Стерва делает выбор. Из домохозяйки в бизнес-леди.

«Надоело все!».

Тебе нужно найти работу и сделать карьеру. Ты думала-думала и наконец додумалась. Нет больше никакого резона просиживать кресла и пролеживать диваны. И твоя блистающая чистотой гостиная, и достижения домашней кулинарии, и преизобильный ассортимент сериалов на ТВ уже не доставляют тебе удовольствия. Вся эта благодать не в силах заменить чувство самодостаточности и самореализованности. Значит, пора сниматься со стапелей и выходить в таинственные воды бизнеса. А вернее, вооружаться мачете и вступать под полог диких бизнес-джунглей. Можно также сравнить себя с астронавтом, отправляющимся в черный неласковый космос, и целыми днями махать рукой собственному отражению в зеркале, восклицая попеременно то «Поехали!», то «Это маленький шаг для человечества, но это великий шаг лично для меня!».

Какой бы образ ни возникал в твоем мозгу, окружающие тебя люди (довольно любящие и благожелательно настроенные) могут счесть этот шаг (точнее, прыжок в неизвестность) совершенно невозможным предприятием. Аферой и авантюрой. Естественная их реакция в подобных обстоятельствах — попытка отговорить тебя от любых мер, действий, поползновений и потуг. Ну что ты удумала? Ты что, с голоду помираешь? Ты так нужна родным, близким, знакомым и полузнакомым. Мы все желаем видеть тебя такой, какой привыкли видеть. Возвращайся к плите, пеленкам, гладильной доске и голубому экрану. Здесь твое место. Ну что «реализоваться»? Что «реализоваться»? Тоже мне Эйнштейн в фартуке! У тебя в школе какие оценки были? Средненькие! А в институте? Такие же! Вот видишь! Ты прирожденная жена и мать! Место! Место, говорю!!!

Второй вариант — взрыв энтузиазма. Конечно же, дорогая, у тебя все получится! Скоро ты будешь красоваться на обложке «Time» как бизнес-символ года, станешь президентом транснациональной компании, обзаведешься личным «Боингом» и купишь, наконец, мамочке приличную шубу! Дерзай! Мы в тебя верим и ждем с победой! Увы! Надежды ближних почему-то не столько окрыляют, сколько ошарашивают. И это все я должна сделать?! И эту махину мне подымать?! И эта планка под куполом для меня поставлена? По-вашему, я кто? Никола Чудотворец? Вы что все, рехнулись? Мама, что ты добавляешь в спагетти? Соус? Какой? С галлюциногенами? А почему все и вся нацелены узреть очевидное-невероятное? Почему никто не понимает, что я живой человек, а не Терминатор последней модели? У меня же могут случаться промахи и кризисы, а вы своими радостно-идиотскими физиономиями меня только расстраиваете! Какая же это поддержка, когда от тебя требуют как минимум заполучить весь мир и пару коньков в придачу!

Мало тех странных реакций, который выдают на-гора наши уважаемые и обожаемые — существует еще и «закадровый голос», который комментирует наши намерения и поступки, периодически возникая прямо внутри черепной коробки. В предрассветные часы, например, когда и сил ни на какую деятельность не хватает, и уснуть нипочем не получается. Слышишь скептическое бормотание? «Ага! Счас! Вот тебя уже ждут с распростертыми объятьями — ведущие фирмы, успешные предприятия, процветающие компании. И где она, наша драгоценная, подзадержалася? Не случилось ли с ней чего? А мы тут и окладик соответствующий, и компьютерчик персональный, и кабинетик с евроремонтом, и машинку служебную, иномарочку — усе давно приготовили! А за гроши, с утра до ночи в беготне, под вечной угрозой подставы поработать не хочешь? Чтоб каждая паскуда тебя гоняла, идеи твои воровала, начальству на тебя наушничала? И окладик притом… Немалый! Только на проезд и хватит. А на кого ты, спрашивается, дом оставишь? А дети? Они-то чем виноваты: при живой мамке сиротами расти?» — и далее в том же духе. Депрессивный внутренний монолог называется. Если к тому же «оно» разговаривает незнакомым голосом и употребляет неизвестные слова — есть повод посетить психиатра.

Откуда, спрашивается, такое внешнее и внутреннее сопротивление берется? Ну что плохого в попытке сделать карьеру? Мы же не в средневековье живем, на дворе третье тысячелетие от Рождества Христова, а если с начала времен считать или хотя бы от эпохи царя Хаммурапи — вообще пальцев не хватит! Удивленных восклицаний можно набрать воз и маленькую тележку, но риторические красоты ничему, как известно, не помогают и никаких ответных мыслей не провоцируют. Они просто существуют как форма речи. А противодействие переменам существует как форма защиты. Это эволюционный механизм выживания. Стабильность и мобильность стараются потеснить друг друга, словно борцы сумо. Кого из круга вышибли, тот хлюпик. Конечно, оригинальным идеям и неопробованным ноу-хау достается на орехи: мало ли, какие будут последствия от всяких непроверенных новаций и необоснованных амбиций? Жили тихо-мирно, одевались бедно-чистенько, питались впроголодь-всухомятку, но ведь не померли же! Значит, обойдемся без ваших дурацких нововведений и сегодня! А согласно исконным и мудрым нашим традициям женщина должна большую часть (а лучше всю) себя посвятить семье! Но и последние-распоследние веяния моды позиций без борьбы не уступают: в голову «человека из публики» вбивается готовый стереотип «успешной личности». И никаких отклонений от пресловутого образа! Кто целил, да промахнулся, тот лузер!

Нередко мы не в силах устоять ни против конформистов, ни против нон-конформистов, которые вроде бы ничего плохого не хотят и советы дают не от балды, а от имени великих. Цитируют классиков и мыслителей, приводят высказывания деятелей и авторитетов. Что ж, возьмем на вооружение эту тактику — и-и-и… Американская писательница Рита Мэй Браун верно подметила: «Плата за конформизм — то, что ты нравишься всем, кроме себя самого». Так что суди сама… Раз уж ты вознамерилась выйти на работу — ни древние традиции, ни последние технологии за тебя решение не примут. То есть не вправе принимать. Потому что отвечать за сделанный ими выбор тебе — а расплачиваться придется самооценкой. Самая, кстати, важная вещь для современного человека. Залог его счастья и успеха. Ведь при заниженной самооценке невозможно ощутить удовлетворение ни при каких обстоятельствах, хотя бы весь мир лежал у твоих ног и глядел с обожанием, точно верный пес. Если ты не сможешь найти себе места в жизни, твое самоощущение вряд ли станет гармоничным и благополучным.

Между тем возникает такое чувство, словно весь мир лупит по твоей самооценке, будто грушу боксерскую истязает: ни родня, ни подруги, ни общественные установки не способствуют твоей вере в собственные силы. Просто заговор какой-то! И особенно устрашающе выглядят рассуждения о том, сколь различны между собой те, кто ведет домашнее хозяйство, и те, кто занят карьерным ростом. Домохозяйка, дескать, один подвид женщины, а бизнес-леди — другой. И окрас у них разный, и ареал обитания, и механизм размножения, и уровень выживания — все разное. Как аннулировать непреодолимый, вроде бы, барьер между домохозяйкой и бизнес-вумен? Сыграть с судьбой в рулетку? Заложить дьяволу душу? Взять кредит под малогабаритную, век не ремонтированную квартиру? Заложить в ломбард (вариант — продать в серпентарий) свекровь-гадюку или муженька-удава?

Идеи относительно первого шага — точнее, первого штурма той самой крепостной стены, разделяющей мир бизнеса и мир домашнего хозяйства — так и сыплются, точно пожароопасные искры праздничного фейерверка. А между тем никаких стен нет. Просто-напросто их нигде не существует, кроме как в распаленном воображении некоторых доморощенных психологов-социологов. Хочешь доказательств? Изволь.

Начнем с того, что способность управлять людьми и капиталами не имеет четкого адреса. Можно применять свои стратегические изыски для «домашних» целей: распоряжаться семейным бюджетом, строить домочадцев по струнке, держать в железных рукавицах подружку-нимфоманку и мужа-ловеласа — или для общественно-полезных: «плести» сеть магазинов, салонов красоты, картинных галерей… И разница, поверь, заключается только в масштабах — но никак не в приемах деятельности. Кстати, и собственно «дар управленца» — вещь гипотетическая, скорее воображаемая, чем осязаемая. А на практике весь расклад осуществляется «методом тыка»: какой-то набор свойств подходит для домохозяек всех мастей, а другой — для деловых дам всех калибров. И мы подсознательно используем и развиваем определенные черты, которые кажутся полезными в конкретной ситуации. В результате и у нас самих, и у нашего окружения возникает уверенность, что Господь лично зарезервировал для нас именно эту роль — роль домашней хозяйки или роль карьеристки-добытчицы. Так бытие определяет сознание, хотя и не все целиком. И на задворках разума может без дела слоняться идея, что хорошо бы поменять род деятельности, потому как «надоело все!» — а почему? Видимо, прокол на первом этапе случился. Не разглядела ты собственной личности, выбирая житье.

Значит, ни в коем случае нельзя напутать в самом важном — в самоопределении! Разберись, кем ты на самом деле являешься. А таланты либо есть, либо нет, а уж к чему их применить — решение сугубо субъективное. Поскольку и в хозяйстве, и в карьере есть необходимость распоряжаться деньгами, строить взаимоотношения, выбирать дорогу и преодолевать препятствия. Поэтому сферу для применения вышеперечисленных дарований ты можешь избрать самостоятельно, а при надобности и поменять — вдруг с первой попытки ошибочка вышла? Или обстоятельства изменились. Или еще какое квипрокво. Не суть важно! Главное — все в твоих руках и даже ты!

И если признать эту установку как верную и достойную внимания, вырисовывается наша основная проблема. То есть мы, каждый по отдельности и все вместе. Мы ведь живые люди. И потому не можем, поставив цель, упрямо и неуклонно переть напролом, не чувствуя ни царапин, ни ушибов, ни разочарований. Нам нужна опора, тыл, поддержка и подпитка. Нередко наше окружение не может ничего такого обеспечить. Потому что людям свойственно парить в эмпиреях и валять дурака. Словом, они желают тебе всего самого лучшего — и ничем не берутся тебе помочь. Если что-то в этом роде происходит, попробуй найти опору в нашей книге. Здесь есть предостережения и советы, тактики и стратегии. Но нет самого важного — именно твоих, вполне конкретных характеристик. Не зная, какая ты — напористая или дипломатичная, терпеливая или взрывная, неопытная или знающая — мы, авторы, решили не повторять самой распространенной ошибки тех, кто создает аналогичные «пособия по». Нельзя абсолютно разным людям впаривать одни и те же советы в качестве панацеи. И, следовательно, никаких «исчерпывающих», «беспроигрышных», «абсолютных» методик просто-напросто не существует. Поэтому тебя тоже ожидает работа. Тебе придется выбирать подход и решать проблему по-своему, не перекладывая весь объем ответственности на наши плечи. Ведь это твоя жизнь и твоя дорога. А мы поддержим твои начинания и поможем собрать необходимую информацию. Так что собирайся. Пошли.

Глава 1. Как преодолеть гравитацию дивана.

Всегда тяжело заставить себя отказаться от блаженного недеяния и сделать первый шаг. Почему? По ряду причин. Если жизнь устоялась — худо-бедно или не худо-не бедно, неважно — то и расшатывать устойчивую, прочную, равновесную систему кажется полным идиотизмом. Вдобавок женщина — тем более в России — подсознательно настроена на жертвенность. Для нее легче всего принять роковое решение: отказаться от своих потребностей, амбиций, пристрастий. Ведь от нее так много зависит! Благополучие — душевное и материальное — целого семейства. И неважно, что «семейство» может состоять из нее самой и ее супруга, вполне дееспособного и половозрелого мужчины, который для «семейного благополучия» и бутылкой пива не пожертвует. Неважно и то, что так называемое «ведение хозяйства» может целиком лежать на домработнице. И что касается финансовых вложений, то супруга отродясь могла подобными вопросами не заниматься — если не считать покупки косметики, одежды и пирожных к чаю.

Кстати, нет никакой принципиальной разницы с «самоотверженностью» женщины, семья которой находится по другую сторону черты бедности. Бедность затягивает — так же, как и богатство. Человек учится обходиться без того-сего, пятого-десятого. И ставит это себе в заслугу. Во, блин, какая у меня сила духа: во всем могу себе отказать. Ни от чего не завишу! Ни от питания, ни от одежды, ни от общественного мнения. Точь-в-точь аристократка в воспоминаниях Анны Андреевны Ахматовой: «…дама, вся в черном, в митенках и с кислым выражением лица». Правда, великосветской кислятине полагались еще кучер в мехах и роскошное ландо с гербами. Ну, да что уж там! Не будем мелочиться. Надо всего-навсего усугубить выражение лица, и у всех лицезревших подобную гримасу, полную «укропа» ко всему сущему, сил душевных не хватит вникать в подробности насчет авто и личного шофера. Авось и поверит в благородство происхождения, а заодно и в высокое благосостояние надменной тетеньки с уксусной физиономией. И та поднимет свою самооценку до небес, изображая особу голубых кровей, а заодно выказывая пример стоицизма, героизма и… мазохизма. В общем, жертва жестокого мира, не потерявшая глубины и широты духовной.

Повышать самооценку, производя на окружающих определенного рода впечатление, на самом деле, метод весьма распространенный и даже успешный. Для людей демонстративных. Есть такая психологическая разновидность: всякий принадлежащий к ней видит себя как бы извне, глазами «аудитории». Всю жизнь такой человек проводит за созданием или поддержанием образа, а также за совершенствованием оного. И насколько удачно сложатся обстоятельства в реальной жизни, ему в общем-то по барабану. Но ты можешь принадлежать к другому психологическому типу. Тогда ощущение пустоты и поддельности существования станет неизбежным свойством «жизни-театра». Захочется действительного успеха, индивидуальных достижений и личностной реализации. Не поможет ни показ гостям прекрасно воспитанного дитяти в отлично сшитом костюмчике, ни смена гарнитура на «родной испанский из цельного дерева с натуральной кожей», ни отдых на таком модно-продвинутом курорте, что никто ни слова по-русски и у стойки ни единого русского мафиози. Вместо чувства удовлетворения лишь всплывет в памяти старинная русская пословица: «Богатые тоже плачут».

Итак, примем сразу своеобразную (особенно в сфере бизнеса) резолюцию: главный вопрос перехода из состояния домохозяйки в состояние бизнес-леди заключается… не в деньгах. Деньги — компонент значительный, и забывать о нем нельзя, но и ставить свою судьбу в зависимость от суммы прописью — метод безнадежный. Потому что уровень матобеспечения — это не вопрос самореализации. Это вопрос выживания. В тот момент, когда речь идет исключительно о скорейшем получении профита, вероятнее всего, уже никто не станет отвлекаться на романтику и гадать: «Любит — не любит, мое — не мое?» — как тигр, нацелившийся на антилопу, не интересуется численностью антилопьей популяции. Ему не до нежностей, он кушать хочет. А вернее, жрать! И коли ты дошла до «тигрообразного» состояния, тонкости побоку. Правда, есть одна серьезная проблема, которую исчерпывающе изложил сатирик Эмиль Кроткий: «О жизни и деньгах начинают думать, когда они приходят к концу». То есть не доводи дело до неисправимого тупика! Не начинай поиск себя, когда в доме кончилась даже кабачковая икра трехлетней давности, подаренная молодым на свадьбу патологически скупой троюродной тетушкой. Призрак голодной смерти — не тот спутник, который помогает делать первые шаги. А они крайне важны — и особенно самые первые, потому что определяют направление пути.

Воистину всякое путешествие начинается… отнюдь нет, не с первого шага. Оно начинается с куда менее пафосного занятия: ты испытываешь смутное беспокойство и невнятные желания, мешающие тебе наслаждаться тем, что есть. Недостатки окружающего мира прямо-таки бросаются тебе в нос и не дают расслабиться. Ты перебираешь условия своего нынешнего существования и понимаешь: денег могло бы быть побольше, а рутины — поменьше; где-то за окном кипит большая, яркая жизнь, а ты из нее выпадаешь, хотя никто не держит тебя на цепи; пылкое сопереживание героям многочисленных мыльных опер — удел весьма почтенных дам, чьи страсти и надежды давным-давно превратились в блеклое, расплывчатое воспоминание. Словом, недовольство зреет, дискомфорт густеет.

Вторая стадия: ты начинаешь суетиться. Ищешь неудобные в носке, но вполне шикарные «выходные» туфли, придирчиво рассматриваешь свое лицо в зеркале, достаешь с антресолей пожелтевший от невостребованности диплом «О роли несъедобных моллюсков в традиционной китайской кухне», к месту и не к месту вспоминаешь, как удачно пришла тебе в голову мысль о вложении семейных накоплений в приобретение дизайнерской козетки… Никто из родных-близких и не подозревает, какие замыслы бродят в твоей душе. Поэтому и реагируют вяло. Про все твои «дивиденды» — и про некогда шикарные туфли, и про внешние данные, и про запылившийся диплом, и про «неоднозначную» идею с козеткой — высказывают что-нибудь нелицеприятное. Дескать, потускнело и не смотрится. Бывает, что подобное обхождение вызывает у тебя приступ жуткого раздражения, бурный выброс агрессии, а потом — резкий спад активности. Зачем вообще сепетить, когда кругом такая безнадега!

А вот этого не надо. Пойми, люди редко выказывают ум и проницательность. Даже если они не совсем в данном отношении обездолены. Ведь каждый из нас бросает все ресурсы на собственные нужды, не перетруждаясь, когда другой (пусть и очень милый-дорогой-любимый-единственный) человек что-то там себе обдумывает, рефлексирует, ищет и намекает. Может быть, после того, как ты каждому прямо в лоб изъяснишь свои намерения, получишь сколько-нибудь отчетливую реакцию. Кто-то вовсю за тебя порадуется, кто-то усмехнется саркастически, кто-то растеряется до онемения — о разнообразии мнений насчет твоих «жизненных планов» мы еще поговорим. Но в целом можно сделать заключение: это неважно, поскольку конечный выбор тебе придется сделать самой. А пока смирись с тем, что все ведут себя отвратительно — бесчувственно и равнодушно. Ведь они уверены в твоем довольстве и «оседлости». Им и в голову не приходит, насколько ты близка к Великой Миграции — перемещению от болотистых низин Экрана и Дивана в неизведанные Рабочие места. Ты и сама не слишком уверена в неизбежности такого катаклизма.

Но рано или поздно наступает черед третьей стадии — этапа решительных действий. Первой назревает необходимость в… информации. Если же бытие (главным образом, в области быта) абсолютно не располагает к отращиванию выдающейся харизмы — домашнее хозяйство налажено, средств хватает, все вожжи-рули-ветрила у тебя в руках — ну, в таком случае шевелиться тем более неохота. Я в доме своем хозяйка. Слава Богу, не бедствую. Зачем же мне идти «в люди»? Начинать с нуля, зарабатывать доверие и уважение, доказывать, что я не верблюд, что претендую на большее. Подобное «испытание на прочность» равносильно разводу с благоверным: снова ищи подходящего мужика, снова его охаживай и завоевывай, демонстрируй ему, дубине непонятливой, что лучше тебя никого нет и быть не может, потом веди его, осла упрямого, под венец, приноравливайся к новым требованиям в совместной жизни. Есть от чего пасть духом и впасть в ничтожество.

Вот только впадать туда не надо. Прежде всего, работа — не семья. И не смешивай их друг с другом! Хотя многие работодатели будут настаивать именно на этом. Такой фальшиво-сентиментальный подход еще с советских времен питает (причем досыта) родимую идеологию: коллектив нам семья любимая, завод — дом родной. Почему, ты думаешь, столько народу до сих пор вкалывает на неприбыльных и бесперспективных поприщах? И не грозит ли тебе подобная участь?

