разве такая жизнь достойна высшего существа? И тогда возникает вопрос: кто же создал таких существ и обрек их на такую жизнь? Если человек — это высшее существо, то разве так оно должно жить? Или человек выполняет какую-то совершенно другую роль? А его потрясающая выживаемость, приспособляемость, нежелание осознанно менять себя необходимы кому-то для каких-то целей? Ведь если бы этих кого-то это не устраивало, то данный вид не развивался бы так интенсивно. Значит, это устраивает их по каким-то причинам. Но устраивает ли это самого человека?

Если мы посмотрим непредвзято, то увидим, что большинство людей не хотят ничего другого. Да, многие скажут, что вокруг немало ужасного, плохого, но очень мало кто готов к действительно серьезным изменениям своей жизни. Не просто разговорам, а действиям. Так что же это за вид? Что же это такое — человек? Может быть, это только возможность человека? Может быть, это просто возможность для того, чтобы действительно стать человеком? Как из куколки рождается бабочка, так, может быть, из того, что называется сейчас «человек», рождается действительно Человек? Может быть, каждый из нас имеет возможность стать Человеком, но не использует ее, считая, что уже им является? Но тогда что же такое есть сейчас человек?

Что мы имеем? Во-первых, тело. Тело дает возможность находиться в материальном мире: передвигаться, делать что-то, видеть, слышать, чувствовать хотя бы то, что связано непосредственно с этим материальным миром. Но что же находится в теле, что управляет им? Что скажут по этому поводу, например, психологи? Психологи будут говорить о личности, ее формировании, особенностях, характеристиках, факторах, влияющих на нее. Они приведут множество определений личности и способов ее описания. Множество всяких классификаций, которые описывают то, что находится в теле, то есть личность.

А что такое личность? Говорят, что личностью надо еще стать. Подростку говорят: "Ты еще не личность, но можешь стать ею". Есть определенные представления о том, что такое настоящая личность. Есть, например, представления о том, что такое настоящая личность мужчины, настоящая личность женщины. Именно на них и ориентируются при воспитании. Само воспитание и является формированием этих личностных черт, особенностей характера. Так, что же формируется в теле: человек или личность? На мой взгляд, это очень существенный вопрос. Как видите, я не считаю само собой разумеющимся то, что личность и есть человек. Я предполагаю, что человек — это что-то совсем другое. Поэтому я и спрашиваю: а что же воспитывают в ребенке? И мне представляется, что воспитывается именно личность. Личность как набор определенных представлений, привычек, верований, черт и особенностей, которые позволяют в этом теле сформироваться чему-то, что является личностью, а затем этой личности войти в социальную среду.

Стране нужны работники и солдаты. Таким образом, ребенок становится еще одним работником или солдатом общества. Так, кто же воспитывает ребенка: родители или общество? У меня есть такой вопрос. Кому же принадлежит ребенок? Кажется, что родителям, но именно через родителей воспитывается и прививается то, что необходимо обществу. Родители уже являются членами общества. Теперь у них уже появилось некое тело, в котором нужно воспитать, создать личность, которая станет еще одним членом общества. Так, кому же принадлежит эта личность: родителям или обществу? И следующий вопрос: а кому принадлежат родители? Кто-то может сказать, что никому не принадлежат. Но если посмотреть непредвзято, то мы увидим, что все то, что большинством обычно называется человеком, является личностью, а личность — это некое сочетание того, что задано обществом. Там нет ничего, кроме того, что есть в обществе. Это определенный фрагмент общества, который называется личностью. Так, что же такое человек? Что же такое личность? Хочет ли личность стать человеком?

— Я согласна с тем, что вы говорите. То, что я предполагала, теперь еще яснее видится. Мне кажется, что в человеке есть еще что-то такое бунтующее. Личность со своими убеждениями, представлениями настолько закостенела, что у нее нет возможности саму себя изменить. Но вот в теле, скажем так, человека, в его структуре есть еще что-то такое, что периодически все-таки восстает.

— Можно назвать это Зов? Или ответ на зов?

— Это что-то стучащееся, желающее пробиться, несогласное с тем, что имеется.

"Я взял и разложил личность на составляющие ее части…".

— Что такое личность? Это просто фрагмент общества, в котором каким-то образом сконцентрированы определенные взгляды, убеждения, мнения и верования, которые существуют в той или иной структуре общества. Является ли тогда личность чем-то индивидуальным? Что происходит, когда такая личность исчезает?

Вы, наверное, знаете, как собирается автомобиль. Берутся разные части, из которых он состоит, потом они собираются. И это становится автомобилем. А если я возьму и планомерно разберу все это, что называется автомобилем, на части, а потом их разнесу в разные места, то смогу ли я сказать, что этот набор разрозненных частей есть автомобиль? Только что был автомобиль. Сейчас его уже нет, есть просто набор каких-то частей. Вы можете назвать это автомобилем?

Так, что же такое личность? Когда различные фрагменты каких-то убеждений, верований, мыслей концентрируются в одном, месте, скажем, в теле, а также в уме, все это называется личностью, человеком. А вот если взять то, что называется личностью, и разложить на составляющие ее части, то есть на различные убеждения, верования, мнения, из которых она состоит. Что останется? Что-нибудь останется? Возьмем конкретную личность. Допустим, что у нее есть убеждения. Каждое из них я возьму, выделю и отложу. У нее есть какие-то верования. Я и их возьму, выделю и отложу. Потом у нее есть некоторые предпочтения, например, физического характера. Их я тоже выделю и отложу. Что останется? Я взял и разложил эту личность на составляющие ее части.

— Мне кажется, что ничего не останется.

— Теперь каждую из этих частей я верну к тому источнику, от которого она пришла. Например, человек сильно уверен в том, что спасти страну может только коммунизм. У него такое сильное убеждение, потому что он коммунист. Я беру это убеждение и возвращаю его тому, кто является его хозяином и создателем, то есть в коммунистическое общество. Дальше мы берем у него еще какое-то убеждение. Например, что женщина должна руководить мужчиной. Или, наоборот, мужчина должен руководить женщиной. Я опять беру это убеждение и возвращаю туда, откуда оно пришло.

Как вы думаете, я смогу найти все источники, откуда пришли эти убеждения? Это определенные фрагменты общества. Определенные убеждения сконцентрированы в каких-то определенных фрагментах данного общества, то есть в каких-то группах людей-носителей этих убеждений. Таким образом любую личность можно разложить на составные части, а эти части вернуть туда, откуда они были взяты. В результате этого что же останется в теле? Я имею в виду не физиологию тела, а психологию личности.

— Наверное, останется только физиология, то есть тело, инстинкты — и все.

— То есть останется некое животное, да?

— Да, животное. Животное под названием человек.

— Человека называют социальным животным. Так вот: мы видим, что в человеке действительно есть социальное, то есть то, что пришло от социума, и есть то, что от животного. И если мы возьмем и уберем все пришедшее от социума, а это и есть личность, то останется просто животное, ходящее на двух ногах.

Мы говорили, что обусловленный ум есть штаб-квартира формирования личности. В него закладываются определенные представления, убеждения, верования и т. д. Дальше ум начинает использовать сердце, эмоциональную сферу для того, чтобы насыщать все эти представления энергией. И что же мы тогда имеем? Социальное животное? Но обычно животное убивает другое животное только тогда, когда оно голодно, когда инстинкт заставляет его искать пищу. Человеческое же существо может убить другого человека не из-за голода, а из-за каких-то других соображений, которые родились в его личности. Так, что же дает эта социальная «надстройка», то есть личность, делает ли она человека более гуманным по сравнению с обычным животным?

— Нет. Но ведь человек как вид отличается от других животных хотя бы тем, что может мыслить, имеет свободу выбора.

Кажущаяся свобода или иллюзия выбора.

— Свободу выбора в чем? Как лучше убить другое существо: с помощью атомной бомбы или ножом, так, что ли?

— А свобода мыслить?

— Мы уже исследовали ум и мысль. Мы видели, как обусловленный ум порождает личность, что ум и есть штаб-квартира личности. Ум формирует личность. О каком выборе вы говорите? В уме формируется определенное сочетание фрагментов общества. Какой выбор может иметь личность? Она сформирована определенным образом и этим жестко обусловлена.

— Ну, выбор действовать только по законам природы. Ведь убивать — это закон природы. Да?

— Чтобы понимать законы природы, надо быть способным их увидеть. Может ли личность их видеть?

— Ум человека есть возможность осознавать, как ему действовать…

— Осознавать? Вы считаете, что осознание — это свойство личности? Мы сейчас проводим непредвзятое исследование того, что называется «человек». Посмотрите, ведь большинство людей не желают ничего осознавать, даже не хотят разбираться в том, что это такое на самом деле.

— Но у человека есть возможности, которых нет у животных.

— В животном присутствуют определенные физиологические инстинкты. В человеке они тоже есть.

— Но у человека есть возможность размышлять.

— О чем?

— Подчиниться ли слепому инстинкту или нет.

— Как я понимаю, вы пытаетесь мне показать, что человек больше, чем животное. Я, собственно, с этим и не спорю. Да, человек может размышлять, например, по поводу того: есть сырое мясо, есть вареное мясо или не есть мяса вообще.

— Да, у человека есть свобода выбора.

— Но этот выбор, на мой взгляд, ничего особенного не дает. Животное убивает, потому что оно хочет есть. Человек же убивает из других соображений. Вы понимаете, о чем я говорю?

— Да, конечно.

— А о какой осознанности и о каком разуме вы говорите? Личность убивает ради своих убеждений. Что такой война? Это когда один считает, что должно быть так, а другой считает, что должно быть иначе. Потом масса людей сходится и убивает друг друга из-за этих разногласий, ими же и выдуманных. Ради чего все эти убийства? Я понимаю, животное убивает, потому что оно голодно, ему надо есть. Ради чего убивает человек? Ради своих верований и убеждений.

— Для удовлетворения своих желаний, чтобы что-то доказать, утвердить себя или же как-то выделиться.

— Можно ли назвать животное злым?

— Наверное, нет.

— Можно ли назвать человека, убившего другого человека, злым?

— Да.

— Так вот, посмотрите, какую эволюцию совершило человеческое существо, перейдя из животного состояния в состояние социального животного. У животного нет убеждений, поэтому оно не может убивать из-за убеждений. Оно может убивать, только когда оно голодно. Личность же будет убивать из-за убеждений. Например, из-за убеждения в том, что она является самой сильной, или же из-за своего желания владеть чем-то: женщиной, мужчиной, городом, положением, статусом, машиной, предприятием или еще чем-то.

Физиологический голод удовлетворяется определенным количеством пищи. Личностный голод неутолим. Ущемленное самолюбие, ревность, гнев, обида — это реакция личности на неудовлетворенные желания, ради удовлетворения которых она может убивать других. Причем делая это обдуманно. Человек совершает убийства обдуманно. Кто еще на Земле совершает убийства обдуманно?

— Но это не всегда.

— Хорошо, возьмем войну. Очень много жизней уносят войны. Разве генералы не обдумывают, как лучше уничтожить врага? Это организованное убийство, и оно уносит огромное количество жизней. Мы, конечно, можем сказать, что лично ко мне это не относится. Я никого не убивал и убивать не собираюсь. Но разве каждый из нас не несет в своей личности разделенность и конфликт?

— Наверное, это действительно так. Ведь убийство начинается в уме, и, если каждый носит в себе такие помыслы, как, предположим, зависть, ненависть к кому-либо, то он порождает и поддерживает почву, из которой вырастает война.

Это «прекрасное» слово — эволюция.

— Недавно вы сказали, что человек может быть самосознательным. Многие ли из людей хотят быть самосознательными? Многие ли стремятся к этому?

— Нет, таких людей немного. Я вот знаю из круга своего общения, что таких людей немного. Может быть, человек такой, как он есть сейчас, — это просто переходный вид.

— Да, но ведь в этом переходном виде, обратите внимание, мы и живем. Я, вы и все остальные. Можно, конечно, сказать, что это переходный вид, что мы подождем, пока эволюция переведет нас в другой, более достойный вид. Из кокона в бабочку. Но сколько же ждать? Такие мысли и разговоры ведутся уже давно. Именно они породили идею спасителя. Вот придет спаситель и переведет нас из гусениц в бабочки. Лично у меня очень большие сомнения в том, что это может произойти таким образом.

— Возможно, развитие ума человека переведет его в новое состояние, из кокона в бабочку.

— А что такое обусловленный ум и как он развивается? Может ли обусловленный ум привести к чему-то принципиально новому, какому-то принципиально новому состоянию человека?

— Но ведь существует эволюция, развитие мозга человека.

— Развивается интеллект, а не мозг. Мозг — это физиологический аппарат, на основе которого формируется то, что называется интеллект, ум. Ум — сфера, наполненная различными фрагментами знаний. В связи с этим ум имеет возможность совершать различные операции с имеющимися в нем знаниями. Это и есть его интеллектуальная функция. Интеллект может развиваться, потому что накапливаются определенные знания и усиливается его способность манипулировать ими. Это приводит к научно-техническому прогрессу, но не к эволюции человека как вида.

— Но ведь мозг человека стал другим.

— Вы хотите сказать о какой-то эволюции человеческого существа? Я очень сомневаюсь в этом. Да, НТП существует. Если раньше ездили просто на лошадях, то теперь ездят на "Мерседесах".

— Да, раньше ходили пешком, а теперь ездят на машинах. Значит, есть какая-то эволюция.

— Научно-технический прогресс? Да. Интеллект? Да. Но что вы вкладываете в понятие человеческой эволюции? НТП и эволюция человеческого существа — вещи разные. Если мы будем говорить об эволюции человеческого существа, то для меня очень важным показателем является количество убийств, преступлений и других видов физического и психологического насилия. Мы видим, что насилие в разных формах не уменьшается, а, наоборот, значительно увеличивается. НТП приводит к тому, что человеческие существа становятся способными к еще большему уничтожению себе подобных. О какой же эволюции вы говорите?

— Я хочу сказать о том, что, может быть, именно сейчас какие-то люди хотят иметь способность видеть реальность, то есть те последствия, к которым привело развитие интеллекта.

— А что, раньше не было людей, которые могли видеть реальность?

— Я говорю о нас.

— Вы хотите сказать, что произошло какое-то развитие человека за эти тысячелетия и что он сейчас готов к какому-то новому видению? У меня такое впечатление, что это новое видение было возможностью всегда. Такие люди были во все времена. Сколько их было — это другой вопрос, но они были всегда.

— Скорее всего, я просто хотела проследить процесс эволюции от животного к человеку.

— Это прекрасное слово «эволюция». Оно как магический символ. Когда его произносят так уверенно и с пафосом, создается впечатление, что это действительно происходит. Но если мы не поддадимся магии слов, то увидим, что развитие идет совершенно в другую сторону. Что развивается способность убийства, способность конфликта, способность превращать эти конфликты в грандиозные войны, уничтожающие огромные количества человеческих существ.

— Может быть, заблуждение в том, что накопление знаний рассматривается как эволюция человечества?

Бабочки и гусеницы: проблемы общения.

— Хорошо. Я бы не хотел, чтобы мы переходили в какое-то философское обсуждение этого вопроса. На мой взгляд, есть практически очень важный элемент во всем том, о чем мы говорили. Зачем я говорю об этом?

До того как мы начали этот разговор, мы говорили о том, что человек, который начал чувствовать и понимать, что он не исчерпывается телом и тем, что называется личностью, испытывает чувство одиночества. Этот человек начинает видеть механистичность, однообразие его общения и взаимоотношений с другими людьми. Он начинает видеть эту механистичность, при этом продолжает находиться среди людей, живущих таким образом. Но он уже видит это и не хочет продолжать жить так. Не является ли это серьезным вопросом для того, кто действительно начинает осознавать самого себя? Ведь он все отчетливее начинает видеть механистичность и конфликтность в самом себе и окружающих его людях. Раньше он мог бы просто забыться и просто сказать, что, дескать, все будет нормально. Ведь есть тысячи и тысячи способов еще раз повторять и повторять то, что ты всегда делал. Но если человек действительно начинает осознавать и видеть это все, то он уже не может таким образом уводить себя от этого. Но, в то же время он продолжает жить среди других людей, продолжает общаться. Какие вопросы у него в связи с этим возникают? Ведь для него это жизненно важно.

Если мы не просто хотим философствовать на эти темы, а подходим к этому практически, то это должно быть для нас очень важным. Ведь его запросы становятся иными. У него теперь другие вопросы. С кем и как он их может обсудить? Возможно, раньше ему было достаточно посидеть за бутылочкой пива и поболтать на разные темы, удовлетворяя таким образом свою потребность в общении и причастности. Личности очень важно иметь причастность к чему-то. Если личность не причастна к чему-то, то это для нее смерть. Личность, по сути, и есть причастность к чему-либо, находящемуся в обществе. Личность ищет и хочет ощутить свою причастность к чему-то, что она считает важным. Но, если человек начинает осознавать и пытается стать действительно Человеком, то зависимость от разного рода причастностей начинает уменьшаться. Он сам начинает их отпускать. Его уже не может удовлетворять то поверхностное общение, которое было. Он видит его механистичность, бессмысленность и однообразие.

— У меня как бы так сложилась жизнь, что рядом нет уже многих людей, которые были раньше со мной. Почему так произошло? Наверное, потому, что я всегда пытался быть независимым от других людей. Я думал так: "Пусть от меня зависят, но чтобы я ни от кого не зависел". В первую очередь, это родители, от которых зависишь с детства. Когда становишься уже взрослым и вроде бы независимым, родители пытаются удержать эту зависимость. Мне сейчас сложно общаться с матерью.

— Действительно, родители имеют претензию на обладание ребенком. Родители считают, что ребенок принадлежит им. Ведь нередко можно слышать такие слова: "Вот, ты неблагодарный или неблагодарная, — тебя поили, кормили, растили, сколько в тебя было вложено всего, а ты что? — ты теперь даже разговаривать не хочешь!" Имеют ли родители право на обладание ребенком?

А не осуществляет ли общество контроль над ребенком через его родителей? Ведь с помощью родителей готовится еще один член общества. Именно обществу на самом деле принадлежит каждая личность. Миллионами связок, тысячами «должен» и «обязан», чувством вины, патриотизма и т. п. общество держит личность в своих сетях и никогда не захочет ее отпустить. А ведь родители играют в этом очень большую роль.

Пока ребенок маленький, влияние родителей на него очень большое. Не случайно семья считается ячейкой общества. Потому что именно через родителей, через то, что они имеют как личности, как продукт общества, это передается ребенку. Родственная связь имеет очень большую силу. Если вы скажете что-то, что не вписывается в рамки принятых родственных отношений, вы будете испытывать чувство вины, и это чувство вины может быть очень сильным. Вот так общество забрасывает свои крючки и удерживает личность в рамках определенных общественных отношений.

Человека нельзя удержать, а личность можно. Потому что личность и есть продукт общества. Так что же такое человек? Что же это за возможность такая? И как эта возможность может реализоваться? И что же слышит тот, кто начинает видеть и отпускать свои зависимости? Что это за зов? Откуда он идет? И если вы начинаете следовать этому зову, то что же с вами происходит? Если ваша личность исчезает, то что же остается? Почему мы так боимся расстаться с чем-то личностным?

— Но ведь человек — это нечто большее, чем физиологические и социальные потребности и инстинкты.

— Да, но это может увидеть только человек, услышавший зов неизвестного. Ни объяснить, ни доказать это невозможно.

— А может быть так: при исчезновении личности у некоторых людей остается так называемая индивидуальность или, скажем, талант?

— Есть талантливые музыканты, есть талантливые художники, есть талантливые певцы… А как используется этот талант? Кто-то может использовать, например, пианино для того, чтобы усилить свою личность, а кто-то для этого использует краски и холст. Когда талант становится тем, с помощью чего личность стремится усилить себя, то есть это ли действительно талант? А что есть истинный талант?

Личность стремится к успеху и признанию, она хочет быть известной. И ей все равно, что использовать. Но есть музыкант, который играет, потому что он играет, и художник, который рисует, потому что он рисует. Личность же использует этот талант в своих целях. Может быть, это и есть то, что называется "от Бога". Может быть, это и есть то действительно важное, та нота, та мелодия, которую исполняет этот человек своей жизнью, самим своим существованием. Но такой талант не принадлежит никому, и в частности, тому человеку, через которого он проявляется. Он просто выражается через него.

В том, что происходит, уже есть все.

Такой человек — как скрипка, как инструмент. Вот лежит просто скрипка, и мы даже не знаем, что это за инструмент. Но когда музыкант берет и играет на ней, то он и она становятся единым. И через них проходит прекрасная мелодия. Может быть, это и есть настоящий талант. Тогда не нужно ничего личностного: ни восхищения, ни почитания, ни денег, ни славы, ничего. Потому что в том, что происходит, уже есть все. Никакой дополнительной оплаты не требуется. Может быть, это и есть настоящий ответ на зов. Зов, который идет оттуда, который, может быть, кто-то услышит и прислушается к нему.

Но личность захочет узурпировать и использовать это. Если что-то придет оттуда, из тех сфер, она захочет взять это и иметь. Она захочет использовать это для собственного усиления. Но оно не может быть таким образом использовано. Оно просто прекращает свое движение. Оно требует полной очистки от личностного. Тогда оно входит и звучит. Может быть, именно тогда человек становится Человеком. Человек из возможности становится действительно Человеком. И тогда звучит прекрасная мелодия, которая может и должна звучать именно через него.

— Если человеку дается возможность услышать этот зов, то он и несет его другим людям с помощью какого-то таланта.

— Понимаете, сам зов — это и есть великий талант. То, что человек откликается на этот зов, — это и есть его великий талант.

— Значит, просто отклик и есть талант…

— Это и есть величайший талант, потому что отклик на этот зов приведет этого человека к его проявлению, выражению. Что в этом мире считается талантом? Это то, что дает определенную известность. Так? Например, писательский талант может сделать вас известным… Понимаете, само представление о таланте очень сильно искажено. Когда я говорю об этом, я вкладываю совершенно другое видение. Истинный талант может быть очень незаметен. Талант слушать птиц, например, талант услышать ветер, талант увидеть игру облаков.

— Но это талант, который оценить может только тот, кто им владеет. Так ведь?

