Сказка Сладкого королевства.

Сказка Сладкого королевства

Глава первая. В которой все начинается.

«Дин-Дон! Дин-Дон!» — пробил колокол на самой высокой башне Королевского Дворца.

«Динь-Дилинь! Динь-Дилинь!» — подхватили колокола и колокольца по всему Сластилину.

— Маковка! Шесть часов! Пора вставать! Открой глаза, соня!

Худая загорелая рука, покрытая ссадинами и царапинами, опустилась на пухленькое плечико и решительно потрясла его.

— Маковка! Проснись! Да не зарывайся, не зарывайся под одеяло! Нам пора. Ах, ну что мне делать с этой девчонкой? А! Придумал!

Мальчик тихонько засмеялся. Набрав полный рот воды, он с силой брызнул малышке в лицо.

Сказка Сладкого королевства

— Ай! Ай! Ай! — взвизгнула Маковка и села. — Ты что, решил утопить меня, Изюмчик? — захныкала она, протирая кулачками сонные глаза.

— Вставай, Маковка! Если, конечно, хочешь пойти со мной к Королевскому Дворцу.

Девочку словно ветром сдуло с кровати.

— Я вспомнила! Мы собирались пробраться в Королевский парк к Заветному Озеру! Не сердись, Изюмчик! Я мигом! — затараторила она, поспешно одеваясь.

— А ты ничего не забыл? Банку с крышкой? Сачок?

— Не волнуйся. Все здесь, — мальчик похлопал рукой по стоящему на стуле рюкзачку.

Бросив расческу на столик у зеркала, Маковка, тряхнула непослушными кудряшками и состроила рожицу.

— Потом будешь перед зеркалом вертеться. Да не топай, тетушка Патока услышит.

Изюмчик приоткрыл дверь. В коридоре было сумрачно и тихо. Не заметив ничего подозрительного, он, поманил девочку и вышел из комнаты. С башмаками в руках ребята крадучись пробрались через спящий дом.

Только на улице они перевели дух и обулись.

— А теперь бежим!

И дети припустили по каменной мостовой.

Сластилин просыпался. То тут, то там распахивались ставни, и отдергивались занавески. Из открытых окон вкусно пахло свежесваренным кофе. Хозяйки магазинчиков раскладывали товар на прилавках. Из пекарни тетушки Сдобы выносили корзины с ароматными ванильными булочками.

Узкая петляющая улочка сменилась такой же, потом перетекла в более широкую, потом опять в узкую. Тяжело дыша, дети бежали вперед.

— Ох-ох! Изю-изюмушка… Давай передохнем хоть минуточку!

— Потерпи, пожалуйста. Вон за тем желтым домом с башенкой начинается забор Королевского парка.

Через несколько минут, дети свернули за угол и оказались перед резной решеткой.

Сбросив с плеч рюкзак, Изюмчик сел на землю. Маковка шлепнулась рядом и привалилась к брату. Они сидели молча, наслаждаясь отдыхом.

Впереди их ждала ограда.

Глава вторая. В которой Изюмчик и Маковка находят Заветное Озеро и что из этого получается.

Ограда Королевского парка была высока и неприступна. Но не для Маковки с Изюмчиком. Во всей округе не осталось ни одного дерева, ни одного забора, на которые они не забирались. Ловко цепляясь за чугунные цветы и листья решетки, брат и сестра перебрались на другую сторону.

— Да это настоящий сказочный лес! Изюмчик! Ты слышишь, как поют птицы? А цветы! Я в жизни не встречала таких цветов! — Маковка в восхищении завертела головой.

— Голова оторвется, — пытаясь казаться равнодушным, проворчал мальчик и тут же предостерегающе вскрикнул:

— Осторожно! Разве ты забыла о волшебных цветах — Стражах? Стоит их задеть, как такой перезвон пойдет! Сразу охрана прибежит.

Маковка испуганно отдернула руку от большого фиолетового цветка.

Какое-то время дети молча шли по дорожке, настороженно поглядывая по сторонам. Но птицы пели так звонко! Цветы пахли так сладко! Постепенно тихая радость охватила их.

Сказка Сладкого королевства

— Смотри! Смотри! — вскрикнула Маковка.

— Заветное Озеро! — восхищенно прошептал Изюмчик. — Все как рассказывали садовники в кофейне «Золотая Улитка». Беседка. Мостики. Плакучие ивы. Цветущие кустарники. Кувшинки. И лебеди… Черные и белые…

— А вода… Какая чистая вода! Виден каждый камушек на дне. А рыбки… Сколько их здесь… Красненькие, беленькие, полосатенькие…

Голос Маковки упал. Она растерянно посмотрела на брата.

— Они же все разные. Как мы узнаем, какие светятся в темноте?

Изюмчик озадаченно почесал затылок. Такого он явно не ожидал.

— Даже если мы будем ловить по одной каждого цвета, нам и за день не управиться… — всхлипнула малышка.

— Кто это здесь плачет? И кто покушается на королевских рыбок? — внезапно раздался мелодичный голос.

Цветущий куст раздвинулся. Высокая тоненькая девушка появилась на дорожке.

— Я еще никогда не видела таких юных воришек, — продолжала она, с любопытством разглядывая остолбеневших детей.

— Мы не воришки! — сверкнув глазами, выкрикнул Изюмчик.

— А как называются люди, которые перелезают через забор в чужой парк и собираются ловить чужих рыбок?

Маковка, исподтишка внимательно изучавшая лицо незнакомки, толкнула брата.

— Расскажи ей все, Изюмчик. У нее добрые глаза.

— Мы не воришки, — более спокойно произнес мальчик. — Нам нужна одна рыбка-светлячок.

— Надеюсь, ваша повесть будет занимательной и развлечет меня в моей печали, — девушка направилась к беседке. Сделав несколько шагов, она обернулась и насмешливо сказала:

— Вам нужно особое приглашение? И не вздумайте удрать. А то я позову охрану, — девушка поднесла к губам маленький золотой свисток, висевший на витом шнурке.

Изюмчик и Маковка переглянулись и понуро поплелись за любознательной незнакомкой.

Глава третья. В которой Изюмчик рассказывает историю таинственного исчезновения профессора Марципана.

В беседке царил полумрак. На столике, покрытом расшитой скатертью, стояла ваза с медово-желтыми грушами. Над ними кружили две золотые пчелы. Девушка опустилась в широкое кресло. Дети шлепнулись на диванчик, покрытый пушистым пледом. Диванчик был таким мягким, таким уютным! Маковка просто утонула в нем. Приятное оцепенение навалилось на девочку, веки отяжелели, она сладко зевнула.

— Мы не воришки! — словно сквозь вату услышала она.

— Если бы мы только могли купить рыбку-Светлячка! Мы же целый год копили деньги. Правда, Маковка? Да не спи ты! Нашла время!

— Правда! — старательно тараща закрывающиеся глаза, подтвердила Маковка. — Мы целый год не ели мороженое по воскресеньям.

— А зачем вам рыбка-Светлячок? — голос девушки прозвучал мягко, почти ласково.

— Это для Батончика, — тяжело вздохнув, пояснил Изюмчик. — У нас есть брат. Еще недавно он был самым веселым карапузом на Фиолетовой улице. А теперь его словно подменили. Это случилось в тот самый вечер, когда исчез наш папа…

— Исчез? — сочувственно проговорила незнакомка. — А мама?

— Она давно пропала. Ушла и не вернулась, — ответил Изюмчик просто.

— Бедные малыши! Сиротки! Но что же случилось с вашим папой, я не совсем поняла.

— Не знаю, — Изюмчик пожал плечами. — Наш папа — профессор Марципан. Он придумал микстуру смелости. И капли от капризов. И… — Изюмчик перешел на шепот, — он изобрел эликсир доброты. Папа мечтал о дне, когда на земле не останется ни одного плохого человека.

Сказка Сладкого королевства

— Это как? — оживилась девушка. — Злодей выпил и стал славным добряком?

— Ну, да! Жаль, пока эликсир действовал всего десять минут.

— Ах, какой замечательный ученый ваш отец! — восхитилась девушка. — Мир без черных мыслей, без дурных поступков!

— Но однажды вечером, когда мы вернулись с тетушкой Патокой из гостей, в доме все было вверх дном. Ни папы, ни его книг, ни тетрадей, — Изюмчик шумно сглотнул, словно к его горлу подкатил комок.

— А Батончик? — участливо спросила незнакомка.

— Он был простужен. Не пошел с нами. Мы нашли его на чердаке. В сундуке, в котором тетушка Патока хранит разное старье.

— И он теперь никогда не смеется, — дрожащим от слез голосом подхватила Маковка, с которой слетели последние остатки дремы. — Он молчит.

— Онемел? — ужаснулась незнакомка.

— Нет. Батончик может попросить молока или сказать, что у него промокли ноги. Но он не хочет ни с кем разговаривать. И играть не хочет. Сидит, как старичок на скамеечке, и молчит.

— И спать со свечкой боится тоже. От нее страшные тени на стене, — размазывая слезы ладошкой, всхлипнула девочка.

— Поэтому вы решили подарить ему рыбку — Светлячка? Но днем их вам не найти. Они зарываются в песок и спят на дне озера.

Маковка и Изюмчик переглянулись и опустили головы.

— Не горюйте. Во дворце есть бассейн. В нем тоже живут рыбки — Светлячки.

— Мы слышали, — досадливо отмахнулся Изюмчик. — Но нам же не пробраться во дворец, да еще на половину принцессы?

— Даже если я помогу вам?

Изюмчик с сожалением покачал головой.

— С работы выгонят. Лучше мы придем к Заветному Озеру ночью.

— А за кого вы меня принимаете, позвольте спросить?

— За служанку, — выпалила Маковка.

— За горничную, — поправил Изюмчик.

— Ну, а если я принцесса? — полюбопытствовала незнакомка.

Маковка и Изюмчик расхохотались.

— Принцесс таких не бывает! Они все кривляки и задаваки!

— Зря веселитесь: перед вами Ванилина — Ланолина Первая, наследная принцесса Сладкого Королевства. Прошу любить и жаловать! — торжественно продекламировала девушка.

— Ой! — только и смогла прошептать Маковка, сползая с дивана на пол.

Принцесса, лукаво улыбаясь, наслаждалась произведенным эффектом.

Глава четвертая. В которой жизнь принцесс представляется с неожиданной стороны.

В беседке воцарилась тишина. Изюмчик уставился на мохнатого шмеля, ползающего по самой большой груше. Маковка изучала узор на юбочке, как будто впервые его увидела. Принцессе надоело ждать. Она хлопнула в ладоши.

— Ага! Наконец-то вы на меня посмотрели, проглотили? Я — принцесса. Но я не кусаюсь. У меня две руки, две ноги, одна голова и одно сердце… И очень несчастное сердце… — коротко всхлипнув, она закрыла лицо руками. — Удивляетесь? Знали бы вы, как грустно быть принцессой. Даже поплакать нельзя. Тут же наябедничают мадам Горчице. А от нее не отвяжешься. «Почему плакала?» — противным голосом, явно кого-то передразнивая, пропищала она. — Помчится к братцу — Главному Советнику Уксусу. И опять: «Почему глаза красные? Почему палец в чернилах? Кому писала?» — зверски вращая глазами, проскрипела принцесса. — Не-на-ви-жу!

Напуганная мрачным видом Ванилина, Маковка робко спросила:

— А почему вы не пожалуетесь Королю или Королеве?

— Ха-ха-ха! — ядовито хохотнула принцесса. — Да, это то же самое, что пожаловаться Советнику Уксусу на Советника Уксуса! Я расскажу вам страшную королевскую тайну, которую, впрочем, во дворце только ленивый не знает. Несколько лет назад во дворце появился Советник Уксус. Он очаровал моего отца — Короля Гоголя-Моголя. Он настолько подчинил его, что Августейший родитель не в силах сам решить пустяковый вопрос: заказать на завтрак яичницу или омлет. Как только Советник Уксус стал Главным Советником, он привез во дворец сестрицу — Мадам Горчицу. Ну-ка, проявите смекалку. Скажите, что было дальше?

— Она стала подругой Королевы… — неуверенно предположил Изюмчик.

— Какие сообразительные! Молодцы! Мадам Горчица — задушевная подруга матушки и главная Тюремщица принцессы.

— Тюремщица? — от изумления дети разинули рты.

— Шагу не могу ступить! Запугала всех моих фрейлин. Ежевечерне строчат на меня доносы. И друг о друге не забывают. Говорят, что у нее заведена вот такая толстая тетрадь, в которую она записывает проступки каждой фрейлины. И мои, конечно.

Губы принцессы задрожали. Она подняла глаза и долго смотрела на корзины с цветами, развешанные под потолком беседки. Справившись со слезами, она продолжила рассказ.

Глава пятая. В которой Изюмчик и Маковка узнают о завещании Королевы-Бабушки.

— Дело в том, что по традиции, — тихо и устало начала Ванилина, — все принцессы Сладкого Королевства выходят замуж до 18 лет. Когда-то у нас в роду были очень капризные принцессы. Они изводили женихов придирками и насмешками. И остались ни с чем. Вот тогда-то мой пра-прадедушка издал указ. В этом году мне как раз исполняется 18. Мои Августейшие Родители очень обеспокоены.

