Сталин: Путь волхвов.

Какую тайну могут поведать ездовые лайки Сталина?

В музее Туруханска научный сотрудник Светлана (?) рассказала мне о том, что ею зафиксирован случай, когда Сталин сумел на собачьей упряжке добраться от Курейки до Туруханска за три (!) часа.

Муж этой сотрудницы родом из семьи, во дворе дома которой Сталин устроил в колодце боковой проход к подземной типографии, которую жандармы не могли найти скандально долго — родовой мужа сотрудница музея и объясняет свой жгучий интерес ко всем и всяческим деталям Туруханской «этнографической экспедиции» (ссылки) Сталина. Напомню: туруханская «ссылка» пятая и последняя, 1913–1917 года.

Большая благодарность Светлане (работает в мемориальном домике Сурена Спандаряна) за сведения о контактах Сталина с шаманами. Фамилию, увы, забыл. Виноват.

По реке от станка Курейка до села Туруханское по реке около 120 километров. Но некогда была пробита просека, почтовый тракт, и по прямой путь составлял 80 километров. Повторюсь: это расстояние Сталин мог преодолеть всего за три (!) часа.

Всё познаётся в сравнении. Узнав от упомянутой сотрудницы о собачьей упряжке Сталина, я тут же бросился изучать книги Джека Лондона — а кто ещё из известных писал о ездовых собаках?

Выяснилось, что 80 километров главный супермен Джека Лондона Харниш из «Время-не-ждёт» тоже преодолевал. На собаках и почти в тех же широтах, правда, несколько южнее. Но герои Джека Лондона преодолевали это гигантское для собачьей упряжки расстояние в самых благоприятных условиях: пустые нарты, накатанная дорога, молодой, спортивный, здоровый каюр, чемпион, двадцать пять лет, бежит, обгоняя собак. А Сталин был несколько сухорук, прихрамывал, туберкулёзник, да и дорога вряд ли могла быть плотно укатанной.

И самое главное: супермен Джека Лондона мог поставить рекорд Аляски в 80 километров за целый день. А Сталин всего за три часа.

За счёт чего Сталин достигал столь выдающегося результата? Хлестать собак кнутом для достижения рекордных скоростей бесполезно: разве что аллюр может поменяться с очень медленного на просто медленный, а то и на вовсе никакой.

К примеру, собаки попали в наледь (вода поверх льда). Выбравшись из воды, собаки тут же ложатся и начинают выгрызать немедленно образовавшиеся ледышки. Если собак начать гнать до того как выгрызут, лапы сотрутся в кровь и собаки бежать не смогут вообще. Вожак упряжки, выгрызя свои ледышки, оглядывается: все ли выгрызли? Если нет, то вожак ждёт.

В книге Николая Шундика «Белый шаман», за которую он в году, кажется, 1981-м получил Государственную премию, описывается, что белый шаман с Крайнего Севера впрягал в упряжку слепого волка. Впереди упряжки пускал. За счёт этого нетривиального приёма, по Шундику, упряжка белого шамана и была в округе лучшей.

Понятно, что белошаманных приёмов пробуждения в собаках сил должно быть много. Сталин не мог эти приёмы не знать — ведь прожил с шаманами столько лет! Приёмы шаманов, естественно, отличаются от приёмов просто аборигенов, а тем более оболваненных цивилизаторами горожан. Шаманы более остальных в гармонии с природой. Именно поэтому, когда потеряется корова или лошадь, безнадёжно потеряется, простой человек идёт к шаману — привожу тувинский пример — тот открывает заслонку печи и в отверстие произносит имя потерявшегося животного. И оно возвращается само. Так есть, хотя ложные теории жизни, которые вбиты в наших детей поджопниками, не в состоянии эту практику вобрать.

Опытные каюры прошлого говорили, что собаки могут многое, и бежать могут много быстрее, чем на самых-рассамых соревнованиях, но им мешают. Мешают каюры. Они не в гармонии с природой.