— А нужно ли его вообще оценивать? Это не то, что требует какой-либо оценки. Потому что оценка — это всегда вмешательство личности. Именно личность хочет быть известной, хочет, чтобы ее оценили. Здесь же речь идет совершенно о другом. О том, что невидимо, незначительно для большинства людей, которые ищут значимости. Это что-то совсем простое, что-то не имеющее для них никакого значения. То, что первое здесь, может быть последним там. То, что превозносится и является вожделенным для личности, не имеет никакой ценности для Того.

— Но мы все-таки живем в обществе и так воспитаны и привязаны к его оценкам. Сложно уйти вообще от оценок общества.

— Нельзя сидеть между двух стульев. Между стульями сидеть невозможно. Нельзя чуточку развиваться духовно, при этом раздувая и увеличивая свою личность. Но можно заблуждаться по этому поводу и считать, что это действительно возможно. Ведь именно ради личности, ее раздувания человек жертвует своей возможностью стать Человеком. Если же человек действительно хочет стать Человеком, то ему нужно жертвовать тем, что мешает ему стать Человеком, то есть личностью. А так как большинство этого делать не хотят, то скорее всего они скажут: "Я уже и так есть Человек, о чем ты говоришь?" Он просто называет личность человеком.

Человек — это то, что может появиться, когда личность будет трансформирована. Но кто этого действительно хочет? Личность хочет использовать для своей выгоды все, с чем сталкивается. Она никогда не упустит никакого шанса. Хочешь развиваться духовно? Пожалуйста — достигай, будь, делай, становись. Что при этом усиливается? Личность. Хочешь новые знания? Прекрасно. Духовные совершенства? Великолепно. Личность стремится накопить и удержать все что угодно. Она всегда хочет выиграть что-то для себя. В этом усилии она всегда присутствует. Но если вы перестаете стремиться к идеалу, отпускаете то, что накопили, тогда вы почувствуете личность, ее сопротивление и боль.

Боль — это реакция личности на отпускание чего-то, что она считает принадлежащим только ей. Вот механика этой боли. Все очень просто на самом деле. Но вокруг этого можно, например, создать очень серьезные произведения искусства: трагические, со слезами и всем таким. На самом деле все очень просто. Личность не хочет отпускать то, что она считает принадлежащим ей. И чем больший «кусок», так сказать, «уходит», тем больше она будет переживать по этому поводу, усиливая ощущение боли. Личность хочет иметь, а не быть. Для нее быть — это значит иметь. А если не иметь, то, значит, и не быть. Просто бытие — состояние жизни без каких-либо привязок, хватаний — это для нее что-то совершенно невообразимое. Потому что суть ее — фикция. Суть ее — иллюзия. А всякая иллюзорная вещь требует постоянного подкрепления, ведь иначе перестанут верить, что она существует.

Если это действительно реально, то зачем же так волноваться?

Есть сказка о голом короле, вы ее, наверное, слышали. Только мальчик, непредвзято видящий и, не имеющий какой-либо зависимости от этого короля, мог закричать, что король-то голый. Сотни людей, стоящих там и находящихся в зависимости от этого короля, не могли этого сказать. Они, скорей всего, и не видели этого, потому что очень тяжело жить, называя кого-то прекрасно одетым и при этом зная, что он совершенно голый. Поэтому лучше всего забыть об этом и видеть только иллюзию. Но эту иллюзию нужно все время поддерживать и питать. Чтобы видеть то, что действительно существует, не надо никаких усилий. Это есть, и ты это видишь. Но для того чтобы видеть то, что в действительности отсутствует, требуются большие и постоянные усилия. Ведь если их не прилагать, то это просто исчезнет, потому что на самом деле этого нет, это просто иллюзия.

Почему жизнь людей столь тяжела? Почему она требует постоянных усилий, напряжения? Не потому ли, что идеалы и цели, к которым стремятся большинство людей, иллюзорны, фиктивны, нереальны. А эти иллюзии надо все время поддерживать, питать своей энергией. Отсюда большое усилие, отсюда постоянное напряжение и усталость. Если вы перестанете прилагать эти усилия, напрягаться, то все это развалится, как карточный домик. Человек что-то пытается достичь, суетится, делает, волнуется; потом, перед концом жизни, он, может быть, увидит, что все это было карточным домиком, а он своей жизненной энергией поддерживал его день за днем всю свою жизнь… Все общественные отношения — это большой карточный домик, который держится только благодаря усилиям множества людей, стремящихся к общественным идеалам, бегущих от того, что есть на самом деле, от реальности. До тех пор пока люди разделяют это видение и поддерживают его друг в друге, это иллюзорное существует. Но если эти усилия прекратятся, то оно рассеется и исчезнет, как дым при сильном ветре. Уничтожить реальность, жизнь, настоящую любовь невозможно, потому что Это Есть.

Почему многие люди так агрессивны? Почему они стараются убедить друг друга в чем-то, заставить что-то делать по-своему? Если бы то, что они хотят, было реальным, то зачем бы им так волноваться, требовать? Волнения, усилия возникают именно в сфере нереального, иллюзорного, идеального. Посмотрите, как много людей пытаются поддерживать то, что они называют любовью, хорошими отношениями, моральными нормами, нравственностью. Ведь поддерживать надо то, что само по себе не стоит. Если люди перестанут это поддерживать, то оно просто исчезнет. Мы стараемся поддерживать хорошие отношения. Нас интересует не само общение, а именно поддержание хороших отношений. Мы не общаемся, а поддерживаем отношения. Что же это за отношения, которые надо все время поддерживать? Каких же усилий это требует? А если их не поддерживать, то что произойдет? Не хотите попробовать? Посмотрите, на чем основаны представления о так называемых хороших отношениях — на «должен», "обязан", «выгодно», "спокойнее" и т. д. А ведь за всем этим скрывается страх. Страх не выполнить, не получить, страх вины, страх потерять… Вот на чем все это держится. И при этом мы удивляемся, почему так живем. Почему исполняем мелодию грусти, боли, депрессии, ревности, злобы, раздражения. Потому что мы сами поддерживаем это в себе и других. Но хотим ли мы это увидеть? А что значит увидеть это? Это значит увидеть фиктивность, ложность отношений, в которых ты находишься. Это значит увидеть ложь в себе и других. Кто готов к этому, тот увидит. Но много ли желающих?

Как же? Я же всю жизнь это поддерживал. Как же так? Жалко же. Ведь смотрите, как жалко выбросить даже старые вещи. Вот лежат на антресоли какие-то ненужные книжки, ненужные старые платья, ненужные вещи. Человек думает: "А стоит ли выбрасывать? Не мне, так детям пригодится". Даже старые ненужные вещи жалко выбрасывать, а что же говорить о своих убеждениях и верованиях! Я же всю жизнь этому следовал, как же с этим расстаться? А чем больше времени проходит, тем труднее это оставить. Ну как же, столько сил, усилий затрачено на все это… А что, собственно, это? Что там было-то? Да ничего реального, но очень много придуманного. Живой человек, он сам стоит, а мертвого надо держать. Если его не поддержишь, то он упадет. Так вот, что же мы поддерживаем, что же мы удерживаем всю свою жизнь? Какие отношения мы поддерживаем? С кем? Зачем? Почему не бросим?

Серная кислота жалости.

— Когда я вижу человека, его трудности, механистичность, возникает чувство жалости и сострадания к нему.

— Жалости или сострадания?

— Сострадания и жалости.

— Есть разница между жалостью и состраданием?

— Наверное, есть.

— А можно ли испытывать то и другое, или сострадание исключает жалость?

— Ну, может быть, они последовательны. Когда видишь человека, который запутался в собственных иллюзиях и не видит их, становится жалко его.

— Жалко его или жалко себя?

— Мне жалко его.

— Вам жалко его или жалко себя?

— Ну, наверное, себя. Наверное, все-таки жалко себя. Его жалею и себя, что вынуждена общаться с ним.

— Да, он находится в своих иллюзиях, но ведь и вы тоже находитесь в своих.

— Да. Но я сострадаю ему в том, что он не видит выхода, что не понимает, что он делает.

— А вы знаете этот выход?

— Выход, может быть, я не вижу, но я вижу замкнутый круг, в котором он находится.

— А вы видите свой круг или его?

— Я вижу свой круг и его круг иногда.

— Жалость — это серная кислота. Она разъедает душу. Она разъедает сердце. Она убивает устремления в человеке. Жалость — это значит, что что-то не так. Понимаете, сострадание и жалость — это очень разные вещи. Если я испытываю жалость, то я смотрю на этого человека и думаю: "Вот, ты бы мог быть другим, а ты вот какой, и мне очень жалко тебя". В жалости есть неприятие реальности. Но ведь, на самом деле, мы видим не другого человека, мы видим в нем самих себя, но при этом думаем, что все это относится к кому-то другому.

— Когда я смотрю на окружающих меня близких людей и вижу их сложности, их проблемы, их страдания, я всегда испытываю чувство жалости.

— А вы хотите увидеть механизм возникновения жалости? Ведь это чувство возникает как результат представления о том, каким должен быть данный человек. Когда вы видите несоответствие того, что, на ваш взгляд, должно быть, и того, что есть, вы испытываете жалость. Обратите внимание на то, что чувство жалости испытываете вы. Тот, другой человек, которого вы жалеете, может испытывать совсем другие чувства. Возможно, что он доволен своей жизнью и не хочет ничего менять. При этом ваши представления о том, как ему следует жить, его вовсе не интересуют.

— Да, именно так и происходит у меня. Он считает, что я занимаюсь какой-то ерундой. Для него самое важное — это стать известным, достичь успеха, заработать больше денег.

— Видите, значит, чувства жалости по поводу собственной жизни он не испытывает, а испытываете его именно вы.

— Да, я его испытываю, потому что вижу, сколько он вкладывает усилий, чтобы доказать свою значимость, показать самого себя…

— Но ведь это просто факт, который заключается в том, что некая личность пытается доказать другим личностям, что она лучше их. Для любой личности это очень характерно. Это просто факт. Так почему же по поводу этого факта вы испытываете жалость? Или, может быть, он хочет, чтобы вы его жалели?

— Нет, он вообще не приемлет такого чувства. Это его оскорбляет.

— Значит, это чувство жалости, возникающее в вас, как вы утверждаете, в связи с ним, на самом деле относится не к нему, а к вам. Кого же вы жалеете на самом деле? Его или себя? Ведь, по вашим словам, он доволен жизнью и не просит жалости. Получается, что вы жалеете саму себя, но при этом почему-то проецируете это чувство на него. Почему это чувство возникает у вас именно в связи с ним?

— Я чувствую бесполезность этих желаний и усилий. У меня никогда не было таких желаний преуспеть, как у него. Все это не имеет смысла, это не стоит таких трудов.

— Вы утверждаете, что внешний успех вас не интересует. Так ли это? Может быть, вы видите в нем то, что не хотите видеть в себе? Не является ли чувство жалости вашей реакцией на какие-то несбывшиеся ваши желания, которые вы даже не хотите видеть в себе? Ведь если вы их не увидите, вы всегда будете испытывать чувство жалости к себе. Более того, этот человек держит вас именно на этом чувстве.

— Но он не знает, что у меня есть чувство жалости.

— Так ли это? Ведь это видно очень хорошо. Если вы не захотите увидеть причины и механизмы жалости в себе, вы будете полностью зависеть в этом от него, то есть от того, будет он меняться так, как вы хотите, или не будет. Но, как я понимаю, он не очень хочет изменяться.

— Да, не хочет.

— Так вот, вы обрекаете себя на длительное чувство жалости. Я не знаю, сколько оно будет продолжаться, и вы не знаете. Вам нравится это чувство?

— Нет. Я пытаюсь это чувство перевести в другое. Может быть, в другое качество.

— Но если вы считаете, что испытываете это чувство из-за него, то значит, чтобы избавиться от жалости, вам надо что-то делать с этим другим человеком, чтобы его жизнь как-то изменилась, чтобы его представления как-то изменились… По вашей логике, если это связано с ним, то надо делать что-то с ним, чтобы изменилось что-то в вас.

— Наверное, надо просто не обращать на это внимания.

— А можете ли вы не обращать на это внимания?

— Надо постараться.

— Вы пытались?

— Я пыталась. Иногда это удавалось, но потом опять начиналось. Наверное, надо приложить больше усилий к этому.

Частичное решение — это вовсе не решение.

— Что значит "устранить что-либо"? Значит, это перестает возвращаться. Вы же пытались просто приглушить это на какое-то время. Вы загоняете это внутрь, подавляете. Но от этого оно не исчезает, а, наоборот, укрепляется. Теперь вы говорите, что хотите продолжать подавлять свое чувство. Но ведь на самом деле вы просто не хотите видеть определенные вещи в самой себе. Ведь то, что вы делали, вам ничего не дало. Ведь все возвращается опять. Устранить — это значит устранить. Значит, этого просто больше не будет. У вас же это возвращается. Вы соединяете это чувство с ним, и поэтому фактически вы находитесь все время на крючке. Чтобы от этого избавиться, как вы себе представляете, вам надо что-то изменить в нем. Но изменить его вы не можете, потому что только сам человек может себя изменить, а он этого не хочет. Тогда вы будете бесконечно это испытывать. До тех пор, пока вы не скажете, что это связано с вами, что вы испытываете жалость к себе, а не к нему. И вот только тогда появляется реальная возможность разобраться в механизме появления этого чувства в вас и изменить его. Но к этому надо прикоснуться и это надо увидеть. Не просто сказать, а понять, что это связано именно с вами, что вы жалеете себя, а не его.

— Значит, мне нужно понять, почему у меня это чувство возникает?

— Давайте пока опустим вопрос: почему? Просто это мое. Я испытываю жалость к себе. Вот это увидеть. Потому что все остальное придет уже как результат этого видения. Вам придется столкнуться с тем, что записано в вашей памяти, с чем-то, что вы уже испытывали.

— Надо просто изменить свое отношение к той ситуации, которая возникает.

— Изменить отношение? Что значит изменить отношение?

— Это значит воспринимать это с другими чувствами.

— Хорошо. По отношению к нему, может быть, вам удастся изменить свое отношение. Но тогда появится другой человек, которого вы опять будете жалеть. Или начнете жалеть собак, кошек, бездомных детей, бомжей…

— А разве это такое плохое качество — жалость?

— Если вас устраивает чувство жалости и вы хотите продолжать с ним жить, пожалуйста. Я же не пытаюсь вас в чем-то убедить. Я просто провожу исследование. Мы можем продолжать это исследование или закончить его. Вы можете сказать: нет, больше не хочу.

— Да нет. Я бы хотела провести его…

— Единственное и самое важное, что можно сделать, — это понять, что это чувство исходит из вас. Что вы испытываете эту жалость не к кому-то, а к себе. И больше ничего не надо. Не надо разбираться в том, что это, откуда и как. Увидеть сам факт. Понимаете, видение есть действие, видение есть разрешение. Не требуется ничего, никаких психоанализов, никаких теорий, никаких представлений и концепций для этого. Все это очень просто. Но в то же время это крайне сложно, потому что человек не хочет этого делать, он не хочет это видеть в себе. Потому что у него в связи с этим есть болевой опыт. Прикоснуться к этому болевому опыту и осветить его, рассекретить его, разминировать его светом осознания. Все на самом деле происходит мгновенно, как озарение. А все эти психоанализы, представления, концепции, поиски причин и т. д. — это просто оттяжка, это просто нежелание видеть факты, как они есть на самом деле. Это просто еще один способ заблуждения. Многим людям нравится иллюзия о том, что есть профессионал, который им поможет. Но он не поможет. Жалость и сострадание — это совершенно разные вещи. Сострадание — это способность видеть факты как они есть. Понимаете, видеть факты. Просто факты.

— А жалость?

— Жалость — это реакция на неспособность видеть факты. Фактом является то, что данный человек, например, не хочет следовать тому, что вы считаете правильным. При этом он говорит: "Я сам знаю, что правильно, а ты не знаешь". Это просто факты. Но так как вы хотите верить, что то, что вы делаете, правильно, и это расходится с тем, что он говорит, значит, он действует неправильно, а так как у вас с ним близкие отношения и вы не хотите от них отказываться, то вы говорите: "Вот, он — несчастный человек, он не понимает. Я-то знаю, а он не понимает, и мне жалко его". А на самом деле есть просто факты. Один думает, чувствует, действует вот так, другой думает, чувствует и действует иначе. И это просто факты. Когда возникает желание изменить что-то в другом человеке, а этот человек не хочет менять это, а у вас с ним достаточно плотные завязки, то тогда вы начинаете испытывать жалость. Жалость как бы к нему, а на самом деле жалость к себе. Потому что вы находитесь в этих завязках с ним. Вот вы говорите, что он ходит по кругу, но ведь вместе с ним и вы ходите по кругу, потому что вы завязаны. Вот в чем дело.

— Надо отпустить этот круг?

— Понимаете, я никогда не даю никаких рекомендаций.

— Я спрашиваю себя.

— Вы можете спрашивать, а можете сделать. Можно говорить о видении, а можно видеть.

— А можно говорить и видеть.

— Можно видеть и говорить. По-моему, мы уже все сказали, все, что можно сказать на уровне слов. Никто ни за кого не может сделать это. Как правило, исследование проводится до того момента, когда человек упирается в свое убеждение, которое он не хочет отпустить. Если вы его не хотите видеть, то исследование превращается в топтание на месте.

Понимаете, исследование — это то, с помощью чего мы подходим к забору-ограничению, которое человек сам себе соорудил. Дальше исследование может продолжаться только в том случае, если он готов увидеть это, потому что непредвзятое исследование нельзя проводить с какими-либо предвзятостями. Мы столкнулись с определенным убеждением, с определенным верованием в человеке, и это уже очень важно.

Мы сейчас столкнулись с вашим «забором». Если вы захотите, вы сможете увидеть его. Само видение есть действие. Если вы действительно реально это увидите, все ложное, связанное с ним, исчезнет навсегда. То, что я имею в виду, когда говорю "видение", — это целостное видение. Это видение обеих сторон данного явления. Человек никогда ни от чего просто так не будет отказываться. Он скажет: "Да, я вижу отрицательную сторону его и своих желаний". Но есть и другая сторона, в данном случае положительная, которую вы, возможно, не видите, но ею пользуетесь. Вы что-то получаете от того человека, о котором говорили?

— Получаю.

— Видение этой стороны ваших отношений, возможно, позволит вам охватить их в целостности. Понимаете, о чем я говорю? Только в этом случае клубок ваших общих с ним проблем развяжется.

"Психологический узел": тянем-потянем…

— Что такое клубок, узел? Вот я беру, например, веревку и завязываю ее в узел, потом еще в один и так далее. Почему эти узлы держатся, за счет чего? За счет трения. Если же я трение уберу, то узел сам по себе развязывается. А что есть проблема, как не узел? Узел, в котором собрано множество всяких завязок, множество всяких канатов, являющихся противоречивыми убеждениями, мнениями и верованиями.

Прилагая усилия распутать такой психологический узел, человек часто еще больше затягивает его так, что не найдешь уже, с какой стороны подходить к нему. Но профессионал, к которому этот человек обратится за помощью, скажет: "Я знаю, как его распутать". И начнет тянуть за одну или несколько «веревок» в зависимости от того, какой концепцией или теорией он оперирует. И вот они начинают вытягивать этот конец и тем самым еще больше запутывают узел. Они тянут-потянут, а от этого узел еще больше затягивается.

Так вот, этот "психологический узел" можно развязать, только увидев всю проблему в целостности, то есть все ее стороны одновременно. Тогда трение исчезает, и узел распадается сам без каких-либо усилий. Любые усилия только укрепляют его, делая его еще более жестким и запутанным. Всякое усилие порождает еще большую затяжку, по крайней мере, в каком-то аспекте этого узла. А если усилия очень большие и хаотические, то затяжка усиливается во всех звеньях узла.

— Знаете, я хотела бы поделиться. Я сейчас слушала Галину и отметила, что мне часто бывает жалко себя из-за того, что я нахожусь рядом с людьми, вижу их усилия, их труды, понимая, что это все напрасно. А мне жалко себя, потому что я завишу от них, а они зависят от меня. И в то же время у меня нет никакого сострадания к ним. Я думаю об этом примерно так: "Если вам это нравится, то делайте это дальше, только меня не трогайте". Вот такая у меня выработалась позиция. Я сидела сейчас, слушала и мне захотелось высказаться. Я вдруг поняла, что такая позиция ведет в тупик. А что-то другое, другую сторону я просто не вижу.

— Да, все это есть вопрос полноты, целостности нашего видения. Наверное, все видели поплавок для рыбной ловли. Он обозначен двумя красками: одна его часть подводная, другая надводная. Рыбак забрасывает удочку. Поплавок болтается на поверхности воды: одна часть находится на воздухе, другая в воде, а внизу леска, грузило и крючок. За крючок дергает рыба. Чем больше вес рыбы, тем сильнее она дергает и тем больше этот поплавок погружается в воду. Иногда вся надводная часть поплавка погружается в воду. Я предлагаю в качестве аналогии положения, в котором находится человек, взять такой поплавок.

Если данный человек не знает ничего, кроме личностных желаний, можно сказать, что его личностные зависимости всегда активизированы и держат его постоянно под водой, так что на поверхности он даже не появляется. Множество крючков-желаний постоянно стремятся поймать и удержать свою добычу. Эти желания утягивают поплавок все глубже и глубже. Поэтому не только подводная, но и надводная часть этого поплавка постоянно скрыта глубоко под водой. Для каких-то людей состояние, когда они находятся над водой, может быть очень редким, считанные секунды. Все остальное время они находятся под водой.

А если взять и отрезать леску снизу поплавка вместе с грузилом и крючком? Что произойдет? Поплавок вынырнет весь на поверхность воды, то есть когда ничто не тянет поплавок снизу, он всплывает на поверхность полностью. Теперь его большая часть находится уже в другой среде — воздушной. Вот такая аналогия.

Все зависит от самого человека. Если он действительно хочет свободы, то, возможно, он ее откроет, если нет, то и говорить не о чем. Здесь никаких гарантий нет и быть не может. Проводя исследование себя, каждый может приблизиться к "внутреннему забору", к которому готов сейчас приблизиться. Что будет дальше — зависит от того, захочет он на него смотреть или нет. Готов ли он увидеть то, что скрывается за ним, или нет. Это нерадостные встречи, потому что это то, от чего человек все время бегал. А теперь ему предлагают это увидеть и вернуться. Но только так можно вернуться к себе.