— А вы? — робко поинтересовалась Маковка.

— Тоже. Но по другой причине. Я… — принцесса потупилась, — влюблена.

— Ах! Как замечательно! — всплеснула руками Маковка. Она даже заёрзала на месте. — А он?

— Эта девчонка, — закашлялся от смущения Изюмчик, — совсем помешалась на романах!

— Все девочки мечтают о принцах. Я не исключение. И он появился. Принц Эклер! Он такой… Если бы мне пришлось идти с ним ночью в грозу через лес, кишащий дикими зверями, я бы была абсолютно спокойна. Если бы мы остались одни-одинёшеньки на необитаемом острове, я бы не заметила, как проходят годы.

Принцесса со вздохом отёрла слезу.

— Так почему же вы плачете? — робко поинтересовалась Маковка.

— Потому что Главный Советник Уксус хочет стать Королём Уксусом, женившись на мне. Ему нужны: Сладкое Королевство, волшебный цветок Золотолист, завещанный мне королевой Бабушкой, а потом уже я.

— Цветок, — разочарованно пробормотал Изюмчик.

— Раз в три года Золотолист способен выполнить любое желание. Самое безумное. Самое нелепое. Самое жестокое. Представляете, что может произойти, если цветок попадёт в плохие руки? Какие гадости таятся в голове негодяя!

— Почему же Вы не раскроете глаза Королю и Королеве?

— Ха-ха-ха! — мрачно хохотнула принцесса. — Чего я только не пробовала. И просила, и молила, и плакала, и ругалась. Даже на колени становилась. Ничего не помогает. Одна надежда — на волшебное Зеркало — второй подарок Королевы-Бабушки. Она была мудрей и дальновидней лучших министров. Бабуленька заставила Короля издать закон: женихи обязаны просить руки наследницы престола, стоя перед волшебным Зеркалом.

— Зачем? — выпалила Маковка.

— В Волшебном Зеркале отражаются только хорошие люди. Плохие вместо своего отражения видят пустоту. Словно их и нет на белом свете. Поэтому Уксус тянет время. Я уверена, что он уже давно бы заставил Короля и Королеву выдать меня замуж за него.

— А почему Принц Эклер не решается предстать перед Зеркалом? — поинтересовался Изюмчик.

— Не решается? — от возмущения Ванилина стиснула кулаки. — Они его даже к воротам не подпускают. Каких только гадостей о нём не насочиняли. Вспомнить противно. Хуже всего то, что Советник Уксус в последние ходит надутый, как индюк, и торжествующе поглядывает. И Матушка вчера вечером обмолвилась, что пора свадебное платье шить. Я всю ночь не спала. Думала. Ничего путного не придумала. Только голова разболелась. Вот, в сад пошла проветриться, — Ванилина тряхнула головой, словно отгоняя мрачные мысли.

— Ясно одно, раз он готов сделать предложение…

— Значит, уверен, что волшебное Зеркало ему не страшно, — перебил её Изюмчик.

— Может, он надеется стать хорошим человеком? — робко предположила Маковка.

— Скорее Волк начнет есть капусту и дружить с кроликами, чем Советник Уксус изменится, — отрубила принцесса. — Ладно. Мы совсем забыли о Батончике и о рыбке-светлячке. Пора во дворец.

Глава шестая. В которой выясняется, что таится за красотой Королевского парка.

Принцесса порывисто поднялась с кресла. Зазевавшись, Маковка неловко сползла с дивана. Подушки посыпались на пол.

— Нескладёха, — упрекнул сестру Изюмчик.

— Я нечаянно. Они сами, — надулась Маковка.

Разом наклонившись, дети звонко стукнулись головами.

— Ой! — только и смогли вскрикнуть они, потирая лбы.

— Пожалуй, рыбка-Светлячок вам не нужна. От вас самих искры во все стороны летят, — хихикнула Ванилина.

Выйдя из беседки, принцесса пересекла дорожку, вливавшуюся в широкую аллею, обсаженную причудливо подстриженными деревьями. Подойдя к цветущим кустам, она раздвинули ветки, и решительно шагнула вперёд.

Дети ловко юркнули вслед за принцессой. Она ждала их поодаль. Одобрительно кивнув, девушка быстро пошла вперёд, привычно огибая деревья и кусты, перепрыгивая через искусственные водоёмчики и холмики, засаженные разноцветными цветами.

— Никогда не думал, что принцессы такие, — восхищенно заметил Изюмчик. — если её одеть по-человечески, никто не скажет, что она выросла во дворце. Вон как ловко скачет!

— Да! — подтвердила Маковка, с грустью поглядывая на испачканную чем-то желтым юбочку. Пятно на глазах становилось всё ярче и ярче. — Да! Если бы она хоть неделю пожила с нами на Фиолетовой улице, она и по деревьям научилась бы лазить.

Наконец, дети догнали Ванилину.

— Не устали? — спросила принцесса, поглядывая на крошку-Маковку. — Может, мне помедленнее идти?

— Нет. Вот только я не пойму, что это, — девочка подняла подол. Взгляд у неё был самый несчастный.

— Ого! — присвистнул Изюмчик. — Что мы скажем тётушке Патоке? Не девочка — поросёнок.

— Она не виновата, — горячо вступилась Ванилина. — Это я забыла предупредить, что здесь много цветов — Мазилок. Принцесса показала на крупные белые цветы. — Не удивляйтесь. Они — белые. Но стоит к ним прикоснуться — одежда испорчена. Выкрасят. Да ещё в такой ядовитый цвет. И вон те — голубенькие лучше не трогать. Обожгут злее крапивы. А вон те — мелкие шарики сладко пахнут. Но не советую долго нюхать. Голова разболится. Есть ещё розовые колокольчики — Прилипалы. Прилипнут — не оторвать. А ещё есть цветы — Стражи. А ещё…

— Ну и Королевский парк! — в сердцах воскликнул Изюмчик. — Ну и местечко! Одни — звенят, другие — красят, третьи — жалят, четвёртые… А нормальные, просто красивые, безобидные цветы у вас есть?

— Есть, но мало.

— Как же вы тут живёте? — ужаснулась Маковка.

— Никакой жизни, — согласилась Ванилина. — Все эти цветы-чудища привёз с собой Советник Уксус. Они мигом заполонили весь парк. Другие растения гибнут. Этим хоть бы что. А ведь есть ещё и такие цветочки, от которых заболеть можно.

— Зачем ему такие? — спросил Изюмчик, подозрительно озираясь по сторонам.

— Дворец охраняет от хороших людей: от Принца-Эклера, от вас.

Всю оставшуюся дорогу до Дворца, они проделали молча. Маковка шла шаг в шаг за принцессой, опасливо косясь на окружающие растения, такие привлекательные на первый взгляд и такие коварные. Даже Изюмчик внимательно смотрел под ноги, стараясь не наступать на цветы. Лишь когда, продравшись через очередные заросли, путники оказались перед стеной Королевского Дворца, дети облегченно вздохнули.

Ванилина подошла к малозаметной дверце и вставила ключ. Замок щёлкнул. Дверь тихонько скрипнула. Ванилина проскользнула в узкую щель. Не долго думая, Маковка и Изюмчик прошмыгнули за ней.

Глава седьмая. В которой Маковку и Изюмчика представляют Господину Ландрину.

Дверь с легким вздохом закрылась. Влажная липкая тьма навалилась на детей. Маковка судорожно стиснула твердую мозолистую ладошку брата. Изюмчик ободряюще пожал пухлые пальчики девочки.

— Держитесь вместе — где-то, совсем рядом, прозвучал шёпот Ванилины.

— Маковка, — едва слышно прошептал Изюмчик, — считай шаги.

— Зачем? — удивилась малышка.

— На всякий случай. Это не Королевский Дворец, а гадюшник. Мало ли что…

Сказка Сладкого королевства

Медленно, наощупь, дети двинулись по узкому коридору, вслед за принцессой.

— Восемь… Девять… — бормотала Маковка. — Воздух затхлый, как в заброшенном погребе. А ещё Дворец!.. Двенадцать… Тринадцать… Узко как… Пятнадцать… Шестнадцать… Тётушка Патока здесь бы застряла… Девятнадцать… Двадцать…

— Считай про себя… Сбиваешь… — неожиданно в самое ухо выдохнул Изюмчик.

— Тьфу! Напугал! Хорошо. Сколько я насчитала? Двадцать три? Двадцать пять? А! Ладно! Шагом больше, шагом меньше!..

Какое-то время дети шли молча. Ванилина осторожно покашливала впереди, стараясь приободрить.

Внезапно Изюмчик остановился. Маковка налетев на него, уткнулась носом в рюкзак. Девочка пискнула от боли.

— Т-с-с… Пришли… — обрадовала Принцесса. Что-то скрипнуло. В стене появилась узкая светящаяся щель. Ванилина припала к ней.

— Никого!

Щель закрылась. Раздался слабый скрежет. Маковка и Изюмчик зажмурились, ослеплённые ярким дневным светом. А принцесса уже тянула их из мрачного коридора в большой нарядный зал.

— Ух ты! — выдохнули дети, поражённые невиданной роскошью. Маковка судорожно закрутила головой, стараясь не пропустить ни одной детали убранства. Даже, сдержанный Изюмчик пришёл в восторг. Но, перехватив ироничный взгляд принцессы, мальчик опомнился, и напустил на себя равнодушный вид.

— Я проверю, свободна ли дорога к бассейну с рыбками-Светлячками. Ванилина подошла к зеркалу, оказавшемуся дверью, и скрылась. Издалека донёсся её звонкий смех.

— А! Вы соизволили вернуться домой? Ах, вы Господин Бессовестный Гуляка! Вам не стыдно смотреть в глаза своей любимой? Три дня разлуки! Нет-нет! Не отворачивайтесь. Вам не капли не стыдно! Пойдемте, я познакомлю Вас с новыми друзьями. Зеркальная дверь отворилась. Принцесса замерла на пороге, с удивлением оглядывая пустой зал.

— Эй! Маковка! Изюмчик! Вы где? Ничего не понимаю, — растерялась Ванилина.

— Мы здесь… — сдавленный голос исходил откуда-то снизу. — Под столиком…

— Зачем Вас туда понесло?

— В другой комнате кто-то есть. Какой-то Бессовестный Гуляка, — зашептал Изюмчик.

— А-а! — залилась лукавым смехом девушка. — Да. Я разговаривала. С таким большим… Толстым… Усатым… Важным… Безобразным… Котом.

— Ко… Ко-том! — заикаясь, пролепетал Изюмчик, вылезая из-под столика, покрытого расшитой бархатной скатертью. Вслед за ним показалась раскрасневшаяся хихикающая Маковка.

— Знакомьтесь, — торжественно произнесла Принцесса, с трудом поднимая на руки огромного пушистого кота. — Господин Ландрин. О-очень важная персона. Большой недотрога. Себе на уме. Ужасно обидчив. Ванилина чмокнула кота в нос. Ландрин недовольно фыркнул и попытался вырваться.

— Видите. Терпеть не может нежностей. Никаких почёсиков за ушком. Никаких поглаживаний пузика. Что-вы! Это ниже его достоинства.

Дети расхохотались. Ландрин бросил на них свирепый взгляд.

— Господина Ландрина боятся все дворцовые собаки. Про котов я даже не упоминаю: обходят за три версты. Сам Советник Уксус уступает ему дорогу. Да-да. Не вырывайся! — принцесса крепко прижала барахтающегося кота. — Он любит только меня, если вообще способен любить. Если бы кто-то другой попробовал с ним так общаться, давно бы остался без глаз. Меня — терпит, — Ванилина разжала руки. Кот увесисто шлёпнулся на ковёр, недовольно мяукнул и степенно удалился.

— У меня во дворце осталось всего два преданных существа: Ландрин и Кэри.

— Кошка? — предположила Маковка.

— Птица. Подарок принца Эклера. Другой такой нет на свете. Волшебная. Она в оранжерее рядом с бассейном. Идемте, — принцесса круто развернулась, подошла к одному из зеркал и поманила детей.

— Как она не путается? Я просто не понимаю где дверь, где не дверь.

— Проживешь здесь 18 лет — не запутаешься — рассудил Изюмчик, подталкивая Маковку.

Глава восьмая. В которой Маковка и Изюмчик достигают цели путешествия.

Если бы Изюмчик не взял Маковку крепко-накрепко за руку, она бы точно потерялась.

— Ах, какие картины! Смотри, Изюмушка, вон та красавица — вылитая Ванилина, только постарше. Может быть, это портрет ее мамы?

— Бабушки, — пробурчал мальчик.

— А ковры… Даже страшно наступать, — Маковка с сомнением оглядела грязные башмаки. — А зачем они разбросали по полу столько подушечек? Ой, какие огромные вазы! Вот бы залезть в такую. А игрушки! Куклы! Выше меня ростом… Изюмушка, давай задержимся, хоть на минуточку, — взмолилась малышка. Но Изюмчик безжалостно тащил хныкающую сестренку вперед.

