Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15.

К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС. СОЧИНЕНИЯ. том 15.

ПЕЧАТАЕТСЯ ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА — ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС.

Карл МАРКС и. Фридрих ЭНГЕЛЬС. СОЧИНЕНИЯ. том 15. (Издание второе ).

В пятнадцатый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса входят произведения, написанные с января 1860 по сентябрь 1864 года.

Это был период оживления буржуазно-демократических движений и подъема национально-освободительной борьбы, который сменил полосу затяжной политической реакции в Европе после поражения революции 1848–1849 годов. К началу 60-х годов в ряде стран Европы и Америки уже имелись налицо признаки нового революционного подъема. В Германии и Италии, где все еще оставались неразрешенными основные задачи буржуазно-демократической революции, с новой силой развернулось движение за национальное объединение, в России и Соединенных Штатах Америки складывалась революционная ситуация, в бонапартистской Франции усиливалось революционное брожение.

Наступившее политическое оживление повсеместно сопровождалось ростом политического самосознания рабочего класса. Пролетарское движение обособлялось от буржуазно-демократического и становилось на путь самостоятельной борьбы. Первый в истории капитализма мировой экономический кризис 1857–1858 гг. и последовавшие вслед за ним стачечные бои показали со всей очевидностью непримиримость интересов пролетариата и буржуазии. Убедившись на опыте революции 1848–1849 гг. в предательстве либеральной буржуазии и в неспособности мелкой буржуазии к руководству революционным движением, пролетариат все более стремился высвободиться из-под влияния буржуазных партий.

О пробуждении политической активности английского рабочего класса свидетельствовали массовые выступления, в частности митинги протеста против попыток господствующих классов Англии и Франции организовать интервенцию в защиту рабовладельцев в связи с Гражданской войной в США. Все более решительно включался в политическую борьбу французский пролетариат. Стремление передовой части немецких рабочих освободиться от влияния либеральной буржуазии нашло свое выражение в создании в 1863 г. Всеобщего германского рабочего союза. Систематические выступления основоположников марксизма на страницах прогрессивной печати по всем основным вопросам международной жизни, неутомимая пропаганда революционного научного мировоззрения способствовали воспитанию пролетариата в духе понимания его классовых интересов и международной солидарности. Рост и укрепление международных связей пролетариата привели в конечном счете к основанию в 1864 г. Международного Товарищества Рабочих (I Интернационала).

В 1860–1864 гг. в центре внимания Маркса и Энгельса находились вопросы национально-освободительной борьбы и задачи рабочего и демократического движения. Этим темам посвящена значительная часть статей, вошедших в данный том. Центральное место в томе занимают статьи, посвященные Гражданской войне в США, явившейся своеобразной формой буржуазно-демократической революции. Тактика Маркса и Энгельса в этот период определялась основными объективными задачами пролетариата в данной исторической обстановке — завершением буржуазно-демократических преобразований в ряде стран Европы и Америки, созданием условий для развития рабочего и демократического движения. Видя в последовательном осуществлении демократических преобразований необходимое условие для победы пролетарской революции, Маркс и Энгельс выступали за революционное объединение Германии и Италии, за быстрейший переход к революционным методам ведения Гражданской войны в США, за всемерную поддержку национально-освободительного движения в Польше. Рассматривая бонапартизм во Франции и царизм в России как главные препятствия на пути национально-освободительной борьбы народов Европы, Маркс и Энгельс придавали особенно большое значение революционному движению в этих странах.

Новый подъем рабочего движения и назревание революционного кризиса во Франции, Германии и Италии выдвигали как насущную задачу создание самостоятельной организации пролетариата. Маркс и Энгельс в этот период не только расширяют и укрепляют свои связи с революционерами многих стран, но и оказывают действенную практическую помощь английскому, французскому и германскому рабочему движению. На страницах прогрессивной печати они ведут активную борьбу против угрозы интервенции в Соединенные Штаты, рассматривая борьбу против рабства негров в Америке как кровное дело европейского и американского рабочего класса.

Стремясь усилить позиции пролетарских революционеров в предстоящих классовых боях, Маркс и Энгельс устанавливают более тесную связь с просветительными организациями немецких рабочих в Лондоне, ведут неустанную пропаганду своих взглядов. Продолжая защиту пролетарских революционеров от клеветнических нападок и террора со стороны господствующих классов, Маркс в 1861 г. организует в печати широкую кампанию за освобождение из тюрьмы выдающегося французского революционера Бланки. В 1863 г. Маркс и Энгельс принимают ряд мер по оказанию практической помощи польскому восстанию и одновременно развертывают широкую кампанию протеста против поддержки, оказанной европейскими державами русскому царизму в подавлении восстания.

С особенно пристальным вниманием следили Маркс и Энгельс за развитием рабочего движения в Германии. Оппортунистической программе и тактике Лассаля, ориентировавшего рабочий класс на совместные действия с правительством Бисмарка и юнкерством против буржуазии, в расчете добиться кое-каких уступок, Маркс и Энгельс противопоставляли тактику революционной борьбы рабочего класса против феодальной реакции, критикуя одновременно половинчатую, трусливую политику немецкой буржуазии.

В связи с подготовкой пролетариата к новым классовым боям Маркс и Энгельс уделяли в эти годы большое внимание дальнейшей разработке теоретических основ пролетарской партии. После опубликования в 1859 г. своего труда «К критике политической экономии» Маркс продолжал работу над задуманным им большим экономическим произведением, в котором предполагал исследовать всю совокупность проблем капиталистического способа производства и вместе с тем подвергнуть обстоятельной критике буржуазную политическую экономию. В 1861 г. Маркс приступил к работе над обширной экономической рукописью, явившейся одним из первоначальных вариантов его основного экономического труда — «Капитала», первый том которого вышел в 1867 году.

Энгельс на протяжении 1860–1864 гг. продолжал углубленную разработку военно-теоретических вопросов, в частности, истории создания и развития различных видов оружия. Занятия Энгельса военными науками имели первостепенное значение для определения классовой природы и целей международных конфликтов и войн, для раскрытия закономерностей вооруженной борьбы.

В условиях оживления демократического движения начала 60-х годов особое значение приобрела революционно-публицистическая деятельность Маркса и Энгельса. Основоположники марксизма считали необходимым развернуть в этот период более широкую пропаганду своих взглядов для оказания влияния на общественное мнение в интересах пролетариата, используя для борьбы против реакционных сил все формы общественного воздействия, в том числе и буржуазную печать. Наряду с продолжением сотрудничества в прогрессивной американской газете «New-York Daily Tribune», Маркс в октябре 1861 г. начинает сотрудничать в венской буржуазно-либеральной газете «Die Presse», которая являлась в то время одной из самых популярных газет, издававшихся на немецком языке. В эти же годы устанавливается сотрудничество Энгельса в английском журнале «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» и немецкой газете «Allgemeine Militar-Zeitung».

Значительную часть тома составляют публицистические статьи Маркса и Энгельса, посвященные европейским проблемам. В них главное внимание уделяется задаче национального объединения Германии и Италии, ликвидации остатков феодальных отношений в этих странах, превращения Италии в независимое государство. Борьба прогрессивных сил за воссоединение Германии и Италии наталкивалась на сопротивление сил реакции в Германии, особенно в Пруссии и Австрии, а также поддерживавших их правительств европейских держав, в первую очередь царской России, бонапартистской Франции и Англии, которые стремились сохранить национальную раздробленность этих стран. Маркс и Энгельс в своих статьях отстаивали революционно-демократический путь решения этого вопроса, считая, что только общенародное движение способно парализовать усилия прусской и австрийской реакции и династические происки монархических сил Пьемонта. Они указывали, что только полная ликвидация пережитков феодально-абсолютистского строя может создать благоприятные условия для развития производительных сил Германии и Италии, а также для борьбы пролетариата за свое освобождение. «Для того, чтобы противостоять вторжениям извне, — писал Маркс, — или достигнуть единства и свободы в стране, она (Германия. — Ред.) должна очистить свой собственный дом от своих династических господ» (см. настоящий том, стр. 186).

В статье «Приготовления к войне в Пруссии» и других Маркс разоблачает прогнивший реакционный режим в Пруссии, ее антидемократический строй, засилье юнкерства и военщины. Основоположники марксизма внимательно следили за признаками оживления политической жизни в Германии, за активизацией демократических сил. В начале 1860 г. в статье «Настроения в Берлине» Маркс отмечает значительное усиление революционных настроений в Пруссии. Продолжая в эти годы отстаивать революционный путь объединения Германии и выступая против прусско-юнкерских планов объединения Германии «сверху», Маркс и Энгельс подвергали резкой критике политическую программу прусских либералов, являвшихся сторонниками пути объединения Германии под главенством прусской монархии. Высмеивая иллюзии прусских либералов относительно наступления «новой эры» в связи с регентством принца Вильгельма, Маркс показывает, что трусливая, предательская политика немецкой буржуазии, ее капитуляция перед юнкерством и монархической камарильей укрепляют позиции реакционных сил.

Одно из главных препятствий на пути объединения Германии Маркс видит в политике бонапартистской Франции. Он разоблачает демагогические приемы, к которым прибегала Вторая империя, обещая государствам Северной Германии содействовать объединению Германии вокруг Пруссии, чтобы добиться тем самым присоединения к Франции левого берега Рейна. Исходя из интересов пролетариата, Маркс и Энгельс выступали за войну Пруссии и других немецких государств против Франции, полагая, что эта война ускорила бы развитие революции в Германии и других странах.

В ряде статей, входящих в том, рассматривается процесс разложения Австрийской империи, раздираемой внутренними противоречиями, усиление национально-освободительной борьбы народов Австрийской империи, показана политика австрийского правительства, вынужденного с целью укрепления Габсбургской монархии пойти на некоторые уступки венгерскому национальному движению.

Основоположники марксизма с большим вниманием следили за героической борьбой итальянского народа в 60-е годы против его внутренних и внешних врагов. Ряд статей тома посвящен национально-освободительному движению итальянского народа. Маркс и Энгельс выступали за революционное объединение.

Италии. Такой путь они считали единственно правильным с точки зрения интересов пролетариата и всего итальянского народа, так как только таким образом можно было добиться создания подлинно независимой единой демократической Италии. С глубоким сочувствием вожди пролетариата следили за действиями национального героя Италии Гарибальди, вокруг которого сплотились все подлинно патриотические элементы страны. Они горячо радовались каждому успеху гарибальдийцев, героической борьбе которых посвящено несколько статей Энгельса («Гарибальди в Сицилии», «Гарибальди в Калабрии», «Продвижение Гарибальди» и другие). Энгельс высоко оценивает революционную тактику Гарибальди, боевой дух, самоотверженность и бесстрашие гарибальдийцев, отстаивавших интересы итальянского народа. Энгельс характеризует Гарибальди, как одаренного и смелого вождя, как подлинно народного полководца.

Разоблачая происки внутренних и внешних врагов итальянской революции, Маркс в статьях «Интересные новости из Сицилии. — Ссора Гарибальди с Лафариной. — Письмо Гарибальди», «Положение дел в Пруссии. — Пруссия, Франция и Италия» клеймит антинародную политику Кавура, за спиной Гарибальди осуществлявшего сговор с Наполеоном III; он показывает, что навязываемый Кавуром итальянскому народу путь объединения Италии под главенством Савойской династии ведет лишь к новому закабалению итальянского народа и к подчинению Италии бонапартистской Франции.

Глубоко изучая внутреннее положение России, основоположники марксизма придавали огромное значение движению русского крестьянства за отмену крепостного права. Они рассматривали это движение как великое событие, как мощный резерв европейской революции. В своих статьях Маркс отмечает обострение классовых противоречий в дореформенной России. В статье «Россия использует Австрию. — Варшавский конгресс» он показывает позицию различных классов русского общества в связи с предстоящей отменой крепостного права в России, подчеркивая стремление царского правительства договориться с помещиками за счет угнетенного класса — крестьян.

Маркс и Энгельс основывали свой анализ международного положения на подлинно научном изучении экономической жизни европейских стран. Характеризуя экономическое положение Франции (в статьях «Положение во Франции», «Новый сардинский заем. — Предстоящие французский и индийский займы», «Хлебные цены. — Европейские финансы и военные приготовления. — Восточный вопрос», «Напряженное состояние денежного рынка», «Финансовое положение Франции» и других), Маркс вскрывает причины упадка французского сельского хозяйства и промышленности в годы Второй империи, показывает, что бонапартистский режим, вопреки демагогическим обещаниям правительства Наполеона III об улучшении экономического положения страны, привел лишь к расстройству финансов и экономики страны.

Анализируя состояние промышленности Англии и положение английского рабочего класса, Маркс раскрывает картину безжалостной капиталистической эксплуатации рабочих и их детей, рисует нечеловеческие условия труда («Состояние британской фабричной промышленности»). Он пишет о том, что в Англии — стране машин и пара — существуют отрасли промышленности, где полностью сохранился ручной труд. И прежде всего это те отрасли промышленности, которые производят предметы первой необходимости. Здесь, по словам Маркса, работают «посредством старозаветных, невероятно громоздких ремесленных приемов» (см. настоящий том, стр. 573).

Уделяя большое внимание национально-освободительным движениям, Маркс и Энгельс пристально следили за борьбой польского народа. В разрешении польского вопроса революционным путем вожди пролетариата видели основную предпосылку для разгрома царизма, являвшегося в то время оплотом реакции в Европе, а также для объединения Германии демократическим путем. Написанное Марксом в связи с польским восстанием 1863–1864 гг. «Воззвание лондонского Просветительного общества немецких рабочих о Польше» раскрывало значение польского вопроса для судеб Германии. Долг германского рабочего класса, указывал Маркс, состоит в том, чтобы добиваться восстановления Польши.

На протяжении всей своей деятельности основоположники марксизма уделяли большое внимание экономическому развитию, социальной и политической борьбе в странах американского континента, прежде всего в Соединенных Штатах Америки. Большая группа статей данного тома посвящена такому важному событию в истории США, как Гражданская война 1861–1865 годов. Будучи современниками этой войны, Маркс и Энгельс в своих работах впервые дали глубокий научный анализ проблем, связанных с Гражданской войной в США, и раскрыли ее всемирно-историческое значение. Основная часть работ на эту тему была написана Марксом и опубликована в газете «Die Presse» в 1861–1862 годах. В статьях «Американский вопрос в Англии», «Гражданская война в Северной Америке» и «Гражданская война в Соединенных Штатах» Маркс на основе изучения американских источников и литературы всесторонне исследует причины возникновения гражданской войны, определяет характер и движущие силы развернувшейся борьбы. В этих работах нашли свое дальнейшее развитие и конкретизацию важнейшие положения исторического материализма. На большом конкретно-историческом материале Маркс показывает, что Гражданская война в США явилась закономерным следствием длительной борьбы антагонистических сил промышленного Севера и рабовладельческого Юга; эта борьба была, по словам Маркса, «движущей силой истории Соединенных Штатов в течение полувека» (см. настоящий том, стр. 316).

Маркс и Энгельс вскрыли подлинную причину войны между Севером и Югом, видя в ней борьбу двух социальных систем: утвердившейся в северных штатах капиталистической системы наемного труда и господствовавшей на юге страны системы рабства, являвшейся тормозом для капиталистического развития страны в целом. Глубокий анализ общественно-политических отношений в Соединенных Штатах на протяжении первой половины XIX века позволил Марксу раскрыть в своих статьях такое сложное социальное явление, как американское плантационное рабство, показать его тесную связь с мировым капиталистическим рынком при сохранении докапиталистических форм и методов эксплуатации. Маркс показывает, что хотя финансовая буржуазия и часть промышленной буржуазии Севера, наживавшейся на торговле хлопком и другими продуктами рабского труда, были заинтересованы в сохранении рабовладения, дальнейшее сохранение рабства все больше делалось несовместимым с капиталистическим развитием северных штатов. Именно вопрос о рабстве, как неоднократно подчеркивал Маркс, составлял сущность Гражданской войны в США: «Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве. Не в том смысле, должны ли рабы быть немедленно освобождены внутри существующих рабовладельческих штатов, а в том, должны ли 20 миллионов свободных жителей Севера и далее подчиняться олигархии 300 тысяч рабовладельцев; должны ли огромные территории республики служить основой для создания свободных штатов или стать рассадниками рабства; наконец, должна ли национальная политика Союза сделать своим девизом вооруженное распространение рабства в Мексике, Центральной и Южной Америке» (см. настоящий том, стр. 347).

Определяя отношение европейского и американского пролетариата к Гражданской войне в США, основоположники марксизма исходили из интересов революционного движения в Европе и Америке, из перспектив победы пролетарской революции. Маркс и Энгельс считали, что война против рабства негров в США положит начало эре подъема рабочего класса, подобно тому как американская война за независимость в конце XVIII века открыла эру подъема буржуазии. Революционная война в Америке могла бы, таким образом, способствовать подъему революционного движения в Европе и стать предвестником грядущей пролетарской революции.

В статьях Маркса и Энгельса по американскому вопросу получили дальнейшее развитие великие идеи интернационализма, составляющие один из важнейших идеологических принципов партии пролетариата. Борьбу против рабства негров Маркс и Энгельс рассматривали как кровное дело трудящихся классов. Они неоднократно подчеркивали, что существование рабства в южных штатах тормозит успешное развитие американского рабочего движения. До тех пор, указывали они, пока труд черных носит на себе позорное клеймо рабства, не может быть свободным и труд белых, так как противопоставление одной части трудящихся другой позволяет американской буржуазии парализовать всякое самостоятельное рабочее движение в Соединенных Штатах.

Основоположники марксизма отмечали далее, что сохранение рабства негров на юге страны служит основанием для усиления эксплуатации «свободных» рабочих Севера, а победа рабовладельцев в войне и установление их господства над всем Союзом низвели бы весь рабочий класс до положения бесправных рабов. Характеризуя непримиримую враждебность рабовладельческой олигархии американскому рабочему движению, Маркс отмечал, что уже в этот период идеологи рабовладения «старались доказать не столько правомерность рабства негров, сколько то, что цвет кожи не имеет значения для существа дела и что трудящиеся классы всюду созданы для рабства» (см. настоящий том, стр. 354).

С решением вопроса о рабстве основоположники марксизма тесно связывали вопрос о свободной колонизации земель на западе и юго-западе США. Революционно-демократическое разрешение аграрного вопроса, как указывал Маркс, диктовалось не только требованиями дальнейшего капиталистического развития страны и интересами широчайших слоев фермерства, но и интересами американского рабочего движения.

Основную задачу американского рабочего класса Маркс и Энгельс видели в сплочении всех прогрессивных сил, заинтересованных в полном уничтожении рабства. Своими выступлениями на страницах «New-York Daily Tribune» и «Die Presse» вожди пролетариата стремились содействовать борьбе революционно-демократических сил Севера за наиболее полное и последовательное решение задач, поставленных войной.

Отмечая прогрессивный и революционный характер войны со стороны Севера, Маркс уже в первых своих работах о Гражданской войне в США указывал, что победить должна более передовая социальная система, а именно — северные штаты. Вместе с тем он беспощадно разоблачал трусливую политику североамериканской буржуазии, стоявшей во главе антирабовладельческой коалиции, но долгое время не решавшейся провозгласить отмену рабства. В статьях «Отстранение Фримонта», «К критике положения в Америке» и других Маркс резко критикует правительство Севера, которое опасалось придать войне характер последовательной и действительно революционной борьбы против рабства. Характеризуя способ ведения войны Севером, Маркс в письме к Энгельсу 10 сентября 1862 г. писал, что этот способ таков, «какого и следовало ожидать от буржуазной республики, в которой так долго и суверенно царил обман». Вскрывая причины первоначальных военных неудач Севера, которые заключались в стремлении буржуазии вести войну на основе соглашения с рабовладельцами, Маркс указывал, что только революционные методы ведения войны могут обеспечить победу северных штатов.

Красной нитью через статьи Маркса и Энгельса проходит мысль о решающей роли народных масс в борьбе за уничтожение рабства. Этим определялось и то значение, которое пролетарские революционеры придавали штатам Севера и Северо-Запада с их рабочим и фермерским населением — наиболее решительными противниками рабства. Наступление неизбежного перелома в ходе военных действий Маркс связывал с тем, что «Новая Англия и Северо-Запад, давшие армии основные людские резервы, решили принудить правительство к революционному ведению войны и начертать на звездном флаге в качестве боевого лозунга слова: «Уничтожение рабства»» (см. настоящий том, стр. 542).

Огромное значение придавали основоположники марксизма борьбе порабощенных негритянских масс, в которых они видели естественных союзников Севера в борьбе с рабовладельцами-южанами. Еще в 1860 г. в письме к Энгельсу Маркс указывал, что американское движение рабов является одним из самых великих событий в мире. Маркс особенно резко критиковал американское правительство за то, что оно отказывалось предоставить неграм право сражаться против рабовладельцев в армии Севера. «Один полк, составленный из негров», — писал Маркс в письме к Энгельсу 7 августа 1862 г., — «возымеет чудодейственное влияние на нервы южан». Более решительное ведение войны, подчеркивал Энгельс, заставило бы выступить и белых бедняков Юга — массу разоренных и обездоленных тружеников, ненавидевших рабовладельческую олигархию, но находившихся в плену расовых предрассудков.

В ряде статей, относящихся к 1862 г., Маркс показывает процесс размежевания в правящей республиканской партии под влиянием роста и сплочения сил, выступающих за немедленное уничтожение рабства («Аболиционистские выступления в Америке», «Итоги выборов в северных штатах»). Впервые публикуемая в Сочинениях статья «Итоги выборов в северных штатах» ярко характеризует изменения внутри республиканской партии, вынужденной под давлением широких народных масс занять более решительную позицию в вопросе об освобождении рабов. На основе анализа результатов голосования по штатам Маркс показывает, что неудача республиканцев на выборах была вызвана прежде всего недовольством фермеров Северо-Запада прежними методами ведения войны. Подводя итоги первого этапа войны, Маркс писал: «Мы присутствовали пока лишь при первом акте гражданской войны — войны, которая велась по-конституционному. Второй акт — ведение войны пореволюционному — еще впереди» (см. настоящий том, стр. 542).

В статье «К событиям в Северной Америке», также впервые публикуемой в Сочинениях, Маркс горячо приветствовал прокламацию Линкольна об освобождении негров-рабов, принадлежавших плантаторам — участникам мятежа. Этот документ, «разорвавший старую американскую конституцию», ознаменовал переход к новому этапу войны — войны пореволюционному. В статье дается яркая характеристика Линкольна — человека, вышедшего из народа, плебея. Маркс подчеркивает отсутствие в его действиях всякой позы, фразерства и ложного пафоса. Наряду с этим Маркс отмечает буржуазную ограниченность некоторых линкольновских декретов, часто критикует Линкольна за колебания и нерешительность. Тем не менее Маркс высоко оценивал его деятельность, подчеркивая, что «в истории Соединенных Штатов и в истории человечества Линкольн займет место рядом с Вашингтоном» (см. настоящий том, стр. 570).

В заключительных статьях о Гражданской войне в Америке — «Признаки истощения сил южной Конфедерации», «Английский нейтралитет. — К положению в южных штатах» — Маркс, исходя из глубокого анализа соотношения классовых сил и возможностей борющихся сторон, показывает ограниченность материальных и людских ресурсов, рост центробежных сил в рабовладельческих штатах и неизбежность их поражения.

Придавая огромное значение победе Севера, Маркс в то же время подчеркивал умеренность программы американской буржуазии, прямую заинтересованность торговой и финансовой буржуазии в сохранении пережитков рабовладения. Не случайно, писал Маркс в статье об итогах выборов в северных штатах, что именно город Нью-Йорк, являющийся «центром американского денежного рынка и местопребыванием держателей ипотек на плантации Юга», город, «до последнего времени активно участвовавший в работорговле», накануне и во время Гражданской войны в США был главной опорой демократической партии, стремившейся к компромиссу с рабовладельцами (см. настоящий том, стр. 583). Это указание Маркса имеет важнейшее значение для понимания дальнейшего хода событий в Америке — сохранение расовой дискриминации, национального и социального гнета в США, несмотря на ликвидацию рабства негров и победу северных штатов.

Большое место в статьях основоположников марксизма о Гражданской войне в Америке занимает освещение хода военных действий. В написанных совместно Марксом и Энгельсом статьях «Гражданская война в Америке» и «Положение на американском театре войны», а также в других статьях раскрывается важное для военной науки положение о влиянии характера войны на методы ее ведения. Маркс и Энгельс резко критиковали военно-стратегический план, выдвинутый главнокомандующим армии северян Мак-Клелланом (план «Анаконда»), как чуждый самому характеру революционной войны и порочный в военном отношении. В противовес этому плану вожди пролетариата выдвигали свой стратегический план, основанный на учете политических и социальных целей войны. Их план заключался в нанесении решающего удара сосредоточенными силами по жизненно важным центрам противника и предусматривал в первую очередь занятие штата Джорджия, в результате чего территория Конфедерации оказалась бы разрезанной на две части (см. настоящий том, стр. 506–507). Первоочередной военной мерой Маркс и Энгельс считали также очищение армии Севера от реакционного офицерства, сочувствующего южанам. Дальнейший ход войны полностью подтвердил правильность предвидения основоположников марксизма. Осуществление на втором этапе гражданской войны революционных мер, на необходимость которых Маркс и Энгельс указывали на протяжении 1861 и 1862 годов, обеспечило перелом в ходе военных действий и окончательную победу Севера.

Значительную часть тома составляют статьи, посвященные вопросу о влиянии Гражданской войны в США на международные отношения и внутреннее положение стран Европы и Америки. Разоблачение тайных происков буржуазной дипломатии, реакционных замыслов господствующих классов в отношении революционно-демократических и национально-освободительных движений основоположники марксизма считали одной из важнейших задач пролетарских революционеров. Когда в связи с задержанием американским военным кораблем английского почтового парохода «Трент» нависла реальная угроза вооруженного конфликта между Англией и Соединенными Штатами, Маркс выступил с рядом статей, разоблачающих внешнюю политику английской правящей олигархии, которая, несмотря на объявленный Англией нейтралитет, тайно поддерживала мятежников-южан и готовила вооруженную интервенцию в пользу рабовладельцев. В статьях Маркса «Англо-американский конфликт», «Споры вокруг дела «Трента»», «Вашингтонский кабинет и западные державы» и других неопровержимо доказывались лживость и лицемерие аргументации, выдвигаемой английскими правящими кругами и их подголосками на европейском континенте в целях развязывания позорной войны в защиту рабовладельцев. Статьи об англо-американском конфликте, имевшие огромное значение для воспитания рабочего класса в духе интернационализма, учили пролетариат умению вырабатывать и отстаивать в международных конфликтах свою собственную революционную линию.

Рассматривая активное воздействие рабочего класса на внешнюю политику господствующих классов как одну из важнейших задач революционного пролетариата, как часть общей борьбы за освобождение трудящихся масс, Маркс и Энгельс высоко оценивали антиинтервенционистские выступления английского рабочего класса. В статьях «Мнение газет и мнение народа», «Рабочий митинг в Лондоне», «Антиинтервенционистские настроения» Маркс показывает, что рабочий класс Англии остался верным своему интернациональному долгу, несмотря на обстановку шовинистического угара, раздуваемого продажной пальмерстоновской прессой. Стойкость английского рабочего класса, как подчеркивал Маркс, не могли сломить и жесточайшие материальные лишения, вызванные прекращением подвоза хлопка в результате блокады южных штатов. Характеризуя интернационалистскую позицию английских рабочих, Маркс писал: «Английский рабочий класс снискал себе неувядаемую славу в истории, отразив посредством массовых, полных энтузиазма митингов неоднократные попытки господствующих классов организовать интервенцию в пользу американских рабовладельцев, и это несмотря на то, что продолжение Гражданской войны в Америке означает для миллиона английских рабочих самые тяжкие страдания и лишения» (см. настоящий том, стр. 597).

В статьях «Нужда рабочих в Англии», «Митинги гарибальдистов. — Нужда среди рабочих хлопчатобумажной промышленности» Маркс нарисовал картины потрясающей нищеты безработных ланкаширских ткачей, оказавшихся на улице вследствие закрытия многих предприятий хлопчатобумажной промышленности. Отмечая, что «хлопковый голод» был на руку английским фабрикантам, так как он способствовал распродаже накопившихся вследствие перепроизводства товаров, Маркс разоблачил лицемерные попытки господствующих классов объяснить бедственное положение английских трудящихся исключительно влиянием Гражданской войны в США и заклеймил жалкую систему буржуазной благотворительности, обрекающей рабочих и их семьи на голодную смерть. Маркс с негодованием писал о «необычной распре» между земельной и фабричной аристократией по поводу того, «кто из них больше высосал соков из рабочего класса и кто из них меньше всего обязан помочь нуждающимся рабочим» (см. настоящий том, стр. 563).

Маркс и Энгельс пристально следили за пробуждением политической активности английского рабочего класса, находившегося со времени упадка чартистского движения под сильным влиянием тред-юнионизма. Наряду с выступлениями рабочего класса против вмешательства в Гражданскую войну в США на стороне рабовладельцев, Маркс придавал большое значение народным демонстрациям в Англии в защиту национально-объединительного движения в Италии, против внешнеполитических авантюр Наполеона III («Митинг в защиту Гарибальди» и др.).

Проблемам международных отношений и колониальной политики европейских держав посвящена также группа статей об англо-франко-испанской интервенции в Мексике (статьи «Интервенция в Мексике», «Парламентские дебаты по поводу ответного адреса» и др.). В них Маркс вскрывает истинные цели участников так называемой «мексиканской экспедиции», которые прикрывались всякого рода вымышленными фальшивыми предлогами, и разоблачает колониалистский характер этой экспедиции. Называя интервенцию в Мексике «одним из самых чудовищных предприятий, когда-либо занесенных в летописи международной истории» (см. настоящий том, стр. 375), Маркс подчеркивал, что действительной целью интервентов являлась помощь мексиканским реакционерам в борьбе против прогрессивного правительства Хуареса, уже признанного к тому времени всей страной. Маркс указывал, что непосредственным результатом мексиканской экспедиции, предпринимаемой под предлогом борьбы с анархией, может быть и неизбежно будет лишь ослабление конституционного правительства, укрепление при помощи французских и испанских штыков антинародной" партии клерикалов, воспламенение уже потухшей гражданской войны. В статьях, проникнутых чувством глубокой симпатии к мексиканскому народу и его освободительной борьбе, Маркс сурово клеймил действия интервентов, вероломно начавших войну против миролюбивой страны. Статьи об интервенции в Мексике представляют яркое проявление непримиримой борьбы Маркса и Энгельса против колониализма и национального гнета, против эксплуатации и порабощения более развитыми в капиталистическом отношении европейскими странами экономически отсталых и зависимых стран.

Маркс указывал международному пролетариату и на другую опасность, связанную с англо-франко-испанской интервенцией. Вмешательство «европейского вооруженного ареопага» во внутренние дела американских государств Маркс рассматривал как «крайнее средство», к которому прибегли Пальмерстон и Бонапарт в своем стремлении спровоцировать вооруженный конфликт с Соединенными Штатами. В статьях «Мексиканская неразбериха», «Рост симпатий в Англии» и других Маркс изобличает стремление английских правящих кругов использовать события в Мексике как предлог, а территорию Мексики как плацдарм для вмешательства Англии и Франции в Гражданскую войну в США на стороне южных рабовладельческих штатов.

Разоблачая авантюристские замыслы Наполеона III в связи с его участием в мексиканской экспедиции, Маркс подчеркивает, что для Луи Бонапарта внешние авантюры являлись средством сохранения реакционного бонапартистского режима Второй империи и способом добиться определенных территориальных уступок в Европе, в частности в Швейцарии. Наряду с этим Маркс отмечал прямую заинтересованность финансовых кругов Второй империи в развязывании мексиканской авантюры Наполеона III, целью которой было создание французской колониальной империи («Международная афера Миреса»).

Особо подчеркивая реакционную роль Англии — инициатора вооруженной интервенции в Мексике, — Маркс срывает маску с английской буржуазной дипломатии с ее ханжеским лицемерием, жестокостью по отношению к слабым, пресмыкательством перед сильными и полным неуважением к международному праву. Основоположники марксизма отмечали во внешней политике английских правящих кругов в данный период несомненное усиление той контрреволюционной роли, которую буржуазно-аристократическая Англия издавна играла в европейских делах. Превращение Англии к середине XIX века в «мастерскую мира» и стремление к сохранению своей промышленной и колониальной монополии неизбежно делали господствующие классы Англии оплотом всех реакционных движений не только в Европе, но и во всем мире.

Разоблачая агрессивную внешнюю политику европейских держав — Англии, России, Франции, — направленную на подавление национально-освободительных движений и порабощение чужих народов, Маркс бичует колонизаторскую политику правительства Пальмерстона в Китае, Индии, Персии, Афганистане и в других странах. На основе цифр и фактов Маркс показывает, что захватническая война Англии и Франции в Китае в 1860 г., оккупация Францией Сирии в том же году, которые осуществлялись правителями этих стран за спиной своих народов, носили грабительский характер.

В томе публикуется ряд статей по военным вопросам. Значительная часть их посвящена обобщению опыта Гражданской войны в Америке. Развивая учение о войне, Энгельс показывает решающую роль народных масс, значение морального фактора в военных действиях. Энгельс внимательно следил за развитием военной техники, считая, что Гражданская война в США создала в этом отношении целую эпоху. Он подчеркивал связь между военной техникой и развитием тактики, зависимость развития вооружения от изменений в способе производства.

Ряд работ Энгельса по военным вопросам, публикуемых в томе, служит существенным дополнением к его статьям, написанным для «Новой американской энциклопедии» в 1857–1860 гг. и опубликованным в 14 томе настоящего издания. В статьях «История винтовки», «О нарезной пушке», «Французская легкая пехота» и других Энгельс с позиций исторического материализма рассматривает процесс совершенствования видов оружия и развития тактики в разных странах. Серия статей, опубликованных в английском журнале «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire», содержит глубокий анализ и критику организации и системы военной подготовки английских волонтерских частей. Вопросу о классовом составе волонтерских войск посвящена напечатанная в «New-York Daily Tribune» статья Энгельса «Английские волонтерские войска». Незаконченная рукопись Энгельса «Кинглек о сражении на Альме» развенчивает созданную английской буржуазной историографией легенду о непобедимости английских войск и об их мнимых подвигах во время Крымской войны. Работа Энгельса, основанная на использовании ряда русских источников, воздает должное героическому сопротивлению русских войск во время Крымской войны.

Военно-исторические работы Энгельса, публикуемые в настоящем томе, являются важным источником для изучения марксистского учения о войне, армии и военном искусстве. Эти работы представляют собой существенный вклад в развитие марксистской военной науки и подлинно научной истории военного искусства.

* * *

В настоящий том включено 15 статей Маркса и Энгельса, не вошедших в первое издание Сочинений. Некоторые из них были опубликованы в русском переводе в различных советских изданиях. Статьи «Положение во Франции», «Настроения в Берлине», «Гарибальди в Сицилии. — Положение в Пруссии», «Британская торговля», «Маршал Бюжо о моральном факторе в бою», «Мосье Фульд», «Известия из Америки», «Статистические данные о железных дорогах», «Из Англии», «Броненосные и таранные суда и Гражданская война в Америке», «Протест Рассела против американской грубости. — Повышение цен на зерно. — К положению в Италии», а также вторая часть статьи Маркса «Приготовления к будущей войне Наполеона на Рейне» и документы, включенные в приложения, публикуются на русском языке впервые.

Большинство статей, помещенных в томе, было опубликовано без подписи. Однако авторство подавляющего большинства из них подтверждается перепиской между Марксом и Энгельсом, специальными пометками редакций некоторых газет, в которых публиковались их статьи, а также другими документами.

Выявленные в тексте «New-York Daily Tribune», «Die Presse» и других газет явные опечатки в именах собственных, географических названиях, цифровых данных, датах и т. д. исправлены на основании проверки по источникам, которыми пользовались Маркс и Энгельс.

Заглавия статей и корреспонденций Маркса и Энгельса даны в соответствии с их публикацией в газетах. В тех случаях, когда заглавие, отсутствующее в оригинале, дано Институтом марксизма-ленинизма, перед заглавием стоит звездочка.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

К. МАРКС. ПОЛОЖЕНИЕ ВО ФРАНЦИИ [1]

Париж, 17 января 1860 г.

Луи-Наполеон обращен в фритредерскую веру и собирается возвестить о наступлении новой эры мира. Едва ли он теперь упустит случай записаться в члены секты квакеров[2], и 1860 год будет отмечен в анналах европейской истории, как первый год золотого века. Эти сенсационные новости, обошедшие всю лондонскую печать, обязаны своим происхождением письму Луи-Наполеона, опубликованному в «Moniteur»[3], от 15 января 1860 г. и адресованному г-ну Фульду — государственному министру. Первым результатом опубликования этого письма было понижение курса государственных бумаг в Париже и повышение их курса в Лондоне.

Представляется прежде всего необходимым подробно исследовать corpus delicti [состав преступления. Ред.], то есть императорское письмо, которое должно послужить фундаментом для всего здания новой эры. Луи Бонапарт сообщает г-ну Фульду, что «настал момент, когда мы должны сосредоточить внимание на средствах дальнейшего развития различных отраслей национального богатства». Почти аналогичное заявление появилось в «Moniteur» в январе 1852 г., когда coup d'etat [государственный переворот. Ред.] открыл эру Credit Mobiller, Credit Foncier и прочих Credits ambulants[4]. Но это еще не все. Начиная с этой богатой событиями эпохи, каждый ежегодный финансовый отчет, издаваемый под покровительством французского самодержца, всеми силами подчеркивает, подкрепляя огромным количеством официальных цифр, тот факт, что Империя сдержала свои обещания и что при ее заботливом правлении все отрасли национального производства уже получили огромное развитие.

Таким образом, мы в затруднительном положении. Либо заявления, сделанные во время coup d'etat, были несвоевременными, а финансовые отчеты, выпущенные после coup d'etat, — фальшивыми, либо нынешнее заявление является простым обманом.

Во всяком случае, по собственному признанию нового императорского манифеста, бесспорно, что экономические выгоды, которые должно было получить французское общество от воскрешения бонапартизма, относятся не к прошедшему, а к будущему времени. Посмотрим же, с помощью каких новых изобретений должны быть осуществлены эти благословенные экономические преобразования.

Прежде всего, Луи Бонапарт сообщает г-ну Фульду, который, вероятно, был несколько удивлен глубоким открытием своего господина, что «наша внешняя торговля должна развиваться путем обмена продуктов» — поистине изумительный трюизм. Поскольку внешняя торговля состоит в обмене национальных продуктов на иностранные продукты, нельзя отрицать, что для развития французской внешней торговли необходимо расширять обмен французских продуктов. Основной результат, ожидаемый Луи-Наполеоном от задуманного им нового развития французской внешней торговли, — это «распространение благосостояния среди рабочего класса», положение которого, как молчаливо признает герой coup d'etat и как показывают современные французские писатели (смотри, например, произведения покойного г-на Колена[5]), заметно ухудшилось за последние десять лет. К сожалению, самого поверхностного наблюдателя поражает один немаловажный факт. С 1848 по 1860 г. французская внешняя торговля уже сделала огромный шаг вперед. Если в 1848 г. она достигала 875 млн. франков, то в 1859 г. она увеличилась более чем вдвое. Рост торговли более чем на 100 % за короткий промежуток времени в десять лет — явление почти беспримерное. Причины, вызвавшие такой рост, могут быть обнаружены в Калифорнии, Австралии, Соединенных Штатах и в других странах, но уж, конечно, не в архивах Тюильри[6]. При этом оказывается, что, несмотря на колоссальный рост французской внешней торговли за последние десять лет — рост, причины которого следует видеть в коренных изменениях на рынках всего мира, далеко за пределами мелочного контроля французской полиции, — положение народных масс Франции не улучшилось. Следовательно, должны были действовать какие-то силы, достаточно мощные для того, чтобы ликвидировать естественные результаты развития торговли. Если развитие французской внешней торговли может служить объяснением кажущейся легкости, с какой Второй империи позволялись ее дорогостоящие выходки, то изнеможение нации, несмотря на ее удвоенный экспорт, выдает секрет той цены, какой куплена эта легкость. Если Империя не смогла бы просуществовать без такого развития французской внешней торговли, то, в свою очередь, это развитие торговли не смогло при наличии Империи принести ожидаемых плодов.

Если австрийский император путем указа уничтожил дефицит в своем государстве, то почему бы Луи-Наполеону не осуществить посредством другого указа увеличение французской внешней торговли? Однако он предчувствует препятствия на своем пути.

«Мы должны прежде всего», — говорит он, — «улучшить наше сельское хозяйство и освободить нашу промышленность от всех внутренних помех, которые низводят ее на более низкую ступень».

О том, что крайне необходимо улучшить положение французского сельского хозяйства, постоянно твердят французские экономисты. Но как Луи-Наполеон намеревается это сделать? Прежде всего он обеспечит сельскому хозяйству ссуды под небольшой «процент». Во французском сельском хозяйстве занято, как известно, более двух третей французской нации. Введет ли Луи-Наполеон налоги для остающейся трети населения, чтобы предоставить большинству нации ссуды «под небольшой процент»? Эта мысль, действительно, слишком нелепа, чтобы на ней настаивать. С другой стороны, признанной целью его Credits Fonciers является направлять ссудный капитал в деревню. Единственным результатом, которого они сумели достигнуть, явилось не улучшение сельского хозяйства, а разорение мелких землевладельцев и ускорение концентрации земельных владений. В конце концов, мы снова имеем здесь дело со старой истасканной панацеей — с кредитными учреждениями. Никто не станет отрицать не только то, что Вторая империя знаменует собой эпоху в развитии французского кредита, но также то, что в этом отношении она зашла слишком далеко и вместе со своим собственным кредитом утратила способность поощрять кредит. Единственным новшеством здесь, по-видимому, является то, что полуофициальный кредитный аппарат разбух и износился до предела, и теперь Луи Бонапарт мечтает превратить само правительство непосредственно в ссудную контору. Так как каждая такая попытка непременно сопряжена с огромными опасностями, она так же неизбежно потерпит провал, как провалилась его затея с зернохранилищами, предназначенная поднять цены на хлеб. Осушение, ирригация и расчистка почвы — все это очень хорошие мероприятия, каждое в своем духе, но единственно возможным результатом их является увеличение количества сельскохозяйственных продуктов. Они не могут поднять цены на эти продукты, да и не ставят перед собой такой цели. Но, если даже Луи Бонапарт каким-нибудь чудодейственным образом нашел бы средства, требуемые для такого улучшения сельского хозяйства в национальном масштабе, то как эти меры смогут устранить обесценение сельскохозяйственных продуктов, под гнетом которого французский крестьянин находится в течение последних пяти лет? Тогда Луи-Наполеон приступит к последовательному улучшению средств сообщения. Хладнокровие, с каким сделано это предложение, превосходит даже бонапартовскую наглость. Достаточно обратить внимание на развитие железных дорог во Франции с 1850 года. Годовой расход на эти «средства сообщения» составлял с 1845 по 1847 г. около 175 млн. фр., а с 1848 по 1851 г. около 125 млн. франков; с 1852 по 1854 г. — почти 250 млн. фр. (вдвое больше, чем расходы за 1848–1851 гг.); с 1854 по 1856 г. — почти 550 млн. фр., с 1857 по 1859 г. — около 500 млн. франков. В 1857 г., когда разразился всеобщий торговый кризис, французское правительство было потрясено колоссальностью сумм, все еще необходимых для строящихся железных дорог, а также сумм, которые уже было разрешено затратить. Оно запретило железнодорожным компаниям привлекать новый капитал путем выпуска акций, облигаций и т. п. на сумму более 212500000 фр. в год, запретило образование новых компаний и установило определенные ограничения ежегодных работ. И после всего этого Луи Бонапарт рассуждает так, как если бы железные дороги, каналы и пр. только теперь должны были быть изобретены! Принудительное снижение сборов за проезд по каналам, на что он намекает, является операцией, которая, бесспорно, повлечет за собой нарушение государственных контрактов, отпугнув капиталы, вложенные в эти предприятия, причем эта мера отнюдь не направлена на привлечение новых капиталов в те же отрасли. Наконец, для того чтобы найти рынок для сельскохозяйственной продукции, предполагается стимулировать фабричную промышленность. Но, как мы уже установили, фабричная промышленность сделала колоссальные успехи при Второй империи, и при всем этом, несмотря на беспрецедентный рост экспорта, громадное развитие железных дорог и других средств сообщения и чрезмерное расширение кредитной системы, небывалое ранее во Франции, французское сельское хозяйство находится в состоянии упадка и французское крестьянство разоряется. Как же объяснить это странное явление? Тот факт, что долгосрочные государственные займы ежегодно увеличиваются на 255 млн. фр., не говоря о налоге кровью для армии и флота, дает исчерпывающий ответ на этот вопрос. Сама Империя является огромным вампиром, бременем, которое растет быстрее, чем производительные силы французской нации.

Предписания Луи Бонапарта, относящиеся к французской промышленности, если отбросить все то, что является пустой болтовней или прожектерством, сводятся к отмене пошлин на шерсть и хлопок и последовательному сокращению пошлин на сахар и кофе. Все это очень хорошо, но требуется все легковерие английских фритредеров, чтобы назвать подобные меры свободой торговли. Каждый, кто знаком с политической экономией, очень хорошо знает, что отмена пошлин на сельскохозяйственное сырье составляет главный пункт доктрины меркантилистов XVIII века. Эти «внутренние помехи», которые тяготеют над французским производством, — ничто по сравнению с octrois [пошлинами на ввозимые в город предметы широкого потребления. Ред.], которые дробят Францию на столько независимых областей, сколько имеется в ней городов, парализуют внутренний обмен и препятствуют созданию благосостояния, так как нарушают потребление страны. Однако эти octrois возросли при режиме Империи и в дальнейшем будут возрастать. Снижение пошлин на шерсть и хлопок предполагается компенсировать упразднением амортизационного фонда, и таким образом будет уничтожено последнее, хотя и чисто номинальное, препятствие росту государственного долга.

С другой стороны, леса должны быть вырублены, холмы срыты и болота осушены путем ассигнования на эти цели 160 млн. фр. (чему, как говорят, равен неизрасходованный остаток от последних военных займов) тремя годовыми взносами, что составит в среднем менее 54 млн. фр. в год. Но ведь строительство одной только набережной на Луаре, о котором так торжественно возвестил лет пять тому назад императорский Калиостро и о котором с тех пор уже больше не вспоминали, поглотило бы всю эту сумму менее чем в три месяца. Что же в таком случае остается от манифеста? «Наступление эры мира», как будто она не была давно провозглашена в Бордо. «L'Empire c'est la paix»[7].

Написано К. Марксом 17 января 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5862, 7 февраля 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

На русском языке публикуется впервые.

К. МАРКС. АНГЛИЙСКАЯ ПОЛИТИКА.

Лондон, 27 января 1860 г.

Среди тем, затронутых в дебатах по поводу парламентского адреса, самыми интересными были третья война с Китаем, торговый договор с Францией и осложнения в Италии[8]. Надо иметь в виду, что китайский вопрос является не только вопросом международным, но и конституционным вопросом весьма серьезного значения. Вторая война с Китаем[9], предпринятая по самовольному приказу лорда Пальмерстона, прежде всего повлекла за собой вотум недоверия его кабинету, а затем и связанный с этим роспуск палаты общин; новой палате, несмотря на то, что она была избрана в составе, благоприятном для Пальмерстона, ни разу не было предложено отменить постановление ее предшественницы. До сего времени вторая китайская война лорда Пальмерстона остается осужденной парламентским приговором. По это еще не все.

16 сентября 1859 г. в Англии было получено сообщение о поражении на Байхэ. Вместо того чтобы созвать парламент, лорд Пальмерстон обратился к Луи Бонапарту и вступил с этим самодержцем в переговоры о новой англо-французской экспедиции против Китая. По словам лорда Грея,

«британские порты и арсеналы в течение трех месяцев оглашались шумом приготовлений; принимались меры к отправке в Китай артиллерии, боевых припасов и канонерских лодок, а также, в добавление к морским силам, и сухопутных войск численностью не менее 10000 человек».

Когда, таким образом, страна уже совсем оказалась втянутой в новую войну, с одной стороны, в результате договора с Францией, с другой — благодаря значительным издержкам, сделанным без всякого предварительного извещения парламента, последнему, по возобновлении его сессии, спокойно предлагают «поблагодарить ее величество за уведомление парламента обо всем случившемся и о происходивших приготовлениях к китайской экспедиции». Мог ли бы сам Луи-Наполеон разговаривать иным языком со своим собственным Corps Legislatif [Законодательным корпусом. Ред.] или император Александр со своим сенатом?

При обсуждении адреса в палате общин в 1857 г. нынешний канцлер казначейства г-н Гладстон, говоря о войне с Персией, негодующе воскликнул:

«Не опасаясь возражений, я скажу, что практика начинать войны без предварительного обращения к парламенту находится в полном противоречии с установившимся обычаем нашей страны; она представляет опасность для конституции и категорически требует вмешательства палаты общин, чтобы сделать совершенно невозможным повторение столь опасного прецедента».

Лорд Пальмерстон не ограничился повторением «столь опасного для конституции» прецедента; он не только повторил его на этот раз при содействии ханжи г-на Гладстона, но, как бы желая познать меру безответственности правительства, он, используя права парламента против короны, прерогативы короны против парламента и привилегии обоих против народа, имел дерзость повторить этот опасный прецедент в той же самой сфере деятельности. После того как одна его китайская война была осуждена парламентом, он предпринимает новую китайскую войну вопреки парламенту. И тем не менее в обеих палатах лишь один человек нашел в себе достаточно мужества, чтобы восстать против этой правительственной узурпации; и, что любопытно отметить, этот единственный человек принадлежит не к демократической, а к аристократической части законодательного собрания. Человек этот — лорд Грей. Он внес поправку к ответному адресу на тронную речь королевы в том смысле, что не следовало начинать экспедицию, прежде чем было запрошено мнение обеих палат парламента.

Прием, который встретила поправка лорда Грея как со стороны представителя правящей партии, так и со стороны лидера оппозиции ее величества, является весьма характерным симптомом быстро приближающегося политического кризиса представительных учреждений Англии. Лорд Грей признал, что формально корона обладает прерогативой начинать войны, но, поскольку министрам запрещено расходовать хотя бы один фартинг на какое-либо предприятие без предварительной санкции парламента, закон и практика конституции требуют, чтобы ответственные представители короны не предпринимали экспедиции военного характера, не уведомив предварительно парламент и не предложив последнему принять меры для покрытия расходов, которые могли быть таким образом вызваны. Следовательно, если бы этот совет нации признал нужным, он мог бы в самом начале помешать всякой несправедливой или неразумной с политической точки зрения войне, задуманной министрами. Его светлость привел затем несколько примеров с целью показать, как строго соблюдались эти правила в прежнее время. Когда в 1790 г. несколько британских судов были захвачены испанцами на северо-западном побережье Америки, Питт представил обеим палатам королевское послание, призывающее их вотировать кредиты для покрытия возможных расходов. В другой раз, в декабре 1826 г., когда дочь дон Педру [Мария II да Глориа. Ред.] обратилась к Англии с просьбой о помощи против Фердинанда VII Испанского, который собирался вторгнуться в Португалию для поддержки дон Мигела, Каннннг представил подобное послание, уведомлявшее парламент о существе дела и о величине вероятных расходов. В заключение лорд Грей открыто указал, что правительство осмелилось обложить страну налогами без согласия парламента на том основании, что понесенные уже крупные расходы необходимо было покрывать тем или иным путем; однако их нельзя было покрыть, не затрагивая денежных ассигнований, предназначенных на совершенно иные нужды.

Какого же рода ответа добился лорд Грей от кабинета? Герцог Ньюкасл, в свое время одним из первых оспаривавший законность второй китайской войны Пальмерстона, ответил, во-первых, что «в последние годы создалась весьма полезная практика вовсе воздерживаться от каких-либо поправок к адресу, кроме тех случаев, когда дело шло о достижении каких-либо важных партийных целей». Следовательно, поскольку лорд Грей не руководствуется какими-либо фракционными мотивами и не претендует на то, чтобы прогнать министров и самому занять их место, чего же — никак не может понять герцог Ньюкасл — хочет он добиться, нарушая эту «весьма полезную практику последних лет»? Не чудачество ли с его стороны воображать, что палата станет ломать копья во имя чего-либо иного, кроме важных партийных целей? Во-вторых, разве не известно, что конституционная практика, столь тщательно соблюдавшаяся Питтом и Каннингом, многократно нарушалась лордом Пальмерстоном? Разве этот благородный виконт не вел по своему произволу войну в Португалии в 1831 г., в Греции — в 1850 г. и — мог бы еще прибавить герцог Ньюкасл — войны в Персии, Афганистане[10] и многих других странах? Почему же, если парламент позволял лорду Пальмерстону в течение 30 лет узурпировать право объявления войны, заключения мира и введения налогов, почему, в таком случае, он должен вдруг порвать со своей давнишней раболепной традицией? Конституционный закон, быть может, и на стороне лорда Грея, зато право давности несомненно на стороне лорда Пальмерстона. Почему именно теперь надо призывать благородного виконта к ответу, если раньше его никогда не карали за подобные «полезные» новшества? Действительно, герцог Ньюкасл проявил, пожалуй, даже мягкость, воздержавшись от обвинения лорда Грея в мятеже sa его попытку уничтожить освященную давностью привилегию лорда Пальмерстона распоряжаться по своему усмотрению, как своей собственностью, военными силами и финансами Англии.

Столь же оригинален был способ, каким герцог Ньюкасл пытался обосновать законность экспедиции на Байхэ. Существует англо-китайский договор 1843 г., в силу которого Англия пользуется всеми правами, предоставленными Небесной империей наиболее благоприятствуемым нациям[11]. В свою очередь, Россия в недавнем договоре с Китаем выговорила себе право плавания вверх по Байхэ[12]. Следовательно, в силу договора 1843 г. Англия тоже имела право входа в эту реку. На этом, сказал герцог, он может настаивать, «не прибегая к какой-либо подробной специальной аргументации». Но в самом деле, мог ли бы он это сделать! С одной стороны, тут есть некое досадное обстоятельство: русский договор был лишь ратифицирован и, следовательно, вступил в силу лишь после катастрофы на Байхэ. Но это только небольшая hysteron proteron [ошибка, состоящая в принятии последующего и позднейшего (hysteron) за первичное и предшествующее (proteron); извращение действительной последовательности. Ред.]. C другой стороны, общеизвестно, что в условиях войны прекращается действие всех существующих договоров. Если в момент экспедиции на Байхэ англичане находились в состоянии войны с китайцами, то они, разумеется, не могли апеллировать ни к договору 1843 г., ни вообще к какому-либо другому договору. Если они не находились в состоянии войны, то, значит, кабинет Пальмерстона взял на себя инициативу начать новую войну без санкции парламента? Чтобы избежать второй части дилеммы, бедняга Ньюкасл утверждает, что со времени бомбардировки Кантона[13] в течение последних двух лет «Англия никогда не была в мире с Китаем». Следовательно, правительство лишь продолжало военные действия, но не возобновляло их, и таким образом Ньюкасл, не прибегая к специальной аргументации, мог апеллировать к договорам, имеющим силу только в мирное время. А чтобы еще больше усилить эффект этой странной диалектики, лорд Пальмерстон, глава кабинета, одновременно утверждает в палате общин, что Англия в течение всех этих лет «никогда не вела войны с Китаем». Она не ведет ее и теперь. Правда, была бомбардировка Кантона, была катастрофа на Байхэ и англо-французская экспедиция, но войны не было, поскольку она не была объявлена и поскольку до сих пор китайский император [Сянь-фын. Ред.] разрешал продолжать переговоры в Шанхае в их обычном порядке. Именно тот факт, что в отношении китайцев Пальмерстон нарушил все узаконенные международные нормы ведения войны, он приводит для оправдания аналогичного несоблюдения им конституционных норм в отношении английского парламента, в то время как его представитель в палате лордов граф Гранвилл, «касаясь вопроса о Китае», пренебрежительно заявляет, что «обращение правительства к мнению парламента» есть «вопрос чисто формальный». Итак, обращение правительства к мнению парламента есть вопрос чисто формальный! В таком случае, чем же еще отличается английский парламент от французского Corps Legislatif? Во Франции, по крайней мере, на место нации осмеливается поставить себя человек, слывущий наследником национального героя, человек, который, к тому же, открыто берет на себя весь риск подобной узурпации. В Англии же какой-то второразрядный деятель, какой-то одряхлевший карьерист, какое-то безликое ничтожество из состава так называемого кабинета, полагаясь на слабость парламентской мысли и на сбивающую с толку болтовню анонимной прессы, не делая шума, без всякого риска для себя, спокойно пробирается к неограниченной власти. Сравните, с одной стороны, движение, поднятое каким-нибудь Суллой[14], и, с другой стороны, мошеннические «деловые» маневры какого-нибудь управляющего акционерным банком, секретаря благотворительного общества или приходского клерка, и вы поймете разницу между императорской узурпацией во Франции и правительственной узурпацией в Англии! Лорд Дерби, вполне понимая, что обе фракции в равной степени заинтересованы в сохранении бессильного и безответственного правительства, разумеется, не может «согласиться с благородным графом (Греем) в его суровой характеристике промахов правительства». Он мог бы частично согласиться с жалобой лорда Грея, что «правительство должно было созвать парламент, чтобы выяснить его мнение по китайскому вопросу», но он, «конечно, не поддержал бы Грея, если бы последний потребовал, чтобы его поправка была поставлена на голосование».

В итоге поправка не была поставлена на голосование, и все прения о китайской войне в обеих палатах вылились в поток забавных поздравлений обеих фракций в адрес адмирала Хоупа по случаю того, что тот так блестяще похоронил в иле английских солдат.

Написано К. Марксом 27 января 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5868, 14 февраля 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. НОВЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ ФРАНЦИЕЙ И АНГЛИЕЙ.

Лондон, 28 января 1860 г.

Торговый договор с Францией будет передан на рассмотрение палаты общин не ранее 6 февраля. Однако зная то, что выяснилось во время дебатов по поводу адреса, на что намекают французские газеты и о чем распространяются слухи в Лондоне и Париже, можно уже теперь, несмотря на торжественные предостережения г-на Гладстона, отважиться дать некоторую общую оценку этого «милого приемыша»[15]. В понедельник, 23 января, договор был надлежащим образом подписан в Париже; французскими крестными отцами его были министр торговли Руэ и Барош, ad interim [временно исполняющий обязанности. Ред.] министра иностранных дел, а со стороны Англии эти функции исполняли лорд Каули и г-н Кобден. То, что г-н Мишель Шевалье, бывший сенсимонист, приложил руку к этому делу и что вся Франция выражает сожаление по поводу того, что Луи-Наполеон не обнаружил достаточного такта и не дал возможности этой выдающейся личности (т. е. г-ну Шевалье) поставить свою подпись под договором рядом с подписью его «английского confrere [собрата. Ред.]», — это является новостью, которую сама же «выдающаяся личность» соблаговолила сообщить в Лондон и опубликовать в различных фритредерских органах. Но газеты не знают того, что главным действующим лицом со стороны французов был pere [отец. Ред.] Анфантен, бывший первосвященник сен-симонизма. Не удивительно ли, в самом деле, что все эти сен-симонисты, начиная от pere Анфантена и кончая Исааком Перейрой и Мишелем Шевалье, были превращены в главные экономические столпы Второй империи? Но вернемся к «английскому confrere» г-на Шевалье, бывшему ланкаширскому фабриканту, который, конечно, был немало польщен тем, что ему оказали такую честь и позволили поставить собственноручную подпись под международным договором. Если принять во внимание то обстоятельство, что договоры, основанные на принципе взаимности, и торговые договоры вообще, за исключением договоров с варварами, всегда громко порицались английскими фритредерами во главе с г-ном Кобденом, как наихудшая и наиболее вероломная форма протекционизма, если далее принять во внимание, что настоящий договор, даже с точки зрения взаимности, кажется довольно нелепым соглашением, если мы, наконец, надлежащим образом взвесим те политические цели и задачи, которые этот договор предназначен прикрывать, — то публика будет, пожалуй, склонна пожалеть г-на Ричарда Кобдена как невинную жертву одной из пальмерстоновских махинаций. Но имеется и другая сторона медали. Как всем известно, г-н Кобден в вознаграждение за его удачную кампанию против хлебных законов[16] получил некогда от благодарных фабрикантов около 60000 фунтов стерлингов. Капитал этот г-н Кобден поместил в американские акции и в результате кризиса 1857 г. потерял почти все. Надежды, которые он еще питал, отправляясь в свое путешествие в Соединенные Штаты, оказались обманчивыми. Г-н Кобден вернулся в Англию разорившимся человеком. Для устройства национальной подписки необходим был какой-то национальный предлог, какое-то дело, которое можно было раздуть, дабы еще раз изобразить г-на Кобдена ангелом-хранителем Соединенного королевства, «обеспечивающим изобилие и покой миллионам скромных семейств». Этой-то цели и послужил англо-французский договор, и, как вы узнаете из провинциальных газет, новая подписка на сумму в 40000 ф. ст., которая должна компенсировать великого апостола свободной торговли за его убытки в Америке, уже проходит, встречая большое «сочувствие». Нет никакого сомнения в том, что если бы, например, Дизраэли внес в палату общин такой договор, то г-н Кобден во главе фритредеров предложил бы выразить недоверие кабинету, пытающемуся вернуть законодательство к самым темным заблуждениям непросвещенного прошлого.

Из прилагаемой таблицы можно составить себе представление о количестве покровительственных пошлин, взимавшихся в 1858 г. Англией с французских товаров:

Товары / Пошлины(ф. ст.).

Корзины 2 061.

Масло 7 159.

Фарфор и фарфоровые изделия 1 671.

Часы стенные 3 928.

Кофе 4 311.

Яйца 19 934.

Вышивки 5 572.

Искусственные цветы 20 412.

Фрукты 7 347.

Кружева 1 858.

Сапоги, башмаки и другие изделия из кожи 8 883.

Перчатки 48 839.

Музыкальные инструменты 4 659.

Масла технические 2 369.

Бумажные обои 6 713.

Плетеная солома для шляп и пр 11 622.

Шелковые ткани 215 455.

Коньяк и другие спиртные напитки 824 960.

Сахар 275 702.

Чай 14 358.

Табак 52 696.

Часы ручные 14 940.

Вино 164 855.

Большинство взимаемых таким образом пошлин представляло собой покровительственные пошлины, как, например, пошлины на корзины, стенные часы, кружева, обувь, перчатки, шелковые ткани и т. д. Другие пошлины, как, например, пошлины на водку и т. д., были выше, чем английские акцизные сборы с британских спиртных напитков, и постольку также носили покровительственный характер. Даже обычные фискальные пошлины, как, например, пошлину на вино, последовательный фритредер мог бы считать покровительственными пошлинами, так как почти невозможно взимать налоги с иностранного товара, не оказывая в то же время покровительства подобному, если не тождественному, товару внутреннего рынка. Так, например, фискальная пошлина на иностранное вино может рассматриваться как покровительственная пошлина в отношении местного пива и т. д. В силу только что заключенного договора все английские пошлины на французские изделия будут немедленно отменены, а пошлины на водку, вино и другие товары будут уравнены с английскими акцизными сборами или с теми таможенными пошлинами, которые ныне взимаются с подобных же продуктов (например, с вин), ввозимых из британских колоний. С другой стороны, французские изменения тарифа будут окончательно проведены не раньше октября 1861 г., как видно из следующего сообщения, взятого из французской правительственной газеты:

1 июля 1860 г. — отменяются импортные пошлины на хлопок и шерсть.

1 июля 1860 г. — к английскому углю и коксу применяется бельгийский тариф.

1 октября 1860 г. — вместо существующих пошлин на железо вводится пошлина в 7 франков со 100 килограмм.

31 декабря 1860 г. — понижаются пошлины на ввозимые машины.

1 июня 1861 г. — отменяется запрет на ввоз пеньковых ниток и ткани из пеньки, устанавливаются пошлины, не превышающие 30 %.

1 октября 1861 г. — отменяются все остальные запреты на ввоз, вводятся покровительственные пошлины ad valorem [в соответствии с ценой. Ред.] на пятилетний срок и не превышающие 25 % после этого срока.

Если не считать снижения пошлины на английский уголь до тех размеров, в каких она ныне взимается с бельгийского угля, то все сделанные Францией кажущиеся уступки носят, по-видимому, весьма двусмысленный характер. Так, например, цена тонны чугуна № 1 (уэльского) составляет в настоящее время 3 ф. 10 шилл., французская же пошлина на него составит приблизительно еще 3 фунта. Лондонский «Economist»[17] признает, что 30-процентная пошлина ad valorem на предметы, ввоз которых был до сих пор запрещен, будет носить в сущности покровительственный характер. Поскольку снижение пошлин на английские товары — действительное или кажущееся — откладывается на будущее, постольку английское правительство играет в сущности роль страхового общества, гарантирующего сохранение власти за Луи-Наполеонон в течение данного срока.

Настоящая же тайна этого торгового договора заключается именно в том, что «это вовсе не торговый договор», а просто обман, который должен сбить с толку коммерческий ум Джона Буля и прикрыть секретный политический план; тайна эта была мастерски разоблачена г-ном Дизраэли во время дебатов по поводу адреса. Сущность его разоблачения сводилась к следующему:

«Несколько лет тому назад французский император сделал заявление, похожее на то письмо, которое недавно было им послано государственному министру; в этом заявлении он предложил полностью упразднить запретительную систему и принять меры, вроде тех, какие упоминаются в его недавнем манифесте. В 1856 г. законопроект в этом духе и был внесен в Corps Legislatif [Законодательный корпус. Ред.], однако до того, как он был принят, он был предложен на рассмотрение 86 провинциальных советов Франции, которые, за исключением 6, все высказались за предложенный законопроект, с той оговоркой, что до введения в действие новой системы должно пройти некоторое время. В результате император согласился с этим предложением, и его решение об осуществлении этой системы было изложено в нескольких публичных документах. Датой вступления в силу этого закона был назначен июль 1861 года. Поэтому все то, что Франция обязуется ввести в действие в июле 1861 г. на основании заключенного договора, было уже предусмотрено во Франции законодательным путем».

Написано К. Марксом 28 января 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5868, 14 февраля 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ВОЕННАЯ РЕФОРМА В ГЕРМАНИИ.

Итальянская война 1859 г., еще в большей степени, чем Крымская война[18], установила тот факт, что французская военная организация — лучшая во всей Европе. Из всех европейских армий, исключая французскую, австрийская армия стояла, без сомнения, выше всех; тем не менее в непродолжительную кампанию 1859 г. армия в целом не смогла выиграть ни одного сражения, хотя ее солдаты покрыли себя славой. Даже принимая во внимание бездарность генералитета, отсутствие единства в командовании и некомпетентное вмешательство императора, все же единодушным впечатлением австрийских полковых офицеров, а также солдат было то, что отсутствие побед у этой армии отчасти объяснялось организацией, менее приспособленной к нуждам современной войны, чем организация их противников. А если австрийская армия, всего несколько лет тому назад полностью реорганизованная, оказалась неудовлетворительной, то чего же можно было ожидать от других армий, организация которых относилась к еще более отдаленным временам?

В том, что французы превосходили всех в этом отношении, нет ничего удивительного. Любая нация, обладающая некоторыми военными способностями и ведущая в течение двадцати пяти лет малую войну в таком колоссальном масштабе, как война в Алжире[19], не может не развить благодаря этому боевые качества своих войск в высокой степени. В то время как Англия и Россия вели свои войны в Индии и на Кавказе главным образом при помощи специально предназначенных для этой цели войск, большая часть французской армии прошла алжирскую школу. Франция действительно извлекла наибольшую пользу из этой школы, которая стоила многих человеческих жизней и денег, но была чрезвычайно эффективна и плодотворна с точки зрения приобретения ценного боевого опыта. Последовавшая затем Крымская война, другая школа более крупного масштаба, вселила в солдата большую уверенность, показав ему, что опыт, приобретенный им в походах против кочевых племен и иррегулярных отрядов, одинаково полезен и применим в борьбе с регулярными войсками.

Что при таких возможностях нация, наделенная исключительными военными способностями, должна была довести свою боевую организацию до степени совершенства, превосходящей все достижения ее соседей, — этот факт, бесспорно доказанный при Мадженте и Сольферино[20], все же вызвал удивление, особенно в Германии. Военные педанты этой страны были так уверены в своем мнимом превосходстве над ветреными, непостоянными, недисциплинированными и безнравственными французами, что этот удар буквально ошеломил их. С другой стороны, более молодые и более образованные круги австрийской и прочих немецких армий, всегда возражавшие против педантизма, сразу подняли голос. Австрийские офицеры, только что побывавшие под Маджентой, первыми стали говорить, — и это совершенно верно, — что французы не носят на себе ранцев во время боя, что у них нет ни галстуков, ни стоячих воротников, ни тесных мундиров или брюк; они одеты в широкие шаровары и просторный мундир с отложным воротником, шея и грудь у них совершенно свободны, головы их покрыты легкими кепи, а патроны они носят в карманах брюк. Куда австрийские солдаты приходят усталые и запыхавшиеся, туда французы являются свежие, с песнями, готовые к любому физическому напряжению. Об этом сообщали австрийские офицеры в своих письмах с поля битвы, а прусские, баварские и прочие офицеры вскоре стали повторять то же самое. Страшный факт был налицо. Солдаты действительно осмеливались противостоять врагу, не неся с собой обременительной массы предметов, которые почти все служат для парадности и внешнего фона войны и которые вместе взятые являются для солдата чем-то вроде смирительной рубашки; и, несмотря на отсутствие этой смирительной рубашки, они вышли победителями из всех сражений. Этот факт был настолько серьезным, что даже немецкие правительства не могли закрыть на него глаза.

Таким образом, военная реформа сделалась в Германии лозунгом дня, к великому ужасу всех приверженцев старых традиций. Самые революционные теории, касающиеся военного дела, не только безнаказанно предлагались на обсуждение, но даже принимались во внимание правительствами» Первым вопросом было, конечно, солдатское обмундирование, которое составляло самое резкое различие между обеими армиями на поле сражения. Длительность обсуждения этого вопроса вполне соответствовала разнообразию вкусов. По вопросу о военной форме была проявлена масса изобретательности. Фуражки, каски, кивера, шапки, мундиры, куртки, шинели, воротники, обшлага, брюки, гетры и сапоги, — обо всем этом спорили с такой горячностью и красноречием, как будто только от этих вещей зависела судьба сражения при Сольферино. Наибольшей экстравагантностью своего военного обмундирования отличались австрийцы. Начав с почти точной копии французского образца (за исключением цвета), они прошли через все промежуточные стадии вплоть до куртки и мягкой широкополой шляпы. Представьте себе чопорного, консервативного, степенного императорско-королевского австрийского солдата в кокетливом одеянии французского стрелка или, еще того хуже, в куртке и фетровой шляпе революционного германского волонтера 1848 года. Нельзя было придумать лучшей сатиры на австрийскую военную систему, чем тот факт, что каждая из этих крайностей серьезно подвергалась обсуждению. Как это обычно бывает, спор скорее выдохся, чем привел к какому-нибудь решению; приверженцы старых военных традиций вернули себе часть потерянных позиций и, по крайней мере в Австрии, перемены в обмундировании будут в целом очень незначительны, да и в других немецких армиях едва ли можно ожидать каких-либо изменений, за исключением того, что прусской каске, этому любимому изобретению романтического Фридриха-Вильгельма IV, по-видимому, суждено сойти в могилу еще раньше своего изобретателя.

Следующим встал на очередь великий вопрос о ранце. То, что французы вступали в сражение без ранцев, было такой неосторожностью, которую можно было оправдать только их удачей и жарким временем года. Но если бы это вошло у них в обычай, первая же неудача в холодную или дождливую погоду жестоко наказала бы их за это. В самом деле, если бы это стало общепринятым обычаем, то в результате в каждом сражении побежденная армия теряла бы не только артиллерию, знамена и припасы, но и весь личный багаж каждого пехотинца. В результате несколько дождливых дней, проведенных на бивуаке, совершенно расстроили бы ряды пехоты, ибо каждый солдат оказался бы одетым только в то, что было на нем. Впрочем, сущность вопроса заключается, по-видимому, в том, каким образом можно было бы сократить до минимума личный багаж каждого солдата; этот важный вопрос мог бы быть легко и удовлетворительно разрешен, если бы составляющие багаж предметы рассматривались исключительно с точки зрения их пригодности в походе; но в Германии дискуссия не разрешила этого вопроса.

Кроме вопроса об обмундировании и вопроса о ранце, подробному обсуждению подвергается также организация различных подразделений армии. Сколько человек должно составлять роту, сколько рот — батальон, сколько батальонов — полк, сколько полков — бригаду, сколько бригад — дивизию и так далее? Вот еще одна тема, по поводу которой можно с самым серьезным и важным видом наговорить кучу вздора. Во всякой армии система элементарной тактики ограничивает известными пределами численный состав и количество рот и батальонов; минимум и максимум численного состава бригад и дивизий определяются составом, принятым в соседних армиях, чтобы в случае столкновения разница между более крупными тактическими соединениями не была слишком велика. Искать решения таких вопросов, не исходя из реальных условий, определяемых данными фактами, а пытаясь установить основные принципы, — означает вздор, достойный, может быть, немецких философов, но не людей практики. Увеличение числа австрийских линейных пехотных полков с 63 до 80, при уменьшении числа батальонов, не в большей мере обеспечит им «удачу на будущее», чем введение более широких брюк и отложных воротников.

Но в то время как военные моды и глубокомысленные рассуждения о нормальной численности и составе бригады поглощают все внимание, крупные недостатки и язвы немецкой военной системы остаются без внимания. В самом деле, что мы должны подумать об офицерах, которые яростно спорят о покрое пары брюк или воротника, по спокойно мирятся с тем, что в армии Германского союза[21] имеется около двадцати различных калибров полевой артиллерии и почти неисчислимое разнообразие калибров ручного огнестрельного оружия? Введение нарезного ружья, представлявшее такой прекрасный случай для унификации калибров по всей Германии, не только было выполнено недопустимо небрежно, но и ухудшило дело. Стоит несколько остановиться на этой путанице калибров. Австрия, Бавария, Вюртемберг, Баден и Гессен-Дармштадт имеют один калибр — 0,53 дюйма. С тем практическим здравым смыслом, который южные немцы проявляли во многих случаях, они провели эту в высшей степени важную реформу, устанавливающую одинаковый калибр для пяти корпусов армии Германского союза. Пруссия имеет два калибра: один калибр так называемого Zundnadelgewehr, или игольчатого ружья, около 0,60 дюйма, и другой — старого гладкоствольного ружья, недавно нарезанного по принципу Минье, приблизительно 0,68 дюйма. Последний, впрочем, должен быть в самом скором времени заменен первым. Девятый армейский корпус имеет три различных калибра для винтовки и два или три различных калибра для гладкоствольных ружей; десятый корпус имеет по крайней мере десять калибров, а в резервной дивизии почти столько же калибров, сколько батальонов. Вообразите теперь эту разношерстную армию во время активных боевых действий. Можно ли предположить, что боеприпасы, соответствующие каждому контингенту, могут всегда в случае нужды находиться поблизости, а если это невозможно, то как можно мириться с беспомощностью и бесполезностью контингента? За исключением Австрии, южногерманских государств и Пруссии, ни один контингент уже из-за одного этого обстоятельства не может принести никакой реальной пользы в затяжном сражении. То же самое относится и к артиллерии. Вместо того чтобы остановиться сразу на одном общем калибре, который соответствовал бы хотя бы старой шестифунтовой пушке и, таким образом, сделался бы со временем общим калибром для нарезных полевых орудий, пруссаки, австрийцы и баварцы отливают в настоящее время нарезные пушки совершенно независимо друг от друга, что повлечет за собой только увеличение уже существующего разнообразия калибров. Армия, в которой имеются столь существенные недостатки, могла бы заняться чем-либо более важным, чем спорами о воротниках и штанах и о нормальной численности бригад и батальонов.

В Германии не может быть никакого прогресса в военном деле до тех пор, пока в высших сферах не хотят расстаться с мыслью, будто армии созданы для парадов, а не для боя. Педантизм такого рода, побежденный на некоторое время Аустерлицем, Ваграмом и Йеной[22] и народным энтузиазмом 1813–1815 гг., вскоре вновь поднял голову; он безраздельно господствовал до 1848 г. и, по-видимому, достиг, по крайней мере в Пруссии, своего кульминационного пункта в течение последних десяти лет. Если бы Пруссия была вовлечена в Итальянскую войну, Пелисье почти наверняка устроил бы ее армии новую Йену, и только крепости на Рейне могли бы спасти ее. Таково состояние, до которого довели армию, по качеству своих солдат не уступающую ни одной другой армии в мире. В случае будущего конфликта между французами и немцами мы можем с полным основанием ожидать воспроизведения характерных черт Мадженты и Сольферино.

Написано Ф. Энгельсом в конце января — начале февраля 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5873, 20 февраля 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. АНГЛИЙСКИЙ БЮДЖЕТ.

Лондон, 11 февраля 1860 г.

Вчерашнее вечернее заседание явилось великим событием в парламентской жизни. Г-н Гладстон в большой речи одновременно разгласил тайны своего бюджета и тайны торгового договора, старательно связывая оба документа друг с другом и подкрепляя слабость одного смелостью другого. Что касается договора, о подробностях которого теперь оповещен весь мир, то вы увидите, что его краткая характеристика, данная мною несколько недель тому назад [См. настоящий том, стр. 12–16. Ред.], совершенно правильна; в сущности, мне нечего прибавить к тому общему критическому анализу, который я тогда ему дал. Поэтому я буду здесь рассматривать бюджет г-на Гладстона лишь как операцию с английскими финансами. Такой подход к вопросу тем более необходим, что предстоящие парламентские дебаты несомненно раскроют перед нами, между прочим, те дипломатические соображения, которые скрываются за фактами и цифрами г-на Гладстона.

Какой бы непоследовательностью ни отличались детали бюджета, какие бы политические возражения ни выдвигались против благоразумия такой меры, когда дефициту, составляющему более 14 % всего дохода, и огромному росту расходов противопоставляют полную отмену многих существующих пошлин, часть которых едва ли обременяла народные массы, — все же простая справедливость заставляет меня сказать, что бюджет г-на Гладстона является замечательным и смелым финансовым маневром. Если встать на точку зрения британской доктрины свободной торговли и оставить в стороне некоторые очевидные нелепости, обусловленные договором с Францией, а также связанные с нежностью, которую каждый британский канцлер казначейства всегда проявляет по отношению к земельной ренте 50000 крупнейших лендлордов, — бюджет придется признать прекрасным. Положение г-на Гладстона осложнялось трудностями, созданными им же самим. Ведь именно он в 1853 г. в своем так называемом образцовом бюджете, рассчитанном на семилетний период, обязался окончательно отменить подоходный налог в 1860/1861 году. Далее, в дополнительном бюджете, вызванном войной с Россией, Гладстон же обещал отменить в недалеком будущем военную пошлину на чай и сахар. И вот теперь, когда наступил срок платежа по его векселям, он же предлагает план, согласно которому последняя пошлина сохраняется, а подоходный налог повышается с 9 до 10 пенсов с фунта, то есть на 11 % %. Но, как вы помните, в своих критических замечаниях по поводу гладстоновского бюджета на 1853 г. я старался показать, что если фритредерское финансовое законодательство вообще что-нибудь означает, то оно означает прежде всего замену косвенного налогообложения прямым налогообложением[23]. Я указывал тогда, что обещание г-на Гладстона продолжать отмену таможенных пошлин и акцизных сборов несовместимо с одновременным его обещанием окончательно вычеркнуть рубрику подоходного налога из списка сборщика налогов. Несмотря на то, что ставки подоходного налога не охватывают всех доходов, что они несправедливы и даже просто нелепы, подоходный налог является лучшей частью английского финансового законодательства. Тот факт, что г-н Гладстон, вместо существенного обложения налогом земельной собственности, сохраняет военные налоги на такие предметы первой необходимости, как чай и сахар, является проявлением трусости, объясняемой в гораздо большей степени аристократической структурой парламента, чем известной ограниченностью его кругозора. Если бы он осмелился наложить руку на земельную ренту, то кабинет, перспективы которого довольно шатки, немедленно был бы сменен. Есть старая поговорка: у голодного брюха нет уха, но не менее верно и то, что у земельной ренты нет совести.

Прежде чем вкратце охарактеризовать намеченные г-ном Гладстоном изменения, я должен сначала обратить внимание читателя на некоторые случайные замечания, оброненные им в своей речи. Во-первых, канцлер казначейства признал, что распространенное представление об английской финансовой системе как о воплощении фритредерства просто вульгарно. Во-вторых, он признал, что Англия не ведет сколько-нибудь значительной торговли с Францией, между тем как Франция, наоборот, ведет с Англией весьма обширную и все растущую торговлю. В-третьих, он вынужден был признать, что пальмерстоновская политика, устраивающая за спиной парламента «дружественные экспедиции», в корне изменила положение и свела на нет рост доходов казначейства от развития британской торговли и промышленности. Наконец, — хотя эту горькую пилюлю он вложил в сладкую облатку и преподнес ее в столь же изящном виде, в каком французские аптекари обычно преподносят самую отвратительную фармацевтическую дрянь, — он не мог не признать, что именно тот дорогой союзник, которому Великобритания вот-вот готова пожертвовать почти два миллиона своего дохода, является главной причиной увеличения британских военных и военно-морских расходов в 1860/1861 году до огромной цифры в 30 миллионов. Следует напомнить, что 18 миллионов были той максимальной суммой военных расходов, с которой железный герцог [Веллингтон. Ред.] призывал примириться двадцать четыре года тому назад, обращаясь к английской рассудительности.

После этих предварительных замечаний я перехожу к изменениям, предлагаемым г-ном Гладстоном. Они делятся на две категории: одна включает изменения, обусловленные договором с Францией, а другая охватывает те дополнительные изменения, которые г-н Гладстон был вынужден ввести во избежание упрека, будто его бюджет есть уступка, вырванная деспотической иностранной державой, а также для того, чтобы придать бюджету более приемлемый вид, изобразив его как общую реформу существующего тарифа.

Изменения, обусловленные торговым договором с Францией, состоят в следующем. Промышленные товары немедленно целиком и полностью изымаются из английского таможенного тарифа, за исключением на ограниченный период времени только трех видов товаров, именно пробки, перчаток и еще одного малозначащего товара. Пошлина на водку будет снижена с 15 шилл. за галлон [мера жидких и сыпучих тел; английский галлон равен 4,54 литра. Ред.] до уровня колониальной пошлины — 8 шиллингов. Пошлина на все иностранные вина будет немедленно сокращена с 5 шилл. 10 пенсов за галлон до 3 шилл. за галлон. Далее, Англия обязуется с 1 апреля 1861 г. снизить пошлину до размеров, соответствующих содержанию спирта в вине. Все пошлины на такие иностранные товары, которые производятся также и в Англии и облагаются английским акцизным сбором, будут уменьшены до размеров внутреннего акциза; Такова суть первой группы намеченных изменений.

Изменения, которые, независимо от договора с Францией, должны придать настоящему бюджету характер общей реформы британского финансового законодательства, сводятся к следующему.

Немедленно и полностью отменяются пошлины на масло, сало, сыр, апельсины и лимоны, яйца, мускатный орех, перец, лакрицу и разные другие продукты, общая пошлина на которые составляет около 382000 ф. ст. в год. Существующая ныне пошлина на строевой лес в размере 7 шилл. и 7 шилл. 6 пенсов снижается до уровня колониальной ставки в 1 шилл. и 1 шилл. 6 пенсов. На коринку пошлина снижается с 15 шилл. 9 пенсов до 7 шиллингов; пошлина на изюм и винные ягоды — с 10 шилл. до 7 шиллингов; пошлина на хмель — с 45 шилл. до 15 шиллингов. Наконец, совершенно отменяется акцизный сбор с бумаги.

Бюджет на 1860 финансовый год таков:

Расходы (ф. ст.).

Фундированный и нефундированный долг 26 200 000.

Расходы по консолидированному долгу 2 000 000.

Армия и милиция 15 800 000.

Военный флот и почтовые пароходы 13 900 000.

Разные статьи и гражданская служба 7 500 000.

Департамент налогов и сборов 4 700 000.

Всего 70 100 000.

Доходы ф. ст.

Таможенные пошлины 22 700 000.

Акцизные сборы 19 170 000.

Гербовый сбор 8 000 000.

Прочие налоги 3 250 000.

Подоходный налог 2 400 000.

Почтовые доходы 3 400 000.

Коронные земли 280 000.

Разные доходы 1 500 000.

Всего 60 700 000.

Сравнение расходов с доходами показывает явный дефицит почти в 10000000 ф. ст., который, как мы уже говорили, г-н Гладстон рассчитывает покрыть путем повышения подоходного налога с 9 шилл. до 10 шилл. и сохранения военных пошлин на чай и сахар. В этом общем обзоре британского бюджета на 1860/1861 год нет необходимости останавливаться на менее важных изменениях, с помощью которых г-н Гладстон рассчитывает получить грошовые доходы из различных источников.

Написано К. Марксом 11 февраля 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5878, 25 февраля 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. О НАРЕЗНОЙ ПУШКЕ.

I.

Первые попытки увеличить дальность полета снарядов и меткость огня артиллерийских орудий посредством винтовой нарезки канала ствола орудия и придания таким образом снаряду вращательного движения, перпендикулярного к линии полета, начинаются уже в XVII столетии. В Мюнхене есть небольшая нарезная пушка, изготовленная в Нюрнберге в 1694 году; она имеет восемь нарезов, а диаметр ее канала ствола равен приблизительно 2 дюймам. В течение всего XVIII века как в Германии, так и в Англии производились опыты с нарезными пушками, причем некоторые из них заряжались с казенной части. Несмотря на то, что пушки имели небольшие калибры, достигнутые результаты оказались очень хорошими; в 1776 г. двухфунтовые английские пушки при стрельбе на дистанцию в 1300 ярдов давали боковое отклонение только в 2 фута — степень меткости, в то время совершенно недосягаемая ни для какого другого орудия. В том же году эти нарезные пушки были впервые применены для стрельбы снарядами продолговатой формы.

Однако все эти опыты в течение долгого времени не давали никаких практических результатов. В то время военные круги в общем были настроены против нарезного оружия. Сама винтовка представляла тогда чрезвычайно громоздкий инструмент, её заряжание являлось медленной и утомительной операцией, требующей большого мастерства. Это оружие не подходило для широкого применения на войне в эпоху, когда одним из главных требований в сражении был частый огонь развернутых линий, головных шеренг колонн или стрелков в цепи. Наполеон не захотел иметь в своей армии винтовок; в Англии и Германии винтовкой были вооружены только немногие батальоны; лишь в Америке и Швейцарии винтовка осталась национальным оружием.

Война в Алжире послужила поводом к тому, чтобы снова обратить внимание на винтовку и внести в ее конструкцию усовершенствования, которые явились лишь началом той колоссальной революции во всей системе огнестрельного оружия, которая еще и теперь далека от завершения. Гладкоствольные мушкеты французов не могли соперничать с длинными эспингардами арабов; их большая длина и лучший материал, допускавший применение более тяжелого заряда, позволяли кабилам и бедуинам стрелять по французам на расстоянии, на котором мушкет установленного образца был совершенно бессилен. Когда герцог Орлеанский увидел прусских и австрийских стрелков, он пришел от них в восторг и создал по их образцу также формирования французских стрелков, которые вскоре по вооружению, снаряжению и тактике стали лучшими в мире войсками этого рода. Винтовка, которой они были вооружены, значительно превосходила старую винтовку, а вскоре она подверглась дальнейшим изменениям, что, в конце концов, привело к повсеместному введению нарезных ружей в пехоте всех европейских государств.

Когда таким образом дальность огня пехоты возросла с 300 до 800 и даже до 1000 ярдов, встал вопрос, сможет ли полевая артиллерия, которая до этого господствовала на всех дистанциях от 300 до 1500 ярдов, успешно состязаться с новым ручным огнестрельным оружием. Дело в том, что огонь обычных полевых пушек был наиболее действенным как раз на тех дистанциях, которые теперь оспаривались у них винтовкой; картечь оказывала незначительное действие на дистанции свыше 600 или 700 ярдов; сферические ядра 6-фунтовых или 9-фунтовых пушек на дистанции свыше 1000 ярдов не давали особо удовлетворительных результатов, а шрапнель (шарообразная картечь), чтобы оказывать свое страшное действие, требовала хладнокровия и правильного определения расстояний, что не всегда можно наблюдать на поле боя, когда противник ведет наступление; что же касается стрельбы гранатами по войскам из гаубиц старого типа, то она оказывалась совершенно неудовлетворительной. Армии, в которых 9-фунтовая пушка была орудием самого мелкого калибра, как например, английская, были все же в лучшем положении; французская 8-фунтовая пушка, а тем более немецкая 6-фунтовая стали почти совсем бесполезны. Чтобы устранить этот недостаток, французы в начале Крымской войны ввели так называемое изобретение Луи-Наполеона, легкую 12-фунтовую пушку, canon obusier [гаубичную пушку. Ред.], из которой можно было стрелять как ядром, при заряде в одну четвертую вместо прежней одной третьей части его веса, так и гранатой. Эта пушка представляла простой плагиат легкой английской 12-фунтовой пушки, от которой, кроме того, уже отказались англичане; система стрельбы гранатами из длинных пушек уже давно применялась в Германии, так что в этом так называемом усовершенствовании не было абсолютно ничего нового. Тем не менее, вооружение всей французской артиллерии 12-фунтовыми пушками даже уменьшенной дальнобойности дало бы ей решительное превосходство над старыми 6-фунтовыми и 8-фунтовыми пушками, и чтобы противодействовать этому, прусское правительство в 1859 г. приняло решение вооружить все батареи своей пешей артиллерии тяжелыми 12-фунтовыми пушками. Это был последний шаг в пользу гладкоствольных пушек; он показал, что весь вопрос был исчерпан и что защитники гладкоствольных пушек дошли ad absurdum [до абсурда. Ред.]. Действительно, не могло быть ничего более нелепого, как вооружить всю артиллерию целой армии этими громоздкими, увязающими в грязи прусскими 12-фунтовыми пушками, притом в такое время, когда подвижность и быстрота маневрирования являются важнейшими требованиями. Так как французские легкие 12-фунтовые пушки имеют относительные преимущества только сравнительно с другой артиллерией и вовсе не имеют их по сравнению с новым ручным огнестрельным оружием, прусские же тяжелые 12-фунтовые пушки представляют очевидную нелепость, то не оставалось ничего другого, как либо совсем отказаться от полевой артиллерии, либо перейти к нарезной пушке.

Тем временем в разных странах непрерывно производились опыты с нарезной пушкой. В Германии уже в 1816 г. баварский подполковник Рейхенбах делал опыты с небольшой нарезной пушкой и цилиндро-коническим снарядом. В отношении дальности и меткости стрельбы результаты были весьма удовлетворительными, но трудности заряжания и внешние обстоятельства не дали довести до конца разрешение проблемы. В 1846 г. пьемонтский майор Кавалли создал заряжающуюся с казенной части нарезную пушку, которая возбудила значительный интерес. Его первая пушка была 30-фунтовой и заряжалась цилиндро-коническим полым снарядом, весившим 64 фунта, и 5 фунтами пороха; при угле возвышения в 143/4 градуса он получал дальность (при первом измерении) в 3050 метров, или 3400 ярдов. Его опыты, продолжавшиеся до самого последнего времени частью в Швеции, частью в Пьемонте, имели тот важный результат, что благодаря им было открыто постоянное боковое отклонение всех снарядов, выбрасываемых из нарезных пушек, отклонение, вызываемое крутизной нарезов и происходящее всегда в направлении их вращения; как только это отклонение было установлено, тот же Кавалли изобрел боковую или горизонтальную тангенциальную шкалу прицела для внесения соответствующей поправки. Результаты его опытов были в высшей степени удовлетворительны. В 1854 г. в Турине его 30-фунтовая пушка с 8-фунтовым зарядом и 64-фунтовым снарядом дала следующие результаты:

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

При 25 градусах возвышения дальность полета превышает 3 мили с боковым отклонением от линии цели (по исправлении посредством горизонтальной тангенциальной шкалы) менее чем в 16 футов! Самые крупные французские полевые гаубицы, при дальности полета в 2400 метров, или 2650 ярдов, давали боковые отклонения, равные в среднем 47 метрам, или 155 футам, т. е. в десять раз большие, нежели отклонения у нарезных пушек при дальности вдвое большей.

Другая система нарезных пушек, которая привлекла внимание вскоре после первых опытов Кавалли, принадлежит шведскому барону Варендорфу. Его пушка тоже заряжалась с казенной части и имела цилиндро-конический снаряд. Однако существовало различие в снаряде, заключавшееся в следующем: в то время как снаряд Кавалли был сделан из твердого металла и имел выступы, входящие в нарезы, снаряд Варендорфа был покрыт тонким слоем свинца и немного превосходил своим диаметром диаметр нарезной части канала орудия. После введения снаряда в камору, достаточно просторную для его вмещения, он силой взрыва проталкивался в нарезную часть канала, и свинец, полностью вдавливаясь в нарезы, совершенно устранял зазор между снарядом и стенками канала ствола и предупреждал прорыв какой бы то ни было доли газов, образованных взрывом. Результаты, полученные этими пушками в Швеции и других местах, были вполне удовлетворительны, и если пушки Кавалли были приняты на вооружение в Генуе, то пушки Варендорфа фигурируют в казематах Ваксхольма в Швеции, Портсмута в Англии и в некоторых прусских крепостях. Так началось практическое применение нарезных пушек — правда, пока лишь в крепостях. Оставалось сделать еще один шаг и вооружить ими полевую артиллерию, что и было сделано во Франции, а ныне делается в артиллерии всей Европы. Различные системы, по которым теперь успешно изготовляются или могут изготовляться нарезные полевые пушки, мы рассмотрим в следующей статье.

II.

Мы говорили в предыдущей статье, что французы первыми стали применять в боевой практике нарезную пушку. В течение пяти или шести минувших лет два офицера, полковник Тамизье и подполковник (ныне полковник) Трёй де Больё по поручению правительства производили опыты с нарезной пушкой, причем достигнутые результаты были признаны достаточно удовлетворительными, чтобы принять их в качестве основы для реорганизации французской артиллерии непосредственно перед началом последней Итальянской войны. Не вдаваясь в историю этих опытов, мы сразу приступим к описанию системы, принятой ныне во французской артиллерии.

В соответствии со столь характерным для французов стремлением к единообразию, они приняли только один калибр для полевой артиллерии (калибр старой 4-фунтовой французской пушки в 8572 миллиметров, или около 3V2 дюймов) и один калибр для осадной артиллерии (калибр старой 12-фунтовой пушки в 120 миллиметров, или 43/4 дюйма). Все другие орудия, кроме мортир, должны быть сняты с вооружения. В качестве материала большей частью берется обычный пушечный металл, по в некоторых случаях также и литая сталь. Пушки заряжаются с дула, ибо опыты французов с орудиями, заряжающимися с казенной части, не дали удовлетворительных результатов. Каждая пушка имеет шесть нарезов округленной формы, глубиной в 5 и шириной в 16 миллиметров; крутизна нарезки, по-видимому, незначительна, однако подробности об этом неизвестны. Зазор между корпусом снаряда и стенкой канала ствола равняется приблизительно от 1/2 до 1 миллиметра; зазор, образуемый ailettes, то есть выступами, входящими в нарезы, несколько менее 1 миллиметра. Снаряд является полым внутри и имеет цилиндрически-оживальную форму; наполненный, он весит около 12 фунтов; снаряд имеет шесть ailettes, по одному на каждый нарез, из которых три помещаются у головки, а три у основания снаряда; они очень коротки, имеют около 15 миллиметров в длину. Отверстие для зажигательной трубки проходит от головки снаряда и замыкается зажигательной трубкой или пистоном с ударным капсюлем для снаряда, наполненного порохом, и железной гайкой, когда снаряд не предназначен для разрыва; в последнем случае он наполняется смесью опилок и песка с целью придать ему такой же вес, как если бы он был наполнен порохом. Длина канала ствола пушки равна 1385 миллиметрам, т. е. в шестнадцать раз больше его диаметра. Вес медной пушки равен всего 237 килограммам (518 фунтам). Для внесения поправки в линию прицеливания соответственно боковому отклонению снаряда в направлении нарезов, отклонению, свойственному всем снарядам, выпускаемым из нарезных стволов, правая цапфа имеет на себе так называемую горизонтальную тангенциальную шкалу. Пушка вместе с лафетом, как сообщают, отличается изяществом выполнения, и своим малым размером и отделкой похожа более на модель, чем на настоящее орудие войны.

Французская артиллерия, вооруженная этой пушкой, вступила в итальянскую кампанию, в ходе которой она действительно изумила австрийцев своей дальнобойностью, но уж конечно не меткостью своего огня. Очень часто, даже как правило, пушки давали перелет и представляли большую опасность для резервов, чем для первых линий — другими словами, там, где они поражают более эффективно, чем обычные пушки, они поражают людей, на которых они вовсе не были нацелены. Бесспорно, это очень сомнительное преимущество, поскольку в девяти случаях из десяти это означает, что пушки не попадают в цель, на которую направлены. Австрийская артиллерия, с такой же громоздкой материальной частью, как и всякая другая в Европе, выглядела весьма прилично, когда противостояла французским пушкам, и сходилась с этим страшным противником на очень близкое расстояние (в 500 или 600 ярдов), снимаясь с передков под самым сильным его огнем. Нет сомнения, что как ни велико превосходство новых французских пушек над старыми гладкоствольными, они ни в какой степени не оправдали возлагавшихся на них надежд. Их наибольшая практическая дальность составляла 4000 метров (4400 ярдов), и утверждение, будто они легко могли попадать в одиночного всадника на расстоянии 3300 ярдов, было, несомненно, не чем иным, как бесстыдным преувеличением со стороны бонапартистов.

Причины этих неудовлетворительных результатов в боевой практике очень просты. Конструкция этих пушек крайне несовершенна, и если французы будут ее придерживаться, то через два-три года материальная часть их артиллерии окажется самой худшей в Европе, Основным принципом устройства нарезного оружия является отсутствие зазора между снарядом и стенками канала ствола, в противном случае снаряд, свободно двигаясь в стволе орудия и в нарезах, будет вращаться не вокруг своей продольной оси, а по спиральной линии полета вокруг некоторой воображаемой линии, направление которой определяется случайным положением снаряда при вылете его из дула пушки, и эти спиральные круги будут увеличиваться в диаметре по мере увеличения расстояния. А французские пушки имеют значительный зазор и не могут обойтись без него, поскольку взрыв заряда должен воспламенить зажигательную трубку снаряда. Это и является одним из обстоятельств, объясняющих недостаточную меткость. Вторым обстоятельством является неравномерность двигательной силы, создаваемая большей или меньшей утечкой газа через зазор во время взрыва заряда. Третье обстоятельство — вызываемая наличием этого зазора необходимость большего угла возвышения при том же заряде; само собой разумеется, что там, где между каналом орудия и снарядом нет вовсе никакой утечки газа, тот же самый заряд толкает снаряд дальше, чем в том случае, когда часть газа ускользает. Французские же нарезные пушки, по-видимому, требуют не только очень большого заряда (в одну пятую часть веса снаряда), но также и довольно большого угла возвышения. Большая дальность, получаемая нарезными каналами по сравнению с гладкоствольными, даже при меньшем заряде, достигается главным образом отсутствием зазора и тем непреложным фактом, что вся сила взрыва заряда идет на выталкивание снаряда. Допуская зазор, французы жертвуют частью двигательной силы, и им приходится возмещать ее увеличением заряда до известного предела, а за этим пределом — увеличением угла возвышения. Однако ничто в такой степени не мешает меткости огня на любой дистанции, как большой угол возвышения. Пока линия полета снаряда в своей высшей точке не слишком превышает высоту цели, ошибка в определении расстояния не имеет большого значения, но на большой дистанции снаряд летит очень высоко и падает вниз под углом, в среднем вдвое большим, чем тот угол, при котором он начал свой полет (это, конечно, ограничивается случаями, когда угол возвышения не превышает 15 градусов). Таким образом, чем больше угол возвышения, тем больше приближается к вертикали та линия, по которой снаряд падает на землю; ошибка же в определении расстояния, не превышающая 10 или 20 ярдов, может совсем исключить возможность поражения цели. При расстояниях, превышающих даже 400 или 500 ярдов, такие ошибки неизбежны, результатом чего является поразительная разница между превосходной стрельбой с измеренными дистанциями на полигоне и отвратительной стрельбой на поле боя, где расстояния неизвестны, предметы движутся, а времени для размышления очень мало. Так и с новыми винтовками — вероятность попадания их на дистанции свыше 300 ярдов на поле боя очень мала, тогда как до 300 ярдов, благодаря низкому полету пули, она очень велика; вследствие этого штыковая атака становится самым эффективным способом выбить неприятеля с позиции, как только атакующие войска приблизятся на такую дистанцию. Предположим, что одна армия имеет винтовки, которые на расстоянии в 400 ярдов дают не более высокую траекторию, чем винтовки их противников на расстоянии в 300 ярдов; в этом случае первые будут иметь то преимущество, что начнут вести эффективный огонь с расстояния на 100 ярдов большего, и так как для атаки с расстояния в 400 ярдов требуется всего три или четыре минуты, то указанное преимущество является немаловажным в решающий момент боя. То же самое относится и к пушке. Десять лет тому назад сэр Говард Дуглас признал самой лучшей такую пушку, которая дает наибольшую дальность при наименьшем угле возвышения. При нарезных пушках значение этого обстоятельства еще более велико, поскольку вероятность ошибки при глазомерном определении дистанции увеличивается вместе с возрастанием дальности стрельбы и поскольку на рикошет можно рассчитывать только при сферических снарядах. Это один из недостатков нарезных пушек; для того чтобы поразить цель, они должны попасть в нее при первом же соприкосновении с землей, тогда как сферический снаряд в случае недолета отскакивает и продолжает свой полет в направлении, очень близком к первоначальному. Таким образом, низкая траектория имеет здесь наибольшее значение, ибо каждый лишний градус угла возвышения уменьшает в возрастающей пропорции вероятность попадания непосредственно в цель, и потому высокая линия полета, какую дают французские пушки, является одним из серьезнейших их недостатков.

Однако вся совокупность недостатков этих пушек венчается и усугубляется одним дефектом, который способен скомпрометировать всю систему. Эти пушки изготовляются тем же инструментом и на основе тех же принципов, которые применялись раньше при изготовлении старых гладкоствольных пушек. При наличии очень большого зазора между снарядом и каналом ствола у этих старых пушек и при различиях в весе и диаметре снарядов математическая точность в их изготовлении имела лишь второстепенное значение. Вплоть до самых последних лет производство огнестрельного оружия являлось самой отсталой отраслью современной промышленности. В ней весьма широко применялся ручной труд и весьма мало — труд механизированный. Для старого гладкоствольного оружия это могло быть допустимо, но когда возникла необходимость изготовлять оружие, от которого ожидали большой меткости стрельбы на значительных расстояниях, это положение стало нетерпимым. Чтобы добиться одинаковой меткости стрельбы для всех винтовок на расстоянии в 600, 800, 1000 ярдов, а для пушек — на расстоянии в 2000, 4000, 6000 ярдов, стало необходимо, чтобы каждая часть каждой отдельной операции выполнялась самыми совершенными и автоматическими машинами, чтобы одна часть оружия с математической точностью соответствовала другой. Отклонения от математической точности, неощутимые при старой системе, стали теперь такими недостатками, которые делают оружие целиком бесполезным. Французы не усовершенствовали свою старую технику сколько-нибудь заметным образом, и отсюда неточность их стрельбы. Как могут пушки при том же угле возвышения и при всех прочих равных условиях дать одинаковую дальность, если ни одна из них не является тождественной с другими во всех деталях? Однако неточность в изготовлении орудия, дающая на дистанции в 800 ярдов разницу в дальности в 1 ярд, на дистанции в 4000 ярдов даст разницу в 100 ярдов. Можно ли рассчитывать на меткость огня этих пушек при стрельбе на значительные расстояния?

Подведем итоги: французские нарезные пушки плохи, потому что они обязательно имеют зазор, потому что они требуют сравнительно большого угла возвышения и потому что качество их производства вовсе не отвечает требованиям нарезных дальнобойных орудий. Они должны быть вскоре заменены другими системами, иначе французская артиллерия будет стрелять хуже всех в Европе.

Мы умышленно несколько подробнее рассмотрели эти орудия, ибо благодаря этому мы получили возможность изложить главные принципы устройства нарезных пушек. В заключительной статье мы рассмотрим две предлагаемые системы, которые теперь оспаривают друг у друга первенство в Англии. Обе они основаны на заряжании с казенной части, отсутствии зазора и отличном их изготовлении; я имею в виду систему Армстронга и систему Уитворта.

III.

Теперь мы переходим к описанию двух видов заряжающихся с казенной части нарезных пушек, которые в настоящее время оспаривают друг у друга первенство в Англии; обе пушки изобретены штатскими и по своей эффективности бесспорно превосходят все, что доныне создано профессиональными артиллеристами; я говорю о пушке Армстронга и пушке Уитворта.

Пушка сэра Уильяма Армстронга имеет то преимущество, что она появилась первой и вызвала похвалу всей прессы и официальных кругов Англии. Она, без сомнения, представляет собой весьма эффективное боевое орудие и значительно превосходит французскую нарезную пушку, однако сомнительно, сможет ли она превзойти пушку Уитворта.

Сэр Уильям Армстронг изготовляет свою пушку путем обматывания по спирали трубы из литой стали двумя слоями труб из кованого железа, причем верхний слой накладывается в противоположном направлении по отношению к нижнему, подобно тому, как ружейные стволы делаются из слоев проволоки. Этим способом изготовляются очень крепкие и прочные, хотя и очень дорогие орудия. Канал снабжен большим количеством узких, плотно прилегающих друг к другу нарезов с одним оборотом по длине пушки. Продолговатый снаряд цилиндрически-оживальной формы сделан из чугуна, но покрыт свинцовой оболочкой, которая делает диаметр снаряда несколько большим, чем диаметр канала ствола; этот снаряд вместе с зарядом вводится с казенной части в камору, достаточно широкую для того, чтобы их вместить; взрыв проталкивает снаряд в узкий канал, где мягкий свинец вдавливается в нарезы и таким образом совершенно уничтожает всякий зазор, сообщая в то же время снаряду спиральное вращательное движение, определяемое крутизной парезов. Этот способ вдавливания снаряда в нарезы и покрытие его необходимым для этого слоем мягкого металла являются характерными чертами системы Армстронга; и если читатель вспомнит основы устройства нарезной пушки, как они изложены нами в предшествующих статьях, то он согласится, что в принципе система Армстронга совершенно правильна. Так как снаряд имеет больший диаметр, чем канал ствола, то пушка должна непременно заряжаться с казенной части, что кажется нам тоже необходимой чертой всякого нарезного орудия. Однако сам по себе механизм заряжания орудия с казенной части не имеет никакого отношения к принципу той или иной отдельной системы нарезов, но может быть перенесен с одной системы на другую; поэтому мы оставляем его вовсе без рассмотрения.

Дальнобойность и меткость стрельбы, достигаемые этой новой пушкой, представляют нечто удивительное. Снаряд был брошен приблизительно на 8500 ярдов, или почти на 5 миль, а точность, с которой поражалась мишень на расстоянии в 2000 и в 3000 ярдов, значительно превзошла все, что могли в этом отношении дать гладкоствольные пушки на расстояниях в три раза меньших. Несмотря на громкую рекламу английской прессы, интересные в научном отношении детали всех этих опытов все же тщательно сохранялись в тайне. Вовсе не сообщалось, при каком угле возвышения и весе заряда была получена эта дальность; не сообщались подробности о весе снаряда и самой пушки, точные данные об отклонениях боковых и по дальности и т. д. Теперь, наконец, после появления пушки Уитворта, мы узнаем некоторые подробности, по крайней мере, об одной серии опытов. Военный министр г-н Сидни Герберт заявил в парламенте, что 12-фунтовая пушка весом в 8 центнеров, с зарядом в 1 фунт 8 унций пороха, давала дальность полета в 2460 ярдов при угле возвышения в 7 градусов с предельным боковым отклонением в 3 ярда и с предельным отклонением по дальности в 65 ярдов. При угле возвышения в 8 градусов дальность полета равнялась 2797 ярдам; при девяти — свыше 3000 ярдов, причем отклонения оставались почти такими же. Однако угол возвышения от 7 до 9 градусов представляет собой нечто неслыханное в практике гладкоствольной полевой артиллерии. Так, например, официальные таблицы не идут дальше 4 градусов возвышения, при котором 12-фунтовые и 9-фунтовые пушки дают дальность в 1400 ярдов. Всякое большее возвышение в полевых пушках было бы бесполезно, ибо, давая слишком высокую линию полета, оно чрезвычайно уменьшает вероятность попадания в цель. Однако мы располагаем сведениями о некоторых опытах (описанных в книге сэра Говарда Дугласа «Морская артиллерия»[24]) с тяжелыми гладкоствольными корабельными пушками при больших углах возвышения.

Английская длинная 32-фунтовая пушка в Диле в 1839 г. при 7 градусах давала дальность от 2231 до 2318 ярдов; при 9 градусах — от 2498 до 2682 ярдов. Французская 36-фунтовая пушка в 1846 и 1847 гг. при 7 градусах давала дальность в 2270 ярдов, а при 9 градусах — дальность в 2636 ярдов. Это показывает, что при одинаковых углах возвышения дальнобойность нарезных пушек не на много превосходит дальнобойность гладкоствольной пушки.

Пушка Уитворта почти во всех отношениях является противоположностью пушки Армстронга. Ее канал ствола не круглый, а шестиугольный; шаг винтовой нарезки почти вдвое превышает соответствующий показатель пушки Армстронга; снаряд из очень твердого металла без всякой свинцовой оболочки; и если она заряжается с казенной части, то это не вызвано необходимостью, а является делом удобства и внешней формы. Пушка изготовлена из недавно патентованного материала, называющегося «гомогенным железом», большой прочности, эластичности и упругости; снаряд с математической точностью пригнан к каналу ствола, и потому его нельзя ввести в канал, если последний не смазан. Для смазки употребляется смесь воска и жира, помещаемая между зарядом и снарядом, и эта смесь одновременно служит тому, чтобы уменьшить всякий зазор, какой только мог остаться между снарядом и стенками канала ствола. Материал пушки настолько прочен, что он легко выдержит 3000 выстрелов без какого-либо ущерба для канала ствола.

