Семейные войны.

из записи беседы с Галиной В.

Муж так и говорит: «Сделай выбор, с кем ты живешь, со мной или со своей матерью». А ребенок…

Галина — Владимир Львович, помогите, пожалуйста. Я должна сделать выбор, поддерживаю я мужа или свою мать. Муж так и говорит: «Сделай выбор, с кем ты живешь: со мной или с матерью». А ребенок… не знаю, кто для него важнее.

ВЛ — Что вы могли бы сказать о характере мужа?

— Сергей человек авторитарный. Очень остро, болезненно переносит нарушение своих интересов. Отлично формулирует свои мысли. Я же, напротив, делаю это с трудом и плохо. Мне можно легко красивыми словами что-то внушить, но потом оно облетает…

— И что остается?

— То, что согласуется с вынесенным из отчего дома.

От мамы… Отец у меня не речист и не общителен…

— СКОЛЬКО лет вы вместе?

— Пять. Для обоих второй брак. Мужу 40, мне 35, у меня сын 11-летний Витюша от первого мужа, а у Сергея детей не было. Он считает, что я незрелый человек, потому что всю жизнь жила на полном обеспечении… По той же причине, считает он, и его жизнь не удалась. Он хочет воспитать нашего Витюшу жизнеспособным, научить его трудиться и нести ответственность за себя и других.

— За чем же дело стало?..

— Муж считает, что воспитанию бабушка мешает, мама моя. Бабушки, говорит, только портят внуков, играются в них, как в куклы.

— А что можете сказать о маме, о бабушке то есть?

— Она человек ответственный, заботливый, несколько безалаберный, как сама говорит, зато легкий. Всегда тащила все заботы без нытья и злобы. Создавала теплый и светлый климат в доме. Нам, детям, было всегда уютно.

Мне всегда хотелось быть на нее похожей. Но, увы, муж говорит, что я создала из нее кумира…

— В чем главное несогласие в воспитательских подходах к ребенку между мужем и вашей мамой?

— Мама ребенка любит, заботится о нем и не может занудно проводить какое-то целенаправленное воспитание. Она думает, что все равно «натура свое возьмет», и лучшее, что может дать ребенку взрослый, — это хороший личный пример плюс забота о здоровье и возможность развиваться интеллектуально. Она считает, нужно терпеливо следить за ребенком и кое-что заставлять делать, но не давить слишком и не наказывать.

Сергей считает, что только страх наказания может заставить ребенка отказаться от привычных шаблонов поведения. Ставил мальчика на несколько часов в угол, чтобы приучить к порядку, например, за неубранную грязную тарелку. За несколько раз приучил.

Вменил ему в обязанность следить за хлебом в доме: не бегать в магазин, когда ему скажут, а самостоятельно контролировать наличие. При отсутствии хлеба не велел кормить. Для меня это был нож острый, я ведь должна была поддерживать политику мужа! — но только раз Витюшка не пообедал, а сейчас привык, без подсказок отслеживает.

Убирать на столе приучил, аккуратно убирать свою постель. Витюша встает в 7, в 7.30 будит меня. А муж спит, сколько спится.

— Картина вполне ясная… Что бы вы рассказали еще о себе?

— Я только последние 8 лет живу вне родительского дома, только 4-й месяц работаю, из одного развалившегося брака в другой… Едва-едва начинаю изживать инфантильность. Мои главные враги, я думаю, глупость и малодушие. И еще гордыня. Сколько меня жизнь носом ни тыкала, регулярно меня заносит. То думаю, что хуже всех, а то вдруг, глядь — и наоборот!

— Муж сильно от вас отличается?

— Муж мой человек тяжелого характера. Пассионарий. Холерик. Неудачник. Зануда. Ему 40, - а говорит, что его жизнь закончена.

Уже 3 года не работает, в основном сидит за компьютером, играет в игрушки. Злится, матерится, ломает мышки и диски, если игрушка жухает. Правда, при ребенке старается не материться…

Когда работал, с сотрудниками не мог найти общий язык, все у него или дураки, или подлецы.

— А какие у него претензии к вам?

— Не может простить, что когда увольнялся с работы, я его не поддержала, думала о себе… Вообще, говорит, ты не умеешь быть женой, твоя мать виновата, не научила тебя. Это правда, быть женой я не умею…

До меня он работал… Иногда. Надеялся, что я его спасу. Вдохновлю, дам смысл… Он мне это долго объяснял, но я всей глубины этого не поняла. Мне было плохо и одиноко в моем предыдущем замужестве, а тут такая страсть и такое огромное и настойчивое внимание!.. И вот три года уже твердит, что жизнь его кончена и что последнее его дело в этом мире, говорит он, это воспитать неродного ребенка.

— Почему же он так убежден, что его жизнь закончена в цвете лет, чем обосновывает?

— Многим. Он, говорит, всю вторую половину жизни это осмыслял, и выработал несколько чеканных постулатов. Первое: он многое может. Еще лет в 20 у него было чувство, что он может все, но не понимает зачем. Без Великой Идеи он безумно слаб. «Надо» он подвергает всяческому сомнению, ему нужно «хочу» Считает, что, если бы родители научили его в детстве нести ответственность за себя и других, его жизнь не пошла бы прахом. А родители полностью о нем заботились, при этом мать, классический самодур по натуре, отравляла ему жизнь, а отца-подкаблучника он не уважает, отец для него те "мужчина"…

— Для себя ваш муж «надо» не признает, а Витюшу по принципу «надо» вовсю муштрует? Как это понять?

