Тайная доктрина.

КОСМОГЕНЕЗИС.

Этот труд я посвящаю всем истинным теософам каждой страны и каждой расы, ибо они вызвали его и для них он написан.

От переводчика.

Приступая к переводу Тайной Доктрины, мы поставили себе задачу придерживаться со всею точностью оригинального текста и тем оберечь характер изложения. Также было сохранено и большинство прописных букв, встречающихся в тексте.

Иностранные слова, входящие в этот труд, переданы по возможности в существующей сейчас транскрипции их в русской литературе.

Елена Рерих.

Автор – вернее писательница – считает нужным извиниться за долгую задержку в выходе этого труда. Задержка эта произошла в силу нездоровья и обширности предпринятого. Даже два тома, вышедшие сейчас, не завершают задачу и не трактуют исчерпывающе о предметах, изложенных в них. Уже собрано большое количество материала, касающегося истории Оккультизма, содержащегося в жизнях великих Адептов Арийской Расы и доказывающего связь Оккультной Философии с подвигом жизни, как это есть и как должно быть.

Если настоящие тома встретят благосклонное отношение, то все усилия будут использованы, чтобы выполнить задачу этого труда во всей его цельности.

Следует добавить, что подобная задача не предполагалась, когда впервые было объявлено изготовление этого труда. По первоначальному плану Тайная Доктрина должна была явиться исправленным и расширенным изданием «Разоблаченной Изиды». Однако, скоро стало ясно, что объяснения, которые могли бы быть добавлены к уже обнародованным в вышеназванном труде и в других, касающихся Эзотерической Науки, таковы, что требуют другого метода изложения, и в результате настоящие тома содержат не более двадцати страниц, заимствованных из «Разоблаченной Изиды».

Автор не считает нужным просить снисхождения читателей и критиков за несовершенства английского языка и за многие недостатки литературного стиля, которые могут встретиться на этих страницах. Будучи иностранкой, знание этого языка было приобретено ею в поздние годы жизни; английский язык употреблен здесь потому, что он является самым широко-распространенным посредником для передачи истин, обнародовать которые стало ее долгом.

Истины эти, ни в коем случае, не выдаются за откровение, также автор не претендует на положение разоблачителя мистического знания, впервые обнародываемого в истории мира. Ибо то, что заключается в этом труде, можно найти разбросанным в тысячах томов, вмещающих Писания великих Азиатских и ранних Европейских религий, сокрытых в глифах и символах и, в силу этого покрова, до сих пор оставленных без внимания. Теперь делается попытка собрать вместе древнейшие основы и сделать из них одно гармоническое и неразрывное целое. Единственное преимущество, которым обладает писательница перед ее предшественниками, заключается в том, что ей не нужно прибегать к личным спекуляциям и теориям. Ибо этот труд есть частичное изложение того, что сама она узнала от более Знающих, и добавленное в некоторых деталях результатами ее личного изучения и наблюдения. Опубликование многих фактов, здесь приведенных, сделалось необходимым, вследствие появления диких и химерических теорий, которым предавались за последние несколько лет теософы и ученики Мистицизма в своих стараниях, как они воображали, выработать цельную систему мышления из нескольких фактов, ранее им сообщенных.

Излишне объяснять, что эта книга не есть Тайная Доктрина во всей ее цельности, но лишь избранное число фрагментов ее основных положений. Особое внимание обращено на некоторые факты, выхваченные разными писателями и искаженные вне всякого подобия Истины.

Но может быть полезно подтвердить со всею ясностью, что учения, заключенные в этих томах, хотя бы и отрывочные и неполные, не принадлежат какой-либо одной религии, как-то индусов, Зороастра, халдеев и египтян, ни к Буддизму, Исламу, Иудаизму или Христианству, исключительно. Тайная Доктрина является сущностью всех их. Рожденные от нее в своих началах, различные религиозные системы возвращаются теперь к своему перво начальному элементу, из которого произошла, развилась и материализовалась каждая тайна и догма.

Более чем вероятно, что книга эта будет рассматриваться большинством, как самая дикая небылица, ибо кто когда слышал о Книге Дзиан?

Пишущая эти строки потому вполне готова принять всю ответственность за содержание этого труда и даже не страшится обвинения в том, что все есть лишь ее измышление. Что труд этот имеет много недочетов, она вполне сознает. И она лишь претендует на то, что как бы фантастично не казалось многим содержание этого труда, но его логичная связность и последовательность дают право этому новому Генезису стоять, во всяком случае, на уровне с «работающими гипотезами», так открыто принятыми современной наукою. Далее, этот труд требует внимания не в силу какого-либо призыва к догматической авторитетности, но потому, что он тесно примыкает к Природе и следует законам единства и аналогии.

Цель этого труда может быть определена так: доказать, что Природа не есть «случайное сочетание атомов» и указать человеку его законное место в схеме Вселенной; спасти от извращения архаические истины, являющиеся основою всех религий; приоткрыть до некоторой степени основное единство, откуда все они произошли; наконец, показать, что оккультная сторона Природы никогда еще не была доступна науке современной цивилизации.

Если это до некоторой степени выполнено, писательница удовлетворена. Труд этот написан в служении человечеству, и человечеством же и будущими поколениями должен быть судим. Автор его не признает меньшего апелляционного суда. К оскорблениям она привыкла, со злословием она встречается ежедневно; клевете она улыбается в молчаливом презрении.

Е. П. Б.

Лондон, Октябрь, 1888.

Предисловие к третьему и просмотренному изданию.

Готовя это издание к печати, мы стремились исправить незначительные детали литературного стиля, не касаясь более важных вопросов. Если бы Е. П. Блаватская дожила до нового издания, несомненно она исправила и значительно расширила бы этот труд. То обстоятельство, что это не было сделано, является одной из многих меньших потерь, причиненных этой великой утратой.

Неудачные выражения из-за несовершенного знания английского языка были исправлены; большинство выдержек из других сочинений проверены и приведены точные ссылки – труд, потребовавший большой работы, ибо ссылки в предыдущих изданиях часто были неточны; также была принята однообразная система для транскрипции санскритских слов. Мы отказались от транскрипции, принятой западными востоковедами, как от вводящей в заблуждение обычного читателя, и передали согласные, не встречающиеся в английской азбуке, комбинациями, которые приблизительно соответствуют звуковому значению, и тщательно поставили знаки долготы гласных. В нескольких случаях мы вставили примечания в самый текст, но это было сделано очень редко и только тогда, когда примечания составляли часть текста.

Мы добавили объемистый Указатель в помощь изучающим и переплели его отдельно для облегчения справок. За этот большой труд мы и все изучающие приносим благодарность А. Дж. Фольдингу.

Анни Безант.

Г. Р. С. Миид.

Лондон, 1893.

«Кротко слушать, добром судить».

Шекспир

С появлением в Англии Теософической литературы стало обычным называть это учение «Эзотерическим Буддизмом». И став привычкою, – подтвердило старую пословицу, основанную на ежедневном опыте – «заблуждение катится по наклонной плоскости, тогда как истина должна с трудом прокладывать свой путь в гору».

Старые трюизмы часто наиболее мудрые. Человеческий ум едва ли может оставаться совершенно свободным от предубеждений, и решающие, установившиеся мнения часто создаются прежде, чем было сделано основательное исследование предмета во всех его аспектах. Сказанное относится к господствующему заблуждению, которое, с одной стороны, ограничивает Теософию Буддизмом; а с другой, смешивает положения религиозной философии, проповеданной Готамою Буддою, с доктринами, широко набросанными в «Эзотерическом Буддизме» г-на Синнетта. Трудно представить себе нечто более ошибочное, нежели это. Это дало возможность нашим врагам обрести сильное оружие против Теософии, ибо, как один известный ученый очень остро выразился, – в упомянутом томе не было «ни Эзотеризма, ни Буддизма». Эзотерические истины, представленные в труде г-на Синнетта, перестали быть эзотерическими с момента их опубликования; также книга не содержит религии Будды, но просто лишь несколько положений до сих пор сокровенного учения, которые в настоящих томах объясняются и добавляются многими другими. Но даже последние, хотя и выдают многие основные тезисы ТАЙНОЙ ДОКТРИНЫ Востока, все же, лишь слегка приподымают край плотного покрова. Ибо никто, ни даже величайший из живущих Адептов, не мог – если бы даже он этого хотел – выдать без разбора на посмеяние неверующего мира то, что так бережно скрывалось от него на протяжении долгих эонов и веков.

«Эзотерический Буддизм» явился прекрасным трудом с очень неудачным заглавием, хотя заглавие это означало то же, что и оглавление настоящего труда – «ТАЙНАЯ ДОКТРИНА». Оно оказалось неудачным, потому что люди имеют привычку всегда судить вещи скорее по внешности, нежели по их значению и потому, что ошибка эта настолько сделалась общей, что даже члены Теософического Общества стали жертвами того же ошибочного представления. Однако, с самого начала брамины и многие другие протестовали против подобного оглавления. И, справедливости ради, я должна добавить, что «Эзотерический Буддизм» был представлен мне в законченном виде и я была в полном неведении, каким образом автор намеревался писать слово «Будх'изм».

Ответственность за эту ошибку падает на тех, кто первые привлекли общественное внимание на эти темы и не позаботились указать разницу между «Буддизмом», религиозной системой этики, проповеданной Владыкою Готамою и названной по его титулу Buddha – Озаренный – и «Будизмом» от Budha – Мудрость или Знание (Vidyā) способность познавания, от санскритского корня budh – знать. Мы сами, теософы Индии, являемся истинными виновниками, хотя после мы и употребляли все усилия, чтобы исправить ошибку.[1] Избежать это печальное недоразумение было легко: нужно было с обоюдного согласия лишь изменить правописание слова и писать «Будизм» вместо «Буддизм». Но и этот термин неправилен, ибо на английском языке следовало бы писать и произносить «Буддаизм», а последователей его называть «Буддаистами».

Объяснение это совершенно необходимо при начале такого труда, как настоящий. Религия Мудрости есть наследие народов всего мира, несмотря на сделанное в «Эзотерическом Буддизме»[2], утверждение, что «два года тому назад (в 1883 г.) не только я, но и ни один из живущих европейцев, не знали даже азбуки науки, впервые здесь изложенной в научной форме» … и т. д. Это заблуждение должно быть вкралось по оплошности. Писательница настоящего знала все, что «обнародовано» в «Эзотерическом Буддизме» и гораздо больше, многие годы раньше, чем это стало ее долгом передать малую часть Тайной Доктрины двум европейцам, одним из которых был автор «Эзотерического Буддизма»; и конечно, пишущая эти строки имеет неоспоримое, хотя для нее самой довольно двусмысленное, преимущество быть европейского происхождения и образования. Кроме того, значительная часть философии, изложенной Синнеттом, была преподана в Америке даже до опубликования «Разоблаченной Изиды», двум европейцам и моему коллеге, полковнику Г. С. Олькотту. Из Трех Учителей, которых имел Г. С. Олькотт, первый был венгерский Посвященный, второй Египтянин, третий Индус. По особому разрешению полковник Олькотт различными способами передал некоторые учения. Если же двое других не сделали того же, то просто потому, что им это не было разрешено, ибо их время для общественной работы еще не пришло. Но для других оно наступило и доказательством тому являются интересные труды г-на Синнетта. Кроме того, нужно иметь в виду самое главное, что ни одна теософическая книга не приобретает ни малейшей добавочной ценности предъявлением авторитета.

Ади или Адхи Будха, Единая или Первичная и Высочайшая Мудрость есть термин, употребляемый Арьясангой в его сокровенных писаниях, теперь же всеми мистиками Северного Буддизма. Это санскритский термин и наименование, данное самыми ранними арийцами Непознаваемому Божеству. Слово «Брама» не встречается ни в Ведах, ни в других ранних трудах, он означает Абсолютную Мудрость, и Адибхута переведено Фитцэдуардом-Холл'ом, как «Извечная, Несотворенная Причина всего». Эоны несказуемого протяжения должны были пройти, прежде чем эпитет Будда стал настолько, так сказать, очеловечен, что этот термин мог быть допущен к применению к смертным, и наконец, быть данным Тому, несравненные добродетели и знание которого стяжали Ему титул «Будда Непоколебимой Мудрости». «Бодха» означает врожденное обладание божественным разумом или пониманием; Будда – овладение этим личными усилиями и заслугами, тогда как Будхи есть способность познавания, канал, через который божественное знание достигает Эго, распознавание добра и зла, также божественная совесть и Духовная Душа, являющаяся проводником для Атма. «Когда Буддхи поглощает наш Эготизм (уничтожает его) со всеми его Викара, Авалокитешвара становится уявленным нам, и Нирвана или Мукти достигнута». Мукти то же, что и Нирвана, освобождение от тенет Майи или Иллюзии. Бодхи есть также наименование особого состояния транса, называемого Самадхи, во время которого субъект достигает высшую степень духовного знания.

Безумны те, кто в своей слепой и в несвоевременной в нашу эпоху ненависти к Буддизму и по реакции к Будизму, отрицают его эзотерические учения, являющиеся также и учениями браминов, только потому, что наименование это ассоциируется ими с принципами, которые они, будучи монотеистами, рассматривают, как зловредные доктрины. Безумные, в данном случае, является правильным термином. Ибо в нашу эпоху грубого и анти-логичного материализма, одна лишь Эзотерическая Философия способна противостоять повторным нападкам на все то, что человек считает самым дорогим и сокровенным в своей внутренней духовной жизни. Истинный философ, изучающий Эзотерическую Мудрость, совершенно освобождается от личностей, догматических верований и особых религий. Кроме того. Эзотерическая Философия примиряет все религии и, снимая с каждой ее внешнюю оболочку, человеческую, указывает на тождественность корня каждой с основою всякой другой великой религии. Она доказывает необходимость Божественного и Абсолютного Принципа в Природе. Она также не отрицает Божество, как и Солнце. Эзотерическая Философия никогда не отвергала «Бога в Природе», так же, как и Божество, как абсолютную и абстрактную Сущность. Она только отказывается признать богов, так называемых монотеистических религий, созданных человеком по образу и подобию своему, святотатственных и печальных карикатур Вечно-Непознаваемого. Кроме того, рекорды, которые мы предполагаем явить читателю, обнимают эзотерические доктрины всего мира с самого начала происхождения человечества, и Оккультизм Буддизма занимает в них лишь свое законное место, но не более.

Истинно, сокровенные части Дан или Джанна (Дхиана)[3], Ме тафизики Готамы – сколь высокими не казались бы они не знакомому с доктринами древней Религии Мудрости – являются лишь малою долею целого. Индусский Реформатор ограничил свои общие Учения чисто моральным и физиологическим аспектом Религии-Мудрости, этикою и человеком. Вещи, «невидимые и невещественные», тайны Бытия за пределами нашей земной сферы, Великий Учитель оставил совершенно не затронутыми в своих обращениях к массам, сохраняя Сокровенные Истины для избранного круга своих Архатов. Последние получали посвящение в знаменитой пещере Саптапарна (Саттапанни Махавансы), вблизи Горы Байбхар (Вебхара в Палийских Манускриптах). Эта пещера находилась в Раджагриха, в древней столице Магадха, и была та самая пещера Чета, упоминаемая китайским паломником Фа-сянь, как это правильно предполагается некоторыми археологами.[4].

Время и человеческое воображение быстро исказили чистоту и философию этого учения, после того как оно было перенесено из тайного и священного круга Архатов в течение их прозелитической деятельности на менее подготовленную почву, нежели Индия, для метафизических представлений, как Китай, Япония, Сиам и Бирма. Как было поступлено с первичною чистотою этих великих откровений, можно видеть, изучая, так называемые, «эзотерические» буддийские школы древности в их современном одеянии, не только в Китае и других буддийских странах вообще, но даже во многих школах Тибета, оставленных на попечение непосвященных лам и монгольских новаторов.

Потому читатель должен иметь в виду очень важное различие, существующее между ортодоксальным Буддизмом, т. е. общим учением Готамы Будды и Его Эзотерическим Будизмом. Тем не менее, Тайная Доктрина Его ни чем не отличалась от Доктрины посвященных браминов Его дней. Будда был уроженцем Земли Арийцев, Индусом по рождению и кшатриа кастою, и учеником «дважды-рожденных» (посвященных браминов) или Движа. Учение Его потому не могло разниться от их доктрин, что вся буддийская реформа состояла лишь в выдаче части того, что сохранилось в тайне от всех, за исключением заколдованного круга отшельников и Посвященных Храма. Не будучи в состоянии, в силу своего обета, передать все, что было сообщено Ему, Будда, хотя и учил философии, построенной на основе истинного Эзотерического Знания, тем не менее, дал миру лишь ее внешний материальный облик и сохранил душу ее для своих избранных. Многие китайские ученые среди востоковедов слыхали о «Доктрине-Души». Но никто не понял ее истинного смысла и значения.

Доктрина эта охранялась – может быть, слишком сокровенно – в святилищах. Тайна, окутывавшая ее главную догму и устремление – Нирвана – так искушала и возбуждала любопытство ученых, изучавших ее, что, будучи не в состоянии разрешить это логически и удовлетворительно, развязав ее Гордиев узел, они разрубили его, объявив, что Нирвана означает абсолютное уничтожение.

К концу первой четверти этого столетия появился особый вид литературы, которая с каждым годом становится более определенной в своей тенденции. Будучи основанной, так сказать, на научных исследованиях санскритологов и востоковедов вообще, эта литература считалась научной. Индусская, египетская и другие древние религии, мифы и эмблемы, выдавали лишь то, что символисты желали видеть в них и, таким образом, вместо внутреннего смысла, часто давалась лишь грубая внешняя форма. Замечательнейшие труды по своим изобретательным выводам и теориям circulus vitiosus – предубежденные заключения обычно занимали место посылок в силлогизмах многих ученых Санскрита и Пали – быстро появились и последовательно наводнили библиотеки противоречивыми диссертациями, больше о фаллическом и половом почитании, нежели об истинном символизме.

Может быть, это и является истинной причиной, почему, после долгого, глубочайшего молчания и тайны тысячелетий, ныне выдаются намеки на некоторые основные истины из Сокровенного Учения Архаических Времен. Говорю намеренно «некоторые истины», ибо то, что должно остаться несказанным, не может быть вмещено в сотню подобных томов, также оно не может быть доверено нынешнему поколению саддукеев. Но даже то малое, что дается сейчас, лучше, нежели полное молчание об этих жизненных истинах. Мир настоящих дней, в его яром устремлении к неизвестному – которое физики слишком поспешно готовы смешать с Непознаваемым всякий раз, как проблема выходит за пределы их понимания – быстро продвигается на противоположном плане к плану духовности. Сейчас перед нами обширное поле, настоящая долина разногласия и нескончаемой борьбы; целый Некрополь, где лежат погребенными высочайшие и самые священные устремления нашей Духо-Души. С каждым новым поколением Душа эта становится более парализованной и атрофированной. «Милые светские язычники и законченные развратники», о которых говорит Грилей, мало заботятся о возрождении умерших наук прошлого; но существует прекрасное меньшинство серьезных учеников, имеющих право узнать некоторые истины, которые могут быть даны им теперь. И сейчас это гораздо нужнее, нежели десять лет тому назад, когда появилась «Разоблаченная Изида» или даже когда были опубликованы позднейшие попытки объяснить тайны эзотерической науки.

Одним из величайших и, может быть, самым серьезным возражением против достоверности этого труда и доверия к нему, послужат предварительные Станцы. Как могут быть проверены утверждения, заключенные в них? Правда, что большая часть санскритских, китайских и монгольских трудов, упомянутых в настоящих томах, известна некоторым востоковедам, тем не менее, главный труд, откуда взяты Станцы, не имеется в европейских библиотеках. КНИГА ДЗИАН (или ДЗАН) совершенно не известна нашим филологам или, во всяком случае, они никогда не слышали о ней под данным наименованием. Это, конечно, большой ущерб для них, кто следуют в своих изысканиях предписанным методам официальной науки, но для учеников Оккультизма и для всех истинных оккультистов это не имеет большого значения. Главная основа данной Доктрины находится в сотнях и тысячах санскритских манускриптов, из которых некоторые уже переведены и, как обычно, искажены толкованием, другие же, все еще, ожидают свой черед. Потому каждый ученик имеет возможность убедиться в сделанных здесь утверждениях так же, как и проверить большинство приведенных выдержек. Лишь несколько новых фактов, новых лишь для непосвященного востоковеда, и мест, взятых из Комментария, будет трудно проследить до их источника. Кроме того, некоторые учения еще до сих пор преподаются устно, но, тем не менее, намеки на них встречаются в каждом случае почти во всех бесчисленных томах храмовой литературы браминов, Китая и Тибета.

Во всяком случае, что бы ни было уготовано в будущем автору этого труда недоброжелательной критикой, один факт вполне достоверен. Члены нескольких эзотерических школ – местонахождение которых за Гималаями и разветвления которых могут быть найдены в Китае, Японии, Индии и Тибете и даже в Сирии, не считая Южной Америки – претендуют на обладание всех сокровенных и философских трудов в манускриптах и печати, одним словом, всех трудов, которые когда-либо написаны были на языках и в начертаниях с самого начала возникновения искусства письма, от иероглифов до алфавита Кадмуса и Деванагари.

Постоянно утверждалось, что с самого времени уничтожения[5] библиотеки Александрии, каждый труд, который мог своим содержанием привести непосвященного к конечному открытию и пониманию некоторых тайн Сокровенной Науки, был усердно отыскиваем объединенными усилиями членов этого Братства. Кроме того, теми, кто знают, добавляется, что все подобные труды, раз они были найдены, уничтожались за исключением трех копий каждого, которые были сохранены и сокрыты в безопасности. В Индии последние из этих драгоценных Манускриптов были добыты и сокрыты во время царствования Императора Акбара.

Профессор Макс Мюллер указывает, что никакие подкупы и угрозы Акбара не могли извлечь оригинальный текст Вед от браминов, и, тем не менее, похваляется, что европейские востоковеды обладают им![6] Весьма сомнительно, чтобы Европа имела полный текст, и будущее может иметь про запас весьма неприятные сюрпризы для востоковедов.

Кроме того, утверждается, что каждая священная книга, подобного содержания, текст которой был недостаточно сокрыт в символах, или же имевшая какое-либо непосредственное отношение к древним мистериям, была сначала переписана тайным письмом, могущим противостоять искусству лучших и наискуснейших палеографов, и затем уничтожена до последней копии. Во время царствования Акбара несколько фанатичных придворных, недовольных греховной пытливостью Императора к религиям нечестивых, сами помогали браминам скрывать их Манускрипты. Таков был Бадаони, питавший нескрываемый ужас пе ред манией Акбара к идолопоклонческим религиям. Этот Бадаони в своем: Muntakhab't Tawurikh, пишет:

«Так как они (шраманы и брамины) превосходят других ученых людей в своих трактатах о морали и физических, и религиозных науках и достигают высокой степени в своем знании будущего, в духовной мощи и человеческом совершенстве, то они привели доказательства, основанные на разуме и свидетельстве… и запечатлели свои доктрины так твердо… что ни один человек… не смог бы теперь вызвать сомнения в Его Величестве, если бы даже горы рассыпались в песок, или же разверзлись небеса…… Его Величество наслаждается познаниями этих нечестивых сект, которые не поддаются исчислению, так многочисленны они; и их книгам «Откровений» нет конца».[7].

Труд этот «хранился в тайне и не был напечатан до царствования Джехангира». Кроме того, во всех обширных и богатых монастырях имеются подземные храмы и пещерные библиотеки, высеченные в скале, если Gonpa (монастырь) или Lhakang построены на горе. За пределами западного Цайдама, в одиноких проходах Гунь-луня, имеются несколько подобных скрытых хранилищ. Вдоль хребта Алтын-таг, где еще не вступала нога европейца, существует некий поселок, затерянный в глубоком горном проходе: небольшая скученность домов, скорее деревушка, нежели монастырь, с бедным храмом и старым ламою, отшельником, живущим поблизости для охраны его. Путники богомольцы говорят, что подземные галереи и помещения под ними содержат коллекцию книг, число которых, по данным отчетам, слишком велико, чтобы поместиться даже в Британском Музее.

Согласно тому же преданию, ныне безлюдные области в безводной стране Тарима – настоящая пустыня в сердце Туркестана – в давние времена были покрыты цветущими и богатыми городами. В настоящее время несколько зеленеющих оазисов оживляют ее страшное одиночество. Один из таких оазисов покрывает могилу обширного города, погребенного под песчаной почвой пустыни, и никому не принадлежит, но часто посещается монголами и буддистами. Предание также говорит об обширнейших подземных помещениях, о широких проходах, наполненных табличками и цилиндрами. Может быть, это праздные толки, но может оказаться и действительным фактом.

Все это, более нежели вероятно, вызовет усмешку сомнения. Но прежде, чем читатель отвергнет достоверность слухов, пусть он остановится и поразмыслит над следующими, хорошо известными, фактами. Совместные изыскания востоковедов и в последние годы, особенно работы исследователей по сравнительной филологии и науке религий, дали им возможность подтвердить, что бесчисленное количество манускриптов и даже печатных трудов, известных, как существовавших, более не находимы. Они исчезли, не оставив ни малейшего следа. Если бы эти труды не имели значения, они могли бы по условиям времени погибнуть, и названия их были бы вычеркнуты из человеческой памяти. Но это не так, ибо, как теперь доказано, большинство этих трудов содержали истинные ключи к сочинениям, еще распространенным, но сейчас совершенно непонятным для большинства их читателей без этих добавочных томов комментариев и объяснений.

Таковы, например, труды Лао-цзы, предшественника Конфуция. Говорят, что он написал девятьсот тридцать книг об этике и религиях и семьдесят по магии, в общем – тысячу. Тем не менее, его большой труд «Дао-дэ-цзин», сердце его доктрины, и священное писание «Дао-сы» имеют, как указывает Станислав Жюльен, только «около 5,000 слов»[8], едва двенадцать страниц. Тем не менее, проф. Макс Мюллер находит, что текст не понятен без комментариев, так что г-н Жюльен должен был пользоваться справками в более чем шестидесяти комментариях для своего перевода, и самый древний из них доходил до 163 года до Р. Хр., но не ранее, как мы видим. На протяжении четырех с половиною веков, предшествовавших этому «раннему» из комментариев, достаточно было времени, чтобы сокрыть истинную доктрину Лао-цзы от всех, за исключением его посвященных священнослужителей. Японцы, среди которых, сейчас, можно найти самых ученых священников и последователей Лао-цзы, просто смеются над ошибками и гипотезами европейских и китайских ученых. И предание утверждает, что комментарии, доступные нашим западным синологам, не являются подлинными оккультными рекордами, но лишь намеренными замаскированиями, и что подлинные комментарии так же, как и все тексты, давно исчезли с глаз профанов.

О трудах Конфуция мы читаем следующее:

«Если мы обратимся к Китаю, мы найдем, что религия Конфуция основана на Пяти книгах «Цзин» и Четырех книгах «Шу» – сами по себе книги эти значительных размеров и окружены объемистыми комментариями, без которых даже самые сведущие ученые не отважатся проникнуть в глубину их сокровенного канона».[9].

Но они не проникли в него; и это вызывает сетование конфуцианистов, как утверждал в 1881 году в Париже один из очень сведущих членов этого Общества.

Если наши ученые обратятся к древней литературе семитических религий, к халдейским писаниям, старшей сестре и наставнице, если только не главному источнику Библии Моисея, основе и отправной точки христианства, что же найдут они? Для увековечивания памяти древних религий Вавилона, для рекордирования огромного цикла астрономических наблюдений Магов Халдеи, для оправдания преданий об их великолепной и в особенности оккультной литературе, что же остается теперь? Лишь несколько фрагментов, приписываемых Берозу.

Но они почти лишены всякой ценности, даже как ключа к характеристике того, что исчезло, ибо они прошли через руки епископа Цесареи – этого самоутвержденного цензора и издателя священных анналов чуждых ему религий – и они без сомнения, поныне, несут печать его «высоко-правдивой, заслуживающей доверия» руки. Ибо какова история этого трактата об однажды великой религии Вавилона?

Он был написан по гречески для Александра Великого Берозом, священнослужителем Храма Бэл'а на основании астрономических и хронологических рекордов, сохраняемых служителями этого Храма – рекордов, покрывавших период в 200 000 лет – ныне он утерян. В первом веке до Р. Хр. Александр Полигистор сделал серию выдержек из этого трактата, которые тоже утеряны. Евсевий (270—340 после Р. Хр.) пользовался этими выдержками при написании своего «Хроникон'а». Сходство пунктов – почти тождественность – в европейских и халдейских Писаниях[10], явилось большою опасностью для Евсевия в его роли защитника и поборника новой религии, воспринявшей еврейские писания и вместе с ними нелепую хронологию.

Теперь почти удостоверено, что Евсевий до такой степени не пощадил египетские синхронические таблицы Манефона, что Бунзен[11] обвиняет его в самом недобросовестном искажении истории, а Сократ, историк пятого столетия, и Синселлий, вице-патриарх Константинополя в начале восьмого, обличают его, как самого дерзкого и отчаянного подделывателя. Правдоподобно ли тогда, чтобы он обращался с большею осторожностью с халдейскими рекордами, уже тогда угрожавшими новой, так поспешно воспринятой, религии?

Таким образом, за исключением этих, больше чем сомнительных, фрагментов, вся халдейская сокровенная литература исчезла из глаз невежд так же бесследно, как и погибшая Атлантида. Несколько фактов, содержавшихся в истории Бероза, приведены в дальнейшем и могут ярко осветить происхождение Падших Ангелов, олицетворенных в образах Бэл'а и Дракона.

Обращаясь теперь к древнейшему образцу арийской литературы, к Риг-Веде, изучающий, если только он точно проследит данные, сообщенные самими востоковедами, найдет, что хотя Риг-Веда содержит лишь около 10 580 стихов или 1 028 гимнов, тем не менее, несмотря на «Брахманы» и массу пояснений и комментариев, она не понята правильно и посейчас. Почему же это так? Очевидно потому, что «Брахманы», схоластические и древнейшие трактаты на примитивные гимны», сами требуют ключа, которым востоковедам не удалось обеспечить себя.

Что же говорят ученые о Буддийской литературе? Обладают ли они ею в ее полности? Конечно нет. Несмотря на 325 томов Канджура и Танджура северных буддистов, при чем, каждый том, как говорят, «весит от четырех до пяти фунтов», в действительности ничего неизвестно об истинном Ламаизме. Однако, в Саддхармаланкара[12] говорится, что сокровенный канон содержит 29 368 000 букв, или, исключив трактаты и комментарии, в пять или шесть раз превышает количеством материал, содержащийся в Библии, которая, как утверждает проф. Макс Мюллер, имеет лишь 3 567 180 букв. Следовательно, несмотря на эти 325 томов (в действительности их 333, Канджур вмещает 108, а Танджур 225 томов), «переводчики вместо того, чтобы снабдить нас правильными изложениями, переплели их со своими комментариями с целью оправдания догм своих различных школ[13]. Больше того, «по преданию, сохраненному буддийскими школами Севера и Юга, Сокровенный Буддийский Канон заключал первоначально 80 000 или 84 000 трактатов, но большинство было утеряно, так что осталось лишь 6 000», – так говорит профессор своим слушателям. Утеряны, как обычно, для европейцев. Но кто может быть вполне уверен, что они так же утеряны и для буддистов и браминов?

Принимая в соображение почитание буддистами каждой строки, написанной о Будде и Благом Законе, потеря около 76 000 трактатов должна казаться чудом. В противном случае каждый, ознакомленный с естественным ходом событий, подписал бы утверждение, что 5 000 или 6 000 из этих 76 000 трактатов могли быть уничтожены во время преследования буддистов в Индии и переселения из нее. Но, так как точно удостоверено, что буддийские Архаты начали свои религиозные исходы, с целью распространения новой веры за пределы Кашмира и Гималаев, еще за 300 лет до нашей эры[14], и достигли Китая в 61-ом году после Р. Хр.[15], когда Кашиапа, по приглашению Императора Мин-ди, отправился туда, – для ознакомления «Сына Неба» с догмами Буддизма, то странно слышать утверждения востоковедов о подобной потери, точно, действительно, это было возможно! Они ни на минуту не допускают возможности, что тексты могут быть утерянными только для Запада и для них самих, или что азиатские народы могут иметь беспримерное дерзновение сохранять свои самые сокровенные рекорды вне достижимости для чужестранцев, отказываясь, таким образом, выдать их на осквернение и злоупотребление даже «столь много превосходящим их» расам.

Судя по выраженным сожалениям и многочисленным признаниям почти каждым востоковедом[16], общество может быть достаточно убеждено, что (a) изучающие древние религии, действительно, имеют мало данных, из которых можно было бы вывести те окончательные заключения, какие обычно делаются ими о старых верованиях и (b), что такой недостаток данных, ни в коем случае, не препятствует их авторитетным утверждениям. Можно было бы предположить, что, благодаря многочисленным рекордам, относящимся к египетской Теогонии и Мистериям, сохранившимся среди классиков и нескольких древних писателей, по крайней мере, ритуалы и догмы Египта времен Фараонов, должны были бы быть хорошо поняты; во всяком случае, лучше, нежели слишком отвлеченные философии и Пантеизм Индии, о религии и языке которой Европа едва ли имела представление до начала настоящего столетия. Вдоль Нила, по лицу всей страны, стоят до сего часа, ежегодно и ежедневно откапываемые, всегда новые, реликвии, красноречиво повествующие свою историю. Тем не менее, это не так. Ученый, оксфордский филолог, сам признается в этой истине, говоря:

«Мы видим все еще стоящие пирамиды, развалины храмов и лабиринты с их стенами, испещренными иероглифическими надписями и странными изображениями богов и богинь. На свитках папирусов, которые не боятся разрушения временем, мы даже имеем фрагменты того, что может быть названо священными книгами египтян. Тем не менее, хотя и много было расшифровано в древних рекордах таинственной расы, но главный источник религии Египта и подлинное значение ее обрядного богослужения далеко еще не открыты нам».[17].

Здесь опять остались таинственные иероглифические документы, но ключи, лишь благодаря которым они становятся понятными, исчезли.

На самом деле, наши величайшие египтологи так мало осведомлены о погребальных обрядах египтян и внешних знаках на мумиях для отличия пола, что это привело к самым забавным ошибкам. Лишь год или два тому назад подобная ошибка была обнаружена в Булаке, в Каире. Мумия, считавшаяся принадлежащей жене незначительного фараона, благодаря надписи, найденной на амулете, висевшем вокруг ее шеи, оказалась мумией Сезостриса – величайшего Фараона Египта!!

Тем не менее, найдя, «что существует естественная связь между языком и религией», и «что существовала общая арийская религия до разделения арийской расы»; общая семитическая религия до разделения семитической расы и общая туранская религия до разделения китайцев и других племен, принадлежавших к туранскому виду; но, на самом деле, найдя только «три древних центра ре лигий» и «три центра языка»; и хотя будучи настолько же неосведомленным относительно этих первобытных религий и языков, как и об их происхождении – профессор не колеблется объявить, что «достоверное, историческое основание для научного исследования главнейших религий мира найдено!».

«Научное исследование» предмета не является ручательством его «исторического основания», и с подобными скудными данными в руках ни один филолог, даже среди самых выдающихся, не может быть оправдан, выдавая свои заключения за исторические факты. Несомненно, знаменитый востоковед доказал исчерпывающе и к полному удовлетворению общества, что, по фонетическим законам Гримма, Один и Будда являются двумя различными личностями, совершенно отличными один от другого, и доказал это научно. Когда же он пользуется случаем сказать при этом, что Один «был почитаем, как высочайшее Божество, в период, много-предшествовавший веку Вед и Гомера»[18], то он не имеет для этого ни малейшего «исторического основания», но творит историю и факт, подслужебные его собственным заключениям, которые могут быть чрезвычайно «научными» в глазах ученых востоковедов, но, тем не менее, весьма далекими от истины. Эти спорные взгляды среди различных и выдающихся филологов и востоковедов, от Мартина Гауга до самого профессора Макса Мюллера, относительно хронологии, как в примере Вед, являются очевидным доказательством, что утверждение не имеет никакого «исторического основания» и, как часто бывает, «внутреннее убеждение» является лишь следованием за блуждающим огоньком, вместо спасительного маяка. Так же и наука современной, сравнительной мифологии не имеет лучшего возражения для опровержения мнений ученых писателей, настаивавших в последнем столетии на существовании «фрагментов Первоначального Откровения, данного предкам всей расы человечества… сохранявшихся в храмах Греции и Италии». Ибо, именно, это то, о чем все восточные посвященные и Пандиты, время от времени, оповещали мир. И в то время, как одно известное духовное лицо из сингалезцев уверяло пишущую эти строки в достоверности факта, что самые важные трактаты, принадлежащие буддийскому Сокровенному Канону, были скрыты в странах и местах, недоступных европейским ученым, недавно умерший Свами Дайананд Сарасвати, величайший санскритолог наших дней в Индии, подтвердил некоторым членам Теософического Общества тот же факт по отношению к древним браминским трудам. И когда ему было сказано, что проф. Макс Мюллер заявил аудитории своих лекций, что теория о том, что «существовало первоначальное и сверхъестественное откровение, данное предкам человеческой расы, находит сейчас мало приверженцев», – то святой и ученый человек лишь рассмеялся. Его ответ был весьма показателен: «Если бы г-н Мокш Муллер (так произносил он его имя) был брамином и пошел со мною, я провел бы его к пещере Гупта (скрытому святилищу), вблизи Окхи Матх в Гималаях, где он скоро бы открыл, что то, что проникло через Калапани (черные воды океана) из Индии в Европу, было лишь отрывками, отвергнутых копий некоторых мест из наших священных книг». «Первоначальное Откровение» имело место, и оно существует и посейчас; также оно никогда не будет утеряно для мира и появится снова; хотя Mlechchha'м, конечно, придется подождать». Теснимый дальнейшими вопросами на эту тему, он не пожелал больше отвечать. Это было в Меруте в 1880 году.

Вне всякого сомнения мистификация, разыгранная браминами в прошлом столетии в Калькутте, жертвой которой сделались полковник Уильфорд и сэр Уилльям Джон, была жестокой, но она была вполне заслуженной, и никто не заслуживает большего порицания в этом деле, нежели миссионеры и сам полковник Уильфорд. Первые, по свидетельству самого сэра Уилльяма Джонса[19], были настолько неосторожны, что утверждали, что «индусы почти христиане, ибо их Брама, Вишну и Махеша ничто иное, как Христианская Троица»[20]. Это было хорошим уроком. И ученые востоковеды стали вдвойне осторожными, но, может быть, именно, это сделало некоторых из них слишком боязливыми, и по реакции заставило маятник прежних заключений слишком качнуться в противоположную сторону. Ибо, «это первое приношение с базара браминов» в ответ на просьбу полковника Уильфорда породило теперь среди востоковедов явную необходимость и желание объявлять каждый архаический, санскритский манускрипт настолько современным, что это дает миссионерам полное оправдание воспользоваться таким удобным случаем. И они так и поступают в полной мере своих умственных способностей, свидетельством чему является недавняя, нелепая попытка доказать, что вся история о Кришне в Пуранах была заимствована браминами из Библии! Но факты, приведенные оксфордским профессором в его Лекциях по поводу знаменитых вставок, сделанных на пользу, а позднее на горе полковника Уильфорда, совершенно не препятствуют заключениям, к которым неизбежно должен прийти каждый, изучающий Сокровенное Учение. Ибо, если результаты доказывают, что ни Новый, ни даже Старый Завет ничего не заимствовали из более древних религий браминов и буддистов, то из этого еще не следует, что евреи не заимствовали все, что они знали, из халдейских рекордов, искаженных впоследствии Евсевием. Что же касается до халдеев, то они, по всей вероятности, получили свое первоначальное знание от браминов, ибо Роулинсон указывает на несомненное ведическое влияние на раннюю мифологию Вавилона. И полковник Ване Кеннеди давно справедливо заметил, что Вавилон, с самого своего основания, был местонахождением санскритской и браминской учености. Но все подобные доказательства должны потерять свое значение при наличии позднейшей теории, выработанной проф. Максом Мюллером. Теория эта всем известна. Код фонетических законов стал сейчас всемирным разрешителем для каждого отождествления и установления «связи» между богами многочисленных народов. Так, хотя Мать Меркурия (Будха, Тот-Гермес и пр.) была Майа, и Мать Готамы Будды тоже Майа, как и Мать Иисуса – Майа (Иллюзия, ибо Мария есть Mare, Море, символически означающее великую Иллюзию), тем не менее, эти три личности не имеют связи между собою и не могут иметь ее, раз «Бопп» установил свой код фонетических законов».

В своих усилиях собрать вместе многие клубки не написанной истории, наши востоковеды отважились на смелый шаг отрицать a priori все то, что не совпадает с их особыми заключениями. Таким образом, в то время, как ежедневно делаются новые открытия великих искусств и наук, существовавших далеко назад, во тьме веков, несмотря на все это, даже знание письма отрицается у некоторых древнейших народов и, вместо культуры, им приписывают варварство. Тем не менее, следы обширнейшей цивилизации даже в Центральной Азии, подлежат еще нахождению. Эта цивилизация является, несомненно, преисторической. А какая же цивилизация возможна без литературы в какой-либо форме, без летописей или хроник? Простой здравый смысл должен был бы подсказать разбитые звенья к истории ушедших племен. Гигантская и несокрушимая стена гор, окаймляющая плоскогорье Тибета, от верхнего течения реки Хуан-хэ вниз к холмам Каракорума, была свидетельницей цивилизации на протяжении тысячелетий и могла бы поведать человечеству странные тайны. Восточная и центральная часть этих областей – Нань-шань и Алтын-таг – в далекие времена были покрыты городами, которые могли прекрасно соревновать с Вавилоном. Целый геологический период пронесся над страною с тех пор, как эти города окончили свое существование, как это свидетельствуют барханы движущихся песков, и бесплодная и ныне мертвая почва обширнейших, центральных равнин бассейна Тарима. Лишь пограничные земли поверхностно известны путешественникам. Внутри этих песчаных плоскогорий имеется вода и свежие оазисы цветут там, куда нога европейца еще никогда не проникала, или же вступала на ныне предательскую почву. Среди этих зеленеющих оазисов есть несколько совершенно недоступных даже для невежественного туземного путника. Ураганы могут «разверзнуть пески и смести целые равнины», но они бессильны уничтожить то, что находится вне их достижения. Построенные глубоко в недрах земли подземные хранилища в безопасности и, так как входы их скрыты, то мало опасений, что кто-либо откроет их, даже если бы несколько армий вторглись бы в песчаные пустыри, –

Где ни куста, ни озера, ни дома не приметно;
И где стеной зубчатой цепь горная стоит
Вокруг равнин, иссохших пустынь песчаных.

Но нет нужды посылать читателя через пустыню, когда те же доказательства древнейшей цивилизации встречаются даже в сравнительно населенных областях этой страны. Оазис Черчен, например, расположенный на 4 000 ф. выше уровня реки Черчен-Дарья, окружен во всех направлениях развалинами архаических городов и поселений. Там около 3 000 человеческих существ являются остатками около сотни вымерших народов и рас, самые наименования которых сейчас неизвестны нашим этнологам. Антрополог был бы более, нежели затруднен классификацией, делением и подразделением их, тем более, что соответствующие потомки всех этих допотопных рас и племен, сами так же мало знают о своих предках, как если бы они свалились с луны. Когда их расспрашивают об их происхождении, они отвечают, что они не знают, откуда пришли их отцы, но слышали, что их первые или ранние предки управлялись великими Духами этих пустынь. Сведение это может быть отнесено за счет невежества или суеверия, но, принимая во внимание Учения Тайной Доктрины, ответ может быть основан на первоначальной традиции. Лишь племя из Хорассана утверждает свое происхождение из местности, известной сейчас, как Афганистан, задолго до дней Александра Великого, и приводит с этою целью, как доказательство, народные предания. Русский путешественник Пржевальский нашел вблизи оазиса Черчена развалины двух грандиозных городов, древнейший из которых, по местным традициям, был уничтожен 3 000 лет тому назад героем и гигантом, другой же монголами в десятом веке нашей эры.

«Местоположение этих двух городов ныне покрыто, благодаря движущимся пескам и ветрам пустыни, любопытными и разнородными останками: разбитыми черепками фарфора, кухонными принадлежностями и человеческими костями. Туземцы часто находят медные и золотые монеты, сплавленные слитки серебра, алмазы, бирюзу и, что самое замечательное, разбитое стекло… Гробы из какого-то не гниющего дерева или материала, внутри которых находятся прекрасно сохранившиеся бальзамированные тела… Мужские мумии все принадлежат чрезвычайно высоким и мощно сложенным людям с длинными волнистыми волосами… Найден был свод с сидящими в нем двенадцатью умершими мужчинами. Другой раз нами была открыта молодая девушка в отдельном гробу. Глаза ее были закрыты золотыми дисками и челюсти крепко сжаты золотым обручем, проходящим под подбородком и поверх темени. Она была обернута в узкое шерстяное одеяние, грудь ее была покрыта золотыми звездами, ноги оставлены обнаженными».[21].

Тут же знаменитый путешественник добавляет, что на протяжении всего пути, вдоль реки Черчен, он слышал легенды о двадцати трех городах, засыпанных века назад движущимися песками пустыни. То же предание живет в Лоб-норе, в оазисе Керья. Следы такой цивилизации и сохранившиеся предания дают нам право доверять и другим легендарным традициям, засвидетельствованным ученейшими и образовайнейшими уроженцами Индии и Монголии, говорящим об обширнейших библиотеках, возвращенных песками вместе с различными реликвиями древнего магического знания, которые все были сокрыты в безопасности.

Повторим вкратце. Тайная Доктрина была обще-распространенной религией древнего и преисторического мира. Доказательства ее распространенности, достоверные рекорды ее истории, полная цепь документов, уявляющих ее характер и наличие ее в каждой стране, вместе с учением всех ее великих Адептов, существуют по сей день в тайных святилищах, библиотеках, принадлежащих Оккультному Братству.

Утверждение это становится более вероятным, приняв в соображение следующие факты: предания о тысячах древнейших папирусов, спасенных, когда библиотека Александрии была уничтожена; тысячи санскритских трудов, исчезнувших в Индии во время царствования Акбара; общая традиция в Китае и Японии, что подлинные древние тексты с комментариями, лишь благодаря которым они становятся понятными, и исчисляемые во много тысяч томов, давно стали недоступны рукам невежд; исчезновение обширной, священной и оккультной литературы Вавилона; потеря ключей, которые одни лишь могли разрешить тысячи загадок египетских иероглифических рекордов; предания Индии, что подлинные, сокровенные комментарии, лишь одни делающие Веды понятными, хотя и не доступны для глаз непосвященных, все же, сохраняются сокрытыми в пещерах и святилищах для Посвященных; и тождественное верование среди буддистов относительно их священных книг.

Оккультисты утверждают, что все эти документы существуют в полной безопасности от оскверняющих рук Запада, чтобы вновь появиться в более просвещенное время, время, которое, по словам покойного Свами Дайананда Сарасвати, Mlechchha'м (отверженным и дикарям вне Арийской цивилизации) придется подождать».

Ибо не вина Посвященных, что документы эти ныне «утеряны» для непосвященных; подобная мера не была продиктована эгоизмом или желанием монополизировать Сокровенное Знание, дающее жизнь. Существовали такие части Тайного Знания, которые на протяжении неисчислимых веков должны были оставаться скрытыми от глаз невежд. Но это было потому, что передача неподготовленным массам тайн, такого громадного значения была бы равносильна вручению ребенку зажженной свечи в пороховом погребе.

Ответ на вопрос, часто встававший в умах учеников, встречавшихся с подобными утверждениями, здесь может быть дан.

Мы понимаем, говорят они, необходимость сокрытия от масс подобных тайн, как Vril, или же силы, разрушающей скалы, открытой Дж. Кили из Филадельфии, но не можем понять, какая могла бы представиться опасность в выдаче такой чисто философской доктрины, как например, эволюция Планетных Цепей?

Опасность была бы в том, что такие доктрины, как доктрина о Планетной Цепи или Семи Расах, тотчас же дают ключ к семеричной природе человека, ибо каждый принцип соответствует известному плану, планете и расе, и человеческие принципы на каждом плане соответствуют семеричным оккультным силам, которые на высших планах обладают ужасающей мощью. Таким образом, семеричное деление дает ключ к страшнейшим оккультным силам, злоупотребление которыми причинило бы неисчислимое зло человечеству. Ключ, который, может быть, и не является ключом для настоящего поколения – в особенности для запада, будучи защищенным своей слепотою и невежественным, материалистическим неверием в оккультное – но, все же, ключ, который оказался бы весьма действительным в ранние века христианства в руках людей, вполне убежденных в реальности Оккультизма и уже вступивших в цикл падения, сделавший их созревшими для злоупотребления оккультными силами и колдовством худшего вида.

Документы были скрыты, это правда, но само знание и его действительное существование никогда не скрывалось Иерофантами Храмов, где мистерии всегда являлись дисциплиною и стимулом к совершенствованию. Это очень старые сведения, и они постоянно оповещались великими Адептами, начиная от Пифагора и Платона вплоть до неоплатоников. Новая религия назареян внесла изменение к худшему в тактику веков.

Кроме того, существует хорошо известный и весьма любопытный факт, подтвержденный автору одним почтенным лицом, годами состоявшим в одном из русских посольств, а именно, что в Императорских Библиотеках в Санкт-Петербурге имеются не сколько документов, как доказательство, что даже в позднейшие дни, когда масонство и тайные общества мистиков процветали беспрепятственно в России, именно в конце последнего и в начале настоящего столетия, не один русский мистик проходил в Тибет через Уральские горы в поисках знания и посвящения в неизвестных святилищах Центральной Азии. И не один возвращался позднее с таким обширным запасом сведений, подобный которому он нигде в Европе не мог получить. Несколько случаев могли бы быть приведены, и хорошо известные имена названы, но подобная гласность могла бы быть неприятна оставшимся в живых родственникам упомянутых посвященных. Пусть кто-нибудь просмотрит анналы и историю масонства в архивах столицы России, и он сам убедится в вышеизложенном факте.

Это является подтверждением того, что много раз утверждалось раньше, к сожалению, слишком неосторожно. Вместо того, чтобы облагодетельствовать человечество, злобные обвинения в предумышленных выдумках и в преднамеренном обмане, бросаемые тем, кто утверждали правильный, хотя и мало-известный факт, только породили тяжкую карму клеветникам. Но зло уже содеяно, и истина не может быть более отрицаема, каковы бы ни были последствия.

Не есть ли Теософия новая религия, спрашивают нас? Ни в коем случае; это не «религия», также не «нова» ее философия, ибо, как уже сказано, учение это так же старо, как мыслящий человек. Положения ее опубликованы сейчас впервые, но не раз уже осторожно выдавались и были даже не однажды изложены европейскими посвященными – особенно покойным Рагоном.

Не мало больших ученых, подтверждающих факт, что никогда не было религиозного основателя, будь-то ариец, семит или туранец, который изобрел бы новую религию или открыл новую Истину. Все эти основатели были передатчиками, но не самобытными учителями. Они были авторами новых форм и толкований, но истины, на которых их учения основывались, были стары, как само человечество. Таким образом, из многих истин, устно переданных человечеству в самом начале, через посвящение во время Мистерий и личную передачу, и сохраненных и увековеченных в Adyta храмов, они избирали одну или несколько из таких великих истин – действительностей, видимых только глазу истинного Мудреца и ясновидца, и открывали их массам. Таким образом каждый народ получил, в свою очередь, несколько указанных истин, под обличием его местного или особого символизма, которые развились с течением времени в более или менее философские культы – Пантеон в мистическом переодевании. Потому Конфуций, очень древний законодатель в исторической хронологии, хотя и очень современный мудрец в мировой истории, явлен д-ром Легге[22], конечно, как передатчик, но не создатель. Как он сам говорил: «Я только передаю, я не могу создавать новых вещей. Я верю в Древних и потому я люблю их».[23].

Пишущая эти строки тоже любит их и потому верит в этих древних и в современных наследников их Мудрости. И веря в тех и других, она сейчас передает то, что получила и чему сама научилась, всем тем, кто могут воспринять. Что же касается до тех, кто отвергнут ее свидетельство – т. е., большинство – она не будет питать к ним недружелюбия, ибо они будут так же правы со своей стороны отрицать, как и она утверждать, ибо они рассматривают Истину с двух совершенно различных точек отправления. Согласно правилам научной критики востоковед должен отвергать a priori каждую очевидность, которую он не может сам вполне проверить. Как же может западный ученый принять на основании слухов то, о чем он ничего не знает? Истинно, то, что дано в этих томах, выбрано из устных, так же как и из записанных учений. Первая часть эзотерических доктрин основана на Станцах, являющихся рекордами народа, неизвестного этнологии. Станцы написаны, как это утверждается, на языке, отсутствующем в номенклатуре языков и диалектов, знакомых филологии, и исходят из источника, отвергаемого наукою – а именно Оккультизма. И наконец, они предлагаются через посредничество, постоянно дискредитируемое в глазах всего мира всеми, кто ненавидят неудобные истины или же имеют своего специального конька, нуждающегося в защите. Потому следует заранее ожидать и приготовиться к отрицанию этих учений. Никто, называющий себя ученым в какой-либо области точной науки, не позволит себе серьезно рассматривать эти учения. Они будут осмеяны и отвергнуты a priori в этом столетии, но только в этом. Ибо в двадцатом столетии нашей эры ученые начнут при знавать, что Тайная Доктрина не была вымышлена, или преувеличена, но, напротив, лишь просто набросана и, наконец, что учения эти предшествуют Ведам. Это не притязание на пророчество, но просто утверждение, основанное на знании фактов. Каждое столетие делается попытка показать миру, что Оккультизм не есть бесполезное суеверие. Раз только дверь осталась приоткрытой, она будет раскрываться шире с каждым новым столетием. Время назрело для более серьезного ознакомления, чем это до сих пор было разрешено, хотя, все же, даже сейчас очень ограниченного.

Ибо разве не были даже Веды осмеяны, отвергнуты и названы «современной подделкой» не далее, как пятьдесят лет тому назад? Разве не был Санскрит объявлен одно время диалектом, производным от греческого языка, согласно Лемприеру и другим ученым? Около 1820 года, как говорит нам проф. Макс Мюллер, священные книги браминов, магов и буддистов «были не только неизвестны, но самое существование их было под сомнением, и не было ни одного ученого, который мог бы перевести, хотя бы одну строку Вед … из Зенд Авесты или из буддийской Трипитака, а теперь доказано, что Веды, труд величайшей древности, «сохранность которого почти граничит с чудом».

То же самое будет сказано и о Тайной Архаической Доктрине, когда будут даны неопровержимые доказательства существования ее рекордов. Но века пройдут, прежде чем больше будет выдано из нее. Говоря о ключах к тайнам Зодиака, как бы почти утерянных для мира, автор около десяти лет тому назад отметила в «Разоблаченной Изиде», что: «Указанный ключ должен быть повернут семь раз, прежде чем вся система будет раскрыта. Мы сделаем лишь один поворот и тем позволим глазу непосвященного заглянуть в тайну. Счастлив тот, кто поймет все!».

То же может быть сказано и о всей Эзотерической Системе. Лишь один поворот ключа был дан в «Разоблаченной Изиде». Много больше объяснено в этих томах. В те дни автор едва знала язык, на котором труд этот был написан, и обнародование многих вещей, о которых сейчас свободно говорят, было запрещено. В двадцатом столетии ученик, более осведомленный и гораздо лучше приспособленный, может быть послан Учителями Мудрости дать конечные и неопровержимые доказательства, что существует наука, называемая Гупта Видья и, что, подобно од нажды таинственным источникам Нила, источник всех религий и философий, ныне оповещаемых миру, был забыт и утерян на протяжении веков, но, наконец, он найден.

Введение к подобному труду должно было бы быть не простым предисловием, но скорее целым томом, который дал бы факты, а не только простые рассуждения, так как Тайная Доктрина не есть трактат или же ряд туманных теорий, но заключает все то, что может быть дано миру в настоящее столетие.

Было бы более, чем бесполезно обнародовать на этих страницах даже те части эзотерических учений, которые избежали сокрытия, пока не будет установлена подлинность и достоверность или, во всяком случае, вероятность существования подобных учений. Утверждения, подобно делаемым теперь, должны быть явлены, как засвидетельствованные различными авторитетами, древними философами, классическими писателями и даже несколькими учеными Отцами Церкви; ибо некоторые из них знали эти доктрины, изучали их, видели и читали труды, написанные о них, и были даже посвящены в древние Мистерии, во время которых тайные доктрины были аллегорически представлены. Автор должна будет назвать исторические и достойные доверия имена и привести слова известных авторов, древних и современных, неоспоримого достоинства, справедливого суждения и испытанной правдивости; так же назвать некоторых из известных учеников и знатоков тайных искусств и науки, по мере того, как тайны последней будут раскрываться или же скорее частично будут явлены миру в их странном архаическом одеянии.

Как же выполнить это? Где лучший способ для выполнения такой задачи? Таков был вопрос, постоянно встававший перед автором. Пояснить наш план можно путем примера. Когда турист на своем пути из хорошо исследованной страны, внезапно достигает границы terra incognita, опоясанной и скрытой из виду грандиозной стеною непроходимых скал, он, все же, может отказаться признать себя разочарованным в своих планах исследования. Вход за пределы воспрещен. Но если он не может посетить таинственную область лично, он, все же, может найти способы исследовать ее с кратчайшего расстояния, доступного ему. При помощи знания местностей, оставленных позади, он может составить общее и довольно правильное представление застенного вида, если только он взберется на самую высокую вершину среди высот, подымающихся перед ним. Раз там, он сможет рассматривать в свое удовольствие, сравнивая то, что он туманно видит с тем, что он только что оставил внизу, теперь, когда он, благодаря своим личным усилиям, находится за пределами полосы туманов и скрытых тучами скал.

Подобный пункт предварительного наблюдения не может быть предложен в этих томах тем, кто хотел бы иметь более точное понимание тайн до-архаических времен, данных в текстах. Но если читатель имеет терпение и взглянет на нынешнее состояние верований и религий в Европе, сравнит и проверит с тем, что известно истории о веках, непосредственно предшествующих и следующих за христианской эрою, то он найдет все необходимые сведения в следующем томе настоящего труда.

В следующем томе будет сделан краткий перечень всех главнейших Адептов, известных истории, и будет описано падение Мистерий, после которых началось исчезновение и систематическое и конечное уничтожение из памяти людей истинного значения Посвящения и Сокровенной Науки. С этого времени, учения ее стали оккультными, и магия начала появляться лишь слишком часто под почитаемым, но, часто вводящим в заблуждение, наименованием Герметической Философии. Как истинный Оккультизм был преобладающим учением среди мистиков на протяжении веков, предшествовавших нашей Эре, так Магия или, вернее, колдовство, с ее оккультными искусствами, последовала за началом Христианства.

Несмотря на энергичные и яростные усилия фанатиков, проявленные в течение этих ранних веков для искоренения каждого следа интеллектуального, умственного труда язычников, все они закончились неудачею. Но с тех пор тот же дух темного демона ханжества и нетерпимости постоянно и систематически искажал каждую светлую страницу, написанную в до-христианские периоды. Даже история в ее недостоверных рекордах сохранила достаточно материала, пережившего все невзгоды, чтобы бросить беспристрастный свет на все в целом. Пусть читатель слегка задержится с нами на избранном пункте наблюдения. Его просят обратить все его внимание на тысячелетие, отделившее годом Рождения до-христианский период от после-христианского периода. Это событие – точно ли оно исторически или нет – послужило, тем не менее, первым знаком для сооружения много численных оплотов против какой-либо возможности возвращения или даже проблеска к ненавистным религиям прошлого; ненавидимым и устрашающим, ибо они бросают такой яркий свет на новое и намеренно затуманенное толкование того, что в наши дни известно, как «Новый Завет».

Несмотря на сверхчеловеческие усилия ранних Христианских Отцов вычеркнуть Тайную Доктрину из памяти человечества, они потерпели неудачу. Истина не может быть убита; отсюда и не успешность полного стирания с лица Земли всякого следа Древней Мудрости, так же как заточение и зажимание рта каждому, присягающему ей свидетелю. Пусть читатель подумает о тысячах, может быть, миллионах манускриптов, преданных сожжению, о монументах, с их слишком неосторожными надписями и начертанными символами, обращенных в пыль; о бандах ранних отшельников и аскетов, бродивших среди разрушенных городов Верхнего и Нижнего Египта, в пустынях и горах, долинах и нагорьях, искавших и жаждавших уничтожить каждый обелиск, колонну, свиток и папирус, на которые они могли бы наложить руки, если только они носили символ Тау или какой-либо другой знак, заимствованный и присвоенный новою религиею – и тогда он ясно увидит, почему так мало осталось от рекордов прошлого. Истинно, враждебный дух фанатизма, раннего и средневекового Христианства и Ислама, предпочитал пребывать во тьме и невежестве и обе религии:

И Солнце кровью обагрянили; в могилу Землю,
И в ад могилу обратили; и сам ад сумрачнее мрака стал.

Обе религии приобрели своих приверженцев на конце меча; обе настроили свои церкви на достигающих неба гекатомбах человеческих жертв. На Вратах первого столетия нашей Эры губительно пылали зловещие слова – «КАРМА ИЗРАИЛЯ». Над нашими Вратами ясновидец будущего различит другие слова, указующие на Карму изуверов за извращение истории, за события, намеренно искаженные, и за великие Образы, оклеветанные позднейшими поколениями, искалеченные вне узнаваемости между двумя повозками Джаганната – ханжеством и материализмом: одно, принимающее слишком много, другое, все отрицающее. Мудр тот, кто придерживается золотой середины, кто верит в извечную справедливость сущего. Говорит Файзи-Диван, «Сви детель замечательных речей одного свободомыслящего, принадлежавшего тысячи сектам»:

«В день великого Воскресения, когда прошлые деяния будут прощены, грехи Ka'бах простятся ради пыли разрушенных ими христианских храмов».

На это проф. Макс Мюллер возражает:

«Грехи Ислама так же мало имеют значения, как и пыль Христианства. В день Воскресения, Магометане и Христиане увидят всю тщету своих религиозных доктрин. Люди сражаются за религию на Земле; на небе они увидят, что существует лишь одна истинная религия – почитание Божественного ДУХА».[24].

Другими словами – «нет религии (или закона) выше истины» – (Sаtувt Nвsti Paro Dharmah) – девиз Махараджи Бенареса, принятый Теософическим Обществом.

Как уже было сказано в Предисловии, ТАЙНАЯ ДОКТРИНА не есть новое издание «Разоблаченной Изиды», согласно первоначальному намерению. Это скорее том, объясняющий ее, и хотя совершенно независимый от нее, но необходимый, как дополнение. Многое, что вошло в первый труд, едва ли могло быть понято в те дни теософами. ТАЙНАЯ ДОКТРИНА бросит свет на многие проблемы, оставленные не разрешенными в первом труде, в особенности на вступительные страницы, которые никогда не были поняты.

Так как труд тот касался лишь философии, в пределах исторических времен и соответствующего символизма упадочных народностей, то лишь спешный взгляд мог быть брошен на панораму Оккультизма в тех двух томах. В настоящем труде дается подробная Космогония и эволюция Четырех Рас, предшествовавших нашему человечеству Пятой Расы; и теперь два обширных тома объясняют то, что было лишь намечено на первой странице «Разоблаченной Изиды» и в нескольких разбросанных тут и там намеках. Так же не может быть предпринято в настоящих томах обширное каталогирование Архаических Наук прежде, нежели мы не установим такие грандиозные проблемы, как космогоническая и планетная эволюция, и постепенное развитие таинственного человечества и рас, предшествовавших нашему Адамическому человечеству. Потому настоящая попытка разъяснить некоторые тайны Эзотерической Философии не имеет, в действитель ности, ничего общего с предыдущим трудом. Автору должно быть разрешено иллюстрировать сказанное примером:

«Первый том «Изиды» начинается ссылкою на древнюю книгу, такую древнюю, что наши современные антиквары могли бы бесконечное время исследовать ее страницы и, все-таки, не прийти к соглашению, относительно состава вещества, на котором она написана. Это единственная оригинальная копия, ныне существующая. Самый древний еврейский документ оккультного знания – Сифра ди-Цениута – был составлен на этом основании в те времена, когда она уже рассматривалась в свете буквальной реликвии. Одна из ее иллюстраций представляет Божественную Сущность, исходящую из Адама[25] на подобие светящейся дуги, устремленной к завершению круга; при чем, достигнув высочайшей точки своей окружности, несказуемая Слава снова склоняется и возвращается на Землю, принося в своем спиральном вихре высший тип человечества. По мере приближения к нашей планете, Эманация все более и более затемняется и, когда достигает нашей Земли, становится черной, как ночь».

Эта древняя книга есть первоначальный труд, из которого были составлены многие тома Киу-ти. Не только последние и Сифра ди-Цениута, но даже Сефер Иецира[26], труд, приписываемый еврейскими каббалистами их Патриарху Аврааму(!); Шу-цзин, китайская первоначальная Библия, священные тома египетского Тот-Гермеса, Пураны Индии, халдейская «Книга Чисел» и само «Пятикнижие», все они происходят от одного основного маленького тома. Предания говорят, что книга эта была записана на Сензарском языке – тайном священном языке – со слов Божественных Существ, продиктовавших ее Сынам Света в Центральной Азии, при самом начале нашей Пятой Расы; ибо было время, когда язык (Сензар) был известен Посвященным каждого народа, когда прародители Тольтеков так же легко понимали его, как и жители погибшей Атлантиды, в свою очередь, наследовавшие его от мудрецов Третьей Расы, Мануши, изучавших его непосредственно от Дэв Второй и Первой Расы. Иллюстрация, упомянутая в «Изиде», относится к эволюции этих рас, и к нашему Человечеству четвертой и пятой Расы, в Манвантаре или Круге Вайвас вата. Каждый Круг состоит из Юг, семи периодов человечества. Из которых четыре уже прошли в нашем Цикле Жизни. Средняя точка Пятой уже почти достигнута. Эта иллюстрация символична, как это ясно каждому, и покрывает все, от самого начала. Древняя книга, описав космическую эволюцию и, объяснив начало всего на Земле, включая физического человека и дав истинную историю рас от первой до нашей Пятой, не продолжается дальше; она останавливается у начала Кали Юги, именно 4989 лет назад, со смертью Кришны, Светлого Бога Солнца, однажды жившего Героя и Обновителя.

Но существует другая книга. Никто из ее владельцев не считает ее очень древней, ибо она появилась и современна началу Черного Века, а именно около 5000 лет назад. Следовательно, почти через девять лет закончится первый цикл первых пяти тысячелетий, начавшийся с великим циклом Кали Юги. И тогда последнее пророчество, заключающееся в этой книге – первом томе рекорда пророчеств на Черный Век – исполнится. Ждать нам не долго и многие из нас будут свидетелями зари Нового Цикла, при окончании которого не мало счетов будет ликвидировано и итогов сведено между расами. Второй том пророчеств, изготовляемый со времен Шанкарачарьи, великого преемника Будды, почти закончен.

Еще один важный пункт должен быть отмечен, стоящий в первых рядах доказательств, данных о существовании единой первоначальной, всемирной Мудрости, – пункт, во всяком случае, очень важный для изучающих христианскую каббалу. Учения были частично известны, по крайней мере, нескольким Отцам Церкви. На чисто историческом основании утверждается, что Ориген, Синезий и даже Климент Александрийский были посвящены в Мистерии до присоединения их к Нео-Платонизму Александрийской Школы Гностиков под маскою Христианства. Больше того, некоторые из доктрин тайных школ, хотя ни в коем случае не все, были сохранены в Ватикане и с тех пор сделались неотъемлемой частью Мистерий в Латинской Церкви, в форме искаженных добавлений к первоначальной программе Христианства. Такова, ныне материализованная, догма Непорочного Зачатия. Этим объясняются жестокие преследования, начатые Римско-католической Церковью против Оккультизма, Масонства и вообще всякого иноверческого Мистицизма.

Дни Константина были последним поворотным пунктом в истории, периодом чрезвычайной борьбы, закончившейся в Западном Мире удушением древних религий во славу новой, созданной на их трупах. С тех пор началось насильственное и неукоснительное, всеми правыми и неправыми мерами проводимое, сокрытие от любопытства потомства перспектив в далекое прошлое, за пределы Потопа и Сада Эдема. Каждый вход был заделан, каждый рекорд, на который можно было наложить руки, был уничтожен. Все же, даже среди таких искалеченных рекордов, осталось достаточно, чтобы дать возможность нам сказать, что в них имеется вся необходимая очевидность действительного существования Главной Доктрины. Фрагменты пережили геологические и политические катаклизмы, чтобы рассказать свою историю; и каждый пережиток свидетельствует, что Мудрость, ныне Тайная, была однажды главным родником, вечно текущим источником, напитавшим все ручьи – позднейшие религии всех народов – от первого до последнего. Период, начинающийся с Будды и Пифагора на одном конце, и оканчивающийся Нео-Платониками и Гностиками на другом, является единственным фокусом, оставленным в истории, где соединяются в последний раз яркие лучи света, льющиеся от основ прошлых времен и незатемненные рукою ханжества и фанатизма.

Этим объясняется необходимость, в силу которой писательница должна была работать, постоянно поясняя факты, приведенные из седого прошлого, свидетельствами, показаниями, собранными из исторического периода, рискуя даже быть еще раз обвиненной в недостатке метода и системы. Других средств не было под рукою. Мир должен быть ознакомлен с усилиями, делаемыми в каждом столетии многими адептами в миру, посвященными поэтами, классическими писателями для сохранения в рекордах человечества хотя бы знания о существовании подобной философии, если и не ее догм. Посвященные 1888 г. остались бы, истинно, непонятыми и даже явились бы невозможным мифом, если бы не было доказано, что подобные же Посвященные жили во всех веках истории. И сделать это можно было, лишь назвав главу и стих, где могло быть найдено упоминание об этих великих Личностях, которым предшествовал и за которыми следовал длинный и бесконечный ряд других великих, как до-потопных, так и после-потопных Учителей великих Наук. Только, та ким образом, на полу-легендарном и полу-историческом авторитете, могло быть явлено, что оккультное знание и те силы, которые даются человеку посвящением, не являются вполне выдумками, но стары, как сам мир.

Потому моим судьям прошлого и будущего, будут ли они серьезными критиками-литераторами или же теми воющими дервишами в литературе, которые судят книгу на основании популярности или же непопулярности имени автора и, кто, взглянув на содержание книги, прикрепляются к ней, как губительные бациллы к слабым местам тела – мне нечего сказать. Также я не унижусь заметить тех, тронувшихся поносителей – по счастью малочисленных – которые, надеясь привлечь общественное внимание путем опорачивания каждого писателя, чье имя более известно, нежели их собственное, брызжут пеной, лая на свою собственную тень. В продолжении многих лет они утверждали, что доктрины, изложенные в «Theosophist'e» и завершившиеся «Эзотерическим Буддизмом», были измышлены автором настоящего труда, теперь же они повернули фронт и объявили «Разоблаченную Изиду» и все остальное плагиатом из трудов Элифаса Леви(!), Парацельса(!!) и mirabile dictu Буддизма и Браманизма(!!!). Это равносильно обвинению Ренана в заимствовании им его «Жизни Христа» из Евангелия или Макса Мюллера в том, что его «Священные Книги Востока» или «Фрагменты» взяты им из философии браминов и Готамы Будды. Широкой публике и читателям ТАЙНОЙ ДОКТРИНЫ я могу повторить, что уже давно было сказано мною и что сейчас я облекаю в слова Montaigne:

«Милостивые государи, здесь я дала лишь букет избранных цветов и не внесла ничего своего, кроме связующей их нити».

Разорвите «нить» на куски или расщипите ее, если желаете. Что же касается до букета фактов, то вы никогда не сможете уничтожить их. Вы можете лишь не признать их, и это все.

Мы можем закончить прощальными словами, касающимися первого тома. В введении, предшествующем главам, касающимся, главным образом, космогонии, некоторые затронутые вопросы могут показаться не к месту, но еще одно соображение заставило меня коснуться их. Каждый читатель неизбежно будет судить сделанные утверждения, с точки зрения своего знания, своего опыта и сознания, основывая свое суждение на том, что уже известно ему. Факт этот приходилось постоянно иметь в виду, от сюда частые ссылки в первом томе на тома, принадлежащие, собственно говоря, к позднейшей части труда, но которые нельзя было обойти молчанием без риска, что читатель примет все это за сказку – фантазию, порожденную современным мозгом.

Таким образом, Прошлое поможет осознать Настоящее, а Настоящее поможет лучше оценить Прошлое. Заблуждения времени должны быть объяснены и изъяты, но, все же, более, чем вероятно – нет, в данном случае, достоверно – что еще раз свидетельство долгих веков и истории будет успешно запечатлено лишь в умах нескольких интуитивных личностей, иначе говоря, весьма малого числа. Но в этом, как и во всех подобных случаях, искренние и преданные ученики могут утешиться, презентовав скептическому современному саддукею математическое доказательство и памятник его упорного упрямства и ханжества. Еще существует где-то в архивах Французской Академии знаменитый закон вероятий, выработанный известными математиками путем алгебраического процесса, на пользу скептикам. Он гласит так: Если два лица дают свое показание о факте и, таким образом, каждый передает ему 5/6 достоверности; этот факт будет тогда иметь 35/36 достоверности; т. е., его вероятие будет относиться к его невероятию в пропорции 35 к 1. Если три согласных показаний будут соединены вместе, вероятие даст 215/216. Показание десяти лиц, каждое равняющееся 1/2 вероятия даст 1023/1024 и т. д., и т. д. Оккультист может удовлетвориться подобной достоверностью, не заботясь о большей.

Пролог. (Proem). Страницы из доисторического рекорда.

Архаический манускрипт – коллекция пальмовых листов, приведенных особым, неизвестным науке, способом в состояние непроницаемости для воды, огня и воздуха – лежит перед глазами пишущей эти строки. На первой странице изображен чистый, белый Диск на черном фоне. На следующей странице тот же Диск, но с Точкою в центре. Первый, как это известно изучающему оккультную науку, представляет Космос в Вечности перед новым пробуждением еще дремлющей Энергии, эманации Вселенной в последующих системах. Точка, в до сих пор незапятнанном круге, – Пространство и Вечность в состоянии Пралайи – указывает на зарю дифференциации. Эта Точка в Мировом Яйце есть Зародыш внутри его, который разовьется во Вселенную, во все Сущее, в беспредельный, периодический Космос; Зародыш, являющийся, периодически и поочередно, то скрытым, то действенным. Единый Круг есть Божественное Единство, откуда все исходит и куда все возвращается; его окружность – вынужденно относительный символ в силу ограниченности человеческого ума – предпосылает отвлеченное, вечно-непознаваемое ПРИСУТСТВИЕ, а его площадь Вселенскую Душу, хотя оба они едины. Тем, что лишь площадь Диска белая, вся же окружающая плоскость черная, ясно указывается, что этот план, как бы ни был он еще тускл и туманен, является единственным, доступным человеку, знанием. На этом плане начинаются проявления Манвантары, ибо в этой ДУШЕ дремлет, во время Пралайи, Божественная Мысль[27], в которой сокрыт план каждой грядущей Космогонии и Теогонии.

Это есть ЕДИНАЯ ЖИЗНЬ, вечная, невидимая и, в то же время, вездесущая, без начала и конца, но периодичная в своих регулярных проявлениях, между которыми царствует мрак тайны Не-Бытия; несознательное, вместе с тем Абсолютное Сознание, непостижимая, тем не менее, единая самосущая Реальность; истинно, «Хаос для чувств, Космос для разума». На эзотерическом языке ее единое абсолютное свойство, вечно непрекращающееся Движение, называется «Великим Дыханием[28]», и является непрестанным движением Вселенной в смысле беспредельного, вечносущего Пространства. То, что лишено движения не может быть Божественным. Но фактически и в действительности нет ничего абсолютно неподвижного во Вселенской Душе.

Почти за пять веков до Р. Хр. Левкипп, учитель Демокрита, утверждал, что Пространство от Вечности наполнено атомами, побуждаемыми непрестанным движением, которое по истечении соответствующего времени, по мере их скопления, порождало вращательное движение, производя в силу взаимных столкновений боковые движения. Эпикур и Лукреций учили той же доктрине, добавляя к боковому движению атомов идею сродства, что есть оккультное учение.

С изначала человеческого наследия, с самого первого появления строителей планеты, на которой живет человек, сокрытое Божество признавалось и рассматривалось лишь в его философ ском аспекте Всемирного Движения, трепета творческого Дыхания в Природе. Оккультизм суммирует Единое Сущее так: «Божество есть сокровенный, живой (или движущийся) Огонь, и вечные свидетели этому невидимому Присутствию – Свет, Тепло и Влага; эта троица вмещает в себе все и является причиной всех феноменов в Природе[29]». Интра-космическое движение вечно и непрерывно; космическое движение, видимое или то, которое подлежит познаванию, конечно и периодично. Как вечная отвлеченность, оно есть Вечно-Сущее; как проявление, оно – конечно, как в грядущем направлении, так и в прошлом, будучи Альфой и Омегой последовательных перестроений. Космос-Нумен не имеет касания к причинным соотношениям феноменального Мира. Только по отношению к интра-космической Душе, к идеальному Космосу в непреложной Божественной Мысли, можем мы сказать: «Не имело начала и не будет иметь конца». Что же касается его тела или космической организации, хотя нельзя сказать, что оно имело первое или же будет когда-либо иметь последнее построение, все же, при каждой новой Манвантаре, его построение может быть рассматриваемо, как первое и последнее в своем роде, ибо каждый раз его эволюция происходит на более высоком плане.

