Счастье в трудные времена.

Голод.

Я отчаянно хотел чего-то добиться, кем-то стать. Я не хотел быть просто наемным работником, я хотел стать бизнесменом. В результате я основал собственную оформительскую мастерскую. Клиентов у меня не было, но рецепт успеха я себе придумал. Идея была совершенно гениальная: если нет работы, нанимай больше людей! Количество заказов упало почти до нуля, но я расширялся. В скором времени у меня работало уже четыре человека. Сейчас я поражаюсь собственной глупости.

Я находил в ящиках кухонного стола недоеденные куски хлеба и, счистив с них зеленую плесень, размачивал в воде, чтобы не поломать зубы.

Я допоздна спал по утрам, а четыре моих работника без дела сидели в мастерской. Неделями у меня не было денег даже на какую-нибудь картофелину. Я голодал. Мне вспоминается, как я обшаривал всю свою квартиру в поисках чего-нибудь съедобного. Я находил в ящиках кухонного стола недоеденные куски хлеба и, счистив с них зеленую плесень, размачивал в воде, чтобы не поломать зубы. Я съедал обнаруженные под ковром заплесневелые корки. Я физически болел от постоянного стресса. По утрам я выкашливал из себя сгустки странной, зеленой слизи. Вот такой был «зеленый период» моей жизни.

Каким-то непостижимым образом мой «бизнес» просуществовал целых пять лет. Я жил в постоянном ужасе и невыносимом психологическом напряжении, я потерял способность двигаться и в конце концов попал в больницу. По симптоматике было похоже, что у меня случился инфаркт, но на самом деле это было просто полное нервное истощение. В больнице я пролежал два месяца, а к моменту выписки меня уже официально объявили банкротом.

После пяти лет почти полного безделья я не делал абсолютно ничего на протяжении еще двух. Я чувствовал себя полной бездарностью, надежд никаких, денег по-прежнему ни гроша. Мне подумалось, что это идеальный момент уехать. Я обнаружил, что в Австралии требуются художники-оформители, и решил эмигрировать. Я был нужен Австралии!

Покидая Европу, я принял два критически важных решения. Я решил, что никогда больше не буду:

• тратить деньги, которых у меня нет, и.

• притворяться кем-то другим.

Бывает, на жизненном пути встречаются люди, благодаря которым меняется вся твоя судьба. В Австралии в возрасте 32 лет я повстречал Питера Мэтьюза, и он стал не только лучшим другом, но и заменил мне отца, которого, по сути, у меня никогда не было. Питер был замечательным и популярным пейзажистом. Впервые в жизни я понял, что зарабатывать на жизнь можно тем, о чем раньше только мечтал. Питер не учил меня писать картины. Но он научил меня мыслить, как это должно делать профессиональному художнику. Питер поверил в меня и на своем примере научил быть хорошим человеком. Сегодня слово «наставник» уже превратилось в набившее оскомину клише, но Питер сыграл в моей жизни именно эту роль: он стал моим наставником.

Где-то через год я уже продавал собственные картины. Я начал работать учителем рисования и, по счастливому стечению обстоятельств, выиграл в нескольких конкурсах живописцев. Жизнь пошла на поправку.

Я купил себе дом за три с половиной тысячи долларов. В таких случаях шутят, что тебе достался самый паршивый дом на всей улице, но хуже моего не было, наверно, на всей планете. И все же я был на седьмом небе. Целый год у меня ушел только на то, чтобы сделать этот дом хоть сколько-то пригодным для обитания. Но впервые в жизни у меня было что-то свое.

Последние 30 лет я зарабатываю живописью. Теперь, оглядываясь назад, я не понимаю не столько, как у меня получилось превратиться во вполне состоятельного человека, сколько как мне вообще удалось выжить!

В нищем детстве я фантазировал, как стану художником и буду ходить в плавание на океанских яхтах. Хотя в какой-то момент я остался без гроша и даже чуть не умер, я все-таки стал художником. И сегодня, когда я не работаю над очередной картиной, я выхожу в море на собственной яхте. Как бы низко ты ни падал, надежда всегда остается.

Веб-сайт Альфреда: www.alfredengel.com.