Обратный путь будет таким же, как путь побега. Как человек бежал от себя, так он будет и возвращаться к себе. Через те же самые перекрестки и дороги. Многие хотят, чтобы их повели к себе по какой-то прекрасной дороге, с триумфальными арками, фанфарами, встречами почитателей, цветами, поздравлениями и лавровыми венками. Возможно, вам это уже кто-нибудь предлагал. Но это обман. Возвращаться придется по той же дороге, по которой сбегал. Проходя эту дорогу, встретишься с тем, от чего ты бежал. Но только так ты можешь приближаться к самому себе. Как быстро у тебя это будет, зависит от твоей готовности.

Дорога назад, к самому себе начинается с разворота на 180 градусов. Потому что никакой другой разворот не позволяет вернуться. Можно на 360 градусов прокрутиться и опять бежать туда же. Дорога домой — тяжелая дорога, но и очень радостная одновременно. И какой тут может быть путь для всех, ведь каждый сбегал от себя по-своему. Возвращаться придется не гурьбой, не коллективом. Общим для всех, идущих к Дому, является то, что они развернулись на 180 градусов и идут, не оглядываясь назад, каждый своей дорогой, но к Единому.

Истории для понимания.

Сижу в забытьи.

Янь Хой сказал:

— Я кое-чего достиг.

— Чего именно? — спросил Конфуций.

— Я забыл о ритуалах и музыке.

— Это хорошо, но ты еще далек от совершенства.

В другой день Янь Хой снова повстречался с Конфуцием.

— Я снова кое-чего достиг, — сказал Янь Хой.

— И чего же? — спросил Конфуций.

— Я забыл о человечности и справедливости.

— Это хорошо, но все еще недостаточно.

В другой день Янь Хой и Конфуций снова встретились.

— Я опять кое-чего достиг, — сказал Янь Хой.

— А чего ты достиг на этот раз?

— Я просто сижу в забытьи.

Конфуций изумился и спросил:

— Что ты хочешь этим сказать: "Сижу в забытьи"?

— Мое тело будто отпало от меня, а разум как бы угас. Я словно вышел из своей бренной оболочки, отринул знание и уподобился всепроницаемому. Вот что значит "сидеть в забытьи".

— Если ты един со всем сущим, значит, у тебя нет пристрастий. Если ты живешь превращениями, ты не стесняешь себя правилами. Видно, ты и вправду мудрее меня! Я, Конфуций, прошу дозволения следовать за тобой!

Пустота.

Как-то к монаху Джошу, о котором рассказывают, что изучать дзен он начал в шестьдесят лет, сатори получил в восемьдесят, а затем учил до ста двадцати лет, пришел ученик с вопросом:

— Если я добьюсь пустоты в своем уме, что делать потом?

— Выброси ее, — посоветовал Джошу.

— Как я смогу выбросить то, чего нет? — настаивал ученик.

— Если не можешь, неси с собой, — нетерпеливо ответил Учитель.

Нет воды — нет корабля.

Однажды ученик спросил у Мастера дзен Ма-цзы:

— Вода не имеет костей, но она легко держит корабль весом в тысячи тонн. Как это может быть?

— Здесь нет воды и нет корабля — что я должен объяснять? — спросил Ма-цзы.

Два условия.

Человек, намеривавшийся стать учеником, сказал Зун-и-Нун Мисри Египтянину:

— Превыше всего в этом мире я хочу быть принятым на Путь Истины.

Зун-и-Нун ответил ему:

— Вы можете присоединиться к нашему каравану лишь в том случае, если сумеете сначала принять два условия. Первое — вам придется делать то, что вам не хочется делать. Второе — вам не будет позволено делать то, что вам хочется делать. Именно «хотение» стоит между человеком и Путем Истины.

Искать как учиться искать.

Раис эль-Сулук учил своих учеников:

— У меня есть только один урок. Когда выучите его, сможете учить другой.

— Я искал духовность повсюду, пока не понял, что ее не найти там, где ее ищет недостойный.

— Мой мастер, хаким Анис, научил меня, что я должен учиться быть достойным поиска.

— Поиск недостойного есть скрытое высокомерие.

— Я спросил хакима, куда мне идти, чтобы найти знание, а не мнение.

— Тогда он научил меня тому, чему я не хотел учиться, способом, которого я не хотел. Он научил меня как искать знание.

Наблюдая свои собственные мнения.

— В течение многих месяцев, — вспоминает мудрец хаким Масум, — мне было поручено моим Мастером, ходжой Алам Шахом, писать письма под его диктовку и записывать то, что он говорит и думает.

Когда я наблюдал его пишущим, то мог видеть, что он писал быстрее и гораздо красивее меня. А многие из записей, сделанных мной, были так плохи, что их было трудно читать.

Однажды он сказал:

— Я попытался дать тебе упражнение, в котором ты нуждался. Если ты улучшил скорость письма и почерк, прекрасно. Если ты думаешь, что я ленив или не слишком грамотен, чтобы выполнять мою работу, ты имеешь возможность тут же наблюдать свои собственные мнения и видеть, что это — мнения. И видеть, что мнения, если это именно то, что тебя устраивает, искажают чувства.

Огромная значимость.

Один человек пришел к Бахауддину Шаху и сказал:

— Сначала я был последователем этого учителя, потом того.

Затем я изучал одни книги, а потом другие. И хотя я ничего не знаю о вас и о вашем учении, а чувствую, что этот опыт постепенно подготовил меня к тому, чтобы учиться у вас.

Шах ответил:

— Ничто из изученного вами в прошлом здесь вам не поможет. Если вы намереваетесь остаться с нами, вам придется отбросить всю гордость. Она является формой самовозвышения.

Человек воскликнул:

— Вот для меня доказательство того, что вы великий, реальный и истинный Учитель! Ибо никто из встречавшихся мне в прошлом не осмелился подвергнуть сомнению ценность того, что я изучал прежде!

Бахауддин сказал:

— Это чувство само по себе не имеет никакой ценности. Принимая меня с таким воодушевлением и при этом без понимания, вы льстите себя надеждой, что обладаете способностью восприятия, которой в действительности у вас нет.

Вы все еще, в сущности, говорите: "Я кое-что собой представляю, поскольку распознал в Бахауддине великого человека".

Психологическое дыхание: брать и давать.

Как-то Насреддина посетил агент по продаже домов:

— Я хочу продать половину дома, в котором живу, — сказал он.

— Но, мулла, я знаю ваш дом, — вы владеете только одной половиной дома.

— Так оно и есть. Я хочу продать мою половину, чтобы на вырученные деньги купить другую половину.

Почему мне стыдно просить?

— Мне хотелось бы исследовать состояние человека, когда он что-то просит. Для меня в этом кроется какая-то проблема, которую я раньше даже не замечал. А сейчас начинаю видеть, что меня это всегда волновало. Я всегда избегал просить других о чем-либо и поэтому стараюсь все делать сам. Сам, не прося другого. Такое ощущение, что у меня это было всегда. Всегда старался все делать сам. Может, поэтому учился хорошо, не списывал… У близкого человека еще могу попросить. А у незнакомого очень сложно.

— А что происходит с вами, когда вы просите? Почему для вас это является такой проблемой?

— Ну, наверное, как я уже сказал, потому, что привык все делать сам.

— Вот вы говорите: "Я привык все делать сам, и поэтому я не прошу". Но ведь есть какие-то вещи, которые невозможно сделать одному? Может ли человек делать абсолютно все сам?

— Нет, я не имею в виду абсолютно все. Речь идет именно о просьбах к другим, менее знакомым.

— Что будет, если вы будете просить кого-то, кого вы не знаете?

— Я испытываю такое состояние волнения, как будто уже знаю, что мне откажут.

— Хорошо, допустим, что вам отказали. Что тогда?

— Да ничего. Но состояние-то остается. Пойду просить другого, но будет то же состояние — волнение и страх.

— Вы никогда не давали себе вплотную приблизиться к этому состоянию? Увидеть его, как сейчас вы видите свои руки. Что это за состояние? Вы готовы к нему прикоснуться, увидеть его?

— Ну, я же к нему в общем-то прикасался, потому что я же просил…

— Но вы не хотите повторения этого состояния. Вы все пытаетесь делать сами. Почему? Не потому ли, чтобы опять не повторилось это состояние? Вам неприятно его испытывать, насколько я понимаю.

— Да. Но, к сожалению, теперь мне, наверное, необходимо часто просить, чтобы пережить это состояние, чтобы оно ушло.

— Вы хотите решить эту проблему через действие? В принципе, вы можете встать в метро и просить милостыню. Но через некоторое время вы к этому просто привыкнете. Это станет как привычная, повседневная работа. Ваше состояние при этом, возможно, изменится. Но это не значит, что вы его поняли и прочувствовали до конца. Вы просто смените одну привычку на другую. У вас была привычка не просить, а теперь выработалась привычка просить. Но как только какие-то действия становятся привычными, вы перестаете осознавать их.

Например, для тех, кто зарабатывает на жизнь, прося милостыню, просить других становится привычным, механистическим действием. Возможно, вы обращали внимание, что некоторые просят так, словно им должны. Они не просят, они требуют. У людей, которые совершают, казалось бы, одно и то же действие, поступок, а именно — просят милостыню, могут быть очень разные состояния. Поэтому вряд ли можно рассчитывать на то, что, просто чаще прося других людей о чем-то, вы сможете глубоко проникнуть в то состояние, о котором вы говорили.

На самом деле, вы можете прикоснуться, увидеть это состояние прямо сейчас, здесь. Тот путь, о котором вы говорили, это просто откладывание этого на потом. Для того чтобы что-то увидеть, ничего специально делать не надо. Это не требует подготовки, какого-либо времени. Поэтому вы можете именно сейчас прикоснуться к этому состоянию. Для этого не надо никаких усилий. Это можно сделать сейчас.

Так что же это за состояние, которое возникает, когда вам нужно кого-то о чем-то просить? Вы хотели бы исследовать этот вопрос? Я думаю, что он важен для всех. Вопрос: давать или брать. Вдох и выдох. Это то, что всегда присутствует в нашей жизни. Человек живет в теле до тех пор, пока дышит. А ведь брать и отдавать — это как вдыхать и выдыхать. Это дыхание жизни, проходящее через тело каждого из нас. Это взаимодействие нашего внутреннего и внешнего мира. Когда я кому-то что-то даю, то я ведь фактически выдыхаю что-то во внешний мир: свои мысли, чувства, поступки, замыслы. Когда я беру у какого-то человека, я вдыхаю. Это входит в меня. Опять же это мысли, чувства и т. д. А если этот взаимообмен нарушается? Если человек пытается только вдыхать или только выдыхать? Попробуйте в течение пяти минут только выдыхать или только вдыхать. Как долго вы это сможете делать? Так что же все-таки происходит, когда вы хотите попросить у кого-то что-то? Что это за состояние?

Взаимосвязь или взаимозависимость?

Что такое взаимосвязь или взаимозависимость? Когда человек находится среди людей, он вступает с ними в определенные взаимоотношения. Возьмем, например, экономические взаимоотношения. Купцы. Именно эти люди начинали передвигаться из одних мест в какие-то другие, часто им совершенно незнакомые. Во многих случаях это было сложное и опасное предприятие. Они везли свои товары, не зная, удастся им довезти и продать их или нет. Их могли ограбить, могли убить. Это были очень отчаянные люди, потому что они двигались в неизвестное, они всегда рисковали. Они могли очень много выиграть, заработать или потерять все. В самом начале было так. Потом многое стало более определенным, налаженным. Эти люди начинали вступать в торговые отношения с другими людьми. Так возникали связи между очень разными народами. Эти люди могли жить в совершенно разных культурах, иметь совершенно разные обычаи, иметь разные взгляды, но торговля, взаимный обмен приводили к созданию различных взаимоотношений между ними.

— Я думаю, понял, что есть разница между взаимосвязями и взаимозависимостями. Потому что как раз этот момент, взаимозависимости, наверное, и получается у меня. Потому что когда надо попросить, то ловишь себя на мысли, что как будто попадаешь в зависимость. То есть надо будет отдавать, и то же самое, когда у тебя попросят. Ты даешь, не думая, конечно, что он у тебя в зависимости, но постоянно присутствует мысль — "когда он тебе отдаст?" Вот так. А вот если взять очень близких друзей, когда отношения такие близкие стали, что об этом уже и не думаешь…

— То есть в этом случае вы не подсчитываете на счетах, кто кому сколько дал и взял. Значит, дружеские отношения предполагают как бы "открытый кредит в банке"?

— Да. Потому что я знаю, что и он мне и я ему.

— А что это за кредит такой? Можно ли назвать это кредитом доверия?

— Наверное, да.

— То есть на вашем счету, условном, «лежит» определенное доверие друг к другу. Да? И вот, когда это доверие существует, то дальше идет какой-то обмен поступками, помощью, деньгами или еще чем-то. Главное, что есть кредит доверия. А если этот кредит кончается, то возникает необходимость прямых отношений: товар-деньги. Да? Скажем, если это не ваш приятель и у вас нет этого кредита доверия, то вы тогда должны ему заплатить. Он спросит «Сколько»? Вы говорите: "вот столько". Он отвечает: "ну ладно, хорошо, договорились". Вы ему, допустим, тридцать рублей, а он вам шкаф перенес. В такой ситуации у вас возникают чувства, о которых вы говорили?

— Да, конечно.

— Возникают? А почему, собственно, возникают? Почему? Ведь вы же не просите его просто так. Ведь вы же ему говорите: "Мне нужно шкаф перенести за 30 рублей". Вы ведь можете с ним договориться о цене сразу.

— Мне сложно подойти к нему и попросить, хотя я и знаю, что предложу ему за это деньги.

— А если бы вы ему не давали денег? Если бы вы его просто попросили? Какое бы у вас было состояние тогда? Допустим, у вас нет денег, но вам очень нужно перенести шкаф. Вы один это не сможете сделать. Но вы можете подойти к незнакомому человеку и попросить помочь его просто так. Усилится ли от этого ваше неприятное состояние?

— Я сейчас не помню, сталкивался ли с такой ситуацией. Я не знаю, усилится или нет, только потом обязательно выползет чувство вины, что я ему остался что-то должен, когда он для меня сделал все. Но я что-то не помню такой ситуации.

— Вы назвали то чувство, которое возникает у вас виной. Это действительно вина?

— Да, ведь я же ему должен все-таки.

— То есть вы чувствуете, что он для вас что-то сделал, а вы для него что-то не сделали.

— Зачем ему делать что-то просто так?

— А вы можете предположить, что этот посторонний человек получит удовольствие от того, что он помог вам в чем-то? Может быть такое?

— Возможно, но представить мне это трудно.

— Трудно представить? Вы считаете, что человек для человека не делает ничего просто так, что само общение, в результате которого один для другого что-то сделал, не является чем-то ценным само по себе? Это обязательно должно быть оплачено? Когда этот труд не оплачен с вашей стороны, то вы чувствуете неприятное ощущение, которое называете виной или еще как-то. Получается, что вы видите ситуацию так: с одной стороны получено, с другой стороны не отдано. Да? Из этого видения возникает неприятное состояние, о котором вы говорили? Не основывается ли оно на представлении о том, что всякое общение является неким трудом как для вас, так и для другого человека? И этот труд должен быть оплачен. То есть само по себе общение не может быть чем-то самоценным, самодостаточным. Другой человек не стал бы этого делать, если бы вы его об этом не попросили, если бы вы ему за это не заплатили в той или иной форме.

Возьмем теперь близкого человека. Вы говорили, что с ним это по-другому. Давайте посмотрим, так ли это? В этом случае, как мы говорили, есть кредит доверия, другими словами, "кредитная карточка", то есть вы не сразу с ним расплачиваетесь, а потом, в течение какого-то срока. Допустим, он для вас что-то вделал сегодня, но он ведь рассчитывает, что потом, когда он обратится к вам, вы также сделаете для него то, что он попросит. Значит, у вас есть как бы некое негласное соглашение, в связи с которым вы можете обращаться друг к другу, и отказа скорее всего не будет.

— Кстати, наглядный пример: муж и жена. Муж приносит деньги: и как бы само собой разумеющееся, что за это жена должна приготовить обед или еще что-то.

— Смотрите. Оказывается, между близкими людьми счеты, на самом деле, еще более жесткие, только это может быть не очень заметно, потому что оба соглашаются с этим. Скажем, он приносит деньги, и она готовит, и у них трений в этом плане нет, потому что она это понимает и он это понимает. Но, допустим, если он этого не сделает или она этого не сделает, или не сделает так, как обычно делала, то обязательно возникнут вопросы.

Например, он скажет: "А что это суп сегодня такой невкусный?" или "Почему ты не сделала сегодня то, что я люблю, а сделала какую-то ерунду?" Оказывается, у каждого в уме есть свои планы, у каждого есть свои ожидания, и когда эти ожидания совпадают, вроде все нормально и конфликта не возникает. Но когда они не совпадают и еще несколько раз повторяются, то кто-то обязательно выскажет неудовольствие этим, так как почувствует, что ему что-то не додали. "Близкий-то он близкий, конечно, но вот что-то он мне не додал". Так что, получается, между близкими людьми те же отношения.

— По большому счету, это именно так. Но близкие люди и их взаимоотношения могут быть разными. Допустим, два друга могут быть даже ближе, чем муж с женой. Хотя я думаю, что в природе все должно находиться в равновесном состоянии. Потому что если ты кому-то что-то дал, неважно, друг он тебе или нет, то должен от кого-то получить.

— А следует ли нам по этому поводу беспокоиться или этот процесс взаимообмена происходит сам по себе, а мы в нем просто участвуем? В этом случае чувство вины никогда не возникало бы. Но большинство людей имеют другие представления по этому поводу. В частности, например, родители что-то делают для ребенка, а потом в какой-то момент предъявляют счет или все время его предъявляют. Они говорят: "Ну что же ты, я же тебя растил, кормил, поил, а ты теперь даже меня слушать не хочешь!" Чаще всего счет выписывается не на деньги, а на то, чтобы слушать, соглашаться, следовать тому, что говорят. Например, отец говорит сыну: "Ты будешь такой же, как я, ты будешь юристом". А он хочет быть, например, музыкантом. Их желания и ожидания не совпадают. Отец может сказать: "Ты что, парень, забыл, сколько я в тебя вложил? Ты что же это дурака валяешь?" И вот тут счет будет выставлен на полную стоимость.

Таким образом, эти счета иногда не сразу выплачиваются, но рано или поздно это обычно все равно происходит. Именно близкие люди обычно предъявляют наиболее значительные "психологические векселя". У большинства людей имеются сильные убеждения в том, что оплата по "психологическим векселям" должна прийти именно оттуда, куда были направлены их усилия, надежды и желания. Если вы делали что-то для данного человека или для определенной организации, то оттуда вы и ждете отдачи. Причем обычно не меньше, чем те затраты, которые вы сделали. И если такой возврат не происходит или происходит с какой-то задержкой, то человек сначала начинает волноваться, а потом возмущаться.

Но обязательно ли усилия, которые были затрачены вами на кого-то или что-то, должны возвратиться именно оттуда же?

Теория кармы — бальзам для личности.

— Нет, это не обязательно. Раньше я действительно так думал, пока не столкнулся с некоторыми религиозными и духовными системами, в которых рассматривались вопросы кармы. Они говорят о том, что, когда тебе что-то пришло, ты должен вспомнить, кому ты что-то дал, или, наоборот, потерял. Вспоминай, может у какого-то ты лишнее что-то взял. Если у тебя что-то стащили, то это значит, что ты у кого-то что-то раньше сам украл. Вот в чем дело.

— Да, существуют такие объяснения. Они довольно распространены сейчас, я с этим сталкивался не раз. Допустим, какого-то человека ограбили на 3000 долларов, он сильно возмущается, он хочет вернуть эти деньги любым способом. Почему он возмущается? Он считает, что с ним поступили несправедливо. Он говорит "Я ему сделал много всего хорошего, а после этого он со мной так поступил? Что же это такое, я добро делаю, а мне вот такое?" И тут вдруг, появляется некий человек и говорит: "Ты знаешь, на самом деле ты ему раньше недодал". И вот, если он поверит в это, то тогда у него отпадают основания считать, что с ним поступили несправедливо. Да, у него забрали деньги, но ведь и он сделал то же самое когда-то, в прошлой жизни. Смотрите, это хитрое объяснение. В него вкладывается некий элемент таинственности, эзотерики, представлений о карме, о прошлых жизнях и все такое. Но, допустим, я такой человек, что все это на веру не хочу принимать. Откуда я знаю: есть прошлая жизнь или нет? Откуда я знаю, что я с ним встречался когда-то и взял у него деньги? Меня это объяснение не устраивает.

— А вот еще ситуация: родился ребенок с сильнейшими отклонениями от нормы. Почему? Кармическая теория дает объяснения и на этот вопрос.

— А кому вообще нужны эти объяснения? Кого они кормят? Личность и породивший ее поверхностный ум. Например, данная личность считает себя доброй. Когда она дает деньги кому-то, она укрепляет представления о собственной доброте. Другая личность может иметь, например, представление о собственной предприимчивости. Тогда, если из 1000 долларов она сделает 2000 долларов, это подкрепит ее представления о себе. А если вместо отданных денег личность не получает ни благодарности, ни прибыли, ни еще, чего-то, что ей важно? Так вот, что здесь такое возникает, когда один человек дает что-то другому человеку?

Кто это дает? Человек или личность? Если личность дает что-то кому-то, то она хочет иметь в связи с этим выгоду. Выгода для личности — это подкрепление ее представлений о самой себе. Если ожидаемая выгода не была получена, личность чувствует себя обманутой. Теперь появились предприимчивые люди от духовности, которые предлагают кармические теории и представления, объясняя происходящее так, чтобы это устраивало личность. Например, они говорят, что прибыль была не получена не потому, что данная личность обладает плохими качествами предпринимателя, а потому что она должна заплатить свой кармический долг. Личности предпринимателя это понятно, ведь представление о том, что долги должны быть оплачены, вписывается в ее систему представлений. То же самое может относиться и к другим личностным представлениям, таким, как доброта, справедливость, порядок и т. д. Сейчас мы рассмотрели представление о взаимодействии «давать-брать» с личностной точки зрения, но можно посмотреть на это с позиции внеличностной.

