Свет и цвет в фотографии.

Субъективность восприятия цвета.

Гете обнаружил влияние цвета на психологическое состояние человека. Теплые цвета (красный, оранжевый, желтый) он считал положительными, повышающими настроение. Холодные цвета (фиолетовый, синий, сине-зеленый) – отрицательными, угнетающими настроение, снижающими работоспособность. Зеленый цвет Гете нравился, он считал его нейтральным. Когда впоследствии исследования подтвердили выводы Гете, дизайнеры стали использовать разные оттенки зеленого для окрашивания рабочих помещений и станков, чтобы снизить утомляемость людей и повысить производительность труда. Забавно, что с появлением безлюдных технологий станки-роботы стали окрашивать в красно-оранжево-желтые цвета, дабы наладчики были начеку и держались подальше от опасных зон.

Попробуйте провести такой эксперимент: покажите друзьям какую-нибудь пеструю цветную картинку и попросите назвать цвета разных пятен; сравните со своими впечатлениями и главное с теми словами, которыми назывались одни и те же цвета. У меня, например, никогда не случалось полного совпадения. Особенно трудно прийти к согласию при попытке найти названия для нежных, разбеленных оттенков. Этот простейший тест наводит на мысль о субъективности восприятия цвета человеком. В книге Йоханнеса Иттена я нашел подтверждение своим впечатлениям. Во вступлении он посвятил восприятию цвета несколько важных пассажей: «Для художника решающим является воздействие цвета, а не та его данность, которая изучается физиками или химиками. Действие цвета проходит через глаза. Однако я твердо уверен, что самые глубокие и подлинные тайны цветового воздействия не видны даже глазам и воспринимаются только сердцем. Главное ускользает при абстрактном, отвлеченном формулировании. Если вы, не зная законов владения цветом, способны создавать шедевры, то ваш путь заключается в этом „незнании“. Но если вы в своем „незнании“ не способны создавать что-то высококлассное, с точки зрения владения цветом, то вам следует позаботиться о получении соответствующих знаний». Сказанное напрямую касается и фотографов. Во время азартной съемки задачи решаются интуитивно, сами собой, а теоретические знания осознанно используются в ситуации, когда в душе нет полной веры в интуицию или во время обработки исходников.

Иттен считал, что отношение человека к цветовой гармонии зависит от уровня культуры и психотипа. Правилам цветовой гармонии он не придавал большого значения и рекомендовал ученикам руководствоваться методом сравнительного анализа цветовых сочетаний, полагаясь на свои впечатления. Развивая теории Кандинского и Освальда об ассоциативном соответствии формы и цвета посредством его нормирования, Иттен пришел к интересным выводам. Он считал, что желтый цвет является уплотнением белого, самого светлого из всех цветов:

– желтый в контрасте с другими, более темными цветами становится «лучезарней и радостней»;

– на белом фоне «темнеет и перестает лучиться»;

– на розовом фоне приобретает зеленоватый оттенок;

– на оранжевом фоне становится прозрачнее и «напоминает восходящее Солнце над полем зреющих колосьев»;

– на зеленом фоне сияет;

– на красно-фиолетовом фоне становится «безжалостно властен»;

– на синем фоне «сам ярко светится, но притемняет и угнетает синий»;

– на красном фоне «звучит», «богат и великолепен»;

– на черном фоне «абстрактен и агрессивен».

Золотой цвет Иттен считал самым возвышенным из всех цветов.

Красный цвет без примеси желтого или синего для Иттена «страстный», «возбуждающий» и «неотразимо мощный», на желто-лимонном фоне он воспринимается как «темная необузданная сила». Красно-оранжевый цвет на темно-красном фоне «жарок, как огонь», на желто-зеленом фоне «дерзок и вульгарен», на черном фоне «непобедимо страстен».