Что ж, стопроцентной гарантии дать не можем. Потому что человек, даже довольно неглупый, способен на самые смешные и странные поступки — чаще всего потому, что он «психологически вложился» в некое предприятие, задом отполировал некое кресло, полжизни потратил на высиживание некого чиновника с целью занять его место. Вот сколько пережито, сколько отдано. Разве можно сейчас уйти, все бросить, от всего отказаться? Ничего не напоминает? Например, вопли супружницы со стажем: «Да, как же я его, козла противного, брошу, когда я столько с ним намучилась?» Нет ли определенного сходства между неудачником, окостенело вцепившимся в свой ободранный канцелярский комплект — стол-стул-прибор, и теткой, намертво прилипшей к среднепьющему и среднегулящему павиану, ошибке эволюции?

Как и почему люди оказываются в ситуации «пчела в сиропе», или, вернее, «муха в…», в общем, «муха в чем-то особо привлекательном для мух»? Ведь не взял же, действительно, директор той заштатной конторы у каждого из своих сотрудников подписку о невыезде или любимую болонку в заложницы? А «козел противный» не держит свою козу брянскую на прицеле день-деньской: «Шевельнешься — пристрелю!»? Хотя в некотором роде так оно и есть. В качестве залога выступает чертова пропасть сил, потраченных впустую. А в качестве гаранта — нежелание признать, что вложения сгорели без остатка и давно пора делать ноги. Множество заведений держит своих работников пустыми обещаниями — повысить зарплату, погасить задолженность, найти перспективу для развития, ля-ля, ля-ля… О стратегиях «конторского» обмана, обсчета и обвеса ты сможешь прочесть в следующих разделах этой книги. А пока поговорим о начальных этапах большого пути. Тех самых, которые следуют за преодолением «диванного притяжения» и сил инерции.

— Не ставь самоотречение себе в заслугу. Важно то, что ты смогла сделать, а не то, от чего отказалась, эх, раз, еще раз, еще много-много раз.

— Установка «Жизнь — театр, а я в ней актриса» неизменно приведет к кризису личности независимо от выбранного амплуа. Потом долго и бесплодно будешь искать себя настоящую.

— Прикипай сердцем к делу, а не к фирме или учреждению.

Глава 2. Курс — на terra incognita.

Итак, ты ищешь сферу применения для своей бурной активности и недюжинной индивидуальности. Главное — правильно определить направление. Бернар Арно, гигант международного fashion-бизнеса, глава LVMH: «Для того, кто не знает, куда идет, не бывает попутного ветра». Но как это узнать?

Ведь сила инерции действует не только на движущееся тело, но и на работающие мозги. Мы существуем не в пустоте, а в плотной среде предрассудков, предписаний и предчувствий. Заметила? Все слова начинаются на «пред». Значит, информация еще не получена, или ее недостаточно, или в нее не верят — и вывод делается интуитивно, а точнее, стандартно. Типа «так всегда бывает». Стереотипы — инерция мышления. Избавиться от них невозможно. Но их действие можно ослабить. Можно и нужно, потому что жизнь сегодня меняется с феерической скоростью, а мы пытаемся «заморозить» привычное условия существования, добавив предсказуемости тому, что нельзя предсказать.

Для этой цели чаще всего используются два основополагающих метода: «держись за то, что есть» и «беги впереди паровоза».

Метод первый: мое образование, полученное в отличном вузе, конечно, весьма специфическое, но оно мое — вот диплом, в котором синим по сиреневому написано «философ», вот пара моих статей про развитие идеи общечеловеческого счастья. Значит, необходимо найти такого работодателя, который мечтает о работнике, грезящем — да что там! Мыслящем категориями утопий, вполне применимых на практике. Он проникнется и оплатит. «Не стоит прогибаться под изменчивый мир — пусть лучше он прогнется под вас!» А всякие коммерческие, массовые и кассовые проекты — они для пустышек-фитюлек, для людей ветреных и неосновательных. Надо признать: стереотипы, сформированные лет тридцать-сорок назад, отталкивают «творческих людей» от всех разновидностей торговли. Неприличное, дескать, занятие. И опасное. «Консерватория, институт торговли, икра, крабы, суд, Сибирь». Но времена меняются. Сегодня все сущее — торговля. А информация — такой же товар, как икра и крабы. И тоже, кстати, скоропортящийся. Если ты рождаешь новые идеи, тебе нужен посредник, который их продает. И потребитель, который их покупает. Если ты производишь штучный товар, тебе понадобится уникальный посредник и феноменальный потребитель. Пока вы все, чудные и необыкновенные, разыщете друг друга и наладите связь, построите механизм купли-продажи и получите прибыль — наступит очередной ледниковый период. Твоя кредитоспособность, во всяком случае, замерзнет до полной непригодности.

Так что поищи в своей специальности нечто, открывающее выход в реальный сегодняшний мир: востребованное, интересующее, популярное. В каждом конкретном случае можно найти конкретные достоинства, выгоды, перспективы и креативы. Если искать как следует. Главное — не пренебрегать современностью, не пытаться жить прошлым, презирая настоящее за легковесность и суету сует.

Давайте вглядимся в причины, благодаря которым человек старается обойтись без подобных усилий и удовольствуется малым, а заодно разберемся, чем еще нам грозят эти, научно выражаясь «инверсии восприятия». Они, кстати, в социологии объединяются длинным словом «дезадаптация»: не понимая, что собой представляет «бравый новый мир», мы теряем ориентиры и просто-напросто стараемся держаться знакомых и полузнакомых «отметин». Тебе не доводилось в походы ходить? Если доводилось, то ощущения незабываемы. Чапаешь по болоту, проваливаясь в грязь по шею и уже не реагируя на зудяще-кровососущее облако вокруг. Куда идти, непонятно — да что там, непонятно даже, есть ли где в мире другая жизнь, кроме комаров и лишайников. Вместо болота кто-то представляет себе синее море, которое «раскинулось широко, и волны бушуют вдали». Неважно. Все равно какой-нибудь «впередсмотрящий» периодически тычет пальцами в неприметные камешки или торчащие там и сям коряги с криком: «А вот и наши вешки (фарватер, маршрут, тропа)! Идем по ним!» И приходится ему доверять — ведь истинное положение спасительных ориентиров тебе неведомо (как кажется). Легко разувериться в себе: дескать, если брести, куда ноги несут, как раз окажешься у Бабы-Яги на обеде в качестве второго блюда. Или на скалистом утесе вместе с Робинзоном Крузо в качестве второй Пятницы.

А пока мы делегируем ответственность нашим «проводникам-пророкам», наши собственные глаза, даже довольно зоркие, закрывает самая настоящая пелена — и вот уже маячившая на горизонте твердая земля превращается в фата-моргану. Значит, надо думать своей головой!

Марина работала научным сотрудником в НИИ с непроизносимым названием. Сфера ее деятельности называлась еще более заковыристо и непостижимо. Марка смеялась, что во всем мире в этом «петрят» пять человек: двое — у нас, двое — в Штатах и один — в Норвегии. С переходом страны на рыночные отношения денег стало катастрофически не хватать не только на зарплаты сотрудников, но и на финансирование самих исследований как таковых. Марина была в полной растерянности. Но тут Маринкин муж объявил ей, что им не хватает хотя бы еще одного ребенка. «Точно, — решила она, — схожу-ка я в декрет, пока тут стагнация с девальвацией. Глядишь, года через три все образуется». Через три года было все по-прежнему. Муж попросил к Нуф-Нуфу и Наф-Нафу еще и Ниф-Нифа — для комплекта. Маринка собралась рожать третьего ребенка. Когда через три года снова замаячил выход на работу, Марка серьезно задумалась. Делать ей там было совершенно нечего: темы заморожены, денег нет и не предвидится. К тому же возникла проблема с образованием детей. На платное образование двоих из трех чад денег не хватит, а в обычных школах, как правило, не хватает преподавателей по ведущим дисциплинам. Марина решила открыть свою частную школу, прежде всего потому, что хотела своим детям дать хорошее образование. Она четко понимала, что не сможет взять здание в аренду. Что, пока у нее нет лицензии, большого притока учеников не будет. Да и все одиннадцать классов ей не потянуть. И так далее, и тому подобное. Все очень невесело. Марка проводила анализ ситуации и в конце концов нашла выход. Она увидела, что знания предполагаемых учеников ее школы, особенно старших классов, находятся практически в зачаточном состоянии: т. е. все предметы надо будет начинать изучать с нуля, независимо от возраста ученика. Тогда Марка решила открыть вместо десяти классов два потока для старших и младших учеников, рассчитанных на три года каждый. Под классы она выделила две комнаты в своей квартире. Набрала преподавателей с подходящими методиками. «И все заверте…» Ей пришлось съесть не одну собаку на поприще организации образования, и скорбный труд Маринки не пропал. Сейчас у нее есть и честно заслуженная лицензия министерства образования, и здание для школы рядом с одним из фешенебельных проспектов Москвы. И учеников хватает. Все это сделала она сама.

Марина поступила правильно. Она начала сначала. И к своему результату подошла постепенно. Свое дело она строила в соответствии со своими возможностями. К тому же у нее была и своя личная заинтересованность в успехе проекта — образование собственных детей. Это позволило ей вникнуть в самую суть дела и выбрать единственно верный для нее вариант организации учебного процесса. Если бы Марина сразу, не разбираясь в тонкостях и нюансах данной отрасли, взяла большой кредит в банке, арендовала здание в престижном районе, наняла дорогостоящих специалистов — у-у-у… Скорее всего мероприятие бы вылетело в трубу, и в данный момент Марина отбывала бы срок в тюрьме за неоплаченные долги. Стесненность в средствах на первом этапе сыграла Марине на руку: заставила новичка-руководителя думать нестандартно и дала определенную свободу для эксперимента. А когда вложены большие средства, такой свободы быть уже не может. И стандартный вариант погребет под собой все благие начинания.

Бывает, нам не хватает уверенности в себе, и мы послушно тонем в болоте бездействия, отказываемся от борьбы, потому что «все равно не выйдет» — и сворачиваем в сторону, куда велит указующий перст. И знаете, чей? Стереотипа! Неважно, кто «приносит на хвосте» рассуждения насчет пресловутых «вешек» — «добрых старых традиций» и «неколебимых устоев» — довольно много людей и лично, и через масс-медиа любит потрепаться на тему контраста между славным прошлым и кошмарным настоящим. В том смысле, что во времена царя Гороха жизнь была труднее, но люди казались добрее, цензура лютовала, творцы находились то в поиске, то в розыске — но ничто не могло помешать созданию культурных и производственных шедевров! Поневоле возникает странное ощущение: в стране действовал четкий план: квартал — шедевр, квартал — шедевр! А то и два. Сейчас, конечно, все не то.

На самом деле, разумеется, изобилие «выдающихся и гениальных» — неважно, людей или произведений — оно, конечно же, мнимое. Лет за семьдесят-восемьдесят население целой страны наваяло горы, монбланы и эвересты всякой… дребедени. В мусорные напластования, естественно, отправлялись и замечательные вещи, предмет будущей гордости нации. Нормальное явление. Проходили десятилетия, публика, за неимением соловьев, наслаждалась певцами, которые звучали на бесптичье. Ведь такой индустрии… всего — нетленки, развлечений, товаров и услуг, как на Западе, в родном отечестве, конечно, не было, да и сейчас еще нет. Нам и сравнивать-то было не с чем, если кто из сорокалетних помнит «бурлящие семи-восьмидесятые». Тем не менее, разумеется, народные массы выбрали кое-что на свой вкус, продвинутая критика — кое-что на свой. В целом получилось довольно внушительное количество имен и названий. Хотя если все пересчитать, поделить на протяженность пространства-времени и на плотность населения, после чего вывести «коэффициент гениальности эпохи» — получится, вероятнее всего, нечто средненькое. Никаких «зарниц и всполохов», одна нормально-рутинная жизнь. Примерно такая же, как в наши дни.

Значит, нет объективных причин, по которым следует безоговорочно уважать прошлое и безотчетно отвергать настоящее. И надо жить полной жизнью, как ни банально звучит такой совет. Надо заниматься своим делом, надо любить себя и то, что создаешь. Надо радоваться тому, что существует вокруг, не рядясь в боа и кринолины. Воображаемый «золотой век» никогда не наступал и никогда не наступит. Любые времена по-своему трудны и по-своему хороши. А плохими они становятся тогда, когда ты начинаешь вовсю поддакивать «авторитетно настроенным» дядям и тетям, которым не нравится окружающее настоящее, зато ужасно нравится прошедшее. «Когда мы были молодые, и чушь прекрасную несли» — а фонтаны били, а розы цвели, а красивые женщины расчесывали свои роскошные волосы, пока с их героических мужей снимали скальп…

И все— таки поверь: так называемому «старшему поколению» нравится не столько само по себе прошлое, сколько они сами в прошлом — молодые, с роскошными волосами, в розах у фонтана. И если человек потерял связь с действительностью, причина обычно состоит не в «плохой» действительности, а в невозможности «мизантропа» ее контролировать. Ни окружающий его мир, ни его внутреннее «я» не поддаются больше ни приказам, ни уговорам, ни попыткам анализа и преобразования. Остается одно: брюзжать! К сожалению, мы постоянно находимся под влиянием «глубоких мыслителей», которые брюзжали, брюзжат и будут брюзжать. Это их бизнес — вызывать чувство вины в молодом поколении. Пусть восчувствуют, что пляшут на костях и ходят по трупам!

Но подобные «бури в унитазе» — не самое скверное последствие для нас, людей вполне молодых и активных. Самое худшее — дезориентация, которой особо подвержены люди среднего поколения. Совсем молодые наши сограждане настолько отдалены от событий тридцатилетней давности, что и рассказы о них воспринимают примерно так же, как «Песнь о Гайавате» — то ли ее оджибуэи сочинили лет пятьсот назад, то ли Гойко Митичу сценарист написал, назад этак лет… тоже много. Примерно столько же. А люди постарше частично и сами помнят, как оно было в нашем детстве далеко не золотом. И кумиров былого времени помнят, а некоторых и лично повидали — и Гайавату, и Виннету, и красотку Миннехаху… Сто раз. На широком формате. Нас легче склонить к убеждению: они были неподражаемые, божественные и потрясающие — и такие близкие, такие живые, совсем не каменные и не целлулоидные. Просто почти родня, предмет семейного обожания и гордости. «Не то, что нынешнее племя: Богатыри — не вы!» Да, весьма соблазнительно причислить себя к семейству и поколению богатырей (или почти богатырей) и окостенеть от важности, чем неустанным трудом добиваться успеха в этом суетном, непонятном и равнодушном мире.

Для придания себе значимости прямо-таки тянет всю себя посвятить «большому делу». Не дурацкому выскабливанию экономической ниши в голой скале постперестроечного смутного времени, а непосредственному отрыву от грешной земли и подъему в горние высоты. Чего мелочиться-то! Все там будем. Нечего и резину тянуть. Пойду выясню, в чем смысл жизни. На такую цель собственно жизни не жалко. Современники не оценят? Ну и черт с ними! Потомкам оставлю. А еще бродягой пойду по Руси и умру под забором. Вот вам!

Называется «назло маме уши отморожу». И все, что ниже — тоже. Такая уж у меня натура — ши-ро-ка-я! Только дура. И к тому же дура инфантильная. Все вышеописанное поведение сильно напоминает «происки и перегибы» молодежной протестной субкультуры, проявления которой связаны с серьезными гормональными изменениями в организме молодых людей в период полового созревания и установления собственного места в социальной иерархии. Переходя из мира детства в мир взрослых, тинейджеры так же норовят совершить подвиг, сложить голову, получить посмертно и — никаких тебе забот! И спи, отдыхай — в белых тапочках под горькие стенания живых, которым еще пахать и пахать, чтобы чего-нибудь добиться. Положить всю себя на алтарь и больше с места не двинуться, несмотря ни на какие соблазны — заморочки из той же серии. Детские болезни, особенно тяжело протекающие у людей зрелого возраста. Спросишь: а я-то при чем? У меня половое созревание вполне и успешно завершилось. Никакие дигидротестостероны «визгом жалобным и воем» не надрывают сердце мне. И уже давно.

Ну да. Гормональные бури, вероятно, миновали, но насколько ты уверена в собственной «взрослости»? Каждый из нас в некотором смысле «ребенок навсегда». И насколько это дитятко в состоянии манипулировать «взрослой» частью нашего «я»? Как когда-то детям навязывалась роль «маленьких людей», жестко ограниченных социальными рамками, так сегодня из зрелых людей нередко норовят извлечь «спонтанное, непосредственное, детское» — и добиваются странных результатов: то спикер Думы дергает депутаток за косы, то министры и олигархи тузят друг друга по голове портфелями, отнимая друг у друга «Сникерсы». Чего уж говорить о среднем классе, который всегда охотно перенимает манеру, модную в высших кругах? Но если тем, кому есть что терять, сто раз обдумают, как им продемонстрировать свою «спонтанность», дабы имиджу не повредить, человек обычный довольствуется стандартным вариантом, не жалея ни себя, ни своих близких. Например, старается голову сложить за правое дело. Или за левое. Зависит от того, с какой стороны стоять. Впрочем, оно и неважно: все равно проку с такой карьеры немного, один вред.

А все отчего? От излишней веры в «гениев» и в «устои», а также от неверия в собственные силы и в собственные мозги. Тогда, словно пятиклашка, играющий в героя любимого боевика, ты не раздумывая выпрыгиваешь полуголой свободой на горящие баррикады. Подобное случается и с людьми, заслужившими репутацию очень и очень разумных — впоследствии заслуживших. Если судьба даст им второй шанс. Так, Екатерина Великая спросила однажды: «Как вы полагаете, чем бы я была, если бы родилась мужчиною и частным человеком?

— Мудрым законоведом, — ответил английский посланник.

— Великим министром, — сказал австрийский посланник.

— Знаменитым полководцем, — сказал французский посланник.

На этот раз вы ошибаетесь, — возразила Екатерина. — Я знаю свою горячую голову; я бы отважилась на все ради славы и в чине поручика в первую кампанию не снесла бы головы».

Действуя по принципу «Либо грудь в крестах, либо голова в кустах», мы идем ва-банк. И шансы фифти-фифти… были бы. Если б не наше «интересное» время, которое пугает, дезориентирует, заставляет идти на крайние меры — гораздо чаще, чем дозволяет разум. А если к тому же родные-близкие давят на тебя со всей дури, обещая всемерную поддержку, или — что, в общем-то, одно и то же — категорическое неодобрение любым твоим начинаниям. Поневоле пойдешь на риск, даже неоправданный.

И к тому же у любого из нас имеется способность, которая может толкнуть на идиотские поступки и испортить твою жизнь хуже начальника-кретина, мужа-зануды и свекрови-кровопийцы. И даже неглупого, в общем, человека в полного идиота превращает… видение триумфа! Ты представляешь себе, какой успех ждет тебя впереди — сверхпризнание, сверхприбыли, сверхтехнологии, именная плита на Аллее звезд… Получается неутешительная картина: все предшествующее твоему небывалому взлету есть рутина, уныние и серость. Кабала, галеры, тягомотина. Признаем: в любом виде деятельности 90 % работы — малоинтересная шлифовка и доводка «до ума». Даже если работа — любимая, увлекательно, тщательно выбранная и т. д., и т. п., все равно примерно девять десятых рабочего времени составляет… работа, а не озарения и наслаждения. Если ты ждешь от своего — какого угодно — рода занятий бурь, страстей и восторгов — остынь. Иначе вместо долгожданной череды радостей наступит тоскливая череда трудов и разочарований. Твой эмоциональный фон станет черным, как кожаное бикини садиста.

— Отличай свои потребности и проблемы от общественных стереотипов и чужих комплексов, если, конечно, не хочешь плясать «под чужую дудку».

— Предполагая чем-либо заняться, начинай дело исходя из своих собственных возможностей, не обращай внимание на престиж. Не пытайся построить бизнес-империю сразу. Если руководствоваться принципом «Все — или ничего!», в итоге будет — «ничего».

— Не сетуй, что жизнь твоя не пришлась на «золотой век». Понятие «золотой век» — это оценка потомками успехов предшественников. Строй свой «золотой век» для себя.

— Учти: даже в самой творческой работе 90 % жуткой рутины и только 10 % «паренья эдакого».

Глава 3. Налетай, покупай! Дешевше только задаром!

