Сталин: Путь волхвов.

Жреческая тайна курительных трубок Сталина.

Сталин курил трубку — и об этом знают все. В любом фильме её из рук не выпускает.

Но не все знают, что это означает: курить трубку.

Многие — увы, и я тоже до недавних пор, до тех пор, пока, чтобы написать эту главу, сам не начал курить трубку — думают, что курить трубку то же самое, что курить сигарету, сигару или ныне уже практически забытые папиросы. Но это не так. Курение сигарет — это занятие для низших каст, для исполнителей.

Трубку, понятно, тоже можно курить наподобие сигареты, но такое обращение с трубкой — надругательство над самим собой.

К счастью, есть люди, которые ощущают, что трубка не так себе предмет. Точно, трубка — предмет не бытовой. Подобно Граалю (Чаше Девы) и всем воплощениям Посоха Девы, Трубка — это вещь (по Гребню Девы ВСТ — «весть»). А если угодно слово «предмет», то этот «предмет» явно древний и явно жреческий.

В энциклопедиях пишут, что табак пришёл от индейцев майя, и курить его было дозволено только высшим жрецам.

Словари и справочники пишут великие путаники, обычные технические исполнители. Высшие жрецы не «курили табак», они доросли получать совет от стихии огня с помощью Трубки. С Трубкой, скорее всего, так же, как с Чашей Грааля: достойно воспользоваться может только ваиргин, человек с Варги, идущий к Цели. Человек способный воспринять Весть. Весть же в Триединстве способен воспринять только небесный в человеке «Сталкер», то есть тот, кто умеет «читать» телом, если угодно, спинным мозгом или сердцем. (Об этом подробно в предыдущем томе, в части, посвящённой сталинской секретной Стройке 503, инициатической Зоне, ведущей на Путорана).

Или, выражаясь языком поэтическим: предмет превращается в высшее своё воплощение, в почти эйдос, в вещь, только от особого одухотворяющего тепла, исходящего от сердца достойного.

Иными словами, трубка может заговорить только в руках посвящённого. «Заговорить» — значит провести «Сталкера» в места доступные не для всех.

Что до низших каст прислуги и управителей, то, углядев трубку в руках высшего жреца, они, конечно, смогли изготовить похожий предмет, и дым пускать научились — но курить не научились. (В корне КР прописана тема дороги, и сам процесс и крайние его точки: от края-коры до «противоположности» — центра, то есть Прародины. Однокоренное слову «курить» слово «торкнуть» означает «догадаться».).

Так что, читатель, не удивляйтесь, ниже обнаружив концепцию курения совершенно иную, чем исповедует мировая стая ротовыми отверстиями её элементов.

Концепция курения у стайных известна: получение удовольствия, лёгкое наркотическое опьянение. Есть, разумеется, и варианты. Скажем, начинают рассуждать об аромате табака, особенном вкусе. Но Сталин, имея возможность, как руководитель великого государства, употреблять сорта табака самые изысканнейшие в мире, курил доступный во всех табачных ларьках табак, который добывал из папирос «Герцоговина Флор» или, реже, «Казбек», папиросами не самыми дешёвыми, но и не дорогими, во времена Сталина доступные всем и каждому.

Вот, что пишет о курении Артур Конан Дойл, описывая, разумеется, Шерлока Холмса:

«…Он был в плохом расположении духа, бледен, весь в пыли и валился с ног от голода и усталости. На столе его ждал холодный ужин. Утолив голод, он раскурил трубку и приготовился в своем обычном полушутливом тоне рассказывать о своих неудачах, к которым он всегда относился с философским спокойствием…».

Шерлок Холмс, может и проницательнейший среди цивилизованных, но по сравнению с великими шаманами, учившими Сталина относиться к Трубке, как к вещи, совершеннейшее ничто. Запомните, что написал Конан Дойл — потом посмеётесь над идиотизмом европейцев и их лучших авторов.

