Сострадание как источник счастья.

Ноттингем, Англия, 24 мая 2008.

Записал и отредактировал Александр Берзин.

[в квадратных скобках приведены пояснения].

Цель жизни в стремлении к счастью.

Мы здесь, мы существуем, и мы имеем право на существование. Даже не наделенные чувствами существа, такие как цветы, имеют право на существование. Если цветы подвергаются негативному воздействию, они восстанавливаются на химическом уровне, чтобы выжить. Но [более того], мы, человеческие существа, а также насекомые, даже амебы – самые маленькие существа, считаемся чувствующими существами. [И у нас, как у чувствующих существ, еще больше механизмов, помогающих нам выживать.].

Согласно обсуждениям, которые у меня были с учеными, термин "чувствующее существо" означает созданий, способных передвигаться по своей собственной воле или желанию. Обладание чувствами не обязательно подразумевает обладающее сознанием существо или человека, находящегося в сознании. На самом деле сложно дать определение тому, что такое "сознание" или "сознательный". Обычно это означает самый ясный аспект нашего ума, но тогда значит ли это, что сознания не существует, когда мы находимся в полубессознательном или бессознательном состоянии? Обладают ли им насекомые? Возможно, лучше говорить о способности к познанию, а не о сознании.

В любом случае, суть того, о чем мы сейчас говорим [используя термин "способность к познанию"] – это способность испытывать чувства: боль, удовольствие или нейтральные чувства. На самом деле удовольствие и боль [а также счастье и несчастье] – это то, что нам необходимо исследовать более глубоко. Например, каждое чувствующее существо имеет право на выживание, а чтобы выжить, необходимо стремиться к счастью и спокойствию: именно поэтому чувствующие существа стремятся выжить. Следовательно, наше выживание основано на надежде – надежде на нечто хорошее, на счастье. Поэтому я всегда прихожу к выводу, что смыслом жизни является счастье. Когда мы испытываем чувства надежды и счастья, наше тело чувствует себя здоровым. Следовательно, надежда и счастье – это положительные факторы для нашего здоровья. Здоровье зависит от счастливого состояния ума.

Гнев, с другой стороны, основан на чувстве незащищенности и влечет за собой страх. Когда мы сталкиваемся с чем-нибудь хорошим, мы чувствуем безопасность. Когда нам что-либо угрожает, мы чувствуем незащищенность, и тогда нас охватывает гнев. Гнев является частью ума, защищающего себя от того, что вредит нашему выживанию. Однако гнев [сам по себе заставляет нас чувствовать себя плохо, и поэтому, в конечном счете, он] вреден для нашего здоровья.

Привязанность является умственным фактором, полезным для выживания. Поэтому даже растения, не имеющие никаких признаков сознания, все же обладают неким химическим веществом, благодаря которому они защищают себя и которое помогает им расти. Наше тело на физическом уровне такое же. Однако наше человеческое тело также обладает положительным свойством: у нас есть сознание и чувства, благодаря которым мы испытываем привязанность к кому-либо или привязанность к нашему собственному счастью. [Гнев, с другой стороны, обладая] аспектом, причиняющим вред, толкает нас прочь от вещей [включая счастье]. На физическом уровне удовольствие[, являющееся результатом счастья,] полезно для тела, в то время как гнев [и вызываемое им несчастье] – вреден. Поэтому [с точки зрения стремления к выживанию] цель жизни состоит в том, чтобы иметь счастливую жизнь.

Я говорю об общечеловеческом уровне. Я не говорю о религии, о дополнительном уровне. На уровне религии, конечно же, существуют различные объяснения цели жизни. Этот дополнительный аспект на самом деле достаточно сложен, поэтому лучше говорить только на общечеловеческом уровне.

Что такое счастье?

Поскольку целью и смыслом жизни является счастье, тогда возникает вопрос, что такое счастье. Временами физическое страдание может приносить даже более глубокое чувство удовлетворения [к примеру, атлету после изнурительной тренировки]. Так что "счастье" в основном означает чувство глубокого удовлетворения. В таком случае, цель жизни, или наша цель, – это удовлетворение.