Сталин, получается, собакам умел не мешать.

Был в гармонии с природой Сталин. Что естественно для жреца гиперборейской школы шаманизма.

Людей обмануть можно, собак Севера — никогда.

Жидва аборигенам втюхивает, что Сталин был деспот, не давал, дескать, душе развернуться.

Точно, развернуться мешал — но только душам жидов.

А вот настоящим людям Сталин, как и собакам, умел не мешать — и тому свидетельство само существование стахановского движения. И вообще массовый героизм Великой Отечественной, уровень которого прежде был не достижим ни в каких войнах России. Да и вообще, вся сталинская эпоха — свидетельство свободы для душ благородных. Что удивляться, что жиды и даже просто шкурники ту прекрасную героическую эпоху, чистый мир Сталина, вспоминают с ужасом.

А насчёт лаек упряжки Сталина — так о них можно получать сведений не только в музее Туруханска. Истина о лайках Сталина просто витает в воздухе. Никто из правителей России кроме Сталина не мог развернуть стахановского движения. Стахановское движение — это выдавливание из человека жида и вызволение героя, творческой натуры. В самом деле: дал четырнадцать дневных норм за смену, получил орден, четырнадцатикратную зарплату, а через месяц-два эти четырнадцать норм утвердили как одну. Хочешь не хочешь, а потей каждый день. А зарплата прежняя. Ну, может, чуть выше. Решиться пойти на бремя усиленного труда при той же зарплате может только человек, который в гармонии не просто с самим собой, но с духом рода, радеющего в преддверии Войны об индустриальном вооружённости Прародины. Проще говоря, стахановцы и их бугор Сталин были в гармонии с природой.

Итак, духи предков-героев выводят Сталина на посвящение в условия Заполярья (за счёт жандармского управления), где передвижение возможно на упряжках или оленьих, или собачьих. Возить в те концы, куда путешествовал Сталин, «сидя» в Курейке, никто не будет. Надо только самому. Я вот тоже, гоняясь по Заполярью по следам Сталина, был вынужден освоить снегоход. Болтаться пассажиром в корыте нарточек, которые цепляют позади снегохода, мозги вышибить может на хрен — на торосах молотишься головой о дно, выругаться даже не можешь, язык откусишь. Я один раз так ездил, знаю, прочувствовал. Больше не хочу. Да и куда класть водителю груз, если в корыте гость головой о дно на торосах молотится? Так что всё самому. Наличие собачьей упряжки у Сталина, склонного передвигаться по священным Белым горам, самоочевидно даже без исторических свидетельств.

Полезно напомнить, в каких условиях Сталин с загадочной Анной Алексеевной Шадриной проходил «восьмёрку» и «девятку». Текст взят из «Время-не-ждёт» Джека Лондона:

«…Жизнь они вели простую и суровую. Позавтракав, они с первыми проблескам и тусклого рассвета они выходили на работу, а когда темнело, стряпали, прибирали лагерь; потом курили и беседовали у костра, прежде чем улечься спать, завернувшись в заячий мех, а над ними полыхало северное сияние и звёзды плясали и кувыркались в ледяном небе. Пища была однообразная: лепёшки, сало, бобы, иногда рис, приправленный горстью сушёных слив. Свежего мяса им не удавалось добыть. Кругом — ни намёка на дичь, лишь изредка попадались следы зайцев и горностаев. Казалось, всё живое бежало из этого края. Это было им не в новинку; каждому из них уже случалось видеть, как местность, где дичь так и кишела, через год или два превращалась в пустыню…

…Апрель был на исходе, бурно наступала весна. Дни стали длиннее. Снег таял в лучах солнца, из-под него выбивались тонкие струйки воды. Сутками дул тёплый и влажный юго-западный ветер, и за одни сутки снег оседал на целый фут. К вечеру подтаявший снег замерзал, и по твёрдому насту можно было идти, не проваливаясь. С юга прилетела стая белых пуночек и, побыв один день, опять улетала, держа путь на север. Однажды, ещё до вскрытия реки, высоко в небе с громким гоготом пронёсся на север клин диких гусей. На ивовом кусте у реки набухли почки…