Пушка Уитворта была продемонстрирована публике в феврале этого года, когда был произведен ряд опытов в Саутпорте, на побережье Ланкашира. Были продемонстрированы три пушки: 3-фунтовая, 12-фунтовая и 80-фунтовая; из подробного отчета об этих испытаниях мы выбираем в качестве иллюстрации 12-фунтовую. Эта пушка имела в длину 7 футов 9 дюймов и весила 8 центнеров. Обычная же 12-фунтовая гладкоствольная пушка для сферических снарядов имеет 6 футов 6 дюймов и весит 18 центнеров. Пушкой Уитворта были достигнуты следующие дальности: при 2 градусах возвышения (при которых старая 12-фунтовая пушка дает 1000 ярдов), с зарядом в l3/4 фунта, дальность колебалась от 1208 до 1281 ярда. При 5 градусах (при которых 32-фунтовая пушка дает 1940 ярдов) дальность была от 2298 до 2342 ярдов. При 10 градусах (дальность старой 32-фунтовой пушки — 2800 ярдов) она составляла в среднем 4000 ярдов. Для больших углов возвышения применялась 3-фунтовая пушка с зарядом в 8 унций; при 20 градусах дальность равнялась от 6300 до 6800 ярдов, а при 33 и 35 градусах — от 9400 до 9700 ярдов. Старая 56-фунтовая гладкоствольная пушка дает при 20 градусах дальность в 4381 ярд, а при 32 градусах — в 5680 ярдов. Меткость стрельбы, достигнутая пушкой Уитворта, была весьма удовлетворительна, а в отношении бокового отклонения она дала по меньшей мере не худшие результаты, чем пушка Армстронга; что касается отклонений по дальности, то опыты не дают возможности сделать удовлетворительное заключение.

Написано Ф. Энгельсом в марте — апреле 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» №№ 5914, 5926 и 5938; 7, 21 апреля и 5 мая 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. НАСТРОЕНИЯ В БЕРЛИНЕ.

Берлин, 10 апреля 1860 г.

Если бы разумный иностранец, посетивший Берлин всего лишь два месяца назад, вернулся в настоящий момент в эту «столицу разума», его не могла бы не поразить полная перемена, происшедшая в облике, тоне и настроениях «meiner lieben Berliner» («моих возлюбленных берлинцев»)[25]. Несколько месяцев тому назад во всех слоях столичного общества распространялись слухи. Люди шепотом поздравляли друг друга с тем, что кошмар десятилетней реакции перестал, наконец, угнетать их, что самое худшее осталось позади. Эта глупая тема перепевалась на все лады, и люди приходили к тому неизбежному запоздалому выводу, что дела приняли новый оборот не в результате мощных и здоровых усилий прусских подданных, а скорее вследствие болезненных явлений в голове прусского короля; что эта перемена явилась результатом не действий человека, а процессов природы. Этот неутешительный вывод даже отравил первые радости новой эры, торжественно возвещенной смертельно-скучными писаками берлинских ежедневных газет. Трусливые настроения настолько преобладали, что, боясь спугнуть новоявленный либерализм принца-регента, всех кандидатов на всеобщих выборах во вторую палату подвергали следующей простой проверке. Выражают ли они доверие гогенцоллернскому правительству, созданному принцем-регентом? Не является ли их имя в каком-либо отношении неприемлемым с точки зрения мягкого либерализма нового правительства? Вместо людей, способных взять на себя защиту нужд страны, нужны были приспешники, заранее готовые голосовать в поддержку правительства. Что новое правительство на деле не посягнуло на бюрократические и полицейские цепи, выкованные его предшественниками, а его программные заявления отличались нерешительной двойственностью, робкими оговорками и двусмысленным умалчиванием, — на эти факты публика закрывала глаза; к тому же закрывать на это глаза было объявлено патриотическим долгом. Все оппозиционные газеты, называли ли они себя конституционными или демократическими, открыто превратились в правительственные.

После Виллафранкского мира г-н фон Шлейниц, прусский министр иностранных дел, опубликовал своего рода Синюю книгу об Итальянской войне[26]. Его донесения — настоящий образец слабоумного многословия — изобличили его как достойного преемника человека [Гарденберга. Ред.], заключившего в прошлом столетии Базельский мир, а в нынешнем столетии подготовившего Йенскую катастрофу[27]. Мы увидели, как фон Шлейниц покорно внимал урокам конституционализма из уст маленького Джонни [Джона Рассела. Ред.], этого британского мастера на все руки, увидели, как он ползал в пыли перед князем Горчаковым, как обменивался billets doux [любовными посланиями. Ред.] с героем декабрьского переворота [Наполеоном III. Ред.], как высокомерно выражал неодобрение своему австрийскому коллеге и как, наконец, на него посыпались пинки всех его корреспондентов. Но даже после всего этого прусская печать и наши берлинские либералы приходили в подлинный энтузиазм от сверхчеловеческой мудрости, проявленной прусским правительством, которое, не удовлетворившись своим собственным бездействием, ухитрилось воспрепятствовать каким бы то ни было действиям со стороны Германии.

Вскоре после этого в Бреславле состоялась встреча русского царя и Горчакова, с одной стороны, и принца-регента с его приспешниками-министрами, с другой[28]. Должным образом был подписан новый акт о вассальной зависимости Пруссии от ее московского соседа — первое, но необходимое следствие Виллафранкского мира. Даже в 1844 г. такое событие вызвало бы во всей стране бурю оппозиции. Теперь же этот акт превозносили как доказательство дальновидности и государственной мудрости. Нигилизм внешней политики принца-регента в сочетании с сохранением старой реакционной системы феодализма, смешанного с бюрократизмом, системы, от которой отказались только номинально, показался нашим друзьям, берлинским либералам, и прусской печати всех цветов, за исключением специальных органов старой камарильи, достаточным основанием для того, чтобы заявить претензию на императорскую корону Малой Германии (т. е. Германии без немецкой Австрии) для представителя прусской династии. В анналах истории трудно найти пример подобной слепоты суждения, но мы помним, что после сражения при Аустерлице[29] Пруссия также в течение нескольких дней издавала радостные крики как петух на своей навозной куче, quasi re bene gesta [как если бы все было хорошо. Ред.].

После окончания Итальянской войны прусская печать с берлинскими газетами во главе являла собой столь же жалкое, сколь отвратительное зрелище; вместо того чтобы отважиться хотя бы на слабую критику глупой дипломатии своих отечественных правителей, вместо того чтобы смело потребовать от «либерального» министерства уничтожить, наконец, в своей внутренней политике глубокую пропасть между номинальным и реальным, вместо того чтобы разоблачить молчаливое, по упорное нарушение гражданской свободы, на которое осмелилась армия мантёйфелевских чиновников, все еще уютно пребывающих в своих старых цитаделях, — вместо всего этого печать поет панегирики величию обновленной Пруссии, мечет свои тупые стрелы против униженной Австрии, протягивает свои бессильные руки к германской императорской короне и, к вящему изумлению всей Европы, ведет себя как помешанная, пребывающая в мире фантазий. В общем, казалось, будто великая международная драма, разыгрывающаяся теперь на европейской арене, касается наших берлинских друзей только как зрителей, которые с галерки или из партера должны аплодировать или свистеть, но не участвовать в качестве действующих лиц.

Все это изменилось теперь как по мановению волшебного жезла. В настоящий момент Берлин, если не считать, может быть, Палермо и Вены, — самый революционный город в Европе. Брожение охватывает все слои населения и кажется более сильным, чем в мартовские дни 1848 года. Что вызвало такую перемену, да еще столь внезапную? Ход событий, и в первую очередь последние подвиги Луи Бонапарта, с одной стороны, и новые реформы в армии [См. настоящий том, стр. 17–22. Ред.], предложенные либеральным правительством — с другой. Далее, обстановка доверия и преднамеренного самообмана не могла, конечно, сохраняться вечно. Кроме того, происшествия, которые заставили кабинет уволить полицейдиректора Штибера, низкого преступника, который вместе со своим хозяином, покойным Хинкельдеем, с 1852 г. осуществлял верховную власть в Пруссии, и, наконец, последнее, но не менее важное обстоятельство, опубликование переписки Гумбольдта с Варн-хагеном фон Энзе[30] — все это довершило остальное. Дыхание загробного мира рассеяло мираж.

Написано К. Марксом 10 апреля 1860 г.

Напечатало в газете «New-York Daily Tribune» № 5932, 28 апреля 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

На русском языке публикуется впервые.

К. МАРКС. СИЦИЛИЯ И СИЦИЛИЙЦЫ.

История человечества не знает другой такой страны и другого такого народа, которые бы столь мучительно страдали от рабства, от завоеваний и иностранного гнета и которые столь неутомимо боролись бы за свое освобождение, как Сицилия и сицилийцы. Почти с той поры, когда Полифем совершал свои прогулки у Этны, а Церера обучала сикулов[31] искусству земледелия, и до наших дней Сицилия была местом беспрерывных вторжений и войн и упорного сопротивления. Сицилийцы представляют собой продукт смешения почти всех северных и южных рас: прежде всего, аборигенов-сиканов с финикийцами, карфагенянами, греками, а также с рабами со всех частей света, ввозимыми на остров путем торговли или в результате войн, а затем арабов, норманнов и итальянцев. При всех этих превращениях и видоизменениях сицилийцы сражались и продолжают сражаться за свою свободу.

Более тридцати столетий тому назад аборигены Сицилии всеми силами сопротивлялись более совершенному оружию и военному искусству карфагенских и греческих завоевателей. Их заставляли платить дань, но ни те, ни другие не могли полностью покорить их. Долгое время Сицилия служила ареной борьбы между греками и карфагенянами; ее население было разорено, а часть его обращена в рабство; ее города, населенные карфагенянами и греками, были главными центрами, откуда гнет и рабство распространялись на всю внутреннюю часть острова. Но эти древние сицилийцы никогда не упускали случая, чтобы выступать за свободу или, по крайней мере, мстить, как только можно, своим карфагенским повелителям и Сиракузам. Наконец, римляне покорили и карфагенян и сиракузцев и продали в рабство всех, кого смогли. Однажды было продано таким образом 30000 жителей Панорма, нынешнего Палермо. Римляне обрабатывали землю в Сицилии, используя бесчисленные отряды рабов, чтобы накормить с помощью сицилийской пшеницы неимущих пролетариев Вечного города. Для этого они не только обращали в рабство жителей острова, но и ввозили туда рабов из всех своих прочих владений. Всякий, кто хоть сколько-нибудь знаком с историей Рима или с ораторским искусством Цицерона, знает о страшных жестокостях римских проконсулов, преторов и префектов. Пожалуй, ни в одном другом месте римская жестокость не справляла таких сатурналий, как здесь. Неимущие свободные горожане и крестьяне, которые не могли уплачивать требуемой с них разорительной дани, безжалостно продавались в рабство — сами или их дети — сборщиками налогов.

Тем не менее, и при Дионисии Сиракузском, и при римском владычестве в Сицилии вспыхивали страшные восстания рабов, в которых зачастую туземцы и ввезенные на остров рабы боролись сообща. В эпоху распада Римской империи в Сицилию вторгались многие завоеватели. Затем на некоторое время ею завладели мавры; но сицилийцы — и прежде всего коренные жители, населяющие внутреннюю часть острова, — все время оказывали более или менее успешное сопротивление и шаг за шагом отстаивали или завоевывали различные мелкие вольности. И едва стала заниматься заря над мраком средневековья, как сицилийцы уже не только завоевали целый ряд муниципальных вольностей, но и выработали зародышевые формы конституционного правления, какого тогда еще нигде не существовало. Раньше чем любая другая европейская нация, сицилийцы. путем голосования регулировали доходы своих правительств и государей. Таким образом, сицилийская почва издавна оказывалась смертельной для угнетателей и завоевателей, а Сицилийская вечерня останется навеки бессмертной в истории[32]. Когда Арагонская династия поставила сицилийцев в зависимость от Испании, они сумели сохранить в большей или меньшей неприкосновенности свои политические вольности, и этого они добились как при Габсбургах, так и при Бурбонах. Когда французская революция и Наполеон изгнали из Неаполя царствовавшую там тираническую династию, сицилийцы, подстрекаемые и соблазняемые английскими обещаниями и гарантиями, приняли к себе беглецов и, борясь с Наполеоном, защищали их своей кровью и поддерживали своими деньгами. Каждый знает, какой изменой отплатили им впоследствии.

Бурбоны и какими уловками и бессовестными опровержениями Англия пыталась и пытается до сих пор замаскировать вероломство, с которым она предала на милость Бурбонов сицилийский народ и его вольности.

В настоящее время политический, административный и фискальный гнет тяготеет над всеми классами народа; вот почему эти обиды выдвигаются на первый план. Но почти вся земля находится до сих пор в руках сравнительно небольшого числа крупных землевладельцев или баронов. Средневековая система землевладения до сих пор сохраняется в Сицилии, с той лишь разницей, что земледелец не является крепостным; он вышел из крепостной зависимости примерно в XI столетии, когда стал свободным арендатором. Но условия этой аренды по большей части настолько тяжелы, что огромное большинство земледельцев работает исключительно на сборщика налогов и на барона, почти ничего не производя сверх того, что необходимо для уплаты налогов и ренты. Сами они живут или в полной нищете, или, по меньшей мере, в сравнительной бедности. Хотя они выращивают знаменитую сицилийскую пшеницу и прекрасные фрукты, сами они круглый год нищенски питаются одними бобами.

Теперь Сицилия опять истекает кровью, а Англия спокойно смотрит на эти новые сатурналии гнусного Бурбона и его не менее гнусных духовных и светских креатур, иезуитов и гвардейцев[33]. Суетливые ораторы в британском парламенте сотрясают воздух пустой болтовней относительно Савойи и опасностей, грозящих Швейцарии, но не произносят ни единого слова о резне, происходящей в сицилийских городах. Во всей Европе не слышно ни одного негодующего голоса. Ни один правитель и ни один парламент не объявляют вне закона кровожадного неаполитанского идиота. Лишь Луи-Наполеон в тех или иных целях — конечно, не из любви к свободе, а ради возвеличения своей династии или ради усиления французского влияния — может, пожалуй, остановить резню, устраиваемую этим мясником. Англия подымет вой по поводу измены, будет метать громы и молнии, протестуя против наполеоновского вероломства и тщеславия, но выиграют в конце концов неаполитанцы и сицилийцы, даже если они получат Мюрата или какого-нибудь другого нового правителя. Всякая перемена будет к лучшему.

Написано К. Марксом в конце апреля — начале мая 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5948, 17 мая 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ПРИГОТОВЛЕНИЯ К БУДУЩЕЙ ВОЙНЕ НАПОЛЕОНА НА РЕЙНЕ.

I.

Берлин, 1 мая 1860 г.

Мнение, что Луи Бонапарт намеревается поставить на очередь германский вопрос, преобладает среди всех классов здешнего общества. В сегодняшнем номере «National-Zeitung» один корреспондент утверждает даже, что, как ему известно из самых достоверных источников, Баденге (как в Париже фамильярно называют Луи Бонапарта)[34] определенно решил предпринять кампанию на Рейне и что несколько недель тому назад лорд Джон Рассел, узнав об этом плане, поднялся со своего места, чтобы встревожить палату общин свирепой бранью по адресу французского императора и неожиданным заявлением, что Англия намерена теперь искать новых союзников. Тон и настроение французской полуофициальной печати отнюдь не рассеивают эти опасения. Прочтите, например, следующую выдержку из корреспонденции агентства Бюлье[35] — парижского издания, из которого черпает свое вдохновение большинство провинциальных французских журналистов.

«Один из моих друзей, любитель шутливых пророчеств, сказал мне на днях: «Вы еще увидите, что император отправится на Рейн с целью предложить прусскому королю союз, а заодно и небольшое исправление границ». На это я ответил цитатой из памфлета «Наполеон III и Италия»: «Вопрос о территориальных изменениях лучше решать дружественным путем, чем быть вынужденным к этому на следующий день после победы»».

Вскоре после заключения торгового договора с Англией французское правительство сделало намек прусскому посланнику в Париже, что предложение заключить подобный договор между Францией и Таможенным союзом[36] встретило бы благоприятный прием; однако прусское правительство ответило, что Таможенный союз отнюдь не имеет желания заключать такой договор, и это возбудило удивление и недовольство, выраженные в весьма невежливой форме. К тому же прусское правительство получило в то время полную информацию о переговорах, которые агенты Луи Бонапарта незадолго до этого начали с баварским двором с целью побудить последний уступить Франции крепость Ландау, оставленную, как они говорили, за Францией в силу договора 1814 г., но затем несправедливо отобранную у нее по договору 1815 года[37]. Таким образом, распространенные среди населения слухи об угрожающем разрыве с Францией подкрепляются подозрениями официальных кругов.

В настоящий момент положение Пруссии в некоторых отношениях весьма сходно с положением Австрии после окончания Восточной войны. Тогда казалось, что Австрия извлекла наибольшие выгоды по сравнению с другими державами. Она льстила себя мыслью, что, не причиняя себе никаких хлопот, кроме мобилизации своих войск, она унизила своего опасного соседа — Россию. Сыграв роль вооруженного посредника, в то время как западным державам пришлось нести всю тяжесть войны, Австрия после заключения мира могла вообразить, что с помощью вооруженных сил западных союзников она уничтожила преобладание, которое Россия получила над ней со времени венгерских событий 1849 года[38]. И в самом деле, венскому кабинету было высказано в то время немало комплиментов по поводу его искусной дипломатической тактики. Однако в действительности двусмысленная позиция, занятая Австрией во время Восточной войны, лишила ее союзников и дала Луи Бонапарту возможность локализовать Итальянскую войну. В свою очередь, Пруссия в течение Итальянской войны сохранила в неприкосновенности свои ресурсы. Она держала оружие наготове, но не пускала его в ход и довольствовалась тем, что вместо крови своих солдат проливала послушные чернила своих политических мудрецов. После Виллафранкского мира Пруссия с помощью французских побед, казалось, ослабила своего соперника, Габсбургскую династию, и открыла себе путь к гегемонии в Германии. Однако сама мотивировка объявления Виллафранкского мира должна была рассеять иллюзии, во власти которых она находилась. В то время как Луи Бонапарт объявил, что прусские вооружения и угрозы возможной интервенции притупили меч Франции, Австрия, в свою очередь, заявила, что ее сила сопротивления разбилась о двусмысленный нейтралитет Пруссии. В течение всей войны Пруссия делала заявления, которые нелепым образом противоречили ее поступкам.

Перед Австрией и мелкими немецкими государствами она ссылалась на свои обязанности в качестве европейской державы; перед Англией и Россией она ссылалась на свои обязательства как главной германской державы и, основывая свои претензии на этих лицемерных отговорках, она требовала, чтобы Франция признала ее вооруженным посредником в Европе. В соответствии со своими притязаниями называться германской державой par excellence [по преимуществу. Ред.] она позволила России в неслыханно оскорбительном циркуляре запугивать дворы мелких немецких государств[39], а в лице господина Шлейница робко выслушивала пространные лекции лорда Джона Рассела о «конституционном» праве наций.

Свои притязания на роль европейской державы Пруссия подтвердила тем, что успокоила воинственные порывы мелких немецких государей и попыталась использовать военные поражения Австрии для присвоения себе роли, ранее принадлежавшей ее сопернице в органах Германского союза. Когда, наконец, успехи французского оружия вынудили ее занять некоторое подобие воинственной позиции, она натолкнулась на холодное сопротивление мелких немецких государств, которые едва сочли нужным скрывать свое недоверие к конечным целям прусского двора. Виллафранкский мир застал Пруссию совершенно изолированной не только в Европе, но и в Германии, а последовавшая затем аннексия Савойи, значительно сократив незащищенную границу Франции, сильно увеличила ее шансы на победоносную кампанию на Рейне.

Ввиду этих обстоятельств политическая линия, которую Пруссия стремилась теперь проводить как в своей внутренней, так и во внешней политике, представляется одинаково ошибочной. Несмотря на всю хвастливую декламацию на страницах прусских газет и в палатах представителей, ничто не изменилось в ее внутренних делах, кроме фразеологии ее чиновников. Предложения о реформе армии, отнюдь не предусматривающие увеличения ее военной мощи на случай крайней необходимости, имеют целью непрерывное увеличение постоянной армии, и без того слишком большой, переобременение финансов, и без того уже чрезмерно напряженных, и уничтожение единственного демократического учреждения страны — ландвера[40]. Все реакционные законы о печати, о праве союзов, о городском управлении, о взаимоотношениях между помещиками и крестьянами, о бюрократической опеке, о вездесущей полиции — все это тщательно сохраняется. Даже позорные положения о браках между дворянами и простыми смертными до сих пор не отменены. Самая идея восстановления конституции, опрокинутой coup d'etat [государственным переворотом. Ред.], подвергается осмеянию как сумасбродная фантазия.

Приведу лишь один пример гражданской свободы, которой пользуются теперь прусские подданные. В худший период реакции один уроженец Рейнской Пруссии [Нотьюнг. Ред.] был осужден пристрастно подобранным судом присяжных к семи годам заключения в прусской крепости за так называемое политическое преступление. Отбыв срок своего наказания, которое либеральное правительство не сократило, он отправился в Кёльн, откуда полиция не замедлила его выгнать. Тогда он направился в свой родной город, но, как это ни странно, был уведомлен властями, что по причине семилетнего отсутствия он утратил свое право гражданства и должен искать новое местожительство. Возражение, что его отсутствие было не добровольным, не привело ни к чему. Из Берлина, куда он затем прибыл, он был также удален под тем предлогом, что не мог указать на другие источники существования, кроме личных возможностей работать и применять свои знания, так как все его состояние было израсходовано во время заключения. В конце концов он отправился в Бреславль, где один его старый знакомый устроил его при себе в качестве агента; но однажды утром он был вызван в полицию, где ему было объявлено, что разрешение на пребывание в городе может быть продлено ему только на несколько недель, если тем временем он не приобретет права гражданства в Бреславле. При его обращении к муниципальным властям Бреславля ему чинились всяческие мелкие препятствия, но когда благодаря хлопотам энергичных друзей эти препятствия были устранены и его прошение о гражданстве было, наконец, удовлетворено, то вместе с правом гражданства он получил огромный счет с перечислением множества взносов, подлежащих оплате каждым смертным, который имеет счастье быть принятым в ряды бреславльских граждан. И если бы друзья его не собрали в складчину требуемой суммы, этот прусский подданный, подобно Вечному жиду, не нашел бы в своем славном отечестве места, где преклонить голову.

II.

Берлин, 2 мая 1860 г.

В течение целого ряда месяцев прусское правительство льстило себя напрасной надеждой, что его признают вооруженным посредником Европы и что оно воздвигнет на обломках габсбургской империи здание величия Гогенцоллернов. Но после заключения Виллафранкского мира оно, по-видимому, почувствовало те огромные опасности, которые таит в себе будущее. Его нерешительная, колеблющаяся и в то же время вероломная политика лишила его союзников, и даже фон Шлейниц, чьи многоречивые послания стали предметом неистощимых шуток в дипломатическом мире, вряд ли мог скрыть от самого себя ту истину, что как только внутреннее положение Франции снова заставит декабрьского героя [Наполеона III. Ред.] устремиться за пределы Франции, Пруссия безусловно станет объектом новой локализованной войны.

Разве Луи-Наполеон не обронил в момент мнимой откровенности несколько слов о том, что он-де знает, в чем нуждается Германия — в единстве, что он является тем человеком, который даст ей это единство и что рейнские провинции не будут слишком дорогой ценой за столь драгоценное приобретение? В полном соответствии с прошлыми традициями Пруссии, первой мыслью принца-регента и его сателлитов было апеллировать к милосердию России. Разве Фридрих-Вильгельм I не приобрел Померанию по договору о разделе, заключенному с Петром Великим против шведского короля Карла XII[41]? Разве Фридрих II не одержал победу в Семилетней войне и не захватил Силезию, благодаря тому что Россия покинула своего австрийского союзника[42]? Разве несколько разделов Польши[43], произведенных по замыслам берлинского и петербургского дворов, не раздули границ миниатюрной прусской монархии? Разве беспредельное раболепие Фридриха-Вильгельма III, поддерживавшего в 1814 г. Александра I, в то время как Англия, Австрия и Франция проявляли некоторые симптомы оппозиции и сопротивления, не было вознаграждено на Венском конгрессе присоединением Саксонии и рейнских провинций к Пруссии[44]? Одним словом, Пруссия в своих покушениях на Германию всегда пользовалась покровительством и поддержкой России, конечно, при особом условии — помогать этой державе в деле подчинения граничащих с ней стран и играть роль ее смиренного вассала на европейской арене. В октябре 1859 г. принц-регент и Александр II, окруженные дипломатами, генералами и придворными, встретились в Бреславле для заключения договора, статьи которого до сих пор остались непостижимой тайной не для Луи Бонапарта или лорда Пальмерстона, а для прусских подданных, либеральные представители которых, конечно, оказались слишком учтивыми, чтобы обращаться с запросом к министру иностранных дел г-ну фон Шлейницу по столь деликатному вопросу. Однако достоверно то, что бонапартистская пресса не выразила тревоги по поводу совещания в Бреславле; что с тех пор отношения между Россией и Францией стали еще более демонстративно близкими; что это совещание не помешало Луи Бонапарту захватить Савойю, угрожать Швейцарии, высказывать намеки относительно некоторых неизбежных «исправлений рейнских границ» и, наконец, что сама Пруссия, несмотря на утешительную перспективу снова получить позволение быть авангардом России, в самое последнее время жадно ухватилась за приманку союза с Англией, приманку, брошенную в Лондоне только для того, чтобы в течение одной или двух недель развлекать английскую палату общин.

Однако неосторожность лорда Джона Рассела, проговорившегося в Синей книге о заигрывании г-на фон Шлейница с Тюильри во время недавней Итальянской войны[45], нанесла смертельный удар англо-прусскому союзу; прусское правительство некоторое время считало этот союз действительно реальным планом, но в Лондоне все видели в нем не что иное как фразу, за которой скрывался парламентский трюк. В конце концов, несмотря на совещание с Александром II в Бреславле и несмотря на начатые лордом Джоном Расселом «поиски новых союзников», Пруссия теперь, как и после Виллафранкского мира, оказывается совершенно изолированной перед лицом французской теории естественных границ[46].

Можно ли поверить тому, что при таких тяжелых обстоятельствах единственное средство, которое пришло на ум прусскому правительству, заключается в том, чтобы возобновить свой план создания Малой Германии во главе с одним из Гогенцоллернов и при помощи самых дерзких провокаций не только отбросить Австрию во враждебный лагерь, но и оттолкнуть от себя всю Южную Германию? Однако как ни неправдоподобно это может показаться — тем более неправдоподобно, что эта политическая линия усердно рекомендуется бонапартистской прессой, — дело обстоит именно так. Чем ближе опасность, тем более обнаруживается намерение Пруссии продемонстрировать свое стремление к новому расколу Германии. Кстати, весьма вероятно, что после удара, нанесенного Австрии, Германия заинтересована в том, чтобы такой же удар был нанесен Пруссии, дабы избавиться от «обеих династий»; но во всяком случае никто не заподозрит принца-регента и г-на фон Шлейница в том, что они руководствуются столь пессимистическими принципами. Со времени Виллафранкского договора тенденции политики регента обнаруживались в мелких газетных стычках и непродолжительных случайных дебатах по итальянскому вопросу, но 20 апреля секрет был полностью обнаружен в прусской нижней палате во время дебатов по гессенскому вопросу.

Я уже разъяснял этот гессенский вопрос вашим читателям[47] и поэтому ограничусь теперь объяснением в нескольких словах главных пунктов, вокруг которых велись дебаты. Когда гессенская конституция 1831 г. была уничтожена курфюрстом в 1849–1850 гг. с благословения Австрии, Пруссия некоторое время делала вид, что она желает поднять меч от имени протестующей палаты представителей; но в ноябре 1850 г. при встрече князя Шварценберга и барона Мантёйфеля в Ольмюце, когда Пруссия полностью капитулировала перед Австрией, признала восстановление старого германского сейма[48], предала Шлезвиг-Гольштейн и отреклась от всех своих притязаний на гегемонию, она отказалась также и от своих рыцарских выступлений в защиту гессенской конституции 1831 года.

В 1852 г. курфюрст даровал новую конституцию, которая гарантировалась германским сеймом, несмотря на протест гессенского народа. После Итальянской войны этот вопрос был снова поставлен на обсуждение по тайному подстрекательству Пруссии. Гессенские палаты снова высказались за законность конституции 1831 г., и во франкфуртский сейм стали поступать новые петиции, требующие ее восстановления. Тогда Пруссия заявляла, что конституция 1831 г. является единственно законной, но, как она предусмотрительно добавляла, эту конституцию следовало бы приспособить к монархическим принципам сейма. С другой стороны, Австрия утверждала, что законной является конституция 1852 г., но ее следует исправить в либеральном направлении. Таким образом, спор шел о мелочах и носил чисто софистический характер. Суть его заключалась в пробе сил Гогенцоллернов и Габсбургов внутри Германского союза. Значительное большинство сейма вынесло, наконец, решение в пользу конституции 1852 г., то есть в пользу Австрии и против Пруссии. Мотивы, которые повлияли на позицию мелких немецких государств, были очевидны. Эти государства знали, что Австрия слишком занята своими внешнеполитическими затруднениями и слишком непопулярна, чтобы стремиться к чему-либо большему, чем сохранение общего status quo [существующего порядка, существующего положения. Ред.] в Германии, в то время как они подозревали, что Пруссия вынашивает честолюбивые планы нововведений. Не признав правомерной резолюцию, принятую сеймом в 1851 г., они поставили бы под угрозу правомерность всех других резолюций сейма, начиная с 1848 года. И, наконец, последнее, но не наименее важное — им не нравилась прусская стратегия диктата по отношению к мелким немецким государям и покушения на их суверенитет под предлогом поддержки жалоб гессенского народа на курфюрста. Поэтому предложение Пруссии провалилось.

И вот 20 апреля, когда этот вопрос стал предметом дебатов берлинской палаты депутатов, г-н фон Шлейниц определенно заявил от имени прусского правительства, что Пруссия не будет считать себя связанной решением германского сейма; что в 1850 г., когда вырабатывалась прусская конституция, германского сейма не существовало, ибо это учреждение было сметено бурей 1848 года; из этого следовало, что все резолюции германского сейма, противоречившие планам прусского правительства, лишались законной силы; и, наконец, что фактически германский сейм не существует, хотя Германский союз, конечно, продолжает существовать. Можно ли представить себе какой-либо более безрассудный шаг со стороны прусского правительства? Австрийское правительство объявило несуществующим старое государственное устройство Германской империи, после того как Наполеон I действительно уничтожил ее. Габсбург тогда лишь констатировал факт. Гогенцоллерн же, наоборот, объявляет теперь недействительной конституцию Германского союза в тот момент, когда Германии угрожает внешняя война, как бы для того, чтобы предоставить герою декабря законный предлог для заключения сепаратных союзов с мелкими немецкими государствами, которым до сих пор законы сейма мешали действовать таким образом. Если бы Пруссия провозгласила правомерность революции 1848 г. и объявила недействительными все контрреволюционные законы, изданные ею самой и сеймом после 1848 г., если бы она восстановила институты и законы революционной эпохи, она завоевала бы сочувствие всей Германии, в том числе и австрийской части Германии.

Теперь же она лишь вызвала раскол среди немецких государей, не объединив немецкого народа. Фактически она открыла дверь, чтобы впустить зуавов.

Написано К. Марксом в начале мая 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5950, 19 мая 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Вторая часть статьи на русском языке публикуется впервые.

К. МАРКС. ГАРИБАЛЬДИ В СИЦИЛИИ. — ПОЛОЖЕНИЕ В ПРУССИИ[49]

Берлин, 28 мая 1860 г.

Главной темой разговоров здесь, как и во всей Европе, разумеется, служат подвиги Гарибальди в Сицилии. Вам должно быть известно, что еще никогда телеграфом не злоупотребляли столь бессовестным образом, как это делается сейчас в Неаполе и Генуе или в Турине. Никогда еще саранча не налетала на Европу в таком количестве, в каком теперь летают телеграфные «утки». Поэтому было бы целесообразно вкратце изложить точку зрения на сицилийские дела наиболее компетентных здешних военных кругов. Прежде всего общеизвестно, что до прибытия Гарибальди восстание продолжалось целый месяц; но как ни первостепенно значение этого факта, его могут переоценить, как показала парижская газета «Constitutionnel»[50]. До прибытия генерала Ланца с подкреплениями в Сицилию, находившиеся там неаполитанские войска едва ли насчитывали 20000 человек, основную часть которых пришлось сосредоточить в крепостях Палермо и Мессины, так что летучий отряд, выделенный для преследования повстанцев, мог похвалиться успехами в нескольких стычках, мог рассеять противника в отдельных пунктах и беспокоить его в различных направлениях, по он показал свою полную неспособность окончательно подавить восстание. В настоящее время в Палермо, по-видимому, сгруппировано около 30000 неаполитанских войск, причем две трети этих войск занимают крепость, а одна треть расположена лагерем в ее окрестностях. Как сообщают, в Мессине находится 15000 неаполитанцев. Что касается Гарибальди, то, согласно последним сообщениям, он не продвинулся дальше Монреале. Правда, этот город расположен на холмах, господствующих над Палермо со стороны суши, но для использования преимуществ, которые дает эта позиция, у Гарибальди не хватает главного — осадной артиллерии. Следовательно, в ближайшее время успех Гарибальди, армия которого насчитывает около 12000 человек, будет зависеть от двух главных обстоятельств: от быстроты распространения восстания на весь остров и от позиции неаполитанских солдат в Палермо. Если последние станут колебаться и у них начнутся столкновения с находящимися в их рядах иностранными наемниками, оборонительные сооружения Ланца могут рассыпаться как карточный домик. Если восстание приобретет весьма значительный размах, армия Гарибальди вырастет до еще более грозных размеров. Если Гарибальди удастся овладеть Палермо, он сметет на своем пути все, кроме Мессины, где перед ним снова встанет трудная задача. Вспомните, что в 1848–1849 гг. неаполитанцы потеряли все, кроме Мессины, которая служит как бы tete-depont [предмостным укреплением. Ред.] между Сицилией и Неаполем; но удержать Мессину тогда оказалось достаточным, чтобы отвоевать весь остров. На этот раз, однако, падение Палермо и завоевание патриотами всего острова, кроме Мессины, ввиду изменившейся политической обстановки, должно иметь более решающие результаты, чем в 1848–1849 годах. Если Гарибальди овладеет Палермо, «король Италии» окажет ему официальную поддержку. Если Гарибальди потерпит поражение, его поход будет объявлен частной авантюрой. В словах Гарибальди звучит иронический пафос, когда, обращаясь к Виктору-Эммануилу, он говорит, что завоюет для него новую провинцию, но надеется, что король не продаст ее, как продал Ниццу — родину Гарибальди пашьдщческой жизни Пруссии внимание общества, естественно, сосредоточено главным образом на частном письме принца Прусского английскому принцу-супругу[51]; копия этого письма была передана министру иностранных дел Пруссии г-ну фон Шлейницу послом Луи Бонапарта в Берлине, князем де Латур д'Овернь, который не ограничился подобной дерзостью, но еще и осмелился потребовать объяснения некоторых мест письма, касающихся репутации и планов великого парижского saltimbanque [скомороха. Ред.], Этот инцидент напоминает аналогичный случай, имевший место незадолго до ратификации Ункяр-Искелесийского мирного договора в 1833 году[52]. Великий визирь, отославший в британское посольство в Константинополе копию тайного договора, составленного графом Орловым, был весьма смущен, когда на другой день, к его не совсем приятному изумлению, граф Орлов вернул ему ту же копию, с раздражением пожелав на будущее выбирать более надежных поверенных. В Берлине все убеждены, что письмо принца-регента, отправленное почтой через Остенде, а не через Кале, было вскрыто на английском почтамте, где многочисленный персонал заведомо занят просмотром подозрительных писем. Эта практика достигла такого распространения, что во времена коалиционного министерства граф Абердин признался, что он не рискует доверять почте собственные письма к своим столичным друзьям. Предполагают, что лорд Пальмерстон, заполучив таким образом копию письма принца-регента, передал ее в распоряжение французского посла в Лондоне из вражды к принцу Альберту и в интересах англо-франко-русского союза. Во всяком случае столь оживленно обсуждавшиеся перспективы англо-прусского союза отнюдь не блестящи.

Несколько месяцев тому назад, когда лорд Джон Рассел в одно прекрасное утро заявил, что Англия должна искать новых союзников, и после того как этот намек был с детским энтузиазмом подхвачен в официальных кругах Берлина, неожиданно в английских парламентских отчетах была обнародована депеша лорда Блумфилда, адресованная министерству иностранных дел на Даунинг-стрит[53], в которой излагалась его частная беседа с г-ном фон Шлейницем во время недавней Итальянской войны, серьезно компрометирующая честные намерения прусской внешней политики. Лорд Джон тогда признал, что допустил бестактность самого странного свойства, однако новому союзу был нанесен первый удар. Вторым ударом послужило то, что письмо принца-регента было доставлено не по адресу.

Вам, вероятно, известно, что в своей тронной речи принц весьма подчеркнуто говорил о прочности договорных обязательств и о едином фронте, который Германия готова противопоставить любым посягательствам на независимость и целостность немецкого отечества. Неблагоприятное впечатление, произведенное на парижскую биржу этой прямой угрозой, было смягчено с помощью русской газеты «Nord», которая в тоне иронически снисходительной bonhomie [доброжелательности. Ред.] лишает речь принца всякого серьезного значения, напоминает об аналогичных фразах, высказанных им во время Итальянской войны, и в заключение расценивает всю эту часть тронной речи лишь как желание угодить настроениям народа. Что касается остальной части речи принца, то по существу она является лишь перечнем неудач в области законодательства. Немногочисленные важные законопроекты, которые обсуждались в палатах, — законопроекты о браке, о муниципальном управлении и о реформе поземельного налога, от которого дворянство все еще избавлено в большей части королевства, — оказались мертворожденными. Кроме того, принц выразил недовольство тем, что предложенные им самим меры, касающиеся реформы в армии, до сих пор не приобрели силы закона.

Хотя правительство оказалось неспособным даже в нынешней палате представителей, значительное большинство которой составляют сторонники правительства, провести предложенную им реформу армии, оно, наконец, добилось дополнительного ассигнования девяти с половиной миллионов долларов на военные расходы; между тем одновременно, как мне известно по письмам из провинций, задуманные изменения в организации армии без шума, но основательно проводятся в жизнь, с тем чтобы палатам, когда они вновь соберутся, ничего не оставалось делать, как санкционировать то, что к тому времени уже станет fait accompli [совершившимся фактом. Ред.]. Сущность задуманной военной реформы излагается в русско-немецком ежемесячном журнале «Baltische Monatsschrift», который издается в Риге и печатается с разрешения русского генерал-губернатора Лифляндии, Эстляндии и Курляндии.

«Реформа прусской армии», — пишет журнал, — «предложенная непосредственно после заключения Впллафранкского мира, имеет, по-видимому, лишь одну цель — освободить правительство от необходимости апеллировать непосредственно ко всей нации, что при старой военной системе становилось неизбежным всякий раз, когда правительство считало нужным подкрепить свою политику военными демонстрациями. При современном политическом положении в Европе государство, которое, подобно Пруссии, все еще добивается своего полного признания в качестве великой державы, не в состоянии ни нарушать мирную жизнь страны всякий раз, когда встает необходимость продемонстрировать свою военную мощь, ни гарантировать каждый раз населению, что призыв его к оружию действительно связан с началом войны. В системе ландвера таится некое демократическое противодействие монархическим принципам. Мобилизации 1850 и 1859 гг., последовавшие одна за другой через сравнительно короткий промежуток времени и оба раза завершившиеся не войной, а демобилизацией, по-видимому, подорвали доверие значительной части населения Пруссии даже к внешнеполитическому курсу государства. Сами обстоятельства, сопровождавшие обе мобилизации, видимо, позволили народу сделать вывод, что правительство каждый раз, прежде чем объявлять всеобщую мобилизацию, обязано получать согласие общественного мнения. Даже официальные заявления Пруссии относительно ее позиции во время Итальянской войны содержат признание, что мобилизация ландвера встретила неожиданные трудности».

Отсюда русско-германский журнал делает вывод, что Пруссии следует избавиться от системы ландвера в ее нынешней форме, но в то же время намекает с иронической усмешкой, что «такое изменение одного из самых популярных институтов именно в тот момент, когда прусское правительство подчеркивает свой либерализм», представляется весьма затруднительным. Здесь следует отметить, что «Baltische Monatsschrift», этот журнал, издающийся в Риге под опекой царизма, до известной степени является как бы дополнением к газете «Strasburger Korrespondent», издающейся в Страсбурге под бонапартистским покровительством. Оба органа бряцают оружием на германских границах, один с востока, другой с запада. Авторов первого можно рассматривать как литературных казаков, авторов второго — как литературных зуавов. Оба афишируют свою глубокую любовь к Германии и изощряются в мудрых советах той стране, до использования языка которой они к тому же снисходят; Оба стараются подготовить Германию к предстоящим великим преобразованиям и оба сильно отзывают душком entente cordiale [сердечного согласия. Ред.], именно сейчас объединяющего парижский цезаризм с петербургским царизмом; но этим сходство ограничивается, Страсбургская газета, хотя и пропитана специфическим духом фальшивого мелодраматического благородства, характерным для литературной богемы французской Второй империи, все же отличается простым языком, свойственным Южной Германии. Она стремится показать себя сторонницей здравого смысла и отнюдь не претендует на какую-либо литературную изысканность. Наоборот, рижский ежемесячник щеголяет дидактическим величием и метафизическим глубокомыслием в духе традиций Кёнигсбергского университета. Впрочем, я рассматриваю взрывы патриотического гнева, с которыми немецкая пресса обрушивается как на «Monatsschrift», так и на «Korrespondent», особенно на последнего, как глупое проявление детской беспомощности.

Написано К. Марксом 28 мая 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5972, 14 июня 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

На русском языке публикуется впервые.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ГАРИБАЛЬДИ В СИЦИЛИИ.

После ряда самых противоречивых известий мы, наконец, получили, по-видимому, довольно достоверные сведения относительно подробностей изумительного похода Гарибальди из Марсалы в Палермо. Это, поистине, один из наиболее удивительных военных подвигов нашего столетия, и он был бы почти необъясним, если бы престиж революционного генерала не предшествовал его триумфальному маршу. Успех Гарибальди доказывает, что королевским войскам Неаполя все еще внушает ужас человек, который всегда высоко нес знамя итальянской революции перед лицом французских, неаполитанских и австрийских батальонов, и что сицилийский народ не потерял веры в него и в дело национального освобождения.

6 мая два парохода покинули Генуэзское побережье, имея на борту около 1400 вооруженных солдат, разбитых на семь рот, из которых каждая должна, очевидно, стать ядром батальона, набираемого среди повстанцев. 8-го они высадились в Таламоне на Тосканском побережье и, пользуясь разными доводами, убедили коменданта тамошнего форта снабдить их углем, боевыми припасами и четырьмя полевыми орудиями. 10-го они вошли в Марсальскую гавань, расположенную в крайней западной оконечности Сицилии, и высадились там со всей своей материальной частью, несмотря на прибытие двух неаполитанских военных кораблей, которые оказались бессильными в нужный момент помешать высадке; версия о вмешательстве англичан в пользу повстанцев оказалась лишенной всякого основания, и ее отбросили теперь даже сами неаполитанцы, 12 мая этот небольшой отряд выступил в поход на Салеми, находящийся в 18 милях от побережья на пути к Палермо. Здесь, по-видимому, руководители революционной партии встретились с Гарибальди, чтобы обсудить с ним положение, и стянули повстанческие подкрепления, достигавшие приблизительно 4000 человек. В то время как подкрепления формировались, восстание, которое несколько недель тому назад потерпело поражение, но не было окончательно подавлено, вспыхнуло с новой силой во всех горных местностях Западной Сицилии и, как выяснилось 16-го, развивалось не без успеха. 15 мая Гарибальди со своими 1400 организованных волонтеров и 4000 вооруженных крестьян продвинулся через горы к северу и подошел к Калатафими, где ведущая из Марсалы проселочная дорога соединяется с большой дорогой, проходящей от Трапани на Марсалу. Горные ущелья, ведущие к Калатафими через отрог величественной Монте-Черрара, называемой Монте ди Пьянто-Романо, защищались тремя батальонами королевских войск с кавалерией и артиллерией, под командованием генерала Ланди. Гарибальди немедленно атаковал эту позицию, которая вначале упорно защищалась; но хотя во время этой атаки Гарибальди смог выставить против 3000 или 3500 неаполитанцев только своих волонтеров и очень незначительную часть сицилийских повстанцев, королевские войска были выбиты последовательно из пяти сильных позиций и потеряли одно горное орудие и большое число убитыми и ранеными. Потери гарибальдийцев, по их собственному заявлению, составляют 18 убитых и 128 раненых. Неаполитанцы уверяют, что во время этой стычки они захватили одно из гарибальдийских знамен, но так как они нашли знамя, оставленное на борту одного из брошенных в Марсале пароходов, то вполне возможно, что они демонстрировали в Неаполе именно это знамя в качестве доказательства якобы одержанной ими победы. Поражение при Калатафими, однако, не заставило королевские войска покинуть город в тот же вечер. Они ушли из него лишь на следующее утро и, по-видимому, не оказывали после этого никакого сопротивления Гарибальди, вплоть до Палермо. Они дошли до Палермо, но уже в состоянии полного разложения и беспорядка. Тот факт, что королевские войска оказались разбитыми какими-то «флибустьерами и вооруженной сволочью», сразу напомнил им страшный образ того Гарибальди, который, защищая Рим от французов, смог, однако, выбрать время для наступления на Веллетри и отбросить авангард всей неаполитанской армии и который после этого побеждал на склонах Альп воинов, своим мужеством значительно превосходивших неаполитанских солдат[54]. Поспешное отступление, не сопровождавшееся хотя бы малейшими попытками дальнейшего сопротивления, должно было еще более усилить их отчаяние и склонность к дезертирству, и до этого наблюдавшиеся в их рядах; а когда они вдруг очутились в самом центре восстания, подготовленного на совещании в Салеми, и стали подвергаться частым нападениям со стороны повстанцев, всякая сплоченность между ними совершенно исчезла; бригада Ланди, превратившаяся в беспорядочную и растерянную толпу, численно чрезвычайно уменьшившись, возвращалась в Палермо небольшими следовавшими друг за другом отрядами.

Гарибальди вступил в Калатафими в тот же день, когда Ланди оставил его, — 16-го; 17-го он продвинулся до Алькамо (10 миль), 18-го — до Партинико (10 миль) и далее по направлению к Палермо. 19-го непрерывный ливень помешал отряду двигаться дальше.

Тем временем Гарибальди узнал, что неаполитанцы сооружают траншеи вокруг Палермо и укрепляют старые, полуразрушенные валы города со стороны, обращенной к партиникской дороге. Численность их все же достигала по меньшей мере 22000 человек и, таким образом, далеко превосходила те силы, какие мог бы выставить против них Гарибальди. Но они были морально подавлены; их дисциплина ослабела; многие из них стали думать о переходе на сторону повстанцев; в то же время их генералы были бездарны, и это было известно как их собственным солдатам, так и неприятелю. Надежными среди них были лишь два иностранных батальона. При таком положении вещей Гарибальди не мог решиться на немедленный фронтальный штурм города, но и неаполитанцы не могли предпринять против него сколько-нибудь решительных действий, даже если бы их войска были на это способны, так как они вынуждены были постоянно держать в городе сильный гарнизон и никогда не отходить слишком далеко от него. Если бы на месте Гарибальди находился средней руки генерал, то подобное положение привело бы к ряду беспорядочных и нерешительных стычек, во время которых он мог бы обучить часть своих рекрутов военному делу, но зато и королевские войска очень быстро в значительной степени восстановили бы потерянную веру в свои собственные силы и дисциплину, ибо в некоторых стычках они неизбежно оказались бы победителями. Но подобный способ ведения войны не подходил бы ни для восстания, ни для Гарибальди. Смелое наступление было единственной тактикой, которую допускала революция; ошеломляющий успех, вроде освобождения Палермо, стал необходим, лишь только повстанцы подошли к самому городу.

Но как можно было этого достигнуть? Здесь-то Гарибальди и показал себя блестящим генералом, способным не только к ведению партизанской войны, но и к осуществлению более значительных операций.

20-го числа и в последующие дни Гарибальди атаковал неаполитанское сторожевое охранение и позиции, расположенные поблизости от Монреале и Парко на дорогах, ведущих в Палермо из Трапани и Корлеоне, и тем внушил неприятелю мысль, что наступление гарибальдийцев будет направлено главным образом против юго-западной части города и что именно здесь были сосредоточены его главные силы. Умелым сочетанием наступательных операций и ложных отступлений Гарибальди заставил неаполитанского генерала посылать в этом направлении все большее и большее количество войск из города, так что 24-го около 10000 неаполитанцев оказались вне города, на пути к Парко. Именно этого и добивался Гарибальди. Он немедленно заставил их вступить в бой с частью своих войск, медленно отступая перед неаполитанцами и увлекая их все дальше от города, и когда он довел их до Пьяны, через главный горный хребет, пересекающий Сицилию и отделяющий Конкад'Оро («Золотую раковину» — долину Палермо) от долины Корлеоне, он внезапно перебросил главную массу своих войск через другие проходы того же горного хребта в долину Мизильмери, которая выходит к морю близ Палермо. 25-го он перенес свою штаб-квартиру в Мизильмери, в 8 милях от столицы. Мы не знаем, что он далее предпринял в отношении 10000 неаполитанцев, которые застряли на единственной пересекавшей горы скверной дороге, но можно с уверенностью сказать, что он отвлекал их внимание все новыми мнимыми победами, чтобы знать наверняка, что они не вернутся слишком скоро в Палермо. Уменьшив таким образом число защитников города почти наполовину и перенеся линию наступления с трапанской дороги на катанскую дорогу, он мог уже приступить к генеральной атаке. Противоречивые сообщения не дают ответа на вопрос о том, предшествовало ли восстание в городе штурму Гарибальди или оно было вызвано его появлением у ворот города; но достоверно то, что утром 27-го все население Палермо взялось за оружие, и Гарибальди штурмовал Порта Термини, в юго-восточной части города, где ни один неаполитанец его не ожидал. Остальное известно — город был постепенно очищен от войск, за исключением батарей, цитадели и королевского дворца; далее последовали бомбардировка, перемирие, капитуляция. Точные подробности всех этих событий пока еще не известны, но главные факты уже довольно ясны.

Пока что мы должны заявить, что маневры, предпринятые Гарибальди с целью подготовки штурма Палермо, сразу характеризуют его как генерала очень высокого класса. До сих пор мы знали его только как очень искусного и удачливого партизанского вождя; даже во время осады Рима его тактика обороны города посредством постоянных вылазок почти не давала ему удобного случая подняться над этим уровнем. Но здесь он решает чисто стратегические задачи и из этого испытания выходит как признанный мастер своего дела. Способ, каким ему удалось провести неаполитанского главнокомандующего, заставив его допустить грубый просчет и выслать половину своих войск на большое расстояние от города, его стремительный фланговый марш и новое появление перед Палермо с той стороны, с которой его меньше всего ожидали, и его энергичный штурм, предпринятый в тот момент, когда гарнизон был ослаблен, — все эти операции в гораздо большей степени носят печать военного гения, чем все то, что имело место во время Итальянской войны 1859 года. Сицилийское восстание нашло первоклассного военного руководителя; будем надеяться, что политик Гарибальди, которому скоро предстоит появиться на сцене, не посрамит славы Гарибальди-генерала.

Написано Ф. Энгельсом около 7 июня 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5979, 22 июня 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ИНТЕРЕСНЫЕ ВЕСТИ ИЗ ПРУССИИ.

Берлин, 13 июня 1860 г.

Сегодня вечером принц-регент выезжает в Баден-Баден, где 16-го и 17-го сего месяца должно состояться нечто вроде конференции с участием Луи-Наполеона и совета коронованных особ Германии[55] В свиту принца-регента войдут: начальник военной канцелярии генерал фон Мантёйфель, генерал фон Альвенслебен, подполковник фон Шимельман, chef d'escadron [эскадронный командир. Ред.] фон Лоэ, гофмаршал граф фон Пюклер, тайный советник фон Иллер, секретарь регента г-н Боркман и князь фон Гогенцоллерн-Зигмаринген, глава кабинета и член королевской фамилии. Читатель вспомнит, что в связи с частным письмом принца-регента английскому принцу-супругу, перехваченным в Лондоне и сообщенным оттуда Луи Бонапарту [См. настоящий том, стр. 59–60. Ред.] последний настаивал на личном свидании с принцем-регентом, считая такое свидание наилучшим способом рассеять недоразумение, казалось, возникшее между Францией и Пруссией. Вскоре затем, при посещении принцем-регентом Саарбрюккена и Трира, пограничных с Францией городов, Луи-Наполеон снова дал понять, что он не прочь воспользоваться этим случаем для встречи с принцем. Однако это предложение было отклонено. Тем временем распространился слух, что принц-регент собирается пробыть в течение месяца в Баден-Бадене; тогда королю Баварии Максу [Максимилиану II. Ред.] пришло в голову предложить регенту устроить на водах нечто вроде конференции с южногерманскими государями, стремящимися к дружественному соглашению с Пруссией, и на этом съезде продемонстрировать единый фронт против Франции. В то время как принц-регент сразу ухватился за этот проект, принятый также великим герцогом Баденским, королем Вюртембергским и великим герцогом Гессен-Дармштадтским, французский посол в Берлине в одно прекрасное утро официально сообщил прусскому министру иностранных дел г-ну фон Шлейницу, что его августейший государь, в целях рассеять недоверие, невинным объектом которого, по-видимому, является Франция, полагает, что дружеское свидание в Баден-Бадене с нынешним главой прусского государства было бы великим благом как для Германии, так и для Франции. Прусский министр ответил, что и Пруссия является жертвой несправедливых подозрений, которые, однако, едва ли можно рассеять подобным свиданием, и что, кроме того, негласная конференция немецких государей уже созвана в Баден-Бадене. Тогда, еще раз запросив Париж, французский посол ответил, что Луи-Наполеон был бы в высшей степени рад предстать перед возможно большим числом немецких государей и что, кроме того, он намерен сделать лично некое важное, не терпящее дальнейшего отлагательства сообщение. Тут сопротивление Гогенцоллерна было сломлено. Немедленно в Берлине была получена из Вены депеша с выражением неудовольствия Австрии по поводу предстоящего свидания, но прочие германские дворы были более или менее успокоены циркулярной нотой прусского министра иностранных дел. В результате этой ноты король Ганновера сегодня утром неожиданно прибыл в Берлин и сам изъявил готовность сопровождать принца-регента в Баден-Баден, и тогда принц по телеграфу вызвал на конференцию также короля Саксонии. Едва ли нужно прибавлять, что герцоги Кобург-Готский и Нассауский тоже последуют за прочими.

Таким образом, собрание немецких государей, задуманное первоначально как демонстрация против Франции, превратилось в нечто вроде утреннего приема, устроенного Луи Бонапартом на германской земле, в присутствии толпы королей, великих герцогов и прочих мелких властителей Германского союза. Все это выглядит так, словно принц-регент приносит свое раскаяние в грехе, в который он впал, выразив подозрения насчет агрессивных планов французского узурпатора, а всякая княжеская мелкота собирается принять меры предосторожности, дабы их старший confrere [собрат. Ред.] не продал их общему врагу. Пример такого унижения коронованных особ перед Квазимодо французской революции был, как известно, подан королевой Викторией и сардинским королем[56]. Личное свидание царя с героем декабря в Штутгарте в 1857 г.[57] могло удивить только политиканов — завсегдатаев кафе, которые дали ввести себя в обман показным кокетничанием петербургского двора догматами легитимизма. Встреча Габсбурга в Виллафранке со своим победителем после сражения при Сольферино носила характер делового свидания, но не была актом вежливости. Принцу-регенту, вместе с группирующимися вокруг него звездами малых величин, нет нужды ни просить о союзе, подобно Виктории и Виктору-Эммануилу, ни устраивать заговора, подобно Александру II, ни заглаживать свое поражение, подобно Францу-Иосифу; однако оставляя в стороне мотивы, принц-регент может сослаться на общий прецедент, установленный более высокими особами. Во всяком случае, приняв предложение Луи Бонапарта, он серьезно повредил своей искусственной популярности, тем более, что всего лишь за несколько недель перед тем Бонапарт имел наглость в депеше своего министра иностранных дел г-на де Тувенеля намекнуть великим герцогам Гессен-Дармштадта и Бадена, что впредь они должны подписывать свои письма французскому императору словами «Votre frere et serviteur» [ «Ваш брат и покорный слуга». Ред.]. Такова действительно была формула, придуманная Наполеоном I для немецких государей, участников Рейнского союза, покровителем которого он был и в который входили Баден и Гессен-Дармштадт, равно как Вюртемберг, Бавария и другие немецкие государства[58]. Чтобы не позволить Луи Бонапарту заставить глубоко оскорбленных монархов Бадена и Гессен-Дармштадта принять в свое общество г-на де Тувенеля, принц-регент и его коронованные компаньоны с общего согласия не включили в свою свиту министров иностранных дел; но неужели эти господа и впрямь воображают, что оскорбление было нанесено им слугой, а не хозяином?

Что касается «важного сообщения», которое голландский спаситель общества собирается сделать коронованным властителям Германии, то с полным основанием можно предполагать, что, подражая приемам Меттерниха на конгрессах в Вене, Ахене, Троппау, Лайбахе и Вероне[59], Луи-Наполеон сделает все от него зависящее, дабы убедить принца-регента в существовании обширного заговора революционеров, прилагающих все усилия к тому, чтобы вызвать конфликт между Францией и Пруссией, дабы установить господство красной республики в Париже и центральной республики в Германии. Все бонапартистские органы печати в Швейцарии, Бельгии и Германии вот уже две недели полны статей, содержащих такого рода мрачные намеки, а тайный агент Бонапарта в Женеве — всем известный немецкий естествоиспытатель [Фогт. Ред.] — уже с торжеством возвестил, что яростные антибонапартистские выпады германской прессы будут в самом скором времени пресечены соответствующими властями.

В то время как принцу-регенту и его германским dii minorum gentium [буквально: «младшим богам»; в переносном смысле: «второразрядным величинам». Ред.] предстоит, таким образом, убедиться в необходимости сомкнуться вокруг главного спасителя общества, новая брошюра г-на Абу «Император Наполеон III и Пруссия»[60], напротив, ставит своей целью обработать прусский народ. Хотя до сих пор эта брошюра в Германии не распространяется, несколько экземпляров случайно попало в Берлин, и в другой своей корреспонденции я уже сообщил вам самые интересные места из этого новейшего тюильрийского манифеста[61]. Прусский народ, — говорит оракул с берегов Сены, — должен выбирать между феодализмом Австрии и демократическим принципом французской империи. Лишь с помощью последнего германский народ — конечно, при условии предоставления своему могущественному соседу некоторых материальных гарантий — может надеяться осуществить единство, которого он столь сильно жаждет. Весьма поверхностно охарактеризовав недостатки нынешнего прусского правительства, автор брошюры принимается просвещать пруссаков насчет истинной природы «демократического принципа», столь характерного для французской Второй империи; коротко говоря, этот принцип состоит в избрании главы Империи «всеобщим голосованием», как принято это называть в современной Галлии. Правда — и г-н Абу едва ли посмеет это отрицать — во Франции все виды свободы конфискованы в пользу голландского авантюриста, но ведь эта конфискация основывалась на всеобщем голосовании. Вот каким путем, с помощью Франции и на той же самой демократической основе, в Германии должна быть воздвигнута тевтонская империя под властью Гогенцоллерна. Вся операция весьма проста. Пруссия должна лишь уступить Франции часть своих «законных» владений и в то же время, апеллируя ко всеобщему голосованию, вторгнуться во владения мелких государей; таким образом из феодального государства она сразу превратится в демократическое. Следует признать, что этот новый «демократический принцип», открытый Луи Бонапартом и его сикофантами, отнюдь не представляет собой какого-либо новшества; напротив, в течение приблизительно двух столетий он процветал на святой Руси. Династия Романовых была посажена на престол всеобщим голосованием. С того времени демократия господствует от Немана и до Амура. Быть может, пророки нового «демократического принципа» возразят, что Романовы были избраны свободно, что апелляции к народу не предшествовал никакой coup d'etat [государственный переворот. Ред.] и что по их восшествии на престол общее осадное положение не ограничивало права избирателей надлежащими рамками «демократического принципа». Во всяком случае, поскольку Луи Бонапарт не в состоянии сделаться «законным» государем, самое лучшее, что он может сделать, это превратить своих братьев — государей Италии и Германии — в «демократических» монархов по образцу малой Империи. Разумеется, римские императоры не были подлинными «демократическими» государями, ибо современный прогресс требует, чтобы к принципу «всеобщего голосования» был привит принцип наследственной монархии, так что если какому-либо молодцу когда-нибудь так или иначе удалось узурпировать трон и обставить эту узурпацию комедией всеобщих выборов, то предполагается, что его династия должна навсегда остаться живым воплощением всеобщей воли народа (volonte generale Руссо).

В другой корреспонденции я предполагаю дать обзор нынешней стадии шлезвиг-гольштейнских осложнений, сообщающих конференции в Баден-Бадене ее настоящее значение. Сегодня я ограничусь упоминанием о том, что 10 июня в замке Кронборг состоялось свидание между шведским и датским королями [Карлом XV и Фредериком VII. Ред.]. За две недели до этого свидания шведский министр иностранных дел направил датскому министру иностранных дел ноту, в которой намекалось, что было бы весьма желательно, чтобы в свите датского короля не оказалось лиц, встреча с которыми была бы неприятна его величеству шведскому королю. Другими словами, датскому королю было предложено удалить из своей свиты свою жену графиню Даннер, ci-devant [бывшую. Ред.] мадемуазель Расмуссен. А потому датский король счел уместным оставить свою любовницу дома.

Написано К. Марксом 13 июня 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5986, 30 июня 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. АНГЛИЙСКИЕ ВОЛОНТЕРСКИЕ ВОЙСКА.

Происходивший несколько недель тому назад в Лондоне большой смотр волонтеров привлек внимание к гражданской армии Великобритании. Волонтеров не следует смешивать с милиционной армией, которая является особым родом войск ее величества. На 1 апреля милиционная армия, согласно правительственной статистике, насчитывала 50000 человек. Из них в составе соединений находилось 23735 человек, а именно: в Англии 13580, в Ирландии 7471 и в Шотландии 2684. Милиционная армия представляет низшие классы, волонтеры — буржуазию. Утверждение лондонской газеты «Times»[62], что в рядах войск, выступавших 22 июня на смотру, «были представлены все классы», является лишь попыткой придать этому видимость народного дела. Около трех месяцев тому назад делегация респектабельных механиков явилась к властям с целью получить оружие «для защиты своей родины» в случае вторжения. Их просьба встретила отказ. В волонтерские части допускают лишь тех рабочих, снаряжение и расходы которых берут на себя их предприниматели и которые, естественно, должны постоянно находиться в распоряжении тех же предпринимателей.

Общая численность английских волонтерских войск не достигает и 90000, хотя во многих последних статистических таблицах приводятся более крупные цифры. Правда, полковник Мак-Мердо на обеде, данном недавно в честь Сент-Джорджской стрелковой части, заявил, что в волонтеры записалось 124000 человек. Но когда его попросили рассказать об этом более подробно, оказалось, что он включил в свой расчет половину милиционной армии. Газеты исходят из номинальной численности полков по 800—1000 человек в каждом, тогда как в действительности немногие полки когда-либо выходили на парад в составе более 500–600 человек. Г-н Сидни Герберт, положение которого в главном штабе делает его авторитетом в данном вопросе, за день или за два до великого смотра в Лондоне констатировал в парламенте, что «на бумаге эти войска достигают значительной численности, однако последняя не соответствует действительности, так как никогда не подтверждается фактическим наличием людей».

Речь, в которой содержится это высказывание, появилась в том же номере «Times», в котором повествуется о «великолепном успехе» национального смотра волонтеров. Сам по себе парад в Гайд-парке уже служит яркой иллюстрацией того, в какой преувеличенной манере лондонская печать трактует о таких вещах. Газета «Times» от 20-го предсказывала, что «перед ее величеством явится не менее 35000 человек». Том Тейлор в напечатанной в «Manchester Guardian»[63] корреспонденции из Лондона от 21-го пишет, что в столице было свыше 46000 волонтеров. На самом же деле, согласно данным полковника Мак-Мер до, который едва ли склонен преуменьшать число волонтеров, всего перед королевой прошло 18300 солдат. Конечно, эта армия не так уж велика, чтобы можно было приходить в восторг. В октябре 1803 г. на смотру выступало около 13000 коренных лондонцев, одетых в волонтерскую форму, и, чтобы сравнить военную доблесть британцев тех дней с их доблестью в настоящее время, мы приведем краткий отчет о численности волонтерских войск на январь 1804 года:

Всего рядовых строевиков 341 687.

Полевых офицеров 1 246.

Капитанов 4 472.

Младших офицеров 9 918.

Штаб-офицеров 1 100.

Сержантов 14 787.

Барабанщиков 6 733.

Итого 379 943.

Даже цифра 124000, до которой Англия надеется довести численность своей современной волонтерской армии, не выглядела бы внушительно рядом с этой таблицей. Если собрать каждого десятого из всех годных к военной службе мужчин современной Великобритании, то это дало бы 500000 человек.

Эти факты отнюдь не свидетельствуют о том, что англичане теперь проникнуты большим стремлением поднять оружие в защиту своей родины, чем когда-либо прежде, сколько бы ни доказывали обратное лондонские газеты. Согласно тщательно подготовленной статистике автора одной из статей, опубликованной в «Army and Navy Gazette»[64], всего в Англии милиционная армия насчитывает 50160 человек и волонтерские войска — 88400 человек, что в целом составляет 138560 человек. Из этого числа, утверждает автор статьи в «Gazette», по меньшей мере 20000 по разным причинам в нужный момент оказываются вне строя, так что общую численность милиционной армии и волонтерских войск Англии составляют 118560 человек.

Написано Ф. Энгельсом около 25 июня 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5994, 11 июля 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. БРИТАНСКАЯ ТОРГОВЛЯ.

Только что опубликованные в Лондоне отчеты министерства торговли за пять месяцев, по 31 мая 1860 г., отражают лишь незначительное изменение уровня британского экспорта по сравнению с первыми пятью месяцами 1859 года.

С 52 337 268 ф. ст. в 1859 г. экспорт возрос до 52 783 535 ф. ст. в 1860 г., причем этот небольшой рост вызван всецело увеличением экспорта в истекшем мае.

Первое, что бросается в глаза при сравнении соответствующих цифр экспорта за первые пять месяцев 1860 и 1859 гг., — это значительное сокращение британского вывоза в Ост-Индию, о чем свидетельствуют следующие данные:

Важнейшие британские товары, вывезенные в Ост-Индию за пять месяцев, окончившихся 31 мая.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15 Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Сокращение экспорта 976 719.

Из вышеприведенной таблицы явствует, что общее сокращение главных статей экспорта в Ост-Индию составляет примерно миллион фунтов стерлингов, что всего сильнее сокращение сказалось на основных статьях (хлопчатобумажные ткани и пряжа) и что единственное исключение составляют товары, непосредственно связанные с постройкой железных дорог. Кроме того, необходимо иметь в виду, что полученные с последней континентальной почтой данные о торговле в высшей степени неблагоприятны и указывают на переполнение рынка и что, следовательно, ценность экспорта, объявленная в Англии и определенная на основании цен, значительно превышающих средний уровень, ни в коем случае не будет реализована в Индии. Теперь не может быть сомнения, что индийская торговля искусственно раздута. Повышенный спрос, искусственно созданный правительством во время индийского восстания[65], оживление торговой деятельности в результате спада революционных волнений и сокращение большинства прочих мировых рынков в результате общего кризиса 1857–1858 гг., — все эти обстоятельства содействовали увеличению объема индийской торговли сверх пределов ее естественных возможностей. Однако согласно всему опыту прошлого, новоявленный процветающий рынок мог бы еще в течение ряда лет выдержать бомбардировку хлопчатобумажными товарами, если бы не мудрое вмешательство британского правительства. Дело выглядит так, будто г-н Уилсон был командирован в Калькутту специально для того, чтобы расстроить англо-индийскую торговлю посредством комбинированного действия неловких фискальных мероприятий внутри страны и обременительных таможенных пошлин, взимаемых с товаров, ввозимых из-за границы. Было ли видано когда-либо в истории торговли зрелище, подобное тому, какое являет собой Соединенное королевство, которое допускает, чтобы его важнейший колониальный рынок был расстроен произвольными мероприятиями его же собственного правительства в тот самый момент, когда оно угодничает перед французским императором и мирится с его политикой узурпации под предлогом мнимого понижения французских таможенных пошлин?

Вывоз на австралийский рынок, хотя и показывает некоторое сокращение в отношении хлопчатобумажных тканей, в общем обнаруживает рост как объема, так и общей стоимости. Однако, чтобы дать правильную оценку нынешнего состояния рынков в австралийских колониях, мы должны от отчетов министерства торговли обратиться к последней полученной здесь торговой информации. Сообщения из Аделаиды от 26 апреля выражают тревогу по поводу непрекращающегося чрезмерного ввоза товаров из Англии, по поводу все растущей спекуляции, мошенничества и затоваривания. Указывают на неизбежность ликвидации целого ряда неплатежеспособных фирм. В Сиднее, в Новом Южном Уэльсе, уже произошло несколько банкротств, в том числе банкротство девяти торговых домов с общей суммой обязательств в 400 000 фунтов стерлингов; три четверти этой суммы, в конце концов, останутся, как ожидают, непокрытыми, причем убыток ложится на банки и на английских кредиторов. Из только что полученного списка банкротств в Австралии за последние 17 лет явствует, что в 1858 г. их было втрое больше, чем в 1857 г., в 1859 г. их число увеличилось еще на 50 %, а в нынешнем году, до середины апреля, оно снова возросло примерно на 7 %. Общая сумма обязательств фирм, обанкротившихся в период с 1822 г. по 1859 г., составляла 5 981 026 фунтов стерлингов; их активы, указанные в описи, составляли сумму в 3 735 613 фунтов стерлингов; однако последнюю сумму не удалось реализовать и на 50 %.

Значительное сокращение как стоимости, так и количества большинства британских товаров, экспортированных в Соединенные Штаты, иллюстрируется следующими данными:

Главные статьи экспорта в Соединенные Штаты за пять месяцев, окончившихся 31 мая.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Несомненно, Франция является страной, которая могла бы возместить сокращение рынков Ост-Индии, австралийских колоний и Соединенных Штатов. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что английская экспортная торговля с Францией по-прежнему сохраняет свои обычные незначительные размеры. Что касается бумажных тканей и ниток, то г-н Милнер Гибсон, министр торговли, по-видимому, побоялся, что может иметь жалкий вид, и поэтому счел уместным вовсе не включать их в отчет. То же самое и с льняными тканями, льняной пряжей и шелковыми изделиями. При сравнении стоимости экспорта за соответствующие периоды 1859 и 1860 гг. обнаруживается его сокращение в текущем году: для крученого шелка с 130260 ф. ст. до 88 441 фунта стерлингов; для шелковых ниток и пряжи с 50 520 ф. ст. до 29 643 фунтов стерлингов; для машин с 98 551 ф. ст. до 64 107 ф. ст. и для угля с 253 008 ф. ст. до 206 317 фунтов стерлингов; в то же время некоторое увеличение наблюдается в вывозе железа, меди, шерсти, шерстяных тканей и камвольной пряжи.

Ввоз французских вин повысился, однако не в большей пропорции, нежели ввоз всех других сортов вин. В заключение следует заметить, что признаки депрессии на главных рынках, а также весьма тревожные перспективы урожая, обращение к денежному рынку английского и прочих правительств за крупными займами и неопределенное политическое состояние Европы открывают далеко не радужные перспективы на осень 1860 года.

Написано К. Марксом в конце июня — начале июля 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» М 6998, 16 июля 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. СОСТОЯНИЕ БРИТАНСКОЙ ФАБРИЧНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ.

I.

Лондон, 10 июля 1860 г.

Только что опубликованные отчеты фабричных инспекторов[66] содержат всего три отчета. Округ, находившийся недавно в ведении г-на Леонарда Хорнера, теперь присоединен частично к округу сэра Джона Кинкейда (Шотландия), частично к округу г-на Редгрейва, включающему теперь 3 075 фабрик и ситценабивных предприятий; округ г-на Роберта Бейкера (Ирландия и некоторые части Англии) остается в своих прежних границах. Нижеследующие данные показывают общее число несчастных случаев, доведенных до сведения трех инспекторов в течение полугодия, закончившегося 30 апреля 1860 года.

Несчастные случаи, вызванные машинами.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15 Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Отчеты единогласно свидетельствуют о чрезвычайно активной промышленной деятельности за последнее полугодие. Спрос на рабочую силу был настолько велик, что в некоторых отраслях промышленности не хватало рабочих. На шерстоткацких фабриках, где усовершенствованные машины давали возможность фабрикантам обходиться без ручного труда, это затруднение было менее ощутимым, чем на бумагопрядильных и камвольных фабриках, где значительная часть машин бездействовала вследствие недостатка рабочих, в особенности молодых возрастов. Для того чтобы ликвидировать такую временную нехватку рабочих рук, в прежнее время прибегали к некоторым порочным способам. На первых порах развития фабричной системы в тех случаях, когда фабрикантам не хватало рабочих рук, они прямо обращались к надзирателям какого-нибудь отдаленного прихода, которые собирали известное число учеников, детей младшего возраста, и закрепляли их за фабрикантами на определенное число лет. Как только дети отдавались в ученье, чиновники, ведающие попечительством о бедных, приносили своим приходам поздравления по поводу того, что они.

Избавились от тунеядцев, а фабрикант спешил извлечь наибольшую выгоду из своей сделки, тратя на содержание учеников как можно меньше и выжимая из них возможно большее количество труда. Поэтому первый из серии фабричных актов, принятых в 1802 г., в 42-й год царствования Георга III (раздел 73), получил следующее название: «Акт об охране здоровья и нравственности учеников и прочих лиц, занятых на бумагопрядильных и других предприятиях и на хлопчатобумажных и прочих фабриках»; закон этот имел своей целью лишь смягчить пороки системы ученичества. Но по мере усовершенствования машин понадобился иной род рабочей силы, в то время как промышленность все более и более оживлялась и население соседних местностей не могло полностью снабжать фабрики нужным количеством рабочих рук. Фабриканты посылали в Ирландию агентов, которые сманивали в Англию ирландские семьи; но Ирландия перестала быть рынком, откуда можно было бы добывать рабочих по требованию из Англии, и поэтому фабриканты вынуждены теперь обратить свои взоры на южные и западные графства Англии и Уэльса и искать там семьи, которых существующий ныне в северных графствах размер заработной платы мог бы соблазнить начать жизнь на новом, промышленном поприще. По всей стране разосланы агенты, описывающие выгоды переселения семейств в промышленные районы и снабженные полномочиями на переселение этих семейств на север. Как сообщают, эти агенты уже переправили много семей. Тем не менее, переселение в промышленный город взрослого мужчины с женой и всей семьей имеет то специфическое неудобство, что там больше всего ощущается нужда в наиболее молодых членах семьи, которых можно быстро обучить и которые становятся ценными работниками за сравнительно короткий промежуток времени, между тем как на труд взрослого мужчины и его жены, не знакомых с фабричным трудом, пока спроса не имеется. Это побудило некоторых фабрикантов в известном смысле вернуться к старой системе ученичества и заключить с опекунскими советами договоры на определенный срок о найме оставшихся без средств к существованию детей бедняков. В таких случаях фабрикант предоставляет детям помещение, одевает и кормит их, но не платит им никакого регулярного жалованья. С возвратом этой системы, видимо, возродились и жалобы на злоупотребление ею. Однако следует иметь в виду, что к такого рода рабочей силе прибегают лишь тогда, когда невозможно добыть никаких других рабочих, ибо это дорогостоящий труд. Обычная заработная плата 13-летнего мальчика составляет около 4 шилл. в неделю; между тем за 4 шилл. на человека в неделю нельзя дать помещение, одевать, кормить, обеспечить медицинскую помощь и надлежащий надзор группе в 50 или 100 таких мальчиков, выдавая им еще и некоторое денежное вознаграждение.

Сопоставление уровня заработной платы, которую получали фабричные рабочие в 1839 г., и той, которую они получали в 1859 г., обнаруживает чрезвычайно интересный факт — именно, что уровень заработной платы, по крайней мере номинальной, повысился на тех фабриках, где рабочее время было ограничено 60 часами в неделю, между тем как, за несколькими исключениями, в ситценабивных, белильных и красильных заведениях, где рабочее время детей, подростков и женщин не ограничено и где они иногда работают по 14 и 15 часов в день, произошло снижение реальной заработной платы. Относительно хлопчатобумажной промышленности в Манчестере и его окрестностях имеются следующие данные:

Недельная заработная плата 1839 г. 1859 г.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

В отделениях мотальном, палильном и механических ткацких станков также произошло незначительное повышение заработной платы. Таким образом, предсказания лиц, предостерегавших фабричных рабочих, что они серьезно пострадают от сокращения рабочих часов, были полностью опровергнуты. Сравните, с другой стороны, движение заработной платы в тех отраслях промышленности, в которых рабочее время не ограничено законом:

Ситценабивные, красильные и белильные заведения — 60 часов в неделю.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Самая интересная часть отчетов г-на Александера Редгрейва и сэра Джона Кинкейда касается развития и расширения кооперативных обществ для сооружения фабрик и управления ими в Ланкашире и до некоторой степени в Йоркшире. Эти кооперативные общества, которые размножились после проведения закона об акционерных обществах с ограниченной ответственностью, обыкновенно состоят из фабричных рабочих. Каждое общество располагает капиталом в 10000 ф. ст. и более, разделенным на акции в 5 и 10 фунтов стерлингов; оно имеет право занимать средства в известной пропорции к акционерному капиталу, причем эти заемные средства составляются из мелких вкладов фабричных рабочих и лиц той же категории. В Бери, например, для того чтобы пустить в ход построенные и строящиеся кооперативные фабрики, потребуется более 300000 фунтов стерлингов. На хлопкопрядильных фабриках прядильщики и другие рабочие нередко являются пайщиками этих же предприятий, причем они получают заработную плату и, кроме того, процент на свои паи. На хлопкоткацких предприятиях участники общества часто арендуют ткацкие станки и работают на них. Такой способ привлекает рабочих, так как он не требует больших затрат для пуска станков на их предприятиях. Они покупают готовую пряжу для ткацкого станка, ткут материю, и фабричный процесс на этом заканчивается; или же они получают пряжу от какого-либо фабриканта, ведущего с ними дела, и возвращают ему готовую ткань. Но эта кооперативная система не ограничивается прядением и тканьем хлопка. Она распространилась и на торговлю многими такими продуктами потребления, как мука, бакалейные, мануфактурные и другие товары.

Нижеследующий отчет, составленный г-ном Патриком, одним из помощников инспектора сэра Джона Кинкейда, содержит некоторые ценные данные относительно развития этой новой системы владения фабриками, которая, как я опасаюсь, подвергнется жестокому испытанию во время ближайшего промышленного кризиса.

Вот уже около 12 лет в Рочдейле существует кооперативное общество, именуемое «Новая коммерческая компания в Бейкепе и Уордле». Она зарегистрирована согласно закону об акционерных компаниях и является компанией с неограниченной ответственностью. Она начала свои операции на фабрике Клаф-Хаус-Милл, в Уордле, близ Рочдейла, с правом собрать капитал в 100000 ф. ст. акциями по 12 ф. ст. 10 шиллингов. Из этой суммы внесено было 20000 фунтов стерлингов. Затем собранная сумма достигла 30000 ф. ст., и около 5 лет тому назад кооперативное общество в дополнение к фабрике Клаф-Хаус-Милл построило около Стакстедса большую паровую фабрику Фар-Холм-Милл мощностью в 100 лошадиных сил; за полугодие, закончившееся в октябре прошлого года, компания уплатила 44 % на оплаченный капитал (11 июня г-н Патрик сообщает, что «Новая коммерческая компания в Бейкепе и Уордле» под именем «Фар-Холм-Милл, Бейкеп» только что объявила о новой уплате дивиденда в 48 % на оплаченный капитал), а в настоящее время общество увеличило свой капитал до 60000 ф. ст. и значительно расширило расположенную недалеко отсюда, близ Стакстедса, фабрику Фар-Холм-Милл, для чего потребовались еще две машины по 40 лошадиных сил каждая, которые скоро будут поставлены. Значительное большинство акционеров составляют промышленные рабочие, которые работают на фабрике, но получают заработную плату как рабочие и имеют лишь то отношение к управлению фабрикой, что участвуют в ежегодном избрании административного комитета. Сегодня утром я посетил Фар-Холм-Милл и могу сообщить, что в смысле соблюдения фабричного закона она ведется столь же хорошо, как любая фабрика моего округа. Хотя я и не спрашивал об этом, я полагаю, что общество получило заем из 5 процентов.

В окрестностях Бейкепа в течение шести лет существует и другое общество, именующееся «Россендейлской промышленной ассоциацией».

Общество это построило фабрику, но, как мне рассказывали, не особенно процветало, так как не располагало достаточными средствами.

Оно также было организовано по кооперативной системе. В настоящее время фирма переименована в «Россен-дейлскую промышленную компанию» и зарегистрирована согласно закону об акционерных обществах с ограниченной ответственностью, с правом собрать капитал в 200000 фунтов стерлингов. 40000 ф. ст. было собрано от продажи акций по 10 ф. ст., кроме того было занято около 4000 фунтов стерлингов. Эти 4000 ф. ст. были заняты у мелких капиталистов суммами от 150 до 10 ф. ст., причем займы не обеспечивались никакими закладными. Когда эта кооперативная компания только что начала действовать, каждый акционер был рабочим. В добавление к фабрике Уир-Милл, построенной, как сообщают, «Россендейлской промышленной ассоциацией», компания купила в настоящее время у гг. Р. и Дж. Мум фабрику Эруэлл-Миллс в Бейкепе и эксплуатирует обе эти фабрики.

Процветание и успех «Новой коммерческой компании в Бейкепе и Уордле», по-видимому, послужили толчком к возникновению новых компаний, образующихся ныне в моем ближайшем соседстве и оборудующих большие фабрики для ведения своих дел. Одна из этих компаний — «Хлопкопрядильная и ткацкая компания в Нью-Черче» — зарегистрирована согласно закону об акционерных компаниях с ограниченной ответственностью и имеет право собрать капитал в 100000 ф. ст, путем продажи акций по 10 фунтов стерлингов. Из этой суммы 40000 ф. ст. уже внесено, и компания заняла еще 5000 под закладную из 5 %. Эта компания уже действует, приобрела неработающую фабрику в 40 лошадиных сил — Вейл-Милл в Нью-Черче — и строит ныне фабрику «Виктория-Уоркс», для которой потребуется машина в 100 лошадиных сил. По окончании работ, что ожидается в феврале будущего года, — компания рассчитывает взять на работу 450 человек.

Другой подобной компанией является «Ротенсталлская мануфактурная хлопчатобумажная компания», тоже с ограниченной ответственностью, с уставным капиталом в 50000 ф. ст., акциями по 5 ф. ст., с правом производить займы в размере до 10000 фунтов стерлингов. Около 20000 ф. ст. уже внесено. В настоящее время компания строит в Хэрхолме фабрику, где будет поставлена машина в 70 лошадиных сил. Как мне сообщили, в обеих этих компаниях девять десятых акционеров принадлежат к классу фабричных рабочих.

Имеется еще одна кооперативная компания, возникшая за последние шесть месяцев, — «Старая хлопчатобумажная компания Клаф», — купившая у гг. Р. и Дж. Мум две старых фабрики под названием Эруэлл-Спринге. Они ведутся по тем же принципам, как и прочие, но так как я не сумел побывать там сегодня, то не могу сообщить всех подробностей относительно них. Однако мне говорили, что там работает машина в 13 лошадиных сил, а число рабочих составляет 76 человек. Я полагаю, что все акционеры принадлежат к классу фабричных рабочих.

Бывает и так, что несколько человек снимает часть фабричного помещения, одну или две комнаты, в зависимости от обстоятельств, а в некоторых случаях даже часть комнаты. Но тогда наниматели являются хозяевами этой части, хотя они работают наравне со своими рабочими; подобно всякому другому предпринимателю, они нанимают рабочих и уплачивают им заработную плату, причем занятые у них рабочие не заинтересованы в предприятии. Раньше в Бейкепе таких предприятий было гораздо больше, чем сейчас. Некоторые совсем бросили это дело, а другие добились успеха и либо купили собственные фабрики, либо сняли большие помещения. В Рочдейле таких предприятий имеется больше, чем в любой другой местности моего округа».

II.

Лондон, 14 июля 1860 г.

После данного мною в последнем письме обзора фабричных отчетов сэра Джона Кинкейда и г-на Редгрейва, мне остается еще упомянуть об отчете г-на Роберта Бейкера, фабричного инспектора Ирландии и части Чешира, Ланкашира, Глостершира, Йоркшира, Стаффордшира, Лестершира, Херефордшира, Шропшира, Вустершира и Уорикшира. Общее число несчастных случаев в округе г-на Бейкера составляет 601, из которых на долю детей приходилось только 9 %, а 33 % падало на лиц старше 18 лет. Более внимательное изучение этих несчастных случаев показывает, во-первых, что доля несчастных случаев по отношению к общему числу работающих является наибольшей в тех отраслях промышленности, где машины не подлежат контролю закона, и, во-вторых, что на текстильных фабриках, где употребляются одинаковые машины, большая часть несчастных случаев приходится на наиболее крупные предприятия. Относительно 198565 фабричных рабочих, принадлежащих к округу г-на Бейкера, последний приводит следующие цифры за второе полугодие.

Число Число несчастных случаев, занятых лиц вызванных машинами.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

На всех этих текстильных фабриках машины ограждаются, т. е. снабжаются такими приспособлениями для безопасности занятых на них рабочих, которые предписаны охранительными положениями фабричного закона. Если мы обратимся, например, к Ноттингему, где большое число лиц, в особенности детей, работает у машин, не снабженных предписанными законом защитными приспособлениями, то мы увидим, что в 1859 г. в журналы главной больницы было занесено 1500 несчастных случаев, а в журналы диспансера — 794; таким образом, общее число несчастных случаев составило 2294, причем число работающих не превышает 62583 человек. Следовательно, число несчастных случаев в городе Ноттингеме составляет 1 на каждые 27 человек — пропорция, по сравнению с которой число несчастных случаев на текстильных фабриках, подлежащих действию охранительного законодательства, кажется почти ничтожным. Далее, в Бирмингеме, где имеется множество различных предприятий, связанных и не связанных с применением механической силы, где имеются только две небольших текстильных фабрики и где вообще не существует обязательных защитных приспособлений для машин, у которых работают молодые рабочие, отношение числа несчастных случаев к числу занятых на предприятиях составляло 1 к 34. Огромная польза, вытекающая из охранительных положений фабричного закона и более широкого принудительного их применения, становится также очевидной, если мы сравним общее число несчастных случаев, доведенных до сведения всех инспекторов, за полугодия, окончившиеся 31 октября 1845 г. и 30 апреля 1846 г., с их числом за полугодия, окончившиеся в октябре и апреле 1858 и 1859 годов. За этот последний период общее уменьшение числа несчастных случаев составляло 29 %, хотя число рабочих возросло, по минимальным подсчетам, на 20 %.

Что касается распределения несчастных случаев между крупными и мелкими предприятиями, то, по моему мнению, решающее значение имеют следующие факты, сообщенные г-ном Бейкером. За последнее полугодие из 758 хлопчатобумажных фабрик его округа, на которых работают 107000 человек, все имевшие место несчастные случаи произошли на 167 фабриках, на которых работает около 40000 человек. Таким образом, на 591 фабрике, где работали 67000 человек, ни одного несчастного случая не произошло. Аналогичным образом, из 387 мелких предприятий все несчастные случаи произошли на 28; из 153 льнопрядильных фабрик все несчастные случаи произошли на 45 фабриках, а из 774 шелкоткацких фабрик все несчастные случаи произошли на 14 фабриках. Таким образом, в каждой отрасли промышленности на большом числе фабрик не было ни одного несчастного случая, связанного с машинами, и во всех отраслях промышленности большинство несчастных случаев произошло на самых крупных фабриках. Это последнее явление г-н Бейкер пытается объяснить двумя причинами: во-первых, тем, что на наиболее крупных фабриках переход от старых машин, не снабженных защитными приспособлениями, к новым происходит сравнительно очень медленно и постепенно, и, во-вторых, тем, что на этих крупных предприятиях быстрота сосредоточения рабочих рук в одном месте увеличивается в той же мере, в какой ослабевает моральный контроль над такими предприятиями.

«Обе эти причины», — говорит г-н Бейкер, — «играют самую определенную роль в возникновении несчастных случаев. Что касается первой причины, то сохранившиеся старые машины, которые никогда не снабжались защитными приспособлениями и где втягивающие части колес все еще существуют, оказываются вследствие этого тем более губительными, что рабочие, имея дело с безопасными новыми машинами, забывают об опасностях, связанных с работой на старых машинах. Что же касается второй причины, то работа на машинах, приводимых в движение неизменной механической силой, иногда достигающей тысячи лошадиных сил, постоянное стремление сберечь каждую минуту неизбежно приводят к опасным последствиям. На таких фабриках мгновения являются элементами прибыли, и от каждого человека требуется, чтобы он ежесекундно напрягал все свое внимание. Пользуясь выражением Либиха, здесь можно наблюдать постоянную борьбу между жизнью и неорганическими силами, причем умственная энергия должна играть руководящую роль, а животная энергия должна сообразовываться в своих движениях с вращением веретен. Рабочие не должны отставать, несмотря на напряжение, вызываемое чрезмерным возбуждением или чрезмерной жарой; ни на одну секунду нельзя прекращать работу, перенося свое внимание на различные происходящие кругом движения, ибо каждое промедление сопряжено с убытком. Поэтому, когда внимание рабочего направляется не туда, куда нужно, он кладет пальцы на колеса, которые считаются безопасными, — в силу ля своего положения, или в силу медленности своего вращения. Спеша произвести определенное количество фунтов пряжи в определенное время, рабочие забывают смотреть под свои машины и следить за их маленькими «присучальщиками». Поэтому многие несчастные случаи происходят от так называемой собственной неосторожности».

За последнее полугодие все текстильные предприятия, за исключением шелкоткацких фабрик, весьма процветали как в Ирландии, так и в английских округах, подведомственных г-ну Бейкеру. Единственное препятствие, которое, по-видимому, удерживало отдельные отрасли промышленности в определенных границах, заключалось в растущем недостатке сырья. В хлопчатобумажной промышленности никогда еще не наблюдалось такого строительства новых фабрик, таких новых систем расширения производства и такого спроса на рабочие руки. Самым замечательным явлением были новые меры, предпринятые в поисках сырья. Так, в Белфасте была основана ассоциация по снабжению льном по образцу ланкаширской ассоциации по снабжению хлопком. В то время как за пятилетие, окончившееся в 1853 г., средний ввоз льна, вместе с урожаем льна в Ирландии, составлял 113409 тонн в год, за последнее пятилетие, окончившееся в 1858 г., соответствующая цифра составляла только 101672 тонны, т. е. обнаружила сокращение на 12000 тонн в год, хотя ежегодная стоимость экспорта увеличилась на 1 миллион фунтов стерлингов. Цена шерсти, уже и без того стоявшая выше среднего уровня в период, который охватывают последние фабричные отчеты, позднее непрерывно возрастала. Постоянными факторами этого роста цен на шерсть можно считать быстрое расширение шерстоткацких фабрик и увеличение спроса на баранину как в Великобритании, так и в колониях. В качестве случайной причины, грозящей сокращением обычных поставок шерсти, следует рассматривать особые условия настоящего сезона, так как в течение зимы вследствие плохого или неправильного питания пало много овец, а весной погибло много ягнят вследствие холода, недостатка питания и некоей болезни, от которой животные умирали в несколько часов.

Единственной отраслью промышленности, положение которой за последние шесть месяцев серьезно ухудшилось вследствие заключения англо-французского торгового договора[67] и опасения иностранной конкуренции, является шелковая промышленность. Влияние этих обстоятельств сказывалось постепенно; в момент, когда пишется эта корреспонденция, более 13000 ткачей находятся без работы в одном только Ковентри, где остановились все станки. Кризис этот тем более заслуживает сожаления, что, как я указывал в корреспонденции по поводу фабричных отчетов 1859 г., в Ковентри образовалось множество домашних шелковых фабрик, на которых работали рабочие вместе со своими семьями, лишь изредка пользуясь наемным трудом. С начала 1860 г. число таких фабрик значительно возросло. В сущности, эти фабрики представляют собой возвращение к прежней домашней промышленности, с той лишь разницей, что на них применяются паровые машины, однако они совершенно отличны от новой кооперативной системы Ланкашира и Йоркшира. Здесь домовладелец является хозяином, а ткач — арендатором двигателя; иногда, кроме своей собственной семьи, он использует еще и труд посторонних рабочих. Свои два станка он либо полностью выкупил или приобрел в кредит, выплачивая за них еженедельно определенную сумму, либо арендует, например, у своего домовладельца, который является строителем и спекулянтом. Кроме того, он арендует необходимый двигатель. Говорят, что в настоящее время между работой, производимой на станке, принадлежащем ткачу, и работой, выполняемой на станке, принадлежащем хозяину, наблюдается почти та же разница, что и между французской лентой и лентой английской. Тем не менее опасаются — и г-н Роберт Бейкер в своем отчете, по-видимому, разделяет эти опасения, — что этот домашний труд, использующий механическую силу, не сможет противостоять торговым потрясениям. Возможно, что английский фабрикант, для того чтобы справиться со своим французским соперником, будет вынужден прибегнуть к использованию крупного капитала, а это неизбежно погубит домашние шелковые фабрики, конкурирующие с ним у самых его дверей.

Написано К. Марксом 10 и 14 июля 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» №№ 6016 и 6032; 6 и 24 августа 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ ИЗ СИЦИЛИИ. — ССОРА ГАРИБАЛЬДИ С ЛАФАРИНОЙ. — ПИСЬМО ГАРИБАЛЬДИ.

Лондон, 23 июля 1860 г.

Согласно телеграмме, полученной сегодня из Палермо, подготовка полковником Медичи атаки против Милаццо заставила неаполитанского короля отдать приказ о полной эвакуации Сицилии неаполитанской армией и об отступлении этой последней в его континентальные владения. Хотя эта телеграмма нуждается в подтверждении, представляется бесспорным, что дело Гарибальди подвигается вперед, несмотря на болезни, от которых страдают его войска, и на дипломатические интриги, которыми докучают его правительству.

Открытый разрыв Гарибальди с партией Кавура, проявившийся в изгнании из Сицилии отъявленного интригана Лафарины и синьоров Гришелли и Тотти, корсиканцев по происхождению и бонапартовских полицейских агентов по профессии, вызвал чрезвычайно противоречивые комментарии европейской печати. Частное письмо Гарибальди к одному из лондонских друзей[68], с содержанием которого меня ознакомили, разрешив сообщить в «Tribune» основные его положения, не оставляет никакого сомнения относительно действительного положения вещей. Письмо Гарибальди было написано еще до его декрета от 7-го числа сего месяца, согласно которому все три вышеупомянутых интригана были удалены с острова, но тем не менее оно полностью разъясняет сущность споров между генералом и министром, между популярным диктатором и династическим великим визирем, короче говоря, — между Гарибальди и Кавуром. Последний, заключив тайное соглашение с Луи Бонапартом, которого Гарибальди клеймит словами «cet homme faux» («этот лживый человек») и с которым, как он предсказывает, «ему придется в одно прекрасное утро скрестить шпагу», — твердо решил аннексировать одну за другой те части итальянской территории, которые могут быть завоеваны мечом Гарибальди или вырваны из вековой зависимости народными восстаниями. Этот процесс постепенного территориального присоединения к Пьемонту должен был сопровождаться одновременно процессом «компенсации» в пользу Второй империи. Подобно тому как за Ломбардию и герцогства пришлось заплатить Савойей и Ниццей, аннексию Сицилии пришлось бы компенсировать Сардинией и Генуей; каждый новый акт сепаратного присоединения влечет за собой новую сепаратную дипломатическую сделку с покровителем Пьемонта. Вторичное расчленение Италии в интересах Франции, помимо того, что оно означало бы покушение на целостность и независимость Италии, сразу задушило бы патриотическое движение в Неаполе и Риме. Распространение убеждения, что ради объединения под властью Пьемонта Италия должна становиться все меньше и меньше, дало бы возможность Бонапарту сохранить в Неаполе и Риме особые правительства, номинально независимые, но практически находящиеся в вассальной зависимости от Франции. Поэтому Гарибальди считает своей главной задачей устранение всякого повода для французского дипломатического вмешательства, но, как он понимает, этого можно достигнуть лишь в том случае, если движение сохранит свой чисто народный характер и не будет стоять ни в какой связи с планами чисто династического расширения. Как только Сицилия, Неаполь и Рим будут освобождены, наступит момент для их присоединения к королевству Виктора-Эммануила, если последний возьмет на себя управление ими и их защиту не только от Австрии, врага с фронта, но и от Франции, врага с тыла. Быть может, слишком полагаясь на добрую волю английского правительства и на затруднительное положение Луи Бонапарта, Гарибальди рассчитывает, что до тех пор, пока он не присоединяет к Пьемонту никакой территории и в деле освобождения Италии опирается исключительно на итальянское оружие, Луи Бонапарт не посмеет вмешаться и открыто нарушить те принципы, под предлогом которых он начал итальянский крестовый поход. Как бы то ни было, достоверно одно, что план Гарибальди, независимо от того, будет он успешно осуществлен или нет, является единственным планом, который при нынешних обстоятельствах может в какой-то степени способствовать не только избавлению Италии от ее давних тиранов и внутренних распрей, но и ее освобождению из когтей нового французского протектората. Именно для того, чтобы помешать осуществлению этого плана, Кавур и отправил в Сицилию Лафарину в сопровождении двух братьев-корсиканцев.

Лафарина — уроженец Сицилии, где он выделялся в 1848 г. среди революционеров не столько действительной энергией или замечательными подвигами, сколько своей ненавистью к республиканской партии и интригами с пьемонтскими доктринерами. После поражения сицилийской революции Лафарина во время своего пребывания в Турине опубликовал объемистую историю Италии[69], в которой изо всех сил превозносит Савойскую династию и клевещет на Мадзини. Душой и телом преданный Кавуру, он заразил «Национальное общество борьбы за единство Италии»[70] бонапартистским духом; став председателем этой организации, он воспользовался ею не для того, чтобы содействовать, а для того, чтобы мешать всяким попыткам независимого национального выступления. В полном соответствии со своей прошлой деятельностью, при первых же слухах о намеченной экспедиции Гарибальди в Сицилию Лафарина осмеивал и поносил самую мысль о подобной экспедиции. Когда же, тем не менее, были предприняты непосредственные шаги по подготовке этого отважного предприятия, Лафарина использовал все возможности «Национального общества», для того чтобы помешать этому делу. Когда же его происки оказались не в состоянии ослабить решимость генерала и его солдат и когда, наконец, экспедиция отправилась в путь, Лафарина с циничной усмешкой разразился потоком самых мрачных предсказаний, беря на себя смелость предрекать немедленный и полный крах всей затеи. Но стоило только Гарибальди взять Палермо и объявить себя диктатором, как Лафарина поспешил присоединиться к нему, получив от Виктора-Эммануила или, вернее, от Кавура, полномочия принять на себя управление островом от имени короля немедленно после того, как население выскажется за присоединение острова к Пьемонту. Будучи, как он сам признает, вначале весьма любезно принят Гарибальди, несмотря на свое зловещее прошлое, Лафарина тотчас же стал разыгрывать из себя хозяина, интриговать против правительства Криспи, устраивать заговоры с французскими полицейскими агентами, собирать вокруг себя либеральных аристократов, желающих закончить революцию голосованием о сепаратном присоединении острова к Пьемонту и, вместо того чтобы заняться подготовкой необходимых мероприятий с целью изгнания неаполитанцев из Сицилии, стал строить планы вытеснения с общественных постов сторонников Мадзини и других людей, на которых не мог положиться его хозяин Кавур.

Криспи, против правительства которого Лафарина в первую очередь направил свои интриги, долгое время находился в изгнании в Лондоне, где он принадлежал к числу друзей Мадзини, и целью всей его деятельности было освобождение Сицилии. Весной 1859 г. он с большим риском, под валашским именем и с валашскими документами, поехал в Сицилию, побывал во всех крупных сицилийских городах и разработал план восстания, которое должно было начаться в октябре. События, разыгравшиеся осенью[71], заставили отложить восстание сначала до ноября, а затем до настоящего года. Тем временем Криспи обратился к Гарибальди, который, отказавшись от участия в организации восстания, обещал оказать ему помощь, после того как оно начнется и в достаточной мере окрепнет, тем самым показав подлинные настроения сицилийцев. Во время экспедиции Криспи вместе со своей женой — единственной женщиной в экспедиции — сопровождал Гарибальди и принимал участие во всех боях, причем жена его руководила оказанием помощи больным и раненым. Именно этого-то человека синьор Лафарина и вознамерился в первую очередь выкинуть за борт, втайне, конечно, надеясь, что вслед за ним ему удастся избавиться и от самого диктатора. Из уважения к Виктору-Эммануилу и под сильным давлением либеральных аристократов Гарибальди, хотя и против своей воли, все же согласился на образование нового правительства и на отставку Криспи, которого он, впрочем, оставил при себе в качестве личного советника и друга. Но как только Гарибальди пошел на эту жертву, он увидел, что на отставке правительства Криспи настаивали лишь для того, чтобы навязать ему кабинет, который только номинально являлся правительством Гарибальди, а по существу находился в руках Лафарины или Кавура. Поощряемый Лафариной и полагаясь на покровительство Кавура, этот кабинет очень скоро свел бы на нет весь его план освобождения и использовал бы все свое влияние в стране против ниццского выскочки, как уже стали называть Гарибальди. Именно в этот момент Гарибальди спас не только свое собственное дело, но и дело Сицилии и Италии: он изгнал Лафарину и обоих братьев-корсиканцев, принял отставку министров — ставленников Лафарины и назначил патриотическое правительство, среди членов которого мы можем упомянуть синьора Марио.

Написано К. Марксом 23 июля 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6018, 8 августа 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ОБОРОНА БРИТАНИИ.

План национальной обороны Англии, только что представленный на рассмотрение парламента[72], предлагает направить все средства на укрепление портов и некоторых второстепенных сооружений, достаточных лишь для защиты наиболее крупных гаваней страны от нападений небольших неприятельских эскадр, а также на создание крупных сильно укрепленных фортов в Дувре и Портленде с целью обеспечить защищенную стоянку для флотилий и отдельных судов. Предполагается все средства израсходовать на оборону периферии страны, береговой линии, доступной нападению неприятельского флота; а так как невозможно укрепить береговую линию на всем ее протяжении, то для этого избрали несколько важных пунктов, главным образом морские арсеналы и порты. Внутренняя часть страны полностью брошена на произвол судьбы.

Итак, раз Англия теперь признает, что ее военные корабли уже не защищают ее более и что она должна прибегнуть к фортификации как к средству национальной обороны, то, само собой разумеется, она прежде всего должна оградить от нападения свои морские арсеналы, колыбель ее флота. Никто не станет сомневаться, что Портсмут, Плимут, Пембрук, Ширнесс и Вулидж (или любой другой пункт, выбранный вместо него) должны быть настолько укреплены, чтобы быть в состоянии отразить любое нападение с моря и выдержать в течение определенного времени правильную осаду с суши. Однако совершенно нелепо называть предупредительные меры против такой опасности планом национальной обороны. В действительности, для того чтобы этот план соответствовал своему названию, по-видимому, необходимо его значительно усложнить и выделить на его осуществление гораздо больше средств, чем это требуется лишь для защиты портов.

Страна, которая, подобно Франции или Испании, подвержена опасности вторжения со стороны своих сухопутных границ и в равной степени — нападению с моря и высадке десантов на ее побережье, вынуждена превращать свои военно-морские базы в первоклассные крепости. Тулон, Картахена, Генуя, даже Шербур могут стать объектом комбинированного нападения, подобного тому, которое уничтожило арсеналы и портовые сооружения Севастополя[73]. Они должны поэтому иметь очень сильно укрепленный сухопутный фронт, с отдельными фортами, которые не допускали бы бомбардировки портовых сооружений. Но это неприменимо по отношению к Англии. Предположим даже, что поражение ее военного флота на один момент поставило бы под сомнение превосходство Англии на море; даже в этом случае вторгшаяся армия, высадившись на территории Британии, никогда не смогла бы рассчитывать на свободу своих коммуникаций, и потому ей пришлось бы действовать быстро и решительно. Эта вторгшаяся армия оказалась бы не в состоянии предпринять правильную осаду; но если бы даже она и смогла предпринять осаду, ни один здравомыслящий человек не будет рассчитывать на то, что завоеватель станет спокойно сидеть перед Портсмутом и тратить свои средства на продолжительную осаду, вместо того чтобы идти прямо на Лондон и добиваться решения главной задачи, пока его моральное и материальное превосходство находятся на самом высоком уровне. Если дело дойдет до того, что неприятель сможет беспрепятственно высадить в Англии войска и перебросить материальную часть, достаточные для наступления на Лондон, и в то же время осадить Портсмут, Англия окажется на краю гибели, причем никакие береговые форты вокруг Портсмута не смогут ее спасти. Сказанное о Портсмуте относится и к другим морским арсеналам. Пусть морской фронт будет по возможности укреплен, но на сухопутном фронте все, что не входит в задачу удержать противника на достаточно далеком расстоянии, чтобы не допустить бомбардировки портов и защитить их от правильной двухнедельной осады, является совершенно излишним. Но если судить по смете и некоторым планам предполагаемых оборонительных сооружений Портсмута, опубликованным в лондонской газете «Times», речь идет об огромном расходовании кирпича и извести, о сооружении рвов и парапетов, о расходовании денежных, а в случае войны и людских ресурсов. По-видимому, военные инженеры положительно упиваются этими блестящими возможностями создавать планы укреплений, которые так долго были для них недозволенной роскошью. Англии грозит опасность обрасти фортами и батареями, которые появятся быстро, как грибы, и разрастутся, подобно ползучим растениям в тропических лесах. Правительство, по-видимому, настаивает на осуществлении этих планов, чтобы оправдать затраты; однако показная сторона и явится главным результатом всех этих великолепных сооружений.

До тех пор, пока порты не обеспечены против coup de main [внезапного нападения. Ред.], до тех пор возможны вторжения с исключительной целью разрушить какой-нибудь из них и тут же отступить. Таким образом, они служат, так сказать, предохранительными клапанами для Лондона. Но коль скоро порты будут подготовлены к отражению нападения главных сил и даже будут в состоянии выдержать правильную двухнедельную осаду, — а эта подготовка, по-видимому, считается необходимой, — то для вторжения не остается другого объекта, кроме Лондона. Раз все более мелкие пункты защищены, вторжения местного характера оказываются уже бесцельными, вторжение должно идти на риск — либо уничтожить Англию, либо быть самому уничтоженным. Таким образом, самый факт укрепления портов ослабляет Лондон. Он заставляет вторгшуюся державу сосредоточить все свои силы на попытке сразу овладеть Лондоном. Лорд Пальмерстон говорит, что Лондон должен защищаться на суше. Положим, что так оно и будет; в таком случае, чем сильнее армия, тем в большей безопасности будет Лондон. Но откуда явится эта сильная армия, если Портсмут, Плимут, Чатам и Ширнесс и, пожалуй, Пембрук будут превращены в первоклассные крепости типа Шербура, Генуи, Кобленца или Кёльна, для защиты которых требуются гарнизоны от 15000 до 20000 человек? Итак, чем сильнее вы укрепляете порты, тем больше вы ослабляете Лондон и остальную страну. И это вы называете национальной обороной!

Во всяком случае, одно проигранное сражение решило бы судьбу Лондона, а учитывая огромную централизацию торговли страны и то обстоятельство, что занятие неприятелем Лондона полностью приостановит весь торгово-промышленный механизм Англии, не приходится сомневаться, что одно сражение решило бы судьбу всего королевства. Таким образом, в то время как предполагается истратить 12 миллионов на оборону портов, самое сердце страны должно остаться незащищенным, а его судьба должна зависеть от исхода одного сражения!

Надо сказать прямо: можно всячески самым рациональным образом укреплять порты — а этого можно достигнуть, затратив меньше половины той чрезмерной суммы, которую предполагается истратить на это, — но если вы желаете создания национальной обороны, то немедленно приступайте к укреплению Лондона. Бесполезно повторять вслед за Пальмерстоном, будто это невозможно. Такие же разговоры велись, когда нужно было укреплять Париж. Площадь, опоясанная непрерывной линией фортификаций вокруг Парижа, немногим меньше площади Лондона; линия фортов, окружающих Париж, имеет протяжение в 27 миль, а окружающая Лондон линия, проходящая в 6 милях от Черинг-Кросса, имеет длину в 37 миль. Эта линия дает правильное представление о среднем расстоянии фортов от центра, и удлинение этой линии на 10 миль не сделало бы ее слишком длинной, если соответствующая система железнодорожной связи по радиусам и по окружности облегчит быстрое передвижение резервов. Лондон, разумеется, нельзя укреплять кое-как, как это предлагает «Cornhill Magazine»[74], по мнению которого достаточно шести больших фортов; число фортов должно быть равно по меньшей мере двадцати, но, с другой стороны, нет необходимости укреплять Лондон в столь же педантичном стиле, как Париж, ибо ему никогда не придется выдерживать осаду. Все, что требуется, это защитить его против coup de main, против средств, которые вторгшаяся армия сможет применить против него в течение двух недель после своей высадки. Можно обойтись без непрерывной линии фортификаций; если план обороны будет надлежащим образом подготовлен заранее, то такая линия с полным успехом может быть заменена укреплением деревень и групп домов на окраинах города.

Если бы Лондон был таким образом укреплен, а порты усилены с моря и защищены против энергичного, иррегулярного наступления с суши и даже против непродолжительной осады, Англия могла бы не опасаться никакого вторжения, причем все это потребовало бы затраты, примерно, 15 миллионов фунтов стерлингов. Порты потребуют всего не более 70000 регулярных войск и 15000 волонтеров; в то же время остальные линейные войска, милиция и волонтеры — скажем, 80000 линейных и милиционных войск и 100000 волонтеров — будут защищать полевые укрепления у Лондона или примут бой перед ним; между тем вся страна к северу от Лондона сохранит за собой полную свободу организовывать новые отряды волонтеров и базы для линейных и милиционных войск. При всех обстоятельствах неприятель был бы вынужден действовать; даже если бы он захотел, он не смог бы устоять перед притягательной силой большого укрепленного района Лондона, и у него не было бы иного выбора, как либо атаковать его и потерпеть поражение, либо ждать и тем самым с каждым днем увеличивать трудности своего положения.

Вместо этого правительственный план национальной обороны привел бы к такому положению, что если бы военные силы Англии состояли из 90000 человек линейных и милиционных войск и 115000 волонтеров, то гарнизоны должны были бы поглотить по меньшей мере 25000 регулярных войск и 35000 волонтеров, оставив для полевой армии, предназначенной защищать Лондон, 65000 человек регулярных войск и 80000 волонтеров, причем 35000 человек, настоятельная потребность в которых, видимо, была бы очень велика в день боя, сидели бы спокойно и в полной безопасности за каменными стенами, на которые никто и не собирался бы нападать. Но эта армия была бы ослаблена не только на 35000 человек, она была бы также лишена укрепленной позиции, из которой ее могла бы выгнать только правильная осада; ей пришлось бы послать 80000 своих плохо руководимых и неопытных волонтеров сражаться в открытом поле, и таким образом она вынуждена была бы действовать в гораздо менее благоприятных условиях, чем армия, расположенная так, как указано выше.