В качестве антипода методу первому выступает метод второй: после наших предостережений у тебя может появиться мысль «Надо действовать, как действует женщина современная и меркантильная». Гото-овьсь! Пли!!! Собираем в кучу все источники информации про имеющиеся там и сям вакансии — отрывные телефончики с самовольно расклеенных воззваний к низкоквалифицированным специалистам, газетные вырезки невнятного содержания типа «Ларис Иванну хачу», интернетные объявления со снобистскими заморочками «Опыт работы в больших компаниях, знание англ. и др. иностр. яз., привлекательная внешность для лиц любого пола». И, не мудрствуя лукаво, обзваниваем все подряд, представляясь «Мисс Идеальная Кандидатура». Ладно-ладно, будет вам и внешность, привлекательная для лиц любого пола включая третий, и языки от санскрита до наречия ныне исчезнувшего африканского племени бахима, и опыт работы в больших компаниях (Вот на прошлой неделе компания собралась — что, разве маленькая? Ничего, справилась. Накормила, развеселила, посуду перемыла). Вы, главное, заплатите! И спите спокойно.

И не надо мне, мама, на мозги капать: «Ты же училась на массовика-затейника!» — все на него когда-то учились! Одному повезло, он стал спикером Госдумы. Такой затейник — вся страна ухохатывается! А мне о земном думать надо, о насущном. Да наплевать на мелочевку вроде призвания и профессиональных навыков! Главное — вторая строка объявления о вакансии, сразу после слов «Требуется специалист», где ней обычно указаны цифирки — в у.е. или в руб. От количества нулей теперь будет зависеть мой отказ или согласие. Конечно, лучший друг девушки — большой-пребольшой брильянт чистой воды. В крайнем случае умный-преумный парень голубого окраса. И зовут его Руперт Эверетт. У меня ничего такого нет, но я попробую добыть. Только не мешайте, родичи дорогие! Большие средства оправдывают даже большую цель, как говорил один киллер. Ведь все знают: практически в любой ситуации деньги не мешают, а выручают. Страдать, так уж недаром! Пропадать, так с музыкой, шампанским, в «Роллс-ройсе» и в прикиде от Гуччи! Что можно сказать? Хорошее намерение. Глобальное. И капитальное. В смысле, требующее изрядных капиталов.

Но поневоле возникает парочка вопросов. Например: смогут ли деньги, заработанные тяжкими трудами, компенсировать стресс, полученный от тяжких трудов? Американский писатель Дон Херолд полагал, что работа — это разновидность невроза. Но если вы устали от хронического безденежья, издали кажется, что возможность тратить изрядные суммы на повседневные расходы есть образ земного рая. Какие могут быть неврозы у человека, перед которым, словно призрак Каменного гостя, никогда не встанет жуткая проблема: или кило колбасы, или новые тапочки. В результате приходится босиком шастать. Впрочем, в свете последних новостей беззаботность и безопасность богатеев кажется штукой довольно зыбкой… Словно домики поросят-серфингистов, построенные из пляжного мусора: пришел Волк-аудитор, дунул вполсилы — и улетело все к чертям. В Лондон. Или еще дальше. Многие из нас, между тем, уверены: олигарх, даже в изгнании или в бегах, угрызаемый ностальгией, покинутый всеми дружбанами — он вовек не испытает столь негативных ощущений, как жизнь на зарплату бюджетника. И все-таки зададимся странным вопросом: какие бывают мучения?

Мучения бывают истинные и мнимые. Обе категории, разумеется, относительные. Ярлык на боль не наклеишь: одно, дескать, всегда истинно, другое — всегда ложно. Истинной в некоторых случах не может считаться даже физическая боль: может, это всего лишь соматизация — то есть перевод на какую-то часть тела психологической проблемы. И лечить, стало быть, требуется не копчик, а метром выше. В то же время многие из человеческих страданий, получивших характеристику «с жиру бесится» — есть истинные и неоспоримые мучения, вызванные объективной причиной, а не театральной истерикой.

Одно из таких «неоспоримых мучений» и открыли относительно недавно, и еще не разобрались, чем оно вообще является. Речь, конечно же, идет о стрессе. Мы употребляем это слово поминутно, а о значении никто не задумывается. Ганс Селье, основоположник теории стресса, писал, что стресс — это органическое, физиологическое и нервно-психологическое расстройство, вызывающее нарушения обмена веществ. Говоря проще, мы ошибаемся, полагая, что только все плохое есть стресс: от сломанного ногтя до конца света. На самом деле стресс — это просто напряжение любого рода. И не обязательно вызванное опасностью, утратами, несчастьями. Стрессом становится любая встряска, даже такая, которую можно счесть приятной и полезной — например, активное усвоение информации или получение вожделенной прибавки к жалованью.

Словом, куда ни глянь, всюду тебя поджидает он, погубитель молодости и красоты твоей! Мобильники, компьютеры и деловые встречи не единственные «погубители» — есть же еще и развлечения, которые требуют от нас новых энергетических затрат. Причиной стресса может стать любое пережитое человеком потрясение — даже положительное. Неважно, обрадовали вас до обморочного состояния или напугали. Организм реагирует однозначно — выработкой гормонов стресса, адреналина и кортизона. И такая реакция весьма скверно отзывается на всей работе организма, а уж на внешнем виде — тем более.

Ибо длительный стресс — главная причина старения кожи. Гормон стресса — адреналин — сужает сосуды, и тонкие капилляры у поверхности кожи перестают нормально поставлять питание и кислород в ткани кожи. Второй стрессовый гормон — кортизон, антагонист адреналина, останавливает процесс деления клеток и образование коллагеновых волокон. Кожа неминуемо начинает стареть, терять упругость и эластичность, покрываться морщинами. В общем, представь: ты пашешь целый день, как лошадь, ночью спишь вполглаза, как цепной пес, утром выползаешь из кровати, как кошка с перебитым хребтом — и так изо дня в день. И вянешь, вянешь. Ужас…

И так же, как стресс влияет на красоту и молодость, эмоциональный фон влияет на иммунитет. В Японии было проведено исследование о том, как небольшие неприятности (не утонутие, пережитое вместе с «Титаником» посреди ледяных глыб, а так, мелочь — неприязненный взгляд коллеги, давка в общественном транспорте, стрелка на колготках) влияют на нашу иммунную систему. Выяснилась неутешительная вещь: повседневная микродоза дерьма в нашей жизни разрушает противовирусный и противоопухолевый механизмы биологической защиты. Чтобы стимулировать подувядший иммунитет, нужны положительные эмоции — но именно те, которые помогут тебе, а не среднестатистическому персонажу. Если ты страдаешь аллергией, букетик цветочков вряд ли улучшит работу твоей иммунной системы. Придется искать индивидуальные разновидности релаксанта.

Но в общем необходимо признать: компенсировать нагрузки может только… нет, не обалденный сюрприз. И не гром фанфар. И не Нобелевская премия. А только… покой. Ровное, благополучное самоощущение. Это «женский» релаксант. Он диаметрально противоположен мужскому. Собственно, авторы этой книги в подобной дискриминации не виноваты: все защитные механизмы были созданы эволюцией миллионы лет назад, а эволюция — известная сексистка. Вечно ее цели относительно мужчин резко отличаются от предназначения женщин: если у мужчин действие кортизона и адреналина усиливается выбросом тестостерона — гормона агрессии, то у женщин, наоборот, повышается содержание окситоцина — гормона, который способствует релаксации и понижению общего уровня нервозности. Природа все устроила так, чтобы самцы в «пиковой» ситуации бросались бы грудью навстречу опасности с гранатометом наперевес, а самка с детенышами успевали бы «сделать ноги» с места событий.

Существует невеселая шутка о том, что биологическая программа безнадежно устарела. И дамы, делающие деньги, изо всех сил стараются продемонстрировать миру нечеловеческую энергичность, несокрушимость, деловитость — без всякого страха и укропа! Преодолевая действие окситоцина, нежелание вступать в схватку и прочие сугубо женские подсознательные реакции, мы дрессируем свою пугливость, пока из нее не родится храбрость выдающаяся — не всякому бретеру-дуэлянту такая по плечу. Симона де Бовуар в своей книге «Второй пол» писала: «Странный парадокс заключается в том, что чувственный мир, окружающий мужчину, состоит из мягкости, нежности, приветливости, — словом, он живет в женском мире, тогда как женщина бьется в суровом и жестком мире мужчины». Какие огромные нагрузки! Просто экстрим! Выдержать их можно только в одном случае: если род нагрузок выбран верно. Тогда и психика, и соматика, от природы наделенные большим потенциалом, дотянут до нужной планки с меньшим ущербом, чем в ситуации, когда не только внешняя обстановка, но и внутренний настрой сопротивляются напряжению.

Представь себе: выходишь ты на работу в некое учреждение, оглядываешься вокруг и понимаешь — большая часть обстановки жутко раздражает. Конечно, в идеале все в заведении должно быть прекрасно: и кабинет, и аппаратура, и кадры, и оплата, и цели, и задачи. Увы, но таковых в природе нет. «Это я тебе, голуба, говорю как краевед». Но хотя бы некоторые положительные проблески должны радовать глаз. Иначе твое положение станет равноценным осадно-военному. Некоторое время, конечно, будет срабатывать так называемое «чрезвычайное положение», влияние которого испытал на себе каждый, кто хоть единожды попадал в условия, когда требуется одно — выжить! Какие тут ОРЗ, ОРВ, ларингиты-отиты! Иммунная система работает не просто как часы, а как швейцарские часы с гарантийным сроком «вечно»; все моральные и физические ресурсы стоят навытяжку; недосыпание-недоедание ни малейшего ослабляющего воздействия на работоспособность не оказывает.

Словом, ты чувствуешь себя на вершине мира: твой мозг одновременно терзают мощная эйфория и кислородная недостаточность. Успешность принятия решений сильно понижается, все ресурсы уходят на поддержание общего тонуса. «Я сумею, я смогу, я преодолею!» — бубнишь ты себе, словно накладывая заклятье. Остынь! И подумай насчет перспектив. Если не проявилось ни единой причины, ради которой стоит продолжать здесь работать — кроме той единственной, которая привела тебя в эти бизнес-джунгли — может, необходимо готовить пути для отступления? Мачете в руки — и марш-марш из этой зеленой ловушки! Ведь на одной мечте о грядущем обогащении долго не продержишься. То одна, то другая система в организме станет давать сбой. Вдруг начнет болеть спина, или ухудшится кожа, или нападут мигрени. Не думай, что ты больна. Французский юморист Мишель Крестьен верно заметил: «Здоровый человек не тот, у которого ничего не болит, а тот, у которого каждый раз болит в другом месте». Организм просто-напросто подает сигнал тревоги. Ты начинаешь платить за его бесперебойную (до недавних пор) работу. Литератор Сергей Крытый считал: «Здоровье не купишь, им можно только расплачиваться».

Ольга — журналист. Однажды ей предложили написать ряд статей для дизайнерского приложения известного журнала. Сумма гонорара в два раза превышала оплату в солидных изданиях и в три-четыре повсеместную. «Это мне подходит!», — радовалась она, — «Сажусь молотить!» В своих силах Ольга была уверена: что-что, а писать она умела хорошо. Предварительная беседа с главным редактором вселяла надежду. Ей объяснили, что руководство обновило взгляд на концепцию журнала, что им нужны новые творческие силы. Что главного редактора не устраивает общий уровень статей, в которых в основном перечисляется ассортимент товаров на рынке вперемешку с ценами и пересказами пресс-релизов. Что ему хочется чего-то нового, более профессионального, более глубокого, более стильного и остроумного. Хочется материалов, открывающих историю вещей, философию вещей, а не просто так. Короче, сказано было много. Требования Ольгу даже развеселили. У нее было образование историка искусства, а потому она знала, что на большую часть пожеланий главреда современная наука ответить пока не в состоянии. В пути она, болезная. «Ну, — про себя рассуждала Ольга, — чего не скажешь в запальчивости. На месте разберемся». И принялась за работу. Первое, с чем она столкнулась в процессе работы: постоянное изменение направления статей. Сначала собирались писать про Фому, потом про Ерему, причем, что писать про Ерему еще не знали, предлагали нащупать Ольге самой ход мыслей начальства. Ольга была бы и рада, но отчетливо видела, что мыслей никаких у начальства на этот счет нет. А есть поэтическое блуждание в трех соснах. Но начальство могло себе это позволить, а Ольгу поджимали сроки сдачи материала. Второе, что она выяснила в процессе работы, что никаких новаций на самом деле нужно не было. Ольга писала аналитические статьи, а тут пришлось бегать по магазинам и собирать рекламодателей. И больше — ничего. Ольгу просто выворачивало от отвращения. Она сознательно выбрала журналистику, а не пиар. Здесь же получалось, что основой концептуального видения было лирическое осмысление ценника. «Задница! Что же я сразу не просекла, что у миленького журнальчика с отличной оплатой такой недостаток авторов? Дура я, дура я, дура я проклятая!» — корила она себя. Она сдала материалы, получила хорошее вознаграждение за работу, но от дальнейшего сотрудничества вежливо, но твердо отказалась. Здоровье дороже!

Начальство, безнадежно заплутавшее в саду собственной некомпетентности, может испортить своим подчиненным не только здоровье. Оно может погубить все предприятие на корню. Потенциальный сотрудник — дурашка, простофиля, незнакомый (пока!) со спецификой указанного заведения, ловится «на мотыля» — на обещанную высокую оплату за проделанную работу. Потом его можно «водить», как пойманную рыбку, сколько понадобится. Сорвется — наживляем крючок и забрасываем снова. В российских водоемах водичка мутная — как раз для подобных «рыболовов».

Такова норма поведения для не слишком процветающих отечественных фирм, начальство которых не блещет оригинальностью ума и верностью данному слову. В принципе, основная масса предприятий относится к этой категории. Описанная норма называется «кидалово». В следующей нашей книге, посвященной устройству на работу, ты прочтешь о самых популярных ее разновидностям.

Видишь сама: приняв на первый взгляд прагматичное, а на второй — весьма легкомысленное решение «Доходы превыше амбиций!», ты можешь и здоровье подпортить, и ничего на этом не выиграть. К тому же деньги не дают ничего, кроме денег. Успех и самооценка зависят от полноценного и качественного применения личных способностей. Если же ты пытаешься ориентироваться на цифру с нулями, это наверняка признак твоего неверия в себя. Тебе кажется, что никакими способностями ты не обладаешь. И потому готова принять любой подвернувшийся шанс, не дожидаясь, пока тебя осыплет золотой дождь и запоют ангельские хоры.

Не знаем, кто тебя разуверил в возможности получать приличный доход от интересной работы. Может, подруга, чье хобби — негативный психоанализ (в просторечии «нытье»). Или мама, убежденная в том, что лучшая карьера для девицы — замужество. Или муж, который целую вечность работает в бюджетной организации, устроенной по семейному принципу: «Любите свою контору как мамулю, то есть бескорыстно». А может, все разом — собрались, выстроились в шеренгу и заявили: «Либо удовлетворение, либо деньги, и вместе им не сойтись». Право же, двусмысленная фраза. Наводит на мысли о работорговле и порнобизнесе. Но проблема в твоем разочаровании — оно возникло из чужого мнения. Все твои «советчики» просто недовольны тем, как устроена вселенная.

И вот, в результате их прессинга ты растеряла свои иллюзии, перепугалась и дошла до той самой дезориентации, против которой мы, собственно, и предупреждаем наших читательниц. Многие люди, страшась упустить последний шанс, до отказа занижают самооценку: кому, мол, нужна я, девица зрелого возраста и отнюдь не модельного облика? Мы Гарвардов-Оксфордов не кончали, на Уолл-стрит маклерами не работали, сертификатов MBA у нас нету… Выходит, кроме физического и психологического здоровья, нам и предложить-то нечего. На мне воду возить можно! Одновременно понижается планка требований, предъявленных работодателю: вози и плати — и все дела! А мы мно-огое вынести можем! Еще классик про нас писал: «Вынесет все — и широкую, ясную грудью дорогу проложит себе». Причем пессимистическое окончание строфы: «Жаль только — жить в эту пору прекрасную уж не придется — ни мне, ни тебе» — как-то само собой замалчивается. Беспочвенные надежды умеют осветить «конец тоннеля» не хуже прожектора. Потом наступит момент, когда на ум вместо пылко-плаксивого Некрасова приходит другой классик — Борис Замятин с его циничным: «Ничто не дается нам так дорого и не ценится нами так дешево, как наша зарплата».

Да, кстати о зарплате: не придется ли для поддержания имиджа богатой дамы тратить больше, чем зарабатываешь? Тогда кирдык всему дебету-кредиту — одни долги останутся. Причем навек. Непогашенными. Иной раз и понимаешь: нельзя себе позволить машину-квартиру-поездку такого уровня. Не получится прикупить драгоценный камушек такого размера. Не выйдет отправить детишек на обучение в такой колледж. Но придется. Потому что для успешного продвижения по минным полям бизнеса необходим совершенно отпадный имидж. Он работает, будто сапер, обезвреживая взрывоопасные «сюрпризы» от конкурентов и просто недоброжелателей. Когда «сапер» плохого качества, одного большого «бум-м-м!!!» хватит для наступления всем известного состояния с названием из пяти букв, вторая «и». Официально выражаясь, фиаско. Вот и приходится подкармливать разных грифов из пиарных агентств и средств массовой информации загодя, иначе они усядутся на твой труп и попируют вволю. «Жизнь при смерти» — произведение в жанре бизнес-драмы. Не нравится? Да, конечно, описанный случай — весьма запущенный. Но ведь можно было среагировать вовремя и не доводить до такого.

И чтобы не оказаться в аховом положении, не бойся неудач, не обращай внимания на так называемые «объективные» данные твоей «пригодности» к бизнесу. Не пытайся ставить, словно на темную лошадку, на размер оплаты и на формальные «предпосылки карьерного и финансового роста». Лучше повнимательнее изучи структуру собственной личности. Правильно выбранная область приложения сил поможет сделать карьеру — а там, глядишь, и доходы повысятся, и удовлетворение от проделанной работы появится, и множество прочих «простых человеческих радостей» войдет в твою жизнь.

Ты можешь обнаружить в себе уйму талантов, похороненных под спудом и до сей поры невостребованных. Скажем, среди людей, получивших медицинское образование, много выдающихся писателей. Настолько много, что это уже закономерность. Видимо, знание анатомии способствует глубокому пониманию жизни. А если ты к тому же возмущена отсутствием русскоязычного сайта, содержащего исчерпывающую информацию о… скажем, о семейных взаимоотношениях муравьев-убийц — и не ты одна — прекрасно! Создай роман о любви рабочей особи с вот такими жвалами к царице вот с таким задом. Сколько можно довольствоваться детскими благоглупостями про путешествие муравьишьки? Вдруг ты получишь Букеровскую премию? Или продашь сценарий в Голливуд — пускай снимут полнометражный мультик и выплатят тебе миллионные проценты.

— Учти: деньги не дают ничего, кроме денег. А успех в делах и высокая самооценка зависят от полноценного и качественного применения личных способностей.

— Если ты, в первую очередь, ориентируешься на цифру с нулями, то это прежде всего признак твоего неверия в себя, в свои возможности, в вовсе не результат высокой самооценки. В глубине души тебе кажется, что никакими способностями ты не обладаешь.

— Не ставь между материальным обеспечением и самореализацией знак равенства, но и не разводи их по разные стороны баррикад.

Глава 4. «Задрав штаны, бежать за комсомолом»?

Главное — правильно определить направление. Нельзя «задрав штаны, бежать за комсомолом». Все туда — и я со всеми. Чаще всего тобой в этот момент будет руководить сила инерции, а, отнюдь, не здравый смысл. Пока будешь догонять, спрос уйдет совсем в другое место.