— Вот мы и дошли, — улыбающаяся Ванилина стояла на краю большого круглого бассейна.

Вокруг росли деревья. Благоухали цветы. Стайки пестрых птичек весело гомонили, перепархивая с ветки на ветку. Белые длинноухие кролики не обращали никакого внимания на людей. Где-то журчал ручеёк. Воздух был не по — дворцовому свеж и прохладен.

Розовая птичка, с кроваво-красной грудкой, и смешным хохолком слетела на плечо Ванилины. Нежно попискивая, она принялась клювом перебирать её локоны.

— Познакомьтесь. Мой маленький дружочек — Кэри. Принц Эклер получил её от одной старой феи. Она уверяла, что с Кэри связана какая-то тайна. Мне иногда кажется, что Кэри вовсе не птица, а человек.

— Наверное, ее заколдовал злой чародей?

— Может быть… У неё такие печальные, совсем не птичьи глаза… Я зову её — «Моя Мечта». Она ведь розовая. А все настоящие мечты — розовые.

— Какая странная птица, — задумчиво сказал Изюмчик. — Птица с разбитым сердцем. Её грудка словно обрызгана кровью. Когда я смотрю на неё, меня охватывает непонятное волнение. А тебя, Маковка?

— Нет, — чистосердечно призналась девочка. — Меня ничто не охватывает. А про разбитое сердце ты здорово сказал. Мне тоже кажется, что она словно раненая.

— Смотрите, — взвизгнула Маковка, на которую разговор о, колдовских чарах, произвел большое впечатление, — Она прислушивается к твоим словам. Даже голову набок наклонила.

Девочка в испуге прижалась к брату.

А Кэри вдруг забегала по плечу Ванилины, а потом перепорхнула к Изюмчику.

— Чудеса! — ахнула принцесса. — Она никогда ни к кому не шла. Она целует его! Ах, как интересно! Как загадочно!

— Изюмчик, — обиженно проговорила девочка. — Ты пришел с птицами нежничать или рыбку-Светлячка для Батончика ловить? Скоро сюда нагрянут фрейлины во главе с Мадам Горчицей.

Изюмчик попытался осторожно снять птицу, но она намертво вцепилась в его рубашку острыми коготками.

— Пусть сидит, — решил Изюмчик. — Не помешает.

Мальчик снял рюкзачок. Достал сачок и банку. Все было готово для ловли редкой рыбки. И довольно скоро в банке заплескались три неприметные серенькие рыбешки.

— Никогда бы не подумала! Такие неказистые! Неужели они на самом деле умеют светиться?

— Да ещё как! — усмехнулась принцесса. — Разве вам не говорили, что не все золото, что блестит. Они не просто светятся. Они согревают отчаявшиеся души.

Взглянув на часы, дети заторопились. Ведь им предстоял нелегкий путь домой. И Дворец, и Королевский парк, теперь не казались им приятным местом для прогулок.

— Как же вы полезете с банкой через ограду?

— Не волнуйтесь. Для нас ограда — пара пустяков, — заверил обеспокоенную девушку Изюмчик. — Вы не смотрите, что Маковка маленькая и кругленькая. Она отважная и ловкая, как обезьянка. Маковка, гордая похвалой, скупого на нежность брата, преданно взглянула на него.

— Ой! А что мы будем делать с Кэри? Не с собой же её брать!

Но волшебная птичка покорно позволила снять себя с плеча Изюмчика. Удобно устроившись на руке хозяйки, она вместе с ней проводила детей до потайной дверцы.

— Прощайте! — Голос Ванилины дрогнул. Помолчав, девушка уже более спокойно добавила: — Вы всего лишь дети. Но у меня нет другого выхода. Посмотрите. — Принцесса вытащила из складок платья крошечный медальон. — Это мой любимый. Я знаю, он в городе. Когда-то он упоминал о гостинице «Лисий хвост и перчатка». Найдите его, если сумеете. Расскажете ему всё. Я предчувствую беду. Она наваливается на меня, — тонкие пальцы принцессы судорожно рванули ворот платья, словно ей стало трудно дышать. Она порывисто обняла детей и открыла потайную дверь.

— Тридцать три шага. Держитесь правой стороны. Почувствуете выступ — нажмите. Из дворца ключ не нужен. Ступайте.

Последнее, что услышали дети, были сдерживаемые рыдания Ванилины и отчаянный писк Кэри. Обладатели заветных рыбок-Светлячков, громко хлюпая носами, тронулись в обратный путь. Они спешили утешить маленького напуганного Батончика.

Глава девятая. Которая начинается слезами, а заканчивается боевой песенкой.

— Дин-Дон! Дин-Дон! — пробил колокол на самой высокой башне Королевского Дворца.

— Динь-Дилинь! Динь-Дилинь! — подхватили колокола и колокольца по всему Сластилину.

— Охо-хо! Охо-хо — хонюшки! Пуховое одеяло упало на пол. На кровати, сладко потягиваясь, сидела Маковка. Глаза ее были закрыты.

— Я уже проснулась… Изю-ю-гам… — зевнула она. — Изюмчик? — Сон мигом слетел с малышки.

— Изюмчик! — вкрадчиво пропела она и прислушалась. — Ага! Дрыхнет, без задних ног!

Спрыгнув с кровати, она босиком зашлепала к дивану.

— С головой залез под одеяло! Ну, что мне делать с этим мальчишкой? — промурлыкала шалунья, явно передразнивая брата. — Водой его что ли облить?

— Облей, облей, — тихонько проскрипел кто-то за ее спиной.

Но Маковка не обратила никакого внимания на странное эхо. Пританцовывая от нетерпения, она схватила стакан, отдернула одеяло и замерла… Кровать была пуста.

— Ну, что не окатываешь? Дождемся душа, или нет? — ехидно осведомился неизвестный. — Смотри, сама обольешься.

Взвизгнув, Маковка уронила стакан на ковер и опрометью бросилась к двери.

— Маковка! Постой!

Но перепуганная девчушка судорожно трясла ручку двери.

— Опять заело! — простонала она, оседая на пол. — Разбойник, что ты сделал с моим братиком?

— Маковка! Тише! Весь дом перебудишь! Это я! Изюмчик! — мальчик опустился на колени рядом с сестрой. Он обнял малышку и крепко прижал к себе.

— Прости. Я не хотел тебя пугать. Я не спал всю ночь и составил план, как помочь Принцессе Ванилине. Мы же знаем название гостиницы, в которой раньше останавливался Принц Эклер.

— Я встал с петухами и уже обежал атаманов уличных команд, с которыми дружит команда Фиолетовой улицы. После завтрака пойду на Рыцарский Остров.

Маковка ахнула:

— С ума сошел!? Мы же с ними воюем. Одного я тебя не отпущу.

Изюмчик почесал в затылке.

— Ну и девчонка! Связался с ней на свою голову…

Брат и сестра еще какое-то время спорили.

— Ладно, посмотрим, — сдался Изюмчик.

Напевая боевую песенку, Маковка приступила к утреннему туалету. Воодушевленная победой, она не замечала странных взглядов, которые бросал на нее брат. А зря!

Глава десятая. В которой Тетушка Патока помогает Изюмчику, сама того не подозревая.

Завтрак прошел в молчании. Тетушка Патока удивленно поглядывала на племянников. Маковка не трещала, как сорока. Изюмчик не вздыхал над каждой ложкой овсяной каши. Даже Батончик был не такой как всегда. К концу завтрака Тетушка Патока не выдержала.

Сказка Сладкого королевства

— Господи! У нас тихо, как в музее. Уж не заболели ли в вы? Может, задумали новую каверзу? Помню, такими же ангелочками вы были вечером перед тем, как залезли на балкон господина Управляющего Центральным Банком. Перемазанные углем, в черных спортивных костюмах, с рожками и хвостиками… Его чуть удар не хватил! Тетушка Патока фыркнула, глаза ее озорно блеснули. — Как трудно воспитывать троих пострелят без материнской любви и отцовского ремня… Вот что, пострелята! — произнесла она подчеркнуто строго. — Пора приниматься за дела. Изюмчик отправится за покупками. Деньги и список в верхнем ящике буфета. А с тобой, егоза, мы займемся рукоделием. Твоя матушка слыла лучшей вышивальщицей и вязальщицей на всей Фиолетовой улице.

— Да, да! — радостно подхватил Изюмчик. — Стыдно, Маковка! Ниткой в иголку не попадешь…

От несправедливого обвинения Маковка зарделась.

— А кто тебе рубашку зашивал, когда ты полез за сливами в сад Госпожи Корицы и зацепился за гвоздь? Кто тебе ставил заплатки, после того как ты на спор подразнил пса Фаса? Кто штопал кофту, когда ты прожег ее кислотой, делая взрывчатку?

— Ага!.. — прервала Маковку Тетушка Патока. — Вот как развлекаются мои горячо любимые, а главное, хорошо воспитанные племянники! Узнали бы об этом пропавшие мамочка и папочка!..

Пока Тетушка причитала, Изюмчик, попытался незаметно выскользнуть из комнаты. Но Маковка не дремала.

— Постой, братец! Ты же ненавидишь ходить за покупками.

— Теперь полюбил, взялся за ум. И тебе того же желаю, — пробурчал Изюмчик, стараясь не смотреть сестре в глаза.

Озадаченная Маковка отправилась в комнату Тетушки Патоки. Резная рабочая шкатулка стояла на подоконнике. Девочка подошла к окну и отдернула занавеску. С крыльца вприпрыжку спустился Изюмчик.

— Я так и знала! — воскликнула Маковка. — Обманщик! Он отправился в сторону Рыцарского моста!

Раздался оглушительный грохот. Катушки, клубки, пуговицы, ленты разлетелись во все стороны.

— Противный мальчишка! Пошел без меня на другую сторону реки! — бормотала горе-рукодельница, ползая по полу. — Ай! Укололась!

Швырнув в шкатулку последнюю катушку, девочка поставила ее на место, и опрометью бросилась вслед за Изюмчиком.

Глава одиннадцатая. В которой Маковка находит грозного защитника и выручает Изюмчика из беды.

Выскочив из дома, Маковка припустилась вниз по улице. У ворот ювелира Суфле, девочка остановилась. Зажмурившись, она толкнула калитку. Прямо у входа, рядом с будкой, дремал свирепый страж ювелира — волкодав Фас. Гроза округи приоткрыл один глаз и взглянул на непрошеную гостью. Маковка бесстрашно шагнула вперед. Удивленный бесцеремонным вторжением, Фас, приподнял морду и оскалился. Один вид огромных желтых клыков обратил бы в бегство любого храбреца. Но Маковка не дрогнула. Она вплотную подошла к рычащему псу и уставилась в налившиеся кровью глаза.

— Я не боюсь тебя, Фас, — отчеканила Маковка. — Я не собираюсь дразниться и бросаться шишками. Мне нужна твоя помощь. Пожалуйста, пойдем со мной.

И, о чудо! Пес позволил снять цепь с кольца и покорно поплелся за девочкой, которую мог бы свалить ударом лапы.

— Фас! Нам надо торопиться, — попросила отважная укротительница. — Мальчишек, хлебом не корми, — дай только кулаками помахать.

И опять произошло чудо. Волкодав одним прыжком перегнал Маковку. Цепь натянулась. Девочка едва удержалась на ногах. Так они добрались до Рыцарского Моста. Прохожие шарахались в стороны и бранились. Оказавшись на острове, пес дотащил измученную повелительницу до густых зарослей боярышника и остановился. Маковка раздвинула ветки. Прямо перед ней на спортивной площадке толпились мальчишки. Они оживленно галдели.

— Это лазутчик!

— Шпион! Шпион!

— Вздуть его! Связать и в крапиву!

— Вымазать дегтем и обвалять в перьях!

В центре, друг против друга, стояли двое: атаман дворовых команд Рыцарского Острова Лукум и Изюмчик. Лукум поднял руку. Мгновенно воцарилась мертвая тишина.

— Ты знаешь, как поступают с вражескими лазутчиками? — строго спросил атаман.

Мальчишки радостно заулюлюкали. Лукум размахнулся и… Перед ним переминалась с ноги на ногу смешная рыженькая девчонка.

Сказка Сладкого королевства

— Сестра! — ахнул Изюмчик.

— Как не стыдно! — звонко выкрикнула Маковка. — Мы пришли за помощью. А вы набрасываетесь, как стая волков.

— Эй ты, пигалица! Убирайся отсюда, пока я добрый, — угрожающе процедил Лукум.

Он схватил заступницу за шиворот и приподнял. Изюмчик рванулся с кулаками на атамана, но тут же свалился под градом тумаков. Маковка отчаянно взвизгнула и задрыгала ногами, стараясь лягнуть обидчика. Неожиданно пальцы Лукума разжались, и девочка шлепнулась на землю. За ее спиной приготовился к прыжку волкодав. Грозные враги мигом превратились в перепуганных мальчишек.

— Эй, ты, малявка! Убери зверя. Мы вас пальцем не тронем, — прохрипел Лукум.