Написано Ф. Энгельсом около 24 июля 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6020, 10 августа 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. СОБЫТИЯ В СИРИИ. — АНГЛИЙСКАЯ ПАРЛАМЕНТСКАЯ СЕССИЯ. — СОСТОЯНИЕ БРИТАНСКОЙ ТОРГОВЛИ.

Лондон, 28 июля 1860 г.

Так как только что вышла в свет Синяя книга о сирийских беспорядках и лорд Стратфорд де Редклифф назначил на ближайший вторник свой запрос о положении в Сирии[75], то я откладываю обсуждение этого важного вопроса и хочу только предупредить ваших читателей, чтобы они не поддавались сентиментальным декламациям бонапартистской прессы, чувствам ужаса перед жестокими насилиями диких племен и естественной симпатии к пострадавшим. Но все же имеется несколько моментов, на которых следует внимательно остановиться. Прежде всего надо отметить, что Российская империя, вследствие внутренних противоречий, которые возникли в связи с движением в пользу освобождения крепостных и расстройством финансов, находится в затруднительном положении, из которого нынешнее правительство не находит иного выхода, кроме большой войны. Война кажется ему единственным средством предотвращения угрозы революции, столь конфиденциально предсказанной князем Долгоруковым в его брошюре «Правда о России»[76]. Теперь прошло уже около трех месяцев с тех пор, как князь Горчаков пытался снова поставить на обсуждение восточный вопрос, выпустив свою циркулярную депешу о жалобах христиан в Турции, но его обращение, на которое откликнулся лишь одинокий голос из Тюильри, не произвело желаемого впечатления на общественное мнение Европы.

Именно с этого времени зашевелились русские и французские агенты, стремившиеся устроить политико-религиозную драку, — первые в Далмации, последние на Сирийском побережье, — причем оба движения поддерживали друг друга, поскольку волнения в Черногории и в Герцеговине заставили Порту отвести почти всю турецкую армию, находившуюся в Сирии, и таким образом оставить совершенно открытой арену для чрезвычайно обостренной борьбы между варварскими племенами Ливана. Император французов, подобно православному царю, оказался вынужденным искать какого-нибудь нового и сенсационного крестового похода, чтобы снова усыпить свою империю воинственными галлюцинациями. Итальянское движение, выскользнув из его вожжей и приняв направление, противоположное тому, какое он хотел ему придать, наскучило общественному мнению Парижа, как деликатно намекнул «Constitutionnel». Его попытки прельстить прусского принца-регента насильственной «консолидацией Германии», за которую Франция должна была бы получить «моральную компенсацию» в виде рейнских провинций, окончились сплошной неудачей и даже сделали несколько смешным этого entrepreneur [предпринимателя. Ред.], спекулирующего на национально-освободительном движении. Конфликт с папой, в который оказался вовлеченным Луи-Наполеон[77], нанес ущерб той опоре, на которой покоится его влияние среди крестьянства, — католическому духовенству Франции.

Императорская казна в течение некоторого времени находилась в состоянии истощения и продолжает пребывать в этом состоянии, причем была сделана тщетная попытка поправить положение путем распространения слухов о возможности выпуска emprunt de la paix (займа мира). Это было уж слишком даже для бонапартовской Франции. К займу, заключенному под предлогом войны, прибавить еще один заем, заключаемый под предлогом мира, — это был проект, неприемлемый даже для парижских биржевиков. Кое-какие робкие голоса кастрированной парижской прессы осмелились сделать намек, что благодеяния Второй империи столь же велики, сколь и дороги, ибо нация заплатила за эти благодеяния увеличением государственного долга на 50 %. Проект займа мира в 500000000 франков был поэтому оставлен — отступление, которое только придало храбрости г-ну Фавру, чтобы выступить с пространной речью в Corps Legislatif [Законодательном корпусе. Ред.] об угрозе «финансового краха» и разорвать в клочки цветистую газовую вуаль, которую императорский бюджетных дел мастер набросил на государственную казну. Критические замечания о характерных чертах декабрьского режима, на которые отважились г-н Фавр и г-н Оливье в Corps Legislatif среди «chiens savants» («ученых собак») этого мнимого представительства, а также бешеные нападки на интриги «старых партий»[78], которыми наводнена официальная, полуофициальная и официозная парижская пресса, одновременно свидетельствовали о наличии того неумолимого факта, что мятежный галльский дух снова возрождается из пепла и что продолжение господства узурпатора снова зависит от организации большого военного зрелища, как это имело место через два года после coup d'etat [государственного переворота. Ред.] и еще через два года после завершения крымского эпизода. Ясно, что самодержец Франции и самодержец России, под давлением одной и той же настоятельной необходимости бить в военные литавры, действуют во взаимном согласии. В то время как полуофициальные бонапартистские памфлеты предлагали прусскому принцу-регенту создание «Германского союза», связанное с «моральной компенсацией» в пользу Франции, император Александр, как это недавно утверждалось публично в изданиях германского «Национального союза»[79] и не было опровергнуто берлинской правительственной прессой, открыто предложил своему дяде присоединение к Пруссии всей Северной Германии до самого моря, на том условии, что Франции будут отданы рейнские провинции, а на продвижение России на Дунае будут смотреть сквозь пальцы. Именно это обстоятельство — одновременные заявления обоих самодержцев — и вызвало свидание в Теплице австрийского императора с принцем-регентом[80]. Однако на тот случай, если бы предпринятое ими искушение Пруссии не удалось, петербургские и парижские заговорщики приберегли потрясающий инцидент с сирийскими убийствами; последний должен был послужить поводом для французского вмешательства, которое открыло бы всеобщей европейской войне лазейку с черного хода в том случае, если бы она не смогла пройти через главные ворота. Что касается Англии, то я лишь добавлю, что в 1841 г. лорд Пальмерстон снабдил друзов оружием, которым они владеют и поныне, и что в 1846 г., путем соглашения с царем Николаем, он фактически уничтожил турецкое господство, обуздывавшее дикие племена Ливана, и выговорил для них мнимую независимость[81], которая с течением времени и под умелым руководством иностранных заговорщиков могла породить только кровавую жатву.

Вы знаете, что нынешняя парламентская сессия не имеет себе равных по числу следующих одна за другой правительственных неудач. Помимо бесплодных мероприятий г-на Гладстона в отношении покровительственных пошлин, ни одна важная мера не была проведена. Но в то время как правительство брало обратно один билль за другим, оно ухитрилось контрабандным путем при втором чтении протащить небольшую резолюцию, состоящую всего из одной маленькой статьи, которая, если бы она была принята парламентом, вызвала бы величайшую конституционную перемену, которую когда-либо знала Англия с 1689 года[82]. Эта резолюция предлагала не более и не менее, как ликвидацию местной английской армии в Индии, поглощение ее британской армией и, следовательно, передачу верховного командования ею из рук генерал-губернатора в Калькутте Главному штабу в Лондоне, другими словами, герцогу Кембриджскому. Не говоря уж о других серьезных последствиях такой перемены, она поставила бы часть армии вне контроля парламента и усилила бы в величайшей степени прерогативы короны. По-видимому, некоторые члены Индийского совета, которые единодушно возражали против правительственного проекта, но в силу индийского акта 1858 г.[83] не могут быть членами палаты общин, инспирировали поддержку своего протеста несколькими членами парламента; и, когда правительство уже считало свою хитрость удавшейся, произошло внезапное парламентское emeute [восстание. Ред.], руководимое г-ном Хорсменом, которое как раз вовремя уничтожило правительственную интригу. Это затруднение кабинета, обнаружившееся совершенно неожиданно, и замешательство палаты общин, попавшей в ловушку благодаря своему собственному глубокому невежеству, представляло собой действительно забавное зрелище.

Объявленная стоимость экспорта за последний месяц отражает процесс сокращения британской торговли. В соответствии с тем, что я отмечал в предыдущей корреспонденции [См. настоящий том, стр. 76–80. Ред.], по сравнению с вывозом за июнь 1859 г., в июне 1860 г. наблюдается падение экспорта почти на 11/2 миллиона фунтов стерлингов.

Отчеты за июнь месяц для трех последних лет дают следующие цифры: (в ф. ст.).

1858 г. 10 241 433.

1859 г. 10 665 891.

1860 г. 9 236 454.

За полугодие 1860 г., окончившееся 30 июня, объявленная стоимость экспорта на один миллион меньше, чем за тот же период 1859 года: (в ф. ст.).

1858 г. 53 467 804.

1859 г. 63 003 159.

1860 г. 62 019 989.

Падение экспорта в июне приходится на хлопчатобумажные ткани, хлопчатобумажную пряжу, полотно, скобяные и ножевые товары, железо и камвольные ткани. Даже в экспорте фабричных шерстяных товаров, в торговле которыми наблюдался все время, за исключением текущего месяца, неуклонный рост, обнаруживается снижение по статье «шерстяная и камвольная пряжа». Экспорт хлопчатобумажных товаров в Британскую Индию за шесть месяцев упал с 6094430 ф. ст. в первой половине 1859 г. до 4738440 ф. ст. в первой половине 1860 г., т. е. приблизительно на 1360000 фунтов стерлингов.

Что же касается импорта, то самой поразительной чертой его являются громадные размеры поступлений хлопка. В июне 1860 г. было получено 2102048 центнеров против 1655306 центнеров в июне 1859 г. и 1339108 центнеров в июне 1858 года. За шесть месяцев поставки возросли не менее чем на 3 миллиона центнеров, или больше чем на 60 %. Стоимость хлопка, ввезенного в мае 1860 г., на 1800000 ф. ст. больше стоимости хлопка, ввезенного в мае 1859 года. На покупку хлопка-сырца в первые пять месяцев 1860 года было затрачено по меньшей мере на 61/2 миллионов ф. ст. больше, чем в тот же период 1859 года.

Если же мы сравним быстрое сокращение экспорта хлопчатобумажных товаров и пряжи с еще более значительным ростом ввоза хлопка, то станет ясно, что приближается кризис в хлопчатобумажной промышленности, тем более, что новые поступления хлопка-сырца сталкиваются с необычайно обильными запасами хлопка.

Написано К. Марксом. 28 июля 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6021, 11 августа 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. МОЖЕТ ЛИ ЛОНДОН СТАТЬ ДОБЫЧЕЙ ФРАНЦУЗОВ?

В опубликованном недавно в Лондоне докладе комиссии британской национальной обороны говорится, что если бы император французов вздумал послать в Англию вражескую армию, то «все боеспособные суда королевского флота» не смогли бы помешать ей высадиться на каком-нибудь участке береговой линии Англии и Уэльса протяженностью в 2147 миль, не говоря уже о береговой линии Ирландии. Поскольку неоднократно, до и после опубликования знаменитой брошюры де Жуанвиля[84], признавалось также, что при умелом командовании можно было бы осуществить высадку на Британских островах 100000 и более французов, единственно важным и заслуживающим рассмотрения является вопрос о том, какими средствами располагает Великобритания для оказания сопротивления такому вторжению.

Согласно решению палаты общин, в мае нынешнего года были опубликованы данные о численности британских сухопутных войск. Данные эти следующие: весь численный состав воинских частей равен 144148; строевых военнослужащих всех чинов на 1 мая — 133962; численность формирований милиционных войск — 19333. Когда эти данные были обнародованы, во всех трех королевствах со всех сторон раздался почти всеобщий голос протеста против способа расходования 75000000 долларов, ассигнованных по военной смете, поскольку проверка подлинной численности линейных войск, выраженной цифрой 144148 человек, «обнаружила тот поразительный факт, что едва ли можно собрать в каком-либо одном пункте для наступательных или оборонительных целей 30000 человек пехоты».

Г-н Сидни Герберт и его коллеги из Главного штаба немедленно устроили совещание, а лондонская газета «Times» постаралась рассеять тревогу населения. Газета писала:

«Мы имели возможность изучить цифры, которыми подкрепляются эти данные, и довольно обстоятельно выяснили действительное положение дел».

Газета «Times» пыталась.

«показать, что если термином «войска» предполагалось обозначить только линейную пехоту, то положение было отражено довольно точно, но что в действительности армия, находящаяся внутри страны, содержит крупные соединения и других родов войск, так что их общая численность вовсе не так мала, как это могло бы показаться».

Результатом этой нервозности публики и совещания в Главном штабе явилась совершенно новая статистическая таблица, определяющая численность вооруженных сил Великобритании в метрополии цифрой 323259, т. е. на 179111 человек больше, чем по данным, приведенным два месяца тому назад. Расхождение это нетрудно объяснить. Первая цифра была пущена в ход с целью обозначить число людей, которых при благоприятных обстоятельствах и по получении ими своевременного уведомления можно было бы немедленно зачислить на службу; вторая же цифра имела назначение показать общее число мужчин и юношей, внесенных в ведомости на выплату содержания и, соответственно, получающих долю из упомянутых 75000000 долларов, а также 227179 человек волонтеров и милиционных войск, из числа которых 200000 фактически не существуют как солдаты. Сюда же, кроме того, причислены 33302 человека, как принадлежащие к «пунктам формирования». Чтобы нас не обвинили в пристрастном описании этих «пунктов формирования», мы процитируем в качестве авторитета лондонскую газету «Times»:

«Войска в пунктах формирования фактически предназначаются не для службы на родине, а для службы за границей. Они входят в состав батальонов, находящихся за границей, и нет ничего удивительного, что они сравнительно мало пригодны для службы на родине».

Короче говоря, это попросту непригодные части, которые состоят из рекрутов, находящихся не более трех месяцев на службе и отправляемых в части, расположенные за границей, каждые три месяца или чаще после зачисления их на службу, и из лиц пожилого возраста, не годных к службе, оставленных на родине ввиду того, что их невозможно использовать, «так что эти отряды из лиц пожилого возраста и необученных никак не могут быть приравнены к батальонам регулярных войск».

От пунктов формирования перейдем к волонтерам и милиционным войскам. Достаточно повторить, что по меньшей мере 200000 человек существуют в данный момент лишь на бумаге. Г-н Мегвайр недавно доказывал в парламенте, что почти в каждом полку милиции по спискам Главного штаба числится на 200–300 человек больше, чем когда-либо можно было бы собрать в строю. Г-н Сидни Герберт сделал аналогичное признание. В ирландских милиционных войсках, где солдаты вследствие лишений и бедности вынуждены являться более аккуратно, чем их английские товарищи, многие полки, в которых официально числится по 800 человек, — например, Уотерфордский — насчитывают лишь по 400 человек. Подсчет, определяющий численность милиционных и волонтерских войск Англии в 138560 человек, по всей вероятности, настолько приближается к истине, насколько это вообще возможно для подсчета беспристрастного статистика.

Численность регулярной армии в метрополии, согласно недавнему сообщению военного министерства, равна 68778 человек. Сюда входят: гвардейская кавалерия (1317 человек), инженерные войска (2089 человек), армейский санитарный корпус из лиц, не годных к строевой службе, военный обоз и прочие в известной мере бесполезные для боя войска. Чтобы избежать споров, допустим, что все 68000 человек являются годными. Если предположить, что вся милиция и волонтеры находятся в сборе и под ружьем, мы получим общий итог в 206560 человек. Можно даже прибавить к этому списку еще ирландскую полицию, что увеличит его приблизительно до 237000. Номинальная численность регулярной армии и формирований милиции была только что определена в 100000 человек, примерно на 16000 больше реальной цифры, но мы будем считать эти данные достоверными. Если допустить, что 15000 волонтеров могли бы быть собраны в определенном пункте в течение трех дней после высадки французов, Англия все же имела бы в своем распоряжении армию в 115000 человек. При этом надо помнить, что из них не менее 25000 являются новичками в обращении с оружием. Далее, все военные верфи, арсеналы и объекты государственного значения потребовали бы усиления гарнизонов, так как в военно-морских портах никогда не бывает более 8000 человек морской пехоты. В Ирландию, независимо от того, окажет ли «национальная петиция» какое-либо влияние в смысле внушения ирландцам дружеских чувств к солдатам Мак-Магона, также придется направить армию. Всех добровольцев и милиции не хватило бы для поддержания порядка на Изумрудном острове, особенно ввиду предстоящего сражения. Правительству ее величества пришлось бы выделить для этой страны по меньшей мере 10000 регулярных и 25000 иррегулярных войск, не считая полиции. В общей сложности это составило бы около 55000 человек, и только 80000 солдат осталось бы в Англии и Уэльсе для охраны арсеналов, оружейных заводов и военных верфей. Было бы легкомыслием полагать, что менее 20000 пригодных к службе войск будет достаточно для выполнения этой важной задачи, допуская даже, что вышедшие из строя или неопытные солдаты в пунктах формирования сумели бы постоять за себя сами. Таким образом, наполеоновской армии в 100000 французов, зуавов и др. противостояли бы 60000 красных мундиров, из которых немногим более 45000 принадлежало бы к линейным частям. Едва ли можно сомневаться, каков будет результат столкновения этих двух противопоставленных друг другу армий.

На это последует возражение, что Франция не сумела бы снарядить и переправить через Ла-Манш 100000 человек, сохраняя все в тайне. Возможно; но Англия не знала бы, откуда ожидать удара, и, естественно, страшилась бы за участь своих владений на побережье Средиземного моря и пыталась бы усилить там свои гарнизоны на тот случай, если угроза нападения на Лондон оказалась бы маскировкой конечных целей нападения на Мальту и Гибралтар. На нескольких судах своего ламаншского флота она послала бы в эти пункты 20000— 30000 солдат, конечно не «волонтеров», и тем самым взвалила бы на этих последних все бремя борьбы с неприятелем внутри страны. Некоторые известные авторы утверждают, что даже разграбление Лондона в конечном счете принесло бы Англии меньше вреда, чем ее изгнание с Мальты и из Гибралтара.

Однако на это нам скажут, что достаточно будет провозглашения национальной опасности, чтобы по всей стране, от Чивиот-Хилс до Корнуэлла, поднять всех британцев и сбросить в море вторгшегося неприятеля. Это правдоподобно. Но опыт учит нас, что, независимо от силы патриотизма масс, тот факт, что обычно у населения отсутствует оружие, а если оно и имеется, то им не умеют пользоваться, делает их воинственное настроение в случае войны весьма малоценным. Палки-стилеты и вилы могут служить чрезвычайно опасным для человеческой жизни оружием в Севен-Дайалс [рабочий квартал в центре Лондона. Ред.] или в провинции, но нелепо думать, будто в борьбе с зуавами они окажутся неодолимыми. Весьма сомнительно также, чтобы буржуазия, которая почти исключительно представлена в волонтерских войсках, с той же готовностью откликнулась на призыв в момент, когда французы будут находиться на их родном острове, с какой ее представители являются на смотр, чтобы принять поздравления ее величества. Во всяком случае, признать вероятность вторжения армии, насчитывающей 150000 человек, не более нелепо, чем полагать, что волонтеры могут выставить 120000 человек, поскольку сердечное приглашение из Бекингемского дворца не в состоянии собрать к концу двенадцатимесячного набора более 18300 человек.

Ввиду того, что высказываются некоторые сомнения относительно численности войск, которые действительно принимали участие в смотре в Гайд-парке, мы приводим отрывок из «Manchester Guardian» о втором дне парада. «Собственный корреспондент», о котором здесь упоминается, это г-н Том Тейлор, близкий и доверенный друг полковника Мак-Мердо:

«Как, вероятно, помнят наши читатели, наш собственный корреспондент, основываясь на официальных данных полковника Мак-Мердо, заявил, что их численность равна 18300 человек, то есть несколько меньше цифры, установленной сэром Джоном Бёргойном. Но воинская выправка волонтеров занимала, по-видимому, сэра Джона больше, нежели их численность».

Оценивая численность войск, которые, вероятно, могли бы быть сосредоточены для сопротивления вторжению, мы умышленно придерживались самого благоприятного для Великобритании подсчета. Наш отчет о постоянной армии признает годным каждого солдата, как больного, так и здорового, имя которого значится в воинских списках. Мы определили численность милиции и волонтеров в 115000 человек — цифра, которую лица, хорошо знакомые с положением дела, могут счесть значительно превышающей подлинную численность. Кроме того, совершенно не принимались во внимание следующие чрезвычайно важные моменты обсуждаемой темы: признанные способности старшего командного состава французской армии, превосходство французской воинской дисциплины, общее превосходство французской тактики и, с другой стороны, неоспоримое тупоумие многих высших офицеров английской армии, небрежное управление регулярной армией и волонтерами (после предупреждения, данного за пять недель, один полк милиции в мае текущего года явился на смотр, имея в своем составе 135 человек босых), наконец, заведомо худшие боевые качества британской армии в целом по сравнению с французской армией.

Принимая во внимание эти обстоятельства, следует считать несомненным, что, если бы Наполеон с армией в 150000 или даже в 100000 человек высадился завтра в удачно выбранном порту Англии, ему удалось бы «разграбить Лондон» и избежать того «уничтожения», которое, как недавно утверждала одна лондонская газета, должно было бы стать его неизбежной участью, «если бы он с враждебным намерением вступил на саксонскую землю».

Написано Ф. Энгельсом в конце июля 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6021, 11 августа 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС РУССКО-ФРАНЦУЗСКИЙ СОЮЗ.

Лондон, 3 августа 1860 г.

Высказанные мною в последней корреспонденции [См. настоящий том, стр. 102–104. Ред.] соображения о существовании тайной связи между резней в Сирии и русско-французским союзом получили неожиданное подтверждение с той стороны Ла-Манша в виде брошюры, напечатанной у г-на Дантю в прошлый вторник под заглавием «Сирия и союз с Россией» и приписываемой перу г-на Эдмона Абу[85]. Г-н Дантю, как вам известно, является издателем французского правительства, печатающим все полуофициальные брошюры, время от времени посвящавшие Европу в тайны «исследований», которыми в тот или иной момент увлекались в Тюильри. Названная выше брошюра приобретает особый интерес ввиду того обстоятельства, что она вышла в свет непосредственно вслед за любовным посланием героя декабря, адресованным Персиньи[86], которое имело целью загипнотизировать Джона Буля, причем один экземпляр этого послания лорд Джон Рассел отправил лондонской газете «Times», отказавшись в то же время представить его парламенту. Нижеследующие отрывки содержат наиболее существенные моменты брошюры «Сирия и союз с Россией».

«Христианская Европа, как во времена крестовых походов, потрясена ужасным преступлением, ареной которого только что явилась Сирия. Семьсот тысяч христиан отданы во власть беспощадного фанатизма двух миллионов мусульман, и турецкое правительство своим необъяснимым бездействием, кажется, само выдает свою причастность к этому делу. Конечно, Франция отреклась бы от всех своих традиций, если бы тотчас же не взяла на себя почетную роль защитницы жизни и имущества тех, которые в далеком прошлом были воинами Петра Пустынника и Филиппа-Августа… Поэтому пора уже подумать о том, как выйти из положения, которое в случае, если оно продлится, неизбежно приведет к великому бедствию — к полному истреблению христианских подданных Порты. Экспедиция, о которой так много говорит турецкое правительство, совершенно недостаточна для того, чтобы восстановить порядок. Державы, которые имеют единоверцев в Сирии и справедливо тревожатся за их безопасность, должны приготовиться к физическому вмешательству. Если они будут медлить, будет уже поздно защищать эти жертвы; их единственным долгом будет отомстить за мучеников.

Две нации особенно заинтересованы в защите креста на этих отдаленных берегах: Франция и Россия. Каковы могли бы быть последствия союза их оружия и как этот союз отразился бы на дальнейшей организации Европы? Исследованием этих вопросов мы и намерены заняться.

В определенные периоды истории, под действием определенных законов притяжения и соединения, народы образуют политические комбинации, неизвестные в прошлом. Мы «присутствуем» при одном из таких критических моментов в жизни человечества. Сирийский вопрос — лишь один из узлов весьма сложного положения. Вся Европа находится в состоянии ожидания и беспокойства; она ждет всеобъемлющего разрешения вопроса, которое заложило бы основу прочного мира как в Европе, так и на Востоке. Но цель эта может быть достигнута только в том случае, если организация нашего континента будет соответствовать желаниям и требованиям современных национальностей, борющихся под ярмом рабства. Враждебные религиозные устремления, несходство темпераментов, совершенно различные языки — все это способствует поддержанию в определенных европейских государствах тревожных настроений, которые мешают восстановлению доверия и препятствуют прогрессу цивилизации. Мир, эта конечная цель, к которой стремятся все правительства, может быть только тогда прочно обеспечен, когда исчезнут постоянные причины волнений, только что указанные нами. Мы поэтому хотим сделать два вывода:

1. Везде, где это возможно, следует способствовать созданию однородного и национального государства, назначением которого было бы поглощать и концентрировать в мощном единстве население, имеющее общие идеи или стремления.

2. Следует проводить и поддерживать этот принцип, не прибегая к оружию.

С первого же взгляда на Францию и Россию видно, что они осуществили идеал монархии. Хотя их отделяют друг от друга целых 400 лье, эти две державы самыми различными путями достигли единства, которое одно только создает прочные государства, а не эфемерные области, границы которых могут изменяться каждый день благодаря случайностям войны… Цари, обдумывая в течение последних 135 лет завещание Петра Великого, не переставали бросать алчные взоры на Европейскую Турцию… Должна ли Франция по-прежнему протестовать против притязаний царей на одряхлевшую империю султана? Мы думаем, что нет. Если бы Россия предложила нам свое содействие в деле возвращения нам рейнской границы, то, по нашему мнению, какое-либо государство не было бы слишком высокой платой за этот союз. Благодаря такой комбинации Франция могла бы восстановить свои действительные границы, намеченные географом Страбоном восемнадцать столетий тому назад».

(Затем следует цитата из Страбона, перечисляющая преимущества Галлии в качестве территории могущественной державы.).

«Легко понять, что Франция должна стремиться воссоздать это божественное творение» (видимо, имеются в виду границы Галлии), «чему в течение стольких столетий мешала человеческая хитрость, и это тем более в порядке вещей, что в тот период, когда мы и не думали о расширении территории, Германия тем не менее периодически проявляла беспокойство, бросая нам как вызов патриотическую песнь Беккера… Мы знаем, что не мы одни помышляем о расширении своих границ. И если Россия взирает на Константинополь с теми же намерениями, с какими мы смотрим на Рейн, то нельзя ли извлечь некоторую пользу из этих аналогичных претензий и заставить Европу принять комбинацию, которая России отдала бы Турцию, а Франции — ту рейнскую границу, в которой Наполеон I в 1814 г. видел sine qua non [непременное. Ред.] условие своего существования как монарха?

В Европе только два миллиона турок, между тем как имеется тринадцать миллионов греков, духовным главой которых является царь… Греческое восстание, длившееся девять лет, было лишь прелюдией к движению, сигналом к возникновению которого может послужить резня в Сирии. Греческие христиане только и ждут приказа от своего главы в Петербурге или от патриарха в Константинополе, чтобы восстать против неверных; и мало кто из дальновидных политиков не предвидит разрешения восточного вопроса в благоприятном для России смысле, и притом в недалеком будущем. Поэтому неудивительно, если по зову своих единоверцев, ободряемые предсказаниями Сталезанова, русские в любой момент будут готовы перейти Прут.

Если мы бросим взгляд на наши границы, то соображения, оправдывающие наши стремления, окажутся такими же вескими, как и те, которые руководят Россией. Оставим в стороне все исторические воспоминания, все географические мотивы, рассмотрим одну за другой провинции, прилегающие к Рейну, и исследуем причины, которые говорят в пользу их аннексии.

Во-первых, перед нами Бельгия. По совести говоря, трудно оспаривать разительное сходство, давшее повод некоторым историкам назвать бельгийцев французами Севера. Действительно, в этой стране образованные классы пользуются исключительно французским языком, фламандский же диалект понимают лишь низшие классы населения в нескольких местностях. Кроме того, вся Бельгия привержена к католицизму, и именно Франции, своей сестре по происхождению, языку и религии, она обязана своей независимостью. Не будем напоминать о том, что Бельгия, завоеванная нашим оружием в 1795 г., до 1814 г. составляла девять французских департаментов. Однако иго наше, по-видимому, не было таким уж тяжелым, так как в 1831 г. Бельгия, не сумев добиться от великих держав разрешения присоединиться к Франции, предложила, по постановлению обеих палат, бельгийскую корону герцогу Немурскому, сыну французского короля. Отказ этого последнего заставил их предложить ее затем герцогу Саксен-Кобургскому, ныне Леопольду I, но прецедент, на который мы ссылаемся, кажется нам крайне важным; он дает основание предполагать, что если бы Бельгию спросили о ее мнении, то она оказалась бы не менее великодушной, чем Савойя, и лишний раз доказала бы, как велики симпатия и уважение, которые внушает ей величие Франции. Оппозиция некоторых представителей высших классов была бы очень скоро заглушена рукоплесканиями народа.

Перед впадением в море Рейн разветвляется на три рукава, из которых два текут почти прямо в северном направлении, — Иссель, впадающий в Зёйдер-Зе, и Ваал, приток Мааса. Если бы Франции снова пришлось проводить свои границы, не могла ли бы она взять линию собственно Рейна вместо линии Ваала или Исселя, чтобы отрезать как можно меньшую часть Южной Голландии? Конечно, она поступила бы именно так.

Более того, необходимость исправления нашей границы по линии Рейна, взятой за основу, отнюдь не означает, что оно должно быть проведено за счет Голландии. Для удовлетворения нашей потребности в расширении, которого уже давно так громко требует общественное мнение, было бы достаточно Бельгии в ее теперешних границах. К тому же линия Шельды является границей, предоставленной Франции по Люневильскому договору 1801 года».

Дальше следует небольшой отрывок, доказывающий при помощи таких же аргументов необходимость аннексии великого герцогства Люксембургского, «которое составляло при Империи Departement des Forets [Лесной департамент. Ред.]». После этого автор брошюры переходит к доказательству необходимости присоединения Рейнской Пруссии:

«С переходом Бельгии и Люксембурга в наше владение наша задача еще не выполнена… Чтобы улучшить наши границы, мы должны присоединить не меньше двух третей Рейнской Пруссии, всю Рейнскую Баварию и около трети великого герцогства Гессенского. Все эти земли при Империи составляли департаменты Рура, Рейна и Мозоля, Саара, Мон-Тоннера и великое герцогство Бергское. В 1815 г. они были распределены между несколькими владельцами, чтобы затруднить возвращение этих провинций в наши руки. Замечательно то, что эти провинции, присоединенные к французской монархии, лишь в течение немногих лет находились в непосредственных сношениях с нами, и, однако, нагое временное пребывание оставило там неизгладимые следы. О том, какими знаками расположения окружают французского путешественника в этих областях, пусть скажут те, кто туда ездил. За последние 45 лет ни один французский солдат не нес гарнизонной службы в городах, расположенных на берегах Рейна, и тем не менее прямо удивительно, до какой степени трогательно относятся здесь к нашим мундирам. Как и мы, они католики; как и мы, они французы. Разве не в Ахене находился двор нашего императора. Карла Великого?.. Смежные с Францией рейнские провинции должны стать политически зависимыми от Франции, подобно тому как они зависят от нее и в природном отношении».

Затем автор возвращается к России и, показав, что Крымская война не является преградой к союзу между Францией и Россией, хотя тогда они еще не пришли к соглашению, следующим образом повествует об одном из мотивов, на основании которых Франция претендует на благодарность России:

«Надо помнить, что Франция не поддерживала планов Англии на Балтийском море. Мы не знаем, имело ли бы успех нападение на Кронштадт в любом случае; оно не было предпринято, как мы имеем основание полагать, благодаря сопротивлению Франции».

После экскурса в область Итальянской войны автор выражает уверенность, что в конце концов Пруссия присоединится к франко-русскому союзу:

«Но чтобы заставить берлинский кабинет присоединиться к нашей политике, его надо освободить от влияния Англии, Как это можно сделать?

Добившись того, чтобы Пруссия перестала быть нашим соседом на Рейне, и обещав поддержать ее законные притязания на преобладание в Германии. Уступка этих рейнских провинций заставит Баварию и Пруссию искать компенсации за счет Австрии. Союз с Англией может дать Пруссии только status quo [существующий порядок, существующее положение. Ред.], союз же с Францией открывает перед ней беспредельные горизонты!

Когда между Францией, Россией и Пруссией будет заключен искренний союз, — а мы имеем основание надеяться, что он будет заключен, — вытекающие из него последствия будут самыми естественными… Как мы показали выше — 1800 лет тому назад Страбон считал это бесспорным, — Рейн является естественной границей Северной Франции. Пруссия больше всего страдает от этого расширения территории. В течение последних 45 лет она охраняла Рейн, как дракон, охранявший сад Гесперид. Устраните эту причину вражды между Францией и Пруссией; пусть левый берег Рейна снова станет французским; в награду за услугу Пруссия получит компенсацию за счет Австрии — эта держава будет наказана за свое вероломство и неповоротливость. Следует сделать все, чтобы мир был длительным.

Надо сообразоваться с желаниями населения, чтобы не было насильственных аннексий. Если Россия окажется в Константинополе, а Франция на Рейне, если Австрия уменьшится в своих размерах, а Пруссия получит преобладание в Германии, откуда могли бы возникнуть в Европе беспорядки или революции? Разве Англия посмеет одна выступить против России, Пруссии и Франции? Мы не можем допустить этого. Однако если бы это и случилось, если бы Великобритания отважилась на такое безрассудство, она получила бы строгий урок; Гибралтар, Мальта, Ионические острова являются залогом того, что она будет держать себя спокойно; все это уязвимые места ее брони. Но хотя она будет в состоянии лишь бесплодно волноваться у себя на острове и будет вынуждена оставаться пассивным наблюдателем того, что происходит на континенте, ей все же будет разрешено высказать свое мнение, благодаря тем пяти-шести тысячам человек, которых она пошлет в Сирию.

Наступил момент, когда наша политика должна быть ясно определена. Именно в Сирии Франция должна мирным путем завоевать рейнскую границу, укрепив свой союз с Россией. Но мы должны позаботиться о том, чтобы не дать России расширяться безгранично. Провинции к северу от Босфора должны удовлетворить ее притязания. Малая Азия должна остаться нейтральной территорией. Если бы можно было рассматривать практический вопрос в поэтическом и практическом свете, то мы бы сказали, что выбор нами сделан; как раз выдвинулся человек, который кажется воплощением идеи, которую мы хотели бы видеть представленной в Сирии. Это — Абд-эль-Кадир. Он достаточно правоверный мусульманин, чтобы снискать доверие мусульманского населения; он достаточно цивилизован, чтобы быть одинаково справедливым ко всем; он связан с Францией узами благодарности, он будет защищать христиан и заставит повиноваться буйные племена, всегда готовые нарушить спокойствие в Малой Азии. Назначение Абд-эль-Кадира эмиром Сирии было бы достойной наградой за услуги нашего пленника».

Критические замечания на брошюру Абу написаны К. Марксом 3 августа 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6025, 16 августа 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ПОШЛИНЫ НА БУМАГУ. — ПИСЬМО ИМПЕРАТОРА.

Лондон, 7 августа 1860 г.

Большое фракционное сражение нынешней сессии, разыгравшееся вчера вечером в палате общин в присутствии большинства ее членов, оказалось неудачным с точки зрения сценического эффекта, хотя и явилось триумфом с точки зрения министерства. Предложенные г-ном Гладстоном резолюции о понижении таможенных пошлин на бумагу до уровня акцизных сборов — с некоторой незначительной надбавкой к таможенным пошлинам для компенсации возможных неудобств акцизного сбора — прошли большинством в 33 голоса. Однако палата общин полностью выдержала свой стиль. Была здесь арена, были гладиаторы со своими оруженосцами, но не было публики, сколько-нибудь достойной упоминания. Еще до начала боя его исход был известен и бюллетень опубликован. Отсюда безучастие публики. Небезызвестно, что входящие в коалицию партии, образующие так называемую «великую либеральную партию»[87], владеют парламентским большинством, так что поражение кабинета могло бы явиться лишь следствием раскола в рядах большинства. Однако этот пункт был улажен в официальной резиденции лорда Пальмерстона, куда он заранее вызвал либеральных членов палаты всех цветов и оттенков. Сама резолюция исходила от. манчестерской фракции в министерстве, ибо лорд Пальмерстон мог сохранить поддержку гг. Гладстона и Милнера Гибсона, лишь взяв на себя обязательство возвести резолюцию г-на Гладстона в ранг правительственной резолюции. Он уже раньше обманул их доверие своей тактикой при проведении законопроекта об уничтожении пошлин на бумагу. На этот раз они принудили его держаться определенной линии поведения. Правоверные виги были единственной фракцией большинства, подозреваемой в предательских замыслах; но сурового голоса их хозяина и нависшей над ними угрозы нового роспуска парламента оказалось достаточно, чтобы возвратить их под власть строгих правил дисциплины. Итак, за много часов до начала представления весь Лондон в точности знал результат партийной процедуры, и, за исключением завсегдатаев галереи для публики, никто не стремился присутствовать на показном сражении в церкви св. Стефана[88]. Действительно, это было довольно скучное зрелище; некоторое оживление внесло лишь увлекательное красноречие г-на Гладстона, а также тщательно подготовленная защитительная речь сэра Хью Кернса. Г-н Гладстон старался изобразить оппозицию против его законопроекта как последнюю отчаянную попытку сопротивления, оказываемую протекционизмом фритредерству. Когда он сел, аплодисменты, покрывшие его последние слова, казалось, приветствовали в его лице подлинного вождя либеральной партии, в которой лорд Пальмерстон является далеко не любимым деспотом. Выступавший от имени консерваторов сэр Хью Керне с помощью строго логичной аргументации и глубокого анализа доказывал, что понижение таможенной пошлины на бумагу до уровня акцизной пошлины отнюдь не обусловлено торговым договором с Францией. Его противник генерал-атторней сэр Ричард Бетелл, либерал, поступил бестактно, выказав раздражение по поводу успеха своего соперника и высмеивая «адвокатское красноречие» сэра Хью; тем самым он навлек на свою бедную голову поток неодобрительных возгласов консерваторов, прерывавших его речь.

Итак, большое фракционное сражение нынешней сессии закончено, и теперь наверняка достопочтенные члены парламента начнут целыми группами покидать палату общин, так что лорд Пальмерстон, возможно, теперь просто измором добьется проведения любого угодного его сердцу мелкого законопроекта, вроде, например, чудовищного индийского билля о слиянии местной европейской армии с британской армией[89]. Если бы требовалось какое-либо новое убедительное доказательство глубокой деградации парламентаризма в Англии, то таким доказательством мог бы служить этот индийский билль и отношение, которое он встретил в палате общин. Всякий хоть сколько-нибудь авторитетный в индийских делах и мало-мальски разбирающийся в них член палаты общин был против этого билля. Большинство членов палаты общин не только само признавало свою полную неосведомленность, но и высказывало мрачные подозрения насчет скрытых намерений авторов законопроекта. Большинство не могло не признать, что билль протащили в палату обманным путем; что самые важные документы, необходимые для правильной оценки положения, были мошенническим образом скрыты; что министр по делам Индии [Ч. Вуд. Ред.] внес законопроект вопреки несогласию всех членов Индийского совета — о чем он, явно в нарушение новой конституции, дарованной Индии в 1858 г.[90], не счел нужным довести до сведения палаты; наконец, что кабинет даже не пытался привести каких-либо оснований в пользу проведения через палату общин с такой неприличной поспешностью к концу сессии — после того как все сколько-нибудь важные вопросы были сняты с обсуждения — билля, фактически коренным образом изменявшего британскую конституцию путем колоссального усиления власти короны и создания армии, которая на практике во всех отношениях оказалась бы независимой от парламентских ассигнований. И все же билль может теперь пройти, ибо главари обеих фракций, по-видимому, тайно сговорились с двором.

Письмо Луи-Наполеона к его возлюбленному Персиньи продолжает оставаться в центре внимания как в Англии, так и по ту сторону Ла-Манша. Во-первых, протест Порты против сирийской экспедиции, в том виде, в каком ее первоначально проектировали Франция и Россия[91], нашел, по-видимому, сильную поддержку Австрии и Пруссии, а лорд Пальмерстон, который совсем недавно, во время дебатов об укреплениях, избрал Луи-Наполеона главным объектом британских подозрений, не мог не бросить свой авторитет на чашу весов в пользу Турции и немецких государств. Далее, декабрьский герой, по-видимому, несколько напуган не только диктаторским тоном России, но в еще большей степени насмешками, повторяемыми в салонах «anciens partis» [ «старых партий». Ред.], и глухим ропотом, доносящимся из парижских предместий по поводу «alliance cosacque» [ «союза с казаками». Ред.].

Чтобы сделать этот союз приемлемым для Парижа, нужно, чтобы положение гораздо более осложнилось. При столь печальных обстоятельствах и в состоянии явного смятения духа Луи-Наполеон сочинил свое письмо, некоторые места которого крайне забавны.

Англичанин, наверное, не удержится от хохота, читая такую фразу, обращенную к лорду Пальмерстону: «Давайте же придем к искреннему соглашению, как честные люди, каковыми мы являемся, а не как воры, желающие надуть друг друга»; но лишь французский слух способен оценить отчаянную безвкусицу с сильной примесью нелепицы во французском оригинале: «Entendons nous loyalement comme d'honnetes gens, que nous sommes, et non comme des larrons, qui veulent se duper mutuellement». Всякий француз, прочтя эту фразу, не может не вспомнить подобную же сентенцию в знаменитой пьесе «Робер Макер»[92].

Прилагаю некоторые сравнительные данные о государственных расходах Франции и Англии. Согласно временному или запроектированному бюджету, общий доход Франции на 1860 г. оценен в 1825 миллионов франков или в 73000000 ф. ст., поступающих из следующих источников:

Ф. ст.

I. Прямые налоги, земля, дома, личные патенты 18 800 000.

II. Доходы от регистрации (гербовый сбор и владения) 14 300 000.

III. Леса, лесные заповедники и рыбные промыслы 1 500 000.

IV.Таможенные пошлины и налог на соль 9 100 000.

V. Косвенные налоги (акцизы и т. д.) 19 500 000.

VI.Почта 2 300 000.

VII. Разные доходы 7 500 000.

Доход Англии на 1859 г. (финансовый отчет за 1860 г. еще не опубликован) представляется в следующем виде, причем берутся круглые цифры, как и для французского отчета:

Ф. ст.

I. Налоги (включая подоходный) 10 000 000.

II.Гербовые сборы 8 250 000.

III.Коронные земли 420 000.

IV.Таможенные пошлины 24 380 000.

V. Акциз 18 500 000.

VI.Почта 3 200 000.

VII. Разные доходы 2 100 000.

Сравнение государственных расходов обеих стран показывает следующее:

Франция Англия(в ф. ст.).

Проценты по государственному долгу 22 400 000 28 500 000.

Армия и флот 18 600 000 22 500 000.

Цивильный лист короны 1 000 000 400 000.

Расходы по сбору доходов 8 000 000 4 500 000.

Прочие расходы 23 000 000 9 000 000.

Итого 73 000 000 65 000 000.

Из последней таблицы можно видеть, что проценты по государственному долгу в бонапартовской Франции быстро поднимаются до уровня Англии; что континентальная централизованная монархия меньше расходует на армию и флот, нежели островная олигархия; что какой-то Луи-Наполеон для своих личных расходов требует в два с половиной раза больше денег, чем английский монарх, и, наконец, что в такой бюрократической стране, как Франция, расходы по сбору доходов растут в пропорции, не соответствующей сумме самих доходов.

Написано К. Марксом 7 августа 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6030, 22 августа 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ГАРИБАЛЬДИЙСКОЕ ДВИЖЕНИЕ.

Лондон, 8 августа 1860 г.

В Южной Италии дело близится к развязке. Если верить французским и сардинским газетам, 1500 гарибальдийцев высадились на побережье Калабрии, причем с часа на час ожидается прибытие Гарибальди. Но даже если эти известия преждевременны, не может быть никакого сомнения, что до середины августа Гарибальди перенесет театр войны на итальянский полуостров.

Чтобы разобраться в передвижениях неаполитанской армии, необходимо иметь в виду, что в ее рядах действуют два враждующих течения: умеренная либеральная партия, официально стоящая у власти и представленная правительством, и абсолютистская камарилья, с которой связано большинство высшего офицерства армии. Приказы правительства парализуются тайными приказами двора и интригами генералов. Отсюда противоречивость передвижений и противоречивость сообщений. Сегодня нам говорят, что все королевские войска должны покинуть Сицилию, завтра же оказывается, что они заняты подготовкой новой операционной базы у Милаццо. Такое положение дел свойственно всем половинчатым революциям; в 1848 г. подобные ситуации возникали повсюду в Европе.

В то время как неаполитанское правительство предложило эвакуировать остров, Боско — как видно, единственный решительный человек в этом сборище старых баб с эполетами неаполитанских генералов — спокойно приступил к превращению северо-восточной части острова в укрепленную базу, откуда можно было бы предпринять обратное завоевание острова; с этой целью он направился к Милаццо с отборным отрядом.

Лучших солдат, каких он мог найти в Мессине. Здесь он столкнулся с бригадой гарибальдийцев под командой Медичи. Однако он не решался предпринять сколько-нибудь серьезного нападения на гарибальдийцев; тем временем известили самого Гарибальди, который явился с подкреплениями. Тогда уже вождь повстанцев напал на королевские войска и в упорном сражении, длившемся более двенадцати часов, разбил их наголову. Силы обеих участвовавших в бою сторон были приблизительно равны, но неаполитанцы занимали очень сильную позицию. Однако ни позиции, ни солдаты не смогли устоять против стремительного натиска повстанцев, которые погнали неаполитанцев прямо через город в цитадель. Тогда последним оставалось лишь сдаться, и Гарибальди разрешил им сесть на корабли, но без оружия. После этой победы Гарибальди немедленно направился к Мессине, где неаполитанский генерал согласился сдать внешние форты города при условии, что его не будут трогать в цитадели. Цитадель Мессины, которая не может вместить более нескольких тысяч человек, никогда не станет серьезным препятствием для дальнейшего наступления Гарибальди; поэтому он поступил совершенно правильно, избавив город от бомбардировки, которая явилась бы неизбежным следствием любого штурма. Во всяком случае серия этих капитуляций — в Палермо, Милаццо и Мессине — в гораздо большей степени подорвет веру королевских войск в себя и своих командиров, нежели вдвое большее количество побед. Капитуляции неаполитанцев перед Гарибальди стали обычным явлением.

С этого момента сицилийский диктатор мог думать о высадке на континент. Паровых судов у него, по-видимому, еще недостаточно, чтобы обеспечить высадку далее к северу, где-либо в шести или восьми переходах от Неаполя, хотя бы в заливе Поликастро. Поэтому он, видимо, решил переправиться через пролив в самом узком месте, т. е. в крайнем северовосточном пункте острова, к северу от Мессины. В этом пункте он, как сообщают, сосредоточил около 1000 судов, в большинстве, вероятно, рыбацких и каботажных фелюг — обычный тип судов у этих берегов, — и если сообщение о высадке 1500 человек под командой Сакки подтвердится, то они образуют его авангард. Это не самый подходящий пункт для похода на Неаполь, ибо он находится в той части полуострова, которая наиболее удалена от столицы; но если пароходы Гарибальди не могут сразу перевезти десятка тысяч человек, то другого места ему выбирать не приходится, а в данном пункте у него есть хотя бы то преимущество, что калабрийцы немедленно присоединятся к нему. Однако если Гарибальди сумеет посадить на свои пароходы около десяти тысяч человек и сможет положиться на нейтралитет королевского флота (который, по-видимому, решил не сражаться против итальянцев), тогда возможно, что высадка небольшого отряда в Калабрии представляет лишь демонстрацию, сам же он намерен с главными силами направиться к заливу Поликастро или даже к Салернскому заливу.

Находящиеся ныне в распоряжении Гарибальди силы состоят из пяти бригад регулярной пехоты, по четыре батальона в каждой, десяти батальонов cacciatori dell'Etna [этнийских стрелков. Ред.], двух батальонов cacciatori delle Alpi [альпийских стрелков. Ред.], представляющих отборный отряд его войск, одного иностранного (теперь итальянского) батальона подкомандой англичанина, полковника Данна, одного батальона саперов, одного полка и одного эскадрона кавалерии и четырех дивизионов полевой артиллерии; всего 34 батальона, 4 эскадрона и 32 пушки; общая численность достигает примерно 25000 человек, из которых свыше половины составляют уроженцы Северной Италии, а остальные — уроженцы других районов Италии. Почти все эти силы можно было бы использовать для наступления на Неаполь, поскольку формируемых в настоящее время новых соединений окажется вскоре достаточно для наблюдения за цитаделью Мессины и для защиты Палермо и других городов от нападений. Однако эти войска выглядят весьма малочисленными, если сравнить их с войсками, которые числятся в распоряжении неаполитанского правительства.

Неаполитанская армия состоит из трех полков гвардии, пятнадцати линейных полков, четырех иностранных полков, по два батальона в каждом, а всего из 44 батальонов; из тринадцати батальонов стрелков, девяти кавалерийских и двух артиллерийских полков, всего из 57 батальонов и 45 эскадронов состава мирного времени. Включая 9000 жандармов, также организованных вполне по-военному, эта армия в составе мирного времени насчитывает 90000 человек. Но за последние два года ее численность была доведена до полного состава военного времени; в полках были сформированы третьи батальоны, запасные эскадроны переведены на действительную службу, гарнизоны полностью укомплектованы, и в настоящее время в этой армии числится более 150000 человек.

Но что это за армия! Внешне, с точки зрения какого-нибудь педанта, она превосходна, но в ней нет ни жизни, ни воодушевления, ни патриотизма, ни верности долгу. У нее нет национальных боевых традиций. Неаполитанцы, как таковые, всегда терпели поражение в боях; только идя за Наполеоном, они всегда были участниками побед. Это не национальная армия, это чисто королевская армия. Она была набрана и организована для специальной и исключительной цели — держать в подчинении народ. Но даже для этого она, очевидно, непригодна; она содержит массу антироялистских элементов, которые ныне дают о себе знать повсюду. Почти все сержанты и особенно капралы-либералы. Целые полки кричат: «Viva Garibaldi!» [ «Да здравствует Гарибальди!» Ред.]. Таких поражений, какие терпела эта армия, начиная от Калатафими и кончая Палермо, не терпела еще ни одна армия; и если иностранные и некоторые неаполитанские части хорошо дрались при Милаццо, то не следует забывать, что эти отборные отряды составляют лишь ничтожное меньшинство армии.

Таким образом, почти несомненно, что если Гарибальди высадится с силами, достаточными для обеспечения нескольких побед на континенте, то никакая массовая концентрация неаполитанских войск не сможет противостоять ему с шансом на успех; и в ближайшем будущем мы, возможно, услышим, что он продолжает свое триумфальное шествие от Шиллы к Неаполю во главе 15000 человек против вдесятеро сильнейшего противника.

Написано Ф. Энгельсом 8 августа 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6031, 23 августа 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. НОВЫЙ САРДИНСКИЙ ЗАЕМ. — ПРЕДСТОЯЩИЕ ФРАНЦУЗСКИЙ И ИНДИЙСКИЙ ЗАЙМЫ.

Лондон, 14 августа 1860 г.

Закончен выпуск нового сардинского займа в 6000000 ф. ст., причем, говорят, подписка на заем втрое превысила требуемую сумму. Итак, оказывается, что цена облигаций нового Итальянского королевства повышается на рынке в то самое время, как Австрия не может справиться со своим долгом, величину которого нужно измерять не ресурсами страны, а слабостью ее правительства, а Россия, могущественная Россия, будучи изгнана с европейского кредитного рынка, вынуждена опять прибегать к печатному станку. Но даже и по отношению к Сардинии новый заем напоминает нам о том отвратительном факте, что в наше время чуть ли не первый шаг народа, борющегося за свободу и независимость, с какой-то чудовищной фатальностью ведет, по-видимому, к новому порабощению. Разве всякий государственный долг не является ипотекой, обременяющей все народное хозяйство, и не урезывает свободу народа? Разве он не порождает новую категорию невидимых тиранов, известных под именем государственных кредиторов? Однако если французы меньше чем за одно десятилетие почти удвоили свой государственный долг, для того чтобы остаться рабами, то, может быть, итальянцам следует принять на себя такого же рода обязательства, для того чтобы стать свободными.

Пьемонт в собственном смысле слова, за исключением недавно присоединенных провинций[93], в 1847 г. платил налогов на сумму 3813452 ф. ст., между тем как в этом году ему придется заплатить 6829000 фунтов стерлингов. В английской прессе, например в «Economist», указывалось, что в результате либеральной реформы тарифной системы торговля Пьемонта также.

Значительно возросла, и для иллюстрации этого роста приведены следующие цифры:

Ф. ст.

В 1854 г. импорт составлял только 12 497 160.

В 1857» он составлял 19 123 040.

В 1854» экспорт составлял 8 595 280.

В 1857» он увеличился до 14 050 040.

Однако я позволю себе заметить, что это увеличение скорее кажущееся, чем действительное. Главные предметы сардинского экспорта состоят из шелка, шелковых изделий, шпагата, спиртных напитков и растительного масла; но, как широко известно, в течение первых трех кварталов 1857 г. цены на все эти товары чрезвычайно вздулись, и, следовательно, чрезвычайно увеличилась общая сумма сардинских торговых доходов. Кроме того, официальная статистика королевства приводит только стоимость, а не количество экспортируемых и импортируемых товаров, и поэтому цифры за 1857 г. в общем могут быть исключительными. Поскольку за 1858–1860 гг. не было издано до сих пор никаких официальных отчетов, еще неизвестно, приостановилось ли промышленное развитие страны вследствие торгового кризиса 1858 г. и Итальянской войны 1859 года. Нижеприведенные таблицы с официальными подсчетами доходов и расходов собственно Сардинии на текущий (1860) год свидетельствуют, что часть нового займа будет употреблена на покрытие дефицита, между тем как другая часть предназначается для новых военных приготовлений.

Доходы Сардинии за 1860 г. ф. ст.

Таможенные пошлины 2 411 824.

Земельный налог, жилищный налог,

Гербовый сбор и т. д 2 940 284.

Железные дороги и телеграф 699 400.

Почта 242 000.

Сборы министерства иностранных дел 12 400.

Сборы министерства внутренних дел 21 136.

Доходы от некоторых отраслей народного.

Образования 580.

Доходы монетного двора 6 876.

Разные доходы 193 888.

Чрезвычайные ресурсы 301 440.

Всего 6 829 738.

Расходы Сардинии за 1860 г. ф. ст.

Департамент финансов 4 331 676.

Юстиция 243 816.

Министерство иностранных дел 70 028.

Народное образование 117 744.

Министерство внутренних дел 407 152.

Общественные работы 854 080.

Военные расходы 2 229 464.

Расходы на флот 310 360.

Чрезвычайные расходы 1 453 268.

Всего 10 017 588.

Сравнивая расходы, достигающие 10017588 ф. ст., с доходами, составляющими 6829738 ф. ст., мы видим, что дефицит равняется 3187850 фунтам стерлингов. С другой стороны, новоприобретенные провинции по под счетам должны давать ежегодный доход в 3435552 ф. ст., а их ежегодный расход составит 1855984 ф. ст., так что остается чистый излишек в размере 1600000 фунтов стерлингов. Согласно этим подсчетам, дефицит всего Сардинского королевства, включая новоприобретенные провинции, сократился бы до 1608282 фунтов стерлингов. Конечно, справедливо, чтобы Ломбардия и герцогства оплатили часть расходов, понесенных Пьемонтом во время Итальянской войны; но впоследствии может оказаться чрезвычайно опасным взимать с новых провинций налоги, почти вдвое превосходящие расходы на их управление, только для того, чтобы облегчить финансовое положение старых провинций.

Лица, хорошо знакомые с закулисной стороной парижского денежного рынка, продолжают утверждать, что в недалеком будущем предстоит новый французский заем. Ну жен лишь удобный повод, чтобы заключить заем. Как известно, emprunt de la paix [заем мира. Ред.] кончился неудачей. «Partant pour la Syrie»[94] репетировалась до сих пор в слишком небольшом масштабе, чтобы оправдать новый призыв к энтузиазму grande nation [великой нации. Ред.]. Поэтому предполагают, что, если не произойдет ничего непредвиденного, а цены на хлеб будут продолжать расти, то заем будет заключен под предлогом предупреждения возможных бедствий от голода. В связи с положением французских финансов можно отметить любопытный факт, что г-н Жюль Фавр, осмелившийся предсказать в самом Corps Legislatif [Законодательном корпусе. Ред.] неизбежное банкротство императорского казначейства, был избран batonnier парижского адвокатского сословия. Как вы знаете, французские адвокаты еще со времен старой монархии сохранили кое-какие остатки своей древней феодальной конституции. Они все еще образуют своего рода корпоративную организацию, называемую barreau, ежегодно избираемый старшина которой, batonnier, представляет корпорацию в ее сношениях с трибуналами и правительством и в то же время наблюдает за ее внутренней дисциплиной. В эпоху Реставрации и сменившего ее режима короля-гражданина [Луи-Филиппа. Ред.] выборы парижского batonnier всегда считались большим политическим событием, имевшим значение демонстрации за или против стоящего у власти правительства. Я думаю, что избрание г-на Жюля Фавра следует рассматривать как первую антибонапартистскую демонстрацию, устроенную парижским адвокатским сословием, и потому оно заслуживает быть отмеченным в летописи текущих событий.

На вчерашнем заседании палаты общин, число присутствовавших членов которой едва составило кворум, сэр Чарлз Вуд, этот истинный образец настоящего вига-карьериста, провел резолюцию, уполномочивающую его заключить новый заем в 3000000 ф. ст. от имени индийского казначейства. Согласно его сообщению, в 1858/1859 г. (финансовый год в Индии всегда начинается и кончается в апреле) индийский дефицит составлял 14187000 ф. ст., в 1859/1860 г. — 9981000 ф. ст., а на 1860/1861 г. он определяется в 7400000 фунтов стерлингов. Часть этого дефицита он обещал покрыть налогами, только что введенными г-ном Уилсоном, — что, впрочем, представляется весьма сомнительным, — а другая часть дефицита должна быть ликвидирована при помощи нового трехмиллионного займа. Государственный долг, который в 1856/1857 г., за год до восстания, составлял 59442000 ф. ст., возрос в настоящее время до 97851000 фунтов стерлингов. Проценты по долгу росли еще быстрее. С 2525000 ф. ст. в 1856/1857 г. они возросли до 4461000 ф. ст. в 1859/1860 году. Хотя доход был принудительно увеличен посредством введения новых налогов, тем не менее он не мог поспевать за расходами, которые, даже по словам самого г-на Чарлза Вуда, увеличивались во всех ведомствах, кроме ведомства общественных работ. Для покрытия расходов в 3000000 ф. ст. на сооружение укрепленных казарм в настоящем и будущем году «почти совершенно приостанавливаются общественные работы и общественное строительство гражданского характера». Эту «полную приостановку» работ сэр Чарлз, по-видимому, считал одной из наилучших сторон всей системы. Вместо 40000 европейских солдат, находившихся в Индии в 1856–1857 гг., теперь их там 80000, а вместо туземной армии, которая едва насчитывала 200000 человек, имеется армия, численность которой превышает 300000 человек.

Написано К. Марксом 14 августа 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6035, 28 августа 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. БОЛЬНОЙ ЧЕЛОВЕК АВСТРИИ.

Австрийскому императору Францу-Иосифу, кажется, дана жизнь лишь для того, чтобы доказать правильность старого латинского изречения: «кого боги хотят погубить, тех сначала лишают рассудка». С начала 1859 г. он только и делал, что умышленно отбрасывал всякую представлявшуюся ему возможность спасти себя и Австрийскую империю. Внезапное нападение на Пьемонт лишь с частью своих войск, замена в командовании армией маршала Хесса императором и его кликой, нерешительность, приведшая к сражению при Сольферино, внезапное заключение мира в тот самый момент, когда французы подошли к его сильнейшим позициям, упорный отказ пойти на какие-либо уступки в области внутренней организации империи, пока не стало слишком поздно, — все это составляет беспримерную серию нелепых промахов, совершенных одним человеком в такой короткий срок.

Однако судьбе было угодно предоставить Францу-Иосифу еще один случай. Беззастенчивое двурушничество Луи-Наполеона сделало необходимым тот союз между Пруссией и Австрией, который стал возможен вначале благодаря предшествующим унижениям Австрии, ее ежедневно возраставшим затруднениям как внутри страны, так и за границей. Свидания в Бадене и Теплице[95] закрепили этот союз. Впервые выступая в качестве представителя всей Германии, Пруссия обещала свою помощь, в случае если Австрия подвергнется нападению со стороны не только Италии, но и Франции; с своей стороны, Австрия обещала пойти на уступки общественному мнению и изменить свою внутреннюю политику. Перед Францем-Иосифом действительно открывалась надежда. Борьбы с Италией один на один он мог бы не опасаться даже в случае волнений в Венгрии, ибо его новая политика должна была служить лучшей гарантией безопасности в этой части империи. Получив особую конституцию на основе прежней, отмененной в 1849 г., Венгрия была бы удовлетворена; либеральная общеимперская конституция отвечала бы нынешним желаниям немецкого ядра монархии и в значительной степени нейтрализовала бы сепаратистские тенденции славянских провинций. Подчинение финансов общественному контролю восстановило бы государственный кредит, и та же Австрия, в настоящее время слабая, нищая, поверженная, истощенная, ставшая жертвой внутренних раздоров, быстро восстановила бы свою мощь под охраной 700000 немецких штыков, готовых защищать ее. Чтобы обеспечить все это, от Австрии потребовалось бы выполнение лишь двух условий: энергично и безоговорочно проводить подлинно либеральную политику внутри страны и держаться оборонительной тактики в Венеции, предоставив остальную Италию своей собственной судьбе.

Однако Франц-Иосиф, как видно, не может или не хочет делать ни того, ни другого. Он не может ни отказаться от своей власти абсолютного монарха, с каждым днем все более и более улетучивающейся, ни забыть свое положение покровителя мелких итальянских тиранов, которое он уже утратил. Неискренний, слабый и в то же время упрямый, он, как видно, старается уйти от внутренних затруднений посредством агрессивной внешней войны, и вместо того, чтобы сцементировать свою империю отказом от власти, ускользающей из его рук, он, по-видимому, снова бросился в объятия своих личных близких друзей и готовит поход в Италию, который может привести австрийскую монархию к гибели.

Независимо от того, будет или не будет послана из Вены в Турин нота или иное официальное сообщение по поводу высадки Гарибальди в Калабрии, является весьма вероятным, что Франц-Иосиф решил рассматривать это событие как предлог для своего вмешательства в пользу неаполитанского короля. Так ли это в действительности, покажет ближайшее будущее. Однако в чем причина столь внезапного поворота австрийской политики? Не вскружило ли голову Францу-Иосифу недавнее братание с Пруссией и Баварией? Едва ли, ибо, в конечном счете, это братание в Теплице явилось триумфом лишь для Пруссии, для него же оно было унижением. Не думает ли Франц-Иосиф собрать под своим знаменем армии папы и неаполитанского короля, раньше чем Гарибальди превратит их в беспорядочную массу и присоединит к своему войску их итальянские элементы? Такой мотив был бы весьма неоправданным. Эти войска не оказали бы помощи ни в одной кампании, тогда как в положении, в какое поставит себя Австрия подобной бессмысленной агрессией, она не отказалась бы от любой помощи. Единственной причиной этих планов может быть лишь политическое положение в Австрии. А здесь долго искать объяснения не приходится. Рейхсрат, пополненный некоторыми наиболее консервативными и аристократическими элементами из разных провинций и облеченный в мирное время правом контроля над финансами страны, скоро приступит к обсуждению вопроса о народном представительстве и конституциях для империи и входящих в ее состав отдельных провинций. Предложения, внесенные при этом венгерскими членами, собрали подавляющее большинство в комитете, и с таким же триумфом пройдут в совете на глазах у правительства. Словом, как видно, начинается вторая австрийская революция. Рейхсрат — слабая подделка под собрание французских нотаблей, — в точности повторяя действия последних, объявляет себя некомпетентным и требует созыва Генеральных штатов. Перед лицом тех же финансовых затруднений, какие испытывало и правительство Людовика XVI, но еще более ослабленное центробежными тенденциями отдельных входящих в империю национальностей, австрийское правительство не в состоянии сопротивляться. Уступки, вырванные у правительства, наверняка будут сопровождаться новыми уступками и требованиями. Генеральные штаты вскоре объявят себя Национальным собранием. Франц-Иосиф чувствует, как земля дрожит у него под ногами, и с целью избежать угрожающего землетрясения он, может быть, бросится в пучину войны.

Если Франц-Иосиф выполнит свою угрозу и начнет крестовый поход во имя легитимности в Неаполе и Папской области, то к чему это приведет? В Европе нет ни одной державы или государства, которые хотя бы в малейшей степени были заинтересованы в поддержке Бурбонов, и если Франц-Иосиф вмешается в их пользу, все последствия падут на него. Луи-Наполеон наверняка перейдет Альпы во имя защиты принципа невмешательства, и Австрия, при наличии решительно враждебного ей общественного мнения всей Европы, с расстроенными финансами, перед лицом восстания в Венгрии, имея храбрую, но гораздо более малочисленную армию, потерпит страшное поражение. Возможно, это будет для нее смертельным ударом. Не может быть и речи о том, чтобы Германия пришла к ней на помощь. Немцы самым решительным образом откажутся сражаться как за неаполитанского короля, так и за папу. Они пожелают лишь признания территориальной неприкосновенности Германского союза (с этим желанием охотно согласятся как французы, так и итальянцы), а если восстанет Венгрия, они отнесутся к этому так же хладнокровно. Более того, немецкие провинции империи, весьма вероятно, поддержат требования венгров, как и в 1848 г., и сами потребуют конституции для себя. Как ни ограничена правительством свобода австрийской печати, последняя все же обнаруживает несомненные признаки симпатий к Гарибальди, широко распространенных даже в Австрии. С прошлого года направление общественного мнения переменилось; Венеция считается теперь совершенно невыгодным владением, а на борьбу итальянцев за независимость, поскольку она ведется без помощи Франции, население Вены смотрит с одобрением. Францу-Иосифу будет крайне трудно заставить даже своих собственных немецких подданных бороться во имя интересов неаполитанских Бурбонов, папы и мелких герцогов Эмилии. Народ, который как раз вступает на путь революционной борьбы против абсолютизма, едва ли станет защищать династические интересы своего правителя. Венцы уже доказали это раньше, и вполне возможно, что переход австрийских войск через По послужит для партии движения как в Вене, так и в Венгрии сигналом к более решительной борьбе.

Написано Ф. Энгельсом 16 августа 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6039, 1 сентября 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. УРОЖАЙ В ЕВРОПЕ.

Лондон, 21 августа 1860 г.

Чем дальше идет лето, тем мрачнее становятся перспективы урожая и тем слабее надежды, все еще возлагаемые на возможное наступление хорошей погоды. Погода минувшим летом была совершенно необычная не только в Соединенном королевстве, но и повсюду в Северной Европе, Северной Франции, Бельгии и в рейнских провинциях. Что касается Англии, то вот верное описание ее погоды:

«После холодной, запоздалой весны июнь оказался настолько дождливым, что во многих районах невозможно было посеять репу, прополоть кормовую свеклу, а также выполнить обычные сезонные работы. Затем, примерно после десяти хороших дней, погода стала настолько неустойчивой, что два дня подряд без дождя казались уже чем-то удивительным. Но помимо чрезмерного обилия влаги, нынешнее, или, можно сказать, минувшее лето отличалось отсутствием солнечных дней и чрезвычайно низкой температурой, которая преобладала даже тогда, когда не было дождя».

Среднее количество ежегодных осадков в виде дождя равно приблизительно 20 дюймам, а в мае и июне количество выпавших осадков достигло 11,17 дюймов; отсюда видно, что на эти два месяца приходится свыше половины годового количества влаги. В течение последней недели, начало которой, казалось, предвещало перемену к лучшему, погода оказалась более неустойчивой и бурной, чем когда бы то ни было; 16-го и 18-го с. м. настоящие ливни сопровождались грозами и бурными порывами юго-западного ветра. В связи с этим цены на пшеницу на Марклейне[96] повысились вчера примерно на 2 шиллинга за квартер [Квартер = 12,7 кг. Ред.] сравнительно с их рыночной ценой в прошлый понедельник [13 августа. Ред.].

Уборка сена уже встретила серьезные помехи и запоздала вследствие непрерывного ветра, дождя и холода. Трава уже полегла и все время мокнет, так что следует опасаться, что значительная часть ее питательных веществ погибла от сырости и потому в большей части она будет непригодна для корма и пойдет на подстилку, что причинит очень серьезный убыток, ибо сильно повысит потребление яровых хлебов. Много сена еще не убрано, а много безвозвратно потеряно.

«Едва ли может быть сомнение», — говорится в субботнем номере «Gardeners' Chronicle»[97], — «что урожай пшеницы в общем сильно поврежден. Из 140 отчетов, полученных от такого же количества корреспондентов из Англии и Шотландии, не менее 91 сообщают, что урожай находится на уровне ниже среднего, а если взять главные районы, производящие пшеницу, то доля неблагоприятных отчетов оказывается столь же значительной. Так, пять из шести отчетов из Линкольншира, три из пяти отчетов из Норфолка и Суффолка и все отчеты из графств Оксфорда, Глостершира, Уилтшира, Хантса и Кента содержат неблагоприятные сведения».

Значительная часть урожая пшеницы сгнила на корню, раньше чем созрело зерно, а во многих районах оно было повреждено болезнью и поражено плесенью. В то время как пшеница таким образом поражена болезнью, причем во многих районах это приняло широкие масштабы, картофельная болезнь, начавшаяся в 1845 г., свирепствовавшая в следующие четыре года и постепенно затихшая после 1850 г., возобновилась в еще более тяжелой форме, и не только в Ирландии, но также во многих районах Англии и в северной части континента.

Вот как «Freeman's Journal»[98] резюмирует общие виды на урожай в Ирландии:

«Урожай овса в общем признан почти погибшим. За исключением нескольких небольших районов, овес еще не созрел, он совершенно зелен и полег от сильных непогод. Пшеницу, по-видимому, постигнет то же бедствие, какое угрожает всем зерновым хлебам. До сих пор убрано лишь немного пшеницы, и ее урожай, лишь несколько недель тому назад возбуждавший самые радужные надежды, теперь внушает фермерам самые тревожные опасения. Что же касается урожая картофеля, то, по общему мнению, если нынешняя погода продержится еще месяц, он неминуемо пропадет».

Согласно «Wexford Independent»[99],

«картофельная болезнь прогрессирует, и в некоторых местностях целая треть всего картофеля оказалась пораженной, независимо от ею величины, сорта и времени посадки».

Итак, бесспорным представляется следующее. Общий урожай значительно запоздает сравнительно с обычными сроками, и, следовательно, наличных запасов не хватит. Частичная гибель сена в сочетании с картофельной болезнью вызовет небывалый рост потребления зерновых культур, между тем как урожай всех сортов зерна, в особенности пшеницы, окажется значительно ниже среднего уровня. До сих пор ввоз из-за границы не дает превышения над ввозом за 1858 и 1859 гг., а напротив, обнаруживает значительное понижение. С другой стороны, хотя средний уровень цен на хлеб теперь на 26 % выше, чем в тот же период прошлого года, они все же более не повышались, благодаря сообщениям о хорошем урожае в Америке и на юге России, благодаря надеждам на улучшение погоды, а также ввиду крайней осторожности во всех денежных сделках, вызванной недавним падением торговли кожей. Сравнивая нынешние цены с ценами аналогичных периодов, начиная с 1815 г., я прихожу к выводу, что средняя цена пшеницы, которую теперь можно считать равной от 58 до 59 шилл. за квартер, должна будет повыситься, по крайней мере в Англии, до 65–70 шиллингов. Последствия такого повышения цен на хлеб будут тем более плачевными, что они совпадут с прогрессирующим упадком экспортной торговли страны. С 63003159 ф. ст., вырученных в течение шести месяцев по 30 июня 1859 г., британский экспорт упал до 62019989 ф. ст. в течение соответствующего периода 1860 г., и, как я показал в одной из предшествующих корреспонденций [См. настоящий том, стр. 76–78. Ред.], это сокращение вызвано главным образом падением спроса на хлопчатобумажные ткани и пряжу в результате перенасыщения азиатского и австралийского рынков. Если экспорт, таким образом, падает, то импорт сравнительно с тем же периодом 1859 г. значительно возрос. Действительно, мы видим, что ввоз за пять месяцев, по 31 мая, в 1859 г. составил 44968863 ф. ст., а в 1860 г. — 57097638 фунтов стерлингов.

Это превышение ввоза над вывозом неизбежно должно усилить отлив золота и тем самым создать еще более неустойчивое состояние денежного рынка, характерное для всех периодов неурожаев и чрезвычайных закупок иностранного зерна. Если в Англии влияние неминуемых финансовых затруднений едва ли выйдет далеко за пределы экономики, то совершенно иначе обстоит дело на континенте, где серьезные политические волнения почти неизбежны, коль скоро финансовый кризис совпадает с неурожаем и значительным повышением налогового обложения. Самые серьезные опасения уже волнуют Париж, где городские власти как раз теперь заняты скупкой целых кварталов старых домов, чтобы снести их и тем самым выкроить работу для «ouvriers» [ «рабочих». Ред.]. Цены на лучшие сорта пшеницы в Париже в настоящее время столь же высоки, если еще не выше, как и в Лондоне, а именно, они составляют от 60 шилл. 6 пенсов до 61 шиллинга. Последние махинации, с помощью которых Луи Бонапарт пытался отвлечь общественное мнение, — экспедиция в Сирию, возведение Испании в ранг «великой державы»[100], переговоры с Пруссией, попытки помешать успехам Гарибальди, — все это потерпело полный провал, и тут ему придется столкнуться с опасностями, связанными с дурной погодой, финансовыми затруднениями и пустой казной, в тот самый момент, когда ясно, что его политический «престиж» значительно падает. Если это последнее утверждение нуждается в каком-либо доказательстве, то разве письмо Бонапарта к «Mon eher Persigny» [ «Дорогому Персиньи». Ред.] не является таким доказательством[101]?

Написано К. Марксом 21 августа 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6043, 6 сентября 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. СМОТР АНГЛИЙСКИХ СТРЕЛКОВ-ВОЛОНТЕРОВ[102]

Англия, как и Германия, вооружается для отражения нападения, которое ей угрожает со стороны бонапартизма. Та же причина, в силу которой Пруссия удвоила число своих линейных батальонов, вызвала появление и английских стрелков-волонтеров. Поэтому немецким военным будет интересно получить некоторые подробные сведения о теперешнем состоянии и боеспособности английской армии волонтеров, так как эта армия по самому ее происхождению и по идее, положенной в ее основу, является врагом бонапартизма и союзником Германии.

За исключением всего лишь нескольких батальонов, эта армия волонтеров ведет свое начало со второй половины прошлого года (1859); большая часть ее одета в военную форму и обучается не дольше года. В настоящее время ее численность формально составляет 120000 человек; но если мы позволим себе сделать выводы из того, что на самом деле наблюдается в некоторых округах, то увидим, что имеется не более 80000 действительно боеспособных и обученных людей; остальные никакого значения для дела не имеют, и их лучше было бы вычеркнуть из списков.

Организация волонтеров чрезвычайно проста. Там, где в какой-либо местности набирается от 60 до 100 волонтеров (в артиллерии от 50 до 80), они образуют роту, на что требуется согласие лорда-наместника данного графства. Волонтеры выбирают кандидатов в офицеры (капитана, лейтенанта и прапорщика), которым в большинстве случаев лорд-наместник и присваивает соответствующие офицерские звания; однако были также случаи, когда избранные кандидатуры отклонялись. Несколько рот могут образовать батальон, и тогда лорд-наместник назначает майора и подполковника, в большинстве случаев либо в соответствии с пожеланиями офицеров, либо по старшинству из числа капитанов. Таким образом, части имеют от одной до восьми и более рот, которые получают номера в порядке их формирования в соответствующих графствах; но подполковник назначается только в полный батальон, состоящий из восьми рот. Все офицеры могут назначаться из среды волонтеров, причем они не подвергаются никаким испытаниям. Однако адъютант[103] должен быть офицером из состава линейных или милиционных войск, и только он один получает установленное жалованье [К отпускаемому правительством содержанию в 180 фунтов большинство батальонов добавляет еще значительные суммы от себя; я знаю адъютантов из лейтенантов регулярной армии, получающих жалованье в 300 фунтов, или 2000 талеров, а больше. (Примечание Энгельса в «Allgemeine Militar-Zeitung».)]. Волонтеры сами обеспечивают себя обмундированием и т. д., а правительство по их просьбе предоставляет им во временное пользование винтовку и штык. Цвет и покрой обмундирования определяются каждой частью самостоятельно и подлежат утверждению лорда-наместника. Каждая часть должна также сама позаботиться об учебных плацах и полях, о боевых припасах, инструкторах и оркестре.

Форменная одежда различных пехотных или стрелковых частей в большинстве случаев темно-зеленого, темно-серого, светло-серого или коричневого цвета. Покрой представляет собой нечто среднее между французской и английской формой; в качестве головного убора они носят большей частью французское кепи или же фуражку французских или английских офицеров. Артиллерийские части одеты в темно-синюю форму. Они ввели у себя, заботясь о внешнем виде, довольно неудобные и громоздкие меховые шапки или кивер конной артиллерии. Имеются в небольшом количестве также конные стрелки, форма одежды которых является подражанием форме английской кавалерии, но эти войска представляют собой, в сущности, предмет роскоши.

Когда впервые началась агитация за формирование этих стрелковых частей, вся затея весьма напоминала наше собственное национальное или гражданское ополчение[104]; было много похожего на игру в солдатики; сам способ фабрикации офицеров [Вместо слов «сам способ фабрикации офицеров» в «Allgemeine Militar-Zeitung» напечатано: «Кумовство [К1ьngе1] при выборах офицеров», после чего следует примечание редакции: ««К1ьngе1» — выражение, которое для многих наших читателей не вполне понятно, хотя наш корреспондент не забыл его в Манчестере. Оно старокёльнского происхождения и означает связи наиболее знатных семей с городским полком». Ред.], а также внешний вид и беспомощность некоторых из этих офицеров при исполнении своих служебных обязанностей были довольно забавными. Вполне понятно, что волонтеры не всегда выбирали самых способных или хотя бы тех, которые наиболее сочувствовали волонтерскому движению. В течение первых шести месяцев почти все батальоны и роты производили на наблюдателя такое же впечатление, как и наше собственное ныне не существующее гражданское ополчение 1848 года.

Таков был материал, который вручался сержантам-инструкторам, для того чтобы превратить его в боеспособные полевые войска. Обучение ружейным приемам и взводные учения проходили два или три раза в неделю, большей частью по вечерам, между семью и девятью часами, в закрытых помещениях при газовом освещении. Если представлялось возможным, то по субботам, после полудня, вея часть совершала короткий марш и производила передвижения в составе роты. Проводить обучение по воскресеньям было запрещено как законом, так и в силу обычая. Инструкторами были сержанты и капралы линейных или милиционных войск, или пенсионеры; они же должны были подготовлять и офицеров к исполнению своих обязанностей. Но английский унтер-офицер представляет своего рода прекрасный образец. В английской армии ругательства и грубый язык употребляются на службе гораздо реже, чем в какой-либо другой; однако тем больше там применяются наказания, Унтер-офицер подражает офицеру, и следовательно по своему образу действий он намного превосходит наших немецких унтер-офицеров. Далее, он служит не ради перспективы получения впоследствии какой-нибудь незначительной должности на гражданской службе, как это бывает у нас; он добровольно поступил на службу сроком на 12 лет, и продвижение его по службе вплоть до фельдфебеля предоставляет ему на каждой ступени значительные новые выгоды; в каждом батальоне одна или две должности (адъютанта и казначея) большей частью замещаются старыми унтер-офицерами, а при службе в действующей армии каждый унтер-офицер имеет возможность прикрепить золотую звездочку к своему воротнику, отличившись в действиях против неприятеля. Инструктора, принадлежащие к этой категории, сделали в целом для волонтеров все, что можно было для них сделать в такое короткое время; они не только обучили их уверенно совершать передвижения в составе роты, но и дали элементарную подготовку офицерам.

Между тем, отдельные роты, по крайней мере в больших городах, сформировались в батальоны и получили адъютантов из регулярных войск. Английский младший офицер, подобно австрийскому, теоретически подготовлен гораздо меньше, чем младший офицер Северной Германии, но, подобно австрийцу, если он любит свою профессию, то свои обязанности он знает превосходно. Среди адъютантов, перешедших из линейных войск в волонтерские, имеются лица, которые в качестве инструкторов не оставляют желать ничего лучшего; результаты, достигнутые ими за очень короткое время в своих батальонах, поистине удивительны. Тем не менее, до настоящего времени в постоянные батальоны сведена лишь меньшая часть волонтеров, и само собой разумеется, что эти войска стоят значительно выше по сравнению с большинством рот, не сведенных в батальоны.

11 августа волонтеры Ланкашира и Чешира организовали смотр в Ньютоне, на полпути между Манчестером и Ливерпулем, причем командование над ними принял командующий округом генерал сэр Джордж Уэзеролл. Здесь собрались волонтеры из промышленных районов, расположенных около Манчестера; жителей Ливерпуля или соседних земледельческих округов Чешира среди присутствовавших волонтеров было не так много. Если судить по опыту комплектования войск у нас в Германии, эти части в физическом отношении должны были бы быть ниже среднего уровня, но не надо забывать, что к рабочему классу принадлежит значительно меньшая часть волонтеров.

Грунт ньютонского ипподрома, сам по себе сырой и мягкий, сильно размяк от продолжительных дождей и сделался очень неровным и весьма вязким. С одной стороны ипподрома протекает небольшой ручей, по берегам которого кое-где растет густой дрок. Место как раз подходящее для парада молодых волонтеров; большинство из них стояло по щиколотку в воде и грязи, а лошади офицеров часто увязали ногами в глине по самые мосла.

Пятьдесят семь частей, выразивших согласие участвовать в смотре, были разделены на четыре бригады: первая — в составе четырех батальонов, а остальные — по три батальона, каждый батальон — в составе восьми рот. Бригадами командовали подполковники из линейных войск; командирами батальонов были назначены офицеры-волонтеры. Первая бригада развернула три батальона, четвертый же батальон находился в колонне позади центра. Три остальные бригады стояли во второй линии, девять батальонов были построены на сомкнутых интервалах в ротные колонны, четверть дистанции между ротами, с построением их справа.

После приветствия генерала надо было произвести перемену фронта влево, под прикрытием батальона, который стоял в колонне за первой линией. Чтобы выполнить это, две центральные роты батальона, развернутого перед его фронтом, сделали поворот в стороны флангов, после чего колонна прошла через образовавшийся таким образом проход и развернулась вдоль ручья, причем четыре роты образовали стрелковую цепь, а четыре другие образовали поддержку. Земля и кустарник были настолько мокрыми, что нельзя было ожидать от волонтеров правильного использования местности; кроме того, большинство волонтерских батальонов занималось лишь азбукой рассыпного строя и службы охранения, а потому было бы несправедливо по отношению к ним применять здесь слишком строгую оценку. Тем временем развернутая линия производила перемену фронта вокруг центра, как вокруг оси; две центральных роты среднего батальона сделали поворот на четверть круга: одна — двигаясь вперед, другая — назад, после чего остальные роты выровнялись по новому направлению. Два фланговых батальона первой линии построились в колонны в четверть дистанции [В «Allgemeine Militar-Zeitung» далее в скобках следует фраза: «самая сомкнутая колонна, какую знают англичане». Ред.], вышли на эту линию и снова развернулись. Можно себе представить, сколько времени занял этот сложный и довольно громоздкий маневр. Одновременно правофланговый батальон линии колонн продвигался прямо вперед, до тех пор пока не остановился в затылок новообразовавшегося правого фланга первой линии; остальные батальоны, повернутые направо, следовали сдвоенными рядами (справа по четыре), причем как только каждый батальон достигал места, первоначально занятого этим правофланговым батальоном, он совершал поворот в сторону фронта и двигался вслед за правофланговым батальоном. Когда последняя колонна вышла таким путем на линию нового построения, то каждая из колонн, независимо друг от друга, делала поворот налево и таким образом восстанавливала фронт линии колонн.

После этого из центра линии колонн начала свое выдвижение вперед третья бригада; выйдя на расстояние около 200 шагов от первой или развернутой линии, три батальона разомкнулись на дистанцию, необходимую для развернутого строя, и в свою очередь развернулись. Так как стрелковая цепь за это время продвинулась значительно вперед, то и обе развернутые линии продвинулись вперед на несколько сот шагов, после чего вторая линия сменила первую. Это осуществляется таким образом: первая линия производит перестроение справа по четыре, головная часть каждой роты отделяется и поворачивается вправо, ряды во второй линии расступаются, тем самым давая место для прохождения первой линии, после чего роты образуют фронт и захождением строятся в линию. Это одно из тех перестроений на учебном плацу, которые являются совершенно ненужными там, где их можно осуществить, и неосуществимыми там, где они были бы нужны. После этого все четыре бригады были снова сведены вместе в общую линию колонн на сомкнутых интервалах, и войска прошли церемониальным маршем перед генералом поротно (от 25 до 35 рядов по фронту).

Мы не станем критиковать эту систему перестроений [Вместо слов «эту систему перестроений» в «Allgemeine Militar-Zeitung» напечатано: «этот вид элементарной тактики». Ред.], которая несомненно покажется нашим читателям довольно устарелой. Очевидно, что какова бы ни была ее ценность для линейных войск с их двенадцатилетним сроком службы, она, конечно, менее, чем всякая другая, пригодна для волонтеров, которые могут посвятить военному обучению лишь несколько свободных часов в неделю. В данном случае нас больше всего интересует, как выполняли эти перестроения волонтеры, и здесь мы должны сказать, что хотя кое-где и были незначительные задержки, в общем же все перестроения были проделаны уверенно и без путаницы. Самым несовершенным было захождение колонной и развертывание, причем последнее выполнялось очень медленно; оба эти перестроения показали, что офицеры не были достаточно подготовлены и не вполне еще освоились со своими обязанностями. Но вместе с тем наступление в линейном строю — это главное и основное движение в английской тактике — сверх всяких ожиданий было выполнено хорошо; поистине, англичане, кажется, проявляют исключительную способность к такого рода движениям и обучаются им необыкновенно быстро. Церемониальный марш был произведен в общем также очень хорошо, по забавнее всего то, что он происходил под проливным дождем. Было совершено несколько погрешностей против английского военного этикета, и, кроме того, по вине офицеров плохо выдерживались дистанции.

Если не считать показного боя, организованного в Лондоне чрезмерно оптимистически настроенными командирами волонтеров и проведенного довольно беспорядочно, то это был первый случай, когда большой отряд волонтеров производил перестроения, имевшие в виду нечто большее, чем заключительное прохождение церемониальным маршем. Если мы примем во внимание, что большая часть войск, представленная в Ньютоне, состояла из частей, насчитывавших каждая одну-две или, самое большее, три роты, что они не были сформированы в постоянные батальоны, не имели офицеров из регулярных войск, обучались только сержантами-инструкторами и только изредка сводились в батальоны, то надо признать, что волонтеры сделали все, что только было возможно, и что они больше уже не стоят на одном уровне с нашим гражданским ополчением. Само собой разумеется, что части, представляющие собой постоянные батальоны и руководимые адъютантами из линейных войск (поскольку адъютанты являются пока фактическими командирами батальонов), на смотру выполняли перестроения совершенно уверенно.

Волонтеры в общем выглядели хорошо. Было, конечно, несколько рот, состоявших из таких же низкорослых людей, как французы, но остальные превосходили средний рост солдат теперешних английских линейных войск. Тем не менее, большинство волонтеров было весьма неодинакового роста и с различным объемом груди. Бледность, присущая жителям городов, придавала большинству из них довольно непривлекательный, невоинский вид, но какая-нибудь неделя лагерной жизни быстро изменила бы его. Форма одежды, у некоторых кое-где излишне разукрашенная, в общем производила очень хорошее впечатление.

Первый год обучения дал волонтерам в усвоении элементарных движений так много, что они могут теперь уже перейти к обучению рассыпному строю и к учебным стрельбам. И в том и в другом они будут значительно искуснее, чем английские линейные войска, так что к лету 1861 г. волонтеры могли бы образовать вполне пригодную армию, если бы только их офицеры лучше знали свое дело.

В этом кроется слабая сторона всех этих формирований. Офицеров нельзя подготовить в течение того же срока и теми же средствами, что и рядовых. До сих пор считалось доказанным, что можно положиться на добрую волю и усердие массы, насколько это необходимо для того, чтобы сделать из каждого человека должным образом подготовленного солдата. Но этого недостаточно для офицеров. Как мы видели, даже при простых передвижениях батальона, захождениях в колонне, развертываниях, в соблюдении дистанций (столь важных в английской системе перестроений, где расчленение колонн в глубину применяется очень часто) офицеры оказываются подготовленными далеко не достаточно. Что же с ними станет при несении службы охранения и в рассыпном строю, где оценка местности — это все и где надо принимать во внимание так много других сложных обстоятельств? Как можно доверить таким офицерам обеспечение безопасности армии на марше? Правительство обязало каждого офицера из волонтеров отправиться в Хайт, в школу, но крайней мере на три недели. Пока и это хорошо, но это не выучит его ни руководить действиями дозора, ни командовать заставой. А ведь волонтеры должны использоваться главным образом для несения службы легкой пехоты — именно такого рода службы, для которой требуются самые способные и наиболее надежные офицеры.

Если хотят, чтобы волонтерское движение к чему-либо привело, то в это дело должно вмешаться правительство. Все роты, которые существуют еще как отдельные или сведены по две и по три, следует заставить объединиться в постоянные батальоны с тем, чтобы в них имелись адъютанты из регулярных войск. Этих адъютантов нужно обязать провести со всеми офицерами своих батальонов нормальный курс обучения элементарной тактике, службе легкой пехоты во всех ее отраслях и уставу внутренней службы в батальоне. Этих офицеров надо обязать, кроме пребывания в Хайте, пройти по крайней мере трехнедельную службу в каком-нибудь лагере в линейном полку или милиционных войсках и, наконец, через некоторое время обязать всех пройти испытания, которые должны доказать, что они усвоили, по крайней мере, самое необходимое в своих обязанностях. Таков курс обучения и испытания офицеров. Затем надо провести медицинское освидетельствование людей, для того чтобы исключить тех из них, которые физически непригодны для службы в действующей армии (а таких немало), и ежегодно проверять ротные списки для исключения из них тех волонтеров, которые не посещают занятий, только играют в солдатики и не учатся выполнению своих обязанностей; если бы это было сделано, то цифра 120000 человек, существующая теперь на бумаге, значительно сократилась бы, но это была бы армия, стоящая трех таких, как та, которая теперь насчитывает на бумаге 120000 человек.

Вместо этого говорят, что военные власти заняты обсуждением важного вопроса — не было ли бы желательным при первой же возможности одеть всех стрелков-волонтеров в столь желанную кирпичного цвета форму линейных войск.

Написано Ф. Энгельсом около 24 августа 1860 г.

Напечатано в «Allgemeine Militar-Zeitung» № 36, 8 сентября 1860 г., в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 2, 14 сентября 1860 г. и в сборнике «Essays Addressed to Volunteers», Лондон, 1861 г.

Печатается по тексту сборника, сверенному с текстом, «Allgemeine Militar-Zeitung» и «The Volunteer Journal».

Перевод с английского.

К. МАРКС. ХЛЕБНЫЕ ЦЕНЫ. — ЕВРОПЕЙСКИЕ ФИНАНСЫ И ВОЕННЫЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ. — ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС.

Лондон, 25 августа 1860 г.

Так как за эту неделю погода не улучшилась, то вчера на Марк-лейне цена муки городского производства поднялась на 6 шилл. за мешок, и в иностранные порты немедленно были направлены заказы на закупку около 1000000 квартеров хлеба. Почти все импортеры разделяют мнение, высказанное мною в одной из последних статей [См. настоящий том, стр. 138. Ред.], что цены на хлебном рынке неизбежно будут расти и дальше. Принятые недавно Францией меры в отношении хлебной торговли делают эту страну непосредственным конкурентом британских хлеботорговцев. Как известно, во Франции существует скользящая шкала, регулирующая импортные и экспортные пошлины на зерно, и эта скользящая шкала видоизменяется в восьми различных округах, на которые делится вся страна по хлебной торговле. Декретом, опубликованным в «Moniteur» от 23 августа, эта скользящая шкала на время отменяется полностью. Декрет устанавливает, что импортируемые сухопутным или морским путем на французских или иностранных судах зерно и мука, откуда бы они ни поступали, облагаются вплоть до 30 сентября 1861 г. лишь минимальной пошлиной, определенной законом от 15 апреля 1832 года; он устанавливает также, что суда, груженные зерном и мукой, должны освобождаться от корабельных сборов и, наконец, что суда с таким грузом, вышедшие из любого иностранного порта до указанной даты 30 сентября 1861 г., должны уплачивать только указанный выше минимум и освобождаться от корабельных сборов. Минимум, о котором идет речь, составляет 25 центов на гектолитр (около 23/4 бушелей). Итак, Франция, которая в 1858 и 1859 гг. отправила в Англию больше пшеницы (2014923 квартера) и больше муки (4326435 центнеров [Английский центнер = около 50 кг. Ред.]), чем какая бы то ни было другая страна, в настоящее время будет серьезно конкурировать с Англией по закупкам хлеба на иностранных рынках, причем временная отмена французской скользящей шкалы создает благоприятные условия для такой конкуренции.

Двумя главными экспортными рынками, которыми Англии и Франции приходится ограничиваться, являются Соединенные Штаты и Южная Россия. Что касается этой последней страны, то известия об урожае носят самый противоречивый характер. С одной стороны, утверждают, что урожай весьма обилен; с другой стороны, говорят, что проливные дожди и наводнения повредили урожаю во всех частях империи, что хлебные поля южных провинций подверглись большим опустошениям саранчой — бич, который впервые появился в Бессарабии и опустошительное действие которого власти напрасно старались ограничить определенным районом, окружая этот район армией в 20000 человек. Действительные размеры этого бедствия, конечно, нельзя точно определить, но во всяком случае оно ускорит процесс повышения продовольственных цен. Некоторые лондонские газеты высказывают предположение, что действие, которое обычно оказывает на денежный рынок утечка золота, непосредственно связанная с большим и внезапным импортом зерна, может быть уравновешено поступлением золота из Австралии. Ничто не может быть нелепее этого предположения. Мы были свидетелями того, как во время кризиса 1857 г. золотой запас сократился до размеров меньших, чем когда-либо в подобные периоды до открытия Австралии и Калифорнии. Ранее я доказывал на основании неопровержимых фактов и цифр, что необычайно большой импорт золота в Англию, наблюдавшийся после 1851 г., более чем нейтрализовался необычайно большим экспортом золота. Кроме того, следует отметить тот факт, что после 1857 г. золотой запас Английского банка не только не превысил средних размеров, но все время шел на убыль. В то время как в августе 1858 г. он достигал 17654506 ф. ст., в августе 1859 г. он уменьшился до 16877255 ф. ст., а в августе 1860 г. — до 15680840 фунтов стерлингов. Если утечка золота еще не наступила, то это явление можно объяснить тем обстоятельством, что перспектива неурожая только теперь начинает оказывать свое влияние, в то время как процентная ставка была до сих пор в Лондоне выше, чем на прочих главных биржах европейского континента, то есть в Амстердаме, Франкфурте, Гамбурге и Париже.

Континентальная Европа представляет в настоящий момент весьма странное зрелище. Франция, как известно, испытывает тяжелые финансовые затруднения, но, тем не менее, она вооружается в столь гигантских масштабах и с такой неутомимой энергией, как если бы она владела лампой Аладина. Австрия на краю банкротства, но теми или иными путями она находит средства на содержание огромной армии и на снабжение четырехугольника своих крепостей нарезными пушками. А Россия, где все финансовые операции правительства кончились неудачей, где говорят о национальном банкротстве как о вероятном событии, где армия ропщет из-за невыплаты жалованья и где даже верность императорской гвардии подвергается суровому испытанию, так как жалованье гвардейцам не выплачивалось в течение последних пяти месяцев, — Россия, тем не менее, отправляет массу войск к Черному морю и держит в Николаеве наготове 200 кораблей для отправки войск в Турцию. Неспособность русского правительства разрешить проблему крепостного права, финансовую проблему, а также новое обострение польского вопроса, по-видимому, побуждают его стремиться к войне как к последнему средству усыпления нации. Поэтому жалобы, раздающиеся во всех частях империи и во всех слоях русского общества, заглушаются по приказу правительства фанатическими криками об отмщении за обиды бедных попираемых христиан Турции. Изо дня в день русская пресса изобилует иллюстрациями и доказательствами необходимости интервенции в Турции. Следующее извлечение из «Инвалида» может служить хорошим образчиком[105]:

«Этот вопрос долго еще будет предметом суждения всех европейских газет. Нельзя не говорить о нем, потому что он один обратил теперь на себя внимание всей Европы. Только равнодушным ко всему человечеству читателям может он надоесть. Мы же не только обязаны представлять ежедневно его подробности нашим читателям, но и излагать как прошедшие события, так и будущие случайности, чтобы общественное мнение видело, какие средства принимаются и должны быть приняты к прекращению этого неестественного положения дел, составляющего стыд нашего века и цивилизации.

Но видя варварство и зверский фанатизм турок, мы не менее того, по исторической справедливости, должны прибавить, что сама Европа виновата в этом и должна сама себе приписать причины и последствия этих убийств. Будем теперь говорить откровенно. Для чего Европа предприняла несправедливую войну против России в 1853–1854 годах? Она объявила гласно двойную цель. Она хотела остановить мнимое честолюбие и преобладание России, а с другой стороны, хотела прекратить всякое угнетение христиан, страдавших под игом турок. Следственно, Европа сознавалась в этих угнетениях и страданиях, но она хотела, чтобы, прекратив их общим посредничеством своим, оставить Турцию во всей ее целости и неприкосновенности, почитая это будто бы необходимым для своего равновесия. Когда война кончилась, то дипломаты занялись средствами к достижению этой двойной цели и к управлению ее. Прежде всего условились принять Турцию в семейство европейских держав и оградить ее от всякого отдельного посредничества. Это легко было сделать, и одна из двух целей была достигнута. Но вторая? Достигнута ли она? Приняты ли гарантии, чтобы спасти христиан от тягостного рабства и угнетения? Увы! В этом отношении Европа поверила словам, бумаге, без всякого ручательства. Еще в первых нотах 8 августа 1854 г., когда стали думать о прекращении войны и составили знаменитые четыре пункта гарантий, положено было потребовать от Порты сохранения религиозных прав всех христиан. То же выражено было и в мемории 28 декабря 1854 г., представленной санкт-петербургскому кабинету. Наконец, в прелиминарном проекте 1 февраля 1856 г., составленном в Вене и приложенном к протоколу первого заседания Парижского конгресса, сказано было в 4-й статье: «Права райя будут сохранены, не нарушая независимости и достоинства султана. Австрия, Франция, Великобритания и Порта согласны между собой в обеспечении политических и религиозных прав христианских подданных Турции, пригласив к этому соглашению и Россию при заключении мира».

Долго обсуждал этот предмет Парижский конгресс со второго своего заседания. Это видно из протоколов 28 февраля, 24 и 25 марта. Хотели согласить две невозможные вещи, верховные права султана и права его подданных, принимая и те, и другие под общее покровительство и посредничество всей Европы. Конгресс забыл, что права райя, которые он хотел сохранить, были утверждены прежними трактатами с Портой, вынужденными у нее силой и уже нарушившими права верховной власти султана, которые теперь тоже хотели сохранить. Для соглашения этих двух несогласных пунктов придумали знаменитый хатт-и-хумаюн, как бы собственно волею султана составленный и обнародованный. В нем обещано сохранение и улучшение всех прав христианских подданных, а чтобы иметь гарантии в исполнении этого обещания, упомянули об этом хатт-и-хумаюне в мирном трактате. За это исполнение конгресс в 9-м пункте договора отказался от всякого вмешательства во внутренние дела Турции.

Что же сделал конгресс? Обеспечил ли он исполнение обещания хатт-и-хумаюна? Обязательны ли они для султана? Вовсе нет. О нем упомянули в трактате, расхвалили мудрость этих обещаний, но не предусмотрели (что вся Европа заранее знала и говорила), что этот документ будет мертвой буквой. И теперь, когда после слишком четырехлетнего невыполнения его произошли ужаснейшие убийства в Сирии, имеет ли Европа право по трактату на посредничество? Нет! Она должна сознаться, что была слишком снисходительна и доверчива, с одной стороны, и слишком несправедлива — с другой. Еще недавно Россия предупреждала все кабинеты, что фанатизм мусульман нисколько не ослаб, не охладел, что готовятся новые вспышки, а прежние угнетения и насильства продолжаются; но Европа довольствовалась обещанием Порты, что она производит следствие и накажет виновных. Надобно было для всеобщего убеждения, чтобы изуверы перерезали несколько тысяч невинных жертв. Только теперь приступили к посредничеству, да и то с какими затруднениями, оговорками, медленностью, как будто для того, чтобы дать возможность к безнаказанности. Все заботятся о буквальном уважении трактата 30 марта 1856 г., точно так же как в делах Италии 1859 г. забывали положение народов, а думали о букве Венских трактатов. Человечество, вера, цивилизация — вот общий трактат Европы с Турцией. Если она нарушает его, то сама вызывает посредничество и последствия его.

До 1856 г. европейские державы имели с Портой трактаты, по которым могли всегда делать ей представления об участи христиан. Теперь спрашивается, уничтожено ли это право трактатом 30 марта 1856 года? Отказалась ли Европа от права защищать своих единоверцев? Отказалась, если рассчитывала, что хатт-и-хумаюн 18 февраля будет выполнен; если поверила, что обещанные реформы будут приведены в исполнение; отказалась, если думала, что нравы, обычаи, страсти и закон корана могут измениться. Но этого не было и быть не могло. Европа, увлеченная своей политической идеей, что Турция необходима для ее равновесия, вздумала принять ее в семейство европейских держав, но, разумеется, с мыслью, что она будет вполне европейской, отбросив древние мусульманские идеи, что меч составляет единственный закон между кораном и подвластными ему народами, что побежденный — значит раб, т. е. вещь, принадлежащая победителю, и что жизнь его, имущество и семейство зависят от воли господина. Вот основная мысль, руководствовавшая Европой в 1856 году. При всем своем враждебном пристрастии против России, порожденном несправедливой и кровопролитной войной, Европа не освобождала Порту от всех прежних ее обязательств, а напротив того, требовала еще большего, вернейшего и обеспеченного улучшения участи христиан. Истинная цель общего протекторства Европы именно в том и состояла. Только за эту цену гарантировала она Турции ее целость и неприкосновенность. Иначе ни война, ни мир не были бы оправданы; иначе за что же было бы принять Турцию в христианское семейство, за что было бы обеспечивать ей будущую политическую безопасность? Одно условие с другим так тесно, нераздельно связано, что очевидно для каждого — без первого не может быть и второго.

Форма условия, правда, имеет некоторые недостатки. Буквально судя, Европа по 9-му пункту Парижского трактата формально отказалась от посредничества во внутренние дела Порты, но самый этот пункт упоминает, что это делается на основании хатт-и-хумаюна 18 февраля, которым христиане уравнены в правах с мусульманами. Здравая логика говорит, что если это не выполнено, то и 9-й пункт не имеет значения.

Напрасно Турция с таким жаром восстала ныне против посредничества в Сирии. Оно было неизбежно, если положение христиан не изменилось, если даже сделалось худшим. Напрасно и Англия противилась этому посредничеству. Она могла иметь свои собственные политические и торговые к этому причины, которых важность и справедливость мы не обсуждаем, но и не должна была ссылаться на 9-й пункт Парижского трактата. Он нарушен не посредничеством, а невыполнением хатт-и-хумаюна. Напрасно и теперь Европа, решаясь на необходимое посредничество, приняла опять те же дипломатические формы, которых недостаток могла она видеть по Парижскому трактату. И теперь опять сказано, что посредничество принимается по желанию Порты… Не известен еще результат этого требования, но если оно и устранено до времени, то сделается необходимым. Пророчествам Кассандры не верил Илион — и погиб».

Написано К. Марксом 25 августа 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6046, 10 сентября 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ПРОДВИЖЕНИЕ ГАРИБАЛЬДИ.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

По мере развития событий мы начинаем понимать тот план освобождения Южной Италии, который разработал Гарибальди, и чем ближе мы знакомимся с этим планом, тем более восхищаемся его грандиозностью. Задумать подобный план или пытаться его осуществить можно было только в такой стране, как Италия, где национальная партия столь прекрасно организована и всецело находится под контролем человека, с таким блестящим успехом обнажившего свой меч за дело итальянского единства и независимости.

Этот план не ограничивался освобождением Неаполитанского королевства; одновременно должно было начаться наступление на Папскую область, чтобы таким образом задать работу не только войскам короля-бомбы [Фердинанда II. Ред.], но также армии Ламорисьера и находящимся в Риме французам[106]. Предполагалось, что примерно 15 августа 6000 волонтеров, постепенно переправившихся из Генуи в Апельсинный залив (Гольфодельи-Аранчи) — северо-восточное побережье острова Сардинии, — будут переброшены на побережье Папской области, в то время как в различных провинциях континентальной части Неаполитанского королевства начнется восстание, а Гарибальди переправится через Мессинскнй пролив и высадится в Калабрии. Некоторые дошедшие до нас замечания Гарибальди о трусости неаполитанцев и полученные с последним пароходом сообщения, что он вступил в Неаполь и был с восторгом встречен населением, говорят о том, что восстание на улицах этого города, оказавшееся излишним вследствие бегства короля, было, возможно, предусмотрено планом.

Высадка в Папской области, как уже известно, не состоялась, отчасти вследствие настояний Виктора-Эммануила, отчасти же и главным образом потому, что сам Гарибальди пришел к убеждению о неподготовленности волонтеров к ведению самостоятельной кампании. Поэтому он переправил их в Сицилию, часть из них оставил в Палермо, а остальных направил вокруг острова на двух пароходах в Таормину, где они и находятся в настоящее время. Тем временем в провинциальных городах Неаполитанского королевства, как было решено заранее, начались выступления, которые показали, насколько хорошо была организована революционная партия и насколько страна созрела для восстания. 17 августа восстание вспыхнуло в Фодже, в Апулии. Драгуны, входившие в состав городского гарнизона, присоединились к народу. Генерал Флорес, командовавший округом, послал две роты 13-го полка, которые по прибытии на место последовали примеру драгун. "Тогда генерал Флорес сам прибыл в Фоджу в сопровождении своего штаба; но он ничего не смог сделать и вынужден был удалиться. Его образ действий ясно показывает, что и сам Флорес не намеревался оказывать серьезное сопротивление революционной партии. Если бы он собирался действовать всерьез, он послал бы не две роты, а два батальона и, выезжая на место лично, захватил бы с собой не нескольких адъютантов и ординарцев, а возможно более сильный отряд. В самом деле, уже одно то обстоятельство, что повстанцы позволили ему снова покинуть город, достаточно ясно показывает, что между ним и повстанцами существовало по меньшей мере какое-то молчаливое соглашение. Другое восстание вспыхнуло в провинции Базиликата. Здесь повстанцы собрали свои силы в Корлето-Пертикара, деревушке на берегу реки Ланьи (по всей вероятности, это то самое место, которое в телеграммах именуется Корлето).

Из этого гористого и отдаленного округа они двинулись на главный город провинции — Потенцу, куда прибыли 17 августа в составе 6000 человек. Сопротивление им оказали только жандармы, в количестве около 400 человек, которые после кратковременной схватки были рассеяны, а затем один за другим сдались. От имени Гарибальди было сформировано провинциальное правительство и назначен временный диктатор. Сообщают, что этот пост занял королевский интендант (губернатор провинции), — еще один признак того, сколь безнадежным считают дело Бурбонов даже их собственные чиновники. Из Салерно были посланы четыре роты 6-го линейного полка для подавления этого восстания, но по прибытии в Аулетту, расположенную примерно в 23 милях от Потенцы, солдаты отказались идти дальше и стали кричать; «Viva Garibaldi!» [ «Да здравствует Гарибальди!» Ред.]. Это единственные выступления, о которых нам известны некоторые подробности. Но кроме того получены сообщения, что к восстанию присоединились и другие города, как, например, Авеллино, город, расположенный менее чем в 30 милях от Неаполя, Кампо-бассо в провинции Молизе (на Адриатическом побережье) и Челенца в Апулии — вероятно, тот самый город, который в телеграммах именуется Чилента; он расположен почти на полпути между Кампобассо и Фоджей. В настоящее время к числу этих городов присоединился и сам Неаполь.

Пока провинциальные города Неаполитанского королевства выполняли таким образом предназначенную им роль в общем деле, Гарибальди не сидел сложа руки. Сразу же по возвращении из своей поездки в Сардинию он закончил приготовления к высадке на континент. Его армия состояла теперь из трех дивизий под командованием Тюрра, Козенца и Медичи. Две последние, сосредоточенные близ Мессины и Фаро, были направлены к северному побережью Сицилии между Милаццо и Фаро, создавая впечатление, будто предполагается погрузить их там на суда и высадить на Калабрийском побережье, к северу от пролива, где-нибудь неподалеку от Пальми или Никотеры. Что касается дивизии Тюрра, то одна из ее бригад — бригада Эбера — расположилась лагерем около Мессины, а другая — бригада Биксио — была отправлена в глубь острова, в Бронте, для ликвидации некоторых беспорядков. Обе получили приказ о немедленном выступлении в Таормину, где вечером 18 августа бригада Биксио вместе с доставленными из Сардинии волонтерами была погружена на два парохода, «Торино» и «Франклин», и на несколько транспортных судов, взятых на буксир.

За десять дней до этого майор Миссори с отрядом в 300 человек переправился через пролив и благополучно пробрался через расположение неаполитанских войск в гористую и пересеченную область Аспромонте. Здесь к нему присоединились другие небольшие отряды, переправлявшиеся время от времени через пролив, а также калабрийские повстанцы, так что к 18 августа он командовал отрядом, насчитывавшим около 2000 человек. Как только высадился этот небольшой отряд, неаполитанцы послали в погоню за ним около 1800 солдат, но эти 1800 героев действовали так, чтобы никогда не встретиться с гарибальдийцами.

19 августа на рассвете экспедиция Гарибальди (на борту парохода находился он сам) высадилась между Мелито и мысом Спартивенто, на крайней южной оконечности Калабрии.

Они не встретили никакого сопротивления. Неаполитанцы были настолько обмануты передвижениями, угрожавшими высадкой десанта к северу от пролива, что полностью игнорировали районы к югу от него. Таким образом, кроме 2000 человек, собранных Миссори, удалось перебросить на континент еще 9000 человек.