Анка считала себя очень деловой, проницательной и предприимчивой. Ее не устраивала работа в конторе агроэкспорта, куда она устроилась сразу после торгового института. Чиновничья должность с фиксированным окладом, ограниченными возможностями и рабочим днем от и до страшно ее раздражала. От всего этого она ежедневно закипала, как чайник. На этой работе применения ее бурной энергии не находилось. Анка решила завести свое дело. Нужен был первоначальный капитал. Чтобы скопить начальную сумму, Анка устроилась распространителем элитной косметики. Классная продукция, ненормированный рабочий день, общение с людьми и прочее, прочее. К тому же ей обещали солидный доход. Казалось, что еще нужно молодой энергичной особе для успешной деятельности? Однако на деле все сложилось несколько иначе. Цены на продукцию оказались высоковаты. Охотников ее купить оказалось маловато. Впаривать согражданам последние достижения западной косметологии оказалось трудновато. Пришлось Анке одаривать по праздникам подруг сногсшибательными кремами, а друзей эксклюзивным тальком из своих необъятных запасов. В общем, поняла Анка: бум на косметику прошел, начался бум вещевой. Анка решила переключиться на торговлю более дешевыми вещами и начала челночить в Белоруссию. Ритм жизни сумасшедший. Нагрузки адские. Поезда, вокзалы, ярмарка в Лужниках. Бегство от милиции с полными сумками товара по пересеченной местности с препятствиями. Небольшой доход дело давало, но требовало невероятных усилий. Анка старательно прощупывала почву в рыночных кулуарах и выяснила: большой доход можно получить от торговли шубами. На последние деньги был снаряжен «поход за зипунами» в Польшу. Надо ли говорить, что и эта акция с треском провалилась? Зато Анка выяснила, что важнейшей профессией из всех для нас является бухгалтер. И пошла получать второе образование. Через год осела в фирме на оклад чуть ниже среднего. Стоило ли покидать несколько лет назад заведение от агроэкспорта? В последний раз, когда мы встречались, Анка посещала курсы гадания на картах таро и собиралась уходить из фирмы в свободное предпринимательство — прозревать чужие судьбы. Всякий раз, когда я слушаю Анку, у меня начинает сосать под ложечкой и мысль одна покоя не дает: «Эту бы энергию, оптимизм и работоспособность да в мирных целях!» А для этого голова нужна. Свою Анке не приставишь.

А если бы и можно было приставить — Анка потеряла бы ее в ходе очередной авантюры. Глупый авантюрист — золотое дно для шарлатанов. Амбиции и энергия, приложенные там, где не следовало, автоматически «взламывают» твою жизнь в «слабых местах»: если тебе трудно понять других людей, ты сможешь приобрести товар, но тебе не удастся организовать сбыт, и ты все потеряешь.

Не хочешь? «А не надь, так выволакивайся!», как заявила в мультике старшая царевна родной сестрице, рыдающей за печкой. В общем, будем что-то делать. Для начала нарисуем твой психологический портрет. Разбираясь в структуре собственной личности, ты можешь узнать очень важную вещь — вдруг обнаружится: ты себя знаешь плоховато. Для тебя, например, может оказаться неожиданностью тот факт, что личностные особенности, индивидуальные возможности и мотивация — отдельные факторы, которые превращают нашу жизнь в ад, если их блокировать, или не откликнуться, или не заметить, что они вообще существуют. Страшно? Займись собой.

Выявление индивидуальных особенностей и способностей — дело несколько утомительное. И все же: кто из нас видит себя насквозь? Кто в силах создать рисунок собственной личности хотя бы с пятидесятипроцентной точностью? Иначе зачем нужны многочисленные тесты многочисленных иллюстрированных журналов? Тем более, что мы скорее забавляемся этим занятием, сознавая: вряд ли возможно получить исчерпывающую информацию, ответив на дюжину вопросов, попутно крася ногти, попивая кофе, выбирая прикид на вечеринку. Поэтому не стоит относиться к популярным тестам, словно к пророчествам. Да и пророчества нельзя принимать всерьез — никакой Нострадамус не в силах дать однозначного ответа, что будет со всеми нами завтра или через пять, десять, двадцать лет. Тем более лет через пятьсот.

Профессиональные тесты, в отличие от популярных «примочек» из журналов, — они такие длинные, громоздкие, утомительные… Приходится замерять время, не подглядывать в ответы, читать характеристики только после прохождения теста — в общем, занудство! Зато не фуфло. Специальные методы изучения человеческой личности полсотни лет назад даже создали новую профессию в экономике — профессию мотиватора. Мотиватор выявляет у человека потребность в каком-либо виде работы, потом сопоставляет его потребности с его же возможностями, выдает заключение — и обладатель оного волен делать с оплаченным из собственного кармана дельным советом что заблагорассудится. Сложнее, когда мотиватор работает на твое руководство: тут уж заключение ляжет на стол начальнику, а он, скажем, твердо верит, что удовлетворенная своей деятельностью, общительная посредственность лучше выполняет свои обязанности, чем недовольный всем и вся, тоскующий по свободному творчеству талант.

Фактором мотивации может служить что угодно: голод, любовь, страх, зависть, сочувствие. На фундаментальном уровне мотивация вырастает из страхов, связанных с глубинными и основополагающими инстинктами, которые достались нам от животных предков. Очень сильным мотиватором становится голод. Но как только глубинные потребности удовлетворены, на еду и одежду средства есть, на первый план выходит деятельность, которая нам нравится. Мы перестаем обращать внимание на то, насколько этот род занятий необходим нам для выживания и реагируем совсем на другие показатели и характеристики.

Для большинства людей принцип существования выглядит приблизительно так: «Я мирюсь со своей работой, потому что она дает мне время и средства, чтобы получать удовлетворение в свободное время». Это «экономическая» точка зрения трактует работу как обмен труда на наличные, формируя другой принцип — «кнута и пряника». Для жителей цивилизованной страны такой подход менее приемлем, чем для тех, кто просто выживает. Впрочем, в любой стране есть социальная группа аутсайдеров, для которых удовлетворение глубинных потребностей — основная задача существования. Проще говоря, они не столько живут, сколько борются за жизнь. Естественно, удовлетворение от своего труда и уважение к себе как к специалисту бледнеют перед такими ужастиками, как голодная смерть. А при переходе из аутсайдеров в миддл-класс, где и доходы стабильнее, и взаимоотношения с людьми носят менее… гм… экстремальный характер, человек старается «продать» свои знания и услуги не за «кусок хлеба и уголок одеяла», а за более высокую цену. Выбор зависит от конкретной личности и конкретных обстоятельств, но вознаграждение обязательно будет выше, чем «потребительский минимум».

Некоторые виды вознаграждений имеют нематериальный характер: удовлетворение, уважение, важность и привязанность. Личные особенности под воздействием разнообразных мотиваций заставляют нас двигаться в разных направлениях. Мы пробуем свой потенциал на той среде, в которой растем и развиваемся. Кто-то застревает в ловушке происхождения и связей, кто-то идет наперекор судьбе. Расхождения между учебно-экзаменационной доблестью и успехов в «реальном мире» объясняются многие наши ошибки. Система школьных наград — плохой предсказатель будущих достижений. Нередко бывает так, что ботан-зубрила, любимчик учителей, ничего в жизни не достигает и только любуется без конца своим красным дипломом. А раздолбай-оболтус, сроду не проявивший себя ни в одном семинаре, находит прекрасную работу и добивается высокого социального статуса. И вполне заслуженно.

Дело в удачном стечении структуры личности, интенсивности мотивации и удачных обстоятельств. Когда такое происходит, даже человек средних способностей может горы свернуть. Но упустить даже самое распрекрасное расположение звезд совсем нетрудно, если не знать, какова ты «внутри себя» и чего тебе от жизни надо. Чтобы не случилось подобного несчастья, сыграем в одну игру. В Винни-Пуха и всех-всех-всех. Помните, что сказал Кролик? «Что значит «Я»? «Я» бывают разные!» Итак, что значит твое «Я»? Попробуй отнести себя к одному из «игровых» психологических типов.

Для начала придется пройти тест, основанный на известном психологическом тесте MMPI (Миннесотовском многопрофильном личностном тесте) в обработке психолога Николая Нарицына. В оригинальном варианте Миннесотовского теста более семисот (в русифицированном варианте — четыреста) пунктов, но мы хорошо понимаем невозможность «заочного» тестирования, да еще с таким объемом вопросов. Тест — инструмент психологической диагностики, а к инструменту, как известно, необходим специалист, умеющий с данным инструментом обращаться. Об этом часто забывают авторы «салонных» тестов, небрежно налепляющие на половину характеристик ярлыки: «отморозок», «шизик», «слабак», «стерва» — последнее, кстати, может иметь двойственную эмоциональную окраску. Что же касается просто ругательств, то для соответствия неодобрительной характеристике нужно всего-навсего оказаться человеком с… другой системой ценностей и другой манерой поведения, нежели составитель теста. А в некоторых случаях — например, если составитель тяжко страдает комплексом неполноценности — то вполне достаточно быть на него похожим, будто близнец.

Но тот, кто отвечал на вопросы и втайне надеялся на комплимент своей чуткости и прозорливости, этого может и не знать! Впредь он начнет стесняться или бояться себя настоящего, а окружающим станет демонстрировать «издание второе, исправленное и дополненное» — но никак не гарантирующее улучшение качества. Будто свежее, темпераментное произведение, прошедшее через руки сухого, бездушного цензора. Половина шуток искажена до полной неузнаваемости, вторая просто исчезла без следа. Читать невозможно. Вот что может сделать с человеком психолог-заочник из журнальчика с тестиком. В общем, подели на семь свою доверчивость и отнесись к популярному тесту с большой долей юмора. И к тому, который тебе предстоит, тоже не «прикипай душой». Твои ответы могут меняться в зависимости от обстоятельств, от настроения, от времени года и даже от времени дня. Будь наш «адаптированный» тест полным, на все семьсот пунктов, да еще с личным психологом в придачу — результат был бы куда точнее. Но и того, что мы узнаем, достаточно для определения весьма важной вещи: какого рода обстановка покажется тебе комфортной. И ты сможешь выяснить, в какой области бизнеса ты наверняка сможешь адаптироваться, а в какой — просто встанешь в очередь на получение невроза, психоза и геморроя.

Итак, мы предлагаем лишь двадцать четыре пункта из нескольких сотен — хотя и такой объем мизерным не назовешь. Эта длинная процедура нужна, чтобы определить именно тип личности — но темперамент, память, уровень образования и т. п. остаются «за кадром». Между тем тип личности — основополагающий комплекс характеристик при выборе профессии. Можно, конечно, некоторое время проработать в обстановке, не способствующей вашему «душевному комфорту», но недолго. Изменить свой психологический тип не легче, чем отрубить себе голову и вырастить новую. Поверь, никакая чудная карьера не стоит садистских экспериментов на себе — да к тому же экспериментов, заранее обреченных на провал. Поэтому, не рискуя собой, подбирай себе работу «по уму» и «по душе».

— Не старайся начинать свое дело в тот момент, когда ты уже пришла в состояние финансового и психологического краха. Герой, который начинает развивать жуткую деятельность, оказавшись на дне жизни — персонаж скорее киношный, чем реальный. Не запускай ситуацию.

— Не старайся найти работу по принципу «стерпится-слюбится». Лучше поискать другое место и найти его, чем тратить силы впустую.

Глава 5. Винни-Пух и все-все-все в нашей жизни.

Отвечая на вопросы теста, не раздумывай по полчаса над каждым вариантом. Достовернее всего окажется тот, который первым приходит в голову. И отвечай на все вопросы подряд, не отбрасывая ни один — мол, «не знаю, что и сказать». Если же ни один из ответов тебе не подходит, не расстраивайся. Выбери наиболее близкий к твоему представлению. Если же, наоборот, подходит сразу несколько вариантов, ставь тот, который случается чаще. Но ответ на вопрос должен быть один.

Помни: не существует ни «правильных», ни «ошибочных» ответов. Типы личности не делятся на «плохих» и «хороших». Люди просто разные и представления о счастье и несчастье у них разные, и работа им требуется разная. Каждому своя. Конечно, некие журналы, фильмы, течения моды навязывают народным массам определенный идеал: блондинку в законе, брюнетку в доспехах… Мужество и целеустремленность, а с ними в комплекте нежная душа и любящее сердце. И множество людей пытается «дотянуть» свое «я» до образца. Некоторые качества и характеристики признаются «некондиционными» и подвергаются «острому кизму». В том смысле, что проявлять их и пользоваться ими больше нельзя — ввиду необходимости повысить собственную значимость и поднять самооценку. А для указанной цели придется некоторые свойства натуры срочно развивать и даже кое-что просто-напросто имитировать. Словом, будем работать! Такой «обработанный» тип личности в психологии называется предпочтительным, в отличие от действительного. Но те рекомендации, которые получит предпочтительный тип личности, никак не подойдут для живого человека. Поэтому постарайся быть откровеннее.

Когда тебе доведется отвечать на вопросы тестов, никогда не выдумывай идеальный вариант, а выбирай реальный. Воображаемый образ — не ты, а другой человек. Вероятно, со временем ты изменишь многое в своем характере, но не изменишься до неузнаваемости. Подавленные желания и скрытые черты характера все равно потребуют выхода. Отказавшись от собственного «я», ты рискуешь и физическим, и психическим здоровьем. Искусственно созданный имидж не является гармоничной личностью, зрелый характер создается не революцией, а эволюцией черт и качеств натуры. Процесс долгий, сложный, но вполне преодолимый. Начинаем! Время пошло!

1. Предположим, начальник (муж, мама, свекровь, старшая сестра) заявляет, что сделанная тобой работа никуда не годится, поэтому все (рабочий коллектив, любимая семья) лишаются премии (отпуска, рождественской индейки, новых роликов и т. п.). Твоя реакция?

А. Сразу же возьму неудачную работу назад и быстро внесу исправления, пока не поздно.

Б. Постараюсь никогда больше не ввязываться в такие ответственные мероприятия в качестве «пионера, который в ответе за все».

В. Я знаю, эта зараза меня недолюбливает! И притесняет! А коллектив меня ценит, я им докажу, что я права, а не это… пузо с глазами!

Г. Сами неправы, господа хорошие. Как было в задании сказано, так я и сделала. Надо было яснее формулировать задачу — тогда и результат был бы лучше.

Д. Жаль, что ничего-то вы не поняли. Здесь такие идеи, такой креатив, такая харизма заключены! И вот — никто не оценил.

Е. Стоп! Не надо ругать все подряд. Что именно не нравится? Какие моменты не устраивают? Их и поправим. И все будет как надо.

Ж. И замечательно! Мне указали на мои ошибки, а на ошибках учатся — значит, у меня есть шанс повысить свой уровень информированности.

2. Твой коллега получил повышение по службе и стал начальником. Твои мысли по этому поводу?

А. Если это назначение «для пользы дела», то я буду стараться найти с ним (ней) общий язык.

Б. Все остается по-прежнему, хотя общаться с ним (ней) будет потруднее.

В. Удивляться нечему, он (она) всегда умеет оказаться в нужное время в нужном месте.

Г. Ладно! Тише едешь — дальше будешь. Со временем я свое наверстаю и обойду его (ее).

Д. У меня были не особенно нежные отношения с предыдущим начальством. Может с этим будут лучше.

Е. Интересно, кто его (ее) покровитель? Надо будет с ним подружиться.

Ж. Все правильно. Он (она) гораздо достойнее меня.

3. Если бы ты была актрисой, то за какую роль охотнее всего взялась?

А. Премьер-министра, справедливой и обаятельной женщины.

Б. Любую роль, которую предложит тебе режиссер, лишь бы была гарантированная оплата и приемлемые условия труда.

В. Светской львицы, роскошной и богатой женщины.

Г. В сериале, где роли простые, одноплановые, не требующие напряженных творческих усилий.

Д. В фантастическом фильме или приключенческом кино, за роль, где есть простор для фантазии.

Е. За роль в классической пьесе, которую ставят в академическом театре.

Ж. Я не стала бы актрисой.

4. Какого рода статьи ты читаешь в газетах и журналах?

А. Аналитические обзоры, статьи о политике и финансах.

Б. Материалы о детях, экологии, полезные советы.

В. О звездах эстрады и кино, о моде.

Г. Криминальную хронику, материалы о спорте.

Д. Научно-популярные статьи, материалы о компьютерах и интернете.

Е. Статьи об исторических личностях, событиях, загадках истории.

Ж. Я не читаю периодику.

5. Тебя назначили на руководящую должность. Твои ощущения?

А. Теперь я смогу сделать все, чтобы осуществить свои творческие планы.

Б. А вдруг не справлюсь?

В. Мне нужно выглядеть соответственно новой должности: костюм, мобила, все такое.

Г. Наконец-то они поняли, кто здесь самая-самая! Yes!!!

Д. Надо все обдумать. Если мне это не подойдет, то я и отказаться могу.

Е. Я в три шеренги всех построю, а если пикнет кто, то мигом успокою.

Ж. Меня не привлекает повышение собственного значения в глазах окружающих.

6. Ты отдаешь распоряжение своим подчиненным, а они отказываются его выполнять и объявляют тебе об этом хором. Твои действия?

А. Ищут на свой филей приключений? Заменю первое распоряжение другим, еще более бестолковым. Пусть побегают.

Б. Отменю свои указания.

В. Соберу совещание, выслушаю все мнения, а потом всем устрою разнос.

Г. Уволю всех несогласных.

Д. Наябедничаю на своих подчиненных вышестоящему начальству.

Е. Подчиненные должны выполнять указания начальства, а не устраивать дискуссии по этому поводу.

Ж. Не обращу внимания.

7. Ты в ссоре с подругой. И вдруг узнаешь, что у нее (или с ней) случилось несчастье. Твои действия?

А. Забуду про обиды и не раздумывая побегу к ней. Даже извинюсь, если ей от этого станет легче.

Б. Буду казниться и заниматься самоедством в духе героев русской классики, но и шага в ее сторону не сделаю. Я личность тонкая, мне неудобно.

В. Покажу окружающим, что обида здесь не причем. И вместе со всеми приму участие в ее делах.

Г. От несчастья никто не застрахован, да и случилось оно не по моей вине. А обижаться на меня ей не с чего.

Д. Жалко, конечно, но ничего уж не поделаешь.

Е. Так ей, дуре, и надо. Но отдать визит вежливости полагается.

Ж. Я никогда никого не обижаю! Этого не может быть, потому что не может быть никогда.

8. Твой подчиненный обвинил тебя в невыполнении обещаний: сказал, что ты обещала повысить в должности его, а сама повысила другого. Твоя реакция?

А. Вероятно, я пообещала это сгоряча. У меня для вас много других заданий.

Б. Приношу свои извинения, а, впрочем, хочу напомнить, что я имею полное право изменять свои решения. А в данный момент я занята, и вы мне мешаете.

В. Я сделала это исключительно в ваших интересах.

Г. Я ничего вам не обещала! Выйдите вон!

Д. У меня для вас есть более интересное задание.

Е. Наши задачи изменились, но не могу же я посвящать вас во все нюансы?

Ж. Я никогда не нарушаю своих обещаний!

9. Твой начальник заявил тебе, что ты карьеристка и слишком жадна до денег. Твой «ответ Чемберлену»?

А. Я не карьеристка! Просто я люблю свое дело и поэтому много работаю.

Б. Молча растворюсь в воздухе и постараюсь как можно дольше не попадаться ему на глаза.

В. Сгорю от стыда, умру на месте, хотя понимаю, что обвинения в мой адрес несправедливы.

Г. От такого же и слышу.

Д. И не подумаю обижаться. Да, я такая. Ну, и кто это ценит?

Е. Опять босс с больной головы на здоровую перекладывает. Лучше придти к нему, когда он будет в настроении.

Ж. Меня не интересуют ни карьера, ни деньги, ни мнение начальника.

10. Твой ребенок поссорился с другом. Его родители пришли к тебе качать права и требуют наказания для твоего чада. Что ты предпримешь?

А. Выдам длинную сентенцию на тему несовершенства мироздания вообще, время от времени восклицая «О, времена! О, нравы!» или «О, люди, люди, порожденье крокодилов». Буду разглагольствовать, пока силы пришельцев не иссякнут и они не уберутся восвояси.

Б. «Вызову огонь на себя» и принесу извинения за своего ребенка.

В. Демонстративно накажу своего ребенка на глазах «ликующей толпы».

