Скрытый гипноз. Практическое руководство.

6) Достижение цели. Завершение «сценария» кодированием.

Почем речь?

Фраза из шоу Е.Степаненко.

Таким образом, втягивая «лоха» в разговор по его «проблеме», «интересу» или в какое-либо сверхвыгодное для него мероприятие, цыгане вначале привлекают внимание, а затем, фиксируя появляющиеся признаки «реагирования», закрепляют транс, углубляют его. Так обычный уличный разговор превращается в комфортное и незаметное управляющее воздействие. Далее цыганка выполняет задуманные по «сценарию» действия и уходит, достигнув цели и результата.

В идеале уличные гипнотизеры стремятся довести жертву до глубокой стадии транса. Если они замечают, что клиент «ведется» хорошо, то сразу же стараются погрузить его в еще более глубокое состояние.

Транс у некоторых восприимчивых сверхгипнабельных людей может развиться до глубины сомнамбулических феноменов. «Лох» тогда становится человеком-роботом, не воспринимающим ничего, кроме голоса мошенника. Если он не стоит как вкопанный, то идет как зомби или лунатик. Кора головного мозга у него полностью отключена. Работает только подсознание, и только с одним участком мозга — зоной раппорта с мошенником. Поведение жертвы в такой момент полностью подчинено ему. Можно добиться и естественности поведения. В таком сомнамбулическом трансе цыганка может внушить «лоху», что она — его мать, жена или любимая сестра; он может привести ее домой, упаковать и погрузить в такси лучшие вещи и ценности, а провожая, трогательно обнимать и целовать на глазах у соседей. Если хотите понять, почему у последних это не вызывает никаких подозрений, посмотрите еще раз на название этой книги.

Отсутствие внешних признаков транса объясняется возможностью в трансовом состоянии внушить «лоху» любые галлюцинации; человек по команде может увидеть, услышать или почувствовать то, что ему прикажут, хотя в реальности ничего этого нет. Это положительная галлюцинация. А отрицательная — это когда гипнотизер дает клиенту команду, что тот не видит, не слышит или не чувствует чего-то из того, что на самом деле существует. С этого момента он видит, слышит, чувствует только то, что не запрещено гипнотизером.

При условии достаточной глубины транса мошенник может сам снимать с «лоха» кольца, цепочки, часы, шапку, шубу, вытаскивать кошелек и т. д., и тот не воспротивится; более того, после выхода из транса он даже не будет помнить ничего, что с ним в те минуты было. Может быть и так, что мошенник даст директиву введенному в транс клиенту показать, где у него находятся деньги, достать кошелек и передать их ему (все это сопровождается фразами вроде «эти золотые украшения — враги твои»), затем возьмет деньги из кошелька «лоха» или его драгоценности. Когда гипноз недостаточно глубок, жулики придают своей просьбе о передаче им ценностей облик, исключающий даже намек на аморальность и беспринципность. Например: «Ваша отзывчивость спасет жизнь несчастных и голодных малышей» или «Принесите нам сейчас Ваши деньги, и мы выпишем квитанцию и дадим взамен в два раза больше».

Добившись своего, мошенники обычно пытаются примитивно кодировать свою жертву на забывание (амнезию) всего произошедшего. Например, перед расставанием с «лохом» цыганка обязательно произнесет фразу типа: «Все хорошее обязательно вернется, от плохого надо избавляться, иди домой и ни о чем не беспокойся. Ты меня не знаешь и никогда не видел. Эти вещи — кольцо и цепочка — чужие! Ты их никогда не видел!» После этого она уходит, а безвольно опустившаяся на скамейку жертва постепенно выходит из транса. Если гипноз был не очень глубоким, то «очарование» проходит через 2-3 минуты после ухода цыганки, и тогда человек пытается понять, что произошло, но если гипноз был достаточно крепким, то код срабатывает на долгие годы, а иногда и на всю жизнь.

Чаще всего инструкции, передаваемые находящемуся в трансе клиенту, не подкрепляются системой вводимых в подсознание мотиваций; рассчитаны они не на глубокие личностные изменения, а на работу на уровняхповедения и окружения. Поэтому после таких воздействий объект осознает себя жертвой и может успеть повернуть все в обратном направлении — попытаться вернуть свои ценности. Амнезия (неспособность к запоминанию) именно этого события чаще всего наступает у жертвы как «режим защиты от сбоев», когда мозг и организм человека не хочет вспоминать события и людей, нанесших ему психологическую травму. Как показывает практика, больше 80 % жертв гипнотического нападения даже не пытаются подать заявления в милицию о произошедшем ЧП, стыдясь или боясь огласки.

Вышеописанная психотехника образовалась только от практики. Не имея теоретической базы, она передается последователям конкретными фразами, поясняющими, что нужно говорить и в каком порядке, но не объясняя, почему и как это действует (т. е. что именно действует в этих фразах на клиента). Все, что им нужно, это употреблять только то, что передал владеющий этой техникой, и знать, что не все поддаются на это, т. е. необходимо найти своего клиента-"лоха".

Первобытным техникам без научной подпитки невозможно прогрессировать. Таким образом, наиболее распространенный тип уличных гипномошенников имеет возможность так «грубо» (в психологическом плане), воздействовать только на высоковнушаемых людей — каждого шестого, около 16% населения. Незаметные тесты на гипнабельность преступники могут проводить в любых обстоятельствах. Например, в группе лиц, ожидающих на перекрестке зеленого сигнала светофора, они могут выбрать своего будущего клиента из тех, кто, будучи более других подвержен «стадному чувству», начинает первым двигаться вслед за «экспериментатором», если тот специально пошел на запрещающий сигнал светофора.

Больше всего в группе «гипножертв» детей, подростков, женщин (особенно 55-65 лет) и стариков; лучшей жертвы, чем человек с «заторможенным» умом, для криминального гипнотизера не придумаешь. Однако банды продвинутых, образованных «гипнотизеров-психологов», проведя соответствующую гипнотическую обработку, могут оказывать влияние практически на любого человека. Такие преступные группы в основном действуют по наводке. Их цели — богатые фирмы, финансовые учреждения, ювелиры, коллекционеры, работники музеев, состоятельные и влиятельные лица, политики. Однако дело не ограничивается индивидуальным воздействием. Если мошеннические планы масштабны, профессионалы преступного гипнопромысла при помощи своего таланта могут, например, за очень короткий срок привлечь в организуемые ими «кассы взаимопомощи» массы денег, с которыми потом и скрываются.

В практике уголовных расследований встречались случаи, когда такие «деятели» путем изменения морального мира человека заставляли его не только передавать им ценности, но и любить, угождать и даже пытаться совершить преступления. Внушением определенной идеи (например, бреда преследования) путем создания соответствующей мотивации, формирования новых взглядов на обстоятельства внушаемых действий можно запрограммировать человека на любое злодеяние.

С помощью гипноза человека проще ввести в заблуждение, внушив ему определенную версию события, очевидцем которого он являлся. Лжесвидетельство в суде, подлог в документах — все это может быть плодом гипновнушений, причем на суде объекты «гипнообработки» дают свои показания чистосердечно, веря в них сами и отрицая какое-либо влияние извне. Зафиксированы и случаи скрытого гипновоздействия на следователей, судей, работников ИТУ («выходы» на них профессионала-гипнотизера не отличаются от стандартных способов знакомства, описанных выше).

Случаи уже состоявшегося противоправного использования гипноза весьма трудно доказать, т.к. гипнотическое внушение очень непросто отличить от различных видов обычного психологического воздействия, каким являются уговор, просьба, рекомендация, требование и т.п.