Лишь несколько лет тому назад было установлено, что:

Эзотерическая доктрина, подобно Буддизму и Браманизму и даже Каббале, учит, что единая, бесконечная и непознаваемая Сущность существует от Вечности, являясь пассивной, либо активной в регулярной и гармонической последовательности. В поэтической фразеологии Ману эти состоянии называются Днями и Ночами Брамы. Последний «бодрствует», либо «спит». Свабхавики или же философы древнейшей школы Буддизма (еще существующей в Непале) допускают умозрение лишь деятельного состояния этого «Естества», которое они называют Свабхавата, и считают безрассудным обсуждать отвлеченную и «непознаваемую» Мощь в ее пассивном состоянии. Отсюда и прозвище атеисты, данное им христианскими богословами и современными учеными, ибо никто из них не может понять глубины логики их философии. Первые не допускают иного Бога, кроме олицетворения второстепенных сил, выработавших видимую Вселенную, и которая в их глазах становится антропоморфическим Богом христиан – Иеговою, мужского начала, угрожающего среди молний и грома. В свою очередь, рациональная наука приветствует буддистов и свабхавиков, как «позитивистов» архаических времен. Если мы придержемся одностороннего взгляда на философию последних, то наши материалисты могут оказаться правыми, со своей точки зрения. Буддисты утверждают, что нет Творца, но лишь бесконечность творческих сил, образующих в совокупности своей единую вечную Сущность, естество которой неисповедимо, потому не может быть предметом умозрительных спекуляций для истинного философа. Сократ неизменно отказывался обсуждать тайну Мировой Сущности, тем не менее, никто никогда не подумал обвинить его в атеизме, за исключением тех, кто жаждали его гибели.

При начале периода деятельности, говорит Тайная Доктрина, в силу повиновения вечному и непреложному закону, совершается распространение этой Божественной Сущности извне во внутрь и изнутри наружу; и феноменальный или видимый мир является конечным результатом длинной цепи космических сил, последовательно приведенных в движение. Так же, когда наступает возвращение к пассивному состоянию, происходит сокращение Божественной Сущности, и предыдущее созидание постепенно и последовательно растворяется. Видимый Мир разлагается, его материалы рассеиваются, и единая «Тьма», еще раз одинокая, лежит над ликом «Бездны». Приводим метафору из сокровенных книг, еще яснее передающую эту мысль: «Выдыхание «Непознаваемой Сущности» рождает мир, а вдыхание заставляет его исчезать. Этот процесс продолжается извечно, и наша Вселенная есть лишь одна из бесконечных серий, неимеющих ни начала, ни конца».[30].

Это место будет объяснено насколько возможно в настоящем труде. Хотя в этой форме оно и не содержит ничего нового для востоковеда, но эзотерическое толкование его может заключать многое, до сих пор совершенно незнакомое исследователям Запада.

Первая символическая фигура дает простой диск Тайная доктрина.. Вторая, в этом архаическом символе, являет диск с точкой в нем Тайная доктрина., указывая на первую дифференциацию в периодических проявле ниях извечной Природы, бесполой и бесконечной – «Адити в ТОМ[31] или потенциальное Пространство внутри отвлеченного Пространства. В третьей фазе точка превращается в диаметр Тайная доктрина., символизируя этим божественную, девственную Матерь-Природу, внутри всевмещающей, абсолютной Беспредельности. Когда горизонтальный диаметр пересекается вертикальным Тайная доктрина., он становится крестом мира. Человечество достигло состояния Третьей Коренной Расы; это знак зарождения человеческой Жизни. Когда же окружность исчезает, оставляя лишь крест +, это означает, что падение человека в материю совершилось, и Четвертая Раса началась. Крест внутри круга есть символ чистого Пантеизма. Когда же окружность исчезает, крест становится фаллическим; то же значение, кроме еще других, он имел, как Тау, вписанный в круг Тайная доктрина., или как Молот Тора, так называемый Крест Джайна, или же Свастика в круге Тайная доктрина..

Третий символ – круг, разделенный пополам горизонтальным диаметром, означал первое проявление творческой Природы еще пассивной, ибо женского начала. Первое туманное понятие человека, что касается до процесса рождения, является связанным с женским началом, ибо человек знает свою мать больше, нежели отца, потому женские божества были более священны, нежели мужские. Потому Природа женского начала и до известной степени объективна и осязаема, а Принцип Духа, оплодотворяющий ее, сокрыт[32]. Добавлением перпендикуляра к горизонтальной линии в круге получался Тау – Т, древнейшая форма буквы. Это был глиф Третьей Расы вплоть до ее символического падения, то есть, когда произошло разделение полов путем естественной эволюции; тогда фигура стала Тайная доктрина. двояким глифом или символом, означая, что бесполая жизнь изменилась или разъединилась. Среди суб-рас нашей Пятой Расы знак этот в символике первообразованных рас[33] сделался Sacr', и в еврействе Ncabvah; затем он стал египетской эмблемой жизни Тайная доктрина., и еще позднее знаком Венеры ♀. Затем появилась Свастика (Молот Тора, ныне Герметический Крест), совершенно отделенная от ее круга, ставшая, таким образом, чисто фаллическим символом. Эзотерическим символом Кали Юги является опрокинутая вниз пятиконечная звезда с ее двумя остриями, обращенными вверх Тайная доктрина., знак человеческого колдовства – положение, признаваемое каждым оккультистом, как знак «Левой Руки», и употребляемое в церемониальной магии.

Надо надеяться, что по прочтению этого труда, существующие в обществе ошибочные представления о Пантеизме значительно изменятся. Ложно и несправедливо рассматривать буддистов и адвайта-оккультистов, как атеистов. Если и не все среди них философы, то, во всяком случае, все они приверженцы логики, и возражения и доказательства их основаны на точном рассуждении. Истинно, если Парабраман индусов может быть рассматриваем, как представитель скрытых и безымянных божеств других народов, то этот абсолютный Принцип будет явлен, как прообраз, с которого были взяты все остальные подражания. Парабраман не «Бог» – ибо Он не есть личный Бог – Он есть ТО, что есть высочайшее и невысочайшее (Паравара)[34]. Он высочайший, как причина, но не как следствие. Парабраман просто Реальность, Неимеющая себе Второй, Всеобъемлющий Космос, или, скорее, беспредельное космическое Пространство, конечно, взятое в высшем духовном понимании. Браман (непроявленный), будучи неизменным, чистым, свободным, нерушимым, высочайшим Корнем, «Единым Истинным Существованием, Парамартхика и абсолютным Чит и Чайтанья (Разум и Сознание), не может быть познающим, „ибо ТО не может иметь объекта для познавания“. Может ли пламя быть названо Естеством Огня? Это Естество есть „Жизнь и Свет Вселенной, видимый же огонь и пламя суть разрушение, смерть и зло“. „Огонь и пламя разру шают тело Архата, их естество делает его бессмертным“[35]. «Знание абсолютного Духа, подобно лучезарности солнца или жару в огне и есть ничто иное, как сама абсолютная Сущность», говорит Шанкарачарья. Это есть «Дух Огня», но не сам Огонь; потому «свойства последнего. Жар или Пламя, не есть свойства Духа, но того, чему Дух этот является несознательной причиной». Не являются ли выше-приведенные слова основной нотой позднейшей философии розенкрейцеров? Парабраман, вкратце, есть коллективная совокупность Космоса в своей Беспредельности и Вечности, «ТО» и «ЭТО», к которому не могут быть приложимы распределяемые агрегаты[36]. «В начале ЭТО было Самим Собою, Едино»[37], и великий Шанкарачарья объясняет, что «ЭТО» относится к Вселенной (Jogat). Слово «вначале» означает перед новым проявлением феноменальной Вселенной.

Потому, когда пантеисты повторяют Упанишады, которые утверждают, как и «Тайная Доктрина», что «ЭТО» не может создавать, они не отрицают Создателя или, вернее, коллективную совокупность создателей; они просто отказываются, и очень логично приписать «создание» и, в особенности, образование – нечто законченное – Бесконечному Принципу. Для них Парабраман пассивен, будучи абсолютной Причиной, безусловным Мукта. Лишь ограниченное всеведение и всемогущество отвергаются в нем, ибо они являются еще свойствами, отраженными в человеческом понимании; и потому Парабраман, будучи Высочайшим ВСЕМ, вечно невидимым Духом и Душой Природы, неизменным и вечным, не может иметь атрибутов. Термин Абсолюта, естественно исключает всякую возможность мысли о конечности и условности в связи с ним. И если ведантисты предполагают, что свойства эти принадлежат просто его эманации, называя это Ишварой плюс Майа и Авидья (скорее, агностицизм и неведение, чем невежество), то трудно найти признак атеизма в этом понятии[38]. Раз не могут быть ни две Бесконечности, ни два Абсолюта во Вселенной, которая предполагается беспредельной, то эта Само-Сущность едва ли может быть понята, как лично-творящая. Для чувств и понимания конечных существ «ТО» есть небытие в том смысле, что оно является ЕДИНЫМ БЫТИЕМ; ибо в этом ВСЕМ сокрыта извечная и присущая ему эманация или свойственная ему лученосность, которая, становясь периодически Брамою (Двуполою Силою), развертывается в проявленную Вселенную. «Нараяна, движимый над (абстрактными) Водами Пространства», превращается в Воды конкретной субстанции, движимой им, и становится теперь проявленным Словом Логоса.

Правоверные брамины, те, кто более всего восстают против пантеистов и адвайтистов, называя их атеистами, принуждены допустить смерть Брамы-Создателя, по истечении срока каждого Века этого Божества – 100 божественных лет – периода, требующего пятнадцати чисел для выражения его в нашем исчислении. Тем не менее, ни один из философов не будет рассматривать эту «смерть» в ином смысле, нежели, как временное исчезновение из проявленного плана существования или, как временный покой.

Потому оккультисты согласны с философами Адвайта-Веданты, что касается до вышеприведенного положения. Они доказывают на философском основании невозможность принятия идеи Абсолютного Всего, созидающего или даже развивающего «Золотое Яйцо», в которое он как бы входит для преображения в Браму-Творца, развертывающегося впоследствии в Богов и всю видимую Вселенную. Они говорят, что абсолютное Единство не может перейти в Бесконечность, ибо Бесконечность предполагает беспредельное протяжение «чего-то» и продолжительность этого «чего-то». Но Единое – Все – подобно Пространству, являющемуся его единственным умозрительным и физическим представлением на нашей Земле или нашем плане существования – не может быть ни объектом, ни субъектом для познавания. Если бы возможно было предположить, что вечное, бесконечное Все, вездесущее Единство, вместо бытия и Вечности, может стать, в силу периодических проявлений, многообразной Вселенной или же многообразным Существом, то это Единство перестало бы быть таковым. Идея Локка, что «чистое Пространство не способно ни на сопротивление, ни к движению, неправильна. Пространство не есть „беспредельная пустота“, ни „условная полнота“, но вме щает в себе оба понятия. Будучи – на плане абсолютной отвлеченности – вечно-непознаваемым Божеством, являющимся пустотою только для ограниченных умов[39] на плане иллюзорного умозрения, или же Пленумом, абсолютным Вместилищем всего Сущего, проявленного или же непроявленного, оно есть потому то АБСОЛЮТНОЕ ВСЕ. Нет различия между утверждениями христианских апостолов – «в Нем мы живем и движемся и имеем наше бытие» и утверждениями индусских Риши – «Вселенная живет, исходит и возвращается к Браману»; ибо Браман (непроявленный) есть эта Вселенная in abscondito, а Брама-проявленный есть Логос, ставший двуполым[40] в символических ортодоксальных догмах; и, таким образом, Богом, посвященного Апостола и индусского Риши является Пространство, как Невидимое, так и Видимое. Пространство, в эзотерическом символизме, называется «Семижды облаченная Вечная Матерь-Отец», ибо от недифференцированной до его дифференцированной поверхности, оно состоит из семи слоев.

«Что есть то, что было, есть, и будет, несмотря на то существует ли Вселенная или нет, будут ли боги или нет?» – спрашивает эзотерический Катехизис Сензара.

Ответ дается – «Пространство».

Не Единый, неведомый, вечно-сущий Бог в Природе или же Природа in abscondito, отброшены, но лишь «Бог» человеческой догмы и его очеловеченное «Слово». Человек, в своем бесконечном самомнении и по врожденной гордости и тщеславию, изваял Его своей святотатственной рукой из материала, который он нашел в своем ограниченном мозгу и навязал его своим собратьям, как непосредственное откровение из единого сокрытого ПРОСТРАНСТВА[41]. Оккультист принимает откровение, как исходя щее от божественных, но, все же, конечных Существ, проявленных Жизней, но никогда не от Непроявленной ЕДИНОЙ ЖИЗНИ; от Сущностей, называемых – первородным человеком, Дхиани-Буддами, или Дхиан-Коганами, Риши-Праджапати у индусов, Элохимами или Сынами Божьими у евреев. Планетарными Духами всех народов, ставшими Богами для людей. Также оккультист рассматривает Ади-Шакти – непосредственную эманацию Мулапракрити, вечного Корня «ТОГО» и женский аспект Творческой Причины – Брамы, в ее образе Акаши-Всемирной Души – как Майю, с философской точки зрения, и как причину человеческой Майи. Но это воззрение не препятствует ему верить в ее существование на все время ее проявления, а именно на всю Манвантару; также и в применение Акаши, излучения Мулапракрити[42], к практическим целям, ибо эта Мировая Душа связана со всеми природными феноменами, известными и неизвестными нашей науке.

Древнейшими религиями мира – экзотерически, ибо эзотерический корень или основа одна – являются религии индусов, маздейцев и египтян. Далее следует религия халдеев, как отпрыск предыдущих и теперь совершенно утерянная для мира, исключая следов ее в искаженном Сабеизме, как это ныне толкуется археологами. Затем, минуя некоторые религии, которые будут упомянуты позднее, идет еврейская, эзотерически следуя по линии вавилонской магии, как, например, Каббала; и экзотерически являясь сборником аллегорических легенд, как книга Бытия и Пятикнижие. Прочитанные в свете Зохара четыре начальные главы Бытия являются фрагментом высоко-философской страницы в мировой космогонии; оставленные в их символическом одеянии, они детская сказка, уродливый терний в глазах науки и логики, очевидный результат Кармы. Предоставить им служить прологом к христианству было жестоким мщением со стороны раввинов, знавших смысл своего Пятикнижия. Это был молчаливый протест против их ограбления, и евреи сейчас, конечно, имеют преимущество перед их традиционными преследователями. Вышеуказанные экзотерические верования будут в дальнейшем объяснены в свете Всемирной Доктрины.

В Оккультном Катехизисе заключаются следующие вопросы и ответы:

«Что есть то, что вечно существует?» – Пространство, вечное Анупадака (неимеющее родителей). Что есть то, что вечно существовало? – Зародыш в Корне. Что есть то, что вечно исходит и приходит? – Великое Дыхание. Тогда существуют трое Вечных? – Нет, Трое едины. То, что всегда есть, едино, то, что всегда было, едино, то, что извечно существует и раскрывается, также едино; и это есть Пространство.

Поясни, о Лану (ученик). – Единое есть нерушимый Круг (кольцо) без окружности, ибо оно нигде и всюду; Единое – беспредельный план Круга, проявляя диаметр лишь в Манвантарические периоды. Единое – неделимая Точка, нигде не находимая и всюду видимая во время этих периодов. Оно – Вертикальная и Горизонтальная линия. Отец и Матерь, вершина и основание Отца, два конца Матери, в действительности никуда недостигающие, ибо Единое есть Кольцо и также кольца, находящиеся внутри этого Кольца. Свет во Тьме и Тьма в Свете; «Дыхание, которое вечно». Оно исходит извне во внутрь, когда оно везде; и изнутри наружу, когда оно нигде, – (т. е., Майа[43]), один из Центров[44]. Оно распространяется и сокращается (выдыхание и вдыхание). Когда оно распространяется, Матерь изливает и разбрасывает; когда оно сокращается, Матерь втягивает и собирает. Это производит периоды Эволюции и Разложения, Манвантары и Пралайи. Зародыш невидим и огнен; Корень (площадь круга) прохладен; но во время Эволюции и Манвантары ее одеяние холодно и сияюще. Жаркое Дыхание есть Отец, пожирающий потомство многогранного Элемента (разнородные) и оставляющий одногранных (однородные). Холодное Дыхание есть Матерь, которая зарождает, формирует, рождает и вновь принимает их в лоно свое, чтобы преобразить их к новому Рассвету (День Брамы или Манвантары).

Для более ясного понимания читателя следует указать, что Оккультная Наука признает семь Космических Элементов – че тыре вполне физических и пятый (эфир) полуматериальный, который будет виден в воздухе к концу нашего Четвертого Круга, чтобы верховно главенствовать над другими в продолжении всего Пятого. Остальные два, пока абсолютно вне человеческого познавания. Тем не менее, они появятся, как намеки, в шестой и седьмой расе этого Круга и будут соответственно вполне известны в Шестом и Седьмом Круге[45]. Эти семь Элементов с их бесчисленными суб-элементами, гораздо более многочисленными, нежели это известно науке, являются просто условными изменениями и аспектами Единого Элемента. Последний не Эфир[46], ни даже Акаша, но Источник их. Пятый Элемент, ныне открыто защищаемый наукою, не есть гипотетический Эфир Исаака Ньютона, хотя он и называет его этим именем, ассоциировав его, вероятно, в своем уме с Жthеr – «Отцом-Матерью» древних. Как интуитивно говорит Ньютон:

«Природа – труженица в непрестанном круговращении, порождающая жидкости из твердых тел, неподвижные тела из летучих, летучие из неподвижных; тончайшие из грубых и грубые из тончайших… Таким образом, может быть, все вещи могут зарождаться в Эфире».[47].

Читатель должен иметь в виду, что Станцы трактуют только о космогонии нашей планетной системы и о видимом вокруг нее после Солнечной Пралайи. Тайные Учения, касающиеся эволюции всего Космоса, не могут быть выданы, ибо они не будут поняты даже величайшими умами настоящего века; и лишь немногим Посвященным, даже среди высочайших, разрешаются рассуждения по этому предмету. Более того, Учителя открыто говорят, что даже высочайшие Дхиан-Коганы никогда не проникали в тайны за пределами тех границ, которые отделяют миллиарды солнечных систем от так называемого Центрального Солнца. Потому данное относится лишь к нашему видимому Космосу, после Ночи Брамы.

Прежде чем читатель перейдет к обсуждению Станц из Книги Дзиан, составляющих основу настоящего труда, совершенно необходимо, чтобы он ознакомился с несколькими фундаментальными понятиями, которые лежат в основании и охватывают всю систему мысли, предложенную его вниманию. Эти основные идеи не многочисленны, но от их ясного усвоения зависит понимание всего последующего; потому не требуется извинений за просьбу к читателю освоиться сначала с этими понятиями, прежде чем он приступит к чтению этого труда.

Итак, Тайная Доктрина устанавливает три фундаментальные, основные положения:

I. Вездесущий, Вечный, Беспредельный и Непреложный ПРИНЦИП, о котором никакие рассуждения невозможны, ибо он превышает мощь человеческого познания и может быть лишь умален человеческими выражениями и уподоблениями. Он вне предела и достижения мысли и, согласно словам Мвndыкуа – «Немыслим и Несказуем».

Чтобы яснее представить читателю эти идеи, пусть он начнет с предположения, что существует лишь Единая, Абсолютная Действительность, которая предшествует всему проявленному и условному Сущему. Эта Бесконечная и Вечная Причина, туманно формулированная в «Бессознательном» и в «Непознаваемом» современной европейской философии, является «Бескорним Корнем» всего, что было, есть, или когда-либо будет». Она, конечно лишена всяких атрибутов и по существу не имеет никакого отношения к проявленному конечному Сущему. Это скорее Бытий ность, чем Бытие – Сат по санскритски и превышает мышление и рассуждение.

Это Бытие символизировано в Тайной Доктрине под двумя аспектами. С одной стороны – Абсолютное, Абстрактное Пространство, представляющее чистую субъективность, то единственное, что никакой человеческий ум не может ни изъять из своего миропонимания, ни представить его как само по себе; с другой стороны – Абсолютное, Абстрактное Движение, представляющее Безусловное Сознание. Даже наши западные мыслители пришли к заключению, что сознание немыслимо для нас отдельно от изменения, и потому движение является лучшим символом этого процесса изменения и его главнейшим признаком. Этот последний аспект Единой Реальности также символизируется термином Великое Дыхание; символом, достаточно изобразительным и не нуждающимся в дальнейшем разъяснении. Таким образом, первая основная аксиома Тайной Доктрины есть это метафизическое Единое Абсолютное БЫТИЕ, символизированное конечным разумом, как теологическая Троица.

Может быть, для изучающего будет некоторым облегчением, если мы дадим здесь несколько дальнейших объяснений. Герберт Спенсер недавно значительно смягчил свой агностицизм, именно, до утверждения, что природа «Первопричины»[48], которую оккультисты более логично производят от «Беспричинной Причины», от «Вечного» и «Непознаваемого», может быть по существу то же, что и природа сознания, наполняющая нас. Короче говоря, безличная Реальность, всенасыщающая Космос, есть чистый нумен мысли. Этот сдвиг с его стороны очень приближает его к Веданте и к эзотерическим основам.[49].

Парабраман, Единая Реальность, Абсолют, есть область Абсолютного Сознания, то есть, та Сущность, которая вне всякого отношения к условному существованию; условным символом которой является сознательное существование. Но как только мы мысленно отходим от этого (для нас) Абсолютного Отрицания, получается двойственность в противоположении Духа (или Сознания) и Материи, Субъекта и Объекта.

Дух (или Сознание) и Материя, тем не менее, должны быть рассматриваемы не как независимые реальности, но как два символа или аспекта Абсолюта, Парабрамана, составляющего основу обусловленного Бытия, субъективного либо объективного.

Рассматривая эту метафизическую триаду, как Корень, из которого исходит все проявление, Великое Дыхание принимает характер Пред-Космической Мысле-основы. Это есть fons et origo Силы, так же как и всего индивидуального Сознания, и снабжает руководящим разумом в обширной задаче космической Эволюции. С другой стороны, Пред-Космическая Корень-Субстанция (Мулапракрити) является тем аспектом Абсолюта, который лежит в основании всех объективных планов Природы.

Как Пред-Космическая Мысле-основа есть корень каждого индивидуального сознания, так Пред-Космическая Субстанция является субстратом Материи в различных стадиях ее дифференциации.

Отсюда очевидно, что противоположение этих двух аспектов Абсолюта необходимо для существования Проявленной Вселенной. Независимо от Космической Субстанции Космическая Мыслеоснова не могла бы проявиться, как индивидуальное сознание, ибо сознание развивается, как «Я есмь Я», только через проводник (упадхи) материи; физическое основание, будучи необходимым для средоточия Луча Космического Разума при достижении известной сложности. В свою очередь, отделенная от Космической Мысле-основы, Космическая Субстанция осталась бы пустою отвлеченностью и никакое возникновение Сознания не могло бы произойти.

Потому Проявленная Вселенная исполнена двойственности, которая является как бы самой сутью ее Проявленного Существования. Но именно, как противоположные полюсы Субъекта и Объекта, Духа и Материи, являются только аспектами Единства, в котором они синтезированы, так и в Проявленной Вселенной имеется «то», что связывает Дух, с Материей, Субъекта с Объектом.

Это нечто, неизвестное пока умозрению Запада, называется оккультистами Фохатом. Это есть «мост», посредством которого Идеи, существующие в Божественной Мысли, запечатлеваются на Космической Субстанции, как Законы Природы. Фохат, таким образом, является динамической энергией Космической Мысле основы. Рассматривая же его с другой стороны, он – разумный посредник, руководящая сила всех проявлений. Божественная Мысль, переданная и проявленная Дхиан-Коганами[50], Строителями видимого Мира. Так от Духа или Космической Мысле-основы происходит наше сознание, от Космической Субстанции те несколько проводников, в которых сознание это индивидуализируется и достигает до самоосознания – или размышляющего – сознания. Между тем, как Фохат, в его различных проявлениях, является таинственным звеном между Разумом и Материей, животворящим принципом, электризующим каждый атом к жизни.

Следующий перечень даст читателю более ясное представление:

1) АБСОЛЮТНОСТЬ: Парабраман ведантистов или Единая Реальность, «Сат», являющаяся, по словам Гегеля, Абсолютным Бытием и Не-Бытием одновременно.

2) Первый Логос: Безличный, и в философии – Логос Непроявленный, предтеча Проявленного. Это есть «Первопричина», «Бессознательное» европейских пантеистов.

3) Второй Логос: Дух-Материя, Жизнь; «Всемирный Дух», Пуруша и Пракрити.

4) Третий Логос: Космическая Мысле-основа, Махат или Разум, Космическая Всемирная Душа; Космический Нумен Материи, основа разумных проявлений Природы и в Природе, также называемый Маха-Буддхи.

ЕДИНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ; ее двойственный аспект в обусловленной Вселенной.

Далее Тайная Доктрина утверждает:

II. Вечность Вселенной в целом, как беспредельный план (проекция); периодически – «ристалище бесчисленных Миров, беспрестанно проявляющихся и исчезающих», называемых «Проявляющимися Звездами» и «Искрами Вечности». «Вечность Странника[51]подобна мгновению Ока Само-Существования, так говорит Книга Дзиан. «Появление и исчезновение Миров, подобно правильному возвращению прилива и отлива».

Это второе утверждение Тайной Доктрины относится к абсолютной всемирности этого закона периодичности, прилива и отлива, нарастания и убыли, усмотренного и рекордированного физической наукой во всех отделах Природы. Чередование Дня и Ночи, Жизни и Смерти, Сна и Бодрствования является таким общеизвестным, таким абсолютно всемирным и без исключения фактом, что легко понять, что в нем мы видим один из наиболее абсолютных Законов Вселенной.

Кроме того, Тайная Доктрина учит:

III. Основной тождественности всех душ с Всемирной Превышней-Душой, последняя сама есть аспект Неведомого Корня; и обязательному странствованию для каждой души – искры Превышней Души – через Цикл Воплощений или Необходимости, согласно Закону Циклов и Кармы, на протяжении всего срока. Другими словами, ни одна чисто духовная, божественная душа (Буддхи) не может иметь независимого, сознательного существования, прежде чем искра, отлетевшая от чистой Сущности Вселенского Шестого Принципа – или ПРЕВЫШНЕЙ ДУШИ – (а) не пройдет через каждую начальную форму феноменального Мира этой Манвантары, и (b) не обретет индивидуальности; сначала в силу врожденного импульса, а затем посредством личных самопроизвольных усилий, контролируемых ее Кармою, подымаясь, таким образом, через все степени разума, от низшего до высшего Манаса, от минерала и растения до высшего Архангела (Дхиани-Будда). Основная доктрина Эзотерической Философии не допускает ни преимуществ, ни особых дарований в человеке, за исключением завоеванных самим «Эго» личными усилиями и достижениями на протяжении длинного ряда метампсихозиса и воплощений. Вот почему индусы говорят, что Вселенная есть Браман и Брама, ибо Браман пребывает в каждом атоме Вселенной; ибо Шесть Принципов в Природе исходят – как различные дифференцированные аспекты – из Седьмого и Единого, Единой Реальности во Вселенной, как космической, так и микрокосмической. Почему также все изменения, психические, духовные и физические на плане проявления и форм Шестого Принципа (ибо Брама – носитель Брамана), рассматриваются метафизическим антифразисом, как иллюзорные и майавические. Ибо, хотя корень каждого атома индивидуально и каждой формы коллективно является этим Седьмым Принципом или Единою Реальностью, все же, в своем проявленном и временном виде, это не более, нежели мимолетная иллюзия наших чувств.

В своей абсолютности Единый Принцип, в его двух аспектах Парабрамана и Мулапракрити, не имеет пола, безусловен и вечен. Его периодическое манвантарное выявление или первичное излучение также Едино, двуполо и предельно. Когда это излучение начинает, в свою очередь, излучать, то все его излучения также двуначальны, становясь в своих низших аспектах мужским и женским началами. После Пралайи, как Великой, так и Малой – последняя оставляет все миры «в status quo»[52] – первой к активной жизни просыпается пластическая Акаша, Отец-Матерь, Дух и Душа Эфира, или же Площадь Круга. Пространство называется Матерью до его космической деятельности и Отцом-Матерью при первой стадии пробуждения. В Каббале это тоже Отец-Мать-Сын. Но тогда как в Восточной Доктрине они являются Седьмым Принципом Проявленной Вселенной или же ее Атма-Буддхи-Манас (Дух-Душа-Разум), Триадой, разветвляющейся и разделяющейся на семь космических и семь человеческих Принципов, в Западной Каббале христианских мистиков она является Триадою или Троицей, а среди их оккультистов двуполым Иеговою Jah-Havah. В этом и заключается все различие между эзотерической и христианской Троицами. Мистики и философы, восточные и западные пантеисты, синтезируют свою предначальную Триаду в чистую божественную абстракцию.

Ортодоксальные очеловечивают ее. Хиранья-гарбха, Хари и Шанкара – Три Ипостаси проявленного «Духа Превышнего Духа», титул, которым Притхиви-Земля приветствует Вишну в лице его первого Аватара – являются чисто метафизическими, абстрактными свойствами Образования, Сохранения и Разрушения, также божественными Аvаsthв (Ипостаси) того, что «не разру шается вместе с созданными вещами», Achyuta, имя Вишну, тогда как ортодоксальный христианин разъединяет свое Личное Творящее Божество на Три Лика Троицы и не признает другого высшего Божества. Последнее в Оккультизме является абстрактным Треугольником; у ортодоксальных современным кубом. Бог, творящий или же совокупность созидающих богов, рассматривается восточным философом, как Вhrвntidаrshаnаth. «ложные видимости», нечто, «представленное в силу ложных видимостей, как материальная форма», и поясняется ими, как возникающее по причине иллюзорного понятия эгоистической, личной и человеческой Души (низшего Пятого Принципа). Это прекрасно выражено в примечании Фитцэдуарда Холла к просмотренному им переводу Уильсона «Вишну Пураны». «Брама, в своей совокупности имеет, прежде всего, аспект Пракрити, как эволюционирующей, так и не эволюционирующей (Мулапракрити) и также аспект Духа и аспект Времени. Дух, о Дважды-рожденный, есть главный аспект Высочайшего Брамы[53]. Следующий аспект двоякий – Пракрити, эволюционирующая и не эволюционирующая, и последним является Время». В орфической теогонии Кронос так же представлен, как рожденный бог или посредник.

В этой стадии пробуждения Вселенной, сокровенный символизм представляет ее, как совершенный Круг с Точкою (Корнем) в Центре. Этот знак был всемирным, потому мы находим его также в Каббале. Тем не менее, Западная Каббала, находясь теперь в руках христианских мистиков, совершенно не признает его, хотя он очень ясно указан в Зохаре. Эти сектанты начинают с конца и дают, как символ прегенетического Космоса Тайная доктрина., называя его «Союзом Розы и Креста», великой тайной оккультного зарождения, откуда и имя розенкрейцер (Крест Розы)! Это можно видеть на одном из их наиболее значительных и известных символов, который еще никогда не был понят, даже современными мистиками. Именно символ Пеликана, разрывающего свою грудь, чтобы накормить своих семерых птенцов – символизирует истинное верование Братьев Розенкрейцеров, являющееся прямым отпрыском Восточного Сокровенного Учения.

Браман (непроявленный), так же как и Брама-Творец, называется Калахамса, что означает, как это объяснено западными востоковедами, Вечный Лебедь (или Гусь). Таким образом, раскрывается большая ошибка. Браман (непроявленный) должен быть рассматриваем, как Хамса-вахана (тот, кто пользуется Лебедем, как своим Носителем), а не Брама-Создатель, являющийся истинным Калахамса. Тогда, как Браман (непроявленный) есть Хамса и А-хамса, как это будет объяснено в Комментариях. Следует понять, что термины Брама и Парабраман употребляются здесь не потому, что они принадлежат нашей эзотерической номенклатуре, но просто потому, что они более знакомы западным исследователям. Оба вполне соответствуют нашим терминам – одногласному, трехгласному и семигласному, обозначающим ВСЕЕДИНОЕ и Единое – «Все во Всем».

Таковы основные понятия, на которых покоится Тайная Доктрина.

Невместно будет начать здесь защищать или доказывать присущую им разумность, также не можем мы остановиться, чтобы доказать, как они фактически включены – хотя слишком часто под вводящей в заблуждение маской – в каждую систему мышления или философию, достойную этого имени.

Раз читатель получил ясное понимание о них и усвоил свет, бросаемый ими на каждую проблему жизни, они не будут нуждаться в дальнейших доказательствах в его глазах, ибо истина их будет ему очевидна, как солнце в небе. Потому мы переходим к материалу Станц, данных в этом томе, добавляя к ним скелет пояснения, в надежде облегчить задачу читателю, дав в нескольких словах общую концепцию изложенного в них.

История Космической Эволюции, как она намечена в Станцах, есть, так сказать, абстрактная, алгебраическая формула этой эволюции. Следовательно, изучающий не должен ожидать найти в них отчет всех стадий и трансформаций, привходящих между первыми началами Вселенской Эволюции и нашей настоящей стадией. Дать такое изложение было бы столь же невозможно, как и непонятно людям, которые не могут даже уразуметь природу плана существования, ближайшего к тому, которым ограничено сейчас их сознание.

Станцы потому и дают абстрактную формулу, которая может быть приложима «mutatis mutandis» ко всей эволюции; к эволюции нашей крошечной Земли, к цепи Планет, в которую входит наша Земля, к Солнечному Миру, к которому принадлежит эта цепь и так далее в восходящем измерении, пока ум не начнет колебаться и не истощится в этом усилии.

Семь Станц, данных в этом томе, представляют семь терминов этой абстрактной формулы. Они относятся и описывают семь великих стадий эволюционного процесса, о которых говорится в «Пуранах», как о «Семи Творениях» и в Библии, как о «Днях Творения».

Станца I описывает состояние ВСЕ-ЕДИНСТВА во время Пралайи, перед первым трепетом пробуждающегося Проявления.

Краткое размышление покажет, что подобное состояние может быть только символизировано, но описать его невозможно. Но и символизировать его возможно лишь отрицаниями; ибо, если оно является состоянием Абсолютности «per se», то оно не может обладать ни одним из (специфических) атрибутов, которыми мы пользуемся для описания предметов в положительных терминах. Следовательно, это состояние может быть представлено лишь отрицаниями всех тех наиотвлеченнейших атрибутов, которые человек скорее чувствует, нежели постигает, как отдаленнейшие пределы, доступные его мощи познавания.

Станца II описывает стадию, которая для западного ума так близка в своей тождественности к стадии, упомянутой в первой станце, что потребовался бы целый трактат для передачи идеи этого различия. Потому это должно быть предоставлено интуиции и высшим способностям читателя понять, насколько он может, смысл употребленных аллегорических выражений. Конечно, следует помнить, что все эти Станцы взывают больше к внутренним свойствам, нежели к обычному пониманию физическим мозгом.

Станца III излагает Пробуждение Вселенной к жизни после Пралайи. Она описывает выявление Монад из их состояния поглощения внутри Единства, самую раннюю и высочайшую стадию в процессе образования Миров. Термин Монада может быть оди наково применен, как к обширнейшей Солнечной Системе, так и к малейшему атому.

Станца IV повествует о дифференциации «Зародыша» Вселенной в семеричную Иерархию сознательных, Божественных Сил являющихся деятельными проявлениями Единой Высочайшей Энергии. Они строители, ваятели и, в заключении, создатели всей проявленной Вселенной в едином смысле, в котором наименование «Создатель» доступно пониманию; они вдохновляют и направляют ее; они являются разумными Существами, которые согласуют и контролируют эволюцию, воплощая в себе те проявления Единого Закона, которые известны нам, как «Законы Природы».

В родовом отношении они известны, как Дхиан-Коганы, хотя каждая из различных групп имеет свое назначение в Тайной Доктрине.

Об этой стадии эволюции в мифологии индусов говорится, как о «Творении Богами».

Станца V описывает процесс мирообразования. Сначала, рассеянная Космическая Материя, затем, «Огненный Вихрь», первая стадия при формировании туманности. Эта туманность сгущается и, пройдя различные стадии трансформации, образует, соответственно случаю, или Солнечный Мир, Планетарную Цепь или же одну Планету.

Станца VI указывает последующие стадии в образовании одного из «Миров» и доводит описание эволюции такого Мира вплоть до его четвертого великого периода, соответствующего эпохе, в которой мы живем в настоящее время.

Станца VII продолжает повесть на всем протяжении от возникновения жизни до самого появления Человека: этим заканчивается Первая Книга Тайной Доктрины.

Развитие «Человека», с момента его первого появления на этой Земле в настоящем Круге и до состояния, в котором мы находим его теперь, составит тему второго тома.

Станцы, составляющие тезис каждого отдела, даны в их современной версии, ибо было бы более, чем бесполезно осложнять предмет введением архаической фразеологии оригинала с ее головоломным стилем и словами.

Выписки приведены из китайских, тибетских и санскритских переводов, оригинальных сензарских комментариев и толкований из Книги Дзиан, даваемой впервые на европейском языке. Почти излишне утверждать, что здесь дана только часть Семи Станц. Если бы они были напечатаны полностью, они остались бы непонятными для всех, исключая нескольких высоких оккультистов. Также излишне уверять читателя, что автор или, вернее, скромная рекордистка, понимает лучше эти запрещенные страницы, нежели большинство из непосвященных. Чтобы облегчить чтение и избежать слишком частых ссылок на примечания, было решено соединить вместе текст и толкование, предпочитая употребление санскритских и тибетских имен собственных, всякий раз, где они не могли быть избегнуты, нежели давать термины оригинала. Тем более, что указанные термины являются принятыми синонимами, при чем последние употребляются только между Учителем и его учениками.

Так, если бы мы переводили на русский язык, пользуясь только существительными и техническими терминами, употребленными в одном из тибетских и сензарских изложений, то первый стих читался бы так:

Tho-og в Zhi-gya спало семь Khorlo. Zodmanas-zhiba. Все Nyug лоно; Konch-hog нет; Thyan-Kam нет; Lha-Chohan нет; Tenbrel Chugnyi нет; Dhаrmаквуа прекратилась; Tgen-chagn не стало; Barnang и Ssa в Ngobonyidj; лишь единый Tho-og Yinsin в ночи Sun-chan и Yons-Grub (Паранишпанна) и т. д., и т. д.

Это звучало бы, как чистейшая Абракадабра.

Так как этот труд написан для осведомления изучающих Оккультизм, а не для филологов, то мы можем прекрасно избежать подобных чуждых нам терминов, где только возможно. Оставлены лишь непереводимые термины, непонятные, если смысл их не объяснен, но все подобные определительные переданы в их санскритской форме. Излишне напоминать читателю, что эти термины, в каждом случае, являются позднейшими развитиями этого языка и принадлежат Пятой Коренной Расе. Санскрит таким, как он известен теперь, не был языком Атлантов, и большинство философских терминов, употреблявшихся в системах Индии в период Махабхараты, не находимо в «Ведах», так же как они не встречаются и в оригинальных Станцах, но только их эквиваленты. Читатель, не теософ, приглашается еще раз принять все последующее, как волшебную сказку, если он желает или, в лучшем случае, как еще недоказанные грезы мечтателя; в худшем же, как добавочную гипотезу ко всем многочисленным научным гипотезам прошлого, настоящего и будущего, из которых некоторые уже взорваны, другие же находятся в ожидании того же. Это ни коим образом не менее научно, нежели многие, так называемые, научные теории и, во всяком случае, более философичны и ближе к истине.

Ввиду необходимости множества комментарий и объяснений, ссылки на примечания отмечены обычным способом, тогда как фразы, нуждающиеся в толковании, помечены буквами. Добавочный материал будет найден в главах о Символизме, которые часто богаче сведениями, нежели Комментарии.

Часть I. Космическая эволюция.

Семь станц из «Книги Дзиан». и. Комментарии. Космическая эволюция станцы Дзиан.

Ничто не существовало: ни ясное Небо,
Ни величья свод, над Землею простертый.
– Что же покрывало все? Что ограждало? Что скрывало?
Было ли то бездонные глубины вод?
Не было смерти и бессмертия не было.
Не было границ между днем и ночью.
Лишь Единый в своем дыхании без вздоха,
И ничто другое не имело бытия.
Царил Мрак и все было сокрыто изначала.
В глубинах Мрака – Океана бессветного.
Зародыш, скрытый в скорлупе,
Под жаром пламени в природу он развернулся.
. . .
Кто тайну познал? Кто ее повестил?
Откуда, откуда это творение многообразное?
Сами Боги были рождены позднее –
Кто знает, откуда величье создания?
ТО, откуда величье творения возникло?
Его ли Воля создала, или была безмолвна?
Великий Ясновидец в вершинах Неба,
Он знает, но, может быть, и он того не знает?
. . .
Погружая взор в Вечность,
За пределы эонов основания Земли,
. . .
Ты был. И вот, когда подземный огнь
Пробьет свою темницу, грани уничтожая,
Ты все же будешь тем, чем изначала был,
Вне времени. Неизменным,
О, мысль бесконечная, Божественная Вечность!
Риг-Веда
(с англ. перевода Кольбрука).

Станца I.

1. Предвечная Матерь-Рождающая, сокрытая в своих Покровах, Вечно-Невидимых, еще раз дремала в продолжении Семи Вечностей.

2. Времени не было, оно покоилось в Бесконечных Недрах Продолжительности.

3. Вселенского Разума не было; ибо не было Ах-хи, чтобы вместить Его.

4. Семи Путей к Блаженству не было. Не было и Великих Причин Страдания, ибо не было никого для порождения их и обольщения ими.

5. Едина Тьма наполняла Беспредельное Все, ибо Отец-Матерь и Сын еще раз были воедино, и Сын не пробудился еще для Нового Колеса и Странствий на нем.

6. Семь Превышних Владык и Семь Истин перестали существовать, и Вселенная – Необходимости Сын – была погружена в Паранишпанна, чтобы быть выдохнутой тем, что есть и в то же время нет. Не было ничего.

7. Причины Существования исчезли; бывшее Видимое и Сущее Невидимое покоились в Вечном Не-Бытии – Едином Бытии.

8. Лишь Единая Форма Существования, беспредельная, бесконечная, беспричинная, простиралась, покоясь во Сне, лишенном Сновидений; Жизнь бессознательная трепетала в Пространстве Вселенском во Всесущности той, что ощущается открытым Оком Дангма.

9. Но где была Дангма, когда Алайа Вселенной была в Парамартха, и Великое Колесо было Анупадака?

Станца II.

1. …Где были Строители, Лучезарные Сыны Зари Манвантары?… В Непознаваемой Тьме, в их Ах-хи Паранишпанна. Создатели Форм из Не-Формы – Корень Мира – Дэваматри и Свабхават покоились в Блаженстве Не-Бытия.

2. …Где было Безмолвие? Где слух, чтобы ощутить его? Нет, не было ни Безмолвия, ни Звука; ничего, кроме Нерушимого Вечного Дыхания, незнающего себя.

3. Час еще не пробил; Луч еще не проник в Зародыш; Матрипадма еще не набухла.

4. Сердце Ее еще не раскрылось для привхождения Единого Луча, чтобы затем низвергнуть его, как Три в Четыре, в недра Майи.

5. Семеро еще не родились из Ткани Света. Едина Тьма была Отцом-Матерью, Свабхават; и Свабхават была во Тьме.

6. Эти Двое и есть Зародыш, и Зародыш Един. Вселенная была еще сокрыта в Божественной Мысли и Лоне Божественном.

Станца III.

1. …Последний Трепет Седьмой Вечности дрожит в Бесконечности. Матерь набухает, распространяясь изнутри наружу, подобно почке Лотоса.

2. Трепет распространяется, касаясь своим стремительным Крылом всей Вселенной и Зародыша, пребывающего во Тьме, Тьме, что дышит над дремлющими Водами Жизни.

3. Тьма излучает Свет, и Свет роняет одинокий Луч в Воды, в Глубину Лона Матери. Луч пронизывает Девственное Яйцо, Луч пробуждает трепет в Вечном Яйце и зароняет Зародыш, не-вечный, и он сгущается в Мировое Яйцо.

4. Трое упадают в Четыре. Лученосное Естество усемеряется; Семь внутри, Семь во вне. Сияющее Яйцо, в себе Троичное, сворачивается, распространяясь молочно-белыми Сгустками в Глубинах Матери, Корне, растущем в Недрах Океана Жизни.

5. Корень остается, Свет остается, Сгустки остаются и, все же, Oeaohoo Един.

6. Корень Жизни был в каждой Капле Океана Бессмертия, и Океан был Светом Лучезарным, который был Огонь, и Тепло, и Движение. Тьма исчезла и более не существовала; она исчезла в своем Естестве, в Теле Огня и Воды, Отца и Матери.

7. Узри, о Лану, Дитя Лучезарное тех Двух, несравненное, блистающее Величие – Пространство Света, Сына Пространства Тьмы, возникающего из Глубин Великих Темных Вод. Это Oeaohoo Младший***. Он сияет, как Солнце, Он Пламенеющий, Божественный Дракон Мудрости; Эка есть Чатур, и Чатур берет себе Три, и Союз порождает Сапта (семь), в нем Семеро, которые становятся Тридаша, Сонмы и Множества.

Узри его, приподымающего Покров и развертывающего его с Востока на Запад. Он скрывает Горнее и оставляет Подножие, явленное, как Великая Иллюзия. Он намечает места для Блистающих и обращает Горнее в безбрежное Море Огня и Единое Проявленное в Великие Воды.

8. Где был Зародыш? И где ныне была Тьма? Где Дух Пламени, горящего в твоем Светильнике, о Лану? Зародыш есть ТО, и ТО есть Свет, Белый, Блистающий Сын Отца, во Тьме Сокрытого.

9. Свет-Хладный Пламень, и Пламень – Огнь, и Огнь рождает Тепло, Воду производящее, – Воду Жизни в Матери Великой.

10. Отец-Матерь прядет Ткань, верхний край ее прикреплен к Духу, Свету Единой Тьмы, а нижний к Теневому краю, к Материи; и Ткань эта есть Вселенная, сотканная из Двух Сущностей, воедино слитых, что есть Свабхават.

11. Она распространяется, когда Дыхание Огня над нею; она сокращается, когда Дыхание Матери касается ее. Тогда Сыны разъединяются и рассыпаются, чтобы вернуться в Лоно Матери к концу Великого Дня, чтобы снова соединиться с нею. Когда она охлаждается, она становится сияющей. Сыны ее разворачиваются и сокращаются Сами собою и своими Сердцами; они вмещают Беспредельность.

12. Тогда Свабхават посылает Фохат, чтобы отвердить Атомы. Каждый есть часть Ткани. Отражая, подобно зеркалу, «Самосущего Владыку», каждый, в свою очередь, становится Миром.

Станца IV.

1. …Внимайте, вы, Сыны Земли, Вашим Наставникам – Сынам Огня! Познайте нет ни первого, ни последнего; ибо все есть Единое Число, исшедшее из Не-Числа.

2. Познайте то, что мы, исшедшие от Первозданных Семи, мы, рожденные Предвечным Пламенем, узнали от наших Отцов.

3. Из Лучезарности Света – Луча Вечной Тьмы – устремились в Пространстве Энергии, вновь пробужденные; Единый из Яйца, Шесть и Пять. Затем Три, Один, Четыре, Один, Пять – Дважды Семь, Сумма Всего. И эти суть Естества, Пламена, Начала, Строители, Числа, Арупа, Рупа и Сила или же Божественный Человек – Сумма Всего. И от Божественного Человека произошли Формы, Искры, Священные Животные и Вестники Сокровенных Отцов, заключенных в Пресвятой Четверице.

4. То было Воинство Гласа, Божественной Матери Семерых. Искры Семерых подвластны и слуги Первому, Второму, Третьему, Четвертому, Пятому, Шестому и Седьмому из Семи. Они именуются Сферами, Треугольниками, Кубами, Линиями и Фор мовщиками; ибо так держится Вечная Нидана – Oi-Ha-Hou.

5. Oi-Ha-Hou есть Тьма, Беспредельность, или же Не-Число, Ади-Нидана, Свабхават – Тайная доктрина..

1. Ади-Санат, Число, ибо он Один.

2. Глас Слова, Свабхават Числа, ибо он Один и Девять.

3. «Квадрат без Формы».

И эти Три, заключенные внутри Тайная доктрина., суть Сокровенная Четверица; и Десять суть Арупа Вселенная. Затем идут Сыны, Семь Воителей, Один – Восьмой оставлен в стороне, и Дыхание его есть Свето-Датель.

6. …Затем Вторые Семь, которые есть Липики, порожденные Тремя. Отвергнутый Сын Один. «Сыны-Солнца» бесчисленны.

Станца V.

1. Первозданные Семь, изначальные Семь Дыханий Дракона Мудрости, в свою очередь, порождают своим Священным Кружно-Спиральным Дыханием Огневой Вихрь.

2. Они делают его Вестником своей Воли. Джью становится Фохатом; стремительный Сын Божественных Сынов, чьи Сыны – Липики, устремляется в вихре спиральном. Фохат есть Конь, а Мысль – Всадник. Подобно молнии пронизывает он тучи огневые. Делает Три, Пять и Семь Продвижений через Семь Областей вверху и Семь внизу. Он возвышает Глас свой и созывает бесчисленные Искры, соединяя их вместе.

3. Он их направляющий дух и водитель. Начиная работу, он отделяет Искры Низшего Царства, в радости носящиеся и трепещущие в своих светозарных обиталищах, и образует из них Зачатки Колес. Он помещает их в Шести Направлениях Пространства и Одно посреди – Колесо Срединное.

4. Фохат начертывает спиральные линии для соединения Шестого с Седьмым – Венцом. Воинство Сынов Света стоит на каждом углу; Липики в Колесе Срединном. Они говорят: «Это хорошо». Первый Божественный Мир готов; Первый; Второй. Затем «Божественный Арупа» отражает себя в Чайа-Лока, Первом Облачении Анупадака.

5. Фохат делает пять Продвижений и строит крылатое колесо на каждом углу квадрата для Четверых Пресвятых… и для Воинств их.

6. Липики очерчивают Треугольник, Первый Единый, Куб, Второй Единый, и Пентаграмму в Яйце. Это Кольцо, названное «Не преступи» для тех, кто нисходят и восходят; кто в течение Кальпы продвигаются к Великому Дню «Будь с Нами»… Так были созданы Арупа и Рупа; от Единого Света Семь Светочей; от каждого из Семи семижды Семь Светочей. Колеса охраняют Кольцо…

Станца VI.

1. Мощью Матери Милосердия и Знания, Гуань-Инь – Троичность Гуань-Ши-Инь, пребывающая в Гуань-Инь-Тянь – Фохат, Дыхание их Порождения, Сын Сынов, вызвал из низшей Бездны Призрачную Форму Сянь-Чан и Семь Начал (Элементов).

2. Стремительный и Лученосный порождает Семь Лайа Центров, которых никто не одолеет до Великого Дня «Будь с Нами»; и утверждает Вселенную на этих Вечных Основах, окружая Сянь-Чан Зародышами Первичными.

3. Из Семи – Первый проявлен, Шесть сокрыты; Два проявлены, Пять сокрыты; Три проявлены, Четыре сокрыты; Четыре выявлены, Три сокрыты; Четыре и Один Цзан проявлены, Два и Половина Одного сокрыты; Шесть должны быть проявлены, Один оставлен в стороне. Наконец, Семь Малых вращающихся Колес: одно, рождающее другое.

4. Он слагает их на подобие старших Колес, утверждая их на Несокрушимых Центрах. Фохат, как же созидает их? Он собирает Огненную Пыль, он слагает Огненные Шары, устремляется через них и вокруг них, сообщая им жизнь и затем, приводя их в движение; одних в одном направлении, других в ином. Они холодны, он делает их жаркими. Они сухи, он делает их влажными. Они пылают, он обвевает и охлаждает их. Так действует Фохат от одних Сумерек до следующих на продолжении Семи Вечностей.

5. У Порога Четвертой Сынам указано создать свои Подобия. Одна Треть отказывается. Две повинуются.

Проклятие произнесено: они будут рождены в Четвертой, страдать и причинять страдания. Первая Война зародилась.

6. Старшие Колеса вращались сверху вниз и снизу вверх… Зародыши Матери наполняли все сущее. Битвы возникли между Созидателями и Разрушителями, и Битвы велись за Пространство; Семя рождалось и вновь появлялось, беспрестанно.

7. Разочти, о Лану, если хочешь познать точный век твоего Малого Колеса. Его Чет вертая Спица – Наша Матерь. Достигни Четвертого Плода Четвертой Тропы Знания, ведущего к Нирване, и познаешь, ибо ты узришь.

Станца VII.

1. Познай начало Жизни чувствующей и вне формы.

Вначале, Божественный, Единый от Матери-Духа; затем, Духовный; Три от Одного, Четыре от Одного и Пять, из которых Три, Пять и Семь. Эти суть Троичные и Четверичные в нисходящем порядке; Первого Владыки рожденные Разумом Сыны, Блистающие Семь. Они и есть Ты, Я, Он, о Лану; они блюдут тебя и твою Матерь-Бхуми.

2. Единый Луч размножает малые Лучи. Жизнь предшествует Форме, и Жизнь переживает последний Атом. Через бесчисленные Лучи, Луч-Жизни, Единый, подобно Нити в Ожерелье.

3. Когда Единый становится Двумя, Троичный проявляется и Трое Едины; это наша Нить, о Лану, Сердце Человека-Растение, называемого Саптапарна.

4. Это есть Корень, никогда неумирающий; Три-язычное Пламя Четырех Фитилей. Фитили – Искры, которые извлекают из Три-язычного Пламени, устремленного Семью, – их Пламя – Лучи и Искры единой Луны, отраженной в струящихся Волнах всех Рек Земли.

5. Искра, Фохата Нитью тончайшей с Пламенем соединенная. Она странствует через Семь Миров Майи. Она останавливается в Первом, становясь Металлом и Камнем; проходит во Второй, и узри – Растение; Растение вращается в Семи Сменах и становится Священным Животным. Из этих свойств сочетаний Ману-Мыслитель создается. Кто создает его? Семь Жизней и Единая Жизнь. Кто завершает его? Пятеричный Лха. Кто совершенствует последнее Тело? Рыба, Грех, Сома…

6. От Перворожденного Нить между Молчаливым Свидетелем и его Тенью становится все крепче и все лучезарнее с каждой Сменою… Утренний солнечный Свет преобразился в сияние Полдня…

7. «Ныне, это твое Колесо», сказало Пламя Искре. «Ты – Я, мое Подобие и моя Тень. Я Сам облекся в тебя и ты Мой Вахана, до Дня «Будь с Нами», когда ты снова станешь мною и другими, собою и мною». После этого Строители, облекшись в свою первую Оболочку, спускаются на блистающую Землю и над людьми главенствуют – будучи ими самими.

(Так заканчивается эта часть архаического Манускрипта, затемненного, сбивчивого, почти непонятного. Попытка будет сделана теперь осветить эту затемненность и выявить смысл этого кажущегося бессмыслия.).

Комментарии. На семь станц и на их термины в порядке их нумерации в станцах и стихах.

Станца I.

1. Предвечная Матерь-Рождающая[54], сокрытая в своих покровах, вечно-невидимых, еще раз дремала в продолжении семи вечностей.

«Матерь-Рождающая», Пространство, есть вечная, всегда-сущая Причина всего – Непостижимое БОЖЕСТВО, чьи «Невидимые Покровы» являются мистическим Корнем всей Материи и Вселенной. Пространство есть то единое, вечное, что нам легче всего представить незыблемым в его отвлеченности и вне влияния и зависимости от присутствия или отсутствия в нем объективной Вселенной. Оно вне измерения во всех смыслах и самосущно. Дух есть первая дифференциация от «ТОГО», Беспричинной Причины, как Духа, так и Материи. Как учит нас Эзотерический Катехизис – «оно, ни «безграничная Пустота», ни «условная Полнота», но и то и другое. Оно было и всегда будет».

Так «Покровы» означают нумен недифференцированной Космической Материи. Это не материя, как мы знаем ее, но духовная сущность материи, которая совечна и даже едина с Пространством в его отвлеченном смысле. Корень-Природа является также источником тончайших, невидимых свойств в видимой материи. Это, как бы Душа Единого и Бесконечного Духа. Индусы именуют это Мулапракрити – Корень-Материя и утверждают, что это есть Первозданная Субстанция, являющаяся основанием, Упадхи, или Проводником каждого феномена, физического, психического или умственного. Это есть Источник, из которого излучается Акаша.

Под «Семью Вечностями» подразумеваются эоны или периоды. Слово Вечность, как оно понимается в христианском Богословии, не имеет смысла для восточного уха, исключая в применении его к Единому Существованию; так же, как и термин «во веки веков», вечный только в будущем, есть ничто иное, как ложное наименование[55]. Такие слова не существуют и не могут существовать в философской метафизике, и были неизвестны до возникновения церковного христианства. Семь Вечностей означают семь периодов, или же период времени, равный семи периодам одной Манвантары на протяжении Махакальпы или «Великого Века» (100 Годов Брамы), составляющего итог в 311 040 000 000 000 лет; каждый Год Брамы состоит из 360 Дней и такого же числа Ночей Брамы (исчисляя по Чандраяна или Лунному году). День же Брамы исчисляется в 4 320 000 000 годов смертных. Эти Вечности принадлежат к самым сокровенным исчисленьям, в которых для того, чтобы прийти к истинному итогу, каждая цифра должна быть 7x, при чем х разнится согласно с природой цикла в субъективном или реальном мире; и каждая цифра, относящаяся или представляющая различные циклы – от величайшего до малейшего – в объективном или не реальном мире, должна быть неизбежно кратным семи. Ключ к этому не может быть дан, ибо в этом заключается тайна эзотерических исчислений, а для целей обычных вычислений это не имеет смысла. «Число Семь», говорит Каббала, «есть великое число Божественных Тайн»; число десять есть число общечеловеческого знания (Декада Пифагора). 1,000 есть третья величина числа десяти, потому и число 7,000 так же символично. В Тайной Доктрине цифра 4 является мужским символом только на высочайшем плане абстракции; на материальном плане число 3 есть мужской, а 4 женский символ – вертикальный и горизонтальный в четвертой стадии символизма, когда символы становятся глифами зарождающих сил на физическом плане.

2. Времени не было, оно покоилось в бесконечных недрах продолжительности.

«Время» есть лишь иллюзия, создаваемая последовательными чередованиями наших состояний сознания на протяжении нашего странствования в Вечности, и оно не существует, но «покоится во сне» там, где нет сознания, в котором может возникнуть Иллюзия. Настоящее есть лишь математическая линия, отделяющая ту часть Вечной Длительности, которую мы называем Будущим, от части, именуемой нами Прошлым. Ничто на Земле не имеет истинной, реальной длительности, ибо ничто не остается без изменения – или тем же самым – на биллионную часть секунды; и ощущение, которое мы получаем от очевидности разделения времени, известного, как Настоящее, происходит от неясности мимолетных восприятий или ряда восприятий предметов, передаваемых нам нашими чувствами, по мере того, как эти предметы из области идеальных представлений, называемой нами Будущим, переходят в область воспоминаний, именуемой нами Прошлым. Совершенно так же испытываем мы впечатление длительности от действия мгновенной электрической искры, вследствие туманного и длительного отпечатка ее на сетчатке глаза. Действительно, человек или предмет не состоит только из того, что видимо в нем в какой-либо данный момент, но является совокупностью всех своих различных и сменяющихся состояний с момента своего появления в материальной форме вплоть до своего исчезновения с нашей Земли. Именно «эти совокупности», существующие извечно в Будущем, и проходят постепенно через материю, чтобы вечно существовать в Прошлом. Никто не скажет, что брус железа, уроненный в море, начал свое существование, покинув воздух, и перестал существовать, войдя в воду, и что самый брус состоял лишь из этого пересечения плоскости, совпавшего в данный момент с математическим планом, разделяющим и, в то же время, соединяющим атмосферу с океаном. То же происходит и с людьми, и предметами, которые, выпадая из «будет» в «было», из Будущего в Прошедшее, являют мгновенно нашим чувствам, как бы пересечение своей целости по мере их продвижения во Времени и Пространстве (как материя) от одной Вечности к другой. И эти две вечности и составляют ту Длительность, в одной лишь которой все имеет истинное существование, если бы только наши чувства были способны воспринять это.

3. Вселенского разума не было, ибо не было ах-хи[56], чтобы вместить его.[57].

«Разум» есть наименование, данное совокупности состояний Сознания, сгруппированных под определительными – Мысль, Воля и Чувства. Во время глубокого сна мышление прекращается на физическом плане и память приостанавливается; таким образом, на это время «Разум не существует», ибо орган, через который «Эго» проявляет свое мышление и память на материальном плане, временно перестал действовать. Нумен может стать феноменом на любом плане существования, проявляясь на этом плане через подходящую основу или проводник. И в продолжении длинной Ночи отдохновения, называемой Пралаей, когда все жизни растворились, «Всемирный Разум» остается, как постоянная возможность умственной деятельности или же как та, абстрактная и абсолютная, Мысль, конкретным и относительным проявлением которой является Разум. Ах-хи (Дхиан-Коганы) суть сонмы духовных Существ – Ангельские Чины христианства, Элохимы и «Вестники» евреев – являющиеся Проводниками для проявления Божественной или Вселенской Мысли и Воли. Они суть Разумные Силы, дающие и устанавливающие в Природе ее «Законы» и, в то же время, сами они действуют согласно Законам, возложенным на них аналогичным образом еще более Высокими Силами; но они не являются «олицетворениями» Сил Природы, как это часто ошибочно думают. Эта Иерархия духовных Существ, через которые проявляется Всемирный Разум, подобна армии – Воинство, воистину, посредством которого проявляет себя воинственная, мощь народа; она состоит из корпусов, дивизий, бригад, полков и т. д.; каждая имеет свою индивидуальность или свою особую жизнь, с известной долей свободы в действиях и соответствующей ответственностью; каждая включена в еще более обширную Индивидуальность, которой подчинены ее личные интересы и каждая заключает в себе еще меньшие индивидуальности.

4. Семи путей к блаженству[58] не было (а). Не было и великих причин страдания[59], ибо не было никого для порождения их и обольщения ими (b).

а) Существуют «Семь Троп» или «Путей» к «Блаженству» Не-Бытия, которое есть Абсолютное Бытие, Существование и Сознание. Они не существовали, ибо Вселенная не была проявлена и имела бытие лишь в Божественной Мысли.

b) Ибо это есть… Двенадцать Нидан или Причин Бытия. Каждая есть следствие предшествовавшей причины и, в свою очередь, причина последующей. Совокупность всех Нидан основывается на Четырех Истинах, доктрина эта особенно характерна для Системы Хинаяны[60]. Они принадлежат теории потока, закону сцепления, порождающего заслуги и проступки, и приводящего, наконец, Карму в полную силу. Эта система основана на великой истине, что следует страшиться воплощения, ибо существование в этом мире приносит человеку лишь страдание, несчастье и боль; и сама смерть не в состоянии освободить человека от этого, ибо смерть есть лишь дверь, через которую он проходит к следующей жизни на Земле, после краткого отдыха у ее преддверия – Девачана. Система Хинаяны или же Школа Малой Колесницы очень древнего происхождения; тогда как Махаяна или Школа Большой Колесницы относится к позднейшему периоду, ибо она возникла после смерти Будды. Тем не менее, основы последней так же стары, как горы, приютившие подобные школы с незапамятных времен; и школы Хинаяны и Махаяны, обе, в действительности, учат ту же самую Доктрину. Яна или Колесница есть мистическое выражение и обе «Колесницы» стараются запечатлеть доктрину, что человек может освободиться от страданий рождения и даже от ложного блаженства Девачана, путем достижения Мудрости и Знания, которое одно лишь может рассеять плоды Иллюзии и Неведения.

Майа или Иллюзия является элементом, входящим во все конечные предметы, ибо все, что существует, имеет не абсолютную, но лишь относительную реальность, так как видимость, в которую облекается скрытый нумен для данного наблюдателя, зависит от познавательных способностей последнего. Для неразвитого глаза дикаря любая картина явится сперва бессмысленным хаосом полос и мазков красок, тогда как воспитанный глаз тотчас же увидит лицо или пейзаж. Ничто не постоянно, за исключением единого, скрытого, абсолютного Бытия, заключающего в себе нумены всех реальностей. Существования, принадлежащие к каждому плану бытия вплоть до высочайших Дхиан-Коганов, являются как бы аналогичными теням, отброшенным волшебным фонарем на бесцветном экране. Тем не менее, все вещи относительно реальны, ибо познающий также есть отражение и потому все постигаемые им вещи являются для него такими же реальными, как и он сам. Какой бы реальностью не обладали вещи, реальность эта должна быть найдена в них до или после того, как они промелькнут, подобно молниеносной вспышке в нашем материальном мире; ибо мы не можем познать подобное существование непосредственно, пока имеющиеся у нас чувства-инструменты могут передавать лишь материальное существование в поле нашего сознания. На каком бы плане наше сознание ни действовало, мы и предметы, принадлежащие этому плану, являемся на это время единственными нашими реальностями. Но, по мере нашего продвижения в развитии, мы постигаем, что в стадиях, через которые мы прошли, мы приняли тени за реальности и, что восходящий процесс Эго состоит из целого ряда прогрессивных пробуждений, и каждое продвижение приносит с собою убеждение, что, наконец, теперь, мы достигли «реальности». Но только, когда мы достигнем абсолютного Сознания и сольем с ним наше сознание, только тогда будем мы освобождены от заблуждений, порожденных Майей.

5. Едина тьма наполняла беспредельное все (а), Ибо отец, матерь и сын еще раз были воедино, и сын не пробудился еще для нового колеса[61] и странствий на нем (b).

а) «Тьма есть Отец-Матерь: Свет их Сын», говорит древнее восточное изречение. Свет непостижим иначе, как исходящим из какого-либо источника, являющегося причиною его; и так как в случае Первичного Света, этот источник не познаваем, хотя разум и логика настойчиво требуют таковой, то, с точки зрения рассудка, мы называем его «Тьмою». Что же касается заимствованного или второстепенного Света, каков бы ни был его источник, он может быть лишь временным и иллюзорным. Потому «Тьма» есть Вечное Вместилище, в котором Источники Света появляются и исчезают. Ничто не добавляется к тьме, чтобы добыть из нее свет, или же к свету, чтобы сделать его тьмою на нашем плане. Они взаимно сменяются; и научно Свет есть лишь вид тьмы и обратно. И, тем не менее, оба они феномены одного и того же нумена, являющегося абсолютною тьмою для ума ученого и лишь серыми сумерками для познавания обычного мистика, но абсолютным Светом для духовного глаза Посвященного. Степень различаемого нами света, сияющего во тьме, зависит от нашей силы зрения. То, что свет для нас, есть тьма для некоторых насекомых, а глаз ясновидящего видит сияние там, где нормальный глаз усматривает лишь мрак. Когда вся Вселенная была погружена в сон – то есть, возвратилась к своему первичному элементу – не было ни центра света, ни глаза, чтобы воспринимать свет; и тьма неизбежно наполняла «Беспредельное Все».

b) «Отец» и «Матерь» – мужское и женское начало в Корне-Природе, противоположные полюсы, проявляющиеся во всем на каждом плане Космоса – или Дух и Субстанция в менее аллегорическом аспекте, результатом которых является Вселенная или же «Сын». Они «еще раз слиты воедино», когда в Ночь Брамы, во время Пралайи, все в объективной Вселенной возвращается к своей единой, первичной и вечной причине, чтобы снова проявиться при наступлении следующей Зари – как это совершается периодически. Карана – Вечная Причина – была одна. Проще говоря: лишь Карана пребывает во время Ночей Брамы. Предыдущая объективная Вселенная растворилась в свою единую, первичную и вечную Причину и, так сказать, сохраняется в состоянии растворения в Пространстве, чтобы снова дифференцироваться и выкристаллизоваться заново к следующей Заре Манвантары, являющейся началом Нового Дня или деятельности Брамы – символа Вселенной. В эзотерической фразеологии Брама есть Отец-Матерь-Сын или Дух, Душа и Тело одновременно. Каждый аспект есть символ одного атрибута и каждый атрибут или качество есть последовательное исхождение Божественного Дыхания в его циклической, инволюционной и эволюционной дифференциации. В космо-физическом смысле это есть Вселенная, Планетарная Цепь и Земля; в чисто духовном – Непознаваемое Божество, Планетный Дух и Человек – сын обоих, существо из Духа и Материи и проявление их в его периодических выявлениях на Земле во время «Колес» или Манвантар.

6. Семь превышних владык и семь истин перестали существовать (а), и вселенная – необходимости сын – была погружена в паранишпанна[62](b), чтобы быть выдыхнутой тем, что есть и в то же время нет. Не было ничего (с).

a) «Семь Превышних Владык» суть Семь Духов – Творцов или Дхиан-Коганы, соответствующие Элохим'ам евреев. Это та же Иерархия Архангелов, к которой в христианской Теогонии принадлежат Св. Михаил, Св. Гавриил и другие. В то время, как в догматическом, латинском Богословии только Св. Михаилу разрешено блюсти над всеми вершинами и безднами, в Эзотерической Системе Дхиани блюдут последовательно над одним из Кругов и великими Коренными Расами нашей Планетной Цепи. Кроме того, сказано, что они посылают своих Бодхисаттв, соответствующих им человеческих заместителей, Дхиани-Будд на протяжении каждого Круга и Расы Из «Семи Истин» и Откровений или, вернее разоблаченных тайн, лишь четыре переданы нам, ибо мы все еще в Четвертом Круге, и мир тоже имел до сих пор лишь четырех Будд. Это очень сложный вопрос и в дальнейшем он будет полнее обсужден.

До сих пор «имеются лишь Четыре Истины и Четыре Веды» – говорят буддисты и индусы. На этом основании Ириней настаивал на необходимости Четырех Евангелий. Но так как каждая Новая Коренная Раса, при начале Круга, должна иметь свое, ей надлежащее Откровение, также и носителей его, то ближайший Круг принесет Пятое, следующий за ним Шестое и так далее.

b) «Паранишпанна» есть Абсолютное Совершенство, достигаемое всеми Жизнями, при заключении великого периода деятельности или Махаманвантары, в котором они отдыхают на протяжении следующего периода Покоя. В Тибете оно называется «Ионг-Дуп» (Yoňs-grub). До возникновения школы Иогачарья истинная природа Паранирваны преподавалась открыто, но затем это понятие стало совершенно эзотерическим; благодаря этому возникло столько противоречивых толкований. Лишь истинный идеалист может понять это. Все должно быть рассматриваемо в идеальном аспекте, за исключением Паранирваны, тем, кто хотел бы понять это состояние и усвоить, каким образом Не-Бытие, Пустота и Тьма суть Трое во Едином и лишь одни самосущи и совершенны. Паранирвана абсолютна, однако, лишь в относительном смысле, ибо должна быть оставлена возможность для дальнейшего абсолютного совершенствования, в соответствии с высшим уровнем превосходства следующего периода деятельности – именно, как совершенный цветок должен перестать существовать как прекрасный цветок, чтобы вырасти в совершенный плод, если только подобный способ выражения допустим.

Сокровенное Знание учит постоянному развитию всего сущего, как миров, так и атомов, и это чудесное развитие не имеет ни постижимого начала, ни воображаемого конца. Наша «Вселенная» является лишь одной из бесконечных, бесчисленных Вселенных, и все они «Сыны Необходимости», ибо они звенья в великой космической цепи Вселенных, при чем каждая является следствием предыдущей и причиной по отношению к последующей.

Появление и исчезновение Вселенной изображаются, как выдыхание и вдыхание «Великого Дыхания», которое вечно и, будучи Движением, является одним из трех символов Абсолюта, остальные два – Абстрактное Пространство и Длительность. Когда Великое Дыхание устремлено, оно называется Божественным Дыханием и рассматривается, как Дыхание Непознаваемого Божества – Единого Бытия, которое как бы выдыхает мысль, становящуюся Космосом. Также, когда Божественное Дыхание вдыхается, Вселенная исчезает в Лоне Великой Матери, которая тогда дремлет «сокрытая в своих Покровах, Вечно-Невидимых».

(с) «То, что есть и в то же время нет», означает само Великое Дыхание, о котором мы можем лишь говорить, как об Абсолютном Бытии, но не можем представить в нашем воображении, как какую-либо форму Существования, которую мы могли бы отличить от Не-Бытия. Три периода – Настоящее, Прошедшее и Будущее – являются в Эзотерической Философии сложным временем; ибо все три являют составное число только по отношению к феноменальному плану, но в области нуменов, они не имеют абстрактного значения. Как сказано в Писаниях: «Время Прошлое есть Время Настоящее, также и Будущее, которое, хотя еще и не выявилось, все же существует», согласно наставлению в учении Прасанга-Мадьямика, догмы которого были известны с самого времени его отделения от чисто эзотерических школ[63]. В конце концов, все наши понятия о продолжительности и времени произошли из наших ощущений, согласно законам ассоциации. Будучи безвыходно связанными относительностью человеческого знания, понятия эти, тем не менее, не могут иметь иного существования, кроме как в переживаниях индивидуального Эго, и они исчезают, когда его эволюционное продвижение рассеивает Майю феноменального существования. Что есть время, например, как не панорамическая последовательность состояний нашего сознания! По словам одного из Учителей: «Я чувствую возмущение, будучи вынужденным употреблять эти три неуклюжие слова – Прошлое, Настоящее и Будущее – жалкие представления объективных фаз субъективного целого; они так же мало при способлены к назначению, как топор к тонкой резьбе». Нужно обрести Парамартха, чтобы не стать слишком легкой добычею Самврити, это – философская аксиома.[64].

7. Причины существования исчезли (а); бывшее видимое и сущее невидимое покоились в вечности не-бытия – едином бытии (b).

(а) «Причины Существования» означают не только физические причины, известные науке, но и метафизические причины, из которых главной является желание существовать, следствие Нидан и Майи. Желание сознательной жизни выявляется во всем, от атома до солнца, и есть отражение Божественной Мысли, устремленной к объективному существованию, к закону, чтобы Вселенная существовала. Согласно Эзотерическому Учению, истинная причина этого предполагаемого желания, так же как и всего существования, останется навсегда скрытой, и ее первые эманации являются самыми совершенными абстракциями, которые только может представить себе ум. Эти абстракции, в силу необходимости, должны быть предпосланы, как причина Материальной Вселенной, которая представляется чувствам и рассудку, и должны лежать в основании второстепенных и подчиненных сил Природы, очеловеченных и почитаемых, как «Бог» и «Боги», народными массами всех времен. Невозможно представить себе что-либо, не имеющее причины; подобная попытка приводит ум к пределу сознания. В действительности, это и есть состояние, к которому ум должен, в конце концов, прийти, когда мы пытаемся проследить в обратном порядке цепь причин и следствий; но наука и религия, обе приходят скорее, нежели следует, к этой границе сознания, ибо они не ведают метафизических абстракций, являющихся, единственно возможными к представлению, при чинами физических конкретностей. Эти абстракции становятся все более и более конкретными, по мере их приближения к нашему плану существования, пока они, наконец, не выявятся в форму материальной Вселенной, посредством процесса превращения метафизики в физику, аналогичного тому, по которому пар может быть сгущен в воду, а вода заморожена в лед.

(b) Представление «Вечного Не-Бытия», которое есть «Единое Бытие», покажется парадоксом каждому, кто не помнит, что мы ограничиваем наши мысли о Бытии нашим настоящим сознанием Существования, делая его специфическим термином вместо универсального. Нерожденный младенец, если бы он мог думать в нашем понимании этого термина, неизбежно и подобным же образом ограничил бы свое представление о Бытии лишь одною известною ему жизнью в утробе матери; и если бы он попытался выразить в своем сознании представление о жизни после рождения (смерти для него), то за отсутствием данных для этого, также и способностей постижения подобных данных, он, по всей вероятности, выразил бы эту жизнь, как «Не-Бытие, которое есть Истинное Бытие». В нашем случае Единое Бытие является нуменом всех нуменов, долженствующих, как мы это знаем, лежать в основании феноменов и снабжать их тою тенью реальности, которую они имеют, но для постижения которой мы не имеем, сейчас, ни надлежащих чувств, ни познавательных способностей. Неосязаемые атомы золота, рассеянные в тонне златоносного кварца, могут быть неприметны невооруженному глазу рудокопа, все же, он знает, что они не только находятся там, но, именно, лишь они придают его кварцу ценность; и это отношение золота к кварцу может слабо оттенить отношение нумена к феномену. Но рудокоп знает, как будет выглядеть золото по извлечении его из кварца, тогда как простой смертный не может оформить представления о реальности вещей, отделенных от Майи, затемняющей их и в которой они скрыты. Только Посвященный, обогащенный знанием, приобретенным бесчисленными поколениями его предшественников, направляет «Глаз Дангмы» в сущность вещей, на которую никакая Майя не может влиять. Именно тут учения Эзотерической Философии в связи с Ниданами и четырьмя Истинами приобретают величайшее значение, но они хранятся втайне.

8. Лишь единая форма существования (а), беспредельная, бесконечная, беспричинная, простиралась, покоясь во сне, лишенном сновидений (b); и жизнь бессознательная трепетала в пространстве вселенском во всесущности той, что ощущается открытым оком дангма.[65].

(а) Современная мысль имеет склонность вернуться к архаической идее однородной основы для широко отличающихся по виду вещей – т. е., разнородности, развившейся из однородности. Биологи ищут сейчас свою однородную протоплазму, и химики свой протил, в то время, как наука ищет силу, дифференциациями которой являются электричество, магнетизм, теплота и так далее. Тайная Доктрина относит эту идею в область метафизики и предпосылает «Единую Форму Бытия», как основу и источник всех вещей. Но может быть фраза – «Единая Форма Бытия» не совсем точна. Санскритское слово для этого – Прабхавапьяя, «место (или, вернее, план), откуда все началось и куда растворяются все вещи», как говорит один из комментаторов. Это не есть «Матерь Мира», как переводит Уильсон[66]; ибо Джагат Иони, как указано Фитцэдуард-Холл'ом, не столько «Матерь Мира» или «Утроба Мира», как «Материальная Причина Мира». Комментаторы Пуран объясняют это Караною, «Причиною», но Эзотерическая Философия называет это идеальным духом этой причины. В ее вторичной стадии это есть Свабхават буддийского философа, Вечная Причина и Следствие, вездесущая, тем не менее, абстрактная, самосущая пластическая Субстанция и Корень всего сущего, рассматриваемая в том же двойственном свете, как ведантист рассматривает своего Парабрамана и Мулапракрити, единого в двух аспектах. Действительно, необычно ви деть больших ученых, обсуждающих возможность, что Веданта и, в особенности, Уттара Миманса «были вызваны учениями буддистов»; тогда как, наоборот, именно, Буддизм, Учение Готамы, было «вызвано» и выращено на догмах Тайной Доктрины, частичное изложение которой мы пытаемся здесь дать и на которую опираются также и Упанишады[67]. Из Учений Шри Шанкарачарьи ясно, что наше утверждение неоспоримо.[68].

