Славянские обряды, заговоры и ворожба.

Заговор против супругов.

«Встану я в ночь под Ивана Купала, возьму в руки два трепала, кочергу схвачу и на Лысую гору полечу. Оттуда длинным помелом сгоню всех ведьм в такой – то дом (имя), пусть бабищи наполняют все его жилище и поселят между мужем (имя) и женой (имя) страшное злище, такое, какого нет и на адском днище. Пусть в этом доме муж и жена будут жить как с сатанихой сатана, ни любви, ни радости, а только одно зло, да гадости, брань вечная, ссора бесконечная и угроза бессердечная. Возьму я кочетыг, сковыряю шляпу, надену на левую ногу, на голову обряжу лапоть, вместо бороды – мочалу, вместо усов – метлу, и сяду я у них где-нибудь в углу и буду им каждый вечер казаться, и будут они меня пугаться, да из – за этого между собою ругаться, а я буду хохотать и улыбаться, а когда они лягут по разным местам спать, я примусь по избе от радости плясать. Иду, поднимаюсь, на Лысую гору собираюсь, готовься дом, где скоро будет все вверх дном, от мала до велика, в закромах вместо зерна будет пыль одна да повилика. Пусть мои речи будут как картечи, как гром в ночи, как огонь в печи: едки, метки и сбыточны».

«Стану я да пойду не дверьми, не воротами, а дымным окном, да подвальным бревном, положу шапку под пяту, под пяту, не под сыру землю, да в черный чобот, а в том чоботе я побегу в темный лес, на большое озерище; в том озерище плывет челнище, в том челнище сидит черт с чертищей; швырну я из-под пяты шапку в чертища. Что ты, чертище, сидишь в челнище со своей чертищей? Сидишь ты чертище прочь лицом от своей чертищи; поди ты, чертище, к людям в пепелище, посели, чертище, свою чертище к (имя молодца) в избище, не как ты, чертище со своей чертищей живут лиюдища мирно любовно, друг друга любят, чужих ненавидят. Ты, чертище, вели чертище, чтоб она, чертища, распустила волосища; как жила она с тобою в челнище, так жил бы (имя молодца) со своей женой в избище. Чтоб он ее ненавидел. Не подхода, не подступа, разлилась бы его ненависть по всему сердцу, а у ней по телу, на рожество, не могла бы она ему ни в чем угодить и опротивела бы ему своей красотой, омерзла бы ему всем телом. Как легко мне будет отступить от тебя, как легко достать шапку из озерища тебе, чертищу, хранить шапку в озерище, от рыбы, от рыбака, от злого колдуна, чтобы не могли ее ни рыбы съесть, ни рыбак достать, ни злой колдун отколдовать на и на лад. И вместо рукописи кровной отдаю тебе я слюну».

«Стану, не благословясь, пойду, не перекрестясь, не из дверей в двери, не из ворот в ворота. Выйду в чистое поле. В чистом поле стоит огненный столб, из-под этого столба течет огненная река, по этой реке плывет лодка, в этой лодке сидит чёрт с чертихой, вместе хребтами, согнившими зубами грызутся, метутся, друг друга ненавидят. Так же бы (имя жены) с (имя мужа) сидели вместе хребтами, стыкалися зубами, дралися, щипалися, одной думы не думали, одних мечтов не мечтали, за один стол не садилися, на одну постель спать не ложилися. Ключ в воду, замок за щёку».