Счастье, печаль и страдания имеют два уровня: чувственный и умственный. Чувственный уровень у нас общий с мелкими млекопитающими, даже с насекомыми – мухами. В холодном климате, когда появляется солнце, мухи выражают счастье тем, что красиво летают вокруг. В холодной комнате они замедляют движение: это демонстрация печали. А у существ с развитым мозгом ощущение чувственного удовольствия еще сильнее. [В дополнение к этому,] наш развитый мозг – самый большой по размеру, и поэтому мы обладаем интеллектом.

[Что касается] людей, которые не чувствуют физической угрозы, у них счастливая, спокойная жизнь, хорошие друзья, зарплата и имя. Однако даже в этом случае мы замечаем, что, к примеру, некоторые миллионеры, которые чувствуют, что они – важная часть общества, зачастую очень несчастны как личности. Несколько раз я встречался с очень богатыми, влиятельными людьми, которые произвели на меня очень беспокоящее впечатление, что глубоко внутри они испытывают одиночество, стресс и беспокойство. То есть на умственном уровне они страдают.

Мы обладаем изумительным интеллектом, потому умственный уровень нашего опыта превалирует над физическим. Физическая боль может быть минимизирована или сглажена на уровне ума. В качестве небольшого примера, некоторое время назад я был серьезно болен. Я испытывал острую боль в кишечнике. В то время я находился в Бихаре, беднейшем штате Индии, и проезжал через Бодхгаю и Наланду. Там я видел много очень бедных детей. Они собирали коровий навоз. У них не было школ, и мне было очень печально. Затем, в районе Патны – столицы штата, я почувствовал сильную боль, и у меня выступила испарина. Я заметил одного больного пожилого человека, больного мужчину, одетого в белые и очень, очень грязные одежды. Никто не заботился об этом человеке, и это было по-настоящему печально. В ту ночь в моем гостиничном номере я испытывал очень сильную физическую боль, однако мой ум был занят размышлениями о тех детях и о том пожилом человеке. Это проявление участия значительно уменьшило мою физическую боль.

Возьмите, к примеру, тех, кто готовится к Олимпийским играм. Они очень интенсивно тренируются и, независимо от того, какую боль и какие трудности они испытывают, на умственном уровне они счастливы. Следовательно, умственный уровень более важен, чем физический опыт. Поэтому, в жизни действительно важны счастье и удовлетворение.

Причины счастья.

Теперь, каковы причины счастья? Я считаю, что, так как это тело хорошо сочетается со спокойным, а не с беспокойным умом, следовательно, спокойный ум очень важен. Вне зависимости от нашей физической ситуации, наиболее важным является умственное спокойствие. Итак, как мы можем добиться спокойствия ума?

Сейчас освободиться от всех проблем было бы нереально. Если мы сделаем ум вялым и забудем о наших проблемах, это тоже не поможет. Нам необходимо ясно видеть наши проблемы и работать над ними, однако в то же самое время сохранять спокойствие ума так, чтобы наше отношение было реалистичным и чтобы мы были в состоянии хорошо справляться с этими проблемами, хорошо их решать.

Что касается тех, кто принимает транквилизаторы, – у меня нет личного опыта. Я не знаю, остается ли ум острым или становится вялым после приема транквилизаторов. Мне нужно будет об этом спросить. К примеру, в 1959 году, когда я был в Муссори, моя мама, или может быть это был кто-то другой, была взволнована и очень обеспокоена; она плохо спала. Доктор сказал, что есть некие лекарства, которые можно принять, но это сделает ум немного вялым. В то время я считал, что это нехорошо. С одной стороны, вы получаете немного умственного спокойствия, однако, с другой стороны, если побочным эффектом будет вялость, то это нехорошо. Я предпочитаю другой способ. Я предпочитаю, чтобы интеллект функционировал в полной мере, был внимателен и бодр, но не взволнован. Лучше всего непотревоженное умственное спокойствие.