(b) «Сон, лишенный Сновидений», есть одно из семи состояний сознания, известных в Восточном Эзотеризме. В каждом из этих состояний особая часть ума приходит в действие; или, как это выразил бы ведантист, – человек становится сознательным на другом плане своего существа. Термин – «Сон, лишенный Сновидений», в данном случае, применен аллегорически ко Вселенной, чтобы выразить состояние, несколько аналогичное тому состоянию в человеке, которое, не будучи удержано памятью в бодрствующем состоянии, кажется пробелом, точно так же, как сон загипнотизированного субъекта, кажется ему пробелом сознания, когда он возвращается к своему нормальному состоянию, несмотря на то, что он только что говорил и действовал, как вполне сознательный человек.

9. Но где была Дангма, когда Алайа вселенной*[69] была в Парамартха (а)[70] и великое колесо было Анупадака (b)?

(а) Здесь перед нами тема вековых схоластических прений. Оба термина «Алайа» и «Парамартха» были причинами разделений школ и раскалывания Истины на большее число различных аспектов, нежели другие мистические слова. Алайа есть Душа Мира или Anima Mundi – Сверх-Душа Эмерсона, которая по эзотерическому учению периодически изменяет свою природу. Алайа, хотя вечная и неизменная в своей внутренней сущности на планах, недостижимых ни человеком, ни космическими богами, (Дхиани-Буддами), изменяется на протяжении активного периода – жизни по отношению к низшим планам, включая и наш. В продолжении этого времени не только Дхиани-Будды душою и сущностью своею едины с Алайей, но даже человек, сильный в Йоге (мистическое созерцание), «способен слить с нею свою душу», как говорит Арьясанга школы Иогачарья. Это не Нирвана, но состояние близкое этому; отсюда и разногласия. Таким образом, в то время, как последователи Иогачарьи, школы Махаяны, говорят, что Алайа (Ньинг-по и Цанг по тибетски), есть олицетворение Пустоты и, тем не менее, Алайа является основой каждой видимой и невидимой вещи и, хотя она вечна и неизменна в сущности своей, она отражается в каждом объекте Вселенной, «как луна в чистых, спокойных водах»; другие же школы оспаривают это утверждение. То же самое и в отношении Парамартха. Последователи Иогачарья толкуют этот термин как то, что также зависит от других вещей (паратантра); а мадхьямики говорят, что Парамартха относится лишь к Паранишпанне или Абсолютному Совершенству, т. е., в изложении этих «Двух Истин» из Четырех, первые верят и утверждают, что, во всяком случае, на этом плане существует лишь Самвритисатья или относительная Истина; последние же учат существованию Парамарт хасатья, Абсолютной Истины[71]. «Ни один Архат, о бикшу, не может достичь абсолютного знания, прежде чем он не воединится в Паранирване. Парикальпита и Паратантра его два великих врага»[72]. Парикальпита (Кун-Таг по тибетски) есть заблуждение, порожденное теми, кто не могут осознать пустоту и иллюзорную природу всего сущего; кто верят в существование того, что не существует, т. е. Non-Ego. А Паратантра есть то, что существует лишь благодаря зависимому или причинному отношению и которое должно исчезнуть, как только причина, из которой оно произошло, будет удалена – как пламя по отношению к фитилю. Уничтожьте или потушите его, и свет исчезнет.

Эзотерическая Философия учит, что все живет и имеет сознание, но не утверждает, что вся жизнь и сознание тождественны с сознанием человека или даже животных сущностей. Мы рассматриваем жизнь, как Единую Форму Существования, проявляющуюся в том, что именуется Материей; или в том, что, неправильно разделяя, мы называем в человеке Дух, Душа и Материя. Материя является Проводником для проявления Души на этом плане существования. Душа же есть Проводник на высшем плане для проявления Духа, и эти трое есть Троица, синтезированная Жизнью, насыщающей их всех. Представление о Всемирной Жизни является одной из тех древних концепций, к которым возвращается человеческий разум в настоящем столетии, как последствие освобождения его от антропоморфической Теологии. Наука, правда, удовлетворяется, нащупывая или предполагая признаки Всемирной Жизни, но еще не выказала себя настолько смелой, чтобы хотя бы только шепнуть – «Anima Mundi»! «Мысль о жизни кристаллов», принятая теперь наукою, была бы осмеяна полвека тому назад. Ботаники ищут сейчас нервы у растений; не потому, что они предполагают, что растения могут чувствовать, либо думать подобно животным, но потому, что они полагают, что для объяснения роста и питания растительного мира, совершенно необходимо какое-то строение, имеющее в своих функциях такое же отношение к жизни растений, как и нервы к животной жизни. Представляется почти невозможным, чтобы наука, только простым употреблением таких терминов, как «Сила» и «Энергия», могла бы продолжать скрывать от себя тот факт, что вещи, обладающие жизнью, являются живыми предметами, будь-то атомы или же планеты.

Но читатель может спросить – каково же верование внутренних Эзотерических Школ? Каковы доктрины, преподанные по этому вопросу эзотерическими «буддистами»? Вместе с ними мы отвечаем – Алайа имеет двоякий и даже троякий смысл. В системе Иогачарья, созерцательной школы Махаяны, Алайа является одновременно Мировой Душой – Anima Mundi, и Высшим я (Эго), продвинувшегося Адепта. «Тот, кто силен в Йоге, может по желанию, путем медитации, ввести свою Алайю в истинную сущность Бытия». «Алайа имеет абсолютное вечное существование», говорит Арьясанга, соперник Нагарджуны[73]. В одном смысле она Прадхана, которая объяснена в Вишну Пуране, как «то», что есть причина сама по себе, выразительно названная величайшими мудрецами Прадханою, начальною основою, являющейся тончайшей Пракрити, т. е., то, что вечно и что одновременно есть (или вмещает то, что есть) и (что) не есть или же есть простой процесс»[74]. «Неделимая Причина, будучи единообразной и, в то же время, являясь причиной и следствием, и которую те, кто знакомы с первыми принципами, называют Прадхана и Пракрити, есть непознаваемый Брама, кто был прежде всего сущего[75]; т. е., Брама не начинает сам эволюцию и не создает, но лишь выявляет свои различные аспекты, один из которых есть Пракрити, аспект Прадханы. Тем не менее, «Пракрити» неправильное слово, и Алайа, в данном случае, была бы уместнее; ибо Пракрити не есть «Непознаваемый Брама». Это ошибка тех, кто ничего не знают об универсальности Оккультных Доктрин с самой колыбели человеческих рас, и, в особенности, тех ученых, которые отбрасывают самую мысль о «Первоначальном Откровении», чтоб учить, что Anima Mundi, Единая Жизнь, или Мировая Душа, была оповещена только Анаксагором или в его времена. Этот философ выдвинул это учение просто, чтобы противопоставить его слишком материалистическим представлениям Демокрита о Космогонии, основанным на экзотерической теории о слепоустремленных атомах. Анаксагор Клазоменский, однако, не был изобретателем учения, но лишь его распространителем, как и Платон. То, что он называл Мировым Разумом (Nous), принцип который, согласно его воззрению, абсолютно отделен и освобожден от материи, и действует преднамеренно, назывался Движением, Единою Жизнью или Дживатма в Индии, века до 500 г. до Р. Хр. Только философы арийцы никогда не наделяли этот принцип, являющийся для них беспредельным, конечным «атрибутом мышления»[76]. Это естественно приводит к «Всевышнему Духу» Гегеля и немецких трансценденталистов – контраст, который, может быть, полезно указать. Школы Шеллинга и Фихте далеко отошли от примитивного, архаического представления Абсолютного Принципа и отразили лишь аспект основной мысли Веданты. Даже «Absoluter Geist», намеченный фон Гартманом в его пессимистической философии «Бессознательное», хотя, может быть, и является наиближайшим приближением к индусским Доктринам Адвайты, достигнутым европейским умозрением, однако, также далек от действительности.

По Гегелю «Бессознательное» никогда не предприняло бы грандиозную и трудную задачу развития Вселенной, если бы не надежда достичь ясного Само-Сознания. В связи с этим нужно иметь в виду, что определяя Дух, термин, употребляемый европейскими пантеистами, как эквивалент Парабрамана, как Бессознательное, они не приписывают этому выражению значение, которое оно обычно предпосылает. Оно употребляется за отсутствием лучшего термина для символа глубокой Тайны.

«Абсолютное Сознание позади феноменов», говорят они, «именуемое Бессознанием только в силу отсутствия в нем всякого элемента личности, превышает человеческое представление. Человек, будучи не в состоянии оформить ни одного представления иначе, как в терминах эмпирических феноменов, лишен возможности, в силу самого строения своего существа, приподнять покров, окутывающий величие Абсолюта. Лишь освобожденный Дух может слабо постичь природу источника, откуда он произошел и куда он должен, в конце концов, вернуться. Если даже высочайший Дхиан-Коган может только преклониться в неведении перед страшной Тайной Абсолютного Бытия; и если даже в этом завершении сознательного существования – «погружения индивидуального сознания во Всемирное Сознание», употребляя фразу Фихте, – конечное не только не может постичь Бесконечное, но и приложить к нему свою меру познавательных опытов, то как же можно сказать, что Бессознательное и Абсолют могут иметь инстинктивный импульс или надежду достичь ясного Само-Сознания[77]? Ведантист, кроме того, никогда не допустил бы эту мысль Гегеля. Оккультист же сказал бы, что она вполне приложима к пробужденному Махат'у, Мировому Разуму, уже выявленному в феноменальный мир, как к первому аспекту неизменного Абсолюта, но никогда не к последнему. «Дух и Материя или Пуруша и Пракрити суть два первичных аспекта Единого, не имеющего Второго», так учат нас.

Движущий Материей Nous, оживотворяющая Душа, присущая каждому атому, проявленная в человеке, латентная в камне, имеет различные степени мощи. Это пантеистическое представление всеобщего Духа-Души, проникающего всю Природу, является древнейшим среди всех философских понятий. Также Архей не был открыт Парацельсом или его учеником Ван Гельмонтом, ибо этот самый Архей есть локализованный «Отец-Эфир» – проявленная основа и источник бесчисленных феноменов жизни. Все серии бесчисленных теорий этого рода являются лишь вариациями на ту же тему, основная нота которой была дана в «Первоначальном Откровении».

b) Термин «Анупадака», без родителей, или без предков, есть мистическое определение, имеющее в нашей философии несколько значений. Под этим наименованием обычно подразумеваются небесные Существа, Дхиан-Коганы или Дхиани-Будды. Эти Существа мистически соответствуют человеческим Буддам и Бодхисаттвам, известным как Мануши (человеческие) Будды, ко торые позднее обозначались так же, как Анупадака, с момента погружения их личности в их объединенные Шестой и Седьмой принципы, или Атма-Буддхи, когда они становились «Алмазной Душою» (Ваджра-Саттва)[78] или полными Махатмами. «Сокрытый Владыка» (Сангбэй Даг-по), «Слитый с Абсолютом», не может иметь родителей, раз он Самосущ и един с Мировым Духом (Сваямбху)[79], Свабхават в его высочайшем аспекте. Тайна Иерархии Анупадака велика, ее вершина – Всемирная Дух-Душа, а низшая ступень Мануши-Будда; но даже каждый духовный человек есть также Анупадака в латентном состоянии. Отсюда – говоря о Вселенной в ее бесформенном вечном или абсолютном состоянии, до того, как она была сложена Строителями – выражение: «Великое Колесо (Вселенная) было Анупадака».

Станца II.

1. …Где были строители, лучезарные сыны зари Манвантары? (а)… в непознаваемом мраке, в их Ах-Хи[80] Паранишпанна. создатели форм[81] из неформы[82] – корень мира – Дэваматри[83] и Свабхават покоились в блаженстве не-бытия (b).

а) «Строители», «Сыны Зари Манвантары», есть истинные создатели Вселенной; и в этой доктрине, относящейся лишь к нашей планетной системе, они, как зодчие последней, именуются также «Стражами» семи сфер, которые экзотерически являются семью планетами, и эзотерически семью землями или сферами (Глобусами) также нашей цепи. В заглавной фразе Станцы I, упоминание «Семи Вечностей» приложимо, как к Махакальпе, или (Великому) «Веку Брамы», так и к Солнечной Пралайи и к последующему воскрешению нашей планетной системы на высшем плане. Существует много видов Пралайи (растворение видимой вещи), как это будет показано в дальнейшем.

b) «Паранишпанна» следует запомнить есть summum bonum, Абсолют, следовательно, тоже, что и Паранирвана. Кроме того, что Паранирвана является состоянием завершения, оно есть состояние субъективности, имеющее отношение лишь только к Единой Абсолютной Истине (Парамартхасатья) на ее плане. Это состояние, приводящее к правильной оценке полного значения Не-Бытия, которое, как уже объяснено, является Абсолютным Бытием. Рано или поздно, но все, что сейчас кажуще существует, будет пребывать, воистину и действительно, в состоянии Паранишпанны. Но существует огромная разница между сознательным и бессознательным Бытием. Состояние Паранишпанны без Парамартха, Само-анализирующего Сознания (Свасамведана), не есть блаженство, но лишь потухание (замирание) на протяжении Семи Вечностей. Так железный шар, помещенный под сжигающими лучами солнца, будет прокален насквозь, но не ощутит или не оценит их тепло, тогда как человек почувствует всю силу их. Лишь – «ясным умом, не затемненным Личностью, и накоплением заслуг многочисленными Существованиями, посвященными Бытию во всей его совокупности (вся живущая и сознательная Вселенная)», человек освобождается от личного существования и, погружаясь и становясь воедино с Абсолютом[84], продолжает существовать в полном обладании Парамартха.

2. …Где было безмолвие? Где слух, чтобы ощутить его? Нет, не было ни безмолвия, ни звука (а): ничего, кроме нерушимого вечного дыхания[85], незнающего себя (b).

а) Мысль, что вещи могут перестать существовать и все же быть, является основною в Восточной Психологии. В этом очевидном противоречии терминов заключается факт Природы, постичь который умом гораздо важнее, нежели обсуждать слова. Близкий пример подобного парадокса дается химической комбинацией. Вопрос – перестают ли существовать водород и кислород, когда они соединяются, чтоб образовать воду, является спорным и посейчас. Некоторые возражают, что раз они вновь выявляются после разложения воды, то они должны находиться в ней все время. Другие оспаривают, говоря, что раз они в действительности превращаются в нечто совершенно иное, то на это время они должны перестать существовать, как таковые; но ни одна сторона не в состоянии составить себе, хотя бы самое слабое понятие об истинном состоянии того, что стало чем-то иным и, все же, осталось самим собою. Существование кислорода и водорода в виде воды, может быть названо состоянием Не-Бытия, являющимся более реальным Бытием, нежели их существование в виде газов; и может слабо символизировать состояние Вселенной, когда она погружается в Сон или перестает существовать во время Ночей Брамы, чтобы пробудиться или вновь проявиться, когда Заря Новой Манвантары вызовет ее к тому, что мы называем существованием.

b) «Дыхание» Единого Существования – выражение, употребляемое Архаическим Эзотеризмом лишь в приложении к духовному аспекту Космогонии; в иных случаях, оно заменено на материальном плане его эквивалентом – Движением. Единый Вечный Элемент или Вместилище, содержащее Элемент, есть Пространство, вне измерений во всех смыслах; сосуществующими с которым являются Бесконечная Продолжительность, Изначальная (следовательно Нерушимая) Материя и Движение – Абсолютное, «Непрекращающееся Движение», являющееся «Дыха нием» Единого Элемента. Это Дыхание, как это видно, никогда не может прекратиться, даже во время Вечностей Пралай.

Но Дыхание Единого Существования, однако, не относится к Единой, Беспричинной Причине или Все-Бытийности в противоположение ко Все-Сущему, которое есть Брама или Вселенная. Брама, четверо-ликий Бог, который после поднятия Земли из Вод, «закончил творение», рассматривается, как это ясно указано, лишь как причина способствующая, но не как Идеальная Причина. Пока что ни один из востоковедов не понял вполне истинного смысла стихов, в Пуранах, трактующих о «творении». В них Брама является причиной сил, которые должны быть рождены последовательно для труда «творения». Например, в переводе Вишну Пураны[86], ту часть, где говорится: «И от НЕГО происходят силы, которые должны быть сотворены, после того, как они стали реальной причиной», может быть, было бы правильнее передать так: «И от ЭТОГО происходят силы, которые будут создавать, ибо они становятся реальной причиной (на материальном плане)». За исключением этой Единой, Беспричинной, Идеальной Причины не существует другой, к которой Вселенная может быть отнесена. «Достойнейший из подвижников! через мощь этого – т. е., через мощь этой причины – каждая сотворенная вещь выявляется в силу присущей или же свойственной ей природы». Если «в Веданте и в Ньяя, Нимитта есть действующая причина в противоположение Упадане, причине материальной, то в философии Санкхья, Прадхана вмещает функции обеих». В Эзотерической философии, примиряющей все эти системы, ближайшей представительницей которой является Веданта в толковании ведантистов Адвайты, ничто другое, кроме Упаданы, не может быть обсуждаемо. То, что принимается вайшнавами (Висиштадвайта), как идеальное, в отличие от реального – или Парабраман и Ишвара – не может быть найдено в опубликованных теориях, ибо даже термин – идеальное – является ложным наименованием, когда оно применено к тому, что никакой человеческий ум, даже ум Архата, не может представить себе.

Для познания самое себя или самопознания нужно, чтобы сознание и распознавание были бы осознаны – обе эти способности являются ограниченными по отношению к любому предмету, исключая Парабрамана. Отсюда «Вечное Дыхание, неведающее самое себя». Бесконечность не может понять Конечность. Беспредельное не может иметь отношения к Ограниченному и Условному. В Оккультных Учениях Неведомое и Неведомый Двигатель или Самосущее есть Абсолютная Божественная Сущность. Итак, будучи Абсолютным Сознанием и Абсолютным Движением – для ограниченных чувств тех, кто описывают это неописуемое – оно есть бессознательность и недвижимость. Конкретное сознание также не может быть атрибутом абстрактного сознания, как и свойство влажности не может быть атрибутом воды – влажность, будучи самостоятельным атрибутом и причиною влажного качества в других вещах. Сознание предпосылает ограничения и определения; нечто, чтобы быть осознанным, и кого-то, чтоб осознать это нечто. Но Абсолютное Сознание вмещает познающего, вещь познаваемую и самопознание, все три в нем, и все три едины. Ни один человек не может сознавать более той части своего знания, которая вызвана его умом в любой определенный момент, но такова бедность языка, что мы не имеем термина, чтоб отличить знание, о котором мы сейчас не думаем, от того знания, которое мы не можем вызвать в памяти. Забыть является синонимом не помнить. Насколько же больше должна быть трудность в нахождении терминов для описания и распознания абстрактных и метафизических фактов или различий! Также не следует забывать, что мы даем наименования вещам, согласно тем видимостям, которые они принимают для нас. Мы называем Абсолютное Сознание «бессознанием», ибо нам кажется, что это неизбежно должно быть так, точно так же, как мы называем Абсолют «Тьмою», ибо для нашего предельного понимания, он представляется совершенно непроницаемым; тем не менее, мы вполне признаем, что наше познание подобных вещей не соответствует действительности. Например, мы невольно делаем различие в нашем уме, между бессознательным Абсолютным Сознанием и бессознанием, тайно наделяя первое каким то неопределенным свойством, соответствующим на высшем плане, недоступном нашим мыслям, тому, что мы знаем, как сознание в нас самих. Но это не есть вид сознания, которое мы в состоянии отличить от того, что представляется нам, как бессознательность.

3. Час еще не пробил; луч еще не проник в зародыш (а); Матрипадма[87] еще не набухла[88] (b).

а) «Луч» «Вечной Тьмы» становится, после своего исхождения, Лучом блистающего Света или Жизни, и пронзает «Зародыш» – Точку в Мировом Яйце, представляющую Материю в ее абстрактном смысле. Но термин «Точка» не должен быть понят, как приложимый к какой-либо определенной точке в Пространстве, ибо в центре каждого атома имеется зародыш, и все они в совокупности своей образуют «Зародыш»; или, вернее, так как ни один атом не может быть видим нашим физическим глазом, совокупность их (если только термин этот может быть применен к тому, что беспредельно и бесконечно) образует Нумен вечной и нерушимой Материи.

b) Одним из символов Двоякой, Творческой Мощи в Природе (материя и сила на материальном плане) является «Падма», водяная лилия Индии. Лотос есть продукт тепла (огня) и воды (пара или эфира); в каждой философской и религиозной системе, даже в христианстве огонь представляет собою Божественный Дух, активное мужское, зарождающее начало; а эфир или душа материи, свет огня – пассивное женское начало, от которого все в этой Вселенной произошло. Потому Эфир или Вода есть Матерь, а Огонь есть Отец. Сэр Уилльям Джонс – а до него архаическая ботаника – показал, что семена Лотоса содержат, даже до их прорастания, совершенно сформированные листья и миниатюрный вид будущего, законченного растения; так природа дает нам образец предварительного оформления ее произведений… семена всех явнобрачных растений, приносящих цветы, содержат эмбрион – растеньице уже готовой формы[89]. Это объясняет фразу «Матрипадма еще не набухла», ибо в архаической символике форма обычно приносится в жертву внутренней или основной мысли.

Кроме того, Лотос или Падма очень древний и излюбленный символ самого Космоса, так же и человека. Причина популярности заключается, во первых, в выше упомянутом факте, что семя Лотоса содержит в себе законченное, миниатюрное, будущее растение, что является символом того факта, что духовные прототипы всех вещей существуют в мире нематериальном ранее, чем эти вещи становятся материальными на Земле; во вторых, в том факте, что растение Лотоса растет в воде, имея свой корень в иле или грязи, и распускает свой цветок поверх воды в воздухе. Таким образом, Лотос символизирует жизнь человека так же, как и Космоса. Ибо Тайная Доктрина учит, что элементы обоих одинаковы и оба развиваются в том же направлении. Корень Лотоса, погруженный в ил, являет материальную жизнь, стебель, тянущийся через воду вверх, символизирует существование в астральном мире, а самый цветок, носящийся над водою и открытый к небу, эмблематичен для духовного бытия.

4. Сердце ее еще не раскрылось для привхождения единого луча, чтобы затем низвергнуть его, как три в четыре, в недра Майи.

Изначальная Субстанция еще не перешла из своей до-космической непроявленности в дифференцированную объективность, или даже не стала, (пока что для человека) невидимым Протилом Науки. Но когда «час пробил», и она становится восприимчивой к фохатическим отпечаткам Божественной Мысли – Логоса или же мужского аспекта Anima Mundi, Алайи, – ее «Сердце» раскрывается. Она дифференцируется, и Три (Отец, Матерь, Сын) превращаются в Четыре. В этом лежит начало двоякой Тайны – Троицы и Непорочного Зачатия. Всемирное Единство (или Односущность) под тремя аспектами есть первая и основная догма Оккультизма. Это дает возможность представления Божества, которое, как Абсолютное Единство, должно навсегда остаться недосягаемым для предельного разума.

«Если бы ты захотел удостовериться в Мощи, действующей внутри корня растения, или представить себе корень, скрытый под землею, ты должен был бы думать о его стебле или стволе, и о его листьях и цветах. Ты не можешь представить эту Мощь, независимо от этих предметов. Жизнь может быть познана только по Древу Жизни.[90].

Мысль об Абсолютном Единстве была бы совершенно разбита в нашем представлении, если бы мы не имели перед нашими глазами нечто конкретное, что вмещало бы это Единство. Божество, будучи Абсолютным, должно быть Вездесущим; следовательно нет ни одного атома, который не содержал бы Его в себе. Корни, ствол и его многочисленные ветви, являются тремя различными предметами, тем не менее, они составляют единое древо. Каббалисты говорят: «Божество едино, ибо Оно беспредельно. Оно троично, ибо Оно вечно проявляется». Это проявление троично в своих аспектах, ибо, как говорит Аристотель, каждое тело природы нуждается в трех принципах, чтобы стать объективным: сущность сокровенную, форму и материю[91]. Сущность сокровенная (privation) означала в уме великого философа то, что оккультисты называют прототипами, запечатленными в Астральном Свете – на низшем плане и в мире Anima Mundi. Соединение этих трех принципов зависит от четвертого – ЖИЗНЬ – который излучается от вершин Недосягаемого, чтобы стать разлитой во всем Субстанцией, на всех проявленных планах Бытия.

И эта Четверица (Отец, Матерь, Сын, как Единство, и Четверица, как живое проявление), явилась причиной, приведшей к древнейшему понятию Непорочного Зачатия, кристаллизовавшегося впоследствии в догму христианской церкви, которая, вопреки всякому здравому смыслу, воплотила это метафизическое понятие.

Нужно лишь прочесть Каббалу и изучить ее методы толкования чисел, чтобы найти происхождение этой догмы. Это понятие является чисто астрономическим, математическим и, прежде всего, метафизическим. Мужской Элемент в Природе (олицетворенный мужскими Божествами и Логосами – Вирадж или Брама, Гор или Озирис и т. д., и т. д.), рождается посредством, но не из непорочного источника, олицетворенного «Матерью», ибо – Абстрактное Божество, будучи бесполым и даже не Сущностью, но Бытием или самой Жизнью – это Мужское Божество, имея «Матерь», не может иметь «Отца». Приводим объяснение этому на математическом языке автора «The Source of Measures». Говоря об «Измерении Человека» и его численном (каббалистически) значении, он пишет, что в Книге «Бытия» IV, 1:

Оно называется Измерением «Человек равенJehovah», получается оно следующим образом: 113×5 = 565; и число 565 может быть выражено 56.5×10 = 565. Здесь число Человека 113 становится фактором 56,5×10, и объяснение (каббалистическое) этого последнего численного выражения есть Jod, Нй, Vau, Нй или Jehovah … Развитие 565 в 56,5×10 сделано преднамеренно, чтобы показать эманацию мужского принципа Jod от женского (Eva); или, так сказать, рождение мужского элемента от непорочного источника; иначе говоря, от непорочного зачатия.

Так повторяется на Земле Таинство, утвержденное по свидетельству Ясновидцев на Божественном Плане. Сын Непорочной Девы (или Недифференцированный Протил, Материя в ее Беспредельности) вновь рождается на Земле, как Сын земной Евы, нашей матери Земли и становится Человечеством в его совокупности – прошлым, настоящим и будущим – ибо Иегова или Jod-Нй-Vau-Нй, – андрогин или двуполый. Наверху Сын являет собою весь Космос; внизу он – Человечество. Триада или Треугольник становится Четыреугольником, сокровенным числом Пифагора, совершенным Квадратом, и на Земле шестигранным Кубом. Макропросопус (Великий Лик) становится теперь Микропросопусом (Малым Ликом); или, как говорят каббалисты: Ветхий Деньми, нисходя на Адама Кадмона, которым он пользуется, как Носителем для проявления, превращается в Тетраграмматона. Он сейчас в «Лоне Майи», Великой Иллюзии, и имеет между собою и Реальностью Астральный Свет, Великого Обольстителя ограниченных чувствований человека, если только Знание через Парамартхасатья не придет ему на помощь.

5. Семеро[92] еще не родились из ткани света. Едина тьма была Отцом-Матерью, Свабхават; и Свабхават была во тьме.

Тайная Доктрина в данных Станцах занимается, главным образом, если только не вполне, нашей Солнечной Системой и в осо бенности нашей планетной цепью. Потому «Семь Сыновей» являются создателями последней. Это учение в дальнейшем будет объяснено полнее.

Свабхават «Пластическая Субстанция», наполняющая Вселенную, есть корень всего сущего. Свабхават есть, так сказать, буддийский конкретный аспект абстракции, именуемой в индусской философии Мулапракрити. Это есть тело Души и то, чем был бы Эфир для Акаши, последняя является одушевляющим принципом первого. Китайские мистики сделали из этого синоним «Бытия». В китайском переводе Ekaśloka-Śвstrа Нагарджуны (китайского Лун-шан), названной И-шу-лу-цзя-лунь, сказано, что термин «Бытие» или «Субхава» (Yeu по китайски), означает «Сущность, самодающая сущность»; также это объяснено им, как и означающее «без действия и в действии», «природа, неимеющая своей природы». Субхава, от которого происходит Свабхават[93], состоит из двух слов: су – прекрасный, хороший и сва – самость и бхава – бытие или же состояние бытия.

6. Эти двое и есть зародыш, и зародыш един. Вселенная была еще сокрыта в божественной мысли и лоне божественном.

«Божественная Мысль» не предпосылает идею Божественного Мыслителя. Вселенная не только прошлая, настоящая и будущая – представление человеческое и конечное, выраженное конечною мыслью – но Вселенная во всей своей цельности, как Sat (непереводимый термин), Абсолютное Бытие с прошлым и будущим, кристаллизованными в вечном Настоящем, является этою Мыслью, отраженною, в свою очередь, во вторичной или проявленной причине. Браман (непроявленный), так же, как Mysterium Magnum Парацельса, абсолютная тайна для человеческого ума. Брама, муже-женственный, аспект и антропоморфическое Отражение Брамана, постижим восприятием слепой веры, но отвергается человеческим разумом, достигшим своей зрелости.

Отсюда утверждение, что во время, так сказать, пролога драмы творения или начала космической эволюции, Вселенная или Сын лежит еще сокрытая в «Божественной Мысли», которая еще не проникла в «Божественное Лоно». Следует обратить внимание, что эта мысль лежит в основании и дает начало всем аллегориям о «Сынах Бога», рожденных от Непорочных Дев.

Станца III.

1. …Последний трепет седьмой вечности дрожит в бесконечности (а). Матерь набухает, распространяется изнутри наружу, подобно почке лотоса (b).

а) Кажущееся парадоксальным употребление термина «Седьмая Вечность», разделяющее таким образом, неделимое, утверждено в Эзотерической Философии. Последняя разделяет беспредельную Продолжительность на безусловное вечное и всемирное Время (Кала), и на условное Время (Кхандакала). Одно есть абстракция или нумен бесконечного Времени, другое его феномен, проявляющийся периодически, как следствие Махата-Всемирного Разума, ограниченного продолжительностью Манвантары. В некоторых школах Махат является Первородным от Прадханы (недифференцированной Сущности или периодического аспекта Мулапракрити, Корня Природы), которая (Прадхана) называется Майа, Иллюзия. В этом отношении, как мне кажется, Эзотерическое Учение отличается от Доктрин Веданты, ее обеих школ – Адвайты и Висиштадвайты. Ибо оно говорит, что в то время, как Мулапракрити, нумен, самосущна и без начала – короче говоря, неимеющая родителей Анупадака, будучи единой с Браманом, – Пракрити, ее феномен, периодична и не более, нежели призрак первой; так и Махат, первородный от Джнана (Гнозис), Знание, Мудрость или Логос – есть призрак, отображенный Абсолютным Ниргуна (Парабраманом), Единой Реальностью, «неимеющей ни атрибутов, ни качеств», тогда как для некоторых ведантистов Махат есть проявление Пракрити или же Материи.

b) Потому «Последняя Вибрация Седьмой Вечности» не была «предопределена» каким-то особым Богом, но возникла в силу вечного и незыблемого Закона, который производит великие периоды Деятельности и Покоя, так изобразительно и в то же время так поэтично названных Днями и Ночами Брамы. Развертывание Матери «изнутри наружу», названной в другом месте «Водами Пространства», «Великой Утробой» и т. д., не подразумевает распространения из малого центра или фокуса, но означает развитие безграничной субъективности в такую же безграничную объективность, вне всякого отношения к размеру, или ограничению, или пространству.

«Это вечно невидимая (для нас) и нематериальная Сущность, сущая в Вечности, отбросила свою периодическую тень со своего собственного плана в Лоно Майи». Это означает, что это развертывание, не будучи увеличением в размере, (ибо бесконечное протяжение не допускает увеличения) было лишь изменением состояния. Она развернулась «подобно почке Лотоса»; ибо растение Лотоса существует не только, как миниатюрный эмбрион в своем семени (физическая особенность), но прототип его существует в идеальной форме в Астральном Свете от «Зари» до «Ночи», на всем протяжении периода Манвантары, как в действительности существует и все остальное в этой объективной Вселенной, от человека до насекомого, от гигантских деревьев до былинки.

Но все это, учит нас Тайная Наука, есть лишь временное отражение, тень вечного идеального прототипа в Божественной Мысли: слово «Вечность», заметьте снова, дано здесь лишь в смысле «Эона», продолжающегося на протяжении, кажущегося нескончаемым, но, все же, ограниченного цикла деятельности, называемого нами Манвантара. Ибо что есть истинное эзотерическое значение Манвантары или, вернее, Ману-антары? Буквально оно означает – «Между двумя Ману», которых 14 в каждом Дне Брамы, и подобный День состоит из 1.000 совокупностей четырех Веков, 1.000 «Великих Веков или Махаюг». Теперь, проанализируем слово или наименование Ману. Востоковеды в своих словарях говорят нам, что термин «Ману» происходит от корня «man», «мыслить», отсюда «мыслящий человек». Но эзотерически каждый Ману, как очеловеченный покровитель своего особого цикла (или Круга), есть лишь олицетворенная мысль «Божественной Мысли» (как Герметический Пэмандр); потому каждый Ману является особым богом, создателем и формировщиком всего того, что является в продолжении его соответствую щего цикла бытия или Манвантары. Фохат исполняет поручение Ману (или Дхиан-Коганов) и побуждает идеальные прототипы развертываться изнутри, то есть пройти постепенно, по нисходящей скале, все планы от нуменов до низшего феноменального, чтобы, наконец, расцвести на последнем в полную объективность, – в высшую степень Иллюзии, или грубейшую материю.

2. Трепет распространяется, касаясь[94] своим стремительным крылом всей вселенной и зародыша, пребывающего во тьме, тьме, что дышит[95] над дремлющими водами жизни.

Монас Пифагора, как сказано, также пребывает в одиночестве и «Тьме», подобно «Зародышу». Идея Дыхания Тьмы, движущегося над «дремлющими Водами Жизни», являющимися Изначальной Материей с непроявленным в ней Духом, вызывает в памяти первую главу Книги «Бытия». Оригиналом этому послужил Браманический Нараяна (Носящийся над Водами), являющийся олицетворением Вечного Дыхания Бессознательного Всего (или Парабраман) восточных оккультистов. Воды Жизни или Хаос – женское начало в символизме – есть Пустота (для нашего умозрения), в которой заключены непроявленные Дух и Материя. Это и было то, что заставило Демокрита утверждать после его наставника Левкиппа, что первичными началами всего были атомы и пустота, в смысле пространства, но не в смысле пустого пространства, ибо, согласно перипатетикам и каждому древнему философу, «Природа отвергает пустоту».

Во всех Космогониях «Вода» играет ту же значительную роль, она является основою и источником материального существования. Ученые, принимая слово вместо вещи, понимают под этим определенную комбинацию кислорода и водорода, придавая, таким образом, специфический смысл термину, употребляемому оккультистами в смысле родовом и имеющему в Космогонии метафизическое и мистическое значение. Лед, так же как и пар, не вода, хотя все три имеют, именно, тот же самый химический состав.

3. Тьма излучает свет, и свет роняет одинокий луч в воды, в глубину лона матери. Луч пронизывает девственное яйцо, луч пробуждает трепет в вечном яйце и зароняет зародыш[96], не-вечный, и он сгущается в мировое яйцо.

«Одинокий Луч», падающий в «Глубину Лона Матери», может быть принят, как означающий Божественную Мысль или Разум, оплодотворяющий Хаос. Но это происходит на плане метафизической абстракции или, вернее, на плане, на котором то, что мы называем метафизической абстракцией, является реальностью. «Девственное Яйцо», будучи в одном смысле абстракцией всех ova или мощью, развивающейся через оплодотворение, вечно и всегда то же самое. И подобно тому, как оплодотворение яйца совершается до его выпадения, так и не вечный, периодический Зародыш, становящийся позднее в символизме Мировым Яйцом, содержит в себе, когда он возникает из указанного символа, «Надежду и Мощь» всей Вселенной. Хотя идея per se, конечно, есть абстракция, символический способ выражения, тем не менее, она есть истинный символ, ибо она предпосылает мысль о Беспредельности, как о бесконечном круге. Она являет перед умственным взором картину Космоса, возникающего из и внутри безграничного Пространства, Вселенную, такую же безбрежную в ее величии, если и не бесконечную в ее объективном проявлении. Символ Яйца также выражает факт, преподаваемый в Оккультизме, что первичная форма всего проявленного, от атома до глобуса, от человека до ангела, сфероидальна; сфера у всех народов является эмблемою вечности и беспредельности – змий, закусивший свой хвост. Но, чтобы понять смысл, сфера должна быть представлена мысленно, как бы видимая из ее центра. Поле зрения или мысли подобно сфере, радиусы которой устремлены от мыслящего во все стороны и, простираясь в пространство, скрывают беспредельные горизонты вокруг. Это есть символический круг Паскаля и каббалистов – «центр которого везде, а окружность нигде» – понятие, входящее в сложную идею этой эмблемы.

«Мировое Яйцо» является, может быть, одним из наиболее обще-принятых символов, будучи одинаково высоко изобрази тельным, как в духовном, так и в физиологическом и космологическом смысле. Потому оно встречается в каждой Мировой Теогонии, где оно широко ассоциируется с символом змия, последний всюду является, как в философии, так и в религиозном символизме, эмблемою вечности, бесконечности, возрождения и омолаживания, также и мудрости. Тайна очевидного само-зарождения и эволюция посредством своей собственной творческой мощи, повторяют в миниатюре, в яйце, процесс космической эволюции – оба процесса совершаются благодаря теплу и влаге, под приливом невидимого творческого духа – и вполне оправдывают выбор этого изобразительного символа. «Девственное Яйцо» есть микрокосмический символ макрокосмического прототипа «Девственной Матери» – Хаоса или Предвечной Глуби. Творец Мужского Начала (под любым наименованием) происходит от девственного Женского Начала, Беспорочного Корня, оплодотворенного Лучом. Кто из сведущих в астрономии и естественных науках не усмотрит этой изобразительности? Космос, как воспринимающая Природа, есть оплодотворенное Яйцо, но остающееся непорочным; ибо раз он рассматривается, как беспредельный, он не может иметь другого изображения, нежели сфероидное. Золотое Яйцо было окружено семью элементами, из которых «Четыре уже проявлены (эфир, огонь, воздух, вода), три сокрыты». Это может быть найдено в утверждениях Вишну Пураны, где элементы переведены «оболочками» и добавлен один из сокрытых – Ахамкара[97]. Оригинальный текст не имеет Ахамкары; в нем упомянуты семь Элементов без подробного определения последних трех.

4. Трое[98] упадают в четыре[99]. Лученосное естество усемеряется, семь внутри, семь во вне (а). блистающее яйцо[100] в себе троичное[101] сворачивается, распространяясь молочно-белыми сгустками в глубинах матери, корне, растущем в недрах океана жизни (b).

а) Употребление геометрических фигур и частые ссылки на цифры в древних писаниях, как в Пуранах, в египетской «Книге Мерт вых» и даже в «Библии», должно быть объяснено. В Книге Дзиан, как и в Каббале, имеются два вида чисел для изучения – Цифры, часто простые завесы, и Священные Числа, значение которых известно оккультистам через посвящение. Первые есть лишь условные глифы; последние являются основными символами всего. То есть, одни суть чисто физические, другие чисто метафизические, и те и другие стоят по отношению к друг другу, как Материя к Духу – крайние полюсы Единой Сущности.

Как говорит где-то Бальзак, бессознательный оккультист французской литературы: Число для Ума является тем же, чем и для Материи – «непостижимым посредником». Может быть для профана, но не для ума посвященного. Число, как думал великий писатель, есть Сущность и в то же время Дыхание, исходящее от того, что он называл Богом, и что мы называем «ВСЕМ». Дыхание, которое одно могло образовать физический Космос, «где ничто не обретает свою форму иначе, как только из Божества, которое есть следствие Числа». Поучительно привести слова Бальзака на эту тему:

«Самые малые, как и самые обширные творения, не должны ли они различаться между собою своими количествами, своими качествами, своими измерениями, своими силами и атрибутами, будучи все порождениями Числа? Бесконечность Чисел есть факт, доказанный нашему уму, но физического доказательства о котором не может быть дано. Математик скажет нам, что бесконечность Чисел существует, но это не может быть явлено. Бог есть Число, одаренное движением, которое ощущаемо, но не уявляемо. Как Единица Он начинает Числа, но не имеет с ними ничего общего…

Существование Числа зависит от Единицы, которая без единого Числа порождает их всех… Как! неспособные ни измерить первую абстракцию, предлагаемую Божеством, ни даже понять ее, вы все еще надеетесь подчинить вашим измерениям тайну Сокровенных Наук, проистекающих от этого Божества?… Что почувствовали бы вы, если бы я погрузил вас в бездну Движения, Силу, зачинающую Числа? Что подумали бы вы, если бы я добавил, что Движение и Число[102] порождены Словом, Высочайшим Разумом, в представлении Мудрецов и Пророков, которые в отдаленнейшие времена ощутили мощное Дыхание Бога, как это свидетельствует Апокалипсис?».

b) «Лученосное Естество сворачивается и распространяется в „Глубинах“ Пространства. С астрономической точки зрения это легко объяснимо: это есть Млечный Путь, Мировое Вещество или Первозданная Материя в ее первичной форме. Однако, труднее объяснить это в нескольких словах или даже строках с основной точки зрения Оккультной Науки и Символизма, ибо это наиболее сложный глиф. В нем заключено более дюжины символов. Начиная с того, что он содержит весь пантеон таинственных предметов[103], из которых каждый имеет определенное оккультное значение, заимствованное из индусского аллегорического «Пахтания Океана» Богами. Кроме Амриты, воды жизни или бессмертия, из этого «Моря Молока» была извлечена Сурабхи, «корова изобилия», названная «фонтаном молока и сгустков». Отсюда всеобщее почитание коровы и быка, одной, как производящей, другого, как зарождающей мощи в Природе. Эти символы связаны, как с солнечными, так и с лунными божествами. Специфические свойства «четырнадцати драгоценностей» для оккультных целей объясняются лишь при Четвертом Посвящении и не могут быть даны здесь; но может быть отмечено следующее. В Шатапатха Брахмана утверждается, что Пахтание Океана Молока произошло в Сатья Юге, в Первый Век, непосредственно следовавший за «Потопом». Но так как, ни Риг-Веда, ни Ману – предшествовавшие «Потопу» Вайвасвата, потопу всей массы Четвертой Расы – не упоминают этот Потоп, то очевидно здесь подразумевается не Великий Потоп и не тот, который унес Атлантиду, ни даже Потоп Ноя. Это «Пахтание» относится к периоду, предшествовавшему образованию Земли, и находится в прямой связи с другой всемирной легендой, различные и противоречивые версии которой завершились в христианской догме «Войны в Небесах» и в «Падении Ангелов». «Брахманы», упрекаемые востоковедами за их, часто несогласованные между собою, толкования этих же тем, являются преимущественно оккультными трудами, потому ими пользуются, как сокрытием. Они оставлены на общее пользование и владение только потому, что они были, и посейчас еще, непонятны массам. Иначе они исчезли бы из обращения еще со времени Акбара.

5. Корень остается, свет остается, сгустки остаются и, все же, Оеаоноо един.

В Комментариях «Oeaohoo» передан, как «Отец-Матерь Богов», или, как «Шесть в Одном» или Семеричный Корень, от которого все происходит. Все зависит от ударения, данного этим семи гласным, которые могут быть произнесены, как один, три или даже семь слогов, прибавляя е (английское и) после заключающего о. Это мистическое слово выдается, потому что без совершенного овладения его тройственным произношением, оно остается навсегда недействительным.

«Един» означает Нераздельность всего живущего и имеющего бытие в активном либо в пассивном состоянии. В одном смысле, Oeaohoo есть Бескорний Корень Всего, следовательно он един с Парабраманом; в другом, это есть наименование проявленной Единой Жизни, вечно сущего Единства. «Корень» означает, как уже объяснено, Чистое Знание (Саттва)[104], вечную (Nitya) безусловную Реальность или Сат (Satya), назовем ли мы это Парабраманом или же Мулапракрити, ибо оба они являются лишь двумя символами Единого. «Свет» есть тот же Вездесущий, Духовный Луч, который проник и оплодотворил теперь Божественное Яйцо, вызвав Космическую Материю к началу длиннейших серий ее дифференциаций. «Сгустки» есть первичная дифференциация и, вероятно, относятся к той космической материи, которая предполагается началом Млечного Пути – и которая известна нам. Эта «материя», согласно откровениям, полученным от первоначальных Дхиани-Будд, находится на протяжении периодического Сна Вселенной в такой ультимативной разреженности, что доступна лишь глазу совершенного Бодхисаттвы – эта материя, лученосная и охлажденная, при первом пробуждении космического дви жения, рассеивается в Пространстве; и, если смотреть с Земли, она представляется в сгустках и комках, на подобие створаживания в жидком молоке. Это и есть семена будущих миров – «Звездное Вещество».

6. Корень жизни был в каждой капле океана бессмертия[105], и океан был светом лучезарным, который был огонь, и тепло, и движение. Тьма исчезла и более не существовала; она исчезла в своем естестве, в теле огня и воды, отца и матери.

Естество Тьмы есть Абсолютный Свет, потому Тьма взята, как подходящее аллегорическое представление состояния Вселенной во время Пралайи или же периода Абсолютного Покоя или Не-Бытия, каким оно представляется нашему предельному уму. «Огонь, Тепло и Движение», о которых здесь идет речь, конечно, не есть огонь, тепло и движение физической науки, но отвлеченные принципы, нумены или душа естества этих материальных проявлений – «вещей в самих себе» – и, которые, по признанию современной науки, совершенно ускользают от лабораторных инструментов, и непостижимы даже уму, хотя едва ли и ум может избежать заключения, что эти субстратумы вещей должны существовать. «Огонь и Вода или Отец и Матерь» могут быть поняты, как означающие божественный Луч и Хаос. «Хаос», получив от слияния с Духом сознание, сиял радостью, и так был порожден Протогонос (первородный Свет), гласит фрагмент Гермеса. Дамасций называет это «Dis», «Распределителем всех Вещей».[106].

Согласно догмам Розенкрейцеров, как на сей раз правильно, хотя и частично, объяснено непосвященными, «Свет и Тьма сами по себе тождественны, они разделены лишь в человеческом уме»; и как говорит Роберт Флудд: «Тьма восприняла Озарение, чтобы стать видимой»[107]. В положениях Восточного Оккультизма Тьма есть единая, истинная действительность, основа и корень Света, без которой последний никогда не мог бы проявиться, ни даже существовать. Свет есть Материя, а Тьма – чистый Дух. Тьма, в ее коренном метафизическом основании, есть субъективный и абсолютный Свет; тогда как последний, во всей его кажущейся лучезарности и сиянии, есть только масса теней, ибо он никогда не может быть вечным и есть лишь простая Иллюзия или Майа.

Даже в сбивающей с толку и досаждающей науке книге «Бытия»[108], Свет создан из Тьмы – и «Тьма была на Лике Бездны», а не обратно. «В Нем (во тьме) была жизнь; и жизнь была свет человеков[109]». Придет день, когда глаза людей раскроются и тогда они лучше поймут, нежели теперь, стих в Евангелии от Иоанна, гласящий: «И Свет во тьме светит; и тьма не объяла его». Они увидят тогда, что слово «Тьма» не применяется к духовному зрению человека, но, во истину, к Тьме, Абсолюту, которая не знает (не может представить) преходящего Света, хотя он и трансцендентален для человеческого глаза. «Demon est Deus inversus», Дьявол ныне именуется церковью «Тьмою», тогда как в Библии и в Книге Иова он назван «Сыном Бога», яркой звездой раннего Утра, Люцифером. Существует целая философия догматического искусства для объяснения причины, почему первый Архангел, рожденный из бездны Хаоса, был назван Lux (Люцифер), блистающим «Сыном Утра» или Зари Манвантары. Он был преображен церковью в Люцифера или Сатану, потому что он выше и старше Иеговы, и должен был быть принесен в жертву Новой Догме.

7. Узри, о Лану[110], дитя лучезарное тех двух, несравненное, блистающее величие – пространство света, сына пространства тьмы, возникающего из глубин великих темных вод. Это Оеаоноо младший***[111](а). Он сияет, как солнце, он пламенеющий, божественный дракон мудрости; эка[112] (один) есть чатур (четверо), и чатур берет себе три, и союз порождает сапта (семь), в нем семеро, которые стано вятся тридаша[113], сонмы и множества (b). узри его, приподымающего покров и развертывающего его с востока на запад. он скрывает горнее и оставляет подножие, явленное, как великая иллюзия. Он намечает места для блистающих[114] и обращает горнее[115] в безбрежное море огня (с) и единое проявленное[116] в великие воды.

а) «Пространство Света, Сын Пространства Тьмы» соответствует Лучу, зароненному, при первом трепете Новой Зари, в великие космические Глубины, откуда он вновь возникает дифференцированный, как «Oeaohoo Младший» (Новая Жизнь), чтобы до конца Цикла Жизни быть Зародышем всего сущего. Он есть «Бесплотный Человек, содержащий в себе Божественную Мысль», зародитель Света и Жизни, по выражению Филона Иудея. Он назван «Пламенеющим Драконом Мудрости», потому, что, во первых, он есть то, что греческие философы называли Логосом, Глаголом Божественной Мысли; и во вторых, потому, что в Эзотерической Философии это первичное проявление, будучи синтезом или совокупностью Всемирной Мудрости, Oeaohoo, «Сын Солнца» заключает в себе Семь Творческих Воинств (Сефироты) и, таким образом, является сущностью проявленной Мудрости. «Тот, кто купается в Свете Oeaohoo, никогда не будет обольщен Покровом Майи».

«Гуань-Ши-Инь» тождественен и эквивалентен Санскритскому Авалокитешваре и как таковой является двуполым Божеством, подобно Тетраграмматону и всем Логосам древности. Лишь некоторыми сектами в Китае он очеловечен и изображается с женскими атрибутами, становясь в своем женском аспекте Гуань-Инь, Богиней Милосердия, именуемой «Божественным Гласом»[117]. Последняя является Божеством-Покровителем Тибета и острова Путо в Китае, где оба Божества имеют много монастырей.[118].

Все Высшие Боги древности являются «Сынами Матери», прежде чем они становятся «Сынами Отца». Логосы, подобные Юпитеру или Зевсу, сыну Кроноса-Сатурна, «Бесконечного Времени» (Кала), при их возникновении изображались двуполыми. О Зевсе говорилось, как о «Прекрасной Деве», а Венера изображалась с бородою. Вначале и Аполлон был двуполым, так же как и Брама-Вак в Ману и Пуранах. Озирис сменялся Изидою, и Гор был двуполым. Наконец, в Откровении, в видении Св. Иоанна, Логос, связанный ныне с Иисусом, является гермафродитом, ибо он описывается, имеющим женские груди; так же как и Тетраграмматон или Иегова. Но в Эзотеризме имеются два Авалокитешвары: Первый и Второй Логос.

Ни один религиозный символ не может избежать профанации и даже осмеяния в наши дни политики и науки. В Южной Индии пишущая эти строки видела обращенного туземца, совершавшего пуджу с приношениями перед статуей Иисуса, одетого в женское одеяние и с кольцом в носу. На вопрос о значении такого маскарада, нам было отвечено, что это Иисус-Мария, слитые воедино, и что это было сделано с позволения падри, так как ревностный обращенный не имел денег купить две статуи или «Идолов», как они были очень уместно названы свидетелем, другим не обращенным индусом. Христианину-догматику это покажется святотатством, но теософ и оккультист отдадут пальму логики обращенному индусу. Эзотерический Христос в Гнозисе, конечно, лишен пола, но в экзотерической Теологии он Двуполый.

b) «Дракон Мудрости» есть Единый, «Эка» или Сака. Любопытно, что имя Иеговы по еврейски тоже Единый, Ахад. «Его имя Ахад», говорят раввины. Филологи должны бы решить, который из двух происходит из другого лингвистически и символически; конечно, не санскритское. «Единый» и «Дракон» выражения, употреблявшиеся древними в связи с соответствующими им Логосами. Иегова – эзотерически Элохим – является также Змием или Драконом, обольстившим Еву; Дракон также древний глиф Астрального Света (Первозданного Начала), «который есть Мудрость Хаоса». Архаическая философия, не признавая ни Добра, ни Зла, как основную или независимую мощь, но исходя от Абсолютного Всего (Вечное Всемирное Совершенство), усматривает и то и другое, на протяжении естественной эволюции к чистому Свету, постепенно конденсирующимися в форму и, следовательно, становящимися Материей или Злом. Ранние невежественные Отцы Христианства унизили философскую и высоко научную идею этой эмблемы и сделали из нее нелепый предрассудок, называемый «Дьяволом». Они заимствовали это от позднейших последователей Зороастра, усматривавших дьяволов или Зло в Дэвах индусов; и слово Зло стало в каждом языке, благодаря двойной трансформации D'Evil (Diabolos. Diable, Diavolo, Teufel). Но язычники всегда выказывали философское распознавание в своих символах. Примитивный Змий символизировал Божественную Мудрость и Совершенство и всегда означал психическое Возрождение и Бессмертие. Потому Гермес называл Змия самым духовным из всех существ. И Моисей, посвященный в Мудрость Гермеса, говорит то же самое в Книге Бытия: Змий гностиков, с семью гласными над главою, был эмблемою Семи Иерархий, Семеричных или Планетарных Создателей. Отсюда также Змий индусов – Шеша или Ананта, Бесконечный, одно из имен Вишну и его первый Вахана или Носитель над Предвечными Водами. Подобно Логосам и Иерархиям Сил, эти змии должны быть, однако, отличаемы один от другого. Шеша или Ананта, «Ложе Вишну», есть аллегорическая абстракция, символизирующая бесконечное Время в Пространстве, которое содержит Зародыш и сбрасывает периодически цветение этого Зародыша, проявленную Вселенную; тогда как Ophis гностиков заключает тот же тройной символизм в его семи гласных, как одногласный, трехгласный и семигласный Oeaohoo архаической доктрины, т. е. Первый Непроявленный Логос, Второй Проявленный Логос, Треугольник, конкретизующийся в Четыреугольник или Тетраграмматон и Лучи последнего на материальном плане.

Тем не менее, все они делали различие между добрым и злым Змием (Астральным Светом каббалистов) – между первым, воплощением Божественной Мудрости в области Духовного и последним – Злом, на плане Материи. Ибо Астральный Свет или Эфир древних язычников – наименование Астральным Светом совершенно современно – есть Дух-Материя. Исходя из чисто духовного плана, он уплотняется по мере своего нисхождения, по ка не становится Майей, Змием обольстителем и искусителем на нашем плане.

Иисус принял змия, как синоним Мудрости, и это вошло в Его Учение: «Будьте мудры, как змии», говорит Он. «Вначале, прежде чем Матерь стала Отцом-Матерью, Огненный Дракон носился в одиночестве в Беспредельности»[119]. Айтарейа Брахмана называет Землю Сарпараджни, «Царицей Змиев» и «Матерью всего, что движется». Прежде чем наша сфера стала яйцеобразной (как и Вселенная), «длинный хвост космической пыли (огненного тумана) двигался и извивался подобно Змию в Пространстве». «Дух Бога, носящийся над Хаосом» изображался каждым народом в образе Огненного Змия, выдыхающего огонь и свет на предвечные Воды до тех пор, пока он не приведет космическую материю в состояние инкубации и не придаст ей кольцеобразную форму змия, закусившего свой хвост – что символизирует не только вечность и бесконечность, но также шаровидную форму всех тел, образованных в пределах Вселенной из этого огненного тумана. Вселенная, так же как и Земля и Человек, подобно змию периодически сбрасывает старую кожу, чтобы облечься в новую после известного периода отдыха. Конечно, змий не более безобразный и анти-поэтический образ, нежели гусеница и куколка, из которой вылетает бабочка, греческая эмблема Психеи, человеческой души! У египтян Дракон был тоже символом Логоса, как и у гностиков. В Книге Гермеса «Пэмандр» древнейший и наиболее духовный из Логосов западного континента, появляется Гермесу в виде Огненного Дракона из «Света, Огня и Пламени». Пэмандр, олицетворенная «Божественная Мысль», говорит:

«Свет – это Я; Я есмь Nous (Разум или Ману); Я твой Бог, Я много древнее человеческого начала, исходящего от тени (Тьмы или покрытого Божества); Я есмь зародыш мысли, блистающее Слово, Сын Бога. Все, что так видит и слышит в тебе, есть Глагол Учителя. Это – Мысль (Махат), которая есть Бог-Отец.[120] Небесный Океан, Эфир… есть Дыхание Отца – животворящее Начало, Матерь – Святой Дух… ибо они нераздельны и их слияние есть Жизнь».

Здесь мы находим несомненный отголосок ныне излагаемой архаической Сокровенной Доктрины. Только Сокровенное Учение не ставит во главе Эволюции Жизни «Отца», который стоит третьим и есть «Сын Матери», но «Вечное и Непрекращающееся Дыхание Всего Сущего». Махат (Познание, Всемирный Разум, Мысль и т. д.), прежде чем проявиться, как Брама или Шива, выявляется, как Вишну, говорит Санкхья Capa[121]. Потому он, так же как и Логос, имеет несколько аспектов. Махат именуется Владыкою в Первичном Творении и в этом смысле он есть Всемирное Познание или Божественная Мысль; но «тот Махат который был рожден первым, называется (впоследствии) Эго-изм'ом, когда он рождается, как (само чувство) «Я», что является, как сказано, Вторичным Творением[122]. И переводчик (талантливый и образованный брамин, не европеец-востоковед) объясняет в примечании: «т. е., когда Махат развивается в ощущении Само-Сознания – Я, – тогда он принимает название „Эгоизм“, что, переводя на наш эзотерический язык, означает – когда Махат преображается в человеческий Манас (или даже в Манас конечных богов) и становится Самостью. Почему это называется Махат'ом Вторичного Творения (или Девятым; Каumвrа в Вишну Пуране), будет пояснено в дальнейшем.

с) «Море Огня» является, таким образом, Высшим-Астральным (т. е., Нуменальным) Светом, первичным излучением из Корня Мулапракрити Недифференцированной Космической Субстанции, которая становится Астральной Материей. Оно также именуется «Огненным Змием», как это описано выше. Если изучающий запомнит, что существует лишь Единый Всемирный Элемент, бесконечный, не рожденный и не умирающий и что все остальное – в феноменальном мире – является лишь бесчисленными и многообразными, дифференцированными аспектами и преображениями (ныне их называют корреляциями) этого Единого, от макрокосмических до микрокосмических следствий по нисходящей скале, от сверхчеловеческих вплоть до человеческих и суб-человеческих существ, короче говоря, совокупности объективного существования, то первая и главная трудность исчезнет и Оккультная Космология может быть усвоена. Так в египетской и индусской Теогонии существовало Сокрытое Божество, ЕДИНОЕ, и творя щий андрогинный бог; так Шу, бог творящий, и Озирис, в его подлинной и первичной форме, бог, «имя которого Неведомо».[123].

Все каббалисты и оккультисты, восточные и западные, признают (а) тождественность «Отца-Матери» с Первичным Эфиром или Акашей (Астральный Свет); и (b) его единосущность до эволюции «Сына», космически Фохата, ибо это есть Космическое Электричество. «Фохат делает твердыми и разбрасывает Семь Братьев»[124]; это означает, что Первичная Электрическая Сущность – ибо восточные оккультисты утверждают, что электричество есть Сущность – электризует к жизни и разделяет первичное вещество или прегенетическую материю на атомы, которые сами являются источником всей жизни и сознания». Существует всемирный agent unique (единственный посредник) всех форм и жизни, называемый Од, Об и Аур[125], активный и пассивный, положительный и отрицательный, подобно дню и ночи; это есть первичный свет в Творении (Элифас Леви) – «Первичный свет» изначального Элохима, Адам, «муже-женственный» или (говоря научно) Электричество и Жизнь.

Древние изображали его змием, ибо «Фохат шипит, когда он зигзагами скользит во всех направлениях». Каббала изображает его еврейской буквою Teth ט, которая является символом змия, игравшего такую выдающуюся роль в Мистериях. Его всемирное значение равняется числу Девять, ибо Teth есть девятая буква еврейского алфавита и девятая дверь из пятидесяти врат или путей, ведущих к сокровенным тайнам Бытия. Это есть посредник магии par excellence, и в герметической философии означает «Жизнь, влитую в Изначальную Материю», сущность, образующую все вещи, и дух, определяющий их формы. Но существуют две тайные герметические операции, одна духовная, другая материальная, соотносящиеся и навсегда объединенные. Как говорит Гермес:

«Ты отделишь землю от огня, тончайшее от твердого… то, что восходит от земли к небесам и нисходит снова с небес на землю. Он (тончайший Свет) есть великая сила каждой силы, ибо он покоряет каждую тончайшую вещь и проникает в каждое твердое тело. Так мир был сотворен».

Зенон, основатель стоиков, не был единственным, который учил, что Вселенная эволюционирует и что ее первичная субстанция преображается из состояния огня в воздух, затем в состояние воды и т. д. Гераклит из Эфеса утверждал, что единое начало, лежащее в основании всех феноменов в Природе, есть огонь. Разум, двигающий Вселенной, есть Огонь и огонь есть разум. И тогда как Анаксимен говорил то же самое о воздухе, а Фалес из Милета (600 л. до Р. Хр.) о воде, Эзотерическая Доктрина примиряет всех этих философов, доказывая, что, хотя каждый был прав, но ни одна из их систем не была полною.

8. Где был зародыш? и где ныне была тьма? где дух пламени, горящего в твоем светильнике, о Лану? Зародыш есть то, и то есть свет, белый, блистающий Сын Отца, во тьме сокрытого.

Ответ на первый вопрос подсказан вторым, который является ответом Учителя ученику и содержит в одной фразе одну из самых существенных истин Оккультной Философии. Он указывает на существование вещей, неразличимых нашими физическими чувствами, но которые имеют гораздо больше значения и являются несравненно более реальными и более постоянными, нежели те, которые воспринимаются этими самыми чувствами. Прежде чем ученик может надеяться понять трансцендентальную метафизическую проблему, заключенную в первом вопросе, он должен быть в состоянии ответить на второй вопрос; ибо именно ответ, данный им на второй, снабдит его ключом для правильного ответа на первый.

В санскритских комментариях на эту Станцу, термины, употребляемые для сокрытого и неуявленного Принципа, многочисленны. В самых ранних манускриптах индусской литературы, это Неуявленное, Абстрактное Божество не имеет имени. Обычно оно называется «ТО» (Тат по санскритски) и означает все, что есть, было и будет, или то, что может быть так постигнуто человеческим умом.

Среди таких данных наименований – конечно, только в Эзотерической Философии – как «Непознаваемая Тьма», «Вихрь» и т. д., оно также именуется «Оно от Калахансы», «Калахам-са» и даже «Кали Хамса» (черный лебедь). Здесь буквы м и н переходят одна в другую и обе звучат, как носовые французские am или an. Как в еврейском языке, так и в санскритском, многие из сокровенных, священных имен звучат на слух профана, как самое обычное и часто простонародное слово, ибо оно сокрыто анаграмматически или другим способом. Именно, слово Ханса или Хамса представляет собою подобный случай. Хамса эквивалент «А-хам-са» – три слова, означающие – «Я есмь Он»; разделенное же другим способом, оно будет прочтено как «Со-хам» – «Он (есть) Я»; В этом одном слове для того, кто понимает язык мудрости, заключена Мировая Тайна, доктрина тождественности естества человека с Божественным Естеством. Отсюда глиф и аллегория о Кала Ханса (или Хамса) и наименование, данное Браману (непроявленному), а позднее Браме мужского начала, «Хамса-вахана», «тот кто пользуется Хамса, как своей повозкой». То же слово может читаться, как «Калахам-са» или «Я есмь Я в вечности времен», соответствуя Библейскому выражению или, вернее, Зороастра – «Я есмь то, что Я есмь». Та же Доктрина встречается в Каббале, как свидетельствует следующая выдержка из неопубликованного манускрипта S. Liddell McGregor Mathers, ученого каббалиста:

«В еврейской Каббале три местоимения אוה,התא נא Ху, Ата, Ани – Он, Ты, Я – употребляются для символизирования идей Макропросопуса и Микропросопуса. Ху – «Он» применяется к тайному и сокрытому Макропросопусу; Ата – «Ты» к Микропросопусу; и Ани – «Я» к последнему, когда он представлен говорящим. (См. Lesser Holy Assembly 204 et seq.) Следует отметить, что каждое из этих имен состоит из трех букв, из которых буква Алеф א А составляет заключение первого слова Ху и начало Ата и Ани, являясь как бы соединительным звеном между ними. Но א является символом Единства и, следовательно, неизменной Идеи Божественности, действующей посредством их всех. Но позади א в имени Ху стоят буквы ו и ה, символы чисел Шести и Пяти, Мужского Начала и Женского Начала, Шестигранник и Пентаграмма. И числа этих трех слов Ху, Ата и Ани суть 12,406 и 61, которые вновь появляются в основных числах 3, 10 и 7 в Каббале Девяти Покоев, являющейся формою пояснительного правила Темура.

Бесполезно пытаться объяснить тайну во всей ее полноте. Материалисты и современные ученые никогда не поймут это, ибо для того, чтобы получить ясное представление этого, нужно, прежде всего, допустить предпосылку всепроникающего, вездесущего, вечного Божества в Природе; во вторых, проникнуть в тайну электричества, в его истинную сущность; и в третьих, допустить, что человек есть семеричный символ на земном плане Единой, Великой Единицы, Логоса, который Сам есть семигласный знак, Дыхание, кристаллизованное в Слово[126]. Тот, кто верит во все это, должен также верить в многочисленные комбинации семи планет Оккультизма и Каббалы с двенадцатью знаками Зодиака; и приписывать, как это делаем мы, каждой планете и каждому созвездию влияние, которое, по словам Эли Стар (французского астронома), «присуще им, и оно или благотворно, или зловредно в соответствии с планетным духом, управляющим ими, который, в свою очередь, способен влиять на людей и вещи, находящиеся в гармонии с ним и с которыми он имеет сродство». В силу этих причин, а также вследствие малочисленности верующих в выше изложенное, все, что может быть теперь сказано, это, что в обоих случаях символ Хамса (будь-то Я, Он, Гусь или же Лебедь), – важный символ, изображающий, среди других вещей, Божественную Мудрость, Мудрость во Тьме, за пределами человеческой досягаемости. Для всех экзотерических целей Хамса, как это известно каждому индусу, есть легендарная птица, которая, когда ей дали (в аллегории) в пищу молоко, смешанное с водою, разъединила их, выпив молоко и оставив воду, выказав тем присущую ей мудрость – молоко, будучи символом духа, а вода материи.

Что эта аллегория очень древняя и относится к самому раннему, архаическому периоду, доказывается упоминанием в Бхагавата Пурана о некоторой касте, называвшейся Хамса или Ханса, которая являлась «единой кастой», par excellence, когда в далекие времена, в тумане забытого прошлого, среди индусов была лишь «Одна Веда, Одно Божество, Одна Каста». Есть также горная цепь в Гималаях, описанная в старых книгах, как расположенная к северу от Вершины Меру, называемая Хамса и связанная с эпизодами, относящимися к истории религиозных мистерий и посвящений. Что же касается Калахамсы, как предполагаемого Носителя Брамы-Праджапати в экзотерических текстах и переводах востоковедов, то это ошибка. Браман (непроявленный) именуется ими Кала-Хамса, а Брама Мужского Начала, Хамса-Вахана, ибо, поистине, «Его Носитель есть Лебедь или Гусь»[127]. Это чисто экзотерическое толкование. Если Эзотерически и логически Браман-бесконечный есть все то, что описывается востоковедами, согласно же Ведантическим текстам он является абстрактным Божеством, без приписывания ему каких-либо человеческих свойств, и в то же время утверждается, что он или оно называется Калахамса – то как же может он стать Ваханом Брамы, проявленным и конечным Богом? Как раз наоборот. «Лебедь или Гусь» (Хамса) есть символ мужского или временного Божества, Брамы, эманации изначального Луча, который служит носителем или Вахан'ом для Божественного Луча и который иначе не мог бы проявиться во Вселенную, будучи, иносказательно, сам по себе эманацией Тьмы – во всяком случае, для нашего человеческого разумения. Следовательно, именно Брама есть Калахамса, а Луч – Хамса-вахана.

Что касается до избрания такого странного символа, то он очень изобразителен; истинное мистическое значение его есть представление Всемирной Утробы, изображаемой Предвечными Водами Бездны, или раскрытия для принятия и затем для последовательного исхождения Единого Луча (Логоса), содержащего в себе семь других Лучей или творящих Сил (Логосы или Строители).

Отсюда избрание розенкрейцерами своим символом водяной птицы – лебедя или пеликана[128] – с семью птенцами; символ, измененный и принятый в религии каждой страны. Эйн-Соф име нуется «Огненной Душой Пеликана» в Книге Чисел[129]. Проявляясь с каждой Манвантарой, как Нараяна или Сваямбхува, Самосущий, он проникает в Мировое Яйцо и при окончании божественной инкубации исходит из него, как Брама или Праджапати, прародитель будущей Вселенной, в которую он развертывается. Он есть Пуруша (Дух), но он также Пракрити (Материя). Потому только после разделения его на две половины, – на Брама-Вак (Женское начало) и Брама-Вирадж (Мужское начало) – Праджапати становится Брамою мужского пола.

9. Свет – хладный пламень, и пламень – огнь, и огнь рождает тепло, воду производящее, – воду жизни в Великой Матери.[130].

Следует помнить, что слова «Свет», «Пламя» и «Огонь» были взяты переводчиками из словаря старых «Философов Огня»[131] для того, чтобы передать ясное значение архаических терминов и символов, употребленных в оригинале. Иначе они остались бы совершенно непонятными европейскому читателю. Но для изучающего Оккультизм вышеуказанные термины будут достаточно ясны.

Все эти – «Свет», «Пламя», «Холод», «Огонь», «Тепло», «Вода» и «Вода Жизни» – являются на нашем плане потомством или, как выразился бы современный физик, коррелятами Электричества. Мощное слово и еще более мощный символ! Сокровенный прародитель не менее сокровенного потомства: Огня – творца, ох ранителя и разрушителя; Света – естества наших божественных предков; Пламени – Души вещей. Электричество – Единая Жизнь на верхней ступени лестницы, и Астральный флюид, Атанор алхимиков, на низшей; Бог и Дьявол, Добро и Зло.

Теперь, почему Свет назван «Холодное Пламя»? В порядке космической эволюции (как утверждается оккультистом), энергия, побуждающая материю к движению, после ее первичного образования в атомы, рождается на нашем плане в силу космического тепла; до этого периода Космос, в смысле разобщенной материи, не существовал. Первичная, Изначальная Материя, вечная и сосуществующая с Пространством, «которая не имеет ни начала, ни конца, (будучи) ни тепла, ни холодна, но обладает особой, присущей ей, природой», так гласит комментарий. Тепло и холод относительные качества и принадлежат к области проявленных миров, которые все происходят от проявленного Hyle, называемого «Холодной Девой» в его абсолютно латентном аспекте, и «Матерью», когда он пробужден к жизни.

Древние, западные космогонические мифы утверждают, что вначале был лишь холодный туман (Отец) и плодоносный ил (Матерь Ilus или Hyle), из которого выполз Мировой Змий (Материя)[132]. Таким образом, Предвечная Материя, прежде чем она уявляется из никогда непроявляемого плана и пробуждается к трепету действия под импульсом Фохата, есть лишь «холодное сияние, бесцветное, неимеющее ни формы, ни вкуса и лишенное всякого качества и аспекта». Таковы даже ее Первородные «Четыре Сына», которые «Едины и становятся Семью» – Сущности, качествами и именами которых восточные оккультисты обозначили четыре из семи космических первичных «Центров Силы» или Атомов, развившихся впоследствии в великие Космические «Элементы», ныне разделенные на известные науке семьдесят или около того суб-элементы. Четыре «Первичные Природы», первых Дхиан-Коганов, суть так называемые (за недостатком лучших терминов) «Акашная», «Эфирная», «Водная» и «Огненная». Они соответствуют в терминологии практического Оккультизма научным определениям газов, которые – чтобы яснее передать мысль, как оккультистам, так и непосвященным – могут быть определены, как параводородный[133], паракислородный, кислород но-водородный, озонический или, может быть, азотно-озонический; эти силы или газы (сверхчувственные, но все же атомистические субстанции в Оккультизме) становятся особо действительными и активными, действуя на плане более грубо-дифференцированной материи. Эти элементы одновременно электро-положительны и электро-отрицательны. Эти и многие другие, вероятно, и есть недостающие звенья химии. В алхимии и в практическом оккультизме они известны под другими именами. Комбинациями и новыми сочетаниями или разложением «Элементов» известным способом посредством Астрального Огня производятся величайшие феномены.

10. Отец-матерь прядет ткань, верхний конец ее прикреплен к духу[134], свету единой тьмы, а нижний к теневому краю, к материи[135]; и ткань эта есть вселенная, сотканная из двух сущностей, воедино слитых, что есть Свабхават.

В Мандукья Упанишаде[136] написано: «Как паук выбрасывает и втягивает свою паутину, как травы произрастают из земли… так Вселенная происходит от нерушимого Брамы, ибо „Зародыш Неведомой Тьмы“ есть тот материал, из которого все эволюционирует и развивается, „как паутина из паука, как пена из воды“ и т. д. Это изобразительно и верно лишь, если термин Брама – „Творец“ будет произведен от корня brih – увеличиваться или распространяться. Брама «распространяется» и становится Вселенной, сотканной из его собственной сущности.

Ту же мысль прекрасно выразил Гете:
У времени гремящего станка, тружусь я,
Одежды Богу тку, и в них ты зришь Его.

11. Она[137] распространяется, когда дыхание огня[138] над нею; она сокращается, когда дыхание матери[139] касается ее. Тогда сыны[140] разъединяются и рассыпаются, чтобы вернуться в лоно матери к концу великого дня, чтобы снова соединиться с нею. когда она[141] охлаждается, она становится сияющей. Сыны ее разворачиваются и сокращаются сами собою и своими сердцами; они вмещают беспредельность.

Распространение Вселенной под «Дыханием Огня» очень изобразительно, если рассматривать это, как период огненной туманности, о котором современная наука так много говорит и в действительности так мало знает.

Великий Жар разбивает составные элементы и растворяет небесные тела в их Первичный Единый Элемент, так объясняют Комментарии.

«После разложения тела в его первичную сущность, будучи вовлеченным в поле притяжения к фокусу или центру тепла (энергии), которые во множестве носятся в пространстве во всех направлениях, это тело, живое или мертвое, обращается в пар и сохраняется в „Лоне Матери“ до тех пор, пока Фохат, собрав несколько сгустков Космической Материи (Туманности), не пустит его снова в движение, дав ему импульс, и, развив необходимую теплоту, предоставит ему следовать его новому росту».

Распространение и сокращение «Ткани» – т. е., мирового вещества или атомов – выражает здесь пульс движения; ибо это есть правильное сокращение и распространение бесконечного и безбрежного Океана, того, что мы можем назвать нуменом Материи, исходящего из Свабхават, которое порождает всемирную пульсацию атомов. Но это предпосылает еще нечто другое. Это показывает, что древние были знакомы с тем, что вызывает сейчас недоумение многих ученых и, особенно, астрономов – с причиною первого раскаления материи или мирового вещества, пара доксом теплоты, произведенной охлаждающим сжиманием и другими подобными космическими загадками – ибо это безошибочно указывает на знание древними подобных феноменов. «Существует теплота, внутренняя и внешняя, в каждом атоме», говорят Манускрипты Комментариев, к которым писательница имела доступ. «Дыхание Отца (Духа) и Дыхание (или теплота) Матери (Материи)»; и они дают объяснение, доказывающее, что современная теория угасания солнечных огней, вследствие утери тепла через излучение, ошибочна. Предположение это ложно, даже по признанию самих ученых. Ибо, как указывает проф. Ньюкомб[142] – «теряя теплоту газообразное тело сжимается, и количество тепла, порожденное сжиманием, превышает то количество, которое оно должно было потерять, чтобы произвести сжимание». Этот парадокс, что тело становится тем горячее, чем сильнее сжимание, произведенное его охлаждением, повело к длительным прениям. Избыток теплоты, таковы возражения, теряется излучением, и предположить, что температура не понижается pari passu с уменьшением объема под постоянным давлением, значит ни во что не ставить закон Шарля. Сжимание развивает тепло, это верно; но сжимание (от охлаждения) не способно развить полное количество тепла, существующее в данное время в массе, или даже поддержать тело в постоянной температуре и т. д. Проф. Уинчель пытается примирить этот парадокс – в действительности только кажущийся, как доказал это J. Homer Lane[143] – предположив, что существует «нечто кроме тепла». «Не может ли это быть», вопрошает он, «просто взаимное отталкивание молекул, которое изменяется согласно какому-то закону расстояния[144]? Но даже это не примирит никого, если только это «нечто кроме тепла» не будет обозначено, как «Беспричинное Тепло», «Дыхание Огня», Всетворческая Сила plus Абсолютный Разум, который вряд ли будет допущен физической наукой!

Но, во всяком случае, чтение этой Станцы, несмотря на ее архаическую фразеологию, указывает, что она более научна, нежели даже современная наука.