— Да, в ребенке муж старается воспитать то, чего ему самому не хватает, чего сам не умеет. Мальчик мой «живчик», со способностями, но не желающий напрягаться. И с очень большой склонностью врать.

Устраивали ему промывание мозгов с бойкотом за бессовестное вранье: неделю не разговаривали, сидел один в своей комнате. А вот недавно опять попался на откровенном вранье: дал обещание не играть на компьютере, тут же сел, как все ушли, долго отпирался, не признавал улики.

Муж сказал, что это не слабость, а порочность. Сказал ему, что относился к нему, как к родному, но такой сын ему не нужен. Объяснил мне: мальчик привык, что его всегда любят, надо ему дать понять, что ложь может отвернуть от него людей.

Мама бы точно такого не приняла, а я не постигну - а вдруг он прав? Мама говорит, что мужу надо бы делом заняться, чтобы снять такой сильный акцент на воспитании ребенка… И тут мне чудится, что она права.

— Вам это не чудится, — Сейчас близятся каникулы, и муж не хочет отпускать сына к бабушке, а она его очень ждет. Сергей говорит, что все наши усилия прахом пойдут. Ребенок там пуп земли, а ответственности никакой.

Что мне делать?

— А как настроена сейчас мама?

— Старается не вступать в конфликты с Сергеем, но и в его дуду дудеть отказывается. Очень ждет Витюшку очень-очень его любит.

— Как же вы сами склонны поступить?

— Не знаю… Маму жалко, и подумаешь — всего на неделю привезти внука! Не все ж ребенку на нас, унылых, смотреть!

А мужа не поддержать — наш брак развалится, останусь я с сыном-подростком и с бабушкой…

— Кто сейчас кормилец семьи?

— Отчасти я, отчасти мама, она врач, до сих пор работает. И еще немалые деньги дает родной отец Витюшки, мой первый муж. Сергея это бесит, он требует, чтобы я их не брала. Я все-таки иногда тайно беру…

— Вы очень заинтересованы в прочности ваших отношений с Сергеем?

— Мне с ним тяжело, но я так стараюсь его любить, я же помню его добрые порывы, чувствую его тоску и одиночество. По его приступы самодурства и это упорное «жизнь закончилась" меня угнетают, иногда просто достают, хочется бежать. А он раздражается от привычных моих глупостей, от того, что часто плачу.

И у него тоже ко мне мало теплых чувств осталось. Ни о чем другом нет сил думать последние месяцы.

ВЛ — Готов выслушать ваши мнения, коллеги.

APT — Частый и узнаваемый случай современной семьи, с затяжным душевным и социальным инфантилизмом обоих родителей. Не худший вариант, но и просветов не видно…

ГИД — Внюхиваюсь наподобие вас, ВЛ, в ароматы супружеской любви и тоже что-то почти ничего не унюхиваю. Потерлись ребята друг об дружку своими проблемами пяток лет и так ни к чему и не пришли…

ДС — Для ребенка положение аховое: отчим ломает его душу, делает из него невротика, лгуна, труса, а в последующем, возможно, и алкоголика или наркомана. Только на бабушку и надежда, но в таком контрасте и она не на пользу…

ТЮС — Паразитический тиранчик Сережа, который все может и поэтому ничего не делает, в поиске Великой Идеи хотел сначала найти в новой женке Гале добрую маму, не очень вышло — начал сгибать в послушную младшую сестренку и почти преуспел, заодно с большим кайфом под видом воспитания вымещает свой комплекс несостоятельности на Витюше. Галя страдает куриной умственной слепотой и своей грандиозной несамостоятельностью напоминает мне одноклеточное под названьем амёба. Так и хочется крикнуть: да что же ты за штаны держишься? Ты повыше чуть-чуть возьмись!..

APT — Галя ведь и сама говорит, что ее «главные враги — глупость и малодушие». Ее мама, похоже, сильная и светлая личность, но дочь скорей тень, чем живое отражение этого света. Натура ли это, или тот тип воспитательской деформации, когда сила родителя порождает — или дозволяет — слабость ребенка, трудно судить, но факт: женщина сверхзависима, сама это понимает («только-только начинаю изживать инфантильность»), но даже не мыслит ничего предпринять для своего освобождения и самореализации.

ТЮС — Да она же зомбирована искателем Великой Идеи, своим матерящимся пассионарием!

ВЛ — Быть может, ей удобно быть как бы зомбированной? Можно не взрослеть…

ДС — Сергей — тоже жертва родительской сдвинутости, перевертыш материнского деспотизма и отцовской амебности. Духовно больной человек, заблудившийся в тупике самолюбия.

ГИД — Я слыхал, таких хорошо лечит физическая работа на свежем воздухе…

ТЮС — Да, где-нибудь подальше в глубинке, при отсутствии в рот глядящих дурех, компьютерных игрушек и чужих ребятишек для самоутвердительного упражнения своих воспитательских талантов…

ВЛ — Галя, положение само по себе не улучшится. К сожалению, мало шансов, что ваш муж переменится, а вы слишком зависимы от него. Вся ситуация в целом серьезно угрожает душевному развитию вашего сына. Если научитесь быть свободной, одиночество вам не грозит. Еще не поздно расстаться с Сергеем ради Витюши и начать новую, осознанно-свободную жизнь самостоятельной взрослой женщины. Решитесь — приходите, поможем.