Когда к нему присоединились эти отряды, Гарибальди немедленно двинулся на Реджо, где находились четыре роты линейных войск и четыре роты стрелков. Но гарнизон этот, по всей вероятности, получил некоторые подкрепления, ибо, как сообщают, 21 августа в самом Реджо или около него произошло весьма ожесточенное сражение. После того как Гарибальди взял штурмом несколько передовых укреплений, артиллерия форта Реджо перестала поддерживать огонь, и генерал Виале капитулировал. В этом сражении был убит полковник Де-флотт (республиканский депутат от Парижа во французском Законодательном собрании 1851 года).

Неаполитанская флотилия, стоявшая в проливе, отличалась тем, что ровно ничего не предпринимала. После того как Гарибальди произвел высадку, командующий морскими силами телеграфировал в Реджо, что его корабли не могли оказать никакого сопротивления, так как в распоряжении Гарибальди было 8 больших военных кораблей и 7 транспортных судов! Флотилия эта не оказала никакого противодействия и переправе дивизии генерала Козенца, которая состоялась, по-видимому, 20-го или 21-го в самом узком месте пролива, между Шиллой и Виллой-Сан-Джованни, в том самом месте, где было сосредоточено наибольшее количество неаполитанских судок и войск. Высадка Козенца сопровождалась необычайным успехом. Две бригады Мелендеса и Бриганти (неаполитанцы называют бригады батальонами) и форт Пеццо (а не Пиццо, как указывается в некоторых телеграммах; это местечко расположено значительно севернее, за Монтелеоне) сдались ему, по-видимому, без единого выстрела. Как сообщают, это произошло 21-го; в тот же день после непродолжительной стычки была взята Вилла-Сан-Джованни.

Таким образом, Гарибальди за три дня овладел всем побережьем пролива, в том числе некоторыми укрепленными пунктами; несколько фортов, остававшиеся еще в руках неаполитанцев, стали теперь для них бесполезными.

В последующие два дня, по-видимому, происходила переброска остальных войск и материальной части — по крайней мере, мы не располагаем сообщениями о каких-либо дальнейших сражениях вплоть до 24-го, когда, как сообщают, произошла ожесточенная стычка в пункте, который в телеграммах именуется Пьяле, но который не значится на картах. Быть может, этим именем называют какой-нибудь горный поток, а образуемое им ущелье послужило оборонительной позицией для неаполитанцев. Согласно сообщениям, это сражение не привело к решающим результатам. Через некоторое время гарибальдийцы предложили перемирие, и неаполитанский командующий передал это предложение своему главнокомандующему в Монтелеоне. Но прежде чем мог быть получен ответ, неаполитанские солдаты, по-видимому, пришли к заключению, что они достаточно послужили своему королю, и рассеялись, бросив свои батареи.

Главные силы неаполитанцев под командой Боско в течение всего этого времени пребывали, по-видимому, в бездействии в Монтелеоне, милях в тридцати от пролива. Должно быть, эти войска не проявляли особого желания сражаться с вторгшимися отрядами, и потому генерал Боско направился в Неаполь, чтобы доставить оттуда шесть батальонов стрелков, которые, после гвардейцев и отрядов иностранных войск, являются самыми надежными частями армии. Пока неизвестно, были ли и эти шесть батальонов деморализованы и охвачены тем же духом подавленности, который господствует в неаполитанской армии. Достоверно одно — что до сих пор ни этим, ни каким-либо другим войскам еще не удалось воспрепятствовать победоносному, а возможно, и беспрепятственному маршу Гарибальди к Неаполю, где окажется, что королевская семья бежала, а город откроет свои ворота, устроив ему триумфальную встречу.

Написано Ф. Энгельсом около 1 сентября 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6056, 21 сентября 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ГАРИБАЛЬДИ В КАЛАБРИИ.

В настоящее время мы располагаем подробными сведениями о завоевании Гарибальди Нижней Калабрии и о том, что неаполитанские войска, которым была поручена ее оборона, полностью рассеяны. На этом этапе своей триумфальной карьеры Гарибальди показал себя не только смелым вождем и талантливым стратегом, но и искусным полководцем. Наступление главными силами против цепи прибрежных фортов является предприятием, которое требует не только военного таланта, но и военных знаний; и можно с удовлетворением констатировать, что наш герой, который за всю свою жизнь не сдал ни одного военного экзамена и который вряд ли когда-либо служил в регулярной армии, так же свободно действовал на этом театре войны, как и на всяком другом.

Носок итальянского сапога образуется горной цепью Аспромонте, которая заканчивается вершиной Монтальто, высотой около 4300 футов. С этой вершины воды сбегают к побережью по множеству глубоких ущелий, расходящихся от Монтальто, как от центра, радиусами полукруга, периферию которого образует береговая линия. Эти ущелья вместе с руслами горных потоков, которые в это время года высыхают, называются fiumare и образуют множество удобных позиций для отступающей армии. Правда, их можно обойти со стороны Монтальто, особенно ввиду того, что по гребню каждого отрога и на главном хребте Аспро-монте проходят вьючные и пешеходные тропы; однако полное отсутствие воды в этой горной местности сделало бы довольно затруднительным осуществление подобного маневра для большого отряда в летнее время года. Отроги горного хребта спускаются к берегу и далее к морю крутыми и беспорядочно нагроможденными скалами. Форты, охраняющие пролив между Реджо и Шиллой, построены отчасти на самом берегу, но в большинстве случаев на низких, выступающих вперед скалах у самого берега. Вследствие этого все они просматриваются с более высоких скал, расположенных поблизости и господствующих над ними, и хотя эти командные пункты недоступны для артиллерии и в своем большинстве недосягаемы для старой «смуглой Бесс»[107], так что, когда строились форты, им не придавали никакого значения, после появления современных винтовок они приобрели решающее значение; большая часть из них находится в пределах досягаемости огня винтовок, и, таким образом, они теперь действительно господствуют над фортами. При таких обстоятельствах энергичное наступление на эти форты, вопреки всем правилам правильной осады, было вполне целесообразным. Очевидно, Гарибальди собирался сделать следующее: послать одну колонну по большой дороге, идущей вдоль берега и открытой обстрелу с фортов, делая вид, будто он намеревается напасть на неаполитанские отряды с фронта, а с другой колонной подняться через холмы вверх по fiumare настолько высоко, насколько этого требовали характер местности или протяженность линии фронта, образуемой неаполитанскими оборонительными позициями, и тем самым окружить войска и форты и занять господствующее положение в любой стычке.

В соответствии с этим планом Гарибальди 21 августа направил Биксио с частью его войск вдоль побережья по направлению к Реджо, а сам с небольшим отрядом и войсками Миссори, которые присоединились к нему, направился через горы. Неаполитанцы в составе восьми рот, или около 1200 человек, занимали fiumare, расположенное непосредственно у Реджо. Биксио, который должен был первым начать атаку, послал одну колонну по песчаному берегу на крайний левый фланг, а сам двинулся вперед по дороге. Неаполитанцы очень скоро отступили, но их левый фланг, находившийся на холмах, держался против небольшой группы авангарда Гарибальди до тех пор, пока не подошел отряд Миссори и не отбросил их. Тогда они отступили к форту, который расположен посреди города, и к небольшой батарее на берегу. Эта последняя была взята стремительной атакой трех рот Биксио, ворвавшихся через амбразуру. Затем Биксио, захвативший в составе этой батареи два неаполитанских тяжелых орудия и снаряды, стал бомбардировать главный форт, но это не принудило бы форт к сдаче, если бы искусные стрелки Гарибальди не заняли командных высот, с которых они могли обнаруживать и подстреливать находившихся на батареях артиллеристов. Это возымело свое действие: артиллеристы покинули орудийные площадки и убежали в казематы; форт сдался, солдаты частью присоединились к Гарибальди, но большинство разошлось по домам. Пока эти события происходили в Реджо и внимание неаполитанских пароходов было отвлечено этим сражением, разрушением севшего на мель парохода «Торино» и демонстративной погрузкой отряда Медичи в Мессине, Козенц успел отправить на 60 лодках 1500 человек из Фаро-Лагоре и высадить их на северо-западном побережье между Шиллой и Баньярой.

23 августа произошла небольшая стычка у Саличе, немного дальше Реджо, причем пятьдесят гарибальдийцев, англичан и французов, под командой полковника Дефлотта, разгромили неаполитанцев, численно превосходивших их в четыре раза. В этой стычке погиб Де-флотт. В тот же день генерал Бриганти, командовавший в Нижней Калабрии бригадой, входившей в состав войск Виале, имел беседу с Гарибальди относительно условий своего перехода в лагерь итальянцев; однако единственным результатом этого свидания было то, что оно показало полную деморализацию неаполитанцев. С этого момента для них не могло быть и речи о победе, речь могла идти только о сдаче. Бриганти и Мелендес, командир второй подвижной бригады в Нижней Калабрии, заняли позицию неподалеку от берега, между Виллой-Сан-Джованни и Шиллой, причем их левый фланг доходил до холмов близ Фьюмара-ди-Муро. Общая численность их войск, вероятно, достигала приблизительно 3600 человек.

Гарибальди, установив связь с Козенцем, который высадился в тылу этих войск, окружил неаполитанцев со всех сторон и затем спокойно дожидался их сдачи, которая и последовала к вечеру 24-го. Он обезоружил их и разрешил солдатам, если они пожелают, разойтись по домам, что большинство из них и сделало. Форт Пунта-ди-Пеццо также сдался, его примеру последовали гарнизоны Алла-Фьюмаре, Торредель-Кавалло и Шиллы, совершенно деморализованные как вследствие ружейного обстрела с командующих высот, так и вследствие сдачи всех прочих фортов и дезертирства в полевых войсках. Таким образом, удалось не только обеспечить полное господство над обеими сторонами пролива, но и завоевать всю Нижнюю Калабрию, и менее чем в пять дней посланные на ее защиту войска были взяты в плен и распущены по домам.

Эта цепь поражений сломила всякую способность неаполитанской армии к дальнейшему сопротивлению. Офицеры остальных батальонов Виале в Монтелеоне решили для приличия защищать свою позицию в течение часа, а затем сложить оружие. Восстание в других провинциях быстро ширилось; целые полки отказывались выступать против повстанцев, и даже среди войск, защищавших Неаполь, имело место дезертирство целых отрядов. Таким образом, перед героем Италии открылся, наконец, путь на Неаполь.

Написано Ф. Энгельсом в начале сентября 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6058. 24 сентября 1860 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. БРИТАНСКАЯ ТОРГОВЛЯ.

Лондон, 8 сентября 1860 г.

«Tribune» явилась первой газетой, которая привлекла внимание к серьезному упадку английского вывоза в Ост-Индию, упадку, особенно заметному в отношении основных статей вывоза, а именно: хлопчатобумажных товаров и хлопчатобумажной пряжи. Последствия упадка стали ощущаться в Ланкашире и Йоркшире именно в тот момент, когда внутренний рынок стал сокращаться в связи с запозданием на целых пять недель против прошлого года сбора урожая, который, несмотря на улучшающиеся с четверга 30 августа перспективы, будет во всяком случае ниже среднего уровня. Вследствие этого британские торговые палаты забили тревогу и засыпали центральное правительство протестами против нового индийского таможенного акта, согласно которому пошлины на основные статьи импорта из Великобритании увеличивались с 5 % до 10 %, другими словами на 100 %. Английская пресса, которая ранее предусмотрительно не затрагивала этого пункта, таким образом была вынуждена, наконец, нарушить свое молчание. Лондонский «Economist» преподносит нам статьи «Торговля Индии» и «Причины ее депрессии». Помимо того, что «Economist» считается главным авторитетом в Англии по такого рода вопросам, его статьи об Индии приобретают особый интерес вследствие причастности к ним пера г-на Уилсона, в настоящий момент являющегося канцлером казначейства по индийским финансам. Лучшим ответом на первую часть статьи, пытающуюся снять с последнего таможенного законодательства Индии всякую ответственность за имеющее место сокращение индийского рынка, является тот факт, что генерал-губернатор в Калькутте был вынужден созвать там комитет из представителей налоговых управлений Калькутты, Бомбея и Мадраса и соответствующих торговых палат и возложить на него пересмотр и переработку недавно введенного тарифа. Этот тариф, как я указывал, впервые знакомя ваших читателей с этим вопросом, отнюдь не был причиной торгового кризиса в Индии, однако ускорил его возникновение, будучи введен неожиданно в тот момент, когда индийская торговля уже разрослась до размеров, превышавших естественную емкость рынка. «Economist» открыто признает переполнение индийского рынка английскими товарами и английского рынка индийскими товарами.

«По нашему мнению», — пишет он, — «никто не будет оспаривать, что огромные прибыли, полученные от торговли в Индии в течение определенного периода в прошлом году, привели к неожиданному и значительному увеличению ввоза товаров на рынок этой страны в количестве, значительно превышавшем спрос в стране, и к весьма широкой спекулятивной торговле индийских капиталистов, рассчитанной на снабжение отдаленных внутренних рынков товарами из морских портов. Например, стоимость экспорта хлопчатобумажных товаров в Британскую Индию достигла в 1859 г. суммы в 12043000 ф. ст. по сравнению с 9299000 ф. ст. в 1858 г. и 5714000 ф. ст. в 1857 году; стоимость экспорта пряжи — 2546000 ф. ст. в 1859 г. по сравнению с 1969000 ф. ст. в 1858 г. и 1147000 ф. ст. в 1857 году. В течение продолжительного времени товары раскупались сразу же, как только они прибывали, и, поскольку цены продолжали повышаться, не было недостатка в спекулянтах-ростовщиках, которые скупали товары и переправляли их в глубь страны; и несомненно, как мы можем судить по сообщениям из самых достоверных источников, что на всех рынках северо-запада скопились значительные запасы товаров. На этот счет данные из Мирзапура, Аллахабада, Лакнау, Агры, Дели, Амритсара и Лахора совпадают».

«Economist» переходит затем к разбору некоторых обстоятельств, которые способствовали в известном смысле превращению затоваривания индийских рынков в хроническое явление. Об основной причине — непрекращающихся крупных поставках из Англии — нет и намека. Прежде всего, вследствие царившей повсюду засухи, осенний урожай 1859 г. во всей Северной Индии был значительно ниже среднего как в отношении качества, так и в отношении количества. Отсюда — высокие цены на продовольствие зимой и весной, впоследствии еще более выросшие вследствие угрозы голода. Более того, наряду с недостатком продуктов и высокими ценами свирепствовала эпидемия.

«По всему северо-западу эпидемия холеры приняла столь угрожающие размеры в густонаселенных городах, что повседневная деловая жизнь во многих случаях прекратилась и население спасалось бегством, как от вторгнувшегося неприятеля».

Но что хуже всего —

«Верхняя Индия в течение месяца или шести недель, предшествовавших моменту отправки последней почты, находилась под угрозой ужасающего бедствия. Дожди, от которых исключительно зависит осенний урожай, обычно выпадают к середине или, самое позднее, к концу июня. В этом году до середины июля не выпало ни капли дождя. От северо-западной границы до Нижней Бенгалии, от Хайберского перевала до Бенареса, включая большие Доабы рек Сатледж, Джамны и Ганга, все представляло собой бесплодную, затвердевшую и неподвижную поверхность выжженной солнцем земли. Только в отдельных местах, которые увлажнялись протекающими по ним реками или водоемами крупных ирригационных систем, каналами Джамны и Ганга, возможно было вырастить какую-нибудь культуру. Перспективы голода, подобного голоду 1837 и 1838 гг., породили повсюду величайшую тревогу. Цены еще более возросли. Скот погибал в большом количестве или перегонялся на холмы и не использовался для возделывания земли, а народ, как сообщают, находится на грани голодной смерти».

Однако, согласно телеграфным сообщениям, полученным и опубликованным в Калькутте в течение недели, предшествовавшей отправке последней почты 27 июля, наихудшие опасения отпали. Обильные дожди прошли, наконец, как раз вовремя, чтобы предотвратить голод, если не для того, чтобы обеспечить хороший урожай.

Подробности, приведенные журналом «Economist», достаточно показывают, что в ближайшем будущем нет ни малейшей перспективы оживления индийской торговли, которая в первой половине 1860 г. уже сократилась примерно на 2000000 ф. ст. по сравнению с первой половиной 1859 года. Австралийские рынки обнаруживают также все признаки сужения вследствие переполнения товарами. Торговля с Францией, которая, как предполагалось, сразу достигнет огромных размеров в связи с англо-французским торговым договором, наоборот, сократилась более чем на 1000000 ф. ст., о чем свидетельствуют следующие данные:

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Резкое сокращение английского ввоза из Франции следует отнести к высоким ценам на продукты питания во Франции в текущем году, в то время как в 1859 г. зерно и мука являлись основной статьей французского экспорта в Англию. Большое значение придается увеличению размеров, в которых, как полагают, Соединенные Штаты начинают закупать английские промышленные товары, взамен значительного в настоящее время экспорта продуктов питания в Соединенное королевство. Но хотя всегда будет существовать какая-то пропорция между экспортом и импортом страны, данное заключение выглядит несколько опрометчивым, если судить по движению англо-американской торговли в первой половине 1859 и 1860 годов. Здесь мы находим:

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Таким образом, в то время как британский импорт из Соединенных Штатов увеличился более чем на 8000000 ф. ст., британский экспорт в Соединенные Штаты за тот же период упал более чем на 2000000 фунтов стерлингов. Расширение внешней торговли Англии имело место лишь по линии англо-турецкой, англо-китайской и англо-германской торговли. В настоящий момент Турция испытывает потрясение в результате вмешательства России и Франции. Китай испытывает потрясение в результате вмешательства самих англичан, а Германия, многие районы которой терпят бедствие от неурожая, стоит накануне глубоких внутренних политических потрясений и серьезных внешних столкновений. Что касается англо-китайской торговли, то я все же подчеркиваю, что в известной мере ее увеличение безусловно определяется потребностями войны; что увеличение экспорта в Китай шло исключительно за счет изъятия значительного количества товаров с индийского рынка и переброски их, в порядке эксперимента, на китайский рынок; и, наконец, что импорт из Китая продолжает сохранять значительно большее значение, чем экспорт в Китай, как это можно видеть из следующих цифр:

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Между тем неожиданные банкротства в большинстве отраслей торговли продолжают давать пищу всеобщему чувству недоверия. Приводимая в конце статьи сводка установленных до настоящего времени пассивов и активов обанкротившихся фирм по торговле кожей показывает, что активы в среднем составляют лишь 5 шилл. 6 пенсов на фунт задолженности, а это означает для держателей векселей обанкротившихся фирм убытки на сумму в 1471589 фунтов стерлингов.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Написано К. Марксом 8 сентября I860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6063, 29 сентября 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

На русском языке публикуется впервые.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ФРАНЦУЗСКАЯ ЛЕГКАЯ ПЕХОТА.

Если когда-либо нашим волонтерам придется обменяться пулями с противником, то этим противником будет — всякий это знает — французская пехота; лучшим типом — beau ideal [прекрасным идеалом. Ред.] — французского пехотинца является солдат легкой пехоты, особенно chasseur [стрелок. Ред.].

Французский стрелок является образцом не только для своей собственной армии: в вопросах, касающихся службы легкой пехоты, французы являются до некоторой степени законодателями для всех европейских армий; таким образом, французский стрелок становится в определенном смысле образцом для всей легкой пехоты Европы.

В обоих этих качествах, то есть как возможный противник и как самый совершенный до сих пор образец солдата легкой пехоты, французский стрелок представляет большой интерес для английского волонтера. И чем скорее наш волонтер познакомится с ним, тем лучше.

I.

Вплоть до 1838 г. во французской армии винтовка не применялась. Старая винтовка с плотно пригнанной пулей, которую надо было заколачивать, что делало заряжание трудной и медленной операцией, была неподходящим оружием для французов. Наполеон, осматривая однажды в батальоне немецких стрелков кремневые ружья, воскликнул: «Конечно, это самое злополучное оружие, какое только может быть дано в руки солдата». Безусловно, старая винтовка была непригодна для больших масс пехоты. В Германии и Швейцарии некоторые отборные батальоны были всегда вооружены этой винтовкой, по солдаты этих батальонов использовались исключительно в качестве метких стрелков для уничтожения офицеров, для стрельбы по саперам во время постройки мостов и т. п., причем много внимания уделялось тому, чтобы формировать эти части из сыновей лесников или других молодых людей, которые задолго до поступления в армию научились обращаться с винтовкой. Альпийские охотники за козами, лесники, охранявшие большие леса в Северной Германии, где водились олени, представляли прекрасный материал для этих батальонов, являвшихся образцом также и для стрелков английских линейных войск.

Те войска, которые французы прежде обычно называли легкой пехотой, были снаряжены и обучены совершенно так же, как и линейные полки; поэтому в 1854 г. декретом Луи-Наполеона было отменено наименование этих двадцати пяти полков полками легкой пехоты, и они были включены в линейные войска, где и составляют в настоящее время полки под номерами от 76-го до 100-го.

Правда, в каждом батальоне пехоты было по роте вольтижеров, сформированных из лучших и наиболее развитых солдат низкого роста; a elite [отборная часть. Ред.] солдат более высокого роста составляла роты гренадеров. Они должны были первыми рассыпаться в цепь, когда требовалось начать перестрелку; в остальном же они были вооружены и обучены так же, как и остальная часть батальона.

Когда в 1830 г. началось завоевание Алжира, французы оказались лицом к лицу с противником, вооруженным длинным ружьем, распространенным у большинства восточных народов. Французские гладкоствольные ружья уступали им в дальности стрельбы. Конные бедуины на равнинах и кабильские стрелки в горах со всех сторон окружали французские колонны на марше; пули противника достигали колонн, тогда как он сам был вне сферы эффективного огня французов. На равнинах стрелки не могли далеко отходить от своих колонн из боязни, что их застигнет врасплох и уничтожит быстрая арабская конница.

Когда английская армия попала в Афганистан, она познакомилась с теми же длинными ружьями. Афганские стрелки, хотя и были вооружены только фитильными ружьями, производили в рядах англичан, как в лагере, в Кабуле, так и во время отступления по горам, ужасные опустошения на расстояниях, совершенно недоступных для бедной старой «смуглой Бесс». Урок был жестоким; можно было ожидать затяжной борьбы с племенами на северо-западной границе Британской Индии, и все же ничего не было сделано для того, чтобы снабдить отправляемых на эту границу английских солдат оружием, которое могло бы сравниться с восточными фитильными ружьями при стрельбе на дальние дистанции.

Не так обстояло дело у французов. Как только этот недостаток был обнаружен, немедленно же были предприняты шаги к его устранению. Герцог Орлеанский, сын Луи-Филиппа, во время своего свадебного путешествия по Германии в 1836 г. воспользовался случаем изучить организацию двух батальонов стрелков прусской гвардии. Он сразу же увидел, что именно здесь находится отправная точка, исходя из которой ему удастся создать тот тип войск, который нужен для Алжира. Он сразу же сам занялся этим вопросом. Однако на его пути возникало много препятствий из-за старого предубеждения французов против нарезного ружья. К счастью, изобретения Дельвиня и Поншарра на его родине помогли ему; они изобрели винтовку, которую можно было заряжать почти так же быстро и легко, как и гладкоствольное ружье, и которая в то же время значительно превосходила последнее по дальности и меткости стрельбы. В 1838 г. герцог получил разрешение сформировать роту, согласно своему замыслу; в том же году эта рота была увеличена до целого батальона; в 1840 г. батальон был направлен в Алжир, для того чтобы проверить, как он будет действовать в настоящей войне; он так хорошо выдержал испытание, что в том же году были сформированы еще девять батальонов стрелков. Наконец, в 1853 г. были организованы еще десять батальонов, так что в настоящее время во французской армии насчитывается всего двадцать батальонов стрелков.

Своеобразные военные качества бедуинов и кабилов, которые, несомненно, являлись образцовыми легкими кавалеристами и пешими стрелками, весьма скоро побудили французов попытаться завербовать себе на службу туземцев и завоевать Алжир, предоставляя арабам сражаться против арабов. Эта мысль положила, между прочим, начало образованию частей зуавов. Зуавы были сформированы главным образом из туземцев еще в 1830 г. и оставались преимущественно арабскими войсками вплоть до 1839 г., когда они массами дезертировали в лагерь Абд-эль-Кадира, только что поднявшего знамя священной войны[108]. Таким образом, в каждой роте остался только кадровый состав и по двенадцати французских солдат, кроме двух чисто французских рот, приданных каждому батальону. Свободные места пришлось заполнить французами, и с этого времени зуавы стали исключительно французскими войсками, предназначенными для постоянной гарнизонной службы в Африке. Но первоначальный основной состав старых французских зуавов настолько приобрел характерные туземные черты, что с тех пор все эти войска остались по всему своему духу и навыкам особыми алжирскими войсками, со своими особыми национальными чертами, совершенно отличными от остальной части французской армии. Они вербуются большей частью из лиц, замещающих призывников[109], и, следовательно, большинство из них являются профессиональными солдатами в течение всей жизни. Эти части по существу входят в состав легкой пехоты армии и поэтому они давно уже снабжены винтовками. В настоящее время в Африке имеется три полка, или девять батальонов зуавов и один полк (два батальона) гвардейских зуавов.

Начиная с 1841 г, были сделаны новые попытки вербовать туземцев Алжира для местных войск. Были образованы три батальона, но они оставались слабыми и неукомплектованными вплоть до 1852 г., когда вербовка туземцев во французские войска стала усиленно поощряться и достигла такого успеха, что в 1855 г. удалось сформировать три полка, или девять батальонов, Это — тюркосы или tirailleurs indigenes [туземные стрелки. Ред.], о которых мы так много слышали во время Крымской и Итальянской войн.

Таким образом, не считая иностранного легиона (в настоящее время распущенного, но, по всей видимости, вновь формируемого) и трех дисциплинарных батальонов, во французской армии имеется 38 батальонов, специально сформированных и обученных для службы в качестве легкой пехоты. Из всех этих войск стрелки, зуавы и тюркосы имеют свои отличительные особенности. Войска двух последних видов имеют слишком сильно выраженный местный характер, чтобы когда-либо оказывать большое влияние на основную массу французской армии; однако их яростные атаки, — во время которых, как это было доказано в Италии, управление ими полностью сохраняется, и они даже предвосхищают благодаря присущей им воинской находчивости приказы командира — эти атаки навсегда останутся блестящим примером для остальных войск. Несомненно также и то, что французы в значительной степени переняли от арабов во всех деталях практику действий в рассыпном строю и способы использования преимуществ местности. Но тем видом легкой пехоты, который остался исключительно французским и тем самым сделался, как мы уже выше говорили, образцом для армии, являются стрелки.

II.

Первая же страница французского строевого устава 1831 г. показывает, из каких низкорослых солдат состоит французская армия:

Медленный шаг: каждый шаг 65 сантиметров (25 дюймов) и 76 шагов в минуту.

Скорый шаг: та же длина шага и 100 шагов в минуту.

Шаг для атаки (pas de charge): та же длина шага и 130 шагов в минуту.

Шаг в 25 дюймов является несомненно самым коротким, а скорость 100 шагов в минуту — самой медленной в сравнении с принятыми при передвижениях на поле боя в любой другой армии. В то время как французский батальон за одну минуту продвинется на расстояние 208 футов, английский, прусский или австрийский батальоны продвинулись бы на расстояние 270 футов, то есть на тридцать процентов больше. Наш широкий шаг в 30 дюймов был бы слишком велик для коротконогих французов. То же самое во время атаки: французский солдат продвигается в минуту на 271 фут, или на такое расстояние, которое английский солдат проходит простым скорым шагом, тогда как беглым 36-дюймовым шагом, при 150 шагах в минуту, англичанин пробегает 450 футов, или на шестьдесят процентов больше. Один этот факт показывает, что установленная норма роста солдата не может быть уменьшена ниже определенного предела без того, чтобы это не отразилось на боеспособности и подвижности армии.

Из солдат с такими короткими ногами, с коротким и медленным шагом нельзя было сформировать легкую пехоту. Когда впервые создавались формирования стрелков, то прежде всего были приняты меры для того, чтобы отобрать в стране лучший материал для пехоты; все они были хорошо сложенными, широкоплечими, подвижными солдатами ростом от 5 футов 4 дюймов до 5 футов 8 дюймов, набранными большей частью в горных районах страны. Строевым уставом стрелков (изданным в 1845 г.) длина шага для скорого марша была оставлена та же, но темп был увеличен до 110 шагов в минуту; для беглого шага (pas gymnastique) длина шага была установлена в 33 дюйма (83 сантиметра) при 165 шагах в минуту; но для развертывания, построения в каре или в других случаях, когда необходима быстрота, темп должен увеличиться до 180 шагов в минуту. Даже при такой скорости движения стрелок пройдет за минуту расстояние лишь на 45 футов больше, чем английский солдат при его беглом шаге. Но стрелок достигает необыкновенных результатов не исключительной быстротой движения, а тем, что он может продолжать это ускоренное движение в течение длительного времени; кроме того, в случае крайней спешности, при сборе и т. п., стрелки получают приказание бежать с предельной скоростью.

Беглый шаг — это самое главное, чему обучают во французских батальонах стрелков. Сперва солдат обучают шагу на месте с темпом 165 и 180 шагов в минуту, причем солдаты должны кричать: «раз!», «два!» или «правой!», «левой!»; предполагается, что это регулирует работу легких и предупреждает их воспаление. Затем солдат заставляют маршировать в том же темпе, причем расстояние постепенно увеличивается до тех пор, пока они смогут пройти расстояние в одну французскую лигу в 4000 метров (21/2 мили) за 27 минут. Если обнаруживается, что у некоторых рекрутов для таких занятий слишком слабы легкие или ноги, их отправляют в линейную пехоту. Следующей ступенью обучения являются упражнения в прыжках и беге, причем в последнем требуется достигнуть на коротких расстояниях наивысшей скорости; как в pas gymnastique, так и в беге сначала занимаются на ровном учебном плацу или на дороге, а затем уже на местности без дорог с перепрыгиванием через изгороди и канавы. Только после такой подготовки солдатам вручают оружие, причем они опять проходят весь курс обучения беглому шагу, бегу и прыжкам, но уже с винтовкой в руке и в полном походном снаряжении; ранец и патронная сумка имеют такой же вес, как и в боевой обстановке; так их заставляют двигаться pas gymnastique целый час, в течение которого они должны пройти по крайней мере пять миль. Один иностранный офицер, одетый в штатский костюм, пытался однажды идти наравне с таким батальоном стрелков в полном походном снаряжении, но без тренировки он едва смог поспевать за батальоном лишь в течение часа; стрелки же, двигаясь попеременно то скорым шагом, то pas gymnastique, прошли за этот день свыше 22 миль.

Все передвижения и перестроения на поле боя должны производиться беглым шагом; продвижение в линейном строю, построение в колонны и каре, повороты, развертывание и т. п. осуществляются так, чтобы солдаты сохраняли свои места при этом шаге так же уверенно, как и при обыкновенном скором шаге. Темп движения для всех перестроений — 165 шагов в минуту, и только при развертывании и поворотах он увеличивается до 180 шагов.

Ниже приводится мнение прусского штаб-офицера о французских стрелках.

«На Марсовом поле я видел несколько рот стрелков, производивших маневры рядом с линейным полком. Какой контраст составляет их подвижность, весь стиль их движений по сравнению с этим полком! С первого же взгляда на них вы видите, что это отборные войска, составленные из лучших людей лесистых и горных областей; все они хорошо сложены, коренасты, сильны и в то же время удивительно подвижны. Когда они передвигаются с поразительной быстротой и легкостью, вы чувствуете их предприимчивую натуру, их дерзкую отвагу, их быструю сообразительность, их неутомимость и выносливость, хотя, конечно, вы также видите и их огромное самомнение и свойственное французам тщеславие. И где бы вы их ни видели — в Страсбурге, Париже или в любом ином гарнизоне, — они всегда производят то же самое впечатление, они выглядят как бы вылитыми по одному и тому же образцу. Во главе их я видел только молодых офицеров; лишь некоторым из капитанов можно было дать лет тридцать пять; большинство же из них моложе, и даже штаб-офицеры были не старше этих лет, Их большая подвижность не обнаруживает признаков ни принужденности, ни напряжения; постоянные упражнения, казалось, сделали подвижность их второй природой, — так легко и свободно проделывают эти батальоны все свои движения. Их кровь, по-видимому, течет более спокойно, и дыхание менее прерывисто, чем у других. Отдельные связные на улице быстро обгоняют всех, идущих впереди; и тем же быстрым шагом целые батальоны, под веселые звуки рожка, колоннами проходят по улицам. Где бы вы ни видели их — на учебном плацу, в походе или дома, — никогда они не казались мне усталыми. Честолюбие в этом отношении может идти рука об руку с привычкой.

Если быстрота движений и точность прицеливания кажутся несовместимыми, то стрелки, по-видимому, преодолели эту кажущуюся несовместимость. Я сам не видел их учебной стрельбы по мишеням, но, по мнению опытных офицеров, нельзя не придерживаться высокого мнения о выполнении ими таких упражнений. Если точность прицеливания у них и нарушается, то это, конечно, происходит в таких размерах, что оказывает очень небольшое влияние на эффективность их огня на поле сражения, В Африке, где во многих случаях стычкам предшествовали подобные марши беглым шагом, они всегда умели поражать противника своим огнем, а это доказывает, что специальная система тренировки, которую они проходили, служит соответствующему развитию их физических сил и не нарушает точности прицеливания. С войсками, не прошедшими такой тренировки, дело обстояло бы, конечно, совсем иначе.

Большие преимущества этой системы тренировки очевидны. На войне бывает много случаев, когда способность вашей пехоты передвигаться быстрее, чем она делает это сейчас, может приобрести решающее значение; например, чтобы предупредить противника при занятии важной позиции, быстро выйти к командующему над местностью пункту, поддержать часть, атакованную превосходящими силами, или застигнуть противника врасплох внезапным появлением отряда с той стороны, откуда его не ожидают».

Война в Алжире со всей очевидностью показала французскому военному командованию огромное превосходство пехоты, обученной такому длительному бегу. Начиная с 1853 г. велось обсуждение вопроса о том, не следует ли ввести эту систему во всей армии. Генерал Лурмель (убитый под Севастополем 5 ноября 1854 г.) специально обратил на это внимание Луи-Наполеона. Вскоре после Крымской войны pas gymnastique был введен во всех французских пехотных полках. Правда, скорость была несколько меньше, да и самый шаг, возможно, короче, чем у стрелков, к тому же продолжительность бега, принятая у стрелков, была для линейных войск значительно уменьшена. Это было необходимо: неодинаковые физические силы и рост солдат в линейных войсках привели к тому, что возможности более слабых физически и более низких ростом солдат были приняты как норма при обучении войск в целом. Но все же прежнюю медлительность при передвижении можно теперь в случае нужды преодолеть: милю или около этого время от времени можно пробежать, а способность солдат производить перестроения беглым шагом позволяет, в частности, атаковать бегом на дистанции от шестисот до восьмисот ярдов, что и сделали французы в прошлом году, пробежав в несколько минут то самое расстояние, на котором отличная австрийская винтовка была наиболее опасна. Pas gymnastique в значительной степени содействовал победе в сражениях при Палестро, Мадженте и Сольферино[110]. Самый бег вызывает у солдат сильный моральный подъем; атакующий батальон, двигаясь скорым шагом, может проявить нерешительность, но тот же батальон, достаточно тренированный, чтобы преодолеть это расстояние не запыхавшись, в большинстве случаев будет бесстрашно двигаться вперед, достигнет цели, понеся сравнительно небольшой урон, и, конечно, произведет гораздо большее впечатление на стоящего на месте противника, если он пойдет в атаку бегом.

Достижение стрелками такого высокого совершенства в беге целесообразно только для такого рода специальных войск, но это было бы непрактичным и бесполезным для массы линейной пехоты, Тем не менее, английские линейные войска, с их лучшим солдатским материалом, могли бы без труда быть подготовлены так, чтобы далеко превзойти в этом отношении французские линейные войска, и, как всякие полезные для здоровья упражнения, это оказало бы на солдат прекрасное физическое и моральное воздействие. Пехота, которая не сможет в течение нескольких часов попеременно двигаться милю бегом и милю шагом, скоро будет считаться медлительной. Что касается волонтеров, то при больших различиях между ними по возрасту и физической силе трудно было бы достигнуть хотя бы таких результатов, однако постепенная тренировка в беглом шаге на дистанциях от половины до одной мили, безусловно, не повредила бы их здоровью, но чрезвычайно улучшила бы их подготовку к действиям на поле боя.

III.

Во Франции используют все средства для развития физических и моральных сил и умственных способностей каждого отдельного рекрута, и особенно каждого стрелка, в такой степени, чтобы сделать из него возможно более совершенного солдата. Применяются все способы, которые могут сделать его сильным, активным и проворным, научить его быстро оценивать преимущества местности или быстро принимать решения в трудной обстановке; все используется для того, чтобы повышать его уверенность в себе, своих товарищах и в своем оружии. Поэтому во Франции муштра составляет только небольшую часть солдатской службы, и, по нашим представлениям, французский батальон на учебном плацу марширует, выполняет повороты и ружейные приемы поразительно небрежно. Но это, по-видимому, является следствием национального характера, которое пока что не сопровождалось какими-либо дурными результатами. В английских же и немецких войсках, видимо, предпочитают более строгую систему обучения; эти войска быстрее исполняют команды и после известного периода обучения во всех своих движениях всегда будут проявлять большую четкость, чем та, которой когда-либо достигнет французский солдат. В остальном система тактических движений на учебном плацу во Франции почти та же, что и» Англии, однако на поле боя эти системы резко различаются между собой.

Одним из основных занятий французского солдата являются гимнастические упражнения. В Париже имеется центрально» военно-гимнастическое училище, которое готовит учителей для всей армии. Там в течение 6 месяцев обучаются от 15 до 20 офицеров из различных полков и, кроме того, по одному сержанту от каждого линейного полка или батальона стрелков, затем они сменяются другими. Курс упражнений, который там проходят, не отличается в значительной степени от соответствующего курса, установленного в других странах; существует, по-видимому, лишь одно своеобразное упражнение — штурм стены, на которую влезают, цепляясь руками и ногами за углубления, образованные в стене пушечными ядрами, или же пользуясь приставленным к стене шестом или закинутой на стену веревкой с крючком. Упражнение этого рода несомненно имеет важное практическое значение и сильно способствует тому, чтобы приучить солдат с уверенностью пользоваться ногами и руками. В этой школе обучают также штыковому бою, но он ограничивается лишь обучением различным приемам изготовки и уколов; солдат совершенно не приучают действительно защищаться друг от друга или от кавалерии.

Во Франции каждый гарнизон располагает всем необходимым для занятий гимнастикой. Прежде всего везде имеется площадка, отведенная для того, чтобы можно было проводить занятия по обычным видам гимнастики, и обеспеченная всеми необходимыми принадлежностями. Сюда приходят поочередно все солдаты, и прохождение установленного курса обучения гимнастике входит в их служебные обязанности. Этот вид занятий введен не так давно и всецело заимствован у стрелков, которых первыми стали обучать гимнастике, и после того, как эта система для них оказалась столь полезной, ее распространили на всю армию.

Кроме того, в каждой казарме имеется фехтовальный и танцевальный залы. В первом обучаются фехтованию на рапирах и палашах; во втором обучаются танцам и борьбе, которую французы называют «la boxe» [ «боксом». Ред.]. Каждый солдат может выбрать тот вид упражнений, которому он будет обучаться, но один из этих видов он обязан изучить. Обыкновенно предпочитают танцы и рапиру. Иногда также проводится обучение упражнениям с фехтовальными палками.

Все эти упражнения, равно как и гимнастика в собственном смысле этого слова, изучаются не потому, что они необходимы сами по себе; обучение этим упражнениям проводится потому, что они вообще развивают физическую силу и ловкость у солдат и придают им большую уверенность в себе. Фехтовальный и танцевальный залы отнюдь не являются местом, где выполняются скучные обязанности, — напротив, они представляют собой нечто привлекательное и удерживают солдата в казармах даже в свободное от занятий время; он идет туда для развлечения; если в строю он был не более чем машиной, то здесь, со шпагой в руке, он независимый человек, пришедший померяться с товарищами своей ловкостью; и вся та уверенность в своей быстроте и ловкости, которые он приобретет здесь, принесет большую пользу для службы в охранении и действий в рассыпном строю, где ему также придется рассчитывать более или менее на свои собственные силы.

Новая система рассыпного строя, принятая у стрелков, была впоследствии введена не только во всей французской армии, но и послужила образцом для многих европейских армий и в том числе для усовершенствованной системы, введенной в английской армии во время Крымской войны и после нее. Поэтому мы отметим лишь некоторые главные черты этой системы, в особенности по той причине, что в бою французы очень часто действуют совсем иначе. Это происходит отчасти потому, что они следуют общим приказам (как в 1859 г, в Италии), отчасти из-за того, что офицерам предоставляется полная свобода действий исключительно в соответствии с обстановкой, а отчасти потому, что вообще все строевые уставы в бою неизбежно подвергаются значительным изменениям. Стрелки в рассыпном строю действуют группами по 4 человека, причем каждая группа развертывается в одну линию с интервалом между солдатами в 5 шагов. Интервалы между группами составляют по меньшей мере 5 шагов (образуя, таким образом, непрерывную линию — по одному солдату на каждые пять шагов) и самое большее — 40 шагов между группами. Унтер-офицеры занимают места в 10 шагах позади своих отделений, офицеры же, каждый в сопровождении 4 солдат и 1 сигналиста, находятся в 20–30 шагах позади. Если в цепь развертывается только часть роты, то капитан занимает место посредине между стрелковой цепью и группой поддержки. Самое главное, на что должно быть обращено внимание, — это использование местности в целях укрытия; этому приносится в жертву как равнение, так и точное соблюдение интервалов. Стрелковой цепью управляют только с помощью сигнального рожка: всего насчитывается двадцать два сигнала; кроме них, каждый батальон стрелков и каждая из входящих в него рот имеет свой собственный, особый сигнал, который должен предшествовать сигналу команды. Офицеры имеют при себе свисток, которым, однако, они могут пользоваться только в исключительных случаях; свистком подается пять сигналов: «внимание!», «вперед!», «стой!», «назад!», «сбор!». Этот свисток послужил образцом того свистка, который некоторые стрелки-волонтеры ввели у себя как неотъемлемый предмет своего снаряжения, лишая, таким образом, офицеров возможности пользоваться свистком, когда это может потребоваться. В случае кавалерийской атаки развернутым строем стрелки собираются в группы по четыре человека, а также по отделениям и по другим подразделениям компактными массами без определенного порядка или же присоединяются к группе поддержки, образуя своего рода ротное каре, или к батальону, причем последний должен действовать в развернутом строю или образовывать каре. Французы очень много занимаются этими различными способами сбора и превосходно выполняют их; разнообразие их не создает никакого беспорядка, так как солдаты обучены в случае опасности собираться любым способом, какой только возможен, и после этого использовать удобный путь, чтобы присоединиться к более крупной группе, которую указывает сигнал. Каре строится иногда в две, а иногда в четыре шеренги.

По сравнению со старой системой обучения, принятой почти во всех армиях до того, как были образованы войска стрелков, этот новый метод имеет огромные преимущества. Но не следует забывать, что все это, в конце концов, не что иное, как ряд уставных положений для строевых занятий на учебном плацу. Здесь нет места для проявления умственных способностей каждого отдельного солдата, и если бы эти приемы Выполнялись на ровной местности, то они сочетались бы с таким педантизмом, который способен удовлетворить самого строгого и взыскательного служаку. Шеренги строятся на положенных интервалах, они наступают, отступают, меняют фронт и направление так же, как и всякий батальон линейных войск, и солдаты передвигаются по сигналу рожка так же, как куклы на проволоке. Настоящее же учебное поле для стрелков — перед лицом противника, и тут французы имели для своей легкой пехоты превосходную школу в Алжире, на сильно пересеченной местности, обороняемой кабилами — наиболее храбрыми, упорными и осторожными стрелками, какие когда-либо были на свете. Именно здесь французы развили до самой высокой степени ту способность вести бой в рассыпном строю и уменье использовать укрытия, которые они проявляли в каждой войне, начиная с 1792 года; и здесь зуавы особенно использовали с наибольшей для себя выгодой уроки, преподанные им туземцами, и, таким образом, послужили образцом для всей армии. Обычно считают, что стрелковые цепи в наступлении должны образовывать нечто подобное развернутой линии, собираясь вместе, может быть, только в тех местах, которые представляют хорошее укрытие, и рассредоточиваясь там, где приходится переходить через открытые пространства; бой со стрелками противника завязывают с фронта, только иногда используя изгородь или что-нибудь в этом роде, для того чтобы пострелять немного во фланг, не рассчитывая и не пытаясь достигнуть этим чего-нибудь большего, кроме отвлечения внимания противника. Не таковы зуавы. Для них расчлененный строй — это самостоятельные действия небольшими группами, подчиненные общей цели; попытка использовать выгоды, как только представится к этому возможность; подойдя неожиданно к главным силам противника, они приводят его в расстройство метким огнем; исход мелких стычек они решают, совсем не собираясь многочисленными группами. Для них неожиданные нападения и засады составляют самую сущность действий в рассыпном строю. Они пользуются прикрытием не для того, чтобы только открывать огонь из-за сравнительно укрытой позиции, а главным образом для того, чтобы незаметно подползти вплотную к неприятельским стрелкам, неожиданно вскочить и отбросить их в беспорядке; они пользуются прикрытиями, чтобы приблизиться к флангам противника и, появившись там неожиданно большими массами, отрезать часть их линии войск или, устроив засаду, заманить в нее неприятельских стрелков, если те слишком поспешно бросятся преследовать предпринявших ложное отступление зуавов. При решительных действиях подобные уловки можно было бы применить во время многочисленных перерывов между напряженными действиями, которые ведутся с целью решить исход боев. Но в малой войне, в войне отдельными отрядами и сторожевыми постами для добывания сведений о противнике или в охранении расположения своих войск на отдыхе эти качества зуавов приобретают особенно большое значение. Что представляют собой зуавы, показывает следующий пример. Во всех армиях существует правило, что в сторожевом охранении, особенно ночью, часовые не должны сидеть, а тем более лежать, и обязаны, как только появится противник, открывать стрельбу, для того чтобы поднять тревогу в сторожевой заставе. Теперь прочтите описание лагеря зуавов, сделанное герцогом Омальским («Revue des deux Mondes»[111], 15 марта 1855 г.):

«Ночью даже отдельный зуав, находящийся на вершине вон того холма и наблюдающий за лежащей впереди местностью, уходит в укрытие. Вы не видите сторожевых постов, но подождите до тех пор, пока офицер начнет проверять караулы, и вы увидите, что он разговаривает с зуавом, который лежит, распластавшись на земле, непосредственно за вершиной, и бдительно за всем наблюдает. Вы видите вон ту группу кустарников. Я вовсе не удивился бы, если бы, осматривая ее, вы обнаружили, что там засело несколько зуавов; в случае, если бы бедуин прокрался в эти кусты для того, чтобы высмотреть, что делается в лагере, они не стали бы стрелять, а бесшумно закололи бы его штыком, чтобы не обнаружить засады».

Что представляют собой солдаты, которые обучаются службе охранения только в гарнизонах, в условиях мирной обстановки, и о которых нельзя сказать с уверенностью, что они бодрствуют, если только они не стоят или не находятся в движении, по сравнению с солдатами, прошедшими подготовку в войне с бедуинами и кабилами, где применяются всякие хитрости и всевозможные уловки? И при всех этих отклонениях от установленной системы зуавы лишь однажды были застигнуты врасплох своим бдительным врагом.

Во владениях Англии на северо-западной границе Индии имеется один округ, очень похожий, с военной точки зрения, на Алжир. Там почти такой же климат, характер местности и почти такое же население пограничной полосы. Там часто случаются набеги и всякого рода враждебные столкновения; в этом-то округе и были подготовлены солдаты, являющиеся одними из лучших на британской военной службе. И без сомнения странно, что эти длительные и в высшей степени поучительные столкновения не оказали глубокого влияния на способы несения всевозможных видов службы в легких войсках британской армии, что после двадцати и более лет борьбы с афганцами и белуджами эта часть войск оказалась столь несовершенной, что надо было спешно копировать французские образцы для того, чтобы сделать пехоту боеспособной в этом отношении.

Французские стрелки ввели во французской армии: 1) новую систему обмундирования и снаряжения: мундир, легкий кивер, поясную портупею вместо портупеи через плечо; 2) винтовку и уменье ею пользоваться: современную систему стрелкового дела; 3) применение беглого шага в течение длительного времени и пользование им при перестроениях; 4) занятия штыковым боем; 5) гимнастику и 6) вместе с зуавами — современную систему рассыпного строя. И если быть искренними, то разве не французам мы обязаны многим из всего этого, поскольку это принято в британской армии?

Все же еще многое можно усовершенствовать. Почему бы британской армии со своей стороны не провести такие усовершенствования? Почему бы на северо-западной границе Индии даже теперь не сформировать из действующих там войск такой вид войск, который был бы способен сделать для английской армии то, что стрелки и зуавы сделали для французской?

Написано Ф. Энгельсом в середине сентября — середине октября 1860 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» №№ 3, 5 и 7; 21 сентября, 5 и 20 октября 1860 г. и в сборнике «Essays Addressed to Volunteers», Лондон, 1861 г.

Печатается по тексту сборника, сверенному с текстом журнала.

Перевод с английского.

К. МАРКС. РОССИЯ ИСПОЛЬЗУЕТ АВСТРИЮ. — ВАРШАВСКИЙ КОНГРЕСС.

Берлин, 17 сентября 1860 г.

Из всех европейских стран Германия в настоящее время представляет самую любопытную, самую запутанную и самую печальную картину. Действительное положение дел в Германии всего лучше можно понять из простого сопоставления двух фактов: недавнего собрания германского Национального союза в Кобурге и предстоящей встречи главных германских государей в Варшаве[112]. В то время как Национальный союз стремится к объединению отечества, отказываясь от немецкой Австрии и возлагая свои надежды на Пруссию, сам прусский регент связывает свои планы сопротивления французской агрессии с восстановлением Священного союза под покровительством России. Как известно, русская внешняя политика ничуть не считается с принципами в обычном понимании этого слова. Она не является ни легитимистской, ни революционной, но с одинаковой легкостью использует все возможности территориального расширения, независимо от того, должно ли оно быть достигнуто присоединением к восставшим народам или к борющимся монархам. Неизменной политикой России в отношении Германии стало присоединение то к одной, то к другой стороне. Сначала она вступает в соглашение с Францией с целью сломить сопротивление Австрии своим восточным планам, а затем становится на сторону Германии с целью ослабить Францию и получить вексель на благодарность Германии, чтобы затем учесть его на Висле или на Дунае. В ходе развития европейских осложнений Россия всегда будет предпочитать коалицию с немецкими государями союзу с французскими выскочками по той простой причине, что ее настоящая сила состоит в дипломатическом превосходстве, а не в материальной мощи. Война со своим непосредственным соседом, Германией, вызванная союзом с Францией, обнаружила бы действительное бессилие северного колосса, тогда как в войне с Францией Россия в силу своего географического положения призвана всегда играть роль резерва, вынуждая Германию нести действительное бремя войны и приберегая для себя плоды победы. Союзные державы в этом отношении походят на различные корпуса армии. Авангарду и центру приходится выдерживать главный удар, но решает исход сражения и одерживает победу резерв. Пусть германские мечтатели льстят себя обманчивой надеждой, что Россия под сильным воздействием внутренней социальной борьбы, связанной с освободительным движением, на этот раз опровергнет догмат русского историка Карамзина о неизменности ее внешней политики.

Высказывалось предположение, что огромная империя, раздираемая классовой борьбой и истощенная финансовым кризисом, с величайшей радостью предоставит Европу самой себе; но такое предположение свидетельствует о плохом понимании истинной природы движения, происходящего внутри России. Каковы бы ни были подлинные намерения благожелательного царя, для него столь же невозможно примирить уничтожение крепостного права с сохранением собственной самодержавной власти, как в 1848 г. для благожелательного папы [Пия IX. Ред.] было невозможно примирить итальянское единство с жизненными интересами папства. Как ни просто звучат слова «освобождение крепостных в России», за ними скрываются самые различные значения и самые противоречивые стремления. Покрывало, в начале движения наброшенное на эти противоречивые стремления своего рода общим энтузиазмом, должно быть неизбежно разорвано, как только будут предприняты шаги, свидетельствующие о переходе от слов к делу. По мнению царя, освобождение крепостных равносильно устранению последних препятствий, еще ограничивающих императорское самодержавие. С одной стороны, должна быть устранена сравнительная независимость дворянства, покоящаяся на его бесконтрольной власти над большинством русского народа; с другой стороны, правительственный проект, направленный на уничтожение «коммунистического» принципа, должен ликвидировать самоуправление сельских общин крепостных крестьян, основанное на их общинной собственности на порабощенную землю. Таково освобождение крепостных в понимании центрального правительства. В свою очередь, дворянство — т. е. та влиятельная часть русской аристократии, которая отчаялась в возможности сохранения прежнего положения вещей — решило предоставить крепостным освобождение на двух условиях. Первым условием является денежное вознаграждение, превращающее крестьян из крепостных в должников по закладной, так что, поскольку речь идет о материальных интересах, то, по крайней мере для двух или трех поколений ничто не изменилось бы, кроме формы крепостной зависимости — ее патриархальная форма была бы заменена новой, цивилизованной формой. Помимо этого вознаграждения, которое должны были бы уплатить крепостные, дворянство потребовало выплаты государством дополнительного вознаграждения. Взамен местной власти над своими крепостными, от которой оно изъявило готовность отказаться, дворянство потребовало политической власти, которая должна быть вырвана у центрального правительства и которая по существу дала бы ему конституционное право участия в общем управлении империей.

Наконец, сами крепостные предпочитали простейшее толкование проблемы освобождения. В их понимании освобождение означало старый порядок вещей за вычетом их старых господ. В этой взаимной борьбе, в которой правительство, несмотря на угрозы и лесть, противостоит оппозиции дворянства и крестьян, аристократия — оппозиции правительства и крепостных, являющихся ее собственностью, а крестьянство — объединенной оппозиции своего верховного господина и местных господ, — в этой борьбе, как всегда бывает в подобного рода делах, власть имущие пришли к взаимному соглашению за счет угнетенного класса. Правительство и аристократия сговорились пока отложить вопрос об освобождении крестьян и вновь попытать счастья во внешних авантюрах. Отсюда тайное соглашение с Луи Бонапартом в 1859 г.[113] и официальный конгресс в Варшаве с участием германских государей в 1860 году. Итальянская война в достаточной мере ослабила самоуверенность Австрии, чтобы превратить ее из препятствия в орудие планов русской внешней политики, а Пруссия, которая осталась в дураках, проявив в ходе войны одновременно честолюбивое вероломство и полную бездеятельность, вынуждена теперь, ввиду угрозы со стороны Франции на ее рейнской границе, идти в фарватере Австрии. Одним из больших заблуждений Готской партии[114] было воображать, что удары, которые Австрия, вероятно, получит от Франции, приведут к ее распаду на составные части, причем австрийская часть Германии, освобожденная от уз, связывающих ее с Италией, Польшей и Венгрией, сможет легко войти в состав единой великой Германской империи. Долгий исторический опыт показал, что любая война, которую Австрии пришлось бы вести с Францией или Россией, не освободила бы Германию от австрийского влияния, но лишь подчинила бы ее планам Франции или России. Разбить Австрию одним мощным ударом на составные части было бы со стороны этих держав плохой политикой, если бы даже они располагали силами для нанесения такого удара; но ослабить Австрию, с целью использовать остатки ее влияния в своих интересах, было и всегда будет главной целью их дипломатических и военных операций. Только германская революция, с одним из своих центров в Вене, а другим в Берлине, могла бы разбить на куски империю Габсбургов, не подвергая опасности целостность Германии и не подчиняя ее ненемецкие области французскому или русскому контролю.

Предстоящий конгресс в Варшаве чрезвычайно укрепил бы положение Луи Бонапарта во Франции, если бы перспектива конфликта в Италии между подлинно национальной партией и французской партией не лишила бы его этой возможности. Так или иначе можно надеяться, что Варшавский конгресс откроет, наконец, глаза Германии и поможет понять, что для того, чтобы противостоять вторжениям извне или достигнуть единства и свободы в стране, она должна очистить свой собственный дом от своих династических господ.

Написано К. Марксом 17 сентября 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6072, 10 октября 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ В ПРУССИИ. — ПРУССИЯ, ФРАНЦИЯ И ИТАЛИЯ[115]

Берлин, 27 сентября 1860 г.

Принц-регент, который, как я уже сообщал вашим читателям, с того времени как он достиг верховной власти, стал в глубине души упорным и закоренелым легитимистом, несмотря на мишурные знаки либерализма, которые нацепили на него официальные провозвестники фантастической прусской идиллии, — только что воспользовался случаем публично излить свои долго сдерживаемые чувства. Как ни странно, но тем не менее это факт, что принц-регент Пруссии в данный момент не допускает гарибальдийцев к цитадели Мессины и сохраняет эту важную военную твердыню за своим дражайшим братом, неаполитанским королем-бомбой [Фердинандом II. Ред.]. Прусский посланник в Неаполе граф фон Перпонше, личность, столь же известная своим упорным легитимизмом, как и прусский посланник в Риме барон фон Каниц, подобно большинству своих коллег, сопровождал короля-бомбу в Гаэту, где прусский военный корвет «Лорелея» стал на якоре для защиты германских подданных. 15 сентября цитадель Мессины была готова капитулировать. Офицеры объявили себя сторонниками Виктора-Эммануила и отправили в Гаэту депутацию с целью сообщить королю, что крепость не может более держаться. На следующий день эта депутация была отправлена обратно в Мессину на военном корвете «Лорелея», на борту которого находился уполномоченный прусского правительства; последний по прибытии судна немедленно отправился в цитадель, где имел продолжительную беседу с командиром неаполитанских войск. Помимо своего личного красноречия, прусский агент показал целую пачку депеш короля, призывавших генерала к сопротивлению и содержавших категорические возражения по поводу всех предложений сдачи даже на самых выгодных условиях, так как форты еще достаточно обеспечены всем на несколько месяцев. Пока прусский уполномоченный оставался в Мессине, из цитадели доносились громкие крики: «Evviva il Re!» [ «Да здравствует король!» Ред.], а после его отъезда переговоры, начатые с целью определения условий сдачи, были немедленно прерваны. По получении этих известий граф Кавур поспешил выразить недовольство в Берлине по поводу «злоупотребления прусским флагом» и нарушения обещания сохранять полный нейтралитет в революционной войне в Италии. Несмотря на справедливость этого недовольства, графу Кавуру менее чем кому-либо другому пристало заявлять о нем. Г-н фон Шлейниц, депеши которого во время войны 1859 г. получили некоторую известность своим слащавым стилем, своими двусмысленными рассуждениями и несравненным искусством нанизывать фразу за фразой в ущерб аргументации, жадно ухватился за представившийся ему случай втереться в доверие принца-регента и на сей раз сменил свой смиренный полушепот на резкий, высокомерный тон. Он дал графу Кавуру суровую отповедь, напрямик заявив ему, что Сицилия пока еще не стала сардинской провинцией, что туринский двор ежедневно нарушает условия договора и что если Кавур желает протестовать против иностранного вмешательства в Италии, то ему следовало бы направлять свои протесты в Тюильри.

Отозвание французского посланника из Турина рассматривается здесь как явная уловка, поскольку всем известно, что немедленно после свидания в Шамбери между Луи Бонапартом и гг. Фарини и Чальдини последнему было поручено руководить вторжением пьемонтских войск в Папскую область. Это вторжение было намечено в Шамбери с целью вырвать инициативу из рук Гарибальди и передать ее Кавуру, самому изворотливому слуге французского императора. Революционная война в Южной Италии, как известно, рассматривается в Тюильри не как случайно покатившаяся лавина, а как обдуманный акт независимой итальянской партии, которая со времени вступления Луи-Наполеона на via sacra[116] постоянно заявляла, что восстание Юга — единственное средство избавления от кошмара французского покровительства. Действительно, в своем манифесте к итальянскому народу от 16 мая 1859 г. Мадзини открыто заявил:

«На известных условиях Север может объединиться под знаменами Виктора-Эммануила, где бы австрийцы ни находились — на итальянской территории или по соседству; восстание на Юге должно принять иное, более независимое направление. Восстание, восстание объединенное, учреждающее временное правительство, вооружающее, избирающее стратегический пункт, опираясь на который оно может удерживать свои позиции и привлекать добровольцев с Севера, из Неаполя и Сицилии, — такое восстание еще в состоянии спасти дело Италии и создать свою власть, представленную национальным лагерем. Благодаря наличию такого лагеря и благодаря добровольцам Севера, Италия в конце войны, каковы бы ни были намерения ее инициаторов, еще может стать главным вершителем своих собственных судеб… Такое проявление народных стремлений исключило бы всякую возможность нового раздела Италии, всякое навязывание извне новых династий, всякий мир на Адидже или Минчо, всякую уступку какой-либо части итальянской территории. Но имя Рима неотделимо от имени Италии. Там, в этом священном городе, залог нашего национального единства. Долг Рима — не увеличивать сардинскую армию пестрой толпой добровольцев, но доказать императорской Франции, что тот, кто служит опорой папского деспотизма в Риме, никогда не будет признан борцом за итальянскую независимость… Если Рим забудет свои долг, мы должны действовать за римлян. Рим символизирует единство родины. Сицилия, Неаполь и добровольцы Севера должны образовать его армию».

Таковы были слова Мадзини в мае 1859 г. — слова, повторенные Гарибальди, когда, находясь во главе народной армии, созданной в Сицилии и Неаполе, он обещал провозгласить единство Италии с вершины Квиринала[117].

Читатель помнит, как Кавур с самого начала прилагал все усилия к тому, чтобы создавать трудности для экспедиции Гарибальди; как после первого успеха, достигнутого народным героем, он отправил в Палермо Лафарину вместе с двумя бонапартистскими агентами с целью лишить завоевателя его диктаторской власти; как, далее, каждое военное мероприятие Гарибальди встречало со стороны Кавура сначала дипломатическое, а затем военное противодействие. После падения Палермо и похода на Мессину популярность Гарибальди среди населения и армии в Париже поднялась так высоко, что Луи-Наполеон счел разумным прибегнуть к методу лести. Когда генерал Тюрр, в то время уволенный с действительной службы, прибыл в Париж, он был осыпан милостями императора. Он был не только почетным гостем в Пале-Рояле, но был даже принят в Тюильри[118], причем император выразил безграничный восторг перед своим «аннектированным» подданным, героем из Ниццы, и осыпал его знаками своей благосклонности вроде нарезных пушек и т. п. В то же время Тюрру внушали исходившее от императора убеждение, что Гарибальди, после того как он овладеет Неаполем и неаполитанским флотом, лучше всего предпринять вместе с венгерскими эмигрантами попытку высадиться в Фьюме, чтобы водрузить там знамя венгерской революции. Однако Луи-Наполеон глубоко ошибался, полагая, что Тюрр был или хотя бы воображал себя человеком, способным сколько-нибудь воздействовать на направление деятельности Гарибальди. Тюрр, которого я знаю лично, это храбрый солдат и толковый офицер, однако вне сферы военной деятельности он — полнейший нуль и стоит ниже среднего уровня обычных смертных; ему не хватает не только духовного и умственного развития, но и той природной сметки и чутья, которые могут заменить воспитание, образование и опыт. В общем, это добродушный, беспечный, славный малый, в высшей степени легковерный, но уж, конечно, не человек, способный политически руководить кем бы то ни было, тем более Гарибальди, который с огненной душой соединяет частицу того тонкого итальянского гения, какой можно обнаружить в Данте не менее, чем в Макиавелли. Таким образом, ставка на Тюрра оказалась просчетом; так, по крайней мере, говорят в кругах Тюильри. Тогда попытались использовать Кошута, которого отправили к Гарибальди, чтобы склонить последнего в пользу планов императора и совлечь с истинного пути, который ведет к Риму. Гарибальди воспользовался Кошутом как средством для возбуждения революционного энтузиазма и потому дал ему возможность вкусить сладость народных оваций, но в то же время мудро сумел отличить его имя, представляющее дело народа, от его миссии, которая таила в себе ловушку Бонапарта. Кошут вернулся в Париж в полном унынии; однако, чтобы доказать свою верность интересам императора, он, как сообщает «Opinion nationale»[119], этот Moniteur [официальный вестник. Ред.] Плон-Плона, обратился с письмом к Гарибальди, в котором призывает последнего помириться с Кавуром, отказаться от всякого посягательства на Рим, дабы не оттолкнуть от себя Францию, подлинную надежду угнетенных национальностей, и даже предоставить Венгрию ее собственной судьбе, ибо эта страна еще не созрела для восстания.

Мне не нужно говорить вам, что здесь, в Берлине, акции министерского либерализма сильно упали ввиду предстоящего конгресса в Варшаве, на котором не только правители божьей милостью должны обменяться рукопожатием, но и их министры иностранных дел — князь Горчаков, граф Рехберг и наш собственный г-н фон Шлейниц — должны собраться в уютном уголке раззолоченной передней, чтобы дать должное направление грядущей истории человечества.

Переговоры Пруссии с Австрией о новом торговом договоре между Таможенным союзом и Австрией, намеченном договором от 19 февраля 1853 г.[120], можно считать теперь прерванными, так как прусский кабинет определенно заявил, что не может быть и речи о каком-либо уравнивании или хотя бы сближении таможенных пошлин.

Написано К. Марксом 27 сентября 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6076, 15 октября 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. АРТИЛЛЕРИЯ ВОЛОНТЕРОВ.

Вопрос об артиллерии волонтеров имеет большое значение, и его следует широко обсудить — тем более потому, что пока еще, по-видимому, с полной ясностью не установлено, какую роль должна сыграть артиллерия волонтеров в обороне страны.

Итак, очевидно, что первый вопрос, который нужно решить, это вопрос о том, какая область действий подходит для артиллерии волонтеров. Без разрешения этого вопроса система обучения в различных частях никогда не будет сколько-нибудь единообразной. Наука об артиллерии включает в себя самые разнообразные предметы, и изучить их полностью, как теоретически, так и практически, всем волонтерам — офицерам и рядовым — было бы трудно; поэтому различные части, когда они понадобились бы для боевых действий, прибыли бы весьма неодинаково подготовленными к тем обязанностям, которые они должны выполнять; и многие роты, получив определенное задание, оказались бы очень мало подготовленными к его выполнению.

В нижеследующих замечаниях мы ни в коем случае не беремся говорить о том, какой должна и какой не должна быть артиллерия волонтеров; мы просто хотим указать некоторые из тех условий, с учетом которых должна формироваться артиллерия волонтеров, как и всякая другая артиллерия, чтобы тем самым создать возможность для начала дискуссии, которую мы хотим вызвать. В результате этой дискуссии в конечном итоге должно быть достигнуто понимание того, в какой области надлежит действовать артиллерийским частям волонтеров.

Вся артиллерия разделяется на полевую артиллерию, которая должна действовать на поле боя вместе с пехотой и кавалерией и снабжена орудиями на конной тяге, и осадную или крепостную артиллерию, в которой тяжелые орудия, составляющие неподвижные и укрытые батареи, используются для атаки или обороны укрепленных пунктов. Если в регулярной армии длительный срок службы солдат и специальное научное образование офицеров дают возможность обучить весь состав несению службы в обоих видах артиллерии, по крайней мере настолько, чтобы в случае нужды каждую роту можно было привлечь к выполнению любой из этих обязанностей, то по-иному обстоит дело с волонтерами, как офицерами, так и рядовыми, которые могут посвящать только часть своего времени своим военным обязанностям. Во Франции, Австрии и Пруссии полевая артиллерия существует совершенно отдельно от гарнизонной или осадной артиллерии. Если так обстоит дело в регулярных постоянных армиях, то для этого несомненно должны быть известные причины, которые в армии волонтеров будут действовать гораздо сильнее.

Дело в том, что само по себе обслуживание полевых орудий не настолько отличается от обслуживания тяжелых орудия в батареях, чтобы рядовой солдат волонтерской роты не мог легко обучиться тому и другому. Но самый характер обязанностей офицеров в том и другом случае настолько различен, что лишь при специальном образовании и продолжительной практике можно подготовить их одинаково хорошо к исполнению и тех и других обязанностей. У офицера полевой артиллерии главными достоинствами являются: уменье быстро оценить военную обстановку, правильная оценка местности и определение расстояний, образцовое знание силы действия своих орудий, дающее ему возможность выдерживать атаку до последней минуты, не теряя ни одного орудия, знание на основе длительного опыта, какую работу способны выполнять лошади и как следует обращаться с ними в походе, и, наконец, большая решительность в сочетании с предусмотрительностью. От офицера же гарнизонной или осадной артиллерии требуются: научные познания, теоретическое знание артиллерийского дела во всех его отраслях, фортификации, математики и механики, уменье все это использовать, настойчивое и неослабное внимание к возведению и восстановлению земляных укреплений, а также к результатам сосредоточенного огня и, наконец, мужество и стойкость — то есть нечто большее, чем простая лихость. Дайте командование бастионом какому-либо капитану 9-фунтовой батареи, и даже лучшему из них потребуется много учиться, прежде чем он будет в состоянии хорошо справляться со своей работой; поставьте офицера, имевшего дело в продолжение нескольких лет только с осадными орудиями, во главе батареи конной артиллерии, — и ему потребуется много времени, прежде чем он отделается от своей методичной медлительности и приобретет должную быстроту в действиях, требующуюся для нового вида оружия. Что же касается унтер-офицеров, у которых нет такой научной подготовки, как у их начальников, то здесь трудности еще более возрастают.

Из двух видов артиллерии для гарнизонной артиллерии, по-видимому, легче всего подготовить артиллериста. Гражданские инженеры обладают всеми предварительными научными знаниями, нужными для этого дела, и быстро научатся применять в артиллерии те научные принципы, с которыми они уже хорошо знакомы. Они легко научатся обращению с различными механизмами, применяемыми при передвижении тяжелой артиллерии, возведению батарей и правилам фортификации. Поэтому они образуют тот контингент, из которого главным образом и должны набираться артиллерийские офицеры-волонтеры, причем они будут особенно пригодны для службы в гарнизонной артиллерии. То же самое можно сказать относительно унтер-офицеров и рядовых артиллеристов. Все, кто долго имел дело с машинами, как то: инженеры, механики, кузнецы, образуют лучший материал для артиллерии, и поэтому крупные промышленные центры должны дать лучшие части. Учебную стрельбу из тяжелых орудий нельзя вести внутри страны, но море не так уж далеко отстоит от наших городов Ланкашира и Йоркшира, находящихся внутри страны, и поэтому имеется возможность иногда организовывать для этой цели поездки на берег моря; кроме того, в батареях тяжелой артиллерии, где при каждом выстреле видно падение снаряда и артиллеристы сами могут корректировать стрельбу, боевые стрельбы по цели не являются вопросом такой первостепенной важности.

Существует еще одно возражение против попытки формировать полевую артиллерию волонтеров — это высокая стоимость орудий и лошадей. Правда, несколько рот, сложившись вместе, может быть и в состоянии покрыть расходы на приобретение лошадей для нескольких орудий на летние месяцы и затем по очереди обучаться обращению с ними, но все же ни из рядовых, ни из офицеров не выработаются квалифицированные артиллеристы для полевой артиллерии. Расходы по оснащению одной полевой батареи из шести орудий обыкновенно считаются примерно равными расходам на снаряжение целого батальона пехоты; ни одна рота артиллерии волонтеров не сможет позволить себе подобных расходов, а принимая во внимание, что потеря орудия на поле боя считается позором, можно серьезно сомневаться в том, что какое-либо правительство было бы склонно, в случае вторжения неприятеля, доверить артиллерийским частям волонтеров полевые орудия с лошадьми и ездовыми на тех же условиях, на которых волонтеры-стрелки снабжаются ручным оружием.

Исходя из этих, а также и из ряда других соображений, мы не можем не прийти к заключению, что для артиллерии волонтеров подходит такая область, как комплектование расчетов тяжелых орудий для неподвижных береговых батарей. В городах, расположенных внутри страны, неизбежно будут делаться попытки обучать волонтеров полевой артиллерии с тем, чтобы поддержать в волонтерском движении интерес к этому делу. И, без сомнения, ни офицерам, ни солдатам не принесет вреда, если они обучатся, насколько это возможно, обращению с легкими орудиями конной артиллерии; но на основании нашего личного опыта службы в этом роде войск мы сильно сомневаемся в том, что волонтеры в конечном счете окажутся подготовленными в этой области для службы в действующей армии. Все же волонтеры научатся многому, что будет им столь же полезно при обращении с тяжелыми орудиями, и они скоро станут достаточно сведущими в обращении с ними, когда им придется иметь с ними дело.

Есть еще другой вопрос, о котором нам хочется упомянуть. Артиллерия гораздо более, чем пехота и кавалерия, является по своему существу родом войск, требующим научных знаний, и поэтому его эффективность будет зависеть главным образом от теоретических и практических познаний офицеров. Мы не сомневаемся, что в скором времени «Наставление для артиллеристов» майора Гриффитса[121] будет в руках каждого офицера артиллерии волонтеров. Содержание этой книги показывает, с какими разнообразными предметами должен ознакомиться артиллерийский офицер и даже унтер-офицер, прежде чем он сможет сколько-нибудь претендовать на знание своего оружия, а ведь эта книга представляет собой всего лишь краткий конспект того, что должен знать искусный артиллерист. Помимо регулярных ротных и батальонных строевых учений, общих для пехоты и артиллерии, нужно знать множество артиллерийских орудий различных калибров, их лафеты и платформы, заряды, дальнобойность орудий и разнообразных снарядов; нужно знать, как сооружается батарея, науку об осаде крепостей, постоянные и полевые укрепления; нужно быть знакомым с изготовлением боевых припасов и пиротехнических средств и, наконец, овладеть наукой о стрельбе артиллерии, которая в настоящий момент, благодаря введению нарезных пушек, получает такие замечательные и новые дополнения. Все эти предметы должны быть изучены как теоретически, так и практически, и все они являются одинаково важными, ибо, если когда-либо волонтеры артиллерии будут призваны на действительную службу, они станут в тупик, раз они не будут обращать внимания на все эти отрасли артиллерийской науки. Из всех волонтерских частей артиллерия является таким родом войск, где подготовленность офицеров имеет самое важное значение, и мы надеемся и уверены, что они приложат все силы для того, чтобы приобрести тот практический опыт и теоретические познания, без которых они окажутся неподготовленными в дни испытаний.

Написано Ф. Энгельсом в первой половине октября 1860 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 6, 13 октября 1860 г. и в сборнике «Essays Addressed to Volunteers», Лондон, 1861 г.

Печатается по тексту сборника, сверенному с текстом журнала.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ВОЙНЕ В ПРУССИИ.

Берлин, 23 октября 1860 г.

Гнев и страх наших либералов по поводу участия принца-регента в Варшавском конгрессе, как и всякое недовольство истинных прусских либералов, нашли выход в ожесточенной клевете против Австрии и ее новоиспеченной конституции[122]. Прежде всего Францу-Иосифу никогда не простят, что он лишил этих господ их главного утешения, а также неизменной темы их болтливых самовосхвалений, а именно — противопоставления «конституционной» Пруссии «абсолютистской» Австрии. Конечно, австрийский диплом дает повод не только для придирок, но и для всякого рода серьезных опасений. Обстоятельства, при которых был пожалован этот дар, и руки, которые его преподнесли, — все это придает ему характер скорее уловки, нежели искренней уступки. Еще ранее, 4 марта 1849 г., Франц-Иосиф обнародовал общие положения конституции лишь для того, чтобы аннулировать их в следующем году, после того как военное счастье улыбнулось ему[123]. Однако в летописях истории вообще не существует примеров, чтобы монархи когда-либо ограничивали свои собственные привилегии и уступали народным требованиям иначе, как под сильным давлением извне, равно как не существует и примеров того, чтобы они оставались верными своему слову, всякий раз когда им представлялась возможность безнаказанно нарушить свои клятвы и данные ими обещания. Старая венгерская конституция[124] полностью не восстановлена, ибо два важнейших полномочия — вотирование государственных доходов и набор войск — отняты у пештского сейма и переданы центральному рейхсрату в Вене; последний предполагается превратить в генеральные штаты всей империи, и потому его наделяют атрибутами, которые, по-видимому, станут постоянным источником конфликтов между ним самим и различными национальными или провинциальными сеймами. Так как конституции немецких и славянских провинций содержат лишь самые общие и неопределенные положения, то их можно толковать по-всякому. Крупнейшим недостатком диплома является, по мнению мадьяр, отделение Хорватии, Сербии и Трансильвании от Венгрии и предоставление этим провинциям особых сеймов; однако, если вспомнить события 1848–1849 гг., то мы вправе сомневаться в том, что хорваты, словенцы, сербы и валахи захотят присоединиться к этой жалобе мадьяр и оказать ей поддержку. По-видимому, в данном случае венские государственные деятели ловко сыграли на национальном принципе, обратив его в свою пользу.

Однако, что касается общего сейма всей империи — рейхсрата, заседающего в Вене и состоящего из делегатов от различных сеймов Галиции, Венгрии, Трансильвании, Хорватии, Сербии, Венеции и немецких провинций, то, находясь вне контроля сейма Германского союза, не разорвет ли он отношения, которые до сих пор существовали между немецкой Австрией и Германским союзом? Вот та великая тема, о которой без конца толкуют теперь представители официального прусского либерализма, приводящие все новые доводы в пользу своей любимой идеи — исключения австрийской части Германии из Германского союза. Но все их рассуждения основаны на заблуждении, так как они принимают за чистую монету диплом Франца-Иосифа. Хотя последний надо рассматривать как ловкий трюк со стороны австрийской династии, тем не менее он предоставляет различным народам, подпавшим под иго Габсбургов, прекрасную возможность самим устроить свою судьбу и открыть новую эру революций. Теперь же австрийская конституция принесет большую пользу тем, что она смирит фарисейскую гордость прусских лжелибералов и лишит династию Гогенцоллернов единственного преимущества, которым она могла хвастаться перед своим соперником, а именно, что Пруссия, оставаясь по-прежнему средоточием бюрократии и военщины, прикрывается более приличной формой конституционализма.

Чтобы вы ясно представляли подлинное положение в этой хваленой «возрожденной» Пруссии, необходимо напомнить о переменах, происшедших недавно в организации прусской армии. Как вы помните, прусская палата депутатов, не имея мужества ни на то, чтобы нанести оскорбление общественному мнению открытым санкционированием правительственных предложений о реорганизации армии, ни на то, чтобы решительно воспротивиться солдафонским наклонностям принца-регента, прибегла к обычной уловке слабых, избрав средний путь — ни рыба ни мясо. Палата отказалась утвердить правительственный план реорганизации армии, но голосовала за ассигнование 9500000 долларов на приведение армии в состояние готовности для отражения угрозы извне. Другими словами, прусские депутаты голосовали за отпуск средств, необходимых правительству для выполнения его плана, но делали это под искусственным предлогом. Как только прусский парламент был распущен на каникулы, правительство, открыто нарушая условия, на которых оно получило ассигнования, принялось без дальнейших церемоний вводить те изменения в организации армии, которых желал принц-регент и которые были отвергнуты так называемыми представителями. Во время перерыва в заседаниях парламента численность постоянной армии была удвоена, причем число ее полков было доведено с 40 до 72 линейных и 9 гвардейских полков. Таким образом, верховной волей принца-регента и явно в нарушение воли народа, а также вопреки голосованию его лжепредставителей, постоянные ежегодные расходы военного бюджета были увеличены на 100 %. Но не думайте, что гогенцоллернский принц или кто-либо из его коллег рискует разделить судьбу Страффорда[125]. Все дело ограничится тем, что тихонько поворчат, не переставая при этом пылко уверять в своей преданности династии и неограниченном доверии кабинету. Принимая во внимание, что даже старая организация армии, существовавшая главным образом за счет земледельческого населения, сделалась невыносимым бременем для финансов и препятствием для производительной деятельности народа, который с течением времени вступил на путь промышленного развития, можно легко понять, в какой степени армия, численность которой теперь удвоилась, должна подавлять самую драгоценную энергию народных масс и поглощать источники национального богатства. Прусская армия может теперь похвастаться тем, что по отношению к численности населения и национальным ресурсам она является самой большой в Европе.

Вы знаете, что государь из династии Гогенцоллернов называет себя сам и именуется министрами и чиновниками Kriegsherr, т. е. «верховный военачальник». Это, конечно, не значит, что прусские короли и регенты имеют власть над военным счастьем. Их сильное стремление к сохранению мира и их известная склонность бывать битыми в открытом бою лучше всего доказывают это. Титул «верховный военачальник», столь дорогой сердцу гогенцоллернских государей, означает скорее, что истинную опору их королевской власти следует искать не в народе, а лишь в одной его части, отделенной от массы, противопоставленной ей, отличимой от нее нашивками, вымуштрованной в духе пассивного повиновения, превращенной посредством дрессировки в простое орудие династии, которая располагает ею как своей собственностью и использует ее по собственной прихоти. Поэтому прусский король скорее отречется от престола, нежели позволит своей армии принести присягу на верность конституции. Таким образом, государь из династии Гогенцоллернов, будучи королем своего народа лишь постольку, поскольку он является «верховным военачальником», другими словами, собственником армии, — должен прежде всего страстно любить свою армию, лелеять ее, льстить ей и подкармливать ее все более жирными кусками за счет национального богатства. Эта великая цель была достигнута путем новой организации армии. Число офицеров удвоено, а быстрое повышение в чинах, свойственное французской, австрийской и русской армиям и прежде служившее предметом зависти прусских офицеров, теперь обеспечено им без какой-либо необходимости подвергать свою драгоценную жизнь хотя бы малейшей опасности. Отсюда тот огромный энтузиазм по отношению к принцу-регенту и его «либеральным» министрам, который царит теперь не среди простых солдат, а среди офицеров прусской армии. В то же время аристократические охотники на лисиц[126], ворчавшие против либеральной фразеологии нового режима, вполне примирились с ним благодаря тому, что им предоставлена новая возможность содержать своих младших сыновей за счет народа. Во всем этом есть один минус даже с династической точки зрения. Теперь Пруссия сосредоточила все имеющиеся в ее распоряжении силы в постоянной армии. Если эта армия будет разбита, то у нее не останется никакого резерва, к которому она могла бы прибегнуть.

Написано К. Марксом. 23 октября 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6097, 8 ноября 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ИСТОРИЯ ВИНТОВКИ.

I.

Винтовка является немецким изобретением, относящимся еще к концу XV столетия. Первые винтовки были изготовлены, очевидно, с единственной целью облегчить заряжание оружия пригнанной почти вплотную пулей. Для этого были сделаны прямые нарезы, без каких бы то ни было винтообразных оборотов, с одной лишь целью уменьшения трения пули в канале ствола. Сама пуля была обернута кусочком просаленной шерстяной или полотняной материи (пластырь) и таким образом забивалась без особой трудности. Эти винтовки, как они ни были примитивны, давали гораздо лучшие результаты стрельбы, чем гладкоствольное стрелковое оружие того времени с пулями значительно меньшего диаметра, чем диаметр канала ствола.

Позднее характер винтовки был коренным образом видоизменен приданием нарезам винтообразной формы, которая превратила канал ствола в своего рода гайку. Пуля, благодаря плотно прилегающему пластырю, направлялась по нарезам и, кроме того, совершала винтообразные обороты и, следовательно, сохраняла винтообразное вращение вокруг линии своего полета. Вскоре было установлено, что этот способ, при котором пуле придавалось вращательное движение, значительно увеличивал как дальность, так и меткость стрельбы, и, таким образом, вскоре прямые нарезы были заменены винтообразными.

Это и был тот вид винтовки, который оставался в общем употреблении более двухсот лет. Если не считать усовершенствования курка и более тщательного изготовления прицельных приспособлений, то это оружие почти не подверглось каким-либо усовершенствованиям вплоть до 1828 года. Оно в значительной мере превосходило гладкоствольный мушкет в отношении меткости, но по дальности полета пули это превосходство было менее значительным; за пределами 400–500 ярдов рассчитывать на меткость было невозможно. Вместе с тем, заряжание винтовки являлось делом сравнительно трудным. Забивание пули представляло довольно утомительную операцию; порох и завернутая в пластырь пуля вкладывались в ствол отдельно, и за одну минуту можно было сделать не более одного выстрела. Эти недостатки винтовки делали ее непригодной для широкого применения в армии, особенно в XVIII веке, когда все сражения решались частым огнем развернутых линий. При такой тактике старый гладкоствольный мушкет со всеми его очевидными недостатками считался все же гораздо более предпочтительным оружием. Поэтому мы видим, что винтовка оставалась излюбленным оружием охотников на оленя и за горными козами, в качестве же особого вида боевого оружия ее использовали в немногих батальонах метких стрелков в тех только армиях, которые располагали достаточным числом опытных охотников среди населения, чтобы формировать такие батальоны.

Войны американской и французской революций[127] внесли значительные изменения в тактику. С тех пор был введен расчлененный строй в бою; сочетание передовых стрелковых цепей с колоннами стало характерной чертой современного боя. Главные силы в течение большей части боя держат в тылу; они находятся в резерве или маневрируют с тем, чтобы сосредоточиться против слабого пункта противника; их вводят в действие только в решающие моменты, в то время как стрелковые цепи и их непосредственные подкрепления все время ведут бой. Они расходуют большую часть боеприпасов, а между тем объекты их огня редко превосходят фронт роты; в большинстве случаев им приходится вести огонь по отдельным бойцам, хорошо защищенным в укрытиях. И все же действие их огня имеет весьма важное значение, ибо он служит как подготовке атаки, так и, прежде всего, ее отражению; их задача состоит в том, чтобы ослабить сопротивление частей противника, занимающих отдельные фермы и деревни, а также отразить контратаки противника. Но с помощью старой «смуглой Бесс» ни одна из этих задач не могла быть выполнена удовлетворительно. Всякий, кто находился под огнем стрелков, вооруженных гладкоствольными мушкетами, не мог вынести иного впечатления, кроме глубокого презрения к результатам мушкетного огня на средних дистанциях. Однако винтовка старого образца была непригодна для массового вооружения стрелков.

Старая винтовка, для того чтобы облегчить забивание пули, должна была быть короткой, настолько короткой, что она уже не подходила в качестве рукоятки для штыка. Вследствие этого стрелков, вооруженных винтовками, использовали только на таких позициях, на которых они были защищены от штыковых и кавалерийских атак.

При таких обстоятельствах сама собой выдвигалась следующая задача: изобрести оружие, которое сочетало бы в себе дальность полета пули и меткость огня винтовки с быстротой и легкостью заряжания и длиной ствола гладкоствольного мушкета, — оружие, которое было бы одновременно огнестрельным и холодным и могло бы быть дано в руки каждому пехотинцу.

Таким образом, мы видим, что с введением в новейшей тактике рассыпного строя возникла и необходимость в усовершенствованном оружии. В XIX столетии всякий раз, как только появляется потребность в каком-либо предмете и дальнейшие обстоятельства ее оправдывают, эта потребность непременно удовлетворяется. Так же была удовлетворена потребность и в данном случае. Почти все усовершенствования стрелкового оружия, достигнутые с 1828 г., были направлены на то, чтобы удовлетворить эту потребность.

Однако прежде чем пытаться дать отчет о тех усовершенствованиях, которые вызывали столь большие и многочисленные перемены в устройстве нарезного огнестрельного оружия, основанные на отказе от старой системы забивания пули, мы позволим себе коснуться попыток усовершенствования ружья при сохранении старого способа заряжания.

Винтовка с овальным каналом ствола, известная в Англии под названием винтовки Ланкастер, была в употреблении на континенте более сорока лет. Мы находим упоминание о ней в одной немецкой военной книге, напечатанной в 1818 году. В Брауншвейге полковник Бернер усовершенствовал ее, и в 1832 г. вся пехота герцогства была вооружена такой винтовкой. Овальность была незначительная, и овальная пуля заряжалась старым способом забивания. Однако эта овальная пуля должна была употребляться только при одиночной стрельбе. Для стрельбы залпами солдаты были снабжены сферическими пулями меньшего калибра, которые скатывались вниз по каналу ствола так же легко, как всякая мушкетная пуля. Все же неудобства этой системы очевидны. Она замечательна лишь тем, что явилась первой попыткой вооружения нарезными мушкетами всей пехоты одной из армий.

В Швейцарии гражданский инженер и пехотный офицер г-н Вильд значительно усовершенствовал винтовку. Его пуля была в меньшей, чем обычно, пропорции по отношению к каналу ствола, и была рассчитана на то, чтобы входить в нарезы канала ствола только своим пластырем; на шомполе имелся диск, который не позволял ему входить слишком глубоко в канал ствола и забивать пулю так плотно к заряду, чтобы создавалась возможность преждевременного взрыва пороха; крутизна нарезов была уменьшена и заряд увеличен. Винтовка Вильда давала очень хорошие результаты на дистанции более 500 ярдов, при весьма отлогой траектории, причем из нее можно было сделать более 100 выстрелов, прежде чем образовывался нагар. Она была принята на вооружение в Швейцарии, Вюртемберге и Бадене, но, конечно, в настоящее время устарела и заменена другой.

Самой современной и лучшей винтовкой, сконструированной по принципу забивания пули, является новая швейцарская винтовка, принятая на вооружение метких стрелков. Это оружие, подобно американскому, имеет весьма малый калибр — не более 10,50 миллиметра, или 0,42 дюйма; ствол, длиной в 28 дюймов, имеет восемь пологих нарезов (один оборот в 34 дюйма); шомпол снабжен диском Вильда; пуля цилиндро-оживальная, очень длинная, забивается посредством просаленного пластыря; заряд сравнительно большой, с крупнозернистым порохом. Это оружие дало изумительные результаты; при испытании различных винтовок, недавно произведенном голландским правительством, его дальнобойность, меткость и отлогость траектории были признаны непревзойденными. Действительно, при дальности стрельбы в 600 ярдов высшая точка траектории равна всего 8 футам б дюймам, так что при этой дальности все пространство является поражаемым для кавалерии, а последние 100 ярдов являются опасными даже для пехоты; другими словами, ошибка при определении дистанции до цели на 100 ярдов при дальности в 600 ярдов обычно не препятствует пуле поражать цель высотой в 6 футов. Этот результат далеко превосходит результаты любого другого нарезного мушкета; самые лучшие из них требуют угла возвышения, который поднимает высшие точки траектории, при дальности стрельбы в 600 ярдов, до 13–20 футов, и, следовательно, уменьшает поражаемое пространство с 60 до 25 ярдов. Эта чрезвычайная отлогость траектории достигается благодаря малому калибру оружия, которое вмещает очень удлиненную остроконечную пулю и сравнительно мощный заряд; при небольшом калибре винтовка может быть очень прочной, не будучи громоздкой, пуля может быть длинной, не будучи тяжелой, заряд — сравнительно мощным при не слишком большой отдаче. Ясно, что замечательная стрельба этого оружия объясняется отнюдь не забойным заряжанием; на самом деле такое заряжание является единственным недостатком винтовки, препятствующим ее использованию в качестве основного оружия пехоты. Швейцарцы поэтому ограничились тем, что вооружили этой винтовкой лишь роты своих отборных стрелков, в руках которых она даст, без сомнения, наилучшие результаты.

Далее мы покажем, как винтовка усовершенствовалась и превращалась в оружие, которое могло быть дано в руки каждому пехотинцу.

II.

Французский офицер Дельвинь первый сделал попытку превратить винтовку в оружие, пригодное для массового вооружения пехоты. Он ясно видел, что для этого необходимо, чтобы пуля скользила внутри ствола так же свободно или почти так же свободно, как пуля гладкоствольного мушкета, и чтобы она затем изменяла свою форму для того, чтобы войти в нарезы.

Чтобы добиться этой цели, он сконструировал уже в 1828 г. винтовку с каморой в казенной части, т. е. крайний конец канала ствола в казенной части, куда вкладывается порох, был сделан значительно меньшего диаметра, чем в остальной части ствола. Форма названной каморы была заимствована от гаубиц и мортир, всегда имевших такую конструкцию; но в то время как в артиллерии она просто служила для того, чтобы прочно удерживать небольшие заряды, употребляемые для гаубиц и мортир, в винтовке Дельвиня камора отвечала совершенно другому назначению. После того как в камору всыпался порох, вслед за ним скатывалась пуля меньшего диаметра, чем канал ствола; дойдя до края каморы, она не могла пройти дальше и оставалась на месте, упираясь в края каморы; нескольких резких ударов шомполом было достаточно для того, чтобы вогнать мягкий свинец пули в нарезы и расширить ее диаметр настолько, чтобы она была вплотную пригнана к стенкам канала ствола.

Величайшим неудобством этой системы было то, что пуля теряла свою сферическую форму и делалась несколько сплющенной, вследствие чего она имела склонность терять винтообразное вращение, приданное ей нарезами, что значительно уменьшало ее меткость. Чтобы исправить это, Делъвинь изобрел продолговатую пулю (цилиндро-коническую), и хотя опыты с подобного рода пулей во Франции были вначале не очень успешными, они оказались весьма удовлетворительными в Бельгии, Австрии и Сардинии, где винтовка Дельвиня с различными усовершенствованиями была введена в батальонах стрелков вместо старого ружья. Хотя эта винтовка теперь почти везде заменена другой, усовершенствования Дельвиня заключают в себе два важных принципа, на которые должны были опираться все последующие изобретатели: во-первых, в винтовках, заряжающихся с дула, пуля должна опускаться по стволу с известным зазором для того, чтобы облегчить заряжание, и должна изменить свою форму, чтобы войти в нарезы, только после того как будет крепко забита; и, во-вторых, продолговатые пули являются единственными, которые следует принять для новейших винтовок. Таким образом, Дельвинь сразу поставил вопрос на должную основу, и он вполне заслуживает, чтобы его называли отцом новейшей винтовки.

Преимущества продолговатой пули над сферической весьма многочисленны, поскольку первой можно придать боковое вращение (вокруг продольной оси), что удовлетворительным образом достигается почти в любой системе современной винтовки. Продолговатая пуля имеет значительно меньшее сечение пропорционально своему весу и, следовательно, встречает меньшее сопротивление атмосферы, чем сферическая пуля. Ее заостренному концу можно придать такую форму, чтобы довести это сопротивление до минимума. Как дротик или стрела, она до известной степени поддерживается воздухом. Следствием этого является то, что она от сопротивления воздуха теряет свою начальную скорость в гораздо меньшей степени, чем любая сферическая пуля того же диаметра и, следовательно, покрывает данное расстояние при гораздо более отлогой траектории (то есть при линии полета, гораздо более опасной для противника).

Другим преимуществом является то, что продолговатая пуля имеет гораздо большую поверхность соприкосновения со стенками ствола, чем сферическая. Поэтому продолговатая пуля значительно лучше входит в нарезы, что позволяет уменьшить крутизну, равно как и глубину нарезов. Оба эти обстоятельства облегчают чистку оружия и в то же время позволяют пользоваться полными зарядами без увеличения отдачи ружья.

И, наконец, поскольку вес продолговатой пули значительно превышает вес сферической, то самый калибр винтовки, или диаметр канала ствола, может быть значительно уменьшен, в то время как оружие продолжает сохранять способность выбрасывать пулю, равную по весу прежней сферической пуле. Далее, если вес старого гладкоствольного мушкета и вес его пули рассматривать как стандартные величины, то винтовка с продолговатой пулей того же веса может быть прочнее старого мушкета — пропорционально тому, насколько будет уменьшен диаметр канала ствола, — и при этом винтовка не будет тяжелее старого мушкета. Будучи более прочным оружием, она лучше выдерживает заряд, имеет меньшую отдачу, и поэтому уменьшенный калибр винтовки допускает относительно более сильные заряды, придавая большую начальную скорость пуле и обеспечивая тем самым более низкую траекторию полета.

Следующее усовершенствование было сделано другим французским офицером, полковником Тувененом. Он обнаружил один недостаток, заключавшийся в том, что при забивании пули в нарезы она удерживается круговым выступом, которого она касается своими краями. Поэтому он удалил выступы каморы, высверливая канал ствола и делая его, как раньше, одинакового диаметра по всей длине. В центре болта, запирающего канал ствола, он укрепил короткий, крепкий стальной стержень, или чеку, выступавшую в канал, вокруг которой ложился всыпаемый порох; пуля поддерживалась притупленной верхушкой стержня, а удары шомпола в то же время вгоняли ее в нарезы. Преимущества этой системы были значительны. Расширение пули от ударов шомпола было гораздо более правильным, чем в винтовке Дельвиня. Оружие позволило сделать больший зазор, что облегчило заряжание. Результаты, достигнутые этим усовершенствованием, были настолько убедительны, что уже в 1846 г. французские chasseurs a pied были вооружены винтовками Тувенена; вслед за ними были вооружены зуавы и прочая легкая африканская пехота; а как только было установлено, что старые гладкоствольные мушкеты могут быть при небольших затратах переделаны в винтовки Тувенена, были соответственно переделаны и все карабины французской пешей артиллерии. Прусские стрелки были вооружены винтовками Тувенена в 1847 г., баварские — в 1848 г., и вскоре большая часть малых государств Северной Германии последовала этому примеру, вооружив в некоторых случаях этим превосходным оружием даже часть линейных войск. Во всех указанных винтовках имеется, очевидно, определенное приближение к единой системе, несмотря на все их различия, как, например, по калибрам и т. д.; число нарезов было уменьшено (в большинстве случаев до четырех), и степень их крутизны обычно составляет от трех четвертей до одного оборота на всю длину ствола.

Но все же винтовка Тувенена имела свои недостатки. При наличии столь длинного ствола, который у обыкновенного мушкета линейной пехоты должен служить удобной рукояткой для штыка, усилия, которые требовались для того, чтобы неоднократными ударами расширить свинец пули так, чтобы он вошел в нарезы, были слишком велики. К тому же стрелкам при положении лежа или с колена было очень трудно прилагать такие усилия для забивания пули. Сопротивление силе взрыва, которое оказывала пуля, вдавленная в нарезы непосредственно впереди порохового заряда, увеличивало отдачу и вынуждало поэтому пользоваться сравнительно небольшим зарядом. Наконец, чека всегда представляла собой ненужное усложнение в устройстве оружия; производить чистку вокруг чеки было очень трудно, и она часто ломалась.

Таким образом, принцип вдавливания пули ударами шомпола дал в свое время весьма удовлетворительные результаты в системе Дельвиня и еще лучшие результаты в системе Тувенена. Но винтовка, построенная по такому принципу, еще не могла доказать своего превосходства как оружия, годного для вооружения всей пехоты, перед старым гладкоствольным мушкетом. Для винтовки, пригодной для каждого солдата, в основу должны были быть положены другие принципы.

III.

Дельвинь, винтовку которого мы описывали в предыдущей статье, нашел необходимым сделать в своей продолговатой пуле углубление со стороны основания, чтобы таким образом уменьшить ее вес до веса старой сферической пули. Хотя он скоро обнаружил, что применение этой полой пули было несовместимо с системой расширения пули путем механического забивания, все же проведенных им опытов было достаточно для того, чтобы доказать, что газ, образующийся при взрыве, войдя в образованное в пуле углубление, стремился расширить стенки этой полой части пули настолько, чтобы заставить ее плотно прилегать к стволу и войти в нарезы.

Это и было то открытие, которым в 1849 г. воспользовался капитан Минье. Он целиком устранил чеку, или стержень, на дне канала ствола и восстановил ту первоначальную простоту винтовки, которой она обладала до Дельвиня и Тувенена; он полагался исключительно на воздействие пороховых газов, расширявших после взрыва полую часть пули. Его пуля была цилиндро-оживальная, с двумя кольцеобразными желобками вокруг цилиндрической части [Эти желобки (cannelures) изобрел другой французский офицер — Тамизье. Кроме уменьшения веса пули и ее трения о стенки ствола, они уравновешивали полет пули в воздухе, наподобие крыльев стрелы, и таким образом делали траекторию более отлогой.], высверленная конусообразно со стороны основания; чашеобразная пустая железная втулка (culot) закрывала полую часть и вгонялась туда силой пороховых газов после воспламенения, расширяя таким образом с достаточной силой свинец. Сама пуля, даже будучи помещена в просаленный бумажный патрон, имела достаточный зазор, чтобы свободно проходить вниз по стволу.

Теперь, наконец, мы получили винтовку и пулю, сконструированные по принципам, которые давали возможность вручить такое оружие каждому пехотинцу. Новое оружие заряжалось так же легко, как и гладкоствольный мушкет, но было гораздо эффективнее старой винтовки, с которой оно имеет одинаковую меткость, но превосходит ее по дальности стрельбы. Из всех систем ружей, заряжающихся с дула, винтовка с расширяющейся пулей является бесспорно наилучшим оружием как для всеобщего употребления, так и для метких стрелков. Именно этому обстоятельству обязана она своим громадным успехом и своим распространением в самых различных частях войск, с последующими многочисленными попытками улучшить формы пули или нарезов. Ввиду того, что пуля Минье была внутри полой, она могла быть сделана лишь ненамного тяжелее прежней сферической пули того же калибра; в силу того, что пуля свободно лежала на порохе и при выстреле лишь постепенно расширялась, проходя по стволу, отдача была гораздо меньше, чем в старых винтовках или в винтовках Дельвиня и Тувенена, в которых крепко забитая в ствол пуля могла быть сдвинута лишь всей силой взрыва; в результате этого в винтовке Минье можно использовать сравнительно более сильный заряд. Нарезы должны делаться очень неглубокими, что облегчает чистку ствола. Длина оси, по которой проходит один полный оборот нарезов, довольно велика, вследствие чего число оборотов пули и трение ее в воздухе (которое имеет место при всяком вращении) уменьшаются, благодаря чему лучше сохраняется начальная скорость. Наличие углубления у основания пули переносит ее центр тяжести значительно более вперед; а все эти условия, взятые вместе, дают сравнительно отлогую траекторию.

Но причиной всеобщего распространения винтовки Минье явилось фактически другое обстоятельство, а именно то, что все старые гладкоствольные мушкеты при помощи весьма простой переделки могли быть превращены в винтовки, пригодные к использованию пуль Минье. В Пруссии, когда Крымская война потребовала, чтобы вся пехота немедленно была вооружена нарезными мушкетами, а достаточного числа игольчатых ружей еще не было изготовлено, у 300000 старых мушкетов были сделаны нарезы, и они были приспособлены к использованию пуль Минье, на что было затрачено меньше года.

Французское правительство первым вооружило винтовками Минье несколько батальонов; но в них были сделаны прогрессивные нарезы, то есть нарезы, в казенной части ружья более глубокие, чем в дульной части, и пуля, входя в нарезы казенной части, снова сжималась при своем дальнейшем прохождении через ствол по менее глубоким нарезам, в то время как изнутри на нее продолжала действовать расширяющая сила пороховых газов. Таким образом создавалось такое трение, что очень часто сплошная головка пули отрывалась и вылетала из ствола, между тем как полое основание продолжало крепко сидеть в нарезах. Этот и другие недостатки заставили правительство отказаться от дальнейших попыток принять на вооружение винтовку Минье.

В Англии в 1851 г. было изготовлено 28000 винтовок такого же типа, как и во Франции; английские пули имели слегка коническую форму с оживально заостренным кончиком, с круглой полой втулкой и без всяких желобков, так как были рассчитаны на известное сжатие. Результаты оказались крайне неудовлетворительными, главным образом из-за формы пули. Только в 1852 г. были произведены новые опыты, в результате которых появились, наконец, винтовка и пули Энфилд, о чем мы будем говорить дальше. Винтовка Энфилд является лишь разновидностью винтовки Минье. С 1854 г. она окончательно заменила все гладкоствольные мушкеты в британской армии.

В Бельгии винтовка Минье с небольшими изменениями была введена с 1854 г. в стрелковых, а позднее также и в линейных войсках.

В Испании в 1853 г. винтовку Минье получили стрелковые, а потом, в том же году, линейные войска.

В Пруссии, как уже было сказано, в 1855–1856 гг. винтовка Минье была временно принята на вооружение в линейных войсках, но затем окончательно заменена игольчатым ружьем.

В мелких немецких государствах винтовка Минье была введена почти повсеместно, за очень немногими исключениями.

В Швейцарии винтовка Прела, предназначенная для вооружения всей пехоты, за исключением метких стрелков, представляет собой лишь разновидность винтовки Минье.

И, наконец, в России правительство в настоящий момент занято заменой старых гладкоствольных ружей винтовками Минье очень хорошего образца.

Почти в каждом образце винтовок этих стран число, глубина и шаг нарезов, а также форма пули подверглись различным изменениям в деталях. Описание наиболее важных изменений составит предмет следующей главы.

IV.

Мы снова вкратце повторим принципы системы Минье. Нарезное ружье с мелкими нарезами заряжается продолговатой пулей, диаметр которой настолько меньше диаметра канала ствола, что она свободно скользит вниз по стволу. Эта пуля высверливается со стороны основания, т. е. с конца, ложащегося на порох. При выстреле быстро образующиеся благодаря взрыву газы входят в эту полую часть и своим давлением на сравнительно тонкие стенки полой части расширяют свинец настолько, что он плотно прилегает к стенкам канала и заполняет нарезы. Пуля, таким образом, должна направиться по оборотам этих нарезов и сохранить приданное ей винтообразное вращение, характерное для каждой нарезной ружейной пули. Это главная и самая существенная часть во всех разнообразных винтовках, стреляющих расширяющимися пулями; это общее всем им свойство. Что же касается деталей, то разными изобретателями внесено много различных изменений.

Втулку ввел сам Минье. Эта втулка представляет собой маленький, круглый, чашеобразный кусочек листового железа, вогнанный в конец отверстия полой части пули. Имелось в виду, что при помощи пороховых газов произойдет дальнейшее проникновение втулки в полое пространство, и таким образом втулка будет содействовать расширению пули, сделав его более вероятным. Вскоре, однако, убедились, что эта чашеобразная втулка имела большие неудобства: она часто отделялась от пули при вылете из дула и при своей неровной линии полета иногда легко ранила своих же солдат, расположенных немного впереди сбоку. Кроме того, втулка иногда перевертывалась в тот момент, когда вгонялась в пулю, и являлась, таким образом, причиной неправильного расширения пули и, следовательно, отклонения полета пули от линии цели. Так как было доказано, что расширение пули может быть достигнуто без всяких втулок, то стали производить опыты для того, чтобы установить лучшую форму расширяющейся пули без втулки. Прусский капитан Нейндорф первый, по-видимому, предложил такую пулю (в 1852 г.). Полое пространство его пули имеет цилиндрическую форму, но расширяющуюся к основанию наподобие воронки. Эта пуля дала очень хорошие результаты как в отношении дальности полета, так и в отношении меткости, но вскоре было обнаружено, что втулка служила, кроме расширения пули, еще и другому назначению: она предохраняла тонкие стенки полой пули от разрушения во время перевозки и при небрежном обращении, в то время как пули Нейндорфа деформировались во время перевозки и поэтому давали чрезвычайно плохие результаты. В связи с этим в большинстве немецких армий полая железная втулка была сохранена, но ей была придана длинная заостренная конусообразная форма, и в таком виде она вполне отвечала своему назначению: никогда не перевертывалась и почти никогда не отделялась от свинцовой пули. Пуля Энфилд, как хорошо известно, имеет прочную деревянную втулку.

Тем не менее, в некоторых государствах продолжались опыты с пулями без втулок, и в ряде армий такие пули были введены в употребление. Это имело место в Бельгии, Франции, Швейцарии и Баварии. Главной целью всех этих опытов было стремление установить такую форму для полой части пули, которая предохраняла бы ее от разрушения, не препятствуя в то же время ее расширению. Этой полой части придавали форму или колокола (Тиммерханс в Бельгии), или трехсторонней призмы (Неслер во Франции) с крестообразным сечением (Плённис в Дармштадте) и т. д. Но, по-видимому, почти невозможно соединить эти два качества — прочность и способность расширяться — в любой из разновидностей расширяющейся пули без втулки, пока не будет значительно уменьшен калибр. Новая баварская пуля (майора Подевильса) с простой цилиндрической выемкой и очень прочными стенками, кажется, пока что лучше всего отвечает этому требованию, но баварская винтовка имеет очень небольшой калибр.

В странах, где старые гладкоствольные мушкеты были нарезаны для пуль Минье, крупный калибр старого мушкета, конечно, становился обязательным. Но там, где армия снабжалась только новыми ружьями, их калибр был значительно уменьшен, по соображениям, о которых мы упоминали в предыдущей статье. Английская винтовка Энфилд имеет калибр 14,68 миллиметра, южногерманская винтовка (введенная в Вюртемберге, Баварии, Бадене, Гессен-Дармштадте) — 13,9 миллиметра. Одни французы для винтовок своей гвардии сохранили калибр прежних гладкоствольных мушкетов (17,80 миллиметра).

Винтовка Энфилд представляет собой прекрасный образец системы оружия с расширяющимися пулями. Ее калибр является настолько небольшим, что допускает стрельбу пулями, по длине в два раза превосходящими ее диаметр и в то же время по весу не более тяжелыми, чем старые сферические мушкетные пули. Качество ее изготовления очень высоко и превосходит качество почти всех винтовок, существующих на вооружении континентальных войск. Ее пуля очень пропорциональна; правда, имеются возражения против деревянной втулки, указывающие на то, что она может или разбухать и тем самым увеличивать диаметр пули, или сжиматься и поэтому выпадать, по мы считаем эти возражения неосновательными. Если бы разбухание втулки создавало какие-либо неудобства, то это было бы обнаружено гораздо раньше; в случае же сжатия втулки наличие патрона предохраняет ее от выпадения. В общем, результаты, достигнутые винтовкой Энфилд, приблизительно такие же, какие были достигнуты лучшими континентальными винтовками с расширяющимися пулями.

Возражения против винтовки Энфилд, как ружья с расширяющимися пулями, следующие: калибр мог бы быть еще меньше, что дало бы возможность иметь более длинную пулю и более прочный ствол при том же весе; доказано, что пять нарезов лучше, чем три; ствол длинной винтовки Энфилд по меньшей мере слишком непрочен у дула, чтобы его можно было использовать в качестве рукоятки для штыка; пуля, не имея кольцеобразных желобков, должна испытывать слишком большое трение в канале, и поэтому возникает опасность, что прочный конец ее может оторваться, а кольцеобразная полая часть плотно заклиниться в нарезах.

Изменение калибра является делом очень серьезным, по без этого очень трудно придать дульной части ствола большую прочность. Это кажется нам самым серьезным возражением. Все же остальные возражения несущественны; число нарезов и форма пули могут быть изменены в любое время без затруднения; но даже в ее настоящем виде винтовка Энфилд показала себя как очень полезное боевое оружие.

До сих пор мы сравнивали винтовку Энфилд лишь с ружьями, которые заряжаются расширяющимися пулями; сравнение же с винтовками, устроенными по другим принципам, мы должны оставить до следующего раза, когда мы будем рассматривать различные другие принятые в настоящее время конструкции.

V.

В 1852 г. английский ружейный мастер г-н Уилкинсон и австрийский артиллерийский офицер капитан Лоренц одновременно, но независимо друг от друга, изобрели другой способ увеличивать диаметр свободно лежащей продолговатой пули силой пороховых газов, которые вгоняли ее плотно в канал ствола и заставляли идти по нарезам. Этот способ состоял в том, чтобы заставить пороховые газы сжимать пулю в продольном направлении, а не расширять ее.