12. Тогда свабхават посылает Фохат, чтобы отвердить атомы. Каждый[145] есть часть ткани[146]. отражая, подобно зеркалу, «самосущего владыку»[147], каждый, в свою очередь, становится миром.[148].

Фохат делает атомы твердыми; т. е., сообщая им энергию, он разбрасывает «Атомы» или Изначальную Материю. «Он разбрасывает себя, разбрасывая Материю на Атомы».

Благодаря Фохату, идеи Всемирного Разума запечатлеваются на Материи. Слабую идею о природе Фохата можно вывести из иногда применяемого к нему наименования «Космического Электричества». Но в таком случае, к обще-известным свойствам электричества, должны быть добавлены другие, включая разум. Интересно отметить, что современная наука пришла к заключению, что все мозговые явления и вся мозговая деятельность сопровождаются электрическими феноменами.

Станца IV.

1. …Внимайте, вы, Сыны Земли, вашим наставникам – сынам огня (а)! Познайте, нет ни первого, ни последнего; ибо все есть единое число, исшедшее из не-числа (b).

а) Термины: «Сыны Огня», «Сыны Огненного Тумана» и тому подобные, требуют объяснения. Они связаны с великой изначальной и всемирной тайной и не легко пояснить это. В Бхагават Гите есть место, где Кришна, говоря символично и эзотерично, выражается следующим образом:

Я укажу времена (условия)… когда и при которых благочестивые люди, уходя (из этой жизни), никогда больше не возвращаются (чтобы вновь родиться), или же возвращаются (чтобы снова воплотиться). Огонь, пламя, день, нарастающая луна, светлые (счастливые) две недели, шесть месяцев северного солнцестояния, уходя (умирая)… в это время те, кто знают Брамана (Йоги), идут к Браману. Дым, ночь, убыль луны (мрачные две недели), шесть месяцев южного солнцестояния, (умирая), в эти дни благочестивые идут к лунному свету (или обитель, также Астральный Свет) и возвращаются (вновь рождаются). Эти два пути, светлый и темный, как сказано, вечны в этом мире (или Великой Кальпе-Веке). Одним путем (человек) уходит, чтобы никогда больше не вернуться, другим он возвращается.[149].

Термины «огонь», «пламя», «день», «светлые две недели» и т. д.; «дым», «ночь» и т. д., ведущие лишь к концу Лунной Тропы, непонятны без знания Эзотеризма. Все они являются именами различных Божеств, управляющих космо-психическими Силами. Мы часто говорим об Иерархии «Пламен», о «Сынах Огня» и т. д. Шанкарачарья, величайший из Эзотерических Учителей Индии, говорит, что Огонь означает Божество, управляющее временем (Кала). Талантливый переводчик Бхагават Гиты Кашинат Тримбак Теланг из Бомбея, признается, что он «не имеет ясного представления о значении этих стихов! Тогда, как они кажутся вполне понятными тому, кто знает Оккультную Доктрину. В этих строках заключен мистический смысл солнечных и лунных символов. Питри являются Лунными Божествами и нашими Предками, ибо они создали физического человека. Агнишватта, Кумары, (Семь мистических Мудрецов) – Солнечные Божества, хотя они тоже Питри, но являются «Создателями Внутреннего Человека». Они – «Сыны Огня», ибо они первые Существа, исшедшие и развившиеся от Изначального Огня, называемые «Разумами» в Тайной Доктрине. «Ибо Господь Бог… есть Огонь поядающий»[150]. «Явление Господа… с Ангелами силы Его в пламенеющем Огне»[151]. Святой дух снизошел на Апостолов… «и явились им разделяющиеся языки, как бы огненные…»[152]. Вишну вернется на Kalki, Белом Коне, как последний Аватар, среди Огня и Пламени; и Sosiosh так же сойдет на Белом Коне «в вихре Огня». «И увидел я отверстое небо и вот конь белый, и сидящий на нем… имя Ему: Слово Божие[153] среди пламени Огня». Огонь есть Эфир в своем чистейшем виде и потому не рассматривается, как материя, но есть единство Эфира – вторичное проявленное божество – в его всемирности (вездесущности). Но существуют два «Огня»; и в Оккультных Учениях делается различие между ними. О первом, или чисто бесформенном и незримом Огне, сокрытом в Центральном, Духовном Солнце, говорится, как о Троичном (метафизически); тогда как Огонь Проявленного Космоса является Семеричным во всей Вселенной и в нашей Солнечной Системе. «Огонь знания сжигает все деяния на плане иллюзии», гласят Комментарии… «Потому те, кто приобрели его и освободились, именуются «Огнями». Говоря о семи чувствованиях, символизированных, как Hotri или священнослужители, Нарада говорит в Анугите: «Так эти семь (чувств: запах и вкус, цвет и звук и т. д.) суть причины освобождения»; и переводчик добавляет: «Именно, от этих семи Высшее Я должно быть освобождено». «Я» (в фразе – «Я есмь… лишенный качеств») должно означать Высшее Я, но не брамина, который говорит».[154].

b) Выражение – «Все есть Единое Число, происшедшее из Не-Числа», опять-таки относится к этой универсальной и философской догме, только что объясненной в комментариях на Стих 4 в Третьей Станце. То, что абсолютно, конечно, есть Не-Число; но в своем позднейшем значении оно имеет применение, как в Пространстве, так и во Времени. Оно означает, что не только каждое нарастание времени есть часть большего нарастания до самой бесконечно-продолженной длительности, вмещаемой человеческим рассудком, но также, что ни одна проявленная вещь не может быть рассматриваема иначе как часть целого; вся совокупность, будучи Единой, Проявленной Вселенной, исходящей из Непроявленного или Абсолюта – называемого Не-Бытием или «Не-Числом» для отличия его от Бытия или «Единого Числа».

2. Познайте то, что мы, исшедшие от первозданных семи, мы, рожденные предвечным пламенем, узнали от наших отцов…

Это объяснено во втором Томе, и Термин «Предвечное Пламя» подтверждает то, что сказано в первом параграфе, предыдущих комментарий на Станцу IV.

Различие между «Первозданными» и следующими Семью Строителями, заключается в том, что первые являются Лучом и непосредственной эманацией от первых «Пресвятых Четырех», Тетрактиса, то есть, вечно Самосущего Единого – вечного в естестве своем, заметьте это, но не в проявлении и отличного от Всемирного Единого. Сокрытые (латентные) во время Пралайи и деятельные на протяжении Манвантары, «Первозданные» происходят от «Отца-Матери» (Духа-Hyle или Ilus'a), тогда, как другая проявленная Четверица и Семеро исходят от одной лишь Матери. Эта последняя и есть Непорочная Дева – Матерь, осененная, но не оплодотворенная Вселенскою Тайною – когда она выявляется из состояния Лайа или состояния недифференцированного. В действительности же все они, конечно, едины; но аспекты их на различных планах Бытия различны.

Первые Первозданные суть высочайшие Существа на лестнице Бытия. Они Архангелы Христианства, те, кто отказались творить или, вернее, размножаться – как поступил Михаил в последней системе и как сделали старейшие, «Рожденные Разумом Сыны» Брамы (Vеdhвs).

3. Из лучезарности света – луча вечной тьмы – устремились в пространстве энергии[155], вновь пробужденные; единый из яйца, шесть и пять (а). затем три, один, четыре, один, пять – дважды семь, сумма всего (b), и эти суть естества, пламена, начала, строители, числа (с), арупа[156], рупа[157] и сила или же божественный человек – сумма всего. И от божественного человека произошли формы, искры, священные животные (d) и вестники сокровенных отцов[158], заключенных в пресвятой четверице.[159].

а) Это относится к священной науке чисел; поистине, такой сокровенной и такой значительной в изучении Оккультизма, что тема эта может быть едва только затронута даже в столь обширном труде, как настоящий. Ибо на Иерархиях и на точных числах этих Существ – незримых (нами), за исключением очень редких случаев – зиждется тайна всей Вселенной. Так Кумары, например, именуются «Четырьмя» – хотя в действительности число их семь – ибо Санака, Сананда, Санатана и Санаткумар являются главными Вайдхатра (их родовое имя), происшедшими от «четверичной тайны». Для пояснения этого, мы должны обратиться к примерам догм, более знакомых нашим читателям, именно, браминским.

Согласно Ману, Хиранья-гарбха есть Брама, первая мужская сущность, созданная неумозримой Беспричинной Причиною в «Золотом Яйце, блистающем подобно Солнцу», как говорит «Hindu Classical Dictionary»; Хиранья-гарбха означает Золотое или, скорее, Лучезарное Чрево или Яйцо. Смысл плохо согласуется с эпитетом «мужская сущность». Конечно, эзотерический смысл фразы достаточно ясен. В Риг-Веде сказано: «ТО, Единый Владыка всех существ… единый, животворящий принцип богов и людей», возникло вначале в Золотом Чреве, Хиранья-гарбха – которое есть Мировое Яйцо или Сфера нашей Вселенной. Эта Сущность, конечно, содержит в себе оба начала и аллегория раздвоившегося Брамы и воссоздавшего себя из одной половины, как Вирадж, а из другой Женское Начало Вак, является доказательством этого.

«Единый из Яйца, Шесть и Пять» дают число 1065, являющееся измерением Перворожденного (позднее муже-женственного Брама-Праджапати), отвечающего числам 7 и 14, и 21 соответственно. Праджапати, как и Сефиротов, только семь, включая синтетическую Сефиру Триады, от которой они произошли. Так от Хиранья-гарбха или Троичной Праджапати (первичной Ведической Тримурти – Агни, Вайю и Сурья) произошли остальные семь, или же десять, если мы отделим первые три, существующие в одном и один в трех; кроме того, все они заключаются в едином «Высочайшем» Парама, называемом Гухья или «Тайным», «Сарватман», «Сверх-Душой». «Семь Владык Бытия лежат сокрытыми в Сарватман'е, как мысли в едином мозгу.» Так же и с Сефиротами. Их либо семь, считая от верхней Триады, возглавляемой Кэтер, либо десять – экзотерически. В Махабхарате Праджапати исчисляются числом 21 или 10, 6 и 5(1065), трижды семь.[160].

b) «Три, Один, Четыре, Один, Пять», в совокупности своей – Дважды Семь являют 31 415 – числовую Иерархию Дхиан-Коганов, различных степеней и внутреннего или мира означенного[161]. Число это, помещенное на пределе великого Круга «Не преступи» – также называемого Дхианипаша, «Веревкой Ангелов», «Веревкой», отделяющей феноменальный Космос от нуменального, не входящего в пределы нашего настоящего активного состояния – это число, когда оно не увеличено алгебраической перестановкой, всегда останется 31 415, анаграмматически и каббалистически, будучи одновременно числом Круга и мистической Свастики, «Дважды Семью» еще раз. Ибо каким бы способом ни исчислять эти два ряда чисел, прибавляя по отдельности одно число за другим, или же наперекрест справа или слева, итог будет всегда четырнадцать. В математике они дают хорошо известную формулу, что отношение диаметра круга к окружности равно 1 к 3,1415 или сумме π (пи), как это называется. Этот ряд чисел должен иметь то же значение, если 1:314,159 и далее 1:3 141 5927, выработанные в сокровенных вычислениях для выражения различных циклов и веков «Перворожденного», или 311 040 000 000 000 с дробями, и дающими те же 13 415 посредством процесса, которым мы сейчас не заинтересованы. Также может быть указано, что Ральстон Скиннер, автор «The Source of Measures» читает еврейское слово Алхим в тех же числовых данных – отбрасывая, как уже сказано, нули и употребляя перестановку – 13 514; ибо א (а) есть 1; ל (л) есть 3 (30); ה (х) есть 5; י (и) есть 1 (10); и ם (м) – 4 (40); анаграмматически – 31 415, как это и пояснено им.

Таким образом, тогда как в метафизическом мире Круг, с еди ной центральной Точкой в нем, не имеет числа и называется Анупадака – без родителей и без числа, ибо он не подлежит исчислению; в мире проявленном Мировое Яйцо или Круг ограничен группами, называемыми – Линия, Треугольник, Пентаграмма, вторая Линия и Квадрат или (13 514); и когда Точка рождает Линию, становясь, таким образом, диаметром, представляющим андрогинного Логоса, тогда числа становятся 31 415 или же – треугольник, линия, квадрат и вторая линия, и пентаграмма. «Когда Сын отделяется от Матери, он становится Отцом», диаметр представляет Природу или Женское Начало. Потому сказано: «В Мире Бытия Единая Точка оплодотворяет Линию, Девственное Чрево Космоса, (яйцеобразный нуль) и непорочная Матерь дает рождение Форме, содержащей все формы». Праджапати именуется перворождающим Мужским Началом и «Мужем своей Матери»[162]. Это дает основной ключ ко всем последующим «Божественным Сыновьям» от «Непорочных Матерей». Это представление подтверждается значительным фактом, что Анна, имя Матери Девы Марии, ныне представленной римско-католической церковью, как давшей жизнь своей дочери непорочным зачатием («Мария, зачатая без греха»), заимствовано от халдейского слова «Ана», что означает Небеса или Астральный Свет, Anima Mundi, отсюда Анаитиа, Дэви-Дурга, супруга Шивы, также именуется Аннапурна и Канья, Девственница; Ума-Канья ее эзотерическое имя и означает «Дева Света», «Астральный Свет» в одном из его многочисленных аспектов.

с) Дэвы, Питри, Риши; Суры и Асуры; Даитьи и Адитьи; Данавы и Гандхарвы и т. д., и т. д., все они имеют свои синонимы в нашей Тайной Доктрине, так же как и в Каббале и в еврейской Ангелологии; но бесполезно приводить их древние имена, ибо это лишь может создать путаницу. Многие из них могут быть найдены, сейчас, даже в христианской Иерархии божественных и небесных Сил. Все эти Ангелы Престола и Господства, Начала и Силы, Херувимы и Серафимы, и Демоны, разнообразные Обитатели Небесного Мира, являются современными копиями архаических прототипов. Самый символизм в их именах, переложенный и переведенный на греческий и латинский язык достаточно свидетельствует об этом, как это будет доказано во многих случаях в дальнейшем.

d) «Священные Животные» встречаются в Библии, так же как и в Каббале, на странице, трактующей о началах Жизни, и имеют свое значение и очень глубокое. В Сефер Иецире утверждается, что: «Бог начертал на „Пресвятых Четырех“ Престол Своей Славы; Офанимы (Колеса или Сферы-Миры), Серафимы, Священные Животные и Ангелы Помогающие, и из этих (Воздух, Вода и Огонь или Эфир) Он создал свою Обитель».

Нижеследующее является буквальным переводом из 9-го и 10-го Отделов:

«Десять чисел без чего? Один: Дух Бога Живого… живущего в Вечностях! Глас и Дух, и Слово, и это есть Дух Святый. Два: Воздух из Духа. Он начертал и вырубил с ним двадцать две буквы основания, три матери, двойное семь и одно двенадцать и единый Дух из них. Три: Вода из Духа; Он начертал и образовал с ними пустырь и пустоту, ил и землю. Он начертал их, как цветник, построил их, как стену, устлал их, как мостовую. Четыре: Огонь из Воды; Он начертал, и воздвиг ими престол Славы, и Колеса, и Серафимов, и священных Животных, и Ангелов помогающих; и из трех Он основал свою обитель, как сказано, Он делает своими Ангелами Духов и своими слугами пылающие огни».

Слова – «основал свою Обитель» ясно указывают, что в Каббале, как и в Индии, Божество рассматривалось, как Вселенная, и не было в начале тем вне-космическим Богом, каким он является теперь.

Итак, Мир был создан «Тремя Серафимами – Сефер, Сафар и Сипур» или «Числом, Числами и Перечисленными». В астрономическом ключе «Священные Животные» становятся знаками Зодиака.

4. То было воинство гласа, Божественной Матери семерых. Искры семерых подвластны и слуги первому, второму, третьему, четвертому, пятому, шестому и седьмому из семи (а). Они[163] именуются сферами, треугольниками, кубами, линиями и формовщиками; ибо так держится вечная Нидана – Oi-Ha-Hou (b).[164].

а) Этот Стих снова дает краткий анализ Иерархий Дхиан-Коганов, называемых Дэвами (богами) в Индии или же Сознательными, Разумными Силами в Природе. Этой Иерархии соответствуют определенные типы, на которые человечество может быть подразделено, ибо человечество в своей цельности, в действительности, является материализованным, хотя еще и несовершенным, выражением ее. «Воинство Гласа», термин, тесно связанный с тайною Звука и Речи, как следствие и результат Причины – Божественной Мысли. Как это прекрасно выражено P. Christian, ученым автором «Нistоirе de la Magie и L'Homme Rouge des Tuilleries, слова, произносимые, так же, как и имя каждого индивидуума, в значительной степени предопределяют его будущую судьбу. Почему? Потому что:

«Когда наша душа (разум) создает или вызывает какую-либо мысль, то изобразительный знак этой мысли запечатлевается на астральном флюиде, являющимся приемником, и, так сказать, зеркалом всех проявлений Бытия.

Знак выражает вещь; вещь есть (скрытое или оккультное) свойство знака. Произнести слово, значит вызвать мысль и сделать ее существующей. Магнетическая потенциальность человеческой речи есть начало каждого проявления в Оккультном Мире. Произнесение Имени не есть только определение Существа (сущности), но значит осудить и подвергнуть его, в силу выдачи Слова (Глагол), воздействию одной или нескольких Оккультных Сил. Вещи для каждого из нас являются тем, чем Слово делает их, называя их. Слово (Глагол) или речь каждого человека, совершенно бессознательно для него, является благословением или же проклятием; вот почему наше настоящее невежество относительно свойств и атрибутов мысли, так же как и об атрибутах и свойствах материи, часто губительно для нас.

Да, имена (и слова) или благодетельны, или зловредны. Они в некотором смысле являются или ядовитыми, или приносящими здоровье, согласно скрытым воздействиям, данным Высочайшей Мудростью их элементам, то есть, буквам, составляющим их, и числам, соответствующим этим буквам».

Это строго верно и, как эзотерическое Учение, принято всеми Восточными Школами Оккультизма. В санскрите, так же как и в еврейском и во всех прочих алфавитах, каждая буква имеет свое оккультное значение и свое разумное основание; каждая есть причина и следствие предыдущей причины, и комбинация их очень часто производит наисильнейшие магические воздействия. Гласные в особенности, заключают в себе наиболее оккультные и грозные силы. Мантры (эзотерически скорее магические, нежели религиозные вызывания) произносятся браминами нараспев, так же как и остальные Веды и прочие Писания.

«Воинство Гласа» есть прототип «Воинства Логоса» или «Слово» в Сефер Иецире, называемое в Тайной Доктрине «Единым Числом, исшедшим из Не-Числа» – Единого Вечного Принципа. Эзотерическая Теогония начинает с Единого Проявленного (потому не вечного, как присутствие и бытие, хотя и вечного в своем естестве), Числа, Чисел и Перечисленных – последние происходят от Гласа, Вак (женского начала) «о Ста Формах», Шатарупа, или Природы. От этого Числа 10 или Творческой Природы, Матери (Оккультный знак или «Тайная доктрина.», вечно порождающий и умножающий в соединении с единицею – «1» или Духом Жизни), произошла вся Вселенная.

В Анугите[165] приведена беседа между брамином и его женою о происхождении Речи и ее оккультных свойствах. Жена спрашивает, как произошла речь и что возникло раньше – Речь или Ум? Брамин говорит ей, что Апана (вдохновляющее Дыхание), становясь владыкою, изменяет то сознание, которое не понимает Речи или Слова, в состояние Апана и, таким образом, раскрывает Ум. И на это он рассказывает ей историю, диалог между Речью и Умом. «Оба отправились к „Я“ – Сущего (т. е., к индивидуальному Высшему Я, как думает Нилакантха; и к Праджапати – согласно комментатору Арджуна Мишра) и просили его рассеять их сомнения и решить, кто из них был выше и предшество вал другому? На это Владыка отвечал, сказав: „Ум (выше)“. Но Речь возразила, говоря: „Истинно, я уступаю Твоим желаниям“, подразумевая, что через Речь он получает то, что желает. На что Я Сущего сказал ей: „существуют два Ума, „подвижный“ и „неподвижный“. „Неподвижный находится при мне“, сказал он, „Подвижный находится в твоем владении“ (т. е., Речи), на плане материи. «На этом ты выше“.

«Но, о прекрасное создание, так как ты лично обратилась ко мне (и с такою гордостью), потому, о Сарасвати! ты никогда не будешь говорить после (усиленного) выдыхания. Богиня Речи (Сарасвати, позднейшая форма или аспект Вак, также богиня тайного учения или Эзотерической Мудрости), истинно, всегда пребывала между Праною и Апаною. Но, о благороднейший, сопутствуя вихрю Апаны (жизненному воздуху), хотя и побуждаемая… без Праны (вздоха выдыхания), она побежала к Праджапати (Браме), говоря: «Смилостивься, о Почитаемый Владыка!» Тогда Прана появилась вновь, питая Речь. И потому Речь всегда безмолвствует после (сильного) выдыхания. Она всегда шумна или бесшумна. Из этих двух бесшумная выше шумной (Речи)… Речь, вызываемая в теле посредством Праны и потом превращающаяся в Апана… и затем ассимилирующаяся с Удана («физическими органами Речи)… пребывает, наконец, в Самана («в пупке в форме звука, как материальная причина всех слов», говорит Арджуна Мишра). Так когда-то говорила Речь. Таким образом, Ум отличается своею неподвижностью, а Богиня (Речь) своею подвижностью».

Вышеприведенная аллегория лежит в основании Оккультного закона, предписывающего молчание при знании некоторых тайных и невидимых вещей, познаваемых лишь духовным пониманием (шестым чувством), и которые не могут быть выражены «шумною» или гласною речью. Эта глава из Анугиты, говорит Арджуна Мишра, объясняет Пранаяму или урегулирование дыхания при упражнениях в Йоге. Но этот способ без предварительных достижений или, по крайней мере, полного понимания двух высших чувств (которых в общем семь, как это будет указано) подлежит скорее, низшей Йоге, так называемой Хатха Йоге, которая никогда не одобрялась и, посейчас, не одобряется Архатами. Она вредит здоровью и никогда не может самостоятельно развиться в Раджа Йогу. Этот рассказ приведен, чтобы показать, как неделимо связаны в древней метафизике разумные существа или, скорее, «разумы» с каждым чувством или функцией, физическими либо умственными. Оккультизм учит, что имеются семь чувств в человеке и в природе, так же как существуют семь состояний сознания, и это подтверждается в том же труде в главе седьмой о Пратиахара (Обуздание и урегулирование чувств, Пранаяма же касается «жизненных ветров» или дыхания). Брахмана, утверждая семь жертву-приносящих священнослужителей (Hotri), говорит: «Нос и глаз, и язык, кожа и ухо, как пятое (или обоняние, зрение, вкус, осязание и слух), ум и понимание, суть семь жертву-приносящих священнослужителей, отдельно стоящих», и которые, «находясь на малом пространстве, (все же) не видят друг друга», на этом чувственном плане, за исключением ума. Ибо ум говорит: «Нос не ощущает запаха без меня, глаз не воспринимает цвета и т. д., и т. д. Я – вечный глава над всеми элементами (т. е., чувствами). Без меня чувства никогда не светят, подобно пустому обиталищу или же огням, пламя которых угасло. Без меня все существа подобны наполовину сухому или наполовину сырому топливу, они не способны постичь качеств или предметов даже при самодеятельности всех чувств».[166].

Это, конечно, касается только разума на чувственном плане (пяти чувств). Духовный Разум, высшая часть или аспект безличного Манаса, не осознает чувств в физическом человеке. Насколько хорошо осведомлены были древние о соотношении сил и со всеми, недавно открытыми, феноменами, умственных и физических способностей и функций, и со многими другими тайнами – можно убедиться, прочтя седьмую и восьмую главу этого неоценимого труда по философии и мистическому знанию. Обратите внимание на спор чувств, относительно их соответствующего превосходства, и избрание ими Брамана, Владыку всех тварей, своим Судьею, «Вы все величайшие и невеличайшие (или выше вещей, как говорит Арджуна Мишра, ни одно не будучи независимым от другого). Вы все обладаете обоюдными качествами. Все являются величайшими в присущих им сферах и все поддерживают один другого. Существует лишь единый неподвижный (дуновение-жизни или дыхание, так называемое дыхание-йоги, и которое есть дыхание Единого или Высшего Я); этот единый есмь Я Сам, собранный в многочисленных (формах)».

Это Дыхание, Глас, Самость или Ветер (Pneuma?) есть синтез Семи Чувств, нуменально все меньшие божества, и эзотерически – Семеричность и «Воинство Гласа».

b) Далее мы видим, как Космическая Материя разбрасывается и образуется в элементы; сгруппированные в мистических Четырех, заключенных в пятом элементе – Эфире, «подкладке» Акаши, Anima Mundi или Матери Космоса. «Точки, Линии, Треугольники, Кубы, Круги» и, наконец, «Сферы» – почему или каким образом? Потому, говорят Комментарии, что таков первичный закон Природы и потому, что Природа, во всех своих проявлениях, применяет законы геометрии. Существует врожденный закон – не только в изначальной, но и в проявленной материи нашего феноменального плана – в силу которого Природа сочетает свои геометрические формы, а позднее также и свои составные элементы, и в чем также нет места для неожиданности или случайности. Основной закон в Оккультизме гласит, что нет отдыха или прекращения движения в Природе[167]. То, что кажется отдыхом, есть лишь изменение одной формы в другую, изменение сущности, идущее рука об руку с изменением формы, так, по крайней мере, учит нас оккультная физика, которая, таким образом, как бы предвосхитила на значительное время открытие «сохранения материи». Так говорят древние Комментарии[168] на Станцу IV.

«Матерь есть огненная Рыба Жизни. Она мечет икру и Дыхание (Движение) нагревает и развивает ее. Зерна (Икра) скоро притягиваются друг к другу, образуя сгустки в Океане (Пространстве). Большие куски соединяются и получают новые зерна икры, – в виде огненных Точек, Треугольников и Кубов, которые зреют; и в назначенное время некоторые куски отрываются и принимают шаровидные формы, процесс, совершаемый ими, если только другие не мешают ему. После чего Закон № *** приходит в действие. Движение (Дыхание) становится Вихрем и пускает их во вращение».[169].

5. Oi-Ha-Hou Есть тьма, беспредельность или же не-число, Ади-Нидана, Свабхават[170] – Тайная доктрина.

I. Ади-Санат, число, ибо он один (а).

II. Глас слова, Свабхават числа, ибо он один и девять.[171].

III. «Квадрат без формы».[172].

И эти три, заключенные внутри[173] Тайная доктрина., суть сокровенная четверица; и десять суть арупа[174] вселенная (b). затем идут сыны, семь воителей, один – восьмой оставлен в стороне, и дыхание его есть свето-датель (с).[175].

А) «Ади-Санат, переведенное, буквально, означает «Первый» или «Предвечный Древний», «наименование, которое отождествляет каббалистического «Ветхого Деньми» и «Святого Старца» (Сефира и Адам Кадмон) с Брамой-Творцом, также называемым Санат, среди его других имен и титулов.

«Свабхават» есть мистическая Субстанция, пластический Корень физической Природы – «Числа» во время проявления; «Число» в Единстве его Сущности на высшем Плане. Это наименование есть буддийский термин и является синонимом четверичной Anima Mundi каббалистического Мира Прообразов, от которого происходят Созидающие Формирующиеся, и материальные миры; Сверкания же или Искры – разнообразные другие миры, заключен ные в последних трех. Все Миры подчинены Правителям или Регентам, называемым в Индии Риши и Питри, Ангелами среди евреев и христиан, и Богами вообще у древних.

b) «Тайная доктрина.» Это означает, что «Беспредельный Круг», нуль, становится числом, только когда одна из других девяти цифр предшествует ему, являя, таким образом, его сумму и мощь. «Слово» или Логос в сочетании с «Гласом» и Духом[176] (выражение и источник Сознания) являют девять цифр, образуя, таким образом, с нулем Декаду, вмещающую в себе всю Вселенную. Триада образует Тетрактис (четвероугольник) или «Сокровенную Четверицу» внутри Круга; Квадрат в Круге самая мощная из магических фигур.

с) «Один отвергнутый» есть Солнце нашей Системы. Эзотерическое толкование может быть найдено в древнейших Санскритских Писаниях. В Риг-Веде «Адити», Беспредельность или Бесконечное Пространство – переведенное проф. Максом Мюллером, как «видимая бесконечность, видимая невооруженным глазом (!!!); бесконечная протяженность за пределами земли, облаков и неба» – является эквивалентом «Матери-Пространство», сосуществующей с «Тьмою». Она очень справедливо названа «Матерью Богов», «Дэва-Матри», ибо из ее космического чрева были рождены все небесные тела нашей системы – солнце и планеты. Аллегорически она описана следующим образом: «Восемь сыновей были рождены из тела Адити; она приблизилась к богам с семью, но отвергла восьмого, Мартанду», наше солнце. Семь сыновей, именуемые Адитья, космически и астрономически, суть семь планет; и солнце, будучи исключенным из их числа, указывает ясно, что индусы могли знать и, действительно, знали о седьмой планете, не называя ее Ураном[177]. Но эзотерически и теоло гически, так сказать, Адитья, в их примитивном, древнейшем смысле, являются восемью и двенадцатью великими богами индусского Пантеона «Семь позволяют смертным видеть их обители, но сами показываются лишь Архатам», так говорит старая пословица; «Обители их» нужно понимать, как планеты. Древние комментарии приводят следующую аллегорию и поясняют ее:

«Восемь домов были построены Матерью; восемь домов для восьми Божественных Сыновей: Четыре больших и четыре меньших. Восемь Блистающих Солнц соответственно их возрасту и достоинству. Бал-и-лу (Мартанда) был неудовлетворен, хотя его дом был наибольшим. Он начал (работать) как это делают огромные слоны. Он вдохнул (втянул) в чрево свое жизненные дуновения своих братьев. Он пытался поглотить их. Четыре больших находились далеко; далеко на крайнем пределе своего царства[178]. Они не были ограблены (не были затронуты) и смеялись. «Делай все, что в силах твоих, Владыка, ты не можешь достичь нас». Но меньшие плакали. Они пожаловались Матери. Она сослала Бал-и-лу в центр своего царства, откуда он не мог сдвинуться. (С тех пор) он (лишь) сторожит и угрожает. Он преследует их, медленно обращаясь вокруг себя; они стремительно отворачиваются от него, и он издали следит за направлением, в котором движутся братья его вдоль тропы, окружающей обиталища их[179]. От сего дня он питается потом тела Матери. Он наполняет себя ее дыханием и отбросами. Потому она отвергла его».

Так «Отвергнутый Сын», будучи, очевидно, нашим Солнцем, как вышеуказано, то «Сыны-Солнца» относятся не только к нашим планетам, но вообще к небесным телам. Сам Сурья, будучи лишь отражением Центрального Духовного Солнца, является прообразом всех этих тел, развившихся после него. В Ведах он назван Лока-Чакшу, «Око Мира» (нашего планетного мира), и является одним из трех главных божеств. Его одинаково называют Сыном Dyaus или Сыном Адити, ибо не делается различия и нет ссылок на эзотерическое значение. Так он описан, как влекомый семью конями и одним семиглавым конем; первые относятся к его семи планетам, последний к их общему началу от Единого Космического Элемента. Этот «Единый Элемент» назван очень изобразительно «Огнем». Веды учат, что «Огонь, поистине заключает в себе все божества».[180].

Смысл аллегории ясен, ибо мы имеем Комментарии Дзиан и Современную Науку, чтобы пояснить это, хотя они и расходятся в нескольких подробностях. Оккультная Доктрина, во всяком случае, отвергает гипотезу, рожденную из теории Небулы, что (семь) больших планет эволюировали из центральной солнечной массы этого нашего видимого Солнца. Конечно, первое конденсирование космической материи началось вокруг центрального нуклеуса, своего Солнца-отца; но наше Солнце, как учат нас, просто отделилось раньше, нежели все остальные, во время сжимания вращающейся массы и потому является их старшим и большим «братом», но не их «отцом». Восемь Адитья, «богов», все созданы из вечной субстанции (кометной материи[181] – Матери) или из «мирового вещества», которое составляет как пятый, так и шестой космический Принцип, Упадхи или основу Мировой Души, так же как Манас[182] в человеке – Микрокосме является Упадхи для Буддхи.[183].

Существует целая поэма, описывающая прегенетические битвы между развивающимися планетами перед завершительной формацией Космоса, объясняя, таким образом, кажущееся нарушение положения систем некоторых планет. Так план спутников Нептуна и Урана, например, (о которых, как говорят, древние ничего не знали), будучи сильно наклоненным, дает им в силу этого видимость обратного движения. Эти планеты называются Воинами, Зодчими и приняты Римскою Церковью, как Водители Небесных Воинств, являя таким образом, те же традиции. Развившись из Космического Пространства, Солнце, как нам говорят – перед окончательным образованием планет, вращающихся вокруг Солнца, и уничтожением кольцеобразных планетарных туманностей – прежде чем закон притяжения и отталкивания был, наконец, уравновешен, втянуло в глубины своей массы всю космическую жизнеспособность, какую только могло, угрожая поглощением и своим слабейшим «Братьям». После чего оно начало питаться «потом и отбросами Матери», другими словами, теми частями Эфира (Дыхания Мировой Души), о существовании и составе которого наука и посейчас находится в полном неведении. Так как Сэр Уильям Гров[184] высказал подобную же теорию, говоря, что системы «постепенно изменяются в силу атмосферических добавлений или убываний, или от приращений и уменьшений, возникающих из небулозного вещества», и далее, что «солнце может конденсировать газообразную материю, когда она проходит в пространстве и, таким образом, может быть порождаема теплота» – то архаическое Учение кажется достаточно научным даже в наш век[185]. W. Mattieu Williams подал мысль, что рассеянная материя или же Эфир, являющаяся приемником тепловых радиаций Вселенной, втягивается в силу этого в глубины солнечной массы; выбрасывая оттуда ранее конденсированный и термически истощенный Эфир, она сокращается и отдает свое тепло, чтобы, в свою очередь, быть выброшенной в разреженном и охлажденном состоянии для нового поглощения тепла, которое, как думает этот ученый, поглощается, таким образом, Эфиром и снова конденсируется и распределяется Солнцами Вселенной.

Эта теория является наибольшим приближением к Оккультным Учениям, какое наука когда-либо представляла себе; ибо Оккультизм объясняет это «Мертвым Дыханием», выбрасываемым Мартанд'ой и его питанием «потом и отбросами» «Матери-Простран ства». То, что могло оказать слабое воздействие на Нептуна[186], Сатурна и Юпитера, уничтожило бы такие сравнительно малые «Обители», как Меркурий, Венера и Марс. Так как Уран не был известен до конца восемнадцатого столетия, то имя четвертой планеты, упомянутой в аллегории, должно остаться для нас пока тайной.

«Дыхание» всех «Семи» есть, как говорится, Бхаскара – Светодатель, ибо они (планеты) все были кометами и солнцами при своем зарождении. Они развиваются для манвантарической жизни из Первичного Хаоса (ныне нумен нерастворимой туманности) через собирание и накопление первичных дифференциаций вечной Материи, согласно прекрасному выражению в Комментариях: «Так Сыны Света облеклись в ткань Тьмы». Аллегорически они называются «Небесными Улитками», ибо бесплотные (для нас) Разумы, невидимо обитающие в своих звездных и планетных жилищах, в их вращении, носят их, так сказать, с собою, подобно улиткам. Доктрина общего начала для всех небесных тел и планет была, как мы видим, запечатлена архаическими астрономами еще до Кеплера, Ньютона, Лейбница, Канта, Гершеля и Лапласа. Тепло (Дыхание), Притяжение и Отталкивание – Три великих фактора Движения – суть условия, в которых все члены этой первичной семьи рождаются, развиваются и умирают; чтобы вновь возродиться после Ночи Брамы, в течение которой Вечная Материя периодически возвращается в свое первичное недифференцированное состояние. Самые разреженные газы не могут дать современному физику представления о природе Вечной Материи. Сначала Центры Сил, невидимые Искры или первичные Атомы, дифференцируются в молекулы и становятся Солнцами – постепенно переходя в объективность – газообразными, лучистыми, космическими и наконец, «единый Вихрь» (или Движение) дает им импульс устремления к форме и начальное движение, регулируемое и поддерживаемое никогда не отдыхающими «Дыханиями» – Дхиан-Коганами.

6. …Затем вторые семь, которые есть липики, порожденные тремя[187]. Отвергнутый сын один. «Сыны-солнца» бесчисленны.

«Липика от слова lipi «писание» буквально означает «Писец»[188]. Мистически эти Божественные Существа связаны с Кармою, Законом Воздаяния, ибо они Рекордисты и Летописцы, запечатлевающие на невидимых (нам) скрижалях Астрального Света «великую галерею картин вечности» – точное отражение каждого деяния и даже мысли человека; и всего того, что было, есть или будет в проявленной Вселенной. Как сказано в «Разоблаченной Изиде», эта божественная и невидимая канва есть Книга Жизни. Так как, именно, Липики из пассивного Космического Разума проектируют в объективность идеальный план Вселенной, по которому «Строители» воссоздают Космос после каждой Пралайи, то они и соответствуют Семи Ангелам Присутствия, которых христиане почитают в Семи «Планетарных Духах» или «Духах Звезд»; таким образом, они являются непосредственными секретарями Вечного Представления – или, как называет это Платон, «Божественной Мысли». Вечная Летопись не есть фантастическая мечта, ибо мы встречаемся с подобными же летописями в мире грубой материи. Как говорит д-р Дрэпер:

«Тень никогда не падает на стену, не оставив на ней постоянного следа, и след этот может стать видимым, если прибегнуть к надлежащему процессу… Портреты наших друзей или ландшафты на чувствительной поверхности могут быть скрытыми от глаз, но они готовы выявиться, как только будут применены соответствующие проявители. Присутствие призраков скрыто на серебряной или зеркальной поверхности, пока мы не вызовем их в видимый мир, при помощи нашей некромантии. На стенах наших самых интимных помещений, где мы думаем, что нескромный глаз совершенно устранен и наше уединение никогда не может быть нарушено, существуют следы наших деяний и отпечатки всего того, что было явлено нами».[189].

Д-ра Жевонс и Баббаж полагают, что каждая мысль перемещает частицы мозга и, сообщая им движение, разбрасывает их в пространстве; они также полагают, что «каждая частица сущест вующей материи должна быть рекордом всего, что случилось[190]. Так древняя доктрина начала приобретать права гражданства среди теорий научного мира.

«Сорок Присяжных», стоящие во владениях Аменти, как обвинители Души перед Озирисом, принадлежат к тому же классу божеств, как и Липики, и могли бы соответствовать им, если бы египетские боги были больше поняты в их эзотерическом смысле. Индусский Читрагупта, читающий в своем рекорде, называемом Агра-Самдхани, отчет каждой Души; Присяжные, читающие, в свою очередь, в сердце Покойного, становящегося открытою книгою для Ямы или Минос'а, Озириса или Кармы – все это есть лишь многие повторения и вариации Липиков и их Астральных Летописей. Тем не менее, Липики не являются Божествами, связанными со Смертью, но с Жизнью Вечной.

Будучи связанными с судьбою каждого человека и рождением каждого ребенка, жизнь которого уже намечена в Астральном Свете – не по воле Рока, но потому что Будущее, так же как и Прошлое, всегда живет в Настоящем – Липики также оказывают влияние на науку Астрологии. Мы должны признать истину Астрологии, хотим ли мы это или нет. Ибо как замечено одним из современных профессоров Астрологии:

Теперь, когда фотография открыла нам химическое воздействие звездной системы, закрепляя на чувствительной пластинке аппарата миллиарды звезд и планет, ускользавших до сих пор от самых мощных телескопов, становится легче понять, каким образом наша солнечная система может при рождении ребенка воздействовать определенным образом на его мозг – девственный от всяких отпечатков, – в соответствии с нахождением в зените того или иного созвездия Зодиака.[191].

Станца V.

1. Первозданные семь, изначальные семь дыханий дракона мудрости, в свою очередь, порождают своим священным кружно-спиральным дыханием огневой вихрь.

Эта Станца, пожалуй, одна из самых трудных для пояснения. Ее язык понятен лишь тому, кто вполне знаком с восточной алле горией и ее намеренно затемненной фразеологией. Вероятно будет задан вопрос: «Верят ли оккультисты во всех этих «Строителей», «Липиков» и «Сыновей Света», как в Существа, или же они суть лишь воображаемые представления»? На это так же просто дается ответ: допуская некоторую долю воображения в олицетворении Сил, мы должны признать существование этих Существ, если не хотим отвергнуть существование Духовного Человечества внутри физического человечества. Ибо воинства этих Сынов Света, Сынов, Разумом Рожденных от первичного проявленного Луча Неведомого Всего, являются самым корнем Духовного Человека. Если только мы не пожелаем поверить в антифилософскую догму об особо созданной душе для каждого человеческого рождения – массовое снабжение которыми совершается ежедневно со времен «Адама» – мы должны допустить Оккультное Учение. Это будет пояснено в соответственном месте. Посмотрим теперь каков смысл этой Оккультной Станцы.

Доктрина учит, что для того, чтобы стать божественным, вполне сознательным Богом – да! даже высочайшие – Духовные, Первозданные Разумы должны были пройти через человеческую ступень. И когда мы говорим человеческую, то это приложимо не только к нашему земному человечеству, но и к смертным, обитающим другие миры, т. е., к тем разумам, которые достигли надлежащего равновесия между материей и духом (достигнутого теперь и нами), когда срединная точка Четвертой Коренной Расы Четвертого Круга была пройдена. Каждое существо должно завоевать себе право стать богоподобным через личный опыт. Гегель, великий мыслитель Германии, должен был знать или интуитивно чуять эту истину, когда он сказал, что Бессознательное развило Вселенную лишь «в надежде достичь ясного само-сознания», другими словами, стать Человеком; ибо тот же тайный смысл заключен в часто повторяющейся фразе в Пуранах о том, что Брама постоянно «движим желанием создавать». Это также объясняет скрытый каббалистический смысл изречения: «Дыхание становится камнем; камень растением; растение животным; животное человеком; человек духом и дух богом». Разумом рожденные Сыны, Риши, Строители и т. д., все были людьми – разных форм и обликов – в других мирах и в предыдущих Манвантарах.

Эта тема, настолько мистична, что трудно объяснить ее во всех ее деталях и соотношениях; ибо вся тайна эволюционного твор чества заключена в этом. Одна или две фразы в Стихе ярко вызывают в памяти подобные же фразы в Каббале и в речениях Царя Псалмопевца[192]. Как в одном случае, так и в другом при упоминании о Боге, он явлен, как делающий вихрь своим вестником и «Пламенеющий Огонь» своим священнослужителем. Но в Эзотерической Доктрине этим утверждением пользуются изобразительно. «Огненный Вихрь» есть раскаленная космическая пыль, лишь магнетически следующая, подобно железным опилкам, притягиваемым магнитом, за направляющей мыслью «Сил Созидающих». Однако, эта космическая пыль есть нечто большее, ибо каждый атом Вселенной имеет в себе потенциальность самосознания и, подобно Монадам Лейбница, является Вселенной в себе самом и для себя. Это атом и вместе с тем Ангел.

В связи с этим следует заметить, что одно из светил современной Эволюционистической Школы, A. R. Wallace, обсуждая несостоятельность «естественного подбора», как единственного фактора в развитии физического человека, уже тем самым допускает обсуждаемый здесь вопрос. Он утверждает, что эволюция человека была направлена и продвинута высшими Разумами, чье посредничество является необходимым фактором в схеме Природы. Но раз воздействие этих Разумов допущено в одном месте, то дальнейшее развитие его будет лишь логическим выводом. Невозможно провести резкую и твердую границу.

2. Они делают его вестником своей воли (а). Джью становится фохатом; стремительный сын божественных сынов, чьи сыны – липики[193], устремляется в вихре спиральном. Фохат есть конь, а мысль – всадник[194]. Подобно молнии пронизывает он тучи огневые[195](b). Делает три, пять и семь продвижений через семь областей вверху и семь внизу[196]. Он возвышает глас свой и созывает бесчисленные искры[197], соединяя их вместе (с).

а) Это указывает на «Семь Изначальных», пользующихся, как колесницей (Вахана или проявленной сущностью, становящейся Символом Мощи, направляющей ее) Фохатом, называемым по этой причине «Вестником Их Воли» – «Огненным Вихрем».

b) «Джью становится Фохатом» – само выражение указывает на это. Джью есть единое Истинное (Магическое) Знание или Оккультная Мудрость, которая, соприкасаясь и действуя вечными истинами и первоначальными причинами, становится почти всемогущей, когда она применена в правильном направлении. Ее антитезою является Джью-ма, имеющая дело только с иллюзиями и ложными видимостями, подобно нашим экзотерическим современным наукам. В данном случае Джью является выражением коллективной Мудрости Дхиани-Будд.

Так как предполагается, что читатель не знаком с Дхиани Буддами, то лучше теперь же сказать, что, согласно востоковедам, существуют пять Дхиани-Будд или Небесных Будд, проявлениями которых в мире форм и материи являются Будды человеческие. Тем не менее, эзотерически, Дхиани-Будд – Семь, из которых пока что проявились только пять[198], двое остальных должны появиться в Шестой и Седьмой Коренных Расах. Они, как бы вечные прообразы Будд, проявляющихся на Земле, при чем каждый из них имеет своего особого божественного прототипа. Так, например – Амитаба есть Дхиани-Будда Готамы Шакиамуни и проявляется через него, когда эта Великая Душа воплощается на Земле, как в случае Цон-к'а-па[199]. Авалокитешвара, как синтез семи Дхиани-Будд, был первым Буддою (Логосом); так и Амитаба, называемый в Китае[200] Амида (Будда), есть внутренний «Бог» Готамы. Они, Дхиани-Будды, как правильно утверждает проф. Рис Дэвис, суть «Восславленные Соответствия в мистическом мире каждого земного и смертного Будды, освобожденные от унижаю щих условий материальной жизни» – освобожденные Мануши-Будды, назначенные управлять Землею в течение этого Круга. Они – «Будды Созерцания» и все они Анупадака (без родителей), т. е., саморожденные из божественной сущности. Эзотерическое учение, – утверждающее, что каждый Дхиани-Будда обладает способностью создавать от себя такого же небесного сына, Дхиани-Бодхисаттву, который после смерти Мануши-Будды должен продолжать работу последнего – основано на факте, что благодаря высшему Посвящению, полученному от осененного «Духом Будды» (кто согласно востоковедам создал пять Дхиани-Будд) – кандидат становится действительно Бодхисаттвою, созданным мощью Великого Посвятителя.

с) Фохат, будучи одним из самых, если не самым важным фактором в Эзотерической Космогонии, должен быть тщательно описан. Как в древнейшей, греческой космогонии, сильно отличающейся от позднейшей мифологии, Эрос является третьим лицом в Первоначальной Троице: Хаос, Гэа, Эрос и отвечает каббалистической Троице – Эйн-Соф, Беспредельному Всему (ибо хаос есть пространство от χαίνω, широко открывать, быть пустым), Шекина и Ветхому Деньми или Святому Духу – так и Фохат одна вещь в еще непроявленной Вселенной и другая в феноменальном и Космическом Мире. В последнем он является той оккультной, электрической, жизненной мощью, которая Волею Творца-Логоса объединяет и собирает все формы, давая им первый импульс, который со временем становится законом. Но в Непроявленной Вселенной Фохат не есть это, так же как и Эрос, не есть позднейший, блистающий, крылатый Купидон или Любовь. Фохат еще не имеет касания к Космосу, ибо Космос еще не рожден, и Боги еще спят в Лоне «Отца-Матери». Он есть абстрактное, философское представление. Он еще ничего не создает сам по себе; он просто потенциальная творческая Мощь, посредством которой Нумен всех будущих феноменов разделяется, так сказать, чтобы вновь объединиться в мистическом, сверхчувственном действии, и устремить творческий Луч. Когда «Божественный Сын» выявляется, Фохат становится устремляющей силою; активною Мощью, которая вынуждает Единое стать Двумя и Тремя на космическом плане проявления. Троичный Единый дифференцируется во «Множества», и тогда Фохат превращается в ту силу, которая привлекает основные атомы и заставляет их соби раться и сочетаться. Мы находим отзвук этого первоначального учения в ранней греческой мифологии. Эреб и Нукс рождаются из Хаоса и под воздействием Эроса порождают, в свою очередь, Эфир и Хемеру, свет Высших планов и свет низший, или же земной области. Тьма порождает Свет. Сравните в Пуранах Волю или «Желание» Брамы творить; и в финикийской космогонии Санхуниафона Доктрину, что Желание – πόθος есть принцип творчества.

Фохат тесно связан с «Единою Жизнью». От Единого Неведомого, Беспредельной Совокупности исходит Единый Проявленный или периодическое Манвантарное Божество; и это есть Мировой Разум, который, будучи отделен от своего Источника, является Демиургом или Творящим Логосом западных каббалистов, и также Четверо-Ликим Брамою индусской религии. Рассматриваемый в своей совокупности в Эзотерической Доктрине с точки зрения проявленной Божественной Мысли, он является Воинством Высочайших Творцов – Дхиан-Коганов. Одновременно с эволюцией Всемирного Разума, Сокрытая Мудрость Ади-Будды – Единого Высочайшего и Вечного – проявляется, как Авалокитешвара (или Проявленный Ишвара), который и есть Озирис египтян, Ахура-Мазда Зороастра, Небесный Человек герметической философии, Логос платоников и Атман ведантистов[201]. При воздействии Проявленной Мудрости или Махата – представляемой этими бесчисленными центрами духовной энергии в Космосе – Отражение Всемирного Разума, который есть Космическое Представление (мыслеоснова) и Разумная Сила, сопровождающая подобное Представление, становится объективно Фохатом буддийского эзотерического философа. Фохат, проходящий через все семь принципов Акаши, действует, как сказано выше, на проявленную Субстанцию или Единый Элемент и, дифференцируя его на различные центры энергии, пускает в ход закон Космической Эволюции, который в повиновении Представлению Всемирного Разума, вызывает к жизни все разнообразные состояния бытия в проявленной Солнечной Системе.

Солнечная Система, вызванная к жизни этими посредничествами, состоит из Семи Принципов, как и все остальное в пределах этих центров. Таково Учение Транс-Гималайского Эзотеризма. Тем не менее, каждая философия имеет свои методы разделения этих принципов.

Итак, Фохат есть олицетворенная электрическая, жизненная сила, трансцендентальное объединяющее единство всех космических энергий, как на невидимом, так и на проявленных планах, действие которой уподобляется – в необъятном масштабе – действию живой Силы, созданной Волею, в тех феноменах, где кажущееся субъективным воздействует на кажущееся объективным и устремляет его к действию. Фохат не только живой Символ и Вместитель этой Силы, но рассматривается оккультистами, как Сущность, ибо Силы, на которые он воздействует, являются космическими, человеческими и земными, и соответственно оказывают свое влияние на всех этих планах. На земном плане его влияние ощущается в магнитной и активной силе, порожденной сильною волею магнетизера. На космическом он присущ созидательной силе, которая при формировании вещей – от планетной системы до светляка и полевой маргаритки – выполняет план, хранящийся в Разуме Природы или в Божественной Мысли для развития и роста каждой особой вещи. Метафизически он есть объективированная Мысль Богов, «Слово, ставшее плотью» на низшей ступени, и посланник космического и человеческого Представления; активная, действенная сила в жизни Вселенной. В своем втором аспекте Фохат есть Солнечная Энергия, электрический, жизненный флюид и охраняющий Четвертый Принцип, Животная Душа Природы, так сказать, или – Электричество.

В 1882-м году Президент Теософического Общества, полковник Олькотт подвергся осуждению за утверждение в одной из своих лекций, что Электричество есть материя. Тем не менее, таково учение Оккультной Доктрины. Может быть «Сила», «Энергия» будут лучшими наименованиями для него, пока европейская наука не узнает нечто большее об его истинной природе; тем не менее, оно есть материя, так же как и Эфир есть материя, ибо оно атомично, хотя в действительности несколько стадий отделяют его от Эфира. Казалось бы смешно утверждать, что раз вещь является невесомой для науки, то она не может быть названа материей. Электричество «не материально» в том смысле, что его молекулы не подлежат уловлению и исследованию; все же, оно может быть – Оккультизм утверждает, что он есть – атомично; следовательно, оно есть материя. Но даже, допустив, что не на учно говорить о нем в подобных терминах, раз Электричество называется наукою источником Энергии, просто Энергией и Силою, то где та Сила или та Энергия, которую можно представить себе, не думая о материи? Максуэлль, математик и один из наибольших авторитетов по Электричеству и его проявлениям, сказал годы тому назад, что Электричество есть материя, не только простое движение. «Если мы примем гипотезу, что основные субстанции состоят из атомов, мы не можем избежать заключения, что и электричество, положительное как и отрицательное, делится на определенные основные частицы, которые действуют подобно атомам электричества»[202]. Мы пойдем дальше, нежели это, и подтвердим, что Электричество не только Субстанция, но оно есть эманация Сущности, являющейся ни Богом, ни Дьяволом, но одной из бесчисленных Сущностей, управляющих и руководящих нашим миром, согласно вечному Закону Кармы.

Вернемся к Фохату. Он связан с Вишну и Сурья в раннем аспекте первого бога; ибо в Риг-Веде Вишну не является высочайшим Богом. Имя Вишну происходит от корня vish – «всепроникать», и Фохат также называется «Всепроникающим» и Формовщиком, потому что он формирует атомы из сырого материала[203]. В священных текстах Риг-Веды Вишну также есть «проявление Солнечной Энергии» и описан, как пробегающий тремя продвижениями через семь областей Мира; но Ведический Бог имеет мало общего с Вишну позднейших времен. Потому оба они тождественны в этом особом аспекте и один является копией другого.

Три и Семь «Продвижений» относятся в Эзотерической Доктрине к семи сферам, обитаемым человеком, так же как и к семи областям Земли. Несмотря на частые возражения, делаемые так называемыми востоковедами, Семь Миров или сфер нашей планетной системы определенно упоминаются в эзотерических индусских Писаниях. Но насколько изумительно все эти числа связаны с подобными же числами в других космогониях и с их символами, можно видеть из сравнений и параллелей, сделанных изучающими древние религии. В Риг-Веде «три продвижения Виш ну» через «семь областей Вселенной» были различно объяснены комментаторами, как космически означающие огонь, молнию и солнце, или же – землю, атмосферу и небеса; но более философски – и очень правильно астрономически – объясняет их Аурнавабха, как различные положения солнца – восход, полдень и закат. Одна лишь Эзотерическая Философия дает этому ясное пояснение, хотя Зохар толкует это также весьма философски и понятно. Зохар просто указывает, что вначале Элохим (Алхим) назывался Ахад, «Единый» или «Божество, Единое во Множестве», очень простое представление в пантеистическом понимании – пантеистическом, конечно, в его философском смысле. Затем пришло изменение – «Иегова есть Элохим», таким образом, объединяя множество и делая первый шаг к Монотеизму. Теперь на вопрос: «Каким образом Иегова есть Элохим?» – Ответ: «„Тремя Продвижениями” снизу». Смысл ясен. Продвижения суть символы и взаимно аллегоричны и отвечают Духу, Душе и Телу (человека); кругу, превращенному в Дух, Душу Мира и его Тело (или Землю). Выходя из Круга Беспредельности, которую ни один человек не может постичь, Эйн-Соф – каббалистический синоним Парабрамана, также Зерван-Акарана маздейцев или любого иного «Неведомого» – становится «Единым» (Ахад, Эка, Аху); затем он (или оно) преображается эволюцией в «Одного во Множестве», в Дхиани-Будд или Элохима или же в Амешаспент'ов, и его третье продвижение совершается при рождении плоти или «Человека». И от Человека или Jah-Hovah, «муже-женственного», внутренняя, божественная сущность становится на метафизическом плане еще раз Элохимом.

Числа 3, 5 и 7 стоят в первых рядах в теоретическом масонстве, как это показано в «Разоблаченной Изиде». Один масон пишет:

«3, 5 и 7 шагов указывают на круговое хождение. Три вида 3,3; 5,3; и 7,3; и т. д., и т. д.

Иногда это является в следующей форме: 753/2=376,5 и 7635/2=3817,5, и пропорция 20612/6561 футов для кубического измерения дает измерения Великой Пирамиды».

Три, Пять и Семь суть мистические числа, и последнее и первое очень почитаются, как масонами, так и парсийцами; треугольник, будучи всюду символом Божества[204]. Конечно, доктора Богосло вия – например, Кассель – указывают, что Зохар объясняет и подтверждает Христианскую Троицу (!). Тем не менее, именно эта христианская догма получила свое начало от Тайная доктрина. в архаическом Оккультизме и Символизме язычников. Метафизически Три Продвижения относятся к сошествию Духа в материю, к Логосу, сходящему, как Луч в дух, затем в душу и, наконец, в физическую форму человека, в которой он становится Жизнью.

Каббалистическое представление тождественно с Эзотеризмом архаического периода. Этот Эзотеризм является общим достоянием и не принадлежит ни Арийской Пятой Расе, ни одной из ее многочисленных под-рас. Он не может быть присвоен ни так называемыми туранцами, египтянами, китайцами, халдеями, ни какими-либо другими из семи подразделений Пятой Коренной Расы, но в действительности, принадлежит Третьей и Четвертой Коренным Расам, потомков которых мы находим в Семени Пятой Расы, ранних арийцев. Круг у каждого народа был символом Неведомого – «Беспредельного Пространства», абстрактное одеяние вечно сущей абстракции – Непознаваемого Божества. Круг представляет бесконечное Время в Вечности.

Зерван Акарана также есть «Беспредельный Круг Неведомого Времени», от этого Круга исходит лучистый Свет – Мировое Солнце или Ормазд[205] – и последний тождественен Кроносу в его эолианской форме – форме Круга. Ибо Круг есть Cap и Сарос, или цикл. Это было изображением вавилонского Бога, горизонт окружности которого был видимым символом невидимого, тогда как Солнце был Единым Кругом, от которого произошли космические сферы, водителем которых оно считалось. Зерван есть Чакра или Круг Вишну, таинственная эмблема, которая согласно определению одного мистика: «Кривая линия такого свойства, что минимальная часть ее, если кривая будет продолжена в том или другом направлении, наконец зайдет на себя и образует одну и ту же кривую – или то, что мы называем кругом». Лучшего определения не могло быть дано естественному символу и очевидной природе Божества, которое, имея свою окружность везде (беспредельную), имеет потому и свою центральную точку также везде; другими словами, в каждой точке Вселенной. Невидимое Божество, таким образом, является также Дхиан-Коганами или Риши, Первоначальными Семью и Девятью без синтетической единицы и Десятью, включая ее, откуда Оно вступает в Человека.

Возвращаясь к Комментариям № 4, к Станце Четвертой, читатель теперь поймет, почему, тогда как Транс-Гималайская Чакра включает в себе Тайная доктрина. │ o │ Тайная доктрина. – треугольник, первую линию, квадрат, вторую линию и пентаграмму с точкою в центре, или так Тайная доктрина. или другую вариацию, – каббалистический Круг Элохима обнаруживает, при числовом чтении букв слова םיהלא (Алхим или Элохим), знаменитые числа 13 514 или анаграмматично 31 415 – астрономическое π (пи) или скрытое значение Дхиани-Будд, Гебер, Гибборим, Каббирим и Элохим, которые все означают – «Великие Люди», «Титаны», «Небесные Люди», и на Земле «Великаны».

Семь было Священным Числом у всех народов; но ни один из них не воспользовался им для такого физиологического материалистического применения, как евреи. Число Семь было у них преимущественно числом зарождающим, а Девять относилось к Мужескому – причинному началу, поясненному каббалистами, как etz ץצ (90, 70) или «Древо Сада Рая», «двойной гермафродический жезл» Четвертой Расы. Это было символом «Святая Святых», Три и Четыре числа полового разделения. Почти каждая из двадцати двух букв еврейского алфавита является просто фаллическим символом. Из двух вышеуказанных букв одна ayin является отрицательною, буквою Женского Начала, символически – глазом; другая, мужского начала tzв, рыбий-крючек или дротик. Тогда как у индусов и арийцев вообще, значение было многообразно и относилось почти полностью к чисто метафизическим и астрономическим истинам. Их Риши и Боги, их Демоны и Герои имеют исторические и этические значения.

Однако один каббалист, который, в еще неопубликованном труде, сопоставляет Каббалу и Зохар с Арийским Эзотеризмом, говорит нам, что:

«Ясные, краткие, суровые и точные выражения евреев во многом и далеко превосходят путанные словоизвержения индусов – именно, как бы в подтверждение такого сравнения, говорит Псалмопевец: «Мои уста говорят моим языком, я не знаю твоих чисел…» (LXXI, 15) …

Индусский глиф по своей убогости указывает на большую примесь случайных аспектов и на те же заимствованные расцвечения, какие имелись у греков (греков лжецов) и имеются сейчас у масонов; тогда как грубая односложная (и очевидная) бедность еврейского языка указывает, что последний гораздо древнее, нежели другие языки, и потому он и был источником (!?) или был ближе к древнему первоначальному источнику, чем все другие.».

Это совершенно ошибочно. Наш ученый брат и корреспондент судит индусские религиозные системы, очевидно, по их Шастрам и Пуранам, вероятно, по последним и к тому же в их современном переводе, искажающем их до неузнаваемости. Если мы хотим явить сравнение, мы должны обратиться к их философским системам и к их Эзотерическим Учениям. Без сомнения символизм Пятикнижия или даже Нового Завета происходит из одного и того же источника. Но также верно, что Пирамида Хэопса, все измерения которой найдены проф. Пиацци Смитом повторенными в мифическом и, приписываемом Соломону, Храме, не может быть позднее по времени, нежели книги Моисея! Следовательно, если существует подобная великая тождественность, как это утверждается, то она должна быть обязана рабской копии со стороны евреев, но не египтян. Глифы евреев – и даже их язык – не оригинальны. Они заимствованы от египтян, от которых Моисей получил свою Мудрость; от коптов, вероятно, родственного племени, если и не предков древних финикийцев и от гиксосов, которых Иосиф Флавий[206] считает их предками. Но кто же эти пастухи гиксосы? И кто – египтяне? История ничего не знает по этому вопросу и принимает спекуляции и теории, возникающие в глубинах соответственных сознаний ее историков[207]. «Хамиты или древние копты происходят из западной Азии и содержат некоторую долю семитизма, свидетельствуя таким образом о первичном родственном единстве арийских и семитических рас», говорит Бунзен, относящий великие события в Египте к 9000 годам до Р. Хр. Факт тот, что в архаическом Эзотеризме и арийской мысли мы находим величественную философию, тогда как в еврейских рекордах мы встречаем лишь самую поразительную изобретательность в измышлении апофеоза для фаллического почитания и половой теогонии.

Можно убедиться на основании Экзотерических Писаний индусов, что арийцы никогда не основывали свою религию на только физиологических символах, как это делали древние евреи. Что эти тексты являются тоже затемненными, доказывает их противоречивость; различное толкование встречается почти в каждой Пуране и эпической поэме. Но будучи прочитаны эзотерически, все они явят тождественный смысл. Так одно описание перечисляет семь миров, исключая низшие миры, которых также семь. Эти четырнадцать высших и низших миров не имеют ничего общего с классификацией Семеричной Цепи и принадлежат к чисто эфирным, невидимым мирам. Это будет отмечено в другом месте. Теперь же достаточно показать, что они намеренно упомянуты, как принадлежащие к Цепи. «Другое перечисление называет семь миров – землею, небесным сводом, небесами, среднею областью, местом рождения. Обителью Блаженства и Обителью Истины – помещая Сынов Брамы в шестой отдел и утверждая, что пятый или Джана-Лока, есть тот, в котором животные, уничтоженные в общем пожаре, рождаются вновь»[208]. Несколько истинно Эзотерических Учений даны в следующих главах о Символизме. Тот, кто подготовлен к этому, поймет скрытый смысл…

3. Он их направляющий Дух и Водитель. Начиная работу, он отделяет искры низшего царства[209], в радости носящиеся и трепещущие в своих светозарных обиталищах[210]; и образует из них зачатки колес. Он помещает их в шести направлениях пространства и одно посреди – колесо срединное.

«Колеса», как уже объяснено, являются центрами силы, вокруг которых космическая материя нарастает и, проходя через все шесть стадий затвердевания, становится сфероидальной и заканчивает, преображаясь в глобусы или сферы. Одна из основных Эзотерических догм гласит, что во время Кальп (или Эонов) Жизни, Движение, которое в периоды Покоя «пульсирует и трепещет в каждом дремлющем атоме», являет возрастающую тенденцию к вращательному движению с первого пробуждения Космоса к «Новому Дню». «Божество становится Вихрем». Могут спросить, как не преминула это сделать и пишущая эти строки: кто же может засвидетельствовать разницу в этом движении, раз вся Природа возвращается к ее первичной сущности и никто не может быть свидетелем этого – ни даже Дхиан-Коганы, ибо все они пребывают в Нирване? Ответ на это: все в Природе должно быть судимо по аналогии. Хотя высочайшие Божества (Архангелы или Дхиани-Будды) не в состоянии проникнуть в тайны, лежащие слишком далеко за пределами нашей Планетной Системы и видимого Космоса, все же в древние времена были великие ясновидцы и пророки, которые имели возможность ретроспективно проникнуть в тайну Дыхания и Движения, когда системы миров покоились и были погружены в свой периодический сон.

Колеса также называются Rotae – вращающиеся колеса небесных тел, принимающие участие в мировом творчестве – когда смысл относится к оживотворяющему принципу звезд и планет; ибо в Каббале они представлены, как Офанимы, Ангелы Сфер и Звезд, вдохновляющими Душами которых они являются».[211].

Этот закон спирального движения в первичной материи есть наидревнейшее представление греческой Философии, первые исторические мудрецы которой почти все были Посвященными в Мистерии. Греки восприняли это от египтян, а последние от халдеев, которые были учениками браминов Эзотерической Школы. Левкипп и Демокрит из Абдеры – ученик Магов – учили, что это вращательное движение атомов и сфер существовало от Вечности[212]. Гисет, Гераклит, Экфант, Пифагор и все его ученики учили вращению Земли; Арьябхата из Индии, Аристарх, Селевк и Архимед высчитывали ее вращение так же научно, как это делают и нынешние астрономы; тогда как теория Начальных Вихревых Колец была известна Анаксагору и поддерживалась им за 500 лет до Р. Хр. или почти за 2000 лет, прежде чем она вновь была принята Галилеем, Декартом, Сведенборгом и, наконец, с малыми изменениями сэром В. Томсоном[213]. Все подобное знание, справедливо говоря, есть отзвук архаической доктрины, попытка объяснить которую делается теперь. Каким образом люди, последних нескольких веков пришли к тем же представлениям и заключениям, которые преподавались, как аксиомные истины, в сокровенности Adyta многие тысячелетия назад, является вопросом, подлежащим особому обсуждению. Некоторые пришли к нему путем естественного продвижения в физической науке и самостоятельными наблюдениями; другие, как Коперник, Сведенборг и еще несколько других, несмотря на их большую ученость, обязаны своим знанием гораздо больше интуиции, нежели приобретенным представлениям, развитым обычным путем изучения. Что Сведенборг, не имевший возможности знать что-либо об эзотерических представлениях Буддизма, совершенно самостоятельно подошел к Оккультному Учению в своих общих понятиях, доказывается его заметкою о Теории Вихревого Вращения. В этой заметке, цитируемой проф. Уинчелл'ем[214] в переводе Клиссольда, мы находим следующее резюме:

«Первая причина есть бесконечное или безграничное. Это дает бытие первому конечному или ограниченному. (Логос в его проявлениях и Вселенная). То, что производит границу, аналогично движению. (См. Станца I., Supra). Проведенная граница есть точка, сущность которой есть движение; но, будучи без частей, эта сущность не есть действительное движение, но лишь стремление к нему. (В нашей Доктрине это не есть «стремление», но изменение Вечной Вибрации в непроявленном в Спиральное Движение в феноменальном или проявленном Мире.) От этого сначала происходит протяженность, пространство, форма и последовательность, или время. Как в геометрии точка порождает линию, линия – плоскость, и плоскость – тело, то и тут стремление точки направляется к линиям, плоскостям и телам. Другими словами, Вселенная заключается in ovo, в первой естественной точке.

Движение, к которому стремление направляется, есть круговое, ибо круг есть наиболее совершенная форма… «Наиболее совершенная, вышеописанная форма движения должна быть постоянно круговой; то есть, оно должно исходить от центра к периферии, и от периферии к центру».[215].

Это есть Оккультизм во всей его чистоте и простоте.

«Шесть Направлений Пространства» означают здесь «Двойной Треугольник», соединение и слияние чистого Духа и Материи, Арупа и Рупа, символами которых являются Треугольники. Этот двойной Треугольник есть знак Вишну; это есть Соломонова Печать и Шри-Антара браминов.

4. Фохат начертывает спиральные линии для соединения шестого с седьмым – венцом (а). Воинство сынов света стоит на каждом углу; липики в колесе срединном (b). Они[216] говорят: «Это хорошо». Первый божественный мир готов; первый; второй[217]. Затем «божественный арупа»[218] отражает себя в чайа-лока[219], первом облачении анупадака (с).

а) Это начертание «спиральных линий» относится к эволюции Человека, так же как и к эволюции Принципов Природы; эволюции, которая происходит постепенно, как и все в Природе. Шестой Принцип в Человеке (Буддхи, Божественная Душа), хотя и есть лишь Дыхание в нашем понятии, все же, это нечто материальное по сравнению с Божественным Духом (Атма), носителем или проводником которого он является. Фохат, в его качестве Божественной Любви (Эрос), электрическая мощь сродства и симпатии, показан аллегорически пытающимся привести чистый Дух, неделимый Луч от Единого Абсолюта, в сочетание с Душою, вместе образующими в человеке Монаду, а в Природе первое звено между вечно-неограниченным и проявленным. «Первый теперь является Вторым (Миром)» – Липиков – относится к этой же идее.

b) «Воинство» на каждом углу есть Воинство Ангельских Существ (Дхиан-Коганы), назначенных руководить и охранять каждую соответственную область от начала до конца Манвантары. Они есть «Мистические Охранители» христианских каббалистов и алхимиков и относятся, символично так же как и космогонически, к числовой системе Вселенной. Числа, с которыми эти Небесные Существа связаны, чрезвычайно трудно объяснить, ибо каждое число относится к нескольким группам определенных представлений, в соответствии с особой группой «Ангелов», которую оно должно представлять. В этом заключается трудный узел при изучении символики, с которым многие ученые, не будучи в состоянии развязать его, предпочли поступить, как Александр поступил с Гордиевым узлом; отсюда, как непосредственный результат, ошибочные представления и учения.

с) «Первый есть Второй», ибо «Первый» не может в действительности числиться или рассматриваться, как таковой, ибо Первый есть область Нумена в его первичном проявлении, порог к Миру Истины или Сат, через который достигает нас непосредственная энергия, излучаемая Единою Реальностью – Божеством Неимеющим Имени. Здесь снова непереводимый термин Сат (Бытийность) может привести к ошибочному понятию, так как то, что проявлено, не может быть Сат, но есть нечто феноменальное, непостоянное и даже, в действительности, невечное. Оно современно и сосуществующе с Единой Жизнью, «Неимеющей Второй», но, как проявление, оно все же Майа, как и все остальное. Этот «Мир Истины», по словам комментарий, может быть описан лишь как: «Блестящая звезда, упавшая из Сердца Вечности; маяк надежды, на Семи Лучах которого висят Семь Миров Бытия». Истинно так: ибо они есть Семь Светочей, отражениями которых являются человеческие бессмертные Монады – Атма или Лучистый Дух каждого существа человеческой семьи. Вначале, – этот Семеричный Свет; затем, «Божественный Мир» – бесчисленные светочи, зажженные от первичного Света – Буддхи, или Божественные, Неимеющие форм Души последнего Арупа (Бесформенного) Мира: «Совокупность» на сокровенном языке древней Станцы.

В Катехизисе Учитель спрашивает ученика:

«Подыми главу твою, о Лану: один или бесчисленные светочи видишь ты сверкающими над собою, на темном полуночном небе?».

«Я чую единое Пламя, о Гурудэва, Я вижу бесчисленное множество неотделенных искр, блистающих в нем».

«Ты хорошо сказал. Теперь, возри вокруг и в самого себя. Тот Свет, горящий в тебе, чуешь ли ты его хотя немного отличным от света, горящего в твоих братьях-людях?».

«Он ничем не отличается от них, хотя узник пребывает в оковах Кармы и хотя его внешнее одеяние обманывает невежд, заставляя их говорить в заблуждении: „Твоя Душа и Моя Душа“.

Коренное единство ультимативного естества каждой части, входящей в составы Природы – от звезд до минерального атома, от высочайшего Дхиан-Когана до малейшей инфузории, в полном принятии этого термина, и будет ли оно применено к духовному, либо мыслительному или физическому миру – это единство есть единый, основной закон в Оккультной Науке. «Божество есть беспредельное и бесконечное распространение», говорит Оккультная аксиома: отсюда имя Брама, уже раньше объясненное.[220].

Глубокая философия лежит в основании самого раннего почитания в мире, почитания Солнца и Огня. Из всех элементов, известных физической науке, Огонь всегда был недоступен точному анализу. С большею уверенностью утверждается, что воздух есть смесь газов кислорода и азота. Мы рассматриваем Вселенную и Землю, как материю, состоящую из определенных химических молекул. Мы говорим о первичных десяти землях, давая каждой из них греческое, либо латинское наименование. Мы говорим, что вода химически есть состав кислорода и водорода. Но что есть Огонь? Это есть следствие горения, строго отвечают нам. Он есть тепло и свет, и движение, и корреляция физических и химических сил вообще. И это научное определение философски дополнено в словаре Уэбстера определением теологическим, объясняющим Огонь, как «орудие кары или кару нераскаявшегося в другом состоянии», при чем «состояние» это, предполагается духовным; но увы! наличие огня, кажется, является достаточно убедительным доказательством его материальной природы. Тем не менее, говоря об иллюзии, рассматривающей все феномены, как простые, потому что они являются обычными фактами, проф. Bain говорит:

«Самые обычные факты кажутся нам не нуждающимися в объяснении и даже могущими служить объяснением тому, что может быть уподоблено им. Таким образом, кипение и испарение жидкости представляется очень про стым феноменом, не требующим объяснении и дающим удовлетворительное объяснение и другим более редким феноменам. Что вода высыхает, является для непросвещенного ума вещью совершенно понятною; тогда как для человека, ознакомленного с физическою наукою, жидкое состояние является анормальным и необъяснимым. Зажигание огня от пламени есть великая научная трудность, тем не менее, мало людей сознают это».[221].

Что говорит Эзотерическое Учение относительно Огня? «Огонь есть наиболее совершенное и чистое отражение Единого Пламени, как на Небе, так и на Земле. Это есть Жизнь и Смерть, начало и конец каждой материальной вещи. Это есть Божественная Сущность». Таким образом, не только Огне-поклонники парсийцы, но даже бродячие, дикие племена Америки, провозглашающие себя «рожденными Огнем», выказывают больше научности в своих верованиях и истины в своих суевериях, нежели все теории современной физики и науки. Христианин, утверждающий – «Бог есть Живой Огонь» и говорящий об «Огненных Языках» в День Св. Духа и о «Горящей Купине» Моисея, является таким же огне-поклонником, как и любой «язычник». Среди мистиков и каббалистов, розенкрейцеры вернее других определили Огонь. «Возьми простую лампаду, держи ее наполненной маслом, и ты будешь в состоянии зажечь ее пламенем лампады, свечи и огни всего мира, не уменьшив этого пламени… Если основное Божество есть вечная и бесконечная Сущность, никогда неуничтожаемая („Господь Бог Твой есть Огнь поядающий“), тогда неразумно, чтоб Оккультное Учение рассматривалось, как не философское, когда оно говорит: „Так были сотворены Арупа и Рупа (Миры): от Одного Света Семь Светочей; от каждого из Семи семижды семь“ и т. д., и т. д. …».

5. Фохат делает пять продвижений[222] (а) и строит крылатое колесо на каждом углу квадрата для четверых пресвятых… и для воинств их[223] (b).

а) «Продвижения», как уже объяснено в последних комментариях, относятся как к космическим, так и к человеческим прин ципам – из которых последние в экзотерическом подразделении состоят из трех (Духа, Души и Тела), а в эзотерическом исчислении из семи принципов – Трех Лучей Сущности и четырех аспектов[224]. Те, кто изучали «Эзотерический Буддизм» Синнетта, легко освоятся с этой номенклатурой. За пределами Гималаев существуют две Эзотерические Школы или, скорее, одна школа, разделенная на два отдела – одна для внутренних учеников, другая для внешних, полу-светских учеников. Первое учение устанавливает семеричное разделение человеческих принципов, другое – шестеричное.

С космической точки зрения, Фохат, делающий «Пять Продвижений», относится здесь к пяти высшим планам Сознания и Бытия, шестой и седьмой (в нисходящем порядке) будут астральным и земным или двумя низшими планами.

b) Четыре «Крылатых Колеса на каждом углу… для Четверых Пресвятых Воинств их» суть «Четыре Махараджи» или Великие Цари из Дхиан-Коганов, Дэвы, возглавляющие каждый одну из четырех частей Света. Они Владыки или Ангелы, управляющие Космическими Силами Севера, Юга, Востока и Запада, Силами, из которых каждая имеет определенное оккультное свойство. Эти Существа также связаны с Кармою, ибо Карма нуждается для выполнения ее указов в физических и материальных посредниках, подобных, например, четырем ветрам, открыто признанным наукою, как имеющие свои соответствующие губительные и благодетельные воздействия на здоровье людей и каждой живой твари. В римско-католической доктрине встречается Оккультная философия, относящая различные общественные бедствия, подобные эпидемиям болезней и войне и т. д., к невидимым «Вестникам» с Севера и Запада. «Слава Господня приходит путем Востока», говорит Иезекиил; тогда как Иеремия, Исайя и Псалмопевец уверяют читателей своих, что все зло под Солнцем приходит с Севера и Запада – эта формула, в приложении к еврейскому народу, звучит, как неоспоримое пророчество. И это также объясняет оповещение Св. Амвросия[225], гласящее, что, именно, по этой причине «мы проклинаем Северный Ветер, и во время обряда Крещения мы начинаем, повернувшись к Западу (Небесному), чтобы лучше отвергнуть того, кто обитает его; после чего мы обращаемся к Востоку».