Для этого очень важна сострадательная человеческая заботливость: чем более сострадателен наш ум, тем лучше функционирует наш мозг. Если наш ум охвачен страхом и гневом, наш мозг работает значительно хуже. Однажды я встречался с ученым, которому было более восьмидесяти лет. Он подарил мне одну из своих книг. Кажется, она называлась “Мы узники гнева”, как-то так. Когда мы обсуждали его опыт, он говорил, что, когда он разгневан на какой-либо объект, объект выглядит очень плохим. Между тем, девяносто процентов этого негатива – наша умственная проекция. Это его собственный опыт.

Буддизм говорит то же самое. Когда появляются отрицательные эмоции, мы не способны видеть реальность. Если нам необходимо принять решение, а ум охвачен гневом, тогда велика вероятность того, что мы примем неверное решение. Никто не хочет принимать неверное решение, но в этот момент часть нашего интеллекта и мозга, которая отличает верное от неверного и выбирает лучшее решение, работает очень плохо. Даже великие лидеры переживают это.

То есть сострадание и заботливость помогают уму функционировать более четко. К тому же сострадание дает нам внутреннюю силу. Сострадание дает нам уверенность в себе, и это уменьшает страх, что, в свою очередь, сохраняет наш ум спокойным. Следовательно, сострадание обладает двумя функциями: оно заставляет наш ум работать лучше и дает внутреннюю силу. А это, в свою очередь, является причиной счастья. Я полагаю, что это так.

Далее, другие средства, конечно же, тоже хороши для счастья. К примеру, все любят деньги. Если у нас есть деньги, мы можем наслаждаться хорошими условиями. Как правило, мы считаем это наиболее важным, однако я думаю, что это не так. Материальное благополучие может быть достигнуто посредством физических усилий, а умственное благополучие должно возникать благодаря умственным усилиям. Если мы идем в магазин, даем деньги продавцу и говорим, что мы хотим купить умственное спокойствие, он скажет, что ему нечего продать. Многие продавцы посчитают это каким-то безумием и посмеются над нами. Некоторые инъекции или таблетки, возможно, могут дать нам временное счастье и спокойствие ума, но не на самом глубоком уровне. Мы можем увидеть это на примере психологических консультаций, где нам необходимо усмирять эмоции посредством обсуждения и аргументации. То есть нам приходится пользоваться умственным подходом. Поэтому всякий раз, когда я читаю лекции, я говорю о том, что современные люди слишком много думают о внешнем развитии. Если мы внимательны только к такому уровню, то этого недостаточно. Подлинное счастье и удовлетворение должны происходить изнутри.

Основными причинами этого являются сострадание и человеческая заботливость, а они берут начало в биологии. В младенчестве наше выживание полностью зависит от заботливости. Когда есть заботливость, мы чувствуем безопасность. Когда ее нет, мы испытываем тревогу и беззащиность. Если рядом с нами нет нашей мамы, мы плачем. Если мы на руках у нашей мамы и нас держат бережно, с любовью, тогда мы чувствуем счастье и молчим. Для младенцев это биологический фактор. К примеру, один ученый, биолог, участник движения против ядерного насилия, который был моим учителем, сказал мне, что материнское прикосновение очень важно для роста и развития мозга младенца на протяжении нескольких недель после его рождения. Оно дает чувство безопасности и спокойствия, а это ведет к нормальному физическому развитию, в том числе к нормальному развитию головного мозга.

То есть семена сострадания и заботливости не являются чем-то, что берет начало в религии: они восходят к биологии. Все мы произошли из материнской утробы, и каждый из нас выжил благодаря внимательности и заботливости нашей матери. В индийской традиции мы говорим о рождении из лотоса в чистой земле. Это звучит очень красиво, но, возможно, люди проявляют больше заботливости к лотосам, чем к людям. Поэтому быть рожденным из материнской утробы – лучше. В этом случае мы уже обладаем семенами сострадания, а они являются причинами счастья.