Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье (Пер.Н.М. Демуровой).

DER JAMMERWOCH.

Es brillig war. Die schlichte Toven Wirrten und wimmelten in Waben: Und aller-mumsige Burgguven Die mohmen Rath' ausgraben. Bewahre doch vor Jammerwoch! Die Zahne knirschen, Krallen kratzen! Bewahr' vor Jubjub-Vogel, vor Frumiosen Banderschnatzchen! Er griff sein vorpals Schwertchen zu, Er suchte lang das manchsam' Ding; Dann, stellend unten Tumtum Baum, Er an-zu-denken-jing. Als stand er tief in Andacht auf, Des Jammerwochen's Augen-jeuer Durch tulgen Wald mit wiffek kam Ein burbelnd ungeheuer! Eins, Zwei! Eins, Zwei! Und durch und durch Sein vorpals Schwert zerschnifer-schnuck, Da blieb es todt! Er, Kopf in Hand, Gelaumfig zog zuruck. Und schlugst Du ja den Jammerwoch? Umarme mich, mien Bohm'sches Kind! O Freuden-Tag! O Halloo-Schlag! Er chortelt froh-gesinnt. Es brillig war, etc.

«Jabberwocky» много раз пытались пародировать. В антологию нонсенса Кзролин Уэллс (Such Nonsence. Compiled by Carolyn Wells, 1918) включены три из наиболее удачных пародий, но я склонен разделить мнение Честертона относительно того, что всякие попытки такого рода создать юмористические подражания юмористическим произведениям обречены на провал.

В одном из лучших рассказов Льюиса Пэджитта — под этим именем выступали покойный Генри Куттнер и его жена Кэтрин Л. Мор — (L. Padgett. Mimsy were the Borogoves) слова из «Jabberwocky» рассматриваются как знаки языка будущего. Правильно понятые, они раскрывают технику проникновения в четырехмерный континуум пространства-времени. Та же мысль превосходно используется в очень смешном детективном романе Фредрика Брауна (Fredrtc Brown. Night of the Jabberwock). Рассказчик — восторженный почитатель Кэрролла. От Иегуди Смита, который, судя по всему, является членом общества поклонников Кэрролла «Светозарные мечи», он узнает, что сказки Кэрролла — вовсе не сказки, а правдивое повествование о действительной жизни в другом измерении. Ключи к сказкам остроумно скрыты в математических трактатах Кэрролла, особенно в Curiosa Mathematics, и в его стихотворениях, которые на деле являются акростихами более замысловатого толка. Почитатели Кэрролла не должны пройти мимо «Ночи Бармаглота», этого необычного произведения, тесно связанного с «Алисой».