Верование в Четырех Махарадж – Правителей четырех стран Света – было общим и теперь находимо среди христиан, которые, следуя Св. Августину, именуют их «Ангельскими Силами» и «Духами», когда они сами взывают к ним, но «Дьяволами», когда им молятся язычники. Но где же разница, в данном случае, между язычниками и христианами? Ученый Воссий говорит:

«Хотя Св. Августин сказал, что каждая, видимая вещь в этом мире имеет вблизи себя ангельскую силу, как охранителя, тем не менее, под этим следует понимать не отдельные, но целые виды вещей, ибо в действительности каждый подобный вид имеет своего особого ангела, охраняющего его. В этом он в полном согласии со всеми философами… Для нас эти ангелы есть духи, отдельные от объектов… тогда как для (языческих) философов они были богами».[226].

Рассматривая ритуал во имя «Духов Звезд», установленный римско-католической церковью, можно убедиться, что духи эти подозрительно напоминают «богов», но в древности они почитались и обожествлялись языческой чернью не более, нежели ныне высоко культурными католическими христианами в Риме.

Следуя Платону, Аристотель объяснил, что термин οτοιχεια был понимаем, лишь как означающий бесплотные принципы, помещенные на каждом из четырех великих делений нашего космического мира для охраны их. Таким образом, язычники, так же как и христиане, почитают и поклоняются не стихиям и (воображаемым) частям Света, но «богам», соответственно управляющим ими. Для церкви существуют два вида Сидеральных Существ – Ангелы и Дьяволы. Для каббалиста и оккультиста есть лишь один класс, и ни оккультист, ни каббалист не делает никакого различия между «Владыками Света» и «Rectores Tenebrarum» или Космократорами, которых католическая церковь представляет себе и обнаруживает во «Владыках Света», как только кто-либо из них назван другим именем, нежели тем, которым она именует его. Не Владыка и не Махараджа карает или награждает с изволения или указа «Бога» или без него, но сам человек – его деяния или Карма, привлекая индивидуально или коллективно (как иногда в случае целой нации) всякое зло и бедствие. Мы порождаем Причины и они пробуждают соответствующие силы в Сидеральном Мире, которые магнетически и непреодолимо при тянуты к тем – и воздействуют на тех – кто породили подобные причины; безразлично, будут ли подобные лица в действительности злодеями или же просто «мыслителями», замышляющими зло. Ибо мысль есть материя, так нас учит современная наука; и «каждая частица существующей материи должна быть рекордом всего того, что случилось», как утверждают это Jevons и Babbage в их «Принципах Науки». Современная наука с каждым днем все более втягивается в Мальстрем Оккультизма; бессознательно, без сомнения, но все же весьма ощутительно.

«Мысль есть Материя»; но, конечно, не в смысле, придаваемом этому германским материалистом Молешоттом, утверждающим, что «Мысль есть движение материи» – утверждение почти беспримерной нелепости. Умственные состояния и телесные состояния совершенно противоположны, как таковые. Но это не влияет на положение, что каждая мысль, кроме ее физического добавления (изменения в мозгу), выявляет объективный – хотя для нас сверхчувственно объективный – аспект на астральном плане.[227].

Две главные теории науки, касающиеся отношений между умом и материей, суть Монизм и Материализм. Обе эти теории покрывают все поле отрицательной психологии, за исключением квази-оккультных воззрений германских Пантеистических Школ. Воззрения наших современных ученых мыслителей, что касается до отношений между умом и материей, могут быть сведены к следующим двум гипотезам. Эти гипотезы показывают, что оба воззрения одинаково исключают возможность независимой души, отличной от физического мозга, через который она действует. Они суть следующие:

1) Материализм, теория, рассматривающая умственные феномены, как продукт молекулярного изменения в мозгу; то есть, как результат трансформации движения в чувствование(!). Более примитивная школа зашла, однажды, так далеко, что отождествила ум с «особым видом движения»(!!), но, по счастью, эта точка зрения рассматривается сейчас большинством людей науки, как нелепость.

2) Монизм или доктрина Единой Сущности является наиболее утонченной формою отрицательной психологии, которую один из ее приверженцев, проф. Bain остроумно называет – «защищающийся материализм». Эта доктрина очень широко распро странена и насчитывает среди своих сторонников таких мыслителей, как Леви, Спенсер, Ферриер и др.; устанавливая мысль и умственные феномены, как вообще радикально контрастирующие с материей, она рассматривает их, как две стороны или два аспекта одной и той же субстанции в некоторых из ее состояний. Мысль, как Мысль, говорят они, совершенно противоположна материальным феноменам, но она также должна быть рассматриваема, как только «субъективная сторона движения нервов» – но что могут предполагать наши сведущие ученые под этим?

Возвращаясь к комментариям о Четырех Махараджах, согласно Клименту Александрийскому, в египетских храмах огромная завеса отделяла святилище от места собраний. Так же было и у евреев. Как у тех, так и у других Завеса была протянута над пятью столбами (Пентаграмма), символизирующих эзотерически наши пять чувств и пять коренных рас, тогда как четыре цвета Завесы изображали четыре части Света и четыре земные стихии. Все целое было аллегорическим символом. Через посредство этих четырех высоких Правителей над четырьмя частями Света и стихиями, наши пять чувств могут постигать скрытые истины Природы; но вовсе не как утверждал это Климент, что именно стихии per se давали язычникам Божественное Знание или знание Бога[228]. Тогда как египетская эмблема была духовна, еврейская была чисто материалистическая, и, действительно, почитала лишь слепые стихии и воображаемые «точки». Ибо, каков был смысл четыреугольной Скинии, воздвигнутой Моисеем в Пустыне, если она не имела того же космического значения? «Сделай завесу… из голубой, пурпуровой и червленой… и сделай для завесы пять столбов из ситиим дерева… и сделай… на четырех углах… четыре кольца медных… брусья из драгоценного дерева на четыре стороны. Север, Юг, Запад и Восток… Скинии… и Херувимов… искусною работою»[229]. Скиния и квадратный двор, Херувимы и все остальное было точно таким же, как и в египетских храмах. Четыреугольная форма скинии означала то же самое, что она означает и сейчас в экзотерическом почитании китайцев и тибетцев – а именно четыре кардинальные точки, выраженные в четырех сторонах пирамид, обелисков и других подобных строений. Иосиф Флавий старается объяснить это. Он заявляет, что столбы Скинии были тождественны столбам, поставленным в Тире в честь четырех стихий, и водруженным на пьедесталах четырем ангелам, которые были обращены лицом к кардинальным точкам; добавляя, что «Ангелы на пьедесталах имели четыре знака Зодиака» на себе, что являло то же обозначение стран Света.[230].

Это же представление может быть найдено и в пещерах последователей Зороастра, в храмах Индии, вырубленных в скалах, и во всех священных, квадратных постройках древности, доживших до наших дней. Это определенно доказано Лайардом, который находит эти четыре кардинальные точки и четыре первичных элемента в религии каждой страны, в форме квадратных обелисков, в четырех сторонах пирамид и т. д. Четыре Махараджи были Правителями и Руководителями этих стихий и их точек.

Если бы изучающий захотел больше знать о них, ему следует лишь сравнить видение Иезекиила (гл.: 1) с тем, что известно о китайском Буддизме, даже в его экзотерических учениях, и обследовать внешнюю форму этих «Великих Царей Дэв». По мнению о. Иосифа Эдкинса: «каждый из них возглавляет один из четырех континентов, на которые индусы делят Мир… Каждый руководит армией духовных существ, для охранения человечества и Буддизма»[231]. За исключением пристрастия к Буддизму, эти Четыре Небесные Существа и есть именно это. Индусы, однако, разделяют мир на семь континентов экзотерически, так же как и эзотерически; и их четыре Космические Дэвы, в действительности, являются восемью и управляют восемью точками компаса, а не континентами.

«Четверо» являются Охранителями человечества и также посредниками Кармы на Земле, тогда как Липики заботятся о посмертном будущем Человечества. В то же время они являются четырьмя живущими Существами, «которые имеют подобие человека» в видении Иезекиила, и переводчиками Библии именуются – Херувимами, Серафимами» и т. д.; и «Крылатыми Сферами», «Огненными Колесами», Оккультистами; также и в индусском Пантеоне они имеют многие различные наименования. Все эти Гандхарвы, «Сладкопевцы», Асуры, Киннары и Наги, все они есть аллегорические описания Четырех Махарадж. Серафимы, Огненные Змии Небес, которых мы встречаем в параграфе, описывающем Гору Меру, как «Вознесенную Громаду Славы, почитаемое Убежище Богов и небесных псалмопевцев… недостижимое для грешных людей… ибо оно охраняемо Змиями». Они так же именуются Отомстителями и «Крылатыми Колесами».

Объяснив их миссию и характер, посмотрим, что говорят христианские толковники Библии о Херувимах. На еврейском языке слово это означает полноту Знания; эти Ангелы так названы в силу их превосходного Знания и потому они назначались для «наказания людей, претендовавших на обладание божественным Знанием». (Толкование Крюдена гл. III, 24, Книги «Бытия» в его «Concordance» [Указатель Библейских Изречений]). Прекрасно; как бы ни было туманно это сведение, оно показывает, что Керуб, поставленный у Врат Сада Рая после «Падения», внушил уважаемым толкователям мысль о наказании, связанном с запрещенным Знанием или Божественным Знанием – знание, которое в человеческой оценке обычно ведет к другому «Падению», падению богов или «Бога». Но так как добрый старый Крюден ничего не знал о Карме, он может быть прощен. Но аллегория, тем не менее, очень изобразительна. От Меру – Обители Богов до Рая расстояние очень не велико, и от индусских Змиев до офического Херувима, из семи которых третий был Драконом, различия еще меньше, ибо оба охраняли вход в область Сокровенного Знания. Кроме того, Иезекиил ясно описывает четырех Космических Ангелов:

«И я видел… бурный ветер… великое облако и клубящийся огонь… и из середины его видно было подобие четырех животных… облик их был, как у человека. И у каждого четыре лица и… четыре крыла… лицо человека[232] и лицо льва… лицо тельца и… лицо орла… И смотрел я на животных… и вот, на земле… по одному колесу перед четырьмя лицами их… казалось, будто колесо находилось в колесе… ибо дух животных был в колесах».[233].

Существуют три главные группы Строителей и столько же Планетных Духов и Липик'ов, и каждая группа снова делится на семь под-групп. Даже в таком обширном труде, как настоящий, невозможно входить в подробнейшее исследование даже трех главных групп, ибо это потребовало бы еще лишний том. Эти Строители являются представителями первых «Разумом Рожденных» Существ, следовательно и первозданных Риши-Праджапати; также они суть Семь Великих Богов Египта с их главою Озирисом; Семь Амешаспент'ов Зороастра с Ормаздом во главе; «Семь Духов Лика»; Семь Сефиротов, отделенных от первой Триады и т. д., и т. д.[234]. Они созидают или, скорее, воссозидают каждую «Систему» после «Ночи». Вторая Группа Строителей является Зодчим нашей Планетной системы, исключительно. И Третья – Прародителем нашего Человечества – макрокосмическим прообразом микрокосма. Планетные Духи являются вдохновляющими духами Звезд и в особенности Планет. Они управляют судьбами людей, которые все рождаются под тем или иным созвездием их. Вторая и Третья Группа, принадлежа к другим системам, несут те же функции и все они управляют различными отделами Природы; в индусском экзотерическом Пантеоне они являются охраняющими божествами, которые главенствуют над восемью точками компаса – четырьмя главными и четырьмя промежуточными точками – и именуются Докапала, «Держателями или Охранителями Мира» (в нашем видимом Космосе), из которых Индра (Восток), Яма (Юг), Варуна (Запад) и Кувера (Север) являются главными. Их слоны и супруги, конечно, принадлежат к фантазии и позднейшим измышлениям, хотя все они имеют оккультное значение.

Липики, описание которых дано в Комментариях № 6, на Станцу IV, суть Духи Вселенной, тогда как Строители лишь наши планетные Божества. Первые принадлежат к самой Оккультной части космогонии, которая не может быть выдана здесь. Знают ли Адепты – даже высочайшие – этот ангельский чин в законченности его тройных степеней или лишь низший, связанный с рекордами нашего мира, это нечто, что автор не может сказать, и она скорее склоняется к последнему предположению. Об их высшей степени преподается лишь одно: Липики связаны с Кармою – будучи ее непосредственными Летописцами. Символом Священного и Сокровенного Знания в древности всюду было Древо, обозначавшее то же Писание или Рекорд. Отсюда слово Липика, Писатель или Переписчик; Драконы – символы Мудрости, стерегущие Древо Знания; «Яблоня, приносящая золотые плоды, древо Гесперид», «Роскошные Древа» и растительность Вершины Меру, охраняемой Змиями; Юнона, дающая Юпитеру в день свадьбы Древо с золотыми плодами, есть иной аспект Евы, предлагающей Адаму яблоко с Древа Знания.

6. Липики очерчивают треугольник, первый единый[235], куб, второй единый, и пентаграмму в яйце[236] (а). Это кольцо, названное «не преступи» для тех, кто нисходят и восходят[237]; кто в течение кальпы продвигаются к великому дню «Будь с нами» (b). …так были созданы Арупа и Рупа[238]: от единого света семь светочей; от каждого из семи семижды семь светочей. колеса охраняют кольцо…

Станца эта продолжает классификацию степеней Ангельских Иерархий до мельчайших подробностей. От группы Четырех и Семи происходят «Разумом-Рожденные» группы Десяти, Двенадцати, Двадцати Одного и т. д.; все они снова подразделены на под-группы – Семи, Девяти и Двенадцати и т. д., пока ум не потеряется в бесконечном перечислении небесных Воинств и Существ, из которых каждый имеет свою определенную задачу в управлении видимым Космосом на протяжении его существования.

а) Эзотерическое значение первой фразы стиха заключается в том, что те, кто были названы Липиками, Летописцами Кармической Рекордной Книги, устанавливают непроходимую преграду между личным Я и безличным Эго, Нуменом и Источником первого. Отсюда и аллегория. Они очерчивают проявленный мир материи внутри Кольца «Не преступи». Этот мир есть объективный символ Единого, разделенного на Множества на планах Иллюзии, Ади («Первый») или Эка («Единый»); и этот Единый есть коллективный агрегат или совокупность главных Создателей или Зодчих видимой Вселенной. В еврейском Оккультизме они именуются одновременно Achath «Единый» женского начала, и Achad – «Единый» мужского начала. Монотеисты воспользовались и сейчас еще пользуются глубоким эзотеризмом Каббалы, чтобы применить имя, под которым известно Единое Высочайшее Сущее, к его проявлению Сефиротам-Элохиму, и называют его Иеговою, делая это совершенно своевольно и против всякого смысла и логики, ибо термин Элохим есть множественное существительное, тождественное с множественным словом Chiim, часто смешиваемым с ним. Фраза в Сефер Иецира – «Achath-Ruah-Elohim-Chiim» выявляет Элохима, в лучшем случае Андрогином, при чем женское начало почти преобладает, ибо фраза эта читается: «ЕДИНЫЙ есть Она, Дух Элохима Жизни». Как сказано, Ахат (или Эхат) женского начала, и Ахад (или Эхад) мужского, оба означают Единого.

Кроме того, в Оккультной Метафизике существуют на самом деле двое «Единых» – Один на недосягаемом плане Абсолюта и Беспредельности, о котором никакие умозаключения не возможны; и второй Единый на плане Исхождений. Первый не может ни исходить, ни быть делимым, ибо он вечен, абсолютен и непреложен. Но второй, будучи, так сказать, отражением первого Единого, (ибо он есть Логос или Ишвара в иллюзорной Вселенной) может. Он излучает от себя – так же как высшая Триада Сефиротов, излучает семь низших Сефиротов – семь Лучей или Дхиан-Коганов; другими словами Односущее становится Разносущим, Протил дифференцируется на Элементы. Но эти, если только они не вернутся в свой первичный элемент, никогда не смогут переступить предела Лайа или нулевой точки. Это метафизическое положение едва ли может быть лучше описано, нежели в лекциях Т. Субба Роу на Бхагават Гиту:

«Мулапракрити (Покров Парабрамана) действует, как единая энергия, через Логоса (или Ишвару). Теперь Парабраман… есть единая сущность, от которой исходит и начинает существование центр энергии, который я назову пока Логосом… Он называется Глаголом… христианами, и он есть божественный Христос, который вечен в лоне Отца своего. Он называется Авалокитешварой буддистами… Почти в каждой доктрине было формулировано существование центра духовной энергии, который не рожден и вечен, и существует в лоне Парабрамана во время Пралайи, и возникает, как центр сознательной энергии во время космической деятельности…»[239].

Ибо, как лектор предпослал это, сказав – Парабраман не есть это или то и даже не сознание, так как он не может быть отнесен ни к материи, ни к чему-либо условному. Он не Эго, так же он не Не-Эго, ни даже Атма, но, истинно, единый источник всех проявлений и видов существования.

Так в аллегории, Липики отделяют мир (или план) чистого Духа от плана Материи. «Те», кто «сходят и восходят» – воплощающиеся Монады и люди, устремленные к очищению и «восхождению», но, все еще, не вполне достигшие цели – могут переступить за Кольцо «Не Преступи» только в День «Будь с Нами»; в тот день, когда человек, освободившись от оков невежества и осознав вполне неделимость Эго внутри его Личности – ошибочно принимаемого за свое собственное – от Всемирного Эго (Anima Supra-Mundi) погружается в Единое Сущее, чтобы стать не только воедино с «Нами», проявленными Жизнями, которые есть Единая Жизнь, но самой этой Жизнью.

Астрономическое Кольцо «Не Преступи», которое Липики очерчивают вокруг «Треугольника, Первого Единого, Куба, Второго Единого и Пентаграммы», чтобы заключить эти фигуры в Круг, таким образом, снова являет символы 31 415 или же коэффициент, постоянно употребляемый в математических таблицах π (пи); геометрические фигуры заменяют здесь цифры. Согласно общим философским учениям это Кольцо находится за пределами того, что называют туманностями в астрономии. Но это является таким же ошибочным представлением, как и топография и описания, данные в Пуранических и других экзотерических Писаниях о 1008 мирах, небесах и мирах Дэва-Лока. Конечно, в эзотерических учениях, так же как и по мирским научным данным, существуют миры на таких неисчислимых расстояниях, что свет от ближайшего из них, хотя он лишь сейчас достиг наших современ ных «халдеев», мог оставить свое светило за долго до дня, в который слова: «Да будет Свет» были произнесены. Но миры эти не на плане Дэва-Лока, но в нашем Космосе.

Химик доходит до лайа или нулевой точки плана материи, с которым он имеет дело, и затем становится в тупик. Физик или астроном считает биллионы миль за туманностями и затем также останавливается в тупике. Полу-посвященный оккультист также представит себе эту лайа точку, как существующую на каком-нибудь плане, если и не на физическом, то, все же, на плане доступном человеческому разуму. Но полный Посвященный знает, что Кольцо «Не Преступи» не есть местность, также оно не может быть измерено расстоянием, но оно существует в абсолютности – Беспредельности. В этой «Беспредельности» полного Посвященного не существует ни высоты, ни широты, ни толщины, но все есть неизмеримая глубина, простирающаяся снизу от физического к «параметафизическому». Употреблением слова «снизу» подразумевается не глубина физической материи, но основная глубина – «Нигде и Везде».

Если тщательно исследовать экзотерические и грубо-антропоморфические аллегории народных религий, то даже в них можно найти слабые следы доктрины, олицетворенной в Кольце «Не Преступи», охраняемом Липиками. Так эти же следы встречаются даже в учениях секты Веданта Висиштадвайты, самой антропоморфической во всей Индии. Ибо мы читаем, что освобожденная душа после достижения ею Мокша – состояния блаженства, означающего «освобождения от Бандха» или рабства – испытывает блаженство в месте, называемом Парамапада, месте не материальном, но состоящем из Суддасаттва, естества из которого создано тело Ишвары – «Господа». Там Мукты Дживатмы, (Монады) достигшие Мокша, более не подвержены ни качествам материи, ни Карме. «Но если они изберут, они могут воплотиться на Земле[240]ради принесения добра миру». Путь к Парамапада или к нематериальным мирам из этого мира называется Давайана. Когда человек достигает Мокша и тело умирает, то:

«Джива (Душа) вместе с Сукшма Шарира[241] идет из сердца тела к Брамарандра, центру, находящемуся в темени, проходя по Сушумна, нерву, со единяющему сердце с Брамарандра. Джива пробивается через Брамарандра и идет в область Солнца (Сурьямандала), следуя солнечным лучам. Затем она входит через темное пятно в Солнце в Парамапада… Джива руководится на своем пути… высочайшею Мудростью, приобретенною Йогою[242]».

«Так Джива следует в Парамапада с помощью Атхивахика (Носителей в переходе), известных под названиями Арчи Аха… Адитья… Праджапати… и т. д., и т. д. Арчи, и т. д., упомянутые здесь, являются известными чистыми Душами, и т. д…»[243].

Никто из Духов, за исключением «Летописцев» (Липики), никогда не преступил запрещенной линии этого Кольца, также никто не преступит ее до дня следующей Пралайи, ибо это есть граница, отделяющая Конечное – как бы ни было оно бесконечно для человеческого глаза – от истинно Бесконечного. Потому Духи упомянутые, как те, кто «восходят и нисходят», суть «Воинства», неточно называемые «Небесными Существами». Но на самом деле, они нечто совершенно другое. Они существа Высших Миров в Иерархии Бытия и настолько неизмеримо высоки они, что нам они должны казаться Богами и коллективно – Богом. Но такими же и мы, смертные люди, должны казаться муравью, который судит мерилом своих особых способностей. Возможно, что муравей также усматривает перст возмездия Личного Бога в руке мальчишки, который под импульсом злой шутки уничтожает в мгновение ока его муравейник, труд многих недель, – долгих лет в хронологии насекомых. Муравей, чувствуя это остро, может, так же как и человек, приписать незаслуженное бедствие комбинации провидения с грехом, и усмотреть в этом результат греха его первого предка. Кто знает и кто может утверждать или отрицать? Отказ допустить во всей Солнечной Системе существование других разумных и мыслящих человеческих существ, кроме нас самих, есть величайшее самомнение нашего века. Все, что наука имеет право утверждать, это, что нет невидимых, разумных Сознании, живущих в тех же условиях, что и мы. Но она совершенно не может отрицать возможность существования миров внутри миров, в условиях совершенно отличных от тех, которые составляют природу нашего мира. Также не может она отрицать, что может существовать известное сообщение между некоторыми из этих миров и нашим миром. Величайший философ, европейского происхождения, Эммануил Кант, уверяет нас, что подобное сообщение, ни в коем случае, не является невероятным:

«Признаюсь, что я очень склонен утверждать существование нематериальных существ в мире и поместить мою душу в категорию этих существ. Впоследствии, не знаю, где или когда, но будет доказано, что человеческая душа, даже в этой жизни, находится в неразрывной связи со всеми нематериальными сущностями в Мире-Духа и, что она действует на них и получает воздействия от них».[244].

К высочайшему из этих миров, учат нас, принадлежат Семь Степеней, чисто Божественных Духов; к шести низшим принадлежат Иерархии, которые могут иногда быть видимы и слышимы людьми и которые сообщаются с своими земными потомками. Потомством, неразрывно связанным с ними, ибо каждый принцип в человеке имеет свой непосредственный источник в природе этих великих Существ, которые соответственно снабжают нас невидимыми элементами в нас. Физическая наука вольна обсуждать физиологический механизм живых существ и продолжать свои бесплодные усилия, пытаясь разложить наши чувства, ощущения, умственные и духовные на функции их органов – проводников. Несмотря на это, все, что возможно было сделать в этом направлении, уже сделано, и наука не может идти дальше. Она стоит перед глухою стеною, на поверхности которой она начертывает, как воображает она, великие физиологические и психические открытия, из которых каждое впоследствии окажется не более, нежели паутина, сплетенная ее научными фантазиями и иллюзиями. Лишь ткани нашего физического тела подлежат анализу и исследованиям физиологии. Шесть высших Принципов, заключенных в них, всегда будут уклоняться от руки, руководимой «animus'ом», который, намеренно, не ведает и отвергает Оккультные Науки. Все, что современное, физиологическое исследование сделало и могло сделать в силу природы вещей по отношению к психологическим проблемам, это показать, что каждая мысль, ощущение и эмоция сопровождается особой координацией молекул некоторых нервов. Заключение, выведенное учеными типа Бюхнера, Фогта и другими, что мысль есть молекулярное движение, ставит в необходимость признать наше субъективное сознание совершенной абстракцией.

b) Таким образом, Великий День «Будь с Нами» есть выражение, единственный смысл которого заключается в его буквальном переводе. Его значение не так легко раскрывается для тех, кто не знаком с мистическими догмами Оккультизма или, вернее, с Эзотерическою Мудростью или «Будизмом» (с одним д). Это выражение, свойственно последнему и так же туманно для профана, как и выражение египтян, называвших тот же День – «Приди к Нам», что является тождественным с первым – хотя слово «Будь», в данном случае, могло быть еще лучше заменено одним из терминов – «останься» или «отдыхай с Нами», ибо это относится к долгому периоду Покоя, называемому Паранирваной. День – «Приди к Нам!»… Это день, когда Озирис сказал Солнцу: «Приди, Я вижу его, встречающего Солнце в Аменти»[245]. Здесь Солнце означает Логоса (или Христа или Гора), как центральная синтетическая Сущность и как разлитая сущность лученосных Существ, различная в субстанции, но не в сущности. Как это выражено лектором о «Бхагават Гите», не следует предполагать, что Логос есть лишь единственный центр энергии, выявленный Парабраманом. Существуют бесчисленные другие. Число их почти бесконечно в лоне Парабрамана. Отсюда и выражение – «День – Приди к Нам» и «День Будь с Нами» и т. д. Так же как квадрат есть символ четырех Священных Сил – Тетрактис, – так Круг являет предел внутри Беспредельности, который ни один человек, даже в духе, или Дэва, или Дхиан-Коган не могут переступить. Духи тех, кто «сходят и восходят» в течение эволюции цикла, переступят «железом опоясанный мир» лишь в день их приближения к порогу Паранирваны. Если они достигнут его, они будут покоиться в лоне Парабрамана или в «Неведомой Тьме», которая тогда станет для них Светом на протяжении всего периода Махапралайи – «Великой Ночи», именно 311 040 000 000 000 лет погружения в Брамане. День «Будь с Нами» и есть этот период Покоя или Паранирваны. Он отвечает Дню Последнего Суда христиан, так грубо материализированному в их религии.[246].

В экзотерических толкованиях египетских обрядов душа умершего лица – от Иерофанта до священного быка Аписа – становилась Озирисом, была озирифирована (однако тайная доктрина учила, что действительное озирифирование достигалось каждой Монадой лишь после 3000 циклов существования); так и в настоящем случае. Монада, рожденная от природы и самой Сущности «Семи» (ее высочайший принцип становится тотчас же заключенным в Седьмом Космическом Элементе), должна выполнить свое семеричное вращение через весь Цикл Бытия и Форм, от высочайшей и до низшей; и затем снова от человека до Бога. На пороге Паранирваны она снова принимает свою первичную Сущность и становится еще раз Абсолютом.

Станца VI.

1. Мощью матери милосердия и знания (а), Гуань-Инь – троичность Гуань-Ши-Инь, пребывающая в Гуань-Инь-Тянь (b) – Фохат, дыхание их порождения, сын сынов, вызвал из низшей бездны[247] призрачную форму Сянь-Чан[248] и семь начал.

Эта Станца переведена с китайского текста и имена, данные, как эквиваленты оригинальных терминов, сохранены. Истинная эзотерическая номенклатура не может быть дана, ибо это только запутает читателя. Доктрина браминов не имеет эквивалентов для этих терминов. Вак во многих аспектах как бы приближается к китайской Гуань-Инь, но нет того поклонения Вак под этим именем в Индии, какое имеется по отношению к Гуань-Инь в Китае. Ни одна экзотерическая религиозная система никогда еще не признавала Женственного Творца, и потому от первой зари народных религий женщина всегда считалась существом низшим, чем мужчина, и так с нею и обходились. Только в Китае и в Египте Гуань-Инь и Изида были равнопочитаемыми с богами мужского начала. Эзотеризм не ведает пола. Его Высшее Божество так же вне пола, как и вне формы; ни Отец, ни Матерь. И его первые проявленные существа, как небесные, так и земные, только постепенно становятся андрогинами, чтобы, наконец, разъединиться на два начала.

а) «Матерь Милосердия и Знания» называется «Троичною» Гуань-Ши-Инь, потому что в ее коррелятах, метафизических и космических, она есть «Матерь, Жена и Дочь» Логоса, так же как в позднейших теологических переводах она стала – «Отец, Сын и Святой Дух (женского начала)» – Шакти или Энергия – Естеством этой Троицы. Так в Эзотеризме ведантистов Дайвипракрити, Свет, проявленный через Ишвару-Логоса[249], есть одновременно Матерь и также Дочь Логоса или Глагол Парабрамана. Тогда как в Транс-Гималайских Учениях – в Иерархии их аллегорической и метафизической Теогонии – это есть «Матерь» или абстрактная, идеальная Материя, Мулапракрити, Корень Природы; с метафизической точки зрения коррелят Ади-Будха, проявленный в Логосе-Авалокитешвара; и с чисто оккультной и космической точки – Фохат, «Сын Сынов», двуначальная энергия, исходящая от этого «Света Логоса», проявляющаяся на плане объективной Вселенной как скрытое, так и проявленное Электричество – которое есть Жизнь. Так говорит Т. Субба Роу:

«Эволюция зачинается мыслящей энергией Логоса… не только в силу возможностей, заключенных в Мулапракрити. Этот Свет Логоса есть звено… между объективной материей и субъективной мыслью Ишвары (или Логоса). В некоторых буддийских книгах он называется – Фохат. Он есть единый инструмент, которым работает Логос».[250].

b) «Гуань-Инь-Тянь» означает «Сладкозвучные Небеса Звука», Обитель Гуань-Инь или «Божественного Гласа». Этот «Глас» есть синоним Глагола или Слова, «Речи», как выражение Мысли. Так может быть найдена связь и даже происхождение еврейской Бат-Кол, «Дочери Божественного Гласа» или Глагола, или же муже-женственного Логоса, Небесного Человека», или Адама Кадмона, являющегося одновременно и Сефирою. Последняя, конечно, была предвосхищена в индусской Вак, богине Речи и Слова. Ибо Вак – дочь и женственная половина, как это утверждается, Брамы, «рожденная богами» – вместе с Гуань-Инь, с Изидою (также дочерью, женою и сестрою Озириса) и с другими богинями является, так сказать, женственным Логосом, богинею активных сил в Природе – Слово или Звук и Речь. Если Гуань-Инь есть «Сладкозвучный Глас», то также точно и Вак «Сладкозвучная корова», давшая питание и воду (женский принцип)… которая, как Матерь-Природа, доставляет нам питание и поддержку». В творческом созидании она объединяется с Праджапати. Она является Мужским и Женским Началами ad libitum, так же как Ева и Адам. Она же форма Адити – принципа выше Эфира – Акаши, синтеза всех сил Природы. Таким образом Вак и Гуань-Инь, обе являются магическою мощью Оккультного Звука в Природе и Эфира; «Глас», который вызывает Сянь-Чан, иллюзорную форму Вселенной из Хаоса и Семь Начал (Элементов).

Так в «Ману» Брама (также Логос) явлен, как разделяющий свое тело на две части мужского и женского начала и создающий в последнем, именно в Вак, Вирадж, который есть он сам или тот же Брама. Ученый оккультист Веданты, объясняя причину, почему Ишвара (или Брама) именуется Глаголом или Логосом, почему, в действительности, он называется Шабда-Браман, говорит следующее:

«Объяснение, которое я собираюсь дать, покажется вам совершенно мистическим, но если оно мистично, то, все же, оно имеет огромное значение, когда понято точно. Наши древние писатели говорили о четырех аспектах Вак. (См. Риг-Веду и Упанишады), Вайкхари Вак есть то, что мы произносим. Каждый вид Вайкхари Вак существует в ее Мадхьяма форме, затем в ее Пашьянти форме и, наконец, в ее Пара форме[251]. Причина, почему эта Пранава называется Вак, заключается в том, что четыре принципа великого Космоса соответствуют этим четырем формам Вак. Вся проявленная солнечная система существует в своей Сукшма форме, в свете или энергии Логоса, ибо его энергия уловлена и передана космической материи… Весь Космос в его объективной форме есть Вайкхари-Вак, Свет Логоса есть форма Мадхьямы, и Сам Логос – форма Пашьянти; и Парабраман есть Пара аспект этой Вак. В свете этого объяснения мы должны пытаться понять некоторые утверждения, сделанные различными философами, что проявленный Космос есть Глагол, проявленный как Космос».[252].

2. Стремительный и лученосный порождает семь Лайа[253] центров (а), которых никто не одолеет до великого дня «Будь с нами»; и утверждает вселенную на этих вечных основах, окружая Сянь-Чан зародышами первичными (b).

а) Семь Лайа-Центров есть семь нулевых точек, употребляя термин нуль в том же смысле, как он употребляется и в химии. В Эзотеризме термин этот указывает точку, с которой начинается исчисление дифференциации. Исходя из этих центров – за пределами которых Эзотерическая Философия позволяет нам усматривать смутные метафизические очертания «Семи Сынов» Жизни и Света, Семи Логосов герметистов и всех прочих философов – начинается дифференциация Элементов, входящих в строение нашей Солнечной Системы. Часто спрашивали, каково точное определение Фохата, его сил и функций, ибо он явлен как бы выполняющим функции Личного Бога в понимании народных религий? Ответ был только что приведен в комментариях на Станцу V. Как прекрасно сказано в Лекциях на Бхагават Гиту: «Весь Космос должен неизбежно существовать в едином источнике энергии, из которого исходит этот Свет (Фохат)». Будем ли мы считать семь принципов в Космосе и человеке, или же только четыре, но Сил в физической Природе Семь, и тот же авторитет утверждает, что «Праджна или способность познавания существует в семи различных аспектах, соответствующих семи состояниям материи». Ибо, как человеческое существо состоит из семи принципов, так и дифференцированная материя в солнечной системе существует в семи различных состояниях»[254]. Также и Фохат. Фохат имеет несколько значений, как это уже было показано. Он именуется «Строителем Строителей», ибо Сила, которую он олицетворяет, создала нашу Семеричную Цепь. Он Один и Семь, и на космическом плане он позади всех подобных проявлений, как: свет, теплота, звук, сцепление и т. д., и т. д.; и он есть «дух» электричества, которое есть Жизнь Вселенной. Как абстракцию мы называем его Единой Жизнью; говоря как об объективной и очевидной Реальности, мы скажем о семеричной скале проявления, которая, начинаясь на верхней ступени от Единой непостигаемой Причинности, кончается, как Вездесущий Разум и Жизнь, присущие каждому атому Материи. Итак, в то время, как наука говорит об эволюции через грубую материю, слепую силу и бессознательное движение, Оккультисты указывают на Разумный Закон и Сознательную Жизнь и добавляют, что Фохат является руководящим Духом всего этого. Все же, он вовсе не личный бог, но лишь эманация всех этих Сил позади него, которых христиане называют «Вестниками» своего Бога (в действительности Элохима или, вернее, одного из Семи Творцов, именуемых Элохим), мы же называем его «Вестником» Первоначальных Сынов Жизни и Света.

b) «Первичные Зародыши», которыми он наполняет Сянь-Чан (Вселенную) из Тянь-Син («Неба Разума» или того, что есть Абсолют), суть атомы науки и монады Лейбница.

3. Из семи[255] – первый проявлен, шесть сокрыты; два проявлены, пять сокрыты; три проявлены, четыре сокрыты; четыре выявлены, три сокрыты; четыре и один цзан[256] проявлены, два и половина одного сокрыты; шесть должны быть проявлены, один оставлен в стороне (а). Наконец, семь малых вращающихся колес: одно, рождающее другое (b).

а) Хотя эта Станца относится ко всей Вселенной после Махапралайи (всемирного разложения), тем не менее, эта фраза, как каждый ученик Оккультизма может это видеть, по аналогии относится также к эволюции и конечному образованию первичных (хотя и составных) семи Элементов на нашей Земле. Из этих элементов четыре в настоящее время вполне проявлены, тогда как пятый – Эфир – лишь частично, ибо мы находимся едва лишь во второй половине Четвертого Круга, и следовательно пятый элемент проявится вполне лишь в Пятом Круге. Миры, включая нашу Землю, как зародыши, конечно, развились первоначально из Одного Элемента в его второй стадии – «Отца-Матери», «Дифференцированной Мировой Души», но не из того, что Эмерсон именует «Сверх-Душою» – назовем ли мы это вместе с современной наукою космическою пылью и огненным туманом или же, согласно Оккультизму, Акашей, Дживатмой, Божественным Астральным Светом или «Душою Вселенной». Но за этой первой стадией Эволюции в надлежащее время последовала другая. Ни Мир и ни одно небесное тело не могли бы быть созданы на объективном плане, если бы Элементы не были уже достаточно дифференцированы – из их первичного Ilus'а, покоившегося в Лайа. Последний термин синоним Нирваны. Это в действительности есть Нирваническое разложение всех субстанций, погруженных после Жизненного Цикла в латентность своих первичных состояний. Это есть блистающая, но бесформенная тень Материи бывшей, область отрицания – в которой во время покоя лежат латентными активные Силы Вселенной.

Говоря об Элементах, всегда упрекают древних в том, что они «предполагали, что их элементы были простыми и неразложимыми». Тени наших доисторических предков могут вернуть комплимент современным физикам теперь, когда новые открытия в химии принудили В. Крукса (чл. Корол. Общ.) признать, что наука еще на тысячу лиг (протяжение в три географические линии) от знания сложной природы простейшей молекулы. Этот ученый говорит нам, что такая вещь, как действительно простая, совершенно однородная молекула, является terra incognita в химии. «Где должны мы провести линию?» спрашивает он. «Разве нет выхода из этого недоумения? Должны ли мы установить испытания элементов настолько не гибкими, чтобы только 60 или 70 кандидатов могли пройти, или же мы должны раскрыть двери испытания настолько широко, чтобы число принятых ограничивалось лишь числом претендентов?» И затем ученый химик дает поразительные примеры. Он говорит:

«Возьмем пример иттриума. Он имеет свой определенный атомический вес, он имеет все признаки простого тела, элемента, к которому мы действительно можем прибавлять, но от которого мы не можем отнять. Тем не менее, этот иттриум, это предполагавшееся однородное целое, если его подвергнуть известному способу дробления, разлагается на доли, которые, не будучи абсолютно тождественными между собою, обнаруживают градацию свойств. Или возьмем пример дидимиума. Здесь, мы имели тело, являвшее все характерные признаки элемента. Оно было отделено с большими трудностями от других тел, которые тесно приближались к нему своими свойствами и, в течение этого критического процесса, оно подверглось очень суровому действию и чрезвычайно тщательному исследованию. Но затем пришел другой химик, который, подвергнув это предполагаемое однородное тело особому процессу дробления, разложил его на два тела – празеодимиум и неодимиум, между которыми усматриваются некоторые отличия. Больше того, даже сейчас нет уверенности, что неодимиум и празеодимиум являются простыми телами. Наоборот, они также обнаруживают признаки дробления. Теперь, если один предполагаемый элемент, подвергнутый надлежащему процессу, заключает в себе несходные молекулы, то мы, конечно, имеем право спросить, не могут ли подобные же результаты получиться и в других элементах, может быть, во всех элементах, если только они будут правильно испытаны? Мы даже можем спросить, где должен остановиться процесс отбора, процесс, который, конечно, предполагает разновидности между индивидуальными молекулами каждого вида? И в этих последовательных выдроблениях мы естественно находим тела, все более и более приближающиеся друг к другу».[257].

Еще раз этот упрек по отношению к древним является неоправданным обвинением. Во всяком случае, их посвященные философы едва ли могут подойти под такое обвинение, ибо с изначала, именно, они создали аллегории и религиозные мифы. Если бы они пребывали в неведении относительно разнородности своих Элементов, они не имели бы олицетворений Огня, Воздуха, Воды, Земли и Эфира; их космические боги и богини никогда не были бы благословлены таким потомством, таким количеством сыновей и дочерей, которые есть лишь элементы, рожденные от и внутри каждого соответствующего Элемента. Алхимия и Оккультные феномены были бы обманом и западнею даже в теории, если бы древние не ведали потенциальности и соотношений свойств и функций каждого элемента, входящего в состав Воздуха, Воды, Земли и даже Огня – последний до сего дня terra incognita для современной науки, вынужденной называть его движением, эволюцией света и теплоты, состоянием возгорания определяя его по его лишь внешним аспектам, короче говоря, будучи в неведении его природы.

Но что современная наука видимо совершенно упускает из виду это, что как бы ни были дифференцированы эти простые химические атомы, которые архаическая философия называла «создате лями своих соответствующих родителей», отцами, братьями, мужьями своих матерей, и этих матерей дочерьми своих собственных сыновей, как например, Адити и Дакша – как бы ни были вначале дифференцированы эти элементы, все же, они не были теми сложными составными телами, какими они сейчас известны науке. Ни Вода, ни Воздух, ни Земля (синоним для всех твердых тел) вообще не существовали в своих настоящих состояниях, представляющих единственные три состояния материи, признанные наукою. Ибо все они и даже Огонь есть лишь продукты в новых атмосферных сочетаниях, уже совершенно оформленных сфер, таким образом, в первые периоды формации Земли они были чем то совершенно sui generis. Теперь же, когда условия и законы, управляющие нашей Солнечною Системою, вполне развиты, и атмосфера нашей Земли, так же как и всякого другого небесного тела, стала, так сказать, своим собственным плавильным тиглем, Оккультная наука учит, что в пространстве существует постоянный обмен молекул или, вернее, сочетающихся атомов, которые, таким образом, изменяют сочетания своих эквивалентов на каждой планете. Некоторые ученые, именно, среди наиболее выдающихся физиков и химиков, начинают подозревать этот факт, известный оккультистам века назад. Спектроскоп показывает лишь вероятную тождественность (на основании внешней видимости) земной и сидеральной субстанции, но не может идти дальше, ни показать, тяготеют или нет атомы друг к другу тем же способом и в тех же условиях, как предполагается, что они делают это физически и химически на нашей планете. Скала температуры от высшего до низшего градуса, доступная нашему представлению, может быть допущена как одна и та же во всей и для всей Вселенной; тем не менее, свойства ее, кроме свойств разъединения и воссоединения, различаются на каждой планете; и таким образом, атомы входят в новые формы существования, вне предела воображения и познавания физической науки. Как уже изложено в «Five Years of Theosophy»[258]. Субстанция кометной материи, например, «совершенно отлична от химических или физических свойств, с которыми знакомы величайшие химики и физики Земли». И даже эта материя, во время стремительного прохождения через нашу атмосферу, подвергается некоторому изменению в своей природе.

Таким образом, не только элементы нашей планеты, но даже элементы всех ее сестер в Солнечной Системе, разнятся в своих комбинациях друг от друга так же широко, как и от космических элементов за пределами нашей солнечной системы. Это, опять таки, подтверждается тем же ученым в выше приведенной лекции, когда он, цитируя Clerk Maxwell'a, говорит, «что элементы не абсолютно однородны». Он пишет:

«Трудно представить себе отбор и уничтожение промежуточных разновидностей, ибо, куда могли бы исчезнуть эти уничтоженные молекулы, если, как мы имеем основание думать, водород и пр. элементы неподвижных звезд состоят из молекул, тождественных во всех отношениях с нашими… Прежде всего, мы можем поставить под вопрос эту абсолютную молекулярную тождественность, так как до сих пор мы не имели иных способов, чтобы прийти к какому-либо заключению, кроме способов, предоставляемых спектроскопом; но признано, что для точного сравнения и распознавания спектра двух тел, они должны быть исследованы в тождественных состояниях температуры, давления и всех прочих физических условий. Мы, конечно, видели в спектре солнца лучи, которые мы не смогли отождествить».

Потому элементы нашей планеты и не могут быть приняты, как стандарт для сравнения с элементами в других мирах. В действительности каждый мир имеет свой Фохат, который вездесущ в своей сфере действия. Но существуют столько же Фохатов, как и миров, и каждый различается по силе и степени проявления. Индивидуальные Фохаты образуют один всемирный, коллективный Фохат – видимую сущность единой абсолютной Не-Сущности, которая есть абсолютная Бытийность, Сат. «Миллионы и биллионы Миров создаются в каждую Манвантару», – так сказано. Потому должно быть множество Фохатов, которых мы рассматриваем, как сознательные и разумные Силы. Это, конечно, возмутит умы науки. Тем не менее, оккультисты, имеющие основательные причины к этому, рассматривают все Силы Природы, как реальные, хотя сверх-чувственные состояния Материи и как объекты, доступные познаванию существ, одаренных необходимыми для этого чувствами.

Заключенный в своем первичном, девственном состоянии в Лоне Вечной Матери, каждый атом, рожденный за пределами порога ее Царства, осужден к постоянной дифференциации. «Матерь спит, но дышит постоянно». И каждое дыхание ее высылает в проявленный план продукты, Протею подобные, которые, несомые волною истечения, разбрасываются Фохатом и устремля ются им в пределы и за пределы той или иной планетной атмосферы. Будучи уловлен одною из этих атмосфер, атом потерян; его первичная чистота утеряна навсегда, если только рок не разъединит его, направив к «току истечения» (оккультный термин, означающий совершенно иной процесс, нежели обычно подразумеваемый под этим словом), который может еще раз принести его к границе, где он раньше погиб и, устремившись не в Пространство вверху, но в Пространство внутри, он будет приведен в состояние дифференцированного равновесия и счастливо поглощен обратно. Если бы истинно ученый оккультист-алхимик написал «Жизнь и Приключения Атома», он обеспечил бы себе величайшее презрение современного химика, хотя впоследствии, может быть, также и его благодарность. Действительно, если бы подобный воображаемый химик обладал достаточной интуицией и на один момент вышел бы из привычной колеи «Точной Науки», как это сделали алхимики прошлых дней, он мог бы быть вознагражден за свое дерзание. Как бы то ни было, но комментарии гласят: «Дыхание Отца-Матери исходит холодным и блистающим и становится горячим и зараженным, чтобы снова охладиться и очиститься в вечном лоне внутреннего Пространства». Человек поглощает холодный чистый воздух на вершинах гор и выдыхает его нечистым, жарким и измененным. Таким образом, высшая атмосфера каждого небесного тела является его устами, а низшая его легкими, и потому человек нашей планеты вдыхает лишь «Отбросы Матери», и тем самым он «осужден умереть на ней». Тот, кто превратил бы неповоротливый кислород в озон до степени алхимической активности, приведя его к его чистой сущности (на что имеются способы), тем самым открыл бы заместителя «Эликсира Жизни», и приготовил бы его для практического употребления.

b) Процесс, обозначенный, как «Малые Колеса, одно рождающее другое», совершается в шестой области, считая сверху и на плане самого материального мира в Проявленном Космосе – нашем земном плане. Эти «Семь Колес» составляют нашу Планетную Цепь. Под «Колесами» подразумеваются вообще различные сферы и центры сил; но, в данном случае, они относятся к нашему семеричному Кольцу.

4. Он слагает их на подобие старших колес[259], утверждая их на несокрушимых центрах (а). Фохат, как же созидает их? Он собирает огненную пыль, он слагает огненные шары, устремляется через них и вокруг них, сообщая им жизнь и затем, приводя их в движение; одних в одном направлении, других в ином. Они холодны, он делает их жаркими. они сухи, он делает их влажными. они пылают, он обвевает и охлаждает их (b). так действует фохат от одних сумерек до следующих на продолжении семи вечностей.[260].

а) Миры созидаются «на подобие старших Колес», то есть, тех; которые существовали в предыдущих Манвантарах и вступили в Пралайю; ибо Закон рождения, роста и разрушения всего в Космосе, от Солнца до светляка, ползающего в траве, Един. Существует непрерывная работа совершенствования с каждым новым проявлением, но Субстанция-Материя и Силы одни и те же. И этот Закон действует на каждой планете, посредством меньших и разнообразных законов.

«Несокрушимые (Лайа) Центры» имеют большое значение и это значение должно быть вполне понятно, если мы хотим иметь ясное представление Архаической Космогонии, теории которой перешли ныне в Оккультизм. В настоящее время одно можно утвердить. Миры созидаются ни в Лайа-Центрах и ни над ними или на них, ибо нулевая точка есть состояние, но не математическая точка.

b) Имейте в виду, что Фохат, созидающая Сила Космического Электричества, возник, говоря метафорически, подобно Рудре из головы Брамы, «из Мозга Отца и Лона Матери», и затем сам преобразился в два начала, мужское и женское, т. е., в положительное и отрицательное электричество. Он имеет Семь Сыновей, которые являются его Братьями. Фохат принужден рождаться время от времени, каждый раз, как двое из его «Сынов-Братьев» слишком приблизятся друг к другу, будет ли то для объятия или же для сражения; чтоб избежать это, он соединяет и связывает вместе тех, кто различен по природе, и разъединяет тождественных по темпераменту. Это, как каждому ясно, относится, конечно, к электричеству, порожденному от трения, и к закону притяжения между двумя объектами различной полярности и отталкиванию между принадлежащими к одинаковой полярности. Семь Сыновей-Братьев представляют и олицетворяют семь форм космического магнетизма, именуемые в Практическом Оккультизме «Семью Началами», активным и сотрудничающим потомством которых, среди других энергий, являются электричество, магнетизм, звук, свет, теплота, сцепление и т. д. Оккультная Наука определяет всех их, как сверхчувственные следствия в их скрытых воздействиях, и как объективные феномены для мира чувств. Первые из них требуют анормальных способностей, чтобы быть уловленными, последние воспринимаются нашими обыкновенными физическими чувствами. Все они принадлежат и являются эманациями еще более сверхчувственных духовных качеств, не олицетворенных, но принадлежащих к истинным реальным и сознательным Причинам. Пытаться описать подобные Сущности было бы более, нежели бесполезно. Читатель должен иметь в виду, что согласно нашему учению, рассматривающему эту феноменальную Вселенную, как Великую Иллюзию, чем ближе тело подходит к Непостигаемой Сущности, тем ближе оно к Реальности, ибо тем самым оно наиболее отдалено от этого Мира Майи. Потому, хотя и нельзя вывести заключения о молекулярном строении этих тел из их проявлений на этом плане сознания, тем не менее, с точки зрения Адепта, они имеют определенное объективное, если и не материальное строение, в относительно нуменальном Мире – в противопоставление к феноменальному. Люди науки, если хотят, могут называть их силою или силами, порожденными материей или «видами ее движения». Оккультист видит в этих следствиях Элементалов (Силы), а в непосредственных причинах, производящих их, разумных, Божественных Работников. Тесная связь этих Элементалов, направляемых безошибочной Рукою Владык, с элементами чистой Материи – их коррелятом, могли бы мы сказать – выявляется в наших земных феноменах, как свет, тепло, магнетизм и т. д. Конечно, мы ни когда не согласимся с американскими субстанциалистами[261], называющими каждую силу и энергию – будет ли то свет, теплота, электричество или сцепление – «существом»; ибо это было бы равносильно тому, что назвать шум, производимый колесами, движущейся повозки, существом – смешивая и отождествляя этот «шум» с «возничим», находящимся во вне, и направляющим «Разумом» внутри повозки. Но, конечно, мы даем это наименование «возничим» и тем направляющим «Разумам», т. е., господствующим Дхиан-Коганам, как это было уже сказано.

Элементалы, Силы-Природы, есть действующие, хотя невидимые или, вернее, неуловимые вторичные причины и, сами по себе лишь следствия первичных причин, позади покрова всех земных феноменов. Электричество, свет, теплота и т. д., были остроумно названы, как «Призраки или Тени Материи в Движении», т. е. сверхчувственными состояниями Материи, лишь следствия которых мы можем постичь. Чтобы расширить вышеприведенное уподобление, скажем, что ощущение света, подобно шуму катящихся колес – чисто феноменальное следствие, несуществующее вне наблюдателя. Непосредственная причина, вызывающая ощущение, сравнима с возничим – и есть сверхчувственное состояние материи в движении, Сила-Природы или Элементал. Но позади этого – подобно тому, как собственник повозки направляет возничего изнутри – стоит высшая, нуменальная причина, Разум, из сущности которого исходят эти Состояния «Матери», порождающие бесчисленные миллиарды элементалов или Психических Духов Природы, подобно тому, как каждая капля воды рождает свои бесконечно малые инфузории.

Именно Фохат направляет перенос принципов с одной планеты на другую, от одной звезды к другой звезде-дочери. Когда планета умирает, ее оживотворяющие принципы переносятся в лайа или спящий центр, имеющий потенциальную, но латентную энергию, которая, таким образом, пробуждается к жизни и начинает формироваться в новое звездное тело. Замечательно, что физики, признавая свое полное неведение относительно истинной природы даже земной материи – первоначальная субстанция рассматривается ими скорее, как сон, нежели, как здравая реаль ность – тем не менее, считают себя судьями этой материи и претендуют знать на что она способна и не способна в различных комбинациях. Ученые едва лишь поверхностно знают эту материю и, все же, они утверждают свои догмы. Это лишь ничто иное, как «Вид Движения» и ничто другое! Но «сила», которая присуща дыханию живого человека, сдувающего пылинку со стола, есть тоже, без сомнения, «вид движения». И, несомненно, она не есть качество материи или частиц пылинки, но исходит от живого и мыслящего существа, которое дохнуло, безразлично был ли этот импульс сознательным или бессознательным. Истинно, наделить материю – о которой ничего до сих пор неизвестно – врожденным качеством, называемым силою, о природе которой еще меньше известно, значит создать гораздо более серьезную трудность, нежели та, которая лежит в принятии посредничества наших «Духов-Природы» в каждом естественном феномене.

Оккультисты, которые, если бы они хотели выразиться точно, сказали бы, что не материя, но только сущность или естество материи (т. е., Мулапракрити, Корень всего) неразрушима и вечна – утверждают, что все, так называемые, Силы Природы: электричество, магнетизм, свет, тепло и т. д., и т. д., далеко не только виды движения материальных частиц, но in esse, т. е., в своем ультимативном строении, являются дифференцированными аспектами Мирового Движения, который обсужден и объяснен на первых страницах этого тома. Когда говорится, что Фохат производит «Семь Лайа-Центров», это означает, что для формативных или творческих целей ВЕЛИКИЙ ЗАКОН – теисты могут назвать его Богом – задерживает или, вернее, изменяет свое непрерывное движение на семи невидимых точках внутри пространства Проявленной Вселенной. «Великое Дыхание прорывает на протяжении пространства семь дыр в Лайа, чтобы заставить их круговращаться на протяжении Манвантары», говорит Оккультный Катехизис. Мы уже говорили, что Лайа есть то, что наука может называть нулевой точкою или линией; область абсолютной отрицательности или единая, истинная, абсолютная Сила, нумен Седьмого Состояния того, что мы в неведении называем и признаем, как «Силу»; или же нумен Недифференцированной Космической Субстанции, которая, сама по себе, есть недосягаемый и непостижимый объект для конечного познавания; корень и основа всех состояний объективности и также субъективности; нейтраль ная ось, не один из многочисленных аспектов, но ее центр. Можно помочь понять смысл, если мы постараемся представить «нейтральный центр» – мечту тех, кто хотел бы открыть вечное движение. «Нейтральный центр» в одном аспекте, есть предельная точка любой данной группы чувств. Итак, представьте себе два последовательных плана материи; каждый отвечающий соответствующей ему группе познавательных органов. Мы принуждены допустить, что между этими двумя планами материи происходит постоянное круговращение; и если мы проследим атомы и молекулы, скажем низшего плана, в их восходящем преображении, то они придут к точке, где они, вообще, переходят за пределы способностей, обладаемых нами на низшем плане. Фактически, на этой точке материя низшего плана исчезает для нашего познавания – или, вернее, она переходит в высший план, и состояние материи, соответствующее этой точке перехода, должно, конечно, обладать особыми и нелегко обнаруживаемыми свойствами. Семь таких «Нейтральных Центров»[262] производятся Фохатом, который, как говорит Мильтон, когда:

«Прекрасные основания заложены, чтобы на них созидать…».

Побуждает материю к деятельности и эволюции.

Первичный Атом (Ану) не может быть размножен, ни в его прегенетическом состоянии, ни в его первородстве; потому он называется «Сумма Всего», конечно символически, ибо эта «Сумма Всего» беспредельна. То, что является бездною Пустоты для физика, знающего лишь мир видимых причин и следствий, есть беспредельное Пространство Божественного Пленума для оккультиста. Среди многих возражений против Доктрины бесконечной эволюции и инволюции или очередного поглощения Космоса, процесс, который, согласно браминской и Эзотерической Доктрине, без начала и конца, оккультисту говорят, что этого не может быть, так как «по всем признаниям современной ученой философии, истощение является необходимостью в природе». Если склонность природы к «истощению» должна считаться таким сильным возражением против Оккультной Космогонии, то мы можем спросить, как объясняют ваши позитивисты, свободомысля щие и ученые эти множества активных звездных систем вокруг нас? Они имели вечность для своего истощения, почему же тогда Космос не являет инертную громаду? Даже луна только гипотетически считается мертвой планетою, «истощенною» и, по-видимому, не много таких мертвых планет известны астрономии[263]. На этот вопрос ответа нет. Но, кроме этого, следует отметить, что мысль о том, что количество «превращаемой энергии» в нашей маленькой системе может прийти к концу, основана на чисто ошибочном понятии о «раскаленном до бела солнце», постоянно излучающем в пространство свое тепло без возмещения. На это мы отвечаем, что природа истощается и исчезает из объективного плана только для того, чтобы после временного отдыха вновь проявиться из субъективного плана для нового восхождения. Наш Космос и Природа разрушаются только, чтобы вновь проявиться на более совершенном плане после каждой Пралайи. Материя философов Востока не есть «материя» и Природа западных метафизиков. Ибо что есть Материя? И прежде всего, что есть наша научная философия, как не то, что справедливо и вежливо было определено Кантом, как «наука о пределах нашего знания»? К чему привели все многочисленные попытки науки связать, соединить и определить все феномены органической жизни лишь простыми физическими и химическими проявлениями? Обычно к спекуляции – простым мыльным пузырям, которые лопались один за другим, прежде чем ученые имели возможность открыть истинные факты. Все это могло быть избегнуто и прогресс знания продвигался бы гигантскими шагами, если бы только наука и ее философия воздержались от принятия гипотез, основанных только на одностороннем знании их «Материи». Поведение Урана и Нептуна – соответствующие спутники которых, числом четыре и один, вращались, как предполагалось, в своих орбитах с Востока на Запад, тогда как все другие спутники вращались с Запада на Восток – является очень хорошим примером, доказывающим, как недостоверны все теории a priori даже тогда, когда они основаны на точнейшем математическом анализе. Знаменитая гипотеза образования нашей Солнечной Системы из колец туман ностей, выдвинутая Кантом и Лапласом, была, главным образом, основана на принятом факте, что все планеты вращались в одном и том же направлении. Лаплас, полагаясь на этот, математически доказанный в его время, факт и, спекулируя на теории вероятностей, предложил пари на три миллиарда против одного, что следующая открытая планета будет иметь в своей системе ту же особенность движения к Востоку. Непреложные законы научной математики явились «низложенными дальнейшими исследованиями и наблюдениями». Это ошибочное представление Лапласа преобладает еще и до наших дней; и некоторым астрономам удалось, наконец, доказать(?), что заблуждение заключалось именно в принятии утверждения Лапласа за ошибку; и сейчас предприняты шаги, чтоб исправить этот промах, не привлекая общего внимания. Много подобных неприятных сюрпризов имеется про запас для гипотез, даже чисто физического характера. И какие только дальнейшие разочарования не обнаружатся в вопросах, касающихся трансцендентальной оккультной природы?! Во всяком случае, Оккультизм утверждает, что, так называемое, «обратное вращение» есть факт. Если ни один физический интеллект не способен сосчитать песчинки, покрывающие несколько миль берега моря, или проникнуть в ультимативную природу и сущность этих песчинок, осязаемых и видимых на ладони натуралиста, то как же может материалист ограничить законы, управляющие изменениями в условиях и существовании атомов в Первоначальном Хаосе, или знать что-либо достоверное о способностях и потенции атомов и молекул до и после их образования в миры? Эти неизменные и вечные молекулы – гораздо более бесчисленные в Пространстве, нежели песчинки на берегах океана – могут разниться в своем строении по линиям их планов существования так же, как сущность-души разнится от своего проводника тела. Каждый атом имеет семь планов бытия или существования, так учат нас; и каждый план управляется своими особыми законами эволюции и поглощения. Астрономы, геологи и физики в своем неведении о даже приблизительных хронологических данных, с которых им следует начать в их попытках определить век нашей планеты или начало солнечной системы, с каждой новой гипотезой уносятся все далее и далее от берегов факта в бездон ные глубины спекулятивной онтологии[264]. Закон аналогии на плане строительства между транс-солнечными системами и интрасолнечными планетами не должен относиться непременно к конечным условиям, которым подлежит каждое видимое тело на этом нашем плане бытия. В Оккультной Науке этот закон аналогии есть первый и самый важный ключ к космической физике; но он должен быть изучаем в его мельчайших подробностях, и «повернут семь раз», прежде чем он будет понят. Оккультная философия – единственная наука, которая может этому научить. Как же можно оспаривать справедливость или ошибочность предпосылки Оккультистов, что «Космос вечен в своей безусловной совокупности и конечен только в своих условных проявлениях», опираясь лишь на одностороннее заявление физиков, что «Истощение Природы является необходимостью?».[265].

Отступление.

Этим Стихом заканчивается часть Станцев, относящихся к космогонии Вселенной после последней Махапралайи или Всемирного Разложения, которое, когда оно наступает, уносит из Пространства каждую дифференцированную вещь, богов так же как и атомы, подобно бесчисленным сухим листьям. Начиная с этого параграфа и далее, Станцы касаются только нашей Солнечной Системы вообще и, следовательно, планетных цепей в ней заключенных; и в особенности истории нашего земного шара (четвертого в его цепи). Все последующие параграфы в этом томе касаются только эволюции Земли и на Земле. Что касается до последней, то утверждается странное положение – странное, конечно лишь с точки зрения современной науки – положение, которое должно быть оповещено.

Но прежде чем совершенно новые и, до некоторой степени, поражающие теории будут предложены читателю, они должны быть предпосланы несколькими пояснительными словами. Это абсо лютно необходимо, так как теории эти не только расходятся с современной наукою, но в некоторых пунктах противоречат ранним утверждениям[266], сделанным другими теософами, претендующими на то, что объяснения и передача их учений основаны на том же Авторитете, на который опирается и писательница сего труда.

Это может подать мысль, что существует определенное противоречие между толкователями одной и той же Доктрины. Тогда как в действительности различие это возникает вследствие неполности сведений, данных ранним писателям, которые, таким образом, вывели некоторые ошибочные заключения и допустили преждевременные умозаключения в своих стараниях представить читателям законченную систему. Так читатель, если он ученик Теософии, не должен удивляться, найдя на этих страницах поправки некоторых утверждений, сделанных в различных теософических трудах, а также объяснения некоторых пунктов, которые остались неясными, ибо они в силу необходимости были оставлены неполными. Есть много вопросов, которых не касался даже автор «Эзотерического Буддизма», лучшего и наиболее точного из всех подобных трудов. С другой стороны, даже он внес несколько ошибочных понятий, которые, теперь, должны быть представлены в их истинном мистическом свете, насколько автор настоящего труда способен это сделать.

Потому сделаем краткий перерыв между Стихами, только что объясненными и теми, которые воспоследуют, ибо космические периоды, разделяющие их, огромной длительности. Это даст нам достаточно времени, чтобы посмотреть с птичьего полета на некоторые пункты, касающиеся Тайной Доктрины и которые раньше были представлены обществу в более или менее неопределенном и иногда даже ошибочном свете.

Некоторые ошибочные представления, ранее опубликованные и касающиеся планет, кругов и человека.

Среди одиннадцати выпущенных Станц имеется одна, дающая полное и последовательное описание образования Планетных Цепей, после того как первая космическая и атомическая дифферен циация началась в первоначальном Акосмизме. Бесполезно говорить о «законах возникающих, когда Божество готовится творить, ибо «законы» или, вернее, ЗАКОН, вечны и несотворены, и Божество есть Закон и vice versa. Кроме того, единый вечный Закон развертывает в Природе (которая должна быть) проявленной, все сущее на семеричном принципе; среди прочего и бесчисленные круги цепей миров, составленных из семи Сфер-миров, в порядке постепенности, на четырех низших планах Мира Формирования (три другие принадлежат к Миру Прообразов). Из этих семи только одна, самая низшая и самая материальная из этих Сфер, доступна нашему познаванию; шесть других лежат вне его и потому невидимы земному глазу. Каждая подобная Цепь Миров является порождением и Созданием другой низшей и мертвой Цепи – ее воплощением, так сказать. Для большей ясности, нам говорят, что каждая из планет – из которых только семь были названы сокровенными, как управляемые высочайшими Владыками или Богами, но вовсе не потому, что древние ничего не знали о других[267] – всегда семерична будет ли она известна или же неизвестна, так же как и Цепь, к которой принадлежит Земля. Например, все подобные планеты, как Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн и т. д. или наша Земля, так же видимы нам, как и наш Земной шар, вероятно, видим жителями (в том случае, если таковые имеются) других названных планет, ибо все они на том же плане; тогда как высшие спутники-сферы этих планет находятся на других планах, совершенно вне наших земных чувств. Так как их относительные положения даны дальше, а также в диаграмме, приложенной к комментариям Стиха № 6 Станцы VI, то сейчас требуется лишь несколько объяснительных слов. Эти невидимые спутники любопытно отвечают тому, что мы называем «принципами» в человеке. Эти Семь находятся на трех материальных планах и на одном духовном, и отвечают трем Упадхи (Материальным Базам) и одному духовному Носителю (Вахана) наших семи Принципов в человеческом делении.

Если для более ясного умозрительного представления мы представим себе человеческие Принципы расположенными как в нижеприведенной схеме, то мы получим следующую диаграмму соответствий.

Диаграмма I.

Тайная доктрина.

Так как мы следуем здесь от Общего к Частностям, вместо того, чтобы пользоваться индуктивным или методом Аристотеля, то нумерация поставлена в обратном порядке. Дух поставлен первым, а не седьмым, как это обычно делается, но что в действительности не следовало бы делать.

Принципы, как они обычно именуются по методу «Эзотерического Буддизма» и других трудов, следующи: 1. Атма; 2. Буддхи (Духовная Душа); 3. Манас (Человеческая Душа); 4. Кама Рупа (Проводник Желаний и Страстей); 5. Прана; 6. Линга Шарира; 7. Стхула Шарира.

Темные, горизонтальные линии низших планов означают Упадхи, если они рассматриваются, как человеческие Принципы, и планы, в случае Планетной Цепи. Конечно, что касается до Человеческих Принципов, то диаграмма не помещает их в вполне точном порядке, но, все же, показывает соответствие и аналогию, к которым призывается сейчас внимание читателя. Как читатель увидит, это есть нисхождение в материю, приноравливание – как в мистическом, так и в физическом смысле – обеих сущностей и их переплетение в ожидающей их великой, грядущей «борьбе за существование». Может быть, термин «Сущность», употребленный для Небесного тела, является странным, но древние философы, представлявшие себе Землю, как огромное «Животное», были в свое время мудрее, нежели современные геологи; и Плиний называвший Землю нашей доброй кормилицей и матерью, единым Элементом не враждебным человеку, был ближе к истине, нежели Уаттс, воображавший, что он видит в ней подножие Бога. Ибо Земля есть лишь подножие человека в его восхождении к высшим областям; Преддверие –

… к Чертогам сияющим,

Где вечно теснится волнующаяся толпа.

Но это только показывает, как замечательно отвечает Оккультная Философия всему сущему в Природе и насколько ее догмы логичнее безжизненных, гипотетических спекуляций физической науки.

Ознакомившись с этим, мистик будет лучше подготовлен к усвоению Оккультного Учения, хотя каждый заурядный ученик, современной науки, может и, вероятно, будет рассматривать это, как страшную нелепость. Ученик Оккультизма, тем не менее, утверждает, что теория, обсуждаемая сейчас, гораздо более философична и правдоподобна, нежели какая-либо другая. Во всяком случае, она более логична, чем теория, недавно выдвинутая и которая делает из Луны часть, выброшенную нашею Землею, когда последняя была раскаленным шаром, расплавленной пластической массою. Самуил Лэнг, автор книги «Современная Наука и Современная Мысль», говорит:

«Астрономические заключения являются теориями, основанными на таких недостоверных данных, что тогда, как в некоторых случаях они устанавливают такие невероятно краткие периоды, как 15 миллионов лет, для всего прошлого процесса образования солнечной системы, в других, они делают их невероятно длительными, как, например, когда выдвигается предположение, что луна была выброшена, когда вращение Земли совершаясь в течение трех часов, тогда как самое большое действительное запаздывание которое удалось наблюсти, потребовало бы 600 миллионов лет, чтобы заставить ее вращаться в двадцать три часа, вместо двадцати четырех»..[268].

И если физики упорствуют в таких спекуляциях, то почему хронология индусов должна быть осмеяна, как преувеличенная?

Кроме того, утверждается, что Планетные Цепи, имея свои Дни и Ночи – т. е., периоды деятельности или жизни, и инерции или смерти – действуют в небесах подобно человеку на Земле; они порождают себе подобных, стареют и потухают, и только духовные принципы их живут в их порождениях, как пережиток их самих.

Не посягая на чрезвычайно трудную задачу представить весь процесс во всех его космических деталях, достаточно будет сказано, чтобы дать приблизительное представление о нем. Когда Планетная Цепь находится в своем последнем Круге, ее Сфера А, прежде чем окончательно замереть, высылает всю свою энергию и все принципы в нейтральный центр латентной силы, лайа центр, и тем самым оживотворяет новый нуклей недифференцированной субстанции или материи, т. е., вызывает его к деятельности или дает ему жизнь. Предположим, что подобный процесс имел место в Лунной Планетной Цепи; предположим снова, ради довода – хотя теория Дарвина, цитируемая ниже, недавно была опрокинута, и даже если факт этот не подтвержден еще математическими вычислениями – что Луна старше Земли. Вообразите себе шесть Сфер-сестер Луны – эоны до начала развития первого из наших семи Сфер-миров – занимающими по отношению друг к другу то самое положение, которое Сферы-сестры нашей Цепи занимают сейчас по отношению к нашей Земле[269]. Теперь будет легко представить себе, как Сфера А Лунной Цепи оживляет Сферу А Земной Цепи и затем умирает; следующая Сфера B той же Цепи посылает свою энергию Сфере B в новой Цепи; затем Сфера С Лунной Цепи создает свое порождение, Сферу С в Земной Цепи; и, наконец, Луна (наш спутник) изливает всю свою жизнь, энергию и силы в низшую Сферу нашей Планетной Цепи – Сферу D, и, передав их новому центру, она становится, действительно, мертвой планетой, в которой со времени рождения нашей Сферы, вращение почти прекратилось. Луна, несомненно, есть спутник нашей Земли, но это не вредит теории, что она передала Земле все, кроме своего трупа. Для того, чтобы теория Дарвина удержалась, кроме только что опрокинутой гипотезы, другие, еще более несообразные теории, должны были быть измышлены. Утверждается, что Луна охладилась в шесть раз скорее, нежели Земля[270]. «Если Земля покрылась корою 14 000 000 лет тому назад, то Луна насчитывает лишь одиннадцать и две трети миллиона лет от подобной стадии… и т. д.». И если наша Луна является лишь выплеском нашей Земли, то почему подобные заключения не могут быть выведены о лунах других планет? Астрономы «не знают». Почему Венера и Меркурий не имеют спутников, и если таковые существуют, то как образовались они? Астрономы не знают, говорим мы, потому что наука имеет лишь один ключ – ключ материи – чтобы открыть тайны Природы, тогда как Оккультная Философия имеет семь ключей и объясняет то, что наука не видит. Венера и Меркурий не имеют спутников, но они имели «родителей» так же, как имела их Земля. Обе эти планеты гораздо старше Земли и, прежде чем последняя достигнет своего седьмого Круга, ее матерь Луна растворится в тончайшую атмосферу, так же как это произошло или не произошло, смотря по случаю, с лунами других планет, ибо существуют планеты, которые имеют несколько Лун – еще одна тайна, которую ни один Эдип астрономии не разрешил.

Луна является сейчас охлажденным отбросом, тенью, влекомой новым телом, которому переданы ее жизненные силы и принципы. Она обречена теперь на протяжении долгих веков преследовать Землю, привлекая свое порождение и будучи сама привлекаема им. Постоянно вампиризуемая своим порождением, она отомщает ему, пропитывая его своими губительными, невидимыми и ядовитыми воздействиями, излучаемыми оккультною стороною ее природы. Ибо хотя она мертва, но, тем не менее, еще живое тело. Частицы ее разлагающегося трупа полны деятельной и разрушительной жизнью, хотя созданное ими тело теперь лишено души и безжизненно. Потому ее излучения одновременно благодетельны и вредоносны, – обстоятельство, находящее на Земле параллель в факте, что травы и растения нигде так не сочны, нигде не растут с большею силою, чем на могилах; тогда, как, именно, эманации кладбищ или трупов приносят болезни и убивают.

Подобно всем привидениям или вампирам, Луна – друг колду нов и враг неосмотрительных. От архаических времен до позднейших колдуний Фессалии и до современных тантриков Бенгалии, природа и свойства Луны были известны каждому оккультисту, но остались закрытой книгой для физиков.

Такова Луна, рассматриваемая с астрономической, геологической и физической точки зрения. Что же касается до ее метафизической и психической природы, то это должно остаться такою же оккультною тайною в этом труде, как это было и в томе, озаглавленном «Эзотерический Буддизм», несмотря на несколько рискованное утверждение, сделанное в нем, что «сейчас осталось мало неразгаданного в тайне восьмой сферы»[271]. В отношении подобных тем, Адепты проявляют большую сдержанность в своих сообщениях непосвященным ученикам и, так как они не санкционировали и не разрешили опубликовать какие-либо теории по этому вопросу, то чем меньше будет сказано, тем лучше. Тем не менее, не преступая запрещенной области «восьмой сферы», полезно будет дать несколько добавочных фактов, касающихся экс-монад Лунной Цепи – «Лунных Предков» – ибо они играют преобладающую роль в Антропогенезисе, о котором мы будем говорить. Это приводит нас непосредственно к семеричному строению человека; и ввиду того, что недавно возникли некоторые разногласия относительно лучшей классификации подразделений микрокосмической сущности для принятия ее, то с целью облегчения сравнения нами даются две системы. Приложенная краткая заметка принадлежит перу Т. Субба Роу, весьма выдающегося ученого ведантиста. Он предпочитает браминское подразделение Раджа-Йоги и с метафизической точки зрения он вполне прав. Но так как это лишь вопрос простого выбора и удобства, то в этом труде мы придерживаемся классификации, пользовавшейся уважением с давних времен, именно, классификации Транс-Гималайской, «Эзотерической Школы Архатов». Следующая таблица и ее объяснительный текст перепечатаны из «Theosophist'a», так же они содержатся в книге «Five Years of Theosophy».[272].

Семеричное подразделение в различных индусских системах.

Здесь мы даем в форме таблицы классификацию принципов человека, принятую учителями Буддизма и Веданты.

Тайная доктрина.

Аннамайакоша[273], Прана[274], Проводник Праны[275], Стхулопадхи[276], Духовная Душа[277].

Из вышеприведенной таблицы ясно, что третий принцип буддийской классификации не упомянут отдельно в подразделении Веданты, ибо он лишь проводник Праны. Также четвертый принцип включен в третью Коша (оболочка), ибо тот же принцип является лишь проводником силы воли, которая есть лишь энергия Разума. Следует также отметить, что Виджнанамайакоша рассматривается, как отличная от Маномайакоши, ибо после смерти совершается разделение между низшей частью разума, имеющей больше сродства с четвертым принципом, чем с шестым, и его высшей частью, которая присоединяется к последнему шестому, и в действительности является основою высшей духовной индивидуальности в человеке.

Мы также напомним здесь нашим читателям, что классификация, указанная в последнем столбце, есть наилучшая и наипростейшая для всех практических целей, связанных с Раджа Йогой. Хотя в человеке имеются семь принципов, но существуют лишь три отличных и определенных Упадхи (основ), в каждой из которых его Атма может работать отдельно от остальных. Эти три Упадхи могут быть разъединены Адептом, не убивая себя. Но он не может разъединить все семь принципов друг от друга, не разрушив своего организма.

Ученик теперь лучше подготовлен понять, что между тремя Упадхи Раджа Йоги и ее Атмою, и нашими тремя Упадхи, Атмою и добавочными тремя подразделениями, в действительности, очень мало различия. Кроме того, так как в Индии в Гималаях и Транс-Гималаях, в школах Патанджали, Арьясанга или Махаяна, каждый Адепт должен стать Раджа Йогом, то он должен принять классификацию Тарака Раджа в принципе и теории, к какой бы иной классификации он не прибегал для практических и оккультных целей. Таким образом, очень малое значение имеет говорят ли о трех Упадхи с их тремя аспектами и Атмою, вечным и бессмертным синтезом, или же называют их «Семью Принципами».

В помощь тем, кто не читали, или же если и читали, то не ясно поняли из теософической литературы доктрину семеричных Цепей Миров в Солнечном Космосе, мы даем краткое изложение учения.