— Как мне видится, есть два вида делания. Например, ты делаешь что-то с определенной целью, направленной на кого-то и для чего-то. Когда мое действие направлено на определенный Объект или имеет определенную цель, то обычно возникает оценка, расчет: сколько я дала и сколько мне дали. Обычно у меня происходит именно так. Но иногда бывает так, что я просто что-то делаю, нецеленаправленно, не кому-то конкретно, а просто что-то делаю и наслаждаюсь самой работой. Например, можно варить щи и думать: "Я тебе щи сварила, а ты мне что?" А можно просто делать это, получая удовольствие.

— Многие люди пытаются сочетать то, что они считают полезным, с тем, что им доставляет удовольствие. Например, вам нравится готовить пищу. При этом у вас есть, скажем, муж или любовник. Если его хорошо покормить, то он становится, например, очень ласковым. Как видим, одно другого не исключает. Его хорошо покормили, и у него возникла мысль: "Ты со мной хорошо, и я с тобой буду также". При этом можно получать удовольствие от готовки пищи, а потом еще получить удовольствие от общения с ним. Но кто здесь получает удовольствие? Личность?

Я опять же акцентирую ваше внимание на этом. Я понимаю, что вы хотели сказать, но всегда ли мы понимаем на самом деле, отчего получаем удовольствие, когда мы что-то отдаем или получаем? А главное, кто это получает удовольствие? Личность получает удовольствие или это что-то совсем другое? О том, что я назвал "совсем другое", сложно говорить словами. Но я думаю, мы будем сегодня к этому прикасаться. Например, мне кажется, что я что-то бескорыстно делаю. Например, я встал на тротуаре и жду, когда подойдет какой-то старый человек, а я возьму его за руку и переведу через дорогу. При этом я ничего с него не беру, наоборот, пожелаю ему всего доброго и опять встану на свой пост и буду ждать следующего старого человека.

— Тогда возникает оценка: вот я какой добрый. Личность удовлетворяется представлениями о своей доброте.

Бескорыстная корысть.

— Всегда ли мы понимаем действительный источник своего удовольствия и страдания? Всегда ли мы осознаем мотивы своих поступков? Когда мы действуем исходя из бескорыстия, не создаем ли мы тем самым корысть? Ведь корыстное и бескорыстное — две грани одной двойственности, дуальности. То, что мы хотим получить, поступая, как мы думаем, бескорыстно, может сопровождаться ожиданиями определенного результата, выигрыша, не получая который, мы расстраиваемся, хотя, возможно, и не признаемся в этом себе и другим.

Если поступок идет от личности, то она обязательно хочет получить свой выигрыш, то есть тем или иным образом укрепить себя. Я не говорю, что это плохо или это хорошо. Просто это так. Таков механизм функционирования личности. Видеть его — это значит видеть то, что есть, то, что происходит на самом деле. Что хочет личность, когда она дает? Что хочет личность, когда она берет? Каковы проблемы личности, связанные с этим? Ведь у личности очень много проблем возникает именно вокруг этого.

Но ведь взаимообмен можно увидеть не как личностный процесс. Обычно человек дышит, не думая о том, какую выгоду он из этого получает. Это очень естественно — вдыхать и выдыхать. Для этого не обязательно быть добрым, умным, предприимчивым или глупым, злым, ленивым… Все эти личностные представления и концепции не нужны для естественного процесса дыхания. Не является ли процесс взаимообмена между людьми столь же естественным? Не искажаем ли мы его сами, внося свои представления, мнения, верования относительно того, каким он должен быть по мнению нашего поверхностного, ограниченного ума? Возможно, именно из-за этого наши взаимоотношения с другими становятся столь болезненными, похожими на астму, бронхит и т. п.

— Мне кажется, что существует закон равновесия. Чтобы человек поддерживался на каком-то равновесном уровне, должен быть баланс между тем, что он дает, и тем, что он получает.

— То, что вы сейчас сказали, это еще одно теоретическое представление, не так ли?

— Я поняла из своего опыта, что у меня были сложные отношения в сфере "давать и брать". Мне было трудно просить, давать тоже. Я нелегко расставалась даже с тем, с чем бы могла расстаться, что мне уже не нужно. А с какого-то момента я что-то поняла или почувствовала и стала по-другому действовать. Я почувствовала этот закон равновесия.

— А что вы даете и что вы берете?

— Во-первых, я сделала такой шаг: я начала, я стала преодолевать в себе нежелание просить. Если мне нужно, то я прошу, оставляя всякие колебания. И если я получаю отказ, то я воспринимаю его как-то спокойно.

— А зачем вы просите?

— Для того, чтобы отработать эту сторону. У меня была проблема. Я не могла просить. А теперь я как бы перехожу в другое состояние, чтобы уметь просить.

— Да, вы можете это отработать, научиться этому, но зачем? Чтобы приобрести еще одну привычку?

— Нет.

— Вы понимаете, о чем сейчас я говорю? Мы ведь недавно об этом уже говорили. Отработка умения просить — это отработка, так сказать, технической стороны, умения, навыка брать что-то. Но, даже если вы научитесь всему этому, вы не выйдете за пределы своих собственных представлений, связанных с концепцией «давать-брать». Ведь независимо от того, какие у каждого из нас имеются представления и концепции об этом, сам этот процесс происходит всегда и все время. Причем происходит он по естественным законам, понять которые невозможно с помощью поверхностного, обусловленного ума, ограниченного уже имеющимися у него идеями.

Обратите внимание на то, как вы сейчас говорите. Вы очень активны. Такое впечатление, что вы хотите меня в чем-то убедить. А зачем? Вы говорите, что хотите научиться просить. Но ведь просить предполагает брать. Обратите внимание на наш диалог. Вы хотите говорить и говорите так, словно от того, выскажете вы это или нет, зависит ваша жизнь. Когда вы говорите, вы даже не смотрите на собеседника. А ведь уметь слушать — это уметь брать. Какой же смысл просить, если вы не хотите брать?

— Ну, я знаю причину этого…

— Смотрите, оказывается, знание причины не позволяет изменить саму ситуацию.

— Нужно время, чтобы изменить ее. Это я точно знаю.

— Посмотрите, какая здесь есть хитрость. Вы говорили, что будете просить, чтобы что-то отработать, чтобы что-то приобрести. Ваша личность хочет приобрести умение просить. Для человека, который не умеет просить, необходимость сделать это мучительна, потому что его личность очень травмируется от этого, потому что, если, скажем, ему откажут, он почувствует себя каким-то не очень ценным, не очень убедительным.

— Униженным, зависимым…

— То есть его личность будет травмирована таким образом, да? Теперь мы берем другого человека, который умеет просить. Предположим, что он освоил это умение в совершенстве. Он умеет просить очень разными способами. Если надо, он на колени может встать, он может ползать, он может слезы лить. Но все это просто навыки, внутренне его это не трогает. Он просто играет роль просителя. Если мы заглянем глубже, в личность этого человека, то увидим, что в результате всех этих операций — ползания, плакания и т. д. — его личность усилилась. Возникает вопрос: а почему? А потому что он делает это профессионально. Потому что ему наплевать, на самом деле, как это делать, главное — добиться результата.

Сказать, что он не умеет просить, нельзя. Да? Он так просит, что отказать просто невозможно. Где надо, может достать пистолет, а в другом месте может исплакать 20 платков. Он берет те способы, он применяет те методы, которые работают на данного человека. И его арсенал этих способов очень велик. А например, представление о кармическом долге перед человеком, который тебя ограбил. Это ведь не навык. Это представление, концепция, позволяющая успокоить личность в том случае, когда она чувствует себя ущемленной, униженной, оскорбленной. Некоторые личности успокаиваются от этого. Это очень хитрый способ. Но этот способ никоим образом не подвергает сомнению наличие самой личности, возможности ее дальнейшего существования.

Но давайте еще раз спросим себя: "Человек — это просто личность или это больше, чем личность?".

Балансовый отчет о близких отношениях.

— Человек — это больше, чем личность.

— Так вот, в каком же ракурсе вы сейчас говорите о своей проблеме? Вы говорите с точки зрения личности или безличностно?

— Я хочу сказать не с точки зрения личности. С некоторых пор я могу обратиться к кому-то и попросить его что-то сделать, не предлагая оплату. Но у меня есть этому как бы оправдание, почему я это делаю. Потому что я могу сделать кому-то другому что-то безвозмездно, не требуя ничего, ну, просто за благодарность и все. И вот то, что я могу это сделать, дает мне какое-то моральное право обратиться к другому с какой-то просьбой.

— Не является ли это неким объяснением вашей личности, концепцией, с помощью которой можно, менее травмируя ее, просить кого-то? Я просто исследую, я не настаиваю ни на чем. Вот вы сказали, что я имею теперь оправдание. Обратите внимание на слово «оправдание». Почему я могу попросить какого-то человека что-то сделать, хотя я знаю, что я не могу ему, скажем, отдать что-то. Потому что у меня есть теперь оправдание этого. Потому что в свое время я кому-то сделаю что-то, в свою очередь. Кому требуется оправдание? Кто действует исходя из каких-то оправданий? Почему нужно иметь оправдание тому, что я даю, тому, что я беру или вообще что-либо делаю, чувствую, думаю и т. д.? Кому для этого требуются оправдания? Кто без объяснений и оправданий шага ступить не может?

— Уму, личности, наверное.

— Личность всегда хочет себя оправдать. А штаб-квартира личности — это поверхностный ум. Ум, как мы знаем, крайне практичен. Он все рассчитывает. Он должен свести баланс, "дебет с кредитом". Вот вы можете назвать это, например, словом «гармонизация», а я назову это "балансовым отчетом". Ум просто так никогда и ничего не будет делать. Причем мы можем увидеть это в любых сферах: духовных, любовных и др.

Двое говорят: "Мы любим друг друга бесконечно, безмерно, бескорыстно". Но, если непредвзято посмотреть на то, что они хотят друг от друга при этом, то можно увидеть, что не так уж бескорыстно они любят друг друга. Они друг друга возбуждают этими словами, говоря, что у них это большая любовь и она бескорыстна. Это очень хорошая упаковка для личности, — "У многих отношения прозаические, а у нас они совершенно другие".

Я не хочу отрицать возможность существования этого. Если бы я это отрицал, я бы не сидел здесь и не говорил бы ничего. Но в этой упаковке продается очень разнородный товар. Товар, идущий для личности и от личности. А мы знаем, что ум может очень красиво назвать все что угодно и считать, что он этим уже обладает. Так вот. У кого же возникает вопрос оправдания? Оправдания чего-либо, оправдания хорошего поступка, плохого поступка, вообще чего-либо?

— У совести, может быть.

— Совесть — это атрибут чего?

— Личности.

— Атрибут личности… Значит, это все та же личность. Значит, мы рассматриваем этот вопрос в ракурсе личности? Я не против рассмотрения этого вопроса с точки зрения личности. Но я просто еще раз хочу напомнить о том, что, кроме личности, может быть еще что-то другое. И Человек начинается тогда, когда, может быть, заканчивается личность. Если мы будем рассматривать этот вопрос с точки зрения личности, то все будет сведено к одной схеме, к одному принципу — принципу выгоды. Личность хочет получить, по крайней мере, не меньше, чем она отдала. Причем способы получения своей прибыли у личности могут быть очень хитрыми. И прибыль необязательно будет денежной. Если хотите, можем сейчас перейти от общих рассуждений к исследованию собственного отношения своих личностей к этому вопросу. Если вы хотите, то мы можем провести такое исследование. Пока мы ходим вокруг да около.

"Я его люблю, а он шарахается…?!".

— У меня иногда возникает такое состояние, когда хочется делать добро всем, точнее, кому-то, а не просто всем… Или какое-то чувство любви ко всем. Оно какое-то такое общее, и нельзя определить, на кого оно направлено. Просто на всех. Иногда оно просто приходит ко мне.

— Хорошо. Вот у вас возникает чувство, желание делать добро. Что же вы делаете в этом случае?

— Ну, я просто посылаю в эфир, в пространство какие-то положительные вибрации.

— Вы начинаете посылать в пространство положительные…

— Какие-то всеобщие пожелания. Ну, как-то: мира, благополучия, добра. Или где-то даже идет прощение просто всем, кто тебя когда-то обидел. Вот такие моменты возникают. Это, наверное, не связано с личностью, потому что это такой неопределенный посыл, он не обращен ни к кому, он просто идет…

— Вот сейчас вы что хотите: говорить или услышать? Такое впечатление, что вы не слышите и не видите, что здесь происходит. Вы говорите так, словно от этого зависит ваша жизнь. А что это в вас сейчас так требует высказаться? А если вы не выскажете, то что произойдет?

— Ну, вот где-то захлопнется что-то… Где-то открылось что-то…

— А что именно открылось?

— Какой-то канал… дверца канала какого-то. Вот, открылась, ну…

— Открылась какая-то дверца и что-то пошло из вас. Да?

— Да.

— Например, пошло ко мне. Можно сказать, что пошло что-то доброе?

— Да, да, да…

— Но у меня почему-то такое ощущение, что вы меня совсем не видите и не слышите. Вы «выплескиваете» на меня это «добро»… Да? А я при этом почему-то очень странно себя веду. Я спрашиваю: "Вы хотите меня услышать или не хотите?" А вы продолжаете "выплескивать".

— Ну, это просто временное непонимание. Это временно…

— А кто тут что не понял? Может, я что-то не понял? Может, я не прочувствовал чего-то?

Если человеку очень жарко, например, и вдруг пошел приятный теплый дождь, этот человек будет бежать от этого дождя? Он будет закрываться от него? Или он, наоборот, откроется и будет стоять под ним, наслаждаясь ласковой прохладой?

— Так, может быть, это для вас приятный дождь, а для этого человека он неприятен.

— Я сейчас говорю не про себя. Я сейчас говорю о человеке, которому жарко, и вдруг начинается дождь. Человек откроется ему или закроется?

— Откроется, видимо.

— Добро, любовь… Можно ли сказать, что это то, в чем каждый человек нуждается?

— Ну да, это такие…

— Это так. Будет ли какой-то человек закрываться от этого? Или прерывать этот поток?

— Видимо, нет, но в то же время добром можно убить и любовью можно убить.

— Любовью можно убить?

— Можно убить.

— А что же это за любовь, которой можно убить?

— Мы не о такой. Если любовь бескорыстная, если она не обязывает, не привязывает, не обусловливает, то такой, наверное, нельзя убить.

— Вы говорите, что в определенный момент вы входите в состояние, когда вам хочется делать добро. Вы посылаете любовь. Что это за любовь?

— Это вибрации… Как вибрации…

— А как они действуют на другого человека?

— По-разному.

— Пока Александр Александрович говорил с Галиной, я вспомнила несколько ситуаций из своей жизни. Мое состояние было тогда навеяно религиозными представлениями. У меня открылось такое совершенно непонятное чувство, которое я называла — любовь. Распирает и что-то хлещет, как вода из шланга.

Хочу сказать по поводу восприятия этого состояния окружающими меня людьми. Я приходила домой с распростертыми объятиями и говорила мужу: "Как я тебя люблю". Это было что-то необычное. Мне казалось, что это была истинная любовь. А он почему-то шарахался и отворачивался от меня. Я не понимала, что происходило. Я объясняла это различными причинами. Может, от меня идет сильная энергия, которую он не может воспринимать, и т. п. Я думала: "Вот я его так люблю, а он отворачивается, негодяй, я же его люблю, а он отворачивается…" Теперь я вижу, что я от него ждала, хотела таких же сильных чувств. А ведь в настоящей любви, в ней не может быть корысти, она просто течет… Она даже не задает вопрос, подходить к человеку или не подходить, и как он реагирует: хорошо или плохо, обращает на тебя внимание или не обращает. Таких вопросов не возникает.

— Да, вы, конечно, можете сказать, что, дескать, вот кто же здесь, на Земле, понимает эту большую любовь? Никто ее не поймет, только я ее знаю. Понимаете, вы можете все очень хорошо себе объяснить и продолжать все это делать. Но, если быть честным и откровенным перед самим собой: посмотрите, что вы испытываете, когда выплескиваете эту, как вы говорите, "чистейшей пробы" любовь на другого человека, а он от нее шарахается? Из вас льется любовь, а он говорит: "Слушай, заканчивай это дело". Или вообще уходит. Что при этом в вас происходит?

— Насколько я понимаю, сначала Галина, а потом Наташа говорили о любви личности. А есть ли любовь другая? Если непредвзято рассмотреть личностную любовь, то обязательно найдешь какую-то ниточку, которая приведет к тому, что с ее помощью личность сама себя укрепляет. Она ищет в этом свою выгоду.

— Совершенно верно, Геннадий. Что бы личность ни делала, она всегда имеет ожидания. Они могут быть очень хитрыми и изощренными, могут быть очень отдаленными по времени и т. д. Но если это идет от личности, то рано или поздно возникнет разочарование. Если вы испытываете разочарование, то это личностное. Разочарования связаны с личностными ожиданиями и амбициями. Кажется, что человек любит очень сильно. Но все равно есть что-то, что, если затронешь, то эта «любовь» прекращается.

"Хочу взаимности!".

— Но, если ответное чувство прекращается… Ведь настоящая любовь — это обоюдное чувство… Ведь так? Я не понимаю, как можно любить, если нет взаимности. Взаимность, по-моему, это самый необходимый элемент. Когда пропадает любовь и наступает разочарование, это происходит не потому, что задета какая-то личностная черта…

— Мне почему-то анекдот вспомнился "про охоту". Собрались три человека: американец, француз и русский. Американец говорит: "Знаете, что такое настоящая охота? Мы на джипе едем по прерии, а там бегут жирафы. Мы разгоняемся и на всей скорости прямо сзади в них стреляем. Вот это охота!" "Да это ерунда, — француз говорит, — вот мы на самолете летим, птицу увидим и стреляем! Это охота!" А русский говорит: "Да разве это охота? Вот я иду по улице и мне охота, смотрю — женщина, и ей охота. Вот это охота!".

— Мне бы хотелось уточнить кое-что из того, о чем говорил Геннадий: по поводу взаимности. В самом желании взаимности есть надежда, что ты получишь что-то от другого. Желание взаимности — это опять-таки желание что-либо получить для себя.

— Желание взаимности — это и есть ожидание оплаты. Разочарование возникло у вас тогда, когда вы посчитали, что нет взаимности, то есть нет оплаты. Знаете, некоторые личности очень долго могут делать что-то, но потом они все равно захотят получить по векселю. Все равно, рано или поздно, этот вопрос возникнет. Как вы считаете, Геннадий?

— Хорошо, допустим. А как же отнестись к тому, что личность может разрушить очень многие свои убеждения ради этого чувства?

— Но она же получает эту взаимность. Ради этого получения она и согласна пожертвовать чем-то…

— Но, тем не менее, это жертва…

— Смотрите, самое интересное, что о Том говорить невозможно. Тем не менее, многие из людей любят говорить о Боге, о любви и т. п. Они собираются, поют какие-то песни, говорят о любви… Если бы они нас послушали, то, наверное, сказали бы: "Это вообще безбожники, это вообще Бог знает что".

Мы ничего не можем сказать о настоящей любви, ее можно только почувствовать. Мы здесь говорим о том, что не является ею, потому что о Том говорить бессмысленно, это можно превратить в некую привычку, сделать неким наркотиком. Но от этого оно Тем не станет. Мы же здесь пытаемся увидеть ложную любовь. И, как мы видим, довольно непросто увидеть это. Потому что личность, не зная ничего другого, не хочет отпускать то, что ей известно и привычно. Но на поверку все, ей известное, оказывается не Тем.

— Я знаю, что это все очень хитрые выкрутасы личности. Я пытаюсь нащупать то, что может привести хотя бы к какой-то маленькой тоненькой связи с тем, о чем невозможно сказать. Но как же оно может появиться?

— Оно появляется независимо от того, понимаем мы или не понимаем. Когда и почему это происходит — знать невозможно. Посмотрите, если я имею, так сказать, «любовь» и считаю, что это и есть единственно возможная любовь, буду ли я искать что-либо другое? Зачем я буду что-то искать, когда у меня уже есть комната, на которой написано "Великая Большая Божественная Любовь"? И я там проживаю. Зачем мне еще что-то? Ведь я считаю, что у меня все это есть. Вы считаете эту комнату своей собственностью и не хотите от нее отказываться. Но если вы вдруг увидите, что там не то, что вы предполагали, возможно, освободится место для чего-то настоящего. Но оно появляется только тогда, когда пространство, занятое ложным чувством, освободится. Под маркой «любовь» у вас может находиться что-то, совершенно не имеющее отношения к ней, но вы так не считаете.

— Мы перешли от темы «дать-взять» к теме любви.

— Да, потому что суть этого одна и та же. Вопрос — дать или взять — возникает в связи с выгодой… Вы думаете: "Зачем я буду сейчас просить у него чего-то, ведь потом мне придется отдавать". Вот я и начинаю думать, а что в связи с этим я теряю, а что приобретаю… И когда в уме это просчитывается, я чувствую неудовлетворение и не хочу просить, потому что мне кажется, что я больше потеряю, чем получу. Понимаете, это вопросы бухгалтерского расчета.

Ведь не случайно Иуда был бухгалтером. Кто-нибудь обратил на это внимание? Да, это был человек, который вел бухгалтерские расчеты. Я не говорю о том, плохо это или хорошо. Просто так было, это факты. Он вел денежные вопросы, он считал деньги. И когда Магдалина вылила дорогое масло и натирала ноги Иисуса, Иуда очень возмутился. Он сказал: "Что это за нерациональное использование столь дорогого продукта?" Можно было бы его продать и раздать деньги бедным. Есть масло, оно дорогое, зачем его тратить так расточительно. А что говорит Иисус? Иисус говорит: "Не волнуйся, бедные были всегда и будут всегда. А я еще недолго здесь буду". Это очень символично. Вот два взгляда на одно и то же. И кто-то может сказать, что Иуда выглядит более добрым, чем Иисус. Если поверхностный ум, личность подойдет к этому вопросу, она ведь скажет, что Иуда более добрый, чем Иисус. Понять слова Иисуса невозможно ограниченным умом, потому что, с точки зрения такого ума, Иуда прав!

— Но мы-то так не считаем!

— А я не знаю… Мы разбираемся, мы проводим исследование…

— Владимир, а что вы нам скажете?