Мировая стая ротовыми отверстиями некоторой части наркоманов заявляет, что наркотик, в частности табак, может унести в миры необыкновенные, даже непосредственно в присутствие Божье. Сладкая обманка. Но только сладкая — и ничего больше. Обладай наркотики свойством приближать к Истине, наркоманы этой категории блистали бы благородством и дарованиями, однако опыт общения с этой субстаей поджидающих показывает, что ничего этого наркотики им не дали. Даже наоборот — дегенератизировали.

Вот, собственно, и все стайные концепции курения. И нигде, ни в каких информационных потоках не обнаруживается ничего иного.

Однако есть и жреческий способ курения. Волховской. Шаманский. И умение курить на волховской манер обретается всяким волхвом в ипостаси «Сталкер». В виду Цели благоговеющему перед Кругом Героев и Кругом Дев взять в руки трубку — и он уже там, на совете вождей.

Последствия этого способа курения должны приводить цивилизаторов в ужас — а с источниками ужаса стая начинает бороться еще на дальних подступах. Занятно: с блядством жидовская власть не борется, а с курением ещё как! Казалось бы, заботься цивилизаторы о здоровье и самореализации своих рабов, поступали бы наоборот.

Трубки могут рассказать о владельце многое. Но тема пяти трубок Сталина и его способ их курения — табу. Они боятся эту тему не то что обсуждать, но и даже упоминать. О двух парах новых валенок Сталина говорят, о двух потёртых костюмах Сталина говорят, о двух мундирах Сталина говорят, и всё это хоть куце, но обсуждают — следовательно, в этих аскетических предметах дегенеративным цивилизаторам хотя и есть укор, но для них не столь опасны как Трубка.

СМИ, проституирующие под цивилизаторами, о трубках, естественно, тоже молчат. Как рыбы.

Они боятся.

Да к тому же и мало знают. Только чувствуют.

А раз боятся, то и сталинские трубки должна была постигнуть та же участь сокрытия, что и грандиозную личную библиотеку Сталина. Пять с половиной тысяч томов со Сталинскими пометками на полях исчезли. А ведь первоначально ушли в государственные хранилища. Охраняемые. Историки ищут — найти не могут даже следов. Не только самих книг, но и перечня их названий. Следовательно, одни только названия книг для этих уродов опасны.

Скажем, исследователь в списке книг Сталина обнаружит археологическую литературу по ритуалам невозвращения при захоронении в сакральных курганах (это публикуется только в статьях научной периодики). Или двадцать (!) редких (!) книг о соколах (!) — и начнёт догадываться, что пристальный интерес Сталина к соколам неспроста. А потом исследователь библиотеки Сталина обнаружит, что Перлмутер-Хрущев финансировал уничтожение не только исторических следов Сталина, но и соколов на нашей территории (чего не делал ни один из правителей) — и пошло-поехало, вплоть до обнаружения читающим людом «Мёртвой дороги» (Стройки 503) и её сакрального смысла.

Упорно поговаривают, что во времена Ельцина библиотека Сталина была передана американцам. Что ж, любому мало-мальски мыслящему человеку понятно, что из всех музейных ценностей нашей страны библиотека Сталина — самое ценное. Все эти «бесценные» полотна Эрмитажа по сравнению с библиотекой Сталина сущее барахло, копейки.

Много интересней то, что не сыскать даже описи. Интересно потому, что тем самым узнаём границы их знаний.

Впрочем, мы ничего не потеряли и они нас не ограничили: любой волхв в состоянии восстановить ведение на «четвёрке». И о Трубке в том числе.

Так и со сталинскими трубками — следопыта они непременно приведут в ту же точку, что и книги о соколах или научные статьи о ритуалах невозвращения.

Итак, стоит ли говорить, что и трубки Сталина тоже бесследно исчезли. Можно, конечно, предположить, что трубки Сталина притырили «соратники», дескать, «на память» — но это вряд ли. Те, кто всего через несколько дней после смерти Сталина прикрыли «Мёртвую дорогу» (секретную стройку 503), уж, наверное, понимали и опасность для них и трубок Сталина.