— То-то, — примирительно сказала Маковка, поднимаясь и отряхиваясь. — Хоть бы узнали, зачем мой брат пришел на Рыцарский Остров.

— Так зачем же его сюда понесло? — с досадой выкрикнул Лукум, но тут же попятился.

Фас, оскалившись, сделал шаг вперед.

— Не кричи, — посоветовала Маковка. — Собачка нервничает.

— Сожрет, — потирая ушибленные места, уточнил Изюмчик.

В настороженной тишине, нарушаемой только сопением волкодава, Изюмчик начал рассказ.

— Ну и почему молчал как партизан? — проворчал Лукум, выслушав историю. — Герой!

— А вы дали? — огрызнулся Изюмчик.

— Оба хороши, — подвела итог Маковка. — Так вы знаете, где находится гостиница «Лисий Хвост и Перчатка»?

— Знаем! Знаем! — загалдели мальчишки. — Пойдете прямо по улице Большого Шлема. На втором перекрестке свернете в переулок Последнего Турнира…

— Ой! Не все сразу! И не так быстро! — взмолилась Маковка. — Какого Шлема?

— Цукатик, — махнул рукой Лукум, — Проводи их, а то заблудятся.

Дружелюбно простившись с недавними врагами, ребята поспешили за проводником.

— Спасибо, кудряшка. Ты меня здорово выручила, — признал Изюмчик. — Кстати, как тебе ювелир Суфле позволил увести Фаса? — спросил мальчик, неприязненно поглядывая на волкодава.

— А он мне и не позволял, — бесхитростно ответила Маковка. — Я его сама взяла!

— Сама! — Изюмчик даже остановился на мгновение. — Ты просто ненормальная! Помнишь, что Фас со мной сделал, когда я его раздразнил?

— А мы с ним подружились! — гордо заявила Маковка.

— Держите меня! Я сейчас упаду, — только и смог сказать Изюмчик.

Глава двенадцатая. В которой Маковка и Изюмчик знакомятся с хозяином гостиницы «Лисий Хвост и Перчатка».

«Лисий Хвост и Перчатка» была самой захудалой гостиницей из всех виденных Изюмчиком и Маковкой. Ветхое здание на окраине Рыцарского Острова. Покосившаяся вывеска над рассохшейся дверью. Потемневшая от времени надпись, на которой с трудом различались отдельные буквы.

— Неужели в такой дыре мог остановиться принц Эклер? — прошептала Маковка. — Послушай, Цукатик, куда ты нас привел?

— Как заказывали, — ухмыльнулся проводник. — «Лисий Хвост и Перчатка». Другой такой во всем Сластилине не найти.

Что-то в интонации мальчика показалось Изюмчику странным.

— Выкладывай все, что знаешь. Чует мое сердце: здесь дело не чисто, — потребовал он.

— Точно, нечисто, — радостно подтвердил Цукатик. — Еще бы ему быть чистым, когда хозяин — Людоед.

— Людо — кто? — переспросила Маковка.

— Кто — кто… Людоед! — ликовал Цукатик. Он был в восторге от произведенного эффекта. — Что, Людоеда никогда не видели?

— Не-е-т… Не видели, — пролепетала Маковка.

— Познакомитесь, — пообещал Цукатик, отважно прячась за ближайшим деревом.

Дети постучали.

— Громче стучите. Может, он наелся и спит, — подал голос Цукатик.

— Кем наелся? — всхлипнула Маковка.

Изюмчик грозно взглянул на дрожащую малышку и бухнул в дверь каблуком.

— Иду-иду. Кому там не терпится!

Заскрежетал ключ в замке. На пороге стоял высоченный толстяк самого непривлекательного вида. Засаленная рубаха. Брюки пузырями вздулись на коленях. Копна рыжих нечесаных волос и рыжая борода-метелка.

— Насмотрелись? Кыш отсюда! — гаркнул Людоед и оглушительно хлопнул дверью перед носом опешивших детей.

Забыв о недавнем страхе, Изюмчик отчаянно забарабанил кулаками.

— Откройте! Мы пришли по делу! Нам нужен принц Эклер.

Дверь так стремительно распахнулась, что Изюмчик едва удержался на ногах.

— Принц? — настороженно вглядываясь в детей, прохрипел Людоед. — Откуда я знаю, где ваш принц? Нет у меня никакого принца, и не было! Ясно? — наступая, заголосил Людоед. — Вы слышали, люди добрые? Приходят, задают вопросы… Вы кто такие? Ступайте домой к нянькам. Пусть вас посадят на горшки и вытрут носы, — ревел Людоед. Рявкнув напоследок на сконфуженного волкодава, он скрылся в доме.

Сказка Сладкого королевства

— Уф-ф… — Облегченно вздохнули брат и сестра.

— Ну и чудовище. Даже пес Фас хвост поджал, — покачал головой Изюмчик.

— Я чуть не умерла от страха. А где Цукатик? Задал стрекача?

— Обижаешь! — помахал сверху бесстрашный воин атамана Лукума.

Понурые дети тронулись в обратный путь. Говорить не хотелось. Даже пес Фас плелся сзади, виновато повесив голову. У Рыцарского Моста Маковка и Изюмчик распрощались с Цукатиком. Всем было немножко неловко.

Возле самого дома Изюмчик остановился.

— Разорви меня на этом самом месте, если Людоед ничего не знает о принце Эклере!

— Проклятый злодей его сло — сло — слопал, — захлюпала носом девочка.

— И не подавился, — мрачно подтвердил Изюмчик.

— Какой Людоед? Кого слопал? И почему мои драгоценные племяннички стоят с опрокинутыми лицами посредине Фиолетовой улицы? К тому же с волкодавом ювелира Суфле! — завершила грозную тираду неизвестно откуда взявшаяся Тетушка Патока.

— Из гостиницы… «Лисий Хвост и Перчатка»… — прорыдала Маковка.

— Ах! — вскрикнула Тетушка Патока и схватилась за сердце.

— Тетушка! Ты знаешь хозяина гостиницы?

— Знаю, — покорно кивнула Тетушка. — Когда-то он был моим женихом.

Маковка и Изюмчик замерли с разинутыми ртами. Волкодав жалобно заскулил. Редкие прохожие с удивлением поглядывали на странную компанию.

Глава тринадцатая. В которой Тетушка Патока усмиряет злобного Людоеда.

— Давным-давно, — тяжело вздохнула покрасневшая Тетушка, — я была молоденькой певуньей и хохотушкой. На меня многие заглядывались, — Тетушка Патока замолчала, мечтательно улыбаясь.

— И ты выбрала Людоеда? — не выдержал Изюмчик.

— Ну и что? — обиделась Тетушка. — Я же не собиралась становиться Людоедкой. А он был хорош собой: высокий, стройный… А как меня любил! Даже стал вегетарианцем.

— Почему же свадьба не состоялась? — поинтересовался племянник.

— Не выдержал, — вздохнула Патока. — Дурная наследственность. Съел птичку.

Услышав последние слова, Маковка села прямо на мостовую и закрыла лицо руками. Плечи ее сотрясались от неудержимого хохота.

— Что с тобой, дружочек? — насторожилась Тетушка.

— Ей… Ей птичку жалко, — нашелся Изюмчик и незаметно двинул сестру ногой.

— А-а-а… — недоверчиво протянула рассказчица. — Вы меня совсем сбили с толку. Выкладывайте-ка все по порядку.

Внимательно выслушав племянников, Тетушка Патока поправила фартук и скомандовала: Шагом марш!

— Куда? — переглянулись брат и сестра.

— В гостиницу «Лисий Хвост и Перчатка». Спасать принца Эклера.

Тетушка решительно зашагала вниз по улице в сторону Рыцарского Моста. Забыв о веселье, дети припустились за ней. Пес Фас с обреченным видом потрусил сзади.

Через полчаса путешественники стояли перед гостиницей. Внимательно оглядев запущенное здание, Патока покачала головой.

— Быть может, здесь поселился другой Людоед? Посмотрим, узнает ли Ярыжка наш условный сигнал. Прошло столько лет, — пробормотала она и постучала особым образом в дверь.

В доме послышалась какая-то возня, и робкий голос спросил:

— Кто там?

— То рычал, как зверь, а теперь блеет, как овечка, — шепнула Маковка.

— Открывай, Ярыжка! Это Патока.

— Патока! — за дверью что-то громыхнуло.

— Упал в обморок! — прыснула маленькая шалунья.

Изюмчик молча показал ей кулак. Оправив платье, Тетушка отважно шагнула в темноту.

Маковка уселась на разбитое крыльцо и вытянула гудящие от усталости ноги. Изюмчику не сиделось. Заложив руки за спину, он ходил взад-вперед по двору.

— Битый час ждем. Еще чуть-чуть, и я, разломаю проклятую развалюху.

Не успел он договорить, как перед детьми возникла сияющая Тетушка Патока. За руку она держала смущенного Людоеда.

— Познакомьтесь, ребятки. Мой старый добрый друг Ярыжка, — пропела Тетушка.

— Здрась-те, — ошеломленно пробормотал Изюмчик. Маковка пискнула что-то неразборчивое.

— Ой! Какие вы бестолковые! Поздороваться толком не умеете! — расплылась в счастливой улыбке Тетушка. — Придите в себя. Все хорошо! Ваш Принц Эклер живехонький, здоровехонький отдыхает в Лесной Сторожке.

— Отдыхает! — скривился Изюмчик. — Связанный по рукам и ногам, голодный и холодный.

— Ну, почему сразу связанный? — виновато забубнил Людоед. — Почему сразу голодный и холодный?

— Тетушка, — перебил его мальчик, — отправляйтесь-ка с Маковкой домой. А мы навестим принца. И пса Фаса прихватим на всякий случай.

— Домой? На самом интересном месте? Вот еще! — возмутилась Маковка.

— Правильно, — поддержала малышку Патока.

— Значит, не будем терять время. Показывай дорогу, — приказал Изюмчик.

Людоед покорно потопал по узенькой тропинке, ведущей к речке Сластушке.

Глава четырнадцатая. В которой становятся известны некоторые подробности биографии Господина Ландрина.

На низком, поросшем цветами, берегу речки Сластушки лежала старая лодка.

— …ат-ка, — по складам прочитала Маковка, напряженно вглядываясь в едва различимую надпись. — Атака? Странное название для лодки.

— Дурында! — поморщился Изюмчик. — Не Атака, а Патока. Соображать надо!

— Какой ты умный, Изюмчик! — восхитилась сестренка.

Мальчик смутился и покраснел.

Людоед приподнял лодку и столкнул ее на воду.

Сказка Сладкого королевства

— Садитесь, — пригласил он, вытаскивая спрятанные в кустах весла.

— Разве мы поместимся в этой скорлупке? — засомневалась Тетушка Патока, критически оглядывая утлое суденышко.

Ярыжка, сердито крякнув, подхватил Патоку и усадил в лодку.

Дети поспешили занять места рядом с Тетушкой. Поколебавшись, Пес Фас прыгнул следом. Людоед взялся было за весла, но неожиданно скрестил руки на груди.

— Что стряслось? — всполошилась Тетушка.

Изюмчик, прищурившись, изучал поникшего толстяка.

— Стыдно, врун несчастный?

— Ну вот! Почему сразу врун? — шмыгнул носом Людоед и затеребил подол застиранной рубахи.

— Принц Эклер в Лесной Сторожке под охраной Крысиного Короля и его серого войска. А я с детства терпеть не могу этих красноглазых.

— Ничего себе! — от возмущения у Изюмчика перехватило дыхание. — Отправил бедного Принца на растерзание длиннохвостым тварям, а теперь, видите ли, терпеть их не может!

— Почему сразу я? — чуть не заплакал Людоед.

— А кто? Король Гоголь-Моголь? — съязвила Маковка.

— Почему сразу Король? — опешил Людоед. — Советник Уксус.

— Уксус! Как же мы раньше не догадались! — хлопнул себя по лбу Изюмчик.

— Может быть, Пес Фас справится с Крысиным Королем? — предположила Маковка.

— Он же волко-дав, а не крысо-дав, — отмахнулся брат.

— Тогда нужна кошка.

— Кошки с крысами не связываются, — авторитетно заявила Патока. — Они их боятся.

— А как насчет тигра? Или льва? Одолжим в зверинце, — съехидничал Изюмчик.

— Скажи еще крокодила, — пробурчал Людоед.

— Прекратите болтать, — рассердилась Тетушка. — Предложите что-нибудь дельное.

— И предложу, — кивнул Людоед. — Господин Ландрин — кот, для которого сразиться с крысами одно удовольствие.

— Господин Ландрин? — от удивления глаза Маковки округлились.

— Откуда ты знаешь друга Принцессы? — насторожился Изюмчик.

— Как откуда? — опешил Людоед. — Он вырос у меня в доме. А потом я подарил его Ванилине.

— Чтобы он шпионил и доносил Советнику Уксусу? — прошипел мальчик.

— Почему сразу шпионил? — рассердился Людоед. — Не дослушают и сразу…

— Ярыжка, я тебя умоляю, объясни все толком, — вмешалась Патока.