— Я хочу рассказать сейчас не про любовь к человеку, а про любовь к любимому делу. У меня есть любимое занятие — ходить в лес и плавать на байдарке. При этом я люблю обустраивать стоянку. Однажды я поехал на встречу последователей различных духовных систем. Этот сбор был в лесу. Когда я пришел туда, то увидел, что основная группа людей была в стороне. Я не стал к ним присоединяться и начал обживать свое место, отдельно от них. Когда кто-то ходит в лес, у каждого есть свои обязанности, каждый что-то делает, но тут я оказался один. Я начал заготавливать дрова для костра, при этом ни о чем не думал. Был как бы в забытьи. Из этого состояния меня вывели подошедшие люди, которые стали просить у меня дрова для своего костра. Мой ум сразу начал работать. Я начал думать: "Что же, они сами не могут собрать дрова?" Когда я просто собирал дрова, было такое удовольствие… Я не могу сказать, что я для кого-то это делал… Наверное, у каждого есть какое-то дело, занимаясь которым, он не думает о том, что оно ему дает. Он просто делает и все. Вот у меня было такое чувство… Но оно исчезло, когда у меня стали просить дрова.

Торговая марка — "любовь".

— Смотрите, это очень интересно. Действительно, я не знаю, для кого я это делаю, я не знаю, зачем я это делал? Потому что, когда я знаю, для кого я это делаю и что я хочу за это получить, тогда это уже совершенно другое, это уже бизнес. Понимаете, любовь и бизнес — это вещи несовместимые. Попытки совместить это приводят к проституции.

А не является ли семейная жизнь многих людей той же самой проституцией, только не называемой этим словом? Но принцип-то тот же самый: я — тебе, ты — мне. А может ли быть какой-то другой принцип во взаимоотношениях личностей? Пусть называют это какими угодно словами. Назвали любовь, и, кажется, что это что-то такое прекрасное, а если посмотреть, если копнуть вглубь, то мы увидим, что за этим словом стоит на самом деле. Но кто хочет видеть то, что есть на самом деле? Все хотят просто обманывать себя красивыми словами. Мы находимся под гипнозом своих собственных слов. Только выход за пределы личности может привести к реальной любви. И тогда уже нет вопроса: для кого я делаю и что я за это получу…

Почему личность не понимает, как это можно любить всех? Попробуйте выйти с этим заявлением на аудиторию. Вас сразу обвинят в сексуальных извращениях или еще чем-нибудь в этом роде. Как это всех, что это такое? Тебе что, одного мало? Но ведь тут совершенно о другом идет речь… Ведь Та Любовь, она не выбирает, она проявляется ко всему, что есть. Она как воздух, который необходим всем, а не одному, двум или трем людям. Если бы воздушная атмосфера Земли исходила из личностных представлений, то воздух бы "выдавался по карточкам". Каким-то людям солнечные лучи поступали бы, а каким-то другим — нет. Представляете, что бы тогда было в этом мире. Если бы солнце «любило» таким образом — избирательно. Но именно так любят люди. Они избирают себе кого-то одного, называют его избранником и посылают ему что-то вроде «любви». Если бы солнце так «любило», что стало бы с родом человеческим? Ведь оно не разделяет на хороших и плохих. Не думает о том, кому сегодня оно даст больше света и тепла, а кому меньше. Оно светит для всех одинаково.

Разве цветок выбирает, когда и для кого ему пахнуть и цвести? Он расцветает для всех. Если он цветет и пахнет, то это не зависит от того, кто здесь присутствует или не присутствует. А может так цвести и пахнуть человек? Ведь это и есть То Цветение, Та Любовь… Я вот для тебя буду цвести, потому что ты любимый, а вот для тебя я пахнуть не буду, потому что ты мерзкий и нехороший. Если цветок цветет и пахнет, то он цветет и пахнет для всех. Но для личности это сложно, это же дико сложно даже представить.

Немало людей, которые, исходя из каких-то религиозных представлений, говорят, что нужно любить всех. Но давайте посмотрим, как же они живут на самом деле. Они действительно всех любят или они просто говорят о том, что они всех любят? Да любят ли они хотя бы одного человека? Ведь на самом деле полюбить одного человека, полюбить вот так — это значит полюбить всех. И в этой любви нет страха.

В некоторых духовных группах часто используется слово «любовь» как магическое слово. Чем больше говорится слово «любовь», тем больше эти люди считают, что они находятся там, где нужно. На этом слове можно очень сильно паразитировать. Это слово может стать неким лозунгом, вроде того, как политические деятели используют слова-заклинания типа: прогресс, свобода, порядок… Это и есть те магические фразы, магические слова, с помощью которых человек гипнотизируется. Он начинает их повторять и верить в них. Это очень сильно проявляется в политике, когда группы людей собираются и выкрикивают свои лозунги, свои магические слова, при этом они не слышат ни себя, ни других — никого.

Слово «любовь» тоже может быть магическим словом. Так же, как слова: бог, добро, единство, истина… Но что за ними стоит? Это очень важный вопрос. Это очень тонкий вопрос. Ведь если человек уже загипнотизировал себя и других этими словами, то начинает реагировать только на эти слова. Он уже не хочет вдумываться в них, понимать то, на что они в самом деле указывают. То, что не может быть выражено никакими словами. Он реагирует только на форму, не видя и не желая видеть сути.

Формальное общение с помощью слов очень поверхностно, но оно вполне устраивает личность. Для личности доступна только внешняя сторона вещей, только форма. Поэтому личность не заинтересована в настоящей любви, ее вполне устраивают просто слова. И их она использует в своих интересах, то есть для того, чтобы что-то получить для себя, чтобы укрепить и утвердить себя.

Сексуальная энергия — угроза для ума.

Посмотрите, как много создается произведений в жанре мелодрамы. Они пользуются большой популярностью. Там показана «любовь». Во многом именно они формируют у людей представление о том, что такое любовь и какой она бывает. Если мелодрама создана авторами, обладающими тонким и глубоким пониманием человеческих взаимоотношений, то они отчетливо показывают весь трагизм и противоречивость таких отношений и реакции общества на них.

Очень немногие люди разрешают себе выйти за некие пределы, допустимые в обществе. Общество требует соблюдения определенных правил, оно выступает против сильных чувств и страстей. Общественная мораль — это определенные представления, пытающиеся удержать чувства в определенных рамках. Если кто-то выходит, несмотря ни на что, за эти рамки, общество начинает сопротивляться этому. Как правило, это происходит драматичным и часто трагическим образом.

Настоящая мелодрама обычно трагична. Между двумя людьми возникает сильная страсть. Как правило, какие-то обстоятельства мешают им быть вместе. Этот момент является очень важным. Потому что страсть усиливается при наличии сильного сопротивления, противодействия. Чем больше сложностей у этих людей, чтобы быть вместе, тем больше усиливается страсть между ними. Она рождается и живет именно в этом противодействии внешних условий или еще чего-то.

Ромео и Джульетта, например. Внешние условия не дают им быть вместе, а их страсть разрастается от этого. Как правило, это кончается трагично. Настоящий автор не может не отразить и не довести до конца трагичность этих отношений… Отношения этих людей выходят за рамки обычных представлений, за грань того, что считается нормальной любовью, социализированной любовью. Их отношения становятся вызовом общественным нормам и представлениям морали. Они вызывают много разговоров и осуждений.

Как правило, этим людям очень трудно. Им приходится нарушать какие-то нормы, они начинают игнорировать их. Это вызывает очень большое неудовольствие у многих. Ведь они делают что-то, выходящее за рамки принятых норм. Те, с кем это происходит, возможно, сами не понимают того, что происходит, их словно несет течением быстрой горной реки, неотвратимо приближая к водопаду, пропасти, бездне… Что это? Откуда это? Много об этом писалось, говорилось. Как о судьбе, о роке, как о высшем блаженстве или страдании… Что это? Как правило, это очень сильное притяжение, часто сексуальное… Что это за притяжение? Что такое сексуальная энергия? Каково отношение общества к этой энергии, которая может выходить из-под контроля ума. Отношение общества к ней колеблется между двумя полярностями: от полного подавления — пуританства до полного разгула — вседозволенности. Эти периоды противоположных отношений сменяют друг друга в течение большего или меньшего периода времени. Общество и поверхностный ум боятся этой энергии, пытаются всячески контролировать ее проявления и даже подавить. Но сделать это не удавалось никому. Она врывается, как ураган, сметая все на своем пути. Для жестких моральных убеждений это большая угроза. Ум не может обладать этим полностью и поэтому боится этого. Ум хочет иметь контроль над всем. Именно поэтому в нем возникает желание прекратить это. Но по каким-то причинам с какими-то людьми это происходит настолько сильно, что их ум не может уже ничего сделать. Они становятся в определенном смысле безумными. То есть они не действуют исходя из логики ума, не учитывают что-то, что очень многие люди считают важным.

Умное поведение, с точки зрения многих людей, — это есть учитывание каких-то правил и норм. Умный человек скажет: "Получай свое удовольствие тихо, мирно. Что ты безумствуешь, что ты вытворяешь". А вот люди, которые в «безумном» состоянии, они уже ничего не признают, кроме того, что происходит с ними. И ум, естественно, очень недоволен.

Страсть: зов снизу и зов сверху.

Что же это такое? Что это за импульс? Что это за зов такой? "3ов сверху" или "зов снизу", если можно так сказать? Зов сверху — это как цветение цветка, как дуновение ветра, как солнечные лучи. Они приходят сверху, они все охватывают и не делают никакого различия. И солнце греет всех, и ветер овевает каждого. А вот это, откуда оно приходит? Снизу? Ведь оно уже имеет какое-то другое свойство. Сильная сексуальная страсть. Откуда приходит она? Ведь это связано с мужчиной и женщиной. Зов сверху может прийти к любому человеку, и неважно, женщина это или мужчина. И приходит необязательно в связи с кем-то, а чаще всего без всякой связи с кем или чем-либо. Он приходит, он входит и распространяется на все, что вокруг. А сексуальная страсть приходит, как молния, как гроза, как буря, которая возникает между двумя людьми: между мужчиной и женщиной. Как ураган, который сносит все, как накал высокого напряжения, который не могут не чувствовать даже те, кто находится рядом. Это что-то другое? Или между тем и этим есть что-то общее? Как вы считаете?

— В моем понимании то, что вы описали, — это то, что можно назвать "любовь среди людей".

— То есть это влечение тела? Ведь то, что возникает между мужчиной и женщиной, — это сексуальная энергия, очень сильная энергия, энергия, которую ум не может поработить, по крайней мере, тогда, когда она возникает в таком сильном разряде, в таком сильном всплеске, в таком сильном потоке. Ум не может справиться с ней. Ее проявления выходят за рамки общественных норм и правил. Это то, что вне рамок, это как река, которая, разливаясь, выходит из берегов, и что будет происходить, уже никто не может предсказать.

Ум постоянно пытается держать все в своих руках, в том числе и сексуальную энергию. Он постоянно пытается держать ее под контролем и иногда доходит в этом до крайностей. Монахи некоторых ортодоксальных религий, в которых запрещены сексуальные отношения между мужчиной и женщиной по причине их греховности, всю жизнь борются со своим влечением, истязая свое тело. Некоторые из них дошли до того, что кастрировали себя.

Я недавно читал об одном из таких случаев. Один монах, сделавший это, говорил о себе: "Что же я наделал? Много лет я боролся с собой, считая тело греховным, потом я взял и сделал это — и что же теперь я имею? Я перестал чувствовать себя живым, я стал мертвым, из меня ушла энергия, у меня нет жизни, чего же я добился этим?" Он сделал что-то невероятно ужасное, как сам потом понял. Нельзя это убить.

Если ты это убиваешь, то ты убиваешь что-то очень важное, убиваешь в себе жизнь. Потому что все живое в этом мире движимо этой энергией. Без этого животные не могли бы развиваться, размножаться и продолжать жить и выживать. То же самое относится и к человеку. Но человек хитрый. У него есть ум, который хочет это использовать в своих личностных целях, он хочет использовать это для самого себя. Он хочет увеличить собственное удовольствие и уменьшить собственные неприятности с помощью этого. И он вторгается в эту сферу энергии, которой он хочет овладеть, и начинает искажать и извращать ее очень сильно.

Чего он хочет? Они хочет получить энергию. Есть энергия чувства, есть энергия сексуальная. Они очень мощные, очень сильные. А каким образом он может сделать так, чтобы овладеть этой энергией? Ведь он может работать только через образы и мысли, убеждения и представления. Например, монах, который борется с дьяволом в образе женщины, находится под игом своего же поверхностного ума. Потому что именно его обусловленный ум создает эти представления. И, таким образом, его ум порабощает эту энергию, удерживая ее в своих представлениях. И что же происходит с этим человеком? Он истязает себя много лет, и ничего не меняется, наоборот, что-то уходит от него, из него уходит жизнь.

Есть то, что нельзя изнасиловать. Можно убить свое тело, то есть выгнать из него жизненную энергию, медленнее или быстрее убивая самого себя. Но невозможно убить саму жизнь. Можно убить одну из форм, в которой она себя проявляет, но невозможно ничего сделать с ней самой. Для животных, растений нет разделения любви, они не разделяют ее на сексуальную, божественную или еще какую-то. Они находятся в потоке единой любви, даже не осознавая этого. На самом деле, все сущее пронизано ею, она и есть суть жизни.

Проблемы человека заключаются в том, что его обусловленный ум не хочет смириться и принять то, что есть. Он постоянно накладывает на то, что есть, свои представления о том, что должно и не должно быть. Отсюда все человеческие мучения и страдания. Некоторые примеры этого мы уже рассматривали. Возможно, кое-кто спросит: "А что же вы предлагаете?" Нельзя же вот так взять и смириться, ничего не контролируя, все принимая как есть. Это же будет разгул, это же неизвестно что будет, если снять все запреты, нормы и правила, идущие от ума, от морали, которую ум создал. Это же будет черт знает что, это же ужас какой-то начнется.

Да, эта энергия очень сильна, это энергия хаоса в определенном смысле. Вот почему в некоторых религиях женщин считают недостойными быть причастными, так сказать, к богу, как они его понимают. Женщина часто рассматривается как носитель этого хаоса, этого разрушения, этой энергии, которая очень сильна. А мужчина не может не испытывать влияния этой энергии, и в то же время он боится, как бы не потерять себя в этом.

Возникают ли у вас какие-то вопросы? Что-то резонирует в связи с этим? Эта тема очень непростая, даже само прикосновение к ней для многих достаточно сложно и болезненно. Поэтому, если у вас есть желание продолжить исследование, то я готов это сделать, если же нет, то мы пока оставим эту тему.

— А чем можно компенсировать энергию этого хаоса? Если это все-таки не ум, не продукт его, так сказать, деятельности, а что-то вне его, так же, как и то, другое, которое тоже вне его. Мы видим две субстанции, которые вне его, и о которых мы можем как-то говорить.

Мужчина и женщина: разность потенциалов.

А не являются ли они двумя полюсами одного и того же? Хотя все это очень условные градации, все это просто слова, но тем не менее. Вот скажем "любовь земная" и "любовь небесная". Животным известно только первое проявление любви, которое заключено в их инстинкте. Инстинкте, который заставляет их соединяться друг с другом и продолжать род. Человеку это тоже известно, но есть и другой полюс этой любви, который неизвестен животному, но может быть известен человеку.

Но, на самом деле, не является ли это одним и тем же? Не является ли соединение вот этих двух полюсов возможностью понять то, о чем мы все время пытаемся говорить, тем, что назвать никак невозможно? Проблемы мужчины и женщины возникают как следствие разделенности. Все противоречия, все конфликты — это результат этой дуальности, двойственности, разделенности. Мир формы дуален, в нем множество двойственностей: свет и тьма, холод и жара, бедность и богатство…

— Мне особо интересно было то, что вы сказали по поводу движения этой энергии. Скажем, небесная любовь. Я просто еще раз повторю то, что вы сказали: "Она может войти в любого человека независимо от того, мужчина это или женщина. А сексуальная энергия, она возникает именно при наличии двух полюсов: мужчины и женщины. Это как в электричестве — плюс и минус, и между ними возникает ток. А ток может возникнуть именно при разности этих полюсов, потенциалов".

— Причем чем больше разность потенциалов, то есть чем больше мужского в мужчине и женского в женщине, тем сильнее идет этот ток. Как правило, эти люди совершенно не могут друг друга понять. Потому, что у одного очень силен один полюс, а у другого — другой. Почему эта любовь, как правило, очень трагична? Потому что представления о жизни так называемых "настоящего мужчины" и "настоящей женщины" очень различны. Они являются противоположностями.

— По-моему, трагедия возникает тогда, когда ум начинает вмешиваться в то, что происходит.

— Да, именно вмешательство обусловленного ума создает трагичность. Само представление о трагичности — это представление поверхностного, двойственного ума. Без него этого не было бы. Трагичность создается именно тем, что ум пытается сопротивляться, потому что его свергают с пьедестала. Ведь безумство любви — это в определенной степени разрушение личности. Эта страсть, это влечение становятся сильнее, чем ум и личность. Человек становится как бы безумным.

Но посмотрите, к чему может привести такое разрушение личности при отсутствии в человеке какого-либо другого понимания, кроме личностного. Мы уже говорили, что в теле человека на базе его поверхностного ума формируется личность. То есть у человека есть тело, имеющее животные инстинкты, и есть личность, которая имеет социальные инстинкты. Когда такая страсть овладевает мужчиной и женщиной, то может произойти разрушение их личностей. Но если они не поняли, не узнали ничего другого, сверхличностного, то что же останется? Останется просто животное, два животных, испытывающих безумную страсть. Вот почему общество так порицает это, потому что это что-то выходящее из его рамок.

Действительно, люди, обуреваемые сильной сексуальной страстью, могут стать просто животными, которых влечет друг к другу. Это не значит, что в них вошло что-то сверх личности. Ведь никто этого не гарантирует, то есть может быть разрушено что-то, что было, но при этом не появится понимание чего-то другого.

Мы говорили о зове «сверху» и «снизу». И в том, и в другом случае возникает страсть. И в том, и в другом случае происходит сильная трансформация. Личность уступает, ум уступает свой престол. Но чему уступает? Страсти, идущей от животного инстинкта, или чему-то другому, истинному хозяину — Высшему Разуму, Высшему Я. В первом случае человек становится просто телом с животным инстинктом, а во втором случае он обретает себя во всей полноте и целостности Бытия. В йогической практике есть представление о Кундалини, как о некой «змеиной» силе, которая сконцентрирована в копчике и может быть высвобождена в результате каких-то специальных упражнений. Некоторые пытаются это сделать. Известны случаи, когда это кончалось тем, что тело просто сгорало, обугливалось в результате выхода этой энергии. Эта сила, эта энергия, она очень велика, она очень мощная, это колоссальная сила. Возможно, это и есть энергия Земли, энергия женского начала, огромная сила хаоса. Эта энергия может разрушить все что угодно. В индийской мифологии есть представление о богине Кали. Ее сила очень разрушительна. Но в то же время без нее не может происходить никакое изменение, трансформация.

Безногий мужчина на плечах слепой женщины.

— Как могут соединиться дух и материя? Что в результате этого может произойти? Что есть божественное творчество? Ведь это и есть вхождение духа в материю. То, что мы называем и воспринимаем как материальное, порождено духом. Это просто форма для выражения духа. Это форма, через которую дух может проявляться. Причем форма должна соответствовать замыслу духа. И если форма не соответствует замыслу духа, то ему не нужна такая форма, и он разрушает ее. Но материя может претендовать на то, чтобы быть такой, какая она есть, то есть сохранять свою форму. Дух же хочет другого, дух хочет смены этих форм. Он стремится к выражению себя через форму и ему не нужно постоянство этих форм. Материя же хочет быть определенной, постоянной формой.

— А что происходит при соединении женской и мужской энергии?

— Что происходит? Посмотрите вокруг. Говорят, что мужчина — это голова, а женщина — шея, которая поворачивает голову в нужном ей направлении. Мужчина, например, может иметь очень высокое положение и всякие мужские достоинства, при этом рядом с ним есть женщина, она может быть даже и не очень заметной, но она определяет очень многие решения. Если посмотреть исторические примеры, вы сможете это наглядно увидеть.

— А вот еще одна аналогия. Говорят, что единение мужского и женского соответствует ситуации, когда безногий мужчина сидит на плечах слепой женщины, показывая ей путь.

— А хочет ли она идти по тому пути, который он ей показывает? И знает ли этот мужчина тот путь, по которому надо идти? Тут возникает много вопросов.

— Просто тут показывается, что у него интеллектуальное начало, а у нее энергетическое. И они только вместе являются чем-то целым. Без нее он не может идти, а она без него не знает, куда идти.

— В этом есть что-то интересное. Есть также представления о том, что, скажем, просветленный человек соединяет в себе и мужскую, и женскую часть, то есть сам в себе соединяет и то, и другое. Потому что одно без другого неполноценно. Но когда идет противоборство, то одно хочет использовать другое. Мужчина хочет использовать женщину, женщина хочет использовать мужчину. И очень часто бывает так, что в этой борьбе женщина больше преуспевает, чем мужчина.

Женщина крепче, чем мужчина. Обратите внимание, что женщины в среднем живут дольше, чем мужчины. Они более устойчивы к невзгодам. Они более крепко стоят на земле, они ближе к земле. Как эти преимущества использует женщина? Обладая этим, она может повести определенного мужчину туда, куда она хочет. Говорят же: на каждого мудреца довольно простоты.

Так вот, куда она поведет его? Она может направить возможности, силу мужчины для создания лично для себя каких-либо желаемых ей обстоятельств. Много ли женщин, которые готовы не использовать мужчину и его возможности для того, чтобы получить то, что она хочет, а наоборот, чтобы дать ему свои возможности, и чтобы могло произойти что-то, выходящее за рамки обычных представлений о "нормальной и благополучной" жизни?

Это, конечно, достаточно абстрактный разговор о вообще мужчинах и вообще женщинах, но я надеюсь, что мы понимаем, о чем вдет речь. Мужская энергия нуждается в женской так же, как женская нуждается в мужской. Но чаще всего происходит их противоборство, в результате которого кто-то начинает вести туда, куда он хочет вести. А кто знает, куда идти? Кто это может знать? Если мы разберем этот вопрос и исследуем его непредвзято, то, возможно, мы сможем приблизиться к такому вопросу: в чем предназначение Мужчины и Женщины? Идея, замысел — это присуще больше мужчине или женщине? А энергия, возможность обеспечить условия для реализации, скажем, той же идеи?

— Мужчине больше присущ, скажем так, интеллект, продумывание, программирование.