О тайном (жреческом) способе курения трубки Сталиным говорит и то обстоятельство, что он был человеком волевым, и все его поступки были направлены во благо народов СССР (духовное благо), на благо людей всего мира, и, естественно, каждого отдельного человека. Всякая вредная привычка, не имеющая полезной оборотной стороны, точно, не во благо. Будь курение трубки Сталиным всего лишь вредной привычкой, Сталин, знающий, что ему, как руководителю, будут подражать, от привычки избавился бы. Только из одного этого простого соображения следует, что курил Сталин на жреческий манер. Курение Сталина не было вредной привычкой — а чем-то иным. Без него дело СЛТ замедлилось бы.

Курение в случае Сталина выбор им из двух зол наименьшего. Ведь жизнь всегда выбор не между хорошим и плохим, а между плохим и плохим. И так будет всегда — до времени достижения Великой Цели.

К «восьмёрке» и «девятке» Сталина жандармы Охранки, не понимая, что творят, привезли, когда он ещё курил папиросы — тогда это, точно, было лишь привычкой и слабостью. Много ли курил Сталин до того как взял в руки трубку или редко — неизвестно. Во всяком случае, не на поверхности. Во многих биографиях Сталина опубликована его фотография с его другом армянином Суреном Спандаряном (умер в 1916-м в ссылке в возрасте 33-х лет), сделанная в селе Туруханском. На фото мы видим в руках Сталина папиросу. Это первый период Туруханской ссылки — до Курейки.

Но из Туруханской ссылки Сталин вернулся уже с трубкой — это точно.

Следовательно, Сталин начал курить трубку пока жил среди шаманов на Енисее. Сталин во всех своих ссылках избегал общества сосланных евреев и кавказцев (да их в станке Курейка и не было ни одного, а тем более в чуме на Половинке), а так же учитывая, что Сталин избегал и местных русских-сельдюков, то источник появления Трубки в жизни Сталина вполне очевиден.

Исходя только из этих соображений, вопрос «на засыпку»: кто Сталина научил курить трубку? Как следствие, на какой манер он курил трубку впоследствии, в Кремле? На европейский? На шаманский?

Итак, кто научил?

Сложный вопрос?

Правильно.

Не сложный.

Вот и они всё поняли.

Так что трубки Сталина не могли не исчезнуть из спецхранов вместе со списком книг его библиотеки и самой библиотеки.

Плюс ко всему, нет ни одной публикации с исследованием особого способа курения трубки Сталиным! И смысла, который вкладывают в курение трубки собратья Сталина по духу. Ни одной!

Когда цивилизаторы и их прихвостни говорят о том, в чём они видят смысл курения трубки, то они употребляют слова «наслаждение», «имидж», «аромат благосостояния». То есть для них курение — это средство или заторчать (спрятать от перспективы неминуемого Суда голову «в песок») или повысить свой статус в иерархии. (Последнее косвенно указывает на прошлое трубки как атрибута высшего жречества, что, впрочем, и так известно.).

Уже из одного этого можно предположить, что ваиргин и толпарь курят трубку противоположно. То есть ваиргин, куря трубку, пытается от Суда не спрятаться, а его приблизить. Пытается найти способ его приблизить. Хочет торкнуть, что делать дальше и как.

Проверим это предположение.

Когда среднему человеку предлагаешь объяснить механизм воздействия «огнедышащей» трубки на шамана или Сталина, а так же сделать предположение о причине обретения ими в трубке дополнительных сверхспособностей, то эти средние люди сразу же начинают предполагать, что шаманы добавляют в табак какой-нибудь наркотик. Наркотическую травку. Или мухоморы. (То есть так сделали бы они, эти средние люди, они так понимают, потому что иное им не доступно.) Сталин в трубку наркотиков не добавлял.