Возьмите мягкий, эластичный мяч, положите его на стол и сильным ударом руки заставьте его отлететь прочь. Первым результатом удара, прежде чем он заставит мяч отлететь, явится изменение формы последнего. Как ни мал вес мяча, он оказывает достаточное сопротивление, чтобы мяч сплюснулся со стороны, откуда он получает удар; он сжался в одном направлении, и, следовательно, его объем должен увеличиться в другом направлении; подобное видоизменение произойдет и в том случае, если вы его совсем сплющите. Как удар действует на эластичный мяч, так взрыв пороховых газов должен действовать на сжимающуюся пулю Лоренца и Уилкинсона. Вес, vis inertiae [сила инерции. Ред.] пули, служит средством, которое своим сопротивлением силе пороховых газов сжимает пулю в продольном направлении и этим расширяет ее в стороны. В момент вылета пуля бывает короче и толще, чем при заряжании.

Для того, чтобы продолговатая массивная свинцовая пуля могла оказать достаточное сопротивление и быть, таким образом, достаточно сжатой, чтобы войти в нарезы, она должна быть очень тяжелой — другими словами, длина ее должна быть очень велика по отношению к ее толщине. Но такая пуля даже для ружья небольшого калибра была бы слишком тяжелой во время войны, так как обычный носимый запас боеприпасов переобременил бы солдат. Во избежание этого в цилиндрической части пули были вырезаны два глубоких кольцеобразных желобка. Возьмите пулю Энфилд, удалите втулку, наполните полость расплавленным свинцом и, когда он охладится, вырежьте у плоского конца цилиндрической части пули близко друг к другу два желобка, оставив три образовавшиеся части пули укрепленными, как они и были, на общей оси прочного свинца. Пуля тогда будет состоять из двух очень плоских усеченных конусов, направленных вперед, и тяжелого плотного острия; все эти части прочно соединены между собой. Эта пуля будет представлять тип сжимающейся пули. Сопротивление пороховым газам оказывает тяжелая передняя часть, или острие пули; передняя часть заднего конуса вгоняется силой пороховых газов в основание следующего конуса, а головка последнего в свою очередь вгоняется в основание остроконечной части пули, и таким образом пуля, укороченная и сжатая в продольном направлении, становится настолько толще, что плотно прилегает к каналу ствола и входит в нарезы.

Из этого, очевидно, следует, что прочное острие является самой главной частью сжимающейся пули. Чем она длиннее и тяжелее, тем большее сопротивление она окажет и тем вероятнее будет сжатие от порохового взрыва. Пока калибр винтовки мал, скажем, гораздо меньше калибра винтовки Энфилд, сжимающиеся пули можно делать не более тяжелыми, чем расширяющиеся пули. Но с увеличением калибра увеличивается поверхность основания пули или, другими словами, поверхность, подвергающаяся непосредственному действию пороховых газов; и это является причиной, почему при больших калибрах сжимающиеся пули всегда будут слишком тяжелы, чтобы их можно было использовать; иначе говоря, сила пороховых газов, преодолев сопротивление пули, выбросит ее из ствола, прежде чем она будет надлежащим образом сжата. Таким образом, гладкоствольные мушкеты большого калибра могут быть переделаны в ружья с расширяющимися пулями, но ни в коем случае не в ружья для сжимающихся пуль.

При малых калибрах и неглубоких нарезах система сжимающихся пуль дает прекрасные результаты. Расположение центра тяжести впереди является очень благоприятным для отлогой траектории. В отношении легкости и быстроты заряжания, а также незначительности отдачи сжимающаяся пуля имеет все преимущества перед расширяющейся. Эта пуля прочна и может довольно хорошо выдерживать перевозку, не требуя бережного обращения; ее форма позволяет прессовать ее, а не отливать. Единственной отрицательной стороной пули является лишь то, что она требует очень малого зазора, не более 0,01 дюйма, и большой точности в отношении как калибра ствола, так и размера пуль, ибо ясно, что сжатие не увеличивает окружности пули хотя бы приблизительно в такой же степени, как при расширяющем действии. Таким образом, при наличии более крупного зазора или при стволах старых образцов сомнительно, получила ли бы пуля достаточное сжатие для того, чтобы войти в нарезы. Но этот малый зазор не является большим препятствием, так как многие ружья с расширяющимися пулями имеют не больший зазор (например, винтовка Энфилд имеет зазор только в 0,01 дюйма), и теперь нетрудно изготовить ствол и пулю точно соответствующих размеров.

Австрийская армия приняла сжимающуюся пулю для всей пехоты. Калибр ее мал: 13,9 миллиметра, или 0,546 дюйма (на 0,031 меньше пули Энфилд); ствол имеет четыре очень неглубоких нареза (хотя четное число нарезов для ружей с расширяющимися пулями встречает решительные возражения, но в ружьях с сжимающимися пулями оно считается лучше, чем нечетное число) с одним оборотом приблизительно в шесть футов шесть дюймов (почти так же, как у винтовки Энфилд). Пуля весит около 480 гран (на 50 гран меньше, чем у винтовки Энфилд), а заряд составляет 1/6 ее веса (у винтовки Энфилд — около 1/8 веса пули). Эта винтовка подверглась испытанию в итальянской кампании 1859 г., и многие французские солдаты, в особенности офицеры, которые не выдержали ее огня, свидетельствуют о ее превосходных качествах. Она имеет значительно более отлогую траекторию, чем винтовка Энфилд, что является следствием пропорционально более сильного заряда, меньшего калибра, дающего возможность пользоваться удлиненной пулей, а может быть, и наличия двух кольцеобразных желобков.

Саксония, Ганновер и одно или два мелких немецких государства также ввели для легкой пехоты винтовки, которые стреляют сжимающимися пулями системы Лоренца.

В Швейцарии, кроме винтовки для метких стрелков, о которой мы уже упоминали, была введена винтовка того же калибра (10,51 миллиметра, или 0,413 дюйма, на 0,164 меньше, чем винтовка Энфилд) с сжимающейся пулей. Этой винтовкой вооружены легкие роты пехотных батальонов. Применяемая здесь пуля системы Лоренца и результаты, получаемые этой винтовкой, по отлогости траектории, дальности полета и меткости стрельбы ставят ее на второе место после упомянутой швейцарской винтовки для метких стрелков, пуля которой загоняется в ствол старым способом и имеет самую отлогую траекторию из всех известных нам ружей. При стрельбе на 500 ярдов эта винтовка, заряженная швейцарской сжимающейся пулей, дает поражаемое пространство в 130 ярдов! [Под поражаемым пространством понимается та часть линии полета пули, которая не выше человеческого роста, — скажем, 6 футов. Так, например, пуля, направленная на основание цели высотой в 6 футов, находящейся на расстоянии в 500 ярдов, попадает во всякий предмет высотой в 6 футов, расположенный на линии прицеливания, где-либо между 370 и 500 ярдами от стрелка. Другими словами, при дистанции в 500 ярдов может быть сделана ошибка в определении расстояния в 130 ярдов, но цель все же будет поражена, если линия прицеливания взята правильно.]

Пока несомненно одно, что система сжимающихся пуль дала лучшие результаты, чем система расширяющихся пуль, так как она до сих пор давала безусловно самую отлогую траекторию. Тем не менее, так же несомненно и то, что это последнее обстоятельство обязано не самой системе, а другим причинам, среди которых главной является малый калибр. При одинаково малом калибре расширяющаяся пуля может дать такую же отлогую траекторию, как и ее соперница, имевшая до сих пор больший успех. Это скоро станет очевидным. Винтовки четырех государств Юго-Западной Германии (Баварии и пр.) имеют тот же калибр, что и австрийские, так что для них в случае необходимости можно использовать австрийские пули, и наоборот. Но введя у себя одинаковый диаметр канала ствола; все эти государства в то же время приняли расширяющиеся пули; таблицы практической стрельбы обеими пулями наилучшим образом показывают достоинства каждой из них. Если, как мы того ожидаем, расширяющаяся пуля даст такие же хорошие результаты, как и ее соперница, то она заслуживает предпочтения: во-первых, более вероятно, что она будет входить в нарезы при любых обстоятельствах; во-вторых, ее можно сделать при том же диаметре канала ствола более легкой, чем сжимающаяся пуля; и в-третьих, на нее оказывает меньшее влияние расширение канала ствола, имеющее место у всех ружейных стволов, после того как они пробыли в употреблении некоторое время.

VI.

Все винтовки, которые мы до сих пор описывали, заряжались с дула. Тем не менее, в старину существовало множество видов огнестрельного оружия, заряжавшегося с казенной части. Заряжание пушек с казенной части предшествовало заряжанию с дула, и в самых старых арсеналах имеются ружья и пистолеты, которые насчитывают по 200–300 лет, с подвижной казенной частью, куда вкладывали заряд, не вводя его через дуло шомполом. Большую трудность всегда составляло соединить затвор со стволом так, чтобы его легко можно было снять и снова поставить, а само соединение было бы при этом достаточно прочным, чтобы выдержать давление пороховых газов. Ничего нет удивительного, что при несовершенстве техники того времени оба эти требования нельзя было сочетать: или части, сцепляющие затвор со стволом, были недостаточно прочны и долговечны, или самый процесс снятия и закрепления совершался чрезвычайно медленно. Ничего нет удивительного, что это оружие было оставлено, так как заряжание с дула являлось делом гораздо более быстрым, и что шомпол продолжал занимать господствующее положение.

Когда же в новейшее время как военные люди, так и оружейные мастера поставили своей задачей сконструировать такое огнестрельное оружие, которое сочетало бы в себе быстроту и легкость заряжания старого мушкета с дальностью полета пули и меткостью винтовки, то, естественно, заряжание с казенной части снова привлекло к себе внимание. С созданием надлежащей системы закрепления казенной части все трудности были преодолены. Пуля несколько большего диаметра, чем канал ствола, могла быть вложена вместе с зарядом в казенную часть и, направляемая вперед силой взрыва, проталкивалась через канал ствола, где, заполнив нарезы излишком свинца, шла по ним, не образуя никакого зазора. Единственную трудность представлял способ сцепления казенной части. Но что было невозможным в XVI и XVII столетиях, то не может считаться безнадежным в настоящее время.

Если предположить, что эта трудность преодолена, то громадные преимущества заряжания с казенной части очевидны. Значительно сокращается время, необходимое для заряжания. Никакого вытаскивания шомпола, поворачивания его и нового вкладывания обратно. Одним движением открывается затвор, другим — вкладывается на свое место патрон и третьим — затвор снова закрывается. Таким образом, частый огонь стрелков или частые залпы, столь важные во многих решительных случаях, обеспечиваются в такой степени, которой не может достигнуть никакое оружие, заряжающееся с дула.

Во всех заряжающихся с дула ружьях заряжание затрудняется, как только солдат во время перестрелки становится на колено или ложится, укрываясь за каким-либо местным предметом. Располагаясь за укрытием, он не может держать свое ружье в вертикальном положении, отчего большая часть заряда во время прохождения вниз по каналу ствола пристает к его стенкам; если же он будет держать ружье прямо вверх, то обнаружит себя. Ружье, заряжающееся с казенной части, он может заряжать в любом положении, даже не отрывая глаз от противника, так как он может заряжать, не глядя на свое ружье. В цепи он может заряжать его во время движения; делая выстрел за выстрелом во время движения вперед, он приближается к противнику все же с ружьем, постоянно заряженным. Пуля может быть простейшей конструкции, чрезвычайно прочная; и можно быть гарантированным от того, что пуля сорвется с нарезов, — подобно тому, как это происходило с сжимающейся и с расширяющейся пулей, — а также от любых других неприятных случайностей. Чистка ружья необыкновенно облегчается. Камора, или место, куда вкладываются порох и пуля, являющаяся частью, всегда наиболее подверженной загрязнению, совершенно открыта; ствол или канал открыт с обоих концов, и его можно легко осмотреть и отлично вычистить. Части, помещающиеся около казенника, будучи в силу необходимости более тяжелыми, так как иначе они не могли бы выдержать давления пороховых газов, переносят центр тяжести ружья к плечу, чем обеспечивается устойчивость при прицеливании.

Мы видели, что единственная трудность состоит в том, чтобы достичь прочного закрепления казенной части. Не может быть сомнения, что эта трудность теперь полностью преодолена. Число заряжающихся с казенной части ружей, изготовленных за последние двадцать лет, огромно и, по крайней мере, некоторые из них оправдывают все обоснованные ожидания как в отношении эффективности и прочности механизма для заряжания с казенной части, так и в отношении легкости и быстроты, с которой казенная часть может быть поставлена и снята. Тем не менее, в настоящее время в качестве боевого оружия используются лишь три различных системы.

Первая — это винтовка, которой вооружена в настоящее время пехота в Швеции и Норвегии. Механизм для заряжания с казенной части является достаточно удобным и прочным. Заряд воспламеняется посредством капсюля, причем и курок и боек находятся в нижней части каморы. О практическом применении этого оружия мы не смогли добыть каких-либо подробностей.

Вторая — это револьвер. Револьвер, так же как и винтовка, является очень старым немецким изобретением. Столетия тому назад делались пистолеты с несколькими стволами, снабженными вращающимся приспособлением, которое после каждого выстрела поворачивало новый ствол в положение, требующееся для действия на него замка. В Америке полковник Кольт снова воспользовался этой идеей. Он отделил каморы от стволов, так что для всех вращающихся камор существовал один ствол, и сделал таким образом оружие заряжающимся с казенной части. Так как большинство из наших читателей имело дело с пистолетом Кольта, то нет необходимости описывать его; кроме того, сложный характер механизма потребовал бы подробного объяснения, которое невозможно сделать без чертежей. Заряд этого оружия воспламеняется посредством капсюля; а сферическая пуля, которая несколько больше канала ствола, при вдавливании в него входит в нарезы. После того как изобретение Кольта стало известным, было сделано много изобретений ручного оружия с вращающимся механизмом, но только Дин и Адамс действительно упростили и усовершенствовали его как боевое оружие. Тем не менее, эта система чрезвычайно сложна, и для военных целей она применима только к пистолетам. Но при некоторых усовершенствованиях этот револьвер станет необходимым для всей кавалерии и для моряков, на случай абордажа, в то время как для артиллерии он был бы значительно полезнее, чем любой карабин. В самом деле, его действие в рукопашном бою ужасно; револьверами снабжена не только американская кавалерия, они были также введены в британском, американском, французском, русском и других флотах.

В шведском ружье, так же как и в револьвере, воспламенение заряда производится извне посредством обыкновенного ударного капсюля. Третью группу ружей, заряжающихся с казны, составляет столь нашумевшее прусское игольчатое ружье, которое целиком вытесняет оружие двух первых систем; заряд его воспламеняется изнутри.

Игольчатое ружье было изобретено гражданским лицом, г-ном Дрейзе из Зёммерды, в Пруссии. Дрейзе первоначально изобрел способ воспламенения заряда посредством иглы, мгновенно проникающей во взрывчатое вещество, помещенное в патроне, а уже в 1835 г. завершил свое изобретение, сконструировав ружье, заряжающееся с казенной части, которое снабжалось механизмом с иглой, воспламеняющей заряд. Прусское правительство сразу же купило секрет изобретения, который ему удалось сохранить для себя до 1848 г., когда это изобретение стало общеизвестным. В то же время прусское правительство решило в случае войны вооружить этим оружием всю свою пехоту и приступило к массовому производству игольчатых ружей. В настоящее время ими вооружены вся линейная пехота и большая часть ландвера, а вся легкая кавалерия вооружается теперь заряжающимися с казенной части игольчатыми карабинами.

О механизме заряжания с казенной части мы можем только сказать то, что он, по-видимому, является простейшим, удобнейшим и наиболее прочным из всех, до сих пор предложенных. Он подвергался испытаниям уже в течение ряда лет, и единственным недостатком его можно считать лишь то, что этот механизм сравнительно быстро изнашивается и не может выдержать такого количества выстрелов, какое выдерживает неподвижная казенная часть ружья, заряжающегося с дула. Но это — недостаток, неизбежный для всех механизмов заряжания с казны, и необходимость несколько более частой, чем в старых образцах, замены некоторых деталей казенной части ни в коем случае не может умалить больших достоинств этого оружия.

Патрон содержит в себе пулю, порох, а также воспламеняющийся состав и вкладывается закрытым в камору, которая несколько шире, чем нарезной ствол. Затвор закрывается простым движением руки, и в то же самое время оружие ставится на боевой взвод. Однако снаружи никакого курка нет. Сзади заряда, в полом железном цилиндре, находится прочная остроконечная стальная игла, приводимая в действие спиральной пружиной. Постановка оружия на боевой взвод состоит в простом оттягивании этой пружины назад, сжатии ее и крепком удержании в этом положении; когда спусковой крючок отводится назад, он освобождает пружину, которая сразу же посылает иглу вперед; последняя прокалывает патрон и, мгновенно воспламеняя взрывчатый состав, зажигает заряд. Таким образом, заряжание и производство выстрела из этого ружья состоит всего лишь из пяти движений: открывания затвора, вкладывания в него патрона, закрывания затвора, прицеливания и выстрела. Нет ничего удивительного, что из такого ружья можно произвести в минуту пять метких выстрелов.

Пуля, первоначально употреблявшаяся для стрельбы из игольчатого ружья, имела весьма неудачную форму, вследствие чего ее траектория была очень высока. Некоторое время тому назад этот дефект был успешно исправлен. Теперешняя пуля значительно длиннее и имеет форму желудя, вынутого из чашечки. Диаметр пули значительно меньше диаметра канала ствола; для того, чтобы придать пуле требуемую толщину, ее основание вставлено в своего рода чашечку, или кружок, из мягкого металла. Эта чашечка, насаженная на пулю, находясь в стволе, идет по его нарезам и таким образом придает пуле вращательное движение и в то же самое время значительно уменьшает трение в канале ствола, при этом совершенно устраняя зазор. Вследствие этого результаты стрельбы из ружья настолько улучшились, что с прицелом, при котором раньше стреляли на 600 шагов (500 ярдов), теперь стреляют на 900 шагов (750 ярдов); несомненно, это означает значительное понижение траектории.

Ничего нет более далекого от истины, чем утверждение, будто игольчатое ружье имеет очень сложную конструкцию. Детали, составляющие механизм для заряжания с казенной части и игольчатый замок, не только значительно менее многочисленны, но и значительно прочнее, чем части, составляющие обыкновенный ударный замок, который все же никто не считает слишком сложным для его использования в суровых условиях войны. Кроме того, чтобы разобрать на части обыкновенный ударный замок, требуется значительное время и разные инструменты, между тем как игольчатый замок может быть разобран и собран невероятно быстро и без помощи каких-либо иных инструментов, кроме десяти пальцев солдата. Единственная часть замка, которая подвержена ломке, это — сама игла. Но каждый солдат носит с собой запасную иглу, которую он может сразу же вставить в замок, не разбирая его на части, даже в бою. Нам также известно, что г-н Дрейзе сделал поломку иглы очень редким явлением благодаря такому усовершенствованию замка, в результате которого игла отводится обратно на свое прежнее место тотчас же по воспламенения заряда.

Траектория современного прусского игольчатого ружья почти такая же, как и винтовки Энфилд; калибр его несколько больше калибра винтовки Энфилд. Не может быть сомнения, что с уменьшением калибра до калибра австрийского ружья, а еще лучше, до швейцарской винтовки метких стрелков, игольчатое ружье сравняется с любым из них по дальности полета пули, меткости стрельбы и отлогости траектории, между тем как его другие огромные преимущества будут сохранены. Механизм для заряжания с казенной части может быть сделан даже еще более прочным, чем теперь, а центр тяжести ружья может быть перенесен еще ближе к плечу прицеливающегося солдата.

Введение в армии оружия, обладающего такой скорострельностью, естественно вызывает, особенно у народа, столь склонного к теоретизированию, как северогерманцы, много разных предположений о том, какие изменения внесет это оружие в тактику. Не было конца спорам о так называемой революции в тактике, которую будто бы произведет игольчатое ружье. В Пруссии большинство военных в конце концов пришло к выводу, что против батальона, стреляющего частыми залпами из игольчатых ружей, никакая атака невозможна и что, следовательно, со штыком покончено. Если бы эта нелепая мысль восторжествовала, то игольчатое ружье принесло бы пруссакам немало жестоких поражений. К счастью, Итальянская война доказала всем, кто был способен понять, что огонь современных винтовок — не такая уж грозная опасность для мужественно атакующего батальона, и принц Фридрих-Карл Прусский воспользовался этим случаем, чтобы напомнить своим коллегам, что пассивная оборона даже при наличии хорошего вооружения всегда ведет к верному поражению. Мнение военных кругов изменилось; опять начинают понимать, что люди, а не мушкеты, будут выигрывать сражения; если же новое ружье и внесет какое-либо существенное изменение в тактику, то это будет возвращение к более широкому применению развернутых линий (где это позволяет местность) и даже к той атаке линиями, которая после того, как она обеспечила Фридриху Великому победу в большинстве сражений, была почти совершенно забыта в прусской пехоте.

VII.

Сделав обзор разных систем устройства различных винтовок, находящихся на вооружении современных европейских армий, мы не можем закончить рассмотрение нашего предмета, не сказав несколько слов относительно винтовки, которая, хотя и не принята на вооружение ни в одной из армий, однако пользуется вполне заслуженной популярностью по своей удивительной меткости на дальних дистанциях. Мы имеем в виду, конечно, винтовку Уитворта.

Г-н Уитворт, если мы не ошибаемся, претендует на введение двух новых, оригинальных принципов в конструкцию своего огнестрельного оружия, а именно: шестиугольного канала ствола и механического прилегания пули к каналу. Канал ствола вместо круглого имеет по всей длине шестиугольное сечение и очень крутые нарезы или обороты, что видно по поверхности шестиугольных пуль. Сама пуля, сделанная из твердого металла, прилегает к каналу ствола с предельной точностью и не рассчитана на изменение формы под воздействием давления пороховых газов, так как шесть углов пули заставляют ее с исключительной точностью следовать по оборотам нарезов. Для того, чтобы предупредить образование зазора и смазывать канал ствола, между порохом и пулей помещается кусочек или кружочек просаленной материи; когда материя проходит вслед за пулей по направлению к дулу, сало растапливается от тепла, образующегося при взрыве.

Несмотря на несомненно прекрасные результаты, которых достиг г-н Уитворт со своей винтовкой, мы все же считаем этот принцип менее совершенным, чем принцип расширения или сжатия пули или заряжания с казенной части пулей большего диаметра, чем диаметр канала ствола. Другими словами, мы думаем, что винтовка с расширяющейся или сжимающейся пулей или ружье, сконструированное по системе прусского.

Игольчатого ружья, имели бы превосходство над винтовкой Уитворта, если бы мастерство их изготовления было одинаково высоким, калибр так же мал и все прочие условия одинаково соблюдены. Как бы ни было точно механическое прилегание пули г-на Уитворта, она все же не может прилегать с такой же точностью, как пуля, изменяющая свою форму в момент и после воспламенения. Его винтовка с твердой пулей имеет то, чего следует вообще полностью избегать в винтовках, а именно зазор и, как следствие этого, прорыв пороховых газов; даже растопленный жир не сможет совершенно устранить этот зазор, особенно в ружье, канал ствола которого от долгого употребления стал хотя бы незначительно шире. Существует очень точный предел для всех механических прилеганий такого рода — другими словами, прилегание должно быть свободным настолько, чтобы пуля проходила легко и быстро вниз по каналу даже после производства нескольких десятков выстрелов. Следствием является то, что шестиугольные пули прилегают, но неплотно, и хотя мы точно не знаем величины зазора, но тот факт, что пуля, обернутая бумажкой, проходит вниз по стволу очень легко без всякой смазки, заставляет предполагать, что зазор немногим меньше (если он вообще меньше), чем у пули Энфилд, у которой он равен 0,01 дюйма. Г-н Уитворт, изобретая свою винтовку, видимо, руководствовался преимущественно двумя задачами: во-первых, уничтожить всякую возможность засорения нарезов и, во-вторых, совершенно уничтожить случайности, которые могут препятствовать движению цилиндрической пули по нарезам, — такие случайности действительно препятствуют как расширению, так и сжатию пули, — предварительно подогнав форму пули к форме канала ствола. Засорение нарезов частицами свинца, отрывающимися от пули, может иметь место у всех винтовок с мягкими свинцовыми пулями; случайности, препятствующие пуле правильно идти по нарезам, могут иметь место у ружей как со сжимающимися, так и с расширяющимися пулями, но не у заряжающихся с казенной части ружей прусского образца. Ни одно из этих затруднений, однако, не является настолько значительным, чтобы его нельзя было преодолеть и чтобы в целях избежания этих затруднений надо было жертвовать основным принципом устройства винтовки, состоящим в том, что пуля должна проходить по нарезам, не оставляя никакого зазора.

Говоря так, мы опираемся на высокий авторитет, а именно на самого г-на Уитворта. Нам известно, что г-н Уитворт отказался от своего принципа механического прилегания, поскольку это касалось его винтовки, и что в настоящее время большинство стреляет из его винтовки не твердой, плотной шестигранной пулей, а мягкой свинцовой цилиндрической пулей. Эта пуля — полая в своем основании, наподобие пули Энфилд, но без втулки; она очень длинна (одна, весом в 480 гран, в три раза длиннее своего диаметра, другая, весом в 530 гран, в три с половиной раза длиннее своего диаметра) и вдавливается в нарезы силой пороховых газов, образующихся при взрыве. Итак, мы видим, что принцип механического прилегания пули г-на Уитворта совершенно оставлен во имя принципа расширения, и винтовка Уитворта стала одной из разновидностей винтовки Минье, совершенно так же, как это когда-то было с винтовкой Энфилд. Остается шестиугольный канал ствола; но насколько он будет пригоден для ружья с расширяющейся пулей?

Шестиугольный канал ствола имеет, конечно, шесть нарезов, а мы видели, что для расширяющихся пуль четное число нарезов было признано менее пригодным, чем нечетное, так как нежелательно, чтобы два нареза были диаметрально противоположны друг другу. Нарезы у большинства ружей с расширяющимися пулями очень неглубоки; так, например, у винтовки Энфилд они едва заметны. В шестиугольнике разница между диаметром внутреннего круга (представляющего собственно канал) и диаметром внешнего круга (проведенного через шесть углов) составляет около двух тринадцатых внутреннего круга или немногим менее одной шестой его части; другими словами, свинец должен расшириться примерно на одну шестую своего диаметра, прежде чем он сможет надлежащим образом войти в углы нарезов шестиугольного канала ствола. Из этого должно было бы вытекать то, что шестиугольный ствол, хотя и чрезвычайно остроумно задуманный для системы механического прилегания пули, казалось бы, не должен отвечать требованиям системы с расширяющейся пулей.

Но, как показывают результаты испытания почти каждой винтовки, он все же отвечает требованиям этой системы. Как же это могло случиться, если г-н Уитворт, отказавшись от существа своего принципа, теперь применяет принцип, к которому его винтовка не приспособлена?

Прежде всего, это объясняется высоким мастерством изготовления винтовок. Как известно, по точности изготовления мельчайших и даже микрометрических деталей г-н Уитворт не имеет соперников. Как его технические инструменты, так и его винтовки являются превосходными образцами по конструкции деталей. Взгляните на мушку на дуле его винтовки и сравните ее с мушкой винтовок других систем! Нет никакого сравнения, а для винтовок с дальнобойностью в 1000 ярдов это является огромнейшим преимуществом.

Во-вторых, и это главное: калибр винтовки Уитворта равен 0,451 дюйма в наименьшей части канала (то, что мы назвали внутренним кругом). Винтовка Энфилд имеет калибр 0,577 дюйма; швейцарская винтовка метких стрелков, о которой мы не раз упоминали как о ружье, дающем самую отлогую траекторию, имеет калибр 0,413 дюйма. Теперь обратите внимание на различие форм пули. Расширяющаяся пуля Уитворта в 530 гран почти на три восьмых дюйма длиннее пули Энфилд, имеющей тот же вес; в то время как первая в три с половиной раза длиннее своего диаметра, вторая едва только вдвое длиннее своего диаметра. Очевидно, что при одинаковом весе и при одинаковом заряде легче преодолевать сопротивление воздуха, то есть давать более отлогую траекторию будет та пуля, которая тоньше и длиннее, чем та, которая короче и толще. Далее, заряд пороха у винтовки Энфилд весит 68 гран; для винтовки Уитворта употребляются заряды в 60, 70 и 80 гран, но хорошие стрелки, которые пользовались этой винтовкой, нам говорили, что для того, чтобы заставить пулю достаточно расшириться и дать хорошие результаты стрельбы на большую дистанцию, требуется 80 гран. Итак, заряд для винтовки Уитворта на одну шестую больше, чем для винтовки Энфилд; и этот заряд должен действовать лучше (даже при одинаковом весе), так как он воспламеняется в более ограниченном пространстве и действует на значительно меньшую поверхность пули.

Здесь, следовательно, мы имеем другой пример огромного преимущества малого калибра, дающего длинную тонкую остроконечную пулю. Любой из наших читателей, кто внимательно следил за исследованием преимуществ различных систем винтовок, должен был давно прийти к выводу, что форма пули имеет гораздо более важное значение, чем система, по которой сконструирована сама пуля или винтовка, и что для того, чтобы солдат имел легко носимую пулю лучшей формы, мы должны иметь малый калибр канала ствола. Именно этому вновь учит нас винтовка Уитворта.

Отсюда мы также можем сделать вывод, что при малом калибре длинное тяжелое острие пули оказывает достаточное сопротивление, чтобы позволить ее полой хвостовой части должным образом расшириться без помощи втулки. Пуля Уитворта имеет лишь небольшое углубление в своем основании, не имея втулки. Она должна расширяться по крайней мере в три раза более других расширяющихся пуль; и все же при 80 гранах пороха (которые ружье выдерживает без особенно большой отдачи) она вполне удовлетворительно входит в нарезы.

Мы сильно сомневаемся в том, что винтовка Уитворта станет когда-либо боевым оружием; напротив, мы думаем, что шестиугольный ствол скоро совсем выйдет из употребления. Если бы волонтеры, убедившись на практике в превосходстве стрелковых данных винтовки Уитворта над нынешней винтовкой Энфилд, предложили вооружить их винтовкой Уитворта, то они, конечно, впали бы в крайность. Мы думаем, что совершенно невозможно сравнивать эти два вида оружия. Винтовка Уитворта является предметом роскоши, так как ее изготовление по крайней мере вдвое дороже, чем производство винтовки Энфилд. В своем настоящем виде она представляет собой слишком хрупкое оружие для того, чтобы дать его в руки каждому солдату; а между тем, удалите, например, ее тонкую мушку и замените ее другой, не требующей столь бережного обращения, и меткость ружья при стрельбе на дальние дистанции значительно уменьшится. Чтобы вооружить и армию, и волонтеров винтовками Уитворта, нужно сделать одно из двух: либо оставить без изменения калибр ручного оружия, принятого ныне на вооружение, но тогда винтовка Уитворта с калибром винтовки Энфилд дала бы гораздо худшие результаты, чем современная винтовка Уитворта; либо уменьшить калибр, скажем, до размеров нынешней винтовки Уитворта, — но тогда очень вероятно, что и винтовка Энфилд с уменьшенным калибром, если на ее изготовление израсходовать столько же, сколько и на винтовку Уитворта, дала бы такие же хорошие, если не лучшие результаты.

VIII.

В заключение перечислим вкратце различные системы винтовок, находящиеся ныне в употреблении, и те принципы, которые мы можем считать установившимися для этого вида оружия.

Имеются следующие различные системы винтовок:

1. Система забойного заряжания, при которой плотно пригнанная пуля, обернутая в пластырь, загоняется с дула сильными ударами молотка по шомполу. Это самый старый способ вдавливания пули в нарезы. В настоящее время для боевого оружия он почти нигде не применяется; наиболее важным и заслуживающим внимания исключением является новая швейцарская винтовка метких стрелков, имеющая очень малый калибр и длинную остроконечную пулю и дающая из всех существующих ныне винтовок самую отлогую траекторию. Винтовка эта предназначена для вооружения не всей массы пехоты, а лишь отборных частей, и требует аккуратного заряжания для обеспечения благоприятных результатов, которые и отличают ее от всех известных ружей.

2. Система сплющивания свободно входящей в ствол пули о какое-нибудь препятствие на дне казенной части (край суженной каморы — Дельвинь — или стержень, помещенный в середине каморы, — Тувенен), чтобы таким образом вогнать ее в нарезы. Этот способ, одно время принятый повсеместно, теперь более или менее вытесняется другими системами. В то же время заметим, что для него требуется довольно крупный калибр ружья, так как в противном случае камора будет очень узкой.

3. Система расширения свободно прилегающей продолговатой пули, полой со стороны своего основания. Пороховые газы, образующиеся при воспламенении заряда, входят в полое пространство, раздувая его, так сказать, до такой степени, чтобы достаточно плотно пригнать пулю к каналу ствола и заставить ее идти по нарезам. Эта система в настоящее время находит повсеместное применение, и все же ее еще можно значительно усовершенствовать, как недавно показали прекрасные результаты, достигнутые г-ном Уитвортом со своей винтовкой с тех пор, как он ввел в нее принцип расширения.

4. Система сжатия пули, при которой достигается тот же самый результат посредством снабжения пули глубокими кольцеобразными желобками, позволяющими силе пороховых газов, при наличии сопротивления веса тяжелой передней части пули, сжать ее по длине и таким образом обеспечить необходимое увеличение ее в диаметре. Этот способ, хотя, видимо, и менее надежный, чем основанный на принципе расширения, дал прекрасные результаты при малых калибрах, как это уже было доказано в Швейцарии и Австрии. Но все же сжимающаяся пуля, если ею стреляют из вышеупомянутой швейцарской винтовки метких стрелков, не дает тех хороших результатов, которые получаются при стрельбе плотно пригнанной и обернутой в пластырь пулей из того же самого ружья.

5. Система заряжания с казенной части, сама по себе имеющая преимущества над всеми остальными системами винтовок в самом способе заряжания и стрельбы, в то же самое время дает наибольшую вероятность того, что пуля должным образом пойдет по нарезам, так как камора и сама пуля делаются несколько большего размера, чем остальная часть канала ствола, и, таким образом, пуля не может дойти до дула, не будучи вдавлена в нарезы. Этой системе суждено, видимо, постепенно вытеснить все остальные.

Мы не принимаем в расчет систему механической пригонки пули г-на Уитворта, так как эта система более не применяется, по крайней мере поскольку, это касается ручного стрелкового оружия, и, таким образом, мы будем иметь дело только с вышеупомянутыми системами. Если классифицировать различные системы согласно достоинствам, им присущим, то мы должны сказать, что заряжающееся с казенной части игольчатое ружье выше всех; следующей идет система расширяющихся пуль; затем уже система сжимающихся пуль. Первые же две системы можно считать вышедшими из употребления, потому что если система заряжания посредством проталкивания пули, как в Швейцарии, при одинаковом калибре и дает пока более удовлетворительные результаты, чем заряжание сжимающимися пулями, мы все же совсем не склонны приписывать эти результаты самой системе без предварительного тщательного изучения ее, да к тому же обернутая пластырем пуля швейцарской винтовки метких стрелков признана непригодной для всей массы пехоты.

В то же время мы уже видели, что с введением продолговатой пули сама система устройства ружья или пули имеет лишь второстепенное значение с точки зрения обеспечения большей дальности полета, отлогой траектории и меткости стрельбы. Пока пули были сферические, система нарезов имела гораздо более важное значение, потому что тогда все пули встречали сопротивление воздуха почти при равных условиях, а большая крутизна нарезов, большая глубина или большее число желобков и т. д. играли сравнительно гораздо более существенную роль, чем теперь. Но с введением продолговатой пули появляется новый элемент. Пуля может быть длиннее или короче, причем пределы колебания довольно обширны, и теперь весь вопрос сводится к тому, какая форма пули является наиболее приемлемой. По теоретическим соображениям ясно, что одна и та же масса свинца, выбрасываемая с одинаковой начальной скоростью, лучше сохранит эту скорость в том случае, если она имеет длинную и тонкую форму, чем если она коротка и толста, предполагая, конечно, что налицо приданное пуле каналом ствола винтообразное вращение, которое предохранит ее от беспорядочного переворачивания при полете. Сопротивление воздуха является задерживающей силой; оно постепенно уменьшает начальную скорость, приданную пуле силой пороховых газов, и таким образом ведет ко все большему увеличению силы тяжести, так сказать, к большей задержке пули. Начальная скорость зависит от заряда и, в известной мере, от конструкции оружия; поэтому мы можем считать их постоянными величинами; сила тяжести также постоянна и имеет определенную величину; таким образом, остается изменяемой лишь форма пули, которую надо лучше приспособить для полета, чтобы пуля испытывала наименьшее сопротивление воздуха, а для уменьшения сопротивления атмосферы, как мы уже говорили, длинная и тонкая пуля является гораздо более пригодной, чем короткая и толстая того же веса.

Наконец, максимальный вес пули боевого оружия является также величиной известной. Солдат должен быть в состоянии носить при себе по крайней мере шестьдесят патронов, помимо своего вооружения и снаряжения. Таким образом, чтобы изготовить свинцовую пулю наилучшей формы при данном весе (скажем, в 530 гран), нужно увеличить ее длину и уменьшить толщину; другими словами, должен быть уменьшен калибр канала ствола винтовки. До известной степени это допустимо для всех систем без исключения. Посмотрите на пулю Энфилд в 530 гран и на пулю Уитворта того же веса; одного взгляда достаточно, чтобы понять, почему пуля Уитворта имеет гораздо более отлогую траекторию (то есть гораздо лучше сохраняет свою начальную скорость) и потому легко попадает в цель на расстоянии в одну тысячу ярдов, тогда как на попадание пулей Энфилд с такой же дистанции рассчитывать нельзя. А между тем обе эти пули принадлежат к системе расширяющихся пуль, причем устройство пули Уитворта является не лучшим образцом из всех пуль, приспособленных для расширения. Или взгляните на швейцарскую стрелковую винтовку со стволом еще меньшего калибра, чем у ружья Уитворта, дающую еще лучшие результаты и еще более отлогую траекторию, независимо от того, забивается ли в него обернутая пластырем пуля при помощи шомпола, или она проходит совершенно свободно и сжимается силой пороховых газов. Или возьмите прусское игольчатое ружье; уменьшив диаметр и увеличив длину пули и вводя ее в широкий канал ствола при помощи кружка или пыжа, при том же самом прицеле, при котором раньше стреляли на 600 ярдов, теперь можно стрелять на 900 ярдов. Таким образом, мы с достаточной уверенностью можем считать установленным тот факт, что вообще эффективность огня винтовок, по какой бы системе они ни были сконструированы, является обратно пропорциональной диаметру канала ствола. Чем меньше калибр, тем лучше винтовка, и наоборот.

Этими замечаниями мы заканчиваем тему, которая, может быть, показалась многим из наших читателей довольно сухой, Тем не менее она является очень важной. Ни один сознательный солдат не должен быть в неведении относительно того, по каким принципам сконструировано его оружие и как оно должно действовать. Считается, что все, что мы попытались изложить здесь, известно унтер-офицерам большинства армий на континенте; и конечно, огромное большинство волонтеров, представляющих «разум страны», также должно хорошо знать свое огнестрельное оружие.

Написано Ф. Энгельсом в конце октября 1860 г. — первой половине января 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» №№ 9, 11, 14, 15, 17, 18, 19 и 20; 3 и 17 ноября, 8, 16 и 29 декабря 1860 г. и 6, 12 и 19 января 1861 г. и в сборнике «Essays Addressed to Volunteers». Лондон, 1861 г.

Печатается по тексту сборника, сверенному с текстом журнала.

Перевод с английского.

К. МАРКС. НАПРЯЖЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ДЕНЕЖНОГО РЫНКА.

Лондон, 10 ноября 1860 г.

Началось то, что предсказывали уже давным-давно, — утечка золотых слитков и в связи с этим повышение учетной ставки. Вчера Английский банк поднял учетную ставку с 4 % до 41/20/o. За соответствующий месяц 1859 г. банковская учетная ставка не превышала 3 %, несмотря на то, что в то время имела место отправка громадного количества серебра на Восток, достигавшая 13234305 фунтов стерлингов. Очевидная цель банка заключалась в том, чтобы помешать утечке золота из своих подвалов; на 26 сентября запасы золота определялись суммой в 16255951 ф. ст., теперь же они сократились до 13897085 ф. ст., если не считать 43000 ф. ст., изъятых из банка вчера. Начиная с 26 сентября утечка непрерывно увеличивалась, пока на этой неделе не составила почти 300000 фунтов стерлингов. Значительный импорт хлеба, конечно, должен был рано или поздно привести к вывозу драгоценных металлов, но так как векселям по оплате хлеба еще не наступил срок, то наблюдающаяся ныне утечка не может быть объяснена этим, да и кроме того она происходит в тот самый момент, когда учетная ставка в Лондоне выше, чем в Париже, Амстердаме, Брюсселе и Гамбурге, и в то же время вывоз золота, как биржевая операция, не дает никаких прибылей.

Куда же в таком случае уходит золото? В подвалы Французского банка. Учетная ставка Французского банка составляет сейчас только 3 %, хотя с конца августа это предприятие потеряло около 4000000 ф. ст., между тем как его дисконтные операции за август и сентябрь увеличились почти на 3000000 фунтов стерлингов. Всякий обычный банк при таких обстоятельствах поднял бы учетную ставку, но Луи Бонапарт, опасаясь вызвать явное замешательство на денежном рынке, приказывает банку закупать золото с убытком для себя и в будущем заставит его продолжать эту, несомненно, невыгодную в коммерческом отношении операцию. С другой стороны, Английский банк показал, что он не может остановить происходящую теперь утечку путем повышения процентной ставки. Вчера, например, из эмиссионного отделения банка совершенно не было изъято золото в слитках, зато из банкового департамента было извлечено значительное количество соверенов. Одним из неизбежных последствий пресловутых банковых законов сэра Роберта Пиля, изданных в 1844 и 1845 гг.[128], является то, что коммерческая публика никогда не знает действительного количества вывозимых драгоценных металлов, так как банковый департамент не публикует никаких отчетов о соверенах, извлекаемых из его сундуков.

Повышение официальной учетной ставки Английского банка, особенно если оно будет продолжаться, конечно, заставит Французский банк действовать в том же направлении и таким образом помешает Луи Бонапарту по-прежнему отдавать приказы директорам банка о закупке золота в убыток для банка для того, чтобы расстройство денежного рынка не стало явным. Однако утечка золота из Англии не будет остановлена этой вынужденной мерой, так как в надлежащее время наступит срок уплаты по хлебным векселям, и платить придется наличными деньгами.

Написано К. Марксом 10 ноября 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribunes» № 6111, 24 ноября 1860 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС ВОЛОНТЕРЫ-САПЕРЫ, ИХ ЗНАЧЕНИЕ И ОБЛАСТЬ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

С некоторых пор армия волонтеров уже располагает значительным количеством пехоты и артиллерии, а также и небольшим составом кавалерии; теперь же начинает, наконец, создаваться и последний род волонтерских войск — инженерные войска. В настоящее время вопрос о волонтерах-саперах подвергается весьма широкому обсуждению, и он вполне заслуживает такого внимания. Инженерных войск регулярной армии стало уже недостаточно для выполнения тех многочисленных обязанностей, которые возлагаются на них в метрополии и в колониях. А что же будет с ними в случае войны или ожидаемого вторжения? Многочисленные возводимые в настоящее время укрепления, которые представляют собой обширные укрепленные лагери, сооружаемые вокруг портов, потребуют тогда для своих гарнизонов значительного числа офицеров и солдат-саперов; во время войны действующая армия, пополнившись волонтерами, увеличится вдвое или втрое по сравнению с теперешней своей численностью и также будет нуждаться в известном пополнении саперами для того, чтобы получить возможность свободно действовать против неприятеля. Без значительного увеличения численности инженерных войск регулярной армии задачи этого рода войск будут выполняться недостаточно хорошо, или же нужно будет привлечь заранее подготовленных волонтеров.

Число саперов, которое должно быть придано во время войны действующей армии, в конце концов, не столь уж велико; каждому армейскому корпусу из двух дивизий (от 16 до 24 батальонов пехоты с соответствующим количеством кавалерии и артиллерии) совершенно достаточно придать три или четыре роты. Если армия во время войны будет состоять из 40000 линейных войск, 20000 милиции и 100000 волонтеров — всего из 160000 человек, или 200 батальонов, что составит от восьми до десяти корпусов, то для них потребуется около тридцати саперных рот. Предположим, что десять рот дадут инженерные войска регулярной армии, тогда двадцать рот остается выставить волонтерам. Примерно такого же количества волонтеров-саперов было бы достаточно для помощи саперам регулярной армии при обороне укреплений портов; таким образом, при существующей численности пехоты и артиллерии волонтеров для них казалось бы достаточно примерно сорока рот волонтеров-саперов. Если бы численность волонтеров возросла в таком размере, что они составили бы во время войны более 100000 человек, не считая гарнизонов, то тогда было бы достаточно добавить одного сапера на каждые 100 человек дополнительных стрелков, что составит 200 саперов (или три роты) на каждый армейский корпус в 20000 человек.

Следовательно, в настоящее время максимальное количество инженерных войск, которое целесообразно было бы создать, составляет сорок рот или около 3000 человек. Но для того чтобы сделать их саперами не только по названию, но и на деле, потребуется много сил. Мы уже и теперь видим, что у волонтеров-артиллеристов большая часть времени посвящается ротным и батальонным строевым учениям с карабином в руках, хотя все эти занятия служат только для парадных целей и никогда не принесут им никакой пользы в действующей армии ни при обслуживании полевых орудий, ни в укреплениях. И мы опасаемся, что то же самое произойдет и с саперами. Они прежде всего должны помнить о том, что каждый час, потраченный на ротную муштру сверх того срока, который необходим, чтобы придать им воинский вид, научить быстро и с готовностью повиноваться приказам и приобрести способность совершать в полном порядке марши, является для них потерянным временем; что они должны обучаться совершенно другому и что от этого, а не от многократных прохождений церемониальным маршем, зависит их боеспособность. Им нужно ознакомиться — как солдатам, так и офицерам — с основами полевой и долговременной фортификации; они должны будут практиковаться в сооружении траншей и батарей и в устройстве и исправлении дорог. Если найдутся средства, то они должны будут строить военные мосты и даже отрывать минные галереи. Мы боимся, что некоторые из этих отраслей инженерного дела могут быть изучены только теоретически, так как в Англии мало крепостей, а также понтонов, и нельзя предполагать, что каждый волонтер попадет в Портсмут или Чатам, чтобы изучить фортификацию или участвовать в наводке понтонного моста. Но есть другие отрасли инженерного дела, в которых может практиковаться каждая рота. Если бы здесь, в Манчестере была сформирована саперная рота, то мы могли бы показать этим саперам большое количество проселочных дорог, находящихся в таком же плохом состоянии, как и те, по которым походной колонне придется двигаться во время войны, и лица, которых это касается, были бы, весьма вероятно, только очень рады позволить саперам сколько угодно практиковаться в постройке дорог. К тому же им было бы не очень трудно найти участок земли, на котором они могли бы строить некоторые полевые укрепления, рыть траншеи и возводить батареи; особенно потому, что такой участок земли предоставил бы возможность как волонтерам-артиллеристам, так и пехотинцам практиковаться в таких областях военной службы, которые иначе они были бы не в состоянии изучить. Они могли бы даже найти места, где им позволили бы время от времени перебрасывать небольшой мост на упорах через одну из тех рек с высокими берегами в нашей местности, которые создают самые благоприятные условия для наводки таких мостов там, где дно этих рек имеет твердый грунт. Такие занятия, как и многие другие им подобные, должны составлять главное содержание практической подготовки саперов: ротное строевое обучение следует быстро провести с самого начала, а затем вернуться к нему опять лишь тогда, когда части вполне ознакомятся со своими настоящими обязанностями саперов; тогда, во время второй зимы, для строевого обучения могли бы быть с выгодой использованы вечера. Но если саперы с самого начала ставят себе целью соперничать с пехотинцами в маршировке и батальонных перестроениях в ущерб своему специальному обучению, если внимание их офицеров будет направлено больше на выполнение обязанностей пехотного офицера, чем на образование по специальности, тогда волонтеры-саперы могут быть уверены, что во время войны их будут гораздо чаще использовать как пехотинцев, чем как саперов.

Найти хорошо подготовленных офицеров будет нетрудно, если их отбирать только из числа людей, пригодных для такой деятельности, — из гражданских инженеров. Несколько месяцев теоретических занятий и поездка время от времени в Чатам, Портсмут или Олдершот очень быстро сделали бы их сведущими в большинстве отраслей военно-инженерного дела; в этом им помогло бы также военное обучение своих рот. Они будут учиться, обучая других. Собственная профессия заставляет их знать все принципы военно-инженерного дела, и так как они должны быть весьма понятливыми и сведущими людьми, то применение этих принципов к военным вопросам представит для них мало трудностей.

Мы читали в «Army and Navy Gazette» статью относительно некоей огромной военно-инженерной организации, которая должна охватить все железнодорожные линии страны и в случае вторжения неприятеля принести большие результаты. Этот план преподносится общественности в чрезвычайно неопределенной форме; пока мы не видим больших преимуществ, приписываемых этому плану, и скорее склонны думать, что здесь смешаны два совершенно разных предмета. Несомненно, что чрезвычайно важно изучить стратегическое значение каждой отдельной железнодорожной линии в королевстве, так же как и всей железнодорожной сети в целом. Это настолько важно, что мы считали бы большим упущением, если бы это не было сделано уже давно и если бы в архивах Главного штаба, так же как и в архивах командующих различными округами, не находились теперь весьма пространные документы, заключающие в себе результат этого изучения. Но это обязанность штаба, а не саперов. Что касается формирования инженерных войск из машинистов, кочегаров, путеукладчиков и землекопов на каждой железнодорожной линии, то мы не видим в этом большой выгоды. У этих людей уже есть, так сказать, военная организация и более строгая дисциплина, чем в любой волонтерской части в стране. То, что, как предполагается, они будут делать в качестве волонтеров-саперов, они способны выполнять в той же мере и при своем настоящем положении. И поскольку во время войны еще более чем теперь необходимо, чтобы они оставались там, где они находятся сейчас, то совершенно бесполезно обучать их специальным отраслям военно-инженерного дела.

Эти замечания относятся к плану в том виде, как он был опубликован; если бы в будущем оказалось, что в нем содержатся иные детали, то мы, конечно, должны сохранить за собой право высказать свое мнение. Тем не менее мы позволим себе указать еще на одно преимущество, которое дает наличие в стране большого числа подготовленных инженеров. Большинство армий располагает, кроме офицеров, — саперов и минеров, — некоторым количеством офицеров-инженеров, не входящих в состав каких-либо рот и исполняющих специальные обязанности. Почему не предоставить гражданским инженерам Англии возможность самим подготовиться для этой службы? Колледж гражданских инженеров мог бы стать средством для осуществления этой цели. Несколько курсов лекций по военно-инженерному делу и короткий практический курс занятий с саперной ротой сделали бы все, что требуется; экзамен, строго ограниченный военными предметами и только тем, что в данном случае абсолютно необходимо, мог бы стать главным испытанием для принятия в офицерский корпус волонтеров-инженеров, не входящих в состав частей; правительство, конечно, должно иметь право отстранить тех кандидатов, которые будут признаны неподходящими. Такие офицеры сослужили бы большую службу, потому что в данном случае все зависит именно от знаний офицера; и в случае необходимости они, имея под своей командой нескольких пехотинцев или артиллеристов-волонтеров, могли бы выполнять некоторые саперные работы с большим успехом, чем инженерные офицеры регулярных войск с одним или двумя отделениями линейной пехоты, выделенными им для выполнения такого же рода обязанностей.

Написано Ф, Энгельсом в конце ноября 1860 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» №№ 12 и 13; 24 ноября и 1 декабря 1860 г. и в сборнике «Essays Addressed to Volunteers». Лондон, 1861 г.

Печатается по тексту сборника, сверенному с текстом журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. АВСТРИЯ. — РАЗВИТИЕ РЕВОЛЮЦИИ.

Лондон, 24 декабря 1860 г.

Революция в Австрии стремительно развивается. Всего лишь два месяца тому назад Франц-Иосиф признал в своем дипломе от 20 октября[129], что его империя находится в состоянии революции, и, чтобы найти выход из положения, пытался подкупить Венгрию обещанием, что ее старинная конституция, в той или иной форме урезанная, будет восстановлена. Хотя диплом и был уступкой революционному движению, однако по своему замыслу он являлся одним из тех ловких маневров предательской политики, которые так характерны для австрийской дипломатии. Венгрию предполагалось купить уступками, с виду очень крупными, особенно по сравнению с ничтожными подачками немецким и славянским провинциям и с пародией на имперский парламент, создание которого намечал диплом. Но при более основательном знакомстве с этим документом его предательский характер выступает достаточно ясно, чтобы искусно задуманный маневр превратился в явную нелепость и в свидетельство беспомощности и слабости правительства перед лицом революционного движения. Дело было не только в том, что вотирование ассигнований и военного контингента должно было быть отнято у венгерского сейма и предоставлено центральному парламенту и частично даже лично императору, — как будто правительство, вынужденное за последние десять лет терпеть одну политическую обиду за другой, было еще достаточно сильно, чтобы удержать за собой эти права, отнятые у тех, кто их действительно завоевал. Ничтожность и неопределенность прав, предоставленных другим частям империи и центральному представительному учреждению, сразу доказывали при их сопоставлении неискренность всего замысла. А когда были опубликованы конституции для провинций Штирии, Каринтии, Зальцбурга и Тироля — конституции, предоставляющие львиную долю мест в представительных учреждениях дворянству и духовенству и сохраняющие старые сословные различия, — когда старое министерство осталось у власти, тогда исчезли все сомнения в том, с какой целью все это было задумано. Имелось в виду успокоить Венгрию, а затем превратить ее в орудие, которое должно было помочь абсолютистской Австрии выпутаться из трудного положения; а о том, какова будет ее судьба, после того как Австрия снова станет сильной, Венгрия достаточно хорошо знает по опыту. Сам факт неограниченного и безусловного признания венгерского языка единственным официальным языком в Венгрии должен был послужить исключительно возбуждению венгерских славян, румын и немцев против мадьярской национальности. Венгерские староконсерваторы (vulgo [иными словами. Ред.] аристократы), заключившие эту сделку с императором, тем самым потеряли всякую опору у себя дома; они решили променять на это два наиболее существенных права сейма. В действительности императорский диплом никого не обманул. В то время как в немецких провинциях общественное мнение сразу же заставило старые муниципальные советы (назначенные императором после революции) открыть свои двери перед новыми людьми, которые теперь избираются народным голосованием, венгры начали восстанавливать своих старых комитатских чиновников и комитатские собрания[130], которые до 1849 г. представляли всю местную власть в стране. Так или иначе, является добрым предзнаменованием то, что оппозиционная партия сразу же овладела местными и коммунальными органами управления, а не ограничилась требованием эфемерной смены министерства и не отказалась занять важные позиции, которые были открыты перед ней в более скромной сфере деятельности. В Венгрии старинные органы местного управления, реорганизованные в 1848 г., сразу передали всю гражданскую власть в руки народа и поставили венское правительство перед альтернативой: уступить или немедленно прибегнуть к военной силе. Поэтому здесь движение, естественно, развивалось особенно быстро. По всей стране раздаются требования полного восстановления конституции с изменениями, произведенными в 1848 г., и всех законов, относительно которых тогда было достигнуто соглашение между сеймом и королем. Кроме того, выдвинуто требование немедленной отмены табачной монополии (незаконно введенной после 1848 г.) и всех других законов, изданных без согласия сейма. Сбор налогов открыто объявлен незаконным до тех пор, пока они не будут вотированы сеймом; не была внесена даже третья часть причитающихся налогов; молодых людей, призванных в армию, убеждали сопротивляться набору или укрываться от него; срывали имперских орлов, и — что хуже всего— в этот переходный период правительство было бессильно бороться с начавшимся волнением. Всюду, где созывались комитатские собрания, они единодушно поддерживали эти требования; а съезд венгерских нотаблей, собравшийся в Гране под председательством примаса Венгрии с целью предложить правительству основные принципы выборов в сейм, почти без обсуждения единогласно заявил, что демократический избирательный закон 1848 г. остается в силе.

Это превосходило то, чего ожидали староконсерваторы, когда они шли на компромисс с императором. Они были совершенно «debordes» [ «захлестнуты». Ред.]. Революционные волны грозили потопить их. Само правительство понимало, что необходимо что-то предпринять. Но что мог предпринять венский кабинет?

Попытка подкупить Венгрию была накануне полного краха. Что, если кабинет теперь попытается подкупить немцев? Они никогда не пользовались такими правами как венгры и, может быть, удовольствуются меньшим. Чтобы существовать, австрийская монархия должна поочередно натравливать друг против друга различные подвластные ей национальности. Славяне могут быть пущены в ход лишь в крайнем случае: они слишком связаны с Россией панславистской агитацией; значит, надо использовать немцев. Граф Голуховский, ненавистный польский аристократ (ренегат, предавший дело Польши и перешедший на службу Австрии), был принесен в жертву, и кавалер фон Шмерлинг был назначен министром внутренних дел. Он был министром эфемерной Германской империи в 1848 г., а затем австрийским министром; с этого поста он ушел, когда была окончательно упразднена конституция 1849 года. Он слыл конституционалистом. Но и тут опять было проявлено столько колебаний и нерешительности, прежде чем он был окончательно приглашен на этот пост, что весь эффект снова был потерян. Спрашивали, что может сделать Шмерлинг, если все остальные министры остались на своих местах? Еще до того, как он получил окончательное назначение, все надежды стали рассеиваться, и, вместо искренней уступки, его назначение явилось лишь новым доказательством слабости. Но в то время как в немецких провинциях оппозиция довольствовалась тем, что обеспечила за собой местную власть и относилась к каждому шагу правительства с нескрываемым недоверием и неудовольствием, в Венгрии движение продолжало развиваться. Еще до назначения Шмерлинга призванные к власти венгерские староконсерваторы, во главе с Сеченом и Вайем, признали невозможность сохранения своего положения; и императорское правительство вынуждено было унизиться до того, чтобы пригласить двух венгерских министров 1848 г., — которые до осени этого года были коллегами расстрелянного Баттяни, а также Кошута и Семере, — пригласить Деака и Этвеша войти в правительство, возглавляемое человеком, который раздавил Венгрию с помощью России. Они еще не назначены; атмосфера нерешительности и колебаний, препирательств из-за пустяков все еще в полном расцвете, но если они примут приглашение, они наверняка в конце концов будут назначены.

Таким образом, Франц-Иосиф вынужден делать одну уступку за другой, и если удастся добиться созыва в январе двух сеймов, одного в Пеште для Венгрии и ее областей, а другого в Вене для остальных провинций империи, то у императора будут вырваны новые уступки. Но вместо того, чтобы успокоить его подданных, каждая новая уступка все больше будет возмущать их неприкрытой фальшью, с которой эти уступки делаются. А если к этому добавить еще воспоминания прошлого — маневры венгерской эмиграции, состоящей на жалованье у Луи-Наполеона., а также то обстоятельство, что не может быть либеральной Австрии, потому что внешняя политика Австрии всегда будет реакционной и поэтому сразу же станет источником конфликтов между короной и парламентом, причем Луи-Наполеон спекулирует на этом обстоятельстве, — то вполне вероятно, что 1861 год явится свидетелем распада Австрийской империи на ее составные части.

Написано Ф. Энгельсом 24 декабря 1860 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6152, 12 января 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ДВИЖЕНИЕ В ГЕРМАНИИ.

Оказывается, 1861 год принес еще недостаточно потрясений. На наших глазах происходит сецессионистский мятеж в Америке, восстание в Китае[131], продвижение России в Восточной и Средней Азии; мы имеем дело с восточным вопросом и его естественным порождением — французской оккупацией Сирии и Суэцкого канала; мы наблюдаем распад Австрии, причем Венгрия — на пороге открытого восстания, осаду Гаэты и узнаем об обещании Гарибальди освободить Венецию 1 марта; и последнее, но отнюдь не менее важное — делается попытка восстановить маршала Мак-Магона на престоле его предков в Ирландии[132]. Но всего этого еще недостаточно. Теперь нам обещана, кроме того, четвертая шлезвиг-гольштейнская кампания.

Датский король [Фредерик VII. Ред] в 1851 г. добровольно принял на себя известные обязательства перед Пруссией и Австрией относительно Шлезвига[133]. Он обещал, что герцогство не будет присоединено к Дании, что его представительное собрание будет существовать отдельно от датского и что обе национальности, немецкая и датская, будут пользоваться в Шлезвиге одинаковыми правами. Кроме того, были специально гарантированы права представительного собрания Гольштейна. На таких условиях союзные войска, занимавшие Гольштейн, были отозваны.

Датское правительство всячески уклонялось от выполнения своих обещаний. В Шлезвиге южная половина исключительно немецкая; в северной половине все города немецкие, в то время как сельское население говорит на испорченном датском диалекте; литературным языком с незапамятных времен почти повсюду был немецкий язык. С согласия населения происходил процесс германизации, который длился столетиями; поэтому, за исключением жителей самых северных пограничных округов, даже та часть крестьянства, которая говорит на датском диалекте (однако настолько отличающемся от литературного датского языка, что его легко понимают немецкие обитатели юга), понимает литературный верхненемецкий язык лучше, чем литературный датский. После 1851 г. правительство разделило этот край на датский, немецкий и смешанный округа. В немецком округе единственным официальным языком правительственных учреждений, суда, церкви и школы был объявлен немецкий язык, в датском округе — датский. В смешанных округах за обоими языками были признаны одинаковые права. Внешне это выглядит довольно справедливо, но на самом деле при учреждении датского округа датский литературный язык был насильно навязан населению, значительное большинство которого даже не понимало его и желало лишь одного, чтобы управление, судопроизводство, воспитание, крещение и венчание осуществлялись на немецком языке. Однако правительство предприняло настоящий крестовый поход для искоренения всех следов германизма в округе, запрещая даже частное обучение в семьях на каком-либо другом языке, кроме датского; в то же время оно старалось косвенным путем обеспечить преобладание датского языка в смешанном округе. Оппозиция, вызванная этими мерами, оказалась очень бурной, и была сделана попытка подавить ее с помощью ряда актов мелочной тирании. Например, в небольшом городке Эккернфёрде был сразу наложен штраф на сумму свыше 4000 долларов за преступление, состоявшее в незаконной подаче прошения в представительное собрание; все оштрафованные лица, как преступники, были объявлены лишенными избирательных прав. Тем не менее население и представительное собрание оказывали и продолжают оказывать сопротивление.

В Гольштейне датское правительство оказалось не в состоянии заставить представительное собрание вотировать какие бы то ни было налоги, коль скоро правительство не шло на уступки политического или национального характера. Оно не хотело идти на уступки, но, с другой стороны, оно не хотело также лишать себя доходов герцогства. Поэтому, чтобы создать сколько-нибудь законное основание для взимания налогов с населения герцогства, правительство созвало совет королевства — собрание, лишенное всякого представительного характера, но имевшее назначение представлять собственно Данию, Шлезвиг-Гольштейн и Лауэнбург. Несмотря на то, что гольштейнцы отказались в нем участвовать, это собрание вотировало налоги для всей монархии, и на основе решений этого собрания правительство определило налоговые ставки для Гольштейна. Таким образом, Гольштейн, который должен был стать независимым и обособленным герцогством, был лишен всякой политической независимости и подчинен собранию, являющемуся по своему составу преимущественно датским.

Основываясь на этих фактах, немецкая печать в течение последних пяти-шести лет призывает немецкие правительства принять принудительные меры в отношении Дании. Факты сами по себе, конечно, убедительные. Но немецкая печать — та печать, которой было разрешено существовать в течение реакционного периода после 1849 г., — воспользовалась шлезвиг-гольштейнским вопросом лишь как средством завоевания популярности. Конечно, было очень легко разражаться благородным негодованием против датчан, если это разрешали немецкие правительства — те правительства, которые у себя дома старались перещеголять Данию в мелочной тирании. Война против Дании стала популярным лозунгом, когда разразилась Крымская война. Требование войны против Дании раздалось снова, когда Луи-Наполеон вступил в австрийские владения Италии. Теперь-то, наконец, они полностью добьются своего. Столпы «новой эры» в Пруссии[134], до сих пор относившиеся столь сдержанно к призывам либеральной печати, в данном случае выступают в полном согласии с последней. Новый прусский король заявляет всему миру, что он должен добиться урегулирования этой старой тяжбы; дряхлое Франкфуртское собрание пускает в ход всю свою громоздкую машину ради спасения германской национальности. И что же, либеральная пресса торжествует? Нисколько! Либеральная печать теперь, когда наступил решительный час, отрекаясь от своих слов, кричит: осторожно! — уверяет, что у Германии нет флота, с помощью которого она могла бы бороться против флота морской державы, и — особенно в Пруссии — проявляет все признаки трусости. То, что несколько месяцев тому назад представлялось неотложным патриотическим долгом, вдруг изображается теперь как австрийская интрига, в которую Пруссия-де не должна впутываться.

Что неожиданный энтузиазм немецких правительств по отношению к шлезвиг-гольштейнскому вопросу менее всего является искренним — это, конечно, не подлежит сомнению. Как пишет датская газета «Dagbladet»[135]:

«Мы все знаем, что один из старых приемов немецких правительств заключается в том, чтобы вытаскивать шлезвиг-гольштейнский вопрос всякий раз, когда они чувствуют нужду в некоторой популярности, и прикрывать свои собственные многочисленные грехи, возбуждая фанатизм против Дании».

Так, несомненно, обстояло дело в Саксонии, и до известной степени то же самое происходит теперь в Пруссии. Но в Пруссии неожиданное выдвижение этого вопроса, очевидно, означает вместе с тем союз с Австрией. Прусское правительство видит, как Австрия распадается изнутри, в то время как извне ей угрожает война с Италией. Конечно, не в интересах прусского правительства видеть Австрию уничтоженной. В то же время итальянская война, по отношению к которой Луи-Наполеон недолго будет оставаться безучастным зрителем, на этот раз вряд ли окончится, не затронув территории Германского союза, а в этом случае Пруссия обязана будет вмешаться. Затем война с Францией на Рейне несомненно будет сопровождаться войной с Данией на Эйдере, и так как прусское правительство не может допустить, чтобы Австрия была разбита, зачем ждать, пока Австрия будет опять побеждена? Почему не вмешаться в шлезвиг-голыптейнский конфликт и не заинтересовать тем самым в войне всю Северную Германию, которая не стала бы сражаться в защиту Венеции? Если таков ход мыслей прусского правительства, то он довольно логичен, но он был столь же логичен и в 1859 г., еще до того как Австрия была ослаблена поражениями при Мадженте и Сольферино и внутренними потрясениями. Почему же Пруссия в то время не поступила соответственным образом?

Нельзя с уверенностью сказать, что эта большая война произойдет ближайшей весной. Но если эта война произойдет, то, хотя ни одна из сторон не заслуживает никакой симпатии, в результате все равно произойдет революция, какая бы из сторон ни потерпела поражение. Если будет побежден Луи-Наполеон, его престол несомненно рухнет; если же потерпят поражение прусский король и австрийский император, то им придется отступить перед немецкой революцией.

Написано Ф. Энгельсом в конце января 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6178, 12 февраля 1861 г. в качестве передовой.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ФРАНЦУЗСКИЕ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ[136]

По данным «Almanach de Gotha»[137], являющегося наиболее авторитетным источником из всех, какие только можно найти по данному вопросу, во французской армии на 1860–1861 годы установлены следующие штаты военного времени:

1. Пехота: гвардия — двенадцать гренадерских батальонов, шестнадцать батальонов вольтижеров, два батальона зуавов, один батальон стрелков, — всего тридцать один батальон. Линейные войска — сто три полка, по четыре батальона в каждом, — всего четыреста двенадцать батальонов; три полка зуавов, два полка иностранного легиона, три полка тюркосов (или туземных алжирских стрелков), по три батальона в каждом, всего двадцать четыре батальона; стрелков — двадцать батальонов; зефиров или легких африканских (дисциплинарных) батальонов — три; pompiers (пожарных) города Парижа — один батальон.

Всего четыреста девяносто один батальон, или в военноевремя 515 037 чел.

2. Кавалерия: гвардия — шесть полков, или тридцать семь эскадронов; линейные войска— пятьдесят восемь полков, или триста пятьдесят восемь эскадронов, — всего триста девяносто пять эскадронов 100 221 ».

3. Артиллерия: двадцать два полка — двести двадцать семь батарей (в том числе сто сорок шесть шестиорудийных батарей —

876 орудий — составляют полевую артиллерию) 66 007».

4. Инженерные войска 15 443».

5. Тыловая служба: санитарные войска, интендантство 24 561».

6. Жандармерия 24 172».

7. Штабы, инвалиды, военные школы и пр 17 324».

Итого 762 765 чел.

Таковы штаты военного времени. Штаты мирного времени следующие:

Пехота 255 248 чел.

Кавалерия 61 023».

Артиллерия 39 023».

Инженерные войска 7 467».

Тыловая служба и т. д 11 489».

Жандармы, инвалиды и т. п 41 496».

Всего 415 746 чел.

В январе 1859 г., незадолго до начала Итальянской войны, в «Constitutionnel» было опубликовано официальное положение о французской армии, согласно которому штаты военного времени составляли 568000 человек, а штаты мирного времени — 433000 человек. Каким же образом оказалось возможным на протяжении двух лет увеличить штаты военного времени на 200000 человек при фактическом сокращении штатов мирного времени?

Ежегодный контингент пригодных к несению военной службы молодых людей, которым может располагать армия, равняется, как и прежде, примерно 160000 человек. Из них при Луи-Филиппе фактически призывалось от 40000 до 60000 человек, что считалось достаточным для того, чтобы поддерживать состав армии на прежнем уровне, несмотря на потери в Алжире. Позже призывалось 80000 и даже 100000 человек и более. Империя, которая означала мир[138], потребляла в 2 раза больше пушечного мяса, чем в нем нуждались конституционная монархия или республика. Срок службы установлен в 7 лет, но даже если предположить, что за последнее время призывалось ежегодно 100000 человек (что превышает среднюю цифру), это составило бы за 7 лет только 700000 человек. А если исключить отсюда потери, понесенные в походах и по другим причинам, то едва ли останется и 600000 человек. Откуда же взялись остальные 163000 человек?

Ответ на эти два вопроса содержится в последних декретах французского императора. Перед Итальянской войной полки, формировавшиеся до тех пор из трех батальонов, по восемь рот в каждом, стали формироваться из четырех батальонов, по шести рот в каждом. Таким образом, простым перераспределением двадцати четырех рот внутри полка было получено четыре батальона вместо трех. Численность батальона имеет свой максимум. Если в нем свыше 1000 человек, то он становится слишком многочисленным для того, чтобы им мог управлять голосом один человек, и слишком громоздким для того, чтобы им можно было быстро маневрировать. Численность же роты можно изменять в значительно большей степени: будет ли в роте 100 или 250 человек, — это зависит от выбора, а не определяется необходимостью. Создание указанным выше путем четвертых батальонов с тем же числом офицеров и унтер-офицеров дало возможность, как только были найдены люди, увеличить полк до 4000 вместо 3000 человек. Во время войны полки формировались в составе трех боевых батальонов, четвертый же батальон образовывал запасную часть — депо. Таким образом, в этих четвертых батальонах ста линейных полков было найдено средство для того, чтобы зачислить в состав армии на 100000 человек больше, чем могло проходить службу при том же составе кадров. После войны четвертые батальоны были расформированы, но недавно их снова восстановили. Дополнительно сформировано еще три пехотных полка (101-й, 102-й и 103-й), что дало возможность включить в состав армии еще 17000 человек. Эти новые формирования составляют 112000 человек, а 51000 человек, которых недостает при подсчете, возможно, являются той цифрой, на которую вследствие прежних потерь армия в январе 1859 г. уменьшилась по сравнению с ее полным штатным составом военного времени. Это показывает, что в настоящее время в одной только французской пехоте имеются кадры, достаточные для того, чтобы организовать громадное число людей, о которых мы говорили выше, не прибегая к новым формированиям. Но откуда взять людей для пополнения этих кадров личным составом?

За последние семь лет при регулярных наборах в армию оставались непризванными от 550000 до 600000 человек. Фактический ежегодный контингент, который подлежит призыву, составляет около 160000 человек. Ежегодный набор в худшем случае меньше этой цифры лишь на 50000 человек, а в случае надобности имеются молодые люди, которые за последние шесть лет были совершенно освобождены от военной службы благодаря тому, что вытянули льготные номера при наборе. Они могли бы составить по крайней мере около 300000, но поскольку эти люди в течение длительного времени привыкли считать себя навсегда освобожденными от воинской повинности, поскольку часть из них женилась, часть рассеялась по стране, в силу чего их трудно отыскать, их призыв в армию не вызвал бы одобрения среди населения и был бы трудно осуществим.

Откуда же Луи-Наполеон восполняет это недостающее ему число людей? Путем введения видоизмененной прусской системы резерва. Из 160000 человек, которые ежегодно могут быть призваны, часть, скажем — половина, используется для заполнения освободившихся мест в постоянной армии. Остальные зачисляются в списки резерва, формируются в части и обучаются первый год в течение двух месяцев, второй и третий годы — по одному месяцу. Они продолжают оставаться военнообязанными и могут быть призваны в течение семи лет так же, как и проходившие службу в линейных войсках. Далее, мы имеем основание полагать, что если военные врачи не будут слишком строгими при медицинском осмотре — а во время войны они часто становятся чрезвычайно снисходительными — то ежегодный контингент в 160000 человек, пригодных к военной службе, мог бы быть при известном напряжении доведен до 200000 человек; но сейчас мы оставляем этот вопрос в стороне. Если бы ежегодный контингент был равен 160000, то в течение семи лет составилась бы армия в 1112000 человек, а за вычетом круглой цифры на потери получаем один миллион солдат. Таким образом, мы видим, что благодаря новой, недавно введенной системе резерва, войска Луи-Наполеона через несколько лет превзойдут то число солдат, которых готовы принять существующие части. Однако это обстоятельство тоже предусмотрено. В будущем все четыре батальона полка должны стать боевыми батальонами; сейчас под названием учебного батальона формируется пятый батальон, под предлогом обучения солдат, зачисленных в резерв. Эта новая организация обеспечивает возможность зачисления еще 103000 человек, увеличивая число людей, которые могут быть с успехом использованы в существующих частях или формированиях из постоянных кадров до 863000 бойцов.

Не удовлетворяясь этим, французское правительство предполагает сформировать еще один гвардейский полк и семнадцать полков линейной пехоты. Эти восемнадцать полков составят девяносто новых батальонов, или 90000 человек.

Таким образом, судя по тому, что известно даже теперь, мы уверены, что до конца текущего года французская армия будет организована таким образом, что сможет свободно вместить в своих батальонах, эскадронах и батареях не менее 953000 человек. Что же касается людей, которыми будут пополняться эти формирования, то мы видим, что около 700000 человек можно найти даже и в этом году, не прибегая к призыву людей, освобожденных в предшествующие годы. Но как только будет введена всеобщая воинская повинность для прохождения службы либо в строевых частях, либо в резерве, будет довольно легко применить тот же принцип к лицам, освобожденным от воинской повинности за последние шесть лет (Наполеон в свое время делал это неоднократно), и тогда, без всякого сомнения, все 953000 человек скоро будут набраны.

Итак, мы видим, что этот человек, который непреднамеренно вызвал волонтерское движение, отвечает на него тем, что спокойно и без шума организует миллионную армию и в то же самое время строит двадцать бронированных фрегатов — возможно, для того чтобы сопровождать часть этой армии через Ла-Манш.

Написано Ф. Энгельсом в конце января 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 22, 2 февраля 1861 г.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. МАРШАЛ БЮЖО О МОРАЛЬНОМ ФАКТОРЕ В БОЮ.

Нижеследующие строки переведены из инструкции, которую написал для своих офицеров Бюжо, являвшийся в то время командиром 56-го французского полка[139]. Это, без всяких исключений, лучшее из всего, что написал когда-либо маршал Бюжо. В этой инструкции с непревзойденной в военной литературе любой страны силой и категоричностью и с такой ясностью, которую может дать лишь длительный военный опыт, сформулированы принципы ведения боя пехотой. Этим принципам французы неизменно следуют даже сейчас; они до сих пор приносили им победу над армиями, которые по установившимся за долгое время привычкам мирного времени, по-видимому, больше полагались на искусную тактику, чем на подъем морального духа солдат. Эти принципы не новы, и они отнюдь не являются исключительно французскими; но в данной работе они удачно сгруппированы и изложены хорошим, четким языком. Они вовсе не заменяют тактическое искусство, но являются весьма необходимым дополнением к нему; кроме того, большинство из них являются настолько очевидными, и, чтобы их понять, требуется так мало военных знаний, что они будут вполне доступны большей части волонтеров.

Господа! Искусство ведения войсковой частью боя оказывает могущественное влияние на исход боевых действий; благодаря ему правильные диспозиции для боя увенчиваются успехом, а при плохих диспозициях предотвращаются их самые худшие последствия. Между войсками, обладающими высоким моральным духом, энергично управляемыми, воспитанными на правильных принципах ведения боя, и войсками, организованными и обученными, как большинство европейских войск, та же разница, что и между взрослыми и детьми. В истинности этого обстоятельства я убедился на опыте двадцати сражений. Я надеюсь, что и вы убедитесь в этом и будете всеми имеющимися у вас средствами помогать мне поднять моральное состояние и боевую подготовку 56-го полка до такого высокого уровня, чтобы никакая императорская или королевская гвардия в мире не могла и пяти минут оказывать нам сопротивление в условиях местности, одинаково благоприятных для обеих сторон.

Большинство из вас, господа, видело бои пехоты, которые представляли собой лишь робкую перестрелку с очень дальних дистанций войск, расположенных параллельно друг другу.

В ожидании победы обе стороны, по-видимому, уповали на случай, или надеялись на страх, который их пули могли внушить противнику. Они тратили миллионы патронов, но единственным результатом этого были убитые и раненые у той и другой стороны, пока какое-либо обстоятельство, большей частью не зависящее от ведущих бой войск, не заставляло одну из этих линий отступить. Войска, которые таким путем израсходовали свои боеприпасы и ряды которых сильно поредели, мало склонны предпринимать новые усилия, и свежие силы, действующие в соответствии с более правильными принципами, легко обращают их в бегство.

По-другому должна вести бой хорошо обученная пехота. Сейчас мы попытаемся установить те принципы, которые должны дать нам огромные преимущества перед пехотой всех стран Европы.

Эти принципы, господа, отнюдь не являются плодом кабинетных размышлений; они были приняты мною на основании опыта с начала испанской войны в 1808 г., и они всегда приносили мне успех в борьбе с испанцами, англичанами [Маршал Бюжо, в чине майора или подполковника, командовал батальоном в армии маршала Сюше в Каталонии. Хорошо известно, что эта часть французских войск в Испании имела наибольший успех и удерживала свои позиции дольше всех других.] и австрийцами. Я надеюсь, что вы примете их к руководству, ибо они соответствуют тому, что вы, должно быть, сами наблюдали в боях, в которых вы участвовали; вы должны сделать все возможное, чтобы привить их своим подчиненным; а когда эти принципы войдут глубоко в сознание всего полка, от барабанщиков и до командира полка, 56-й полк может считать себя непобедимым; тогда ему можно нанести поражение лишь соединенными усилиями нескольких родов войск, одновременно действующих против него, но ни в коем случае не одной пехотой, даже значительно превосходящей его по численности.

Бой имеет моральную и физическую стороны. Первая представляется мне наиболее важной; но давайте сначала разберем вторую.

Ведение огня с дальних дистанций характерно для плохой пехоты; хорошая пехота бережет боеприпасы. Именно потому, что огонь составляет самую главную силу пехоты, она не должна зря расходовать боеприпасы, и ее нужно обучать прицеливанию с максимальной точностью. Если время для ведения огня не наступило, держите свои войска вне досягаемости оружия противника или в укрытии. Когда это время пришло, двигайтесь навстречу противнику энергично и хладнокровно, что позволит вам выполнить любые задачи. В случае, если противник, вопреки всем ожиданиям, будет стойко удерживать позиции и позволит вам подойти на очень близкое расстояние, не открывая огня, вы должны первыми дать залп и позаботиться о том, чтобы ваши солдаты всегда заряжали оружие двумя пулями для каждого выстрела. Я неоднократно добивался успеха благодаря применению стрельбы двумя пулями. В разгаре боя я могу и забыть отдать соответствующий приказ, но вы должны помнить об этом; я придаю этому большое значение. Благодаря хладнокровию и решимости, а также стрельбе двумя пулями, вам редко придется давать еще один залп, независимо от того, атакуете вы позицию противника или отражаете его атаку.

Тот, кто хоть немного разбирается в вопросах ведения войны, согласится с тем, что иначе и быть не может. Если вы близко подошли к противнику с заряженным оружием, когда он уже израсходовал свои боеприпасы, как он сможет оказать вам сопротивление? Его моральное состояние подорвано, ибо он испытывает страх перед залпом с ближней дистанции, который не может не быть губительным, и он отступит. Тогда-то и давайте залп, врывайтесь в ряды противника и берите пленных — это лучше, чем убивать. Пока вы штыком убиваете одного человека, вы могли бы взять в плен шестерых. Такой бой очень недорого обходится победителю; вы теряете несколько человек во время наступления, но как только вы сблизились с противником и опрокинули его, вы не несете никаких потерь. Такая тактика, господа, обеспечит вам победу, и если бы ее усвоила вся армия, она побеждала бы, какими бы плохими ни были диспозиции для боя. Последние не входят в нашу компетенцию; но когда нам указан пункт, в котором мы должны нанести удар, мы должны это сделать так, чтобы разгромить любого находящегося перед нами противника. Такова была тактика Дюге-Труэна, и своей блестящей репутацией он обязан этому методу ведения боя больше, чем всем другим своим талантам. Он близко подходил к кораблю противника, причем его пушки были заряжены, а экипаж лежал на палубе; как только его корабль касался вражеского судна, его экипаж вскакивал и открывал сильнейший огонь по палубе последнего, после чего абордаж уже не представлял трудностей.

Помимо вышеуказанных, мы должны использовать и другие средства, так как нам необходимо иметь как можно больше преимуществ. Важным вспомогательным средством будет умелое использование застрельщиков; их действия всегда должны предшествовать действиям солдат в сомкнутом строю, будь то в наступлении или в обороне. В наступлении они будут находить такие складки местности, которые нельзя было бы обнаружить наблюдением на расстоянии, и будут вести ураганный огонь по рядам противника. Это будет беспокоить противника и мешать ему точно целиться в пехоту, которая наступает развернутым строем, не ведя огня. По возможности их следует направлять в такие пункты, где не будет происходить решающей схватки. Если, однако, обстановка потребует, чтобы они действовали впереди наступающей линии, они должны в конечном счете отступить к ее флангам, с тем чтобы не мешать ее действиям, а затем попытаться выйти на фланги противника, чтобы деморализовать его и захватить пленных, или же они должны отойти через интервалы между батальонами, или плашмя залечь на земле, чтобы пропустить линию пехоты вперед.

Застрельщики, как и пехотинцы, находящиеся в развернутом строю, не должны зря расходовать боеприпасы. Дело не в том, чтобы просто обмениваться пулями: эти пули должны способствовать достижению успеха. Для этого, непосредственно перед атакой пехоты в развернутом строю, застрельщикам следует указать позиции, которые они должны будут занять, прежде чем открыть огонь; и как только они откроют огонь, линия пехоты пойдет в атаку. Вы понимаете, что если бы застрельщики на какой-то промежуток времени были предоставлены самим себе в непосредственной близости от войск противника, они были бы отброшены назад, и их задача не была бы выполнена; вам пришлось бы посылать им подкрепление, чтобы оттеснить застрельщиков противника, которые заставили их отступить, а это было бы уже серьезным неудобством. Поэтому крайне важно вводить застрельщиков в бой лишь a propos [своевременно. Ред.]; наиболее подходящим моментом почти всегда будет момент атаки. Если противник еще до этого момента начнет беспокоить нас своими застрельщиками, мы их отбросим назад внезапными и короткими, но энергичными атаками. Вы наверняка заставите их отступить, если, вместо того чтобы выставить против них параллельную им линию застрельщиков, как это обычно делается, вы обойдете их с фланга или если прорвете их линию силами роты, которая будет брошена на них сосредоточенной группой. Это является следствием морального воздействия, которое я пытаюсь объяснить себе следующим образом.

Застрельщики не могут обладать той моральной силой, тем чувством сплоченности, которые являются результатом чувства локтя и единства командования. Каждый застрельщик до некоторой степени сам себе командир и принимает во внимание лишь свои собственные силы. Он видит, как на него движется бегом большая группа солдат; он слишком слаб, чтобы выстоять; он отступает. Его соседи справа и слева делают то же самое и увлекают за собой уже своих соседей, которые бегут, бессознательно подражая им или боясь быть отрезанными; они собираются вместе дальше в тылу, с тем чтобы возобновить огонь.

Наша атакующая рота не ответит на этот огонь; она либо вновь отступит, либо укроется в какой-либо складке местности. Нет ничего более глупого, более вредного, чем эти постоянные стычки застрельщиков, которые совершенно ни к чему не приводят; вы тратите боеприпасы и изматываете своих людей, не улучшая положение, и часто в решающий момент вам будет не хватать тех средств, которые вы зря таким образом израсходовали. Я особенно подчеркиваю этот момент, ибо пустая трата боеприпасов является наиболее крупным недостатком нашей пехоты, как и пехоты всех других стран. Во многих случаях, после получасовой стрельбы и еще до того, как достигнут какой-либо успех, вы отовсюду слышите громкие жалобы на то, что патроны кончаются; чтобы пополнить их, солдаты покидают боевой порядок, а это часто приводит к поражению. Для самого крупного сражения должно хватить шестидесяти патронов на солдата. В 1815 г. 14-й линейный полк, которым тогда командовал полковник Бюжо, вел в Альпах бой в течение восьми часов и сберег одну треть патронов. На протяжении этих восьми часов противник все время вел огонь, а 14-й полк отвечал лишь отдельными залпами, и то только тогда, когда австрийцы, переходя в атаку, находились вблизи его позиции. Сразу же после залпа полк неизменно переходил в штыковую атаку, и это решало исход атаки противника без дальнейшей перестрелки и беспорядочной стрельбы. Обе стороны возвращались на свои первоначальные позиции, которые были расположены очень близко одна от другой; австрийцы продолжали вести огонь, а 14-й полк воздерживался от стрельбы до новой атаки противника.

Цель этого примера заключается также в том, чтобы помочь вам усвоить и оценить правильные принципы ведения боя в обороне, а именно: всегда самим атаковать в последний решающий момент; но в обороне, как и в наступлении, имеется еще один чрезвычайно эффективный метод достижения победы, заключающийся в том, чтобы по возможности избегать ведения боя при параллельном расположении войск, при котором до некоторой степени уравниваются преимущества и исход которого может быть решен в нашу пользу только благодаря моральному превосходству и более эффективной стрельбе двумя пулями. Поэтому в решающий момент мы будем стараться охватить фланги противника. Это довольно легко осуществить при обороне на пересеченной местности. Когда противник уже полностью развернул атаку, мы направляем в колонне часть наших резервов на фланги позиции, и эти подразделения появляются в решающий момент, продвигаются вперед и развертываются, с тем чтобы атаковать противника с флангов; мы посылаем застрельщиков к нему в тыл, и как только каждый из батальонов или выдвинутые во фланг противника подразделения развернулись, они немедленно атакуют, чтобы не дать противнику времени сорвать атаку. Противник, атакованный одновременно с фронта и с флангов, должен быть быстро разгромлен.

Такие же методы могут быть использованы при нашем наступлении. Две небольшие колонны в этом случае двигаются за обоими флангами развернутой линии и, достаточно приблизившись к противнику, также перестраиваются в линию, удлиняя фронт своих войск и образуя нечто вроде полукруга, охватывающего линию войск противника; или же, если у вас недостаточно сил для этого, фланговые батальоны наступающей линии на ходу перестраиваются в расчлененные в глубину колонны, выходят во фланги противнику, вновь образуют линию и атакуют, а интервалы между ними занимают застрельщики. Этот маневр представляется мне весьма подходящим для достижения цели и вполне осуществимым, если командир батальона хорошо умеет определять расстояния, чтобы начать его не слишком рано и не слишком поздно. Конечно, когда ночь или пересеченная местность позволяет вам незаметно выйти во фланги противнику, этим следует воспользоваться в первую очередь.

При отходе следует расходовать боеприпасы особенно экономно. Когда вы обороняетесь путем ведения огня, вы ухудшаете свое положение, ибо нисколько не продвигаетесь ближе к месту своего назначения. Бывают обстоятельства, когда вам даже придется бежать, чтобы оказаться вне пределов досягаемости для противника. Часто в этом заключается единственный способ избежать уничтожения. Как много частей было уничтожено из-за того, что они совершали медленный постепенный отход, который ошибочно назывался методическим! Единственно разумный метод состоит в том, чтобы любыми средствами добиваться своей цели: при отступлении эта цель — быстро выйти за пределы досягаемости для противника, поскольку обстоятельства не позволяют вам продолжать бой; вы ни в коем случае не должны ставить себе целью из ложно понятого чувства чести ввязываться в бой, который может быть лишь гибельным для вас и из которого, как вы убедитесь, часто невозможно будет снова выпутаться. В этом случае лишь быстрое отступление является методически правильным. Пример такого отступления можно привести из жизни одного из наших величайших современных полководцев.

Во время отхода маршала Массены из Португалии маршал Ней получил приказ задержать арьергардом продвижение англичан, чтобы дать время обозу пройти дефиле. Эту задачу он выполнял со свойственной ему энергией, но так как английская армия получала подкрепление за подкреплением, удерживать занимаемый рубеж дальше было невозможно. Оставив этот рубеж, он был бы вынужден спуститься в узкую долину и вновь подняться по склону другого холма, находившегося за ней; в течение этого времени его войска находились бы под огнем противника, который, конечно, не преминул бы немедленно занять оставленную позицию. Маршал считал, что при медленном отходе он понес бы большие потери; поэтому он приказал батальонным знаменщикам, связным штаба и др. обозначить на высоте в тылу новую линию, трассировку которой должны были произвести офицеры штаба. Как только это было сделано, по его приказу батальоны перебежали долину и заняли эту линию, которая, таким образом, возникла, как бы по мановению волшебной палочки. Без этой блестящей меры предосторожности мы потеряли бы много людей, а возможно, дело закончилось бы нашим разгромом. В то же время ясно, что этот маневр неприменим, когда вам угрожает кавалерия; в таком случав нужно отступать как можно быстрее, все время сохраняя соответствующий порядок в своих рядах.

Я неоднократно слышал утверждения людей, выдающих себя за знатоков тактики, о том, что отход следует совершать медленным шагом; этот принцип всегда казался мне порочным. Несомненно, бывают случаи, когда часть армии должна будет остановить противника, с тем чтобы обеспечить время для отхода остальных войск; но тогда вам не придется двигаться медленным шагом, вы должны будете сражаться и, очень часто, продвигаться вперед и атаковать, чтобы снова поднять моральный дух своих войск и подорвать моральный дух противника. Но когда эта часть армии выполнила свою задачу, когда цель достигнута, когда все большее сосредоточение войск противника делает невозможным продолжение боя этой частью армии, она должна вскоре отойти так быстро, как позволят обстоятельства.

Поэтому мы будем учиться отступать быстро и методически правильно, хотя и не сохраняя строя, и немедленно восстанавливать свои ряды, перестраиваться в линию беглым шагом на одном из флангов противника перевернутым или обычным строем и всегда прицеливаться с максимальной точностью.

Моральный дух всегда казался мне важнее физических сил. Вы создаете его, облагораживая душу солдата, прививая ему любовь к славе, чувство полковой чести и, прежде всего, развивая в нем патриотизм, зерно которого имеется в сердце каждого человека. Воспитав таким образом своих солдат, вы сможете легко совершать большие дела, если только вы сумели завоевать их доверие. Чтобы завоевать его, вы должны будете выполнять все свои обязанности по отношению к ним, подружиться с ними, часто беседовать с ними о войне и способах ее ведения и убедить их в том, что вы в состоянии умело руководить ими. Находясь под огнем, вы должны будете показывать им пример высокого мужества и полного хладнокровия.

Вы должны уделять особое внимание всему, что может помочь поднять мужество ваших солдат и ослабить его у противника. Именно с этой целью 56-й полк никогда не позволит, противнику атаковать его; в решающий момент он всегда возьмет инициативу боя в свои руки и атакует противника. В обороне он будет располагаться за линией, на которой он предполагает вести бой, с тем чтобы в решающий момент выдвинуться на эту линию. В этом случае видно сильное влияние морального фактора: на стороне войск, расположенных на естественно выгодной и хорошо оборудованной позиции, все материальные преимущества; и все же размещенные здесь войска почти наверняка будут выбиты с этой позиции, если они будут ограничиваться ведением боя на месте. Можно сказать, что, как в моральном, так и в материальном отношении, хорошая оборона всегда должна вестись наступательно. Наступательные действия на флангах и в тылу противника почти всегда приносят результаты; даже если они ведутся лишь небольшой группой солдат, они оказывают исключительное воздействие на моральное состояние противника. Лучшим маневром при таких действиях является образование за флангами атакующей линии сомкнутых колонн, которые развертываются и охватывают противника, как только вы вступаете с ним в непосредственное соприкосновение. А так как такой маневр весьма действенен, вам нужно будет предостеречь своих солдат, предупредив их, что они сами могут быть атакованы таким же образом, и показав им, как уберечь себя от этого. Необходимо также предупредить их относительно возможности тревожных криков в тылу, таких как «Мы окружены!», «Мы отрезаны!» и т. п.; надо сообщить им, что замыкающие и, кроме того, подразделения отборных солдат в тылу имеют строгий приказ закалывать штыками или расстреливать всех агентов противника или наших собственных негодных солдат, сеющих панику; что все группы противника, которые решатся угрожать нашим флангам и тылу, будут быстро уничтожены нашими резервами и что тем временем нашим солдатам следует думать лишь о том, как разгромить противника, находящегося прямо перед ними.

Улучшая моральное состояние своих войск, вы, далее, добиваетесь того, что ваши ряды не будут редеть за счет солдат, которые будто бы сопровождают раненых. После боя, если мы не окажемся далеко, мы должным образом позаботимся о раненых; но наша основная задача, наша первейшая обязанность — одержать победу. Раненых победившей армии никогда не бросают на произвол судьбы; раненые же армии, потерпевшей поражение, вынуждены испытывать бесчисленные бедствия. Поэтому уход за ранеными во время боя представляет собой ложное сострадание и обычно является просто маскировкой трусости. И в данном случае офицеры должны будут снова показывать пример преданности делу, отказываясь в случае ранения от всякой помощи со стороны солдат, которые должны вести бой.

Во время битвы при Аустерлице можно было видеть, как многие наши раненые из рядовых отсылали обратно в батальоны своих товарищей, которые предлагали доставить их на медицинский пункт.

Одним из лучших средств поддержания мужества солдата является блестящее поведение офицера на всех этапах боя. А если полк остановлен под артиллерийским огнем/ Они должны тогда гордо прогуливаться перед фронтом своих солдат и поддерживать их настроение веселой беседой и ободряющими словами. А если пришло время обрушиться на противника? Тогда они должны подготовить своих солдат к этому, повторить им изложенные выше принципы ведения огня и посоветовать им в рукопашном бою держаться как можно ближе друг к другу и по первому сигналу быстро собираться.

Существует одно хорошее средство помешать преждевременному открытию огня вашими солдатами; оно заключается лишь в том, что офицеры верхом на лошадях продвигаются впереди наступающей линии. «Солдаты, — может сказать командир полка, — ведь вы же не будете стрелять в своих офицеров! А я буду впереди вас до тех пор, пока не наступит время для открытия огня». Солдаты, которых таким образом ведут в бой, всегда будут храбрыми и редко будут терпеть поражение, ибо они редко встретят противника, обладающего такой твердостью духа и руководствующегося такими принципами ведения боя.

Если появляется кавалерия, необходимо напомнить солдатам о силе нашего каре, которое делает их неуязвимыми. Что касается меня, то я заявляю вам о своем искреннем желании, чтобы в первом бою, в котором мы будем участвовать, нас атаковала кавалерия — настолько я уверен в том, что это принесет славу 56-му полку.

Самым суровым испытанием для морального духа солдат является отступление. Часто говорят, что французы мало подходят для этого вида боя, а это равносильно утверждению, что французы плохие солдаты. Это абсурд. За последние сорок лет многочисленными фактами было доказано, что под руководством хороших командиров французы могут совершать блестящие отходы. Очень часто причиной неудач считали национальный характер, тогда как вину следовало бы возложить на генералов, которые давали неправильные распоряжения или были неспособны поднять моральный дух войск.

Старая пословица гласит: «Сделайся овцой, и тебя будут стричь». На время отступления вы должны сделаться львами; и после того, как вы нанесете противнику, который преследует вас по пятам, три-четыре сильных удара, вас будут уважать. Имея даже небольшой боевой опыт ведения войны, можно легко добиться известных успехов в арьергардных боях, а это значительно содействует подъему морального духа отступающей армии, а преследующие войска делает крайне нерешительными. При отступлении вы всегда имеете возможность выбрать место боя; там вы сосредоточиваете и группируете свои войска так, чтобы было удобно охватить голову колонны противника, которая сильно растянется во время преследования. Каждому должны быть заранее точно определены его задачи, и бой должен быть быстрым и стремительным. Нельзя проявлять никакой нерешительности или колебания; голова колонны противника должна быть разгромлена, после чего вы быстро отходите, чтобы избежать боя с подкреплениями, которые будут беспрерывно прибывать.

Господа, я сказал достаточно, чтобы вы могли понять и оценить могущество морального духа. Он поднимается, когда есть уверенность в том, что офицеры знают, как вдохновить своих подчиненных; его укреплению способствуют тактичные, разумные и мужественные действия. Вы должны стараться в мирной обстановке дать своим солдатам ясное представление о том, на что вы будете способны в условиях войны. Вы достигнете этого, если не будете ограничиваться инспектированием, смотрами и скучными учениями; все это, несомненно, полезные вещи, но они не оказывают влияния на моральное состояние солдата. Вы должны беседовать со своими солдатами о наших прошлых войнах, рассказывать им о подвигах нашей храброй армии, вызывая у них желание превзойти эти подвиги, — словом, делать все, чтобы привить им любовь к славе.

Вступительные замечания написаны Ф. Энгельсом в начале февраля 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 23, 24 и 26; 9, 16 февраля и 2 марта 1861 г.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

На русском языке публикуется впервые.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Титульный лист сборника «Essays Addressed to Volunteers».

ПРЕДИСЛОВИЕ К ОТДЕЛЬНОМУ ИЗДАНИЮ «СТАТЕЙ ДЛЯ ВОЛОНТЕРОВ»[140]

Помещенные ниже статьи первоначально были написаны для «Volunteer Journal for Lancashire and Cheshire)) и теперь переиздаются в их настоящем виде по желанию владельцев этой газеты, которые, по-видимому, находят, что они заслуживают более широкого распространения среди волонтеров, чем может дать им периодический орган, носящий более или менее местный характер. Справедливо ли это мнение, предоставляется судить читателю.

Едва ли нужно оговаривать, что факты, изложенные в таких статьях, как статьи о винтовке, о французской легкой пехоте и т. д., не новы и не оригинальны; наоборот, эти статьи неизбежно в значительной мере представляют собой компиляцию из других источников, которые, однако, нет надобности перечислять. Единственную часть этих статей, которую можно считать оригинальной, составляют выводы автора и высказываемые им суждения.

Ф. Э.

Манчестер, 9 марта 1861 г.

Напечатано в сборнике «Essays Addressed to Volunteers». Лондон, 1861 г.

Печатается по тексту сборника.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ГЕНЕРАЛЫ-ВОЛОНТЕРЫ.

Волонтерскому движению недостает одного — беспристрастной и разумной, но в то же время откровенной и искренней критики, исходящей от посторонних компетентных лиц. Волонтеры были до такой степени любимцами общества и прессы, что такая критика сделалась совершенно невозможной. Никто не стал бы прислушиваться к ней, всякий назвал бы ее несправедливой, неблагородной и несвоевременной. Недостатки в исполнении волонтерами своих обязанностей почти всегда обходили молчанием, тогда как каждую часть превозносили до небес за все то, что она выполняла более или менее удовлетворительно. Сделанные в мягком тоне замечания людей, которые были сколько-либо беспристрастными, вызывали резкое осуждение. Всюду, где им приходилось высказываться по вопросам, касающимся волонтеров, они всегда рисковали прослыть самонадеянными выскочками, если только они не были готовы расточать грубую лесть или незаслуженную похвалу. Как часто волонтеров оскорбляли глупыми льстивыми фразами о том, что они способны сражаться против любой армии в мире! Как часто им говорили, что никакая дивизия линейных войск не смогла бы действовать лучше, чем действовали они в Гайд-парке, Эдинбурге, Ньютоне или Ноусли!

Итак, отвергнув такую бессмысленную лесть, которая всегда заслуживала бы лишь осмеяния, мы вполне готовы признать, что волонтеров сначала нужно в достаточной мере испытать, прежде чем можно было бы составить правильное мнение об их подготовленности. Но время для этого уже давно прошло. Если, после почти двухлетнего существования, волонтерское движение все еще не может выдержать критики, то оно никогда не будет в состоянии выдержать ее. По нашему мнению, большие смотры, проведенные прошлым летом, являются переходным периодом от детской стадии этого движения к его юношеской стадии. Этими смотрами волонтеры сами фактически вызывали критику, однако эта критика, за одним или двумя исключениями, не высказывалась публично теми, кто должен был бы это сделать.

Результаты отсутствия откровенной и искренней критики и расточения такой грубой лести теперь достаточно очевидны. Едва ли найдется хотя бы одна волонтерская часть, просуществовавшая 18 месяцев, которая втайне не была бы убеждена в том, что ее подготовка стоит на должном уровне. Рядовые волонтеры, пройдя лишь простейшие виды батальонных построений, установленный курс обучения рассыпному строю на ровной местности и небольшую тренировку в стрельбе из винтовок, — слишком быстро готовы заявить, что они могут справляться со всем этим с таким же успехом, как и линейные войска. А какого мнения о себе офицеры, показывает погоня за производством в капитаны, майоры и подполковники, которая происходила почти в каждой части. Всякий считал себя вполне достойным любого офицерского звания, которого ему удалось бы добиться, а так как в большинстве случаев люди, несомненно, выдвигались не по заслугам, то не следует удивляться тому, что очень часто они оказывались совсем не на месте. Благосклонные к волонтерам пресса и общество пожелали называть их действия совершенством; офицеры и солдаты настолько твердо уверовали в это, что стали смотреть на военную службу как на необычайно легкое дело. Удивительно, как еще их собственное скороспелое совершенство не привело их к мысли о том, что постоянная армия, с проходящими длительное обучение офицерами и солдатами, совсем лишняя в стране, где можно гораздо проще фабриковать прекрасных солдат по волонтерскому принципу.

Первым явным доказательством вреда, причиненного волонтерскому движению его друзьями в прессе, был показной бой на учениях, происходивших летом прошлого года в Лондоне. Несколько предприимчивых полковников из волонтеров решили, что настало время дать почувствовать своим солдатам, что представляет собой бой. Конечно, мудрецы из регулярных войск покачивали головой, но это не имело значения. Ведь эти кадровые военные относились недоброжелательно к волонтерскому движению; они завидовали волонтерам; успех смотра в Гайд-парке чуть не свел их с ума; они боялись, что учебный бой волонтеров превзойдет все то, чего добились когда-либо в этой области линейные войска и т. п. Разве волонтеры не прошли ружейные приемы, взводное и батальонное обучение и действия в рассыпном строю? А их офицеры, хотя они еще недавно и были простыми штатскими, разве теперь они не опытные капитаны, майоры и полковники? Почему бы им не командовать бригадой или дивизией так же успешно, как и батальоном? Почему бы им не поиграть немножко в генералы, раз они с таким успехом действовали, обладая не столь высокими чинами?

Показной бой на маневрах прошел так, что по всем отчетам он представлял собой лишь нечто показное. Бой велся с величайшим презрением ко всем складкам местности, с очаровательным пренебрежением к действию огня и с поистине смехотворным преувеличением всех условностей, которые присущи любому учебному бою. Солдат он ничему не научил; они унесли с собой совершенно противоположное действительности представление о бое, пустой желудок и усталость в ногах. Последние два обстоятельства можно, пожалуй, считать единственными результатами учений, которые принесли какую-то пользу начинающим воинам.

Такое ребячество было простительно в детской стадии развития этого движения. Но что сказать, если к подобным попыткам возвращаются в настоящее время? Наши неутомимые лондонские генералы-волонтеры, которые сами присвоили себе это звание, снова за работой. Лавры прошлого лета не дают им покоя. Простой учебный бой обыкновенного масштаба уже не удовлетворяет их честолюбие. На этот раз должно быть проведено большое решительное сражение. Армия в составе 20000 волонтеров будет переброшена из Лондона на южное побережье, отразит вторжение и в тот же вечер возвратится в Лондон, чтобы на следующее утро приступить к своим обычным делам. Все это, как совершенно правильно замечает «Times», проводится без всякой организации, без штаба, интендантства, сухопутного транспорта, полкового обоза и даже больше — без ранцев и всех тех необходимых походных принадлежностей, которые солдат регулярной армии носит в ранце! Однако это лишь одна сторона вопроса; все это показывает только одну поразительную черту — невероятную самонадеянность, которой наши генералы-волонтеры имеют счастье обладать. «Times» не задается вопросом, как приобрести простые тактические знания и овладеть искусством вождения войск. А ведь это вопрос не меньшей важности. Обучение волонтеров до сих пор проходило только на ровной местности; но поле боя обычно вовсе не представляет собой ровную и непересеченную местность, и как раз использование пересеченной и холмистой местности составляет основу всей прикладной тактики, всего искусства расположения войск в бою. Теперь спрашивается, как же генералы, полковники и капитаны из волонтеров могут обладать этим искусством, которому необходимо учиться как теоретически, так и практически? Где их обучали этому искусству? На эту основу прикладной тактики обращалось так мало внимания, что мы не знаем ни одной части, которая была бы обучена на практике рассыпному строю на пересеченной местности. Во что же, в таком случае, превратятся все эти попытки провести учебный бой, как не в театральное представление, которое, может быть, и удовлетворит невежественных зрителей, но будет безусловно бесполезным для людей, вынужденных участвовать в нем, и которое может только способствовать тому, чтобы придать волонтерскому движению смешной вид в глазах военных, присутствующих при таком зрелище.

К нашему удивлению, мы видим, что даже в практичном Манчестере сделана попытка сфабриковать генералов-волонтеров. Мы, несомненно, не так далеко зашли, как наши друзья лондонцы; у нас будет проведен не учебный бой, а лишь однодневные занятия в поле при участии всех манчестерских волонтеров, нечто похожее, по-видимому, на смотр в Ньютоне, причем эти занятия должны быть проведены на сравнительно ровной местности. Здесь мы хотим пояснить, что мы далеки от того, чтобы порицать эти попытки организации полевых учений; напротив, мы считаем, что полдюжины таких занятий, проводимых ежегодно, принесли бы манчестерским волонтерам большую пользу. Мы хотели бы лишь добавить, что будем считать даже желательным, чтобы эти полевые учения проходили на местности, несколько более пересеченной, с целью внесения в маневры (против воображаемого противника) большего разнообразия, а также для постепенного развития у офицеров и солдат навыков маневрировать на пересеченной местности. Такие маневры дали бы адъютантам впоследствии прекрасную возможность увязать с ними на офицерских учебных занятиях ряд практических уроков на тему о способах использования местности в бою. Таким образом, мы не только одобряем этот план, но желали бы даже увидеть его в расширенном и упорядоченном виде. Между тем, из заметки, появившейся в прошлую субботу в местной газете, мы узнаем, что на этих учениях волонтеры будут все делать своими силами. Другими словами, у них будет волонтер — главнокомандующий, волонтеры — бригадные генералы и волонтерский штаб. Здесь, таким образом, мы имеем попытку импортировать в Манчестер лондонскую систему фабрикации генералов-волонтеров, а против этого мы решительно возражаем. Относясь со всем должным уважением к офицерам, командующим полками в Манчестере, мы говорим, что им еще многому надо научиться — здесь мы не делаем никаких исключений, — прежде чем они станут вполне подготовленными командирами батальонов. Если же они, еще не достигнув уровня, соответствующего тем обязанностям, которые они уже на себя взяли, стремятся принять на один день высшее командование, то мы утверждаем, что они тем самым причиняют величайший вред волонтерскому движению, занимаясь не чем иным, как игрой в солдатики, и низводят это движение на низшую ступень. Находясь во главе своих батальонов, они были бы на своем месте, смогли бы следить за своими солдатами и сами бы чему-нибудь научились. В качестве же поддельных генералов они не принесли бы реальной пользы ни своим солдатам, ни самим себе. Честь и слава адъютантам наших манчестерских полков: большей частью им принадлежит заслуга в том, что их полки стали такими, какими они являются в настоящее время; но их место — в своих полках, где пока без них нельзя обойтись, тогда как они не принесли бы никакой реальной пользы этим полкам, если бы хоть на один день стали разыгрывать роль адъютанта, генерала или бригадного майора, что и самим им, наверное, не дало бы особого удовлетворения.

Когда в Манчестере находится штаб северной группы войск армии с многочисленным и квалифицированным личным составом и стоят гарнизонами пехотный и кавалерийский полки, то, конечно, нет никакой надобности прибегать к таким необычайным приемам. Мы полагаем, что военной субординации и интересам самих волонтеров более соответствовало бы собираться в таком количестве и в полном вооружении, лишь предоставив командующему округом руководство, равно как и права назначать по своему усмотрению штабных и строевых офицеров дивизии и бригад. Несомненно, волонтеры были бы встречены так же по-дружески, как и прежде. Во главе дивизии и бригад у них были бы тогда люди, знающие свое дело и способные указать ошибки, если они будут допущены, и они также сохранили бы в целости свою собственную организацию. При этом, несомненно, исключалось бы такое положение, когда полковники действовали бы в качестве генералов, майоры — в качестве полковников, а капитаны — в качестве майоров; это принесло бы огромную пользу, так как в Манчестере не производилась бы фабрикация поддельных генералов, благодаря которой Лондон приобретает теперь незавидную славу.

Написано Ф. Энгельсом в первой половине марта 1861.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 28, 16 марта 1861 г.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. БРАЙТОН И УИМБЛДОН.