…Только двадцатого мая Стюарт наконец вскрылся. Ледоход начался в пять часов утра; день уже сильно прибавился, и Харниш, приподнявшись, мог видеть, как идёт лёд. Но Элия уже ко всему был безучастен; сознание едва теплилось в нём, и он лежал без движения. А лёд нёсся мимо, огромные льдины наскакивали на берег, выворачивая корни деревьев, отваливая сотни тонн земли. От этих чудовищной силы толчков всё кругом содрогалось и раскачивалось. Час спустя ледоход приостановился: где-то ниже по течению образовался затор. Тогда река стала вздуваться, всё выше, пока он не приподнялся над берегом. Вода с верховьев всё прибывала, неся на себе всё новые и новые тонны льда. Громадные глыбы с ужасающей сталкивались, лезли друг на друга, стремительно подскакивали вверх, словно арбузное семечко, зажатое ребёнком между большим и указательным пальцем; вдоль обоих берегов выросла ледяная стена. Потом затор прорвало, и грохот сшибающихся и трущихся друг о друга льдин стал ещё оглушительней. С час продолжался ледоход. Вода в реке быстро убывала. Но ледяная стена по-прежнему высилась над берегом…

…Герои обычно не склонны превозносить геройство, но даже пионеры этой молодой страны, несмотря на юный возраст Элама Харниша, признавали право старшинства. Никто из них не ступал на эту землю до него; никто не совершал таких подвигов; никто, даже самые выносливые, не мог тягаться с ним в выдержке и стойкости. А сверх того он слыл человеком храбрым прямодушным и честным.

…Золотоискатели Юкона ставили на карту свою жизнь ради золота, а, добыв его, проигрывали друг другу…

…Это был мёртвый мир, мёртвый и серый. Погода стояла ясная, сухая — ни тумана, ни мглистой; и всё же небо серым полотном простиралось над головой. Не тучи омрачали его, не было солнечного света, и поэтому день казался ненастным. Солнце поднималось к зениту далеко на юге, но между ним и скованным льдом Юконом изогнулся горб земного шара. Река была окутана вечерними тенями, и самый свет дневной походил на долгие сумерки. Когда до полудня оставалось пятнадцать минут, в широком изгибе Юкона, где открывался вид на юг, над горизонтом показывался верхний край солнечного диска. Но солнце не поднималось отвесно, оно двигалось наискосок, и в двенадцать часов нижний край его едва оторвался от линии горизонта. Это было угрюмое солнце, тусклое, без блеска. Оно не излучало тепла, и можно было, не щурясь, глядеть на него. Едва достигнув зенита, оно снова начинало уходить по косой за горизонт, и уже с четверть первого Юкон и берега его снова оделись сумраком.

Люди и собаки неустанно мчались вперёд. И Харниш и Кама обладали способностью дикарей утолять голод чем и когда придётся: они могли наесться до отвала в один присест, но могли и обходиться много часов подряд без пищи. Собак кормили только один раз в день, и редко на долю каждой приходилось больше, нежели фунт вяленой рыбы. Они были очень голодны и в то же время в превосходной форме…

…Проснувшись наутро, они увидели, что их одеяла на десять дюймов засыпаны снегом. Собаки зарылись в снег и не проявляли ни малейшего желания вылезти из тёплой норы. Свежевыпавший снег сулил тяжёлую дорогу: нарты уже не будут скользить быстро и легко, а людям придётся по очереди идти впереди упряжки и лыжами уминать снег, чтобы лайки не увязали в нём. Этот снег ничуть не похож на тот, который известен жителям Юга. Он твёрдый мелкий и сухой, совсем как сахар. Если подбросить его ногой, он взлетает в воздух со свистом, точно песок. Из него нельзя лепить снежки, потому что он состоит не из хлопьев, которые можно плотно скатать, а из кристаллов — крохотных геометрически правильных кристалликов. В сущности, это вовсе и не снег, а иней…