Сталин, бывало, набивал трубку прилюдно. Это описано во многих мемуарах. Сталин брал папиросу «Герцоговина Флор» (или папиросу «Казбек»), разрывал её и выкрашивал табак в чашечку трубки. Спасибо ваиргину Сталину за публичность этих действий. Знание этих действий обогащают нас очень многим. Получается, зрелого Сталина, во-первых, интересовало вовсе не присутствие в табаке лёгких наркотиков. Если бы его интересовало только наркотическое опьянение, то он бы просто выкуривал папиросу. Во-вторых, если бы Сталин к табаку папиросы добавлял щепотки сибирских наркотических травок, то это бы заметили и только бы это и описывали в мемуарах. Но не добавлял. Не заметили. Что подтверждает, что Сталина интересовало не лёгкое наркотическое опьянение, а нечто иное, что составляет богатство великих волхвов и шаманов.

Шаманов быдло подозревает во вкусах, разумеется, своих. Но волхвы не предатели своего тела. Эведы разбавляют табак вдвое — древесной стружкой. А так же добавляют немного оленьей шерсти. Никотин, получается, в курении не главная ценность. Что тогда ценность?

Тут всё как со «священным напитком», например, с водкой. Быдло считает, что водка — это разбавленный спирт, но лишь немногие — разбавленная вода.

Человек голоден. Очень-очень голоден. Перед ним консервная банка с тушёнкой. Но ножа, вскрыть эту банку, нет. Видит око, да зуб неймёт. Казалось бы, есть пища, но её как бы и нет. Так и вода — только матёрый в состоянии созерцать чистую воду, вернее, духовный мир стихии воды. Чистая вода слишком «крепка». Для человека не вполне совершенного, а мы все таковы, даже волхвы, требуется для воды разбавитель — спирт. Как это ни обидно, но во всей полноте созерцание чистой воды доступно только Прапредку, Первому и Последнему Герою. Остальным воду надо разбавлять. Спирт — своеобразный «консервный нож». (Чаша Грааля работает ДО ТОГО, как священный напиток попадает в организм — об этом в предыдущем томе.).

Так же и с табаком, которым набивают трубку. Вещь — не табак, а сама трубка с тлеющей в ней огнём. И дым — как от костра.

Табак завезли в Россию в веке, не помню точно, но, кажется, XVI-м. На юг Сибири табак не мог попасть ранее XVII-го. Так, что же, курить начали шаманы только тогда? Олег Крашевский с Таймыра, владелец солидного музея нганасанских древностей, утверждает, что его друг-археолог нашёл на севере Таймыра глиняную трубку, возраст которой порядка двух тысяч лет. Курили, значит, ещё в те времена. Табак ещё не завезли, мухоморы не растут, галлюциногенных травок в тундре не водится. Однако ж курили. Может, эведы не табак разбавляют стружку, а стружку — табаком? Чтобы не огонь, а только тление?

Да и вообще, где родина трубки? Если тупо веровать, что сначала был табак, а потом уж для его курения придумали трубку, то родина курения, точно, Америка. Но если понимать, что табак вытеснил нечто иное, чем набивали трубки, то ещё большой вопрос, где родина курения. Вполне возможно, что Прародина.

Настоящие трубки делаются из корня. «Курить» и «корень» слова однокоренные.

Трубки, бывает, делают и из обожжённой глины, и из камня (пенковые трубки), и из стали. Но с точки зрения символов инструмент стихии огня не может пройти ни обжиг, ни закалку.

Шерлок Холмс обычно курил пенковую трубку (минерал из Турции), а редко, когда хотел поспорить — из вишнёвого дерева. Это всё фуфловые трубки. И сам способ курения тоже.

Под Шайтан-горой я курил музейные нганасанские трубки. Они выкованы из металла. Более того, из ружейных стволов. Что могло быть ценнее в те времена, чем ружьё? Однако и ружья не жалко, чтобы была трубка. Парадная стальная трубка в условиях «прохлады» Заполярья с точки зрения охлаждения дыма идеальна. Но у чуть ли не полуметровых стальных трубок Таймыра есть ещё одно свойство, которое понятно только химфизику. Конденсация смол и наркотических веществ полная. С таким же успехом можно курить сено. Или дышать дымком костра. Стальные трубки безвредны совершенно. Ещё один аргумент в пользу того, что курение для шамана не наркотическое опьянение.

Но стальную трубку на сильном морозе не покурить — губы примерзают.

