Счастье в трудные времена.

История Энни.

Даже в самом симпатичном парне начинаешь видеть чудовище, когда он колотит тебя головой об стену.

На протяжении двадцати лет меня били и унижали мужчины. Я до сих пор пытаюсь понять, как все это началось и почему я не могла давным-давно положить этому конец.

Я выросла в небольшом городке в очень набожной христианской семье. Ребенком я была непоседливым, меня все время тянуло на приключения, в результате чего я часто нарывалась на неприятности. В качестве компенсации я старалась периодически делать что-то, за что родители могли бы мною гордиться. К примеру, строгими законами нашей веры запрещалось на Рождество праздновать дни рождения, но про юбилеи свадеб никаких правил не было. Я обожала готовить родителям праздничные завтраки к таким годовщинам, но и тут иногда умудрялась напортачить (например, однажды я забыла налить воды в электрический чайник, и он взорвался). Казалось, как я ни старайся, у меня все равно толком ничего не выйдет.

В старших классах я была открытым и уверенным в себе подростком и мечтала стать учительницей. Благодаря своему неуемному любопытству, бунтарскому духу и стремлению к популярности, я иногда оказывалась в дурной компании.

А потом, когда мне было 14, меня изнасиловали.

От стыда и полного непонимания, что делать дальше, я никому ничего не сказала. Но и родителям, и нашей церковной общине об этом стало известно. В церкви я должна была принести извинения перед лицом всех прихожан. Я не могла понять, почему извиняться должна именно я. Ведь это было бы равносильно признанию моей вины, а я ни в чем виновата не была. Я отказалась, и была изгнана из общины.

Жить с родителями стало тоже очень неловко, и, только мне исполнилось 16, я ушла из дома и на пару с подружкой сняла жилье. Когда-то я была одной из лучших учениц, а теперь превратилась в изгоя. Я бросила школу и устроилась работать в лавку азиатской гастрономии. Я работала на двух работах одновременно, но денег вечно не хватало, у меня не было профессионального образования и даже родных, с кем можно было бы поговорить по душам. Через год или около того мой бойфренд Джон позвал меня в Мельбурн. Мельбурн показался мне идеальным решением всех проблем!