Действия волонтерских частей Лондона и его окрестностей в пасхальный понедельник, кажется, полностью подтвердили наши предположения, изложенные в статье «Генералы-волонтеры». Попытка лорда Раниле собрать на один день всех волонтеров своего округа под своим собственным командованием сразу же вызвала раскол между различными частями. В лице лорда Бери появился конкурирующий кандидат на пост главнокомандующего; показному бою в Брайтоне он противопоставил однодневное полевое учение в Уимблдоне. Между некоторыми частями возникли большие разногласия, и, как следствие этого, одни направились в Брайтон под начальство лорда Раниле, другие — в Уимблдон под начальство лорда Бери, третьи — в этот же пункт, но самостоятельно, некоторые— в Ричмонд, а некоторые — в Уонстед. Это рассредоточение само по себе не принесло бы никакого вреда. Каждая часть совершенно не зависит от другой и имеет право по своему усмотрению использовать свой праздник. Но эти резкие споры, личные перебранки и проявления враждебности, которые предшествовали этому расколу и которые, наверное, продлятся еще некоторое время, должны были нанести и нанесли большой вред. Офицеры стали на сторону либо одних, либо других; равным образом приняли в этом участие и их солдаты, но не всегда вместе со своими командирами, так что большинство лондонских волонтеров раскололось на две больших партии — группировки Раниле и Бери. Очень многие солдаты из частей, получивших приказ отправиться в Уимблдон, появились в Брайтоне без оружия, по в форме, чтобы протестовать против решения и распоряжения своих же непосредственных начальников; а лорд Раниле, удивительно довольный этим выражением симпатии, даже сформировал из них временный батальон и, проявив изысканный военный вкус, до сих пор не встречавшийся ни в одной армии, разрешил им пройти перед ним торжественным маршем вместе с его собственными солдатами. Так, по крайней мере, сообщает «Daily Telegraph»[141].

Но какое право, спросим мы, имеют лорд Раниле или лорд Бери выдвигать самих себя в качестве кандидатов в волонтерские генералы и тем вызывать раздор между частями, действовавшими до сего времени совместно и согласованно? Оба эти офицера служили в регулярных войсках; если у них было честолюбивое желание стать генералами, то перед ними, как и перед всеми другими, был открыт обычный путь добиваться этого положения; а по своему общественному положению они имели на это в десять раз больше шансов, чем огромное большинство их товарищей. Они очень хорошо знали, когда поступали в волонтерские части, что высшим воинским званием в этих войсках является звание подполковника; что если волонтеры будут когда-нибудь призваны на действительную военную службу, то они будут сведены в бригады вместе с линейными и милиционными войсками и поставлены под командование бригадных генералов линейных войск; что сама природа английской военной организации не допускает назначения генералов из какого-либо другого вида войск, помимо линейных. Стремясь занять положение временных генералов волонтерских войск, они домогаются таких постов, на которые ни они, ни любой другой волонтерский офицер никогда не будут назначены и которые они и не способны занимать из-за отсутствия опыта в управлении большими массами войск. Но если только из-за того, чтобы в течение одного дня поиграть в генералы, они расстраивают единство между различными частями своего округа и рискуют нанести движению серьезный ущерб, то они тем более заслуживают решительного и сурового осуждения.

До сих пор при всех крупных сборах волонтеров обыкновенно пост главнокомандующего и право назначения бригадных и дивизионных генералов предоставлялись командующему войсками округа. В предыдущей статье мы говорили, что полностью одобряем этот порядок как соответствующий военному этикету и субординации и обеспечивающий назначение знающих свое дело командиров. Теперь мы видим, что такой порядок имеет еще большее значение. Если бы командование пасхальными сборами было поручено соответствующим военным властям, то раскола бы не произошло и можно было бы избежать всех этих пререканий. Но лондонские командиры, по-видимому, вселили в своих солдат в высшей степени нелепый страх перед Главным штабом. «Ради бога, не допускайте Главный штаб!» — взывали они. Мы на севере не проявляли такой обособленности. Мы всегда были в превосходных отношениях с нашими настоящими военными начальниками и убедились в преимуществах этого; мы надеемся также, что останется в силе прежняя система, которая избавит нас от этих смешных ссор, разъединяющих в данное время лондонские войска.

Насколько недоверчиво относились лондонцы к Главному штабу, показывает шум, вызванный присутствием в Брайтоне генерала Скарлетта, который был командирован Главным штабом для доклада о ходе маневров. Мудрецы из различных частей с самым серьезным видом покачивали головами. Посылка сюда этого генерала была попыткой Главного штаба сделать первый шаг. Предсказывались самые ужасные последствия, которые наступили бы в том случае, если бы допустили, чтобы это стало обычным делом. Волонтеры должны протестовать, и действительно было предложено заявить, что генерал Скарлетт не имеет права на салют, который полагается только лорду-наместнику графства. Вопрос был в конце концов разрешен тем, что оба они появились сразу и совместно принимали салют. Но тог факт, что такие вопросы могли быть предметом дискуссии, показывает, до какой степени неправильно некоторые волонтеры понимают свое положение.

Таким образом, мы видим, что ни в отношении дисциплины в частях, ни в отношении субординации или хотя бы уважения к старшим офицерам этот пасхальный сбор не послужил на пользу лондонским волонтерам.

Обращаясь к некоторым вопросам полевых учений, мы должны предупредить, что можем исходить только из сообщений лондонской прессы по военным вопросам, которые чрезвычайно неполны и неясны; поэтому, если у нас будут фактические ошибки, то этого нельзя поставить нам в вину.

Пять бригад лорда Раниле, пройдя церемониальным маршем, заняли позицию к востоку от Брайтона фронтом к городу. Бригады были очень небольшими, каждая насчитывала 3 батальона, в среднем по 400 человек; этими силами нужно было занять гряду холмов, которая была слишком широкой, для того чтобы удерживать ее таким небольшим количеством войск. Если в этом случае 7000 человек принимают бой, то предполагается, что неприятель не имеет очень большого численного превосходства, так как в противном случае войска отошли бы к своим резервам. Следовательно, командир построил бы свои войска, как обычно, в первой и второй линии и в резерве, обеспечивая как можно лучше свой фланг и поручив своим резервам и главным силам (расположение которых предполагается у него в тылу) отражать любые обходные движения со стороны неприятеля. Но, как видно почти из всех сообщений, лорд Раниле растянул все свои 7000 солдат в одну-единственную линию! Его план был разработан в расчете на втрое большее количество войск, а так как вместо 20000 явилось лишь 7000 человек, то он занял этими небольшими силами фронт на протяжении всего участка, который был предназначен для ожидавшегося большего числа войск. Если действительно было сделано так, то тем самым раз навсегда решен вопрос о претензиях лорда Раниле на пост генерала, волонтерского или какого-нибудь иного. Мы меньше всего склонны думать, что он совершил столь нелепый поступок, но мы никогда не видели таких почти единодушных сообщений обычно разноречивой прессы и поэтому должны поверить, что это было именно так. Нам даже сообщили, что имелся небольшой резерв в составе нескольких рот, но что две трети из них были сразу отозваны в первую линию, так что на месте проводимого учения едва ли был даже и намек на вторую линию или резерв.

Эта первая линия со своей воображаемой второй линией и воображаемым резервом была атакована предполагаемым неприятелем, который был встречен огнем застрельщиков из цепи и после этого был отброшен частым огнем рот правого фланга. Почему волонтеров обучали стрельбе шеренгами во время учебного боя, трудно сказать. Мы полагаем, что все солдаты, которые побывали в боях, согласятся с нами, что стрельба шеренгами, находившая некоторое применение в те времена, когда шеренги, маршируя, двигались вперед, теперь совершенно устарела, что она никогда не может принести никакой пользы при наличии перед фронтом неприятеля и что промежуточное звено между огнем одиночных стрелков и залпом нецелесообразно.

Воображаемый противник отбросил линию обороняющихся войск. Как были изображены действия второй линии и резервов (которые, как надо в конце концов предположить, должны были поддержать первую линию), мы затрудняемся понять. Батальоны должны были представить себе не только то, что они были отброшены, но также и то, что им была оказана помощь. Затем была занята и оставлена вторая, находившаяся в тылу линия высот, но на третьем рубеже местности дела приняли другой оборот, и с подходом воображаемых подкреплений противник был отбит, однако серьезному преследованию не подвергся.

«Times» сообщает нам, что передвижения носили самый несложный характер. Ниже приводится краткое сообщение, которое корреспондент «Telegraph» получил от одного офицера, как отчет о движениях его батальона:

«Прибыв в строю со вздвоенными рядами, шеренги образовали перед фронтом роты № 1 колонну с дистанцией в одну четверть; колонна стала заходить влево и снова развернулась фронтом к роте № 1, продвинулась в линейном построении, прикрываемом № 1, и остановилась, после чего был дан сигнал сбора и начали действовать застрельщики; огонь справа от рот; линия отступила, она отошла в тыл по четыре в ряд с крайнего правого фланга рот; фронт перестроился в колонну; образовал колонну с дистанцией в одну четверть позади роты № 1; колонна повзводно прошла вокруг центра; развернулась для захождения на дистанцию из тыла; зашла налево вперед, развернутая в линию, и дала залп; продвинулась в ротных колоннах справа вдоль тыла; выстроилась в шеренгу с ротой № 1; образовала колонну впереди роты № 1 с дистанцией в одну четверть, развернулась фронтом к роте № 2; затем рота № 1 продвинулась на линию фронта, и остальная часть зашла направо вперед; образовала колонну сзади роты № 1 с дистанцией в одну четверть, по четыре налево, и таким образом оставила холм».

Относительно того, как выполнялись эти передвижения, мы знаем только, что, как обычно это и случалось у волонтеров, очень часто нарушались дистанции, и роты при построении в линию выходили порознь.

В Уимблдоне лорд Гровнор рано утром проводил маневры со своим батальоном и ушел, когда прибыли две бригады лорда Бери (менее 4000 человек). Занятия, которые провели эти бригады, были очень простыми, но они очень хорошо были приспособлены для того, чтобы дать солдатам представление о действиях и перестроениях, которые будут иметь место в настоящей войне. Все это так хорошо изложено в обращении полковника Мак-Мердо, что нам придется только добавить, что и здесь мы встретились со стрельбой шеренгами, применявшейся для того, чтобы заполнить промежуток времени между отступлением застрельщиков и открытием огня залпами — прием, который мы самым решительным образом считаем ошибочным во всех отношениях. Герцог Веллингтон скорее позволил бы своим солдатам в такие моменты залечь, прижавшись к земле, чем подняться для того, чтобы попасть под огонь артиллерии и отвечать на него слабой, неэффективной и деморализующей их самих стрельбой шеренгами.

В отношении всего остального мы полностью разделяем мнение полковника Мак-Мердо, высказанное им в его великолепном обращении, которым мы и заканчиваем эти замечания. Мы надеемся, что все волонтеры обратят внимание на то, что он говорит о ротном строевом учении, и запомнят это. Первоначальное обучение волонтеров должно быть в силу необходимости менее совершенным, чем обучение солдат регулярных войск, но тем не менее для придания батальонам устойчивости оно имеет громаднейшее значение. Только самое внимательное отношение к ротному учению может до известной степени восполнить этот неизбежный недостаток. Полковник Мак-Мердо говорит:

«Волонтеры! Сведущим людям нет необходимости детально разъяснять те движения, которые вы производили сегодня, но я считаю необходимым обратить ваше внимание на характер тех двух позиций, которые вы занимали во время выполнения вами передвижений в поле. Первая позиция, которую вы занимали, была безусловно очень сильной позицией — настолько сильной, что две трети неприятеля не смогли бы успешно действовать. Его кавалерия не смогла бы успешно действовать, его артиллерия оказалась бы не в состоянии нанести вам вред, разве только навесным огнем. Предполагалось, что неприятель, обнаружив, что позиция является очень сильной, попытается достигнуть плато, на котором мы теперь находимся, обходя наш фланг вдоль одной из тех вытянутых в направлении к Уимблдону долин. Следовательно, вам необходимо было оставить сильную позицию, которую вы прежде удерживали, путем перемены фронта влево. Неприятель имел в виду двоякую цель. Он хотел выйти на гладкую и ровную местность, посредством чего он мог ввести в действие свою артиллерию и кавалерию, а также использовать и пехоту; он хотел также обходом вашего левого фланга выйти на уимблдонскую дорогу, по которой он мог двинуться через ваш фронт на Лондон. Я хочу указать вам на разницу между двумя позициями, которые вы удерживали. Совсем по-иному обстояло дело, когда вы расположились вдоль этого вытянувшегося в длину, трудно преодолимого гребня высоты, где вы были недосягаемы ни для кавалерии, ни для артиллерии. Там вы остановили неприятеля, и там остановило бы неприятеля любое число смелых солдат; но здесь вас поместили как бы на своеобразный биллиардный стол, где вы, возможно, могли быть поставлены под удар лучших войск в Европе. Я замечал, что некоторые батальоны здесь при построении в линию были несколько неустойчивы. Я не упрекаю их в этом, так как до сего времени они имели очень мало практики. Все же они были неустойчивы; и если они были неустойчивы сегодня при построении в линию, то что произошло бы, если бы эта равнина простреливалась огнем неприятельской артиллерии, если бы вы изнемогали от жажды, вокруг вас падали бы многие ваши товарищи и если бы внезапно, среди пыли и дыма, вы почувствовали, что сама земля сотрясается под вами от мощной атаки неприятельской кавалерии? Подумайте, как легко могли бы оказаться неустойчивыми молодые войска при таких обстоятельствах. Как же можно все это преодолеть? Дисциплиной и только дисциплиной. Под термином «дисциплина» я не имею в виду исправление дурного поведения; я подразумеваю под ним вошедшее в привычку единство, сочетание духа и тела, направленное к осуществлению определенной цели, — то сочетание духа и тела, которое приводит в действие все в целом и заставляет роту, батальон или бригаду действовать подобно машине. А этого можно достигнуть только ротным учением; этого можно достигнуть только уделяя большое внимание одиночному обучению, так как я рассматриваю роту как определенную единицу армии, и если одиночные бойцы хорошо обучены и стойки, то и рота будет стойкой, а значит, стойкой будет и вся армия. Все, чему вы научились в ведении стрельбы, все ваше рвение, весь ваш патриотизм окажутся бесполезными в день битвы без полного знания ротного учения. Помочь может ротное учение, и только оно, и поэтому я прошу вас подумать над тем, что отличная стрельба — это еще не все, что вам ничто не поможет до тех пор, пока вы не приобретете абсолютной устойчивости в строю под огнем неприятеля. Джентльмены, вам выпала сегодня тяжелая работа на мокрой земле, и поэтому я не хочу вас больше задерживать, предоставляя вам возможность разойтись по домам, которые вы так успешно способны защищать».

Написано Ф. Энгельсом около 4 апреля 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 31, 6 апреля 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. РОТНОЕ СТРОЕВОЕ УЧЕНИЕ.

В предпоследнем номере нашего журнала мы обратили особое внимание волонтеров на замечания полковника Мак-Мердо о ротном строевом учении. Теперь мы вновь возвращаемся к этому вопросу, полагая, что настало время, когда каждый стрелок в стране должен в полной мере оценить важность ротного строевого учения.

На днях нам представился случай наблюдать батальонное строевое учение одной волонтерской части, которая, в общем, стоит безусловно выше среднего уровня среди войск нашего округа в отношении соответствующего числа бойцов, хорошей посещаемости учений, внимательного отношения к службе со стороны офицеров и, следовательно, боеспособности в целом. К нашему большому удивлению, мы обнаружили очень небольшие успехи по сравнению с тем, что мы наблюдали в этой же части около шести месяцев тому назад. Батальонные построения производились несколько лучше, чем в конце прошлого сезона, но ружейные приемы и взводные построения производились очень небрежно. Даже выполняя прием с оружием «па плечо», каждый волонтер, казалось, действовал так, точно совершенно не сознавал, что он должен действовать согласованно с четырьмястами людей, находящимися от него справа, слева и сзади. При изготовке и прицеливании каждая винтовка, казалось, гордилась тем, что принимала нужное положение независимо от ее соседей; и, в общем, спокойное пренебрежение к счету «раз-два!» или «раз-два-три!», которым должно характеризоваться выполнение каждого слова команды, было, казалось, обычным явлением.

В одном углу казарменного двора, на котором происходило ротное строевое учение, нам случайно удалось увидеть группу солдат линейного полка, построенную для строевого занятия под командой сержанта. Мы полагаем, что это была группа отстающих по строевой подготовке солдат батальона, построенных для дополнительного учения. Но какая разница! Люди стояли, как статуи, ни один сустав не двигался, пока не подавалась команда, и тогда двигались только те части тела, которые должны были выполнять команду, — остальные же оставались совершенно неподвижными. Когда команда доходила до слуха стрелков, каждое ружье двигалось одновременно с другими, каждое из движений, на которые разделялось выполнение команды, было совершенно отчетливым и производилось всеми в одно и то же время. Действительно, вся группа солдат производила движения, как один человек. Джентльменам, которые так любят хвастаться тем, что волонтеры могут выполнять все так же хорошо, как и линейные войска, не мешало бы немного познакомиться с линейными войсками; тогда они вскоре увидели бы, что между самыми лучшими волонтерами и линейным полком, обученным хуже всех других, до сих пор существует огромная разница.

Но какая польза, — могут сказать, — для волонтеров в достижении такого совершенства в строевом обучении? Они не предназначены для этого, от них нельзя этого и ожидать, да оно от них и не потребуется. Несомненно, все это совершенно правильно. Самая попытка заставить волонтеров соперничать с линейными войсками в совершенстве строевого обучения привела бы к развалу этого движения. Но волонтеры должны иметь строевую выучку, и притом такую, чтобы совместные одновременные действия стали совершенно механическими, совершенно естественными для них, чтобы все их движения и действия могли производиться совершенно уверенно, одновременно всеми и с известной долей воинской выправки. Во всех этих вопросах линейные войска останутся образцом, равняясь на который волонтеры должны будут улучшать свою выучку, а ротное строевое учение должно стать тем средством, благодаря которому только и может быть достигнута требуемая подготовка.

Возьмем обучение ружейным приемам и взводное учение. Что все винтовки в батальоне должны двигаться одновременно, согласно каждому слову поданной команды и в соответствии с установленными правилами, — это является не просто вопросом внешнего вида. Надо полагать, что все волонтерские части сделали теперь такие успехи, что солдаты могут проделать это упражнение, не задевая друг друга и не цепляясь винтовками. Но даже независимо от этого само небрежное выполнение различных движений оказывает несомненно большое моральное влияние на обучаемый батальон. Зачем любому из этих солдат быть особенно внимательным к команде, если он видит ошибки, совершаемые справа и слева, и если винтовки двигаются вразброд вверх и вниз еще долго после того, как он уже выполнил команду? Как может солдат на левом фланге быть уверенным перед лицом неприятеля в своих товарищах, находящихся на правом фланге, если он не будет знать, что они будут заряжать винтовки, брать на изготовку и прицеливаться вместе с ним по поданной команде и снова будут готовы одновременно с ним открыть стрельбу или броситься в атаку? Больше того, всякий опытный солдат вам скажет, что привычка к таким одновременным действиям — уверенность в том, что команда офицера сопровождается двумя или тремя короткими отчетливыми звуками, которые указывают, что каждый солдат действует одновременно со своими товарищами, — имеет очень большое моральное влияние на батальон. Это доводит до сознания солдат тот факт, что они действительно составляют как бы единый организм, что они целиком находятся в руках командира, который может применить их силу без всякого промедления и с наибольшим результатом.

С другой стороны, возьмем движения больших или малых войсковых частей. До тех пор, пока каждый солдат не закрепит свою строевую выучку настолько, что всякое движение, которое от него может потребоваться, он будет выполнять по поданной команде почти механически, батальон никогда не будет уверенно передвигаться. Солдат, который должен еще рыться в памяти или ломать себе голову, чтобы понять, чего требует от него поданная команда, принесет батальону больше вреда, чем пользы. Это случится с солдатом, который в силу привычки или каких-нибудь иных причин склонен думать, что за определенными движениями обязательно следуют другие; он часто будет слышать совершенно иную команду, чем та, которую он ожидал, и тогда он, весьма вероятно, ошибется. А эти недочеты могут быть устранены только систематическими ротными строевыми занятиями. Здесь офицер сможет заставить небольшое подразделение, находящееся под его командованием, выполнить в каких-нибудь четверть часа столько различных движений и построений, сможет до такой степени разнообразить порядок перехода от одного к другому, что солдаты, никогда не знающие, что последует дальше, быстро научатся быть внимательными и совершенно механически реагировать на команду. В батальоне все движения неизбежно выполняются медленнее и в целом, следовательно, они менее поучительны для солдат, хотя более поучительны для офицеров; но общепризнанным фактом является то, что солдаты, достигшие совершенства в ротном учении, за очень короткое время под командой хороших офицеров прекрасно изучат перестроения в составе батальона. Чем больше солдаты будут тренироваться в ротных перестроениях под руководством знающего, расторопного инструктора, тем увереннее они будут впоследствии действовать в батальоне. И нет необходимости указывать, как важна в батальоне полная четкость: залп можно дать до некоторой степени беспорядочно и все же достигнуть результата; но батальон, пришедший в замешательство при построении каре, развертывании, повороте в колонне и т. д., может быть безнадежно потерян, если перед ним находится активный и опытный неприятель.

Затем важен вопрос о дистанциях. Бесспорным является тот факт, что ни один волонтер-офицер или рядовой не имеет навыков в определении дистанции на глаз. Каждое батальонное учение показывает, как трудно офицерам сохранять правильную дистанцию при марше расчлененной или сомкнутой колонной батальона и при развертывании. При построении колонны из каре волонтеры отделений, находящихся в центре, почти всегда теряют свою дистанцию; они отступают назад слишком далеко или слишком близко, и, следовательно, захождение получается весьма неправильным. Офицеры могут научиться сохранять дистанцию только в батальоне, хотя ротные построения по взводам и отделениям и будут содействовать улучшению их подготовки; но волонтеры, чтобы научиться построению в колонну из каре (построение в высшей степени важное на виду у неприятеля), должны практиковаться в этом в своих ротах.

Нужно рассмотреть еще и другой вопрос: это вопрос о военной выправке солдат. Мы имеем в виду не только стройность, осанку и при этом все же свободное положение каждого солдата в отдельности под ружьем, но и те быстрые одновременные действия при ротных и батальонных перестроениях, которые так же необходимы всякой части при движении, как и батальону при выполнении ружейных приемов на месте. Волонтеры, кажется, бывают вполне удовлетворены, если им кое-как и удается встать на предназначенные им места приблизительно в требуемое время, включая обычно несколько секунд на передышку. Несомненно, что этот вопрос является главным, и в первый год существования волонтерских частей всякий был бы совершенно удовлетворен этим. Но для каждого движения имеется определенный, установленный, требуемый уставом способ его выполнения, причем предполагается, что он является тем способом, при котором нужная цель может быть достигнута в возможно более короткое время и наиболее удобным путем для всех, кто выполняет это движение, и, следовательно, в полнейшем порядке. Отсюда следует вывод, что всякое отклонение от предписанного способа неизбежно связано с некоторым нарушением порядка и отсутствием согласованности и последовательности, что создает у наблюдателя не только впечатление небрежного выполнения, но и влечет за собой определенную потерю времени и заставляет солдат думать, что отдельные положения устава — это пустой вздор. Дайте какому-нибудь солдату посмотреть на волонтерскую часть, когда она движется в колонне по четыре от центра и фронта, строится по-ротно или производит какое-либо другое перестроение, и он сразу увидит, какие небрежные привычки мы приобретаем. Но такие недостатки, которые могут быть терпимы в старом линейном полку, который имеет хороший фундамент основательного обучения и который можно заставить снова пройти то же обучение и освободиться от своих неторопливых манер, значительно более опасны в волонтерской части, где этот солидный фундамент детального обучения неизбежно отсутствует. Свойственная им небрежность, которую приходится терпеть вначале, когда солдаты должны спешно пройти весь элементарный курс обучения, будет возрастать и умножаться, если ей не будет положен предел регулярными, усердными и строгими ротными учениями. Полностью устранить такие небрежные привычки будет невозможно, но во всяком случае они могут и должны быть ограничены так, чтобы не получить дальнейшего распространения. Что касается индивидуальной выправки солдат, то она, мы полагаем, будет постепенно улучшаться, хотя мы очень сильно сомневаемся, исчезнет ли когда-нибудь этот свойственный волонтерам колеблющийся строй при шаге на месте, который замечается на всех волонтерских учениях. Мы имеем в виду определенную привычку двигать верхней частью тела при шаге на месте, присущую, кажется, всем волонтерам, которых мы когда-либо видели. Как только поднимается правая нога, поднимается также и правое плечо и опускается левое; вместе с левой ногой движется вверх и левое плечо, и таким образом весь фронт колеблется взад и вперед, подобно созревшему хлебному полю под напором яростного ветра, что мало похоже на отряд стойких солдат, готовых встретить врага.

Мы думаем, что сказали достаточно для того, чтобы привлечь внимание к этому вопросу. Каждый волонтер, который принимает волонтерское движение близко к сердцу, согласится с нами в том, что касается необходимости регулярного и усердного ротного учения; так как на первоначальное обучение волонтерских войск, позвольте нам это повторить, неизменно не обращалось должного внимания, то требуется много внимания и большая работа, чтобы до некоторой степени восполнить этот недостаток.

Написано Ф. Энгельсом в середине апреля 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 33, 20 апреля 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС ВИНТОВКИ И СТРЕЛЬБА ИЗ ВИНТОВОК.

ВИНТОВКИ ЛАНКАСТЕР И ЭНФИЛД.

Недавнее состязание между лейтенантом Уоллингером и сержантами саперных войск, о котором мы сообщали в номерах нашего журнала от 6 и 13 апреля, вновь привлекло внимание публики к качествам винтовки Ланкастер, особенно как боевого оружия военного образца. Во время состязания в Чатаме сержанты стреляли из обыкновенного военного карабина Ланкастер 577 с овальным каналом ствола, принятого на вооружение саперных войск, стоимостью около 4 фунтов стерлингов. Сравнивать такое оружие с отлично изготовленной винтовкой Уитворта стоимостью около 25 ф. ст. было бы, очевидно, неправильно. Более подходит сравнение, которое можно было бы провести между карабином Ланкастер и обыкновенной винтовкой Энфилд, так как разница в цене между этими двумя образцами оружия не столь велика, и цена винтовки Ланкастер вероятно сравнялась бы с ценой винтовки Энфилд, если бы она производилась в таких же больших количествах на правительственных заводах. Тогда остается вопрос — является ли Ланкастер лучшей из этих винтовок? Автор заметки, опубликованной в «London Review»[142], исходя из общих принципов и основываясь также на подлинном опыте, отвечает на этот вопрос утвердительно; мы обращаем внимание на следующие выдержки из его статьи на эту тему:

«Закон, который определяет меткость стрельбы из винтовок, очень прост. Необходимо только установить определенное соотношение между длиной и диаметром пули и придать последней достаточное вращательное движение вокруг ее продольной оси, чтобы в результате этого достигнуть безошибочной меткости стрельбы, независимо от того, каким именно способом сообщается пуле это вращательное или винтообразное движение.

Это значит, что канал ствола может иметь любое число нарезов любой формы или вовсе не иметь нарезов, но если выдержано указанное соотношение и пуля приобретает надлежащее вращательное движение, — точность стрельбы во всех случаях будет одинакова. Однако при выборе оружия, пригодного для солдата, необходимо руководствоваться прежде всего тем, что вес и длина оружия не должны превышать определенного предела, что оно должно легко заряжаться и легко чиститься. Из этого следует, что для того чтобы оружие легко заряжалось, величина поверхности, испытывающей трение во время заряжания, должна быть возможно меньше и что при выборе формы нарезов следует по возможности совершенно избегать углов. Мы не знаем другой формы, которая бы удовлетворяла этим требованиям лучше, чем овальная спираль, поскольку при такой форме канала во время заряжания имеются лишь две поверхности трения и никакая другая форма не представляет таких удобств при чистке теми скудными средствами, которыми располагает солдат в боевой обстановке. Это мнение, по-видимому, подтверждается результатами кампании в Индии и испытаниями на Мальте, в Гибралтаре и в других местах за пределами Англии. Говорят, что в Индии винтовки Энфилд совсем «отказывали» во многие критические периоды кампании. Газеты, частные письма и официальные донесения изобилуют подобными жалобами; однако с такими же боевыми припасами и в такой же обстановке винтовки с овальным каналом, которыми были вооружены саперные войска, всегда действовали безотказно, к полному удовлетворению офицеров и солдат.

Винтовка Энфилд при уменьшенном калибре и при применении удлиненной пули дает такие же хорошие результаты, как и винтовка Уитворта; все же существующая винтовка Энфилд военного образца представляет собой попытку удовлетворить невыполнимым требованиям. Офицерам, на которых было возложено конструирование этого оружия, не разрешили уменьшить его калибр ниже установленного предела. Поэтому был принят стандартный калибр в 0,577 дюйма. В результате того, что диаметр канала ствола был слишком большим, возникло неразрывно связанное с этим затруднение, а именно — трудность добиться полного и безусловного герметического прилегания пули к стенкам канала ствола при движении пули по каналу под действием взрыва пороха. Рассмотрим фактические результаты этих несовершенных условий, проявившиеся в винтовке Энфилд. Вес пули установлен в 530 гран, пороховой заряд — 70 гран, калибр, как уже сказано, равен 0,577 дюйма. Давление, создаваемое взрывом 70 гран пороха и воздействующее на большую площадь поперечного сечения пули, недостаточно и не может быть достаточным, чтобы обеспечить во всех случаях требуемое расширение пули и заполнение ею нарезов. Тщательно поставленные опыты показывают, что даже и 10 % пуль не расширяются равномерно и полностью во все стороны. Иногда на пуле отчетливо заметен след только одного нареза, иногда двух, и только одна десятая общего числа выпущенных пуль расширяется полностью; отсюда — недостаточная меткость при стрельбе из боевой винтовки калибра 0,577 дюйма.

Наилучшие условия для меткой стрельбы из винтовок с нарезами любой формы состоят в следующем: калибр должен равняться 0,5 дюйма, длина пули — 1,12 дюйма, крутизна или шаг нарезки — 1 на 18 дюймов, заряд пороха 90—100 гран (№ 6) при том же весе пули, то есть 530 гран. При этих условиях силу, оказывающую давление на площадь поперечного сечения пули, можно считать возросшей, а следовательно, неизменно достигается надежное прилегание пули к стенкам канала, благодаря тому, что уменьшенный диаметр канала ствола позволяет увеличить длину пули, причем отпадает необходимость в деревянной втулке, применяемой для расширения металла и имеющейся в пуле нынешнего образца. Поэтому пуля является однородной и сплошной и имеет длину около трех диаметров. При взрыве расширяющая сила пороховых газов; оказывает давление сначала на дно пули, то есть ее заднюю часть (a), а передача движущей силы, хотя и происходит почти мгновенно, но все же встречает сопротивление в виде vis inertiae [силы инерции. Ред.] массы металла, из которой состоит пуля, — сопротивление, оказываемое по всей длине пули (от a до b) и усиленное встречным сопротивлением воздуха в канале ствола.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Пуля для винтовки малого калибра.

С первого же взгляда ясно, что это сопротивление должно проявиться в средней части пули или в плоскости наибольшего сопротивления (c), а следовательно, совершенно естественно расширяясь здесь, пуля должна слегка укоротиться, примерно, скажем, на 0,1 дюйма, в то время как ее средняя часть увеличится в диаметре в достаточной мере, чтобы принять совершенно точно форму канала ствола, какова бы ни была эта форма.

Если эти более совершенные условия выполнены, то ни в одном случае из пятисот не наблюдается недостаточного расширения, пуля неизменно принимает форму канала ствола, в результате чего и достигается отличная меткость стрельбы.

Эти замечания относятся ко всем винтовкам любого образца.

Что же дают винтовке эти благоприятные условия и почему они повышают меткость стрельбы? Показав, каким образом пуля в точности принимает форму канала, постараемся проследить результаты этого. Одним из главных достижений при конструкции винтовки является получение «отлогой траектории»; это значит, что кривая, описываемая пулей во время полета, должна приближаться, насколько возможно, к прямой линии, а из этого неизбежно вытекает безусловная необходимость большой скорости, уменьшающей до минимума влияние силы тяжести, которая понижает траекторию пули во время ее полета. Первой цели добиваются уменьшением калибра, а самая высокая скорость и наибольшая меткость стрельбы достигаются при увеличении порохового заряда, воздействующего на уменьшенную- площадь поперечного сечения пули.

Относительно системы устройства нарезов из сказанного нами можно заключить, что, поскольку пуля. приобретает при вылете из ствола нужное «вращение», то, в сущности, совершенно безразлично, каким образом ей сообщается это вращение: шестиугольной ли формой канала ствола, как у винтовки Уитворта, или овальной, как у винтовки Ланкастер, или тремя нарезами, как у винтовки Энфилд. Нет необходимости и в нескольких нарезах, так как если даже один нарез захватывает пулю с достаточной силой, чтобы придать ей вращательное движение, — нужное условие будет достигнуто. Однако легко доказать, что некоторым системам нарезов присущи недостатки. Если нарезы образуют углы, то некоторая часть силы бывает потеряна на то, чтобы при расширении пуля заполняла и эти углы, не говоря уже о возможном прорыве газов в этих местах. Кроме того, каждый угол является слабым местом ствола; этот дефект проявляется при любом числе нарезов и пропорционален их глубине. Поэтому теоретически наилучшей формой является овальная спираль винтовки Ланкастер, имеющей такую форму, которую легче всего принимает пуля при самом незначительном ее расширении.

Что винтовка Ланкастер имеет большие достоинства, явствует из того факта, что до принятия винтовки образца Энфилд, конкурировавшего в то время с ней, она получила рекомендации четырех совершенно различных комиссий, которые отдавали ей предпочтение. Она была представлена на одобрение главнокомандующему и препровождена — последним для вынесения окончательного решения в Хант. Первый отчет офицеров тамошней стрелковой школы был весьма благоприятным, но во втором отчете они высказались в пользу винтовки Энфилд. Причина, определившая это решение, заключалась в том, что пули «срывались с нарезов». Однако впоследствии, как говорят, выяснилось следующее. Первые 10000 пуль Притчетта, с которыми производились первые испытания, были надлежащего стандартного калибра. Применение этих патронов дало отличные результаты. Во время повторных опытов использовались другие боеприпасы; первые были изготовлены в 1853, а вторые в 1854 году; при этом офицеры, производившие опытную стрельбу в Хайте, не имели представления о разнице между этими боеприпасами, так как их не осведомили о том, что диаметр пуль, изготовленных в 1854 г., был на 0,007 дюйма меньше диаметра пуль 1853 года.

Это обстоятельство обнаружилось лишь спустя полтора года после принятия окончательного решения в пользу винтовки Энфилд, когда полковник (тогда капитан) Фицрой Самерсет испытывал образец карабина с овальным каналом для саперных войск. Легко понять, что, поскольку диаметр уменьшенной пули Притчетта был меньше надлежащего стандарта, она во многих случаях, особенно при некоторой излишней твердости свинца, должна была вылетать из дула, не приобретая вращательного движения, то есть, она недостаточно расширялась, чтобы заполнить всю внутреннюю часть ствола, будь это винтовка Ланкастер или винтовка какого-либо другого образца.

Мы полагаем, едва ли кто усомнится в том, что винтовка Уитворта слишком дорога для использования ее в армии и требует более тщательного ухода, чем это возможно в боевой обстановке; поэтому следует произвести испытания винтовок Ланкастер и Энфилд или других пригодных для тяжелой службы в условиях военного времени. Однако эти испытания надо проводить не в виде стрелковых состязаний, а стрельбой с неподвижного станка, с одинаковыми пороховыми зарядами и с пулями одинакового веса и формы, так, чтобы все условия были равны и результаты испытания зависели только от качеств самого оружия».

Вышеприведенные замечания касаются двух разных вопросов: 1) каково наивыгоднейшее соотношение между диаметром и длиной продолговатой ружейной пули для стрельбы из любой винтовки, и 2) какими достоинствами обладает винтовка Ланкастер с овальным каналом ствола?

Что касается первого вопроса, мы далеко не согласны с автором, что размеры лучшей предложенной им пули следует предпочесть всем прочим. Винтовки, которые давали до настоящего времени лучшие результаты, — швейцарская и Уитворта — обе имеют калибр менее 0,5 дюйма и относительно большую длину пули.

Однако мы не можем входить здесь в рассуждения по вопросу столь общего характера.

Что касается второго вопроса, то мы не видим, чтобы автор приводил положительные доказательства какого-либо превосходства винтовки Ланкастер над винтовкой Энфилд. То обстоятельство, что карабины саперных войск «отказывали» не так часто, как пехотные винтовки Энфилд, легко объясняется тем, что во всех армиях пехота в сто раз многочисленнее, чем инженерные войска и что последние пользуются своими карабинами в сто раз реже, чем линейные части своими винтовками, так как саперные войска имеют совершенно иные задачи, чем пехота.

На примере винтовки Уитворта доказано, что длинную и с трудом расширяющуюся пулю с достаточным углублением в задней части, при полном заряде, можно заставить принять почти любую форму нарезов; здесь требуется очень большое расширение, и все же даже задняя часть пули принимает шестиугольную форму. Поэтому можно, несомненно, сделать такую пулю, которая расширялась бы достаточно для того, чтобы заполнить поперечное сечение овального канала, если разница между обоими диаметрами его не слишком велика. Но мы не понимаем, почему на этом основании можно считать, что саперный карабин лучше винтовки Энфилд. Идеальная пуля нашего автора не имеет совершенно никакого отношения к этому карабину — она не подошла бы к нему; и если даже при уменьшении калибра автор полагает, что необходим заряд, увеличенный до 90— 100 гран пороха, чтобы заставить пулю принять овальную форму канала, то мы считаем, что это весьма похоже на молчаливое признание того, что ныне принятый заряд в 70 гран не обеспечивает во всех случаях полного расширения пули в овальном канале саперного карабина. Наш автор не говорит о том, что произойдет с усилением отдачи при увеличенном заряде, а мы знаем, что заряд весом в 80–90 гран, как у винтовки Уитворта, вызывает довольно неприятную отдачу, которая при учащенной стрельбе очень скоро сказывается на устойчивости прицеливания.

Необычайно удачные результаты, полученные с саперным карабином на состязаниях в Чатаме, а также отличные стрельбы, проведенные с винтовкой Ланкастер некоторыми частными лицами и не раз упоминавшиеся в печати, делают весьма желательным повторение испытания качеств винтовки с овальным каналом и расширяющимися пулями и пригодности ее как боевого оружия. Со своей стороны, мы полагаем, что она также не окажется свободной от недостатков и что вопрос о системе устройства нарезов является весьма второстепенным в отношении военного стрелкового оружия. Вместо того чтобы придираться к винтовке Энфилд из-за таких мелочей, почему бы не перейти сразу к существу дела и не сказать, что самым большим и самым важным недостатком винтовки является ее большой калибр? Измените его, и вы увидите, что все прочие усовершенствования будут касаться лишь деталей.

Написано Ф. Энгельсом в конце апреля 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 35, 4 мая 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ОЛДЕРШОТ И ВОЛОНТЕРЫ.

Герцог Кембриджский в своей речи на обеде в лондонской стрелковой бригаде сказал, что он был бы очень рад видеть волонтеров в Олдершоте. Единственное затруднение заключается, по его мнению, в том, каким образом их туда привлечь. Мы попытаемся сделать несколько предложений относительно того, как преодолеть это затруднение.

Без сомнения, не может быть и речи о посылке волонтеров в Олдершот или в любой другой лагерь целыми частями. Их состав полностью исключает такую возможность. Нет ни одной роты, а тем более батальона, в котором большинство личного состава могло бы одновременно освободиться для этой цели хотя бы на две недели.

Но если нельзя привлечь в Олдершот целые части волонтеров, то не могли бы они отправляться туда поодиночке и при этом все-таки многому научиться? Мы полагаем, что могли бы, если бы дело было поставлено так, чтобы волонтерам были предоставлены все благоприятные условия для использования этой возможности.

Мы полагаем, что значительное большинство волонтеров составляют те люди, которые время от времени могут на две недели в течение года освобождаться от своих обычных занятий. Очень многие из них регулярно пользуются такими или даже более продолжительными отпусками. Среди них наверное найдется значительное число лиц, которые не откажутся и даже, напротив, охотно согласятся по крайней мере один раз провести время и истратить свои деньги в Олдершоте, если только их там примут. Таким образом, можно было бы без всяких затруднений держать в Олдершоте от мая до конца сентября сменяющийся состав волонтеров, по численности всякий раз равный, по меньшей мере, хорошему батальону. Если мы можем привлечь в лагерь волонтеров, состав которых будет меняться, то каким образом это можно использовать?

Мы предлагаем выделить ряд бараков или палаток, примерно на 600 волонтеров, и назначить командиром этого волонтерского лагеря капитана или, еще лучше, майора линейных войск, дав ему в помощь адъютанта и фельдфебеля. Лагерь должен открываться, скажем, в мае, как только запишется достаточное число волонтеров; если лагерь заполнен, то дальнейших кандидатов следует допускать в том случае, если для них окажется место, причем все эти волонтеры должны быть сведены в батальон; чтобы придать волонтерам вид войска, имеющего единую форму, они должны носить поверх мундиров блузу установленного покроя и цвета. Так как, несомненно, будет избыток офицеров, то выход из этого положения только один: заставить этих офицеров временно исполнять обязанности сержантов и даже рядовых. Мы отнюдь не считаем это недостатком, напротив, мы полагали бы, что это приносит определенные выгоды. Ни один офицер-волонтер не прошел сам настолько основательно строевую выучку, чтобы временное возвращение в строй не принесло ему пользы; пусть он вспомнит, что каждому офицеру линейных войск приходится из года в год на некоторое время брать на плечо винтовку. Распределение временных офицерских должностей в батальоне организовать нетрудно: можно начать со старших из присутствующих капитанов, а затем остальные могут по очереди занимать их должности. Командиру батальона может быть предоставлена известная свобода назначения на эти должности по своему усмотрению для того, чтобы обеспечить оживленное соревнование среди присутствующих офицеров. Однако все это — вопросы, касающиеся деталей, разрешение которых не встретит больших затруднений, если к самой идее отнесутся со всей серьезностью.

Такой батальон со сменяющимся личным составом никогда не сможет достигнуть очень высокого уровня боевой подготовки, и задача командира и его помощников будет не из легких. Но во всяком случае была бы достигнута одна цель, а именно: в волонтерской армии вообще, и среди ее офицеров и унтер-офицеров в частности, было бы создано ядро из людей, которые хотя бы в течение двух недель являлись настоящими солдатами. Две недели могут показаться ничтожным сроком, однако мы не сомневаемся в том, что, покидая лагерь, каждый почувствует громадную разницу между тем, каким он был до прибытия в Олдершот и каким он стал. Существует огромная разница между обучением строю один-два раза в неделю после целого дня, занятого разными делами, и обучением в лагере утром, днем и вечером хотя бы в течение двух недель. За эти две недели у каждого находящегося в лагере волонтера не будет других занятий, кроме военного обучения; каждый из них укрепит свое знание строя в такой мере, в какой это совершенно недостижимо при теперешних строевых учениях волонтеров, сколько бы времени они ни продолжались; кроме того, он получит гораздо большую практику в военной службе, чем он мог бы надеяться получить в своей части, если только она не будет специально выведена в лагерь. Покидая Олдершот, каждый поймет, что за эти две недели он приобрел по крайней мере столько же знаний, сколько за всю свою предшествующую службу в войсках волонтеров. Через определенный срок не будет почти ни одной роты волонтеров, в которой один или несколько человек не побывали бы в Олдершоте; и все должны понимать, насколько такое включение более подготовленных элементов повысит уверенность и военные навыки многих волонтерских частей.

Мы предположили, что продолжительность курса обучения для каждого волонтера должна составлять две недели, просто потому, что почти все могут найти способ уделить этому делу такое короткое время. Но не может быть никаких препятствий к тому, чтобы разрешить волонтерам, которые могут себе это позволить, оставаться в лагере целый месяц.

Само собой разумеется, что волонтеры должны будут содержаться в лагерях за свой собственный счет. Правительство должно предоставить палатки и лагерные принадлежности и, быть может, принять меры к снабжению продовольствием за счет волонтеров. Таким образом, почти без всяких расходов для государства обучение в лагере будет обходиться дешево и самим волонтерам, причем все будет делаться согласно правилам настоящей лагерной службы.

Мы не сомневаемся, что если этот опыт проделать хотя бы один раз, то он нашел бы живейший отклик со стороны волонтеров; батальон был бы всегда укомплектован полностью, и, может быть, вскоре возникла бы необходимость создания подобных батальонов в других лагерях или в том же самом Олдершоте. Если бы избыток офицеров оказался слишком большим, можно было бы сформировать в одном из лагерей специальный «офицерский батальон» с более продолжительным сроком пребывания, и мы полагаем, что такой батальон вполне оправдал бы себя, по крайней мере в течение одного сезона.

Однако лагеря и вообще линейные войска могут принести пользу офицерам-волонтерам и другим путем: при помощи временного прикомандирования таких офицеров к батальонам регулярной армии. Это можно было бы сделать, не заставляя офицеров уезжать слишком далеко от дома; во время этого прикомандирования (скажем, на месяц) офицер-волонтер должен выполнять свои обязанности, как если бы он действительно служил в данном полку. Несомненно, можно было бы изыскать способ прикомандировывать к батальону одновременно хотя бы одного офицера-волонтера, нисколько не нарушая хода обычных дел и положения офицеров действительной службы, которые всегда проявляли самое лучшее отношение к волонтерам. Если бы это предложение было принято, то мы считали бы целесообразным не допускать прикомандирования к линейным войскам ни одного такого офицера-волонтера, который тем или иным путем не доказал, что он может извлечь из этого пользу, так как офицеров-волонтеров направляли бы туда не для приобретения элементарных военных знаний, а для закрепления и совершенствования знаний, уже приобретенных ими, и для изучения того, чему они не могут научиться в своих частях.

Оба наши предложения — сформирование в лагерях батальонов с переменным личным составом и разрешение прикомандировывать достаточно квалифицированных офицеров-волонтеров на месяц к линейным частям — имеют в виду главным образом подготовку офицеров. Мы снова и снова повторяем, что офицеры являются слабым местом армии волонтеров; добавим, что в настоящее время всем должно быть ясно, что с помощью существующей системы обучения волонтеров нельзя создать подготовленного офицерского корпуса и что поэтому необходимо найти новые способы обучения, чтобы армия волонтеров не только не ухудшалась, а наоборот, совершенствовалась.

Мы выступаем с этими предложениями только для того, чтобы привлечь внимание к этому вопросу. Мы не стремимся изложить перед читателями окончательный план, разработанный во всех подробностях, предусматривающий все возможные случаи и готовый к немедленному проведению в жизнь. Этим должны были бы заняться другие лица, если бы к этому вопросу подошли серьезно. Но мы хотим сказать, что все волонтерское движение представляло собой опыт, и если нет готовности несколько продлить этот опыт, чтобы найти верный путь к усовершенствованию новой армии, явившейся результатом этого опыта, то движение должно в конце концов зайти в тупик.

Написано Ф. Энгельсом в начале мая 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 36, 11 мая 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ВОЕННОЕ МИНИСТЕРСТВО И ВОЛОНТЕРЫ.

Мы полагаем, что среди волонтеров всей Великобритании нигде не было проявлено большей готовности и стремления подчиняться всем приказам и распоряжениям военного министерства, занять правильную позицию по отношению к регулярной армии и направлять волонтерское движение в соответствии с требованиями военных властен, чем в Ланкашире и, наряду с другими городами, в Манчестере. Когда было отдано распоряжение обеспечить себя складами для вооружения, то оно было выполнено, хотя в большом городе это неизбежно было связано с серьезными затруднениями. Какие бы приказы ни отдавались, им повиновались немедленно и безоговорочно. Когда собралось большое количество наших волонтеров, то они предвосхитили желание герцога Кембриджского и обратились к окружным военным властям с просьбой взять на себя командование и организовать бригады. Желание достигнуть действительных результатов побудило наших ланкаширских волонтеров к благожелательной оценке всякого вмешательства правительства; они знали, что единообразие и правильная организация необходимы более всего, и смотрели на каждый циркуляр военного министерства как на шаг, направленный к обеспечению этих требований. «Volunteer Journal» с первого же номера непрестанно рекомендовал с готовностью и охотой повиноваться приказам военного министерства и разъяснял, что полное согласие между волонтерами и военными властями, как местными, так и центральными, дает большие преимущества. В то время как в других местах, особенно в Лондоне, распространялись таинственные слухи относительно пагубного влияния Главного штаба, о попытках вмешательства со стороны властей и т. д. — такие соображения никогда, ни на один момент не оказывали на нас влияния. Мы верили в искренность заявлений главнокомандующего, военного министра и всех их подчиненных об их готовности поддерживать волонтерское движение всеми возможными способами и методами.

Но мы не можем закрывать глаза на то обстоятельство, что недавно имели место один-два незначительных факта, которые производят такое впечатление, точно и в самом деле у людей, стоящих у власти, произошла какая-то перемена во взглядах на волонтерское движение, особенно с тех пор, как лорд де Грей и Рипон перестал быть заместителем военного министра. Несколько недель тому назад — кажется, это было в духов день — лорд Раниле производил в Риджентс-парке смотр тем лондонским волонтерам, которые прибыли по его приглашению. Мы не раз резко осуждали попытки лорда Раниле играть в генералы. Он мог бы обратиться к генеральному инспектору волонтеров полковнику Мак-Мердо с просьбой произвести смотр его волонтерам или выделить для этого другого квалифицированного офицера. Все же, уместно это было или нет, но он явился в парк со своими волонтерами; о смотре было объявлено публично, и о нем стало настолько широко известно, что собралась большая толпа зрителей. Среди этой толпы находились лица, поведение которых было в высшей степени скандальным; они сгрудились вокруг волонтеров, расстроили их шеренги, лишили их возможности производить перестроения, бросали камни, а некоторые даже, как утверждают, пытались ранить лошадей офицеров острыми предметами. Как только это началось, командовавшие волонтерами офицеры, естественно, стали разыскивать полицию, но из 6000 человек, составляющих армию сэра Ричарда Мейна, говорят, там не было ни одного! В результате этого из-за вмешательства толпы смотр лорда Раниле потерпел полный провал. Весьма вероятно, что если бы событиям предоставили идти своим ходом, то все дело вполне заслуженно потерпело бы такой же провал, какой неизменно терпели все предшествующие попытки лорда Раниле. В результате всего происшедшего, лорд Раниле сделался мучеником и приобрел горячие симпатии всех волонтеров.

Не может быть сомнения в том, что полное отсутствие полиции на публично объявленном смотре было не совсем случайным. В прессе отмечалось, что полиция, вероятно, имела распоряжение держаться в стороне, а мы знаем, что в Лондоне среди волонтеров очень широко распространено мнение о том, что Главный штаб приложил к этому руку и что в Главном штабе хотят подорвать волонтерское движение всеми возможными способами. В связи с этим в Лондоне поднялось весьма сильное возмущение, и следует признать, что указанные обстоятельства, которые, насколько мы знаем, никто и не пытался оправдать или разъяснить, очень способствуют созданию такого настроения.

На этой неделе мы сообщаем и о другом происшествии, которое отнюдь не говорит о том, что власти намереваются, как они обещали, сделать все, что в их силах, чтобы оказать помощь волонтерам. Некоторое время тому назад было объявлено, что одна из наших манчестерских частей намерена на короткий срок направиться в лагерь. Мы думаем, что такое объявление было сделано лишь после того, как удостоверились в возможности выполнить это. Настойчиво утверждают, что к властям обращались с устной просьбой предоставить палатки и т. д. и что было получено согласие выполнить эту просьбу; более того, были даже установлены условия, на которых было дано это согласие. Мы думаем, что эта договоренность была достигнута не более двух или трех недель тому назад. В силу этого были заключены и все иные соглашения — об участке для лагеря, о войсковой лавке, офицерской столовой и по другим вопросам, — а когда все было налажено и была заявлена официальная просьба отпустить палатки, власти сразу пошли на попятную и заявили, что они не могут предоставить вовсе никаких палаток!

Это, разумеется, расстраивает весь план, и все понесенные частями издержки и причиненные им хлопоты оказались напрасными; все мы знаем, что волонтерские части имеют все основания беспокоиться за свой маленький счет в банкирской конторе, если он у них имеется. Нам сообщили, что так много волонтерских частей обратилось к правительству с просьбой о выдаче палаток, что оно не может найти палаток для всех и что поэтому части не получат ни одной палатки. Независимо от того, соответствует это действительности или нет, правительство должно знать, что сделка есть сделка и что последующие события не могут освободить его от уже принятых на себя обязательств. Но по слухам, которые начинают теперь делать свое дело в Манчестере точно так же, как и в Лондоне, — это лишь простой предлог, а правительство не хочет, чтобы волонтеры вообще находились в лагере; даже если бы части, о которых идет речь, обеспечивали себя палатками или бараками за свой собственный счет и из самостоятельного источника, все же в высоких сферах смотрели бы на лагерь недоброжелательно.

Такие случаи, конечно, не могут способствовать созданию той сердечности в отношениях между властями и волонтерами, которая так необходима для дальнейшего успеха движения. Движение слишком сильно, чтобы какое бы то ни было правительство могло положить ему конец; но недостаток доверия к властям со стороны волонтеров и скрытая оппозиция со стороны властей могут очень быстро вызвать значительное замешательство и задержать на время развитие движения. Этого допустить нельзя. В парламенте имеется очень много офицеров-волонтеров. Пусть они используют свое положение и примут меры, чтобы правительство дало такие объяснения, которые бы сразу исправили положение дел и показали волонтерам, что они могут надеяться на сердечную поддержку вместо скрытой враждебности.

Написано Ф. Энгельсом в начале июня 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 40, 8 июня 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ВАЛЬДЕРЗЕЕ О ФРАНЦУЗСКОЙ АРМИИ.

Недавно в Берлине была опубликована книга «Французская армия на учебном плацу и на воине»[143], которая вызвала большую сенсацию и за короткий срок выдержала несколько изданий. Хотя автор называет себя просто «старым офицером», все же не является тайной, что книга написана генералом графом Вальдерзее, бывшим прусским военным министром. Это человек, занимающий очень высокое положение в прусской армии, где он особенно выделился тем, что произвел коренную ломку старой педантичной системы обучения солдата ведению стрельбы в стрелковых цепях, действиям дозоров и охранения и вообще несению службы легкой пехоты. Его новый метод, к которому мы, может быть, вернемся когда-нибудь при удобном случае, теперь введен в этой армии. Он замечателен тем, что полностью свободен от всякого педантизма в вопросах формы, пробуждая исключительно умственные способности солдата при несении службы, которая может быть хорошо выполнена только путем разумного и гармоничного взаимодействия многих людей. Вполне естественно, что офицер, который придавал такое большое значение воспитанию умственных качеств каждого отдельного солдата, всегда серьезно интересовался французской армией, как армией, которая наиболее известна индивидуальными умственными способностями своих солдат в области военного дела; не приходится поэтому удивляться, если мы видим, что он сделал эту армию особым предметом своих исследований и что в ее рядах у него много друзей и знакомых, от которых он может получать ценную информацию. После того, как французы достигли успехов в итальянской кампании 1859 года, действуя против одной из лучших и храбрейших армий Европы, обстоятельства, благодаря которым неизменно достигались такие необычайные победы, стали важным вопросом для всей Европы. В упомянутой выше книге генерал Вальдерзее излагает то, что, по его мнению, служит разъяснением этого вопроса.

Нижеследующее взято из обзора общего характера французской армии:

«Она разделяет все хорошие качества, но также и все недостатки и слабости французского характера. Воодушевляемая подлинно воинственным духом, она исполнена боевого задора, жажды действий и славы, храбра и отважна, и она доказывала это во все времена, а совсем недавно — на полях сражений в Алжире, Крыму и Италии. Повсюду имели место факты, когда и офицеры и солдаты — особенно из состава отборных войск — совершали чудеса храбрости, и действия французских солдат в этих кампаниях вообще заслуживают самого большого внимания.

Обладая большой физической подвижностью и быстрой сообразительностью, которые, однако, довольно часто переходят в неугомонность, французский солдат неутомим и настойчив в бою так же, как и при всякой тяжелой работе.

В высшей степени самоуверенный, полный честолюбия и тщеславия, каждый отдельный солдат желает лишь одного — наступать на неприятеля. Он не знает никаких трудностей; он поступает по старой французской пословице: «Если дело возможно, то оно почти сделано; если оно невозможно, оно все же будет как-нибудь сделано». Не долго думая— и часто, правда, очень неосмотрительно — он идет вперед, убежденный в том, что нет таких трудностей, которых он не мог бы преодолеть. Поэтому со стремительностью и пылкостью, присущими его нации, он всегда стремится к атаке, и в этом заключается его главная сила. Кроме того, французский солдат смышлен, искусен, особенно приспособлен для одиночного боя и привык действовать самостоятельно. Он изобретателен и ловок в затруднительных положениях; он обладает особой сноровкой удобно устраиваться на бивуаке, исправлять под огнем — мосты и т. п., моментально приводить дома и деревни в состояние, удобное для обороны, и затем защищать их с величайшим упорством.

Война — это родная стихия армии. Французское правительство весьма разумно считает войну нормальным состоянием для войск, и поэтому всегда и при всех обстоятельствах обращается с ними с той же строгостью и суровостью, как и во время действительной кампании. Полки возможно чаще собираются в лагерях и, кроме того, постоянно меняют места расквартирования, дабы не допустить возникновения среди них привычек мирного времени. В том же духе и обучение солдат приспособлено исключительно к целям войны, и ничего не делается для парадных целей. Ни об одной части никогда не судят по тому, как она проходит церемониальным маршем, и поэтому иностранные офицеры с некоторым удивлением наблюдают, как французские батальоны проходят церемониальным маршем — даже перед императором — небрежной походкой, колеблющимися шеренгами, солдаты шагают не в ногу и идут с ружьями на плечо, как по команде «вольно».

Но такая картина имеет наряду со светлой и свою теневую сторону. Все эти хорошие военные качества, которые побуждают французского солдата стремительно вести наступление, дают свои блестящие результаты только до тех пор, пока вы позволяете ему наступать. Чувство индивидуальности, которое является источником всех его наступательных качеств, имеет и свои большие недостатки. Солдат, будучи занят главным образом собой, идет вместе со всей массой лишь до тех пор, пока она успешно наступает; но если эта масса под давлением и, может быть, неожиданно вынуждена отступить, то ее сплоченность, связь каждого индивидуума со своим товарищем, быстро нарушается, тем более, что в таком случае небрежное тактическое обучение войск, о котором речь будет ниже, делает всякую устойчивость невозможной и приводит к замешательству и к полному разложению.

Прибавьте к этому, что французы по своей природе поддаются зависти и со всем легкомыслием, свойственным их нации, в критические моменты склонны относиться к другим с подозрением. Французский солдат со всем пылом охотно следует за своими офицерами в бой, но только до тех пор, пока эти офицеры идут впереди него и буквально увлекают его. Именно этого ожидают солдаты, и когда они под огнем идут вперед, они выражают это криком: «Эполеты, вперед!». Вот почему старшие офицеры и генералы должны обычно идти в атаку впереди своих войск — конечно, самое подходящее место для генерала, — и этим объясняются те исключительные потери, которые французы всегда несли в офицерском составе. Но если отступление становится неизбежным, доверие к офицерам быстро исчезает и в крайних случаях уступает место открытому неповиновению. В силу этих причин отступление, решительно навязанное французской армии, всегда было и всегда будет для нее губительным».

Генерал Вальдерзее мог бы дополнить еще во многом описание той легкости, с какой при неблагоприятных обстоятельствах исчезает доверие французского солдата к своим офицерам. Доверие солдата к своим непосредственным начальникам, даже после неоднократных неудач, является лучшим показателем дисциплины. С этой точки зрения французы не на много превосходят совершенно недисциплинированных рекрутов. Им кажется несомненным фактом, что они никогда не могут быть побеждены иначе, как вследствие «измены», и всякий раз, как они проигрывали сражение и были вынуждены отступать более чем на несколько сот ярдов или бывали застигнуты врасплох неожиданным продвижением неприятеля, они неизменно поднимали крик: «Нас предали!». Это настолько неотделимо от их национального характера, что Наполеон в своих мемуарах (написанных на острове Св. Елены спустя долгое время после самих событий)[144] смог предъявить несправедливое обвинение большей части своих генералов в своего рода изменнических действиях, а французские историки — военные и другие — смогли приумножить эти инсинуации, придавая им характер самых удивительных вымыслов. Как нация думает о генералах, так же думает и солдат о своих полковых и ротных офицерах. Несколько сильных ударов, и с дисциплиной совершенно покончено; вот почему, по сравнению со всеми другими армиями, отступления, совершавшиеся французской армией, были наиболее гибельными.

О системе комплектования солдатского и офицерского состава Вальдерзее сообщает следующее:

«Французский солдат вербуется из среды молодых людей страны путем жеребьевки; но каждый имеет право уплатить установленную правительством сумму за заместителя. Эта сумма поступает в находящийся в распоряжении правительства фонд, из которого заместитель получает небольшую сумму в качестве премии при поступлении на службу, а остальное — по истечении своего срока, причем проценты уплачиваются ему в течение всего срока службы. Следуемая ему сумма может быть, однако, конфискована частично или полностью за преступление или дурное поведение. Поэтому правительство держит подбор заместителей целиком в своих собственных руках и обыкновенно зачисляет в солдаты, по возможности, только тех людей, которые уже отслужили один семилетний срок и показали, что они надежны и хорошего поведения. Поэтому армия обеспечена очень большим числом старых солдат, и из них же отбирается большинство унтер-офицеров. Срок службы семилетний; из этого срока, однако, большая часть солдат действительно служит в армии только четыре-пять лет, проводя остальное время в отпуску.

Унтер-офицеры отбираются весьма тщательно и подвергаются офицерами испытанию с большим вниманием. Они по большей части отличаются не только своим прекрасным поведением и превосходным знанием всех деталей службы, но и сообразительностью, самостоятельностью, прекрасной солдатской выправкой и определенным чувством собственного достоинства, особенно в обращении с рядовыми, по отношению к которым они очень хорошо знают, как нужно использовать ту большую власть, которую им дает устав. Так как каждый унтер-офицер может быть произведен в офицеры, они стараются держать рядовых на почтительном расстоянии от себя и прилагают, вместе с тем, все усилия, чтобы отличиться и подать хороший пример своим подчиненным.

В настоящее время большинство унтер-офицеров состоит из заместителей. Лишь немногие среди них стали капралами и сержантами в течение своего первого срока службы, и это преимущественно те молодые люди, которые, получив хорошее образование и не попав в военные школы вследствие большого наплыва кандидатов, добровольно поступают в армию, чтобы добиваться офицерского чина. Эти молодые люди очень скоро продвигаются до чина унтер-офицера и, пройдя практическое испытание по военному делу, требуемое от сержантов, прежде чем они могут стать младшими лейтенантами, очень часто получают офицерский чин, прослужив от 2 до 4 лет.

Большинство офицеров, произведенных из рядовых, получают офицерские звания после 9—12, а часто только после 15–20 лет службы. Из 170 таких офицеров, взятых на выборку, 16 получили офицерские звания после службы от 2 до 4 лет, 62 — после службы от 5 до 8 лет, 62 — от 9 до 12 лет и 30 — от 13 до 20. Первые 16 принадлежали к группе образованных молодых людей; 62 получивших офицерские звания после службы от 5 до 8 лет были произведены как отличившиеся в бою. Таким образом, в мирное время производство в офицеры из рядовых даже во Франции происходит медленно.

Офицеры комплектуются частью из рядовых, как отмечалось выше, а частью (главным образом в мирное время) из военных школ, где молодые люди должны проучиться два года, после чего, пройдя строгий экзамен, они сразу получают офицерские звания. Эти две категория офицеров держатся одна от другой на большом расстоянии; воспитанники военных учебных заведений и образованные люди, произведенные из рядовых, смотрят презрительно сверху вниз на младших лейтенантов и лейтенантов пожилого возраста, добывших эполеты долголетней службой; офицеры, даже в одном батальоне, далеко не составляют той сплоченной группы, которую они образуют почти во всякой другой армии. И все же те, кто выдвинулся из сравнительно менее образованной части рядовых (и которые теперь, после тяжелых потерь в Крыму и в Италии, составляют большую часть младших офицеров), оказываются на своем месте весьма полезными. Хотя они очень часто явно невежественны, порой грубы и едва ли стоят выше сержанта по своему поведению или манерам, они обычно искусны в своей области, в совершенстве знают свои обязанности, добросовестны, требовательны, пунктуальны; они очень хорошо знают, как обращаться с солдатом, как проявлять заботу о нем, как вдохновить его своим примером и во время службы в гарнизоне, и под огнем неприятеля. Кроме того, в настоящее время они в большинстве случаев обладают солидным опытом лагерной жизни, походов и боев.

В целом французский офицер — смышленый и воинственный; он знает, что ему нужно делать, знает — особенно под огнем — как действовать на свой страх и риск и как воодушевить солдат, подавая пример своей личной храбрости. Если прибавить к этому — для большинства из них — большой опыт походов и боев, то мы должны сказать, что они обладают такими качествами, которые ставят их очень высоко в профессиональном отношении.

Производство в новый чин делается либо по старшинству, либо по выбору командования. В мирное время на два случая производства по старшинству приходится один случай производства по выбору; в военное время — наоборот. Но выбор вообще ограничивается образованной группой офицеров, тогда как масса офицеров, выдвинутых из рядовых, производится в новые звания только по старшинству, и поэтому они достигают капитанского звания в довольно пожилом возрасте. Это звание является почти самой высокой ступенью, которой они когда-либо достигают, и обычно они бывают совершенно удовлетворены, если могут уйти в отставку с капитанской пенсией.

Вот почему во французской армии вы видите очень много младших офицеров в возрасте от 30 до 40 лет и значительное число капитанов, приближающихся к 50-летнему возрасту. Вместе с тем среди старших офицеров и генералов имеется очень много сравнительно молодых людей. Это является, несомненно, большим преимуществом, и непрерывные войны в Африке, Крыму и в Италии, значительно ускорив продвижение по службе, выдвинули еще больше молодых людей на высшие командные должности.

Для того чтобы представить себе соотношение между производством в более высокие чины из указанных двух категорий офицеров, интересно ознакомиться с нижеследующими сведениями об убитых и раненых офицерах или занимавших высокие командные должности в Италии: из военных школ — 34 генерала, 25 полковников, командовавших полками, 28 других старших офицеров, 24 капитана, 33 лейтенанта и младших лейтенанта; из рядовых — 3 генерала, ни одного полковника, командовавшего полком, 8 старших офицеров, 66 капитанов, 95 младших офицеров.

В генералы реже производятся старшие офицеры из штабов, из учебных или отборных частей, чем из основной массы старших офицеров. Поэтому им не хватает главным образом более высокого военного образования; лишь немногие из них имеют les vues larges [широкий кругозор. Ред.]. Слабые в стратегии, они весьма неумело управляют большими войсковыми соединениями и в силу этого очень нуждаются в приказах сверху или в компетентной помощи, так что очень часто во время военных действий, как и на учебном плацу, они получают настоящую программу передвижений, которые должны быть совершены для того, чтобы вступить в бой. Вместе с тем, у них много здравого смысла, и они находчивы в выборе средств для достижения цели; они знают практическую сторону своей службы, усердны, честолюбивы и преданы службе. Их привычка действовать самостоятельно придает им необходимую энергию в боевой обстановке. Они преодолевают любые трудности; во всякой обстановке, требующей решительных мер, они действуют без промедления, не ожидая приказов и не посылая за ними; они не боятся ответственности, и, будучи храбрыми, как все французы, они всегда лично ведут свои войска.

Большая часть из них сражалась в Алжире, Крыму и в Италии и поэтому обладает ценным запасом боевого опыта. Из генералов, участвовавших в сражениях в Италии в 1859 г., было 28 старых «африканцев», из них 18 сражались также и в Крыму. Только один генерал (Партуно) совершал в Италии свой первый боевой поход.

Благодаря этим непрерывным сражениям, французская армия обладает более молодым составом генералов, чем какая-либо другая армия. Чтобы сохранить это положение в мирное время, генерал-лейтенанты уходят в отставку с сокращенным жалованьем в возрасте 65, а генерал-майоры — в возрасте 60 лет.

Короче говоря, нужно считать, что французские генералы являются сравнительно молодыми и подвижными, сведущими, энергичными, опытными на войне и хорошо к ней приспособленными, хотя до сих пор лишь немногие проявили необыкновенные способности и хорошее знакомство с управлением крупными войсковыми соединениями и ни Крымская, ни Итальянская войны не дали ни одного выдающегося военного гения».

Переходя к практике строевого обучения французов, наш автор говорит:

«Неотесанный и неуклюжий рекрут, каким он выглядит, когда прибывает в свой полк, тем не менее довольно часто, раньше, чем пройдут две недели, и иногда даже раньше, чем он получит полностью обмундирование, стоит на часах с достоинством и властным видом старого служаки и очень скоро приобретает должный вид благодаря тщательному одиночному обучению, которое он проходит. Хотя ротные и батальонные строевые учения оставляют желать много лучшего, однако каждый отдельный солдат заботливо обучается гимнастике и штыковым приемам, фехтованию на рапирах и длительному движению беглым шагом… На учебном плацу пехота обычно держит себя неуверенно, небрежно и поэтому она несколько медлительна; но в походе она чрезвычайно проворна и приучена к долгим переходам, значительная часть которых совершается беглым шагом; такой шаг очень часто и небезуспешно применяется в бою. Именно по этим данным во Франции и оценивают качество подготовки войсковых частей; о них никогда не судят ни по тому, как они вымуштрованы, ни, тем более, только по прохождению церемониальным маршем. Французы и в самом деле не могут проходить церемониальным маршем в должном порядке, так как им не хватает того тщательного обучения строю, которое, в конце концов, необходимо для всякой хорошей войсковой части».

Говоря о строевом обучении, наш автор приводит следующий анекдот про Наполеона I:

«Наполеон хорошо знал недостатки, присущие этой системе небрежного строевого обучения, и стремился всеми силами их исправить. Под его строгим руководством четкости в обучении придерживались в той мере, в какой это было возможно по отношению к французам, хотя сам он был не очень хорошим инструктором. Однажды в Шенбрунне, в 1809 г., ему пришла в голову мысль самому обучить батальон своей гвардии, заставить его, как говорят французы, faire la theorie [заняться теорией. Ред.]. Он вытащил шпагу и подал команду; но после нескольких перестроений он привел своих солдат в такой полнейший беспорядок, что воскликнул, вкладывая шпагу в ножны: «Черт бы побрал вашу… теорию! Приведите снова в порядок это безобразие!» («Que le diable еmрцrtе votre… theorie! Redressez cette cochonnerie!»).

Относительно «тюркосов», туземных алжирских войск, мы находим следующее замечательное заявление:

«Согласно сведениям, полученным от французских офицеров, тюркосы больше всего не любили стычек с австрийскими стрелковыми частями. Когда бы они их ни встречали, они не только отказывались идти вперед, но сами бросались на землю, и принудить их подняться для атаки невозможно было ни угрозами, ни побоями, точно это были верблюды в пустыне».

О строевом обучении пехотного полка автор говорит:

«Обучение рекрутов производится очень педантично, но в то же время и очень поверхностно; выправке отдельных солдат уделяется мало внимания, и поэтому уставы выполняются (в ротном и батальонном учении) определенно небрежно. Очень мало заботятся о том, чтобы солдаты должным образом стояли по команде «смирно», чтобы было хорошее равнение, шеренга была плотно сомкнута или даже чтобы солдаты шли в ногу. Считается, по-видимому, достаточным, чтобы солдаты были на месте и чтобы они так или иначе приходили совместно. Армия, привыкшая к такой системе небрежного обучения, конечно, не проявит в сколько-нибудь значительной степени порожденные ею недостатки, пока она продолжает вести наступательные действия. Однако эта система должна оказать очень плохое влияние на дисциплину и порядок в бою; и всякий раз, как становится неизбежным отступление под огнем неприятеля, она может привести к самым серьезным последствиям. Вот почему попытка отступления в должном порядке так часто оказывалась опасной для французов, и вот почему отступление, навязанное им крепкой, хорошо обученной армией, всегда будет для них гибельным».

Рассмотрев вопросы строевого обучения, генерал Вальдерзее дает сокращенное изложение принципов боя маршала Бюжо (тех самых, перевод которых мы в значительной части привели в предыдущих номерах «Volunteer Journal», под заглавием «Маршал Бюжо о моральном факторе в бою» [См. настоящий том, стр. 255–262. Ред.]). С этими принципами он вполне соглашается, пытаясь в то же время доказать — и не без успеха, — что большая часть из них является старыми практическими правилами, уже встречавшимися в инструкциях Фридриха Великого. Мы не останавливаемся на этом, равно как и на занимающей довольно много места критике итальянской кампании 1859 г. со стратегической точки зрения (в которой раскрыто не менее 18 явных грубых промахов генерала Дьюлаи), чтобы перейти к рассмотрению способов ведения французами боя в этой кампании.

Наиболее существенными принципами этого метода являются:

1. Действовать наступательно всякий раз, когда это только возможно.

2. Пренебрегать длительным ведением огня и как можно скорее переходить в штыковую атаку беглым шагом.

Когда стали известны эти принципы, то в большинстве случаев делался вывод о том, что французы всюду и всегда, с полным пренебрежением ко всем тактическим формам, стремительно бросались на австрийцев и всегда мгновенно, без особого труда, опрокидывали их или гнали прочь.

Однако история кампании доказывает, что дело обстояло далеко не так. Она, напротив, показывает:

1. Что французы, несомненно, в большинстве случаев, но не всегда, стремительно атаковали своих противников беглым шагом, но что вряд ли они когда-нибудь наносили им поражение первым ударом. Обычно они не только не имели в этом успеха, но в большинстве случаев терпели неудачу и несли потери при нескольких повторных атаках, так что в течение боя они отступали почти так же часто, как и наступали.

2. Что довольно часто они атаковали без ведения огня, но если их атаку отбивали, то они были вынуждены продолжать вести некоторое время огневой бой, хотя и прерываемый повторными штыковыми атаками. При Мадженте и Сольферино такие перестрелки длились несколько часов.

Затем автор, исходя из сведений, полученных как от французских, так и от австрийских офицеров, делает обзор тактических построений, применявшихся французами в итальянской кампании, выдержками из которого мы и закончим эту статью.

Наш автор, описав общий характер и принципы боя французской армии, переходит к обзору тактических построений, применявшихся ею во время итальянской кампании 1859 года.

«Французская армейская дивизия состоит из двух бригад, из которых первая включает батальон стрелков и два линейных полка (каждый из трех батальонов), тогда как вторая имеет только два линейных полка (или шесть батальонов). Каждый батальон состоит из шести рот.

В боевом порядке первая бригада образует первую линию, причем батальоны построены в колонны на половину дистанции, имеющие между собой полные интервалы развертывания, и прикрываются цепью стрелков. Вторая бригада стоит во второй линии, в 250 ярдах позади, с батальонами тоже в колоннах на половину дистанции, но только с половинными интервалами развертывания между ними; они обычно находятся за одним из флангов первой линии.

Построение колонны, которое обычно применялось в Итальянской войне, французы называют дивизионной колонной — две роты в колонне назывались дивизионом. Шесть рот выстраиваются так: две впереди, две в полудистанции позади них, за ними снова две роты в полудистанции позади вторых двух рот. Эта колонна может быть построена в затылок или двум центральным ротам, или двум крайним ротам того или другого фланга. В гвардии, состоявшей целиком из отборных солдат, она строилась всегда за двумя центральными ротами, и благодаря этому (так же, как в английской двойной колонне, строящейся в затылок двум центральным подразделениям) время как для выстраивания колонны, так и для развертывания сокращалось наполовину; но в линейных войсках колонна обычно строилась в затылок двум правофланговым ротам. Смысл такого построения состоял в том, что при таком порядке «гренадерская» рота (№ 1) располагалась впереди колонны, тогда как легкая или «вольтижерская» рота (№ 6) находилась позади. Таким образом, эти две роты, состоявшие из отборных солдат, образовывали, так сказать, остов, в котором были заключены четыре менее надежных «центральных роты»; и кроме того, в случае, когда двум находящимся позади ротам отдавался приказ развернуться в стрелковую цепь, то одной из них была легкая рота, в то время как гренадерская рота в передней линии оставалась вместе с остальными, если всему батальону не нужно было развертываться.

Для армии, ведущей бой преимущественно не в линии, а комбинирующей стрелковые цепи и колонны, такое построение имеет большие преимущества. Треть солдат (две передних роты) всегда в состоянии пустить в ход свое огнестрельное оружие, причем в то же самое время колонна в состоянии просто и быстро развернуться. Большая дистанция между составными частями колонны (половина ротной дистанции, или около 40 ярдов) помогает значительно уменьшить опустошительное действие артиллерии, которое она производит в более сомкнутых колоннах; а если принять во внимание, что, как правило, две роты рассыпаются в цепь, а поэтому вся колонна состоит из двух рот первой линии и двух — в 40 ярдах позади, то станет ясно, что такое построение в максимальной степени приближается к линейному; две роты, находящиеся позади, действуют скорее в качестве резерва или второй линии по отношению к двум передним ротам, чем в качестве той действительной поддержки, которая, как обычно предполагается в атакующих колоннах армий европейского континента, должна быть оказана передовой линии со стороны войск, находящихся позади нее. Помимо того, хотя в итальянскую кампанию время от времени и производилось развертывание в линию, но в такой местности, как в Ломбардии, ведение боя линией совершенно невозможно. На этих небольших полях, пересеченных живыми изгородями, рвами и каменными стенами и покрытых, кроме хлебов, тутовыми деревьями, перевитыми виноградными ветвями, на местности, где дорожки, идущие между высокими стенами, так узки, что две телеги с трудом могут разъехаться, — в таких условиях местности всякому правильному построению часто наступает конец, как только войска выдвигаются для непосредственного соприкосновения с противником. Единственно, что необходимо, это — иметь большое количество стрелков перед фронтом и стремительно продвигаться компактными массами к наиболее важным пунктам. И вот, для такой цели не может быть лучшего построения, чем то, которое выбрано французами. В то время как треть батальона находится в стрелковой цепи — никакой группы поддержки, поскольку колонна в 100 ярдах позади является достаточной поддержкой, — весь батальон быстро продвигается вперед, и стрелки, когда они окажутся достаточно близко, освобождают пространство перед фронтом батальона и находятся на его флангах; первая линия дает залп и идет в атаку; вторая, в 40 ярдах позади, следует в качестве резерва и сохраняет строй, насколько это позволяет местность. Мы должны признать, что этот метод, кажется, как нельзя лучше соответствует всем задачам наступления в такой местности и, насколько это возможно, будет удерживать солдат вместе и под контролем офицеров.

Повсюду, где местность была достаточно открытой, допускающей правильные передвижения, наступление производилось следующим образом. Стрелковая цепь вела перестрелку с неприятелем до тех пор, пока колонне не отдавался приказ наступать; группы поддержки — если они были — пристраивались к флангам стрелковой цепи и сами развертывались на линии обоих флангов с целью охватить наступающего неприятеля и открыть по нему перекрестный огонь; когда колонна выходила на линию стрелковой цепи, последняя заполняла промежутки между батальонами, продвигаясь вперед в одной линии с головой колонны; в 20 ярдах от неприятеля голова колонны давала залп и шла в атаку. Если местность была сильно пересеченной, то в цепь развертывались даже три или четыре роты батальона; сообщают также о случаях (тюркосы у Мадженты), когда в стрелковую цепь развертывались целые батальоны.

Против штыковой атаки австрийцев порой применялся метод, подобный предписанному английскими уставами для уличной стрельбы (батальонное учение, параграф 62). Головные роты колонны давали залп, делали поворот в стороны флангов и отходили в колонны по два в тыл, где снова строились; то же самое делали следующие за ними роты и, наконец, после того как последние роты дали залп и очистили пространство перед фронтом, весь батальон атаковывал неприятеля.

В решающие моменты солдатам давался приказ сложить свои ранцы на землю, захватив с собой лишь немного хлеба и все боевые припасы, имевшиеся в ранце, которые они рассовывали, где только могли. Вот откуда произошла выдумка о том, что «зуавы обычно носили свои патроны в карманах шаровар».

У Мадженты зуавы и 1-й гренадерский гвардейский полк развернулись на некоторое время и вели одиночный огонь и огонь шеренгами. У Сольферино дивизия гвардейских вольтижеров (двенадцать батальонов), перед тем как начать боевые действия, также развернулась в одну линию, но когда батальоны действительно вступили в бой, они, кажется, были в обычной колонне. Так как в обоих этих случаях развертывание производилось под непосредственным командованием и в присутствии Луи-Наполеона, то едва ли может быть какое-нибудь сомнение, что он отдавал соответствующие приказы под влиянием известных воспоминаний о маневрах английских войск, построенных в линию; но в обоих случаях склонность французских офицеров к своему собственному национальному способу ведения боя, а также характер местности, кажется, взяли верх, как только наступил момент решительной борьбы.

Наступление на деревню начиналось несколькими колоннами, впереди которых двигались густые стрелковые цепи; более слабая колонна, предназначенная для атаки позиции с фронта, держалась до конца позади, в то время как более сильные колонны обходили деревню с флангов.

Войска, которые брали деревню, сразу занимали и укрепляли ее, тогда как резервы преследовали неприятеля. При обороне деревни французы больше надеялись на резервы позади деревни или на ее флангах, чем на сильный гарнизон в самих домах».

Этим извлечением из раздела о тактических построениях французской армии в Италии в 1859 г. мы закапчиваем рассмотрение работы графа Вальдерзее. Хотя местность в Англии является гораздо менее пересеченной, чем в Ломбардии, однако, в связи с наличием здесь многочисленных изгородей, рвов, групп деревьев и лесных участков, в сочетании с волнистым характером местности и глубокими перерезающими ее лесистыми оврагами, она представляет собой поле боя, гораздо более пересеченное, чем обширные сплошные равнины Северной Франции, Бельгии и Германии. Если бы французская армия когда-нибудь попыталась высадиться на английской земле, то не может быть большого сомнения в том, что построения ее пехоты были бы очень похожи на построения, применявшиеся в Италии; вот почему мы считаем эти построения небезынтересными для английских волонтеров.

Замечания о книге Вальдерзее написаны Ф. Энгельсом в июне 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» №№ 42, 44, 46 и 62; 22 июня, 6 и 20 июля, 8 ноября 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ВОЕННАЯ КРИТИКА СМОТРА В НЬЮТОНЕ.

Прошлогодний смотр в Ньютоне прошел с большим успехом, тем более выдающимся, что ему мешали разного рода трудности. Это была первая попытка собрать волонтеров Ланкашира в одно целое; железнодорожные перевозки были далеко не такими, какими они должны были бы быть; грунт был в отвратительном состоянии; погода была очень плохая. Несмотря на все это, смотр прошел необыкновенно удачно, и наши волонтеры пошли домой промокшие, голодные и томимые жаждой, но с гордым сознанием того, что они всех удивили своим спокойствием, своей уверенностью и воинским видом, с которыми они выполняли свою задачу.

Можно ли сказать то же самое о смотре в этом году? Мы боимся, что нельзя. Железнодорожные перевозки производились отлично; грунт — в превосходном состоянии; погода — прекрасная; волонтеры прошли уже обучение второго года; и все же мы уверены, что большинство из них отправились домой менее удовлетворенные своей работой и своими успехами за этот день, чем в прошлом году. Кто виноват в этом?

Когда войска прибыли на местность, где проводился смотр, флажки, отмечающие места расположения различных бригад, были расставлены, были сразу также повсюду установлены и указатели, обозначавшие места батальонов. Но очень многие батальоны, особенно те, которые прибыли первыми, долгое время двигались взад и вперед, останавливались, опять двигались и опять останавливались, прежде чем встали на назначенные им места. В результате части, которые прибыли за полчаса или за час до начала смотра, не имели времени, чтобы составить винтовки в козлы и распустить солдат хотя бы на несколько минут, чтобы подкрепиться пищей. В этом была, конечно, вина не командиров батальонов.

После общего салюта начались перестроения. Но вряд ли здесь были какие-либо перестроения. Первая бригада развернулась и произвела ряд стрельб — одну очередь по-ротно, от центра к флангу, один залп — по-батальонно, три очереди стрельбы шеренгами. Тем временем развернулась вторая бригада и по окончании стрельбы сменила первую линию. Это было сделано путем перестроения обеих линий по четыре в глубину и прохождения четверок второй линии через промежутки первой. В самом уставе это перестроение характеризуется как пригодное лишь для парадных целей и никогда не применяющееся в боевой обстановке (стр. 113). Затем вторая бригада вела стрельбу таким же образом, в то время как третья бригада развернулась для образования второй линии, а первая бригада в колонне отошла в тыл. Мы заметили, что первая бригада проделывала все это очень медленно и отошла в сторону только тогда, когда стрельба второй бригады почти окончилась. Затем выдвинулась третья, а за ней четвертая бригада, которые поочередно вели стрельбу, после чего все войска построились в колонну на сомкнутых интервалах и прошли церемониальным маршем.

Таким образом, совершенно очевидно, что вместо перестроений налицо имелись лишь два момента, когда выступавшие волонтеры могли показать свое уменье, — стрельба и прохождение церемониальным маршем. Мы не согласны с тем, чтобы стрельба холостыми патронами служила критерием для суждения о таких частях, как волонтеры, собравшиеся в Ньютоне. Там были части, которые перестреляли огромное количество холостых патронов и которые, следовательно, давно достигли значительного успеха в четких, дружных залпах. Были там и другие части, которые в такой же, а возможно и в большей степени были подготовлены в ротном и батальонном учении и в учебной стрельбе по мишеням, но которые едва ли когда-нибудь до этого стреляли холостыми патронами. Там было также большое число мелких провинциальных частей, сведенных в батальоны по случаю смотра; эти части никогда не имели возможности для стрельбы залпом в составе батальона по той очень простой причине, что до этого времени они не были в состоянии пройти даже батальонное учение. Стрельба залпами, поскольку о ней можно судить только по звуку, но не по результатам, является самой легкой из всех обязанностей солдата; уверенно действующий в других отношениях батальон научится ей в очень короткое время, и если подавляющее большинство присутствовавших на смотре батальонов в действительности очень плохо стреляли залпами, то мы должны сказать, что мы скорее довольны этим обстоятельством, так как это показывает, что батальоны не тратили зря время на практические упражнения в таком искусстве, которое они могут изучить когда угодно в недельный срок и которое очень походит на забаву с игрушками или на рекламу.

Единственным положительным моментом программы смотра было то, что она дала возможность всей присутствовавшей пехоте выполнить кое-какие упражнения. В других отношениях она была действительно очень бедна. Не было действий в стрелковых цепях, почти не производились перестроения, а установленный критерий для оценки подготовки был не только обманчивым, но и положительно несправедливым по отношению к большинству присутствовавших частей. Что касается смелой атаки кавалерии, которой закончились занятия, то лучше о ней не говорить. Публика приняла ее за превосходную шутку.

При прохождении церемониальным маршем мы снова заметили обычный недостаток волонтеров — полное пренебрежение к дистанциям. Только одна часть прошла, сохраняя более или менее правильные дистанции, и это была не та часть, которая отличалась в такой же мере своими залпами. Мы же полагаем, что сохранение правильных дистанций в существующей системе обучения волонтеров более трудно и более важно, чем четкие залпы. В общем, прохождение церемониальным маршем показало, что улучшения по сравнению с прошлым годом были меньшими, чем мы имели право ожидать, но мы обязаны сказать, что в этом отношении меньшие по численности части из провинции сделали наибольшие успехи. Они заслуживают тем большего общественного признания, что эти небольшие части должны преодолевать величайшие затруднения, большинство их лишено помощи адъютантов и для обучения у них нет других военных начальников, кроме инструкторов — сержантов.

Мы с сожалением заметили среди ланкаширских волонтеров увеличение количества красных курток и даже медвежьих шапок; это, по-видимому, указывает на сильное стремление к парадности, что не может принести движению какую-либо пользу. Однако это такая тема, которая увела бы нас слишком далеко от Ньютона, и поэтому мы вернемся к ней при другом удобном случае.

Написано Ф. Энгельсом в начале августа 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 49, 10 августа 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

К. МАРКС. АМЕРИКАНСКИЙ ВОПРОС В АНГЛИИ.

Лондон, 18 сентября 1861 г.

Письмо г-жи Бичер-Стоу лорду Шефтсбери[145], независимо от его собственных достоинств, принесло большую пользу, заставив настроенные против Севера лондонские газеты высказаться и изложить перед публикой официальные причины их враждебного тона по отношению к Северу и плохо скрытых симпатий по отношению к Югу, что не совсем вяжется с их попытками выдать себя за крайних противников рабства. В качестве первой и главной причины недовольства они указывают на то, что теперешняя американская война «ведется не за отмену рабства», и потому от благородных британцев, обычно предпринимающих войны и интересующихся войнами других народов, руководствуясь лишь «широкими принципами гуманности», нельзя ждать симпатий к их северным соплеменникам.

«Прежде всего», — пишет «Economist», — «утверждение, будто спор Севера с Югом означает борьбу между свободой негров, с одной стороны, и рабством негров — с другой, настолько же бесстыдно, насколько и лживо». «Север», — заявляет «Saturday Review»[146], — «не провозглашает отмену рабства и никогда не делал вид, что борется против рабства. Север не избрал в качестве своего oriflamme [знамени. Ред.] священный принцип справедливости по отношению к неграм; его cri de guerre [боевым кличем. Ред.] не является безоговорочная отмена рабства». «Если», — пишет «Examiner»[147], — «мы обманулись в истинном значении этого возвышенного движения, то кто, как не сами федералисты, ответственны за этот обман?».

Прежде всего, допустим, что это первое соображение в основном правильно. Война была начата не в целях уничтожения рабства, и власти Соединенных Штатов сами приложили все старания, чтобы опровергнуть подобный взгляд. Но, с другой стороны, следует помнить, что не Север, а Юг начал войну; первый только оборонялся. Если достоверно, что Север, после долгих колебаний, проявив неслыханное в летописях европейской истории долготерпение, обнажил наконец меч не для уничтожения рабства, а для спасения Союза, то Юг, со своей стороны, начал войну громким провозглашением «особого института» [рабства. Ред.] как единственной и главной цели мятежа. Он признал, что борется за свободу порабощать другой народ — за свободу, которой, вопреки возражениям Севера, будто бы угрожала опасность после победы республиканской партии[148] и избрания г-на Линкольна на пост президента. Конгресс конфедератов хвастался тем, что его новоизобретенная конституция[149], в отличие от конституции Вашингтонов, Джефферсонов и Адамсов, впервые признала, что рабство по самой сути своей является благом, оплотом цивилизации и божественным институтом. Если Север заявлял, что борется только за Союз, то Юг гордился тем, что поднял мятеж во имя господства рабства. Если идеалистически настроенную и враждебную рабству Англию не привлекло заявление Севера, то как же случилось, что она не почувствовала резкого отвращения к циничному признанию Юга?

«Saturday Review» старается выпутаться из этого неприятного положения, поставив под сомнение собственные заявления сецессионистов. Журнал оказывается более проницательным и обнаруживает, «что рабство имеет очень мало общего с сецессией»; напротив, декларации Джефферсона Дэвиса и К° — чистейшие «условности», в которых «не больше смысла, чем в тех условных выражениях об оскверненных алтарях и разрушенных очагах, которые постоянно встречаются в подобных прокламациях».

Запас аргументов, приводимых настроенными против Севера газетами, очень скуден, и во всех этих газетах встречаются почти одни и те же выражения, повторяющиеся, как в математических формулах, с определенными интервалами, в весьма мало отличающихся друг от друга вариациях или комбинациях.

«Почему», — восклицает «Economist», — «только вчера, когда сецессионистское движение впервые приняло серьезный оборот при первом сообщении об избрании г-на Линкольна, северяне предложили Югу, если он останется в Союзе, всевозможные гарантии сохранения в неприкосновенности этого отвратительного института и отказались самым торжественным образом от всякого намерения вмешаться в это дело, причем их вожди предлагали в конгрессе один компромисс за другим, основанные на согласии не затрагивать рабства?» «Как объяснить», — вопрошает «Examiner», — «что Север был готов уладить дело путем самых широких уступок Югу в отношении рабства? Как случилось, что в конгрессе была предложена определенная географическая линия, за пределами которой рабство должно было быть признано как необходимый институт? Южные штаты не удовлетворились этим».

«Economist» и «Examiner» должны были бы задать вопрос не только, почему компромисс Криттендена[150] и другие компромиссные меры были предложены в конгрессе, но и почему они не были приняты? Они делают вид, будто считают эти компромиссные предложения принятыми Севером и отвергнутыми Югом, между тем как на самом деле они не были приняты благодаря партии Севера, которая провела избрание Линкольна. Эти предложения так и не вылились в форму резолюций, оставшись в зачаточном состоянии pia desideria [благих пожеланий. Ред.], и Юг фактически не имел возможности ни отвергнуть, ни принять их. Нас приближает к сути вопроса следующее замечание «Examiner»:

«Г-жа Стоу говорит: «Рабовладельческая партия, видя, что она больше не может использовать Союз в своих целях, решила разрушить его». В этих словах содержится признание, что до этого рабовладельческая партия пользовалась Союзом в своих целях, и было бы хорошо, если бы г-жа Стоу ясно показала, когда Север начал выступать против рабства».

Можно было бы полагать, что «Examiner» и другие оракулы общественного мнения в Англии достаточно знакомы с современной историей, чтобы не нуждаться в информации г-жи Стоу по таким чрезвычайно важным вопросам. Все растущее злоупотребление Союзом со стороны рабовладельческой клики, действующей в союзе с демократической партией Севера[151], является, так сказать, характерной чертой истории Соединенных Штатов с начала текущего столетия. Следующие одна за другой компромиссные меры знаменуют последовательные этапы агрессивных действий, которые приводили к постепенному превращению Союза в раба рабовладельцев. Каждый из этих компромиссов означал новую агрессию со стороны Юга и новую уступку со стороны Севера. В то же время ни одна из очередных побед Юга не была одержана без ожесточенной борьбы с враждебной ему силой на Севере, которая выступала в лице различных партий, с различными лозунгами и под различными знаменами. Если положительный и окончательный результат каждой отдельной схватки оказывался в пользу Юга, то внимательный наблюдатель исторических событий не мог не заметить, что каждое новое продвижение рабовладельцев является шагом на пути к их окончательному поражению. Даже во времена Миссурийского компромисса силы борющихся сторон настолько уравновесились, что Джефферсон, как видно из его воспоминаний, опасался, что Союзу угрожает раскол из-за этого смертельного антагонизма[152]. Агрессивность рабовладельческой стороны достигла своей высшей точки, когда, благодаря биллю Канзас-Небраска[153], впервые в истории Соединенных Штатов — как признался сам г-н Дуглас, — были уничтожены все юридические преграды распространению рабства на территории Соединенных Штатов; когда после этого один из северных кандидатов купил себе избрание в президенты тем, что обещал Союзу завоевать или купить на Кубе новую территорию, где бы господствовали рабовладельцы; когда позже решением по делу Дреда Скотта[154] федеральные власти провозгласили распространение рабства законом американской конституции и, наконец, когда фактически африканская торговля рабами была возобновлена в еще больших размерах, чем когда-либо раньше в период ее легального существования. Но одновременно с этим кульминационным пунктом агрессивных действий со стороны Юга, предпринятых им при попустительстве демократической партии Севера, налицо были несомненные признаки того, что антагонистические факторы на Севере настолько окрепли, что это должно было скоро изменить соотношение политических сил. Канзасская война[155], образование республиканской партии и большое количество голосов, полученных г-ном Фримонтом во время президентских выборов 1856 г., — все это были убедительные доказательства того, что Север накопил достаточно энергии, чтобы исправить те ошибки, которые были под давлением рабовладельцев совершены в течение полувека в истории Соединенных Штатов, и чтобы заставить страну вернуться к подлинным принципам своего развития. Помимо этих политических явлений, был один важный статистический и экономический факт, указывающий, что использование федерального Союза в интересах рабовладельцев достигло такого пункта, когда оно — вынужденно или de bonne grace [добровольно. Ред.] — должно будет пойти на убыль. Этим фактом было развитие Северо-Запада, гигантский прогресс, достигнутый его населением с 1850 до 1860 г., а также то новое и живительное влияние, которое неизбежно должно было оказать все это на судьбы Соединенных Штатов.

Но разве все это было тайной главой истории? Неужели нужно было «признание» г-жи Бичер-Стоу, чтобы перед «Examiner» и другими политическими светилами лондонской прессы раскрылась тщательно скрываемая истина о том, что «до этого рабовладельческая партия использовала Союз в своих целях»? Разве американский Север повинен в том, что английские журналисты были захвачены врасплох резким столкновением антагонистических сил, борьба между которыми являлась движущей силой истории Соединенных Штатов в течение полувека? Разве повинны американцы в том, что английская печать приняла за порожденную в один день причуду то, что на самом деле явилось назревшим результатом многолетней борьбы? Тот факт, что образование и развитие республиканской партии в Америке было почти не замечено лондонской печатью, выразительнее всяких слов говорит о бессодержательности ее тирад против рабства. Возьмите, например, двух антиподов лондонской печати: лондонскую газету «Times» и «Reynolds's Weekly Newspaper»[156]; одна — самый крупный орган респектабельных классов, другая — единственный сохранившийся орган рабочего класса. Первая газета незадолго до того, как окончилась карьера г-на Бьюкенена, выступила с пространным восхвалением его управления и клеветой на республиканцев. Рейнольдс, со своей стороны, во время пребывания Бьюкенена в Лондоне был одним из его любимцев и с тех пор никогда не упускал случая превозносить Бьюкенена и всячески поносить его противников. Как могло случиться, что республиканская партия, выставившая в качестве своей программы открытую борьбу против агрессии рабовладельцев и использования Союза в интересах рабовладения, одержала победу на Севере? Как могло случиться, далее, что основная масса членов демократической партии Севера, отбросив в сторону свои прежние связи с лидерами рабовладельцев, не считаясь со своими полувековыми традициями, жертвуя значительными коммерческими выгодами и еще более значительными политическими предрассудками, поспешила поддержать нынешнее республиканское правительство и щедро предложила ему людей и деньги? Вместо ответа на эти вопросы «Economist» восклицает:

«Разве можем мы забыть, что аболиционистов обычно столь же жестоко преследовали и оскорбляли на Севере и на Западе, как и на Юге? Разве можно отрицать, что раздражительность и нерешительность, чтобы не сказать неискренность, вашингтонского правительства в течение многих лет служили главным препятствием, о которое разбивались наши усилия, направленные на полное уничтожение работорговли на берегах Африки, в то время как большая часть судов, фактически участвовавших в этой торговле, была построена с помощью северного капитала, принадлежала северным купцам и имела экипаж, состоящий из матросов-северян?».

Вот, поистине, шедевр логики! Настроенная против рабства Англия не может симпатизировать Северу, разрушающему тлетворное влияние рабовладельцев, потому что она не может забыть, что Север, будучи подчинен этому влиянию, поддерживал работорговлю, травил аболиционистов и допускал, чтобы его демократические учреждения были заражены рабовладельческими предрассудками. Она не может симпатизировать правительству г-на Линкольна, потому что ранее ей приходилось критиковать правительство г-на Бьюкенена. Она обязательно должна злобно придираться к теперешнему движению Севера по пути к обновлению, поощрять северян, которые симпатизируют работорговле, заклейменной республиканской программой, и заигрывать с рабовладельцами Юга, создающими собственное государство, потому что она не может забыть, что Север вчера был не таким, каков он сегодня. Необходимость для оправдания своей позиции прибегать к подобному крючкотворству, заимствованному из практики Олд-Бейли[157], доказывает больше, чем что-либо другое, что настроенная против Севера часть английской прессы руководствуется скрытыми мотивами, слишком низкими и позорными, чтобы их можно было высказать открыто.

Поскольку один из излюбленных маневров этой части английской печати состоит в том, чтобы поставить в упрек нынешнему республиканскому правительству действия его рабовладельчески настроенных предшественников, она изо всех сил пытается убедить английский народ в том, что в «New-York Herald»[158] надо видеть единственного подлинного выразителя общественного мнения Севера. Лондонская газета «Times» задала соответствующий тон, и servum pecus [раболепное стадо. Ред.] остальных враждебных Северу органов, больших и малых, усердно ей вторит. Так, «Economist» пишет:

«В разгар спора не было недостатка в нью-йоркских газетах и нью-йоркских политиках, которые советовали воюющим сторонам, поскольку они вывели крупные армии на поле сражения, использовать их не друг против друга, а против Великобритании, с тем, чтобы примирить внутренние раздоры, в том числе и по вопросу о рабстве, и вторгнуться на британскую территорию без предупреждения и с подавляющими силами».

«Economist» прекрасно знает, что энергично поддержанные лондонской газетой «Times» попытки «New-York Herald» втравить Соединенные Штаты в войну против Англии преследовали лишь одну цель: обеспечить успех сецессии и помешать движению за возрождение Севера.

Враждебная Северу английская печать все же идет на одну уступку. Чванливый «Saturday» сообщает нам:

«Во время выборов Линкольна служило предметом спора и ускорило взрыв не что иное, как ограничение рабства теми штатами, где этот институт уже существует».

A «Economist» замечает:

«Это правда, что целью республиканской партии, избравшей г-на Линкольна, было предотвратить распространение рабства на незаселенных территориях… Возможно, что успех Севера, если бы он был полным и безусловным, дал бы ему возможность ограничить рабство пятнадцатью штатами, где оно уже существует, и таким образом в конечном счете мог бы привести к ликвидации рабства — по это более вероятно, чем достоверно».

В 1859 г., по случаю экспедиции Джона Брауна в Харперс-Ферри[159], тот же самый «Economist» напечатал серию статей, в которых подробно доказывалось, что в силу некоего экономического закона американское рабство обречено на постепенное исчезновение с того момента, как оно будет лишено возможности распространения. Этот «экономический закон» был прекрасно понят рабовладельцами.

«Если не произойдет значительного увеличения рабовладельческой территории», — говорит Тумбс, — «то через 15 лет придется разрешить рабам убегать от белых, или же белые вынуждены будут бежать от рабов».

Провозглашенный республиканцами принцип ограничения рабства территорией, установленной по конституции, послужил определенным поводом для угрозы сецессии, впервые прозвучавшей в палате представителей 19 декабря 1859 года. После того как г-н Синглтон (Миссисипи) на свой вопрос: «Решила ли республиканская партия не давать Югу ни пяди новой территории для рабовладения, пока Юг входит в состав Союза?» — получил от г-на Кертиса (Айова) утвердительный ответ, г-н Синглтон заявил, что это разрушит Союз. Его совет штату Миссисипи таков: чем скорее Миссисипи выйдет из Союза, тем лучше — «пусть джентльмены вспомнят, что Джефферсон Дэвис предводительствовал нашими войсками в Мексике, что он еще жив и, возможно, возглавит армию Юга». Независимо от экономического закона, в силу которого распространение рабства является жизненным условием его сохранения в пределах территории, установленной по конституции, вожди Юга всегда отлично понимали, что рабство им необходимо для удержания политической власти в Соединенных Штатах. Джон Калхун, защищая свои предложения в сенате, определенно заявил 19 февраля 1847 г., «что из всех органов власти только в сенате Юг сохраняет равновесие сил» и что создание новых рабовладельческих штатов стало необходимым «для сохранения равновесия сил в сенате». Кроме того, олигархия 300000 рабовладельцев даже у себя дома могла удерживать власть только благодаря тому, что постоянно швыряла своим белым плебеям приманку в виде предстоящих завоеваний внутри и вне границ Соединенных Штатов. Если же, по словам оракулов английской прессы, Север принял твердое решение ограничить рабство его теперешней территорией и, таким образом, ликвидировать его конституционным путем, то разве этого недостаточно, чтобы привлечь к нему симпатии враждебной рабству Англии?

Но английских пуритан, по-видимому, действительно нельзя удовлетворить не чем иным, как только строго аболиционистской войной.

«Поскольку», — заявляет «Economist», — «война эта ведется не за освобождение негритянской расы, то что же еще может заставить нас так горячо симпатизировать делу федералистов?».

«Было время», — пишет «Examiner», — «когда наши симпатии были на стороне Севера, так как мы считали, что он действительно оказывает серьезное сопротивление агрессии рабовладельческих штатов» и стоит за «освобождение как за меру справедливости по отношению к черной расе».

Однако в тех же номерах, в которых эти газеты говорят нам, что они не могут симпатизировать Северу, так как его война не является аболиционистской войной, сообщается, что «отчаянный путь провозглашения освобождения негров и призыва рабов ко всеобщему восстанию» есть нечто такое, «одна мысль о чем внушает отвращение и ужас», и что «компромисс» был бы «гораздо более желателен, чем успех, купленный такой дорогой ценой и запятнанный таким преступлением».

Таким образом, английский пыл по отношению к аболиционистской войне — простое ханжество. Дьявольский замысел раскрывается в следующих рассуждениях:

«Наконец», — пишет «Economist», — «дает ли тариф Моррилла право на нашу благодарность и симпатию и является ли уверенность в том, что в случае победы северян этот тариф будет распространен на всю республику, достаточным основанием для того, чтобы мы шумно жаждали их успеха?».

«Североамериканцы», — пишет «Examiner», — «в действительности хлопочут лишь об одном: об эгоистическом протекционистском тарифе… Южным Штатам надоело, что протекционистский тариф Севера лишает их плодов рабского труда».

«Examiner» и «Economist» дополняют один другого. Последний достаточно честен, чтобы в конце концов признаться, что для него и его последователей вопрос о симпатиях есть просто-напросто вопрос о тарифе, тогда как первый сводит войну между Севером и Югом к войне из-за тарифа, к войне между протекционизмом и свободой торговли. «Examiner», может быть, не знает, что даже южно-каролинские нуллификаторы 1832 г., по свидетельству генерала Джэксона, пользовались протекционизмом лишь как предлогом для сецессии; но даже «Examiner» должен знать, что теперешний мятеж вспыхнул, не дожидаясь принятия тарифа Моррилла[160]. На самом деле южанам не могло надоесть то, что протекционистский тариф Севера отнимал у них плоды труда их рабов, ибо в 1846–1861 гг. действовал фритредерский тариф.

«Spectator»[161] следующим удивительным образом характеризует в своем последнем номере тайные мысли некоторых враждебных Северу органов печати:

«Что же действительно считают желательным враждебные Северу органы печати, оправдывая свои требования ссылкой на неумолимую логику фактов? Они доказывают, что распадение Союза желательно именно потому, что, как мы уже сказали, это единственно возможный путь к прекращению «беспричинной и братоубийственной борьбы», а также и в силу других доводов, изобретенных ими в качестве удобного обоснования моральных требований страны, поскольку исход событий уже ясен; эти доводы выдвинуты, конечно, только задним числом и являются скромной попыткой оправдать действия провидения, «его пути по отношению к человеку» в тот момент, когда неизбежная необходимость стала явной. Они заявляют, что интересам штатов будет вполне соответствовать разделение их на враждебные группы. Они будут сдерживать честолюбивые стремления друг друга; они будут взаимно нейтрализовать свои силы, и, если когда-нибудь у Англии возникнет конфликт с одной или несколькими из них, чувство соперничества опять-таки заставит антагонистические группы прийти нам на помощь. Это создаст, как утверждают, весьма благоприятное положение вещей, потому что избавит нас от беспокойства, а также будет стимулировать политическое «соревнование» между штатами — эту наилучшую гарантию честности и чистоты.

Таковы доводы, — очень упорно отстаиваемые, — образующейся теперь среди нас многочисленной группы, симпатизирующей южанам. В переводе на общепонятный язык — не грустно ли, что английская аргументация по этому вопросу такова, что нуждается в переводе, — это означает, что нас огорчает теперешний размах «братоубийственной» войны, потому что она впоследствии может сконцентрировать в одну страшную схватку целый ряд хронических мелких воин, страсти и проявления недоверия между группами соперничающих штатов. Подлинная истина, — и сторонникам этой далеко не английской точки зрения она хорошо известна, хотя они и маскируют эту истину благопристойными фразами, — заключается в том, что соперничающие группы американских штатов не могли бы жить друг с другом в мире и согласии. Злобная враждебность, порождаемая теми самыми причинами, которые создали теперешний конфликт, стала бы хронической. Утверждают, что различные группы штатов имеют различные таможенные интересы. Эти различные таможенные интересы стали бы источником постоянных мелких войн, если бы штаты распались, а рабство — этот корень всего конфликта — послужило бы источником непрерывной вражды, разногласий и борьбы. Между враждующими штатами никогда больше не удалось бы восстановить никакого устойчивого равновесия. И все же утверждают, что такая перспектива длительной непрерывной борьбы является провиденциальным разрешением разгоревшегося ныне великого спора; единственная подлинная причина, почему перспектива эта приветствуется, заключается в том, что если нынешний грандиозный конфликт может привести к восстановлению более мощного политического единства, то, напротив, бесконечный ряд мелких конфликтов приведет к ослаблению и раздроблению континента, что не может страшить Англию.

Мы не отрицаем, что сами американцы посеяли семена этого низменного и презренного образа мыслей своей часто недружественной и вызывающей позицией по отношению к Англии, но мы прямо заявляем, что с нашей стороны низко и достойно презрения иметь такие мысли. Для нас ясно, что отсрочка окончательного разрешения не обещает Америке глубокого и длительного мира, что отсрочка эта грозит американской нации упадком и превращением ее в ряд ссорящихся кланов и племен, и все же мы воздеваем в ужасе руки перед теперешней «братоубийственной» войной, потому что в ней заключается надежда на окончательное разрешение. Мы убеждаем американцев предпочесть неопределенное будущее, полное мелких распрей, столь же братоубийственных и, вероятно, грозящих еще большей деморализацией, потому что это избавит нас от шипов американской конкуренции».

Написано К. Марксом 18 сентября 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6403, 11 октября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. БРИТАНСКАЯ ТОРГОВЛЯ ХЛОПКОМ.

Лондон, 21 сентября 1861 г.

Непрерывный рост цен на хлопок-сырец начинает, наконец, серьезно отражаться на работе бумагопрядильных фабрик, и потребление ими хлопка теперь на 25 % меньше нормального. Это явилось результатом ежедневного сокращения производства; многие фабрики работают только четыре или три дня в неделю; как на тех предприятиях, где введена сокращенная рабочая неделя, так и на тех, которые еще работают полную рабочую неделю, часть машин простаивает; некоторые фабрики временно совсем закрыты. В некоторых местах, как, например, в Блэкберне, сокращение рабочей недели сопровождается снижением заработной платы. Однако сокращение рабочего времени пока еще только начинается, и мы можем предсказать с полной уверенностью, что через несколько недель эта отрасль промышленности перейдет на три рабочих дня в неделю и что одновременно остановится множество машин на большинстве предприятий. В общем, английские фабриканты и купцы очень медленно и весьма неохотно признавали неблагополучие в деле снабжения их хлопком.

«Весь последний американский урожай», — говорили они, — «давно уже отправлен в Европу. Сбор нового урожая только начался. Мы не могли бы получить ни на одну кипу хлопка больше, чем получили, даже если бы войны и блокады вовсе не существовало. Сезон отправки хлопка начинается не раньше конца ноября; обычно не раньше конца декабря начинают отгружать большие партии. До тех пор не имеет большого значения, остается ли хлопок на плантациях или отправляется в порты, по мере того как его упаковывают. Если блокада прекратится еще до конца этого года, то, возможно, к марту или апрелю мы будем так же обеспечены хлопком, как если бы блокада никогда не была объявлена».

