Сталин: Путь волхвов.

Проблема биографий Сталина.

Многочисленные мои экспедиции по местам ссылок Сталина-кузнеца можно разделить на три этапа.

В экспедициях первого этапа над всем прочим преобладал удивлённый взгляд на странный образ жизни Сталина. Его многочисленные контакты с шаманами поначалу вызывали у меня одно только изумление. Да и как ни изумиться: шаманы по бездорожью преодолевали порой тысячу и более километров для того только, чтобы со Сталиным пообщаться (а прежде за тысячу и более километров с помощью экстрасенсорных способностей шаманы узнали, что пришёл в жизнь благородный человек, и где он сейчас находится). И всё это ещё до революции, в то время, когда Сталин с административно-иерархической точки зрения был никем.

Проще говоря, в экспедициях первого этапа всё внимание концентрировалось на поступках лично Сталина.

Второй этап в серии экспедиций начался тогда, когда стало понятно, что для того, чтобы понять смысл поступков Сталина как до Революции, так и после, необходимо понять систему ценностей мира людей, готовых через адскую боль познать самих себя, Круг Героев, а главное — уяснить этих необычных людей Цель. Для решения этой задачи круг объектов для изучения расширился. Странные сталинские стройки, которые не имели прямого экономического смысла, оказались от того же мира Великих шаманов и предназначены для достижения всё той же Великой Цели.

На третьем этапе стало ясно, что для того, чтобы понять Круг Героев вообще, и Сталина в частности, надо прежде самому пройти посвящение, хотя бы начальное. А чтобы пройти, надо включиться в общее дело Круга Героев. Совершить конкретные поступки. А чтобы включиться, надо чтобы и твоей целью стала Великая Цель. В результате приобщении к Цели взгляд на жизнь меняется, в жизни становится различимо то, что прежде не различалось. При таком взгляде странные жреческие сооружения Сталина приобретают объём и становятся подспорьем для движения вперёд.

Сталин относился к тем немногим счастливцам Силы, кто жил преимущественно вне своей биологической жизни, его жреческие, замаскированные под народохозяйственные объекты, вроде «Мёртвой дороги» и бункера в Самаре, предназначены для достижения Великой Цели и эти объекты существуют в благословение тем, кто, возблагодарив Сталина, подберётся к Великой Цели ещё ближе него. Жреческие объекты Сталина неуничтожимы — можно стереть в прах египетские пирамиды, но только не «Мёртвую дорогу» (стройки 501 и 503, может быть, и 502 тоже).

На каждом из трёх этапов центр внимания различен, но все эти центры суть одно. Этими и определяется структура книги: не так уж и важно рассказать о том или ином шаманском поступке Сталина, много важнее подсказать интересующемуся как вернее одолеть ту или иную ступень посвящения, пример одоления которых явил Сталин.

На самом деле, интересен не столько путь лично Сталина, сколько путь камов вообще. Интересна система посвящения, ведущая к появлению гения. Гения, по которому мы все так истосковались, брезгливо глядя на череду постсталинских кремлёвских шибздиков.

Поэтому-то фактура книги только частью состоит из описаний картин жизни Сталина как участника Круга Героев (вроде его работы в кузнице, которая не описана до сих пор ни в какой литературе). В чуть большей степени книга посвящена системной попытке вырваться из матрицы лжи тем же путём, которым вырвался Великий Волхв. Всякий материал этой книги призван помочь в привычных, казалось бы, картинах распознавать мир шаманов, он же мир действительности.

Всякому, кто из системы тотального вранья вырвался в действительность, принадлежит непобедимость волхва.