— Я не говорил об интеллекте. Потому что интеллект — это ум. Хотя и это тоже правильно, но я имел в виду немножко другое, хотя и это тоже.

— Как бы первое, что вы сказали, — это скорее относится к мужчине, а женщина — это скорее та среда, в которую входит и в которой может проявляться идея, замысел.

— Можно сказать, что мужчина задает направление, а женщина создает условия для возможности движения в этом направлении. Причем двигаться они могут вместе. Но ведь чаще всего бывает не так. Каждый претендует на то, чтобы указывать направление, и тогда один подавляет другого, одна энергия подавляет другую. И тогда невозможно слияние, потому что там, где есть подавление, невозможно слияние. И тогда нет реализации, тогда есть постоянное противоборство. Каждый пытается использовать те преимущества, которые у него есть, но тем самым убивает в себе возможность получить то, что возможно только при слиянии того и другого.

— Чтобы выросло растение или дерево, зерно бросают в землю, и из него прорастает что-то. Зерно брошено в почву. И дальше тот, кто бросил это зерно, следит, ухаживает, создает условия, потому что в засухе не вырастет это зерно и в сильной влажности не вырастет. Это возможно только при взаимной согласованности сеятеля и того, кто выращивает то, что посеяно.

— Полная реализация может произойти только при полном слиянии. Но стремится ли к такому слиянию личность? Личность имеет свои желания. Личность мужчины имеет свои желания, личность женщины свои, и силы этих желаний сталкиваются и начинают противодействовать. При этом они борются друг с другом, пытаясь получить больше, потому что каждый считает, что он может в одиночку получить больше того, что хочет. Ему нужно просто это взять, добиться этого. И это идет от их личностей. Но возможно ли в этом случае то, о чем мы говорим, — полное слияние? Возможно ли полное понимание? Могут ли две личности слиться? Ведь личность всегда чувствует свою отделенность от других, пытаясь урвать что-то только для себя.

Если мы говорим, что реализация мужчины и женщины возможна только при их полном слиянии, то каковы же условия для этого слияния? Чисто физическое слияние двух тел может происходить и у животных, и у людей. Это то, о чем мы говорили как о сексуальной страсти. Слияние двух личностей вообще произойти не может, насколько я представляю. Если бы не было сексуального инстинкта, который влечет людей противоположного пола, то неизвестно еще, захотели бы они вообще быть вместе.

Если бы в человеческом теле была только личность и не было бы сексуального инстинкта, то еще неизвестно, захотели бы люди вообще близко прикасаться друг к другу. Скорее всего, они находились бы в определенном отдалении друг от друга, ведя переговоры с тем, чтобы получить что-то для себя. Тело, имеющее сексуальный инстинкт, влечет к другому телу. Но их слияние неполное. Это частичное сближение, это сближение тел. А сближение душ, полное слияние возможно узнать, только отбросив все ложные представления ума. Именно личность не позволяет увидеть и почувствовать это полное слияние. Личность — это ненужный посредник между телом и духом, именно она не позволяет увидеть то, что две формы любви, о которых мы говорим, есть, по сути, одна.

Истории для понимания.

Самое ценное на свете.

Ученик спросил Мастера дзен Содзана:

— Что на свете самое ценное?

— Голова дохлой кошки, — ответил учитель.

— Почему же голова дохлой кошки самое ценное на свете? — попытался выяснить ученик.

— Потому что никто не может назвать ее цену, — ответил Содзан.

Дзенский диалог.

Дзенские учителя обучали своих молодых учеников самовыражаться.

В двух дзенских храмах было по ученику-ребенку. Один, идя каждое утро за овощами, встречал на пути другого.

— Куда ты идешь? — спросил как-то один.

— Иду куда ноги несут, — ответил другой.

Этот ответ изумил первого, и он обратился к своему учителю за помощью.

— Завтра, — сказал учитель, — когда ты встретишь этого мальчика, задай ему тот же вопрос. Он ответит тебе так же, и ты тогда спроси: "А если бы у тебя не было ног, куда бы ты шел?" Это поставит его в затруднительное положение.

На следующее утро дети снова встретились.

— Куда ты идешь? — спросил первый.

— Куда ветер дует, — ответил второй.

Это снова привело в замешательство первого ученика, и он снова обратился к учителю.

— Спроси его, куда бы он пошёл, если бы не было ветра, — предложил ему учитель.

На следующий день дети встретились в третий раз.

— Куда ты идешь? — спросил первый.

— На рынок за овощами, — ответил второй.

Что имеешь в кошельке…

Однажды Иисус Христос проходил через одно селение. Собралась большая толпа недовольных людей, которые, окружив, начали поносить его. Иисус Христос стоял и улыбался. Один человек, наблюдавший за происшедшим, подошел к Иисусу Христу и спросил, почему тот ведет себя так. Иисус Христос ответил: "Каждый дает то, что имеет в своем кошельке".

Что ты видел на середине моста?

Однажды аль-Абасси заявил — что стараются люди помочь человеку или нет — нечто внутри самого человека может противостоять этому. Но нашлись люди, которые возражали против такой теории, и аль-Абасси обещал продемонстрировать в подтверждении своих слов что-либо.

И когда все уже и думать перестали об этом, он велел одному человеку положить мешок с золотом на середину моста. А другого человека попросил привести к нему какого-нибудь несчастного должника, чтобы тот прошел по мосту.

И вот аль-Абасси стоял на одном конце моста, поджидая того должника, который должен был прийти к нему с той стороны. И когда этот человек наконец подошел к аль-Абасси, то спросил:

— Ну, и что ты видел на середине моста?

— Ничего! — удивленно сказал человек.

— Как это так? Почему? — спросили свидетели аль-Абасси.

— Да вы знаете, как только я стал переходить мост, я подумал: А могу ли я перейти мост с закрытыми глазами? Вот было бы забавно, если бы это удалось!" И представляете! — получилось!

Роскошь и простота.

Однажды суфийского Мастера Джунайда посетила группа искателей и увидела, что он сидит в окружении невообразимой роскоши.

Эти люди оставили его и направились к дому крайне сурового и аскетичного святого человека, чье окружение было так просто, что у него не было ничего, кроме подстилки и кувшина с водой.

Один из посетителей сказал:

— Простота вашего поведения и суровая обстановка гораздо больше по вкусу нам, нежели показные и кричащие излишества Джунайда, который, похоже, сошел с Пути Истины. Аскет тяжело вздохнул и ответил:

— Мои дорогие друзья, так легко обманувшиеся внешними признаками, преграждающими человеку путь на каждом шагу, — поймите это и перестаньте быть неудачниками! Великий Джунайд сейчас окружен роскошью, потому что он не восприимчив к роскоши, я же окружен простотой, потому что я не восприимчив к простоте.

К чему мы все идем?

Несколько человек нашли в степи компас и принесли его Молле, чтобы он объяснил им, что это такое.

Молла взял компас, громко рассмеялся, а потом заплакал. Когда его спросили о причине смеха и слез, Молла ответил:

— Я смеялся тому, что столько людей не смогли узнать, что это за вещь, и пришли ко мне, а потом, увидев, что и сам не могу понять, что это такое, заплакал.

Аналогия, куда она нас ведет?

— Давайте рассмотрим вопрос о том, чем мы здесь занимаемся. Что нас удерживает вместе? Что мы делаем вместе? У меня такая аналогия родилась. Ночь. Ничего не видно в поле. Несколько человек. И они идут вперед. Они могут разбрестись в разные стороны, а поэтому нужно держаться за руки. Двигаясь, держась за руки, можно прийти всем вместе куда-то…

— А куда они вдут? Откуда они идут? Почему им нужно идти всем вместе? Я не против любой аналогии.

Например, война. Разбили какую-то часть, а те, кто остался в живых, пытаются вернуться к своим. Возможно, они встречают друг друга по пути и идут уже вместе.

Мы хотим осознать происходящее. Но есть вещи, о которых трудно говорить впрямую… И поэтому мы используем аналогию. Но всякая аналогия имеет определенный смысл. Например, группа людей, идущих ночью по полю… Непонятно, куда они идут? Почему хотят идти вместе? Откуда они идут? У меня, например, такие вопросы возникают.

— А куда мы все идем? Туда.

— Куда — туда?

— Не знаю, куда… Туда…

— Да куда — туда-то?

— Я знаю, куда я хочу прийти. И я так понимаю, что, в принципе, все туда попадут, все к этому в итоге должны прийти.

— И все-таки, куда это «туда»? Это область известного или неизвестного? Если это неизвестное, то как вы можете знать?

— Не в том смысле, что я знаю, что там конкретно, или я вижу, что там такое. Если бы я видел и знал, я бы просто назвал это, то есть было бы какое-то слово, которым это можно было бы назвать, но так как его нет, приходится приводить аналогии. Но я знаю, что сейчас нахожусь там, где должен быть.

Я здесь сижу вместе с вами… Я там, где я должен быть, во всяком случае, сейчас… Я не знаю, что будет завтра, как будет послезавтра. Я чувствую, что самоисследование, познание себя — это очень важно, необходимо на любом пути… Это путь познания самого себя. Это то, чем мы здесь занимаемся.

Что познает мусорщик: себя или мусор?

Всякий человек познает себя. Например, человек, идущий и покупающий две бутылки водки и выпивающий их зараз, — он ведь тоже познает самого себя. Или какой-то другой человек, двадцать лет работающий мусорщиком, он тоже познает себя. Какой-то еще человек, который говорит, что он идет по аскетическому пути и мучает свое тело, — он тоже познает себя. Все познают себя.

— Не совсем понял. Вот мы уже выяснили, что такое ум, и я благодарен вам за это. Я могу это даже объяснить на словах. Но ведь те, о ком вы сейчас говорили, они же не видят, не изучают свой ум и себя?

— Мусорщик, который очень долго работает с мусором, познает, что такое мусор и что такое работа с мусором. Каждый в этом мире что-то познает. Понимает он это или не понимает…

— Но он ведь познает же не себя, он познает просто…

— Как же так?

— … внешний материальный мир.

— Ну, хорошо, хорошо.

— Мне хочется высказаться. Но он же не познает себя, этот мусорщик.

— Почему вы так считаете?

— Он просто действует, он не познает себя. Сейчас он в состоянии делать такую работу. Его это устраивает, и он не размышляет особо об этом… Он просто делает ее, и все.

— Хорошо. Давайте посмотрим так. Разве любой человек, живущий на Земле, уже благодаря этому не познает что-то?

— Он познает что-то, но он не познает себя, он познает окружающий мир, он познает какие-то объекты, например мусор, он познает взаимоотношения людей, а себя он не познает.

— Откуда он вообще знает, что это мусор?

— При взаимоотношениях людей используются понятия, которые помогают им общаться. Он знает, что надо убирать, что он получит деньги, но он не познает себя.

— Сам факт жизни человека — разве не является он фактом познания?

— Познания?..

— Он может это так называть, а может и не называть.

— Он просто действует, и все…

— Разве можно избежать познания самого себя, находясь в мире?

— Но это не осознанное познание. Это познание по необходимости.

— Понимаете, это опять некая градация: осознанное познание, неосознанное познание… Человек живет, — уже в силу этого он не может что-то не познавать в себе. Мир воздействует на него, он что-то чувствует, он что-то думает, может быть, одно и то же. Но это тоже эксперимент самоосознания.

— Можно сказать, что Земля — это тоже эксперимент, и жизнь — это тоже эксперимент. Если так назвать это, то это так и будет.

— Смотрите, вы попали в силки своего поверхностного ума, от имени которого сейчас говорите. Вы говорите: вот этот действует осознанно, у него есть познание себя, а у этого нет познания себя. Я утверждаю, что есть познание у каждого, потому что сам факт жизни и есть процесс познания. Но поверхностный ум начинает классифицировать и разделять. Он говорит: вот ты познаешь, а ты не познаешь, ты осознанно это делаешь, а ты неосознанно это делаешь.

— Если вопрос не ставится так: я познаю себя, — значит, этого нет.

Ты есть то, даже если не осознаешь этого.

— Вы хотите выделить некую область познания себя и сказать, что какие-то люди этим занимаются, а какие-то нет. А вот я сейчас говорю, что на самом деле это есть процесс, характерный для самой жизни. То есть жизнь и есть познание самого себя. Понимает это данный человек или не понимает, независимо от этого, он есть тот, кто познает самого себя. Иначе разве может быть Единое? Разве не является то самое единое, которое называют Богом, Единым, Абсолютом, еще как-то, тем, что так себя проявляет и себя через это же и познает?

— Ну, если говорить об общем Едином, да, действительно, это проявление и познавание. Этот мусорщик — он как элемент познания единого. Но сам мусорщик как конкретный человек может быть бессознательным.

— Что вы сейчас хотите сказать?

— Я хочу сейчас остановиться и передать микрофон.

— Но тем не менее?..

— Все, я передаю.

— Может быть, Галина имеет в виду следующее: что вот этот мусорщик всю жизнь был просто мусорщиком, а познание себя — это что-то другое?

— Ну, может быть, я просто не могу это выразить.

— Мне кажется, что то, о чем мы сейчас пытаемся говорить, очень важно. Потому что мы говорим о том, что же такое жизнь вообще. Имеются разные взгляды на собственную жизнь. Одни говорят про себя: "Я жил до какого-то момента неосознанно, ничего не понимая, и это, дескать, не жизнь. Дальше я начал познавать себя, и это и есть жизнь…" Вообще очень много может быть всяких взглядов. Когда обусловленный ум пытается что-то определить, то тут возникает масса всяких представлений. Мы, наверное, еще будем возвращаться с разных ракурсов к видению этого.

— Я думаю, что жизнь — это просто шанс. Дается человеку шанс. Природа была бы очень расточительна, создав людей и ничего не поимев с этих людей. Это был бы нонсенс. Значит, эти люди тоже нужны для чего-то. Так?

Те, которые замкнулись в своей механистичности, живут вот так, в этом есть что-то. Я не знаю что и как это определить. Но увидел, что это такое. Это рабство. Это ад. И, на самом деле, там находиться, видя все это, ужасно. Появляется сильное стремление куда-то уйти от этого. Но куда уйти — пока этого не знаешь.

— Так вы хотите уйти или прийти? Те люди, о которых вы говорили недавно в качестве аналогии, которые идут по полю в темноте: они уходят от чего-то или идут к чему-то?

— Я бы сказала, что они делают и то, и другое. Они идут туда, где светло. Где все будет видно всем.

— А где светло? А может быть, на том месте, где они находятся, уже светло? Но только они почему-то не видят этого? Может быть, им нужно просто увидеть что-то? Вот они стоят в темноте, посреди поля, считая, что они откуда-то и куда-то бегут… А может быть, там, где они сейчас находятся, уже и есть все это?

— Я предполагаю, что светло — это там, куда они должны прийти. А вот путь и темнота — это то, через что просто нужно им пройти. В группе, всем вместе.

— Все мы говорим, что человек живет: я живу, вы живете, все живут. Вот это ощущение жизни, чистого бытия… Это то, что очень трудно передать словами. Как только начинаешь определять это словами, оно искажается, исчезает…

Какой-то человек «живет» от зарплаты до зарплаты, какой-то другой человек «живет» от одной женитьбы до другой, какой-то еще человек «живет» от бутылки до бутылки. У большинства есть какие-то своеобразные ориентиры в их жизни. Да? Какие-то вехи… И они перебегают от одной из них к другой, от одной к другой… Получается, что то, что они называют жизнью, — просто постоянное движение от одной вехи к другой. Эти вехи образуют некий замкнутый круг, из которого они не могут вырваться, но вот приходят какие-то люди, которые называют себя духовными, ищущими, и говорят: "Нет, это не жизнь, это все механистично, есть другое". А что другое?

И вот тут начинается очень большая путаница. До этого некий человек, по крайней мере, мог сказать: "Вот, у меня зарплата два раза в месяц, два раза, по крайней мере, я регулярно покупаю бутылочку водки, и мы прекрасно проводим время. И это то, что у меня есть, по крайней мере. Тогда я знаю, ради чего я живу". Те, другие, скажут ему: "Нет, это все ерунда, это не то". И начнут рисовать какие-то образы другой жизни. Они, например, будут рассказывать о том, что общаются с Богом или выходят на контакт с высшими силами, и т. п.

Просто жизнь или эксперимент самопознания?

О чем я сейчас говорю? К чему пытаюсь прикоснуться? Ведь это очень сложно высказать — ощущение Жизни, что-либо сказать о Бытии. Вы понимаете, это очень трудно передать. Ощущение жизни есть у каждого человека, чем бы он ни занимался; самым «духовным» или самым «материальным»… Каждый человек и есть суть Жизнь, это и есть его истинная природа. Независимо от того, осознает он это или нет.

— Мне кажется, что ощущение жизни у каждого свое. Каждый живет своей жизнью. Пускай она будет ограниченна, от одной вехи до другой, но каждый имеет право на свою жизнь. Каждый прав и каждый может сделать выбор: изменить ее или не изменить.

— Мне кажется, Галина, вы иногда уходите в какие-то философствования, в какие-то размышления о каких-то других людях… Мне кажется, что особенность нашей группы в том, что мы все время пытаемся говорить о чем-то или о ком-то, а не о себе. Александр Александрович нас все время возвращает к себе, и это потому, что только на собственных фактах мы можем что-то понять о себе.

— Наташа, можно тебе задать вопрос? А к чему мы идем?

— К чему мы идем? Мы идем вперед. Мы идем к чистому видению себя. А чистое видение — это когда что-то видишь в целостности.

— Для меня это способность почувствовать то, что есть. Но одно дело — об этом просто говорить и совершенно другое дело — это переживать. Понимаете, у каждого здесь есть, как он считает, "своя жизнь". Вот мы здесь встречаемся, а потом каждый идет и живет "своей жизнью". У него какие-то свои взаимоотношения с кем-то, какие-то свои дела и т. д. Потом мы опять встречаемся и опять говорим о том, что все со всем связано и что все едино, после чего опять расстаемся. И опять у каждого, как он продолжает думать, "идет своя жизнь".

В обычных учебных заведениях о таких вещах, которые мы здесь обсуждаем, вообще не говярят. Там главное — усвоение какой-то суммы знаний, получение диплома. Говорить о том, что все со всем связано, и продолжать думать, что каждый, вообще-то, живет своей отдельной жизнью, — это значит не понимать то, что сказано. Разве вы не хотите почувствовать жизнь каждого и осознать ее влияние на вашу жизнь? Разве это не происходит в действительности? Жизнь — это океан, который вбирает жизни всех людей: твою, мою, его, ее… Можете ли вы это действительно почувствовать, увидеть, осознать?

Совместное переживание этого Факта больше, чем все слова, которые сказаны и могут быть сказаны когда-либо и кем-либо. Это можно чувствовать, а можно просто говорить об этом. Некоторые люди говорят, что у них очень хорошая семья, они давно и дружно живут и т. д. На самом деле, они живут совершенно разными жизнями. Они называются по паспорту одной фамилией, живут в одной квартире, у них могут быть общие дети, имущество. Но они очень далеки друг от друга, хотя физически, территориально очень близки. Это просто совместное проживание. Мы же пытаемся прикоснуться к переживанию единства всех наших жизней. Это не формальный акт, как, например, регистрация брака. Это то, что не требует никаких условий, это то, что уже есть, всегда было, всегда будет.

Наши жизни соприкасаются друг с другом не формально, а реально. Но это же надо почувствовать, увидеть, понять. Представления нашего поверхностного ума скорее всего не согласуются с этим. Ум пугается этого, потому что Реальность не может соответствовать каким-либо, даже самым изощренным, представлениям обусловленного ума. Формальное общение, общение на уровне представлений — вот чего хочет ум. Он хочет чувствовать свою уникальность, особенно по сравнению с другими. Но тогда общение является просто необходимостью для того, чтобы получить что-то для себя. Отсюда все конфликты, скандалы, выяснения отношений. В таком общении постоянно присутствует усилие, напряжение, насилие друг над другом, страх… И все это только потому, что оно базируется на ложных, иллюзорных представлениях ограниченного, поверхностного ума.

Я могу увидеть в тебе то, что происходит со мной.

Реально мы все есть проявления Единого Сознания, Единого Разума. Можете называть это Богом, Абсолютом или еще как-то, от этого суть его не меняется. Для тех, кто действительно чувствует, видит и понимает это, общение не является насилием, усилием, оно очень естественно и всеобъемлюще. Тогда каждый видит себя в каждом и, например, то, что происходит со мной, я могу увидеть в том, что происходит с тобой. Понимаете, это и есть ощущение Единого и неделимого Бытия, Жизни во всей ее полноте. Не совместное проживание, а совместное Бытие. Но для того чтобы у нескольких людей было чувство совместного бытия, каждый из них должен осознать его, понимать самого себя. Если в представлениях ума данного человека жизнь — это движение от одного желания к другому, то он не видит то, что находится вне его желаний, то есть Реальности. Чтобы ощутить свое бытие как единое с бытием другого человека, нужно осознавать собственное бытие.

— У меня есть какое-то представление об этих понятиях. Но какой смысл вы вкладываете в бытие и жизнь?

— Да, у вас есть представление о понятиях, а есть ли у вас ощущение собственного бытия?

— Я думаю, что оно есть, конечно, как у каждого.

— Понимаете, я не могу ничего больше сказать… Это то, что вы можете почувствовать или не можете.

— Вы считаете, что проговаривать это не нужно, да?

— Я думаю, что нужно. Мы это и делаем. Но, проговаривая, я сталкиваюсь с этой сложностью, которую я тоже, как вы видите, проговариваю. Я не знаю, как об этом сказать. Бытие не исключает всего того, что называется "обычная жизнь". Оно включает это и все остальное. Но реальное его переживание наполняет все это совершенно другим переживанием. Оно наполняет эту так называемую обычную жизнь совершенно другим содержанием.

Мы можем вместе пойти куда-то, мы можем вместе что-то делать, например завтракать. Но вот То, оно наполняет все совершенно другим ощущением происходящего. Для каких-то людей, которые не чувствуют Того, у них есть просто процесс еды или разговора или еще чего-то. Для тех, кто осознает себя, то есть бытие и сопричастность бытия всего сущего, они делают то же, что и все остальные, если смотреть на это внешне, но внутренне их состояние совершенно другое.