— Так и быть, — смягчился Людоед. — Я раскрою вам тайну: Господин Ландрин — сын Лесной Ведьмы. Он не захотел творить черные дела. Рассорился с матерью, превратился в котенка и сбежал. Я его вырастил. Полюбил, как родного.

— А Принцесса знает, что он не совсем кот? Вернее совсем не кот… Ой, я запуталась, — вздохнула Маковка.

Ярыжка покачал головой.

— Хорошо, — поставила точку в затянувшейся беседе Тетушка. — Но мы на берегу Сластушки, а твое чудо природы во Дворце.

— Ошибаешься, — расплылся в довольной улыбке Людоед. — Он давно в пути.

Ярыжка расстегнул верхнюю пуговицу рубахи и вытянул засаленный шелковый шнурок.

— Ой, такой же золотой свисточек мы видели у Ванилины, — обрадовалась Маковка. — Ты собираешься вызывать королевскую стражу?

— Какую стражу? — отмахнулся Людоед. — Свисточек — маночек — волшебный. Ты его звук не услышишь. Я не услышу. Даже ваш зверюга не услышит. А Господин Ландрин мигом прибежит.

— Долгонько бежать будет, — вздохнула Тетушка. — До Дворца добрый час ноги бить. Высаживаемся на берег. Я предпочитаю стоять на земле, а не болтаться в разбитой лохани.

— Почему сразу в лохани? — взвился Людоед.

— Ярыжка, не кипятись. Лучше подай дамам руку, — проворковала Патока. — Маковка, не забудь привязать волкодава. Вы как хотите, а я присяду на корягу. Ох, нет ничего хуже, чем ждать да догонять.

Глава пятнадцатая. В которой дети знакомятся с Принцем Эклером.

Тетушка Патока не любила бездельничать.

— Давайте плести венки. Потом выберем самый красивый, — предложила она.

Господин Ландрин появился в тот самый момент, когда Тетушка украшала лохматую голову Людоеда своим творением. Фас рванулся вперед и захрипел от злости. Прочная цепь мешала волкодаву разобраться с наглым котом. Не обращая ни малейшего внимания на беснующегося пса, Господин Ландрин степенно проследовал к названому отцу.

— Ну и зверь! — ахнула Тетушка. — Интересно, что ему сейчас Ярыжка нашептывает.

Маковка дернула брата за рукав.

— Изюмушка, а ведь они похожи!

— Не болтай глупости, — оскорбилась Патока. — Видишь, переговоры подошли к концу.

— Ага, — улыбнулся Изюмчик. — Как с послом вражеской державы.

— Он согласен, — торжественно объявил Людоед.

— Но пойдем без кошек и котят, — прищурился сын Ведьмы.

— Котят! — возмутился мальчуган. — Ну, и нахал!

Но Господин Ландрин уже сидел в лодке, надменно посматривая на опешивших людей. Патока крепко накрепко схватила племянника за руку.

— Изюмчик — не кипятись. Маковка — закрой рот. Ярыжка — не стой столбом. Тебя ждут.

Людоед покорно полез в лодку.

— Ах, Тетушка! — простонал мальчик, провожая взглядом удаляющееся суденышко. Он упал ничком на траву.

— Без сопливых обойдутся! — проворчала Патока.

— Братец, там же крыс видимо — невидимо. Бр-р-р! — поежилась Маковка.

Изюмчик упорно молчал. Малышка легла рядом, привалилась к теплому боку брата и заснула. Тихонько захрапела Патока. Изюмчик дольше всех боролся с дремой. Но усталость взяла свое.

Сказка Сладкого королевства

— Вот так войско! — сквозь сон до мальчугана долетел чей-то веселый голос. Изюмчик вскочил на ноги, как ужаленный.

— Ой! А почему темно? Уже вечер? — Маковка широко зевнула и потрясла кудряшками. Взгляд девчушки остановился на незнакомом статном юноше.

— Какой красавец! — пролепетала она.

— Все девчонки одинаковые! — фыркнул Господин Ландрин.

— Зачем смущаешь ребенка? — пробасил Людоед, вылезая из лодки. — Она сейчас провалится сквозь землю.

— Не надо проваливаться, милая барышня. И лицо не надо прятать. Давайте лучше познакомимся. Я — Принц Эклер. И я вам обязан жизнью.

Юноша подхватил Маковку и расцеловал. Затем он крепко пожал руку Изюмчику.

— А как же вы справились с этими длиннохвостыми? — поинтересовалась Тетушка, смахивая навернувшуюся слезу.

Сказка Сладкого королевства

— Раз, два, три и готово, — затараторил Людоед. — Раз! Господин Ландрин ловит любимую дочурку Крысиного Короля. Два! Перепуганный Король отпускает Принца Эклера. Три! Мы плывем обратно…

— Четыре, — проворчал кот, — Если кто-то не прекратит трепаться…

— Ну, почему сразу, — заныл, было, Ярыжка. Но Господин Ландрин спокойно продолжил:

— То вымокнет до нитки. Приближается гроза.

— За мной! — переполошилась Тетушка Патока. Вся компания хохоча и повизгивая побежала по дорожке к старой гостинице.

— А здесь довольно уютно…

Маковка сидела в огромном дубовом кресле. В камине весело потрескивали дрова.

— Особенно, когда на дворе льет как из ведра, — добавила Тетушка, прихлебывая ароматный чай.

— Особенно, когда рядом верные друзья, — мечтательно улыбнулся Принц Эклер, поглаживая дремлющего пса Фаса.

— Особенно, когда впереди новые приключения, — многообещающе промурлыкал Господин Ландрин.

Глава шестнадцатая. В которой Принцесса Ванилина обнаруживает положительные стороны бессонницы.

— Дин-Дон! Дин-Дон! — пробил колокол на самой высокой башне Королевского Дворца.

— Бом! Бом! Бом… — откликнулись напольные часы в тронном зале.

— Полночь? А я и не заметила, — Принцесса Ванилина зябко поежилась. — Становится свежо.

Девушка ловко спрыгнула с мраморного подоконника.

— Кэри, душенька, ты не видела мою шаль?

Розовая птичка с кроваво — красной грудкой уселась на спинку бархатного кресла.

Сказка Сладкого королевства

— Ах, да… Я же пыталась читать глупейший роман, который мне навязала Мадам Горчица, — девушка небрежно сбросила томик на пол. Закутавшись в шаль, Ванилина вернулась к распахнутому настежь окну. Кэри вспорхнула к ней на плечо.

— Какое мучение — бессонница! Королева спит. Фрейлины посапывают. Король похрапывает, — пожаловалась Принцесса. — Я даже не могу обратиться к Главному Королевскому Доктору? Уверена, что стоит мне принять снотворное, как Советник Уксус воспользуется моим беспомощным положением. Он великий мастер всевозможных пакостей. Впрочем, черта не поминают в полночный час, а он хуже всех чертей на свете вместе взятых.

Внезапно девушка высунулась из окна, рискуя свалиться прямо на клумбу.

— Кэри, посмотри! Свет… Кто-то бродит по заброшенной галерее. Наверное, ему есть что скрывать, — задумчиво пробормотала Ванилина. — Мой любимый Принц Эклер уверял, что меня погубит любопытство.

С этими словами Принцесса выскользнула из спальни. Птичка Кэри последовала за ней.

Глава семнадцатая. В которой раскрывается тайна заброшенной галереи.

Советник Уксус нервничал. Вот уже битых полчаса он ходил взад — вперед по заброшенной галерее, натыкаясь на старую мебель.

— Ее только за смертью посылать, — прошипел Советник, потирая коленку, ушибленную о колченогий стул.

— Вы ко мне несправедливы, братец.

Из самого темного угла выскользнула бесформенная тень.

— Наконец-то, — облегченно вздохнул Уксус. — Привела Лесную Ведьму?

— Долго цену набивала, — доложила Мадам Горчица. — А сама мхом поросла. Еле-еле доползла до дворца. Думала, старая карга по дороге развалится.

— Час от часу не легче, — взвился Советник. — Как же она нам поможет?

Сказка Сладкого королевства

— А ты не сомневайся, милок, — зловеще прошептал кто-то невидимый.

— Ах, Ведьмушка — голубушка, разве можно так шутить. Я чуть свечку не уронил, — попенял Советник Уксус, напряженно вглядываясь в темноту.

— А почему бы и не пошутить, не первый день знакомы. Говори, зачем потревожили.

— Ты, старая плутовка, не притворяйся. Скоро должен зацвести волшебный цветок Золотолист. Я ждал этого три года. Теперь бы самое время жениться на принцессе, получить цветочек и стать Властелином всех королевств Волшебной Страны.

— Кто ж тебе мешает? — прошамкала Ведьма.

— Девчонка! Ванилина — Ланолина первая, будь она неладна, — рявкнул Уксус. — Вспомнила про завещание Королевы Бабушки. А как же я буду просить ее руки, стоя перед Волшебным Зеркалом?

— Конечно, — согласилась Ведьма. — Тогда все увидят, что лучший друг Короля такой негодяй, что даже не отражается в Волшебном Зеркале.

— Да как ты смеешь обзывать моего брата? — начала, было, Мадам Горчица, но осеклась.

— Чем я могу тебе помочь? — вкрадчиво прошептала старуха. — Перед волшебством Зеркала мои чары бессильны.

— Заставь Марципана продолжить работу над Элексиром Доброты. Я знаю, что вредный профессоришка уже додумался, как продлить действие своего снадобья.

— Братец выпьет Элексир, станет добрым, обманет Зеркало, женится на Ванилине, получит в приданое Золотолист, а потом можно будет стереть в порошок и профессора, и Короля, и негодную девчонку, и…

Грохот разлетающихся по паркету старых пуфиков, сваленных в дальнем углу, оборвал Мадам Горчицу на полуслове.

— Мы не одни! — взвизгнул Советник. — Нас подслушивали! В погоню!

— Ничего, далеко не убегут, — пообещала Лесная Ведьма и зашептала что-то себе под нос. — Ага! Слышите? Подействовало. Пойдите, посмотрите, кому сегодня на свою погибель не спалось.

Глава восемнадцатая. В которой начинаются чудесные превращения.

— Ну и что теперь прикажете делать? — всплеснул руками Советник Уксус. Прямо перед ним, на пыльном паркете лежала прекрасная принцесса. — Она мертва?

— Не совсем, — усмехнулась Лесная Ведьма.

— Что значит, не совсем? — раздраженно просипел Уксус. — Человек бывает или живым, или мертвым…

— Или заколдованным, — терпеливо пояснила Ведьма.

— Братец, мы пропали, — заныла Мадам Горчица. — Если мы не оживим невесту, то тебе не получить приданое. Ну, а если мы ее оживим, она всем разболтает наш секрет.

Советник Уксус с ожесточением подергал себя за кончик носа. Это его всегда успокаивало. Он щелкнул пальцами и довольно хихикнул. — Старуха, ты превратишь девчонку вот в этот комок перьев. Советник небрежно поднял за лапу, лежавшую рядом с хозяйкой, Кери.

Лесная Ведьма внимательно оглядела розовую птичку и покачала головой.

— Я так и знал! — взвился Советник, — Выжила из ума! Ни на что не годная старушонка…

— Прекрати истерику. Птица вовсе не птица. Ее кто-то заколдовал. Мое дело предупредить, а уж вы решайте сами. Только если через пару минут перед вами появится дракон, я не виновата.

— Принцесса превратится в Кэри. А вместо Кэри мы получаем неизвестно кого, — задумчиво протянул Уксус. — А ты уверена, что птица кем-то заколдована? Ошибки быть не может?

Лесная Ведьма презрительно скривила губы.

Советник заметался по галерее, бормоча страшные ругательства.

— Ворожи, дьявольское отродье. Другого выхода нет.

— Люблю ласковое обхождение, — расхохоталась Ведьма. — Отойдите-ка от греха подальше.

Мадам Горчица опрометью бросилась к двери. Уксус поспешил за сестрой. Спрятавшись, они напряженно прислушивались к невнятному бормотанию колдуньи.

— Можете выходить, отважные мои. Простофили…

Звонкий смех принцессы колокольчиком зазвенел под мрачными сводами заброшенной галереи.

— Обманула, провела, старая перечница, — завизжал Советник Уксус.

В неверном свете свечи перед остолбеневшими заговорщиками стояла Ванилина — Ланолина первая. Лесная Ведьма и розовая птичка с алой грудкой лежали на полу.

— Ну, не такая уж я старая. А потом, что за неуважение к особе королевской крови и, кстати, вашей невесте. Да, да… Ты меня, женишок, правильно понял. Теперь я, как ты изволил выразиться ранее — старая карга, единственная наследница Сладкого Королевства и владелица волшебного цветка, исполняющего любые желания. Я могла бы превратить вас в навозных жуков. Но, зная твою подлую душонку, я думаю, что ты будешь подходящим мужем для бывшей Лесной Ведьмы. Если согласен, — давай ударим по рукам и подумаем, как избавиться от свидетелей.

— А с птицей нам голову морочила?

— Обижаешь, женишок. Но, кто скрывался под ее перышками, не знаю. У меня не было времени удовлетворить любопытство. Бог с ней. Какие есть предложения?

