Сталин: Путь волхвов.

Бурятский след.

Коба на священную гору Кит-Кай (у её подножия располагалась старая Новая Уда) взбирался часто, много раз. Об этом вспоминают, об этом есть даже архивное свидетельство, на которое не удосужились обратить внимание пишущая о Сталине братия, не доросшая до Варги. В знаменитом в Усть-Удинском районе Иркутской области письме школьников Сталину говорится прямо: «…Киткой-гора, на которую вы так любили взбираться».

На южном склоне священного Кит-Кая буряты улуса Хангой проводили священные обряды. Сверху Сталин эти обряды не наблюдать не мог — и наблюдал.

Мог ли 23-летний Коба, в столь юном возрасте разгадавший тайну Кит-Кая, в них участвовать?

Бурятский шаман Григорьев из улуса Харюзовка Ясачная (там сейчас союз фермерских хозяйств имени Сталина) меня к обряду допустил ещё в первое моё посещения Кит-Кая. Сталина-то уж допустили тем более. Человек, как-никак, в «этнографической экспедиции». Как-никак, на лоха развёл царское жандармское управление.

Обрядов у бурят много, обычаев тоже, расскажу пока только об одном — который меня поразил и открыл глаза на многое.

Бурятские юрты хоть и круглые, а угол в них всё равно есть. Почетный. У него два названия: хоймор (МРК) и уракша (КРС).

Четыре качества на слуху у хоймора:

Во-первых, это место для гостя, оно почётное, женщинам там садится не позволяется;

Во-вторых, место это как бы нехорошее (точнее, хорошее не для всех, для жидов оно в проклятие);

В-третьих, в хойморе хранились высушенные последы (или пуповина, то, что соединяет ребёнка и мать во чреве) предков и обитателей юрты;

В-четвёртых, хоймор строго ориентирован в пространстве.

Описание этих качеств хоймора есть и в академическом издании «Обряды в традиционной культуре бурят», М., 2002, ведущий автор — известная Т. Д. Скрынникова. В упомянутом издании не проводится анализ хоймора, что и понятно, для этого надо владеть Гребнем Девы и обладать редчайшей способностью думать головой.

А мы этот анализ проведём.

Те группы бурят, которые живут строго на юге от Путорана (Прародины Прапредка), ориентируют хоймор на север, а те группы бурят, которые от Путорана живут на юго-востоке, ориентируют на северо-запад. Чуваши, живущие западнее, ориентируют на восток. И так далее. Место пересечения азимутов — плато Путорана (священные Белые горы). Не Северный полюс, как веруют сторонники гиперборейской концепции, целиком и полностью опирающейся на западные текстовые источники (идиотический источник!), а на Путорана-Прародину.

Да и само слово уракша (КР-С) с помощью Гребня Девы прочитывается как «направление на Прародину». А сам обычай хранения в уракша последов предков недвусмысленно указывает на тему рождения, на тему предков и Прапредка вообще.

О том, что на всяком по-настоящему святом месте пребывание для недостойных обращается в проклятие, а для достойных, наоборот, в благословение, я уже писал в предыдущем томе. На всяком, а на Прародине в особенности. Сталин на Путорана выздоровел, а жидовствующие марксисты, наоборот, заболевали и нередко умирали.

Так что любая деталь хоймора (пуповина, ориентация, селективное воздействие) говорит только об одном: о Прародине и Пути духа Прапредка.

Можно добавить разве только то, что и слово хоймор (МРК) говорит о том же самом — «дух волка, Свадьба, Храм, Маруха (возлюбленная)».

Уракша (КРС) от того же корня, что и «красный угол».

Буряты в совсем ещё недалёком прошлом относились к культуре бесписьменной, то есть бурятские шаманы определяли месторасположение Прародины не по карте, а непосредственно. Такой способ естественен для всякого, кто прошёл Врата в стихию земля, и, как следствие, Землю воспринимает как целое. Осознают благословение её неравномерности при посвящении в Истину.

Это ощущение земли сродни ощущениям удачливого охотника: он чувствует зверя, он чувствует, в каком направлении следует идти, чтобы была удача. О том, что это ощущение у удачливого охотника есть, говорит его сравнительная с остальными охотниками удачливость на охоте. Знаю случаи, когда таких охотников, состарившихся настолько, что они уж и ружья-то поднять не могут, соседи всё равно берут на охоту и выделяют ему большую часть добычи.

Охотник из меня нулевой, попыток мало, а вот ощущение земли у меня есть, что проверяется той удачливостью в поисках материала для книг, подобных которым, в сущности, ещё не было.

Так что, если Коба к 23-м годам и не знал о месте расположения Прародины, то мог это выяснить уже в первую свою «этнографическую экспедицию». А если он Прародину уже чувствовал, как и всю Землю в целом, то получил подтверждение. Подтверждения, знаете ли, укрепляют.

Сверх того, Сталин на Кит-Кае мог наблюдать и ёхор вокруг сэрге (хоровод, вокруг символа мудрости, Храм Героев вокруг оси истины). По меньшей мере, убедился, что в глубине души и бурят тоже живёт всё та же, что и в других народах, сокровенная мечта о Великой Цели.

У подножия Кит-Кая Коба жил в русской избе, в которой не могло не быть красного угла. Поскольку Хангой и Новая Уда сливались, то не сравнить красный угол русских и уракша бурят мог только тупица, вконец оболваненный ложными постулатами какой-нибудь новой религии.

В литературе о пространственной ориентации красных углов древних русских изб ни гу-гу. Последы, может, русские тоже когда-то захоранивали, но обычай не сохранился, подобно тому, как на сегодняшний день этот обычай у европеизированных в XX веке бурят тоже практически утрачен. В литературе анализа ориентации красных углов русских нет ничего. Во всяком случае, на поверхности.

У Сталина же материала для анализа было предостаточно. Дело в том, что в соседнем районе жили ещё и исповедники старообрядческого согласия, которое простонародье называло «дырниками». У «дырников» в красном углу икон не было, но продалбливалась сквозное отверстие, сквозь которое, обращаясь к чему-то (к Прародине?) и молились. Не смог выяснить, ориентированы были их дыры или нет, но ясно, что «дыра» почерпнута из древней традиции исконной веры красный угол ориентировать. Дело не в «дыре», не в природе, и не в небе, в конце концов, можно было молиться и в окно. Следовательно, дело в направлении, в оси. Отголосок всё того же смысла красного угла как «ось на КР, Прародину».

Общался ли Сталин с «дырниками» или нет, свидетельств не обнаружил, всё возможно, ведь Новая Уда стояла на тракте и мимо проезжали разные люди. Но слышать о «дырниках» Сталин, наверняка, слышал. Вот и новый для Кобы объём для размышления о сущности красного угла. А сущность его — важная для полноценной жизни каждого связь с Центром Событий, как следствие и с понятием Прародины, без которого сложнее понять общий ход мировой истории. Эти представления — святое святых.

Смысл красного угла ныне забыт, осталось только интуитивное уважение. А то, что низшие касты о Прародине не задумываются, так это естественно. Кесарю — кесарево, прислуге — прислугово, а счастливым — полнота ведения.

Сталин мог, конечно, знать о Прародине и ещё до своей первой сибирской экспедиции. Но мог и не знать. Как бы то ни было, вряд ли он упустил свой шанс понять, знакомясь со священнодействиями народа, населявшего улус Хангой.

А раз понял, то мы находим объяснение ещё одной загадке в жизни Сталина, о которой речь в следующей главе.