…Так они шли день за днём, без передышки, по рыхлому, неутоптанному снегу. Это был изнурительный, однообразный труд — не то что весело мчаться по утоптанной тропе. Сменяя друг друга, они по очереди расчищали собакам путь шириной в ярд, умная снег короткими плетёными лыжами. Лыжи уходили в сухой сыпучий снег на добрых двенадцать дюймов. Тут требовалась совсем иная работа мышц, нежели при обыкновенной ходьбе: нельзя было, подымая ногу, в то же время переставлять её вперёд; приходилось вытаскивать лыжу вертикально. Когда лыжа вдавливалась в снег, перед ней вырастала отвесная стена высотой в двенадцать дюймов. Стоило, подымая ногу, задеть эту преграду передком лыжи, и он погружался в снег, а узкий задний конец лыжи ударял лыжника по икре. Весь долгий день пути перед каждым шагом нога подымалась под прямым углом на двенадцать дюймов, и только после этого можно было разогнуть колено и переставить её вперёд.

По этой более или менее протоптанной тропе следовали собаки…».

(Джек Лондон, «Время-не-ждёт»).

Тираж книг Джека Лондона только у нас в стране десятки миллионов. Девчонки в додемократические времена, читая, пысали кипятком. Ну что стоило Сталину рассказать этим девчонкам о своих приключениях в Заполярье? Учитывая, что лучшие из героев Джека Лондона по сравнению со Сталиным просто отдыхают, уделались бы по самые уши. Любовные письма от девчонок к Гитлеру шли мешками, к Сталину бы шли эшелонами. Полстраны со временем носило бы имя «Иося». А половина — «Ася».

Однако Сталин о своём доступе в священный мир сам никому ничего не рассказывает. Более того, и другим рассказать не позволяет. Булгаков дотумкал, наконец, в 34-м, кто такой Сталин, и написал пьесу «Вставший из снега» («Батум»), в том смысле написал, что Сталин Предречённый. Это произведение Сталин к публикации запрещает. «Батум» — единственное запрещённое Сталиным произведение Михаила Булгакова. Запрещённое, но не уничтоженное. Эту деталь «не уничтоженное», думается, справедливо соединить со сталинским пророчеством: я знаю, что на мою могилу нанесут кучу мусора, но ветер истории безжалостно развеет её.

Сталин не даёт ходу рассказам очевидцев, как он под бомбёжкой в 41-м не ложился, пока вся охрана и сопровождающие лежали в кюветах не подымая головы. Никто сейчас не знает, что он сделал такого в Царицыне, раз население ещё в 1925-м пожелало переименовать город в Сталинград — Сталин и это озвучить не пожелал. Хотя мог. Сталин не рассказал, каким образом, используя теорию стаи, он гроссмейстерски выиграл Войну. Но опять-таки не уничтожил ни архивы, ни свидетелей. Всё это говорит о том, что он предзнал, что в нужное для дела Круга Героев время всё это выплеснется на поверхность — и послужит благословением для дела Круга Героев.

Сведениям о своих приключениях в Заполярье ходу не даёт — однако «Тараса Бульбу», единственное известное мне произведение с достаточно густой тенью Круга Героев, в Горошихе оставляет.

О знании алхимии ни гу-гу. (Алхимия это наука вовсе не о получении золота из дерьма, а специфический способ познания устройства мира). О чуме изгоя на Половинке тоже молчок. О совмещении с шаманами и волхвами разве что не всех народов я уж и не говорю. На трибунах, и даже в Георгиевском зале среди стахановцев Сталин говорит, что он по сравнению с Лениным замухрышка (Сталинское слово). Да это Ленин по сравнению со Сталиным замухрышка. Супермены Джека Лондона, которыми восхищались романтики во всём мире, и те рядом со Сталиным законченные замухрышки.