— Ведьму выкинем за ворота королевского дворца. Люди тебя так боятся, что станут обходить это чучело за километр. А птица пусть сидит в клетке.

Пыхтя и переругиваясь, злодеи потащили бесчувственное тело Лесной Ведьмы. Когда они вернулись, галерея была пуста.

— Улетела, противная девчонка! Тфу! Птица Кэри! У меня, от всех этих превращений голова кругом, — мрачно просипел Советник Уксус. — И как мы не заметили, что одно окно приоткрыто.

— Пустяки, — легкомысленно махнула рукой колдунья. — Она все равно никому ничего не сможет рассказать.

Глава девятнадцатая. В которой обитатели гостиницы «Лисий Хвост и Перчатка» узнают интересные новости.

— Вот я свистуну, который в окна камнями швыряет, уши надеру! А ну, Соловей разбойник, выходи! — Людоед Ярыжка погрозил кулаком зарослям боярышника, в которых по его предположению скрывался неведомый хулиган. Потоптавшись на крыльце, хозяин гостиницы «Лисий Хвост и Перчатка», вернулся в дом.

— Безобразие, — пожаловался он Тетушке Патоке намывавшей полы в кухне, — что им надо? Такого труда стоило отучить любопытных донимать меня. Ох, до чего же непросто живется людоедам! Ну, вот опять! Сейчас я кого-нибудь съем!

Ярыжка выскочил во двор и бросился к боярышнику. Вслед за ним на крыльцо высыпали Тетушка Патока, Батончик, Маковка и Изюмчик. Им было интересно посмотреть, как добрейший Людоед собирается выполнить свою угрозу. Неожиданно из зарослей выскочил мальчишка и с отчаянным воплем помчался навстречу Ярыжке. Людоед испуганно взвизгнул и, круто развернувшись, понесся обратно. Кошкой взлетев на крыльцо, он спрятался за спины остолбеневших зрителей.

— Цу-цу-цукатик, — проговорила Маковка, — Ты чего нашего Людоеда гоняешь?

— Он вас не слопал? Какое счастье! — затараторил отважный воин атамана Лукума. — Я с утра вас ищу. Дома никого. Вокруг дома бродит ужасная старуха. Я сразу понял, что вы вернулись, чтобы допросить Людоеда, а он вас взял в плен. А тут, как налетели ваши мальчишки! Едва ноги унес!

— Погоди, не трещи, как сорока, — поморщилась Тетушка Патока. — Если я тебя правильно поняла, то ты был встревожен вчерашней встречей моих племянников с Ярыжкой. Ты боялся, что они захотят еще раз наведаться к хозяину гостиницы, чтобы узнать правду об исчезновении Принца. Ты обнаружил, что мы не ночевали дома, и прибежал сюда. Ах, да. Тебя еще чуть не отлупили, потому что сорванцы Фиолетовой улицы враждуют с сорванцами Рыцарского Острова. А о какой такой ужасной старухе ты упоминал?

— Лесная Ведьма крутится вокруг вашего дома. То в дверь постучит, то в окно заглянет. А меня увидела и за дерево спряталась.

— Лесная Ведьма? А ты, котенок, уверен, что не обознался? — донесся насмешливый голос.

Цукатик задрал голову и увидел огромного черного кота, восседавшего на ветке векового дуба. Мальчик шлепнулся на пожухлую траву.

— Как Вам не стыдно, Господин Ландрин, пугать детей.

Обаятельный юноша выглянул из распахнутого окна и шутливо погрозил коту пальцем.

Цукатик потер грязными кулаками глаза. Видение не исчезало.

— Не пугайся, — Маковка участливо склонилась над мальчуганом. — Это наши друзья: Принц Эклер, Господин Ландрин и Ярыжка. А теперь расскажи нам еще раз о Лесной Ведьме.

Внимательно выслушав Цукатика, Господин Ландрин легко спрыгнул с дерева.

— С какой стати, старая злыдня заявилась в город, да еще днем? Наверно разнюхала, что мы отбили Принца у Крысиного Короля. Пора мне возвращаться во дворец. Порадую Ванилину, а то она одна одинешенька среди врагов, дураков и предателей.

— А Принцесса выходит замуж за Первого Советника, — выпалил Цукатик, не сводя восхищенных глаз с говорящего кота.

— За кого? — в один голос ахнули окружающие.

— За Советника Уксуса, — испугался Цукатик.

Принц Эклер кубарем скатился с лестницы.

— Я иду во дворец. Ванилина не могла добровольно согласиться на брак. Ее принудили. Я вырву любимую из когтей интриганов.

— Остынь, — сердито фыркнул кот. — Забыл, как по милости всесильного Советника отдыхал в Лесной Сторожке, под охраной крысиного войска. И нечего глазами сверкать. Вы отправляетесь на Фиолетовую улицу. Сидите там тихо, как мышки. Ждите от меня вестей. Остерегайтесь Ведьмы. Как — никак, я свою мамочку хорошо знаю. От нее можно ожидать любых пакостей. А я им в лапы не дамся.

Глава двадцатая. В которой Господин Ландрин начинает расследование и приходит к неожиданному открытию.

С самого раннего утра дворцовая челядь сбилась с ног. Во-первых, принцесса Ванилина пожелала завтракать вместе с Августейшими Родителями. Во-вторых, она загоняла фрейлин, выбирая утренний наряд. Обленившиеся барышни бестолково суетились, роняя ленты, броши, шпильки и булавки. В — третьих, во время завтрака она извела слуг придирками. Но самое удивительное, случилось потом. Несговорчивая красавица дала согласие на брак с Первым Советником. Поднялась такая суматоха, что любимые болонки Королевы Пышки предпочли спрятаться в опочивальне хозяйки. Господин Ландрин появился во дворце в тот самый момент, когда прекрасная Принцесса решила осмотреть подвенечное платье. Не долго думая, кот прокрался в гардеробную и спрятался за бархатной портьерой. Но чем дольше Господин Ландрин наблюдал за Ванилиной, тем мрачнее становился.

Сказка Сладкого королевства

— Не нравится мне все это, ох, не нравится, — задумчиво покусывая ус, бормотал лазутчик. — Что-то здесь не так. Ванилина никогда не интересовалась тряпками настолько, что бы из-за оборочки или бантика визжать и топать ногами. Подлый Советник ее опоил. Не зря же в городе появилась моя матушка — великая мастерица каверз. Одно ясно: мне нельзя показываться Принцессе на глаза, пока не пойму где собака зарыта. И куда спряталась Кэри? Она обычно порхала вокруг Ванилины.

Озабоченный неприятными переменами в любимой хозяйке, Господин Ландрин отправился на половину Принцессы, и обследовал все укромные уголки, в которых могла прятаться розовая птичка с алой грудкой. Но усилия оказались напрасными — Кэри исчезла. Добровольный сыщик снизошел до того, что опросил всех кошек, котов и котят, но не узнал ничего стоящего. Правда, ему посоветовали побеседовать с Лунатиком, большим любителем ночных прогулок по балконам и карнизам Королевского дворца. Лунатик оказался крошечным куцехвостым котенком. Он был явно напуган вниманием такой важной персоны, как Господин Ландрин. Тем не менее, малыш проявил чудеса сообразительности и наблюдательности. Не прошло и десяти минут, как Господин Ландрин знал, что прошедшей ночью, из окна заброшенной галереи вылетела птица Кэри и растворилась в темноте Королевского парка.

Мало того, в стене дворца неизвестно откуда появился проем, через который выбралась троица, волокущая безжизненное тело. И, хотя безлунная ночь была подходящей для сокрытия преступлений, глазастый котенок узнал точеный профиль принцессы и уродливый нос Уксуса.

— Ты хочешь сказать, — недоверчиво фыркнул Господин Ландрин, — что Ванилина, вместе со своим злейшим врагом, тащила чей-то труп? Маленький — маленький, а врешь как большой.

— Я никогда бы не посмел обмануть великого Господина Ландрина, — жалобно замяукал куцехвостик. — У меня есть доказательства. На рассвете, я нашел много интересных вещиц. Что вы скажите о носовом платке с вышитыми инициалами С.У.?

— Платок Советника Уксуса?!

— А о приколке, выточенной из куриной косточки?

— Лесная Ведьма?!

— Ага! Я еще заметил на цветке Хватайке обрывок тряпки. Видели бы вы, какой на ней рисунок: скелеты и черепа. И, последнее: там везде растут цветы Мазилки. Проверьте гардероб принцессы и, если вы не найдете испорченное платье, я готов лишиться хвоста.

— Не будем впадать в такие крайности. Меня вполне удовлетворит, если ты расцарапаешь физиономию проклятому Уксусу, — мрачно пошутил Господин Ландрин.

Сын Лесной ведьмы был озадачен. Однако, решительный нрав не позволил ему долго предаваться унынию. Милостиво потрепав по загривку надувшегося от гордости котенка, он направился в парк. Именно там, Господин Ландрин надеялся отыскать ключ к разгадке удивительных перемен, произошедших в прекрасной принцессе.

Глава двадцать первая. В которой проявляются чудеса сообразительности.

— Мерзкий парк! Отвратительные растения! Пока Советник Уксус не свалился на нашу голову, трава была травой, а деревья деревьями, — зло шипел огромный черный кот, зализывая обоженные лапы. — Щиплет. А пятна краски на пузе! Весь парк излазил и все псу под хвост. Если красногрудки не будет рядом с разрушенной купальней Королевы Бабушки, я умываю лапы.

Морщась и пофыркивая при каждом движении, Господин Ландрин поплелся в сторону Черного Озера, когда-то считавшимся любимым местом отдыха.

— Ну-ка, проверим, правда ли эта вода целебнее любого лекарства. Что о ней чирикали глупышки фрейлины? Предохраняет от морщин, способствует появлению младенцев… Мне это ни к чему. А вот заживляет ли она раны, хотел бы я знать.

Господин Ландрин опустил задние лапы в черную воду. Тут же на кота спикировал отчаянно пищащий комочек перьев. От неожиданности, Господин Ландрин свалился в озеро. Над барахтающимся сыном Лесной Ведьмы кружила долгожданная птичка Кэри.

— Безмозглая набивка для подушек! По твоей милости я принял холодную ванну, — голосил Господин Ландрин, с трудом вытягивая лапы из прибрежного ила. — Не могла подлететь по-человечески? Еще гомонит! Конечно, летать по человечески это очень смешно! Ладно, не обижайся. Я рад. А, если бы ты прочирикала, что произошло вчера ночью, я бы до конца своих дней не ел дичь.

Розовая пичуга с алой грудкой заметалась над берегом, встревожено щебеча.

— Ванилина уверяла, что ты умница, только говорить не умеешь. Сейчас изобразим на песке алфавит и проверим.

Черный котище принялся чертить лапой. Буквы получались немного кривыми. Наконец, Ландрин удовлетворенно промурлыкал: — Конечно, это не пособие по чистописанию. Но, не всякий двуногий лучше справится с задачей. Теперь, Кэри твоя очередь постараться.

Птица бойко запрыгала по буквам. Кот внимательно следил за ее передвижениями.

— Я н-е К-э-р-и, — забормотал Господин Ландрин, удивленно тараща глаза. — Я В-а-н-и-л-и-н-а. О, Господи, а кто же тогда скрывается под обличием Принцессы? Л-е-с-н-а-я В-е-д-ь-м-а. Ах, моя бедная голова, мой хвостик, лапки, ушки!

Причитая на разные лады, господин Ландрин дочитал рассказ заколдованной бедняжки.

Глава двадцать вторая. В которой появляется Лесная Ведьма.

Тетушка Патока подняла нож с пола и швырнула его в раковину.

— Не волнуйся, тетечка, мальчики обязательно что-нибудь придумают, — робко пролепетала Маковка, старательно помешивая деревянной ложкой в огромной кастрюле.

— Легко сказать, — тяжело вздохнула Патока, доставая из верхнего ящичка старинного буфета чистый нож. — Господин Ландрин, как ушел во дворец, так и не вернулся. Вокруг дома бродит Лесная Ведьма, того и гляди, в окно полезет. Батончик забился под кровать и дрожит. Изюмчик с Цукатиком улизнули. Принц опять исчез. Людоед умирает от голода, а продукты вы не купили. У меня все валится из рук. А ты просишь, чтобы я резала сыр и была спокойна, как … Тетушка Патока замялась, подыскивая нужное слово. В это время дверь, ведущая из кухни в крошечный дворик, с треском распахнулась. На пороге стояла Лесная Ведьма.

Перепуганная Маковка шмыгнула под стол. Тетушка Патока, подхватила оставленную в кастрюле ложку и, проявляя завидное самообладание, принялась энергично мешать кашу.

— Ну, чего уставилась? — сердито спросила повариха у колдуньи. — Если из-за твоего визита у нас пригорит манная каша, мой друг Людоед тебя не пощадит.

Лесная Ведьма, не обращая ни малейшего внимания на Тетушкину воркотню, прошла через кухню, и скрылась в коридоре.