1. Все в метафизическом и в физическом мире семерично. Следовательно и каждое звездное тело, каждая планета, видимая или невидимая, имеет шесть Сфер-сестер. Эволюция жизни происходит на этих семи сферах или телах, от Первой вплоть до Седьмой, на протяжении семи Кругов или Семи Циклов.

2. Эти Сферы формируются процессом, называемым оккультистами «возрождением Планетных Цепей (или Колец)». Когда седьмой и последний Круг одного из таких Колец начался, высшая (или первая) Сфера А, и с ней все другие в последовательности до последней, вместо того, чтобы вступить в более или менее длительный период покоя или «Обскурацию», как это было в предшествующих Кругах – начинает умирать. Планетное Разложение (Пралайа) приближается и час ее пробил; каждая Сфера должна передать свою жизнь и энергию другой планете.[278].

3. Наша Земля, как видимая представительница своих невидимых, высших Сфер-сестер, ее «Владык» или «Принципов», должна существовать так же, как и другие на протяжении семи Кругов. В течение первых трех она формируется и твердеет; в течение четвертого она устанавливается и затвердевает; в течение последних трех она постепенно возвращается к своей первичной форме; она становится, так сказать, одухотворенной.

4. Ее человечество вполне развивается лишь в Четвертом – нашем настоящем Круге. До этого Четвертого Цикла-Жизни это «человечество» называется так лишь в силу недостатка более надлежащего термина. Подобно личинке, становящейся куколкой, затем бабочкою, Человек или, вернее, то, что становится Человеком, проходит через все формы и царства в течение Первого Круга, и через все человеческие формы в течение двух следующих Кругов. Достигнув нашей Земли в начале Четвертого, в настоящих сериях Жизненного Цикла и Рас, Человек появляется, как первая форма на ней, будучи предшествуем лишь минеральным и растительным царствами – даже последнее должно развиваться и продолжать свою дальнейшую эволюцию через посредство человека. Это будет объяснено во втором томе. В течение будущих трех Кругов, человечество, подобно Земному шару, на котором оно живет, будет постоянно стремиться снова принять свою первоначальную форму Воинства Дхиан-Коганов. Человек, как и каждый атом во Вселенной, стремится стать Богочеловеком и затем – Богом.

«Начиная со Второго Круга, Эволюция протекает уже на совершенно другом плане. Только на протяжении Первого Круга (Небесный) Человек становится человеческим существом на Сфере А., и (вновь становится) минералом, растением, животным на Сфере В. и С. и т. д. Процесс совершенно изменяется со Второго Круга; но вы уже научились осторожности… и я советую вам ничего не говорить до наступления срока для обнародования….[279].

5. Каждый Жизненный Цикл на Сфере D (нашей Земле)[280] состоит из семи Коренных Рас. Они начинаются с эфирной и кончают духовной, следуя по двойной линии физической и моральной эволюции – от начала Земного Круга до его конца. Один Круг, от Сфереы А к Сфере G, седьмой, называется «Планетарным Кругом»; другой – «Кругом Сферы» или Земным Кругом.

Это прекрасно изложено в «Эзотерическом Буддизме» и пока что не нуждается в дальнейшем разъяснении.

6. Первая Коренная Раса, т. е., первые «Люди» на Земле (независимо от формы), были потомством «Небесных Человеков», правильно названных в индусской философии «Лунными Предками» или же Питри, которых имеется Семь Степеней или Иерархий.

Все это будет достаточно объяснено в следующих отделах и во втором томе, и потому об этом излишне говорить здесь.

Но уже упомянутые два труда, обсуждающие темы Оккультной Доктрины, нуждаются в особом внимании. «Эзотерический Буддизм» слишком хорошо известен в Теософических кругах и даже вне их, чтобы нужно было распространяться здесь об его достоинстве. Это прекрасная книга, выполнившая еще более прекрасную работу. Но это не меняет факта, что она содержит несколько ошибочных понятий и тем внушила многим теософам и читателям ложные представления о восточной Тайной Доктрине. Кроме того, эта книга, может быть, немного слишком материалистична.

«Человек» – труд, опубликованный позднее, явился попыткою представить архаическую доктрину с более идеальной точки зрения, пояснить несколько видений из Астрального Света и передать некоторые учения, частично собранные из мыслей Учителя, но к сожалению ошибочно понятые. Этот труд также говорит об эволюции ранних Рас человечества на Земле и содержит несколько прекрасных страниц философского характера. Но это лишь интересный, небольшой, мистический роман. Он не достиг своей цели, ибо условия, требуемые для правильной передачи этих видений, не были налицо. Потому читатель не должен удивляться, если наши тома в нескольких пунктах противоречат этим ранним описаниям.

Эзотерическая космогония вообще и эволюция человеческой Монады в особенности настолько существенно различаются в этих двух книгах и в других теософических трудах, самостоятельно написанных начинающими, что становится невозможным продолжать настоящий труд без особого упоминания этих двух ранних томов, ибо оба имеют значительное количество поклонников – в особенности «Эзотерический Буддизм». Пришло время для объяснения некоторых вопросов по этому поводу. Ошибки должны быть проверены с подлинными учениями и исправлены. Если один из названных трудов имеет слишком выраженную тенденцию к материалистической науке, то другой, в свою очередь, слишком идеалистичен и временами фантастичен.

От Доктрины, – довольно малопонятной западным умам – трактующей о периодических Обскурациях и последовательных кругах Сфер вдоль их круговых Цепей, произошли первые недоумения и ошибочные представления. Одно из них касается тех, кого называли людьми «Пятого» и даже «Шестого Круга». Те, кто знали, что каждому Кругу предшествовала длительная Пралайа (временный отдых), которая создает непроходимую пропасть между двумя Кругами до наступления времени для нового цикла жизни, не могли понять «ошибочности» указания на людей «Пятого и Шестого Круга» в нашем «Четвертом Круге». Утверждалось, что Готама Будда был человеком «Шестого Круга», тогда, как Платон и некоторые другие из великих философов и умов принадлежали к «Пятому Кругу». Как могло это быть? Один из Учителей учил и утверждал, что подобные люди «Пятого Круга» существуют даже в наши дни на Земле; и хотя было дано понять, что человечество находилось еще в Четвертом Круге, в другом месте, как бы говорилось, что мы были в Пятом. На это другим Учителем был дан «апокалипсический ответ»: «Несколько капель дождя не приносят муссона, хотя они и предвещают его…» «Нет, мы не в Пятом Круге, но люди Пятого Круга приходили в наш Круг за последние несколько тысячелетий». Это было хуже, чем загадка Сфинкса! Ученики Оккультизма утруждали свои мозги самыми дикими спекуляциями. Значительное время они пытались превзойти Эдипа и согласить оба утверждения. А так как Учителя хранили молчание, подобно самому каменному Сфинксу, то они и были обвинены в «непоследовательности», «противоречии» и «разногласиях». Но они просто предоставили спекуляциям и умозаключениям идти своим ходом, чтобы дать урок, в котором западный ум очень нуждается. В своем самомнении и надменности и в своей привычке материализировать каждое метафизическое понятие и термин, не уделяя места восточной метафоре и аллегории, востоковеды сделали мешанину из индусской экзотерической философии, а ныне теософы поступают так же, что касается до Эзотерических Учений. До сего дня очевидно, что последние совершенно не поняли смысла термина «Люди Пятого и Шестого Круга». Тогда как это просто означает, что каждый Круг приносит с собою новое развитие и даже полное изменение в умственном, психическом и физическом строении человека; все эти принципы развиваются вдоль постоянно восходящей скалы. Отсюда следует, что те личности, которые, подобно Кон фуцию и Платону, принадлежали психически, умственно и духовно к высшим планам эволюции, были в нашем Четвертом Круге тем, чем средний человек будет в Пятом Круге, человечество которого, следуя предначертанной эволюции, будет несравнимо выше, чем наше настоящее человечество. Подобно же Готама Будда – Воплощенная Мудрость – был еще выше, нежели все упомянутые люди, названные «Людьми Пятого Круга». И так Будда и Шанкарачарья названы «Людьми Шестого Круга» аллегорически. Отсюда скрытая мудрость замечания, провозглашенного «уклончивым» – «Несколько капель дождя не приносят муссона, хотя они предвещают его».

Теперь и истина следующего замечания в «Эзотерическом Буддизме» будет ясна:

«Когда сложные факты, совершенно незнакомой науки, впервые даются неподготовленным умам, то, конечно, невозможно изложить их со всеми надлежащими определительными… и анормальными развитиями… Сначала мы должны удовольствоваться изложением широких правил, и уже после заняться исключениями, особенно, когда это касается изучения, в связи с которым обычно применяемые традиционные методы учения, имеют целью запечатлеть в памяти каждую новую мысль, вызывая сначала недоумение, которое рассеивается лишь позднее».

Так как автор этого замечания был сам, как он признается, таким «неподготовленным умом» в Оккультизме, то его собственные выводы и его лучшее знание современных астрономических теорий, нежели архаических доктрин, заставили его совершенно естественно и не отдавая себе отчета, сделать несколько ошибок, скорее в деталях, нежели в «широком правиле». Одна из таких ошибок будет теперь отмечена. Она пустяшна, но, все же, может ввести многих начинающих в ошибочные представления. Но так как ошибочные понятия ранних изданий были исправлены в примечаниях пятого издания, то и шестое может быть просмотрено и исправлено. Для подобных ошибок было несколько причин. Они возникли вследствие необходимости, в которую были поставлены Учителя, давать то, что считалось «уклончивыми ответами»; ибо вопросы становились слишком настойчивыми, чтобы быть оставленными незамеченными, с другой стороны, ответ на них мог быть лишь частичным. Это положение, несмотря на признание, что «пол-хлеба лучше, нежели ничего», было слишком часто не понято и едва ли оценено, как это следовало бы. В результате чего некоторые светские, европейские ученики пусти лись в бездоказательные спекуляции. Среди таких была «Тайна Восьмой Сферы» в связи с ее касанием к Луне, и ошибочное утверждение, что две высших Сферы Земной Цепи были двумя, хорошо известными нам, планетами: «кроме Земли… имеются лишь два других мира нашей цепи, которые видимы … Марс и Меркурий…».[281].

Это была большая ошибка. Но порицание за это может быть отнесено, как за счет неопределенности и неполности ответа Учителя, так и к вопросу самого ученика, одинаково неопределенному и смутному.

Вопрос был: «Какие планеты, из известных обычной науке, кроме Меркурия, принадлежат нашей системе миров?» Теперь, если под «системою миров» в уме вопрошателя предполагалась наша Земная Цепь или «Ожерелье», вместо «Солнечной Системы Миров», как это следовало бы, то, конечно, ответ был не понят. Ибо ответ был: «Марс и т. д. и четыре другие планеты, о которых астрономия ничего не знает. Ни А, В, ни Y, Z неизвестны, также они не могут быть видимы физическими средствами, как бы ни были они усовершенствованы». Это ясно: а) астрономия, в действительности, еще ничего не знает о планетах, ни о древнейших, ни о тех, открытых в наше время. b) Никакие сестры – планеты от А до Z, то есть, никакие высшие Сферы, какой-либо Цепи в Солнечной Системе, не могут быть видимы; за исключением, конечно, всех тех планет, которые занимают четвертую степень в порядке чисел, как наша Земля, Луна и т. д. Что же касается Марса и Меркурия и «четырех других планет», то они имеют касание до Земли, природу которого ни один Учитель или высокий Оккультист не только никогда не объяснит, но и не будет говорить о ней. В том же письме невозможность эта определенно подтверждена одним из Учителей, автору «Эзотерического Буддизма»: «Постарайтесь понять, что вы ставите мне вопросы, относящиеся к высочайшему Посвящению; что я могу дать вам (только) общий взгляд, но не дерзаю, да и не хочу входить в детали…» Копии всех писем, которые были когда-либо получены или посланы, за исключением нескольких личных – в которых, говорит Учитель, не было учения, – находятся у автора настоящего труда.

Так как вначале ее обязанностью было отвечать и объяснять некоторые пункты, еще не затронутые, то более, чем вероятно, что, несмотря на многочисленные примечания на этих копиях, автор этого труда при ее плохом знании английского языка и из страха сказать слишком много, могла запутать данное сведение. Все порицание в любом и каждом случае она принимает на себя. Но она не может допустить, чтобы ученики оставались дольше под ошибочным впечатлением или же думали, что ошибка лежит в Эзотерической Системе.

Скажем теперь определенно, что выдвинутая теория невозможна, будет ли она поддержана или нет свидетельством современной астрономии. Физическая наука может предоставить, хотя еще очень недостоверное, свидетельство, но лишь того, что касается до небесных тел на том же плане материальности, что и наша Объективная Вселенная. Марс и Меркурий, Венера и Юпитер, подобно каждой, до сих пор открытой, планете или тех, которые еще должны быть открыты, все они per se являются представителями на нашем плане подобных Цепей. Как это определенно утверждается в одном из многочисленных писем Учителя г-на Синнетта: «существуют другие и бесчисленные Манвантарические Цепи Сфер-миров, на которых обитают разумные Существа, как в нашей Солнечной Системе, так и вне ее». Но ни Марс, ни Меркурий не принадлежат к нашей Цепи. Они являются наравне с другими семеричными Единицами во множестве Цепей нашей Системы и все они настолько же видимы, насколько их высшие Сферы невидимы.

Если все же будут возражать, что некоторые выражения в письмах Учителя могли ввести в заблуждение, мы ответим: Аминь; во истину так. Автор «Эзотерического Буддизма» понял это хорошо, когда он писал, что таковы «традиционные методы учения… вызывая недоумение…» и они рассеивают его или нет, – соображаясь со случаем. Во всяком случае, если скажут, что это могло быть объяснено раньше, так же как и истинная природа планет, как это делается теперь, на это следует ответ: тогда не было найдено нужным сделать это, ибо это повлекло бы ряд дополнительных вопросов, которые никогда не могли бы быть отвечены, в силу их Эзотерической природы, и, таким образом, получились бы лишние затруднения. С самого начала было заявлено и с тех пор повторно утверждалось: 1) что ни один теософ, ни даже принятый ученик, уже не говоря о светских учениках, не может ожидать, чтобы сокровенное Учение было вполне объяснено, прежде чем он безвозвратно не отдаст себя Служению Братству, и не пройдет, хотя бы через одно Посвящение, ибо никакие цифры и числа не могут быть выданы миру, так как цифры и числа являются ключом к Эзотерической Системе. 2) То, что было выдано, была лишь Эзотерическая подкладка того, что содержится почти во всех экзотерических Писаниях религий всего мира – преимущественно в «Брахманах» и «Упанишадах» Вед и даже в Пуранах. Это была малая часть того, что раскрывается полнее теперь в настоящих томах, но даже и это очень неполно и отрывочно.

Когда настоящий труд был начат, то пишущая его, будучи уверена, что теории относительно Марса и Меркурия были ошибочны, обратилась к Учителям письменно за объяснением и авторитетным толкованием. Все пришло в надлежащее время, и выдержки из этих ответов ниже прилагаются:

«…Совершенно правильно, что Марс находится в настоящее время в состоянии обскурации, а Меркурий только что начинает выходить из нее. Вы можете прибавить, что Венера находится в своем последнем Круге… Если ни Меркурий, ни Венера не имеют спутников, то это в силу причин… и также потому, что Марс имеет два спутника, на которые он не имеет права… Феб, предполагаемый „внутренний“ спутник, вовсе не спутник. Итак, давнее замечание Далласа, а теперь Файе, не сходятся, как видите. (Прочтите – „Comptes Rendus“, том ХС, стр. 569.) Циклический период, приписываемый наукою Фебу, слишком короток и потому „должен существовать какой-то недостаток в основной идее этой теории“, как это правильно замечает Файе… Кроме того, оба (Марс и Меркурий) являются семеричными Цепями, такими же независимыми от сидеральных владык и иерархов нашей Земли, как и вы независимы от „принципов“ Деймлинга (Tom Thumb), – которые, может быть, были его шестью братьями, в ночных колпаках или без них… „Удовлетворение любопытства есть конец знания для некоторых людей“, так сказал Бэкон, который был так же прав, высказав этот трюизм, как и те, кто были знакомы с этим до него, были правы, оградив МУДРОСТЬ от Знания, и начертавших границы тому, что может быть выдано в определенное время… Запомните:

…Знание обитает.

В головах, наполненных мыслями других людей,

Мудрость в умах, внимательных к своим собственным …

«Никогда не сможете вы достаточно глубоко запечатлеть это в умах тех, кому вы передаете часть Эзотерических Учений».

Приводим еще несколько выдержек из другого письма, написанного тем же Авторитетом. На этот раз оно является ответом на некоторые возражения, представленные Учителям. Эти возражения, основанные на чрезвычайно научных и настолько же поверхностных рассуждениях, доказывающих полезность примирения Эзотерических теорий с умозрениями современной науки, были написаны молодым теософом, как предостережение против «Тайной Доктрины», и касались настоящего вопроса. Он объявил, что если бы подобные спутницы – сестры Земли существовали, то «они должны были бы быть в очень незначительной степени менее материальны, нежели наш Земной шар». Почему же тогда они не могут быть видимы? Приводим ответ:

…«Если бы психические и духовные учения были полнее усвоены, то даже представить себе подобную несообразность было бы почти невозможно. Если только не будут оставлены попытки примирить непримиримое – то есть, метафизические и духовные науки с физической или естественной философией, слово „естественной“, будучи для них (ученых) синонимом той материи, которая доступна познаванию их телесных чувств – никакое продвижение, не может быть, действительно, достигнуто. Наш Земной шар, как говорилось с самого начала, находится в самом низу нисходящей дуги, где материя наших познаваний выявляется в своей наигрубейшей форме… Следовательно, здравый рассудок требует, чтоб Сферы, осеняющие нашу Землю, находились на других и высших планах. Короче говоря, как Сферы, они СОЕДИНЕНЫ (в СОДDUNIТIОN), но не единосущны с нашей Землею и, таким образом, принадлежат к совершенно другому состоянию сознания. Наша планета (так же как и все видимые нами) приспособлена к особому состоянию ее человечества, состоянию, которое позволяет нам видеть невооруженным глазом небесные тела, единосущные с нашим земным планом и субстанцией, так же как их соответствующие обитатели, обитатели Юпитера, Марса и других, могут видеть наш маленький мир; потому, что наши планы сознания, хотя и различаясь в степени, но будучи однородными, находятся в том же слое дифференцированной материи… То, что я писал было следующее: „Меньшая Пралайа касается лишь наших маленьких Ожерелий Сфер, (Цепи мы называли „Ожерельями“ в те дни путаницы в словах)… К подобному Ожерелью принадлежит наша Земля“. Это должно было ясно показать, что другие планеты были также „Ожерельями“ или же ЦЕПЯМИ… Если бы он (подразумевая возражателя) хотел усмотреть, хотя бы тусклый силуэт одной из таких „планет“ на высших планах, он должен был бы сначала отбросить даже тончайшие облака астральной материи, стоящие между ним и следующим планом».

Таким образом, становится ясным, почему мы не можем видеть даже с помощью лучших телескопов то, что находится вне нашего мира материи. Только те, кого мы называем Адептами, знающими как направить свое ментальное зрение и перенести свое сознание – физическое и психическое – на другие планы существования, могут говорить авторитетно на подобные темы. И они говорят нам ясно:

«Следуйте образу жизни, необходимому для приобретения такого знания и сил, и Мудрость станет вашим естественным достоянием. Когда вы будете в состоянии согласовать ваше сознание с одной из семи струн „Мирового Сознания“, струнами клавиатуры Космоса, вибрирующими от одной Вечности до следующей; когда вы хорошо изучите „Музыку Сфер“, только тогда вы станете вполне свободными поделиться вашим знанием с теми, кому безопасно доверить. До тех пор, будьте осторожны. Не выдавайте великих истин, являющихся наследием будущих Рас, нашему настоящему поколению. Не пытайтесь раскрыть тайну Бытия и Не-Бытия тем, кто не в состоянии видеть скрытый смысл семиструнной лиры Аполлона, лиры лучезарного бога, в каждой из семи струн которой пребывает Дух, Душа и Астральное Тело Космоса, и лишь оболочка которого находится сейчас в руках современной науки… Будьте осторожны, говорим мы, осторожны и мудры и, прежде всего, старайтесь узнать во что верят те, кто поучаются от вас; дабы, впав сами в заблуждение, они не обольстили других… ибо такова судьба каждой истины, которая еще чужда людям… Пусть лучше Планетные Цепи и другие super и sub – космические тайны останутся страною мечтаний для тех, кто не могут ни видеть, ни даже верить в то, что доступно другим…».

Прискорбно очень, что лишь немногие из нас последовали этому мудрому совету, и что много бесценных жемчужин, много драгоценностей мудрости было выдано врагу, неспособному понять ценности их, и который обернулся, чтобы растерзать нас.

«Представим себе», писал тот же Учитель-Махатма своим двум «светским ученикам», как Он называл автора «Эзотерического Буддизма» и другого джентльмена, его соученика в течение некоторого времени – «представим себе, что наша Земля является одной из группы семи планет или обитаемых миров… („семь планет“ – священные планеты древности и все они семеричны). Теперь жизненный импульс достигает А, или же вернее то, чему предназначено стать А, и что пока являет лишь космическую пыль (Лайа-Цетр)… и т. д.».

В этих ранних письмах, в которых термины должны были быть изобретены и новые слова выкованы, «Кольца» очень часто становились «Кругами», и «Круги» «Циклами Жизни» и обратно. Корреспонденту, называвшему «Круг» «Мировым Кольцом», Учитель писал: «Считаю, что это поведет к дальнейшей путанице. Кругом мы согласились называть переход Монады от Сферы А к Сфере G или Z… „Мировое-Кольцо“ правильно… Решительно посоветуйте г-ну … согласиться на номенклатуре, прежде чем идти дальше».

Несмотря на это соглашение, многие ошибки, благодаря этой путанице, проникли в самые ранние учения. Даже «Расы» иногда смешивались с «Кругами» и «Кольцами» и повели к подобным же ошибкам в «Man: Fragments of Forgotten Truth». С самого начала Махатма писал:

«Так как мне не разрешено выдать вам всю Истину или же раскрыть число отдельных дробей… Я не в состоянии удовлетворить вас».

Это было сказано в ответ на вопросы: «Если мы правы, то все существование, предшествующее человеческому периоду равняется 637, и т. д. На все вопросы, касающиеся цифр, ответ был: «Пытайтесь решить задачу 777 воплощений… Хотя я принужден отказать вам в осведомлении… все же, если вы разрешите задачу самостоятельно, моим долгом будет подтвердить это».

Но задача никогда не была разрешена и результатом этого были – не прекращавшиеся недоумения и ошибки.

Даже учение о семеричном строении звездных тел и Макрокосма, – от которого происходит семеричное подразделение микрокосма или человека – было до сих пор среди самых эзотерических. В древние времена оно выдавалось лишь при Посвящении вместе с наиболее сокровенными цифрами циклов. Как это указано в одном из теософических журналов[282], разоблачение всей системы космогонии не только не было в предположении, но даже возможность этого ни на минуту не допускалась в то время, когда несколько отрывочных сведений были скупо выданы в ответ на письма автора «Эзотерического Буддизма», в которых он выдвинул множество вопросов. Среди них были вопросы, затрагивающие такие проблемы, на которые ни один МАХАТМА, как бы ни был он высок и независим, не имел права дать ответ и тем выдать миру веками наиболее почитаемые, архаические тайны древних храмов и школ. Потому только некоторые из доктрин были разоблачены в их широких очертаниях, тогда как подробности были постоянно умалчиваемы, и все усилия, направленные для извлечения дальнейших сведений о них, с самого начала систематически устранялись. Это было вполне естественно. Из четырех Видья из семи отраслей Знания, упомянутых в Пуранах – именно: Яджна-Видья, выполнение религиозных обрядов для получения некоторых результатов; Маха-Видья, великое (магическое) знание, выродившееся в тантрические культы; Гухья-Видья, наука Мантр и их истинный ритм или напев мистических вызываний и т. д.; Атма-Видья или истинная духовная и божественная Мудрость – лишь последняя может пролить конечный и абсолютный свет на учения трех, ранее названных. Без помощи Атма-Видья, остальные три остаются не более, нежели поверхностными науками, геометрическими величинами, имеющими длину и ширину, но лишенными глубины. Они, как бы душа, члены и ум спящего человека, способного на механические движения, хаотические сны и даже на хождение во сне и производящего даже видимые следствия, но стимулированные лишь инстинктивными, но не разумными причинами и менее всего вполне сознательными духовными импульсами. Многое может быть выдано и объяснено из этих трех, ранее названных наук. Но если ключ к этим учениям не будет дан через Атма-Видья, они навсегда останутся отрывками обкромсанного учебника, подобно слабым отражениям великих Истин, тускло усматриваемых самыми духовными, но искажаемых вне всякой пропорции теми, кто хотели бы пригвоздить к стене каждую тень. Далее еще другое, еще большее недоумение было создано в умах учеников неполным изложением доктри ны эволюции Монад. Чтобы вполне усвоить этот процесс, так же как и процесс рождения Сфер-миров, оба они должны быть рассмотрены гораздо больше в их метафизическом аспекте, нежели с так называемой статистической точки зрения, вовлекая цифры и числа, которые редко разрешается выдавать на широкое пользование. К сожалению, очень немногие склонны к только метафизическому изучению этих доктрин. Даже лучший из западных писателей о нашей доктрине, говоря об эволюции Монад, объявляет в своем труде, что «мы не занимаемся сейчас подобной чистой метафизикой»[283]. В таком случае, как замечает Учитель в письме к нему же: «К чему вся эта проповедь наших доктрин, к чему весь этот тягостный труд подъема и плавание adversum flumen? К чему Западу… учиться… у Востока… тому, что никогда не ответит требованиям особого вкуса эстетиков?» И привлекает внимание своего корреспондента на «ужасающие затруднения, встречаемые нами (Адептами) при каждой попытке, делаемой нами, чтоб объяснить нашу метафизику западному уму.».

И он прав, ибо вне метафизики никакая Оккультная Философия и никакой Эзотеризм не возможен. Это подобно попытке объяснить устремление и привязанность, любовь и ненависть, самые интимные и сокровенные выявления души и разума живущего человека путем анатомического описания грудной полости и мозга его мертвого тела.

Рассмотрим теперь два вышеуказанные положения, но лишь едва упомянутые в «Эзотерическом Буддизме», и добавим к ним все, что лежит в наших силах.

Добавочные факты и объяснения, касающиеся Сфер-Миров и Монад.

Два утверждения, сделанные в вышеуказанном труде, в «Эзотерическом Буддизме», должны быть отмечены, и мнения автора приведены. Первое из них следующее:

«Духовные Монады… не вполне закончившие свое минеральное существование на Сфере А, заканчивают ее тогда на Сфере В, и так далее. Они проходят несколько раз весь круг, как минералы, и затем снова несколько раз, как растения, и несколько раз, как животные. Мы намеренно воздерживаемся сейчас от выдачи цифр… и так далее…»[284].

Ввиду большой сокровенности, придаваемой цифрам и числам, это было мудрою мерою. Сейчас это умалчивание частично отменено. Но, может быть, было бы лучше, если истинные числа, касающиеся Кругов и эволюционных вращений, были бы в то время выданы полностью, или же совершенно не выданы. Г. Синнетт хорошо понял эту трудность, сказав:

«В силу причин, которые не легко угадать профану, хранители Оккультного Знания особенно неохотно выдают числовые данные, относящиеся к космогонии, хотя непосвященному трудно понять причину, почему они не могут быть выданы».[285].

Что подобные причины существовали, это очевидно. Тем не менее, большинство запутанных представлений, как восточных, так и западных учеников, обязано, именно, этому умалчиванию. Трудность в принятии этих, рассматриваемых здесь, особых положений казалась большой, именно, вследствие отсутствия данных, на которые можно было бы опереться. Но так оно было. Ибо, как Махатмы много раз заявляли, цифры, принадлежащие к оккультным вычислениям, не могут быть выданы – вне круга учеников, принесших клятву, и даже они не могут нарушить правил.

Чтобы лучше объяснить некоторые вещи, не касаясь математического аспекта Доктрины, данное учение может быть расширено и некоторые затемненные пункты освещены. Ввиду того, что эволюция Сфер и эволюция Монад так тесно переплетены между собою, мы сделаем из двух Учений одно. Что касается до Монад, то мы просим читателя иметь в виду, что Восточная Философия отвергает теологическую догму Запада о вновь созданной душе для каждого новорожденного младенца, ибо эта догма настолько же антифилософична, насколько и невозможна в экономии Природы. В каждой новой Манвантаре должно быть ограниченное число Монад, которые развиваются и становятся все более и более усовершенствованными через ассимиляцию многих последовательных личностей. Это абсолютно необходимо в виду доктрины Перевоплощения и Кармы и постепенного возвращения человеческой Монады к ее источнику – Абсолютному Божеству. Таким образом, хотя множества, более или менее продвинув шихся Монад, почти неисчислимы, все же, число их предельно, как и все в этой Вселенной дифференциации и предельности.

Как это показано в двойной Диаграмме человеческих Принципов и восходящих Сфер-миров, Цепей Миров[286], существует вечное сцепление причин и следствий, и совершенная аналогия, проходящая через все и связующая вместе все линии эволюции. Одно порождает другое – как Сферы, так и личности. Но начнем сначала.

Общий абрис процесса, посредством которого формируются в последовательном порядке Планетные Цепи, был только что дан. Чтобы предотвратить будущие заблуждения, некоторые дальнейшие детали могут быть предложены, которые тоже бросят свет на историю Человечества на нашей собственной Цепи, потомстве цепи Луны.

В предложенной диаграмме фиг. 1 представляет Лунную Цепь из семи Сфер в начале ее седьмого или последнего Круга; тогда как фиг. 2. изображает будущую Земную Цепь, которая будет, но пока еще не существует. Семь Сфер каждой Цепи различаются в своем циклическом порядке буквами от А до G, причем Сферы Земной Цепи, кроме того, отмечены крестом (+), символом Земли.

Диаграмма II.

Тайная доктрина.

Теперь следует вспомнить, что Монады, вращающиеся в кругу семеричной Цепи, разделяются на семь Классов или Иерархий, согласно их соответствующим стадиям эволюции, сознания и заслуг. Проследим порядок их появления на Сфере А в Первом Круге. Протяжение времени между появлениями этих Иерархий на любой Сфере так приноровлено, что, когда Класс 7, последний, появляется на Сфере А, то Класс 1 только что перешел на Сферу В; и так далее, шаг за шагом, на протяжении всей Цепи.

Также в Седьмом Круге Лунной Цепи, когда Класс 7, последний, покидает Сферу А, эта Сфера, вместо того, чтобы заснуть, как она делала это в предыдущих Кругах, начинает умирать (вступать в свою Планетную Пралайю)[287]; и, умирая, она, как было сказано, передает в последовательности свои принципы или элементы жизни и энергию и пр., новому лайа-центру, который начинает формирование Сферы А, Земной Цепи. Подобный же процесс происходит с каждой Сферой Лунной Цепи; одна за другой каждая формирует новую Сферу Земной Цепи. Наша Луна была четвертой Сферой из серии и находилась на том же плане видимости, как и наша Земля. Но Сфера А Лунной Цепи не вполне «мертва», до тех пор пока первые Монады первого Класса не перейдут со Сферы G или Z, последней в Лунной Цепи, в Нирвану, ожидающую их между двумя Цепями; то же происходит, как указано, и со всеми другими Сферами, каждая из которых дает рождение соответствующей Сфере Земной Цепи.

Далее, когда Сфера А новой Цепи готова, первый Класс или Иерархия Монад Лунной Цепи воплощается на ней в низшем царстве и так далее в последовательности. Как следствие этого лишь первый Класс Монад достигает развития человеческого состояния в течение Первого Круга, ибо второй Класс на каждой Сфере, прибывая позднее, не имеет времени достичь этой стадии. Таким образом, Монады Второго Класса достигают начальной человеческой стадии лишь во Втором Круге и так далее до середины Четвертого Круга. Но на этой точке и в этом Четвертом Круге, в котором человеческая стадия будет вполне развита, «дверь» в человеческое царство закрывается; и с этого момента число «человеческих» Монад, то есть, Монад в человеческой стадии развития, закончено. Ибо Монады, не достигшие к этому времени, будут, в силу развития самого Человечества, настолько позади, что они достигнут человеческой стадии лишь при конце Седьмого и последнего Круга. Они потому не будут людьми в этой Цепи, но составят Человечество будущей Манвантары и будут вознаграждены тем, что станут «людьми» на более высокой Цепи, получая, таким образом, кармическое возмещение. Этому есть лишь одно единственное исключение и ради прекрасных причин, о которых мы скажем позднее. Но это относится к различию в Расах.

Таким образом, становится очевидным, насколько совершенна аналогия между процессами Природы в Космосе и в индивидуальном человеке. Последний живет свой жизненный цикл и умирает. Его высшие принципы, отвечающие в развитии Планетной Цепи эволюционирующим Монадам, переходят в Дэвачан, который соответствует Нирване и состояниям покоя, существующим между двумя Цепями. Низшие принципы человека разлагаются со временем и употребляются Природою для формации новых человеческих принципов; тот же процесс происходит при разложении и формации миров. Таким образом, аналогия является самым верным руководителем для понимания Оккультных Учений.

Это одна из «семи тайн Луны» и сейчас она выдается. «Семь Тайн», называются японскими Ямбуши, мистиками секты Лао-Цзы и монахами – аскетами в Киото, Дзеноду – «Семью Драгоценностями»; но японские и китайские буддийские аскеты и посвященные, еще более сдержанны, если это возможно, в выдаче своего «Знания», нежели наши индусы.

Но читатель не должен терять из виду Монад и должен знать их природу, насколько это разрешено, не преступая порога высших Мистерий; на знание последнего или завершительного слова которых, пишущая эти строки, ни в коем случае, не претендует.

Монадическое Множество может быть, грубо говоря, разделено на три больших Класса.

1. Наиболее развитые Монады – Лунные Боги или «Духи» – называемые в Индии Питри – назначение которых пройти в Первом Круге через весь тройной цикл минерального, раститель ного и животного царств, в их наиболее эфирных, флюидических и рудиментарных формах, для того, чтоб облечься и приспособиться к природе новой сформированной Цепи. Именно, они первые достигают человеческой формы – если только может существовать какая-либо форма в области почти совершенной субъективности – на Сфере А в Первом Круге. Потому они и возглавляют и представляют человеческий элемент на протяжении Второго и Третьего Круга и, наконец, развивают свои тени при начале Четвертого Круга для второго Класса или для тех, кто следуют за ними.

2. Те Монады, которые первые достигают человеческой стадии в течение Трех с половиною Кругов и становятся «людьми».

3. Отсталые Монады, запоздавшие и которые не достигнут, вследствие кармических затруднений, человеческой стадии на протяжении этого цикла или Круга, за одним исключением, о котором будет сказано в другом месте, как уже было обещано. Мы принуждены употреблять вводящее в заблуждение слово «люди», и это является ясным доказательством, как мало приспособлен любой европейский язык для выражения этих тончайших различий.

Здравый рассудок должен подсказать, что «эти люди» не походили на людей наших дней, ни формою, ни природою. Зачем же тогда, могут спросить, называть их, вообще, «Людьми»? Потому, что нет другого термина ни на одном из западных языков, который, хотя бы приблизительно, передавал желаемое представление. Слово «Люди» (men), по крайней мере, указывает, что эти существа были «ману», мыслящими сущностями, как бы ни отличались они формою и рассудком от нас самих. Но, в действительности, в отношении духовности и понимания они были скорее «Богами», нежели «людьми».

Та же трудность языка встречается в описании «стадий», через которые проходит Монада. Говоря метафизически, конечно, нелепо говорить о «развитии» Монады или сказать, что она становится «человеком». Но всякая попытка сохранить метафизическую точность языка, пользуясь таким языком, как английский, потребовала бы, по крайней мере, три добавочных тома для этого труда, и повлекла бы такое количество повторений, что труд получился бы утомительным до чрезвычайности. Конечно, Монада не может ни продвигаться или развиваться, ни даже подвергаться воздействию смен состояний, через которые она проходит. Ибо она не принадлежит этому миру или плану и может быть сравниваема лишь с нерушимою звездою божественного света и огня, низвергнутою на нашу Землю, как доска спасения для Личностей, в которых она обитает. Именно, эти последние должны уцепиться за нее и, приобщившись, таким образом, к ее божественной природе, достичь бессмертия. Оставленная сама по себе Монада не прикрепится ни к одной и подобно доске будет унесена неустанным течением эволюции к другому воплощению.

Эволюция внешней формы или тела вокруг астрала происходит посредством земных сил так же, как и в случае низших царств. Но эволюция внутреннего или истинного человека чисто духовна. И тогда это не только прохождение безличной Монады через многие и различные формы материи – одаренной, в лучшем случае, инстинктом и сознанием на совершенно другом плане – как в случае внешней эволюции, но прохождение «Души-Странницы» через различные состояния не только материи, но самосознания и самопознавания или же к перцепции через апперцепцию.

Монада выявляется из своего духовного состояния и умственной бессознательности; и, проскакивая первые два плана – слишком близкие к Абсолюту, чтобы допустить сочетание с чем-либо на более низком плане – она вступает непосредственно на план умственный. Но во всей Вселенной не существует плана с более обширными горизонтами или широким полем действия, в его почти бесконечных градациях, познавательных и самопознавательных качествах, нежели этот план, имеющий, в свою очередь, соответствующий меньший план для каждой «формы», от Минеральной Монады до времени, когда эта Монада расцветет в силу эволюции в Божественную Монаду. Но на протяжении всего этого времени она все та же Монада, разнящаяся лишь своими воплощениями через последовательные циклы частичной или полной обскурации духа, или же частичной или полной обскурации материи – две антитезы полярности – сообразно с тем подымается ли она в область умственной духовности или же спускается в глубины материальности.

Вернемся к «Эзотерическому Буддизму». Второе утверждение касается огромного промежуточного периода между минеральною эпохою на Сфере А и эпохою человека; термин «человеческая эпоха» употреблен, вследствие необходимости дать наименование этому четвертому царству, следующему за животным, хотя, в действительности, «человек» на Сфере А, в течение Первого Круга, не есть человек, но лишь его прототип или образ вне измерений из астральных областей. Приводим это утверждение:

«Полное развитие минеральной эпохи на Сфере А подготовляет путь для развития растительности и, как только она начинается, минеральный, жизненный импульс переходит на Сферу В. Затем, когда развитие растительности на Сфере А заканчивается и начинается животное развитие, растительный жизненный импульс переходит на Сферу В, а минеральный импульс переходит на Сферу С. И, наконец, человеческий жизненный импульс вступает на Сферу А».[288].

Итак, это продолжается на протяжении Трех Кругов, после чего происходит замедление и, наконец, остановка на пороге нашей Земной сферы в Четвертом Круге; ибо человеческий период (настоящего физического человека), седьмой, достигнут теперь. Это очевидно, ибо как было сказано:

«………Существуют процессы эволюции, предшествующие минеральному царству и, таким образом, волна эволюции, в действительности несколько волн эволюции, предшествуют минеральной волне в ее развитии вокруг сфер».[289].

Теперь мы должны процитировать из другой статьи, «Минеральная Монада» в «Пяти Годах Теософии»:

«Существуют семь царств. Первая группа включает три степени элементалов или нарождающихся центров сил – от первой стадии дифференциации (от) Мулапракрити (или, вернее, Прадханы, Предвечной Единородной Материи) до ее третьей степени – т. е., от полной бессознательности до полу-ощущаемости; вторая или высшая группа охватывает царства от растительного до человека; минеральное царство, таким образом, образует поворотный пункт в стадиях «Монадического Естества», рассматриваемого как эволюционирующая энергия. Три стадии (суб-физические) в элементалах; минеральное царство; три стадии объективно физические[290] – являются (первыми или предварительными) семью звеньями эволюционной цепи».[291].

«Предварительные», потому что они подготовительные и, хотя принадлежат в действительности к естественной эволюции, было бы правильнее описать их как суб-естественную эволюцию. Этот процесс приостанавливается в своих стадиях в третьей, у порога четвертой стадии, когда он становится на плане естественной эволюции, действительно первым этапом к стадии человека, образуя, таким образом, совместно с тремя элементальными царствами, десять, Сефиротное число. И именно с этой точки начинается:

«Нисхождение духа в материю эквивалентно восхождению в физической эволюции; восхождение из глубочайших глубин материальности (минерала) к его status quo ante с соответствующим утончением конкретного организма – вплоть до Нирваны, точки исчезновения дифференцированной материи».[292].

Потому становится очевидным почему то, что справедливо называется в «Эзотерическом Буддизме» «волною эволюции» и «минеральным, растительным, животным и человеческим импульсами», останавливается у врат нашего Земного шара при Четвертом Цикле или Круге. На этой точке Космическая Монада (Буддхи) сочетается и становится проводником Луча Атмана; то есть, Буддхи будет пробуждено к апперцепции его (Атмана) и, таким образом, вступит на первую ступень новой семеричной лестницы эволюции, которая приведет его со временем к десятой, считая от низшей вверх, к Древу Сефиротов, к Венцу.

Все во Вселенной следует аналогии. «Как вверху, так и внизу»; человек микрокосм Вселенной. То, что происходит на духовном плане, повторяется на космическом плане. Конкретность следует линиям абстракции; низший должен соответствовать высшему, материальный духовному. Таким образом, в соответствии с Венцом Сефиротов или Верхней Триадой, имеются три элементальные царства, предшествующие минеральному[293] и которые, употребляя язык каббалистов, отвечают в космической дифференциации Мирам Формы и Материй, от Сверх-духовного до мира Прообразов.

Теперь, что есть Монада? И какое отношение имеет она к Атому? Следующий ответ основан на объяснениях, данных в ответ на эти вопросы в вышеприведенной статье «Минеральная Монада», написанной автором. На второй вопрос следует ответ:

«Никакого, ни к атому, ни к молекуле, как они существуют сейчас в научном представлении. Она никогда не может быть сравниваема с микрокосмическими организмами, которые были причислены, однажды, к полигастрическим инфузориям, теперь же рассматриваются, как растения, и причислены к (algae) водорослям; также она не есть вполне Монас перипатетиков. Физически или в строении своем Минеральная Монада отличается, конечно, от Человеческой Монады, которая не является физической, и строение ее не может быть передано химическими символами и элементами».[294].

Короче говоря, как Духовная Монада Едина, Всемирна и Беспредельна и Неделима, Лучи которой, тем не менее, образуют то, что мы в неведении нашем называем «Индивидуальными Монадами» людей, так и Минеральная Монада – будучи на противоположной дуге круга – также едина и от нее происходят бесчисленные физические атомы, которые наука начинает рассматривать, как индивидуализованные.

«Иначе как можно было бы объяснить математически эволюционный и спиральный процесс четырех царств? Монада является комбинацией последних двух принципов в человеке, шестого и седьмого; и точно говоря, термин «Человеческая Монада» применим лишь к Двоякой Душе (Атма-Буддхи), но не к ее высшему, духовному, оживляющему принципу Атма, взятому в отдельности. Но раз Духовная Душа, в случае отделения от последнего (Атма), не могла бы существовать, иметь бытие, то она была так названа……

Итак, Монадическая, вернее, Космическая Сущность, если подобный термин допустим, в минерале, растении и животном, хотя и являются тою же самою на протяжении всех серий циклов от элементального царства вплоть до Царства Дэв, тем не менее, она разнится по мере своего продвижения. Было бы крайне ошибочным представить себе Монаду, как отдельную Сущность, прокладывающую свой медленный путь определенною тропою через низшие царства и после бесчисленных серий преображении, расцветающую в человеческое существо; как, например, сказать, что Монада Гумбольда произошла от Монады атома роговой обманки. Вместо того, чтобы сказать «Минеральная Монада», правильнее было бы употребить в физической науке, дифференцирующей каждый атом, следующее выражение – «Монада, проявляющаяся в той форме Пракрити, которая называется Минеральным Царством».

Атом, как он представлен в обычной научной гипотезе, не есть частица чего-то, оживленного психическим чем-то, и которому, по истечению эонов, предопределено расцвести в человека. Но это есть конкретное проявление Вселенской Энергии, которая сама еще не индивидуализировалась; последовательное проявление единого Вселенского Монаса. Океан Материи не разделяется на свои потенциальные и составные капли до тех пор, пока волна жизненного импульса не достигает эволюционной стадии человеческого рождения. Склонность к отделению в индивидуальные Монады совершается постепенно и в высших животных достигает почти до точки. Перипатетики прилагали слово Монас ко всему Космосу в пантеистическом смысле; оккультисты же, хотя и принимают ради удобства эту мысль, но отличают последовательные стадии эволюции конкретного от абстрактного, посредством тер минов, примером которых является «Минеральная, Растительная, Животная Монада и т. д. Термины эти просто означают, что волна прилива духовной эволюции проходит через ту или другую дугу своего круговращения. «Монадическая Сущность» начинает незаметно дифференцироваться в направлении индивидуального сознания в растительном царстве. Ибо Монады, как их правильно определил Лейбниц, суть вещи несоставные, именно Духовное Естество, оживляющее их в их стадиях дифференциации, говоря точно, и составляет Монаду – не атомическая агрегация, являющаяся только проводником и субстанцией, через которую вибрируют низшие и высшие степени разума».[295].

Лейбниц представляет себе Монады, как элементарные и неразрушимые единицы, одаренные мощью выдачи и восприятия по отношению к другим единицам и, таким образом, определяющие все духовные и физические феномены. Это он изобрел термин апперцепции, который вместе с ощущением (скорее нежели познаванием) нервов, выражает состояние Монадического сознания на протяжении всего прохождения через все царства до Человека.

Таким образом, может быть, неправильно с точки зрения метафизики, называть Атма-Буддхи Монадою, раз с материальной точки Атма-Буддхи является двойственною и, следовательно, сложною. Но так как Материя есть Дух и vice versa; и раз Вселенная и Божество, одухотворяющее ее, немыслимы отдельно одно от другого; то и в случае Атма-Буддхи происходит то же самое. Буддхи является проводником Атмы, Буддхи находится в том же соотношении с Атмою, как Адам-Кадмон, каббалистический Логос, с Эйн-Софо'м, или Мулапракрити с Парабраманом.

Теперь еще несколько слов о Луне. Могут спросить, что есть «Лунные Монады», о которых только что говорилось? Описание семи Классов Питри будет дано позднее, но сейчас несколько общих объяснений может быть дано. Каждому должно быть ясно, что они являются Монадами, которые, закончив свои Жизненные Циклы на Лунной Цепи, низшей по сравнению с Земной, воплотились на последней. Но есть несколько дальнейших подробностей, которые могут быть добавлены, хотя они слишком приближаются к запрещенному пределу, чтобы вполне подробно обсуждаться. Последнее слово Тайны раскрывается только Адептам, но можно указать, что наш спутник есть лишь грубое тело своих невидимых принципов. Так как имеется семь Земель, то также существуют семь Лун и лишь по следнее грубое тело – видимо: то же самое в отношении Солнца, видимое тело, которого называется Майей, отражением, так же как и человеческое тело; «Истинное Солнце и истинная Луна так же невидимы, как и истинный человек», гласит Оккультная догма.

И можно отметить, мимоходом, что те древние, кто впервые подали мысль о Семи Лунах, в конце концов не так уж были безрассудны. Хотя это понятие принимается сейчас лишь как астрономическая мера времени, в очень материализованной форме, то все же под шелухою можно еще усмотреть следы глубокой философской мысли.

В действительности же Луна является спутником Земли лишь в одном отношении, именно, что физически Луна вращается вокруг Земли. Но во всех других случаях, именно Земля есть спутник Луны, а не наоборот. Как бы ни было поражающе это заявление, оно не лишено подтверждения со стороны научного знания. Оно подтверждается приливами, периодическими изменениями во многих формах болезней, совпадающими с лунными фазами; оно может быть прослежено в росте растений и ярко выражено в феномене человеческого зачатия и процесса беременности. Значение Луны и ее влияние на Землю были признаны каждою религией древности, особенно еврейской, и были отмечены многими наблюдателями психических и физических феноменов. Но пока что наука лишь знает, что воздействие Земли на Луну ограничивается физическим притяжением, заставляющим ее вращаться в ее орбите. И если бы возражатель настаивал, что этот факт, сам по себе, достаточное доказательство, что Луна действительно является спутником Земли и на других планах действия, можно ответить, задав вопрос – будет ли мать, которая ходит вокруг колыбели своего ребенка, охраняя его, подчиненной своего ребенка или же зависящей от него? Хотя, в одном смысле, она его спутник, тем не менее, она, конечно, старше и полнее развита, чем ребенок, охраняемый ею.

Следовательно, именно, Луна играет самую большую и самую значительную роль, как в образовании самой Земли, так и в населении ее человеческими существами. Лунные Монады или Питри, предки человека, становятся, на самом деле, самим человеком. Они являются Монадами, вступившими в цикл эволюции на Сфере А, и которые на протяжении Круга Цепи Сфер развивают человеческую форму, как это только что было показано. При начале человеческой стадии Четвертого Круга нашей Земли они «выделяют» свои астральные двойники из «обезьяно-подобных» форм, которые они развили в Третьем Круге. Именно, эта более тонкая форма служит образцом, вокруг которой Природа строит физического человека. Эти Монады или Божественные Искры, таким образом, и есть Лунные Предки, сами Питри; ибо эти Лунные Духи должны стать «Людьми», чтобы их Монады могли достичь более высокого плана деятельности и самосознания, то есть, плана Манаса-Путр, тех кто в позднейшей стадии Третьей Коренной Расы, в Четвертом Круге одарили «разумом» бессознательные оболочки, созданные и одушевленные Питри.

Таким же образом Монады или человеческие «Ego» Седьмого Круга нашей Земли, после того, как наши собственные Сферы А, В, С, D, и т. д., расставшись со своею жизненной энергией, одушевят и тем вызовут к жизни другие лайа-центры, предназначенные жить и действовать на еще более высоком плане бытия – таким же путем земные предки создадут тех, кто превзойдут их.

Теперь становится ясно, что в Природе существует троичная эволюционная схема для образования трех периодических Упадхи; или, скорее, три отдельные схемы эволюции, которые в нашей системе сочетались и переплелись во всем до полной невозможности расчленения. Это планы Монадической (или духовной), Умственной и физической эволюции. Эти три эволюции суть конечные аспекты или отражения Атмы, седьмого принципа, Единой Реальности на плане Космической Иллюзии.

1. Монадическая эволюция, как это указывает наименование, касается роста и развития Монад в еще более высокие фазы деятельности в соединении с:

2. Умственной эволюцией, представленной Манаса-Дхиани (Солнечными Дэвами или Агнишватта Питри), «дателями разума и сознания» человеку, и:

3. Физической, представленной Чайа (тенями) Лунных Питри, вокруг которых Природа оформила настоящее физическое тело. Это тело служит проводником для «роста», употребляя вводящее в заблуждение слово, и преображений – посредством Манаса и благодаря накоплению опыта – Конечного в Бесконечное, преходящего в Вечное и Абсолютное.

Каждая из этих трех систем имеет свои законы и управляется и руководится различными группами высочайших Дхиани или Ло госов. Каждая представлена в строении человека, Микрокосме великого Макрокосма. И, именно, связь этих трех течений и делает его тем сложным существом, каким он является сейчас.

Природа, физическая эволюционная мощь никогда не могла бы развить Разум сама по себе без содействия; она может создавать лишь «бессмысленные формы», как это будет видно в нашем Антропогенезисе. Лунные Монады не могли прогрессировать, ибо они не имели достаточного контакта с формами, созданными «Природою», чтобы посредством этих форм накопить достаточный опыт. И это Манаса-Дхиани, которые заполняют пробел и являются эволюционной Мощью Рассудка и Ума, связью между Духом и Материей – в этом Круге.

Также нужно иметь в виду, что Монады, которые вступают в эволюционный цикл на Сфере А, в Первом Круге, находятся в очень различных стадиях эволюции. Следовательно, положение становится несколько сложным. Повторим еще раз:

Наиболее развитые Лунные Монады достигают человеческую зачаточную стадию в Первом Круге; становятся земными, хотя очень эфирными человеческими существами к концу Третьего Круга, оставаясь на Сфере на протяжении периода «обскурации», как семя для будущего человечества в Четвертом Круге и, таким образом, они становятся пионерами Человечества при начале настоящего Четвертого Круга. Другие достигают человеческого состояния лишь в позднейших Кругах, т. е., во втором, третьем или в первой половине Четвертого Круга. И, наконец, самые запоздалые – т. е., те, кто еще находятся в животных формах после срединного поворотного пункта Четвертого Круга – вовсе не станут людьми в течение этой Манвантары. Они достигнут предела Человечества лишь при завершении Седьмого Круга, чтобы, в свою очередь, быть переведенными, после Пралайи, на Новую Цепь старшими пионерами, праотцами Человечества или названными Семенами Человечества (Шишта) т. е., людьми, которые будут во главе всех в конце этих Кругов.

Читатель едва ли нуждается в дальнейших объяснениях той роли, которую играет Четвертая Сфера и Четвертый Круг в схеме Эволюции.

Из предыдущих диаграмм, которые приложимы mutatis mutandis, к Кругам, Сферам или Расам, ясно видно, что четвертый член серии занимает совершенно обособленное положение. В противоположность другим «Четвертая Сфера» не имеет Сферы «сестры» на том же плане, как она сама и, таким образом, образует точку опоры «Равновесия», явленного всею Цепью. Это есть сфера, конечного эволюционного приноравливания, мир Кармических Весов, Зала Суда, где устанавливается равновесие, предопределяющее будущее направление Монады на протяжении оставшихся ей воплощений в Цикле. Вот причина, почему после того, как центральный поворотный пункт был пройден в Великом Цикле – т. е., после срединной точки Четвертой Расы в Четвертом Кругу на нашем Земном шаре – ни одна Монада не может более вступить в человеческое царство. Дверь заперта на этот Цикл и равновесие установлено. Ибо, если бы это было иначе, – если бы создавалась новая душа для каждого из бесчисленных миллиардов умерших человеческих существ и если бы не было воплощения – то действительно было бы трудно найти место для развоплощенных «духов»; также невозможно было бы найти объяснение началу и причине страданий. Именно, незнание Оккультных Основ и насильственное навязывание лживых понятий, под маскою религиозного образования, создали материализм и атеизм, как протест против утвержденного божественного порядка вещей.

Единственными исключениями к только что указанному правилу являются «немые расы». Монады которых уже в человеческой стадии, в силу того факта, что эти «животные» явились позднее и даже наполовину произошли от человека. Их последними потомками были антропоидные и некоторые другие обезьяны. Эти «намеки на человека» в действительности есть лишь искаженные копии раннего человечества. Но это получит освещение в следующем томе.

Как широко гласят Комментарии:

1.Каждая Форма на Земле и каждая крупинка (атом) в Пространстве в своих усилиях к само-оформлению стремится следовать образу, данному для этого в «Небесном Человеке»… Инволюция и эволюция (атома), его внешние и внутренние рост и развитие, все имеет одну и ту же цель – достичь состояния Человека; человека, как высочайшую и завершеннейшую форму на этой Земле; «Монады», в ее абсолютной полноте и пробужденном состоянии – как кульминацию завершения божественных воплощений на Земле.

2.Дхиани (Питри) есть те, кто развили свои Бхута (Двойники) из себя самих; Рупа (форма) которых стала проводником для Монад (Седьмой и Шестой Принципы), закончивших свой цикл перевоплощений в трех предшествующих Кальпах (Кругах). Тогда они (Астральные Двойники) стали людьми первой Человеческой Расы этого Круга. Но они были не закончены и не обладали рассудком».

Это будет объяснено в порядке последовательности. Пока же скажем, что человек – или скорее его Монада – существовал на Земле с самого начала этого Круга. Но вплоть до нашей Пятой Расы, внешние облики, облекавшие эти божественные Астральные Двойники, изменялись и уплотнялись с каждой суб-расою; одновременно изменялась форма и физическое строение фауны, так как они должны были приспособляться к постоянно сменяющимся условиям жизни на этой Сфере, в течение геологических периодов ее цикла формирования. И так эти изменения будут продолжаться с каждой Коренной Расой и каждою главною суб-расою до последней из Семи в этом Круге.

3.«Внутренний, теперь сокрытый человек, был тогда (в начале) внешним человеком. Будучи порождением Дхиани (Питри), он был „сыном по образу и подобию Отца своего“. Подобно Лотосу, внешняя форма которого постепенно принимает форму образца внутри него, форма человека в начале развивалась изнутри наружу. После цикла, в котором человек начал порождать свой род способом, подобным настоящему животному царству, положение изменилось, стадо обратным. Человеческий плод следует ныне в своих преображениях всем формам, которые принимались человеческим физическим строением на протяжении трех Кальп (Кругов), во время тех попыток и усилий, которые делались бессмысленной (в силу несовершенства) материей в ее слепых блужданиях, чтоб окружить и покрыть Монаду. В настоящую эпоху физический эмбрион является последовательно растением, пресмыкающимся, животным, прежде чем он становится, наконец, человеком, развивающим, в свою очередь, внутри себя свой собственный эфирный двойник. Вначале, именно, этот двойник (астральный человек), будучи неразумным, запутался в сетях материи».

Но этот «человек» принадлежит Четвертому Кругу. Как показано, Монада прошла, странствовала и была заключена в каждую преходящую форму, во всех царствах Природы, на протяжении трех предыдущих Кругов. Но Монада, которая становится человеческой, не есть человек. В этом Круге – за исключением высочайших млекопитающихся после человека, антропоидов, предназначенных к вымиранию в этой нашей расе, когда их Монады будут освобождены и перейдут в астральные человеческие формы или же в высочайшие элементалы Шестой и Седьмой Расы, а затем в низшие человеческие формы в Пятом Круге – ни одна единица, из какого бы то ни было царства, не одушевляется более Монадами, предназначенными стать человеком в их следующих стадиях, но лишь низшими элементалами своих соответствующих царств. Эти «элементалы» станут, в свою очередь, человеческими Монадами только при следующей планетной Манвантаре.

И, действительно, последняя человеческая Монада воплотилась перед началом Пятой Коренной Расы. Природа никогда не повторяется; потому антропоиды наших дней, во всяком случае, не существовали после средины Миоценского периода, когда подобно всем скрещенным породам, они начали выявлять с течением времени все более и более выраженную склонность к возврату к типу своего первичного прародителя, гигантскому, черному и желтому Лемуро-Атланту. Бесполезно искать «недостающее звено». Через миллионы и миллионы лет, наши современные расы или, вернее, их ископаемые покажутся ученым конца Шестой Коренной Расы, останками мелких незначительных обезьян – выродившегося вида genus homo.

Подобные антропоиды составляют исключение, ибо они не входили в план Природы, но есть непосредственный продукт и создание еще «неразумного» человека. Индусы приписывают обезьянам и мартышкам божественное происхождение, ибо люди Третьей Расы были богами иного плана, ставшие «неразумными» смертными. Двенадцать лет тому назад эта тема была затронута, насколько это было возможно по тому времени, в «Разоблаченной Изиде». В этом труде читателю предлагалось обратиться к браминам, если бы он захотел знать причину их почитания обезьян.

«Он (читатель), может быть, узнал бы – если бы брамины нашли его достойным получить объяснение – что индус видит в обезьяне лишь то, что Ману желал бы, чтобы он видел: именно, трансформацию видов, особо тесно связанных с семейством человека – незаконнорожденную ветвь, укоренившуюся на его собственном роде до конечного усовершенствования последнего. Далее он мог бы узнать, что в глазах образованных «язычников», духовный или внутренний человек есть одно, а его земной физический футляр другое. Что физическая природа, эта великая комбинация соотношений физических сил, постоянно устремленных к совершенствованию, вынуждена пользоваться материалом, находимым под рукою. Она формирует и преобразовывает по мере своего продвижения, и, увенчав свой труд человеком, она предоставляет лишь ему одному быть достойным святилищем для осенения Божественным Духом»..[296].

Кроме того, в примечании под тою же страницею упоминается немецкий ученый труд, где сказано:

«Ученый из Ганновера недавно опубликовал труд, озаглавленный «Ueber die Аuf1цsung der Arten durch nаtьr1iсhе Zucht-wahl», в котором он доказывает с большим остроумием, что Дарвин выказал полное заблуждение, произведя человека от обезьяны. Наоборот, утверждает он, именно, обезьяна произошла от человека. Он доказывает, что вначале человечество было и явилось морально и физически типами и прототипами нашей настоящей расы и нашего человеческого достоинства, красотою своих форм, правильностью черт, развитием черепа, благородством чувств, героическими импульсами и величием мысленных представлений. Это является чисто браминскою, буддийскою и каббалистическою доктриною. Его книга богато иллюстрирована диаграммами, таблицами и т. д. Она утверждает, что постепенное падение и вырождение человека, как моральное, так и физическое, легко может быть прослежено через все этнологические преображения, вплоть до наших дней. И, подобно тому, как одна часть уже выродилась в обезьян, цивилизованный человек наших дней, в силу действия неизбежного закона необходимости, будет, наконец, замещен подобным же поколением. Если судить о будущем по настоящему, то, конечно, весьма вероятно, что такая не духовная и материалистическая раса должна завершиться скорее обезьянами, нежели Серафами».

Но хотя обезьяны происходят от человека, все же, из этого не следует выводить заключения, что человеческая Монада, уже раз достигшая человеческого уровня, снова воплощается в форму животного.

Цикл «метампсихозиса» для человеческой Монады закрыт, ибо мы находимся в Четвертом Круге и в Пятой Коренной Расе. Читатель должен иметь в виду – во всяком случае, тот, кто ознакомился с «Эзотерическим Буддизмом», – что станцы в этом томе и последующем говорят об эволюции лишь нашего Четвертого Круга. Последний является циклом поворотного пункта, после которого материя, достигшая своей предельной глубины, начинает стремиться вверх и становится одухотвореннее с каждой но вой расой и каждым новым циклом. Потому читатель должен следить, чтобы не усмотреть противоречия там, где его нет, ибо в «Эзотерическом Буддизме» говорится вообще о Кругах, тогда как здесь обсуждается лишь Четвертый, наш настоящий Круг. В том труде говорилось об образовании; здесь же о преобразовании и эволюционном совершенствовании.

Наконец, чтобы заключить это отступление, касательно различных, но неизбежных ошибочных представлений, мы должны сослаться на одно утверждение в «Эзотерическом Буддизме», которое весьма пагубно запечатлелось в умах многих теософов. Одна несчастливая фраза вышеуказанного труда постоянно приводится, чтобы доказать материализм доктрины. Автор, излагая прогресс организмов на Сферах-мирах, говорит, что:

«Минеральное Царство так же не может развить царства растительного… как и Земля не могла развить человека из обезьяны, до получения ею импульса».[297].

Передает ли эта фраза мысль автора буквально или же есть просто, как мы и предполагаем, lapsus calami, это может остаться открытым вопросом.

С большим удивлением установили мы факт, что «Эзотерический Буддизм» был настолько мало понят некоторыми теософами, что ввел их в заблуждение в том, что этот труд вполне поддерживает Теорию Эволюции Дарвина и, в особенности, теорию происхождения человека от обезьяньего предка. Как пишет один из членов: «Я полагаю, что вы отдаете себе отчет, что три четверти теософов и многие другие воображают, что в отношении эволюции человека Дарвинизм и Теософия находятся в полном согласии».. Ничего подобного не предполагалось, также нет достаточного доказательства этому, насколько мы знаем, в «Эзотерическом Буддизме». Повторно утверждалось, что эволюция, преподанная Ману и Капилою, была основою современных учений, но ни Оккультизм, ни Теософия никогда не поддерживали диких теорий современных дарвинистов – менее всего, происхождение человека от обезьяны. Об этом мы скажем подробнее в дальнейшем. Но читатель должен лишь вернуться к странице 47-ой вышеуказанного труда, чтобы найти утверждение, что:

«Человек принадлежит к царству, определенно отличному от царства животных».

Имея такое ясное и недвусмысленное утверждение перед собою, очень странно, чтобы внимательный читатель мог быть введен в заблуждение, если только он не имеет намерения обвинить автора в грубом противоречии.

Каждый Круг повторяет эволюционную работу предыдущего Круга на высшей ступени. За исключением некоторых высших антропоидов, как было только что упомянуто, прилив Монад или внутренняя эволюция закончилась вплоть до следующей Манвантары. Никогда не сможем мы достаточно повторить, что вполне развитые человеческие Монады должны быть распределены до появления нового урожая кандидатов на этом Земном шаре при начале следующего Цикла. Таким образом, здесь получается время затишья; и вот почему, как это будет описано, во время Четвертого Круга, человек появляется на Земле раньше, нежели другие животные твари.

Но, все же, утверждается, что автор «Эзотерического Буддизма» везде «проповедовал Дарвинизм». Несомненно некоторые места могут казаться, как бы подтверждающими это заключение. Кроме того, сами оккультисты готовы допустить частичную правильность гипотезы Дарвина в позднейших деталях, второстепенных подразделениях эволюции и после срединного пункта Четвертой Расы. О том, что было, физическая наука, поистине, ничего не может знать, ибо подобные вещи лежат совершенно вне ее сферы исследования. Но что оккультисты никогда не признавали и никогда не допустят, это, что человек был обезьяной в этом или же в каком-либо ином Круге; или же что он когда-либо мог ею быть, как бы ни был он когда-то «обезьяно-подобен». Это удостоверяется тем же авторитетом, от которого автор «Эзотерического Буддизма» получил свои сведения.

Итак, тем, кто выступают против оккультистов, базируясь на следующих строках из вышеупомянутого тома:

«Достаточно показать, что мы можем также разумно – и мы должны это, если желаем вообще обсуждать этот предмет – представить себе жизненный импульс, дающий рождение минеральным формам, как одной природы с импульсом, подымающий расу обезьян до расы рудиментарного человека».

Тем, кто приводят это место, как доказывающее «определенный Дарвинизм», оккультисты отвечают, указывая на объяснение Махатмы, Учителя мистера Синнетта, которое опровергло бы эти строки, если бы они были написаны в духе, приписываемом им. Копия этого письма была послана пишущей этот труд, вместе с другими два года тому назад (1886) с дополнительными заметками на полях для цитирования в «Тайной Доктрине».

Оно начинается с учитывания трудности, встречаемой учеником Запада, в примирении некоторых, данных ранее, фактов с эволюцией человека от животного, т. е., от минерального, растительного и животного царств, и советует ученику придерживаться доктрины аналогии и соответствий. Затем оно касается тайны Дэв и даже Богов, долженствующих пройти через состояния, которые было условлено именовать «имметаллизацией, ингербацией, инзоонизацией и, наконец, инкарнацией», и объясняет это, намекая на неизбежность неудач даже среди эфирных рас Дхиан-Коганов. По этому поводу оно сообщает:

«Эти „неудачи“ слишком далеко продвинуты и одухотворены, чтобы насильственно быть отброшенными назад из Дхиан-Коганов в круговорот новой первичной эволюции через низшие царства…».

Затем лишь намек дается о тайне, заключенной в аллегории о падших Асурах, которая будет расширена и объяснена во втором томе. Когда Карма настигнет их у ступени человеческой эволюции:

«Они должны будут испить ее до последней капли из горькой чаши возмездия. Затем они становятся действенной силой и соединяются с элементалами, продвинутыми сущностями чистого животного царства, чтобы постепенно развить полный тип человечества».

Эти Дхиан-Коганы, как мы видим, не проходят через три царства, как это делают низшие Питри; также они не воплощаются в человека до Третьей Коренной Расы. Следовательно, согласно учению:

Круг 1. Человек в Первом Круге и в Первой Расе на Сфере D, нашей Земле, был эфирным существом (Лунный Дхиани, как человек) неразумным, но сверхдуховным; и соответственно, по закону аналогии, он был таким и в Первой Расе Четвертого Круга. В каждой из последующих рас и суб-рас… он развивается в более и более уплотненное или воплощенное существо, но все еще с преобладанием эфирности… Он не имеет пола и, подобно животным и растениям, он развивает чудовищные тела, соответствующие грубости окружающих его условий.

«Круг 2. Он (человек) все еще гигант и эфирен, но становится устойчивым и более уплотненным телом; более физическим человеком, но, все же, менее разумным, нежели духовным (1), ибо ум более медленная, и более трудная эволюция, нежели физическая форма…

«Круг 3. Он имеет, теперь, совершенно конкретное или плотное тело, вначале это форма гигантской обезьяны и теперь он более разумен или, вернее, хитер, чем духовен. Ибо по нисходящей дуге он достиг теперь точки, где его первоначальная духовность затемнена и осеяна нарождающейся рассудочностью (2). В последней половине Третьего Круга его гигантское сложение уменьшается и тело улучшается в своих тканях и он становится более разумным существом, хотя все еще больше обезьяна, нежели Дэва… (Все это почти точно повторено в Третьей Коренной Расе Четвертого Круга.).

«Круг 4. Рассудок достигает огромного развития в этом Круге. (До сих пор) немые расы приобретают нашу (настоящую) человеческую речь на этом Земном шаре, на котором, начиная с Четвертой Расы, язык совершенствуется и знание увеличивается. У этой срединной точки Четвертого Круга (как и в Четвертой или Коренной Расе Атлантов) человечество проходит точку оси малого манвантарного цикла… мир насыщен результатами рассудочной деятельности и уменьшением духовности…».

Это взято из подлинного письма и то, что следует является позднейшими замечаниями и добавочными объяснениями, написанными тою же рукою, в виде подстрочных примечаний.

1) …Первоначальное письмо заключало общее учение – взгляд, брошенный, как бы с птичьего полета – и не вдавалось в подробности… Говорить о «физическом человеке», в то же время ограничивая и относя это утверждение к ранним Кругам, означало бы возвращение к чудоподобным и внезапным «одеждам из кожи»… Первая «Природа», первое «тело», первый «ум» на первом плане познавания, на первой Сфере, в первом Круге, вот что подразумевалось. Ибо Карма и эволюция.

……… сосредоточили в образе нашем, различных Природ[298].

Крайности странные, чудесно их сочетав ………

2) Восстановите (в памяти): Теперь он достиг точки (по аналогии, как и в Третьей Коренной Расе Четвертого Круга), где его (ангела-человека) духовность затемняется и осеяна нарождающейся человеческой рассудочностью, и вы имеете истинное объяснение перед собою на ногте вашего большого пальца…».

Таковы слова Учителя: текст, слова и фразы в скобках и объяснительные примечания. Само собою разумеется, что должна быть огромная разница в таких терминах, как «объективность» и «субъективность», «материальность» и «духовность», когда те же термины применяются к различным планам бытия и познавания. Все должно быть взято в относительном смысле. И потому не следует удивляться, что предоставленный своим умозаключениям автор, хотя и очень устремленный к познанию, но будучи еще совершенно не опытным в этих отвлеченных учениях, впал в заблуждение. Также различие между Расами и Кругами не было достаточно установлено в полученных письмах, так как ничего подобного никогда раньше не требовалось, ибо самый заурядный восточный ученик тотчас нашел бы разницу. Кроме того, приводим следующие строки из письма Махатмы:

«Учение выдавалось под протестом… оно было, так сказать, контрабандным товаром… и когда я остался лицом к лицу с одним лишь корреспондентом, другой, г-н… настолько спутал все карты, что оставалось мало, что сказать не преступая закон».

Теософы, «которых это может касаться», поймут, что здесь подразумевается. Как следствие всего этого ясно, что никогда ничего не было сказано в письмах, чтобы утвердить убеждение, что Оккультная Доктрина когда-либо учила и что кто-то из Адептов допускал, исключая как метафору, нелепую современную теорию о происхождении человека от общего с обезьяною предка, – от антропоида настоящего животного вида. По сей день мир более наполнен обезьяно-подобными людьми, нежели леса населены человекоподобными обезьянами. Обезьяна священна в Индии, потому что ее происхождение хорошо известно Посвященным, хотя оно и скрыто под густым покровом аллегории. Хануман есть сын Павана (Вайю, бога Ветра) и Анжаны, жены чудовища по имени Кесари, хотя генеалогия его варьируется.

Читатель, имеющий это в виду, найдет во втором томе passim полное объяснение этой остроумной аллегории. «Люди» Третьей Расы (которые разъединились) были «Богами», в силу своей духовности и чистоты, хотя и не обладали еще рассудком, как люди.

«Люди» Третьей Расы, предки Атлантов, были, именно, такими же обезьяно-подобными гигантами, не обладавшими рассудком, как и те существа, которые в течение Третьего Круга представляли человечество. Будучи морально безответственными, эти «люди» Третьей Расы, через беспорядочные совокупления с животными породами на более низкой ступени, чем они сами, создали то недостающее звено, которое века позднее (лишь в Третичном Периоде) стало отдаленным предком настоящей обезьяны, которую мы находим в семействе человекообразных обезьян.

И если будет найдено, что это противоречит утверждению, что животное появилось позднее человека, то мы просим читателя иметь в виду, что подразумеваются лишь утробные млекопитающиеся. В те дни существовали такие животные, которые никогда даже не снились зоологам наших дней; и способы размножения не были тождественны с теми представлениями, которые имеются у физиологов по этому предмету. Не совсем удобно касаться подобных вопросов в печати, но здесь нет никаких противоречий или невозможностей.

Таким образом, ранние Учения, как бы ни были они неудовлетворительны, неясны и отрывочны, никогда не утверждали эволюцию человека от «обезьяны». Также автор «Эзотерического Буддизма» нигде не утверждает это в определенных выражениях в своем труде; но благодаря своей склонности к современной науке, он употребляет язык, который может оправдывать подобное толкование. Человек, предшествовавший Четвертой Расе, Расе Атлантов, как бы близко не походил он физически на гигантскую обезьяну – подделку человека, неимеющую в себе жизни человека – все же, был мыслящим и уже говорящим человеком. Лемуро-Атланты были высоко-цивилизованной Расой и если принять традиции, которые являются более точной историей, нежели спекулятивный вымысел, идущий сейчас под этим названием, раса эта была выше нас, со всеми нашими науками и деградированной цивилизацией наших дней; во всяком случае, таким был Лемуро-Атлант при заключении Третьей Расы.

Теперь мы можем вернуться к Станцам.

Станца VI – Продолжение.

5. У порога четвертой[299] (а) сынам указано создать свои подобия. одна треть отказывается. две[300] повинуются.

Проклятие произнесено (b): они будут рождены в четвертой[301], страдать и причинять страдания. первая война зародилась (с).

Полный смысл этого Стиха может быть вполне понят лишь по прочтении добавочных и подробных объяснений в Антропогенезисе и его Комментариях во втором томе. Между этим Стихом и Стихом 4 проходят долгие века; и теперь можно уже видеть мерцание зари и восход нового эона. Драма, развертывающаяся на нашей планете, находится у начала ее четвертого акта; но для более ясного понимания всего разыгрывающегося, читатель должен будет обернуться назад, прежде чем он сможет устремиться вперед. Ибо этот Стих принадлежит к общей Космогонии, данной в архаических томах, тогда как том второй даст подробное изложение «творения» или вернее формирования первых человеческих существ, за которыми последовало второе человечество и затем третье или, как они называются, Первая, Вторая и Третья Коренные Расы. Как твердая Земля была вначале шаром жидкого огня из огненной пыли и своим собственным протоплазмическим призраком, подобный же процесс прошел и человек.

а) Под определением «Четвертого» подразумевается Четвертый Круг лишь на основании авторитета Комментариев. Оно одинаково может означать Четвертую Вечность, как и Четвертый Круг или даже нашу Четвертую Сферу. Ибо, как повторно будет показано, последняя есть четвертая сфера на четвертом или низшем плане материальной жизни. Таким образом, мы находимся в Четвертом Кругу, у срединной точки которого должно было произойти совершенное уравновешивание между Духом и Материей.

Как мы увидим, именно, у этого периода – времени высшей точки цивилизации и знания, также развития человеческого разума Четвертой Расы, Расы Атлантов – человечество, в силу конечного кризиса физиологически-духовного уравновешивания Рас, разделилось на две диаметрально противоположные тропы: тропу Правую и тропу Левую на пути к знанию или Видья. По словам Комментариев:

«Так были посеяны в те дни зерна Белой и Черной Магии. Семена эти лежали некоторое время скрытыми (в латентном состоянии), чтобы пустить ростки лишь в ранний период Пятой (нашей Расы).

Комментарии, объясняющие этот Стих, говорят:

Пресвятые Юноши (Боги) отказались размножаться и создавать виды по своему подобию, отвечающие их роду. «Эти Формы (Рупа) не достойны нас. Они должны развиться». Они отказываются войти в Чайа (тени или облики) низших. Так эгоистическое чувство преобладало с самого начала даже среди Богов и взор Кармических Липика обратился на них.

И они должны были пострадать за это в позднейших рождениях. Как наказание настигло Богов, будет изложено во втором томе.

Традиция, что до физиологического «Падения» размножение вида, как человеческого, так и животного, творилось посредством Воли Создателей или их потомства, является универсальною. Это было падение Духа в зарождение, но не падение смертного Человека. Уже было сказано, что для того, чтобы стать само-сознающим, Дух должен пройти через каждый цикл бытия, кульминируя в высшей точке на Земле, в Человеке. Дух per se есть бессознательная, отрицательная абстракция. Чистота его присуща ему, а не приобретена заслугами; следовательно, как уже показано, чтобы стать высочайшим Дхиан-Коганом, необходимо для каждого Эго достичь полного само-осознания, как человеческого существа, т. е., сознательного существа, синтезированного для нас в человеке. Еврейские каббалисты, утверждающие, что ни один Дух не может принадлежать к божественной Иерархии, если Руах (Дух) не сочетался с Нэфеш (Живой Душой), повторяют лишь восточное Эзотерическое Учение:

«Дхиани должен быть Атма-Буддхи; с момента отделения Буддхи-Манас от бессмертного Атма, проводником которого является Буддхи, Атман переходит в Не-Бытие, что есть Абсолютное Бытие.».