Правда, трубки делали ещё и из мамонтовой кости. Не курил — все виденные мной музейные экспонаты были скурены до полной непригодности.

Единственное, что Конан Дойл прочувствовал — так это очень сильное влияние материала трубки. Так и пишет: пенковая — поразмышлять, вишнёвая — поспорить. Дело не в одном химическом составе материала трубки. Дело в том, что поддержание огня в трубке дело сложное. С сигаретами проще: тление абсолютно предсказуемо и поддержание его не требует сосредоточения. Неважно, насколько скурена сигарета — на сантиметр или на пять: доступ кислорода одинаков по длине, влияние толщины пепла тоже не меняется. А вот в трубке доступ кислорода меняется в зависимости от глубины, на которой в чашечке в данный момент тлеет огонь. Это — нелинейный процесс, а всякий нелинейный процесс логически трудно предсказуем. Влажность табака тоже меняется по мере впитывания влаги выделяющегося при сгорании вышележащих слоёв. Фильтр в трубках, в которых он есть, всегда мокрый. Изменение влажности горящего слоя табака усугубляет нелинейность процесса курения. Слой пепла нарастает — тоже фактор нелинейный. И так далее. Таким образом, огонь в трубке результат совокупности нелинейных процессов — и чтобы огонь в ней не потух, требуется значительное на трубке сосредоточение. При таком сосредоточении поневоле бессознательно проникаешь в сущность материала, из которого трубка сделана. Это Конан Дойл (Шерлок Холмс) освоить смог — и для достижения желаемого настроения выбирал трубку соответствующего материала.

Следующий этап.

Трубка Девы позволяет получить благословение из той же стихии, что и Гребень Девы. Оба предмета — символы и инструменты стихии огня. Только они с разных витков Спирали (плечи Креста — плоскостное, а Спираль — объёмное отображение Пути Волхва). Гребень Девы как раз и существует для того, чтобы «разбираться» с корнями слов. Читать Слово — означает добираться до корней. До первооснов.

Коих столько же, сколько и букв Гребня — тринадцать.

Выводы Меняйлова о Гребне Девы («Сталин: культ Девы», «Смотрите, смотрите внимательно, о волки!», «Сталин: тайны Валькирии», Приложение в этой книге) нашли и историческое подтверждение — в музее Берестье (на территории Брестской крепости, в десятке метров от контрольной полосы границы с Польшей). Другое дело, что гребень с вырезанными на нём тринадцатью согласными (рунами) археологи относят к ПНН, «предметам неизвестного назначения». Но не понимают археологи, как может алфавит соединяться с деревянным двусторонним гребнем. (Да что там священные предметы! Приспособление для чистки трубки, оброненное кем-то из солдат наполеоновской армии, в музее Вязьмы опознать не могут!) Хотя некоторые из обнаруженных археологами гребней такого малого размера, что для расчёсывания волос человека не подходят — очень маленькие. Вроде амулета. Или символа.

Если столь в быту не похожие предметы как Трубка и Гребень инструменты стихии огня, то в чём духовный смысл этой стихии?

В прежние годы (последовательно студентом, научным работником, христианином) я бы сказал, что огонь уничтожает. Была вещь — остался пепел. Дым и зола. Вещь видел, осязал, но сгорела, дым рассеялся — не вижу.

Это убогий взгляд уровня нововеров.

Естественно предположить, что существует взгляд, дающий картину прямо противоположную. В такой картине мира огонь созидает.

Поищем. Подумаем. Покурим — чтобы лучше объяснить. Не понять, а объяснить.

Давайте подумаем вместе единством:

Правого полушария (в простонародье головой), «Профессора»,

Тела, сердца, «Сталкера»,

Левого полушария, «Писателя».

Тень искомого взгляда обнаруживается в алхимии и даже просто в химии с уклоном в химическую физику.

Любой объект состоит из первооснов — скажем, из химических элементов. Другое дело, что в любой вещи эти химические элементы перепутаны. Причём, самым «безобразным» образом.