Вместо правды о себе, которой невозможно не залюбоваться человеку, не боящемуся Суда Вечности, Сталин, лично редактируя составленные о нём биографии, представляется грузином (коим быть никак не мог, будучи сыном матери-осетинки и отца-русского), сыном сапожника, читавший только брошюры для жидовствующих. Однако открыто создавал все условия для работы певцу слияния с природой Михаилу Пришвину, мистику Михаилу Булгакову и патриоту графу Алексею Толстому.

Справедливо ли всё это называть культом личности? В смысле необоснованного самовозвеличивания? Который Сталин якобы сам и «раскручивал»?!

Странный какой-то способ самовозвеличивания.

Получается, Сталин себя не возвеличивал, а самоуничижал.

Правильней назвать не культом Личности, а культом сапожника.

Даже культом помощника сапожника.

Какой цели (не в смысле СЛТ, а в обыденном смысле) аскет Сталин культом помощника сапожника достигал? Вернее не цели, а преимущества?

Только ли цель дезинформировать врагов России (Прародины)? Невозможность просчитать его намерения, конечно, плюс для России — в то время. Выигрыш тактический, но не стратегический. Сталин не мог пренебречь стратегией, никак не мог. Не такого масштаба человек. Он жил за пределами своей биологической жизни, и все тактические его действия были подчинены большой стратегии Победы дела Креста Героев и Круга Дев. Смехотворный «культ личности» «невежественного сапожника», на удочку которого попалась все поколения жидвы и толпарей, должен иметь и стратегическое объяснение.

Почему же Сталин скрывал роль тайн Валькирии в своей жизни и в истории побед России?

Как ни крути, а мы вновь выходим на обсуждённую уже концепцию Великого Унижения России, как необходимого этапа в давным давно предречённом даже провидцами из непосвящённых возвращения древней религии Солнца и огня. Ну и конца Тьмы, Победы над Тьмой, достижение которой суть всемирной истории человечества.

В этой главе мы можем обсудить разве что тактические преимущества от разыгрываемой сталиным карты «помощник грузинского сапожника».

Сталин «культом личности помощника грузинского сапожника», к примеру, сохранял крепость семей. Не с чем было жёнам сравнивать, Харниш был не более чем литературной выдумкой, как следствие, бытовых мужей жёны уважать должны были больше.

А в мужей культом личности «помощник грузинского сапожника» вдыхал стремление к саморазвитию, к раскрепощению. Меня поразило содержание сталинской статьи «Август Бебель…». Статья эта включена во второй том недоизданного тринадцатитомного собрания сочинений Сталина. Приурочена она к какому-то юбилею Бебеля. От книги Августа Бебеля «Женщина и социализм», напомню, «принимала крещение» сталинская гвардия, это уже было обсуждено в кругу, в который входил Пришвин. Сталин не мог об этом не знать.

Кроме того, Сталин уже был знаком с Культом Девы, по меньшей мере, по Сольвычегодской ссылке, и не мог не понимать, что «крещение» в «женщине грядущего» Бебеля и посвящение в культе Девы явления однопорядковые. Фундамент общий: обретение ощущения Великой Цели, Центрального события истории, СЛТ, слияние с мечтой о Великой Свадьбе Грядущего. Ко времени написания статьи о Бебеле Сталин с волхвом Афанасием Черных (Белых) уже читал деревянную дощечку, о содержании текста которой в книге «Сталин: прозрение волхва» я сделал предположение, что это запись пророчеств. Может быть, конечно, на дощечке были и пророчества, но, может быть, на ней излагались основные принципы Гребня Девы, наподобие того как он изложен в Приложении. В самом деле, что могло уместиться на только одной дощечке? Дело, напомню, происходило в Сольвычегодске в 1909–1911 годах.

Казалось бы, юбилей Бебеля повод сказать о смысле и Пути к чистой женщине Грядущего — но о чём пишет Сталин? О том лишь, каких высот достиг простой помощник, не помню, тоже, кажется, сапожника. Стал писателем, автором книги, выдержавшей сотню с лишним переизданий, руководителем немецких социалистов. Дескать, кем Бебель был, а кем стал.