Г. Предложу им пойти домой и лучше воспитывать своего «золотушного ребенка», а в мои дела не лезть. А свою кровиночку похвалю за умение не давать себя в обиду.

Д. Спущу ситуацию «на тормозах». Вдоволь накормлю их обещаниями, что непременно во всем разберусь. На самом деле я думаю, что у моего ребенка могли быть причины для этого поступка.

Е. Дотошно, медленно и печально буду выяснять, «кто виноват?», «кто первый начал?». Словом, «во всем мне хочется дойти до самой сути».

Ж. Я воспитаю своего ребенка так, что он никого не будет обижать.

11. Ты подвернула ногу и упала на улице. Прохожий предлагает тебе помощь. Твой ответ?

А. Взгляну на ситуацию с юмором и отшучусь.

Б. Поблагодарю и скажу, что справлюсь сама.

В. В испуге попрошу вызвать скорую.

Г. Огрызнусь и попрошу не лезть не в свое дело.

Д. Погруженная в свои проблемы, даже не замечу человека, предложившего помощь.

Е. Подумаю про себя: «Ему от меня что-то надо. Это не бескорыстно».

Ж. Я всегда смотрю под ноги и не падаю на улице.

12. Твой близкий друг (или подруга) не пригласил (ла) тебя на день рождения (свадьбу, похороны, банкет по случаю повышения по службе).

А. Настоящие друзья не нуждаются в приглашении. Я приду и помогу провести торжество.

Б. Без скандалов и выяснений отношений я прекращу все контакты с этим человеком.

В. Явлюсь без приглашения в роскошном наряде, чтобы на виновника (цу) торжества никто и не взглянул.

Г. Постараюсь изо всех сил испортить ему (ей) праздник: побью окна в ресторане, выкраду покойника из гроба или устрою собственную вечеринку — в то же время, пригласив тех же гостей.

Д. Решу, что у него (нее) были свои причины так поступить, тем более что я не любительница шумных увеселений.

Е. Не подам виду, но обиду затаю и обязательно учту на будущее.

Ж. Со мной близкие друзья так не поступят.

13. Если бы ты не имела никакого ограничения в материальных средствах, то какой бы предпочла иметь автомобиль?

А. Маленькую маневренную модель, чтобы не терять времени в пробках и не иметь проблем с парковкой.

Б. Безопасную надежную машину, но не слишком дорогую, чтобы через пару лет ее можно было сменить на новую.

В. Самую модную марку автомобиля в этом сезоне, индивидуальной сборки, с дорогим салоном, оборудованную по последнему слову техники, с модными прибамбасами.

Г. Спортивный двухместный автомобиль.

Д. Машину Джеймса Бонда: автомобиль, напичканный электроникой и компьютером.

Е. Мощный и надежный большой джип.

Ж. Я вообще не стремлюсь иметь машину.

14. Ты специально приехала в магазин за совершенно необходимой тебе вещью. Продавец тебе сообщает, что последний экземпляр был продан перед твоим приходом. Как ты среагируешь?

А. Начну выяснять, где еще можно приобрести такую же вещь, и немедленно туда отправлюсь.

Б. Ну, что ж, кто не успел — тот опоздал. Приду в следующий раз.

В. Чтобы забыться, пойду и куплю какую-нибудь абсолютно ненужную, но очень приятную вещичку.

Г. «Не догоню, так согреюсь». Устрою грандиозный скандал у прилавка: обвиню персонал магазина в некомпетентности, руководство — в недальновидности, а мироздание — в несовершенстве.

Д. Подберу что-то другое, но частично выполняющее функцию нужной мне вещи.

Е. Узнаю, когда будут следующие поставки. Предварительно позвоню, чтобы убедиться в том, что эта вещь имеется в наличии. И только после этого приеду еще раз.

Ж. Обрадуюсь, что сэкономила деньги.

15. Ты назначила любовное свидание у себя дома. О чем будешь думать в первую очередь?

А. Ни о чем. Потрачу уйму сил на подготовку.

Б. Буду маяться, чесаться, нервничать, кусать губы все время до свидания и думать: «А вдруг он не придет?».

В. Приготовлю красивое белье, шампанское, свечи, цветы и прочее.

Г. Буду импровизировать. Сориентирусь на месте.

Д. Приготовлю все для совместного культурного отдыха: любимые книжки, альбом с марками, коллекцию дисков, новую компьютерную игру.

Е. Постараюсь, чтобы никто не смог нам помешать: родителей — к бабушке, младшего брата — в кино на три сеанса подряд, подругам сообщу, что умерла. Что еще? Телефон отключу, холодильник забью до отказа. Создам обстановочку типа «папанинцы на льдине».

Ж. Меня такие свидания не увлекают. Я этими гадостями не занимаюсь.

16. Ты записалась на прием к врачу, пришла в назначенное время и узнала, что он сегодня принять тебя не может. Как ты поступишь?

А. Попробую добиться приема у другого специалиста.

Б. Узнаю, когда можно будет придти в другой раз.

В. Объясню в регистратуре, что я думаю об этой клинике, о врачах и министерстве здравоохранения в целом и удалюсь довольная собой.

Г. Мне абсолютно все равно, что там случилось у врача. Буду возмущаться и качать права, пока он меня не примет.

Д. Решу, что если врач так поступает, значит, у него форс-мажорные обстоятельства. Постараюсь с пользой потратить свободное время.

Е. Запишусь на ближайшее время приема и снова приду.

Ж. Со мной ничего подобного не происходило и не произойдет.

17. Ты опоздала на встречу. Тебе, не дождавшись объяснений, высказали «Фэ!». Как ты ответишь?

А. А кто сказал, что я дам ему рот открыть? Я с ходу начну объяснять, почему так вышло, долго и подробно, пока насмерть не замучаю. А потом добавлю: «Давай не будем отнимать время от нашего дела».

Б. Скажу: «Мне, конечно, неприятно, что я опоздала, но если ты так злишься, то лучше мне уйти».

В. Предъявлю «домашнюю заготовку». Заранее сочиню что-нибудь эдакое и огорошу ожидающего: «Представляешь? Со мной тут такое случилось!».

Г. Сразу рявкну: «Скажи спасибо, что я вообще пришла!».

Д. Молча выслушаю гневную тираду в свой адрес, а потом предложу поговорить о делах.

Е. Объясню, что меня задержали непредвиденные обстоятельства и я не смогла предупредить, хотя и пыталась.

Ж. Я не имею привычки опаздывать, я прихожу вовремя.

18. Тебя в середине ночи разбудил телефонный звонок. Ты снимаешь трубку и выясняешь, что звонивший ошибся номером. Что ты сделаешь?

А. Скажу: «Ничего страшного, все равно я скоро собиралась вставать».

Б. Не соображу сразу, что сказать.

В. Охну: «Как же вы меня напугали!».

Г. Объясню звонившему, что он — урод, и отец его — урод, и дедушка — придурок, не говоря уже об остальной родне до седьмого колена.

Д. Вообще никак не отреагирую, положу трубку и усну сном младенца.

Е. Решу, что это неспроста: явно кто-то меня проверяет.

Ж. Со мной такого ни разу не было.

19. В твоей квартире идет ремонт. Приходят твои соседи и требуют прекратить шум. Ты ответишь?

А. «Мне очень жаль! Но вы только взгляните на мой новый розовый унитаз! Ну, разве он не прелесть!».

Б. «Я постараюсь принять меры, чтобы вас не беспокоить. В 22 часа мы закончим и раньше 9 утра завтра не начнем».

В. «Я сейчас приведу себя в порядок и мы обсудим ситуацию».

Г. «Разуй глаза — обуй ноги! Это, между прочим, моя квартира! Я в ней хозяйка, а не черт знает кто с улицы!».

Д. «Здравствуйте, я вам очень рада. Давайте выпьем по чашечке кофе».

Е. «Приношу свои извинения, но я должна привести свое жилье в порядок».

Ж. Ко мне с такими претензиями не придут.

20. Предположим, ты стала журналисткой. О чем будут твои статьи?

А. О том, как достичь справедливости и благополучия в обществе.

Б. Буду специализироваться на естественнонаучной тематике: биологии, химии, медицине.

В. Стану театральным критиком.

Г. О криминальных новостях.

Д. О технических новинках.

Е. О политике и бизнесе.

Ж. Ни о чем конкретно.

21. Какой бы тебе хотелось получить подарок в день рождения?

А. Веселую вечеринку, на которую придут все мои друзья и близкие.

Б. Что— нибудь для моего хобби. В принципе о твоих пристрастиях знают все друзья.

В. Дорогой презент в роскошной упаковке, приправленный букетом цветом, который принесет негр в лиловой ливрее с золотым галуном.

Г. Сюрприз хочу! Я не знаю, что — конкретно. Пусть друзья проявят фантазию и внимание!».

Д. Какой— нибудь раритет или что-то экзотическое, необычное: коллекционное вино, старинное украшение, билет на концерт знаменитого исполнителя.

Е. Подарок для практичной дамы, что-нибудь полезное в хозяйстве.

Ж. Мне все равно.

22. Чем для тебя является твой компьютер?

А. Он может быть совершенно бесполезной вещью или любимым средством деятельности.

Б. Это еще один источник информации и способ для расширения возможностей.

В. Красноречиво говорящим признаком моего безупречного вкуса.

Г. Средством для проведения досуга.

Д. Необходимым элементом бытовой техники.

Е. Символом достатка и надежности.

Ж. Ничего особенного.

23. Представь, что ты художница-анималистка. Какого зверя ты нарисуешь?

А. Винни— Пуха!

Б. Дрессированных зверей в цирке.

В. Кошечек, песиков, зайчиков с бантиками на шее, в корзинке на подушечке.

Г. Оскаленные морды с острыми клыками.

Д. Абстрактный рисунок в духе Пикассо.

Е. Любого зверя нарисую максимально похожим на оригинал.

Ж. Я бы не стала художником-анималистом.

24. Представь, что ты художница-пейзажистка. Какого рода пейзаж ты нарисуешь?

А. Людный, шумный город.

Б. Льдины, скалы, туман.

В. Пляж на дорогом курорте: солнце, море, разноцветные зонтики, яркие краски.

Г. Бушующую стихию: девятый вал, смерч, извержение вулкана.

Д. Затишье перед бурей.

Е. Приятную чистенькую деревеньку.

Ж. Я не стану пейзажисткой.

Подсчет баллов.

На самом деле никаких баллов считать не нужно. Только определи, какое количество различных букв оказалось в ответах. Каждая буква — обозначение определенного психологического типа. Скорее всего букв будет несколько. Потому что единственная буква — верный признак неискренности ответов. Видимо, ты все-таки стараешься нарисовать предпочтительный образ вместо того, чтобы разобраться в собственном «я» — живом и многогранном. Лучше попробуй пройти тест еще раз. И не трусь! Нет плохих и хороших психологических типов. Поэтому притворяться кем-то — дело бессмысленное и утомительное. Будь собой.

А — Винни-Пух.

Б — Пятачок.

В — Крошка Ру.

Г — Тигра.

Д — Ослик Иа-Иа.

Е — Кролик.

Ж — нет такого психологического типа. Если у тебя возникла — и не раз — именно эта буква, значит, ты боишься давать ответ на вопрос. Вероятно, у тебя существуют проблемы, или ты зажата до невозможности, или боишься жизни. Ладно. Не будем ставить диагноз заочно. Соберись и отвечай, раз купила нашу книгу и вообще занялась этим самоопределением!

Прочтите, какие психологические типы совмещены в вашей натуре. Те, которые заняли первое место по количеству ответов — первостепенные; а остальные — второ— и третьестепенные, в зависимости от количества ответов, «доставшихся» каждому типу.

Винни— Пух. Очень деятельный. Если чего-то хочет, может основательно рискнуть. Он отправится с воздушным шариком за медом, или поплывет на горшке к Сове, чтобы прочесть непонятное «Спаслание», или отыщет путь домой, слушая, как его зовут двенадцать горшков с медом… И если дело интересное, оно захватит его целиком. Лучше, конечно, сделать его сейчас, не то другая цель может отвлечь Винни-Пуха, и он не будет противиться — ведь мир такой удивительный, шумный, яркий! Планов на завтра уйма, жизнь кипит, вокруг множество друзей, а врагов то ли нет вообще, то они, Буки и Бяки, убежали в глубь Темного Леса и отказались выходить на храбрый зов. Монотонность, бездействие, однообразие — не самая подходящая обстановка для Винни-Пуха. Разве что ненадолго, после плотного обеда. И ждать Винни-Пух не любит. И слушать, как Кролик говорит длинные речи, у него не хватает терпения, хотя Кролик — очень умный.

Винни— Пуха любят, он легко становится лидером компании, хотя все считают его возмутителем спокойствия и шумным малым. И еще очень непоследовательным. Вчера он говорил одно, сегодня — другое, а спроси его: почему так? Он только удивится: «Но это же было вчера!» Зато он добродушный, он оптимист, он легко идет на штурм непосильных препятствий, но и не зацикливается на неудачах. Воодушевляет личным примером и убеждает собственным энтузиазмом. С ним не бывает скучно, разве что страшновато, особенно если ты всего лишь Очень Маленькое Существо.

Пятачок. Его девиз: «Осторожность!» Это качество просто необходима тем, кто чувствует себя Очень Маленьким Существом. Притом что жизнь ужасно сложная и непредсказуемая. Если знать все-все, то можно избежать неприятностей, но знаний как правило не хватает. И даже лучшего друга можно принять за Ужасного Слонопотама — если друг наденет горшок на голову и будет завывать в яме. Поэтому необходимо беспокоиться о безопасности, вовремя прятаться от Страшных Опасностей и не принимать скоропалительных решений. Пятачок очень хочет все делать как можно лучше и старается заранее определить, каким способом этого «лучше» достичь. Но окончательный выбор сделать очень трудно, поэтому хорошо бы передоверить Великий Выбор другим — тем, кто побольше и поумнее.

И все— таки Пятачок не эгоист. Он очень заботливый. Он заботится не только о себе, он переживает за друзей, а в опасных ситуациях может высоко подпрыгивать и кричать: «Ой-ой!». Если ему сказать, что нужно делать, он пересилит себя и сделает — проявит мужество и совершит Великий Подвиг и Благородный поступок, и всех спасет, и отдаст свой уютный дом Сове — потому что если твой дом повалило ветром, ты должен где-нибудь жить. И все-таки бывает, что Пятачка недооценивают. Пятачок полагает, что виной тому роковые обстоятельства, а также его собственное нежелание давать необоснованные обещания и вызывать пустые надежды — он же знает, что может не справиться и всех разочаровать. А это совершенно неприемлемо для добросовестного и бесконфликтного Пятачка. Жаль, что не все понимают, как много мыслей в голове у Пятачка и какое у него многогранное видение мира. Надо основательно присмотреться, чтобы увидеть всю замечательность Пятачка, а это не всем под силу.

Кролик. Живи настоящим, учись у прошлого, планируй будущее — и ничего не перепутай! Порядок — прежде всего. Все надо делать основательно. И все надо расставлять по местам — и в доме, и в голове, и в окружающем мире. Хорошо, когда жизнь идет по накатанному руслу, когда она предсказуема и предусмотрена. И замечательно, если по жизни тебя окружают надежные и верные друзья! А также удобные и добротные вещи. Власть над людьми и вещами — тоже замечательная штука. Тем более, что каждый мечтает быть начальником. Кролик тоже хочет, чтобы его слушались и уважали. И сам всей душой уважает тех, кто по его мнению, достоин такого отношения. Например, Кристофер Робин.

Кролик вообще очень последователен, он расчетливый реалист, который старается использовать все вокруг по назначению и с наилучшим результатом. Для этой цели он может казаться и душой компании, и чопорным, и сдержанным, и увлеченным идеей — все зависит от его целей. Он из всего может извлечь прок: если в его парадном входе застрял растолстевший Винни-Пух, Кролик не будет отчаиваться, а начнет вешать выстиранное белье на его Южный край. И все же Кролик может совершать серьезные промахи, когда его качества доходят до абсурда: упорство — до упрямства, пунктуальность — до занудства, практичность — до скупости, целеустремленность — до навязчивости. Еще Кролика может вывести из себя и заставить совершать ошибки нестандартное мышление.

Ослик Иа-Иа. Чрезвычайно глубокомысленная натура. Познает мир через размышление. От глубокомыслия часто впадает в меланхолию. Как никто, понимает, что окружающее наполнено большим и непростым содержанием, и значит, понять и познать все невозможно, а хотелось бы. Ослик Иа-Иа большую часть времени посвящает миросозерцанию и не любит, когда ему мешают. Рядовых собеседников с их банальными идеями и стереотипными темами беседы Иа-Иа частью терпит, частью не замечает, частью шокирует своими замечаниями. Другим кажется, что он живет вне времени и пространства. Жилище Ослика может вызывать удивление и даже совсем на жилище не походить, а выглядеть просто как куча палочек.

Но Иа— Иа сам знает, что ему нужно от жизни, от дома, от друзей. Переубеждать других — не его призвание, но и отказываться от собственных идей он не привык. Ослика Иа-Иа трудно заставить, направить, разгадать. Он упрям, как Ослик. Общаться с ним сложно: то выслушивает не моргнув глазом обидные слова, то вдруг рассердится на обычное приветствие вроде «Доброе утро, Иа!» — и надо будет долго ходить вокруг и около, пока Иа-Иа объяснит причину своего недовольства. Например, у Ослика день рождения, а он такой несчастный и позаброшенный… Хотя ему и самому трудно жить непонятым — ведь большинству окружающих невдомек, что он думает и почему совершает те или иные поступки. Сильные эмоции Иа-Иа демонстрирует редко — разве что на день рождения, когда тебе дарят удивительно подходящие подарки, или находится твой единственный хвост… Но такое бывает нечасто. Впрочем, нельзя считать всех Осликов скучными, вечно чем-то недовольными путаниками. Иногда они делают настоящие открытия и всех поражают. Например, Иа-Иа могут выигрывать в Пустяки, хотя никогда раньше не играли, и вообще игру изобрел Пух. Зато Ослик первым догадался, что «надо пускать палочку с подковыркой, если ты понимаешь, что я хочу сказать». Учитесь понимать Иа — он многому может научить!

Тигра. Вот уж действительно, что на уме, то и на языке. Тигру не интересует, понравится он собеседнику или нет. Он даже не задумывается об этом. Он живет настоящим, потому что долговременные планы чаще всего не сбываются. Из любой ситуации есть выход — это действие. Мир в принципе прост, и задача активной натуры — подчинить его себе. Силе и натиску Тигры противодействовать сложно. Даже план, составленный умным Кроликом, как отучить Тигру быть Выскочкой, может не сработать. А Тигра не выскочка, он просто не любит слов «нельзя», «невозможно». У Тигры много способностей: в частности, Тигры устроены так, что просто не могут заблудиться. А то, чего Тигры не могут, выясняется в ходе эксперимента — тогда и становится ясным: Тигры не едят желудей и чертополоха, Тигры не умеют лазить вниз с самой высокой из Шести Сосен и т. п. Тигра стремится получить от жизни удовольствие — много и поскорей. Из-за упрощенного образа мира Тигра склонен к конфликту с законом. Ему кажется, что и без бюрократических проволочек всем видно — это хорошо, а это плохо.

Авантюризм — вот главное качество Тигры, которое сразу бросается в глаза окружающим. Он легко адаптируется в меняющейся ситуации, но вперед ходы не просчитывает. Риск — залог счастья в жизни Тигры, рискованность придает яркость чувствам, событиям, характерам. Тигра так любит быть первым, но в случае поражения нипочем не согласится с критикой — мол, сам виноват. Тигры не огорчаются подолгу из-за собственных промахов, хотя и не любят тех, кто демонстрирует несправедливое отношение к ним. С такими Тигра предпочитает не дружить совсем. В черно-белом, словно зебра, мире полутона исчезают. Вот и отношения строятся по тому же типу — «любит-не любит». Тигра не склонен к сомнениям и рассуждениям. Поэтому Тигру часто окружает немало недоброжелателей, но он не обращает на это внимания. Он бодро противостоит жизненным неудачам и общественному неодобрению — но быстро устает и может сломаться, если тяжелая ситуация затянется надолго.