В глубочайших тайниках купеческих душ таилась надежда, что весь американский кризис, а следовательно и блокада, прекратятся до конца года или что лорд Пальмерстон насильственно прорвет блокаду. Последняя мысль была совсем оставлена с тех пор, как, кроме всего прочего, Манчестер понял, что две крупные силы — денежный капитал, вложивший огромные средства в промышленные предприятия Северной Америки, и хлебная торговля, опирающаяся на Северную Америку как на свой главный источник снабжения, — будут совместно противодействовать всякой неспровоцированной агрессии со стороны британского правительства. Надежды на своевременное снятие блокады во имя интересов Ливерпуля или Манчестера[162], или на прекращение американской войны путем компромисса с сецессионистами отступили перед обстоятельством, прежде неизвестным на английском хлопчатобумажном рынке, а именно перед американскими операциями с хлопком в Ливерпуле — операциями, отчасти носившими спекулятивный характер, отчасти имевшими целью обратную отправку хлопка в Америку. Вследствие этого в течение двух последних недель на ливерпульском хлопковом рынке царило лихорадочное возбуждение. К спекулятивному вложению капитала в хлопок со стороны ливерпульских купцов присоединилось спекулятивное вложение капитала со стороны манчестерских и других фабрикантов, жаждущих запастись сырьем на зиму. Размеры этих последних сделок достаточно видны из того факта, что значительная часть свободных складских помещений в Манчестере уже занята такими запасами и что в течение всей недели, начиная с 15 сентября и кончая 22 сентября, цена американских сортов «миддлинг» [стандартных сортов хлопка. Ред.] повысилась на 3/8 пенса за фунт, а высших сортов — на 5/8 пенса.

С начала американской войны цены на хлопок постоянно росли, но разорительное несоответствие между ценами на сырье и ценами на пряжу и ткани проявилось лишь за последние недели августа. До тех пор всякое серьезное падение цен на хлопчатобумажные изделия, которое можно было предвидеть ввиду значительного уменьшения американского спроса. уравновешивалось скоплением товаров в первых руках и спекулятивной отправкой хлопчатобумажных изделий в Китай и Индию. Но эти азиатские рынки вскоре оказались переполненными. «Calcutta Price Current»[163] от 7 августа 1861 г. пишет:

«Запасы товаров скопляются; после нашего последнего сообщения ввезено не меньше 24000000 ярдов гладкой хлопчатобумажной материи.

Сообщения из Англия говорят о продолжении погрузок, превосходящих каши потребности, и, пока это имеет место, нельзя ожидать улучшения… Рынок Бомбея тоже переполнен».

Сокращению индийского рынка способствовали и некоторые другие обстоятельства. За недавним голодом в северо-западных провинциях последовали опустошения от холеры, в то время как по всей Нижней Бенгалии чрезмерно обильные дожди, затопив весь край, причинили серьезный ущерб урожаю риса.

В письмах из Калькутты, полученных в Англии на прошлой неделе, сообщается о продажах, дающих чистую выручку в 9V4 пенса за фунт пряжи № 40, которая может быть куплена в Манчестере не дешевле, чем за 113/8 пенса, между тем как продажа 40-дюймовой рубашечной ткани по сравнению с теперешними ценами в Манчестере приносит убыток в 71/2 пенсов, 9 пенсов и 12 пенсов со штуки. На китайском рынке цепы тоже были снижены из-за скопления ввезенных товаров.

При таких обстоятельствах, если спрос на английские хлопчатобумажные изделия понижается, рост цен на них, конечно, не может поспевать за прогрессирующим ростом цен на сырье; наоборот, прядение, тканье и набивка хлопчатобумажной материи во многих случаях перестает оправдывать издержки производства. Возьмем в качестве примера следующий случай, установленный одним из самых крупных манчестерских фабрикантов в отношении грубой пряжи:

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Потребление индийского хлопка быстро растет, и при дальнейшем росте цен поставки из Индии будут поступать во все увеличивающейся пропорции, но пока невозможно изменить в несколько месяцев все условия производства и направление торговли. Англия фактически расплачивается теперь за свое многолетнее скверное управление обширной индийской империей. Два главных препятствия, которые она должна преодолеть, пытаясь заменить американский хлопок индийским, — это нехватка средств сообщения и транспорта по всей Индии и бедственное положение индийского крестьянина, лишающее его возможности использовать благоприятные условия. Обеими этими трудностями англичане обязаны самим себе. Современная промышленность Англии вообще имела две одинаково противоестественные опоры. Одной из них был картофель как единственное средство пропитания для Ирландии и значительной части английского рабочего класса. Эта опора была сметена картофельной болезнью и последовавшей за ней ирландской катастрофой[164]. Тогда потребовалось принятие более широкой основы для воспроизводства и поддержания миллионов трудящихся. Второй опорой английской промышленности был хлопок, который производили рабы Соединенных Штатов. Теперешний американский кризис заставляет англичан расширить область своего снабжения и освободить хлопок из-под контроля олигархии, разводящей и потребляющей рабов. Пока английская хлопчатобумажная промышленность находилась в зависимости от выращиваемого рабами хлопка, можно было с полным основанием утверждать, что она опиралась на двойное рабство — косвенное рабство белых в Англии и прямое рабство черных по ту сторону Атлантического океана.

Написано К. Марксом 21 сентября 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6405, 14 октября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ЛОНДОНСКАЯ ГАЗЕТА «TIMES» И ЛОРД ПАЛЬМЕРСТОН.

Лондон, 5 октября 1861 г.

«Английский народ участвует в управлении своей страной, читая газету «Times»». Это суждение, высказанное одним выдающимся английским автором [Р. Лоу. Ред.] по поводу так называемого английского самоуправления, правильно лишь постольку, поскольку оно касается внешней политики королевства. Что же касается внутренних реформ, то они никогда не проводились при поддержке «Times»; напротив, газета «Times» не переставала выступать против них, пока не убеждалась в своей полной неспособности сколько-нибудь задержать их осуществление. Возьмем, например, эмансипацию католиков, билль о реформе, отмену хлебных законов, штемпельного сбора и налога на бумагу[165]. Всякий раз, когда победу бесспорно одерживали сторонники реформы, газета «Times» делала крутой поворот, дезертировала из реакционного лагеря и ухитрялась в решительную минуту быть с победителями. Во всех этих случаях «Times» не направляла общественное мнение, а подчинялась ему, грубо, неохотно и после длительных, но тщетных попыток повернуть назад вздымающиеся волны народного движения, Поэтому настоящее влияние этой газеты на общественное мнение ограничено областью внешней политики. Ни в одной европейской стране широкая публика, и особенно буржуазия, не проявляет столь глубокого невежества в вопросах внешней политики своей собственной страны, как в Англии, — невежества, объясняемого двумя главными причинами. С одной стороны, со времени славной революции 1688 г.[166] аристократия неизменно сохраняла монополию на руководство внешней политикой Англии. С другой стороны, все растущее разделение труда в известной степени выхолостило общий интеллект буржуа, ограничив всю их энергию и умственные способности узкой сферой торговых, промышленных и профессиональных интересов. В результате получилось, что аристократия действовала за буржуазию, а пресса думала за нее в области внешней или международной политики; и очень скоро обе стороны, аристократия и пресса, уяснили себе, что в их общих интересах объединиться. Достаточно открыть «Cobbett's Political Register»[167], чтобы убедиться, что с начала нынешнего столетия крупные лондонские газеты постоянно играли роль присяжных защитников высокородных заправил английской внешней политики. Правда, понадобилось пройти несколько промежуточных периодов, пока не установилось существующее положение. Аристократия, монополизировавшая управление внешней политикой, сначала сузилась до размеров олигархии, представленной тайным конклавом под названием кабинета, а затем кабинет был оттеснен одним лицом, лордом Пальмерстоном, который в течение последних тридцати лет узурпировал абсолютную власть в управлении национальными ресурсами Британской империи и в определении направления ее внешней политики.

Одновременно с этой узурпацией, в силу закона концентрации, действующего в области газетного дела еще быстрее, чем в области бумагопрядения, лондонская газета «Times» достигла положения английской национальной газеты, став, так сказать, представителем английского общественного мнения перед лицом других народов. Если монополия управления внешней политикой нации перешла от аристократии к олигархическому конклаву, а от олигархического конклава к одному лицу, министру иностранных дел Англии, т. е. к лорду Пальмерстону, то монополия мыслить и судить за нацию о ее собственной внешней политике и представлять общественное мнение в этих делах перешла от всей печати к одному ее органу — к «Times». Лорд Пальмерстон, который келейно управлял внешней политикой Британской империи, руководствуясь мотивами, не известными ни широкой публике, ни парламенту, ни даже его собственным коллегам, был бы очень глуп, если бы не попытался завладеть той единственной газетой, которая узурпировала право широко обсуждать от имени английского народа его собственные секретные дела. Газета «Times», в словаре которой никогда не было слова «добродетель», должна была бы, со своей стороны, проявить более чем спартанскую добродетель,

Чтобы не вступить в союз с правителем, фактически самолично распоряжавшимся национальными ресурсами империи. Поэтому со времени французского coup d'etat [государственного переворота. Ред.], когда в Англии правительство одной клики было вытеснено правительством коалиции нескольких клик, и узурпации Пальмерстона, следовательно, больше не угрожали никакие соперники, газета «Times» целиком превратилась в его раба. Пальмерстон позаботился о том, чтобы протащить на второстепенные посты в кабинете некоторых влиятельных лиц из «Times» и приласкать других, приняв их в свой общественный круг. С этого времени деятельность «Times» в области внешней политики Британской империи целиком направлена на фабрикование общественного мнения, соответствующего внешней политике лорда Пальмерстона. «Times» должна подготовлять общественное мнение к тому, что лорд Пальмерстон намерен предпринять, и заставлять общественное мнение одобрять то, что он уже сделал.

Каких усилий требовал этот рабский труд, лучше всего обнаружилось во время последней сессии парламента. Эта сессия оказалась отнюдь не благоприятной для лорда Пальмерстона. Некоторые независимые члены палаты общин, либералы и консерваторы, восстали против узурпированной им диктатуры и попытались разоблачением его прошлых злодеяний дать нации почувствовать опасность, таящуюся в сохранении подобной неограниченной власти в тех же руках. Г-н Данлоп, открыв атаку внесением предложения о назначении специального комитета в связи с афганскими документами, которые Пальмерстон представил палате в 1839 г., доказал, что Пальмерстон фактически их подделал[168]. «Times» в парламентском отчете опустила все места речи г-на Данлопа, которые, по мнению газеты, могли бы особенно повредить ее хозяину. Позднее лорд Монтегю, внеся предложение об опубликовании всех документов, относящихся к датскому договору 1852 г., обвинил Пальмерстона в том, что ему принадлежала главная роль в маневрах, направленных к изменению датского престолонаследия в интересах одной иностранной державы[169], и в том, что он ввел в заблуждение палату общин, сообщив заведомо неверные сведения. Однако Пальмерстон успел прийти к соглашению с г-ном Дизраэли, чтобы провалить предложение лорда Монтегю, прервав заседание палаты из-за отсутствия кворума, и таким образом действительно удалось замять дело. Тем не менее речь лорда Монтегю длилась полтора часа, прежде чем заседание было прервано из-за отсутствия кворума. «Times» была заранее уведомлена Пальмерстоном о том, что заседание будет прервано, и поэтому редактор, специальной задачей которого было искажать и фабриковать парламентские отчеты, устроил себе день отдыха, в результате чего речь лорда Монтегю появилась на столбцах газеты в неискаженном виде. Когда на следующее утро промах обнаружился, была написана передовая статья, сообщавшая Джону Булю, что закрытие заседания из-за отсутствия кворума является остроумным способом прекращения скучных речей, что лорд Монтегю невыносимо скучен и что нельзя было бы управлять делами нации, если бы от скучных парламентских ораторов не избавлялись самым бесцеремонным образом. Пальмерстон был снова притянут к ответу на последней сессии, когда г-н Хеннесси внес предложение о представлении парламенту переписки министерства иностранных дел во время польской революции 1831 года. Газета «Times» снова прибегла, как и в отношении предложения г-на Данлопа, к простому замалчиванию. Отчет газеты о речи г-на Хеннесси — настоящее издание in usum delphini[170]. Если принять во внимание, сколько усердия нужно приложить, чтобы пробежать огромные парламентские отчеты в ту же ночь, когда они доставляются в редакцию из палаты общин, и в ту же ночь так исказить, изменить, фальсифицировать их, чтобы в них никак не наносился ущерб политической непорочности Пальмерстона, то надо признать, что, сколько бы выгод и преимуществ ни получала газета «Times» от своего прислужничества благородному виконту, ее задача отнюдь не из приятных.

Если, таким образом, «Times» способна при помощи лживых измышлений и замалчиваний так вводить в заблуждение общественное мнение в отношении событий, которые произошли лишь накануне в английской палате общин, то ее искусство применять лживые измышления и замалчивание к событиям, происходящим далеко за границей, например, к событиям войны в Америке, должно быть поистине безгранично. Если при обсуждении американских дел газета напрягала все силы, чтобы восстановить друг против друга англичан и американцев, то она делала это не из симпатии к английским хлопчатобумажным магнатам и не из внимания к каким-либо действительным или предполагаемым интересам Англии. Она просто исполняла приказания своего хозяина. Из изменившегося за последнюю неделю тона лондонской газеты «Times» мы можем, следовательно, вывести заключение, что лорд Пальмерстон намерен отказаться от крайне враждебной позиции, которую он до сих пор занимал по отношению к Соединенным Штатам. В одной из сегодняшних передовых статей газеты «Times», которая в течение ряда месяцев превозносила наступательные силы сецессионистов и распространялась о неспособности Соединенных Штатов справиться с ними, высказывается полная уверенность в военном превосходстве Севера. О том, что эта перемена тона продиктована хозяином, вполне убедительно свидетельствует то обстоятельство, что другие влиятельные органы печати, о которых известно, что они связаны с Пальмерстоном, точно так же переменили направление. Один из этих органов, «Economist», довольно прозрачно намекает спекулянтам общественным мнением, что наступило время «тщательно проверить» свои так называемые «чувства по отношению к Соединенным Штатам». Соответствующее место из «Economist», на которое я ссылаюсь и которое я считаю нужным привести как доказательство новых указаний, полученных пальмерстоновскими журналистами, гласит:

«Мы искренне признаем, что в одном отношении северяне имеют право жаловаться и что мы также в одном отношении вынуждены быть больше настороже, чем, может быть, это делали обычно. Наши руководящие газеты были слишком склонны цитировать и считать представителями взглядов и позиций Соединенных Штатов те газеты, которые всегда отличались плохой репутацией и слабым влиянием и о которых теперь почти наверняка известно, что они в душе придерживаются сецессионистских взглядов и прикрываются чужим флагом, что они прикидываются сторонниками крайних воззрений Севера и в то же время пишут в интересах Юга и, вероятно, оплачиваются им. Мало кто из англичан может, например, искренне считать, что «New-York Herald» выражает характер или взгляды северной части республики. Повторяем: мы должны быть очень осторожны, в противном случае наше правильное критическое отношение к унионистам может незаметно превратиться в признание и защиту сецессионистов. Средний человек обычно очень склонен быть пристрастным. Однако, как бы горячо мы ни критиковали слова и дела Севера, мы никогда не должны забывать, что сецессия Юга была продиктована намерениями и началась действиями, вызывающими с нашей стороны самое горячее и глубокое порицание. Конечно, мы должны осуждать протекционистский тариф Союза как гнетущее и мрачное безумие. Конечно, мы сочувствуем стремлению Юга иметь низкие пошлины и свободную торговлю. Конечно, мы хотим, чтобы процветание штатов, которые производят так много сырья и нуждаются в таком количестве фабричных изделий, не было прервано или совсем нарушено. Но в то же время мы не можем упускать из виду бесспорный факт, что истинной целью и основным мотивом сецессии была не защита права владеть рабами на своей собственной территории (северяне проявляли в этом отношении не меньшую уступчивость, чем проявленная южанами требовательность), а распространение рабства на огромные, неограниченные пространства, до сих пор свободные от этого проклятия, но которые плантаторы мечтали в дальнейшем освоить. Эту цель мы всегда считали безрассудной, несправедливой и омерзительной. Общественный порядок, установленный в южных штатах институтом рабства, вызывает у англичан тем большее отвращение и осуждение, чем ближе они с ним знакомятся. И мы должны заявить южанам, что никакие денежные или торговые преимущества, которые наша страна, возможно, могла бы получить от расширенной эксплуатации девственной почвы плантаторских штатов и новых территорий, на которые они претендуют, никогда ни в малейшей степени не изменят наших взглядов на эти вопросы, не помешают нам выражать нашу точку зрения, не остановят нашего выступления, когда оно станет неизбежным или уместным. Предполагают, что они (сецессионисты) еще носятся со странной идеей — причинив Франции и Англии ущерб и лишения полным прекращением снабжения со стороны Америки и доведя их таким образом до истощения, заставить правительства этих стран выступить от их имени и вынудить Соединенные Штаты прекратить блокаду… Нет решительно никаких шансов на то, чтобы какая-либо из этих держав хоть на один момент почувствовала себя вправе совершить такой акт явной и недопустимой враждебности по отношению к Соединенным Штатам… Мы меньше зависим от Юга, чем Юг от нас, и южане скоро начнут понимать это. Поэтому мы хотим, чтобы они поняли, что пока существует рабство, нас будет разделять более или менее высокая моральная преграда и что наши мысли одинаково далеки как от молчаливого поощрения, так и от дерзости открытого вмешательства. Ланкашир — не Англия, и нужно сказать, к чести и мужеству населения наших промышленных районов, что если бы даже их настроения можно было отождествить, то все же хлопок не был бы королем».

Все, что мне хотелось доказать, это то, что Пальмеретон, а следовательно и лондонская пресса, действующая по его приказам, отказывается от своей враждебной позиции по отношению к Соединенным Штатам. Причины этого revirement [перелома. Ред.], как его называют французы, я попытаюсь разъяснить в одной из моих последующих корреспонденции. Прежде чем закончить, добавлю, что г-н Форстер, член парламента от Брадфорда, прочел в прошлый вторник в зале брадфордского Механического института лекцию на тему «Гражданская война в Америке», в которой проанализировал подлинные причины и характер этой войны и с успехом опроверг лживые измышления пальмерстоновской прессы.

Написано К. Марксом 5 октября 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6411, 21 октября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ЛОНДОНСКАЯ ГАЗЕТА «TIMES» О ПРИНЦАХ ОРЛЕАНСКИХ В АМЕРИКЕ.

Лондон, 12 октября 1861 г.

По случаю поездки прусского короля в Компьен[171] лондонская газета «Times» напечатала несколько едких статей, показавшихся весьма оскорбительными по ту сторону Ла-Манша. «Pays, Journal de l'Empire»[172], в свою очередь охарактеризовала авторов из «Times» как людей, головы которых отравлены джином, а перья запачканы грязью. Этот случайный обмен ругательствами имел своей целью лишь скрыть от общественного мнения ту близость, которая существует между Принтинг-хаус-сквер[173] и Тюильри. За пределами границ Франции у героя декабря нет большего сикофанта, чем лондонская газета «Times», и услуги последней являются тем более неоценимыми, чем больше эта газета время от времени присваивает себе тон и манеру цензора Катона по отношению к своему Цезарю. Газета «Times» в течение месяцев осыпала Пруссию оскорблениями. Воспользовавшись жалким делом Макдоналда[174], газета сообщала Пруссии, что Англия приветствовала бы переход рейнских провинций из-под варварского господства Гогенцоллернов к просвещенному деспотизму Бонапарта. Это возмутило не только прусскую династию, но и прусский народ. Газета «Times» неодобрительно отозвалась об идее заключения англо-прусскою союза в случае конфликта между Пруссией и Францией. Газета напрягала все силы, чтобы убедить Пруссию в том, что ей нечего ждать помощи со стороны Англии и что самое лучшее для нее — это прийти к какому-нибудь соглашению с Францией. Когда, наконец, слабый и приспособляющийся прусский король решился на поездку в Компьен, газета «Times» могла с гордостью воскликнуть: «quorum magna pars fui» [ «в этом большая заслуга принадлежит мне» (Вергилий, «Энеида», книга вторая). Ред.], но теперь настало время, когда необходимо изгладить из памяти англичан тот факт, что «Times» прокладывала путь прусскому монарху. Отсюда ее бутафорские громы. Отсюда же и ответные громы со стороны «Pays, Journal de l'Empire».

Теперь газета «Times» снова заняла позицию смертельного противника бонапартизма, получив тем самым возможность оказать помощь герою декабря. Случай для этого вскоре представился. Луи Бонапарт, конечно, наиболее щепетилен в тех случаях, когда дело касается славы его соперников — претендентов на французскую корону. Он показал себя в смешном свете в деле с памфлетом герцога Омальского против Плон-Плона[175], и его поведение оказало делу орлеанистов большую поддержку, чем все, что сделали все сторонники Орлеанов вместе взятые. В эти последние дни французскому народу опять пришлось провести параллель между Плон-Плоном и принцами Орлеанскими. Когда Плон-Плон отправился в Америку, в Сент-Антуанском предместье появились карикатуры, изображавшие его в виде толстяка, занятого поисками короны, но в то же время принимающего вид самого безобидного путешественника, который питает особое отвращение к запаху пороха. В то время как Плон-Плон возвращался во Францию, не пополнив лавры, которые он приобрел в Крыму и в Италии, принцы Орлеанские пересекли Атлантический океан, чтобы поступить на службу в национальную армию[176]. Отсюда большая суматоха в бонапартистском лагере. Негодование бонапартистов не могло найти выхода в продажной парижской прессе. Таким образом были бы лишь обнаружены опасения сторонников Империи, повторилась бы скандальная история с памфлетом и напрашивались бы нежелательные сравнения между принцами в изгнании, которые борются под республиканским знаменем против поработителей миллионов трудящихся, и другим изгнанным принцем, который приносил присягу в качестве английского специального констебля, чтобы принять участие в подавлении английского рабочего движения[177].

Кто должен помочь герою декабря разрешить эту дилемму? Кто иной, как не лондонская газета «Times»? Если та самая лондонская газета «Times», которая 6, 7, 8 и 9 октября 1861 г. возбудила ярость «Pays, Journal de l'Empire» своей циничной критикой компьенского визита, если эта самая газета могла выступить 12 октября с беспощадными нападками на принцев Орлеанских за их вступление в ряды национальной армии Соединенных Штатов, то разве Луи Бонапарт тем самым не доказал свою правоту по отношению к принцам Орлеанским? Разве статья «Times» не будет переведена на французский язык, разве она не будет комментироваться французской прессой» разве prefet de police [префект полиции. Ред.] не разошлет ее во все департаментские газеты и разве она не будет циркулировать по всей Франции как беспристрастный приговор, вынесенный лондонской газетой «Times», личным врагом Луи Бонапарта, по поводу последних действий принцев Орлеанских? Поэтому-то «Times» сегодня выступает с весьма грубыми нападками на этих принцев.

Луи Бонапарт, конечно, слишком деловой человек, чтобы, подобно официальным торговцам общественным мнением, проявлять слепоту суждения в отношении войны в Америке. Он знает, что подлинный народ Англии, Франции, Германии, Европы считает дело Соединенных Штатов своим собственным делом, делом свободы и что, несмотря на всю продажную софистику, он видит в Соединенных Штатах свободную землю миллионов безземельных Европы, их обетованную землю, которую теперь надо защищать с оружием в руках от грязных посягательств рабовладельцев. Более того, Луи-Наполеон знает, что народные массы во Франции связывают борьбу в поддержку Союза с борьбой их предков за основание американской независимости и что в их глазах каждый француз, обнажающий свой меч за национальное правительство, лишь выполняет завет Лафайета[178]. Поэтому Бонапарт знает, что если что-нибудь может помочь принцам Орлеанским завоевать расположение французского народа, так это именно их вступление в ряды национальной армии Соединенных Штатов. Он содрогается при одной мысли об этом, и поэтому лондонская «Times», его цензор и сикофант, заявляет сегодня принцам Орлеанским, что «они не увеличат своей популярности среди французской нации, унизившись до службы этому подлому делу». Луи-Наполеон знает, что все войны, которые велись в Европе между враждующими нациями со времени его coup d'etat [государственного переворота. Ред.] были искусственными войнами, беспочвенными, вздорными, основанными на фальшивых предлогах. Война с Россией, война в Италии, не говоря уже о разбойничьих экспедициях против Китая, Кохинхины[179] и т. д., никогда не возбуждали симпатий французского народа, который инстинктивно чувствовал, что эти войны велись лишь с целью укрепить цепи, созданные coup d'etat. Первая великая война в современной истории — это война в Америке.

Народы Европы знают, что рабовладельцы Юга начали эту войну декларацией о том, что существование рабовладения более несовместимо с существованием Союза. Следовательно, народы Европы знают, что борьба за существование Союза является борьбой против существования рабства, что в этой борьбе высшая форма народного самоуправления, какая только существовала до сих пор, дает бой самой низкой и самой бесстыдной форме порабощения человека, когда-либо встречавшейся в летописях истории.

Луи Бонапарт, конечно, чрезвычайно недоволен тем обстоятельством, что принцы Орлеанские приняли участие именно в этой войне, отличающейся грандиозностью своих размеров и величием своих целей от беспочвенных, вздорных и ничтожных войн, которые происходили в Европе, начиная с 1849 года, Потому-то лондонская газета «Times» считает нужным заявить:

«Пренебречь различием между войнами, которые велись враждующими нациями, и этой наиболее беспричинной и вздорной из всех гражданских войн, какие только знает история, значит нанести своего рода оскорбление общественной нравственности».

«Times», конечно, обязана усилить свои нападки на принцев Орлеанских за то, что они «унизились до службы такому подлому делу». Делая глубокий реверанс победителю при Севастополе и Сольферино, «Times» пишет:

«Нелепо сравнивать то, что происходило у Спрингфилда и Манассаса, с подвигами у Севастополя и Сольферино».

Ближайшая почта покажет, как императорские органы по заранее обдуманному плану используют статью из «Times». Согласно пословице, друг в беде стоит тысячи друзей в счастливые времена, а тайный союзник лондонской газеты «Times» как раз находится в очень тяжелом положении.

Нехватка хлопка, последовавшая за нехваткой хлеба, торговый кризис, соединенный с неурожаем, сокращение таможенных доходов и денежные затруднения заставили Французский банк взвинтить учетную ставку до 6 %, войти в соглашение с Ротшильдами и Берингом о займе в 2 миллиона ф. ст. на лондонском рынке, заложить за границей принадлежащие французскому правительству цепные бумаги и при всем том остаться с резервом в сумме лишь 12000000 при наличии обязательств, превышающих 40000000. Такое положение дел в области экономики создает подходящую обстановку для конкурирующих претендентов, чтобы поставить на карту двойную ставку. В Сент-Антуанском предместье уже имели место хлебные беспорядки, и поэтому настоящий момент является самым неподходящим для того, чтобы позволить принцам Орлеанским приобрести популярность. Этим и объясняется яростное выступление лондонской газеты «Times».

Написано К. Марксом 12 октября 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6426, 7 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ГРАЖДАНСКАЯ ВОИНА В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ[180]

Лондон, 20 октября 1861 г.

Задающая тон лондонская пресса — еженедельные и ежедневные газеты — уже несколько месяцев повторяет все те же перепевы о Гражданской войне в Америке. Подвергая оскорблениям свободные штаты Севера, она в то же время боязливо защищается от подозрения в симпатиях к рабовладельческим штатам Юга. В самом деле, она постоянно пишет по две статьи: одну статью, в которой нападает на Север, и другую статью, в которой оправдывается за свои нападки на Север. Qui s'excuse s'accuse [Кто оправдывается, тот признает себя виновным. Ред.].

Мотивы оправдания в основном гласят: война между Севером и Югом — война из-за тарифа; далее, эта война беспринципна, она не затрагивает вопроса о рабстве, так как в действительности дело идет о притязаниях Севера на верховенство; наконец, если даже право на стороне Севера, то разве не напрасной будет попытка насильственно подчинить себе 8 миллионов англосаксов! Разве отделение от Юга не избавит Север от всякой связи с рабством негров и не обеспечит ему с его 20 миллионами жителей и огромной территорией более высокое, прежде едва ли мыслимое развитие? Разве Север не должен был бы поэтому приветствовать сецессию как радостное событие, вместо того чтобы стремиться побороть ее путем кровавой и напрасной гражданской войны?

Мы рассмотрим пункт за пунктом защитительные речи английской прессы.

Война между Севером и Югом, — так гласит первое оправдание, — есть просто война из-за тарифа, война между покровительственной системой и системой свободной торговли, и Англия стоит, разумеется, на стороне свободной торговли. Должен ли рабовладелец пользоваться всеми плодами труда рабов или же он должен быть обманным образом лишен части этих плодов протекционистами Севера? Вот вопрос, о котором будто бы идет речь в этой войне. Газета «Times» ограничилась этим блестящим открытием; «Economist», «Examiner», «Saturday Review» и tutti quanti развивали тему дальше. Для данного открытия характерно, что оно сделано не в Чарлстоне, а в Лондоне. В Америке каждому, конечно, было известно, что в 1846–1861 гг. господствовал фритредерский тариф и что депутат Моррилл провел в конгрессе свой протекционистский тариф 1861 г. лишь после того, как мятеж уже вспыхнул. Таким образом, сецессия произошла не потому, что в конгрессе прошел тариф Моррилла, а в лучшем случае, тариф Моррилла прошел в конгрессе потому, что произошла сецессия. Когда в 1832 г. в Южной Каролине имела место первая попытка сецессии[181], протекционистский тариф 1828 г., несомненно, послужил предлогом, но всего лишь предлогом, как это известно из заявления генерала Джэксона. На этот раз, однако, прежний предлог в самом деле не повторился. На конгрессе сецессионистов в Монтгомери избегали всякого упоминания вопроса о тарифах, так как производство сахара в Луизиане, одном из влиятельнейших штатов Юга, покоится целиком на покровительственных пошлинах.

Война Соединенных Штатов, — продолжает свои оправдания лондонская пресса, — является не чем иным, как войной за насильственное сохранение Союза. Янки не могут решиться зачеркнуть 15 звезд на своем знамени. Они хотят изображать на мировой арене колоссальную фигуру. Другое дело, конечно, если бы война велась за уничтожение рабства! Но вопрос о рабстве, — как, между прочим, категорически заявляет «Saturday Review», — не имеет никакого отношения к этой войне.

Прежде всего следует напомнить, что инициатива войны исходила не от Севера, а от Юга. Север обороняется. В течение месяцев он спокойно смотрел, как сецессионисты захватывали форты, военные арсеналы, судовые верфи, таможни, кассы, корабли, запасы оружия Союза, оскорбляли его знамя, брали в плен отдельные отряды его войск. Наконец, сецессионисты решили шумным военным выступлением заставить правительство Союза отказаться от его пассивной позиции и только поэтому предприняли бомбардировку форта Самтер у Чарлстона. 11 апреля (1861 г.) их генерал Борегар во время переговоров с командиром форта Самтер майором Андерсоном узнал, что форт обеспечен продовольствием лишь на три дня и, таким образом, по истечении этого срока должен будет сдаться без боя. Чтобы предупредить эту сдачу без боя, сецессионисты начали рано утром на следующий же день (12 апреля) бомбардировку, которая через несколько часов привела к падению форта. Едва только это известие было передано по телеграфу в Монтгомери, где заседал конгресс сецессионистов, как военный министр Уокер публично заявил от имени новой Конфедерации: «Никто не может сказать, где закончится начавшаяся сегодня война». Одновременно он пророчествовал, «что знамя южной Конфедерации еще до 1 мая будет развеваться над куполом старого Капитолия в Вашингтоне, а в скором времени, быть может, и над Фанл-холлом в Бостоне»[182]. Только тогда последовало воззвание, в котором Линкольн призывал 75000 человек на защиту Союза. Бомбардировка форта Самтер отрезала единственно возможный конституционный выход, а именно — созыв всенародного американского конвента, как это было предложено Линкольном в его обращении при вступлении в должность президента. Для Линкольна оставался только один выбор; либо бежать из Вашингтона, очистить Мэриленд и Делавэр, отдать Кентукки, Миссури и Виргинию, либо на войну ответить войной.

На вопрос о принципе Гражданской войны в Америке отвечает боевой лозунг, который провозгласил Юг, нарушив мир. Стивенс, вице-президент южной Конфедерации, заявил на конгрессе сецессионистов, что конституция, высиженная в Монтгомери, существенно отличается от конституции Вашингтона и Джефферсона тем, что теперь впервые рабство признается само по себе благодетельным институтом и краеугольным камнем всего государственного здания, в то время как революционные предки, люди, опутанные предрассудками XVIII века, смотрели на рабство как на исходящее от Англии и устранимое с течением времени зло. Другой матадор Юга, г-н Спратт, воскликнул: «Для нас дело идет о создании великой рабовладельческой республики (a great slave republic)». — Итак, если Север и обнажил меч только для защиты Союза, то разве Юг не заявил уже раньше, что дальнейшее существование рабства несовместимо более с дальнейшим существованием Союза?

Подобно тому как бомбардировка форта Самтер дала сигнал к началу войны, победа на выборах республиканской партии Севера, избрание Линкольна президентом, послужили сигналом к сецессии. Линкольн был избран 6 ноября 1860 года. 8 ноября 1860 г. из Южной Каролины телеграфировали: «Сецессию здесь считают решенным делом». 10 ноября законодательное собрание штата Джорджия уже занималось планами сецессии, а на 13 ноября было назначено специальное заседание законодательного собрания штата Миссисипи, чтобы рассмотреть тот же вопрос о сецессии. Но избрание Линкольна само явилось лишь результатом раскола в демократическом лагере. Во время избирательной борьбы демократы Севера отдали свои голоса Дугласу, а демократы Юга — Брекинриджу, и именно этому раздроблению голосов демократов обязана своей победой республиканская партия. Почему, с одной стороны, получила перевес республиканская партия на Севере? Почему, с другой стороны, произошел раскол внутри демократической партии, обе части которой на Севере и на Юге более полустолетия действовали совместно?

Власть над Союзом, которую Юг постепенно узурпировал благодаря своему сговору с демократами Севера, достигла своего кульминационного пункта во время президентства Бьюкенена. Последний Континентальный конгресс 1787 г. и первый конгресс, созванный на основе конституции в 1789–1790 гг., законодательным путем запретили рабство во всех территориях республики к северо-западу от Огайо. (Территориями называются, как известно, расположенные внутри самих Соединенных Штатов колонии, население которых еще не достигло численности, необходимой по конституции для образования самостоятельных штатов[183].) Так называемый Миссурийский компромисс (1820 г.), в результате которого Миссури вошел в состав Соединенных Штатов в качестве рабовладельческого штата, запрещал рабство во всех остальных территориях к северу от 36°30′ широты и к западу от Миссури. Благодаря этому компромиссу, область рабовладения продвинулась на несколько градусов долготы, между тем как, с другой стороны, его будущее распространение, казалось, было ограничено вполне определенной географической линией. Этот географический барьер был, в свою очередь, опрокинут в 1854 г. так называемым биллем Канзас-Небраска, автором которого являлся Ст. А. Дуглас, тогдашний лидер демократов Севера. Этот билль, прошедший в обеих палатах конгресса, отменял Миссурийский компромисс, ставил рабство и свободу в равные условия, предписывал правительству Союза относиться к ним обоим с одинаковым безразличием и предоставлял народному суверенитету, т. е. большинству колонистов, решение вопроса о том, вводить или не вводить рабство в какой-либо территории. Так впервые в истории Соединенных Штатов были устранены всякие географические и юридические преграды для распространения рабства в территориях. Под действием этого нового законодательства свободная до тех пор территория Новая Мексика — территория, в пять раз большая, чем штат Нью-Йорк — была превращена в рабовладельческую территорию, и сфера рабства была продолжена от границы Мексиканской республики до 38° северной широты. В 1859 г. Новая Мексика получила рабовладельческий кодекс, который может соперничать в варварстве с кодексами законов Техаса и Алабамы, Между тем, как доказывает перепись 1860 г., Новая Мексика с населением почти в 100000 жителей не насчитывает и полусотни рабов. Таким образом, для Юга было достаточно послать через границу нескольких авантюристов с немногими рабами и затем, с помощью центрального правительства в Вашингтоне, а также его чиновников и поставщиков в Новой Мексике, созвать с невероятным шумом мнимонародное представительство, чтобы навязать этой территории рабство и тем самым господство рабовладельцев.

Однако в других территориях этот удобный метод оказался неприменимым. Тогда Юг сделал следующий шаг и апеллировал от конгресса к Верховному суду Соединенных Штатов. Этот суд, насчитывающий девять судей, из которых пять принадлежат Югу, был издавна послушнейшим орудием рабовладельцев. В 1857 г., по пресловутому делу Дреда Скотта[184] он постановил, что каждый американский гражданин имеет право взять с собой на любую территорию всякую признанную конституцией собственность. Конституция признает рабов собственностью и обязывает правительство Союза защищать эту собственность. Следовательно, на основании конституции владельцы могут принудить своих рабов к труду в территориях, и каждый отдельный рабовладелец может, таким образом, вводить рабство в свободных до сих пор территориях против воли большинства колонистов. Законодательные собрания территорий лишались права запрещать рабство, а на конгресс, наряду с правительством Союза, возлагалась обязанность защищать пионеров рабовладельческой системы.

Если Миссурийский компромисс 1820 г. расширил географические границы рабства в территориях, если билль Канзас-Небраска 1854 г. уничтожил всякую географическую границу и поставил на ее место политическую преграду — волю большинства колонистов, то Верховный суд Соединенных Штатов своим решением в 1857 г. уничтожил и эту политическую преграду, превратив все территории республики, настоящие и будущие, из рассадников свободных штатов в рассадники рабства.

В то же время при правительстве Бьюкенена в штатах Севера беспощадно проводился изданный в 1850 г. более суровый закон о выдаче беглых рабов[185]. Казалось, что поимка рабов для южных рабовладельцев стала конституционным призванием Севера. С другой стороны, чтобы по возможности задержать колонизацию территорий свободными поселенцами, партия рабовладельцев срывала все меры по созданию так называемого фонда свободных земель [Freesoil-Masregeln], то есть меры, которые должны были безвозмездно обеспечить колонистам определенное количество невозделанных государственных земель[186].

Как во внутренней, так и во внешней политике Соединенных Штатов интересы рабовладельцев служили путеводной звездой. Фактически Бьюкенен добился поста президента благодаря изданию Остендского манифеста, в котором приобретение Кубы, будь то путем покупки или силой оружия, провозглашалось великой задачей национальной политики[187]. Во время его правления Северная Мексика была уже поделена между американскими земельными спекулянтами, которые нетерпеливо ждали сигнала, чтобы наброситься на Чиуауа, Коауилу и Сонору[188]. Непрерывные пиратские экспедиции флибустьеров против государств Центральной Америки подобным же образом направлялись Белым домом в Вашингтоне. В теснейшей связи с этой внешней политикой, открытой целью которой было завоевание новых областей для распространения рабства и господства рабовладельцев, находилось втайне поддерживаемое правительством Союза возобновление торговли рабами[189]. 20 августа 1859 г. Ст. А. Дуглас сам заявил в американском сенате: за последний год негров из Африки ввезено больше, чем за какой-либо другой год, даже по сравнению с тем временем, когда работорговля еще была разрешена законом; число ввезенных за последний год рабов достигает 15000.

Вооруженное распространение рабства вовне сделалось признанной целью национальной политики; Союз действительно стал рабом 300000 рабовладельцев, господствовавших на Юге. К такому результату привел целый ряд компромиссов, которыми Юг обязан своему союзу с демократами Севера. Об этот же самый? союз до сих пор разбивались все периодически повторявшиеся с 1817 г. попытки оказать сопротивление непрерывно возраставшему натиску рабовладельцев. Наконец наступил переломный момент.

Едва только прошел билль Канзас-Небраска, который уничтожал географическую границу рабовладения и ставил введение рабства в новых территориях в зависимость от воли большинства колонистов, как вооруженные эмиссары рабовладельцев, пограничный сброд из Миссури и Арканзаса, с охотничьим ножом в одной руке и револьвером в другой, набросились на Канзас и путем неслыханных зверств пытались прогнать колонистов с заселенной ими территории. Эти разбойничьи набеги поддерживались центральным правительством в Вашингтоне. Отсюда чрезвычайно сильная ответная реакция. На всем Севере, а особенно на Северо-Западе, образовалась Организация помощи с целью оказать поддержку Канзасу людьми, оружием и деньгами[190]. Из этой Организации помощи и возникла республиканская партия, которая, следовательно, обязана своим появлением борьбе за Канзас. После того как потерпела крушение попытка силой оружия превратить Канзас в рабовладельческую территорию, Юг пытался достигнуть того же результата посредством политических интриг. Правительство Бьюкенена прилагало все силы, чтобы путем принудительных мер заставить Канзас войти в состав Соединенных Штатов в качестве рабовладельческого штата, навязав ему рабовладельческую конституцию. Отсюда новая борьба, которая велась на этот раз главным образом в вашингтонском конгрессе. Даже Ст. А. Дуглас, лидер демократов Севера, решительно выступил теперь (1857–1858 гг.) против правительства и против своих союзников на Юге, так как навязывание рабовладельческой конституции противоречило принципу суверенитета колонистов, проведенному в билле о Небраске в 1854 году. Дуглас, сенатор от северозападного штата Иллинойс, потерял бы, конечно, все свое влияние, если бы он захотел признать за Югом право с оружием в руках или посредством актов конгресса отнять колонизованные Севером территории. Таким образом, подобно тому как борьба за Канзас вызвала к жизни республиканскую партию, она послужила одновременно причиной первого раскола внутри самой демократической партии.

Республиканская партия выдвинула свою первую программу на президентских выборах 1856 года. Несмотря на то, что ее кандидат Джон Фримонт не победил, огромное количество голосов, которое он получил, безусловно свидетельствовало о быстром росте партии, особенно на Северо-западе. На своем втором национальном конвенте перед президентскими выборами (17 мая 1860 г.) республиканцы повторили свою программу 1856 г., снабдив ее лишь некоторыми дополнениями. Основное содержание ее было таково: рабству не предоставляется более ни одной пяди новых территорий; пиратская внешняя политика должна быть прекращена; возобновление торговли рабами клеймится позором; наконец, должны быть изданы законы о свободных землях для поощрения свободной колонизации.

Самым важным пунктом этой программы было то, что рабству не предоставлялось ни пяди новых земель, — напротив, предлагалось навсегда ограничить его пределами тех штатов, где оно уже было узаконено. Таким образом, рабство как бы интернировалось; но непрерывное расширение территории и непрерывное распространение рабства за пределы его старых границ — это условие существования рабовладельческих штатов Союза.

Возделываемые рабами культуры предметов южного экспорта — хлопок, табак, сахар и т. д. — являются доходными лишь в том случае, если они производятся большими группами рабов в массовом масштабе и на обширных пространствах естественно плодородной почвы, требующей лишь примитивного труда. Интенсивные культуры, зависящие не столько от плодородия почвы, сколько от вложенного капитала, образованности и инициативности работника, противоречат самому существу рабства. Отсюда быстрое превращение таких штатов, как Мэриленд и Виргиния, ранее применявших рабский труд для производства товаров на экспорт, в штаты, разводящие рабов, чтобы затем экспортировать их в отдаленные районы Юга. Даже в Южной Каролине, где рабы составляют четыре седьмых населения, культура хлопка в течение ряда лет почти совсем не развивается вследствие истощения почвы. Больше того, Южная Каролина под давлением обстоятельств частично уже превратилась в штат, разводящий рабов, так как она ежегодно продает рабов в штаты крайнего Юга и Юго-Запада уже на 4 миллиона долларов. Как только наступает такой момент, становится необходимым приобретение новых территорий, для того чтобы одной части рабовладельцев с их рабами предоставить новые плодородные земли, а другой, оставшейся части, создать новый рынок для разведения, а следовательно, и для продажи рабов. Так, например, не подлежит сомнению, что если бы не присоединение к Соединенным Штатам Луизианы, Миссури и Арканзаса, рабство в Виргинии и Мэриленде давно бы исчезло. Один из лидеров южан, сенатор Тумбс, удачно выразил на конгрессе сецессионистов в Монтгомери экономический закон, который требует непрерывного расширения территории рабовладения:

«Если не произойдет значительного увеличения рабовладельческой территории», — сказал он, — «то через 15 лет придется разрешить рабам убегать от белых, или же белые вынуждены будут бежать от рабов».

Представительство отдельных штатов в палате представителей конгресса зависит, как известно, от соответствующей численности их населения. Так как население свободных штатов растет несравненно быстрее, чем население рабовладельческих штатов, то число представителей Севера должно было вскоре обогнать число представителей Юга. Поэтому подлинным средоточием политической власти Юга все больше и больше становится американский сенат, где каждый штат, независимо от численности его населения, представлен двумя сенаторами. Следовательно, для того чтобы утвердить свое влияние в сенате, а через сенат и свою гегемонию в Соединенных Штатах, Юг нуждался в непрерывном образовании новых рабовладельческих штатов. Но это было возможно лишь путем захвата чужих земель, как было с Техасом, или же путем превращения принадлежащих Соединенным Штатам территорий сначала в рабовладельческие территории, а затем в рабовладельческие штаты, как это было с Миссури, Арканзасом и другими. Джон Калхун, которым рабовладельцы восхищаются как своим государственным деятелем par excellence [по преимуществу, в истинном значении слова. Ред.], уже 19 февраля 1847 г. заявил в сенате, что только сенат обеспечивает Югу равновесие сил, что необходимо расширение территории рабовладения, чтобы сохранить это равновесие в сенате между Севером и Югом, и что именно этим оправдываются попытки Юга насильственным путем создать новые рабовладельческие штаты.

Наконец, число собственно рабовладельцев на юге Союза не превышает 300000 — ограниченная олигархия, которой противостоят многие миллионы так называемых «белых бедняков» (poor whites), масса которых постоянно возрастала вследствие концентрации землевладения и положение которых можно сравнить лишь с положением римских плебеев во времена крайнего упадка Рима. Только приобретением и надеждой на приобретение новых территорий, а также пиратскими набегами удается примирять интересы этих «белых бедняков» с интересами рабовладельцев, давать безопасное направление их беспокойной жажде деятельности и прельщать их перспективой самим когда-нибудь стать рабовладельцами.

Итак, ограничение рабства пределами его старой территории должно было, согласно экономическому закону, привести к его постепенному исчезновению, уничтожить политическую гегемонию, осуществляемую рабовладельческими штатами через сенат, и, наконец, подвергнуть рабовладельческую олигархию опасностям, угрожающим ей внутри ее собственных штатов со стороны «белых бедняков». Своим принципом, что всякое дальнейшее расширение рабовладельческих территорий должно быть воспрещено законом, республиканцы, таким образом, подсекали самый корень господства рабовладельцев. Победа республиканцев на выборах должна была поэтому привести к открытой борьбе между Севером и Югом. Однако сама эта победа была обусловлена, как указывалось выше, расколом в лагере демократов.

Уже борьба за Канзас вызвала раскол между партией сторонников рабовладения и ее союзником — демократами Севера. Тот же спор снова вспыхнул в более общей форме теперь, во время президентских выборов в 1860 году. Демократы Севера, во главе со своим кандидатом Дугласом, ставили введение рабства в территориях в зависимость от воли большинства колонистов. Партия рабовладельцев, во главе со своим кандидатом Брекинриджем, утверждала, что из конституции Соединенных Штатов, как это разъяснил также и Верховный суд, законно вытекает рабство; рабство-де уже само по себе является законным во всех территориях и не нуждается ни в какой особой натурализации. Следовательно, в то время как республиканцы воспрещали всякое увеличение рабовладельческих территорий, партия южан претендовала на все территории республики как на гарантированные законом домены. То, что рабовладельцы пытались проделать в качестве примера с Канзасом, — навязать территории рабство с помощью центрального правительства против воли самих колонистов — они теперь объявляли законом для всех территорий Союза. На такую уступку не могли пойти лидеры демократов, так как она привела бы только к дезертирству их армии в лагерь республиканцев. С другой стороны, партию рабовладельцев не мог удовлетворить «суверенитет колонистов», предложенный Дугласом. То, чего она хотела добиться, необходимо было провести в ближайшие четыре года при новом президенте; это могло быть проведено только средствами центрального правительства и не допускало дальнейших отсрочек. От внимания рабовладельцев не ускользнуло, что образовалась новая сила, Северо-Запад, население которого почти удвоилось за время с 1850 по 1860 г. и находилось уже примерно на одном уровне с белым населением рабовладельческих штатов. Эта сила не была склонна ни по традициям, ни по темпераменту, ни по образу жизни тащиться от компромисса к компромиссу, подобно старым северо-восточным штатам. Для Юга Союз имел ценность лишь постольку, поскольку он предоставлял ему федеральную власть как средство для проведения политики в интересах рабовладельцев. В противном случае для него лучше было порвать теперь же, чем еще в течение четырех лет созерцать развитие республиканской партии и подъем Северо-Запада, чтобы затем начать борьбу при неблагоприятных условиях. Итак, партия рабовладельцев играла ва-банк!. Когда демократы Севера отказались и дальше играть роль «белых бедняков» Юга, Юг доставил Линкольну победу благодаря раздроблению голосов и воспользовался затем этой победой как предлогом для того, чтобы обнажить меч.

Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве. Не в том смысле, должны ли рабы быть немедленно освобождены внутри существующих рабовладельческих штатов, а в том, должны ли 20 миллионов свободных жителей Севера и далее подчиняться олигархии 300 тысяч рабовладельцев; должны ли огромные территории республики служить основой для создания свободных штатов или стать рассадниками рабства; наконец, должна ли национальная политика Союза сделать своим девизом вооруженное распространение рабства в Мексике, Центральной и Южной Америке.

В следующей статье мы рассмотрим утверждение лондонской прессы, будто Север должен приветствовать сецессию как наиболее благоприятное и единственно возможное разрешение конфликта.

Написано К. Марксом 20 октября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 293, 25 октября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

К. МАРКС. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

«Пусть убегает, он не достоин твоего гнева!» Этот совет Лепорелло покинутой возлюбленной Дон-Жуана английская государственная мудрость вновь и вновь преподносит Северу Соединенных Штатов — еще недавно такой совет прозвучал из уст лорда Джона Рассела. Если Север позволит Югу убежать, то он будто бы освободится от всякой связи с рабством, от своего исторического первородного греха, и создаст основу для нового, более высокого развития.

Действительно, если бы Север и Юг представляли собой два самостоятельных государства, как, например, Англия и Ганновер, то их отделение друг от друга было бы не труднее, чем отделение Англии от Ганновера[191]. Однако «Юг» не представляет собой ни области, строго отделенной от Севера в географическом отношении, ни единого целого в духовном отношении. Вообще это не страна, а боевой лозунг.

Совет разойтись полюбовно предполагает, что южная Конфедерация, хотя и является нападающей стороной в гражданской войне, ведет ее, по крайней мере, в целях обороны. Думают, что для партии рабовладельцев дело идет лишь о том, чтобы объединить области, в которых она господствовала до сих пор, в самостоятельную группу штатов и изъять их из-под верховной власти Союза. Не может быть представления более ложного. «Югу нужна вся его территория. Он хочет и должен ее иметь». Таков был боевой клич, с которым сецессионисты напали на Кентукки. Под «всей территорией» Юга они подразумевают прежде всего все так называемые пограничные штаты (border states) — Делавэр, Мэриленд, Виргинию, Северную Каролину, Кентукки, Теннесси, Миссури и Арканзас. Кроме того, они претендуют на всю территорию к югу от линии, проходящей от северо-западной окраины Миссури до Тихого океана. Следовательно, то, что рабовладельцы называют «Югом», охватывает более чем три четверти прежних владений Союза. Большая часть территории, на которую они претендуют, находится еще во владении Союза и сначала должна быть у него отвоевана. Что же касается так называемых пограничных штатов, включая и те, которые находятся во владении Конфедерации, то они никогда не были собственно рабовладельческими штатами. Они скорее составляют область владений Соединенных Штатов, в которой система рабства и система свободного труда существуют рядом друг с другом и борются за господство, представляя собой настоящее поле битвы между Югом и Севером, между рабством и свободой. Война, которую ведет южная Конфедерация, является, следовательно, не оборонительной, а захватнической войной, войной за распространение и увековечение рабства.

Горная цепь, которая начинается в Алабаме и тянется на север до реки Гудзон, образуя как бы позвоночный столб Соединенных Штатов, разрезает так называемый Юг на три части. Горная область, образуемая Аллеганскими горами с их двумя параллельными цепями — Камберлендской грядой на западе и Голубым хребтом на востоке, — подобно клину отделяет низменность западного побережья Атлантического океана от низменности южных долин Миссисипи. Обе эти разделенные горной областью низменности, с их огромными болотами рисовых полей и широко раскинувшимися хлопковыми плантациями, и представляют подлинную зону рабства. Длинный горный клин, врезающийся в самое сердце рабовладельческой территории и обладающий живительной атмосферой, здоровым климатом и почвой, богатой углем, солью, известняком, железной рудой, золотом, короче — всеми видами сырья, необходимыми для всестороннего промышленного развития, является уже теперь в большей своей части свободной страной. По своим физическим свойствам почва здесь может успешно обрабатываться лишь свободными парцелльными крестьянами. Рабовладельческая система лишь спорадически прозябала здесь и никогда не пускала глубоких корней. Из жителей этой горной области и состоит в большей части так называемых пограничных штатов ядро свободного населения, которое уже в интересах самосохранения становится на сторону Севера.

Рассмотрим отдельные части спорной области.

Делавэр, самый северо-восточный из пограничных штатов, находится фактически и в духовном отношении во владении Союза. Все попытки сецессионистов создать здесь хотя бы одну дружественную им партийную фракцию терпели неудачу с самого начала войны благодаря единодушию населения. Контингент рабов в этом штате уже давно находится в процессе вымирания. Только за период с 1850 по 1860 г, число рабов уменьшилось наполовину, так что Делавэр насчитывает теперь, при общей численности населения в 112218 человек, лишь 1798 рабов. Несмотря на это, южная Конфедерация требует передать ей Делавэр, и в военном отношении Север действительно не смог бы его удержать, как только Юг овладел бы Мэрилендом.

Вышеупомянутый конфликт между горной областью и равниной имеет место и в самом Мэриленде. На 687034 человека всего населения здесь приходится 87188 рабов. То, что подавляющее большинство населения идет за Союзом, еще раз убедительно доказали недавние всеобщие выборы в вашингтонский конгресс. Тридцатитысячная армия Союза, занимающая в настоящее время Мэриленд, должна не только служить резервом армии на Потомаке, но также, в особенности, удерживать в повиновении мятежных рабовладельцев во внутренних районах страны. Здесь обнаруживается то же явление, что и в других пограничных штатах, где основная масса населения стоит на стороне Севера, а численно незначительная партия рабовладельцев — на стороне Юга. Свою малочисленность партия рабовладельцев возмещает средствами власти, которыми она располагает в результате долголетней монополии на все государственные должности, непрерывных занятий из поколения в поколение политическими интригами и концентрацией огромных состояний в немногих руках.

Виргиния представляет в настоящий момент огромный военный лагерь, где главная армия сецессионистов и главная армия Союза противостоят друг другу. В северо-западных гористых местностях Виргинии число рабов составляет 15000, в то время как в двадцать раз превышающее его свободное население состоит большей частью из независимых крестьян. Напротив, восточная равнина Виргинии насчитывает около полумиллиона рабов. Разведение негров и продажа их в южные штаты являются для нее главным источником дохода. Когда зачинщики мятежа в равнине путем интриг провели в законодательном собрании штата в Ричмонде акт о сецессии и поспешили открыть южной армии ворота Виргинии, северо-запад Виргинии отмежевался от сецессионистов, образовал новый штат и теперь под знаменем Союза с оружием в руках защищает свои владения от вторжений южан.

Теннесси, с населением в 1109847 жителей, среди которых 275784 раба, находится в руках южной Конфедерации, подвергнувшей всю страну осадному положению и системе проскрипций, как во времена римских триумвиратов. Когда рабовладельцы зимой 1861 г. предложили созвать всенародный конвент, который должен был так или иначе решить вопрос о сецессии, большинство населения отвергло какой бы то ни было созыв конвента, чтобы тем самым уничтожить всякий предлог для сецессионистского движения. Позднее, когда Теннесси был уже захвачен войсками южной Конфедерации и там была установлена система террора, все же больше одной трети голосовавших на выборах высказалось в пользу Союза. Подлинный центр сопротивления против партии рабовладельцев составляет здесь, как и в большинстве пограничных штатов, горная область — Восточный Теннесси. 17 июня 1861 г. в Гринвилле собрался всенародный конвент Восточного Теннесси, который высказался в пользу Союза, делегировал бывшего губернатора штата Эндрью Джонсона, одного из ревностных приверженцев Союза, в вашингтонский сенат и опубликовал «declaration of griev-ances» — жалобу, раскрывающую все средства обмана, интриг и запугивания, с помощью которых Теннесси был «отголосован» [ «hinausvotiert»] из Союза. С этого времени сецессионисты силой оружия удерживают Восточный Теннесси в повиновении.

Такое же положение, как в Западной Виргинии и Восточном Теннесси, мы встречаем на севере Алабамы, северо-западе Джорджии и на севере Северной Каролины.

Дальше к западу, в пограничном штате Миссури, где насчитывается 1173317 жителей и 114965 рабов, — последние по большей части сосредоточены в северо-западной части штата — народный конвент в августе 1861 г. высказался в пользу Союза. Джексон, губернатор штата и орудие в руках партии рабовладельцев, выступил против законодательного собрания Миссури и был объявлен вне закона; после этого он возглавил вооруженные банды, напавшие на Миссури из Техаса, Арканзаса и Теннесси, чтобы поставить Миссури на колени перед Конфедерацией и разрубить мечом узы, связывающие его с Союзом. Миссури, наряду с Виргинией, является в настоящий момент главным театром гражданской войны.

Новая Мексика — не штат, а только территория, куда во время президентства Бьюкенена были ввезены 25 рабов, чтобы вслед за ними прислать из Вашингтона рабовладельческую конституцию; Новая Мексика, как это признает даже Юг, вовсе не добивалась присоединения к нему. Зато Юг добивался Новой Мексики и поэтому перебросил через границу из Техаса вооруженную банду авантюристов. Новая Мексика взывала к правительству Союза о защите от этих «освободителей».

Читатель, вероятно, уже заметил, что мы придаем особое значение численному соотношению между рабами и свободными жителями в отдельных пограничных штатах. И действительно, это соотношение является решающим. Это термометр, которым следует измерять жизненные силы всей системы рабства. Душой всего сецессионистского движения является Южная Каролина. Этот штат насчитывает 402541 раба на 301271 свободного жителя. Далее следует Миссисипи, давший южной Конфедерации ее диктатора Джефферсона Дэвиса. Этот штат насчитывает 436696 рабов на 354699 свободных жителей. На третьем месте стоит Алабама, где 435132 раба приходятся на 529164 свободных жителя.

Последний из спорных пограничных штатов, который нам предстоит еще рассмотреть, — это Кентукки. Его недавняя история особенно характерна для политики южной Конфедерации. Кентукки насчитывает на 1135713 жителей 225490 рабов. Во время трех следовавших друг за другом всенародных выборов — зимой 1861 г., когда избирались делегаты на конгресс пограничных штатов, в июне 1861 г., когда состоялись выборы в вашингтонский конгресс, и, наконец, в августе 1861 г., при выборах в законодательное собрание штата Кентукки, — неизменно возрастающее большинство высказывалось в пользу Союза. Зато Магоф-фин, губернатор Кентукки, и все высшие должностные лица штата являются фанатическими сторонниками партии рабовладельцев, равно как и Брекинридж, представитель Кентукки в вашингтонском сенате, вице-президент Соединенных Штатов при Бьюкенене и кандидат на президентских выборах 1860 г. от партии рабовладельцев. Влияние партии рабовладельцев оказалось слишком слабым для того, чтобы склонить Кентукки на сторону сецессии, но достаточно сильным для того, чтобы заставить этот штат объявить в начале войны о своем нейтралитете. Конфедерация признавала нейтралитет до тех пор, пока тот служил ее целям, пока она была занята подавлением сопротивления в Восточном Теннесси. Как только эта цель была достигнута, она стала стучать ружейным прикладом в ворота Кентукки с кличем: «Югу нужна вся его территория. Он хочет и должен ее иметь!».

Разбойничьи банды Конфедерации ворвались в «нейтральный» штат одновременно с юго-запада и юго-востока. Кентукки очнулся от сна нейтралитета, его законодательное собрание открыто стало на сторону Союза, приставило к предателю-губернатору комитет общественной безопасности, призвало народ к оружию, объявило Брекинриджа вне закона и приказало сецессионистам немедленно очистить захваченную территорию. Это был сигнал к войне. Армия южной Конфедерации двинулась на Луисвилл, в то время как волонтеры из Иллинойса, Индианы и Огайо устремились в Кентукки, чтобы спасти его от вооруженных миссионеров рабства.

Попытки Конфедерации, присоединить к себе, например, Кентукки и Миссури против воли этих штатов доказывают нелепость предлога, будто бы она борется за права отдельных штатов против посягательств на них со стороны Союза. Конфедерация, правда, признает за отдельными штатами, которые она причисляет к «Югу», право отделиться от Союза, но отнюдь не признает за ними права оставаться в Союзе.

Даже собственно рабовладельческие штаты не свободны от противодействующих элементов, хотя война вовне, военная диктатура внутри и рабство повсюду придают им в данный момент видимость гармонии. Ярким примером является Техас, где 180388 рабов приходятся на 601039 жителей. Закон 1845 г., в силу которого Техас вошел в состав Соединенных Штатов в качестве рабовладельческого штата, давал ему право образовать из его территории не один, а целых пять штатов. Таким образом Юг приобрел бы в американском сенате десять новых голосов вместо двух, а увеличение числа голосов в сенате было главной целью его тогдашней политики. Однако рабовладельцы не считали возможным в 1845–1860 гг. разделить Техас, где большую роль играет немецкое население, хотя бы на два штата, чтобы не дать при этом во втором штате партии свободного труда преимущества по сравнению с партией рабовладения. Это — лучшее доказательство того, как сильно противодействие рабовладельческой олигархии в самом Техасе.

Джорджия — самый большой и самый населенный из рабовладельческих штатов. Из общего числа жителей в 1057327 человек здесь насчитывается 462230 рабов, что составляет почти половину всего населения. Несмотря на это рабовладельческой партии до сих пор не удалось санкционировать в Джорджии путем всенародного голосования конституцию, навязанную Югу в Монтгомери.

На конвенте штата Луизиана, собравшемся 21 марта 1861 г. в Новом Орлеане, политический ветеран штата Розелиес заявил:

«Монтгомерийская конституция — это не конституция, а заговор. Она учреждает не народное правительство, а ненавистную и неограниченную олигархию. Народу не было дозволено принять участие в этом деле. Конвент в Монтгомери вырыл могилу политической свободе, и теперь нас созывают, чтобы присутствовать на ее похоронах».

В самом деле, олигархия 300000 рабовладельцев использовала конгресс в Монтгомери не только для того, чтобы провозгласить отделение Юга от Севера. Она использовала его также и для изменения внутреннего устройства рабовладельческих штатов, для полного подчинения той части белого населения, которая сохраняла еще некоторую самостоятельность под защитой демократической конституции Союза. Уже в период с 1856 по 1860 г. политические лидеры, юристы, моралисты и теологи рабовладельческой партии старались доказать не столько правомерность рабства негров, сколько то, что цвет кожи не имеет значения для существа дела и что трудящиеся классы всюду созданы для рабства.

Итак, мы видим, что война, которую ведет южная Конфедерация, является в полном смысле слова захватнической войной, войной за распространение и увековечение рабства. Большая часть пограничных штатов и территорий находится еще во владении Союза, на сторону которого они стали сначала посредством своего волеизъявления на выборах, а затем и с оружием в руках. Конфедерация же причисляет их к «Югу» и стремится отвоевать их у Союза. В тех пограничных штатах, которые Конфедерации пока удалось захватить, она удерживает в повиновении сравнительно свободные горные районы посредством осадного положения. Что же касается собственно рабовладельческих штатов, то и там Конфедерация вытесняет прежнюю демократию, заменяя ее неограниченной олигархией 300000 рабовладельцев.

Отказавшись от своих завоевательных планов, южная Конфедерация признала бы свою нежизнеспособность и отказалась бы от цели, которая ставится сецессией. Ведь сецессия произошла только потому, что в рамках Союза превращение пограничных штатов и территорий в рабовладельческие штаты оказалось более невозможным. С другой стороны, мирно уступив южной Конфедерации спорные области, Север предоставил бы рабовладельческой республике более чем три четверти всей территории Соединенных Штатов. Север потерял бы целиком побережье Мексиканского залива и Атлантического океана, за исключением узкой полосы от бухты Пенобскот до залива Делавэр, и сам отрезал бы себя от Тихого океана. Миссури, Канзас, Новая Мексика, Арканзас и Техас последовали бы за Калифорнией[192]. Крупные земледельческие штаты, расположенные в котловине между Скалистыми горами и Аллеганами, в долинах Миссисипи, Миссури и Огайо, будучи не в состоянии вырвать устье Миссисипи из рук сильной и враждебной им рабовладельческой республики на Юге, были бы вынуждены в силу своих экономических интересов отделиться от Севера и присоединиться к южной Конфедерации. Эти северо-западные штаты, в свою очередь, вовлекли бы в тот же водоворот сецессии и все прочие северные штаты, расположенные далее к востоку, за исключением, быть может, штатов Новой Англии[193].

Таким образом, в действительности произошло бы не распадение Союза, а реорганизация его, реорганизация на основе рабства под признанным контролем рабовладельческой олигархии. План такой реорганизации был открыто провозглашен главными ораторами Юга на конгрессе в Монтгомери и воплощен в том параграфе новой конституции, который предоставляет любому штату прежнего Союза право свободно присоединиться к новой Конфедерации. Рабовладельческая система заразила бы весь Союз. В северных штатах, где рабство негров практически неосуществимо, белый рабочий класс был бы постепенно низведен до уровня илотов[194]. Это вполне соответствовало бы открыто провозглашенному принципу, что только определенные расы могут пользоваться свободой и что, если на Юге самый тяжелый труд является уделом негров, то на Севере он является уделом немцев и ирландцев или их прямых потомков.

Современная борьба между Югом и Севером есть, следовательно, не что иное, как борьба двух социальных систем — системы рабства и системы свободного труда. Эта борьба вспыхнула потому, что обе системы не могут долее мирно существовать бок о бок на североамериканском континенте. Она может закончиться лишь победой одной из этих систем.

Если пограничные штаты, эти спорные области, где обе системы до сих пор боролись за господство, являются шипом в теле Юга, то, с другой стороны, нельзя не признать, что они в минувший период войны были наиболее слабым пунктом Севера. Часть рабовладельцев этих округов по приказанию заговорщиков Юга выказывала лицемерную лояльность по отношению к Северу; другая часть действительно считала, что в соответствии с ее реальными интересами и традиционными представлениями ей следует быть на стороне Союза. Те и другие в одинаковой степени парализовали Север. Забота о том, чтобы удержать расположение «лояльных» рабовладельцев пограничных штатов, боязнь бросить их в объятия сецессионистов, — одним словом, трогательное внимание к интересам, предрассудкам и чувствам этих сомнительных союзников с самого начала войны чрезвычайно ослабило правительство Союза, принудило его к полумерам, заставило лицемерно скрывать принцип войны и щадить самое уязвимое место противника, корень зла — само рабство.

Если еще недавно Линкольн малодушно отверг Миссурийскую прокламацию Фримонта об освобождении рабов, принадлежащих мятежникам[195], то это произошло лишь из опасения перед громким протестом «лояльных» рабовладельцев Кентукки. Однако переломный момент уже наступил. Кентукки — последний из пограничных штатов — был втянут в борьбу между Севером и Югом. С началом действительной войны за пограничные штаты в самих пограничных штатах исход этой борьбы уже не будет зависеть от дипломатических и парламентских переговоров. Одна часть рабовладельцев сбросит маску лояльности, другая же удовольствуется перспективой денежного вознаграждения, подобного тому, какое Великобритания заплатила вест-индским плантаторам[196]. Сами события заставляют провозгласить решающий лозунг — освобождение рабов.

О том, что даже самые неисправимые деятели демократической партии и дипломаты Севера независимо от своей воли приходят к такому выводу, свидетельствуют некоторые заявления, сделанные в последнее время. Генерал Касс, военный министр при Бьюкенене и до сих пор один из самых ревностных сторонников Юга, в открытом послании объявляет освобождение рабов conditio sine qua non [непременным условием. Ред.] спасения Союза. Д-р Браунсон, лидер католической партии Севера, по его собственному признанию, самый энергичный противник аболиционистского движения с 1836 по 1860 г., публикует в октябре, в последнем номере своего «Обозрения»[197] статью за освобождение рабов.

«Если мы», — говорит он между прочим, — «до сих пор боролись против освобождения рабов, считая это опасным для Союза, то тем решительнее должны мы выступить против сохранения рабства теперь, когда убедились, что дальнейшее его существование несовместимо с сохранением Союза или нашей нации как свободной республики».

Наконец, «World»[198], нью-йоркский орган дипломатов вашингтонского кабинета, заключает одну из своих громовых статей против аболиционистов следующими словами:

«В день, когда будет решаться, что должно погибнуть — рабство или Союз, в этот день будет вынесен смертный приговор рабству. Если Север не может победить без освобождения, то он победит при помощи освобождения».

Написано К. Марксом в конце октября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 306, 7 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

К. МАРКС. КРИЗИС В АНГЛИИ.

Сегодня, как и пятнадцать лет назад, Англия стоит перед катастрофой, которая грозит подорвать основу всей ее экономической системы. Картофель, как известно, являлся единственным продуктом питания для Ирландии и значительной части рабочего населения Англии, когда картофельная болезнь 1845 и 1846 гг. поразила гниением источник жизни ирландцев. Результаты этой ужасной катастрофы известны. Население Ирландии уменьшилось на два миллиона, из которых одна часть погибла от голода, другая бежала за Атлантический океан. Вместе с тем это чудовищное бедствие способствовало победе в Англии партии сторонников свободной торговли; английская земельная аристократия была вынуждена пожертвовать одной из своих самых прибыльных монополий, а отмена хлебных законов обеспечила более широкую и более здоровую базу для воспроизводства и содержания миллионов трудящихся.

Чем картофель был для ирландского сельского хозяйства, тем является хлопок для важнейшей отрасли промышленности Великобритании. От его переработки зависит существование массы населения, превышающей общую численность жителей Шотландии или две трети общего числа жителей современной Ирландии. Согласно переписи 1861 г., население Шотландии составляло 3061117 человек, а население Ирландии — всего лишь 5764543 человека, между тем как более четырех миллионов жителей Англии и Шотландии прямо или косвенно получают средства к существованию от хлопчатобумажной промышленности. Правда, хлопчатник не поражен никакой болезнью. Производство хлопка не является также монополией отдельных областей земного шара. Наоборот, ни одно растение, дающее материал для одежды, не занимает столь обширных площадей в Америке, Азии и Африке, как хлопок. Хлопковая монополия рабовладельческих штатов американского Союза является не естественной, а исторически сложившейся монополией. Она росла и развивалась одновременно с монополией английской хлопчатобумажной промышленности на мировом рынке. В 1793 г., вскоре после периода великих механических изобретений в Англии, Илай Уитни, квакер из Коннектикута, изобрел cotton-gin — хлопкоочистительную машину, отделяющую хлопковое волокно от семян хлопчатника. До этого изобретения при самой напряженной работе в течение целого дня один негр едва успевал очистить от семян 1 фунт хлопкового волокна. После же изобретения cotton-gin старая негритянка легко могла очищать за день 50 фунтов хлопкового волокна, а постепенные усовершенствования позднее удвоили производительность машины. Оковы, тяготевшие над культурой хлопка в Соединенных Штатах, были теперь разбиты. Развиваясь рука об руку с английской хлопчатобумажной промышленностью, она быстро выросла в коммерческую великую державу. В ходе этого развития Англия порой, по-видимому, страшилась монополии американского хлопка как зловещего призрака. Такой момент наступил, например, в тот период, когда в английских колониях было проведено освобождение негров, купленное за 20000000 фунтов стерлингов. Находили рискованным, что промышленность Ланкашира и Йоркшира покоится на самовластии рабовладельческой плетки в Джорджии и Алабаме, в то время как английский народ приносит такие огромные жертвы ради уничтожения рабства в своих собственных колониях. Но филантропия не творит истории, в особенности истории торговли. Подобные же опасения возникали всякий раз, когда в Соединенных Штатах случался неурожай хлопка и когда рабовладельцы использовали это стихийное явление для того, чтобы путем комбинаций к тому же еще и искусственно повысить цены на хлопок. Владельцы английских хлопкопрядильных и ткацких фабрик грозили тогда восстанием против «короля-хлопка». Выдвигались разнообразные проекты получения хлопка из азиатских и африканских источников. Так было, например, в 1850 году. Но следовавшие за этим высокие урожаи хлопка в Соединенных Штатах совершенно заглушали такого рода порывы к освобождению. А в последние годы американская хлопковая монополия достигла едва ли мыслимых прежде размеров, отчасти вследствие законодательства о свободной торговле, отменившего дифференциальную пошлину, которая до тех пор взималась с хлопка, возделываемого рабами, отчасти же вследствие одновременного гигантского прогресса английской хлопчатобумажной промышленности и культуры хлопка в Америке за последние десять лет. Уже в 1857 г. Англия потребляла почти полтора миллиарда фунтов хлопка.

И вдруг Гражданская война в Америке угрожает теперь этой главной опоре английской промышленности. В то время как Союз блокирует гавани южных штатов, чтобы воспрепятствовать вывозу хлопка урожая текущего года и тем самым лишить сецессионистов главного источника их дохода, принудительную силу этой блокаде придает лишь Конфедерация своим решением не вывозить по собственной инициативе ни одной кипы хлопка, а напротив, побудить Англию к тому, чтобы она сама вывозила свой хлопок из южных гаваней. Это должно заставить Англию насильственно прорвать блокаду, объявить затем войну Союзу и таким образом бросить свой меч на чашу весов в пользу рабовладельческих штатов.

С самого начала Гражданской войны в Америке цена на хлопок в Англии непрерывно возрастала, но долгое время она росла в меньшей степени, чем этого можно было ожидать. В общем английский торговый мир взирал на американский кризис, по-видимому, весьма флегматично. Причина этого хладнокровного отношения была очевидна. Весь американский хлопок урожая последнего года давно уже находился в Европе. Продукция нового урожая никогда не грузится на суда раньше конца ноября, а сколько-нибудь значительных размеров эта погрузка редко достигает ранее конца декабря. Вот почему до этого времени было довольно безразлично, остаются ли тюки с хлопком на плантациях или тотчас же после упаковки доставляются в южные порты. Если бы блокада прекратилась в какой-либо момент до конца года, то Англия могла бы с уверенностью рассчитывать на то, что в марте или апреле она получит обычное количество хлопка, как если бы блокады никогда и не было. Английский торговый мир, в большей своей части введенный в заблуждение английской прессой, тешился иллюзией, что военный спектакль продлится не более шести месяцев и закончится признанием Конфедерации со стороны Соединенных Штатов. Но в конце августа на ливерпульском рынке появились североамериканцы для закупки хлопка частично для спекуляции в Европе, частично для обратной отправки в Северную Америку. Это неслыханное событие открыло глаза англичанам. Они начали понимать всю серьезность положения. С тех пор ливерпульский хлопковый рынок находится в состоянии лихорадочного возбуждения; цены на хлопок вскоре поднялись на 100 процентов выше их среднего уровня, и хлопковая спекуляция приняла столь же необузданный характер, как и железнодорожная спекуляция 1845 года. Прядильные и ткацкие предприятия в Ланкашире и в других центрах британской хлопчатобумажной промышленности сократили свое рабочее время до трех дней в неделю, часть из них совершенно остановила машины; губительное воздействие на другие отрасли промышленности не заставило себя ждать, и теперь вся Англия с содроганием ждет приближения ужаснейшей экономической катастрофы, которая давно ей угрожала.

Потребление индийского хлопка, естественно, возрастает, а растущие цены обеспечат еще более усиленный привоз хлопка с его древней родины. Однако невозможно произвольно за несколько месяцев коренным образом изменить условия производства и характер торговли. В настоящее время Англии действительно приходится расплачиваться за свое длительное скверное управление Индией. Ее теперешние судорожные попытки заменить американский хлопок индийским наталкиваются на два больших препятствия: недостаток путей сообщения и транспорта в Индии и бедственное положение индийского крестьянина, которое не дает ему возможности использовать выгодную в данный момент обстановку. Но не говоря уже об этом, так же как и о том, что индийский хлопок нуждается в предварительной тщательной обработке, для того чтобы он смог занять место американского, даже при самых благоприятных обстоятельствах потребуются годы, прежде чем Индия сможет производить для вывоза требуемое количество хлопка. А между тем, точно подсчитано, что через четыре месяца запас хлопка в Ливерпуле будет полностью исчерпан. Но даже и на это время его хватит лишь при том условии, если сокращение рабочего времени до трех дней в неделю и полная остановка части машин будет производиться британскими владельцами хлопкопрядильных и ткацких фабрик в еще больших размерах, чем до сих пор. Такой образ действий уже подвергает фабричные районы величайшим социальным бедствиям. А если американская блокада продлится и после января, что будет тогда?

Написано К. Марксом около 1 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 306, 6 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

К. МАРКС. БРИТАНСКАЯ ТОРГОВЛЯ.

Лондон, 2 ноября 1861 г.

Отчеты английского министерства торговли за девять месяцев, кончая 30 сентября 1861 г., указывают на большое сокращение экспорта и еще большее увеличение импорта. Сравнение вывоза за последние три года дает следующий общий итог:

Стоимость экспорта за девять месяцев, кончая 30 сентября.

Годы ф. ст.

1859 — 98 037 311.

1860 — 101 724 340.

1861 — 93 795 332.

Следовательно, экспорт текущего года, по сравнению с соответствующим периодом 1860 г., сократился всего на 7929014 ф. ст., причем несравненно большая доля этого уменьшения, равная 5671730 ф. ст., вызвана внезапным сокращением американской торговли. Размеры, в которых общее падение экспорта, вызванное этой причиной, отразилось на отдельных отраслях английской торговли, можно видеть из следующей таблицы:

Стоимость экспорта в Соединенные Штаты за девять месяцев, кончая 30 сентября.

Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15 Собрание сочинений. К. Маркс, Ф. Энгельс, том 15

Помимо сокращения вследствие ослабления американской торговли, наблюдалось также общее уменьшение экспорта на 2257284 фунта стерлингов. Большая доля этого падения приходится на сентябрь, когда высокая цена на хлопок и соответственный рост цен на хлопчатобумажные изделия и пряжу начали оказывать сильное влияние на рынки британской Северной Америки, Ост-Индии и Австралии. В течение всего девятимесячного периода, кончая сентябрем 1861 г., Турция и Германия были, после Соединенных Штатов, странами, наиболее сократившими потребление английских товаров. Экспорт во Францию не возрос сколько-нибудь значительно, увеличился сильно лишь вывоз одного сельскохозяйственного продукта, а именно, овечьей и ягнячьей шерсти. В течение первых девяти месяцев 1860 г. Англия вывезла во Францию 4735150 фунтов шерсти стоимостью в 354047 фунтов стерлингов. В течение соответствующего периода текущего года экспорт достиг 8716083 фунтов шерсти стоимостью в 642468 фунтов стерлингов. Из прочих цифр, приведенных в отчетах об экспорте, значительный интерес представляют лишь те, которые относятся к Италии. Английский вывоз в новое королевство явно увеличивается, чем в значительной степени и объясняются английские симпатии к итальянской свободе. Так, например, экспорт английских хлопчатобумажных тканей в Сардинию, Тоскану, Неаполь и Сицилию возрос с 756892 ф. ст. в 1860 г. до 1204287 ф. ст. в 1861 году; экспорт хлопчатобумажной пряжи — с 348158 ф. ст. в 1860 г. до 538373 ф. ст. в 1861 году; экспорт железных изделий — с 120867 ф. ст. в 1860 г. до 160912 ф. ст. в 1861 году.

Таблицы импорта охватывают только первые восемь месяцев текущего года. Следующие цифры показывают его общие размеры.

Реальная стоимость импорта.

Годы — ф. ст.

1859 — 88 993 762.

1860 -106 894 278.

1861 -114 588 107.

Рост импорта объясняется главным образом значительным увеличением закупок заграничной пшеницы — с 6796131 ф. ст. в первые восемь месяцев 1860 г. до 13431487 ф. ст. в соответствующий период 1861 года. Что касается хлопка-сырца, то объем его ввоза за соответствующий период уменьшился лишь незначительно, тогда как цена сильно возросла, что видно из приводимой ниже таблицы.

Количество хлопка, ввезенного в течение первых девяти месяцев.

Вес / Стоимость.

Годы (в центнерах) ф. ст.

1859 — 8 023 082 / 24 039 197.

1860 -10 616 347 / 28 940 676.

1861 — 9 616 087 / 30 809 279.

В настоящий момент в Англии не существует общих политических вопросов. Все и вся поглощены промышленным вопросом и американским кризисом. В предыдущей статье я обратил ваше внимание на лихорадочное состояние ливерпульского хлопкового рынка. Действительно, за последние две недели здесь обнаружились все симптомы железнодорожной горячки 1845 года. Хирурги, зубные врачи, доктора, адвокаты, повара, рабочие, служащие и лорды, актеры и священники, солдаты и моряки, журналисты и школьные учительницы, мужчины и женщины — все спекулировали на хлопке. Многие из партий хлопка, которые покупались, продавались и перепродавались, состояли лишь из одной, двух, трех или четырех кип. Более значительные количества оставались на том же самом складе, хотя и меняли по двадцать раз своих владельцев. Кто покупал хлопок в 10 часов, продавал его в 11 и получал 1/2 пенса прибыли с каждого фунта. Многие партии хлопка таким образом в течение 12 часов несколько раз переходили из рук в руки. Но на этой неделе наступило некоторое снижение цен, объясняемое лишь тем обстоятельством, что шиллинг представляет собой круглую цифру, ибо состоит из 12 пенсов, и большинство решило продать свой хлопок, как только цена его дойдет до 1 шиллинга за фунт; поэтому неожиданно произошло крупное увеличение предложения хлопка, а вследствие этого и снижение его цены. Однако это явление может быть только временным.

Когда разум англичанина свыкнется с мыслью, что фунт хлопка может стоить 15 пенсов, временная преграда для спекуляции рухнет, и спекулятивная лихорадка разгорится с удвоенной силой. Движение это в одном отношении благоприятно для Соединенных Штатов: оно враждебно партии, стоящей за прорыв блокады. В печати уже публиковались протесты спекулянтов, в которых не без основания говорится, что любые действия военного характера со стороны английского правительства явились бы актом прямой несправедливости по отношению к тем купцам, которые, полагаясь на верность английского правительства открыто признанному им принципу невмешательства, строили на этом свои расчеты, спекулировали в своей стране, посылали свои заказы за границу и покупали хлопок, определяя его цену на основе учета влияния на нее естественных, вероятных и предвидимых событий.

В сегодняшнем номере «Economist» напечатана чрезвычайно нелепая статья, автор которой на основании статистических данных о населении и площади Соединенных Штатов приходит к заключению, что там поместилось бы по меньшей мере семь обширных империй и что поэтому унионисты должны оставить «мечту о полном господстве». Единственный разумный вывод, который «Economist» мог бы сделать из своих собственных статистических сообщений, это тот, что северяне, даже если бы они этого хотели, не могли бы отказаться от своих требований, без того, чтобы не отдать в жертву рабовладению обширных штатов и территорий, где «рабство еще влачит свое существование, но не может оставаться постоянным институтом». Автор ухитряется избежать этого единственно разумного вывода.

Помимо собственных торговых затруднений, Англию беспокоит критическое положение французских финансов. Маневры Французского банка, направленные к тому, чтобы остановить утечку драгоценного металла в Англию посредством дружеских векселей, полученных от Ротшильда и других крупных фирм, привели, как и следовало ожидать, лишь к временному уменьшению затруднений Франции. Теперь она поочередно обращается за помощью к банкам Берлина, Гамбурга и Петербурга; но все эти попытки, вместо того чтобы облегчить положение, лишь свидетельствуют о его безнадежности. Затруднения, которые теперь испытывает французское правительство, характеризуются двумя мерами, к которым оно прибегло в течение последних двух недель. Чтобы удерживать в обращении казначейские векселя, проценты по ним пришлось поднять до 71/2, а Виктору-Эммануилу приказано частично отложить реализацию очередных выпусков нового итальянского займа, в который французскими капиталистами вложены очень крупные суммы. Тот, конечно, уступил требованию своего патрона.

В Тюильри сейчас два противоположных течения, предлагающие два противоположных средства для временного излечения финансового недуга. Истинные бонапартисты, Персиньи и Credit Mobilier, вынашивают проект подчинения Французского банка непосредственному и полному контролю правительства, превращения его в простой придаток государственного казначейства и использования приобретенной таким образом власти для неограниченной эмиссии государственных бумажных денег, не размениваемых на золото. Другая партия, представленная Фульдом и другими ренегатами прежних режимов, предлагает новый заем, размер которого определяется различно: по наиболее скромным подсчетам — в 16000000 ф. ст., по более смелым — в 30000000 фунтов стерлингов.

Написано К. Марксом 2 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6440, 23 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ.

В настоящий момент в Англии не существует политического вопроса, который привлекал бы всеобщее внимание. Страна проявляет интерес и к французскому финансовому, торговому и сельскохозяйственному кризису, и к британскому промышленному кризису, и к нехватке хлопка, и к американским делам.

В здешних компетентных кругах ни одной минуты не заблуждались относительно того, что операции с дутыми векселями, проведенные Французским банком с некоторыми крупными банкирскими домами по обе стороны Ла-Манша, являются лишь чрезвычайно слабым паллиативом. Все, чего можно было этим достигнуть и что было достигнуто, свелось к кратковременному уменьшению утечки золота в Англию. Повторные попытки Французского банка мобилизовать металлические резервы в Петербурге, Гамбурге и Берлине подрывают его кредит, не заполняя в то же время его кассы. Повышение процента по казначейским обязательствам с целью сохранения их курса и необходимость добиваться от Виктора-Эммануила согласия на уменьшение платежей по новому итальянскому займу рассматриваются здесь как опасный симптом болезни французских финансов. К тому же известно, что в настоящий момент в Тюильри идет борьба между двумя финансовыми проектами. Истинные бонапартисты, возглавляемые Персиньи и Перейра (из Credit Mobilier), хотят полностью подчинить Французский банк правительству, низвести его до роли простого бюро министерства финансов и использовать преобразованное таким образом учреждение как фабрику ассигнаций.

Известно, что именно этот принцип и лежал первоначально в основе организации Credit Mobilier. Менее авантюристическая партия, представляемая Фульдом и другими ренегатами времен Луи-Филиппа, предлагает новый национальный заем, сумма которого определяется одними в 400, другими — в 700 миллионов франков. «Times» в сегодняшней передовой статье, отражая, по-видимому, точку зрения Сити, утверждает, что Франция вследствие своего экономического кризиса совершенно парализована и лишена влияния в Европе. Однако «Times» и Сити ошибаются. Если правительству декабрьского переворота удастся пережить зиму без больших внутренних потрясений, то весной оно затрубит к войне. Это не устранит внутренних затруднений, но заглушит их.

В одной из предыдущих статей я указывал, что спекуляция хлопком в Ливерпуле за последние недели весьма напоминает самые безумные времена железнодорожной горячки 1845 года. Зубные врачи, хирурги, адвокаты, кухарки, вдовы, рабочие, конторские служащие и лорды, актеры и духовенство, солдаты и портные, газетные сотрудники и содержатели меблированных комнат, мужчины и женщины — все спекулировали на хлопке. Покупались, продавались и перепродавались ничтожные партии от одной до четырех кип. Более значительные партии хлопка месяцами оставались лежать на том же самом складе, хотя за это время двадцать раз менялись их владельцы. Кто покупал хлопок в 10 часов, в 11 часов уже продавал его с надбавкой в 1/2 пенса на фунт. Таким образом один и тот же хлопок в течение десяти часов нередко до шести раз переходил из рук в руки. Однако на этой неделе наступило нечто вроде затишья, которое можно объяснить единственно тем разумным доводом, что фунт хлопка (средний сорт орлеанского хлопка) достиг цены в 1 шиллинг, а двенадцать пенсов составляют шиллинг и являются, следовательно, круглым числом. Поэтому каждый заранее решил сбыть свои запасы, лишь только будет достигнут этот максимум. Отсюда внезапное увеличение предложения и последующая реакция. Как только англичане освоятся с мыслью, что цена фунта хлопка может подняться и выше 1 шиллинга, эта пляска святого Витта возродится в еще более безумных формах.

Последний официальный отчет о британском вывозе и ввозе, опубликованный министерством торговли, отнюдь не рассеял мрачного настроения. Таблица вывоза охватывает девятимесячный период с января по сентябрь 1861 года. Она показывает, по сравнению с тем же периодом 1860 г., сокращение вывоза почти на 8 миллионов фунтов стерлингов. Из них только 5671730 ф. ст. приходится на вывоз в Соединенные Штаты, остальная же сумма распределяется между британской Северной Америкой, Ост-Индией, Австралией, Турцией и Германией. Увеличение вывоза имеет место только в отношении Италии. Так, например, экспорт английских хлопчатобумажных товаров в Сардинию, Тоскану, Неаполь и Сицилию возрос с 756892 ф. ст. в 1860 г. до 1204287 ф. ст. в 1861 году; экспорт английской хлопчатобумажной пряжи повысился с 348158 ф. ст. до 538373 фунтов стерлингов; экспорт железных изделий увеличился со 120867 ф. ст. до 160912 ф. ст. и т. д. Эти цифры имеют немаловажное значение для понимания английских симпатий к итальянской свободе.

В то время как экспортная торговля Великобритании сократилась почти на 8 миллионов ф. ст., ее импортная торговля возросла в еще большей степени, — обстоятельство, которое никоим образом не способствует выравниванию платежного баланса. Этот рост ввоза происходит, главным образом, за счет увеличения импорта пшеницы. Если за первые восемь месяцев 1860 г. стоимость импортированной пшеницы составляла всего лишь 6796131 ф. ст., то за тот же период текущего года она достигла 13431487 фунтов стерлингов.

Наиболее примечательным явлением, о котором свидетельствует таблица ввоза, является быстрое увеличение импорта из Франции, достигающего уже сейчас почти 18 миллионов ф. ст. (в год), между тем как английский вывоз во Францию немногим превышает вывоз разве в Голландию. Политики континентальных стран до сих пор не заметили этого совершенно нового явления в истории современной торговли. Оно доказывает, что экономическая зависимость Франции от Англии примерно в шесть раз превышает экономическую зависимость Англии от Франции, особенно если не ограничиваться только рассмотрением цифр в таблицах английского вывоза и ввоза, но и сравнить их с таблицами французского ввоза и вывоза. При этом оказывается, что в настоящее время Англия стала для Франции главным экспортным рынком, между тем как Франция осталась для Англии совершенно второстепенным экспортным рынком. Отсюда ужасная боязнь конфликта с «коварным Альбионом», несмотря на шовинизм и хвастливые фразы относительно Ватерлоо.

Наконец, последние английские таблицы вывоза и ввоза свидетельствуют еще об одном важном факте. В то время как английский экспорт в Соединенные Штаты за первые девять месяцев этого года снизился более чем на 25 % по сравнению с соответствующим периодом 1860 г., один только нью-йоркский порт за первые восемь месяцев текущего года увеличил свой вывоз в Англию на 6 миллионов фунтов стерлингов. Вывоз американского золота в Англию за этот период почти прекратился, между тем как теперь, наоборот, в течение нескольких недель наблюдается утечка золота из Англии в Нью-Йорк. На деле оказывается, что неурожай в Англии и Франции помогает Северной Америке покрывать свой дефицит, в то время как тариф Моррилла[199] и сопутствующее гражданской войне стремление к экономии чрезвычайно сократили потребление английских и французских промышленных изделий в Северной Америке. Сравните теперь эти статистические данные с иеремиадами «Times» относительно финансового краха Северной Америки!

Написано К. Марксом, 3 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 308, 9 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

К. МАРКС. ИНТЕРВЕНЦИЯ В МЕКСИКЕ.

Лондон, 7 ноября.

Сегодня «Times» помещает написанную в столь знакомом калейдоскопически-пестром и напыщенно юмористическом стиле передовую статью по поводу французского вторжения в Даппскую долину и протеста Швейцарии против этого нарушения неприкосновенности ее территории[200]. Оракул из Принтинг-хаус-сквер вспоминает, как во времена ожесточеннейшей борьбы между английскими фабрикантами и земельными собственниками подговаривали маленьких детей, работавших на фабриках, бросать иголки в наиболее тонкие части машин, чтобы таким образом нарушить работу всего могучего механизма. Машины — это Европа, маленькое дитя — это Швейцария, а иголка, которую она бросает в спокойно работающий автомат, — это вторжение Луи Бонапарта на ее территорию, или, вернее, поднятый Швейцарией крик по поводу этого вторжения. Таким образом, иголка внезапно превращается в крик от укола иголкой, а сама аналогия — в глупую шутку с читателем, который ждет аналогии. «Times» забавляется далее своим собственным открытием, что Даппская долина — это одна-единственная деревня по имени Крессоньер. Свою краткую статью газета заканчивает положением, находящимся в полном противоречии с началом статьи. Зачем, — восклицает газета, — подымать большой шум из-за этого бесконечно малого швейцарского пустяка, если ближайшей же весной Европа будет со всех сторон объята пламенем? Не забудьте, что Европа только что признавалась исправным механизмом. Вся статья кажется полной бессмыслицей, и все же в ней есть свой смысл. Она означает, что Пальмерстон предоставил своему союзнику по ту сторону Ла-Манша carte blanche [свободу действий. Ред.] по отношению к Швейцарии. Объяснение всему этому мы найдем в сухом сообщении «Moniteur», что Англия, Франция и Испания 31 октября заключили конвенцию о совместной интервенции в Мексике[201]. Насколько далеко отстоят друг от друга кантон Ваадт и Веракрус, настолько же тесно соприкасаются статья «Times» о Даппской долине и сообщение «Moniteur» о Мексике.

Вполне вероятно, что интервенцию в Мексике Луи Бонапарт считает одним из тех возможных предприятий, которые он все время держит наготове, чтобы развлечь французский народ. Несомненно, что Испания, которой совсем вскружили голову ее дешевые успехи в Марокко и Сан-Доминго[202], мечтает о восстановлении своего господства в Мексике. Но не подлежит сомнению, что французский план еще не созрел окончательно и что обе державы — Франция и Испания — вовсе не желали вести крестовый поход против Мексики под английским верховным командованием.

Газета «Morning Post»[203], собственный Moniteur [официальный вестник. Ред.] Пальмерстона, сообщила 24 сентября подробности договора, который будто бы заключили между собой Англия, Франция и Испания в целях совместной интервенции в Мексике. Днем позже «Patrie»[204] выступила с заявлением, в котором отрицалось существование подобного договора. 27 сентября «Times» опровергла сообщение «Patrie», не ссылаясь, однако, на нее. Согласно статье «Times», лорд Рассел сообщил французскому правительству решение Англии относительно интервенции, на что г-н Тувенель ответил, что император французов принял такое же решение. Теперь очередь была за Испанией. Испанское правительство заявило в полуофициальном органе, что оно имеет в виду интервенцию в Мексике, но никоим образом не совместно с Англией. Опровержения посыпались дождем. «Times» категорически заявила, что «на экспедицию получено полное согласие американского президента». Но едва это сообщение появилось по ту сторону Атлантического океана, как все американские правительственные газеты заклеймили его как ложь, утверждая, что президент Линкольн не выступит против Мексики, а поддержит ее. Из всего этого видно, что план интервенции в его теперешнем виде возник в сент-джемсском кабинете[205].

Не менее загадочными и противоречивыми, чем объяснения по поводу происхождения конвенции, были объяснения относительно ее целей. Один орган Пальмерстона — «Morning Post» — возвестил, что Мексика не является организованным государством с устойчивым правительством, а представляет собой просто разбойничье гнездо. Как с таковым с ней и следует обращаться. Экспедиция преследует якобы только одну цель — удовлетворение английских, французских и испанских держателей мексиканских государственных бумаг. Для этого объединенные военные силы займут главные порты Мексики, будут взимать на ее побережье ввозные и вывозные пошлины и сохранят за собой эту «материальную гарантию» до тех пор, пока не будут удовлетворены все долговые претензии.

Другой орган Пальмерстона — газета «Times» — наоборот, заявила, что в результате долгого опыта Англия «закалилась против грабежей со стороны обанкротившейся Мексики». Дело идет не о частных интересах кредиторов; «Times» выражает надежду, что «одно лишь присутствие соединенной эскадры в Мексиканском заливе и оккупация некоторых портов побудят мексиканское правительство приложить новые усилия для поддержания внутреннего мира и заставят недовольных придерживаться более конституционной формы оппозиции, чем разбой».

Итак, согласно этому заявлению, экспедиция предпринимается для поддержки официального правительства Мексики. Но вместе с тем «Times» намекает, что «столица Мексики обладает достаточно здоровым климатом на тот случай, если окажется необходимым продвинуться столь далеко».

Оригинальнейший способ укрепления того или иного правительства состоит, бесспорно, в насильственном секвестре его доходов и захвате его территории. С другой стороны, прямая оккупация портов и взимание в них пошлин побудили бы мексиканское правительство лишь к перенесению таможенной линии дальше от берега. При этом ввозные пошлины на иностранные товары и вывозные пошлины на американские товары удвоились бы, и интервенция действительно удовлетворила бы претензии европейских кредиторов, наложив контрибуцию на европейско-мексиканскую торговлю. Мексиканское правительство может стать платежеспособным, только укрепившись внутри страны, а внутри страны оно может укрепиться лишь в том случае, если будут уважать его независимость вовне.

Если открыто признанные цели экспедиции столь противоречат друг другу, то еще более противоречивыми являются средства, предлагаемые для достижения этих целей. Сами английские правительственные органы признают, что если путем односторонней интервенции Франции, либо Англии или Испании можно достигнуть хоть чего-нибудь, то совместная интервенция этих держав исключает всякую возможность успеха.

Вспомним, что мексиканская либеральная партия, возглавляемая Хуаресом, официальным президентом республики, в настоящее время господствует почти на всей территории страны; что католическая партия, предводительствуемая генералом Маркесом, терпела поражение за поражением и что организованные ею разбойничьи банды отброшены в горные районы Керетаро и вынуждены заключить союз с тамошним индейским вождем Мехиа. Последней надеждой католической партии была испанская интервенция.

«Единственный пункт», — говорит «Times», — «по которому могут возникнуть разногласия между нами и нашими союзниками, касается правительства республики. Англия хотела бы оставить бразды правления в руках либеральной партии… между тем как Францию и Испанию можно заподозрить в пристрастии к недавно свергнутому правительству клерикалов. Было бы странно, если бы Франция как в Старом, так и в Новом свете превратилась в покровительницу священников и бандитов. Подобно тому как в Италии сторонники Франциска II снаряжаются Римом для того, чтобы вносить анархию в управление Неаполем, так и в Мексике большие дороги и даже улицы столицы подвергаются нападениям разбойников, которых клерикальная партия открыто признает своими друзьями».

Именно поэтому Англия и укрепляет либеральное правительство, предпринимая против него крестовый поход совместно с Францией и Испанией, и старается подавить анархию, посылая находящейся при последнем издыхании клерикальной партии новые подкрепления из Европы!

Побережье Мексики, где обычно свирепствует лихорадка, за исключением короткого зимнего периода, может быть удержано лишь в том случае, если будет завоевана сама страна. Но третий английский правительственный орган — «Economist» — объявляет завоевание Мексики невозможным.

«Если», — говорит он, — «мы попробуем навязать этой стране вместе с английской армией английского принца, то этим мы вызовем сильнейший гнев со стороны Соединенных Штатов. Соперничество Франции сделало бы такое завоевание невозможным, а английский парламент почти единогласно отклонил бы подобное предложение сразу же после его внесения. Со своей стороны, Англия не может доверить Франции управление Мексикой. Об Испании же не может быть и речи».

Итак, вся экспедиция представляет собой мистификацию, разгадку которой дает «Patrie» в следующих словах:

«Конвенция признает необходимым водворение в Мексике сильного правительства, которое могло бы поддерживать там спокойствие и порядок».

Речь идет попросту о том, чтобы, образовав новый Священный союз, применить к американским государствам тот же самый принцип, согласно которому Священный союз считал себя призванным вмешиваться во внутренние дела правительств европейских стран. Первый план такого рода был разработан Шатобрианом для испанских и французских Бурбонов во времена Реставрации[206]. Он потерпел крушение благодаря Каннингу и Монро, президенту Соединенных Штатов, который решительно отвергал всякое европейское вмешательство во внутренние дела американских государств. С тех пор американский Союз всегда рассматривал доктрину Монро[207] как международный закон. Но нынешняя гражданская война создала удобную ситуацию, дающую возможность европейским монархиям создать прецедент интервенции, опираясь на который можно действовать и в дальнейшем. В этом и заключается подлинная цель англо-франко-испанской интервенции. Ее ближайшим результатом может быть и неизбежно будет только восстановление в Мексике уже начавшей было затихать анархии.

Помимо всех общих соображений международно-правового характера, событие это имеет для Европы весьма большое значение, так как Англия купила сотрудничество Луи Бонапарта в мексиканской экспедиции ценой уступок в области континентальной политики.

Написано К. Марксом 7 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 311, 12 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

К. МАРКС. ИНТЕРВЕНЦИЯ В МЕКСИКЕ.

Лондон, 8 ноября 1861 г.

Замышляемая Англией, Францией и Испанией интервенция в Мексике является, по моему мнению, одним из самых чудовищных предприятий, когда-либо занесенных в летописи международной истории. Это — чисто пальмерстоновская затея, поражающая непосвященного безрассудством цели и непригодностью применяемых средств, что кажется несовместимым с общеизвестной ловкостью старого интригана.

Вполне вероятно, что мексиканская экспедиция является одним из многочисленных предприятий, которые Луи Бонапарт вынужден постоянно держать наготове для развлечения французской публики. Бесспорно, что Испании, политики которой никогда не отличались особой выдержкой, совсем вскружили голову ее недавние дешевые успехи в Марокко и Сан-Доминго, и она мечтает о восстановлении своего господства в Мексике. Но не подлежит сомнению, что французский план еще далеко не созрел и что как Франция, так и Испания всячески противились совместной экспедиции в Мексику под английским руководством.

24 сентября собственный Moniteur [официальный вестник. Ред.] Пальмерстона, лондонская газета «Morning Post», первая сообщила подробности плана совместной интервенции согласно пунктам договора, который, как сообщала газета, только что заключен между Англией, Францией и Испанией. Едва это сообщение пересекло Ла-Манш, как французское правительство на столбцах парижской «Patrie» объявило его прямой ложью. 27 сентября лондонская газета «Times», национальный орган Пальмерстона, в передовой статье впервые высказалась по поводу плана и опровергла «Patrie», не ссылаясь, однако, на нее. «Times» даже утверждала, что граф Рассел сообщил французскому правительству решение Англии принять участие в интервенции в Мексике, а г-н де Тувенель ответил, что император французов пришел к такому же решению. Очередь была за Испанией. Одна полуофициальная мадридская газета, подтверждая намерение Испании вмешаться в дела Мексики, отвергала в то же самое время идею общей интервенции совместно с Англией. Dementis [Опровержения. Ред.] все еще продолжали сыпаться одно за другим. «Times» категорически заявила, что «на экспедицию получено полное согласие американского президента». С тех пор все американские газеты, касаясь данной статьи «Times», опровергают это утверждение.

Таким образом, очевидно, и это было прямо признано «Times», что совместная интервенция в ее настоящей форме есть английская, то есть пальмерстоновская, затея. Испания была вынуждена присоединиться под давлением Франции, а Франция была привлечена путем уступок, сделанных ей в области европейской политики. В этом отношении является знаменательным совпадением, что «Times» в том самом номере от 6 ноября, в котором возвещается о заключении в Париже соглашения о совместной интервенции в Мексике, одновременно опубликовала передовую статью, в которой пренебрежительно и с высокомерным презрением высказалась по поводу протеста Швейцарии против недавнего вторжения на ее территорию, а именно вторжения французских войск в Даппскую долину. В уплату за участие в мексиканской экспедиции Луи Бонапарт получил carte blanche [свободу действий. Ред.] в замышляемых им захватах в Швейцарии, а возможно, и в других частях европейского континента. Переговоры по этим вопросам между Англией и Францией продолжались беспрерывно в течение сентября и октября.

В Англии никто не желает интервенции в Мексике, кроме держателей мексиканских бумаг, которые, однако, никогда не могли похвастать своим влиянием на общественное мнение нации. Поэтому было трудно сообщить публике о пальмерстоновском плане. Наилучшим средством для этого было сбить с толку британского слона противоречивыми утверждениями, исходящими из одной и той же лаборатории, составленными по тем же самым материалам и отличающимися лишь дозами, в которых они преподносились этому животному.

«Morning Post» в номере от 24 сентября провозгласила, что «никакой территориальной войны в Мексике» не будет, что единственным спорным пунктом являются финансовые претензии к мексиканскому казначейству, что «с Мексикой нельзя иметь дело как с организованным и прочным государством» и что поэтому «главные мексиканские порты временно будут оккупированы, а на их таможенные доходы будет наложен секвестр».

«Times» от 27 сентября, наоборот, заявила, что «долгим опытом мы закалили себя против нечестности, бесстыдства, узаконенного и непоправимого грабежа наших соотечественников в результате банкротства этой страны» и что, следовательно, «частный грабеж английских кредиторов», как это заявляла «Morning Post», не лежит на самом деле в основе интервенции. Замечая en passant [между прочим. Ред.], что «столица Мексики обладает достаточно здоровым климатом, на тот случай, если окажется необходимым продвинуться так далеко», «Times», однако, выражала надежду, что «одно лишь присутствие соединенной эскадры в Мексиканском заливе и оккупация некоторых портов побудят мексиканское правительство приложить новые усилия для поддержания мира и заставят недовольных придерживаться более конституционной формы оппозиции, чем разбой».

Если, далее, согласно «Morning Post», экспедиция была предпринята потому, что «в Мексике не существует никакого правительства», то, согласно «Times», целью экспедиции было ободрение и поддержка существующего мексиканского правительства. Безусловно, самым странным способом, когда-либо употреблявшимся для укрепления правительства, является захват его территории и секвестр его доходов.

После того как «Times» и «Morning Post» выступили с намеком, Джон Буль перешел в распоряжение второстепенных правительственных оракулов, систематически и в том же противоречивом духе обрабатывавших его в течение четырех недель, до тех пор, пока, наконец, общественное мнение достаточно свыклось с идеей совместной интервенции в Мексике, хотя его и держали намеренно в неведении относительно цели и задач этой последней. Наконец, переговоры с Францией закончились. «Moniteur» возвестил, что конвенция между тремя державами, предпринимающими интервенцию, была заключена 31 октября, a «Journal des Debats»[208], один из владельцев которого назначен командиром одного из кораблей французской эскадры, возвестил миру, что постоянного территориального завоевания не предвидится, что будут захвачены Веракрус и другие пункты на побережье, причем принято решение, что, в случае несогласия законных властей удовлетворить требования интервентов, будет предпринято наступление на столицу и что, кроме того, в республику должно быть импортировано сильное правительство.

Газета «Times», которая со времени своего первого сообщения от 27 сентября, казалось, забыла о самом существовании Мексики, теперь должна была вновь выступить. Тот, кто не знает о связи «Times» с Пальмерстоном и не знаком с ее первоначальной статьей о пальмерстоновском плане, сочтет сегодняшнюю статью «Times» самой резкой и безжалостной сатирой на всю авантюру. Она начинается с заявления, что «экспедиция представляет собой весьма удивительное явление» (далее газета называет ее курьезным явлением).

«Три государства объединяются с целью заставить хорошо вести себя четвертое, не столько посредством войны, сколько путем авторитетного вмешательства в целях установления порядка».

Авторитетное вмешательство в целях установления порядка! Это буквально язык Священного союза, и он действительно удивительно звучит в устах Англии, которая гордится своим принципом невмешательства! Но почему же «метод ведения и объявления войны и все прочие заповеди международного права» заменены «авторитетным вмешательством в целях установления порядка?» Потому, — говорит «Times», — что «в Мексике не существует никакого правительства». А какова признанная цель экспедиции? «Предъявить требования законному правительству в Мексике».

Единственные претензии, которые могут быть выставлены державами-интервентами, единственные предлоги, которые могли бы придать малейшую тень оправдания их враждебным действиям, — нетрудно резюмировать. Это денежные претензии кредиторов и ряд личных оскорблений, нанесенных, как сообщают, подданным Англии, Франции и Испании. Это те самые основания для интервенции, которые первоначально были выдвинуты «Morning Post», а недавно были официально подтверждены лордом Джоном Расселом в его интервью представителям мексиканских кредиторов в Англии. В сегодняшнем номере «Times» заявляет:

«Англия, Франция и Испания согласились на экспедицию, чтобы принудить Мексику к выполнению своих определенных обязательств и чтобы защитить подданных соответствующих корон».

Однако далее в статье «Times» меняет направление и восклицает:

«… Нам несомненно удастся получить, по крайней мере, признание наших денежных претензий; фактически один британский фрегат в любое время мог бы получить такое удовлетворение. Мы можем также надеяться, что наиболее скандальные насилия, имевшие место, будут искуплены немедленными и более существенными возмещениями, но ясно, что для того, чтобы осуществить только это, нам вовсе нет нужды прибегать к таким крайностям, какие теперь предлагают».

Итак, «Times» с таким многословием признает, что выставленные первоначально причины экспедиции являются пустыми предлогами, что для достижения удовлетворения нет никакой нужды в мероприятиях, подобных тем, которые предприняты в настоящее время, и что в действительности «признание денежных претензий и защита европейских подданных» не имеют ничего общего с нынешней объединенной интервенцией в Мексике. В чем же заключается ее подлинная цель и задача?

Прежде чем углубляться в дальнейшие разъяснения «Times», мы en passant укажем на некоторые другие «курьезы», которых «Times» старательно избегает касаться. Прежде всего действительно «курьезно» видеть, как Испания — именно Испания — превращается в участника крестового похода за святость обязательств по внешним долгам! «Courrier du dimanche»[209] в номере за прошлое воскресенье уже требует от французского правительства, чтобы оно воспользовалось удобным случаем и принудило Испанию «к выполнению ее вечно откладываемых давних обязательств по отношению к французским кредиторам».

Вторым, еще большим «курьезом», является то, что тот самый Пальмерстон, который, согласно недавнему заявлению лорда Джона Рассела, собирается вторгнуться в Мексику, чтобы заставить ее правительство заплатить английским кредиторам, — этот самый Пальмерстон добровольно и вопреки мексиканскому правительству пожертвовал договорными правами Англии и ипотекой, которую гарантировала Мексика своим английским кредиторам.