Синий цвет «как материальное пространство атмосферы, без красноватых или желтоватых оттенков пассивен, однако представляет собой большую скрытую силу, аналогично силам природы в зимней спячке»:

– первый (основной) оттенок синего – «в небесной лазури», последний – «в черноте неба»;

– примеси синего производят впечатление «растворения в атмосфере»;

– синий на желтом фоне «темнеет и „тупеет“ так же, как тупеет вера перед ясностью ума». Если синий осветлить (разбелить), то желтый на его фоне «плотнеет и материализуется», а светлый синий «воспаряет»;

– на лиловом фоне синий становится «белесым, пустым и бессильным, подавляемым материальностью лилового»;

– насыщенный синий на черном фоне «сияет, как истина в сравнении с черным невежеством»;

– синий на темно-коричневом фоне «возбуждается и вибрирует, отчего коричневый оживает. В нем под воздействием синего пробуждается сила и активность желтого (как составляющего коричневого)»;

– на красно-оранжевом фоне синий выделяется «подчеркнуто отчужденно и выявляет темные силы»;

– на спокойном фоне зеленого синий «теплеет и производит впечатление материального живого»;

– синий, «ассоциируясь с бесконечностью», в Европе выступает символом веры, в Китае – символом бессмертия.

Зеленый цвет у всех народов ассоциируется с растительностью, возрождением, плодородием и жизнью.

Невозможность в практической деятельности опереться на какую-то твердую теоретическую основу наводит на мысль, что решая вопрос о цвете в каждой конкретной ситуации, фотографу ничего другого не остается, как руководствоваться своими душевными импульсами, добиваясь наиболее интересных цветовых сочетаний или контрастов. Однако о цветовом круге полезно помнить и держать под рукой, чтобы использовать для проверки гармоничности найденных решений.

Впрочем, никто не может придумать лучших цветовых решений, чем сама природа. Мир вокруг полон рациональности, которая очень часто и есть красота. К примеру, защитная окраска всего живого не только функциональна, но и красива. Хищники, которым для успешной охоты совсем ни к чему обнаруживать себя раньше времени, окрасились в цвета окружающего ландшафта. Львы, живущие в саванне, имеют охристую окраску шкур, их трудно сразу приметить в траве. Тигры из приамурской тайги камуфлируются под цвет теней, характерных для леса в солнечный день. Подобные наблюдения очень полезны для фотографа. При случае он непременно ими воспользуется и перекрасит в цвет фона яркое второстепенное пятно, спрятав его от глаз зрителя.

Опасные насекомые тоже используют контраст желтого с черным, но в других условиях и с противоположной целью. Тигры, например, прячутся, а пчелы с помощью яркой контрастной окраски выделяются. На освещенном фоне лугового разнотравья их невозможно не увидеть. И это тоже урок для фотографа, которому нужно какую-то часть фотографии непременно выделить, обратив на нее внимание зрителя. Начинающему фотографу может помочь и анализ цветовых сочетаний, которыми пользовались любимые художники. Достаточно посмотреть на картины не взглядом праздного фиксатора, а сконцентрировать внимание на взаимодействии цветовых пятен.

Макросъемка никогда не была для меня увлекательным занятием, но профессиональное любопытство побудило освоить и это. Много лет ничего подобного не снимал. И вдруг совершенно неожиданно для себя разглядел колонию тли. Она, оказывается, бывает ярко-оранжевой. Возможно, цветом отпугивает хищников. Мол, не трогайте, отравиться можно. А для меня замечательный урок: сочетание оранжевого, холодного зеленого (с большой примесью синего) и теплого зеленого (с преобладанием желтого) ласкает глаз. Взял на заметку и, обрабатывая файл, еще раз убедился, что светлые оттенки красно-желтого цвета теряют объемность и фактурность. Пришлось тлю притемнить. На фотографии она выглядит не совсем так, как на месте съемки. Она теперь более выпуклая (см. фото 19).

Свет и цвет в фотографии

Фото 19. «Колония тли на молодой листве».

Камера Nikon D800.

Объектив Micro-Nikkor 55/2,8 с оборачивающим кольцом.

Чувствительность 2500 ISO.

Выдержка 1/640 сек.

Диафрагма 5,6.

Экспокоррекция +0,67 EV.