Крошка Ру. Лучший друг Тигры. Им очень хорошо вместе — ведь цели и интересы Крошки Ру и Тигры ужасно похожи. Похожи, но не идентичны. Тигре, как уже упоминалось, в общем-то все равно, какое впечатление он производит на окружающих. А Крошке Ру, наоборот, ужасно важно, чтобы его увидели в тот момент, когда он плавает, прыгает, лазает или делает еще что-нибудь, стараясь быть лучше всех. Ру ничуть не стесняется этого качества, ему даже в голову не приходит, что удовольствие от демонстрации своего превосходства может быть кем-то не одобрено. Раз все увидели, как Крошка Ру победил, и восхищались им, то и день прошел не зря. Когда Ру описывает свои победы, он переживает их заново. Все, что присутствует в его рассказах, Крошка Ру испытывает наяву. Ради этих ярких, незабываемых ощущений Ру и сам способен сочувствовать и сопереживать, внимательно слушать собеседника и верить в то, что говорят ему, и в то, что говорит сам. Он замечательный зритель, слушатель, любящий родственник и верный друг. Благодаря таким, как он, наша жизнь кажется красочнее и веселее.

Главное для Ру — получить одобрение окружающих. Вот почему жизнь Крошки Ру — постоянное шоу. Если что-то идет плохо, но притом хорошо выглядит — уже не все потеряно. Можно упасть в бурный поток, но не молить о спасении, а восклицать: «Глядите, как я плаваю!». Поверьте, Ру не лицемерит и не делает хорошую мину при плохих анализах. Просто он очень чуткий и внушаемый. Если все вокруг грустят, то Ру печален, а если окружающие развеселятся и устроят вечеринку, он будет танцевать и распевать вместе со всеми вокруг дуба, под которым хоровод и орешки каленые. И потому Крошка Ру любит рисковых оптимистов вроде Тигры. С ними интересно и весело, и всегда есть шанс показаться публике. Тем более, что Ру не умеет существовать отдельно от аудитории. Он тяжело переносит одиночество, отверженность, даже может заболеть. Считает врагами тех, кто его недооценивает. Вообще, Крошка Ру может легко войти в такое состояние, когда, как говорится, «на миру и смерть красна». Если бы не заботливые близкие. Уж они-то сумеют попридержать его порывы.

Вот какую важную роль играют в жизни человека второстепенные вроде бы персонажи — Родные и Знакомые Кролика, мама Кенга, мудрая советчица Сова. Именно они создают самый серьезный фактор мотивации. Поэтому нужно учитывать, что из реакций — проявление твоего собственного психологического типа, а что «навеяно» влиянием родных и близких. Это будет первая сложность на пути самоопределения. Тебе придется отделить свое «я» от имиджа, созданного тобой и окружающими обстоятельствами. Бывает, эти два образа настолько сплавлены между собой, что раздел проходит довольно болезненно, «по живому». А бывает, что у человека сразу несколько масок, которыми можно пользоваться по мере надобности. В условиях урбанизма такой способ общения — один из самых распространенных.

Глава 6. «Я» и «Оно» — кому верить?

Не бойся, этот раздел — не пересказ великого учения приснопамятного Зигмунда. И речь пойдет не о рациональном, но занудном сознательном «Я», вечно держащем за глотку дикое, но симпатичное подсознательное «Оно». Давай поговорим о тебе и о социуме, сиречь об обществе, состоящем из других людей, которые действительно другие — то есть не похожие на тебя. По отношению к ним ты наверняка нередко выстраиваешь схему, которая называется «Вот я бы на их месте». А они строят такую же по отношению к тебе. Когда их схема усредняется до полного… гм… единообразия, она получает название общественного требования. Значит, обществу требуется то-то и се-то. Вынь да положь. Личные схемы — мамина, папина, тетина, подружкина — как и их хозяева, тоже своего не отдадут. Все авторы схем предлагают тебе поступить, как они советуют. И хор на заднем плане на мотив «К нам приехал наш любимый» — «На твоем бы я бы месте…» — дескать, изволь выполнять не мешкая. Хотя ты ничего такого не хотела, у тебя на себя другие планы.

Почему «Оно» — общество в целом или просто круг родных-знакомых — не желает принимать нас «без грима»? Может, мы недостаточно информации даем по своему поводу? Может, это замкнутость порождает ложный образ нашего «Я» в мозгу сограждан? И можно ли сказать, что мы общаемся друг с другом — мол «Есть контакт»? Конечно, да. Весь вопрос в том, как этот процесс происходит. Одинаков ли он для большого города и для деревни, поселка, маленького городка? Конечно, нет. Но в любом месте жительства человек не раскрывается до донышка. Просто в одних условиях окружающие знают о нем чуть больше, в других — чуть меньше. От чего зависит объем получаемой «коммуникативной» информации? От традиционности или индустриальности социума. Потому что механизмы общения между людьми меняются.

Суди сама: если в маленьком городе или в деревне жизнь человека публична, и о его поступках и высказываниях становится известно практически всем и практически сразу, то, значит, о его натуре общество может судить более ли менее точно. И все же некоторые «потайные» черты могут никогда не проявляться настолько отчетливо, чтобы все о них знали. Но большая часть содержания личности обычно известна ее окружению. Такие взаимоотношения — то есть довольно глубокое взаимопроникновение представителей общества — называется «традиционным». В традиционном обществе социальное положение человека определяет многое из того, о чем он мечтает, к чему стремится, чем занят в свободное время. В общем, от прошлого зависит настоящее. А от настоящего — будущее. Цепь времен и обстоятельств можно разорвать лишь поменяв обстановку, среду — то есть место жительства.

В городе, в «индустриальном» обществе большая часть времяпрепровождения человека остается для окружающих окутана покрывалом неизвестности: собирает он открытки с котятами, обшаривает эфир в поисках привета от внеземного разума или предается менее ужасным хобби вроде отстрела случайных прохожих из зенитной установки — остается только гадать. Или доверять откровениям этого таинственного человека за чашкой кофе. Можно предположить, чего он не делает в силу объективных причин: не коллекционирует частные самолеты, не покупает островов на Большом Барьерном рифе, не прячет в своем шкафу Саддама Хусейна — острова и самолеты для него дороговатое приобретение, а Хусейна поймали уже. Впрочем, мы предпочитаем отсекать более вероятные предположения: например, этот человек не ходит в оперу, он не ездит отдыхать в жаркие страны, ему не интересна бухгалтерская бодяга — и так далее, все повышая точность по мере приближения к конкретике. Причем, разумеется, вероятность ошибки также повышается. Когда отметены все варианты кроме нескольких, оставшиеся несколько кажутся наилучшим способом траты свободного времени для этого человека — по твоему мнению.

Но ты можешь только представлять, каковы потребности и пристрастия другого человека, причем выбор все равно будешь делать на свой вкус. Поэтому проходить серьезные тесты по структуре личности за другого человека бесполезно — все равно большая часть ответов будет неверна. Иной раз и за себя даешь ответы, которые нельзя считать откровенными. Вот почему серьезный тест непременно снабжается целым рядом вопросов «на верификацию». Не прошел проверку на искренность — в корзину результаты, отвечай наново. И только когда достигнут максимально возможный уровень откровенности, тест считается пройденным. Это, надо сказать, непросто. Надеемся, ты прошла тест на определение своего психологического типа. Поздравляем.

Не успели отгреметь фанфары по поводу преодоления первой сложности, тут и сложность вторая подоспела. Помнишь, мы упоминали после теста: ни один психологический тип не встречается, так сказать, «в чистом виде» — среди реальных людей нет ни Кроликов, ни Винни-Пухов, ни Пятачков. И в то же время они есть в каждом из нас. В определенных дозах. Эта доза называется «радикал». В сознании человека могут присутствовать сразу несколько радикалов. Один, реже два из них занимают первостепенное место, остальные — второстепенное и третьестепенное. Принятие решения в конкретной ситуации обусловлено сотрудничеством или борьбой психологических радикалов. Если тебя раздирают противоречивые чувства, ты менее дееспособна, чем в тот момент, когда действуешь в гармонии с собой. Попытайся уловить это состояние и закрепить его.

После «базового самоопределения» можно переходить ко второму этапу. Твои основные качества составляют целостный образ — и, как ты убедилась, в образ входит три-четыре компонента. Теперь необходимо разобрать, что твои личностные характеристики значат для осуществления твоей цели — для устройства на подходящую работу и для достижения успеха на, выражаясь величественно, «избранном поприще». А то, несмотря на прибавившееся убеждение, что по душевному складу тебе ближе всего Пятачок в симбиозе с Осликом Иа-Иа, но с добавлением Тигры, если тебя здорово разозлить, может возникнуть нехорошее чувство: никакой особо полезной информации ты не получила. При чем тут сказочно-анекдотические персонажи, когда нужно срочно найти это самое поприще и получить с него доходище. А психологические тонкости — совершенно ненужная обуза там, где бал правят материальные проблемы. Когда говорят пушки, соловьи молчат! Вперед, на аборда-аж!!!

Поверь, это не самое здравое намерение в твоей жизни. Абордаж тем и плох, что скверно отзывается и на нападающих, и на обороняющихся. Короче, все умерли, а корабь утоп. Тебе оно надо? Лучше попробуем использовать твои возможности для раскрытия твоих способностей. Только тогда место работы не будет вызывать ассоциации типа «О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?». Гармония с собой возникает не только в тот момент, когда Тигра в твоем мозгу перестает жевать Кролика, а Иа-Иа — лягать Винни-Пуха. Вторая, так сказать, степень гармонии достигается совпадение возможностей и способностей. Такое положение редко складывается по воле небес — само собой и без вмешательства с твоей стороны. Даже если в игре тебе выпадет тузовое каре, надо уметь «сделать лицо» и держать противника в напряжении или в неведении — цели-то у игры бывают разные. А возможности не возникают ниоткуда. Для их появления — два пути: извне и изнутри.

Возможности извне — это сделанные тебе предложения, налаженные тобой связи, созданное тобой реноме и т. п. То есть все, исходящее извне, «корнями» уходит в твои действия. И всякое «извне» имеет причину «внутри». Получается волнующая картина: гейзер психологических процессов, бурлящих в твоем «я», рождает и развивает самые разные возможности. Мы приблизительно представляем желательную сферу деятельности, но именно приблизительно. Потому что в нашем «я» существуют как явные, так и скрытые возможности. Чтобы на них «наткнуться», необходимо изучить некоторые качества, особенно важные для определения подходящего вида работы.

Главные из этих качеств выведены в специальном методе английских психологов Джима Барретт и Джефа Вильямса. Каждое из них имеет два полюса, обозначенных в названии. Свойства конкретного человека как правило находятся по одну или по другую сторону от «золотой середины». В результате любое из четырех главных свойств имеет минимум два состояния — хотя на самом деле градаций гораздо больше. Но для простоты классификации учитываются только «полярные» состояния: агрессивность и пассивность, деловитость и чувствительность, живость и спокойствие, независимость и коллективизм. Может показаться, что некоторые из обозначенных черт — синонимы. Например, пассивность и спокойствие. Но это сходство — кажущееся. Можно спокойно дожидаться, пока все само устроиться и не предпринимать никаких мер, а можно живо переживать, волноваться, изводить себя и окружающих — но не сделать ни единого конкретного шага. Или спокойно, но напористо заявиться куда следует, без истерик стукнуть кулаком по столу — и получить требуемое. Тот самый случай, когда шепот слышнее крика.

Между собой все качества взаимодействуют, составляя схему личностных характеристик. Для каждой схемы существует набор профессиональных предпочтений, часто очень разных. Например, что общего между адвокатом и зубным врачом? Или между архивариусом и водолазом? А дело в том, что для адвокатуры и стоматологии необходимы деловитость, агрессивность, спокойствие и независимость; для архивного дела и для подводных работ — деловитость, пассивность, спокойствие и независимость. Вот как изменение одного компонента на противоположный меняет «образ душевного и физического комфорта» для человека, ищущего свое поле деятельности.

В целом, конечно же, личностных вариантов намного больше, чем описано в нашей книге. Именно потому, что натура человека неоднозначна и совмещает в себе сразу несколько радикалов. А качества, определяющие гамму возможностей, имеют «место жительства» не только у полюсов. И поэтому все обитатели Леса — и Винни-Пух, и Пятачок, и Кролик, и Тигра — по-разному демонстрируют свою личность и по-разному воспринимают открывающиеся перед ними перспективы. А вот кто и как — судить приходится лично и конкретно. Заочно все решить за другую личность невозможно. Поэтому попробуй самостоятельно разобраться в своем случае. У какого полюса расположено твое «я»?

Деловитость и чувствительность. Многие люди считают, что обращать внимание на чувства — в том числе и на чувства других людей — работе вредить. Чем меньше споров возникает по ходу дела, тем успешнее конечный результат. Иметь дело с конкретными проблемами, требующими логического подхода, а не бури эмоций — вот их стезя. Если ты любишь порядок и систему, хочешь видеть четкие, определенные взаимосвязи между людьми и событиями, рационально осмысливаешь любые факты — как Кролик, тебе вероятнее всего понравится беспристрастно анализировать ситуацию и предвидеть ее развитие. Здесь ты — мастер экстра-класс. Но если возникнут проблемы эмоционального характера, менее поддающиеся упорядочению, тебе недолго запутаться и занервничать. Так что наилучший для тебя вариант — сфера, где ты будешь иметь дело с фактами, информацией, конкретными объектами или оборудованием.

Чем важнее для тебя эмоции, чем легче они тебя «обуревают» и затягивают, тем менее ты прагматична и деловита. Проявления эмоций для тебя ближе и интереснее, чем логика и порядок. И конкретные предметы тебя волнуют гораздо менее, чем люди и их чувства. Для принятия решения стараешься найти не столько объективные и «законные» причины, сколько эмоциональные — вроде «чувства справедливости». Возможность воплощения творческих способностей имеет для тебя огромное значение. Тебя прямо тянет к тому, чтобы использовать чувства «по работе». Ты, может быть, вообще не в силах определить суть проблемы, не «загрязняя» чувствами общее впечатление? Зато у тебя хорошая интуиция, ты — натура артистическая и творческая. Значит, тебя не будет раздражать спонтанность, непредсказуемость и незавершенность как самого процесса, так и конечного продукта деятельности — лишь бы все вызывало сильные чувства: удовлетворение или беспокойство. Для масс-медиа эти реакции — золотое дно. Журналисты, например, хоть и имеют дело с фактами, но жизни своей не мыслят без апелляции к чувствам.

Тем не менее учти: даже в СМИ или в искусстве необходимы люди, которые оперируют такими понятиями, как логика и беспристрастность. Они продают предметы искусства. А создают эти предметы люди эмоциональные и интуитивные. Значит, если ты предпочитаешь строгий контроль, четкость и определенность действий и результатов, это открывает широкую дорогу в мир бизнеса, но и не противоречит работе в сфере культуры и искусства — но, желательно, в качестве исследователя, администратора, продюсера, менеджера и т. п.

Живость и спокойствие. Если ты обладаешь энергичной, живой натурой, то наверняка быстро реагируешь на события. Тебе нравятся перемены и разнообразие, ты предпочитаешь, чтобы дела шли быстро и результаты проявлялись поскорей, без тягомотины. Ты непосредственна и склонна к авантюрам. Люди любят с тобой общаться, потому что с тобой никогда не бывает скучно. Ты энтузиастка, легко схватываешь мысль, у тебя постоянно рождаются идеи — но в то же время тебе ужасно трудно закончить начатое. Слишком много вокруг интересных вещей, чтобы надолго зацикливаться на чем-то одном. Вот потому-то тебя нередко считают поверхностной и легкомысленной. Скорее всего, такой род деятельности, который можно охарактеризовать как «суматошный», вполне тебе подходит. Шоу-бизнес, например, или индустрия красоты.

Если ты спокойна, невозмутима, последовательна, то ты менее конфликтна, и не склонна впадать в панику. Чем бушевать и спорить, легче переждать и вступить в спор, когда страсти улягутся сами собой. Неспешность и размеренность помогают преодолеть многие трудности. Хорошо бы тебе найти работу в сфере, где нужны твердость и последовательность, тщательное планирование и сдача работы в срок. Конечно, по мере усиления спокойствия и невозмутимости снижается скорость реагирования, а время, действительно, деньги — поэтому в быстроте реакции нуждается множество видов бизнеса. Значит, необходимо развивать мобильность и не быть чересчур предсказуемой, чтобы конкуренты не могли тебя обскакать.

Чем выше уровень живости в твоем характере, тем лучше ты приспособлена для деятельности, вызывающей кипение адреналина в крови. Но чем ты спокойнее, тем долговечнее и обстоятельнее будут твои «изделия». Не пытайся подогнать свое «я» под обстановку — или обстановку под себя. Просто выбери наиболее соответствующий вид деятельности.

Агрессивность и пассивность. В этот момент ты можешь оказаться в плену недоразумения. Многим людям не нравится как характеристика человека «агрессивного», так и характеристика «пассивного». Будто из двух ругательств выбираешь наименее обидное. Но, как мы уже говорили, психология не делит черты характера на «плохие» и «хорошие». А в целом понимание этого слова зависит от твоего представления об успехе. Если в определение успеха ты вкладываешь и материальные блага, и авторитет, и влияние на окружающих — то, видимо, ты агрессивна. Если же образ успеха в большей степени связан с душевным спокойствием, с отсутствием конфликтов, с миролюбивыми и приязненными взаимоотношениями с людьми — ты, вероятнее всего, пассивна.

Напористость, уверенность в себе и оптимизм — признаки удачливого дельца. Ты проявляешь целеустремленность и уверенность в себе, и это помогает тебе брать штурмом любые препятствия. Если ты именно такая — тебе легче придти и получить все, что потребуется, нежели дожидаться манны небесной или чьей-то милости. Агрессивные люди — хорошие организаторы, они готовы брать на себя ответственность, их нелегко сбить с толку. Ты сможешь делать деньги и менять обстоятельства в свою пользу. В то же время ты нередко задеваешь чувства других людей и многим можешь казаться бестактной. И, возможно, за тобой, будто за кометой, тянется «хвост» обид, но ты считаешь: сами виноваты, нечего стоять на пути паровоза. Тебе кажется: руководить людьми легко, если ими манипулировать и сообщать им ровно столько, сколько они должны знать. И работа, которая обещает власть и влияние, тебе очень подходит — при одном условии: если ты умеришь свой «прагматизм» в отношении других людей. Это качество может превратиться в самовлюбленность, и ты пропустишь опасного интригана, роющего тебе глубокую-преглубокую яму. Будь осмотрительнее и внимательнее к людям.

Если же ты относишься к пассивному типу, любая необходимость натиска дается нелегко. Ты и сама страдаешь, нанося людям обиды. Твоя сила — в стойкости, надежности, добросовестности. Может быть, тебе тяжело рассказывать о своих проблемах, кажется: легче смолчать, вытерпеть. Оказываясь в центре внимания, ты теряешься. Но не думай, что неагрессивные люди вообще не годятся в руководители. Просто им легче оставаться в тени, играть роль «серого кардинала» — словно в шахматы играешь. И можно выиграть изрядно. Главное — перестать сомневаться в собственных силах и компетентности. Если ты перестанешь считать себя «вечным исполнителем», твоя самостоятельность увеличится.

Независимость и коллективизм. Некоторые из нас ориентированы на членство в группе — не оттого, что сентиментальны или пассивны, а просто потому, что предпочитают действовать командой. Если тебе сложно работать в одиночку и нужна поддержка других людей, то, конечно, выбрать работу намного легче. Профессий, в которых весь комплекс обязанностей по созданию конечного продукта выполняет один человек, совсем немного. Большая часть специальностей требует сотрудничества с коллективом. Иначе получится не продукт, а полуфабрикат. Предположим, ты не любишь «раскачивать лодку», а принимая решения неизменно думаешь о том, как они отзовутся на всей команде. В этом случае тебе будет комфортно в области, где постоянно требуется вступать в межличностные контакты. Главное — не потерять собственную индивидуальность и не жертвовать всеми подряд личными интересами во имя групповых. Самопожертвование нередко вредит тому, ради кого совершается.