Скажем, из чего состоит стадо кроликов? Из ограниченного числа элементов: водорода, азота, углерода, кислорода и микроэлементов. Углерод входит в состав разнообразных аминокислот. Первый уровень. Из аминокислот составляются гигантские молекулы ДНК. Это — второй уровень перепутанности (хорошо, сложности). Из этих молекул построены клетки организма — вот и третий уровень сложности. Из клеток состоят органы, вроде печени, почек и мускулов — четвёртый уровень сложности. Органы составляют кролика — пятый уровень сложности. А кролики — стадо. Шестой уровень. Ну, разве элементы не перепутаны? Ну, разве не самым безобразным образом? Хорошо, выберем более аккуратное слово — причудливо.

Однако, чтобы понять, какой пищей, то есть каким соотношением связанного азота и углерода, надо кормить кроликов — а кролики именно домашние животные — чтобы они скорее набирали вес, надо стадо кроликов «разобрать». Взять одного кролика и провести его химический анализ. Распутывать все уровни сложности даже суперсовременными способами невозможно — слишком сложно. Остаётся сжечь в чистом кислороде и определить соотношение азота и углерода. И соотношение с ними микроэлементов. Добраться до «корней».

Огонь в данном примере выполняет роль критического мышления.

Во как!

Наконец-то слово найдено!

Критическое мышление.

Произнеслось — и сам удивился.

И очень доволен, что произнеслось.

Потому что сам только что понял сущность одного из слоёв стихии огня.

Огонь — обретение полноты критического мышления!

Умение заглянуть под покровы «договорившихся» с грехом людей.

Поиск «подземных» корней — от недотёп скрытых.

Чтение тайн Слова (постижение смысла корней) без критического мышления (не сообразуясь с Целью) невозможно. Гребень дарует власть над огнём, да и сам буквальный гребень, возможно, случайно, а может, и нет — идеальное приспособление для разведения огня.

Разводить огонь в лесу меня учил отец-таёжник (конечно, доктор наук, но, как и всякий геолог-полевик, он — таёжник). Главное правило, которому он меня учил: не зажигай спичку, когда нечему гореть. «Нечему гореть» это когда не навалена громадная куча дров. Громадная. Сам костёр, конечно, не всё это разом. Второе правило: правильно уложи дрова. Сначала, на низ, ну, очень тоненькие, чтобы вспыхивали, как порох. (В тайге, когда сыро, и торопятся, высыпали в основание костра порох из одного патрона.) Потом ветки потолще, потом ещё толще, ну и, наконец, сверху дрова настоящие. В понимании отца «настоящие», это то, что горожане называют брёвнами. Береста ещё. И вот только тогда зажигать спичку. Если зажёг костёр не с одной спички — позор. Мрак. Убожество. Уйди и от позора спрячься. Закопайся, закидайся чем-нибудь.

А теперь посмотрим на гребень наших предков: типичный, деревянный, двусторонний. Такой же, как из Берестье. С одной стороны нарезаны зубцы крупные, а с другой — ну, совсем мелкие и частые. Эти мелкие археологи и этнографы, понимая, что для обычного расчёсывания волос они никак не годятся, объясняют тем, что ими вычёсывали вшей. Но что-то я не верю в повальную вшивость наших предков. С миром живого у них были отношения намного более совершенные, чем у нынешних горожан-дебилов. Значит, не для вшей. Символ это.

Гребень может спасти при разжигании костра в критической ситуации — ну как последний патрон. Слово тоже спасает. В английском языке есть такое слово «salvation» и означает оно в христианском богословии «спасение». Это важное знание: Слово нужно для спасения тех, чьё подсознание ещё не освоилось в стихиях настолько, чтобы Центр событий чувствовать.

Слово «славяне» на Западе стая любит толковать как происходящее от слова slave — «раб». Но есть и другой, прямо противоположный перевод: «спасители», освободители от рабства». Нормально: два прямо противоположных смысла — неотъемлемое свойство Слова. Эдакое пророчество: спасение-освобождение Словом придёт от славян. От славян, так предречено Словом, придёт умение пользоваться Гребнем Девы.