Мы проводим самоисследование: и уровень, интенсивность этого исследования определяется уровнем бытия проводящих его людей. В данном случае имеет значение не объем их знаний, как, например, в каких-либо научно-технических исследованиях, а именно: уровень их бытия, то есть определенный уровень их понимания самих себя. Обычное научное исследование проводится для выяснения и решения какого-либо внешнего вопроса, проблемы, технического устройства или концептуального представления, если это так называемая теоретическая наука, а не прикладная. Самоисследование проводится, если можно так выразиться, не вне себя, а в направлении самого себя. В этом случае ум должен быть направлен не от себя, а к самому себе. В этом принципиальное отличие такого исследования от каких-либо других. Его проводят те, кто хочет познать не внешний мир, а внутренний.

Исследование в направлении самого себя.

Так называемая обычная жизнь — это ориентация ума вовне. Познание бытия — это обращение ума к самому себе. Поэтому то, что мы называем самоисследованием, — это способ узнать самого себя.

Как видите, я иногда меняю слова, терминологию для того, чтобы не было привязанности к ней. Я говорю: эта жизнь и та жизнь. Мы говорим: обычная жизнь и бытие… Но все это только указатели на то, о чем сказать невозможно, но можно непосредственно пережить и увидеть.

— Но когда вы проговариваете все это, даже говоря, что вы не можете это рассказать, — лично я понимаю вас, даже то, что вы не договариваете. То, что вы не можете сказать, я это чувствую. А когда мы это умалчиваем, то тогда этого нет.

— Хорошо.

— Я просила вас проговорить это и даже, может быть, поняла. Даже, может быть, не логически, а другим пониманием.

— Не является ли это понимание следствием соприкосновения нашего бытия? Вашего и моего?

— Да, наверное. Но, если мы это не проговорим, этого не произойдет. Может быть, оно происходит, но мы просто как-то это не отслеживаем, невнимательны к этому? Потому что фронт моей жизни большой, как у каждого, соприкосновения происходят автоматически, как и везде. Но можно что-то увидеть, что-то почувствовать… Открыть какую-то дверь или вообще не заметить этого.

— Да, это происходит всегда. Но почему вы вдруг это увидели?

— Я бы хотела сказать о моих ощущениях, которые возникли на сегодняшнем занятии. Я почувствовала очень сильные вибрации и какой-то озноб и, наверное, это что-то значит. Вот вы говорите — бытие. Наверное, что-то у меня откликается на это — то, что, наверное, меня объединяет с вами. Я не знаю как у других, но, наверное, это то, что объединяет нас всех.

— Хорошо.

— Это, наверное, интерес, это, наверное, какая-то общность взаимоотношений, это понимание…

— Я не хотел бы, чтобы мы ушли сейчас от очень важного момента. Мы говорили о бытии. Бытие — это и есть наша истинная природа, это и есть наше естественное состояние. Так почему же мы не видим этого? Потому что поверхностный, обусловленный ум, личность — все это названия одного и того же — вносит свои представления и, тем самым, создает помехи из множества мыслей, которые заслоняют видение и чувствование своего естественного состояния, то есть бытия.

Если какой-то человек находится в состоянии, когда эти помехи устранены, то его состояние может оказывать влияние и на умы других людей, как бы растворяя имеющиеся в них источники мыслей-помех. Возможно такое?

— Да.

— Но потом эти помехи появляются снова до тех пор, пока не будут устранены все их источники, находящиеся в поверхностном уме.

— Но ведь для того, кто уже это почувствовал, остается опыт. Теперь он знает, что это такое.

— Хорошо. Тогда я вас попрошу воспроизвести это сейчас…

— Наверное, этому еще надо научиться.

— А можно ли бытию научиться?

— Чтобы научиться плавать, нужно чтобы тебе кто-нибудь показал какой-нибудь стиль. Потом ты будешь плавать уже сам.

— А как долго вы собираетесь еще этому учиться?

— Я не знаю.

— Аналогия, которую вы привели, годится для разговора о том, что вы действительно не умели делать, в данном случае плавать, а теперь хотите научиться. Для этого действительно требуется время. Но для того, чтобы почувствовать бытие, то есть истинную природу самого себя, этого не надо. Ведь оно всегда с вами…

Истории для понимания.

Кукла.

Кукла, сделанная из соли, пошла однажды к океану, чтобы измерить его глубину. Она хотела рассказать другим, как глубок океан. Но, увы, ей не удалось исполнить своего желания. Как только кукла опустилась в океан, она сразу начала таять и очень скоро вся растворилась в океане. Стала с ним одним. Кто же мог принести другим куклам сведения о глубине океана?

Смерть Лао-цзы.

Когда умер Лао-цзы, оплакивать его явился Цинь-И, трижды возопил он и вышел.

— Разве вы не были другом нашего учителя? — спросил ученик.

— Был, — ответил Цинь-И.

— И так мало плакали?

— Да. Сначала я думал, что там его ученики, а теперь понял, что нет. Когда я вышел попрощаться, там были старые, вопившие над ним, словно над родимым сыном, были молодые, плакавшие над ним, словно над родной матерью. Все они собрались для того, чтобы говорить там, где не нужно слов, плакать там, где не нужно слез. Это означает бегство от природы, насилие над чувствами, забвение доставшегося от природы.

Когда наступило время, учитель родился; пришло время уйти, учитель покорился. К тому, кто спокойно следует за временем и обстоятельствами, нет доступа ни печали, ни радости. В старину это называли независимостью от природы. Для рук, заготавливающих хворост, наступает предел. Но огонь продолжает разгораться, и есть ли ему предел — неведомо.

Стрельба из лука.

Один европеец изучал стрельбу из лука с Учителем дзен в Японии. Он обрел совершенство, стопроцентное попадание в цель. Он сказал Учителю:

— Что же еще? Что теперь мне еще учить здесь? Могу ли я теперь уйти?

Учитель ответил:

— Вы можете идти, но вы вручили только азбуку моего искусства.

Европеец воскликнул:

— Азбуку вашего искусства? Теперь мое попадание в цель стопроцентное.

Учитель ответил:

— Кто говорит о цели? Каждый дурак может сделать это простой практикой. Здесь нет ничего особенного. Теперь начинается настоящее. Вы стали делателем, но смысл не в этом. Теперь вам придется брать свой лук, не будучи делателем. Вам нужно натягивать лук, не будучи натягивающим. Вам нужно наводить на цель без нацеливания. С вашей стороны не должно быть усилия, напряжения, делания. Нужно скорее позволить этому случиться, чем делать это!

В чем разница?

Как-то у Бодхидхармы спросили:

— Какова разница между жизнью великого мудреца и обыденной жизнью заурядного человека?

Бодхидхарма ответил:

— Это подобно осенней паутине. Некоторые ошибочно принимают ее за пар, но в действительности это паутина, парящая в воздухе. Средний человек видит мудреца и считает его жизнь такой же, как и его собственная обычная жизнь, в то время как просветленный человек видит нечто святое в жизни среднего человека.

Небесный плод.

Жила-была женщина, которая слышала о небесном плоде. Она возжелала его. Она спросила дервиша по имени Сабар:

— Как я могу найти этот Плод, чтобы достичь немедленного знания?

— Лучшим советом было бы сказать, чтобы ты училась со мной, — сказал дервиш. — Но если ты делать этого не будешь, то тебе нужно намеренно странствовать по всему миру, временами без всякого отдыха.

Она ушла от него и нашла другого, Арифа-мудрого, а затем нашла Хакима-мудреца, затем Маджуба-бездумного, затем Алима-ученого и много-много других…

Она провела тридцать лет в поисках. Наконец она пришла в сад. Там стояло Древо Небес, и на его ветке висел яркий Небесный Плод. Около древа стоял Сабар, первый дервиш.

— Почему ты не сказал мне, когда мы впервые встретились, что ты являешься Хранителем Небесного Плода? — спросила она его.

— Потому что тогда ты не поверила бы мне. Кроме того, дерево приносит Плод только один раз в тридцать лет и тридцать дней.

Бродяга.

Бахауддин эль-Шах, великий Учитель дервишей Накшбанди, однажды встретил собрата на большой площади Бухары. Вновь пришедший был бродячим каландаром из ордена Маламати "Люди укора". Бахауддин был окружен учениками.

— Откуда ты пришел? — спросил он прибывшего обычной суфийской фразой.

— Представления не имею, — ответил тот, глупо улыбаясь.

Некоторые из учеников Бахауддина пробормотали свое неудовольствие таким неуважением.

— Куда ты идешь? — настаивал Бахауддин.

— Не знаю! — крикнул дервиш.

— Что есть Бог?! — к этому времени вокруг собралась большая толпа.

— He знаю.

— Что есть зло?

— Представления не имею.

— Что неправильно?

— Все, что плохо для меня.

Толпа, выйдя из терпения, так раздражал ее этот дервиш, прогнала его прочь. Он ушел целенаправленно, в том направлении, которое вело в никуда настолько, насколько каждый знал.

— Дураки! — сказал Бахауддин Накшбанди. — Этот человек играет часть человечества. В то время как вы отвергли его, он намеренно демонстрировал безголовость, как ее демонстрирует каждый из вас. Все не сознательно, каждый день вашей жизни.

Аналогия.

Какой-то важный ученый сказал суфию:

— Почему вы, суфии, всегда используете аналогии? Такие формы довольно хороши для невежд, но людям, обладающим здравым смыслом, вы можете говорить ясно.

Суфий сказал:

— Увы, опыт показывает, что дело не в невежестве и разумности. Дело в том, что те, кто больше всего нуждается в определенном понимании или даже в какой-то частичке понимания, всегда оказываются наименее способными принять его без аналогии. Скажите им прямо, и они будут препятствовать себе в восприятии истины понимания.

А что дальше?

Поздно ночью Молла вышел из дому и начал что-то искать на улицах.

Встретившиеся ему сторожа спросили:

— Молла, что ты здесь ищешь так поздно ночью?

— Братья, от меня убежал сон, и я его ищу.

Жить по-другому.

Каков смысл и замысел наших встреч? Что это за замысел? Как он реализуется. Как мы осознаем этот замысел, который объединяет нас, и как мы осознаем тот замысел, который касается каждого из нас в отдельности? На мой взгляд, это очень важные вопросы. Для меня это основные вопросы, это то, что всегда со мной. Все, что происходит со мной и с другими, я рассматриваю в таком ракурсе.

Есть ли готовые ответы на подобные вопросы? Я чувствую, что нет. Никто и никогда не скажет: "Ты пришел за этим, будет то-то и то-то". Это больше похоже на астрологический прогноз. Тем не менее, такие вопросы всегда присутствует и всегда является тем ракурсом видения, через который я смотрю.

Как можно узнать ответы на такие вопросы? Это не готовые ответы — это есть Путь, это есть Указатели. Это есть Движение. То, что я слышу, чувствую и вижу, — это то, что надо действовать. Я должен действовать, и в результате этого будет приходить новое понимание. Но это необычное действие, направленное на какую-то материальную цель, как это бывает, скажем, в обычной жизни. Вместе с тем всякая деятельность требует определенной цели. Если человек не понимает свою цель или нечетко ее ставит, нечетко ее видит, то вряд ли сможет достичь каких-либо результатов. Человек должен понимать, ради чего он делает, что он делает, как он будет это делать. Это то, что называется грамотный подход к какому-то делу, бизнесу, например.

Так вот то, о чем мы здесь говорим, и то, с чем здесь соприкасаемся, оно и это, и не это, потому что здесь не годятся привычные способы подхода к деланию, привычные способы достижения и постановки целей и т. д., хотя они и не исключаются. Делать не делая. Двигаться в покое. Находиться в мире Том и Этом. Это как канат, по которому ты идешь, и надо очень ясно видеть, что же справа, что же слева, что сверху, что снизу. Это тот баланс, который в начале пути создается каким-то очень сильным внутренним напряжением, какой-то сильной растяжкой, я бы даже сказал крестом, в котором есть и верх, и низ, и право, и лево, и ты в центре. Это сочетание несочетаемого, соединение каких-то полярностей и двойственностей. Путь ума проходит в плоскости, где присутствует двойственность, но ты можешь выйти за ее пределы туда, где все едино.

Как идти по своему пути? Опять же готовых ответов на этот вопрос нет и быть не может. Приходят вопросы и факты. Что есть факт? Давайте возьмем факты внешнего мира. Факт — это реальное событие, происходящее во внешнем мире. Что может быть таким реальным событием? Это может быть автобус, который запоздал на несколько минут, или может быть событие, которое произошло где-то в мире, это может быть что-то, что реально произошло, что реально имело место. Это могут быть события, совершенно не значимые для обычного восприятия, события, которые человек с обычным видением может вообще не замечать. Это может быть сочетание листочков, которые упали, определенная погода… Ты можешь это увидеть, а можешь не увидеть.

Для того чтобы увидеть, надо быть настроенным на новое видение. Это совершенно непривычный ракурс видения, совершенно непривычный факт, который человек, живущий в суете ума, не отметит и не заметит. Поэтому расчищение ума и освобождение его для того, чтобы иметь возможность видеть что-то необычное, является, на мой взгляд, необходимым. Без этого в принципе невозможен такой способ видения и такой способ жизни. Но именно такой способ видения и жизни создает возможность для понимания тех вопросов, о которых мы говорили. То есть очень многое зависит от того, каким воспринимающим аппаратом обладает данный человек.

Если это обычное, традиционное воспринимающее устройство, то он будет воспринимать обычные вещи, он будет воспринимать только те факты, которые являются важными с точки зрения обычной жизни. Но это даже не факты, а чужая интерпретация некоторых событий. Он просто присоединяется к такой интерпретации и на самом деле ничего нового не видит. Но возможность посмотреть на то, что реально происходит непредвзятым и освобожденным от мудроствований ума, взглядом является необходимым условием. Без этого просто ничего не может быть увидено.

Иногда факт может быть замечен только благодаря каким-то другим людям, обладающим новым видением. На пересечении нескольких взглядов возникает точка фокусировки, и этот факт будет как бы «пойман», увиден. Дальше он может быть обсужден и становится для видящих неким указателем. Возможно, он не будет понят сразу, но главное, что он зафиксирован. Дальше они могут увидеть следующий факт, потом еще какой-то факт. И когда эти факты становятся видимыми одновременно благодаря тому, что были до этого замечены, благодаря тому, что были обговорены и поняты, они выстраиваются в определенную мозаику видения, которое дает ответ на некий вопрос, который тоже мог возникнуть как результат некого видения.

Это не просто объяснять с помощью обычных слов. Это некий совершенно необычный способ жизни, но, как мне кажется, это и есть тот способ жизни, который дает возможность понимания иных сфер, о которых мы говорим. Опять же это невозможно нигде прочитать, нигде и никто вам не скажет по этому поводу ничего. Это не значит, что не надо ничего читать. Я не говорю ни да, ни нет, потому что некий факт или что-то важное может прийти из любого источника. Это может быть книга, это может быть кино, это может быть просто прогулка где-то. Факты-указатели приходят из того окружения, в котором находится человек, но они приходят не просто куда-то, они приходят к данному человеку или к данной группе людей, которые могут этот факт увидеть и соединить его с другими фактами, которые они наблюдают, видят.

Почему очень важна в данном случае именно группа людей. Группа людей, представляющих как бы разные прожектора, то есть возможности видения с разных позиций, точек зрения. Ее работу не может сделать один человек. Эту работу делают несколько человек, каждый из которых обладает возможностью видения и видит какие-то определенные вещи, которые, может быть, легче увидеть именно ему. Потом соединяясь и будучи вместе, обговаривая видение каждого, такие люди создают некую большую возможность видения. Как мне представляется, это и есть основная задача людей, входящих в то, что мы называем группа самоисследования. Эта глубокая внутренняя работа вхождения в самого себя, которая обеспечивает очищение внутреннего механизма и обеспечение возможности чистого видения, эта же работа создает определенные моменты, вопросы и запросы всех вместе и каждого в отдельности, на пересечении которых рождается запрос и вопрос группы в целом, то есть направление ее исследования. И это происходит по мере движения группы и контактирования ее участников друг с другом. По-другому это не может происходить. Поэтому здесь необходима внутренняя устремленность и страсть каждого в отдельности, соединение которых дает такую возможность. Это то живое, что не может быть рождено каким-то другим способом, не может быть создано, развито и пройдено механистически. Это проживание реального смысла происходящего каждым в отдельности и всеми вместе. В этом особенность и специфика такого рода исследований.

Мы исследуем самого себя, через самого себя и с помощью самого себя. Человек является и той лабораторией, в которой проводится исследование, и тем исследователем, который проводит исследование, и тем, кто получает результаты и практически использует их. И все это в самом человеке. Здесь не нужна покупка какого-то специального оборудования, какие-либо дополнительные материалы, все, что надо, есть в самом человеке и в той группе людей, которая занимается самоисследованием. Все условия, которые необходимы для проведения такого эксперимента, не создаются специально, не планируются, они возникают спонтанно, то есть сама жизнь и является той самой лабораторией, в которой все это проводится. Изменение внутренних состояний, внутренних параметров каждого в отдельности и группы в целом приводит к появлению тех условий во внешнем и внутреннем пространстве, которые позволяют провести именно то исследование, которое необходимо. Таким образом, каждый человек в группе является творческой индивидуальностью. Он должен быть индивидуальностью, потому что только сочетание таких индивидуальностей, которые, с одной стороны, едины в своем устремлении и в то же время индивидуальны в своих проявлениях и особенностях, создает возможность проведения такого рода исследования. Самоисследование — это Сотворчество в Любви.

Теперь по поводу того, к чему относится то, чем мы занимаемся. Это не является религиозной системой в том понимании, которое принято сейчас. Это не религиозная система. Здесь нет никаких верований, авторитетов, которые, как мне представляется, составляют необходимую часть религиозного культа. Это искусство. Это наука. Это и религия. Но все это не в том представлении, которое общепринято.

Произошло разделение. Религия, наука, культура, экономика — все стало какими-то отдельными областями, практически не соприкасаемыми. Даже в пределах каждой из данных областей существует огромное количество «огородов», на которые они поделены, и заборов, которыми каждый «огород» отделен от другого. То, что мы делаем, является способом соединения всего этого? Таким образом, это и религия, и наука, и искусство, объединяемое в Осознанном Творчестве и Необусловленной Любви.

Мы входим в совершенно неизвестную область, в которой не могут работать привычные методы, применяемые сейчас, например, в науке. Наука строится на эксперименте, на повторяемости эксперимента, на возможности неоднократного получения какого-то фиксированного результата. Мы же не можем это сделать, потому что работаем с самим собой, и здесь невозможно воспроизведение каких-то внешних повторяющихся условий, в которых получится внешне повторяемый результат.

Нам приходится использовать, даже не просто использовать, а рождать совершенно новую методологию, новый способ познания, в котором исследователь и исследуемое не разделяются, а существуют как единое целое: исследователь и есть исследуемое. Это наука о человеке будущего, исследование того, что входит сейчас в жизнь человечества, может быть, через каких-то отдельных людей, но то, что будет сильнее и сильнее проявляться, то, что будет оказывать очень существенное влияние на все, что происходит с людьми. И если сейчас это не может восприниматься обычным видением и поэтому не замечается или интерпретируется каким-то совершенно неадекватным образом, не значит, что этого не существует. Это существует. Это необусловленная Любовь. Она входит в человека и человечество и оказывает все более и более сильное влияние, но пока многими непонимаемое. Мы реализуем возможность понимания и перевода на язык понятный тем людям, с которыми это происходит или начинает происходить. Этот процесс будет усиливаться, и многое из того, что люди не замечают или не хотят замечать, будет настолько сильно проявляться, что не замечать уже будет невозможно.

Путеводитель для исследователя.

То, что мы предлагаем в этом разделе, поможет вам творчески переосмыслить прочитанное и лучше понять то, что для вас сейчас наиболее важно.

Мы выделили ключевые моменты одного из этапов нашего исследования, с которым вы ознакомились в главах этой книги. Это указатели, которые полезны для вас как возможность выйти на собственное понимание, осознание, видение того, к чему мы прикасались в процессе нашего исследования. Вы можете отнестись к этому как к возможности нашего творческого сотрудничества.

Болевой личный опыт — зафиксированная и закрепленная эмоционально реакция личности человека, вызванная односторонним восприятием определенных событий его жизни.

Вертикальное развитие — развитие, ведущее к выходу за пределы замкнутой сферы представления обусловленного ума.

Внимание — характеристика направленности и особенностей движения энергии сознания.

Внешний мир личности — отражение внутреннего мира человека, живущего в замкнутой сфере обусловленного ума.

Высший Разум — Единое Сознание, — Безусловная Любовь. Источник всего сущего. Энергия в покое. Проявляет себя в движении и многообразии форм. Высший Разум — высшее сознание человечества или человека.

Горизонтальное развитие — увеличение количества привычных вещей и представлений.

Двойственность, дуальность — основная особенность восприятия жизни обусловленным умом.

Известное — какие-либо элементы привычной системы представлений.

Искренность — лестница, ведущая к двери в осознание.

Истинное «Я» Человека — индивидуализированное проявление Единого Сознания, наделенное Творческой силой Любви, выражаемой в Намерении.

Жесткая система представления — система восприятия чего-либо, неспособная к трансформации, гибкому изменению.

Жизнь — восприятие Жизни зависимым умом.

Зависимости — привязанности ложной личности, с которыми она себя отождествляет. Существуют три основные категории личностных зависимостей: от безопасности, от удовольствия, от власти.

Замкнутая сфера обусловленного ума — замкнутая область представлений, не позволяющая уму человека видеть ничего, кроме его собственных старых проекций.

Защита — способы, применяемые обусловленным умом и ложной личностью с целью сохранения привычной системы представлений.

Искаженное восприятие — иллюзорное восприятие обусловленным умом себя, других и происходящего.

Иллюзия — восприятие жизни спящим, непробужденным сознанием.

Конфликт — следствие разделенности и фрагментарности восприятия.

Кривое зеркало — отражает с искажениями.

Ложная личность — ментально-эмоциональная конструкция, возникающая на основе функционирующего механизма обусловленного ума. Ложная личность должна исчезнуть, передав управление телом-умом Истинному «Я». Ложная личность — это старая матрица сознания, существует в виде образов, представлений, верований, убеждений, стереотипных реакций и телесных зажимов (блоков), имеющих дуальную природу. Ложная личность представляет собой множество разрозненных и не согласующихся друг с другом частей и фрагментов сознания. Ложная личность проявляет себя в физическом мире с помощью действий, совершаемых телом-умом, в котором она сформировалась и находится.