По договору, заключенному с Англией в 1826 г., Мексика обязывалась не допускать установления рабства на какой-либо из составлявших тогда ее владения территорий. По другой статье того же договора она предоставляла Англии в обеспечение полученных от британских капиталистов займов ипотеку в виде 45000000 акров общественных земель в Техасе. Именно Пальмерстон, десять или двенадцать лет спустя, вмешался в качестве посредника на стороне Техаса против Мексики. В договоре, заключенном им тогда с Техасом, он жертвовал не только делом борьбы против рабства, но также и ипотекой на государственные земли, лишая таким образом английских кредиторов их гарантий. Мексиканское правительство тогда протестовало, но тем временем государственный секретарь Джон К. Калхун позволил себе шутку: он информировал сент-джемсский кабинет, что его желание «быть свидетелем ликвидации рабства в Техасе» было бы наилучшим образом достигнуто путем присоединения Техаса к Соединенным Штатам. Фактически английские кредиторы потеряли всякое право предъявлять претензии Мексике в результате добровольного отказа Пальмерстона от ипотеки, гарантированной кредиторам договором 1826 года.

Но поскольку лондонская «Times» признает, что настоящая интервенция не имеет никакого отношения к денежным претензиям или личным оскорблениям, какова же, наконец, ее подлинная или мнимая цель?

«Авторитетное вмешательство в целях установления порядка». Англия, Франция и Испания замышляют новый Священный союз и образовали вооруженный ареопаг для восстановления порядка во всем мире. «Мексика, — пишет «Times», — должна быть спасена от анархии и поставлена на путь самоуправления и мира». Интервенты там «должны установить сильное и устойчивое правительство», причем это правительство должно быть составлено из членов «какой-либо мексиканской партии».

Но неужели кто-либо воображает, что Пальмерстон и его глашатай «Times» действительно рассматривают объединенную интервенцию как средство осуществления провозглашенной цели, — именно: прекращения анархии и установления в Мексике сильного и устойчивого правительства? Столь далекая от того, чтобы придерживаться подобного химерического кредо, газета «Times» в своей первой передовой статье от 27 сентября прямо пишет:

«Единственный пункт, по которому могут возникнуть разногласия между нами и нашими союзниками, касается правительства республики. Англия хотела бы оставить бразды правления в руках либеральной партии, которая теперь находится у власти, в то время как Францию и Испанию можно заподозрить в пристрастии к недавно свергнутому правительству клерикалов… Было бы действительно странно, если бы Франция как в Старом, так и в Новом свете превратилась в покровительницу священников и бандитов».

В сегодняшней передовой «Times» продолжает рассуждать в том же духе и резюмирует свои сомнения в следующей фразе:

««Трудно предположить, чтобы все державы, участвующие в интервенции, согласились на оказание абсолютного предпочтения той или другой из двух партий, между которыми поделена теперь Мексика, и равным образом, трудно сообразить, что будет найден практический компромисс между столь решительными врагами».

Итак, Пальмерстон и «Times» вполне осведомлены, что «в Мексике существует правительство»; что «либеральная партия», которой официально покровительствует Англия, «находится у власти», а «власть клерикалов низвергнута»; что испанская интервенция была последней отчаянной надеждой священников и бандитов; что, наконец, анархия в Мексике прекращается. Следовательно, им известно также, что объединенная интервенция, открыто признанной целью которой является не что иное, как спасение Мексики от анархии, будет иметь совершенно противоположные результаты; она ослабит конституционное правительство, укрепит при помощи французских и испанских штыков партию духовенства, заставит вновь разгореться пламя гражданской войны и, вместо прекращения, восстановит анархию в полном расцвете.

Заключение, которое делает сама «Times», исходя из этих предпосылок, действительно «удивительно» и «курьезно».

«Хотя», — пишет газета, — «соображения эти и заставляют нас взирать с беспокойством на результаты экспедиции, они не говорят против целесообразности самой экспедиции».

Итак, тот факт, что экспедиция противоречит своей собственной открыто признанной цели, не означает, что сама экспедиция нецелесообразна. Итак, средство не является нецелесообразным, если оно препятствует достижению этой цели.

Но я еще не сказал о самом большом «курьезе», на который намекала «Times».

«Если», — пишет газета, — «президент Линкольн примет предусматриваемое конвенцией приглашение участвовать в предстоящих операциях, дело приобретет еще более курьезный характер».

Действительно, было бы верхом «курьеза», если бы Соединенные Штаты, находящиеся в дружбе с Мексикой, объединились с европейскими торговцами порядком и своим участием во всех их актах санкционировали вмешательство европейского вооруженного ареопага во внутренние дела американских государств. Первый проект такого пересаживания Священного союза по ту сторону Атлантического океана был составлен Шатобрианом для французских и испанских Бурбонов в эпоху Реставрации. Эта попытка потерпела провал, благодаря английскому министру г-ну Каннингу и американскому президенту г-ну Монро. Пальмерстону казалось, что происходящие в Соединенных Штатах события создают благоприятный момент, чтобы выдвинуть старый проект в видоизмененной форме. Так как Соединенные Штаты в настоящее время не должны позволять, чтобы внешние осложнения препятствовали их войне за Союз, то все, что они могут делать, — это протестовать. Их лучшие благожелатели в Европе надеются, что они будут протестовать и, таким образом, перед лицом всего мира решительно отвергнут всякую сопричастность к одному из самых подлых планов.

Эта военная экспедиция Пальмерстона, осуществляемая в союзе с двумя другими европейскими державами, началась во время перерыва в заседаниях парламента, без санкции и против воли британского парламента. Первой войной Пальмерстона, предпринятой помимо парламента, была афганская война, смягченная и оправданная подложными документами[210]. Другой такой войной была его персидская война 1856–1857 годов[211]. Он защищал ее под тем предлогом, что «принцип предварительной санкции палатой не применяется к войнам в Азии». Оказывается, этот принцип не применяется и к войнам в Америке. С утратой контроля над внешними войнами парламент потеряет всякий контроль над национальным казначейством, и парламентарное правление превратится в сущий фарс.

Написано К. Марксом 8 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6440, 23 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. МОСЬЕ ФУЛЬД[212]

Париж, 16 ноября.

Для ценителей комедийного жанра, известного под названием «высокая политика», французский «Moniteur» от 14 ноября послужит источником огромного наслаждения. Как в старой классической драме, героев опутывает незримая всемогущая судьба, которая на этот раз приняла образ дефицита в миллиард франков. Как в старой драме, диалог ведется лишь между двумя персонажами: Эдипом-Бонапартом и Тиресием-Фульдом. Но трагедия превращается в комедию, так как Тиресий говорит лишь то, что Эдип нашептал ему заранее.

Умение снова и снова выводить на сцену старых, уже отыгравших свои роли personae dramatis [действующих лиц. Ред.] в качестве блистающих новизной героев относится к наиболее характерным трюкам бонапартистской комедии. Сначала Бийо заменяет Персиньи, затем Персиньи заменяет Бийо! То же самое происходит и в бонапартистской прессе. Грангийо, Кассаньяк, Лимерак без конца перебрасываются то в «Constitutionnel», то в «Pays», то в «Patrie». Господина Верона, этого «bourgeois de Paris»[213], сменяет во главе газеты «Constitutionnel» Сезена, Сезена — Кюшваль, Кюшваля — Кассаньяк, Кассаньяка — Рене, Рене— Грангийо, а через шесть лет Верон снова занимает свое старое место в качестве совершенно нового персонажа.

Так и при конституционной системе Тьер обрел прелесть новизны, как только получил отставку Гизо, а Моле оказался новинкой, едва лишь получил отставку Тьер, после чего круговорот повторился. Однако эти различные деятели представляли различные партии и устремления. Если они вытесняли друг друга, чтобы следовать друг за другом, и следовали друг за другом, чтобы снова вытеснять друг друга, то эта карусель являлась отражением изменений в соотношении сил тех партий, которые вообще составляли pays legal [круг лиц, пользовавшихся избирательным правом. Ред.] при Луи-Филиппе. Но Бийо или Персиньи, Валевский или Тувенель, Ларокет или Фульд, Грангийо или Лимерак? Тут получается то, что англичане называют «a distinction without a difference» (отличие при отсутствии всякого различия). Все эти лица представляют одно и то же, а именно — coup d'etat [государственный переворот. Ред.]. Они не представляют различные интересы и партии народа. Они представляют лишь различные черты облика императора. Они — лишь различные маски, под которыми скрывается одно и то же лицо.

Газета «Times», питающая слабость к сравнениям, сравнивает Луи Бонапарта с Людовиком XVI, а Фульда с Тюрго. Фульд и Тюрго! Сравнивать их — это приблизительно то же, что сравнивать г-на Вайяна с Карно на том лишь основании, что оба восседали в военном министерстве. Тюрго был главой новой экономической школы восемнадцатого века, школы физиократов[214]. Он был одним из интеллектуальных героев, свергнувших старый режим, в то время как Людовик XVI был олицетворением этого старого режима. А кто такой Фульд?

Фульда, члена династической оппозиции[215] при Луи-Филиппе, несмотря на самые настойчивые домогательства, принципиально отвергали всякий раз, когда династической оппозиции представлялась возможность выдвинуть министра финансов. Фульд слывет «financier dan-gereux» [ «роковым финансистом». Ред.], и ряд его неудачных финансовых операций оправдывает эту кличку. Достаточно было ему выступить в защиту какого-нибудь предложения, чтобы палаты провалили его. Но вот пришло к власти временное правительство. Не успели его провозгласить, как Фульд пробился к Ледрю-Роллену, предложил свои услуги в качестве министра финансов и… посоветовал объявить государственное банкротство. Его домогательства потерпели крушение, и отвергнутый любовник написал в отместку памфлет «Pas d'assignats!»[216]. Наконец, в лице Луи Бонапарта Фульд нашел человека, в достаточной мере безрассудного для того, чтобы доверить г-ну Фульду французскую государственную казну.

Фульд был тесно связан с маневрами, обеспечившими 10 декабря 1848 года победу «племянника» [Луи Бонапарта. Ред.] на президентских выборах. Фульд был весьма деятельным другом и подготовил государственный переворот в финансовом отношении. Второе декабря 1851 года было не только победой Луи Бонапарта, но и победой Фульда. Фульд стал всемогущим. Фульд сделался государственным министром. Фульд получил возможность возводить в ранг государственных дел даже свои menus plaisirs [прихоти. Ред.]. Наряду с диктатурой в области финансов он установил свою диктатуру над театрами. Как и другие пресловутые герои из мира haute finance [финансовой аристократии. Ред.], Фульд совмещает страсть к доллару со страстью к героиням кулис. Фульд стал султаном кулис. Фульд, наряду с Перейра, является изобретателем финансовой системы Империи. Он несет прямую ответственность за девять десятых нынешнего дефицита. Наконец, в 1860 г. великий Фульд ушел от государственных дел, чтобы в 1861 г. снова выйти на сцену в императорской финансовой комедии в качестве «a new man» («совершенно нового лица»). Фульд снова появляется в роли Тюрго, Фульд играет роль маркиза Позы! Applaudite, amici! [Аплодируйте, друзья! Ред.]

Написано К. Марксом 15 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 318, 19 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

На русском языке публикуется впервые.

К. МАРКС. ФИНАНСОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ФРАНЦИИ.

Газета «Times», которая сначала умеренно хвалила императорский coup d'eclat [доблестный подвиг. Ред.], а затем превозносила его до небес, делает сегодня внезапный поворот от панегириков к критике. То, как выполняется этот маневр, характеризует Левиафана английской прессы:

«Мы предоставляем другим воздавать цезарю хвалу за признание, что он представляет собой ограниченное, а не непогрешимое существо, и за то, что, господствуя над страной, бесспорно, лишь силой меча, он не претендует на правление в силу божественного права. Нам же следует спросить о результатах, достигнутых за десять лет императорского правления в области финансов. Результаты эти несравненно важнее, чем фразы, которыми они выражены… Исполнительная власть делала все, что ей было угодно; министры были ответственны только перед императором; состояние финансов держалось в строгой тайне от общества и от палат. Процедура ежегодного вотирования бюджета была не преградой, а маской, не защитой, а обманом. Итак, чего же достиг французский народ, предоставив свои свободы и свое достояние в распоряжение одного-единственного человека?.. Сам господин Фульд признает, что чрезвычайные кредиты, предоставленные с 1851 по 1861 г., достигли 2800000000 франков и что дефицит нынешнего года составляет не менее 1 миллиарда франков…

Мы не знаем, каким образом добывались эти суммы. Во всяком случае, не путем налогового обложения. Нам говорят, что израсходованы 4 миллиона, уплаченные Французским банком за возобновление своих привилегий; 51/2 миллионов заимствованы из дотационного фонда армии, и в обращение пущены всевозможные кредитные бумаги. Что касается положения дел в данный момент, то наш парижский корреспондент уверяет, будто государственное казначейство не имеет достаточно денег для предстоящей в следующем месяце выплаты полугодовых дивидендов. В таком плачевном и постыдном положении оказались французские финансы после десяти лет блестящего и преуспевающего императорского правления, и только теперь, в момент, когда французское правительство оказалось не в состоянии выполнять свои текущие обязательства, оно проявляет до некоторой степени доверие к нации и приоткрывает ей небольшую частицу той действительности, которая скрывалась за пышной фантасмагорией столь часто превозносимого финансового процветания. Более того, именно в этот момент «Revue des deux Mondes» привлекается к судебной ответственности за публикацию некоторых сведений относительно финансового положения Франции, недостатком которых является разве лишь то, что они выдержаны в чрезмерно розовых тонах».

«Times» спрашивает далее о причинах этого крушения. За десять лет существования Империи экспортная торговля Франции возросла более чем в два раза. Вместе с промышленностью развивалось сельское хозяйство, а одновременно росла и железнодорожная сеть. Кредитная система, делавшая до 1848 г. лишь свои первые шаги, получила бурное и всестороннее развитие. Все это происходило не по велению императора, а благодаря переворотам на мировом рынке, происшедшим после открытия золота в Калифорнии и Австралии. Но почему же произошла катастрофа?

«Times» упоминает о чрезвычайных расходах на армию и флот, являющихся естественным результатом стремления Луи Бонапарта играть в Европе роль Наполеона. Газета упоминает о войнах и, наконец, о колоссальных расходах на общественные работы, которые должны были дать занятие предпринимателям и пролетариям и поддерживать у них хорошее настроение-

«Но», — продолжает «Times», — «всего этого недостаточно для объяснения столь страшного дефицита, самого большого в летописях истории… К агрессивным вооружениям в армии и флоте, к общественным работам и непредвиденным войнам присоединилась позорная и всеобщая система грабежа. — На Империю и ее приверженцев падал золотой дождь. Огромные состояния, приобретенные внезапно и каким-то загадочным образом, вызывали скандальные толки и удивление до тех пор, пока скандальные толки не затихли, а изумление не ослабло вследствие частого повторения и даже всеобщего характера этого явления. Современная Франция дала нам ключ к тем местам из сатир Ювенала, где внезапно приобретенное богатство рассматривается как преступление против народа. Роскошные жилища, великолепные экипажи, чрезмерная расточительность людей, которые до coup d'etat [государственного переворота. Ред.] влачили, как это всем известно, голодное существование, — у всех на устах. Двор устанавливал свой бюджет с почти невероятной расточительностью. Новые дворцы возникали как по мановению волшебного жезла, и блеск ancien regime [старого порядка. Ред.] был превзойден. Безумная расточительность не знала никаких границ, кроме наличности государственной казны и государственного кредита. Первой уже более не существует, второй исчерпан. Вот что принесли Франции десять лет императорского правления».

Важнейшим для Европы вопросом является, несомненно, вопрос о том, может ли превратиться финансовая система Империи в конституционную финансовую систему, на что как будто подает надежды переписка между Луи Бонапартом и Фульдом? В данном случае дело идет не о мимолетных намерениях отдельных лиц. Дело идет об экономических условиях существования реставрированной Империи. Мошенническая система финансов могла бы превратиться в обычную финансовую систему только путем устранения коррупции как всеобщего средства управления, путем сокращения численности армии и флота до уровня мирного времени и, следовательно, путем отказа нынешнего режима от подражания Наполеону, наконец, путем полного отречения от проводившегося до сих пор плана, который заключался в том, чтобы привязать к существующему правительству некоторую часть буржуазии и городского пролетариата посредством развертывания большого строительства за государственный счет, а также других общественных работ. Но разве выполнение этих условий не означало бы: «Et propter vitam vivendi perdere causas»! [ «И ради жизни сгубить источники жизни» (Ювенал. «Сатиры»). Ред.] В самом деле, разве под маркой наполеоновской фирмы может быть восстановлена скромная система Луи-Филиппа? Это так же невозможно, как и учреждение Июльской монархии под сенью drapeau blanc[217].

Поэтому мы с самого начала называли coup d'eclat 14 ноября комедией [См. настоящий том, стр. 383–385. Ред.] и ни одной минуты не сомневались, что эта комедия преследует лишь две цели: справиться с затруднениями данного момента и благополучно пережить зиму. Если обе эти цели будут достигнуты, то весной раздастся гром военных литавр и будет сделана попытка устроить так, чтобы на этот раз война сама окупила связанные с ней расходы. Не следует забывать, что до сих пор — и это было неизбежным следствием всего лишь игры в наполеонизм — Франция декабрьского переворота покупала всю свою славу за счет французского же государственного кошелька.

Английская пресса после недолгих колебаний пришла к тем же самым выводам относительно серьезности обещаний, данных 14 ноября, и возможности их исполнения.

Так, «Times» заявляет в сегодняшнем номере, в цитированной выше передовой статье:

«Император отказывается от пользования чрезвычайными кредитами. Такое проявление самоотверженной добродетели обычно предшествует новому французскому займу, но редко переживает его».

А в биржевом разделе той же газеты говорится:

«Весьма сомнительно, чтобы вызванная финансовым кризисом внезапная финансовая непогрешимость долго просуществовала после того, как пароксизм кончится, государственная касса снова наполнится и новый заем будет обеспечен… Говорят, что общественное мнение заставит императора осуществить программу Фульда вопреки своей собственной воле. Но не правильнее ли будет сказать, что каждый готов предаться этому самообману, в то время как поставщики армии и флота и спекулянты твердо рассчитывают на то, что весной, после преодоления грозящей сейчас опасности, «Moniteun» найдет достаточно веские основания — например, «изменившееся положение Европы», или необходимость что-то исправить, или опасность, где-то грозящая чести Франции, или интересы католической веры, или интересы свободы и цивилизации человечества, — чтобы возвратиться к прежней финансовой системе, от которой вообще нельзя отказаться на длительное время в стране, где господствует военная диктатура и где не существует общепризнанного и нерушимого конституционного права?».

В таком же духе высказывается и «Economist». Свои рассуждения он заканчивает словами:

«Несмотря на декрет, политический риск всегда будет оставаться руководящим принципом для человека, который нисколько не сомневается в том, что малейший промах может привести к окончательной гибели его династии».

До сих пор Луи Бонапарт подвергал Европу только опасностям, потому что ему самому во Франции постоянно грозила опасность. Можно ли думать, что опасность, создаваемая им для Европы, будет уменьшаться по мере того, как во Франции будет расти опасность, угрожающая ему самому? Это произойдет лишь в том случае, если внутренняя опасность успеет созреть настолько, что приведет к взрыву.

Написано К. Марксом 18 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 322, 23 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

К. МАРКС. ОТСТРАНЕНИЕ ФРИМОНТА.

Отстранение Фримонта от должности главнокомандующего армией в Миссури представляет собой узловой пункт в истории развития Гражданской войны в Америке. Фримонту приходится искупать два больших греха. Он был первым кандидатом республиканской партии на должность президента (1856 г.), и он же — первый генерал Севера, который пригрозил рабовладельцам освобождением рабов (30 августа 1861 г.)[218]. Таким образом, он остается конкурентом для будущих кандидатов в президенты и помехой для нынешних сторонников компромисса.

За последние два десятилетия в Соединенных Штатах выработалась своеобразная практика — не выбирать в президенты людей, которые занимали видное положение в своей партии. Правда, имена таких людей используются для предвыборных демонстраций, но как только наступает решающий момент, от них отказываются и заменяют неизвестными посредственностями, пользующимися влиянием лишь в местном масштабе. Таким путем стали президентами Полк, Пирс, Бьюкенен и другие. Таким же образом был избран и А. Линкольн. Генерал Эндрью Джэксон является последним президентом Соединенных Штатов, который обязан избранием своему личному значению, в то время как все его преемники, наоборот, обязаны этим своей личной незначительности.

На выборах 1860 г. наиболее выдающимися именами республиканской партии были Фримонт и Сьюард. Известный своими действиями во время мексиканской войны[219], смелым исследованием Калифорнии и кандидатурой на выборах 1856 г., Фримонт был слишком заметной фигурой, чтобы его хотя бы приняли во внимание, когда дело шло уже не о демонстрации, а об успехе республиканской партии. Поэтому он не выступил в качестве кандидата. Иное дело Сьюард, республиканский сенатор конгресса в Вашингтоне, губернатор штата Нью-Йорк и, безусловно, лучший оратор республиканской партии со времени ее возникновения. Потребовался ряд обидных поражений, чтобы заставить г-на Сьюарда отказаться от собственной кандидатуры и покровительствовать в качестве оратора тогда еще сравнительно мало известному А. Линкольну. Но когда он увидел, что его попытки выставить свою собственную кандидатуру потерпели крушение, он, в качестве республиканского Ришелье, предложил свои услуги человеку, которого считал республиканским Людовиком XIII. Он содействовал избранию Линкольна президентом, поставив при этом условие, что Линкольн назначит его государственным секретарем — должность, которую в известной степени можно сравнить с постом английского премьер-министра. Действительно, как только Линкольн был избран президентом, Сьюарду был обеспечен пост государственного секретаря. И тотчас же произошла странная перемена в позиции Демосфена республиканской партии, в свое время прославившегося предсказанием «irrepressible conflict» (неотвратимого конфликта) между системой свободного труда и системой рабства[220]. Избранный 6 ноября 1860 г. Линкольн должен был, однако, вступить в должность президента лишь 4 марта 1861 года. За этот промежуток времени, во время зимней сессии конгресса, Сьюард стал центром всех попыток компромисса; северные адвокаты Юга, как, например, «New-York Herald», для которых до сих пор Сьюард являлся bete noire [пугалом. Ред.], внезапно принялись восхвалять его как государственного деятеля, олицетворяющего примирение, и, действительно, не его вина, что не был заключен мир любой ценой. Сьюард явно рассматривал пребывание в должности государственного секретаря лишь как предварительную ступень и был занят не столько нынешним «неотвратимым конфликтом», сколько будущим президентством. Он дал новое доказательство того, что виртуозы ораторского искусства являются государственными деятелями, опасными своей ограниченностью. Стоит только почитать его государственные депеши! Какая отвратительная смесь высокопарного фразерства и мелочности духа, показной силы и действительной слабости!

Итак, для Сьюарда Фримонт являлся опасным соперником, которого следовало погубить, — дело, казавшееся тем более легким, что Линкольн, верный своей адвокатской манере и чуждый всякой оригинальности, боязливо цепляется за букву конституции и страшится всякого шага, который мог бы встревожить «лояльных» рабовладельцев пограничных штатов. Характер Фримонта — совсем иного склада. Он явно человек, склонный к пафосу, несколько высокопарный и надменный, не чуждый мелодраматизма. Сначала правительство пыталось путем ряда мелочных придирок заставить его добровольно подать в отставку. Когда это не удалось, оно отстранило его от командования в тот момент, когда организованная им самим армия только что перешла в наступление на юго-западе Миссури и предстояло решающее сражение.

Фримонт — кумир штатов Северо-Запада, создавших ему славу «pathfinder» (следопыта)[221]. Они рассматривают его смещение как личное оскорбление. Если правительство Союза потерпит еще несколько неудач, вроде Булл-Рана или Болс-Блаффа[222], то можно будет сказать, что в лице Джона Фримонта оно само создало вождя оппозиции, которая тогда выступит против нынешнего правительства и положит конец теперешней дипломатической системе ведения войны. Что же касается опубликованного военным министерством в Вашингтоне обвинительного акта против смещенного генерала, то к нему мы еще вернемся позднее.

Написано К. Марксом, около 19 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 325, 26 ноября 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

Ф. ЭНГЕЛЬС. ОФИЦЕРЫ-ВОЛОНТЕРЫ.

«Лейтенант А. В. уволен со службы за недостойное поведение; младший лейтенант С. D. вычеркнут из списков; капитан Е. F. уволен со службы в армии Соединенных Штатов» — вот несколько примеров последних военных новостей, которые мы в большом количестве получаем из Америки.

Соединенные Штаты в течение последних восьми месяцев располагали в составе действующей армии очень большой армией волонтеров; они не жалели ни сил, ни средств, чтобы сделать эту армию боеспособной, и, кроме того, эта армия имела еще то преимущество, что почти все это время она располагалась в поле зрения сторожевых постов неприятеля, который никогда не осмеливался атаковать ее в целом или преследовать ее после поражения. Эти благоприятные обстоятельства должны были в весьма значительной степени восполнить те недостатки, которые имели место при организации волонтеров в Соединенных Штатах: очень слабую поддержку, которую они получили от весьма небольшой регулярной армии, образующей их ядро, и отсутствие опытных адъютантов и инструкторов. Ибо мы не должны забывать, что в Америке было много людей, готовых помочь организации волонтеров и пригодных для этого дела, — частью немецкие офицеры и солдаты, которые прошли регулярное обучение и побывали в боях во время кампаний 1848–1849 гг., частью английские солдаты, эмигрировавшие за последние десять лет.

И вот, если при таких обстоятельствах становится необходимой регулярная чистка офицерского состава, то это признак некоторой слабости, присущей не самой волонтерской системе, а системе комплектования офицерского состава волонтеров, избираемых без достаточного отбора самими волонтерами из своей среды. И только после восьмимесячной кампании правительство Соединенных Штатов перед лицом неприятеля решается предложить офицерам-волонтерам в какой-то степени определить свою подготовленность к тем обязанностям, которые они взялись выполнять, когда получали офицерские звания; и смотрите, как много добровольных или вынужденных прошений об отставке, какая масса более или менее позорных увольнений явилась следствием этого. Несомненно, что если бы армии Соединенных Штатов у Потомака противостояли войска, укрепленные и спаянные должным количеством профессиональных солдат, то она давно бы уже рассеялась, несмотря на свою численность и несомненную личную храбрость солдат, входящих в ее состав.

Эти факты могут служить хорошим уроком для английских волонтеров. Как могут припомнить некоторые из наших читателей, мы с самого возникновения «Volunteer Journal» утверждали, что офицеры являются слабым местом волонтерской системы, и настаивали на проведении экзаменов для офицеров по истечении определенного срока, предложив им проверить, находятся ли они, по крайней мере, на правильном пути, чтобы стать годными для исполнения взятых на себя обязанностей. Большая часть джентльменов, взявшихся командовать солдатами и обучать их тому, в чем они были в то время столь же несведущи, как и сами солдаты, отнеслась с пренебрежением к этой мысли. Это был период, когда ко всякой помощи правительства, а также и к вмешательству с его стороны относились с равным презрением. Но с того времени обращение к кошелькам тех же самых джентльменов стало для последних довольно обременительным и заставило их обратиться за денежной поддержкой к правительству; и, как водится в отношениях с правительствами, это означало в то же время и призыв к его вмешательству. Кроме того, двухлетний опыт довольно ясно выявил дефекты существующей системы комплектования частей волонтеров офицерами. Ныне мы получили от одного лондонского офицера, как видно, вполне авторитетное сообщение о том, что офицеры-волонтеры вскоре будут призваны для проверки экзаменационной комиссией их пригодности к командованию.

Мы искренне желаем, чтобы это было так. Дело в том, что среди английских офицеров-волонтеров тоже в известной мере нужно произвести чистку. Взгляните на линейный батальон на учении и сравните его с батальоном волонтеров. То, на что волонтеры затрачивают полтора часа, солдаты линейных войск выполняют меньше чем в полчаса. Мы видели очень много построений в каре, производившихся некоторыми лучшими батальонами английских волонтеров, и мы должны сказать, что никуда не годной была бы та кавалерия, которая не разгромила бы их всякий раз, раньше чем их фланги будут готовы к стрельбе. Это не было виной волонтеров. Они, казалось, знали свои обязанности так хорошо, как этого можно было ожидать, и временами даже выполняли их столь же механически, как вы видите это в линейном батальоне. Но волонтерам приходилось выжидать ротных офицеров, которые, казалось, колебались относительно того, какую нужно подать команду и когда следует ее подать. Таким образом, нерешительность, а подчас и путаница вносились в построение, которое больше, чем все остальные, требует быстроты как в подаче команды, так и в ее исполнении — быстроты, приобретаемой лишь долгой практикой. И если такое положение имеет место после двухлетней практики, то разве это не является доказательством того, что многие офицеры-волонтеры занимают такие ответственные посты, к которым они не подготовлены?

Вместе с тем, командиры батальонов недавно получили в высшей степени похвальный отзыв из уст весьма компетентного и авторитетного лица. Было указано, что они, по-видимому, подготовлены к своей работе, тогда как у ротных офицеров дело обстоит не всегда так. Мы совсем не склонны, как это видно из вышесказанного, опровергать последнее заявление, но мы должны сказать, что если бы упомянутый высокий авторитет видел подполковников и майоров не на большом смотре, а на обыкновенном батальонном учении, то данное мнение было бы, вероятно, несколько иным. На большом смотре ни один старший офицер, командующий батальоном, если он не подготовлен полностью к выполнению своих обязанностей, не взялся бы действовать под свою личную ответственность. У него есть адъютант в качестве суфлера, который знает, что нужно делать; он соответственно пользуется его подсказками и успешно делает свое дело, тогда как незадачливый капитан должен кое-как выполнять свои обязанности без всякого суфлера. Но взгляните на того же старшего офицера во время батальонного учения. Здесь за ним не наблюдает зоркий генеральский глаз; здесь он — высшая власть; и здесь адъютант довольно часто должен занимать место, указанное ему уставами ее величества и держать свой совет при себе, пока его не спросят или пока не наступит полный беспорядок. Вот где вы видите старшего офицера-волонтера в истинном свете. Здесь, на батальонном учении он должен руководить своими волонтерами; но так как сам он далек от совершенства в этой науке, то он пользуется присутствием волонтеров, чтобы самому практиковаться в ней. Как гласит старая пословица, docendo discimus [уча учимся. Ред.]. Но если учитель сам не тверд в искусстве, которому он должен обучать, то могут произойти и, к несчастью, довольно часто происходят промахи и путаница. Это не будет способствовать ни успехам волонтеров в батальонном обучении, ни доверию их к своему командиру, если только солдаты обнаружат, что батальонное учение для них не означает ничего иного, кроме предоставления старшему офицеру, который ими командует, возможности самому пройти учение, в то время как их гоняют бесцельно взад и вперед и рассчитывают, что они должны превосходством своих знаний выправлять промахи своего старшего офицера.

Мы не намерены сказать этим, что офицеры, командующие волонтерами, не прилагали некоторых усилий, чтобы изучить свои обязанности; но мы хотим сказать, что если ротные офицеры не могут быть сфабрикованы из штатских людей с той же легкостью, как рядовые солдаты, то сфабриковать старших офицеров еще труднее. Основываясь лишь на опыте батальонного учения, мы должны прийти к заключению, что командовать батальонами могут только военные-профессионалы. И если мы считаем, что учение составляет лишь часть обязанностей старшего офицера, что командир батальона, который может быть послан для выполнения самостоятельной задачи, где он должен действовать под свою личную ответственность, нуждается в знании высшей тактики, то мы должны также сказать, что было бы очень печально видеть, что жизнь 600 или 1000 солдат будет доверена руководству таких штатских людей, из которых теперь состоит значительное большинство командиров батальонов.

Будьте уверены, что если английские волонтеры когда-либо встретятся лицом к лицу с неприятелем, то это будет происходить не при таких благоприятных обстоятельствах, которые позволяют ныне американскому правительству очищать ряды своих офицеров-волонтеров от наименее способных лиц. Если английские волонтеры будут призваны, то сражаться им придется не с такой же волонтерской армией, а с наиболее дисциплинированной, наиболее активной армией Европы. Самые первые бои будут решающими, и будьте уверены, что если возникнут какие-нибудь колебания иди путаница, будь то от неправильной команды полковников или от нерешительности капитанов, — этим сразу же воспользуются. Перед лицом противника не будет времени для чистки, и поэтому мы надеемся, что она будет проведена, пока еще есть время.

Написано Ф. Энгельсом в середине ноября 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 64, 22 ноября 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ИНЦИДЕНТ С «ТРЕНТОМ».

Лондон, 28 ноября.

Столкновение английского почтового парохода «Трент» с североамериканским военным кораблем «Сан-Джасинто» в узком проходе Старого Багамского пролива является злобой дня. 27 ноября после полудня почтовый пароход «Ла-Плата» привез известие об этом инциденте в Саутгемптон, откуда электрический телеграф тотчас же с. быстротой молнии разнес его по всей Великобритании. В тот же вечер лондонская биржа стала ареной бурных сцен, наподобие тех, какие разыгрались в момент объявления Итальянской войны. Курсы государственных бумаг упали от 3/4 до 1 %. Самые неправдоподобные слухи распространялись по Лондону. Говорили, будто американскому посланнику Адамсу были вручены паспорта, будто на все американские суда, стоящие на Темзе, наложено эмбарго и т. д. Одновременно на ливерпульской бирже купцы созвали митинг протеста с целью призвать английское правительство к принятию мер для отмщения за поруганную честь британского флага. Каждый здравомыслящий англичанин ложился спать в убеждении, что заснет он при мирном, а проснется уже при военном положении.

Но несмотря на все это, можно почти категорически утверждать, что столкновение, происшедшее между «Трентом» и «Сан-Джасинто», не таит в себе никакой опасности войны. Полуофициальная пресса, вроде «Times» и «Morning Post», призывает к спокойствию и старается погасить пламя страстей холодными юридическими рассуждениями. Газеты, вроде «Daily Telegraph», которые по едва уловимому mot d'ordre [сигналу. Ред.] поднимают рев в защиту британского льва, представляют настоящий образец умеренности. Только торийская оппозиционная пресса — «Morning Herald» и «Standard»[223] — выходит из себя. Эти факты заставляют всякого, кто разбирается в подобных делах, прийти к выводу, что министерство уже приняло решение не делать из этого «untoward event» (неприятного эпизода) casus belli [повода к войне. Ред.].

К тому же это событие, хотя и не во всех деталях его развития, можно было предвидеть заранее. Господа Слайделл, посланный Конфедерацией во Францию, и Мэзон, посланный Конфедерацией в Англию, вместе со своими секретарями Юстисом и Мак-Фарландом, прорвавшись 12 октября на пароходе «Теодора» через блокаду Чарлстона, отплыли в Гавану, чтобы попытаться оттуда переправиться в Европу под английским флагом. Их прибытие ожидалось в Англии со дня на день. Североамериканские военные суда вышли из Ливерпуля, чтобы перехватить этих господ вместе с их депешами по эту сторону Атлантического океана. Английское правительство уже представило на рассмотрение своим официальным юрисконсультам вопрос о том, имеют ли североамериканцы право предпринять подобный шаг. Говорят, что юрисконсульты дали утвердительный ответ.

С юридической точки зрения вопрос вращается в порочном кругу. Со времени образования Соединенных Штатов Северная Америка восприняла английское морское право во всей его строгости. Основное положение этого морского права гласит, что все нейтральные торговые суда подлежат обыску со стороны воюющих держав.

«Это право», — заявил лорд Стоуэлл в своем ставшем знаменитым судебном решении, — «является единственной гарантией того, чтобы на нейтральных судах не перевозилось никакой контрабанды».

Величайший американский авторитет Кент высказывается в том же смысле:

«Право это вытекает из права воюющей нации на самосохранение. Доктрина английских адмиралтейских судов относительно права осмотра и обыска полностью признана судами нашей страны».

Отнюдь не борьба с правом обыска, как это иногда ошибочно предполагают, вызвала англо-американскую войну 1812–1814 годов[224]. Америка объявила эту войну скорее потому, что Англия незаконно присвоила себе право обыска даже американских военных кораблей под предлогом поимки беглых английских матросов.

Итак, «Сан-Джасинто» имел право обыскать «Трент» и конфисковать находящуюся на нем контрабанду. Что депеши, имевшиеся у Мэзона, Слайделла и К°, относятся к категории контрабанды, признают даже «Times», «Morning Post» и т. п. Остается невыясненным лишь вопрос о том, подходят ли под категорию контрабанды сами гг. Слайделл, Мэзон и К° и подлежат ли они конфискации на этом основании! Пункт этот довольно щекотлив, и по поводу него доктора права придерживаются различных точек зрения. Пратт, самый крупный английский авторитет по вопросу о «контрабанде», в отделе «Квази-контрабанда — депеши, пассажиры» упоминает, в частности, «пересылку информации и приказов какого-либо воюющего правительства его иностранным агентам или перевозку военных пассажиров»[225]. Господа Мэзон и Слайделл, не являющиеся офицерами, не были вместе с тем и дипломатическими представителями, так как их правительства не признаны ни Англией, ни Францией. Что же они представляют собой? Уже Джефферсон, в оправдание чрезвычайно широкого понятия контрабанды, которое применялось Англией во время англо-французских войн, отмечал в своих воспоминаниях[226], что по самой своей природе контрабанда исключает всякое окончательное определение и неизбежно оставляет широкий простор произволу. Но во всяком случае видно, что этот юридический вопрос с почвы английского права переносится на почву дунс-скотовских контроверз[227], динамическая сила которых не выйдет за пределы дипломатической переписки.

Политическую сторону действий североамериканцев совершенно правильно характеризует «Times» в следующих словах:

«Даже г-н Сьюард должен признать, что голоса эмиссаров Юга, доносящиеся из плена, звучат в Лондоне и Париже в тысячу раз убедительнее, чем если бы они раздавались в Сент-Джемсе или Тюильри».

А кроме того, разве Конфедерация уже не представлена в Лондоне гг. Янси и Манном?

Мы рассматриваем эту последнюю акцию г-на Сьюарда как одну из характерных бестактностей самонадеянной слабости, которая пытается выдать себя за силу. Если эта морская авантюра ускорит удаление Сьюарда из вашингтонского кабинета, то у Соединенных Штатов не будет никакого основания заносить этот эпизод в летописи своей гражданской войны как «untoward event».

Написано К. Марксом 28 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 331, 2 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. АНГЛО-АМЕРИКАНСКИЙ КОНФЛИКТ.

Лондон, 29 ноября.

Юристы короны[228] должны были вчера высказать свое мнение по поводу морского инцидента в Багамском проливе. Их процессуальные документы состояли из письменных показаний оставшихся на борту «Трента» английских офицеров и из устного показания коммодора Уильямса, находившегося на борту «Трента» в качестве представителя адмиралтейства и прибывшего 27 ноября с пароходом «Ла-Плата» в Саутгемптон, откуда он был немедленно вызван по телеграфу в Лондон. Королевские юристы признали право «Сан-Джасинто» произвести осмотр и обыск «Трента». По этому пункту не могло быть никаких сомнений, так как прокламация королевы Виктории о нейтралитете, изданная в начале Гражданской войны в Америке, вполне определенно зачисляет депеши в категорию контрабанды[229]. Оставался неясным, следовательно, вопрос о том, представляли ли собой контрабанду сами гг. Мэзон, Слайделл и К° и могли ли они поэтому подлежать конфискации. Королевские юристы придерживаются, по-видимому, такой точки зрения, ибо они игнорировали весь вопрос материального права. Согласно отчету «Times», в своем заключении они обвиняют командира «Сан-Джасинто» только в процедурной ошибке. Вместо того чтобы захватывать гг. Мэзона, Слайделла и К°, он должен был взять на буксир сам пароход «Трент» в качестве приза, доставить его в ближайший американский порт и там передать на рассмотрение североамериканского призового суда[230]. Такова, бесспорно, процедура, соответствующая английскому, а, следовательно, и североамериканскому морскому праву.

Столь же бесспорно, что англичане во время антиякобинской войны часто нарушали это правило и действовали, как и «Сан-Джасинто», без соблюдения должной процедуры. Как бы то ни было, благодаря этому решению королевских юристов весь конфликт сводится к технической оплошности и потому теряет всякое непосредственное значение. Для правительства Соединенных Штатов принятие такого истолкования, а следовательно, и представление соответствующего удовлетворения облегчается двумя обстоятельствами. Во-первых, командир «Сан-Джасинто» капитан Уилкс не мог получить из Вашингтона никаких прямых инструкций. Возвращаясь из Африки в Нью-Йорк, он 2 ноября прибыл в Гавану, которую покинул уже 4 ноября, между тем как столкновение с «Трентом» произошло 8 ноября в открытом море. Всего лишь двухдневное пребывание капитана Уилкса в Гаване не давало ему никакой возможности связаться со своим правительством. Консул Соединенных Штатов был единственным представителем американских властей, с которым он мог вести переговоры. Во-вторых, он, очевидно, потерял голову, о чем свидетельствует его отказ в выдаче депеш.

Важность этого события заключается в его моральном воздействии на английский народ и в том, что английские друзья сецессионистов — торговцы хлопком легко могут нажить на этом политический капитал. Для характеристики этих последних может служить созванный ими в Ливерпуле митинг протеста, о котором я уже упоминал ранее. Митинг состоялся 27 ноября в 3 часа пополудни в зале хлопковых аукционов ливерпульской биржи, через час после того, как из Саутгемптона прибыла тревожная телеграмма.

После тщетных попыток навязать председательство г-ну Кьюнарду, владельцу пароходов фирмы Кьюнард, обслуживающей перевозки между Ливерпулем и Нью-Йорком, и другим крупным представителям торгового мира, председательское место занял один молодой купец по имени Спенс, известный своим памфлетом в защиту рабовладельческой республики[231]. Вопреки правилам английских митингов, сам председатель внес предложение «призвать правительство защитить достоинство британского флага, потребовав немедленного удовлетворения за нанесенное оскорбление». Это было встречено бурным одобрением, аплодисментами и бесчисленными возгласами: браво, браво! Главный аргумент защитника рабовладельческой республики состоял в том, что американский флаг до сих пор ограждал суда, перевозившие рабов, от обысков, хотя.

Англия претендовала на право производить такие обыски. И далее этот филантроп разразился бешеными нападками на работорговлю! Он признал, что войну 1812–1814 гг. с Соединенными Штатами вызвала Англия, так как она настаивала на праве осмотра американских военных судов в целях обнаружения дезертировавших английских матросов.

«Но какая большая разница», — продолжал он, прибегая к удивительной диалектике, — «существует между правом обыска в целях поимки дезертиров, бежавших из английского флота, и правом насильственного захвата таких высокоуважаемых людей, как гг. Мэзон и Слайделл, находящихся к тому же под защитой английского флага!».

Однако главный козырь он приберег к концу своей тирады.

«Недавно», — бушевал он, — «я был на европейском континенте. Мне приходилось краснеть от стыда, выслупливая замечания, которые делают там по поводу нашего отношения к Соединенным Штатам. Что говорит каждый разумный человек на континенте? Что мы решили рабски сносить всякую несправедливость, всякое оскорбление нашего достоинства со стороны правительства Соединенных Штатов. Что я мог на это ответить? Мне оставалось только краснеть. Но коль повадился кувшин по воду ходить, там ему и голову сломить. Терпение наше длилось достаточно долго, так долго, сколько можно было сохранять его» (терпение). «Теперь мы стоим, наконец, перед фактами (!), и это очень неприятный и поразительный факт (!), и долг каждого англичанина — дать понять правительству, сколь решительно и единодушно чувство этой великой страны в связи с обидой, нанесенной ее флагу».

Это бессмысленное словоизвержение было встречено громом аплодисментов. Возражения противников тонули в реве, шиканье и топанье. На замечание некоего г-на Кэмпбелла, что весь этот митинг ведется «не по правилам», неумолимый Спенс ответил: «Пусть так, по сам факт, который мы должны рассмотреть, также противоречит правилам». В ответ на предложение некоего г-на Тернера перенести митинг на следующий день, дабы «город Ливерпуль мог также принять в нем участие и имя его не узурпировалось кликой хлопковых маклеров», со всех сторон послышались голоса: «Хватайте его за шиворот, вышвырните его вон!» Нисколько не смущаясь, г-н Тёрнер повторил свое предложение, которое, однако, вопреки всем правилам английских митингов, не было поставлено на голосование. Спенс победил. Однако в действительности ничто так не способствовало охлаждению настроения в Лондоне, как известие об этой победе г-на Спенса.

Написано К. Марксом 29 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 332, 3 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ИЗВЕСТИЕ О ДЕЛЕ «ТРЕНТА» И ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ПРОИЗВЕДЕННОЕ ИМ В ЛОНДОНЕ.

Лондон, 30 ноября 1861 г.

Со времени объявления войны против России я никогда не наблюдал такого возбуждения во всех слоях английского общества, как при известии о деле «Трента», доставленном в Саутгемптон «Ла-Платой» 27-го сего месяца. Около двух часов пополудни новость о «неприятном эпизоде» благодаря электрическому телеграфу стала известна в газетных отделах всех английских бирж. Все коммерческие бумаги упали в цене, в то время как цены на селитру поднялись. Консоли понизились на 3/4 %, а У Ллойда на пароходы из Нью-Йорка было установлено страхование от военных рисков в 5 гиней. Поздно вечером в Лондоне циркулировали самые нелепые слухи о том, будто американскому посланнику уже были возвращены его паспорта, будто уже отдано было распоряжение о немедленной конфискации всех американских судов в портах Соединенного королевства и т. д. Друзья сецессионистов — ливерпульские торговцы хлопком — воспользовались случаем и в течение десяти минут собрали в зале хлопковых аукционов биржи митинг протеста под председательством г-на Спенса, автора некоего невразумительного памфлета в защиту южной Конфедерации. Представитель адмиралтейства на борту «Трента» коммодор Уильяме, прибывший на «Ла-Плате», был немедленно вызван в Лондон.

На следующий день, 28 ноября, лондонская пресса придерживалась в общем очень сдержанного тона, представляющего странный контраст с невероятным возбуждением в политических и торговых кругах, царившим накануне вечером. Пальмерстоновские газеты «Times», «Morning Post», «Daily Telegraph», «Morning Advertiser» и «Sun»[232] получили приказ не возбу.

Ждать, а успокаивать. «Daily News» своим осуждением поведения «Сан-Джасинто», очевидно, стремилась не столько задеть федеральное правительство, сколько снять с себя подозрение в «предубеждении против янки», в то время как «Morning Star»[233], газета Джона Брайта, обойдя молчанием вопрос о политичности и мудрости этого «акта», защищала его законность. Было только два исключения в общем направлении лондонской прессы. Торийские писаки из «Morning Herald» и «Standard», по существу являющихся одной газетой, хотя и под разными названиями, испускали вопли, полные злорадства, по поводу того, что, наконец, поймали «республиканцев» в западню и нашли готовый casus belli [повод к войне. Ред.]. Их поддержала только лишь одна газета, «Morning Chronicle»[234], которая пыталась продлить свое изменчивое существование, продаваясь то отравителю Палмеру, то Тюильри. Возбуждение биржи значительно улеглось, благодаря спокойному тону ведущих лондонских газет. В тот же день, 28 ноября, коммодор Уильямс явился в адмиралтейство и доложил об обстоятельствах происшествия в Старом Багамском проливе. Его доклад вместе с письменными показаниями офицеров, находившихся на борту «Трента», был вручен юристам короны, мнение которых поздно вечером было официально передано на рассмотрение лорда Пальмерстона, графа Рассела и других членов правительства.

29 ноября можно было заметить, что официальная печать слегка изменила тон. Стало известно, что юристы короны по формальным причинам объявили действия фрегата «Сан-Джасинто» незаконными и что кабинет, собравшись после этого днем на совещание, решил послать со следующим пароходом инструкции лорду Лайонсу — действовать в соответствии с заключением английских юристов. С этого момента возбуждение в главных деловых центрах — биржа, Ллойд, Иерусалимская контора, Балтийское общество и т. д. — возобновилось с удвоенной силой и еще более возросло под влиянием известия о том, что предполагавшаяся отправка груза селитры в Америку была накануне приостановлена и что 29-го таможней получен приказ, воспрещающий экспорт этого предмета в какую бы то ни было страну, за исключением строго оговоренных случаев. Английские фондовые бумаги упали еще на 3/4 %, и одно время все биржи были охвачены настоящей паникой, причем стало невозможно заключать сделки в каких-либо ценных бумагах, и во всех отраслях произошло резкое падение цен. Во второй половине дня настроение на бирже несколько улучшилось благодаря разным слухам, но главным образом благодаря известию о том, что, по мнению г-на Адамса, вашингтонский кабинет снимет с себя ответственность за действия «Сан-Джасинто».

30 ноября (сегодня) все лондонские газеты, за единственным исключением «Morning Star», поставили альтернативу — либо вашингтонский кабинет дает удовлетворение, либо — война.

Изложив общий ход событий со времени прибытия «Ла-Платы» по сегодняшний день, я перейду теперь к откликам печати. К вопросу об аресте южных эмиссаров на борту английского почтового парохода приходилось, конечно, подходить с двух точек зрения — с юридической и с политической.

Что касается юридической стороны дела, то первая трудность, которую выдвинула на обсуждение торийская печать и «Morning Chronicle», заключалась в том, что Соединенные Штаты никогда не признавали южных сецессионистов воюющей стороной и, следовательно, сами не могли претендовать на права воюющей стороны.

Этот софизм был тотчас же устранен самой официальной прессой.

«Мы», — писала газета «Times», — «уже признали штаты Конфедерации воюющей державой, а когда наступит время, признаем и их правительство. Тем самым мы приняли на себя все обязанности и неудобства нейтральной державы по отношению к двум воюющим сторонам».

Следовательно, независимо от того, признают или не признают Соединенные Штаты конфедератов воюющей стороной, они имеют право настаивать, чтобы Англия примирилась со всеми обязанностями и неудобствами, связанными с соблюдением нейтралитета в морской войне.

Поэтому вся лондонская пресса, за упомянутыми исключениями, признает за «Сан-Джасинто» право произвести осмотр и обыск «Трента» с целью убедиться, нет ли на нем товаров или людей, принадлежащих к категории «военной контрабанды». Ссылки «Times» на то, что английское прецедентное право «было создано в условиях, совершенно отличных от тех, которые сейчас имеют место», что «тогда не было пароходов и почтовых судов, перевозящих почту, которая представляет непосредственный интерес для народов всего мира», что «мы (англичане) боролись за существование и делали в те времена то, чего не позволили бы Делать другим», — не носили серьезного характера. Частный Moniteur [официальный вестник. Ред.] Пальмерстона, «Morning Post», заявил в тот же день, что почтовые пароходы — это просто торговые суда, и на них не распространяется изъятие из права обыска, принадлежащего военным и транспортным судам. Право обыска было фактически признано за «Сан-Джасинто» как лондонской прессой, так и юристами короны. Возражение, что «Трент» шел не из одного порта воюющей стороны в другой, а из нейтрального порта в нейтральный порт, отпало благодаря заключению лорда Стоуэлла о том, что право обыска установлено для выяснения места назначения судна.

Далее, возник вопрос: сделав выстрел, при котором ядро упало против носовой части «Трента», а затем выпустив снаряд, разорвавшийся вблизи от него, не нарушил ли «Сан-Джасинто» обычаев и правил вежливости, которые должны соблюдаться при осуществлении права осмотра и обыска? В общем лондонская пресса признала, что, поскольку детали происшествия до сих пор известны лишь из показаний одной из заинтересованных сторон, такой второстепенный вопрос не может повлиять на решение, которого ждут от английского правительства.

Раз право обыска, осуществленное «Сан-Джасинто», таким образом, признано, то чего же искало это судно? Военной контрабанды, которая, как он подозревал, перевозилась «Трентом». Что такое военная контрабанда? Являются ли депеши правительства воюющей страны военной контрабандой? Являются ли военной контрабандой люди, перевозящие эти депеши? И, в случае утвердительного ответа на оба эти вопроса, являются ли такие депеши и перевозящие их лица военной контрабандой, если они найдены на торговом судне, идущем из одного нейтрального порта в другой нейтральный порт? Лондонская пресса признает, что заключения высших юридических авторитетов по обе стороны Атлантического океана так противоречивы и с такой видимостью справедливости могут быть приведены в подтверждение как утвердительного, так и отрицательного ответа, что, во всяком случае prima facie [на первый взгляд. Ред.], вопрос решается в пользу «Сан-Джасинто».

В согласии с этим преобладающим мнением английской прессы, английские королевские юристы оставили совсем в стороне существо вопроса и остановились только на формальной его стороне. Они утверждают, что международное право нарушено не по существу, а только формально. Они пришли к тому выводу, что «Сан-Джасинто» допустил ошибку, арестовав на свою ответственность эмиссаров Юга, вместо того чтобы отвести «Трент» в какой-нибудь федеральный порт и передать вопрос в федеральный призовой суд, так как ни один вооруженный крейсер не имеет права брать на себя судебные функции на море. Таким образом, единственное, что вменяется в вину «Сан-Джасинто». английскими юристами, — это нарушение процедуры, и, на мой взгляд, они правы в своем заключении. Можно было бы легко откопать прецеденты, показывающие, что Англия также нарушала формальности морского права, но нельзя допустить, чтобы нарушения права заменили само право.

Теперь можно обсудить вопрос, следует ли обосновывать требование английского правительства об освобождении эмиссаров Юга нарушением, которое сами англичане признают скорее формальным, чем по существу? Один юрист из Темпля [здание в Лондоне, где помещаются юридические корпорации. Ред.] замечает по этому поводу в сегодняшнем номере «Times»:

«Если позиция наша в этом деле не настолько благоприятна, чтобы постановление американского суда о виновности судна могло бы быть нами оспорено как явно противоречащее международному праву, то неправильность действий американского капитана, позволившего «Тренту» проследовать в Саутгемптон, явно отвечала интересам английских владельцев и английских пассажиров. Можем ли мы в таком случае считать поводом для международного конфликта процедурную ошибку, которая в действительности пошла нам на пользу?».

Однако если американское правительство должно, как мне кажется, согласиться с тем, что капитан Уилкс формально или по существу нарушил морское право, то в интересах своей репутации и с точки зрения своих выгод ему не следовало бы проявлять чрезмерную щепетильность в вопросе об условиях удовлетворения, которое должно быть дано потерпевшей стороне. Американское правительство должно помнить, что оно играет на руку сецессионистам, впутывая Соединенные Штаты в войну с Англией, что такая война была бы находкой для Луи Бонапарта при его теперешнем трудном положении и, следовательно, была бы всячески поддержана официальными кругами Франции и что, наконец, вооруженные силы, находящиеся под командованием англичан в различных пунктах Северной Америки и Вест-Индии, вместе с силами мексиканской экспедиции обеспечили бы английскому правительству подавляющее преобладание на море.

Что касается политической стороны ареста в Багамском проливе, то не только английская, но и вся европейская пресса в один голос выражает удивление по поводу странного поведения американского правительства, вызывающего столь серьезные международные осложнения ради того, чтобы арестовать гг. Мэзона, Слайделла и К°, в то время как гг. Янси и Манн с важностью расхаживают по Лондону. Газета «Times», конечно, права, говоря:

«Даже сам г-н Сьюард должен признать, что голоса этих эмиссаров Юга, доносящиеся из плена, звучат в Лондоне и Париже в тысячу раз убедительнее, чем если бы они раздавались в Сент-Джемсе или Тюильри».

Народ Соединенных Штатов, великодушно согласившийся на ограничение своей собственной свободы ради спасения своей страны, проявит, конечно, не меньшую готовность привлечь к себе общественное мнение Англии путем открытого признания и старательного исправления международного промаха, оправдывание которого могло бы привести к осуществлению самых дерзких надежд мятежников.

Написано К. Марксом 30 ноября 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6462, 19 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

Ф. ЭНГЕЛЬС. УРОКИ АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЫ.

Когда несколько недель тому назад мы обратили внимание на процесс чистки, ставший необходимым в американской волонтерской армии [См. настоящий том, стр. 393–397. Ред.], мы были лишены возможности полностью исчерпать ценные уроки, которые постоянно дает нынешняя война волонтерам по эту сторону Атлантического океана. Мы позволим себе поэтому снова вернуться к этому вопросу.

Способ ведения войны, происходящей в настоящее время в Америке, действительно не имеет прецедента. От Миссури до Чесапикского залива миллион солдат, разделенных почти поровну на два враждебных лагеря, стоят друг против друга вот уже около шести месяцев, ни разу не вступив в общее сражение. В Миссури эти две армии продвигаются, отступают, сражаются и снова поочередно продвигаются и отступают без всякого видимого результата; даже теперь, после семи месяцев маршей и контрмаршей, которые должны были страшно опустошить страну, ход событий, видимо, так же далек от какого бы то ни было разрешения, как и раньше. В Кентукки, после длительного периода кажущегося нейтралитета[235], в действительности периода подготовки, становится, по-видимому, неизбежным такое же положение; в Западной Виргинии происходят непрерывные мелкие стычки без всякого видимого результата, а у Потомака, где сосредоточены крупнейшие силы обеих сторон почти на виду друг у друга, ни одна из них не стремится к наступлению, доказывая этим, что при данном положении дел даже победа была бы совершенно бесполезна, И до тех пор, пока какие-либо внешние обстоятельства не внесут серьезного изменения, эта безрезультатная система войны, возможно, продлится еще целые месяцы. Как следует объяснить все это?

И на той и на другой стороне у американцев сражаются почти исключительно волонтеры. Маленькое ядро прежней регулярной армии Соединенных Штатов либо растворилось, либо слишком слабо, чтобы переварить огромную массу необученных рекрутов, сосредоточенных на театре военных действий. Для того чтобы превратить всех этих людей в солдат, нет даже достаточного числа инструкторов. Следовательно, обучение должно идти очень медленно, и действительно, нельзя даже предсказать, как долго продлится это обучение, пока прекрасный людской материал, собранный на обоих берегах Потомака, не станет пригодным, чтобы двинуть его крупными массами и дать или принять сражение соединенными силами.

Но даже если солдаты смогли бы пройти обучение в относительно короткие сроки, то нет достаточного количества офицеров для руководства ими. Не говоря о ротных командирах, которые, конечно, не могут быть взяты из гражданского населения, недостает офицеров в качестве командиров батальонов, даже если каждый лейтенант и прапорщик регулярной армии будут назначены на эти должности. Значительное число полковников из штатских поэтому неизбежно; и ни один человек, знающий наших собственных волонтеров, не сочтет ни Мак-Клеллана, ни Борегара слишком робкими за то, что они отказываются предпринимать решительные действия или сложные стратегические маневры, располагая, в качестве исполнителей своих приказаний, полковниками из штатских с шестимесячным стажем.

Предположим, однако, что это затруднение было в общем преодолено; что полковники из штатских вместе со своими мундирами приобрели знания, опыт, такт, необходимые при исполнении их обязанностей, — по крайней мере, поскольку это касается пехоты. Но как будет обстоять дело с кавалерией? Обучение кавалерийского полка требует большего времени и большего опыта от обучающих офицеров, чем подготовка пехотного полка. Предположим, что все люди придут в свои части с достаточным знанием искусства верховой езды, то есть, что они смогут крепко сидеть в седле, управлять лошадью и знать, как ухаживать за нею и кормить ее, — все же и это едва ли сократит время, необходимое для обучения. Военная верховая езда, то управление вашей лошадью, благодаря которому вы заставляете ее проделывать все движения, необходимые при перестроениях кавалерии, — это совсем другое дело, чем верховая езда, в которой обычно практикуются штатские. Небезызвестно, что наполеоновская кавалерия, которая, по мнению сэра Уильяма Нейпира («История войны на Пиренейском полуострове»)[236], была чуть ли не лучше английской кавалерии того времени, состояла из самых плохих всадников, когда-либо сидевших в седле, и многие из наших лучших спортивных наездников, вступая в волонтерские кавалерийские части, находили, что им еще многому нужно поучиться. Нам нет поэтому надобности выражать изумление при обнаружении того факта, что американцы испытывают острый недостаток в кавалерии и что то немногое, чем они обладают, состоит из чего-то вроде казаков или индийских иррегулярных кавалерийских частей (rangers), непригодных для атаки в сомкнутом строю.

В отношении артиллерии дело должно обстоять еще хуже; точно так же и с инженерными войсками. Оба эти рода войск владеют высоко техническими видами оружия и требуют длительного и тщательного обучения как офицерского, так и унтер-офицерского состава, а также, конечно, и более длительного, чем в пехоте, обучения солдат. Артиллерия, кроме того, является более сложным родом войск, чем даже кавалерия; вам нужны пушки, лошади, объезженные для их транспортировки, и две категории обученных солдат — канониры и ездовые; вам нужно, кроме того, большое количество повозок для снарядов и большие лаборатории для изготовления боевых припасов, литейные заводы, мастерские и т. д.; и все это должно быть оборудовано сложными машинами. Утверждают, что федералисты[237] имеют на фронте 600 орудий, но как они будут обслуживаться, мы легко можем себе представить, зная, что заново сформировать в шесть месяцев из ничего 100 полных, хорошо снабженных и хорошо обслуживаемых батарей совершенно невозможно.

Но предположим опять-таки, что все эти трудности были преодолены и что боевая часть двух враждующих американских группировок действует в прекрасных условиях, смогли бы они двигаться даже в этом случае? Конечно, нет. Армию нужно кормить, а большая армия в такой сравнительно слабо населенной местности, как Виргиния, Кентукки и Миссури, должна получать продовольствие главным образом со складов. Ее боевые припасы должны пополняться; за ней должны следовать оружейные мастера, шорники, столяры и другие мастера для поддержания ее боевой техники в должном порядке. Все эти необходимые условия отсутствовали в Америке; их пришлось организовывать почти на пустом месте, и у нас нет никаких оснований утверждать, что даже в настоящее, время интендантство и транспорт обеих армий вышли из младенческого состояния.

Америка, как Север, так и Юг, как федеральная, так и конфедератская, не имела, вообще говоря, военной, организации. Линейная армия по своей численности совершенно не подходила для борьбы против серьезного неприятеля; милиционная армия почти отсутствовала. Прежние войны Союза никогда не подвергали испытанию военные силы страны; Англия между 1812 и 1814 гг. не могла выделить много войск, а Мексику обороняла главным образом разношерстная масса. Дело в том, что, благодаря географическому положению Америки, у нее фактически не было врагов, которые могли бы где-нибудь напасть на нее, в самом худшем случае, с большими силами, чем 30 или 40 тысяч солдат регулярной армии, и огромные пространства страны скоро оказались бы для армии такой численности более страшным препятствием, чем любые войска, которые Америка могла бы выставить против нее; между тем ее армии было достаточно, чтобы образовать ядро для 100000 волонтеров и обучить их в надлежащее время. Но когда гражданская война потребовала больше миллиона людей, то вся система рухнула, и все надо было начинать сначала. Результаты налицо. Две огромных, громоздких массы людей, полные страха друг перед другом, боясь победы почти так же, как и поражения, стоят друг против друга, пытаясь путем огромных издержек создать что-то, напоминающее регулярную организацию. Огромная трата денег, как бы она ни была ужасна, совершенно неизбежна благодаря полному отсутствию того организационного основания, на котором могло бы быть построено новое здание. Но могло ли быть иначе при том незнании и неопытности, которые преобладают в каждом ведомстве? С другой стороны, польза от этих издержек, в смысле продуктивности и организации, исключительно мала. Но могло ли быть иначе?

Британские волонтеры должны быть благодарны своей судьбе, что они с самого начала нашли многочисленную, хорошо дисциплинированную и опытную армию, которая взяла их под свое покровительство. Если иметь в виду предрассудки, свойственные всем профессиям, эта армия хорошо приняла их и хорошо с ними обращалась. Нужно надеяться, что ни волонтеры, ни публика никогда не подумают, что новый вид войск когда-нибудь сможет в какой бы то ни было степени заменить старый. Если такие люди имеются, то мимолетный взгляд на состояние двух американских волонтерских армий должен доказать им их собственное невежество и глупость. Никакая армия, заново организованная из штатских людей, никогда не сможет стать боеспособной, если она не будет обучена и поддержана огромными интеллектуальными и материальными ресурсами, имеющимися в распоряжении многочисленной регулярной армии, а главным образом — той организацией, которая составляет самую сильную сторону регулярной армии. Предположите, что Англии угрожает вторжение, и сравните то, что произошло бы в этом случае, с тем, что неизбежно случилось в Америке. В Англии военное министерство, с помощью некоторого дополнительного числа чиновников, которых легко можно найти среди опытных военных, приступило бы к выполнению всей той дополнительной работы, которую потребовала бы армия в 300000 волонтеров; имеется достаточно запасных офицеров, причем особому наблюдению каждого из них можно было бы поручить, скажем, три или четыре батальона волонтеров, а при некотором усилии каждый батальон можно было бы обеспечить одним линейным офицером в качестве адъютанта и одним — в качестве полковника. Кавалерия, конечно, не могла бы быть создана импровизированным путем, но решительная реорганизация волонтерской артиллерии — с помощью офицеров и ездовых из королевской артиллерии — помогла бы укомплектовать много батарей полевой артиллерии. Гражданские инженеры страны ждут только удобного случая, чтобы изучить военную сторону своей профессии, что сразу же превратило бы их в первоклассных офицеров инженерных войск. Интендантство и транспортная служба уже организованы и, возможно, скоро оказались бы в состоянии удовлетворять потребности 400000 человек с той же легкостью, как и потребности 100000. Ничто не было бы дезорганизовано, ничто не было бы нарушено; со всех сторон волонтеры получали бы помощь и поддержку, и им нигде не нужно было бы бродить ощупью, в потемках; и — за исключением некоторых из тех промахов, без которых Англия не сможет обойтись в самом начале войны, — мы не видим причины, почему бы через шесть недель все не могло бы быть налажено в достаточной степени.

Теперь взгляните на Америку, и вы поймете, какую ценность представляет регулярная армия в деле создания армии волонтеров.

Написано Ф. Энгельсом в конце ноября 1861 г.

Напечатано в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 66, 6 декабря 1861 г.

Подпись: Ф. Э.

Печатается по тексту журнала.

Перевод с английского.

К. МАРКС. ГЛАВНЫЕ АКТЕРЫ ДРАМЫ «ТРЕНТ».

Лондон, 4 декабря.

В настоящий момент будет небезынтересно познакомиться с главными действующими лицами драмы «Трент». С одной стороны выступает активный герой, командир «Сан-Джасинто» капитан Уилкс, с другой стороны — пассивные герои Дж. М. Мэзон и Джон Слайделл. Капитан Чарлз Уилкс — прямой потомок брата знаменитого английского демагога Уилкса, который одно время грозил поколебать трон Георга III. Борьба с североамериканскими колониями спасла тогда Ганноверскую династию от взрыва английской революции, симптомы которой проявлялись одинаково отчетливо как в выкриках Уилкса, так и в письмах Юниуса[238]. Капитан Уилкс, родившийся в Нью-Йорке в 1798 г., прослужил 43 года в американском флоте и командовал эскадрой, которая в 1838–1842 гг. по поручению правительства Союза исследовала северную и южную часть Тихого океана. Он опубликовал отчет об этой экспедиции в пяти томах[239]. Далее, он является автором сочинения о Западной Америке, которое содержит ряд ценных сведений о Калифорнии и Орегоне[240]. В настоящее время твердо установлено, что Уилкс действовал на свой страх и риск и без указаний со стороны Вашингтона.

Оба захваченных эмиссара южной Конфедерации — гг. Мэзон и Слайделл — представляют собой во всех отношениях противоположность друг другу. Мэзон, родившийся в 1798 г., происходит из старинной аристократической виргинской семьи — одной из тех семей, которые бежали из Англии, после того как роялисты потерпели окончательное поражение в битве При Вустере[241]. Дед нашего героя [Джордж Мэзон. Ред.] принадлежит к кругу тех людей, которых американцы, наряду с Вашингтоном, Джефферсоном и др., называют «the revolutionary fathers» (отцами революции). Джон Слайделл не является ни аристократом по происхождению, ни рабовладельцем от рождения, как его коллега Мэзон. Родился он в Нью-Йорке, где его дед и отец были честными tallow-chandlers (торговцами сальными свечами). После нескольких лет изучения юриспруденции Мэзон вступил на политическую арену. С 1826 г. он несколько раз был членом виргинской палаты депутатов, в 1837 г. в течение одной сессии являлся членом палаты представителей американского конгресса, но становится значительной фигурой лишь с 1847 года. В этом году он был избран от Виргинии в американский сенат, где и оставался до весны 1861 года. Слайделл, которому сейчас 68 лет, должен был еще в ранние годы покинуть Нью-Йорк из-за любовной интрижки и дуэли — короче, вследствие какой-то скандальной истории. Он отправился в Новый Орлеан, где добывал средства к существованию сначала карточной игрой, а затем адвокатурой. Будучи вначале простым членом законодательного собрания Луизианы, он вскоре пробил себе дорогу в палату представителей и, наконец, в сенат американского конгресса. Руководитель предвыборных махинаций во время президентских выборов 1844 г., позднее участник мошеннических спекуляций государственными землями, он до известной степени шокировал даже тот вид морали, который общепринят в Луизиане.

Мэзон унаследовал влияние, Слайделл добился его. Оба они нашли свое настоящее место и дополняли друг друга в американском сенате, этой цитадели рабовладельческой олигархии. Согласно американской конституции, сенат выбирает особую комиссию по иностранным делам, играющую примерно такую же роль, какую раньше играл в Англии Тайный совет (privy council)[242], до того как функции его были узурпированы так называемым кабинетом, величиной, теоретически неизвестной английской конституции. Мэзон был долгое время председателем этой комиссии, а Слайделл — ее видным членом.

Мэзон, твердо убежденный в том, что каждый виргинец есть полубог, а каждый янки — плебей и прохвост, никогда не старался скрывать презрения к своим северным коллегам. Высокомерный, заносчивый, наглый, он умел мрачно морщить лоб, подобно Зевсу, и фактически переносил в сенат манеры, обычные для плантации. Фанатичный панегирист рабства, бесстыдно клеветавший на Север и особенно на его рабочий класс, любитель громовых тирад против Англии, Мэзон надоедал сенату назойливым многословием и в своем упрямом словоизвержении тщетно старался бессодержательной пышностью слов прикрыть полное отсутствие содержания. В последние годы он демонстративно одевался в серый парусиновый костюм домашнего виргинского производства, но, — что характерно для этого человека, — серый сюртук был украшен кричащими пуговицами, которые изготовляются в одном из штатов Новой Англии — Коннектикуте.

В то время как Мэзон разыгрывал на авансцене роль Jupiter tonans [Юпитера-громовержца. Ред.] рабовладельческой олигархии, Слайделл действовал за кулисами. Обладая редкими способностями плести интриги, неутомимостью и выдержкой, бессовестностью и бесцеремонностью, но в то же время осторожный, скрытный, никогда не выступающий прямо, а всегда идущий извилистыми путями, — Слайделл был душой конклава южных заговорщиков. О репутации этого человека можно судить уже по тому, что когда в 1845 г., незадолго до начала войны с Мексикой, его направили туда в качестве посланника, Мексика отказалась вести переговоры с подобным субъектом[243]. Благодаря интригам Слайделла, Полк сделался президентом. Он же был одним из самых пагубных советников президента Пирса и злым гением правительства Бьюкенена. Оба они — Мэзон и Слайделл — выступали в качестве главных ораторов, отстаивавших закон о беглых рабах[244]; оба они были виновниками кровавой резни в Канзасе и оба были тайными инициаторами мероприятий, при помощи которых правительство Бьюкенена предоставило Югу все средства для отделения, сделав Север совершенно беззащитным.

Уже в 1855 г. Мэзон заявил на одном публичном собрании в Южной Каролине, что «для Юга остается только один путь — немедленное, полное и вечное отделение». В марте 1861 г. он заявил в сенате, что «он не обязан allegiance (верностью) правительству Союза», но тем не менее продолжал оставаться в сенате и получать свое жалованье сенатора до тех пор, пока чувствовал там себя в безопасности. Таким образом, это был шпион в высшем совете нации и вероломный нахлебник государственной казны.

Прабабушка Мэзона была дочерью знаменитого сэра Уильяма Темпла. Таким образом, он является дальним родственником Пальмерстона. Для народных масс Севера Мэзон и Слай-делл являлись не только политическими противниками, но и личными врагами. Этим и объясняется всеобщее ликование по поводу их поимки, заглушившее в первые дни даже сознание опасности, грозящей со стороны Англии.

Написано К. Марксом 4 декабря 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 337, 8 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. СПОРЫ ВОКРУГ ДЕЛА «ТРЕНТА».

Лондон, 7 декабря.

Пальмерстоновская печать, — а я как-нибудь в другой раз покажу, что Пальмерстон в вопросах внешней политики совершенно так же безусловно контролирует 9/10 английской прессы, как Луи Бонапарт контролирует 9/10 французской прессы [См. настоящий том, стр. 441–444. Ред.], — Пальмерстоновская печать чувствует, что ей приходится работать в обстановке «милых препятствий» [Гейне. «Новая весна. Пролог». Ред.]. С одной стороны, она признает, что королевские юристы свели все обвинения по адресу Соединенных Штатов к простой процедурной ошибке, к технической оплошности. С другой стороны, она хвастливо заявляет, что на основании этих чисто адвокатских хитросплетений Соединенным Штатам должен быть предъявлен грозный ультиматум, основанием для которого может служить лишь серьезное правонарушение, но отнюдь не ошибка формального. характера, допущенная при осуществлении признанного права. Поэтому Пальмерстоновская пресса сейчас снова поднимает вопрос о материальном праве. Чрезвычайная важность этого дела заставляет нас вкратце остановиться на вопросе о материальном праве.

Предварительно заметим, что ни одна английская газета не осмеливается ставить в упрек «Сан-Джасинто» осмотр и обыск «Трента». Следовательно, этот пункт не является спорным.

Затем мы хотим напомнить одно весьма важное место из прокламации королевы Виктории о нейтралитете от 13 мая 1861 года. Место это гласит:

«Виктория, королева. Так как мы находимся в мире с Соединенными Штатами… мы предостерегаем всех наших возлюбленных подданных… чтобы они нарушением законно признанной блокады или перевозкой офицеров… депеш… или какой-либо другой военной контрабанды… не поступали вопреки нашей прокламации… Все лица, совершившие подобное правонарушение, подлежат различным наказаниям, предусмотренным английским муниципальным правом, а также международным правом… Лица эти никоим образом не могут рассчитывать на нашу защиту от последствий их проступка, наоборот, они навлекут на себя наше неудовольствие».

Итак, эта прокламация королевы Виктории с самого начала объявляет депеши контрабандой и подвергает корабль, который перевозит такую контрабанду, «наказаниям, предусмотренным международным правом». Каковы же эти наказания?

Американский автор по вопросам международного права Уитон, авторитет которого в равной мере признается по обе стороны Атлантического океана, говорит в своей книге «Elements of International Law» («Основы международного права»)[245], стр. 565:

«Перевозка депеш неприятеля влечет за собой для перевозящего их нейтрального судна взятие в плен и конфискацию. Последствия подобной услуги значительно превосходят последствия перевозки обычной контрабанды… Английский судья сэр У. Скотт говорит, что перевозка военных материалов неизбежно носит ограниченный характер, тогда как перевозка депеш представляет собой акт, который может расстроить весь план кампании неприятеля… Конфискация недозволенных предметов, являющаяся обычным наказанием за контрабанду, была бы смешна по отношению к депешам. За депеши не уплачивается никакого фрахта. Следовательно, конфискация их совершенно не затрагивает владельца судна, не наказывает и перевозящее их судно. Поэтому должно конфисковываться само судно, перевозящее депеши».

Уокер в своем сочинении «Introduction to American Law» («Введение в американское право»)[246] говорит:

«Нейтральные государства не должны участвовать в перевозке депеш неприятеля под угрозой конфискации корабля и его груза».

Кент, который является выдающимся авторитетом в английском суде, в своих «Commentaries» («Комментариях»)[247] заявляет:

«Если при обыске корабля обнаружится, что он везет депеши неприятеля, то корабль подлежит наказанию — захвату и конфискации по приговору призового суда».

Д-р Роберт Филлимор, «Advocate of Her Majesty in Her Office of Admiralty» («Адвокат королевы Виктории в ее Адмиралтейском суде»), в своей последней работе по международному праву[248] пишет на стр. 370:

«Официальные сообщения должностного лица (official) о положении дел воюющего правительства являются такого рода депешами, которые дают основание рассматривать перевозящих их лиц (carriers) как представителей неприятеля. Пагубные последствия подобной услуги неисчислимы и выходят далеко за пределы последствий перевоза обычной контрабанды, ибо ясно, что передача подобных депеш может содействовать успеху важнейших планов воюющей армии или, наоборот, помешать их осуществлению… Наказанием за это является конфискация не только корабля, перевозящего депеши, но и его груза».

Итак, твердо установлены два пункта. Прокламация королевы Виктории от 13 мая 1861 г. распространяет на английские суда, перевозящие депеши Конфедерации, наказания, предусмотренные международным правом. А международное право, согласно его английским и американским истолкователям, предусматривает в качестве наказания взятие в плен и конфискацию таких судов.

Поэтому пальмерстоновскне газеты лгали, исполняя поручение свыше, — а мы были достаточно наивны, чтобы поверить в эту ложь, — будто капитан «Сан-Джасинто» не искал депеш на «Тренте» и потому не обнаружил их; будто «Трент», таким образом, ввиду этой оплошности, должен был остаться неприкосновенным. Наоборот, американские газеты от 17–20 ноября, которые еще не могли знать об этой английской лжи, единогласно утверждают, что депеши были захвачены и уже перепечатываются для представления их конгрессу в Вашингтоне. Это меняет все дело. Ввиду наличия этих депеш «Сан-Джасинто» имел право взять «Трент» на буксир, а каждый американский призовой суд обязан был конфисковать пароход и его груз. Вместе с «Трентом» ведению американской юрисдикции неизбежно подлежали и его пассажиры.

Господа Мэзон, Слайделл и К° немедленно по прибытии «Трента» в Монро подпали бы как мятежники под действие американской юрисдикции. Поэтому, если капитан «Сан-Джасинто» удовольствовался захватом депеш и перевозивших их лиц, вместо того чтобы отвести сам «Трент» в какую-либо американскую гавань, то этим он нисколько не ухудшил положения Мэзона, Слайделла и К°, между тем как, с другой стороны, пароходу, его грузу и пассажирам эта процедурная ошибка пошла только на пользу. И было бы поистине невероятно, если бы Англия решила объявить войну Соединенным Штатам на том основании, что капитан Уилкс совершил процедурную ошибку, наносящую ущерб Соединенным Штатам, но выгодную для Англии.

Вопрос о том, являются ли контрабандой сами Мэзон, Слайделл и К°, был поставлен и мог быть поставлен только потому, что пальмерстоновские газеты распространяли ложь, будто капитан Уилкс депеш не искал и не захватывал. Именно в этом случае Мэзон, Слайделл и К° являлись бы на пароходе «Трент» по существу единственным объектом, который, пожалуй, мог подойти под категорию контрабанды. Но отвлечемся на минуту от этого обстоятельства. Прокламация королевы Виктории объявляет контрабандой «officers» воюющей стороны. Являются ли «officers» только военные офицеры? Были ли Мэзон, Слайделл и К° «officers» Конфедерации? «Officers», — говорит Самюэл Джонсон в своем словаре английского языка[249], — это «men employed by the public», то есть, по-немецки, «offentliche Beamte» [ «официальные должностные лица». Ред.]. Такое же объяснение дает и Уокер (см. его словарь, издание 1861 года)[250].

Итак, согласно английскому словоупотреблению, Мэзон, Слайделл и К°, являющиеся эмиссарами, id est [то есть. Ред.] чиновниками Конфедерации, подпадают под категорию «officers», которых королевская прокламация объявляет контрабандой. Капитан «Трента» знал, что они являются таковыми, и потому подвергал себя, свой корабль и своих пассажиров опасности конфискации. Если, согласно Филлимору и всем прочим авторитетам, корабль, являющийся carrier (перевозчиком) депеш неприятеля, подлежит конфискации, так как он нарушает нейтралитет, то в еще большей степени это относится к лицам, перевозящим депеши. Согласно Уитону, даже посол неприятельской державы может быть задержан, пока он находится in transitu [в пути. Ред.]. Вообще основой всего международного права является положение о том, что всякое лицо, принадлежащее к воюющей стороне, может рассматриваться противоположной стороной как «лицо, ведущее войну», и подлежит соответствующему обращению.

«Пока какой-либо человек», — говорит Ваттель, — «продолжает оставаться гражданином своей страны, он является неприятелем для всех тех, с которыми его нация находится в состоянии войны»[251].

Итак, мы видим, что английские королевские юристы свели спорный пункт к простой процедурной ошибке — не к error in re [ошибке по существу. Ред.], а к error in forma [ошибке в форме. Ред.], так как в действительности не было никакого нарушения материального права. Пальмерстоновские органы печати снова поднимают вопрос о материальном праве только потому, что одна лишь ошибка в процедуре, да притом еще в пользу «Трента», не может служить достаточным основанием для предъявления высокомерного ультиматума.

Между тем в этом же смысле высказались влиятельные лица из двух диаметрально противоположных лагерей: с одной стороны — гг. Брайт и Кобден, с другой стороны — Давид Уркарт. Это принципиальные и личные враги. Одни — миролюбивые космополиты, а другой — «последний англичанин»[252]; первые всегда готовы пожертвовать всем международным правом ради международной торговли, тогда как Уркарт непоколебимо отстаивает принцип «fiat justitia, pereat mundus» [ «пусть погибнет мир, но торжествует правосудие». Ред.], причем под «правосудием» он подразумевает «английское» правосудие. Мнения Брайта и Кобдена важны потому, что они выражают настроения влиятельной фракции буржуазии и представлены в правительстве Гладстоном, Милнером Гибсоном и в большей или меньшей степени сэром Корнуоллом Льюисом. Мнение Уркарта важно потому, что международное право он изучал в течение всей своей жизни и считается неподкупным истолкователем этого международного права.

Речь Брайта в пользу Соединенных Штатов и письмо Кобдена, составленное в том же духе, будут переданы через обычные источники газетной информации. Поэтому на них я останавливаться не буду.

Орган Уркарта «Free Press»[253] в последнем номере от 4 декабря говорит следующее:

«Мы должны бомбардировать Нью-Йорк! Эти безумные вопли можно было слышать неделю назад на всех улицах Лондона в тот вечер, когда пришло известие о совершенно незначительном военном событии. Подобный акт захвата лиц и имущества враждебной державы на борту нейтрального судна Англия совершала во всякой войне как нечто само собой разумеющееся».

«Free Press» напоминает далее, что в 1856 г. на Парижском конгрессе Пальмерстон, не будучи на то уполномочен короной или парламентом, поступился английским морским правом в интересах России, и продолжает:

«Чтобы оправдать эту жертву, газеты Пальмерстона заявляли тогда следующее: Если бы мы сохранили за собой право осмотра и обыска, то при первой же войне в Европе мы неизбежно были бы вовлечены в войну с Соединенными Штатами. А теперь на страницах тех же газет Пальмерстон призывает нас бомбардировать Нью-Йорк только потому, что Соединенные Штаты действуют на основе того самого права, которое признается нами в такой же мере, как и ими».

Относительно позиции «органов общественного мнения» «Free Press» замечает:

«Ослиный крик оттаявшего почтового рожка барона Мюнхаузена — ничто по сравнению с разноголосицей британской прессы по поводу взятия в плен Мэзона и Слайделла».

Затем газета юмористически сопоставляет в «строфах» и «антистрофах» те противоречивые положения, с помощью которых английская пресса старается доказать «нарушение права» со стороны Соединенных Штатов.

Написано К. Марксом. 7 декабря 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 340, 11 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

К. МАРКС. РОСТ СИМПАТИЙ В АНГЛИИ.

Лондон, 7 декабря 1861 г.

Друзья Соединенных Штатов по эту сторону Атлантического океана, охваченные тревогой, надеются, что федеральное правительство предпримет шаги к примирению. Объясняется это отнюдь не тем, что они участвуют в неистовой шумихе, поднятой английской прессой по поводу военного инцидента, который, даже по мнению самих английских королевских юристов, сводится лишь к процедурной ошибке и может быть резюмирован в нескольких словах: было допущено нарушение международного права, потому что капитан Уилкс, вместо того чтобы захватить «Трент», его груз, его пассажиров, а также эмиссаров, захватил только последних. Источником тревоги доброжелателей великой республики не является также и опасение, что в конце концов она не сможет справиться с Англией, имея в тылу гражданскую войну. Наконец, меньше всего они ожидают, что Соединенные Штаты в тяжелый час испытания хотя бы на один момент отрекутся от того гордого положения, которое они занимают в совете наций. Мотивы, которые руководят ими, совсем другого рода.

Во-первых, ближайшая задача Соединенных Штатов — это подавить мятеж и восстановить Союз. Самым горячим желанием рабовладельцев и их сообщников на Севере всегда было втянуть Соединенные Штаты в войну с Англией. Как только начались бы военные действия, первым шагом со стороны Англии было бы признание южной Конфедерации, а вторым — прекращение блокады. Во-вторых, ни один генерал, если только его к этому не вынудят, не примет сражения в момент и при условиях, выбранных неприятелем.

«Война с Америкой», — пишет «Economist», журнал, пользующийся большим доверием Пальмерстона, — «всегда будет одним из самых печальных эпизодов в истории Англии; но если она неизбежна, то в настоящий момент война принесла бы нам минимальный ущерб, и это единственный момент во всей нашей истории, когда она могла бы помочь нам получить неожиданную и частичную компенсацию».

Те самые причины, которыми объясняется стремление Англии в этот «единственный момент» ухватиться за мало-мальски подходящий повод к войне, должны удерживать Соединенные Штаты от того, чтобы дать такой повод в этот «единственный момент». Вы не можете начинать войну с целью причинить врагу «минимальный ущерб» или даже предоставить ему благодаря войне «неожиданную и частичную компенсацию». Преимущества момента будут целиком на одной стороне, на стороне вашего Брага. Нужно ли большое напряжение ума, чтобы доказать, что момент, когда в государстве свирепствует внутренняя война, наименее благоприятен для того, чтобы затевать войну с внешним врагом? Во всякое другое время торговые классы Великобритании смотрели бы на войну против Соединенных Штатов с величайшим ужасом. Теперь, наоборот, большая и влиятельная часть торговых кругов уже в течение месяцев убеждает правительство насильственным путем прорвать блокаду и тем самым обеспечить сырьем главную отрасль английской промышленности. Страх перед сокращением английского экспорта в Соединенные Штаты потерял свою остроту после того, как сокращение это уже стало фактом. «Они» (северные штаты), — пишет «Economist», — «являются плохими покупателями, вместо того чтобы быть хорошими». Обширный кредит, обычно предоставляемый английской торговлей Соединенным Штатам, главным образом путем акцептования векселей, получаемых из Китая и Индии, уже сократился примерно в пять раз по сравнению с 1857 годом. Наконец, последнее, но не менее важное: Франция декабрьского переворота, обанкротившаяся, парализованная внутри страны, отягощенная трудностями за границей, хватается за англо-американскую войну как за настоящую находку и, чтобы купить поддержку Англии в Европе, будет всеми силами поддерживать «коварный Альбион» по ту сторону Атлантического океана. Почитайте только французские газеты. Предел возмущения, до которого они дошли в своей нежной заботе о «чести Англии», их пылкие тирады о том, что Англия должна отомстить за оскорбление, нанесенное британскому флагу, их гнусная клевета на все американское, — все это было бы поистине ужасно, если бы не было в то же время так смешно и отвратительно. Наконец, если Соединенные Штаты уступят.

В данном случае, они ни на йоту не умалят своего достоинства. Англия теперь протестует лишь против процедурной ошибки, против промаха технического характера, в чем она сама систематически грешила во всех своих морских войнах, но против чего Соединенные Штаты никогда не переставали протестовать; президент Медисон в своем послании об объявлении войны в 1812 г. сослался на это как на одно из самых возмутительных нарушений международного права[254]. Если в защиту Соединенных Штатов можно указать, что они платят Англии той же монетой, то будут ли их винить за то, что они великодушно сняли с себя ответственность за действия единственного американского капитана, поступавшего на свой страх и риск, за действия, которые они всегда осуждали как систематическую узурпацию со стороны английского флота! Фактически выиграла бы от этого только Америка. С одной стороны, Англии пришлось бы признать право Соединенных Штатов захватывать и передавать для конфискации американскому призовому суду каждое английское судно, использованное для нужд Конфедерации. С другой стороны, она должна была бы публично раз и навсегда отказаться на деле от той претензии, от которой она не хотела отказаться ни при заключении Гентского мирного договора 1814 г., ни во время переговоров между лордом Ашбертоном и государственным секретарем Уэбстером в 1842 году[255]. Таким образом, вопрос сводится к следующему: предпочитаете ли вы обратить «неприятный эпизод» в свою пользу или, ослепленные настроением момента, превратите его в выигрыш для ваших врагов, как внутренних, так и внешних?

С тех пор, как неделю тому назад я послал вам мою последнюю корреспонденцию [См. настоящий том, стр. 404–409. Ред.], английская консолидированная рента еще больше пала, понижение по сравнению с прошлой пятницей дошло до 2 %; теперешние цены на 9 января составляют 893/4— 897/8 за наличные и 90—901/8 по новым счетам. Эта котировка соответствует котировке английской консолидированной ренты в течение первых двух лет англо-русской войны [Крымской войны. Ред.]. Падение это целиком обязано воинственному толкованию доставленных с последней почтой американских газет, раздраженному тону лондонской прессы, чья двухдневная сдержанность была лишь притворством, к которому прибегли по приказу Пальмерстона; это падение консолидированной ренты объясняется также посылкой войск в Канаду, прокламацией, воспрещающей экспорт оружия и материалов для изготовления пороха, и, наконец, ежедневными демонстративными заявлениями о колоссальных военных приготовлениях в доках и морских арсеналах.

В одном вы можете быть уверены: Пальмерстон ищет законный повод для войны с Соединенными Штатами, но на заседаниях кабинета он встречает самое решительное сопротивление со стороны гг. Гладстона, Милнера Гибсона и, в меньшей степени, со стороны сэра Корнуолла Льюиса. «Благородного виконта» поддерживает Рассел, это презренное орудие в его руках, и вся вигская клика. Если вашингтонский кабинет доставит желаемый повод, то теперешний кабинет падет и будет заменен торийским правительством. Между Пальмерстоном и Дизраэли уже состоялось соглашение о предварительной подготовке такой перемены декораций. Этим и объясняется грозный боевой клич «Morning Herald» и «Standard», этих голодных волков, воющих в надежде получить долгожданные крохи общественной милостыни.

Планы Пальмерстона можно обнаружить, восстановив в памяти некоторые факты. Это он утром 14 мая настаивал на издании прокламации о признании сецессионистов воюющей стороной, после того как он был извещен по телеграфу из Ливерпуля, что г-н Адамс прибудет в Лондон вечером 13 мая. Это он, после жестокой борьбы со своими коллегами, отправил 3000 человек в Канаду — до смешного ничтожная армия, если она предназначена для защиты границы в 1500 миль, но очень хитрый маневр, чтобы поощрить мятеж и вызвать раздражение Союза. Это он много недель тому назад убедил Бонапарта предложить совместное вооруженное вмешательство в «междоусобную войну», поддержал этот проект в кабинете министров и потерпел неудачу только из-за сопротивления своих коллег. Тогда он и Бонапарт прибегли к мексиканской интервенции как pis aller [крайнему средству. Ред.]. Последняя операция преследовала две цели: вызвать справедливое негодование американцев и одновременно создать предлог для посылки эскадры, готовой, по словам «Morning Post», «принять любые меры, к которым враждебное поведение вашингтонского правительства может вынудить нас в водах северной Атлантики». В то самое время, когда была послана экспедиция, «Morning Post» вместе с «Times» и мелюзгой из числа пальмерстоновских газетных рабов заявила, что это прекрасный и к тому же человеколюбивый акт, так как он ставит рабовладельческую Конфедерацию между двух огней: между противником рабства— Севером и войсками противников рабства — Англии и Франции. А что говорит в своем сегодняшнем номере та же самая «Morning Post» — это забавное сочетание Дженкинса и Родомонта, лести и хвастовства — по поводу адреса Джефферсона Дэвиса? Прислушайтесь к пальмерстоновскому оракулу:

«Надо полагать, что в течение довольно продолжительного времен и эта интервенция будет носить пассивный характер; и в то время как северное правительство находится слишком далеко, чтобы позволить себе серьезное вмешательство в это дело, южная Конфедерация, наоборот, имеет весьма протяженную линию соприкосновения с границами Мексики, так что ее дружественное расположение к инициаторам интервенции имеет немаловажное значение. Северное правительство неизменно издевалось над нашим нейтралитетом, а южное, обнаруживая государственный такт и умеренность, признавало, что это является единственным, что мы могли бы сделать для той или другой стороны. Как в наших переговорах с Мексикой, так и в наших сношениях с вашингтонским кабинетом, дружеская сдержанность южной Конфедерации является для нас значительным плюсом».

Замечу, что «Nord» — русская газета, следовательно газета, посвященная в планы Пальмерстона, — в номере от 3 декабря намекает на то, что мексиканская экспедиция с самого начала была затеяна не ради официально провозглашенной цели, а для войны против Соединенных Штатов.

Письмо генерала Скотта[256] оказало такое благотворное действие на общественное мнение и даже на лондонскую биржу, что заговорщики с Даунинг-стрит и из Тюильри сочли необходимым выпустить на сцену «Patrie», которая, давая понять, что она информирована из официальных источников, утверждает, будто арест эмиссаров Юга на «Тренте» был прямо санкционирован вашингтонским кабинетом.

Написано К. Марксом 7 декабря 1861 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 6467, 25 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с английского.

К. МАРКС. КРИЗИС В ВОПРОСЕ О РАБСТВЕ.

Лондон, 10 декабря.

В Соединенных Штатах явно наступил переломный момент в основном вопросе всей гражданской войны, — в вопросе о рабстве. Генерал Фримонт отстраняется от своего поста за то, что объявляет свободными рабов, принадлежащих мятежникам. Вскоре после этого вашингтонское правительство публикует инструкцию генералу Шерману — командующему экспедиционной армией в Южной Каролине, — которая идет дальше, чем прокламация Фримонта, предписывая принимать в качестве наемных рабочих беглых рабов даже лояльных рабовладельцев и при известных условиях вооружать этих рабов; при этом «лояльных» собственников утешают перспективой на получение компенсации в будущем. Полковник Кокрен идет дальше, чем Фримонт, требуя в качестве меры, вызванной военной необходимостью, всеобщего вооружения рабов. Военный министр Камерон официально одобряет «мнение» Кокрена. После этого министр внутренних дел от имени правительства дезавуирует заявление военного министра. Последний еще более энергично подтверждает свое «мнение» на официальном собрании и заявляет, что он поставит этот вопрос в своем докладе конгрессу. Преемник Фримонта в Миссури генерал Галлек, так же как и генерал Дикс в Восточной Виргинии, изгоняет беглых негров из военного лагеря и запрещает им впредь появляться в районе позиций, занимаемых его армией. В то же самое время генерал Вул принимает с распростертыми объятиями черную «контрабанду»[257] в крепости Монро, Прежние лидеры демократической партии — сенатор Дикинсон и Кроссуэлл (бывший член так называемого демократического регентства[258]) — заявляют в открытом послании о своем согласии с Кокреном и Камероном, а полковник Дженнисон в Канзасе превосходит всех своих предшественников-военных, обращаясь к своим войскам с речью, в которой, между прочим, говорится:

«Никакого колебания в отношении мятежников и тех, кто им сочувствует… Я заявил генералу Фримонту, что я не взялся бы за оружие, если бы думал, что рабство переживет эту войну. Рабы, принадлежащие мятежникам, всегда найдут защиту в нашем лагере, и мы будем защищать пх до последнего бойца и до последней пули. Я не желаю иметь среди своих солдат ни одного человека, который не является аболиционистом (I want по men who are not Abolitionists); у меня нет места для них, и я надеюсь, что таких людей среди нас нет, так как все знают, что вопрос о рабстве лежит в основе этой дьявольской войны, составляет ее суть и смысл… Если же правительство не одобряет моих действий, то оно может взять обратно данные мне полномочия, но в этом случае я буду действовать на свой собственный страх и риск (on my own hook), даже если бы у меня было для начала всего лишь полдюжины солдат».

В пограничных рабовладельческих штатах, особенно в Миссури, в меньшей степени в Кентукки и т. д., вопрос о рабстве решается уже практически. Там наблюдается громадный отлив рабов. Из Миссури, например, исчезло около 50000 рабов, одна часть которых бежала, а другая переправлена самими рабовладельцами в более отдаленные южные штаты.

Ни в одной английской газете, как это ни странно, не отмечено в высшей степени важное и знаменательное событие. 18 ноября на острове Гаттерас собрались представители 45 графств Северной Каролины, которые назначили временное правительство, отменили акт о сецессии и заявили о возвращении Северной Каролины в лоно Союза. Избиратели округов той части штата, которая была представлена на этом конвенте, созываются для выборов представителей в вашингтонский конгресс.

Написано К. Марксом 10 декабря 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 343, 14 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

На русском языке впервые опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1958 г.

К. МАРКС. ИЗВЕСТИЯ ИЗ АМЕРИКИ.

Лондон, 13 декабря.

Известие о судьбе «Гарвея Бирча» и о пребывании крейсера «Нашвилл» в порту Саутгемптон[259] пришло в Нью-Йорк 29 ноября, но, кажется, не вызвало особой сенсации, на которую определенные круги здесь рассчитывали в такой же мере, в какой ее опасались в лагере противников войны. На этот раз одна большая волна столкнулась с другой. Дело в том, что как раз в этот момент Нью-Йорк был взбудоражен предвыборной борьбой в связи с предстоящими 3 декабря выборами мэра. Представитель газеты «Times» в Вашингтоне г-н Рассел, который портит свой кельтский талант напускным англоманством, жеманно пожимает плечами, выражая удивление по поводу этой предвыборной суматохи. Конечно, г-н Рассел льстит тем самым лондонскому кокни [обывателю. Ред.], воображающему, будто выборы мэра в Нью-Йорке представляют собой такой же старомодный балаган, как и выборы лорда-мэра в Лондоне. Как известно, лондонский лорд-мэр не имеет никакого отношения к большей части Лондона. Он является номинальным регентом Сити, своего рода мифическим существом, которое пытается доказать свое реальное существование приготовлением вкусных черепашьих супов в дни торжественных пиршеств и вынесением необоснованных приговоров в случаях нарушения полицейских предписаний. Лондонский лорд-мэр является персоной государственного значения только лишь в фантазии парижских сочинителей водевилей и faits divers [газетных происшествий. Ред.]. Напротив, мэр Нью-Йорка обладает реальной властью. В начале сецессионистского движения тогдашний мэр, пресловутый Фернандо Вуд, совсем уже, было, собрался провозгласить Нью-Йорк независимым городом-республикой[260], разумеется, с одобрения Джефферсона Дэвиса. Его план сорвался из-за энергичного противодействия республиканской партии Empire City [Нью-Йорку. Ред.].

27 ноября американский сенатор Чарлз Самнер (из Массачусетса), тот самый, которому во время канзасской аферы один южанин нанес оскорбление палочными ударами, сделал на многолюдном собрании в нью-йоркском институте Купера[261] блестящий доклад о происхождении и скрытых пружинах рабовладельческого мятежа. После его речи собрание приняло следующее решение:

«Выдвинутая генералом Фримонтом доктрина относительно освобождения рабов, принадлежащих мятежникам, а также последующие заявления генерала Бёрнсайда, сенатора Уилсона, Джорджа Банкрофта» (знаменитого историка), «полковника Кокрена и Саймона Камерона, считающих причиной мятежа возможное уничтожение рабства, выражают моральную, политическую и военную необходимость. Собрание считает, что общественное мнение Севера в настоящий момент отнесется с полным сочувствием ко всякому практическому плану, который может быть предложен в целях искоренения этого национального зла, и будет рассматривать такой результат как единственно последовательное завершение этой борьбы между цивилизацией и варварством».

«New-York Tribune» по поводу речи Самнера замечает, в частности:

«Намек г-на Самнера на предстоящие в конгрессе дебаты по вопросу о рабстве пробуждает надежду, что конгресс поймет, наконец, в чем действительно состоит слабость Юга и сила Севера, и прибегнет к той решительной мере, с помощью которой только и можно быстро и окончательно подавить мятеж».

В одном частном письме из Мексики, между прочим, говорится:

«Английский посланник разыгрывает роль горячего друга правительства президента Хуареса… Лица, хорошо знакомые с испанскими интригами, уверяют, что генерал Маркес получил из Испании поручение вновь собрать распыленные силы клерикальной партии, состоящие как из мексиканских, так и из испанских элементов. Эта партия должна затем использовать ближайший удобный повод, чтобы испросить короля для мексиканского трона у ее католического величества [Изабеллы II. Ред.]. Указывают, что на этот пост уже прочат дядю королевы. Поскольку он стар, то в силу естественного хода событий он скоро сойдет со сцены, а так как всяких определенных соглашений о назначении его преемника постараются избежать, то, следовательно, Мексика снова отойдет к Испании — таким образом в Мексике победит та же политика, что и на Гаити».

Написано К. Марксом 13 декабря 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presse» № 346, 17 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

На русском языке публикуется впервые.

К. МАРКС. ПРОЦЕСС О КЛЕВЕТЕ.

Лондон, 19 декабря.

Древние египтяне, как известно, довели до высокой степени разделение труда, поскольку это относится к обществу в целом, а не к отдельной мастерской. Почти каждая часть тела подлежала у них ведению особого врача, практика которого, согласно закону, ограничивалась только данной определенной областью. Воровство являлось видом особого ремесла с официально признанным лицом во главе. Однако каким жалким выглядит древнеегипетское разделение труда по сравнению с современным английским! Странный характер отдельных видов ремесла в Лондоне поражает нас не менее, чем их иерархическая организация.

Одним из таких курьезных видов ремесла является шпионаж. Он подразделяется прежде всего на две больших отрасли— гражданский шпионаж и политический шпионаж. Последний в данном случае мы целиком оставляем в стороне. Гражданский же шпионаж, в свою очередь, делится на два больших подотдела — официальный и частный шпионаж.

Официальным шпионажем занимаются, с одной стороны, detectives (сыщики), которые оплачиваются либо государством, либо городскими властями, и, с другой стороны, — common informers (простые осведомители), которые шпионят на свой собственный страх и риск и оплачиваются полицией jobwork (сдельно).

Частный шпионаж распадается на многообразные подразделения, которые, однако, можно в общем свести к двум главным разновидностям. Одна разновидность охватывает некоммерческие частные отношения, другая — коммерческие. Что касается первой разновидности, в которой чрезвычайно большую роль играет выслеживание супружеской неверности, то здесь общеевропейскую известность стяжал себе институт г-на Филда. О функциях коммерческого шпионажа можно получить более близкое представление по следующему инциденту.

Во вторник на этой неделе Court of Exchequer рассматривал дело о клевете, в котором в качестве обвиняемого выступал местный еженедельник «Lloyd's Weekly News»[262], а в качестве обвинителя — фирма Стабс и К°. Дело в том, что Стабс и K° издают еженедельную газету под названием «Stubbs' Gazette», орган возглавляемого Стабсом «Общества по охране торговли». Газета эта рассылается частным образом подписчикам, уплачивающим 3 гинеи за год, но, в отличие от прочих газет, не продается отдельными номерами в лавках stationers [книготорговцев. Ред.], на улице, на железных дорогах и т. д. В сущности, она представляет собой проскрипционный лист на несостоятельных должников, к какому бы сословию они ни принадлежали. Возглавляемое Стабсом «Общество по охране торговли» выслеживает неплатежеспособных частных лиц, а «Газета Стабса» регистрирует их фамилии черным по белому. Число подписчиков достигает двадцати тысяч.

И вот «Еженедельник Ллойда» опубликовал статью, где между прочим говорилось: «Долг каждого честного человека — положить конец этой постыдной системе шпионажа». Стабс потребовал судебного возмездия за эту клевету.

После того как адвокат истца, доктор Ши, излил поток своего ирландского красноречия, истцу Стабсу пришлось выдержать cross examination (это, действительно, перекрестный огонь, которому подвергаются свидетели во время допроса) со стороны доктора Баллантайна, адвоката «Еженедельника Ллойда». Состоялся следующий юмористический диалог.

Баллантайн: Требуете ли вы от ваших подписчиков определенной информации?

Стабс: Я прошу подписчиков сообщать мне имена лиц, которых они считают обманщиками. Затем мы расследуем эти дела. Сам я расследованиями не занимаюсь. У меня имеются агенты в Лондоне и в других крупных городах. В Лондоне я содержу девять или десять агентов, получающих годовое жалованье.

Баллантайн: Сколько получают эти джентльмены за добывание информации?

Стабс: От 150 до 200 фунтов стерлингов.

Баллантайн: И, кроме того, новый костюм? Ну, а что же происходит, если одному из этих столь хорошо оплачиваемых джентльменов удается поймать обманщика? — Мы публикуем его имя.

Баллантайн: Лишь в том случае, если это закоренелый обманщик? — Да. — Ну, а если он обманщик только наполовину? — Тогда мы заносим его в наш реестр. — До того времени, пока он не проявит себя полностью, после чего вы публикуете его имя? — Да. — Вы публикуете автографы обманщиков? — Да. — И в интересах торговли вы еще более повышаете за это сумму издержек. Вы публикуете фотографии обманщиков? — Да. — Вы не содержите тайного полицейского бюро? Вы не состоите в связи с г-ном Филдом? — Я рад, что могу сказать: нет! — Но в чем же, в таком случае, разница между вами? — Я отказываюсь отвечать на этот вопрос. — Что вы подразумеваете под вашими «законными агентами»? — Это связано с взысканием долгов. Под этими лицами я подразумеваю sollicitors (нечто среднее между адвокатом и судебным исполнителем), которые занимаются делами подписчиков на условиях, упомянутых в проспекте. — Итак, вы являетесь также взыскателем долгов? — Я взыскиваю долги через 700 солиситоров. — Боже правый, вы содержите 700 солиситоров, и мир все еще существует! Но скажите — вы содержите солиситоров или солиситоры содержат вас? — Они сами содержат себя. — Приходилось ли вам вести и другие судебные дела? — Да, около полдюжины. — Доводили ли вы их когда-либо до судебного решения? — Да. — Выносилось ли когда-либо решение в вашу пользу? — Один раз. — Что означает в вашей газете рубрика «Запрашиваемые адреса», после которой следует целый список имен? — Это скрывшиеся должники, местопребывание которых не могли обнаружить ни мы, ни наши подписчики. — Как организовано ваше дело? — Наше центральное бюро находится в Лондоне, а филиалы — в Бирмингеме, Глазго, Эдинбурге и Дублине. Дело это перешло ко мне по наследству от отца. Первоначально он вел его в Манчестере.

После этого адвокат Баллантайн в своей речи безжалостно напал на Стабса, «смешное и самодовольное поведение которого во время дачи показаний во всяком случае доказывает, что он, подобно навозному жуку, совершенно не осознает, в какой грязи он находится». Английская торговля, должно быть, очень глубоко пала, раз она нуждается в подобных охранителях. Эта недостойная система шпионажа дает в руки Стабсу страшное оружие для денежных вымогательств и т. д.

Lord Chief Baron [Лорд-председатель Суда казначейства. Ред.], назначенный вести этот процесс, стал в своем резюме на сторону защиты. Он закончил речь следующими словами:

«Присяжные многим обязаны свободе прессы, но не потому присяжные пользуются независимостью, что пресса свободна, а наоборот, пресса свободна потому, что присяжные независимы. Вы должны взвесить, не переходит ли инкриминируемая статья границ честной критики. Стабс занимает общественный пост и поэтому подлежит критике. Если вы считаете, что «Еженедельник Ллойда» перешел границы честной критики, тогда вы должны присудить истцу соответствующее возмещение!».

Присяжные удалились в свою комнату для совещаний. После пятнадцатиминутного обсуждения они снова появились в зале суда с решением: право на стороне истца Стабса, которому и присуждается возмещение за оскорбление его чести в размере 1 фартинга. Фартинг — самая мелкая английская монета, соответствующая французскому сантиму и немецкому пфеннигу. Стабс покинул Гилдхолл под оглушительный хохот многочисленной аудитории и под эскортом нескольких своих поклонников, от навязчивых оваций которых его скромная особа спаслась только бегством.

Написано К. Марксом 19 декабря 1861 г.

Напечатано в газете «Die Presses» № 353, 24 декабря 1861 г.

Печатается по тексту газеты.

Перевод с немецкого.

К. МАРКС. ВАШИНГТОНСКИЙ КАБИНЕТ И ЗАПАДНЫЕ ДЕРЖАВЫ.

Одной из удивительнейших неожиданностей столь богатой неожиданностями англо-франко-турецко-русской войны [Крымской войны. Ред.] бесспорно явилась принятая в Париже весной 1856 г. декларация о морском праве[263]. Когда началась война с Россией, Англия не применила против нее своего страшнейшего оружия — конфискации принадлежащих неприятелю товаров, перевозимых на нейтральных судах, и каперства. По окончании войны Англия сломала это оружие и возложила обломки его на алтарь мира. Россия, якобы побежденная сторона, получила уступку, которой она тщетно добивалась со времен Екатерины II путем ряда «вооруженных нейтралитетов»[264], войн и дипломатических интриг. Напротив, Англия, мнимый победитель, отказалась от мощных наступательных и оборонительных средств, которые возникли на основе ее морского могущества и которые она в течение полутораста лет отстаивала силой оружия против всего мира.

Человеколюбивые мотивы, выдвигавшиеся в качестве предлога при принятии декларации 1856 г., исчезают при самой поверхностной проверке. Каперство отнюдь не является большим варварством, чем действия волонтерских отрядов или партизан в сухопутной войне. Каперские суда — это морские партизаны. Конфискация частного имущества у лиц, принадлежащих к воюющей нации, производится и во время сухопутной войны. Разве, например, военные реквизиции не затрагивают, наряду с государственной казной неприятеля, также и собственность частных лиц? Сухопутная война по своей природе не угрожает имуществу неприятеля, находящемуся на нейтральной территории, то есть под суверенитетом нейтральной державы. Морская война по своей природе стирает эти границы, ибо море, как общая просторная дорога всех наций, не может находиться под суверенитетом какой-либо нейтральной державы.

Но на деле за филантропическими фразами декларации 1856 г. скрывается большая бесчеловечность. Декларация принципиально превращает войну из войны народов в войну правительств. Она наделяет неприкосновенностью собственность, по отказывает в ней человеку. Она ограждает торговлю от ужасов войны и тем самым делает торговые и промышленные классы равнодушными к этим ужасам. Впрочем, само собой разумеется, что человеколюбивые предлоги декларации 1856 г. предназначались лишь для европейской галерки, совершенно так же, как и религиозные предлоги Священного союза.

Общеизвестным является тот факт, что лорд Кларендон, зачеркнувший английское морское право своей подписью на Парижском конгрессе, действовал, как он впоследствии признал в палате лордов, без ведома короны и не имея на это соответствующих полномочий. Все его полномочия заключались в частном письме Пальмерстона. Последний до сих пор еще не осмелился потребовать от английского парламента ратификации Парижской декларации и подписи Кларендона под ней. Не говоря уже о дебатах по существу декларации, были основания опасаться дебатов по конституционному воп