Сияние негаснущих звезд.

ВЫСОКОВСКИЙ Зиновий.

ВЫСОКОВСКИЙ Зиновий (актер театра, кино: «Дикий мед» (1967) и др.; писатель пан Зюзя из телевизионного «Кабачка «13 стульев» (1966–1980); скончался 3 августа 2009 года на 77-м году жизни).

Высоковский давно страдал заболеванием почек. Поздно вечером 2 августа 2009 года ему в очередной раз стало плохо и «Скорая» доставила его в больницу имени Боткина. Срочно потребовался гемодиализ. Однако несмотря на все усилия врачей, спасти артиста не удалось – он умер на следующий день.

Вспоминает актриса Л. Максакова: «Зиновий был у меня в гостях за месяц до смерти. «Зямочка, выпьешь винца или водочки?» – предложила я. Он ответил: «Нет, совсем не могу». Он был очень мужественный человек, не жаловался. Но я поняла, что со здоровьем у него плоховато. Тем не менее мы договорились делать пьесу «Жижи». Он был счастлив, что снова играет в Сатире, преподает в Щукинском училище… (начать преподавать там Высоковский должен был с осени, но не успел. – Ф.Р.»).

Прощание с З. Высоковским состоялось 6 августа. Вот как об этом сообщалось в СМИ.

«Московский комсомолец» (номер от 7 августа, автор – В. Копылова):

«…Лето. Жарко. Давление, магнитные бури… Театр сатиры, с которым много лет был связан Зиновий Высоковский, в отпуске… И это очень заметно по относительно небольшой толпе людей, которые пришли вчера в Дом кино. Но, значит, как верно заметил Иосиф Кобзон, пришли проститься с Высоковским самые верные, самые близкие друзья. Здесь – Аркадий Арканов, Ирина Мирошниченко, Вениамин Смехов, Олег Марусев, Клара Новикова, Павел Любимцев…

Высоковский был легким человеком, все об этом говорят. Наверное, поэтому прощание не было мучительно тяжелым, напряженным, как это бывает. Улыбается иногда даже Любовь Ефимовна, Любаня, как Зиновий Моисеевич всегда называл свою супругу. Обычно ее можно встретить хлопочущей в Доме журналистов – она там главная по хозяйственной части. Они и здесь как будто хлопочет, все время при деле, никакой патетики. Как редко встречается это поистине христианское отношение к смерти! Смерть – не точка, не обрыв, не мрак. А всего лишь этап, после которого любовь и связь между людьми, возможно, даже крепнет. Здесь Соня, его любимая внучка, которая на глазах тех, кто пришел сегодня, из девочки превратилась в молодую актрису. Соня бывала на всех его концертах, знает наизусть репертуар…

Много добрых слов говорят люди. А самый искренний, самый правдолюбивый – Иосиф Кобзон.

– У каждого из нас остались долги перед Зямой. Да! Остались долги. Я начну с себя. Я очень редко звонил, не знал, как он живет, приглашают ли его на концерты. Изредка читал в «Московском комсомольце» его юмористическую колонку. А обычные наши коридорные трепы начинались с анекдотов. Суета сует всех нас разбросала по делам, у всех свои проблемы… Я никого не осуждаю. Но каждый раз, когда происходит трагедия, становится немного стыдно. Мог – а недодал. Я знаю, что такое депрессия, безысходность. Это состояние было и у Зямы…

Не могло не быть этого состояния. Все понимают: время «Кабачка «13 стульев» прошло. Прошло время той эстрады, того мягкого смеха, привыкнув к которому, трудно слушать агрессивные, нахрапистые и просто глупые монологи нынешних юмористов. Что такое артист без сцены? Но только жалоб никто и никогда от Высоковского не слышал…».

Похоронили З. Высоковского на Ваганьковском кладбище в Москве.