Механистическое реагирование — механистические, стереотипные действия и поступки человека, являющиеся следствием восприятия и управления, осуществляемого его обусловленным умом и ложной личностью. Является результатом обдумывания и выбора, поэтому осуществляется с задержкой и искажением по отношению к происходящим в настоящий момент событиям.

Наблюдатель — тот, кто смотрит.

Наблюдаемое — то, на что смотрит наблюдатель.

Настоящий момент — дверь в Реальность.

Настройка — способность и способы изменения восприятия.

Непрерывность, текучесть — восприятие жизни освобожденным умом.

Новые возможности — возможности человека, живущего осознанной жизнью и следующего путем сердца.

Образ — ментально-эмоциональная конструкция, порожденная умом.

Обусловленный ум — воспринимающие и реагирующее устройство; механизм, имеющий двойственную, разделяющую, фрагментарную, ограниченную природу.

Осознание — проявление способности к целостному видению.

Освобожденное внимание — сознание, осознающее одновременно внешнюю и внутреннюю стороны самого себя, то есть происходящего. Сознание, видящее себя, то есть происходящее, целостно. Сознание, осознающее себя, не отождествляясь с внешней формой. Освобожденное внимание легко и гибко перемещается, воспринимая любые внешние формы и их внутреннюю суть.

Отождествленное внимание — сознание, воспринимающее и отражающее только внешнюю сторону самого себя, то есть происходящего. При этом сознание отождествляет себя с тем, что воспринимает (на что смотрит). Отождествленное внимание имеет склонность к фиксации, фрагментации, негибкости.

Позитивное — обратная сторона негативного.

Понятия, представления — определенный ракурс видения чего-либо, закрепленный в символической, в том числе словесной форме.

Прямое зеркало — отражает без искажений.

Проблема — искусственная, односторонняя фиксация ума на определенных аспектах воспринимаемого им внутреннего и внешнего мира.

Путь сердца — путь Безусловной Любви, указанный человеку Высшим Разумом.

Разделенность — отсутствие целостности.

Реальность — состояние сознания, в котором существует целостное, ясное видение жизни, осуществляется Творчество в Любви.

Реальность — жизнь как она есть.

Самопознание — путь возращения к самому себе через самоисследование функции своего тела-ума и выслеживания ложной личности.

Самоисследование тела-ума — осознанное изучение путем самонаблюдения характеристик функций своего тела-ума и видов энергии, с которыми они работают.

Самоисследование ложной личности — осознанное выслеживание главных черт ложной личности и их механистических реакций в различных жизненных ситуациях.

Самонаблюдение — основной метод самоисследования. Для самоисследования необходимо перенаправление внимания сознания в направлении самого себя.

Система, концепция — определенным образом систематизированное восприятие каких-либо фрагментов жизни.

Система координат — узловые точки, на которых строится система.

Согласие, несогласие — способ защиты обусловленного ума от восприятия нового и неизвестного действие.

Сонастройка — настройка восприятия на определенный частотный диапазон восприятия.

Спонтанное действие — свободные действия и поступки, исходящие из ясного видения Реальности. Спонтанные действия происходят без какого-либо вмешательства обусловленного ума и ложной личности, поэтому не обусловлены старой матрицей сознания. Спонтанные действия являются естественным и мгновенным ответом на требования настоящего момента, то есть происходящих в данный момент событий.

Смерть — отпускание ограничений, зависимостей и привязанностей ума, великая трансформация.

Страх — реакция ума на угрозу потери привычного.

Страдание и удовольствие — эмоциональная реакция человека на определенные воздействия внешнего и внутреннего мира, связанные с его прошлым личным опытом.

Тело-ум — эволюционирующий инструмент выражения замысла и намерения Единого Сознания и Истинного «Я» Человека. Биоэнергетический механизм, включающий пять функций: ментальную, эмоциональную, двигательную, инстинктивную и половую.

Тотальное внимание — вход в Реальность.

Трансформация — изменения, преобразования. Усиление аспекта восприятия на форме уменьшает возможности трансформации.

Убеждения, мнения, верования — основные составляющие фрагментарной структуры обусловленного ума.

Увидеть свою ложную личность — осознать свою механистичность.

Узнать себя — восприятие себя как творческой энергии безусловной любви, обладающей осознанием и способной творить с помощью намерения.

Управление вниманием — манипулирование собственной энергией.

Устранение болевого опыта — достигается через перенастройку видения человеком событий, связанных с полученным болевым опытом. Освобождение от болевого опыта — это очищение сферы ума.

Ученик — тот, кто хочет научиться осознавать и любить необусловленно.

Учитель — тот, кто осознает и любит безусловно.

Учитель и ученик в одном лице — человек, познающий самого себя.

Факты — события, воспринимаемые непредвзято.

Фрагментарность — основная характеристика ума, не преодолевшего свои зависимости.

Функции тела-ума:

Ментальная функция тела-ума — функция, работающая с энергией мысли.

Эмоциональная функция тела-ума — функция, работающая с энергией эмоции.

Двигательная функция тела-ума — функция, работающая с физической энергией.

Инстинктивная функция тела-ума — функция, обеспечивающая правильную работу физиологических функций и систем организма человека.

Половая функция тела-ума — функция, работающая с половой (сексуальной) энергией.

Пять проявлений одной энергии — каждая из пяти функций человека, работающая с соответствующим ей видом энергии. Все пять видов энергии на самом деле являются единой энергией, проявляющей себя через тело-ум человека.

Характер запроса человека — это направленность его внимания. Внимание может быть направлено в области известного, нового или неизвестного. Только сильный запрос неизвестного может привести к полной свободе, то есть к самому себе.

Язык — система понятий и представлений, применяемая для описания и поддержания определенного видения Жизни.

Ясное восприятие — видение Реальности осознающим себя сознанием.

Истории для понимания.

Книга.

Умирая, находясь на своем смертном одре, Учитель дзен позвал к себе своего главного ученика и из-под подушки достал книгу. Каждому всегда была любопытна эта книга, поскольку он никому и никогда не позволял заглядывать в нее. Иногда ученики по ночам подсматривали в замочную скважину, как он ее читал.

Учитель никогда не оставлял своей комнаты не закрытой и никому не позволял входить в комнату одному. Так что никто не видел, что содержится в этой книге.

Вот он позвал своего главного ученика и сказал:

— Храни эту книгу. В этой книге есть все, чему я учил. Береги ее, как ты видел, хранил ее я. Ее дал мне мой Учитель. Теперь я передаю ее тебе. Эта книга — наследие.

Ученик взял книгу и бросил ее в огонь.

Все остальные не смогли поверить этому. Они были поражены ужасом. Но Учитель положил руку на голову ученика и благословил его.

Он сказал:

— Ты понял, если бы ты сохранил книгу, ты вовсе не был бы моим учеником. На самом деле в этой книге ничего не было. Она была пуста. Ты выбросил ее — хорошо. Ты понял мое учение: никто не должен следовать ни за кем. Каждый должен идти в свою собственную душу.

Сообразительный и глупый ученики.

Как-то у Бодхидхармы спросили:

— Кого можно назвать сообразительным учеником и кого — глупым учеником?

Бодхидхарма ответил:

— Сообразительный ученик не привязан к словам учителя, он использует свой собственный опыт, чтобы найти Истину. Глупый ученик рассчитывает на то, что к нему постепенно придет понимание благодаря словам учителя. Учитель имеет два вида учеников: одни слушают слова учителя, не цепляясь за материальное или нематериальное, не привязываясь к форме и к отсутствию формы, не думая о живом и неживом, — это сообразительные ученики. Другие, которые жаждут понимания, накапливая знания и смешивая добро и зло, — глупые ученики.

Сообразительный ученик понимает мгновенно: он не использует низший ум, когда слушает учение, но и не следует уму мудрого, он трансцендентирует и мудрость, и невежество.

О плевелах.

… Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на своем поле.

Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницей плевелы и ушел.

Когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы.

Пришедшие же рабы домовладыки сказали ему:

— Господин! Не доброе семя сеял ты на поле твоем? Откуда же на нем плевелы?

Он же сказал им:

— Враг человека сделал это.

А рабы сказали ему:

— Хочешь ли, мы пойдем, выберем их?

Но он сказал:

— Нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы.

Оставьте расти вместе и то, и другое до жатвы, и во время жатвы я скажу жнецам: "Соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою".

Десять дев.

Царство Небесное подобно десяти девам, которые, взявши светильники свои, вышли навстречу жениху.

Из них пять было мудрых и пять неразумных.

Неразумные, взявши светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих.

И как жених замедлил, то задремали все и уснули.

Но в полночь раздался крик:

— Вот жених идет, выходите навстречу ему!

Тогда встали все девы те и поправили светильники свои.

Неразумные же сказали мудрым:

— Дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут.

А мудрые отвечали:

— Чтобы не случилось недостатка и у нас, и у вас, пойдите лучше к продающим и купите себе.

Когда же пошли они покупать, пришел жених, и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились.

После приходят и прочие девы и говорят:

— Господи! Господи! Отвори нам.

Он же сказал им в ответ:

— Истинно говорю вам: не знаю вас.

Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придет Сын Человеческий.

Исправлять тут же.

Набожный монах сидел в первом ряду на воскресной службе. Вдруг он нагнулся и принялся снимать ботинок. Эта необычная процедура посреди службы заставила видевших это улыбнуться и на время отвлечься от богослужения. Брат вслед за этим принялся стягивать носок. Это вызвало такой беспорядок, что священнослужитель прервал службу и спросил брата, не случилось ли с ним чего.

— Нет, — ответил тот, — я просто заметил, что у меня один носок надет наизнанку.

— Хорошо, брат, — улыбнулся священник, — но не мог ли ты подождать и сделать это потом?

— Нет, батюшка, — ответил тот. — Если я вижу, что у меня что-то не в порядке, я начинаю исправлять тут же.

Шакир Амали.

Люди ищут учителей и учение, стремясь найти что-то, чего ранее они не знали. Однако в действительности учителя и учения существуют для того, чтобы помогать людям применять и практиковать, а не развлекать и давать новые переживания.

Поскольку люди, как правило, этого не знают, то неудивительно, что они не знают, что же они нашли, и пытаются найти то, что не представляет для них никакой пользы.

Возможно также, что то, что кажется людям «новым», является последним из того, что необходимо для их совершенствования.

Вы узнаете искателя сенсаций по тому, что его привлекает новое или таинственное. Вы узнаете истинного ученика по тому, что он ищет все, что должно быть найдено.

Драгоценность.

Вся мудрость, согласно Дауд-Заде, содержится на различных уровнях толкования этой древней традиционной истории.

В отдаленном царстве совершенства жил справедливый монарх, у которого были жена и чудесные сын и дочь. Счастливо жили они вместе.

Однажды отец призвал своих детей и сказал им:

— Время пришло, как оно приходит для всего на свете. Вам надо пуститься в другие края, преодолев бесконечное расстояние. Там вам надо будет разыскать Драгоценность и затем вернуться с Ней обратно.

Итак, путешественники с измененным обликом оказались в странной земле, почти все обитатели которой вели смутное существование. Действие этого места было таково, что дети потеряли контакт друг с другом, блуждая как бы во сне.

Время от времени перед ними проплывали призраки, видения родной страны и Драгоценности, но их состояние было таково, что все это только усиливало грезы, которые они стали принимать за действительность.

Когда вести о положении детей достигли царя, он поручил своему доверенному слуге, мудрому человеку, передать им:

— Вспомните вашу цель, проснитесь и вместе возвращайтесь.

Получив это послание, они пробудились и с помощью спасшего их руководителя преодолели невероятные опасности, окружавшие Драгоценность, и при ее волшебном содействии вернулись к себе в царство.

Для тех, кто прочитал эту книгу.

Человек является одновременно передатчиком и приемником, настроенным на определенный уровень вибрационных частот сознания. Именно на этих частотах он и взаимодействует с окружающим его миром. Каков диапазон доступных для него частот, таков и характер его восприятия мира и взаимодействия с ним.

Тот факт, что вы взяли эту книгу и прочли ее, говорит о том, что наши частоты сознания сходны, по крайней мере, в определенном диапазоне. Подобное притягивается подобным.

Это значит, что между нами существует определенная взаимосвязь и определенное объединяющее Намерение, которое в данный момент выразилось в том, что мы познакомились через эту книгу. Однако потенциал Намерения не исчерпывается только этим. Он значительно шире.

Если вы направите свое внимание на осознание Намерения, то, возможно, почувствуете желание непосредственно встретиться с нами и продолжить начатую работу по самоисследованию уже в самой Школе.

Школа холистической психологии — это место, где проходят подготовку люди, которые остро чувствуют необходимость движения по Пути к самому себе.

Процесс, согласно которому организована и действует Школа, позволяет каждому пришедшему решить те проблемы, которые являются наиболее важными для него в настоящий момент. Их решение высвобождает «закупоренную» в связи с этой проблемой энергию человека и дает возможность дальнейшего продвижения по его Пути. Это могут быть проблемы, связанные с работой, деньгами, взаимоотношениями с людьми, здоровьем, несчастными случаями, смертью близких людей и т. д. Именно с них и начинается наша работа, которая в дальнейшем переходит в настройку и синхронизацию вашего сознания с высокочастотными вибрациями, соответстующими вашему Высшему «Я», осознанию себя, своего предназначения и задач данного воплощения. В дальнейшем к полному раскрытию и реализации всех граней потенциала вашего многомерного сознания.

Увидеть Намерение, которое привело вас к этой книге, и то, что оно значит для вас, будет проще, отвечая самому себе на следующие вопросы:

При каких обстоятельствах я купил эту книгу? На что указывают эти обстоятельства? Что я при этом чувствовал, думал, делал?

В связи с чем я обратил внимание на эту книгу? На что именно я обратил внимание, просматривая эту книгу? Что меня заинтересовало в ней и почему? О чем я думал, что чувствовал, что ощущал?

Какие чувства, желания и мысли возникали у меня по ходу чтения книги?

Какие события и необычные факты происходили в моей жизни в процессе чтения книги? Что они значат для меня? Какие мысли, чувства и поступки возникали у меня в связи с этими событиями?

Какие части книги вызвали у меня наибольший интерес? Какие мысли, чувства и ощущения возникали в связи с ними? К каким изменениям в моем внутреннем и внешнем мире это привело?

Как резонирует во мне эта книга? Хочу ли я прочитать другие книги и прослушать аудиокассеты Школы холистической психологии, указанные в этой книге?

Возникало ли у меня желание встретиться со Школой непосредственно? Если да, то в связи с какими чувствами, мыслями и желаниями? Реализовал ли я это намерение? Если нет, то что мешает в этом: какие мысли, чувства, ощущения?

Осознайте источник внутреннего сопротивления продолжению вашей работы по самоисследованию и овладейте имеющейся в нем энергией.

Сконцентрируйте свое внимание в середине груди и почувствуйте свое намерение, идущее из глубины вашего сердца. О чем оно вам говорит?

Телефоны Школы: (095) 117-22-46 Виктория, 573-44-66 Надежда.

Аудиоматериалы.

Наши встречи — исследования, материалы которых положены в основу этой и других наших книг, первоначально были записаны на аудиокассеты. Сравнивая особенности подачи и восприятия материала в аудиокассетах и печатном варианте, мы увидели, что каждая из них имеет свои характерные преимущества. Печатная форма более привычна для большинства людей, и поэтому быстрее находит своего читателя. Вместе с тем такая подача материала требует соблюдения определенных правил, присущих именно текстовому способу выражения мыслей и чувств.

Поэтому некоторые диалоги и нюансы общения, имевшие место в процессе нашего исследования, не вошли в книгу или были адаптированы для удобства визуального восприятия. Как мы выяснили экспериментальным путем, давая прочитывать и прослушивать материалы различным людям, аудиовариант наших встреч давал возможность слушающим достичь более глубокого интуитивного, эмоционального и телесного восприятия.

И еще. Осознание и понимание у слушавших часто возникало именно в паузах и интервалах между произносимыми словами и фразами. Ведь именно большое значение имеет то выражение, та энергия говорящего, которая идет через и за его словами. С помощью аудиокассет это можно прочувствовать наиболее полно. Поэтому работа с аудиозаписями наших занятий является очень эффективным способом, позволяющим вам самостоятельно начать движение по Пути самопознания и исследования различных аспектов самого себя.

Вы можете использовать их как для индивидуальной, самостоятельной работы с самим собой, так и для ведения такой работы в группе. Прослушивая материалы, записанные на аудиокассетах, например в группе, вы вместе обсуждаете их, используя рассматриваемые в них вопросы, темы, ответы, ситуации и идеи в качестве содержательного и энергетического импульса для собственного процесса вашей коллективной работы по самопознанию. Таким образом, мы начнем сонастраиваться с вами на общую резонансную частоту вибрации Единого Сознания. В дальнейшем возможно расширение и углубление такой совместной работы в самых различных формах.

Комплекты аудиокассет мы тиражируем только под конкретный заказ. Поэтому, чтобы получить их, вам надо позвонить по телефону (095) 117-22-46 Вика или выслать свою заявку по адресу: 115487 г. Москва, Коломенский проезд, дом 1, корп. 17, кв. 151, Григорьевой Виктории Александровне (Школа холистической психологии).

Комплект аудиокассет под названием "Практические беседы" продается без предварительного заказа. В него входят следующие материалы:

"Как избавиться от отрицательных эмоций" 1 часть (90 мин.).

"Обретение спокойствия — быть здесь и сейчас" 1 часть (90 мин.).

"Разные грани общения" 2 части (180 мин.).

"Сложные периоды и изменения в вашей жизни" 1 части (90 мин.).

"Хочу и могу" 1 часть (90 мин.).

"Близкие люди. Сложности взаимоотношений" 2 части (180 мин.).

Мы все время пополняем имеющиеся у нас аудиоматериалы новыми. Поэтому если хотите быть в курсе этих новинок, звоните или пишите нам.

Александр Александрович Пинт.

Оглавление.

Самоисследование - ключ к высшему Я. Понимание себя. Надо ли вам читать эту книгу? Как появилась эта книга и как ее читать? Духовный путь, или путешествие в стране кривых зеркал. Вы идете не за мной, а со мной. Опомнись! Ты видишь собственное отражение. Прямое зеркало — дверь в реальность. Стереотипы вашего мышления. Почему мы видим в другом себя? Зацикленность — подготовка к сумасшествию. Лучший подарок для осознающего. Истории для понимания. Сколько листьев в руке. Будьте сами светом для себя. Деревянная статуя. Зеркало. Путь. Носитель. Масло, вода, хлопок. Возможность, которая может не повториться. Ваш шанс в неожиданной упаковке. Голый король внутреннего мира. Кто купит билет в другую жизнь? Что «ведет» вас по жизни? Страсть, преодолевающая все. Почему у лошади такие печальные глаза. "Я иду по границе двойственности". Парение — движение без усилий. Истории для понимания. Учитель, я пришел. Дух не ведает смущения. Не оставлять следов. Замещение. Смерть через сорок дней. Особенности настройки восприятия. Измени видение — и проблема исчезнет. Что будет, если вам откроют "третий глаз"? Отказаться самому или ждать пока отберут? Что же мешает мне жить? Сделка с эгрегором. Откуда мы берем свои цели? Истории для понимания. Несчастнейший на свете. Шелуха душ древних людей. Тяжелая голова. Топор. Толпа. Почти яблоко. Тайна, познающая самою себя. Чья мораль лучше? Что вы хотите: понимания или согласия? Мозговая клетка Земли. Какую мелодию исполняет ваша личность? Проводник, соединяющий два мира. Как избежать ненужных усилий? Река другой Жизни. Разнообразное однообразие. Кто будет платить деньги, чтобы послушать соловья? Как избавиться от чувства вины? Театр близких отношений. Может ли мужчина сказать женщине все? Планирую, потому что боюсь. Истории для понимания. Станьте бесполезными. Наблюдение. Отражение исчезло. Побудительные мотивы. Верю и не верю. Предпоследнее разочарование. "Неужели вы никогда не испытывали радость?..". Робкая истина. Конец надежды — начало революции. "Господи! Почему Ты покинул меня?". Оккультные трюки ума. Истинное смирение — принятие того, что есть. Злодей или духовный брат святого? Безобразная красота. Релаксация ума. Истории для понимания. Бойцовский петух. Познание причины. В надежде на исправление. Рука судьбы. Ты слишком много оглядывался. Страна Истины. Слоистый песок. Чтение. Шарикари. Двор фермы. Конец личности — начало человека. Человек — это?. Личностью не рождаются, а становятся. "Я взял и разложил личность на составляющие ее части…". Кажущаяся свобода или иллюзия выбора. Это «прекрасное» слово — эволюция. Бабочки и гусеницы: проблемы общения. В том, что происходит, уже есть все. Если это действительно реально, то зачем же так волноваться? Серная кислота жалости. Частичное решение — это вовсе не решение. "Психологический узел": тянем-потянем… Истории для понимания. Сижу в забытьи. Пустота. Нет воды — нет корабля. Два условия. Искать как учиться искать. Наблюдая свои собственные мнения. Огромная значимость. Психологическое дыхание: брать и давать. Почему мне стыдно просить? Взаимосвязь или взаимозависимость? Теория кармы — бальзам для личности. Бескорыстная корысть. Балансовый отчет о близких отношениях. "Я его люблю, а он шарахается…?!". "Хочу взаимности!". Торговая марка — "любовь". Сексуальная энергия — угроза для ума. Страсть: зов снизу и зов сверху. Мужчина и женщина: разность потенциалов. Безногий мужчина на плечах слепой женщины. Истории для понимания. Самое ценное на свете. Дзенский диалог. Что имеешь в кошельке… Что ты видел на середине моста? Роскошь и простота. К чему мы все идем? Аналогия, куда она нас ведет? Что познает мусорщик: себя или мусор? Ты есть то, даже если не осознаешь этого. Просто жизнь или эксперимент самопознания? Я могу увидеть в тебе то, что происходит со мной. Исследование в направлении самого себя. Истории для понимания. Кукла. Смерть Лао-цзы. Стрельба из лука. В чем разница? Небесный плод. Бродяга. Аналогия. А что дальше? Жить по-другому. Путеводитель для исследователя. Истории для понимания. Книга. Сообразительный и глупый ученики. О плевелах. Десять дев. Исправлять тут же. Шакир Амали. Драгоценность. Для тех, кто прочитал эту книгу. Аудиоматериалы.