Малышка вылезла из своего убежища и поспешила за старухой. Бедняжка Патока сгорала от любопытства, но, повинуясь чувству долга, осталась у плиты. Тетушка так усердно орудовала ложкой, что даже не заметила, как вернулась отважная разведчица. Маковке пришлось подергать повариху за пышный рукав.

— Она бродит по всему дому. Все трогает, все рассматривает и вздыхает. А главное ни на кого не обращает внимания.

— Дожили! В дома мирных жителей безнаказанно врываются ведьмы и ведут себя как хозяйки, — не на шутку рассердилась Тетушка. Загасив огонь, она ринулась разбираться с непрошеной гостьей. Ложка внушительного размера придавала ей боевой вид.

Лесная Ведьма мерно покачивалась в кресле — качалке. На коленях она держала потрепанного плюшевого мишку. Отвратительная морщинистая ручища старухи ласково поглаживала игрушку. — Спи малыш, не надо слез, — сипло напевала она.

— Не может быть! — вскрикнула Маковка и упала без чувств.

Глава двадцать третья. В которой раскрывается тайна птицы.

— Почему вы слоняетесь по улице, вместо того чтобы сидеть дома? — на бегу выговаривал Господин Ландрин Изюмчику и Цукатику. — Лесная Ведьма бродит где-то рядом. Вернее, не моя матушка, а вообще неизвестно кто. Доблестные воины, оставили дам без защиты!

Пристыженные мальчуганы торопились изо всех сил, но никак не могли догнать Кота.

— А по-по-почему Птица Кэри прилетела с вами? — задыхаясь, прохрипел Изюмчик.

Но Господин Ландрин не удостоил его ответом.

— А вот и еще один, — мрачно прошипел кот, — как сговорились. Только вы меня у Королевского Парка встречали, а Ярыжка вокруг дома бегает.

— Может быть, он тренируется, что бы окончательно не заплыть жиром, — хихикнул Цукатик.

Людоед, заметив друзей, помчался к ним на встречу.

— Беда! — заголосил толстяк, отчаянно размахивая руками. — Лесная Ведьма в доме. Она схватила Маковку. Я вошел в комнату: Патока стоит столбом и икает; Колдунья бегает по комнате с девочкой на руках, а малышка без сознания.

Господин Ландрин в два прыжка оказался у двери, едва не сбив трусливого Людоеда с ног. Мальчики, подхватив упирающегося Ярыжку, поспешили за Котом.

Сказка Сладкого королевства

Странная картина предстала перед ними: посреди комнаты прямо на полу сидела уродливая старуха и, крепко прижав к груди Маковку, хриплым голосом бормотала колыбельную песню. Кот приготовился к жестокой схватке. Как вдруг, мимо него тенью мелькнул Изюмчик. Мальчуган бросился к Лесной Ведьме на шею и зарылся лицом в ее лохмотья.

Перепуганный Цукатик, схватил трясущегося от страха Людоеда за руку. Господин Ландрин от неожиданности уселся и принялся нервно облизываться. Птичка Кэри металась под потолком истошно пища. Тетушка Патока, словно очнувшись от дурного сна, тяжело вздохнула, и своим обычным голосом произнесла:

— Какое счастье! Матушка Мелиса нашлась.

— Так, — озабоченно покачал головой Господин Ландрин, — Они дружно сошли с ума. А еще говорят, что сумасшествие незаразно.

— Эту колыбельную Мелиса придумала сама и всегда пела ее детям перед сном. Я не знаю, что произошло, и, почему бедняжка вернулась домой в таком обличии, но, несомненно, перед нами жена профессора Марципана.

— А! — кот изо всех сил хлопнул себя лапой по лбу, — Я, наконец, окончательно разобрался в том, что произошло сегодня ночью во дворце. Ну, Матушка, ну Ваше коварство, мы с вами потягаемся кто кого. Кстати, а где наш влюбленный Принц Эклер?

Глава двадцать четвертая. В которой Принц Эклер попадает в переделку.

Принц Эклер осторожно выглянул из-за куста боярышника. Вокруг теннисного корта собрался весь королевский двор: очаровательные фрейлины принцессы, похожие на диковинных бабочек; грациозные кавалеры из свиты Короля; разряженные придворные дамы, из окружения Королевы. Все это пестрое общество роилось вокруг Короля Гоголя Моголя и Королевы Пышки, оживленно обсуждая проходящую на корте игру. Заинтригованный Принц попытался найти место, с которого он смог бы разглядеть спортсменов. Наконец, ему это удалось. Принц протиснулся среди колючих ветвей и сдавленно вскрикнул. Острый шип вонзился ему прямо в грудь.

Сказка Сладкого королевства

Но больнее шипа Эклера ранил вид раскрасневшейся смеющейся Принцессы, повисшей на шее у Советника Уксуса. Жгучая ревность обожгла сердце влюбленного юноши. Забыв об осторожности, Принц бросился прочь, не разбирая дороги и тут же попал в заросли гигантского вьюна. Гибкие стебли захлестнули ноги. Не удержав равновесие, Эклер упал и, ударившись головой о корягу, потерял сознание. Лишь когда солнце скрылось за верхушками деревьев, юноша открыл глаза. Держась за голову и морщась от боли, Принц Эклер поднялся. Но тут же был вынужден сесть. Голова немилосердно кружилась.

— Ко всем несчастьям только не хватало сотрясения мозга, — вздохнул пострадавший. — Голоса какие-то чудятся… Нет, кажется не чудятся…

Действительно, вскоре он уже мог разобрать, о чем говорили неизвестные.

— Братец, зачем нам сегодня тащиться в подземную лабораторию? И так все прекрасно устроилось.

— Не говори глупости, сестра. Если негодный профессоришка придумал, как продлить действие Элексира Доброты, мы должны его получить. Кто может поручиться, что мерзкая старуха не захочет нас надуть во второй раз. Для чего мы ей нужны? Она теперь Прекрасная Принцесса. Превратит в муравьев и растопчет.

— Постой, братец! Ты не слышал какой-то странный звук: стон — не стон, вскрик — не вскрик?

— Вечно тебе всякая ерунда мерещится. Кто здесь может ахать и охать? Только какая-нибудь жаба, которую еще не уморили мои цветочки.

Голоса стали звучать глуше. Закусив губу, чтобы не застонать, Принц Эклер последовал за зловещей парочкой. Сумерки сгущались. Раненый юноша, едва не налетел на Советника Уксуса и Мадам Горчицу, копошившихся у раскидистого дуба. Послышался непонятный треск. Блеснул свет. Заговорщики исчезли. Принц подошел к таинственному дереву и внимательно его обследовал. Он нажимал на все неровности коры, на все выступы и впадины, но безрезультатно. Отчаявшись, Эклер отошел от дуба и, усевшись у соседнего дерева, приготовился к томительному ожиданию. Становилось свежо. Застегивая жемчужные пуговки на куртке, Принц нащупал, висевший на шее свисточек.

— Ах, я глупец! Это падение меня совсем лишило разума. Как я мог забыть про свисток, подаренный Господином Ландрином! Будем надеяться, что он не заставит себя ждать.

Глава двадцать пятая. В которой профессор Марципан оказывается на свободе.

— А теперь, милая Гвоздичка, принеси из вивария самую отвратительную крысу. Только из последней партии.

— Ах, господин Профессор, вы опять будете меня уверять, что я порчу всех подопытных животных. Якобы, после общения со мной, они уже недостаточно злобные.

— Святая истина. Ты готова черта превратить в ангела. А для чистоты эксперимента необходимо абсолютное зло.

— В таком случае, нам бы подошел Советник Уксус. Вот, уж, негодяй, из негодяев.

— Да, милая моя помощница. Я бы отдал пару лет жизни, лишь бы увидеть нашего тюремщика в клетке. Иногда я жалею, что не способен изобрести ничего разрушительного. Очистить мир от мерзавца! Ради этого стоило поступиться принципами.

Сказка Сладкого королевства

Профессор Марципан склонился над колбой. Натянув перчатки, Гвоздичка взяла высокую стеклянную банку, зажим, для того, что бы вытащить крысу из клетки, и отважно направилась в полутемную комнатенку под лестницей. Именно там Советник Уксус держал пленников Крысиного войска.

— Ну-с, посмотрим, что получится. Какой великолепный экземпляр. Если бы он мог, перегрыз бы мне глотку, — довольно бормотал профессор, вводя злобно верещащему животному исследуемый препарат.

— Превосходно, милейший! Я всегда в вас верил! Воин крысиного короля трется мордочкой о руку своего мучителя, как ласковый котенок! Впечатляет! Ах, до чего же у вас, профессор, нервная помощница. Если она при каждом моем появлении станет бить лабораторную посуду, вам скоро не с чем будет работать.

Тяжело вздохнув, ученый обернулся. За его спиной застыли Советник Уксус и Мадам Горчица. Профессора передернуло от их зловещих ухмылок. Посадив присмиревшую крысу в банку, он принялся помогать Гвоздичке, собирать осколки.

— Вот принесла нелегкая, — шепнул Марципан огорченной девушке.

Она едва заметно кивнула.

— О чем вы там секретничаете? — прогундосила Мадам Горчица, подозрительно посматривая на пленников.

— Они удивляются, как мы сумели так бесшумно подкрасться, — не отрывая взгляд от крысы, проскрипел Уксус. — Взгляни-ка, сестрица. Они обзывают меня лгуном и негодяем. А сами, сами-то хороши. Плутишки! — фыркнул Советник. — Божились, что Элексир Доброты и пяти минут не действует. Подвинь-ка мне стул, сестра. Чует мое сердце, нам долго придется ждать, пока этот славный крысенок опять озвереет.

Развалившись на единственном мягком стуле, Уксус приготовился к длительному ожиданию. Мадам Горчица сняла с полки огромный будильник.

— Молодец, — одобрил братец, — Ты следи за стрелками, а я глаз не спущу с крыски. Брат с сестрой были настолько поглощены наблюдением за экспериментом, что, казалось, абсолютно забыли о пленниках. А, напрасно. Потому, что профессор Марципан, устроившись за спинами радостно хихикающей парочки, принялся подавать какие-то таинственные знаки своей верной помощнице. Бледное личико Гвоздички озарила счастливая улыбка.

Тенью девушка скользнула к столу. Несколько бесшумных движений, и вот она уже опустила что-то в карман белоснежного халата. Мгновение и профессор зажал какой-то блестящий предмет в кулаке. Гвоздичка же, приняв крайне озабоченный вид, подошла к столу и принялась переставлять колбы. Убедившись, что враги не обращают на нее ни малейшего внимания, она ловко смахнула на пол огромную реторту, заполненную бурой жидкостью.

— Негодная девчонка, — истошно завопила Мадам Горчица, вскакивая с табуретки. — Боже мой! Что ты наделала! Ты испортила мое новое платье! А запах! Да от меня будут шарахаться даже придворные с хроническим насморком!

— Сударыня, я сейчас все исправлю, — залепетала Гвоздичка, в отчаянии ломая руки. — У нас есть новый пятновыводитель с запахом утренней свежести. Соизвольте пройти в соседнюю комнату и снять платье.

— Горчица, прекрати причитать. Отвлекаешь. Отдай платье этой криворукой вертушке, а если она не сумеет вывести хотя бы одно малюсенькое пятнышко, растерзай ее.

Униженно кланяясь, верная помощница профессора, повела злобную фурию переодеваться. Но едва любимица Королевы стянула испорченное платье, как из лаборатории раздался отчаянный крик Советника. За ним последовал шум борьбы, звон бьющейся посуды и наступила тишина.

Оттолкнув тоненькую девушку, Мадам бросилась на помощь к брату. И тут же попала в руки профессора Марципана.

— Славная моя! Очнись, приди в себя! — профессор поднес к лицу девушки флакон темного стекла.

Гвоздичка оглушительно чихнула и открыла глаза.

— В чем дело? — слабым голосом пролепетала она. — чему я лежу на полу?

— Мадам Горчица так торопилась к любезному братцу, что весьма невежливо обошлась с тобой. Ты отлетела в сторону и стукнулась головой о стенку. А теперь, мой отважный воробушек, нам надо скорее выбираться отсюда. Конечно, я ввел им по полному шприцу снотворного. Но, нельзя быть абсолютно уверенным, когда имеешь дело с опытным образцом.

Профессор помог Гвоздичке подняться. Сначало медленно, а потом все быстрее и быстрее, они зашагали к выходу из подземной лаборатории. Несколько томительных минут у двери, и, четвертый ключ из связки Советника Уксуса, повернулся в замке. Пленники были на свободе.

Глава двадцать шестая. В которой разрешаются некоторые недоразумения.

— Осторожно! — отчаянно вскрикнула Гвоздичка. Но было поздно. Неясная тень, отделившись от ствола векового дуба, метнулась к профессору. Не удержавшись на ногах, Марципан свалился на землю, увлекая за собой неизвестного противника. Они покатились по земле живым клубком, глухо рыча и сопя от напряжения. Гвоздичка с ужасом следила за ожесточенной схваткой. Казалось, перевес сил был на стороне нападавшего. Оседлав профессора, неприятель пытался задушить его. Девушка в страхе зажмурилась. Как вдруг, раздался тихий стон, и все стихло.