Есть независимые натуры, они не особенно любят шумное — или даже тихое — общество, им гораздо легче делать дело, когда никто не мешает. Если ты для решения проблемы абстрагируешься от внешнего влияния, делаешь все, что наметила — и пристально рассматриваешь, что получилось, то причин тому может быть несколько. Ты можешь недолюбливать именно этот коллектив, можешь не верить в свои способности наладить контакт с окружающими, можешь не доверять помощникам, но можешь и не интересоваться чужим мнением, предпочитая самостоятельно провести анализ ситуации. В любом случае знай: если даже кто-то мешает твоим действиям, это не должно влиять на твою самооценку. Сотрудничество с другими людьми не исключает возможности самостоятельных активных действий и наличия собственного мнения.

Составь схему, с которой отметь, к какому из полюсов ты ближе в каждом из перечисленных качеств. Сфера твоих профессиональных интересов дополнит твое представление о собственном психологическом типе. Это в некотором смысле рисунок твоих возможностей — а также второй из трех основных компонентов, определяющих наше поведение и восприятие мира. В набор входят личностные характеристики, способности и мотивации. Мы уже говорили, что ни один из компонентов не бывает однозначным. Вначале мы рассказали тебе о личностных характеристиках. Теперь ты определила, в каком состоянии находятся твои профессиональные интересы. А как обстоят дела со способностями?

Предположим, ты довольно хорошо осведомлена о своих способностях. Не по ученически-соревновательному принципу: «Вот в школе у меня были отличные оценки по пению» — вдруг учительнице импонировала твоя старательность, и она предпочитала не обращать внимания на скромный результат? Отрешившись от «школярской» природы самооценки, подумай о результатах своих усилий. Какие именно усилия получили успех во «взрослой», профессиональной деятельности? Переговоры с людьми или ведение бухгалтерской отчетности? Оформление интерьеров или спасение утопающих? Устройство потрясающих вечеринок или вышивание гладью? Выбери несколько наиболее удачных, показательных «побед».

Если у тебя не получается составить список «побед», не расстраивайся. Просто сопоставь с тем, каким образом твои личностные характеристики соотносятся с «полярными» качествами. После этой процедуры, когда твои возможности совместятся с твоими личностными характеристиками, ты сразу же увидишь: те и другие совсем не идентичны. Вполне вероятно, что твои способности развивались в одном направлении с качествами твоего же характера. Но эта вероятность — не абсолютная. Ведь человек, как известно, существует в уникальном окружении, которое формирует его личность так же, как почва и климат придают облик растению. Конечно, условия не в силах превратить редиску в авокадо, но некоторые изменения в редиске они вызвать могут — и не в сторону улучшения. Вот и мы, подчиняясь внешним влияниям, часто усугубляем наши проблемы и подавляем наши желания.

Скорее всего, ты ориентировала свои таланты, согласуясь с мотивацией разного рода. Обычно человек выбирает из списка того, что ему доступно — или кажется доступным. Те же рамки ставит и престижность, как мы ее понимаем. Например, тебя с детства убеждали: девочкам поголовно следует учиться печь пироги, вести хозяйство, шить, вязать. Или, наоборот, разубеждали: зачем тебе превращаться в миленькую домашнюю скво, которая живет в своем крошечном мирке, пренебрегая целой вселенной? И окружающим это — неважно что — удалось. Ты всерьез заинтересовалась кулинарией или перестала убираться в своей комнате, а на стенах краской из баллончика написала «Миру — я!».

Но постепенно как-то поднадоела эксклюзивно-домашняя кухня и мучительная дилемма — какой стиральный порошок растворит твое белье без остатка и окончательно избавит от необходимости застирывать… А может, стал раздражать хлам, пластами, словно Тибетское плоскогорье, покрывающий жилплощадь. В любом случае, твоя натура вступила в конфликт с мотивацией. Вернее, мотивация сменилась. Ты захотела комфорта — комфорта по своему вкусу. Следующий шаг — выработка независимого суждения, которое больше соответствует твоим личностным характеристикам, нежели суждение окружающих. И тебе нужна мотивация не только для быта, но и для выбора профессиональной сферы. Мы, как правило, ищем для себя конкретную область применения: говорим себе — я прирожденная актриса (учительница, поэтесса, специалистка по экспорту гречневой крупы). Не бывает! Не бывает детишек с врожденной тягой к экспорту крупы. Сфера интересов формируется постепенно. И наша среда, и наше образование, и наша натура ориентируют нас всю жизнь. Существует предположение, что человек в течение жизни делает примерно три (!) карьеры. Поэтому не стоит бояться перемен. И уж тем более не стоит бояться разнообразия собственных влечений.

— Не подгоняй себя под одномерный идеал. И не воспринимай окружающих как героев классицистической пьесы, где каждый персонаж является воплощением какого-нибудь качества человеческой натуры. Абсолютное Добро и абсолютное Зло в голом виде по улице не бегают.

— Чтобы познать суровую действительность, а в ней себя, любимую, поступай как гениальный сыщик — ищи мотив!

— Составь список того, что ты считаешь своей победой в жизни. Выбери те из своих свершений, которые получили наибольший общественный резонанс, успех у окружающих. А теперь задумайся: может быть, это и есть твоя дорога в жизни.

Глава 7. «Драмкружок, кружок по фото…».

Окончательный выбор призвания и сферы деятельности — победа нешуточная. Избавившись от жестких рамок, которыми неадекватная самооценка ограничивает индивидуальность, человек имеет все шансы реализовать себя и получить от жизни все, а не только бутылку «Пепси». Представляешь, какую махину ты сдвинешь, уяснив для себя важнейшую вещь: где — твои собственные мечты, а где — навеянные? Чаще всего мы даже не задаемся подобными вопросами. Просто полагаем: если хочется чего-то, надо это что-то добыть. А потом, заполучив желаемое, сами не знаем, что с этим приобретением делать и зачем мы вообще гонялись за синей птицей, коли у нее голос, как у простуженного слона, а вкус — как у жареного памперса.

Чтобы не попасть в такую ситуацию, и нужна нелегкая работа по изучению себя и по изучению среды. Причем не столько природной, сколько интеллектуальной. Мы уже упоминали о большом влиянии, которое оказывают на нас заботы мамы Кенги, советчицы Совы, лучшего друга Кристофера Робина — и вообще всех-всех-всех, обитающих в Лесу. Мы сроднились со своими ближними — и даже споря с ними, приводим аргументы не «от себя», а «для них», и потому не упоминаем о своих целях и потребностях: не верим, что нас поймут. Мы боимся и собственных слабостей, и осуждения окружающих, и, разумеется, в случае неудачи тоже не желаем выслушивать благоглупости вроде «А мы тебя предупреждали!». Казалось бы, все просто: свои намерения держи при себе, чужие советы слушай вполуха, делай как знаешь — и далее в том же духе. На самом деле чужие идеи — а точнее, идеалы — так глубоко проникают в наше сознание, переплавляются с теми самыми «придержанными» намерениями, и в конце концов могут их весьма основательно подавить. Знаешь, каким образом мы меняемся?

Предположим, ты в детстве хотела быть актрисой. Этого на определенном этапе взросления хотят все девчонки. Так проявляет себя Крошка Ру — демонстративный компонент характера. Находясь в юном возрасте, мы отчаянно хотим признания — это основа нашей самооценки. Ради самоутверждения мы готовы принимать любые дозы похвал, не боясь «морального похмелья» и прочих «побочных эффектов». И нас не пугает «реверс» актерской профессии — то есть неприятная необходимость превратиться в хороший инструмент для передачи эмоций. Что не дает никаких гарантий успеха: ведь самый уникальный инструмент, как известно, может попасть в плохие руки или вообще провести свой век на антресоли. Куда сильнее действует на воображение картина: те самые подружки, которые сегодня не упускают ни единого шанса тебя подколоть, увидят по телевизору твое роскошное тело и прекрасное лицо — и обзавидуются. На втором месте зрелище: маменька плачет от умиления, а папенька укоризненно вздыхает — зачем, мол, мы пилили нашу расчудесную дочурку за плохие отметки? Вон какая краля выросла! И плейбой местного значения, некогда весьма равнодушно отнесшийся к твоему чувству, наконец-то осознает глупость свою непроходимую. Через переживания ближних своих мы обретаем самосознание, строим собственный «внутренний образ». Убедив окружающих, которые в свое время тебя недооценили (или тебе просто показалось, что недооценили) в их ошибке, ты поднимаешь самооценку на несколько «пунктов» вверх.

Правда, процесс не имеет «количественного» беспредела. Наступает момент, когда новые и новые «очарованные странники» уже не вызывают былого улучшения самочувствия. Наоборот, появляется раздражение и своеобразная «тоска по анонимности». Французская писательница Натали Клиффорд Барни верно подметила: «Слава — это когда тебя знают люди, которых ты не желаешь знать». И все-таки для многих слава превращается в наркотик, делая знаменитость наркоманом. Тем самым, которому доза нужна не для получения кайфа, а для предупреждения ломки. Жан Кокто описывал это состояние так: «Если ты знаменитость, неприятно, что все кругом тебя знают, и совершенно ужасно, когда тебя не узнают». Противоречивое чувство, ничего не скажешь.

Самооценка в юности зависит от мнения «публики». Лишь с возрастом мы получаем — и то не поголовно — большую независимость и самодостаточность. Кому-то из нас нравится оставаться ребенком, и если к тому же найдется «Мэри Поппинс», чья забота и любовь укрывают от внешних невзгод — чего же еще хотеть? А тут еще выжившая из ума черепаха Тортилла вместе с эмоционально неустойчивым Борисом Моисеевым хором напутствуют: «Юный друг, всегда будь юным! Ты взрослеть не торопись!»… Вообще, поскольку с детством ассоциируется чистота помыслов, искренность порывов, пылкость души и много чего светлого-радостного, то мы охотно позволяем себе подольше побыть ребенком. А некоторые ухитряются продлить это дивное состояние до старости. И причина тому — не пылкость с искренностью. Порывы и позывы вкупе с чистотой незапятнанной только повод. Реальная причина — комфортное самоощущение человека, которому прощают и безответственность, и дурашливость, и бесконтрольное проявление эмоций. Он ведь просто большой ребенок! Вот почему инфантилизм распространяется со скоростью вирусной инфекции и бывает так же опасен.

Но если, повзрослев, ты увидишь перед собой и другие перспективы, гораздо менее рискованные, чем актерская стезя — мир вокруг преобразится и станет намного интереснее. Вдобавок просыпаются индивидуальные наклонности: не только творческие, но и социальные, исследовательские, организаторские, практические и многие другие. И последний аспект: мотивации редко «работают» в одиночку. Чаще они действуют вместе: соображения доступности, престижа, личные профессиональные интересы заставляют нас выбирать индивидуально-совместимые отрасли деятельности. Комбинированные мотивации — вещь, трудная для заочного определения. Сказать, кем станешь ты, можешь только ты. Специалист-мотиватор может, максимум, обрисовать сферу-другую «у целом»: а не хотите, мол, попробовать себя в качестве топ-менеджера? Или историка, желательно востоковеда? Но никакой гарантии нет, что ты согласишься с выводами профессионала, пусть и самого-самого «вумственного». Индивидуальные предпочтения нередко оказываются сильнее доводов разума.

Самое главное — правильно рассчитать дозировку рационального и эмоционального. В том плане, чтобы насущная необходимость не ощипывала легкокрылую мечту, а мечта не гадила на темечко необходимости. Есть способы заставить эти компоненты сотрудничать и избегать «боев без правил» между амбициями и реалиями. Самый верный путь: не пренебрегать своим «я» ради материальных или социальных выгод; и вместе с тем не изображать из себя королеву Шантеклера в надежде убить наповал всех несимпатичных тебе лиц. И непременно, крепко-накрепко затвердить: удовлетворение от трудов праведных приходит лишь к тому, кто реализует собственные амбиции, а не журнально-телевизионные стереотипы.

Итак, надеемся, мы помогли тебе сориентироваться и составить индивидуальную систему ценностей. И все же от некоторых мечтаний поневоле придется отказаться. Они — порождение стереотипов, формирующих наше представление. И оттого-то в нашей жизни некоторые потребности играют роль не двигателя, а форменных кандалов и цепей. Так с какими же мечтами благоразумнее расстаться?

Мечта первая: как только — так сразу! Многие люди предпочитают ставить себе «конечные цели» вплоть до «сверхзадачи». И если, соответственно, суперцель достигнута, а сверхзадача решена, тут и «будет вам счастье»! И отныне все твои пути-дороги не просто открыты, но и розами усыпаны по самое «не балуйся». Идешь и обоняешь… Но в реальном мире не существует никаких окончательных завоеваний. Только судьбоносные минуты — это когда грустно стоишь у камушка с выбитым на нем списком неприятных дел и неприемлемых условий типа «Направо пойти — коня потерять, налево пойти — буйну голову сложить, прямо пойти — в СИЗО угодить». Потом, как известно, происходит нечто важное, от чего становишься народным героем или врагом отечества.

Впрочем, между указанными характеристиками нет принципиальной разницы. Дело лишь во времени. Сами видите, господа хорошие, как в наши дни вчерашние спекулянты-диссиденты пачками превращаются в бизнесменов-патриотов. Просто знаки поменялись с плюса на минус — и обратно. Но дожидаться эпохальной смены знаков ни у кого из нас нет времени: у человека одна жизнь, и к тому же довольно короткая, а государства приходят в «светлое завтра» из «сумеречного вчера» по сто лет кряду. И если не дожидаться милостей от народа, а взять их — наша задача, то необходимо «делать успех». На Западе давно известна весьма несложная истина: абсолютного успеха не существует. Ты можешь продержаться на гребне волны, словно серфер, некоторое время, но рано или поздно придется катиться вниз, изо всех сил сохраняя равновесие. И самое важное в этой ситуации — не потонуть в депрессивных настроениях. Дескать, меня безжалостно уронили в мрачную бездну, отчего мой дух надломился, а вера в людей, как и вера в себя, испарилась. Пойду напьюсь, а опосля застрелюсь! Исполню все, как итальянская пословица советует: «Хочешь, чтобы тебя оценили — умри». Не стоит. Как говорил Станислав Ежи Лец: «Никогда не уступайте отчаянию — оно не держит своих обещаний». И еще — вспомните: чем отличается нищий от банкрота? Банкрот может поправить свои дела и снова наладить солидный бизнес. А нищий будет лежать в канаве и упиваться жалостью к себе.

Поэтому все, кто хочет чего-нибудь достичь, вынуждены мириться с мыслью: успех — вещь непостоянная и одноразовая. Отработал свое — и никакого с того успеха проку, одни приятные воспоминания. И надо делать следующий. А уж каким он будет — долгосрочным или кратковременным, массовым или специфическим, финансовым или моральным — только от тебя зависит. Вообще, в наше время оценить любое достижение можно только субъективно. В том плане, что успех бывает хорош или плох теми ощущениями, которые он дарит своему «автору». А те, кого можно назвать «потребителями» — публика, массы, родной коллектив, друзья-сородичи — все они настолько разные, неоднозначные, противоречивые и откровенно бестолковые, что в одном и том же месте, в одно и то же время можно услышать и хулу, и похвалу. Контрастный душ!

Учти: подобные процедуры и в медицине кому ни попадя не назначают. Сначала хотя бы поглядят в историю болезни, стукнут молоточком по коленке, пощупают лоб. Или поглядят в коленки, стукнут по лбу и пощупают историю болезни. Но в отношении изъявления чувств люди намного беспечнее. Хоть и не зря Оскар Уайльд считал: «Искренность в небольших дозах опасна; в больших — смертоносна». Неважно, искренняя любовь или искренняя неприязнь враз выливается на твою бедную голову. В случае успеха будет предовольно и того, и другого. И от обоих легко загреметь в палату № 6, а потом всю оставшуюся жизнь развлекаться, создавая римейк «Записок сумасшедшего». Если ты чувствуешь недоброе и понимаешь: от психологического «контрастного душа» ты вряд ли закалишься, а вот депрессию или синдром хронической усталости — по собственному выбору — получить сможешь, тогда, конечно, имеет смысл защититься от несвоевременных «эмоциональных процедур». Например, рецензии на свой труд измеряй линейкой, но никогда не читай. Высказывания окружающих дели на семь и немедленно предавай забвению. И чем ориентироваться на пылких итальянцев, прими к сведению высказывание хладнокровного польского афориста Юзефа Булатовича: «Я еще не встречал кота, которого заботило бы, что о нем говорят мыши». Будь спокойна, деловита и не теряй аппетита. Создавай успех сегодняшний и планируй завтрашний.

Мечта вторая: устройство на работу — вот главная цель моей жизни. А потом что? Раствориться в чувстве глубокого удовлетворения? Выход на работу — всего лишь начало деятельности, а никакая не самоцель. И совсем ужа невелика вероятность того, что первая же попытка найти себя окажется стопроцентно удачной. Когда приходится менять работу, мы частенько впадаем в ступор. Уж очень мы боимся перемен — таков один из признаков нестабильности общества и незащищенности человека в этом обществе. Поэтому за работу и за семью россияне держатся мертвой хваткой, пока насмерть не придушат. Не слишком разумная тактика. Цепляясь за то, что давно уже не приносит ни пользы, ни удовольствия, мы резко снижаем планку требований к собственной «окружающей среде» и сами себе создаем невеселую перспективу — помереть от полной деградации условий жизни.

К тому же всей молодежи в целом старшее поколение любит на мозги покапать, о себе порассказать, о временах царя Гороха и генсека Додона: мы, мол, выросли в годину, познали кручину, не чета нынешним мелкотравчатым неприятностям и многочисленным синекурам. Вам и не снилось, что мы перенесли! Далее — в зависимости от возраста рассказчика, следует сага о том, как: в Сараеве эрцгерцога Фердинанда грудью закрывал, в блокаду суп из топора варил, при Брежневе с завода выносил и за углом продавал, при Андропове недобро на соседа-милиционера поглядел, когда домой из командировки вернулся, а там… А мораль одна: цените, детки, все, что имеете! Поелику ваши шансы на выживание здорово повысились, если сравнить с обстановочкой, доставшейся на долю тех, кто жил в тоталитарную и застойную эпохи. Но сегодня речь не идет о простом сохранении жизнедеятельности. Человек норовит получить удовлетворение и от работы, и от семьи, не ограничиваясь редкими просветами типа хобби. К тому же современная психология выяснила: чем мощнее напряжение и дискомфорт, тем экстремальнее разрядка. Иначе никакого удовлетворения перенапрягшемуся трудоголику не светит. А поскольку немногие мечтают о достижении душевной гармонии путями Джека-потрошителя и Чикатило, то и жизнь предпочитают легкую, радостную. Савва Игнатьевич из «Покровских ворот» с его «Живут не для радости, а для совести!» весьма популярен, но именно как комик, а не как гуру.

Нам приходится время от времени менять жизнь и меняться самим. Паниковать не стоит. И цепляться за отжившее и надоевшее из соображений «По миру пойдем!» — бесперспективное занятие. Таким способом можно лишь затянуть удавку на собственной шее: время будет идти, ситуация — усугубляться, обстановка — ухудшаться. Однажды тебе станет невмоготу — но нервная горячка и раздражение не лучшие условия для разумного выбора нового жизненного пути. Гораздо проще обойтись без шекспировских трагедий, разыгранных на российском материале под песенку «Я тебя слепила из того, что быд… ло». Значит, не доводите до взрыва. Решайте проблему, пока не начал тикать часовой механизм. Иначе придется согласиться на первое, что подвернется — опять-таки из соображений выживания, а не самореализации и улучшения качества жизни. В то же время осознанному выбору нередко мешают «светлые идеалы» — прожекторы, слепящие не слишком зоркие умы.