Кстати говоря, критическое мышление происходит от корня КР, что и «курение» и «корень». «Критическое» (СТ-СК-КР) — «преддверие места Прародины (высшего посвящения Последнего Героя)».

Те же сведущие тувинцы называют свою веру кара, но, похоже, забыли смысл слова, потому что переводят ничего не значащим русским словом «чёрный».

Овладение мастерством в любой профессии невозможно без хотя бы начатков критического мышления. Если его нет, то подмастерье — подражатель. Его удел — лишь копировать движения учителя. И только. Подмастерье учителя не превзойдёт. Оно (подмастерье) останется электоратом. Подручным. Прихвостнем. А вот если критическое мышление есть — то учителя может превзойти.

А вот здесь, наконец, появляется возможность разрешить загадку: почему исконный русский человек об овладевшем мастерством в профессии человеке говорит так: знает слово? Почему об удачливом охотнике тоже говорят: знает слово?

Да потому так, что и в охоте, чтобы стать удачливым, надо обладать редким и дерзким даром критического мышления, суть же высшего мастерства — умение отыскивать изначальные корни. Иными словами, проявилось в тебе критическое мышление, рано или поздно подберёшься к корням. А это Варга. Это — Гребень Девы. Это жизнь волхва, белого шамана, героя, девы.

Итак, Трубка Девы, Гребень Девы, огонь — это всё суть одно. Линия одного плеча Креста Девы. Но разные витки на Спирали Креста.

Сталин это не просто знал — он этим жил.

Осмысление корней — это в Триединстве «Профессор».

Известно: голод — отец гения. Но в состоянии голода я, например, до недавних пор не мог мыслить вообще никак. Муки голода убивали всякую мысль. Вернее, думал о том как бы поскорее пожрать. Поэтому сесть писать я мог только «совокупившись» с холодильником (в городских условиях). Но вот если в голодном состоянии закурить трубку, то лёгкий наркотик табака тиранию голода убирает — и ты начинаешь мыслить! И как! Не от того, что закайфовал, а от того, что муки голода не отвлекают.

Так не получается и близко ни когда голоден, ни когда куришь вне зоны сильных мук голода. Копать корни самое оно.

Вот в этом и есть ещё одно из благословений волховского курения.

Этот сектор знания никак в цивилизованном мире не проявляется, никак не обсуждается, он попросту отсутствует.

А вот в поведении мудрых стариков эведов (эвенков) это проявляется. Вживую пока не видел (буду искать однако — у меня в глубокой Эвенкии, похоже, есть сводный старший брат, по отцу, от дочери шамана, мать перед самой смертью поделилась обидой, что-де выбрал не ту; такими обустроенными жизнью вратами пренебрегать нельзя), но встретил описание у Федосеева, того самого, автора книги «Злой дух Ямбуя». Книги Федосеева не только при новом режиме не издают, но и никто из обладателей не сдаёт букинистам. Море книг пытаются сдать, мало что принимают, а Федосеева не сдают. Как и Пржевальского.

Почти во всех своих книгах Федосеев описывает старика-эведа Улукиткана. Меня в своё время поразил следующий эпизод, смысл которого я понял только сейчас.

Улукиткан после странствия в одиночку по безлюдной тайге выходит к лагерю геодезистов (а при Сталине в состав геодезических экспедиций непременно входили астрономы, так что та ещё компания). Все, включая, естественно, и Федосеева, безмерно Улукиткану рады.

Так получилось, что Улукиткан вышел из тайги, когда был готов обед или ужин, не помню. Всё к его услугам, самое лучшее на «стол», даже водка из НЗ, и вообще. Но Улукиткан, не евший много часов, а то и сутки, на еду не набрасывается. Он садится один у костра, достаёт трубку, и, не торопясь, её выкуривает. Выкуривание трубки, тем более не торопясь, процесс длительный — можно и час и более. И вот только после того как мудрый Улукиткан, не торопясь, докурил трубку, он, наконец, принялся за еду. (Шаман он или нет, Федосеев, публиковавшийся при жидах, то есть после смерти Сталина, сообщить возможности не имел, да и Улукиткан мог, подобно Сталину, и не сказать).