На самом деле Бебель был вождём немецких «рыцарей», готовых хоть в тюрьму, хоть на каторгу ради прекрасной женщины Грядущего.

То есть с Бебелем та же в точности комбинация, что и продвигаемая Сталиным концепция своих официальных биографий «помощник грузинского сапожника». Всё та же забота о раскрепощении мужчин России, тот же подход, который позволял «раскрутить» стахановское движение и который позволял упряжным лайкам показать сверхрезультат. Сталин ободрял даже тех людей, которые не способны на посвящение в волхвы.

Ещё раз: культ Личности Сталина — способ ободрения инфантильных неугодников, способ поднять их дух на более высокий уровень.

Напомню, слово «культ» происходит от корня КЛТ, обозначающий «обучение, наставничество». (Новое, прежде не упоминавшееся, значение на венгерском: alkoto — творить, созидать, alkot│ni — творец) Жидовское толкование слова «культ» как «поклонение», типа лбом об пол — очередная жидовская дурилка.

Могу, конечно, предложить и более низменное объяснение появления культа Личности.

Представьте себе ситуацию сталинской эпохи: лучшие люди из коренных народов встали на сторону Сталина. Предавшего золотой свет Троцкого из России хоть и выслали вон, но низовая жидва осталась, она затаилась, но мечтает о реванше (хрущёвине-ельцинщине). Бодаться со Сталиным, находившемся у власти, лоб в лоб для дегенератов дело безнадёжное. Какие остаются для жидвы способы борьбы со Сталиным и в его лице с надвигающимся Страшным Судом по справедливости? Только один: в информационном поле попытаться довести ситуацию до абсурда. Например, на каждом углу звенеть, что Сталин — гений, не объясняя, естественно, что такое гений, что такое СЛТ и каков к СЛТ Путь. Посредственностям (не неугодникам) тема гениальности даже без понимания её сути неприятна, они её не выносят, противятся порой до судорог, до сучения ногами по полу. Можете убедиться в этом при контакте с любым первым встречным. Журналисты знают как сладко толпе толкование гениальности, как последствия, скажем, опухоли мозга. Или объяснять гениальность вялотекущей шизофренией (как известно, под этот диагноз подпадает 98 % населения). Таким образом, звон жидов о гениальности Сталина должен был оттолкнуть от Сталина существенную часть населения, разрыхлить страну и тем уменьшить наши шансы на победу в Войне и вообще Победу.

Приём доведения ситуации до абсурда имел также и то преимущество, что формально за шпионаж (а ведь такие действия явно на пользу врагов России, что это как ни шпионаж?) жидву отправить на лесоповал было затруднительно. Функционеры органов госбезопасности вряд ли бы догадался до приведённой только что истины о вредительстве абсурдом, которая мне, как бывшему зятю главного раввина самоочевидна.

Итак, буддирование жидвой темы гениальности — а интонации важнее формального значения слов — объективно должно было привести к ещё большим нашим потерям в Войне. К этим потерям и подталкивали поводыри отцов и дедов ельциноидов.

Как Сталин этому способу разрыхления России в преддверии Войны мог противодействовать? Лоб в лоб он бодался редко. Малоэффективно и неумно.

Козни евреев обличать? Кто от вида омерзительных картинок станет лучше? Способ освобождения из-под евреев есть, и очень эффективный, другое дело, что Сталин не имел права его использовать — а кто-то из его преемников. Не мог — и пока промолчу почему. Тут точно такой же случай, как и с победным планом ведения Войны: озвучь Сталин этот план заранее, Гитлер бы не втянулся в ловушку Сталинграда и вообще бы вёл Войну иначе.