— Гвоздичка, будь любезна, помоги! — пропыхтел профессор, тщетно пытаясь выбраться из-под обмякшего врага. — И где Уксус вербует таких прытких охранников? Чуть мне шею, как куренку, не открутил. А ты заметила, как он быстро заснул? Надо признать, что это снотворное мне особенно удалось. Я думаю, его можно будет применять при операциях для вводного наркоза…

— Ах, как вы можете рассуждать об использовании нового препарата, когда мы в смертельной опасности! И как вам удалось усыпить его?!

— Я запасся шприцом со снадобьем. Так на всякий случай… — хихикнул ученый, с трудом поднимаясь и потирая поясницу.

— Надеюсь, вы сможете быстро идти, — встревожилась верная помощница.

— Напрасно надеетесь… — послышался из темноты чей-то зловещий шепот.

Из кустов черным облаком выплыл огромный котище. Глаза зверя мрачно поблескивали.

— Еще ни один враг не скрылся от Господина Ландрина, — угрюмо пообещал он, опешившим беглецам.

— А разве мы ваши враги? — робко поинтересовалась Гвоздичка.

— Враги моих друзей — мои враги, — отрезал котище. — Что вы сделали с Принцем Эклером? Он лежит бездыханный. Да, я вас на части разорву…

— Это Принц Эклер? Не может быть! — ошеломленно переглянулись недавние пленники. — Он на нас напал. Мы были уверены, что сражаемся со слугой Уксуса.

— Жених Ванилины — охранник Советника? Забавно, забавно… А вы-то кто такие? Что делаете глубокой ночью в Королевском Парке?

— Позвольте представиться: Профессор Марципан, похищенный любимцем Короля, для исполнения заветнейшей мечты — захвата власти. Моя верная помощница: Гвоздичка. С кем имеем честь беседовать?

— Господин Ландрин — друг многих хороших людей, в том числе и известных вам Изюмчика, Маковки и Тетушки Патоки… Ох! Только никаких нежностей! Не надо меня тискать! Я, в конце концов, сын Лесной Ведьмы, а не простой Мурзик. Лучше помогите мне перенести Принца в безопасное место. Там вы нам все расскажите. Умираю от любопытства.

Глава двадцать седьмая. В которой Господин Ландрин дает дельный совет.

— Дин-Дон! Дин-Дон! — пробил колокол на самой высокой башне королевского Дворца.

— Динь-Дилинь! Динь-Дилинь! — подхватили колокола и колокольца по всему Сластилину.

Тетушка Патока поправила сбившееся пуховое одеяло и ласково погладила Маковку по головенке. Девчушка пробормотала что-то неразборчивое и уткнулась носом в подушку.

— Что случилось, Тетушка? Я слышал какой-то шум внизу?

— Я разбудила тебя, Изюмчик! Вот незадача! — огорчилась Патока.

— Я вовсе не спал. Ждал, когда вернется Господин Ландрин. Он так внезапно сорвался с места и умчался, ничего не объяснив. Боюсь, что Эклер опять попал в беду…

— О, Господи! Да ты лежал под одеялом одетый! Раз так, спускайся вниз. Тебя ждет сюрприз.

Изюмчика как ветром сдуло с дивана. Влетев в гостиную, он замешкался на пороге. Но уже в следующее мгновение, мальчуган уткнулся носом в некогда белый, а теперь, покрытый бурыми пятнами, халат отца. Узкие плечики Изюмчика затряслись. Сдерживаемые, невероятным усилием воли, давно копившиеся слезы, хлынули из глаз. Профессор Марципан прослезился. Окружающие подозрительно зашмыгали носами. Один Господин Ландрин сохранял спокойствие. Выждав некоторое время, кот деликатно покашлял, стараясь привлечь внимание расчувствовавшихся друзей.

— Радость, конечно, ощущение приятное, — нарочито брюзгливо начал он, — Но советую не забывать о существующих проблемах. Пора обсудить, что нам делать с возникшей, по милости моей матушки, путаницей. Когда Принц проснется, а я надеюсь, что он не повторит славный подвиг Спящей красавицы, проспавшей сто лет, он ужаснется, что его разлюбезная Ванилина превратилась в комок розовых перьев. А вам, профессор мила женушка Мелиса в обличии Лесной Ведьмы? Я уж и не вспоминаю про наших дорогих Уксуса и Горчицу, дрыхнущих в подземной лаборатории. Не хотел бы я попасться им под горячую руку, когда они придут в себя. А их Королевские Величества! Пора им прекращать разыгрывать круглых дураков, под руководством братца и сестрицы. Предложения есть? Нет? Я так и думал. Ох, уж эти люди, цари природы! Что бы вы без меня делали! Когда-то давно, когда я еще ходил на двух лапах и был похож на обыкновенного мальчишку, моя неисправимая мамаша учила меня ворожить.

— Ландринчик, миленький, ты расколдуешь мою мамочку и Ванилиночку? — тоненький детский голосок колокольчиком прозвенел в тишине. В дверях стояла заспанная Маковка.

— Увы, я был плохим учеником. Мне было противно зубрить древние заклятья. Мне не справиться с матушкиным злодейством. Но я знаю в лесу один ключ. Его вода обладает чудесной силой. Если глубоко и искренно любящий человек наберет эту воду в сосуд ровно в полдень, и даст выпить и умыться своему любимому, то, с последнего, спадет самое страшное заклятие.

— Так просто! — поразилась Гвоздичка, скромно стоявшая в сторонке.

— Не совсем просто, вернее, совсем не просто, — прогудел Людоед. — Я тоже слышал об этом источнике. Брать воду надо в солнечный день, так чтобы солнечный зайчик запрыгал в сосуде.

— Но не это самое главное! — фыркнул кот. — Если любовь недостаточно сильна, если в глубине души любящего поселилась тень сомнения, то плохо придется тому, кто будет использовать воду. Он превратится в камень. Да, и любящему не поздоровится. Мучимый поздним раскаянием и жгучими сожалениями, он, будет навечно обречен, не расставаться с таким камнем. Не испугается ли Принцесса превратиться из птички Кэри в булыжник?

Не дрогнет ли Принц Эклер?

— Не дрогну, — приподняв голову с подушки, едва слышно прошептал Принц.

— Проснулся, — облегченно вздохнула Тетушка.

Глава двадцать восьмая. В которой любовь побеждает колдовство.

Профессор Марципан напряженно следил за стрелками больших наручных часов. Казалось, они не желали двигаться. Время застыло. Наконец, ученый дал отмашку.

— Полдень! Эклер, пора.

Сказка Сладкого королевства

Принц послушно подставил бутылку под весело звенящую струйку.

Птичка Кэри тоненько попискивая, наблюдала за происходящим, сидя у него на плече. Наполнив бутыль, принц отошел от источника. Приближалась самая ответственная минута. Сможет ли влюбленный, силой своего чувства, освободить красавицу из плена злых чар?

— Давайте оставим их наедине, — благородно предложил Господин Ландрин. — Принцу необходимо сосредоточиться.

Тетушка Патока, схватив племянников, первой зашагала к зарослям дикой малины. Остальные потянулись за ней. Вдруг, Маковка вырвалась из цепкой тетушкиной руки. Подбежав к бледному от волнения Принцу, она крепко поцеловала его.

— У вас все получится, — выпалила малышка и помчалась обратно.

— Ах, Ярыжка, прекрати объедаться малиной. Лопнешь, — раздраженно проговорила Патока.

— Ну, почему сразу лопну, — удивился Людоед, отправляя очередную горсть малины в пасть.

— Я волнуюсь, а еда меня всегда успокаивала. Попробуй, тебе сразу станет легче. Правда, дети?

— Угу, — пробормотала Маковка с набитым ртом.

Изюмчик только кивнул в знак согласия.

— Тише, — шикнула Мелиса, в образе Лесной Ведьмы. Они с Профессором так и не осмелились попытать счастья у волшебного источника. — Тише, ничего не слышно.

Гвоздичка осторожно выглянула из-за куста и тут же радостно взвизгнула. На полянке стояли Принц и Принцесса. Их губы слились в поцелуе.

— Подглядывать не красиво, — втягивая девушку обратно, укоризненно промурлыкал Господин Ландрин. — Дайте им чуточку понежничать!

Сказка Сладкого королевства

В зале Гостиницы «Лисий Хвост и Перчатка» горел камин. Тетушка Патока восседала с вязанием в дубовом кресле. У ее ног, на крошечной скамеечке, устроился Людоед Ярыжка. Он держал на огромных ладонях пушистый мохеровый клубок. На продавленном диване расположились Профессор и Матушка Мелиса. Казалось, что Марципан смирился с новым обликом супруги, и, он его не сильно огорчает. В руках Матушки Мелисы, истосковавшихся по рукоделию, так и летала иголка. Чудесный цветок расцветал на полотне. Гвоздичка, Маковка, Батончик и Изюмчик разлеглись прямо на полу, на тронутой молью медвежьей шкуре. Они тихонько напевали.

— Как вы думаете, мы еще встретимся с Принцем и Принцессой? — задумчиво спросила верная помощница Профессора.

— Конечно. Они поженятся в Королевстве Принца Эклера и вернутся. Ну, может быть поживут там годик — другой. Вы же знаете, как долго празднуют королевские свадьбы, а потом крестины первенцев. Но потом они обязательно вернутся, — с легкой улыбкой пообещала Тетушка Патока. — Не вздыхай, Гвоздичка. Господин Ландрин навестит нас гораздо раньше. Только, проводит жениха и невесту. Он не задержится в пути. Его здесь ждут Советник Уксус, мадам Горчица, Лесная Ведьма и, кажется, что важнее всего, еще один человечек…

— Изюмушка, — таинственно поблескивая глазами, зашептала Маковка, — Ты видел, как покраснела Гвоздичка? Она влюбилась в сына Лесной Ведьмы. А, уж, как он вокруг нее кругами ходил перед уходом! А если они поженятся, то у них родятся котята?

— С человеческими лицами, — хихикнул Изюмчик. — Чудачка ты, кудряшка. Господин Ландрин расколдуется, превратится в писаного красавца, и, дети у них с Гвоздичкой будут несказанной красоты.

Маковка удовлетворенно вздохнула.

— Дин-Дон! Дин-Дон! — пробил колокол на самой высокой башне Королевского Дворца.

— Тр-р-Бом! Тр-р-Бом! — хрипло подхватили старые каминные часы.

— Полночь! — всполошились Матушка Мелиса и Тетушка Патока. — Дети живо по кроваткам! Завтра будет новый день.

— И новые сказки, — мечтательно протянула Маковка.

— И новые приключения, — подмигнул сестренке Изюмчик.

Оглавление.

Сказка Сладкого королевства. Глава первая. В которой все начинается. Глава вторая. В которой Изюмчик и Маковка находят Заветное Озеро и что из этого получается. Глава третья. В которой Изюмчик рассказывает историю таинственного исчезновения профессора Марципана. Глава четвертая. В которой жизнь принцесс представляется с неожиданной стороны. Глава пятая. В которой Изюмчик и Маковка узнают о завещании Королевы-Бабушки. Глава шестая. В которой выясняется, что таится за красотой Королевского парка. Глава седьмая. В которой Маковку и Изюмчика представляют Господину Ландрину. Глава восьмая. В которой Маковка и Изюмчик достигают цели путешествия. Глава девятая. Которая начинается слезами, а заканчивается боевой песенкой. Глава десятая. В которой Тетушка Патока помогает Изюмчику, сама того не подозревая. Глава одиннадцатая. В которой Маковка находит грозного защитника и выручает Изюмчика из беды. Глава двенадцатая. В которой Маковка и Изюмчик знакомятся с хозяином гостиницы «Лисий Хвост и Перчатка». Глава тринадцатая. В которой Тетушка Патока усмиряет злобного Людоеда. Глава четырнадцатая. В которой становятся известны некоторые подробности биографии Господина Ландрина. Глава пятнадцатая. В которой дети знакомятся с Принцем Эклером. Глава шестнадцатая. В которой Принцесса Ванилина обнаруживает положительные стороны бессонницы. Глава семнадцатая. В которой раскрывается тайна заброшенной галереи. Глава восемнадцатая. В которой начинаются чудесные превращения. Глава девятнадцатая. В которой обитатели гостиницы «Лисий Хвост и Перчатка» узнают интересные новости. Глава двадцатая. В которой Господин Ландрин начинает расследование и приходит к неожиданному открытию. Глава двадцать первая. В которой проявляются чудеса сообразительности. Глава двадцать вторая. В которой появляется Лесная Ведьма. Глава двадцать третья. В которой раскрывается тайна птицы. Глава двадцать четвертая. В которой Принц Эклер попадает в переделку. Глава двадцать пятая. В которой профессор Марципан оказывается на свободе. Глава двадцать шестая. В которой разрешаются некоторые недоразумения. Глава двадцать седьмая. В которой Господин Ландрин дает дельный совет. Глава двадцать восьмая. В которой любовь побеждает колдовство.