Что получается?

А получается то, что для мудрого даже очень-очень голодного, есть вещи намного более важные, чем еда.

Получается, что состояние голода в совокупности с сокровенным курением трубки, возможно, центральный по ценности момент в дне мудреца, заботящегося о вызволении духа в других родах. Ведь самое острое чувство голода можно достичь только один раз в день.

В исламе во время поста Рамазан едят один раз в сутки, Валаамские монахи во время поста тоже едят один раз в день, а для доросшего до Трубки одноразовое питание естественно вообще всю жизнь. Можно сказать, он в состоянии постоянного поста. Нововеры с их позаимствованными традициями рядом с волхвами просто отдыхают.

Вот такие были у Сталина учителя, которые научили его трубку курить.

Костёр, голод, который отец гениальности, тайга, Сталин-изгой — и ТрубкаКак помочь делу вызволения?..

У всякого предмета есть свойство переносить хозяина-друга в прошлое — в ситуации, в которых этот предмет присутствовал.

Как пишет в своих воспоминаниях дочь Сталина Светлана Аллилуева, Сталин бросил курить примерно за год до смерти. Более точной даты она не приводит. «Примерно» может означать и десять с половиной месяцев. То есть чуть ли не в день и час смерти Анны Шадриной.

Интересно получается: Сталин начал курить трубку, попав в общество Анны Алексеевны (она курила трубку), а бросил курить, тут же как она умерла. Интересные совпадения, наводящие на очень важные мысли. Важные для практической жизни каждого.

Сталин, всю жизнь молчавший об Анне Алексеевне, признавался, что самый счастливый период его жизни — туруханский. Светлана объясняет это его состояние счастье особенностями сибирской природы. Но ведь и в сольвычегодской ссылке были всё те же красоты: суперделикатесная нельма, осетрина, северные олени, ягоды, волхвы, была даже баба — вдова Кузакова. Но счастья не было. Эх, Светка, шлюха ты дерьмовая, хоть и международного масштаба, но тёмная, ты бы счастье отца объяснила бы чуть точнее, скажи, что он трубку начал там курить, дура.

Трубка Сталина должна была переносить его к костру, у которого он сидел со своей шаманкой-«восьмёркой».

Или, во вторую очередь, с другими шаманами гиперборейской «школы», людьми уровня не ниже Улукиткана.

Трубку имеет право курить только тот, кто озабочен помочь вызволиться Героям не только своего рода, но и других родов тоже. Тогда становится понятно, почему у индейцев майя трубку курить имел право только верховный жрец, ведь верховный жрец в принципе должен заботиться о продвижении «кирпичиков» духа Прапредка многих родов, из которого и состоит народ.

Тогда находит объяснение и «трубка мира» индейцев, которую курили вожди североамериканских индейцев. «Трубка мира» — это гнилой плод переводчиков, главных технических пособников сатаны-дьявола. Совет вождей разных племён в принципе собирался для того, чтобы проложить дорогу всем подопечным собравшихся носителей мудрости. Сталин право курить Трубку имел — как Планетарный Первосвященник.

Итак, мы видим на примере совета вождей и пары Сталин — Шадрина, что курение трубки объёдиняет, если угодно, телепатически. А по какой такой стихии объединяет? По стихии огня? Но это стихия предков.

Может, стихия воды? Действительно, сколь бы ни были мудры индейские вожди, если они действительно были мудры, их мудрость ничто по сравнению с совокупной мудростью вызволившихся Героев, вызволившихся через смертный подвиг. Совет Героев (Пир Героев) происходит в стихии воды. Вот уж с кем стоит советоваться!

Костёр ассоциируется с огнём. Но в трубке огня нет, а дым есть непременно. Дым — это клубы пара. А пар — это вода. Во всяком случае, стихия воды. Тут всё и сходится: облачко дыма из трубки по составу то же облако, в котором по представлению древних славян проходит Пир Героев.

Так что решения Сталина были гениальны не случайно: он их принимал в облаке дыма. И принимал не один. Просто он научился курить — так, как надо курить.