Способ же следующий. Рабство евреям основано на жадности аборигенов и их жалости к себе. Жадность — феномен попроще. Жадность — следствие ограниченного жизненного опыта, когда человек не познал наслаждений своего тела-кама и поэтому связывает удовольствие с предметами и услугами, которые можно купить за деньги. Всё это связано со сценарием жизни внутри идиотической концепцией жизни homo sapience. Но как только сценарием жизни становится «цифра», двенадцать ступеней обретения мудрости и Силы, все покупаемые за деньги удовольствия становятся смехотворны, ничем, пустотой. Жадность — следствие немасштабного взгляда на жизнь и пребывания в дурилке.

Жалость к себе — враг посложнее. Жалость к себе появляется в результате тупого следования сценарию жизни, который тебе вкатали родители, и который ты себе подредактировал в соответствии новыми веяниями в стае. Невозможность реализации дурацкого сценария и порождает жалость к себе, результатом которого является повышенное артериальное давление и прочие болезни.

Преодоление жалости к себе начинается тогда, когда человек выходит за рамки нынешнего своего биологического воплощения, и начинает планировать следующее своё воплощение, составлять сценарий, включающий и необходимые для формирования благородных черт характера ужасы, без которых в следующем воплощении «девятку» не пройти. Да что там «девятку» — и все предыдущие ступени тоже! Коридор прохода на Варгу в любом воплощении очень узок, когда это в процессе познания жизни и судеб осознаёшь, то перестаёшь жалеть себя в трудностях, которые кам сам же для себя и сконструировал в предыдущем воплощении своего духа. Начинаешь понимать, что и твой предшественник стоял перед той же проблемой ужасов и обойтись без них, прокладывая Путь в следующем воплощении, тоже не мог. Осознав узость коридора, уж точно освобождаешься от всякой к себе жалости.

Сталин, понимая всё это, понимая слабость людей вообще, и, прежде всего, трусость мужчин перед болью в познании правды о реальной женщине, а потом и о себе, всегда действовал тоньше. Инфантильных неугодников также надо было ободрить — без этого никак. А ещё стояла проблема посредственностей, коридор управления которыми в каждой эпохе тоже отнюдь не бескраен. И тогда Сталин начинает на собраниях говорить, что он по сравнению с Лениным сущий замухрышка. Надо понимать, что, раскручивая культ Ленина (любителя евреев), брезговавший жидами Сталин отнюдь не изливал душу, а нейтрализовал потаённую ненависть посредственностей к теме гениальности. Отказавшихся от собственной гениальности. Отказавшихся из трусости. Бесталанность — обличение для каждого толпаря. Что удивляться, что толпарь смиряется с гениальностью других только при помощи фантазмов, что гениальность есть следствие опухоли мозга, психических отклонений или аномально скверных условий рождения.

Сталин, желая одних ободрить, а других нейтрализовать, то, что он — гений, всеми силами скрывал. Отсюда и культ Ленина, и сокрытие Пути становления Волхва, в частности, обстоятельств своего личного шаманского посвящения.

Сталинская маска «сапожник-грузин» спасла в Войну миллионы русских жизней.

Но эта глава не о Сталине, как Учителе, а всего лишь о тайне, которую могут поведать лайки Сталина.

Лайки упряжки Сталина открывают нам ту простую истину, что Сталин вовсе не был подавляющим индивидом (по типу Гитлера и Ельцина), как внушают нам изовравшиеся цивилизаторы. Он не мог заставить ни первую жену поменять вероисповедание, ни вторую не помышлять об адюльтере. Сталин был человеком, умевшим не мешать, более того, умевшим ободрять и возвышать. Он был Великим Каюром — во всех смыслах.

КР по Гребню Девы «край-путь-Прародина», вообще тема дороги от окраин до кара-неба, которое астрономы называют Скоплением Девы. Основное значение слова «каюр» обозначает, конечно же, настоящего каюра.

А ещё лайки упряжки Сталина рассказывают нам об отношениях Сталина и Анны Алексеевны: раз секрет великого каюра в гармонизации усилий собак, то кто как не шаманка, обучавшая Сталина охоте, могла обучить его и искусству не мешать собакам и неугодникам, как естественным объектам природы.