Мечта третья: если нет достойного поприща, нет вакансии по сердцу, нет свободы для креативного полета мысли — вообще никуда не пойду. Прирасту к дивану, философом стану — мир буду познавать через созерцание экрана телевизора. Увы, но работа — не полет в стратосферу, и даже не выбор между вдохновением для кайфа и кайфом для вдохновения. Скорее уж, выбор из многих зол наименьшего, компромисс между «фу, бэ-э-э-э», «так себе местечко» и «это уже кое-что». Главное — верно оценить перспективы. Сейчас трудно переоценить важность умения прогнозировать будущее того или иного предприятия — по незаметным признакам, по особым приметам. Наметанный глаз зиц-председателя Фукса мигом разгадал шарашкину контору в «Рогах и копытах». Но у него за спиной было полвека индивидуальной, гм, трудовой деятельности и полсотни ходок — и при Александре, и при Николае, и при Керенском… Как же быть начинающему, который вовсе не собирается продолжать дело и улучшать показатели гражданина Фукса? Как не нарваться на сына турецко-подданного Остапа Ибрагимыча Бендера?

О различных приемах махинирования, в наше время известных под общим понятием «кидалово» мы расскажем в следующей книге «Десять заповедей карьеристки. Советы подлинной стервы». А пока запомните: нельзя с восторгом «покупаться» на условия, на порядок превышающие уровень «отличных». Обещание предоставить весь мир, пару коньков и служебный «Мерседес» в придачу за исполнение должностных обязанностей бухгалтера — ой, не к добру. Наденут вместо коньков браслеты, а вместо «Мерса» посадят в служебный воронок. И большой-пребольшой оклад при отсутствии очереди желающих занять вакансию — тоже подозрительное явление. Приглядитесь и не рискуйте ни свободой, ни здоровьем.

Надя искала работу. Что о ней сказать? Типичная современная деловая женщина. Только не такая, какими изображают их на рекламных проспектах — дама с бульдожьей челюстью и непреклонным взглядом, в костюме от Армани и с портфелем из крокодиловой кожи, выходящая из BMW — а обычная: хорошо за тридцать, но форму держит, в разводе, сама воспитывает ребенка, ездит в «Жигулях» или на общественном транспорте. И не морщится. А еще Надежда — очень приличный специалист со стажем, архитектор. То есть на абы что, Надя, конечно, не соглашалась, но капризничать в этой жизни ей особенно не приходилось. Надежда подыскивала себе новое место. На прежней работе у нее кончился контракт. Испанская фирма, где Надежда прежде работала, заказанный объект построила, а новых заказов не набрала. Руководство со всеми рассчиталось, напоило напоследок шампанским и убыло в свои сияющие дали. А Надя обзванивала знакомых, ходила по объявлениям и хорошо понимала, что «зависнуть» в этом состоянии она себе позволить не может: деньги кончатся, и что тогда? Наконец Надежда нашла место архитектора в одной строительной фирме. Прошла собеседование и готовилась выходить на работу. Условия не особенно устраивали: зарплата — средняя, работы — много, рутины — еще больше. Зав. строительным отделом, будущий Надин непосредственный начальник, настаивал на ее скорейшем выходе на работу. Следовательно, им тоже особенно ломаться не приходилось. Все это совсем не радовало. Правда, в других местах, где требовались дизайнеры-архитекторы, было еще хуже: то работа по принципу «три копейки пол-оркестра», то «планов громадье» рядом с неприкрытым голым задом. Так что оставшиеся фирмы, где у нее были назначены собеседования, Надя обходила уже скорее для проформы. Как вдруг!.. Офис одной из таких фирм располагался в центре Москвы — на бойком месте, в красивом доме начала ХХ века, их еще называли «доходными». Надиным возможным начальником оказался обаятельный молодой человек с хорошими манерами и правильным русским языком. Его фирме нужен был архитектор. Занималась фирма частным строительством и уже имелся «горячий» заказ на загородный дом. Они поговорили. Надя получила это место и не могла придти в себя: хороший оклад, интересная работа. Но это было еще не все. Ее новый босс, звали его Валерий, показал Наде ее будущее рабочее место. Все было продумано и на высшем уровне: стол, кульман, освещение, инструменты лучших фирм мерцали стальным блеском в бархате готовален. Ощущение Нади от увиденного можно было сравнить, пожалуй, с чувствами скрипача, которому предложили отныне играть на инструменте, сделанном самим Страдивари. Надя чуть не расплакалась от умиления: босс, который так заботится о своих сотрудниках, ей попадался впервые. Весь следующий месяц Надя ходила на работу как на праздник. Но, увы, первый заказ на особняк за городом оказался и последним. Валерий великолепно разбирался в дизайне и архитектуре, но в бизнесе был полным профаном. Он посчитал, что достаточно снять офис в престижном месте, нанять квалифицированных сотрудников, дать рекламу — и заказы пойдут сами собой, словно лосось на нерест. В рынке он не разбирался и даже в голову не брал, что за клиентуру нужно бороться — а это целая статья расходов и еще один отдел, едва ли не самый важный. Надя с огорчением понимала, что Валерий скоро разорится. Что ей оставалось делать? Сказать своему прекрасному боссу, как Золушка — принцу: «Спасибо вам за то, что вы такой добрый, заботливый, замечательный!» И побежать от него со всех ног, прижимая к груди сменную обувь, пока карета не превратилась в тыкву и еще не пробил роковой час. Наде снова пришлось обзванивать фирмы, которым требовался архитектор. При одном телефонном разговоре мужчина на другом конце провода стал на нее орать, после того как Надя представилась: «Так это вы-ы-ы?! Снова ищете рабо-о-оту?! Чем же вам у нас не понравилось?!» Это была та самая строительная фирма, в которую Надя устраивалась до Валерия, только телефон был другой. «Не валяйте дурака! — надрывался голос на другом конце трубки, — Что б завтра же вышли на работу! Адрес знаете! В девять — жду! Все!» И запищали короткие гудки. «Ну и грубиян!» — подумала Надя, но на новую работу все-таки вышла. Эта «не бог весть что» контора оказалась не сахаром, но стабильным предприятием. Они без особых потерь пережили дефолт 1998 года, когда многие фирмы обанкротились. Надя проработала в этом месте пять лет, пока не обзавелась связями, клиентурой, и не открыла свое собственное дизайнерское бюро.

Наде, конечно, повезло, что «средняя» — по предварительной оценке — вакансия оказалась до сих пор не занята. Иначе кто знает: нашла бы она такую же стабильную контору или мыкалась бы без конца по «кидательно-фуфлыжным» заведениям, где работникам норовят повесить лапшу на уши и лишить честно заработанного куска хлеба. И мечтать, мечтать о лучшей доле…

Есть грезы, способные испортить тебе жизнь уже после того, как ты подыщешь работу и начнешь «устраивать житье». Эти несвоевременные амбиции, будто чересчур резвые кони: если ты — обладательница скаковых конюшен, они тебя озолотят; но если ты просто на прогулку выезжаешь, с такими лошадками лучше не связываться — здоровье дороже. Так что учись обуздывать «эскадрон своих мыслей шальных». От некоторой дозы дисциплинированности они хуже не станут. А в нужный момент ты им крикнешь: «Но, залетные! Фортиссимо, мама мия, но!» — и победишь в любой гонке. Но сейчас тебе предстоит не гонка, а скорее скалолазание. Здесь важна не скорость — выдержка. Как вести себя новичку?

Глава 8. «Я к вам пришла, пришла издалека».

«И неизвестно, что случится впредь», как верно подметил поэт-песенник. Неизвестность-то и раздражает. Хочется поторопить события, определиться, себя показать и других «разъяснить», как выражались незабвенные булгаковские герои. Неопытный, но пылкий новичок тут же развивает бурную деятельность: сама по себе деятельность — свойство полезное. Вопрос лишь в том, насколько своевременно оно проявляется. Прежде чем генерировать идеи и улучшать показатели, оглянись. Где ты сейчас? Какая вокруг обстановка?

Обычно первый этап работы — практически в любом учреждении — отнюдь не самый приятный момент в жизни. Ни прибыли, ни репутации. И даже заработав приличное реноме, не всегда встречаешь со стороны коллег сколько-нибудь адекватную оценку своих способностей. И все-таки не стоит отчаиваться: постепенно жизнь движется в сторону «позитива». Самое важное — вовремя распознать свой шанс и не упустить его.

Выбирая место работы, внимательно посмотри: на какой стадии находится учреждение, где ты намерена себя, неповторимую и талантливую, проявить профессионально. Любая контора есть живой организм. И этот «организм» растет, развивается, достигает пика, потом старится и умирает — или замирает в анабиозе, что тоже нехорошо. Таковы неоспоримые законы всего сущего. И против них не помогают ни многочисленные регалии, ни всем известное славное прошлое, ни клятвенно обещанное светлое будущее. Вот почему иная вполне приемлемая — в определенный момент — синекура однажды оборачивается медленным умиранием души и тела — а в довершение ко всему процесс разложения проходит в атмосфере «А вот на беговой! Я возил в психическую!». Неподходящее место для вложения сил душевных и интеллектуальных. Ты, вероятно, и сама замечала: ох, нелегко приходится «хорошим деткам», выбравшим работу ориентируясь не на личные представления, а на слегка устаревшие взгляды папенек и маменек.

Надо признать: во многих областях, благоденствовавших даже в трудные застойные времена, сегодня царит полный… анабиоз. Например, в российской науке, еще и в наши дни считающейся весьма престижной сферой деятельности. Хотя относительно недавно в академических пенатах было тепло, светло, и мухи не кусали, разве что дрозофилы. Вот штат и разросся непомерно. Если не найдется новых путей развития, способных преобразить умирающий организм в переродившийся — тут российской науке и придет безвременный ad patres, что в русском переводе означает «был да весь вышел». Отчего, спрашивается, с самыми почтенными учреждениями случается паралик — и как таких учреждений избегать?

Для начала надо крепко-накрепко затвердить правило: благополучие того или иного заведения строится на довольно шатком основании — на равновесии между «содержанием» специалистов и администраторов. Причем администратор — отнюдь не бюрократ, по пояс врытый в бумажный настил, а тоже специалист — в чрезвычайно важных вопросах организации и матобеспечения. А специалисту не обязательно витать в облаках и демонстрировать признаки патологической рассеянности. Если некто выходит из дому завернувшись в крахмальную скатерть и на голове у него в качестве шляпы ласкает взор хрустальная салатница, это чудо самостийного дизайна, по всей вероятности, нуждается в помощи психиатра. И не факт, что его профессиональный потенциал сможет пробиться сквозь толщу аутизма.

Если ты заметишь, что контора кормит изрядный административный штат — и даже те, кому по ранжиру полагается быть специалистами, всего лишь чиновники, есть сомнение, что ты не в «Рогах и копытах». Если же, наоборот, в учреждении весьма удобно устроилось изрядное количество «истинных интеллигентов» — в смысле, любителей за жизнь поговорить, а также отбоя нет от «радетелей и страдателей», в чьей груди огонь любви к отечеству так и пышет — беги, Лола, беги. Сгоришь вместе с заведением. Будь прагматична и разумна. Грезы и слезы не способствуют, а мешают нормальной работе и любому успеху — что коммерческому, что некоммерческому. Правда, наш человек охотно окружает себя сострадателями и сопереживателями, но не слишком приязненно относится к профессионалам. Особенно к тем, которые время от времени критикуют или просто смотрят недоверчиво. Холодные они, нет в них полета и теплоты душевной. А потому перед трудоустройство придется тебе расстаться еще с одной мечтой.

Мечта четвертая: к специалисту все и всегда прислушиваются. И если человек явно и очевидно прав, то тем более. Увы! Можно довольно долго биться лбом в каменную стену, доказывая целесообразность и жизнеспособность своих начинаний — и сталкиваться с полнейшим равнодушием. Или, еще того хуже — зарекомендовать себя не лучшим образом. Например, в качестве человека назойливого, недалекого и не понимающего элементарных вещей — словом, интеллектуала. Чтобы не случилось подобной оказии, избегай соваться в чужой монастырь со своим уставом — иначе погоришь, словно «Шаттл», на взлете.

Светлана устроилась на работу. У нее был диплом приличного института и несколько сертификатов законченных курсов по освоению и усовершенствованию. В общем, с последними технологиями и разработками девушка была на короткой ноге. Она с энтузиазмом взялась за работу и активно предлагала внедрять последние достижения и методы в рабочий процесс. Однако со временем она обнаружила довольно странную закономерность: большая часть ее предложений отклонялась под тем или иным вежливым предлогом и никогда не осуществлялась на деле. Амбициозная Светлана тут же нашла этому объяснение: «Моя начальница просто-напросто не соответствует требованиям. Все, что она (начальница) может предложить, давным-давно морально устарело». И тут же возникла идея: пришло время кому-то более соответствующему занять начальственную должность. И, собственно, почему бы ей, Свете, не приземлиться благополучно в это кресло — в ближайшее же время? Тогда Светлана принялась осуществлять задуманный план. Она активно выступала на летучках и всякого рода совещаниях, на которых ей доводилось присутствовать. И демонстрировала свою компетентность как могла. Света, не смущаясь, высказывала мнения, идущие вразрез с тем, что говорила ее начальница. Стараясь, конечно, формулировать корректно и говорить вежливо: «Возможно, было бы более разумно поступить следующим образом. Существует такая технология…» Правда, руководство, выслушивая Светины соображения, тоже не стремилось их внедрять. «Зато все видят — насколько я сведущая», — утешалась Светлана. Через некоторое время начальница вызвала Свету на беседу. «Послушайте, — сказала она, — кажется, вам тесно на своей должности в нашем отделе. К сожалению, ничего другого лично я предложить вам не могу. Но у вас широкая специализация, вы можете перейти в другой отдел с повышением. Поговорите с другими заведующими. Со своей стороны я постараюсь вам посодействовать. Можете рассчитывать на меня». «Что ж, — подумала Светлана, — тоже неплохо». Она тщательно подготовилась к собеседованию с заведующими других отделов. К каждому из них она пришла со своими предложениями об улучшении работы их подразделений. На каждом собеседовании она горячо и убедительно рассказывала, как надо перестроить работу отделов, как ее улучшить и оптимизировать. Заведующие ее вежливо слушали: кто-то иронически улыбался, кто-то хмурился, но отказали все. Обиднее всего было то, что обвинить свою начальницу в «подкладывании свиньи» Светлана не могла. Она знала наверняка (и сама слышала, и подружки-коллеги рассказали), что начальница лично выясняла, в каких отделах есть свободные вакансии, и охарактеризовала Свету с лучшей стороны: «способная, энергичная, инициативная». Кто же этот негодяй, затормозивший Светину карьеру? Света по сей день теряется в догадках.

В действительности барышня должна была винить во всем себя и только себя. Предлагая новейшие методы работы, Светлана совсем не имела представления, насколько они приживутся в данном учреждении. Не понимала, что систему, которая безотказно работает, трогать не стоит. Что усовершенствования и нововведения лучше предлагать тогда, когда движущий механизм сбоит или просто валяется в углу ржавой грудой. Что даже после панического крика «Ну сделайте же что-нибудь!!!» начальство не станет хвататься за проект вчерашней студентки, как за соломинку. А уж в ситуации видимого благополучия и стабильности — тем более…

Светлана абсолютно не учитывала «человеческий» фактор. Кому-то может показаться: ну и ретрограды в этой конторе подобрались — один к одному! Им бы надо по рукам дать, крепко! А еще крепче — по сусалам! Хотя что-то в этом роде — то есть «ретроградам по сусалам» — происходит в фильмах, а не в жизни. В жизни любой проект надо «пробивать», подыскивая удобную почву для «высаживания» и спонсора для «удобрения» той самой почвы. А главное — чтобы климат был подходящий! Девица, которая всех раздражает своей неуемной энергией и непоколебимым упрямством — такой фактор, который вряд ли улучшает климат рабочего места.

Вот почему руководитель, который добром согласится работать рядом с заносчивой и амбициозной неофиткой, без опыта и нет без понятия о реалиях — случай феноменальный. Человеческий эксклюзив! Экстремал и экспериментатор. Целых три «экса». Вернее, четыре. У людей с подобными наклонностями возможность вылететь из начальственного кресла вдесятеро выше. Хотя некоторые «профи» и от неприятных неожиданностей ухитряются кайф словить. Что поделать, игроки! А обычные люди приключений на свои «вторые 90» ищут в свободное от работы время. На работе им недосуг. Вот и приходится выбирать: либо ты сотрудничаешь с «игроком», который будет рисковать, покуда есть чем; либо ты терпишь «ретрограда», который и тугодум, и зануда, но дело делает. Плюсы и минусы имеются у обоих. Но только ты можешь сделать окончательный выбор — сообразуясь с собственными пристрастиями и с конкретной ситуацией. Можешь ли ты пойти на риск? Хочешь ли ты вести «подковерную борьбу»? Есть ли у тебя «бойцовые» или «покерные» данные? Взгляни в составленный ранее психологический рисунок своей личности — и решай.

Конечно, сию минуту тебе в голову может придти нехорошее подозрение: вы, авторы дорогие, уж не собираетесь ли меня учить, как к вышестоящим лицам подлизываться? Или, еще веселее, приучить к азартным играм? У-у-у ты каки-и-ие! Позвольте оправдаться. Закулисная интрига, игры вроде «сдай подельника» или «синдром клопа» — присосаться и не отпускать — занятие не только непочтенное, но и нерентабельное. А для новичка — особенно. Те, кто преуспел в подобном времяпрепровождении, сожрут нового конкурента, пользуясь его неопытностью — и глазом не моргнут. Безжалостно и моментально юный Макиавелли погибнет бесславной смертью. В смысле получит свое и отчалит восвояси. Участь не из завидных. Вот почему после устройства на работу необходимо освоить не пару лобовых приемов, а целую разветвленную сеть стратегий на разные случаи и для разного контингента. Такая тактика — не средство для уничтожения неугодных, и не инструмент для вылизывания руководящих. Это метод, помогающий сохранить себя — но в то же время не испортить взаимоотношения с окружающими настолько, чтобы они ощутили непреодолимый позыв к разрыванию и пожиранию тебя. А вообще и споры будут, и ссоры, и стычки, и обиды. Все мы — живые люди, и у каждого — личные интересы. Тебе придется многому научиться, пока ты сможешь в полную силу отстаивать свое, не топча в запальчивости чужое.

Если вышесказанное повергло тебя в уныние — встряхнись! И довольно неповоротливые мозги можно сдвинуть с места и внедрить в них твои проекты в качестве «перспективных идей». А как определить время, место и метод «решающей баталии», мы расскажем в следующей книге — «Десять заповедей карьеристки. Советы подлинной стервы». Пока же твоя главная задача — найти работу по душе и не подпортить себе репутацию — а в грядущем и карьеру — собственным энтузиазмом. Дерзай!

Не тормози мыслью!

Вероятнее всего, ты уже решила, какого рода работу будешь подыскивать. Притом мы надеемся, ты представляешь, чего хочешь достичь — хотя бы приблизительно. Если так, считай первый этап карьерного роста пройденным. Потому что самые непреодолимые препятствия и самые крепкие тормоза расположены в нашем сознании. Никакая рабочая ситуация не может остановить человека, который намерен добиться желаемого. А вот мысль о том, что «все бесполезно» — останавливает на раз. Вспомни: разве в твоем собственном кругу общения нет весьма способных личностей, которые никак и нигде себя не проявили? А когда им задают вопрос «почему так?», они наверняка заводят песню про мировое господство и про судьбы уродство. Вот бы кто поднес заветное на блюдечке! Ух, они бы себя показали! Может, и показали бы. Но даже когда вожделенный шанс прямо с неба падает на темечко — необходимо умение держать удар (чтобы другие не отобрали твой гран-при) и способность довести дело до конца (иначе никакая милость богов не поможет).

Вот и получается, что стойкость и работоспособность — качества, которые должны прилагаться к любому сочетанию личностных характеристик и индивидуальных наклонностей. Поелику без них невозможно осуществить мечту, которая у всех времен и народов одна, сколько ни рассуждай о непохожести людей друг на друга. Потому что счастье — цель любой жизни. А основа счастья — сохранение, реализация и развитие своего неповторимого «я». А способ этого добиться — толковая, грамотная и уверенная защита своих интересов. И пусть тебе еще многое надо сделать — не бойся. Мы предлагаем тебе свою помощь.

С уважением, авторы.