Это означает, что чисто Нирваническое состояние является возвращением Духа к идеальной абстракции Бытийности, неимею щей отношения к плану, на котором наша Вселенная завершает свой цикл.

b) «Проклятие произнесено», в данном случае, не означает, что какое-то Личное Существо, Бог или Высший Дух, произнесло его, но просто, что причина, которая могла создать лишь дурные следствия, была порождена; и что следствия этой кармической причины могли привести Существа, восставшие против законов Природы и тем помешавшие ее законному прогрессу, лишь к тяжким воплощениям, следовательно к страданию.

с) «Было много Войн», все они относятся к борьбе, к приспособлению, духовному, космическому и астрономическому, но, главным образом, к тайне эволюции человека, каким он является сейчас. Силы или чистые Сущности, которым было «велено творить», относятся к тайне, объясненной, как уже сказано, в другом месте. Это не только одна из самых скрытых тайн Природы – тайна зарождения, над решением которой эмбриологи тщетно ломали свои головы – но также божественная функция, которая породила великую религиозную или, скорее, догматическую тайну, так называемое «Падение Ангелов». Когда смысл аллегории объяснен, ясно, что Сатана и его восставшее воинство отказались создать физического человека, лишь чтобы стать непосредственными спасителями и создателями божественного Человека.

Символическое Учение является более, нежели мистическим и религиозным, оно чисто научно, как это будет очевидно в дальнейшем. Ибо вместо того, чтобы оставаться просто слепым, орудующим посредником, устремленным и руководимым Неисповедимым Законом, «восставший» Ангел предъявил и утвердил свое право независимого суждения и воли, свое право свободного действия и ответственности, ибо Человек и Ангел одинаково подлежат Кармическому Закону.

Поясняя соображения каббалистов, автор «New Aspects of Life» говорит о Падших Ангелах следующее:

«Согласно символическому Учению Дух из простого посредника Бога стал в своем развившемся и развивающемся действии самовольным и, заменив Божественное Желание своею волею, он пал. Потому царство духов и духовного действия, царство, явившееся результатом духовного своеволия, находится вне и противополагается и противодействует царству душ и божественному воздействию».[302].

Пока что, все ладно, но что предполагает автор, говоря:

«Когда человек был сотворен, он был человеком в строении своем, с человеческими привязанностями, человеческими надеждами и устремлениями. Из этого состояния он пал – в состояние животное и дикаря».

Это диаметрально противоположно нашим Восточным Учениям и даже каббалистическим понятиям, насколько мы это понимаем, и даже самой Библии. Это походит на Корпореализм и Субстанциализм, окрашивающие Позитивную Философию, хотя довольно трудно понять, что хотел сказать автор. Тем не менее, падение «из естественного в сверхъестественное и в животное» – сверхъестественное, означающее, в данном случае, чисто духовное – подразумевает, именно, то, что мы утверждаем.

Новый Завет говорит об одной из этих «Войн» в следующих словах:

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы Его воевали против Дракона, и Дракон и ангелы его воевали против них; но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий Дракон, древний змий, называемый Диаволом и Сатаною, обольщающий всю Вселенную, низвержен на Землю, и ангелы его низвержены с ним».[303].

Каббалистическое изложение той же легенды дается в «Codex Nazaraeus», в священном Писании назареян, истинных мистиков, христиан Иоанна Крестителя и посвященных во Христе. Бахак Зиво, «Отец Гениев» получает веление создать существа – «творить». Но так как он «не ведает Оркуса», он не может исполнить это и призывает на помощь Фетахила, еще более чистого духа, который оказался еще менее успешным. Это есть повторение неудачи «Отцов», Владык Света, которые были один за другим неуспешны.[304].

Теперь мы приведем несколько извлечений из наших ранних трудов:[305].

«Тогда на сцене творения появляется Дух[306] (так называемый Дух Земли или Душа, Психея, которую Св. Иаков называет «дьявольской»), низшая часть Anima Mundi или Астральный Свет. (См. заключение этого Стиха.) У назареян и гностиков этот Дух был женского начала. Итак, Дух Земли, видя, что у Фетахила[307], новейшего человека (самого последнего) блистание «изменилось» и вместо блистания существовали «убыль и ущерб», пробуждает Карабтаноса[308], «который был ярым и лишенным рассудка и суждения», и говорит ему: «Встань, узри, Великолепие (Свет) Новейшего Человека (Фетахил) не удалось ему (произвести или создать людей), уменьшение этого блистания очевидно. Встань, следуй за Матерью твоей (Spiritus), и освободи себя из заключающих тебя пределов также и из тех, которые обширнее всего мира». После этого следует сочетание ярой и слепой материи, руководимой внушениями Духа (не Божественным Дыханием, но Астральным Духом, который, вследствие своей двоякой сущности, уже заражен материею); и предложение Матери, будучи принято, Spiritus зарождает «Семь Образов» и Семь Планет, которые представляют также семь главных грехов, порождение Астральной Души, разлученной с ее божественным источником (Духом), и материи, слепого демона похоти. Видя это, Фетахил протягивает свою руку над бездною материи и говорит: «Пусть существует Земля так же, как существовала обитель Сил». И опустив руку свою в хаос, он сжимает его и создает нашу планету.

Далее «Кодекс» излагает, как Бахак Зиво был разъединен со Spiritus'ом и Гении или Ангелы отделены от Восставших[309]. Тогда (величайший) Мано[310] обитающий с величайшим Ферхо, призывает Кебар Зиво (известного также под именем Nebat Iavar bar Iufin Ifafin), Руль и Виноградная Лоза Пищи Жизни[311] – и он, будучи третьей Жизнью и сострадая восставшим и глупым Гениям, ввиду их огромного честолюбия, говорит: Владыка Гениев[312] (Эонов) воззри, что делают Гении (восставшие Ангелы) и о чем они совещаются[313]. Они говорят: «Вызовем мир и „Силы“ к жизни. Гении суть Владыки (Principes), Сыны Света, но Ты Посланник Жизни».

И чтобы противодействовать влиянию семи «дурно расположенных» принципов, порождению Spiritus'а Кебар Зиво (или Кабар Зио), Могущественный Владыка Света производит семь других жизней (главные добродетели), которые «сверху»[314] сияют в своих формах и свете, и тем восстанавливают равновесие между добром и злом, светом и тьмою.

Здесь мы находим повторение ранних аллегорических двойственных систем, подобно системе Зороастра, и усматриваем зародыш догматических и дуалистичных религий будущего, зародыш, выросший в такое роскошное древо в церковном христианстве. Это уже первое начертание двух «Высочайших» – Бога и Сатаны. Но в Станцах подобного представления не существует.

Большинство западных христианских каббалистов – в особенности Элифас Леви – в своем желании примирить Оккультные Науки с догмами церкви, употребили все усилия, чтобы сделать из «Астрального Света» преимущественно и только Плерому отцов ранней церкви, обитель Воинства Падших Ангелов, Архонов и Сил. Но Астральный Свет, хотя и будучи лишь низшим аспектом Абсолюта, все же двойственен. Это и есть Anima Mundi и никогда не должен быть рассматриваем в другом свете, исключая каббалистических целей. Различие, существующее между его «Светом» и его «Живым Огнем», должно всегда приниматься во внимание ясновидящим и психически развитым человеком.

Высший аспект этого «Света», без которого лишь создания материи могут быть порождены, и есть этот Живой Огонь и его Седьмой Принцип. В «Разоблаченной Изиде» дается полное описание его:

«Астральный Свет или Anima Mundi двойственен и двупол (двуначален). (Идеальное) Мужское Начало является чисто божественным и духовным, это есть Мудрость, это Дух или Пуруша; тогда как часть Женского Начала (Spiritus назареян) в одном смысле заражена материей, и в действительности есть материя, и потому является уже злом. Это есть жизненный принцип каждой живущей твари и который снабжает астральною душою, флюидическим perisprit, человека, животных, птиц и все живущее. Животные имеют лишь латентный зародыш высочайшей бессмертной Души. Эта последняя разовьется лишь после ряда бесчисленных эволюций; Доктрина этих эволюций заключается в каббалистической аксиоме: «камень становится растением; растение животным; животное человеком; человек духом; и дух богом».[315].

Семь принципов восточных посвященных не были объяснены, когда писалась «Разоблаченная Изида», но даны были лишь три каббалистических аспекта полуэкзотерической Каббалы[316]. Но эти данные содержат описание мистической природы первой Группы Дхиан-Коганов в regimen Ignis, области и «закона (или управления) огня», группы, разделенной на три класса, синтези рованных первым, что составляет четыре или «Тетрактис» (квадрат). Если внимательно изучать комментарии, можно найти ту же прогрессию в ангельских естествах, т. е., от пассивных вниз до активных; последние среди этих Существ настолько же близки к элементу Ахамкара – области или плану, где Эготизм или чувство Самости начинает определяться – насколько Первые близки к недифференцированной Сущности. Первые – Арупа, бесплотные; последние – Рупа, имеющие плоть.

Философские системы гностиков и первых еврейских христиан, назареян и эбионитов, вполне обсуждены во втором томе того же труда[317]. В них встречаются воззрения на Иегову тех, которые придерживались в те времена вне круга евреев, последователей Моисея. Иегова был отождествлен всеми гностиками скорее со Злом, нежели с принципом Добра. Для них он был Ильда-Баоф, «Сыном Тьмы», чья Матерь София Ашамот была дочерью Софии, Божественной Мудрости – Святого Духа, Женского Начала ранних христиан – Акаши; София Ашамот олицетворяла низший Астральный Свет или Эфир. Астральный Свет относится к Акаше и Anima Mundi так же, как Сатана к Божеству. Они едины, но видимы в двух аспектах, духовном и психическом – сверхэфирный или связующее звено между материей и чистым духом – и физическим[318]. Ильда-Баоф – составное имя, составленное из Ильда דלי, ребенок и Баоф; последний от עוהנ, яйца и תוהנ, хаоса, пустоты или опустошение; или Ребенок, рожденный в яйце Хаоса, подобно Браме – или Иегове, есть просто один из Элохимов или Семи Творящих Духов и один из низших Сефиротов. Ильда-Баоф производит из себя семь других Богов, «Звездных Духов» или Лунных Предков[319], ибо они все тождественны[320]. Все они по Образу Его «Духи Лика» и отражения один другого, которые становятся темнее и более материальными, по мере последовательного удаления от своего родоначальника. Они также обитают семь областей, расположенных на подобие лестницы, ибо ступени ее подымаются и опускаются по скале Духа и Материи[321]. У язычников и христиан, у индусов и халдеев, у греков, так же как и у римско-католиков – тексты слегка разнятся в своих толкованиях – все они были Гениями семи планет и семи планетных сфер нашей семеричной Цепи, в которой наша Земля является низшей. Это ставит «Звездных» и «Лунных» Духов в связь с высшими планетными Ангелами и с Саптарши, индусскими Семью Риши Звезд – как подчиненных Ангелов и Вестников этих Риши, как их эманации по нисходящей скале. Таковы были, по мнению философов-гностиков, Бог и Архангелы, почитаемые теперь христианами! «Падшие Ангелы» и легенда о «Войне в Небе», таким образом, чисто языческого происхождения и пришли из Индии путем Персии и Халдеи. Единственное упоминание о них в христианском каноне встречается в Откровении XII, как это приведено на предыдущих страницах.

Так «Сатана», когда его перестают рассматривать в суеверном, догматическом и, лишенном истинной философии, духе церквей, вырастает в величественный образ того, кто создает из земного – божественного Человека; кто дает ему, на протяжении долгого цикла Махакальпы, закон Духа Жизни и освобождает его от Греха Неведения, следовательно от Смерти.

6. Старшие колеса вращались сверху вниз и снизу вверх… (а) …Зародыши матери наполняли все сущее[322]. Битвы возникли между созидателями и разрушителями, и битвы велись за пространство; семя рождалось и вновь появлялось, беспрестанно, (b).[323].

(а) Закончив на некоторое время с нашими побочными объяснениями, которые, хотя и нарушают течение изложения, все же необходимы для освещения всей схемы – мы должны вернуться еще раз к Космогонии. Фраза «Старшие Колеса» относится к мирам или глобусам нашей Цепи, какими они были на протя жении предыдущих Кругов. Настоящая Станца, когда она объяснена эзотерически, может быть найдена целиком в содержании каббалистических трудов. Здесь будет найдена история эволюции тех бесчисленных Небесных тел, которые развиваются после периодичной Пралайи, будучи перестроены из старого материала в новые формы. Предыдущие Сферы-миры разлагаются и вновь появляются преображенными и усовершенствованными для новой фазы жизни. В Каббале миры сравниваются с искрами, вылетающими из под молота великого Зодчего – Закона, Закона, который правит всеми меньшими Творцами.

Следующая сравнительная диаграмма показывает тождественность двух систем, каббалистической и Восточной. Три верхние плана есть три высшие плана сознания, выдаваемые и объясняемые в обеих названных школах только Посвященным. Низшие изображают четыре низших плана – самый низший является нашим планом или видимой Вселенной.

Диаграмма III.

Тайная доктрина.

Мир Духа[324], Мир Прообразов[325], Мир Физический или Материальный[326].

Эти семь планов соответствуют семи состояниям сознания человека. От него самого зависит согласовать три высшие состояния в нем самом с тремя высшими планами в Космосе. Но прежде чем приступить к этому согласованию, он должен пробудить три «основания» к жизни и деятельности. Но как мало людей могут подойти даже только к поверхностному пониманию Атма-Видья (Духоразумение) или к тому, что Суфи называют Рохани (Ruhānī).[327].

b) «Семя выявляется и вновь появляется беспрестанно». Здесь «Семя» означает «Мировой Зародыш», рассматриваемый наукою, как материальные частицы в сильно разряженном состоянии, но в Оккультной Физике, как «Духовные частицы», т. е., как сверхчувственная материя, существующая в состоянии первичной дифференциации. Чтобы видеть и оценить различие – ту огромную бездну, разделяющую земную материю от тончайших градаций сверхчувственной материи – каждый астроном, каждый химик и физик должен, по меньшей мере, быть психометриком; он должен быть в состоянии сам ощущать эту разницу, в которую он сейчас отказывается верить. Г-жа Е. Дэнтон, одна из наиболее образованных и, в то же время, одна из наиболее материалистических и скептических женщин современности – супруга проф. Дэнтона, известного американского геолога и автора труда «Душа Вещей» – была, несмотря на ее скептицизм, одним из наиболее замечательных психометриков. Вот что она описывает при одном из ее опытов. Частица метеорита в конверте была положена на ее лоб и она, не зная содержание конверта, произнесла:

«Какая разница между тем, что мы признаем материей здесь, и тем, что кажется материей там! Здесь, элементы так грубы и так угловаты, что я удивляюсь, что мы вообще можем выносить их; более того, что мы можем желать продолжать наши теперешние отношения к ним. Там же все элементы так утончены и так далеки от грубых угловатостей, характеризующих наши элементы, что я должна рассматривать именно те элементы, как представляющие условия истинного существования».[328].

В Теогонии каждое Семя являет эфирный организм, из которого развивается в дальнейшем небесное Существо, Бог.

«В «Начале» то, что в мистической фразеологии называется «Космическим Желанием», эволюционирует в Абсолютный Свет. Но Свет без тени был бы абсолютным светом; другими словами, абсолютной тьмою, как это пытается доказать физическая наука. Эта «Тень» появляется под видом первоначальной материи или аллегорически – если вы хотите – в образе Духа Творящего Огня или Теплоты. Если, отбросив поэтическую форму и аллегорию, наука предпочтет увидеть в этом первоначальную «Огненную туманность», она будет лишь приветствована. Так или иначе, будет ли это Фохат или знаменитая Сила науки, безымянная и такая же трудная для определения, как и сам наш Фохат, это Нечто «заставило Вселенную двигаться во вращательном движении», как это сказал Платон, или как выражает это Оккультное Учение:

«Центральное Солнце побуждает Фохат собирать первичную пыль в формы шаров, чтобы заставить их двигаться по сходящимся линиям и, наконец приблизиться к друг другу и воссоединиться… Будучи разбросанными в Пространстве без порядка и системы, Зародыши Миров подвергаются частому столкновению до их конечного соединения, после которого они становятся Скитальцами (Кометами). Тогда начинаются битвы и борьба. Старшие (тела) притягивают младших, тогда как другие отталкивают их. Многие погибают, поглощенные своими сильнейшими товарищами. Те, которые ускользают, становятся мирами»..[329].

Если эти строки будут со вниманием проанализированы и продуманы, изложенное будет признано таким же научным, как и то, что наука может сказать даже в наше самое последнее время.

Нас уверяют, что существуют несколько современных трудов фантастического описания подобной борьбы за жизнь в звездном пространстве, особенно на немецком языке. Мы рады услышать это, ибо наше Учение есть Учение Оккультное, теряющееся во тьме архаических веков. Мы вполне обсудили это в «Разо блаченной Изиде»[330], и идея эволюции, аналогичной, если и не тождественной эволюции Дарвина, идея борьбы за существование и первенство и «переживание сильнейшего» среди Множеств вверху, как и среди Множеств внизу, проходит красною нитью через оба тома нашего раннего труда, написанного в 1876 году. Но идея эта не наша, она принадлежит глубокой древности. Даже писатели Пуран остроумно переплели аллегорию с космическими фактами и человеческими событиями. И изучающий символику может различить их астро-космические намеки, даже если он не способен ухватить полный смысл. «Великие Войны в Небе» в Пуранах; «Войны Титанов» у Гезиода и других классических писателей; также «борьба» между Озирисом и Тифоном в египетских мифах; и даже битвы в скандинавских легендах, все они относятся к той же теме. Северная мифология упоминает об этом, как о битве Пламен, сыновей Муспел, сражавшихся на поле Вигред. Все они относятся к Небесам и Земле и имеют двоякий и часто даже троякий смысл, и эзотерическое применение к тому, что вверху, так и к тому, что внизу. В частности они относятся к астрономическим, теогоническим и человеческим битвам; к приспособлению небесных тел и первенству среди наций и племен. «Борьба за существование» и «переживание сильнейшего» верховно царствовали с момента проявления Космоса в бытие и, конечно, эти факты не могли ускользнуть из под наблюдательного глаза древних Мудрецов. Отсюда непрестанные битвы Индры, Бога Небесной Тверди с Асурами – разжалованными из высших космических Богов в космических Демонов – и с Вритра или Ахи; битвы между звездами и созвездиями, между лунами и планетами – позднее воплощенными в царей и смертных. Отсюда же Война в Небе Михаила и его Воинства против Дракона – Юпитера и Люцифера-Венеры – когда треть звезд восставшего Воинства была низвергнута в Пространство и «не нашлось уже для них места на небе». Как мы уже давно писали:

«Это есть основной и краеугольный камень тайных циклов. Оно доказывает, что брамины и танаимы…… рассуждали о творении и развитии мира совершенно по-Дарвиновскому методу, опередив его и школу, что касается до естественного подбора, постепенного развития и трансформации видов».[331].

Существовали старые миры, которые погибли, побежденные новыми и т. д., и т. д. Утверждение, что все миры (звезды, планеты и т. д.) – как только ядро первоначальной субстанции, в состоянии Лайа (недифференцированное), оживляется освобожденными принципами только что угасшего небесного тела – становятся сначала кометами и затем солнцами, чтоб охладиться до степени обитаемых миров, является учением таким же старым, как и сами Риши.

Итак, Сокровенные Книги, как мы видим, определенно учили астрономии, которая не была бы отвергнута даже современной научной спекуляцией, если бы только последняя могла вполне понять их учения.

Ибо архаическая астрономия и древние физические и математические науки высказывали воззрения, тождественные современной науке, и многие из них были гораздо большего значения. «Борьба за существование» и «переживание сильнейшего» в мирах высших, так же как и на нашей планете, эти принципы были определенно установлены. Это учение, хотя и не может быть вполне отрицаемо наукою, тем не менее, весьма вероятно, будет отвергнуто ею во всей своей цельности, ибо оно утверждает, что существуют лишь семь само-рожденных, первоначальных «Богов», исшедших из Троичного, Единого. Иначе говоря, это означает, что все миры или небесные тела – всегда на основании точной аналогии – образуются один из другого после того, как первоначальное проявление при начале Великого Века закончилось.

Рождение небесных тел в пространстве сравнивается со множеством странников, присутствующих на Празднестве Огней. Семь аскетов появляются на пороге Храма с семью зажженными палочками курений. От их света первый ряд странников зажигает свои палочки курений. После чего каждый аскет начинает вращать свою палочку вокруг своей головы в пространстве и снабжает остальных огнем. Подобное же происходит и с небесными телами. Лайа-Центр зажжен и пробужден к жизни огнями другого «странника»; после чего новый «центр» устремляется в пространство и становится кометою. И лишь после потери своей скорости и, следовательно, своего огненного хвоста, Огненный Дракон оседает для спокойной и организованной жизни, как уважаемый гражданин звездной семьи. Потому сказано:

«Рожденное в неизмеримых глубинах Пространства из однородного Элемента, называемого Мировой-Душою, каждое ядро космической материи, внезапно проявленное к бытию, начинает жизнь при самых враждебных обстоятельствах. На протяжении ряда бесчисленных веков оно должно завоевать себе место в Беспредельности. Оно вращается между более плотными и уже неподвижными телами, двигаясь прыжками, и устремляется к точке или центру, который привлекает его; и подобно кораблю, вовлеченному в пролив, усеянный рифами и подводными скалами, старается избежать другие тела, в свою очередь, притягивающие и отталкивающие его. Многие погибают, их масса разлагается в более сильных массах и когда они рождаются внутри планетной системы, они погибают, главным образом, внутри ненасытных желудков различных Солнц. Те, кто двигаются медленнее и устремлены в эллипсическом ходе, рано или поздно, осуждены к уничтожению. Другие, двигающиеся параболическими дугами, обычно избегают гибели в силу своей скорости».

Некоторые читатели, склонные к критике, может быть, возразят, что это учение, устанавливающее кометную стадию, проходимую всеми небесными телами, находится в противоречии с только что упомянутыми утверждениями, что Луна является матерью Земли. Они, может быть, вообразят, что необходима интуиция, чтобы согласовать эти данные. Но, в действительности, никакой интуиции не требуется. Что знает наука о кометах, их зарождении, развитии и конечном завершении? Ничего, абсолютно ничего! И что же невозможного в том, что Лайа-Центр, – сгусток космической протоплазмы, однородной и латентной – будучи внезапно оживлен или воспламенен, устремится из своего ложа в пространство и начнет вращаться в глубинах бездны, чтоб укрепить свой однородный организм посредством накопления и добавления дифференцированных элементов? И почему бы такой комете не осесть для жизни и не стать обитаемой сферой? «Обители Фохата многочисленны» – так сказано. «Он устанавливает своих Четырех Огненных (электро-позитивных) Сыновей в Четырех Кругах»; эти Круги суть экватор, эклиптика и две параллели склонения или тропики, где помещаются Четыре Мистических Существа для управления их климатами. И далее: «Семь других (Сыновей) назначаются управлять семью жаркими и семью холодными Лока'ми (Ад-ортодоксальных браминов) на двух концах Яйца Материи (наша Земля и ее полюсы)». Семь Лока в другом месте названы также «Кольцами» и «Кругами». Древние насчитывали семь полярных кругов вместо двух, как это делают европейцы; ибо Гора Меру, которая есть Северный Полюс, имеет, как говорят, семь золотых и семь серебряных ступеней, ведущих к ней.

Странные утверждения в одной из Станц, что «Песни Фохата и его Сыновей были также БЛИСТАЮЩИ, как соединенное сияние полуденного Солнца и Луны, и что Четыре Сына в срединном Четверичном Круге «ВИДЕЛИ Песни своего Отца и СЛЫШАЛИ его солнце-лунное Сияние», объяснены в Комментариях в следующих словах: «Колебание Фохатических Сил у двух холодных концов (Северного и Южного полюса) Земли, выявляющее ночью многоцветное сияние, заключает в себе несколько свойств Акаши (Эфира), Цвет так же как и Звук».

«Звук есть свойство Акаши (Эфира); он порождает Воздух, свойство которого есть Осязание; которое (через трение) производит Цвет и Свет».[332].

Может быть, вышесказанное будет принято, как архаическая бессмыслица, но оно станет понятнее, если читатель вспомнит Северное и Южное Полярное Сияние, происходящее в самых центрах земных электрических и магнетических сил. Оба Полюса являются складами, восприемниками и освободителями одновременно Космической и земной Жизненной Силы (Электричества), от избытка которой Земля, без наличия этих двух естественных спасительных клапанов, давно была бы разорвана на части. В то же время, существует теория, ставшая с некоторых пор аксиомою, что феномен полярных сияний сопровождается и производит сильные звуки на подобие свиста, шипения и потрескивания. Смотрите труды проф. Гумбольдта о Северном Сиянии и его переписку по поводу этого спорного вопроса.

7. Разочти, о Лану, если хочешь познать точный век твоего малого колеса[333]. Его четвертая спица – наша матерь[334](а). достигни четвертого плода четвертой тропы знания, ведущего к нирване и познаешь, ибо ты узришь (b)…

а) «Малое Колесо» есть наша Цепь Сфер и «Четвертая Спица» наша Земля, четвертая в Цепи. Она одна из тех, на которую «жаркое (позитивное) дыхание Солнца» воздействует непосредственно.

Семь основных превращений Глобусов или небесных Сфер или, вернее, составляющих их частиц материи, описаны следующим образом: 1) однородное; 2) воздухообразное и сияющее – газообразное; 3) подобное сгусткам (туманности); 4) атомичное, эфирное – начало движения, следовательно, дифференциации; 5) зародышевое, огненное – дифференцированное, но еще составленное лишь из зерен элементов в их ранних состояниях, и имеющих семь состояний, когда они вполне развиты на нашей Земле; 6) четверичное, парообразное – будущая Земля; 7) состояние охлаждения – и зависящее от Солнца для жизни и Света.

Вычислить его (нашего колеса) век, как это предлагается ученику в Станце, является, однако, трудным, ибо нам не даны цифры Великой Кальпы и не разрешено опубликование цифр наших малых Юг, исключая их приблизительной продолжительности. «Старшие Колеса вращались на протяжении одной Вечности и одной половины Вечности», Сказано так. Мы знаем, что под «Вечностью» подразумевается седьмая часть 311, 040, 000, 000,000 лет или же один Век Брамы. Но что же из этого? Мы также знаем, что если мы возьмем за основание вышеозначенные цифры, то, прежде всего, мы должны будем вычеркнуть из 100 Лет Брамы или 311, 040, 000, 000,000 лет два Года, ушедших на Сандхья (Сумерки), что составит 98, так как мы должны подвести эту цифру к мистической комбинации 14Х7. Но мы не знаем, когда, именно, началась эволюция и формирование нашей маленькой Земли. Потому невозможно вычислить ее век, если не будет дано время ее зарождения, но пока что Учителя отказываются выдать это. Тем не менее, при заключении этого тома и во втором томе будут даны несколько хронологических намеков. Кроме того, мы должны помнить, что закон аналогии распространяется на миры, так же, как и на человека; и как «Единый (Божество) становится Двумя (Дэва или Ангел) и Двое становятся Тремя (или человеком)» и т. д., так, нас учат, что и сгустки (Мировое Вещество) становятся странниками (Кометами); эти последние становятся звездами; и звезды (центры вращения) нашим солнцем и планетами – короче говоря. Это не может быть так уж не научно, если Декарт тоже предполагал, что «планеты вращаются на своей оси, потому что они были однажды светоносными звездами, центрами спирального вращения».

b) Существуют четыре степени Посвящения, упомянутые в экзотерических трудах и соответственно известные в Санскрите, как Сротапанна, Сакридагамин, Анагамин и Архат; Четыре Тропы к Нирване в этом нашем Четвертом Круге носят те же наименования. Архат, хотя он может видеть Прошлое, Настоящее и Будущее, не есть еще высший Посвященный; ибо сам Адепт, посвященный кандидат, становится Челою (учеником) Высшего Посвященного. Еще три высшие степени должны быть достигнуты Архатом, если он хочет достичь вершины лестницы Архатства. Есть такие, кто достигли этого даже в этой нашей Пятой Расе, но способности, необходимые для достижения этих высших степеней, будут вполне развиты в среднем устремленном подвижнике лишь в конце этой Коренной Расы и, особенно, в Шестой и Седьмой. Так всегда будут существовать посвященные и профаны до конца этой малой Манвантары, настоящего Цикла Жизни. Архаты «Огненного Тумана», Седьмой Ступени отделены лишь одною ступенью от «Корня-Основы» своей Иерархии, высочайшей на Земле и в нашей Земной Цепи. Эта Корень-Основа имеет Имя, которое может быть переведено на английский язык лишь несколькими составными словами – «Вечно-Живущий-Человеческий-Баниан». Это «Чудесное Существо» снизошло из «Высшей Области», так говорят они, в раннюю пору Третьего Века до разделения полов в Третьей Расе.

Эта Третья Раса иногда называется коллективно «Сынами Пассивной Йоги, ибо она была порождена бессознательно Второю Расою, которая, будучи умственно бездеятельною, рассматривалась, как пребывающая постоянно в своего рода абстрактном созерцании, которое требуется условиями Иогического состояния. В первой или ранней поре существования этой Третьей Расы, когда она еще пребывала в состоянии чистоты, «Сыны Мудрости», которые, как будет видно, воплотились в этой Коренной Расе, породили посредством Криашакти потомство, называемое «Сынами Ад» или «Огненного Тумана», «Сынами Воли и Йоги» и т. д. Они были сознательным созданием, ибо часть этой Расы была уже одушевлена божественной искрою духовного, высшего разума. Это потомство не было Расою. Вначале, это было Чудесное Существо, называемое «Инициатором», а после него группа полубожественных, полу-человеческих Существ. «Отделенные» в архаическом генезисе для определенных целей, они являются теми, в которых, как сказано, воплотились высшие Дхиани – «Муни и Риши предыдущих Манвантар» – чтобы создать питомник для будущих человеческих Адептов на этой Земле и на протяжении настоящего Цикла. Эти «Сыны Воли и Йоги», рожденные, так сказать, непорочным путем, остались, как это пояснено, совершенно отделенными от остального человечества. «Существо», только что упомянутое, которое должно остаться не названным, есть Древо, от которого в последующие века ответвились все великие, исторически известные Мудрецы и Иерофанты, подобные Риши Капиле, Гермесу, Эноху, Орфею и пр. Как объективный человек, он есть таинственная (для профана – вечно невидимая), но всегда присутствующая Личность, о которой говорят все легенды Востока, особенно среди оккультистов и учеников Сокровенной Науки. Это Существо изменяет форму, оставаясь вечно тем же. Он есть духовный Авторитет всех посвященных Адептов во всем мире. Его называют «Неимеющим Имени», которое имеет столько имен и, тем не менее, имена и самая сущность которого не известна. Он есть «Инициатор», именуемый «ВЕЛИКАЯ ЖЕРТВА». Ибо, находясь у порога Света, Он взирает на него изнутри Круга Тьмы, который Он не преступит; и до последнего Дня этого Цикла Жизни, не покинет Он своего поста. Почему Одинокий Страж остается на избранном им самим посту? Почему сидит Он у Фонтана Предвечной Мудрости, из которого Он больше не пьет, ибо Ему нечего узнать, чего бы он уже не знал – ни на этой Земле, ни в ее Небесах? – Потому, что одино кие, усталые путники, возвращаясь домой, никогда не уверены даже до последней минуты, что не потеряют свою тропу в этой беспредельной пустыне Иллюзии и Материи, называемой Земною Жизнью. Потому, что Он жаждет показать каждому узнику, которому удалось освободиться от уз плоти и иллюзии, путь к той области свободы и Света, из которой Сам Он добровольный изгнанник. Потому что, короче говоря, Он пожертвовал собою ради Спасения Человечества, хотя лишь немногие избранные могут воспользоваться этою Великою жертвою.

Под непосредственным молчаливым руководством этого Махагуру, со времени первого пробуждения человеческого сознания, все другие, менее божественные Учителя и Наставники Человечества, сделались руководителями раннего Человечества. Через посредство этих «Сынов Бога» младенческое Человечество получило свои первые понятия о всех искусствах и науках, так же как и о духовном знании. Именно Они положили первый камень основания тех древних цивилизаций, которые так справедливо вызывают удивление нашего современного поколения ученых и исследователей.

Пусть тот, кто сомневается в этом утверждении, объяснит на одинаково разумном основании тайну изумительного знания, которым обладали древние и кто, как это утверждается некоторыми, развились из низших и животно-образных дикарей, «пещерных людей» палеолитического периода! Пусть они обратятся к таким трудам, как труды Витрувиа Поллио, века Августа, об архитектуре, в которых все правила пропорций являются теми, которые в древности преподавались при Посвящении, если они хотят ознакомиться с этим, истинно, божественным искусством и понять глубокое эзотерическое значение, скрытое в каждом правиле и законе пропорций. Ни один человек, потомок палеолитного пещерного жителя, не мог бы развить подобную науку без особой помощи даже по истечении тысячелетий, посвященных мысли и эволюции разума. Именно, ученики, этих воплощенных Риш и Дэв Третьей Коренной Расы, передавали свое знание от одного поколения к другому в Египте и Греции, ныне утерявшей свой канон пропорций, так же как ученики Посвященных Четвертой Расы, Расы Атлантов, передали его своим циклопам, «Сынам Циклов» или Беспредельности, от которых наименование перешло к позднейшим поколениям священнослужителей гностиков.

«Благодаря божественному совершенству этих архитектурных пропорций, древние могли воздвигнуть памятники искусства, рассматриваемые, как чудеса, всеми последующими веками, свои Храмы, Пирамиды, Пещерные Святилища, Кромлехи, Надгробные Камни, Престолы, доказывающие, что они обладали знанием механики, по сравнению с которым современное искусство является детскою игрою и, говоря об этих работах, наше искусство называет их «работами сто-ручных великанов».[335].

Может быть, современные архитектора и не совсем пренебрегли этими правилами, но они достаточно добавили эмпирических новшеств, чтобы уничтожить точные пропорции. Витрувий передал последующим поколениям правила построения греческих Храмов, воздвигнутых бессмертным Богам. И десять книг Marcus Vitruvius Pollio по Архитектуре, бывшего одним из Посвященных, могут быть изучаемы лишь эзотерически. Друидические Круги, Дольмены, Храмы Индии, Египта и Греции, Башни и 127 городов Европы, за которыми Французский Институт признал «Циклопическое Происхождение», все являются трудами посвященных Священнослужителей-Архитекторов, потомков тех, первоначально наученных «Сынами Бога», и справедливо названных «Строителями». Вот, что говорит благодарное поколение об этих потомках:

«Они не употребляли ни извести, ни цемента, ни стали, ни железа, чтобы разрезать камни, и все же, они были так искусно обработаны, что во многих местах соединения едва уловимы, хотя многие из камней, как например, в Перу имеют 38 фут. в длину, 18 ф. ширины и 6 ф. толщины, а в стенах крепости Cuzco, имеются камни еще большего размера.[336].

И далее:

«Водохранилище Syene, прорытое 5400 лет назад, когда это место находилось в точности под тропиком, что сейчас изменилось…… было…… так сооружено, что в полдень, в точный момент солнечного стояния, весь диск солнца отражался на его поверхности – труд, который не мог бы быть выполнен сейчас объединенным искусством всех астрономов Европы».[337].

Хотя эти темы были едва намечены в «Разоблаченной Изиде», все же, было бы не плохо напомнить читателю, что было сказано в этом труде[338] относительно Священного Острова в Центральной Азии, и направить его за дальнейшими подробностями к отделу, озаглавленному «Сыны Бога и Священный Остров», присоединен ному к Станце IX, во втором томе. Однако, несколько дополнительных объяснений, хотя бы и набросанных в отрывочной форме, могут помочь учащемуся заглянуть в тайну наших дней.

Чтоб установить, по крайней мере, одну подробность, касающуюся этих таинственных «Сынов Бога», скажем: что высокие Двиджа, посвященные брамины древности, претендовали на происхождение, именно, от них, от этих Брамапутра, тогда как современный брамин хотел бы заставить низшие касты верить буквально, что они (брамины) произошли непосредственно из уст самого Брамы. Таково Эзотерическое Учение; и, кроме того, оно добавляет, что хотя эти потомки (духовно, конечно) «Сынов Воли и Йоги» разделились со временем на два пола, так же как и их «Криашакти» – прародители, сами сделали это позднее, тем не менее, даже их выродившиеся потомки до настоящих дней сохранили почитание и уважение к творческой функции, и все еще рассматривают ее в свете религиозного обряда, тогда как более цивилизованные народы рассматривают это просто, как животную функцию. Сравните воззрения и отношения Запада к этим вопросам с Уставами Ману, что касается до законов Грихаста или брачного сожительства. Истинный брамин, следовательно, есть тот, «семь праотцев которого испили сок Лунного Растения (Сома), и кто есть «Трисупарна», ибо он понял тайну Вед.

И по сей день подобные брамины знают, что при самом начале этой земной Расы психический и физический рассудок находился в еще спящем состоянии, и сознание было еще не развито, потому и духовные представления его были совершенно не связаны с окружающей их физической обстановкою; что божественный человек обитал в своей животной – хотя внешне человеческой – форме; и что если в нем и был инстинкт, то не было само-сознания, чтоб осветить темноту латентного пятого принципа. Когда Владыки Мудрости, движимые законом эволюции, вселили в него искру сознания, то первое чувство, которое оно пробудило к жизни и деятельности было чувство солидарности, единства с его духовными творцами. Подобно тому, как первое чувство ребенка принадлежит его матери и кормилице, так и первые устремления пробуждающегося сознания в примитивном человеке были к тем, чей элемент он чувствовал в себе, и кто были, тем не менее, вне его и независимы от него. Благоговение выросло, именно, из этого чувства и сделалось первым и главнейшим двигателем в его при роде; ибо это единственное чувство, которое является естественным в его сердце, врожденным в нем, и которое мы одинаково встречаем, как в ребенке, так и в детенышах животных. Это чувство, неудержимого, инстинктивного устремления в примитивном человеке, прекрасно и, можно сказать, интуитивно описано Карлейлем в следующих словах:

«Великое, древнее сердце – как близко оно в своей простоте сердцу ребенка и сердцу мужа в его суровой торжественности и глубине! Небеса сопутствуют ему в его пути или пребывании на Земле, обращая всю землю в мистический храм для него, а земные дела в почитание. Видения блистающих Существ мелькают в обычном солнечном свете; Ангелы еще носятся Божественными Вестниками среди людей… Диво, чудеса окружают человека, он живет среди элемента чуда…[339]. Великий закон долга, великий, как эти две беспредельности (небо и ад), умаляя все другое, уничтожая все остальное… это была действительность, и она и есть такова; лишь одеяние ее мертво, но сущность ее живет во все времена и от всей Вечности!».

Она живет, несомненно, и обитает во всей своей нерушимой силе и мощи в азиатском, арийском сердце, от Третьей Расы, непосредственно через ее первых Сынов, «Разумом Рожденных» плодов Криашакти. По истечении времени священная каста Посвященных стала лишь редко от века до века производить подобные совершенные существа: существа, внутренне различные, хотя и подобные тем, кто породили их внешнюю оболочку.

В младенчестве Третьей, примитивной Расы:
Недоставало еще Существа вида высшего,
И задуман был облик его, – сознательный мыслью и
Сердцем вмещающий, он, созданный для царства,
И над всем властитель сужденный.

Это существо было призвано к жизни как готовый и совершенный проводник для воплощающихся обитателей высших сфер, которые и вселились в эти формы, рожденные Духовною Волею и естественной божественной мощью в человеке. Это было дитя чистого духа, умственно без примеси какого-либо земного элемента. Лишь его физическая форма подлежала времени и жизни, ибо свой разум оно черпало непосредственно свыше. Это было Живое Древо Божественной Мудрости; потому может быть уподоблено Мировому Древу легенд Севера, которое не может засохнуть и умереть до конца последней битвы жизни, хотя его корни все время грызет Дракон Нидхогг. Также и тело первого и священного Сына Криашакти было изгрызено зубом времени, но корни его внутреннего существа остались вечно неразрушимыми и мощными, ибо они росли и распространялись в Небе, а не на Земле. Он был первым от Первого и он был Семенем всех остальных. Были и другие Сыны Криашакти, рожденные вторым духовным устремлением, но первый остался до сего дня Семенем Божественного Знания, Единый и Высочайший среди земных «Сынов Мудрости». На эту тему мы не можем больше распространяться, исключая добавления, что в каждый век – даже в наш – были великие умы, которые правильно поняли эту проблему.

Но каким образом наше физическое тело достигает этого усовершенствованного состояния, в котором оно находится сейчас? Конечно, путем миллионов лет эволюции, но никогда ни через животных, ни от животных, как это учит материализм. Ибо, как говорит Карлейль:

«…Сущность нашего существа, тайна в нас, называющая себя «Я» – какие слова имеем мы для подобных вещей? – есть Дыхание Неба; Высочайшее Существо выявляет себя в Человеке. Это тело, эти способности, эта жизнь наша, не является ли все это облачением для того Неизреченного?».

«Дыхание Неба» или, скорее, дыхание Жизни, называемое в Библии Нэфеш, заключено в каждом животном, в каждой существующей былинке и в каждом минеральном атоме. Но ни одно из них не имеет, подобно человеку, сознания природы этого «Высочайшего Существа»[340], так же, как ни одно не имеет той божественной гармонии в своей форме, которая присуща человеку. Как выразил это Новалис и с тех пор никто не повторил это лучше, нежели Карлейль:

«Во Вселенной существует лишь один Храм, и это Тело Человека. Ничего нет священнее этой высокой формы… Мы касаемся Неба, когда мы возлагаем нашу руку на человеческое тело! Это звучит подобно цветам риторики, но это не так. Если это будет хорошо продумано, оно будет явлено, как научный факт; выражение… действительной истины вещей. Мы есть чудо из чудес – великая, неисповедимая, Тайна….[341].

Станца VII.

1. Познай начало жизни чувствующей и вне формы (а). Вначале, божественный[342] (b), единый от матери-духа[343]; затем, духовный[344] (с);[345] три от одного (d), четыре от одного (е) и пять (f), из которых три, пять и семь (g) Эти суть троичные и четверичные в нисходящем порядке; первого владыки[346] рожденные разумом сыны, блистающие семь[347]. Они и есть ты, я, он, о, лану; они блюдут тебя и твою Матерь-Бхуми.[348].

а) Иерархия Творящих Сил разделяется эзотерически на Семь (четыре и три), заключающихся в Двенадцати великих Степенях, символизированных двенадцатью знаками Зодиака. Семь из проявленной скалы связаны, кроме того, с Семью Планетами. Все они подразделены на бесчисленные Группы божественных, духовных и полу-духовных и эфирных Существ.

Намек на Главные Иерархии среди этих групп дан в великой Четверице, или экзотерически в четырех телах и трех способностях Брамы и Панчасья, пяти Брам, или пяти Дхиани-Будд в буддийской системе.

Высочайшая Группа состоит из Божественных Пламен, называемых «Огненными Львами» и «Львами Жизни», эзотеризм которых надежно скрыт в знаке Льва Зодиака. Это nucleole Высшего Божественного Мира. Они есть Огненные Дыхания, Неимеющие Формы, и в одном аспекте они тождественны с Верхней Триадою Сефиротов, помещаемой каббалистами в Мире Прообразов.

Та же Иерархия с теми же числами встречается в японской системе, в «Началах», преподаваемых Шинто и буддийскими сектами. В этой системе Антропогенезис предшествует Космогенезису, ибо Божественное погружается в человеческое и создает – на полпути своего нисхождения в материю – видимую Вселенную. «Легендарные личности», благоговейно замечает Омойе – «должны быть поняты, как стереотипное воплощение высшей (тайной) доктрины и ее высших истин». Изложение этой древней системы, во всей ее полноте, займет слишком много места, но сказать несколько слов о ней будет уместно. Последующее является кратким конспектом этого Антропо-Космогенезиса и показывает насколько наиболее разъединенные народности вторят одно и тоже архаическое учение.

Когда все было еще Хаосом (Кон-тон) Три духовных Существа появились на арене будущего творения: 1) «Аме но ани нака нуши но Ками», «Божественный Монарх Центрального Неба»; 2) «Така ми оносуби но Ками», Высочайший, Верховный Божественный Отпрыск Неба и Земли; и 3) «Каму ми мусуби но Ками», просто «Отпрыск Богов».

Все они не имели ни формы, ни субстанции – наша Арупа-Триада – ибо ни небесная, ни земная субстанция еще не дифференцировалась, «также и сущность вещей еще не оформилась».

b) В Зохаре – который в настоящем своем виде собран и переиздан Моисеем де Леоне, при помощи сирийских и халдейских христианских гностиков в XIII столетии, и исправленный и пересмотренный еще позднее многими христианскими руками, является лишь немного менее экзотерическим, нежели сама Библия – этот «Божественный (Проводник)» более не является уже тем, чем он был в Книге Чисел халдеев. Правда, что Эйн-Соф, Абсолютное Бесконечное Ничто, также пользуется формою Единого, проявленного «Божественного Человека» (Перво-Причина), как своей колесницей (Меркаба по еврейски; Вахана по санскритски) или Проводником, чтобы спуститься и проявиться в феноменальном мире. Но каббалисты не объясняют, как может Абсолют пользоваться чем бы то ни было или выявлять какой-либо атрибут, раз он, как Абсолют, лишен атрибутов; также они не объясняют, что на самом деле, именно, Перво-Причина (Логос Платона), изначальная и вечная Идея и проявляется через Адама Кадмона, Второго Логоса, так сказать. В Книге Чисел поясняется, что Эйн (Эн или Айор) есть единый самосущий, тогда как его «Глубина», Битос гностиков, называемый Пропатором, является лишь периодическим. Последний есть Брама, дифференцированный от Брамана или Парабрамана. Именно – Глубина, Источник Света или Пропатор и есть Непроявленный Логос или же абстрактная Идея, а не Эйн-Соф, Лучи которого пользуются Адамом Кадмоном – «муже-женственным» – или Проявленным Логосом, объективной Вселенной, как Колесницей для проявления. Но в Зохаре мы читаем следующую непоследовательность: «Senior occultatus est, et absconditus; Microprosopus manifestus est, et non manifestus.».[349].

Это ошибочно, ибо Микропросопус или Микрокосм может существовать только на протяжении своих проявлений и разрушается во время Махапралай. Каббала Розенрота является чаще загадкою, чем пособием.

Первая Степень вмещает Божественных. Как в системе японской и в египетской, так и в каждой древней космогонии – от этого божественного Пламени «Единого» возжигаются Три нисходящие Группы. Имея свое потенциальное бытие в Высшей Группе, они становятся теперь определенно отличными и отдельными Сущностями. Они именуются Девственниками Жизни, Великой Иллюзии и т. д., и шестиконечной звездой в своей совокупности. Последняя почти во всех религиях является символом Логоса, как первое проявление. В Индии это есть знак Вишну, Чакра или Колесо; и в Каббале – глиф Тетраграмматона, «Он о Четырех Буквах» или, метафорически, «Члены Микропросопуса», которых десять и шесть соответственно.

Однако, позднейшие каббалисты, особенно христианские мистики, исказили этот прекрасный символ. Действительно, Микропросопус – который, философски говоря, совершенно отличен от непроявленного вечного Логоса, «Единого с Отцом» – стал, наконец, после веков непрестанных усилий софистики и парадоксов, рассматриваться, как единый с Иеговою, или единым Богом Живым (!), тогда как Иегова есть лишь Бина, Сефира Женского Начала. Этот факт должен быть особенно ярко запечатлен в памяти читателя. Ибо «Десять Членов» Небесного Человека означают десять Сефиротов; но первый Небесный Человек есть непроявленный Дух Вселенной и никогда не должен быть низведен до Микропросопуса, до Малого Лика или Облика, прообраза человека на земном плане. Микропросопус, как только что сказано, является проявленным Логосом и таких Логосов много. Но об этом в дальнейшем. Шестиконечная звезда относится к шести Силам или Потенциям Природы, к шести планам, принципам и т. д., синтезированным в седьмом или центральной точке звезды. Во всех религиях, все они, включая высшие и низшие Иерархии, исходят от Божественной или Небесной Девы, Великой Матери, Андрогины, Сефиры Адам Кадмон. Сефира есть Венец, Кэтер, только в абстрактном принципе, как математический х, неизвестное количество. На плане дифференцированной природы она является женским соответствием Адама Кадмона, первой Андрогины. Каббала учит, что слова «Fiat Lux»[350] относились к формированию и эволюции Сефиротов, а не к Свету, как к противопоставлению тьме. Раввин Семеон говорит:

«О, спутники, спутники, человек, как эманация, был одновременно мужем и женою, истинно, Адамом Кадмоном, и таков смысл слов: «Да будет Свет, и был свет». И это и есть двуединый человек».[351].

В своем Единстве, Первоначальный Свет есть седьмой или высший принцип Дайвипракрити, Свет Непроявленного Логоса. Но в своей дифференциации он становится Фохатом или «Семью Сынами». Первый символизирован центральною точкою в Двойном Треугольнике: последние самим шестиугольником или «Шестью Членами» Микропросопуса; Седьмой – Малкут, «Невеста» христианских каббалистов, или наша Земля. Отсюда и выражение:

«Первый после Единого есть Божественный Огонь; второй – Огонь и Эфир; третий составлен из Огня, Эфира и Воды; четвертый из Огня, Эфира, Воды и Воздуха. Единый не касается Сфер, несущих Человека, но внутренних невидимых Сфер. Перворожденные суть ЖИЗНЬ, Сердце и Пульс Вселенной; вторые – ее РАЗУМ или Сознание.».

Эти Элементы Огня, Воздуха и т. д., не есть наши сложные элементы, и это «Сознание» не имеет отношения к нашему сознанию. Сознание «Единого Проявленного», если и не абсолютно, то все же не ограничено. Махат, Мировой Разум, является первым творением Брамы-Творца, но также и Прадханы, Недифференцированной Материи.

с) Вторая Степень Небесных Существ Огня и Эфира, соответствующих Духу и Душе или Атма-Буддхи, имя которых легион, еще лишены формы, но уже более определенно «субстанциальны». Они являются первой дифференциацией во Второй Эволюции или «Творении» – слово, вводящее в заблуждение. Как свидетельствует их наименование, они являются Прообразами воплощающихся Джива или Монад, естество их от Огненного Духа Жизни. Через них, подобно солнечному лучу, проходит Луч, который они снабжают его будущим Проводником, Божественной Душою, Буддхи. Именно, они имеют непосредственное отношение к Воинству высшего Мира нашей Системы. От этих двойных Единиц исходят «Тройные».

В японской космогонии, когда из хаотической массы появляется яйцеобразное ядро, имея в себе зародыш и потенциал всей мировой так же, как и земной жизни, именно, эти, только что названные, «Тройные» и дифференцируются. Мужской, эфирный принцип (Ян) возносится, а женский, более тяжелый или более материальный принцип (Инь) низвергается в мир субстанции, после того как произошло разъединение между небесным и земным. От этого Женского Начала, Матери, рождается первое рудиментарное объективное существо. Оно эфирно и не имеет ни формы, ни пола, но, тем не менее, от него и от Матери рождаются Семь Божественных Духов, от которых произойдет семь «творений», так же как в Codex Nazaraeus от Карабтаноса и Матери Spiritus рождаются семь, «ко злу расположенных» (материальных) духов. Слишком долго было бы приводить здесь японские наименования, но в переводе они стоят в следующем порядке:

1) «Невидимый Безбрачный», являющийся Творящим Логосом Нетворящего «Отца» или проявленной творческой потенциальностью последнего.

2) «Дух (или Бог) Глубин, лишенных Лучей (Хаос)», становящийся дифференцированной материей или мировым веществом; также минеральное царство.

3) «Дух Растительного Царства», «Изобильной Растительности».

4) «Дух Земли» и «Дух Песков»; Существо двойственной природы; первый содержит потенциальность мужского элемента, последний женского элемента. Эти двое были едины, еще не сознавшие, что они двое.

В этой двоичности были заключены (а) Isu no gai по Kami. Существо мужского начала, темное и мускулистое и (b) Eku gai no Kami светлое, более слабое или нежное Существо женского начала. Затем:

5) и 6) Духи – андрогины или двуполые.

7) Седьмой Дух, последний исшедший от «Матери», появляется, как первая божественная человеческая форма, определенно мужская и женская. Это было седьмым «творением», согласно Пуранам, где человек является седьмым творением Брамы.

Эти Цзанаги-Цзанами спустились во Вселенную по Небесному Мосту, Млечному Пути и «Цзанаги, заметив далеко внизу хаотическую массу туч и воды, бросил в бездну свое, разукрашенное драгоценными камнями, копье, и появилась твердь. Тогда эти двое разъединились, чтоб исследовать Онокоро, вновь созданный остров-мир». (Омойе).

Таковы японские экзотерические сказания, скорлупа скрывает ядро той же единой истины Сокровенного Учения.

d) Третья Степень соответствует Атма-Буддхи-Манас, Духу, Душе и Разуму; и называется «Троичными» («Триадами»).

е) Четвертая Степень уже субстанциальные Существа. Она является Высочайшей Группой среди Рупа (Атомических Форм). Это питомник человеческих, сознательных, духовных Душ. Они называются «Нерушимыми Дживами» и образуют через посредство более низкой Степени, нежели они сами, первую Группу Семеричного Воинства – великую тайну человеческого, сознательного и разумного существа. Ибо последний являет поле, в котором лежит скрытым в его непроявленной мощи Зародыш, который должен упасть в зарождение. Этот Зародыш станет духовной мощью в физической клеточке, направляющей развитие эмбриона и являющейся причиной наследственной передачи способностей и всех врожденных качеств в человеке. Тем не менее, теория Дарвина о передаче приобретенных способностей не только не преподается, но и не принимается Оккультизмом. Согласно последнему учению, эволюция продвигается по совершенно иным линиям: физическая эволюция, по Эзотерическому Учению, развивается постепенно из духовной, умственной и психической. Именно эта внутренняя душа физической клеточки – «духовная плазма» и доминирует семенную плазму – и является ключом, долженствующим со временем открыть врата terra incognita биолога, называемой сейчас глубокой тайной эмбриологии. Достойно примечания, что в то время как современная химия отвергла, как суеверие Оккультизма и Религии, теорию субстанциальных и невидимых Существ, называемых Ангелами, Элементалами и т. д., конечно, никогда не пытаясь проникнуть в философию этих бесплотных существ или же хотя бы задуматься над ними – она была вынуждена, благодаря наблюдениям и открытиям, бессознательно признать и принять ту же пропорцию прогрессии и порядка в эволюции химических атомов, как принимает это Оккультизм для своих Дхиани и Атомов – аналогия есть первый закон Оккультизма. Как видно из вышеприведенного, самая первая Группа Рупа-Ангелов четверична, ибо к каждой Группе в нисходящем порядке добавляется один элемент. То же самое видим мы и в отношении атомов, которые подразделяются по мере их нисхождения на монатомичные, диатомичные, триатомичные, тетратомичные и т. д., по принятой в химии фразеологии.

Припомним, что Огонь, Вода и Воздух Оккультизма или же, так называемые, «Элементы Первичного Творения» не являются теми сложными элементами, какими мы знаем их на Земле, но есть нуменальные, однородные элементы – Духи земных элементов. Затем следуют Семеричные Группы или Множества. Природы этих Существ, помещенные в диаграмме на параллельных линиях с атомами, в своей нисходящей скале прогрессии, будут, что касается до аналогии, соответствовать составным элементам математически тождественно. Конечно, это относится только к диаграммам, составленным оккультистами; ибо если бы скала Ангельских Существ была помещена на параллельных линиях скалы химических атомов науки – от гипотетического Гелия до Урания – конечно, разница была бы обнаружена. Ибо последние имеют как свои соответствия на Астральном плане, лишь четыре низших степени – три высших принципа в атоме или, вернее, в молекуле или в химическом элементе уловимы лишь посвященным глазом Дангмы. Но если бы химия пожелала вступить на правильный путь, она должна была бы исправить свои распределения на таблицах, по таблицам оккультистов, что, конечно, она откажется сделать. В Эзотерической Философии каждая частица соответствует и зависит от своего высшего нумена – Существа, к естеству которого она принадлежит: и, как вверху, так и внизу, Духовное эволюционирует из Божественного, Психо-ментальное от Духовного – зараженного в его низшем плане Астралом – вся одушевленная и (кажущаяся) неодушевленная Природа развивается вдоль параллельных линий и извлекает свои свойства, как сверху, так и снизу.

Число Семь, примененное к термину вышеупомянутого Семеричного Множества, означает не только Семь Существ, но Семь Групп или Множеств, как было уже объяснено. Высшая Группа Асуров, рожденная в первом теле Брамы, преображенного в «Ночь», семерична, т. е., она разделена подобно Питри на Семь Классов, три из которых не имеют тел (арупа) и четыре в телах[352]. В действительности, более справедливо рассматривать их как наших Питри (предков), нежели Питри, создавших первого физического человека.

f) Пятая Степень очень сокровенна, так как она связана с микрокосмическим пятиугольником, пятиконечною звездою, представляющей человека. В Индии и Египте эти Дхиани были связаны с Крокодилом, и их обитель находится в Козероге. Но в индусской Астрологии эти термины легко превращаются, ибо десятый знак Зодиака, называемый Макара, свободно переведен, как «Крокодил». Само слово оккультно и толкуется различно, как это будет показано в дальнейшем. В Египте умерший – символом которого была Пентаграмма или Пятиконечная звезда, концы которой представляли человека – эмблематично превращался в крокодила. Себекх или Севекх (или Седьмой), как говорит Джеральд Мэсси, являя его типом разума, в действительности, дракон, а не крокодил. Он – «Дракон Мудрости» или Манас, Человеческая Душа, Ум, Разумный Принцип, называемый в нашей Эзотерической Философии Пятым Принципом. В «Книге Мертвых» или в книге Обрядов озирифицированный умерший, изображенный в виде мумии Бога с головою крокодила, говорит:

«Я – крокодил, главенствующий над страхом. Я Бог – крокодил при прибытии его Души среди людей. Я – Бог-крокодил, выявленный на уничтожение».

Намек на уничтожение божественной духовной чистоты, когда человек приобретает знание добра и зла; также и на «Падших» Богов или Ангелов всех теогоний.

«Я – рыба великого Гора (ибо Макара есть «Крокодил», проводник Варуны). Я погружен в Секхем».[353].

Эта последняя фраза подтверждает и повторяет доктрину эзотерического «Буддизма», ибо она прямо намекает на Пятый Прин цип (Манас) или, вернее, на самую духовную часть его естества, которая, после смерти человека, погружается и воссоединяется с Атма-Буддхи. Ибо Секхем есть обитель или Лока Бога Кхем (Гор-Озирис или Отец-Сын); отсюда Дэвачан Атма-Буддхи: в «Книге Мертвых» умерший изображается входящим в Секхем с Гор'ом-Тот'ом и «выходящим оттуда в виде чистого духа». Так умерший говорит:

«Я вижу формы (самого себя в виде различных) людей, вечно преображающимися… Я знаю эту (главу). Тот, кто знает это… принимает разнообразные живые формы».[354].

И обращаясь в магической формуле к тому, что в Эзотеризме Египта называется «сердцем предка», или к воплощающемуся принципу, постоянному Эго, умерший говорит:

«О, мое сердце, сердце предка, необходимое для моего преображения… не разъединись со мною перед стражем весов. Ты мое Я внутри моей груди, божественный спутник, наблюдающий за моими телами».[355].

Именно, в Секхеме лежит сокрытым «Таинственный Лик» или настоящий человек, скрытый под обманчивой личностью, троичный крокодил Египта, символ высшей Троицы или человеческой Триады – Атма, Буддхи и Манас.

Одно из объяснений истинного, хотя и скрытого, смысла этого египетского религиозного глифа, очень просто. Крокодил первый пробуждается к ожиданию и встрече пожирающих огней утреннего Солнца и потому он скоро стал олицетворять солнечное тепло. Когда солнце восходило, это было как бы прибытием на Землю, в среду людей, «Божественной Души, вдохновляющей Богов». Отсюда странный символ. Мумии одевали голову крокодила, чтобы показать, что это была душа, прибывающая с Земли.

Во всех древних папирусах крокодил называется Себекх (Седьмым); также вода эзотерически символизирует пятый принцип; и как уже было сказано, Джеральд Мэсси поясняет, что крокодил был «Седьмою Душою, высшим из семи – Невидимым Ясновидцем».

Даже экзотерически Секхем есть обитель Бога Кхем, а Кхем есть Гор, отмщающий смерть своего Отца Озириса, следовательно наказующий грехи человека, когда он становится развоплощенной Душою. Таким образом, озирифицированный умерший становится богом Кхем, «собирающим жатву с поля Анару»; т. е., он собирает свою награду или наказание, ибо поле это есть небесная обитель (Дэвачан), где умершему дается пшеница, пища Божественной Справедливости. Пятая Группа Небесных Существ заключает в себе двоякие свойства, как духовного, так и физического аспекта Вселенной. Два полюса, так сказать, Махата, Мирового Разума и двойственной природы человека, духовной и физической. Отсюда ее число Пять, удвоенное в Десять, соединяет эту Группу с Макара, десятым знаком Зодиака.

g) Шестая и Седьмая Степень разделяют низшие качества Четверицы. Они сознательные эфирные Сущности, такие же незримые, как и Эфир, которые, подобно ветвям деревьев, вырастают из первой центральной Группы Четырех и, в свою очередь, дают побеги бесконечных боковых Групп, низшими среди которых являются Духи-Природы или элементалы бесконечных родов и разновидностей; от бесформенных и несубстанциональных – идеальные Мысли их создателей – вплоть до атомичных, хотя и неуловимых зрением человека, организмов. Последние рассматриваются, как «духи атомов», потому что они первая ступень, предшествующая физическому атому – чувствующие, если и неразумные сущности. Они все подлежат Карме и должны изживать ее в каждом цикле. Ибо, как учит Сокровенное Учение, нет таких привилегированных Существ во Вселенной, в нашей или в иных Системах, во внешнем или же во внутреннем Мире[356], подобных Ангелам западной и еврейской религий. Каждый Дхиан-Коган должен был стать им: он не может родиться или внезапно появиться на плане жизни, как вполне развитой Ангел. Небесная Иерархия настоящей Манвантары в следующем Цикле жизни будет переведена на высшие Миры и уступит свое место новой Иерархии из избранных среди нашего человечества. Бытие есть бесконечный цикл внутри Единой Абсолютной Вечности, в которой продвигаются бесконечные внутренние циклы, обусловленные и конечные. Боги, созданные таковыми, не явили бы личной заслуги, будучи Богами. Подобные Существа – совершенные только в силу особой непорочной природы, присущей им – явились бы перед лицом страдающего и бьющегося человечества, и даже перед низшими тварями, символом вечной несправедливости, совершенно демонической по природе, и вечно-сущим преступлением. Это есть аномалия и невозможность в Природе. Потому «Четверо» и «Трое» должны воплощаться, как и все другие существа. Эта шестая Группа, кроме того, остается почти неразлучной с человеком, извлекающим из нее все, кроме своего высшего и низшего принципа или своего духа и тела; так как пять срединных человеческих принципов являются самой сущностью этих Дхиани. Парацельс называет их Flagae, христиане – Ангелами Хранителями; оккультисты – Предками, Питри. Они есть Шестеричные Дхиан-Коганы, имеющие шесть духовных элементов в составе своих тел – в действительности они люди минус физическое тело.

Лишь Божественный Луч, Атман, исходит непосредственно от Единого. Если спросят – как может это быть? Как можно представить, что эти «Боги» или Ангелы могут одновременно быть своими собственными эманациями и своими личными Эго? Не в том ли смысле, как и в материальном мире, где сын есть в одном отношении свой же отец, будучи его кровью, костью от кости его и плотью от плоти его? На это Учитель отвечает: «Воистину так». Но нужно глубоко проникнуть в тайну Бытия, прежде чем можно вполне постичь эту истину.

2. Единый луч размножает малые лучи. Жизнь предшествует форме и жизнь переживает последний атом[357]. Через бесчисленные лучи, луч-жизни, единый, подобно нити в ожерелье.[358].

Этот Стих выражает чисто Ведантическое понятие, уже объясненное в другом месте, о Нити-Жизни, Сутратме, проходящей через последовательные рождения. Как может это быть объяснено? Прибегая к сравнению, к привычной иллюстрации, хотя неизбежно несовершенной, как и все доступные нам аналогии. Однако, прежде чем прибегать к ней, я хотела бы спросить, когда мы на блюдаем процесс роста и развития в чреве плода в здорового младенца, весящего несколько фунтов, кажется ли это кому-либо неестественным или сверхъестественным? Развившегося из чего? От сегментации бесконечно малого ovum'а и спермы (sреrmаtоzоцn)! И после этого мы видим младенца, развивающегося в шести-футового человека! Это касается атомического и физического развертывания из микроскопически малого в нечто чрезвычайно большое; из невидимого невооруженному глазу в видимое и объективное. Все это установлено наукою и я отваживаюсь сказать, что ее теории, эмбриологические, биологические и физиологические, достаточно правильны, что касается до точного наблюдения над материальной стороной. Тем не менее, две главные трудности науки эмбриологии – именно, какие силы принимают участие в формировании плода и причина «наследственной передачи» сходства, физического, морального или умственного – никогда не были разрешены удовлетворительно и никогда не будут разрешены до того дня, когда ученые снизойдут принять оккультные теории. Но если этот физический феномен никого не удивляет, за исключением того, что он вызывает недоумения эмбриологов, то почему наш умственный и внутренний рост, эволюция Человеческо-Духовного до Божественно-Духовного должна рассматриваться и казаться более невозможной, нежели другое?

Плохой совет будет дан материалистам и эволюционистам школы Дарвина принять недавно выработанные теории проф. Вейссмана, автора труда «Веitrдgе zur Descendenzlehre», относительно одной из двух вышеуказанных тайн эмбриологии, которую автор полагает, что он решил. Но когда она будет вполне разрешена, наука вступит в область истинно оккультного и откажется навсегда от системы трансформаций в том виде, как она утверждается Дарвином. Эти две теории несогласимы с точки зрения материализма. Тем не менее, новая теория, будучи рассмотрена с точки зрения оккультистов, разрешает все эти тайны. Те, кто не ознакомлены с открытием проф. Вейссмана – одно время ревностного дарвиниста – должны поспешить восполнить этот ущерб. Немецкий эмбриолог-философ – перешагнув через головы греков – Гиппократа и Аристотеля прямо в глубь учений древних арийцев – указывает на одну бесконечную малую клеточку из миллионов других, работающую над оформированием организма, которая самостоятельно, без какой-либо помощи, определяет посредством постоянной сегментации и умножения правильный облик будущего человека или животного в его физических, умственных и психических свойствах. Именно, эта клеточка запечатлевает на лице и форме нового индивидуума черты родителей или же одного из дальних предков; эта же клеточка передает ему рассудочные и умственные особенности его прадедов и так далее. Эта Плазма есть бессмертная частица наших тел, развивающаяся через процесс последовательных ассимиляций. Теория Дарвина, рассматривающая эмбриологическую клеточку, как сущность или экстракт из всех остальных клеточек, отставлена; ибо она не в состоянии объяснить наследственную передачу. Имеются лишь два способа объяснения тайны наследственной передачи: или, что субстанция зародышевой клеточки одарена способностью проходить весь цикл трансформаций, ведущий к построению отдельного организма и затем к воспроизведению тождественных зародышевых клеточек; или же, что эти зародышевые клеточки вовсе не имеют своего зарождения (генезиса) в теле индивидуума, но происходят непосредственно от зародышевой клеточки предков, передаваемой от отца к сыну на протяжении долгих поколений. Последняя гипотеза принята Вейссманом и разработана им, и в этой клеточке он усматривает бессмертную часть человека. Пока что хорошо, но, когда эта почти правильная теория будет принята, как объяснит биолог первое появление этой постоянной клеточки? Если только не допустить, что человек «вырос» подобно бессмертному «Topsy» и вовсе не был рожден, но упал с облаков, невозможно объяснить, как была зарождена в нем эта эмбриологическая клеточка?

Дополните вышеуказанную Физическую Плазму, «Зародышевую Клеточку» человека со всеми ее материальными потенциальностями, «Духовною Плазмою», так сказать, или же флюидом, содержащим пять низших принципов шести-принципного Дхиани – и вы имеете тайну, если вы достаточно духовны, чтобы понять это.

Вернемся теперь к обещанному сравнению.

Когда семя животного человека брошено в почву животной женщины, семя это не может расти, если оно не было оплодотворено пятью свойствами (флюидом или эманацией от принципов) Шестеричного Небесного Человека. Потому Микрокосм изобра жается, как Пятиугольник в Шестиугольной Звезде Макрокосма.[359].

Функции Дживы на этой Земле пятеричного свойства. В минеральном атоме она связана с низшими принципами Духов Земли (Шестеричные Дхиани); в растительной частице она связана с их вторым принципом – Праною (Жизнь); в животном со всеми этими плюс с третьим и четвертым; в человеке зародыш должен получить плод всех пяти, иначе он будет рожден не выше животного.[360].

Следовательно Джива завершена лишь в человеке. Что же касается до его седьмого принципа, то это лишь один из Лучей Всемирного Солнца, ибо каждое разумное создание получает временный заем лишь того, что должно вернуться к своему источнику. Что же касается до его физического тела, то оно оформлено низшими земными Жизнями через физическую, химическую и физиологическую эволюцию; «Благословенные не имеют никакого касания к очищению материи», говорит Каббала в халдейской «Книге Чисел».

Итак, мы приходим к следующему: Человечество, в своей первой прототипной эфирной форме, есть отпрыск Элохима Жизни или Питри; в своем качественном и физическом аспекте оно есть прямое потомство «Предков», низших Дхиани или Духов Земли; но своей моральной, психической и духовной природою оно обязано Группе божественных Существ, имя и характеристика которых будут даны во втором томе. Коллективно люди являются созданием Множеств различных Духов; порознь, обиталищами этих Множеств; иногда же и индивидуально они являются проводниками некоторых из них. В нашей настоящей и такой материальной Пятой Расе, земной Дух Четвертой Расы все еще силен, но мы приближаемся ко времени, когда маятник эволюции направит свой размах определенно вверх, чтобы привести Человечество на линию, параллельную с примитивной, Третьей Коренной Расою в отношении духовности. В течение своего детства человечество было всецело составлено из того ангельского множества, Духи которого обитали и оживляли чудовищные и гигантские обиталища Четвертой Расы, построенные и составленные из бесчисленных мириад Жизней, так же как теперь и наши тела. Эта фраза будет объяснена позднее в настоящих Комментариях. Наука, тускло улавливая истину, может найти бактерии и другие бесконечно малые жизни в человеческом теле и увидеть в них лишь случайных и ненормальных посетителей, которым приписываются болезни. Оккультизм – усматривающий Жизнь в каждом атоме и молекуле, будь-то в минерале или человеческом теле, в воздухе, огне или воде – утверждает, что все наше тело построено из таких Жизней; малейшая бактерия под микроскопом в сравнении с ними так велика, как слон по отношению к малейшей инфузории.

Вышеупомянутые «обиталища» улучшались в тканях и симметрии форм, по мере своего совместного роста и развития со Сферой, носящей их. Но физическое улучшение произошло за счет духовного, Внутреннего Человека и Природы. Три срединных принципа в Земле и человеке с каждою Расою становились более материальными; Душа отступала назад, уступая место Физическому Рассудку; сущность Элементов превратилась в материальные и сложные элементы, известные нам сейчас.

Человек не есть и никогда не мог быть завершенным произведением «Господа Бога», но он дитя Элохима, так своевольно превращенного в единого числом и мужского начала. Первые Дхиани, которым было поручено «создать» человека по их подобию, могли только отбросить свои Тени, как тонкий образец для обработки Духами Природы – материи. Человек, вне всякого сомнения, создан физически из праха Земли, но его создатели и формировщики были многочисленны. Также не может быть сказано, что «Бог вдохнул в ноздри его Дыхание Жизни», если мы не отождествим этого Бога с «Единою Жизнью», вездесущей, хотя невидимой, и если подобная операция не будет приписана «Богу» по отношению к каждой «Живой Душе», которая есть Жизне – Душа (Нэфеш), а не Божественный Дух (Руах), лишь один обеспечивающий человеку божественную степень бессмертия, которое ни одно животное, как таковое, не может достичь в этом цикле воплощения.

Именно, благодаря этим неточным различиям, сделанным евреями и, теперь, нашими западными метафизиками, не способными понять и, следовательно, принять более, чем тройственного человека – Дух, Душа и Тело – «Дыхание Жизни», было смешано с бессмертным «Духом». Это приложимо также непосредственно к протестантским богословам, которые, переводя известный стих в Четвертом Евангелии[361], совершенно исказили смысл его. Это искажение гласит: «Ветер дует, где он хочет» вместо «дух дышит, где он хочет», как стоит в оригинале, также и в переводе греческой восточной церкви.

Ученый и большой философ, автор «New Aspects of Life», хотел бы внушить своему читателю, что согласно евреям:

«Нэфеш Хиа (Живая Душа) произошла или возникла через внедрение Духа или Дыхания Жизни в оживленное тело человека, и она должна была заменить и занять место этого Духа в составленной, таким образом, Самости, так что вошедший Дух исчезал из вида и поглощался Живою Душою».

Человеческое тело, полагает он, должно рассматриваться, как утроба, где и откуда развивается Душа, которую он ставит, как бы выше Духа. Рассматриваемая со стороны функций и с точки зрения деятельности, Душа, несомненно, стоит выше в этом конечном и условном мире Иллюзии. Душа, говорит он, «ультимативно порождена из оживленного тела человека», таким образом, автор просто отождествляет «Дух» (Атма) с «Дыханием Жизни». Восточные оккультисты возразят на это утверждение, ибо оно основано на ошибочном представлении, что Прана и Атма или Дживатма есть одно и то же. Автор поддерживает свое утверждение, указывая, что у древних евреев, греков и даже латинян, Ruach, Pneuma и Spiritus означали Ветер – у евреев – несомненно, и весьма вероятно, и у греков, и римлян; греческое слово Anemos (Ветер) и латинское Animus (Душа) имеют подозрительную связь.

Все это притянуто за волосы. Но едва ли возможно найти подходящее поле битвы для решения этого вопроса, ибо д-р Пратт является, по-видимому, практическим и педантичным метафизиком, своего рода каббалистом-позитивистом, тогда как восточные метафизики, особенно ведантисты – все идеалисты. Оккультисты также принадлежат к крайней Эзотерической Школе Веданты и, хотя они называют Единую Жизнь (Парабраман) Великим Дыханием и Вихрем, они совершенно отделяют седьмой принцип от материи и отрицают, что он имеет какое-либо отношение или связь с нею.

Таким образом, философия психических, духовных и умственных соотношений человека с его физическими функциями, находится почти в безвыходной путанице. Ни древняя арийская, ни египетская психология не поняты сейчас надлежащим образом; также не могут они быть усвоены без принятия эзотерического семеричного подразделения или же, хотя бы ведантического пятеричного деления человеческих внутренних принципов. Без этого навсегда невозможно будет понять метафизические и чисто психические и даже физиологические отношения между Дхиани-Коганами или Ангелами на одном плане и человечеством на другом. Пока что ни один из восточных (Арийских) эзотерических трудов не опубликован, но мы имеем египетские Папирусы, ясно говорящие о семи принципах или «Семи Душах Человека». «Книга Мертвых» дает полный список «Преображений», которым подвергается каждый умерший, последовательно сбрасывая с себя все эти принципы – материализованные ради ясности в эфирные сущности или тела. Кроме того, тем, кто пытаются доказать, что древние египтяне не учили перевоплощению, мы должны напомнить, что о «Душе» (Эго или высшая Самость) умершего говорилось, что она живет в Вечности; что она бессмертна, «сосуществующа с Солнечным Челном и исчезает с ним», т. е., на протяжении Цикла Необходимости. Эта «Душа» возникает из Тиау, Области Причины Жизни и днем присоединяется к живущим на Земле, чтобы каждую ночь возвращаться в Тиау. Этим выражается периодические существования Эго.[362].

Тень, астральная форма, уничтожается, «поглощенная Уреем»[363]; Манас будет уничтожен; Двое Близнецов (Четвертый и Пятый Принцип) будут рассеяны; но Душа-Птица, «Божественная Ласточка и Урей Пламени» (Манас и Атма-Буддхи) будут жить в Вечности, ибо они мужья своей матери.

Еще одна показательная аналогия между арийским или браманическим и египетским Эзотеризмом. Первые называют Питри «Лунными Предками» людей, египтяне же видят в Лунном Боге Тот-Эшмун, первого человеческого предка.

«Этот Лунный Бог» выражал Семь Сил Природы, которые предшествовали ему и были собраны в нем, как его семь душ, выразителем которых он был, как Восьмой (отсюда восьмая сфера)… Семь лучей халдеев… Гептакис или Иао на камнях гностиков указывают ту же семеричность душ… Первичная форма мистических Семи была явлена в небесах семью большими звездами Большой Медведицы, созвездия, связываемого египтянами с Матерью Времени и семью Духами Стихий».[364].

Как это хорошо известно каждому индусу, это же самое созвездие в Индии изображает Семь Риши и называется Рикша и Читрашикандина.

Лишь подобное порождает подобное. Земля дает человеку его тело, Боги (Дхиани) дают ему его пять внутренних принципов, психическую Тень, одушевляющим принципом которой часто являются, именно, эти самые Боги. Дух (Атман) Един и неделим. Он не находим в Тиау.

Ибо, что есть Тиау? Частый намек на это в «Книге Мертвых» содержит тайну. Тиау – тропа Ночного Солнца, низшее полушарие или адская область египтян, помещенная ими на скрытой от нас стороне Луны. В их Эзотеризме человеческое существо пришло с Луны – это тройная тайна, астрономическая, физиологическая и психическая одновременно; оно прошло весь цикл существования и затем вернулось к своему месторождению, прежде чем снова выйти из него. Так умерший изображается приходящим на Запад, получающим свой суд перед Озирисом, воскрешающим, как Бог Гор и вращающимся вокруг звездных небес, что является аллегорическим уподоблением Ра, Солнцу; затем, пройдя Нут, Небесную Бездну, снова возвращается в Тиау. Это есть уподобление Озирису, который, как Бог Жизни и размножения, обитает в Луне. Плутарх[365] говорит о торжественном празднестве египтян, называемом «Вступлением Озириса в Луну». В «Ритуале»[366] жизнь обещана после смерти, и обновление жизни находилось под покровительством Озириса-Лунного, ибо Луна была символом обновления жизни или перевоплощений по причине ее роста, убыли и умирания и нового появления каждый месяц. В «Dankmoe»[367] говорится: «О Озирис-Лунный, ты, который возобновляешь себе свое обновление». И Сабекхт говорит Сети I[368]: Ты обновляешь себя, как Бог Лунный, когда он в младенчестве». Еще лучше объяснено это в папирусе из коллекции Лувра[369]: «Сочета ния и зачатия умножаются, когда он (Озирис-Лунный) виден в небесах в этот день». Говорит Озирис: «О единый блистающий луч Луны! Я происхожу из вращающихся множеств (звезд)… Открой мне Тиау для Озириса Н. Я выйду днем выполнить то, что я должен совершить среди живущих[370] – т. е., произвести зачатия.

Озирис был «Богом проявленным в зарождении», ибо древние знали гораздо лучше наших современников истинные оккультные влияния лунного тела на тайны зарождения.

В древнейших системах Луна всегда была мужского начала. Так Сома у индусов – своего рода небесный дон Жуан, «король» и отец, хотя и незаконный, Будха-Мудрости[371]. Это относится к Оккультному Знанию, мудрости, собранной через основательное ознакомление с лунными тайнами, включая и тайны полового зачатия. В позднейшие времена, когда Луна стала связываться с Женским Началом, с богинями Дианою, Изидою, Артемидою, Юноною и т. д., эта связь тоже явилась в силу основательного знания физиологии и женской природы, как физической, так и психической.

Если бы вместо бесполезных уроков из Библии, преподаваемых в воскресных школах, армии бедных и несчастных были ознакомлены с астрологией – хотя бы только что касается до свойств Луны и ее скрытых влияний на зачатие – то не нужно было бы опасаться увеличения населения или же прибегать к Мальтузианской литературе для приостановки его. Ибо, именно, Луна и ее сочетания регулируют зачатия, и каждый астролог в Индии знает это. Во времена прежних Рас и, по крайней мере, при начале настоящей, те, кто предавались брачным совокуплениям во время некоторых лунных фаз, делавших эти совокупления бесплодными, считались колдунами и грешниками. Но, теперь, даже эти грехи древности, возникшие вследствие злоупотребления Оккультным Знанием, были бы предпочтительнее, нежели преступления наших дней, размножающиеся в силу полного неведения о таких оккультных влияниях.

Но вначале Солнце и Луна были единственными видимыми и в силу своих воздействий, так сказать, ощутимыми, психическими и физиологическими божествами – Отец и Сын – тогда как Про странство или Воздух вообще или же та часть неба, которая называлась египтянами «Нут», была их скрытым Духом или же Дыханием обоих. Отец и Сын заменяли друг друга в своих функциях и трудились совместно и гармонично в своих воздействиях на земную природу и человечество; потому их рассматривали воедино, хотя, как олицетворенные Сущности, они были Двое. Оба были мужского начала и каждый имел свою определенную, хотя и в полном сотрудничестве, работу в деле зарождения человечества. Таким образом, понятия, рассматриваемые с точки зрения астрономической и космической и выраженные на символическом языке, обратились в нашей последней расе в понятия теологические и догматические. Но за покровом космических и астрологических символов существовали оккультные тайны антропографии и первичного генезиса человека. И в этом никакое знание символов, ни даже ключ к послепотопному символическому языку евреев не поможет, за исключением только того, что касается выданного в священных, национальных писаниях для экзотерического употребления; и сумма этих писаний, как бы ни была она искусно затемнена, была лишь малой частью истинной, примитивной истории каждого народа и, кроме того, часто, как например, в еврейских Писаниях, относилась лишь к земному человеку, а не к божественной жизни этого народа. Этот психический и духовный элемент принадлежал МИСТЕРИЯМ и ПОСВЯЩЕНИЮ. Были вещи, которые никогда не записывались на свитках, но, как в Центральной Азии, вырезались на скалах и на стенах подземных святилищ.

Тем не менее, было время, когда весь мир имел «один язык и одно знание», и человек знал о своем происхождении больше, нежели сейчас; когда он знал, что Солнце и Луна, несмотря на ту большую роль, которую они играли в сложении, росте и развитии человеческого тела, все же не были непосредственными, причинными посредниками его появления на Земле; ибо этими посредниками в действительности являются живущие и разумные Силы, которых оккультисты называют Дхиан-Коганами.

По этому поводу один очень сведущий поклонник еврейского Эзотеризма говорит:

Каббала ясно излагает, что Элохим есть «общая абстракция», то, что мы называем в математике «постоянный коэффициент» или «общая функция», входящий не в какое-либо особое, но во все построения, т. е. как общее отношение 1 к 31 415 (Астро-Дхианические и Элохические цифры).

На что Восточный Оккультизм отвечает: Совершенно правильно; они являются абстракцией для наших физических чувств, но для наших духовных познаваний и для нашего внутреннего духовного взора Элохим или Дхиани небольшая абстракция, нежели наша душа и дух для нас. Отбросьте одно, и вы отбросите другое, ибо то, что составляет переживающую Сущность в нас, есть частью непосредственная эманация этих небесных Существ, частью же сами эти Существа. Одно верно, что евреи были вполне ознакомлены с колдовством и различными зловредными силами; но за исключением некоторых великих пророков и ясновидцев, как Даниил и Иезекиил – Енох принадлежал к отдаленнейшей расе, как родовой характер и не к одной какой-либо народности, но как общий всем им – они знали мало и не хотели иметь дела с истинным Оккультизмом; их национальный характер противился всему, что не имело прямого отношения к их этнографическим расовым, племенным и личным интересам – свидетелями этому явились их собственные пророки и те проклятия, которыми они громили эту «крепковыйную расу». Но даже Каббала ясно указывает на прямую связь между Сефиротами или Элохимом и людьми.

Потому, когда нам докажут, что каббалистическое отождествление Иеговы с Бина, Сефирою Женского Начала, имеет еще другое значение, суб-оккультное, тогда и только тогда оккультисты будут готовы протянуть пальму совершенства каббалистам. А пока что утверждается, что так как Иегова, в абстрактном смысле «Единого Живого Бога», есть единичное число, метафизическая фикция и становится реальностью только, когда поставлен в надлежащее ему место, как эманация и Сефира – мы имеем право утверждать, что в Зохаре, как это свидетельствует «Книга Чисел», была преподана (во всяком случае, до его искажения каббалистами-христианами) и сейчас еще преподается та же наша доктрина, которая утверждает, что человек исходит не от одного Небесного Человека, но от Семеричной Группы Небесного Человечества или Ангелов. То же утверждение находим мы и в «Пэмандре, Божественной Мысли».

3. Когда единый становится двумя, троичный проявляется (а) и трое едины[372]; это наша нить, о Лану, сердце человека-растение, называемого Саптапарна (b).

а) «Когда Единый становится Двумя, Троичный проявляется», т. е., когда Единый Вечный роняет свое отображение в область Проявления, то это отображение, Луч, дифференцирует Воды Пространства; или, говоря словами, «Книги Мертвых»: «Хаос прекращается в силу сияния Луча Изначального Света, рассеивающего полную Тьму при помощи великой магической силы Слова (Центрального) Солнца». Хаос становится двуначальным, муже-женственным, и Вода оплодотворяется Светом, и Троичное Существо исходит, как Перворожденный; «Ра (или Озирис Пта) создает свои Члены (подобно Браме), создавая Богов, предназначенных олицетворять его фазы „в течение всего Цикла“. Египетский Ра, возникающий из Глубины, есть Божественная Мировая Душа в ее проявленном аспекте, так же как и Нараяна, Пуруша, „сокрытый в Акаше и явленный в Эфире“.

Это является метафизическим объяснением и относится к самому началу эволюции или, как сказали бы мы, к Теогонии. Смысл этой Станцы, объясненный с другой точки зрения по отношению к тайне человека и его происхождению, еще труднее понять.

Чтобы составить ясное представление того, что означает, что Единый становится Двумя, а затем преображается в Троичность, ученик должен вполне ознакомиться с тем, что мы называем Кругами. Если он обратится к «Эзотерическому Буддизму» – первой попытке набросать приблизительную схему архаической космогонии – он увидит, что под Кругом понимается периодическая эволюция нарождающейся материальной Природы семи Сфер-миров нашей Цепи[373], с их минеральным, растительным и животным цар ствами; человек включается в последнее и стоит во главе его на протяжении всего периода Цикла-Жизни; последний был бы назван браминами «Днем Брамы». Короче говоря, это есть одно обращение «Колеса» (наша Планетная Цепь), состоящего из Семи Сфер или семи отдельных «Колес», на этот раз в другом смысле. Когда эволюция прошла в нисходящем порядке в материю от Сферы А до Сферы G, этим закончился один Круг. В середине четвертого кругообращения, являющегося нашим настоящим Кругом, «Эволюция» достигла своей кульминационной точки физического развития и увенчала свой труд совершенным физическим человеком и, от этой точки она начинает свою работу в духовном направлении». Все это не нуждается в большем повторении, ибо это хорошо объяснено в «Эзотерическом Буддизме». Однако то, что было едва лишь затронуто, именно происхождение человека и то малое, что было сказано об этом, ввело в заблуждение многих, потому вопрос этот должен быть сейчас несколько больше освещен, но лишь настолько, чтобы сделать эту Станцу более понятной, ибо процесс этот будет полнее объяснен лишь в его законном месте, во втором томе.

Итак, каждый Круг по нисходящей скале есть лишь повторение в более конкретной форме предшествовавшего Круга, так же как каждая Сфера, по нисходящей дуге вплоть до нашей Четвертой Сферы, настоящей Земли, есть более грубая и более материальная копия более эфирной, предшествовавшей ей сферы, согласно установленному порядку на трех высших планах[374]. На своем пути вверх, по восходящей дуге, эволюция одухотворяет и делает, так сказать, более эфирной общую природу всего, доводя ее до уровня плана близнеца Сферы, помещенной на противоположной дуге: в результате, когда достигается Седьмая Сфера в каком-либо Круге, природа всего эволюционирующего возвращается к состоянию, в котором она находилась при ее точке отправления – при этом каждый раз достигается новая и высшая стадия в состояниях сознания. Таким образом становится ясным, что так называемое «происхождение человека» в этом нашем настоящем Круге или Цикле Жизни, на этой планете, должно занимать то же место, в том же порядке – как и в предыдущем Круге, за исключением деталей, основанных на местных условиях и времени. Снова должно быть объяснено и запомнено, что работа каждого Круга поручается различной Группе, так называемых, Творцов или Зодчих, то же самое может быть сказано и о каждой Сфере; т. е., она находится под наблюдением и водительством особых Строителей и Охранителей – различных Дхиан-Коганов.

«Творцы» есть неправильно употребляемое слово, ибо ни одна религия, ни даже секта Висиштадвайта в Индии, которая очеловечивает даже Парабрамана, не верит в творение ex nihilo, как это делают христиане и евреи, но лишь в эволюцию из предшествующих материалов.

Группа Иерархии, которой поручено «творить» людей, есть особая Группа; она развила человека-тень в этом Цикле, точно так же, как высшая и еще более духовная Группа развила его в Третьем Круге. Но так как эта Группа Шестая по нисходящей скале Духовности – последняя Седьмая уже духи Земли (Элементалы), которые постепенно формируют, слагают и уплотняют его физическое тело – то эта Шестая Группа развивает лишь форму-тень будущего человека, тонкую оболочку, едва уловимую зрением, прозрачную копию себя самих. Задача Пятой Иерархии – таинственных Существ, возглавляющих созвездие Козерога, Макара или «Крокодила» в Индии и Египте – состоит в одушевлении: пустой и эфирной, животной формы и создании из нее Разумного Человека. Это одна из тем, о которых очень мало может быть сказано во всеуслышание.

Истинно, это тайна, но только для того, кто отвергает существование разумных и сознательных Духовных Существ во Вселенной и уделяет полную сознательность только человеку, и то лишь, как «функцию мозга». Многие из этих Духовных Существ воплощались телесно в человеке со времени его первого появления и, несмотря на это, все еще существуют так же независимо, как и раньше, в беспредельности Пространства.

Точнее сказать, подобная невидимая Сущность может телесно присутствовать на Земле, не покидая своего положения и функций в сверхчувственных областях. Если это требует объяснения, то мы можем лишь напомнить читателю аналогичные случаи в так называемом «Спиритуализме»; хотя подобные случаи очень редки, по крайней мере, что касается до природы сущности, которая воплощается или временно овладевает медиумом. Ибо так называемые «духи», которые могут иногда овладевать телами медиумов, не есть монады или высшие принципы развоплощенных индивидуальностей. Такие духи могут быть только элементариями или – Нирманакая. Именно, подобно тому, как некоторые люди, вследствие особой организации или в силу приобретенной мощи мистического знания, могут быть видимы в своих «двойниках» в одном месте, тогда как их тело находится на расстоянии многих миль, такие же аналогичные проявления могут иметь место в случае Высших Существ.

Человек, рассматриваемый философски в своей внешней форме, есть просто животное, лишь немного совершеннее своего обезьяно-подобного предка Третьего Круга. Он живое тело, но не живое существо, ибо осознание существования «Ego Sum» требует самосознания; животное же может иметь лишь непосредственное сознание или инстинкт. Это было настолько хорошо понято древними, что даже каббалисты сделали из души и тела две Жизни, независимые одна от другой. В «New Aspects of Life», автор излагает каббалистическое Учение:

«Они утверждали, что, в силу своих функций, Дух и Материя, соответствующей непрозрачности и плотности, стремились к сочетанию; и что созданные таким сочетанием Духи, в своем развоплощенном состоянии, строились по скале, по которой воспроизводились различные непрозрачности и прозрачности элементального или не созданного Духа. И что эти Духи, в развоплощенном состоянии, привлекали, завладевали, претворяли и ассимилировали начальный Дух и начальную Материю, состояние которых соответствовало их собственному… Потому они учили, что существовала большая разница в состояниях сотворенных Духов; и что в тесном сотрудничестве между миром Духа и миром Материи более уплотненные Духи, в своем развоплощенном состоянии привлекались к более плотным частям материального мира и потому стремились к центру Земли, где они находили условия, более подходящие к их состоянию; тогда как более прозрачные Духи переходили в окружающую ауру планеты; и самые разреженные находили свое место на ее спутнике».[375].

Это относится исключительно к нашим элементальным (начальным) духам и не имеет ничего общего с Планетарными, Небесными Космическими или Между-Эфирными Разумными Силами или «Ангелами», как их именует римская церковь. Еврейские каббалисты и в особенности практикующие оккультисты, занимавшиеся церемониальной магией, имели дело исключительно лишь с Духами Планет и, так называемыми, «Элементалами». Потому вышесказанное покрывает лишь одну часть Эзотерического Учения.

Душа, телесным проводником которой является астральная, эфиро-субстанциальная оболочка могла умереть, а человек мог еще продолжать жить на Земле. То есть, Душа могла освободиться и покинуть свое обиталище из-за различных причин, подобных сумасшествию, духовной и физической развращенности и т. д. Возможность для Души – т. е., для вечного Духовного Эго – обитать в невидимых мирах в то время, когда ее тело продолжает жить на Земле, является преимущественно Оккультной Доктриной, особенно в китайской и буддийской философии. Много вокруг нас бездушных людей, ибо подобные случаи встречаются, как среди злобных материалистов, так и среди лиц, «которые, продвигаясь в святости, никогда не обращаются назад».

Потому то, что могут совершать живущие (Посвященные), еще лучше могут выполнить Дхиани, которые не имеют физических тел, связывающих их. Таково было верование допотопных обитателей и оно скоро будет принадлежать современному интеллигентному обществу в «спиритуализме», так же как и греческой и римской церквам, учащим вездесущности своих Ангелов. Последователи Зороастра рассматривали своих Амешаспентов как двояких сущностей (Фэруэры), применяя эту двоячность – во всяком случае, в эзотерической философии – ко всем духовным и невидимым обитателям бесчисленных и видимых нам миров в пространстве. В заметках Дамасция (Шестой век) о халдейских оракулах мы имеем достаточно доказательств о всемирности этой доктрины, ибо он говорит: «В этих Оракулах, Семь Космократоров Мира («Столбы Мира»), также упомянутые Св. Павлом, являются двоякими. Одна Группа предназначается управлять высшими мирами, духовными и небесными, а другая руководить и блюсти миры материи». Таково также мнение и Ямвлиха, делающего явное различие между Архангелами и Архонтами.[376].

Вышесказанное может быть применено, конечно, к различию, делаемому между степенями или классами Духовных Существ, именно, в этом смысле римско-католическая церковь старается истолковать и преподавать это различие, ибо тогда как в ее учении Архангелы являются божественными и священными, их «Двойники» провозглашаются Дьяволами. Но слово Фэруэр не следует понимать в этом смысле, ибо оно просто означает противоположность или обратную сторону любого атрибута или качества. Так, когда оккультист говорит, что «Демон есть обратная сторона Бога» – зло, обратная сторона медали – он не предполагает две отдельные действительности, но два аспекта или грани того же самого Единства. Но лучший живущий человек, поставленный бок о бок с Архангелом – каким описывает его теология – покажется сатанинским исчадием. Отсюда некоторое основание в умалении низшего «Двойника», погруженного гораздо глубже в материю, нежели его Образец. Но, все же, также мало имеется причин рассматривать их, как дьяволов; но, именно, это утверждают римско-католики, вопреки всякому смыслу и логике.6392*

Эта тождественность между Духом и его материальным «Двойником» – в человеке это наоборот – еще лучше объясняет путаницу, на которую уже намекалось в этом труде, в именах и индивидуальностях, так же как и в численности Риш и Праджапати; особенно тех, относящихся к Сатья Юге и Периоду Махабхараты. Это также бросает добавочный Свет на то, чему учит Тайная Доктрина о Коренных или Ману-Семени. Не только эти прародители нашего человечества, но каждое человеческое существо, так учат нас, имеет своего прототипа в духовных сферах и этот прототип есть высшая сущность его седьмого принципа. Таким образом, семь Ману становятся четырнадцатью, Коренной Ману, будучи Перво-Причиной, а Ману-Семени ее следствием; и от Сатья Юги (первой стадии) до Героического Периода, эти Ману или Риши достигают числа двадцати одного.

b) Заключительная фраза этого Стиха указывает, насколько архаичны верование и доктрина о семеричности человеческого строения. «Нить» Бытия, оживотворяющая человека и проходящая через все его личности или рождения на этой Земле – намек на Сутратма – Нить, на которой, кроме того, нанизаны все его «Духи», соткана из естества Троичных, Четверичных и Пятеричных, которые содержат все предыдущие. Панчашикха, согласно Падма Пуране[377], есть один из семи Кумаров, которые отправляются в Света-Двипа для почитания Вишну. Далее мы увидим, какая связь существует между «безбрачными» и непорочными Сынами Брамы, отказавшимися «размножаться», и земными смертными. Пока что очевидно, что «Человек-Растение Саптапарна» относится, таким образом, к семи принципам и что человек уподобляется этому семилистному растению, такому священному среди буддистов. Египетская аллегория в «Книге Мертвых», относящаяся к «вознаграждению Души», настолько же показательна для нашей семеричной доктрины, как и поэтична. Умершему выделяется кусок земли на поле Анару, где Manes, обожествленные тени умерших, собирают, как жатву, посеянную их деяниями в жизни, рожь семи кубов высоты, растущую в местности, разделенной на семь и четырнадцать частей. Эта рожь есть та пища, благодаря которой они будут жить и благоденствовать или же которая убьет их в Аменти, в царстве, где поле Анару является лишь областью. Ибо, как сказано в гимне[378], умерший или уничтожается там, или становится чистым духом на Вечность, вследствие «семижды семидесяти семи жизней», проведенных или которые будут проведены им на Земле. Это представление о жатве ржи, как «плода деяний», весьма изобразительно.

4. Это есть корень, никогда неумирающий; три-язычное пламя четырех фитилей (а)… фитили – искры, которые извлекают из три-язычного пламени[379], устремленного семью, – их пламя – лучи и искры от единой луны, отраженной в струящихся волнах всех рек земли (b).[380].

а) «Три-язычное Пламя, никогда неумирающее», есть бессмертная духовная триада – Атма, Буддхи и Манас или, вернее, плод последнего, ассимилированный первыми двумя после каждой земной жизни. «Четыре Фитиля», которые выходят и гаснут, суть четыре низших принципа, включая тело.

«Я есмь Трех-Фитильное Пламя и мои Фитили бессмертны», говорит Умерший. «Я вхожу в область Секхем (Бог, чья рука сеет семя действия, совершенного развоплощенной душой) и Я вступаю в Область Пламен, которые уничтожили своих противников, (т. е. освободились от Четырех Фитилей[381], порождавших грех)».

«Три-язычное Пламя Четырех Фитилей» соответствует четырем Единицам и трем Двойкам Древа Сефиротов.

b) Подобно миллиардам сверкающих искр, танцующих на водах океана, над которым светит одна и та же Луна, наши мимолетные, эфемерные Личности – призрачные оболочки бессмертной Монады-Эго – мерцают и пляшут на волнах Майи. Они появляются и так же, как тысячи искр, рожденные лучами Луны, живут лишь, пока Царица Ночи излучает свой свет на «стремительные волны» Жизни, на протяжении периода Манвантары; а затем они исчезают, и «Лучи» – символы наших вечных Духовных Эго – одни лишь переживают, погружаясь обратно и сосуществуя, как и раньше, воедино с Матерью-Источником.

5. Искра, Фохата нитью тончайшей с пламенем соединенная. Она странствует через семь миров Майи (а). Она останавливается в первом[382], становясь металлом и камнем; проходит во второй[383], и узри – растение; растение вращается в семи сменах и становится священным животным[384](b). Из этих свойств сочетаний ману[385] – мыслитель создается. Кто создает его? Семь жизней и единая жизнь (с). Кто завершает его? пятиричный лха. кто совершенствует последнее тело? рыба, грех, сома[386](d)…

а) Фраза «Через Семь Миров Майи» относится здесь к семи Сферам Планетной Цепи и Семи Кругам или к сорока девяти местопребываниям деятельного существования, которые предстоят «Искре» или Монаде при начале каждого Великого Цикла-Жизни или Манвантары. «Нить Фохата» есть ранее упомянутая Нить Жизни.

Это относится к величайшей проблеме философии – физической и субстанциональной природе Жизни, независимая, самостоятельная природа которой отрицается современной наукою, ибо эта наука не в состоянии понять этого.

Только верующие в перевоплощение и Карму туманно прозревают, что вся Тайна Жизни заключается в непрекращающихся сериях ее проявлений в физическом теле или же вне его. Ибо если даже:

Жизнь, подобно куполу стекол многоцветных,
Расцвечает Вечности блистающую белизну…

Тем не менее, она сама есть часть и частица этой Вечности; ибо лишь Жизнь может понять Жизнь.

Что есть эта «Искра, соединенная с Пламенем»? Это Джива, Монада в сочетании с Манасом, или, вернее, его аромат – то, что остается от каждой Личности, если она достойна и соединена с Атма-Буддхи, Пламенем, посредством Нити Жизни. В каком бы смысле это не было истолковано и на сколько принципов не был бы разделен человек, легко может быть доказано, что эта доктрина подтверждается всеми древними религиями от ведической до египетской, от религии Зороастра до еврейской. Что касается до последне-упомянутой, то каббалистические труды дают многочисленные доказательства этому утверждению. Вся система каббалистических чисел основана на Божественной Семеричности, исходящей из Триады, образуя, таким образом, Декаду и ее превращения 7, 5, 4 и 3, которые, в конце концов, все погружаются во Единого; в бесконечный и беспредельный Круг.

Как гласит Зохар:

«Божество (вечно невидимое Присутствие) проявляется посредством десяти Сефиротов, являющихся его лучезарными свидетелями. Божество, подобно Морю, из которого вытекает река, называемая Мудростью, воды которой впадают в озеро, именуемое Разумом. Из бассейна, на подобие семи каналам, исходят Семь Сефиротов… ибо десять равняются семи: Декада содержит четыре Единицы и Три Двойки».

Десять Сефиротов соответствуют Членам Человека.

«Когда Я (Элохим) сотворил Адама Кадмона, Дух Вечный сверкнул из его Тела, подобно молнии, которая тотчас засияла на волнах семи миллионов небес и мои десять Сефиротов были его Членами».

Но ни Голова, ни Плечи Адама Кадмона не могут быть видимы, потому мы читаем в Сифра ди-Цениута, «Книге Сокрытой Мудрости»:

«От начала времени, после того, как Элохим («Сыны Света и Жизни» или Строители) сформировали из вечной Субстанции Небеса и Землю, они создали миры шесть по шести».

Седьмой – Малкут, наша Земля[387], на ее плане и низшая на всех других планах сознательного существования. Халдейская Книга Чисел содержит подробное объяснение всего этого.

«Первая Триада Тела Адама Кадмона (три высшие плана из семи)[388] не может быть видима, прежде чем Душа не предстанет перед Ликом Ветхого Деньми».

Сефироты этой высшей Триады следующи: «1) Кэтэр (Венец), представленный челом Макропросопуса; 2) Хокма (Мудрость, мужской принцип) его правым плечом; и 3) Бина (Разум, женский принцип) левым плечом». Затем следуют семь Членов или Сефиротов на планах проявления; совокупность этих четырех планов представлена Микропросопусом, Меньшим Ликом или Тетраграмматоном. Тайною «Четырех Букв». «Семь проявленных и Три сокрытых Члена суть Тело Божества».

Таким образом, наша Земля Малкут одновременно седьмой и четвертый Мир; Седьмой, если считать от первой верхней Сферы, четвертый, если считать по планам. Она зарождена шестой Сферой или Сефирою, называемою Иесод, «Основанием» или, как сказано в Книге Чисел: «При помощи Иесод Он (Адам Кадмон) оплодотворяет первичную Heva (Ева или наша Земля)». Будучи передано на мистическом языке, это поясняет, почему Малкут, называемая Низшей Матерью, Матроной, Царицей и Царством Основания, является Невестою Тетраграмматона или Микропросопуса (Второго Логоса) Небесного Человека. Когда она освободится от всякой нечистоты, она соединится с Духовным Логосом т. е., в Седьмой Расе Седьмого Круга – после возрождения в день «Саббат». Ибо «Седьмой День» также имеет оккультное значение, которое не снилось нашим теологам.

«Когда Матронита, Матерь, разлучена и поставлена лицом к лицу с Царем в величии Саббат, все становится единым Телом».[389].

«Становится единым Телом» означает, что все вновь поглощается еще раз Единым Элементом, духи людей становятся Нирвани, а все другие элементы вновь становятся тем, чем они были раньше – Протилом или Недифференцированной Субстанцией. «Саббат» означает Покой или Нирвану. Это не есть «седьмой день» после шести дней, но период, равняющийся семи «дням» или любому периоду, составленному из семи частей. Так Пралайа в своей продолжительности равняется Манвантаре, или Ночь Брамы равна Его Дню. Если христиане следуют обычаям евреев, то они должны были бы принять дух, а не их мертвую букву. Они должны были бы работать одну неделю из семи дней и отдыхать семь дней. Что слово «Саббат» имело мистическое значение, обнаруживается в том малом внимании, которое было выказано Иисусом Христом в отношении дня Саббат и тем, что сказано в Евангелии от Луки[390]. Саббат означает там целую неделю. Сравните греческий текст, где неделя называется «Саббат». Буквально: «Я пощусь дважды в течение „Саббат“. Павел, будучи Посвященным, знал это хорошо, когда подразумевая вечный покой и блаженство в Небесах, как Саббат[391], он говорил: «и счастье их будет вечным, ибо они всегда будут (воедино) с Господом и будут наслаждаться вечным Саббат».[392].

Различие между Каббалой и архаической Эзотерической Видья – беря Каббалу не в ее ныне искаженной копии, Каббале христианских мистиков, но как она изложена в халдейской «Книге Чисел» – очень незначительно и ограничивается несущественными расхождениями в форме и выражении. Так Восточный Оккультизм относит нашу Землю к Четвертому Миру, низшему в Цепи, выше которого, по обеим восходящим дугам, помещаются шесть глобусов-сфер, по три с каждой стороны. С другой стороны Зохар называет Землю низшим или седьмым миром, добавляя, что от шести зависят все вещи, содержащиеся в ней (Микропросопус). «Меньший Лик (ибо проявлен и конечен) состоит из шести Се фиротов», говорится в том же труде. «Семь королей приходят и умирают в трижды разрушенном Мире, (Малкут, наша Земля, разрушенная после каждого из Трех Кругов, через которые она уже прошла). И царство их (Семи Царей) будет разрушено»[393]. Это относится к Семи Расам, пять из которых уже проявились и две остальные должны еще проявиться в этом Круге.

В Японии, аллегорические описания Шинто, относящихся к Космогонии и происхождению человека, намекают на то же самое верование.

Капитан С. Пфундес, изучавший около девяти лет в монастырях Японии основную религию в различных сектах страны, говорит:

«Шинтоистическое представление о творении следующее: из хаоса (Контон) Земля (Инь) была осевшим осадком, а Небеса (Ян) были эфирными субстанциями, которые поднялись: человек (Джин) появился между двумя. Первый человек именовался Kuni-to ko tatchino-mikoto и пять других имен были даны ему, и тогда появилась человеческая раса, мужского и женского начала. Изанаги и Изанами породили Tenschoko doijin первого из пяти Богов Земли».

Эти «Боги» просто наши Пять Рас, Изанаги и Изанами суть два рода «Предков», две предшествующие Расы, давшие рождение как животному, так и разумному человеку.

Во втором томе будет показано, что число семь, так же как и доктрина семеричного строения человека, было первенствующим во всех сокровенных системах. Число это играет такую же важную роль в Западной Каббале, как и в Восточном Оккультизме. Элифас Леви называет число семь «Ключом к Моисееву сотворению и к символам каждой религии». Он доказывает, что Каббала точно следует даже семеричному подразделению человека, ибо диаграмма, которую он прилагает в своем труде «La Clef des Grands Муstиrеs»[394], семерична. Это может быть обнаружено при первом взгляде, как бы искусно ни была сокрыта точная мысль. Также достаточно лишь взглянуть на диаграмму «Формации Души» в «Разоблаченной Каббале» Матерса[395], взятую из вышеуказанного труда Элифаса Леви, чтобы найти то же самое, хотя и в другом толковании.

Приводим эту диаграмму с каббалистическими и оккультными наименованиями.

Диаграмма IV.

Тайная доктрина.

Триада Бессмертная[396].

Леви называет Нэфеш то, что мы называем Манасом и vice versa. Нэфеш есть Дыхание (животной) Жизни в человеке – Дыхание Жизни, инстинктивное в животном; Манас есть Третья Душа – человеческая в ее светлом аспекте, и животная в связи с Самаэлем или Камою. Нэфеш действительно есть «Дыхание (животной) Жизни», которая была вдунута в Адама, человека из праха; следовательно это есть Жизненная Искра, одушевляющий Элемент. Без Манаса, «Разумной Души» или Ума, который в диаграмме Леви неправильно назван Нэфеш, Атма-Буддхи неразумна на этом плане и не может выявляться. Именно, Буддхи есть Пластический Медиатор, не Манас, являющийся разумным посредником между верхней Триадою и низшей Четверицею. Но много таких странных и любопытных превращений встречается в каббалистических трудах – убедительное доказательство тому, что эта литература стала прискорбной путаницей. Мы принимаем классификацию эту лишь в этом особом пункте, чтобы показать сходные точки.

Теперь, мы представим в форме таблицы то, что осторожный Элифас Леви пишет, чтобы объяснить свою диаграмму и то, чему учит Тайная Доктрина – и сравним и то и другое. Элифас Леви делает также различие между каббалистическими и оккультными учениями о Духе.

Элифас Леви, каббалист, говорит:

Теософы утверждают:

Пневматика каббалистов.

Эзотерическая пневматика.

1. Душа (или Эго) есть Свет облеченный; и Свет этот троичен.

1. То же самое; ибо это есть Атма-Буддхи-Манас.

2. Нэшама – чистый Дух.

2. То же самое.[397].

3. Руах – Душа или Дух.

3. Духовная Душа.

4. Нэфеш – Пластический Медиатор.[398].

4. Медиатор между Духом и Человеком, обитель Разума, Ум в человеке.

5. Одеяние Души есть оболочка (тело) Образа (Астральная Душа).

5. Правильно.

6. Облик двойственен, ибо он отражает доброе и злое.

6. Слишком бесполезно апокалипсично. Почему не сказать, что астральное тело человека так же отражает доброго человека, как и злого; человека, вечно стремящегося к высшей Триаде, ибо иначе он исчезает вместе с Четверицею.

7. (Облик – Тело).

7. Земной Облик.

Оккультная пневматика. (Согласно Эл. Леви).

Оккультная пневматика. (Согласно Оккультистам).

1. Нэфеш бессмертна, ибо она обновляет свою жизнь через разрушение форм.

(Но Нэфеш, «Дыхание Жизни» есть ложное наименование и бесполезная загадка для ученика).

1. Манас бессмертен, ибо, после каждого нового воплощения, он присоединяет к Атма-Буддхи нечто от себя и, таким образом, ассимилируясь с Монадою, разделяет, ее бессмертие.

2. Руах продвигается эволюцией идей (!?).

2. Буддхи становится сознательным через нарастания, получаемые им от Манаса, при смерти человека после каждого нового воплощения.

3. Нэшама прогрессирует без забвения и разрушения.

3. Атма ни прогрессирует, ни забывает, ни помнит. Она не принадлежит этому плану. Она лишь Луч Света Вечного, который светит через темноту материи – когда последняя желает это.

4. Душа имеет три обиталища.

4. Душа – коллективно, как Высшая Триада, живет на трех планах, кроме своего четвертого, земной сферы; но она вечно пребывает на высшем из трех.

5. Эти обиталища следующие: План Смертных; Высший Эдем и низший Эдем (Рай).

5. Эти обители суть: Земля для физического человека или Животной Души; Кама Лока (Гадес, Лимбо-преддверие ада) для развоплощенного человека или его Оболочки; Дэвачан для высшей Триады.

6. Образ (человек) есть Сфинкс, представляющий загадку рождения.

6. Правильно.

7. Роковой Образ (Астральный) одаряет Нэфеш своими наклонностями, но Руах может заменить его Обликом, завоеванным в соответствии с вдохновениями Нэшама.

7. Астрал, посредством Кама (желания), постоянно увлекает Манас вниз, в сферу материальных страстей и желаний. Но если лучший Человек или Манас пытается избежать этого рокового, пагубного притяжения и обратить свои устремления к Атма (Нэшама), тогда Буддхи (Руах) побеждает и возносит Манас с собою в область вечного Духа.

Совершенно ясно, что французский каббалист или недостаточно знал истинную догму, или же исказил ее намеренно, чтобы приспособить к своим целям. Так, он продолжает распространяться по этому вопросу в следующих словах, на которые мы, оккультисты, отвечаем недавно умершему каббалисту и его почитателям следующим образом:

1. Тело есть форма Нэфеш; Нэфеш форма Руах; Руах форма одеяния Нэшама.

1. Тело следует прихотям Манаса, хорошим или дурным; Манас пытается следовать Свету Буддхи, но часто безуспешен. Буддхи есть форма «одеяния» Атмы, ибо Атма ни тело, ни форма, ни что-либо иное, и Буддхи ее Проводник лишь иносказательно.

2. Свет (Душа) олицетворяет себя, облекаясь (в тело); и личность живет только, если одеяние совершенно.

2. Монада становится личным Эго, когда она воплощается, и нечто от этой Личности остается через Манас, если последний достаточно совершенен, чтобы ассимилировать Буддхи.

3. Ангелы стремятся стать человеком. Совершенный Человек, Бого-Человек, превыше всех Ангелов.

3. Правильно.

4. Каждые 14,000 лет душа обновляется и отдыхает в торжественном сне забвения.

4. На протяжении периода Великого Века или Дня Брамы царствуют 14 Ману. После чего наступает Пралайа, когда все Души (Эго) пребывают в Нирване.

Таковы искаженные копии Эзотерической Доктрины в Каббале. Теперь вернемся к Стиху 5 Станцы Седьмой.

b) Хорошо известный каббалистический афоризм гласит: «Камень становится растением; растение животным; животное человеком; человек духом; и дух богом». «Искра» одушевляет, по очереди, все царства, прежде чем она входит и одухотворяет Божественного Человека, между которым и его предшественником, животным человеком, все различие мира. Книга Бытия начинает свою антропологию с неправильного конца – очевидно для сокрытия – и никуда не приводит. Вступительные главы Книги Бытия никогда не предполагали представить хотя бы даже отдаленнейшую аллегорию сотворения нашей Земли. Они охватывают метафизическое представление неопределенного периода в Вечности, когда законом эволюции были сделаны попытки оформления миров. Эта мысль ясно выражена в Зохаре:

«Были старые миры, которые погибали, как только они нарождались, они не имели форм и назывались искрами. Так кузнец, ударяя молотом по железу, брызжет искрами по всем направлениям. Искры, первоначальные Миры, которые не могли существовать, ибо Древняя Священная (Сефира) не приняла еще своей формы (Андрогины или противоположных полов) Царя и Царицы (Сефира и Кадмон), и Мастер еще не начал своей работы».[399].

Если бы Книга Бытия начиналась так, как должно, то в ней найден был бы сначала Небесный Логос, «Небесный Человек», развивающийся, как Составная Единица Логосов, из которой, после их пралайического сна – сна, который собирает воедино Числа, разбросанные на майавическом плане, подобно тому, как отдельные шарики ртути на тарелке сливаются в одну общую массу – Логосы, как мы уже видели это, являются в своей совокупности, как первые «Муж и Жена» или Адам Кадмон, «Fiat Lux» в Библии. Но это превращение не имело места ни на нашей Земле, ни на каком-либо другом материальном плане, но в Глубинах Пространства, при первой дифференциации вечного Корня-Материи. На нашем нарождающейся Земном шаре вещи происходят иначе. Монада или Джива, как сказано в «Разоблаченной Изиде»[400], прежде всего устремляется Законом Эволюции в низшую форму материи – в минералы. После семеричного круговращения, заключенная в камне или в том, что станет минералом и камнем в Четвертом Круге, она выходит из него, скажем, как лишайник. Пройдя затем через все формы растительной материи в то, что называется животной материей, она теперь достигла точки, у которой она становится, так сказать, зародышем животного, которое станет человеком. Все это, вплоть до Третьего Круга, лишено формы, как материя, и бессмысленно в отношении сознания. Ибо Монада или Джива per se даже не может быть названа Духом; это есть Луч, Дыхание Абсолюта или скорее, сама АБСОЛЮТНОСТЬ. Абсолютная Однородность, не имея отношения к условной и относительной законченности, бессознательна на нашем плане. Потому, кроме материала, который ей потребуется для ее будущей человеческой формы, Монада нуждается в (а) образце или духовном прообразе для оформления этого материала и (b) в разумном сознании, чтобы направить ее эволюцию и продвижение; но ни тем и ни другим не обладает ни однородная Монада, ни бесчувственная, хотя и живая материя. Адам из праха нуждается, чтобы Душа Жизни была вдунута в него: т. е., два срединных принципа, которые суть чувствующая Жизнь неразумного животного и человеческая душа, ибо первая неразумна без последней. Только, когда из потенциальной Андрогины человек разъединился на мужчину и женщину, он может быть одарен сознательной, разумной и индивидуальной Душой (Манас), «Принципом или Разумом Элохима», но, чтобы получить его, он должен вкусить плод Знания от Древа Добра и Зла. Как достигнет он всего этого? Оккультная Доктрина учит, что тогда как Монада совершает свой цикл нисхождения в материю, эти самые Элохимы или Питри – низшие Дхиан-Коганы – развиваются pari passu вместе с нею на более высоком и духовном плане, спускаясь так же относительно в материю на своем плане сознания; и когда, достигнув известной точки, они встречают воплощающуюся (бессознательную) Монаду, заключенную в низшую материю, то эти две потенции Духа и Материи сочетаются, и союз этот порождает земной символ «Небесного Человека» в Пространстве – СОВЕРШЕННОГО ЧЕЛОВЕКА. В философии Санкхья говорится о Пуруше (Духе), как о чем-то импотентном, пока он не встанет на плечи Пракрити (Материи), которая, будучи оставлена одна – бессознательна. Но в Тайной Философии они рассматриваются, как превращаемые потенции. Дух и Материя, хотя и являют единство в своем начале, но, появляясь на плане дифференциации, каждый из них начинает свой эволюционный прогресс в противоположных направлениях – Дух постепенно падает в Материю, а последняя восходит к своему первоначальному состоянию, т. е., к чисто духовной Субстанции. Оба неразлучны, тем не менее, всегда разлучены. На физическом плане два одинаковых полюса всегда будут отталкивать друг друга, тогда как отрицательный и положительный – взаимно притягиваются. Точно так же стоят в отношении один другого Дух и Материя, – два полюса одной и той же однородной Субстанции, Коренного Принципа Вселенной.

Потому, когда наступает час для Пуруши встать на плечи Пракрити для оформления Совершенного Человека – рудиментарный человек Первых Двух Рас и половины следующей, будучи лишь первым среди млекопитающихся, постепенно развившимся в наиболее совершенный вид – Небесные Предки (Существа предшествовавших миров, именуемые в Индии Шишта), вступают на этот наш план и воплощаются в физического или животного человека, подобно тому, как Питри вступили раньше их для оформления последнего. Таким образом, оба процесса двух «творений» – животного и божественного человека – очень сильно различаются. Питри выделили из своих эфирных тел еще более эфирные и туманные подобия самих себя, или то, что мы назвали бы теперь «двойниками» или «астральными формами», созданными по их подобию[401]. Это снабжает Монаду ее первым обиталищем и дает слепой материи образец, вокруг которого она может отныне строить. Но Человек все еще не закончен. От Сваямбхува Ману»[402], от которого произошли семь примитивных Ману или Праджапати, из которых каждый дал рождение примитивной Расе людей, вплоть до времени «Codex Nazaraeus», где Карабтанос или Фетахил, слепая и похотливая Материя, порождает от своей Матери-Spiritus семь Фигур, из которых каждая является прародителем одной из семи первичных Рас – эта доктрина запечатлелась в каждом архаическом писании.

«Кто формирует Ману (Человека) и кто формирует тело его? Жизнь и Жизни, Грех[403] и Луна». Здесь Ману означает духовного, небесного Человека, истинное и неумирающее Эго в нас, являющееся непосредственной эманацией «Единой Жизни» или Абсолютного Божества. Что же касается до наших внешних физических тел, обиталищ святилища Души, то Доктрина преподает странный урок; такой странный, что если он не будет вполне объяснен и также вполне понят, то лишь точная наука будущего сможет вполне оправдать эту теорию.

Уже было сказано, что Оккультизм не признает ничего неорганического в Космосе. Выражение, употребляемое наукою, «неорганическая субстанция», просто означает, что латентная жизнь, дремлющая в молекулах, так называемой, «инертной материи», непознаваема. ВСЕ есть ЖИЗНЬ и каждый атом, даже атом минеральной пыли, есть ЖИЗНЬ, хотя и за пределами нашего понимания и уловимости, потому что она вне порядка законов, известных тем, кто отвергает Оккультизм. «Сами Атомы», говорит Тиндалль, «кажутся одаренными желанием жизни». Откуда же тогда, спросим мы, приходит это стремление «вливаться в органические формы»? Может ли это быть объяснено иначе, нежели согласно учениям Оккультной Науки?

«Миры для невежд сложены из известных Элементов. Но в понимании Архата эти Элементы сами коллективно являются Божественною Жизнью; порознь же, на планах манифестаций, они суть бесчисленные сонмы Жизней. Лишь Огонь – ЕДИН– на плане Единой Реальности. На плане проявленного, следовательно призрачного Бытия, его частицы – огненные Жизни живут и утверждают свое бытие за счет всякой другой Жизни, которую они поглощают. Потому они называются « ПОЖИРАТЕЛЯМИ» … Каждая видимая вещь в этой Вселенной была сложена подобными ЖИЗНЯМИ, от сознательного и божественного первоначального человека, по нисходящей скале, до бессознательных посредников, слагающих материю… От ЕДИНОЙ ЖИЗНИ, бесформенной и несотворенной, происходит Вселенная всех Жизней. Вначале из Глубины (Хаоса) был проявлен холодный светящий Огонь (газовый свет?), который образовал Сгустки в Пространстве (может быть нерастворимые туманности?) … Эти сражались, и сильный жар был развит вследствие столкновений и ударов, породивших вращение. Затем появился первый проявленный МАТЕРИАЛЬНЫЙОгонь, жаркие Пламена, Странники в Небе (Кометы). Жар породил влажный пар; что образовало твердую воду(?); затем сухой туман, затем жидкий туман, водянистый, который погашает яркое блистание Странников (Комет?) и образует твердые водянистые Колеса (МАТЕРИАЛЬНЫЕСферы). Бхуми (Земля) появляется с шестью сестрами; своим постоянным движением они производят низший огонь, жар и водянистый туман, который выявляет третий Элемент Мира – ВОДУ. И от дыхания всего рождается (атмосфериче ский) ВОЗДУХ. Эти четверо суть четыре Жизни первых четырех Периодов (Кругов) Манвантары. Три последних последуют».

Комментарии сначала говорят о «бесчисленных миллиардах сонмищ жизней». Не сделал ли Пастер бессознательно первый шаг к Оккультной Науке, объявив, что если бы он осмелился полностью выразить свои мысли по этому вопросу, он сказал бы, что органические клеточки одарены жизненным потенциалом, который не прекращает своей деятельности с прекращением тока кислорода, направленного на них, и даже, несмотря на это, не расторгает своей связи с самой жизнью, которая поддерживается воздействием этого газа? «Я добавил бы», продолжает Пастер, «что эволюция зародыша совершается посредством сложных феноменов, среди которых мы должны включить процессы ферментации». Жизнь, по Клоду Бернару и Пастеру, есть ничто иное, как процесс ферментации. Что существуют в Природе Существа или Жизни, которые могут жить и развиваться без воздуха даже на нашей Земле, было доказано теми же учеными. Пастер открыл, что многие из низших жизней, подобные вибрионам и другим микробам и бактериям, могут существовать без воздуха, который, напротив, убивает их… Они извлекают кислород, нужный им для их размножения из различных веществ, окружающих их. Он называет их аэробами, живущими на тканях нашей материи, когда последняя перестала быть частью живого целого (очень неудачно называемой тогда наукою «мертвой материей»), и анаэробами. Один из этих видов поглощает кислород и сильно способствует разрушению животной жизни и растительных тканей, доставляя атмосфере материалы, которые позднее входят в строение других организмов; другой вид окончательно разрушает или скорее уничтожает так называемую органическую субстанцию; окончательное разложение невозможно без их участия. Некоторые зародышевые клеточки, подобные клеточкам дрожжей, развиваются и множатся в воздухе, но, лишенные его, они приспособляются к жизни без воздуха и становятся закваскою, поглощая кислород из веществ, приходящих в соприкосновение с ними, и тем разрушая последние. Клеточки в плодах, когда им недостает свободного кислорода, действуют, как дрожжи, и вызывают брожение (ферментацию). «Потому растительная клеточка в подобном случае проявляет жизнь, как анаэробическое существо. По чему же тогда органическая клеточка, в данном случае, должна явить исключение?» – спрашивает профессор Боголюбов. Пастер указывает, что в веществе наших тканей и органов, клеточка, не находя себе достаточно кислорода, вызывает брожение тем же способом, как и плодовая клеточка. И Клод Бернар полагал, что идея Пастера об образовании брожениий находит применение и подтверждение в том факте, что мочевина увеличивается в крови при удушении. Потому ЖИЗНЬ вездесуща во всей Вселенной, и Оккультизм учит нас, что она заключена также и в атоме.

«Бхуми появляется с шестью сестрами», говорят Комментарии. Ведическое Учение, утверждает, что «существуют три Земли, соответствующие трем Небам, и наша Земля (четвертая) называется Бхуми». Таково объяснение, данное нашим экзотерикам западными востоковедами. Но эзотерическое значение этой фразы и намек на это в Ведах относится к нашей Планетной Цепи: «Три Земли» на нисходящей дуге и «Трое Небес» показывают, что есть также три Земли или Сферы, только гораздо более эфирные на восходящей или духовной дуге. Тремя первыми мы спускаемся в материю, тремя другими мы восходим к Духу. Низшая Бхуми, наша Земля, образует поворотный пункт, так сказать, и содержит потенциально столько же Духа, сколько и Материи. Но это мы обсудим позднее.

Итак, общее учение Комментариев сводится к тому, что каждый новый Круг развивает один из Сложных Элементов, как они известны сейчас науке, отвергающей примитивную номенклатуру, предпочитая подразделить их на составные части. Если Природа находится «в вечном становлении» на проявленном плане, то эти Элементы должны быть рассматриваемы в том же свете; они должны развиваться, прогрессировать и усилиться до Манвантарического конца.

Таким образом, Первый Круг, как учат нас, развил лишь один Элемент и природу, и человечество в том, что может быть названо одним аспектом Природы – называемом некоторыми очень ненаучно, хотя фактически это может быть и так, «пространством одного измерения».

Второй Круг выявил и развил два Элемента – Огонь и Землю; и его человечество, приспособленное к этому условию Природы, если только можно дать наименование человечества существам, живущим в условиях, ныне незнакомых людям, было – снова употребляя знакомую фразу в точно фигуративном смысле и в единственном смысле, в котором это может быть употреблено – существами «двух измерений».

Процесс естественного развития, который мы сейчас рассматриваем, одновременно разъясняет и дискредитирует привычку обсуждений свойствдвух, трех ичетырех или более пространственных измерений; но мимоходом следует указать на истинное значение разумной, но неполной интуиции, подсказавшей спиритуалистам и теософам и нескольким большим ученым[404] – употребление для этого понятия современного выражения «четвертого измерения пространства». Во первых, легкомысленная нелепость предположения, что Пространство, само по себе, может быть измерено в любом направлении, не имеет смысла. Обычная фраза может быть лишь сокращением более полной формулы – «четвертое измерение материи в Пространстве»[405]. Но даже, будучи так расширена, эта фраза, все же, неудачна, ибо, хотя и совершенно правильно, что продвижение эволюции должно явить нам новые свойства материи, но и те, с которыми мы уже ознакомлены, в действительности более многочисленны, чем три измерения. Свойства или что будет, пожалуй, более соответствующим термином, признаки материи, должны всегда иметь прямое отношение к чувствам человека. Материя имеет протяженность, цвет, движение (молекулярное движение), вкус и запах, свойства, которые соответствуют ощущениям, существующим у человека; и следующий признак, который будет развит в ней, назовем его пока «Проницаемостью» – будет соответствовать следующему чувству человека, которое мы можем назвать «Нормальным Ясновидением». Так, когда некоторые смелые мыслители жаждали четвертого измерения для объяснения прохождения материи через материю или завязывания узлов на бесконечной веревке, им недоставало знания шестого свойства материи. Три измерения в действительности принадлежат лишь одному свойству или признаку материи – протяженности. Простой, здравый смысл справедливо восстает против идеи, что при любом состоянии вещей может быть более, нежели три подобных измерений, как длина, ширина и толщина. Эти термины и сам термин «измерение» принадлежат к одному плану мышления, к одной стадии эволюции, к одному свойству материи. Пока Космос будет располагать установленными футами для приложения к материи, до тех пор она будет измеряться лишь тремя способами и не более; подобно тому, как и с того времени, когда идея измерения впервые внедрилась в человеческое понимание, стало возможно прилагать измерение лишь в трех направлениях – не более.

Но эти соображения, ни в коем случае, не восстают против несомненности, что с течением времени, когда способности человечества умножатся, также будут умножены и свойства материи. Пока этот способ выражения еще более неправилен, нежели даже обычная фраза о «восходе» и «заходе» солнца.

Теперь мы вернемся к обсуждению материальной эволюции на протяжении Кругов. Было сказано, что материя во Втором Круге может быть иносказательно названа, как обладающая двумя измерениями. Но здесь новое предостережение должно быть сделано. Это свободное и фигуральное выражение может быть рассматриваемо – на одном плане мышления, как мы это видели – как эквивалентное второму свойству материи, соответствующему второй познавательной способности или чувству человека. Но эти две связанные скалы эволюции касаются процессов, происходящих в пределах одного Круга. Последовательность первичных аспектов Природы, с которыми связана последовательность Кругов, касается, как было уже указано, развития элементов – в оккультном смысле – Огня, Воздуха, Воды и Земли. Мы находимся еще только в Четвертом Круге и наш список пока что обрывается. Порядок, в котором эти элементы упомянуты в предыдущей фразе, правилен с точки зрения эзотерических целей и Тайных Учений. Мильтон был прав, когда он говорил о «Силах Огня, Воздуха, Воды и Земли». Земля, такая, как мы знаем ее сейчас, не существовала до Четвертого Круга, сотни миллионов лет назад, времени начала нашей геологической Земли. «Земной шар», говорят Комментарии, был «огненен, холоден и лучист» так же, как и его эфирные люди и животные на протяжении Первого Круга», – противоречие или парадокс по мнению нашей современной науки – «светящимся, более уплотненным и тяжелым на протяжении Второго Круга; водянистым в течение Третьего». Таким образом, мы видим здесь обратный порядок элементов.

Центры сознания Третьего Круга, предназначенные к развитию в человечество, каким мы его знаем, достигли познавания третьего Элемента Воды. Если бы мы должны были выводить наши заключения на основании данных, доставляемых нам геологами, то мы должны были бы сказать, что не было настоящей воды даже во время угольного Периода. Нам говорят, что гигантские массы угля, которые раньше были рассеяны в атмосфере, как угольная кислота, поглощались растениями, тогда как большая часть этого газа была примешана к воде. Теперь, если бы это было так, и мы должны поверить, что вся угольная кислота, вошедшая в состав тех растений, которые образовали смолистый уголь, лигнит и т. д. и способствовали формации известняка и т. д., что все это в тот период находилось в атмосфере, в газообразном виде, то тогда должны были бы существовать моря и океаны жидкой угольной кислоты! Но тогда, каким образом, на основании этого вывода, угольный период мог быть предшествуем Девонским и Силурийским Периодами – периодами рыб и моллюсков? Кроме того, барометрическое давление должно было превышать в несколько сот раз давление настоящей нашей атмосферы. Как могли организмы, даже такие простые, как организмы некоторых рыб и моллюсков, выдержать его? Существует любопытный труд Бланшара о «Происхождении Жизни», в котором он указывает на некоторые странные противоречия и путаницы в теориях своих коллег, и на который мы обращаем внимание читателя.

Центры сознания Четвертого Круга прибавили к своему запасу Землю, как состояние материи, так же как и три других элемента в их настоящей трансформации. Короче говоря, ни один из так называемых Элементов в трех предыдущих Кругах не был таким, как мы знаем его сейчас. Насколько мы знаем, ОГОНЬ мог быть чистою Акашей – Первичной Материей «Magnum Opus» Создателей и Строителей, тем Астральным Светом, который парадоксальный Элифас Леви называет то «Телом Святого Духа, то „Бафомедом“, Андрогинным Козлом Мендеса». ВОЗДУХ – просто Азотом, «Дыханием Держателей Небесного Свода», как называют его магометанские мистики. ВОДА – тем первоначальным флюидом, который, согласно Моисею, нужен был для создания «Живой Души». Это может объяснить ужасные противоречия и ненаучные утверждения, находимые в «Книге Бытия». Отделив первую главу от второй, прочтя первую, как писание Элохистов, и вторую, как писание много позднейших Иеговистов, все же, если читать между строками, мы найдем тот же самый порядок, в котором появляются творения, именно: Огонь (Свет), Воздух, Вода и Человек (или Земля). Ибо фраза первой главы (Элохической) – «В начале сотворил Бог небо н землю», есть искаженный перевод: это означает не «небо и землю», но двоячность или двоякое небо, верхние и нижние небеса, или же разъединение Первоначальной Субстанции, которая была светом в своей верхней части и тьмою в ее низшей (проявленной Вселенной), в ее двойственности невидимого (нашими чувствами) и видимого для нашего познавания. «И отделил Бог свет от тьмы»; и затем создал твердь (воздух). «Да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воды от вод», т. е., «и отделил воды, которые под твердью (наша проявленная видимая Вселенная) от вод, которые над твердью (невидимые [для нас] планы Бытия)». Во второй главе (Иеговической) растения и травы созданы раньше воды, так же как в первой главе Свет выявлен раньше солнца. «Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле и всякую полевую траву, которая еще не росла; ибо Господь Бог (Элохим) не посылал дождя на землю и т. д.» – это нелепость, если не принять эзотерического объяснения. Растения были сотворены, прежде чем они были в земле – ибо тогда не было такой земли как сейчас; и полевые травы существовали прежде, чем они выросли такими, какими они являются, теперь, в Четвертом Круге.

Обсуждая и объясняя природу невидимых Элементов и вышеупомянутого «Изначального Огня», Элифас Леви неизменно называет его «Астральным Светом»; для него он есть «Великий Посредник Магии». Несомненно это так, но только поскольку это относится к Черной Магии и на низших планах того, что мы называем Эфиром, нуменом которого является Акаша; но даже это будет признано ошибочным ортодоксальными оккуль тистами. «Астральный Свет» есть просто более древний «Небесный Огонь» Парацельса; и сказать, что «все, что существует, произошло из него и что он сохраняет и воспроизводит все формы», как это делает он, значит, оповестить истину только во второй половине предложения. Первое ошибочно, ибо если бы все, что существует, было выявлено через (или via) этого посредника, то это не будет Астральным Светом, ибо последний не есть Вместилище всех вещей, но в лучшем случае только отражение всего этого. Элифас Леви очень справедливо определяет его «Силою в Природе», посредством которой человек, могущий овладеть ею… один мог бы ввести мир в смятение и преобразить лик его»; ибо это и есть «Великий Аркан Трансцендентальной Магии». Приводя слова великого западного каббалиста в их переведенной форме[406], может быть, мы сможем лучше пояснить их путем добавления иногда одного или двух слов, чтобы показать разницу между западными и восточными объяснениями того же самого вопроса. Автор по поводу великой действующей Магической Силы говорит:

«Этот всеохватывающий и всепроникающий флюид, этот луч, отделившийся от (Центрального или Духовного) Солнечного Блистания… установленного тяжестью атмосферы (?!) и мощью центрального притяжения… Астральный Свет, этот электромагнитный эфир, этот жизненный и сияющий теплород, представлен на древних изображениях поясом Изиды, обвивающим два столба… в древних же теогониях змием, проглатывающим свой хвост, эмблемой осторожности, и Сатурна (эмблемой Беспредельности, бессмертия и Кроноса-Времени – не бога Сатурна или же планеты). Он есть крылатый дракон Медеи, двоякий змий кадуцея и Обольститель в Книге «Бытия»; но он же и медный змий Моисея, обвивающий Тау… наконец, это дьявол экзотерического догматизма и в действительности слепая сила (она не слепая, и Леви знал это), которую души должны покорить, чтоб освободиться от оков Земли, ибо, если они не сделают этого, они будут поглощены тою же самою мощью, которая раньше породила их, и возвратятся в центральный и вечный огонь».

Этот великий Архей ныне всенародно открыт одним и только для одного человека – J. W. Keely из Филадельфии. Для других же, хотя он и открыт, все же, он должен остаться почти бесполезным. «До сей черты ты дойдешь…».

Все вышесказанное так же практично, как и верно, за исключением одной ошибки, уже нами объясненной. Элифас Леви со вершает большую ошибку, постоянно отождествляя Астральный Свет с тем, что мы называем Акаша. Во втором томе будет объяснено, чем он является в действительности. Далее Элифас Леви пишет:

«Великая Магическая Сила есть четвертая эманация жизненного принципа [мы же говорим – она есть первая во внутренней и вторая во внешней (нашей) Вселенной], третьей формою которой является Солнце… ибо дневное светило [Солнце] есть лишь отражение и материальная тень Центрального Солнца Истины, освещающего разумный [невидимый] мир Духа и который сам есть лишь заимствованный свет от Абсолюта».

До сих пор он довольно близок истине. Но когда великий авторитет западных каббалистов добавляет, что, тем не менее, «это не есть бессмертный Дух, как вообразили это индусские Иерофанты» – мы отвечаем, что он клевещет на указанных Иерофантов, ибо они ничего подобного не говорили; ибо даже экзотерические писатели Пуран ясно опровергают это утверждение. Ни один индус никогда не принимал Пракрити – Астральный Свет, лишь выше низшего плана Пракрити, т. е., Материального Космоса – за Бессмертного Духа. Пракрити всегда называется Майей, Иллюзией и осуждена к исчезновению со всем остальным, включая богов, в час Пралайи. Как указано, Акаша даже не Эфир и, менее всего, может она быть Астральным Светом. Те, кто не могут проникнуть за пределы мертвой буквы Пуран, иногда смешивали Акашу с Пракрити, с Эфиром и даже с видимым небом! Также верно, что те, кто неизменно переводили термин Акаша термином «Эфир» – например, Уильсон – найдя, что Акаша называлась «материальной причиной звука» и, кроме того, обладающей лишь этим единым свойством, вообразили ее в своем неведении, как «материальную» в физическом смысле. Также верно, если эти свойства будут поняты буквально, и раз ни что материальное или физическое и потому условное и временное не может быть бессмертным – согласно метафизике и философии – то из этого можно было бы заключить, что Акаша не беспредельна и не бессмертна. Но все это ошибочно, раз оба слова Прадхана, Первичная Материя, и Звук, как ее свойство, были не поняты; первый термин (Прадхана), конечно, синоним Мулапракрити и Акаши, а последний (Звук) Глагола, Слова Логоса. Это легко доказать: ибо это ясно из следующей фразы в Вишну Пуране[407]. «Не было ни дня, ни ночи, ни неба, ни земли, ни тьмы, ни света, ничего другого, за исключением лишь Одного, непостигаемого разумом, или того, что есть Браман и Пумс (Дух) и Прадхана (Изначальная Материя)».

Теперь, что есть Прадхана, если не Мулапракрити, Корень Всего в ином аспекте? Ибо, хотя и говорится далее, что Прадхана погружается в Божество, как и все остальное, чтоб остался лишь Единый Абсолют на протяжении Пралайи, тем не менее, она рассматривается, как беспредельная и бессмертная. Буквальный перевод гласит: «Единый Прадханика Брама Дух! ТО было». И комментатор толкует сложный термин, как существительное, но не как производное слово, употребленное, как определительное, т. е., как нечто «объединенное с Прадхана». Кроме того, ученик должен отметить себе, что система пураническая является дуалистичной, не эволюционирующей и что в этом отношении, с эзотерической точки зрения, будет найдено гораздо больше в Санкхья и даже в Манава-Дхарма-Шастра, несмотря на то, что последняя очень разнится от первой. Следовательно Прадхана, даже в Пуранах, является аспектом Парабрамана, не эволюцией его, и должна быть тем же, что и Мулапракрити Веданты. «Пракрити в своем первичном состоянии есть Акаша», говорит один ученый Веданты[408]. Это почти абстрактная Природа. Акаша, следовательно, есть Прадхана в иной форме и, как таковая, не может быть Эфиром, вечно-невидимым посредником, за которым ухаживает даже физическая наука. Также она не есть Астральный Свет. Как сказано, она есть нумен семеричной дифференцированной Пракрити[409] – вечно непорочная «Матерь» Сына, неимеющего Отца, становящегося «Отцом» на низшем проявленном плане. Ибо Махат есть первый продукт Прадханы или Акаши; и Махат, Мировой Разум, «характерное свойство которого есть Буддхи» – ничто иное, как Логос, ибо его называют Ишвара, Брама, Бхава и так далее[410]. Короче говоря, он есть «Создатель» или Божественный Ум в творческой деятельности, «Причина всех вещей». Он есть «Перворожденный», о ком Пураны говорят нам, что «Земля и Махат суть внутренние и внешние пределы Вселенной» или, на нашем языке, отрицательный и положительный полюсы дуалистической Природы (абстрактной и конкретной), ибо Пураны добавляют:

«Таким образом – так же, как и семь форм (принципов) Пракрити исчислялись от Махата до Земли – так же и во время (элементного) разложения (пратьяхара) эти семь последовательно вновь вступают один в другого. Яйцо Брамы (Сарва-Мандала) разлагается с его семью зонами (Двипа), семью океанами, семью областями и так далее…».[411].

Вот причина, почему оккультисты отказываются именовать Акашу Астральным Светом или называть ее Эфиром. «У Отца Моего много Обителей» может быть сопоставлено с оккультной поговоркою – «У нашей Матери имеются семь обителей» или планов, из которых низший – Астральный Свет находится поверх и вокруг нас.

Элементы, простые или сложные, не могли оставаться теми же самыми со времени начала эволюции нашей Цепи. Во Вселенной все неизменно продвигается в Великом Цикле и, в то же время, непрестанно нисходит и восходит в малых Циклах. Природа никогда не статична на протяжении Манвантары[412], но постоянно находится в процессе становления, не просто только бытия; и минеральная, растительная и человеческая жизнь постоянно приспосабливают свои организмы к господствующим тогда Элементам; и потому, именно, те Элементы были тогда приспособлены к ним, как приспособлены они, теперь, к жизни настоящего человечества. Только в следующем или Пятом Круге, пятый Эле мент, Эфир – грубое тело Акаши, если только он может быть назван даже так – сделавшись обычным фактором Природы для всех людей, так же как и Воздух теперь обычен для нас, перестанет быть, как сейчас, гипотетическим и станет «посредником» для множества вещей. И только в том Круге, те высшие чувства, будут способны к полному раскрытию, росту и развитию которых содействует Акаша. Как уже указано, частичное ознакомление со свойством материи – Проницаемостью – которое должно развиваться совместно с шестым чувством, может получить развитие в надлежащий период в этом Круге. Но со следующим Элементом, добавленным к нашим возможностям в следующем Круге, Проницаемость станет настолько явным свойством материи, что самые плотные формы этого Круга покажутся человеку, как препятствующие ему не более густого тумана.

Вернемся к Циклу-жизни. Не входя в долгие описания, данные о Высших ЖИЗНЯХ мы должны направить теперь наше внимание просто на земные Существа и на самую Землю. Последняя, как нам сказано, слагалась для Первого Круга «Пожирателями», которые разлагают и дифференцируют зародыши других жизней в Элементах; и следует допустить, что процесс этот был очень близок тому, который в настоящей стадии мира, совершается аэробами, когда они, подрывая и освобождая химические построения в организме, трансформируют животную материю и порождают субстанции, разнящиеся в своих строениях. Таким образом, Оккультизм отвергает, так называемый, Азоический Век науки, ибо он доказывает, что никогда не было времени, когда бы Земля была лишена жизни. Где только есть атом материи, частица или молекула, даже в ее наиболее газообразном состоянии, там жизнь налицо, хотя бы и в латентном и бессознательном состоянии.

«Все, что покидает состояние Лайа, становится деятельною Жизнью: оно притягивается в круговорот ДВИЖЕНИЯ (Алхимический Растворитель Жизни); Дух и Материя есть два Состояния ЕДИНОГО, что есть ни Дух, ни Материя, оба будучи Абсолютной Жизнью, латентной… Дух есть первая дифференциация ПРОСТРАНСТВА (и в нем). Материя же есть первая дифференциация Духа. То, что есть ни Материя, ни Дух, есть ТО – Беспричинная ПРИЧИНА Духа и Материи, которые суть При чина Космоса. И ТО мы называем ЕДИНОЮ ЖИЗНЬЮ или Интра-Космическим Дыханием».[413].

Повторяем еще раз – подобное порождает подобное. Абсолютная Жизнь не может породить неорганический атом, будет ли он простым или сложным, и жизнь присуща даже состоянию Лайа, подобно тому, как она продолжается в человеке, погруженном в глубокую каталепсию – человек этот являет все признаки трупа и, все же, он живое существо.

Когда «Пожиратели» – в которых, на основании некоторого здравого смысла, ученым предлагают усмотреть, если они этого хотят, атомы Огненной Туманности, ибо оккультисты не будут возражать против этого – когда «Пожиратели», говорим мы, произвели дифференциацию «Огненных Атомов», путем особого процесса сегментации, последние становятся Зародышами Жизни, которые собираются согласно законам сцепления и сродства. Затем Зародыши жизни порождают Жизни другого вида, которые работают над строением наших Глобусов-сфер.

Так, в первом Круге, Земной шар, будучи сложен примитивными огненными жизнями – т, е., будучи оформлен в сферу – не имел ни твердости, ни свойств, за исключением холодного блеска, ни формы, ни цвета; и только к концу Первого Круга был развит им один Элемент, который из своей, так сказать, неорганической или простой Сущности, стал, теперь, в нашем Круге тем огнем, который известен нам во всей Системе. Земля была в своей первой Рупа, сущность которой есть Принцип Акаши, называемый***, то, что сейчас известно и очень ошибочно названо Астральным Светом, который Элифас Леви определяет как «Воображение Природы», вероятно, чтоб избежать дать ему его настоящее наименование, как это делают и другие.

В своем Предисловии к «Истории Магии» Элифас Леви говорит:

«Именно, через эту Силу все нервные центры тайно сообщаются друг с другом; от нее – рождаются симпатии и антипатии; от нее – имеем мы наши сны, именно, она вызывает феномены второго зрения и сверхъестественные видения… Астральный Свет (действуя под импульсом мощных Воль)… разрушает, сгущает, разъединяет, разбивает и вбирает все вещи… Бог создал ее в тот день, когда он произнес: «Fiat Lux»… Она направляется Эгрегорами, то есть, Владыками Душ, Духами энергии и действия».[414].

Элифас Леви должен был бы добавить, что Астральный Свет или Первоначальная Субстанция, если только вообще можно рассматривать ее, как материю, есть то, что называют Светом; Lux эзотерически объясненный, есть тело самих этих Духов и их естество. Наш физический свет есть проявление на нашем плане, и отраженная лучезарность Божественного Света, исходящего из коллективного Тела тех, кого называют «Светочами» и «Пламенами». Но ни один каббалист не выказал такого таланта в нагромождении одного противоречия на другое и в чеканке в одной фразе парадокса за парадоксом, и в таком красноречивом стиле, как Элифас Леви. Он ведет своего читателя через самые прекрасные долины, чтоб оставить его потом на пустынной и голой скале. Комментарии гласят:

«Через и от излучений семи Тел, семи Степеней Дхиани, рождаются семь различных Величин (Элементов), движение и гармонический Союз которых порождают проявленную Вселенную Материи».

Второй Круг проявляет второй Элемент – ВОЗДУХ; элемент, чистота которого обеспечила бы непрерывную жизнь каждому, кто пользовался бы им. В Европе было лишь два оккультиста, кто открыли его и даже частично применяли на практике, хотя состав его всегда был известен среди высших Восточных Посвященных. Озон современных химиков есть яд в сравнении с истинным Универсальным Растворителем, существование которого никогда не могло бы быть заподозрено, если бы он не существовал в Природе.

«Со Второго Круга Земля – бывшая до сих пор, как плод, в утробе Пространства, – начала свое реальное существование; она развила индивидуальную, чувствующую Жизнь, ее второй Принцип. Второй соответствует Шестому (Принципу); второй есть Жизнь непрерывная, другой – временная».

Третий Круг развил третий Принцип – ВОДУ; тогда как Четвертый преобразил газообразные флюиды и пластическую форму нашего Земного шара в твердую, покрытую корою, грубо материальную сферу, на которой мы живем. Бхуми достигла своего Четвертого Принципа. На это могут возразить, что закон аналогии, на котором так настаивается, здесь нарушается. Нисколько. Земля достигнет своей истинной законченной формы – оболочки ее тела – обратно тому, что происходит с человеком в конце Манвантары, после Седьмого Круга. Евгений Филалет был прав, уверяя своих читателей и «давая при этом свое честное слово», что никто никогда не видал «Землю», т. е., Материю в ее основной форме. Наш Земной шар находится еще в своем состоянии Кама Рупа – астральном теле желаний Ахамкара, темного эгоизма, порождения Махата на низшем плане.

Не материя, составленная из молекул и, менее всего, человеческое тело, Стхула Шарира, является наиболее грубым из наших «Принципов», но истинно средний Принцип есть истинный Животный Центр, тогда как наше тело лишь его оболочка, безответственный фактор и медиум, посредством которого действует в нас зверь на протяжении всей своей жизни. Каждый мыслящий теософ поймет, что этим я хочу сказать.

Так мысль, что человеческое обиталище сложено бесчисленными Жизнями тем же способом, как и скалистая кора нашей Земли, не имеет ничего отталкивающего в себе для истинного мистика. Также наука не может восставать против Оккультного Учения, ибо тот факт, что микроскоп никогда не будет в состоянии открыть ультимативный, живой атом или самую жизнь, недостаточен для отвергания этой доктрины.

с) Наука учит нас, что как живущие, так и мертвые организмы человека и животного кишат сотнями бактерий различных видов; что извне с каждым нашим вдыханием нам угрожает нашествие микробов, а изнутри полчища лейкоцитов, аэробов, анаэробов и тому подобных… Но наука никогда еще не доходила до совместного с Оккультной Доктриной утверждения, что наши тела, так же как и тела животных, растений и камней, сложены вообще из подобных существ, которых, за исключением крупнейших видов, ни один микроскоп не может уловить. Что же касается до чисто животной и материальной части человека, то наука сейчас на пути к открытиям, которые в значительной степени подтвердят эту теорию. Химия и физиология, два великих мага будущего, которым предназначено раскрыть глаза человеку на великие физические истины. С каждым днем все яснее обнаруживается тождественность между животным и физическим человеком, между растением и человеком и даже между пресмыкающимся и его гнездом, скалою, и человеком. Раз тождественность физического и химического строения всех существ установлена, то наука химии могла бы справедливо сказать, что нет разницы между материей, сложившей быка, и той, которая образовала человека. Но Оккультная Доктрина гораздо точнее, она говорит: тождественны не только химические составы, но те же самые малейшие, невидимые Жизни слагают атомы тел, горы и маргаритки, человека и муравья, слона и дерева, укрывающего его от солнца. Каждая частица – назовете ли вы ее органической или неорганической – есть Жизнь. Каждый атом и молекула во Вселенной является одновременно жизнедателем и носителем смерти для подобных форм, ибо они слагают, посредством агрегаций миры и краткосрочные проводники, готовые принять перевоплощающуюся душу. И так же точно они вечно разрушают и изменяют формы и изгоняют души из их временных обиталищ. Атом создает и убивает, он самозарождающ и самоуничтожающ, он зарождает и уничтожает ежесекундно, во времени и пространстве, эту тайну из тайн, живое тело человека, животного или растения. И он так же порождает жизнь, как и смерть, красоту и безобразие, добро и зло, и даже приятные и неприятные, полезные и зловредные ощущения. Он есть та таинственная ЖИЗНЬ, коллективно представленная бесчисленными мириадами Жизней, которая следует присущему ей спорадическому ритму, до сих пор непонятому закону Атавизма; закон этот копирует фамильные сходства так же как и те, которые он находит запечатленными в аурах родителей каждого будущего человеческого существа; тайна, которая получит в дальнейшем более полное внимание. Пока что может быть приведен один пример, как иллюстрация. Современная наука начинает открывать, что птомаин, алкалоидный яд, порожденный разлагающимися трупами и материей (также своего рода жизнь), будучи извлечен с помощью летучего эфира, дает запах такой же силы, как запах самого свежего апельсинного цвета; но, освобожденные от кислорода, такие алкалоиды дают или самый тошнотворный, отвратительный запах или же наиприятнейшее благовоние, напоминающее тончайший аромат цветов; предполагают, что подобные цветы обязаны своим приятным запахом ядовитому птомаину. Также ядовитая сущность некоторых грибков почти тождественна с ядом кобры Индии, наиболее смертоносной из всех змей. Французские ученые Арно Готье и Виллье нашли в слюне живущих людей тот же ядовитый алкалоид, что и в слюне жаб, саламандр, кобр и триноцефала португальского. Доказано, что самый смертельный яд, будет ли он назван птомаином или лейкомаином или алкалоидом, порождается живыми людьми, животными и растениями. Готье также открыл, что алкалоид в свежем трупе и мозгу быка, и яд, который он называет xanthocreatinine, тождественны с субстанцией, извлеченной из ядовитой слюны пресмыкающихся. Подозревается, что, именно, мускульные ткани, самые деятельные органы в животной экономии, являются породителями или факторами ядов, которые имеют то же значение, как и угольная кислота и мочевина в функциях жизни и являются ультимативными продуктами внутреннего сгорания. И хотя еще не вполне выяснено могут ли яды порождаться животной системой живущих существ, без участия и привхождения микробов, все же установлено, что животное порождает ядовитые субстанции в своем физиологическом или живом состоянии.

Таким образом, наука, открыв следствия, должна найти теперь их первичные причины; но она никогда не сможет достичь этого без помощи древних наук, Алхимии, Оккультной Ботаники и Физики. Нас учат, что каждая физиологическая перемена в добавлении к патологическим феноменам, болезням – нет, сама жизнь или, вернее, объективный феномен жизни, производимый известными условиями и изменениями в тканях тела, который позволяет и понуждает жизнь действовать в данном теле – все это обязано тем невидимым «Создателям» и «Пожирателям», которые так неточно и обще именуются микробами. Может быть, кто-то предположит, что эти Огненные Жизни и микробы науки тождественны? Это будет неверно. Огненные Жизни есть, седьмое и высшее подразделение плана материи и соответствуют в индивидууме Единой Жизни Вселенной, хотя лишь на этом плане материи. Микробы науки есть первые и низшие подразделения на втором плане – плане материальной Праны или Жизни. Физическое тело человека подвергается полному изменению в строении каждые семь лет, и его разрушение и сохранение обязаны переменным функциям Огненных Жизней, как Разрушителей, так и Строителей. Они являются Строителями, которые, жертвуя собою в виде жизнеспособности для обуздания разрушительного воздействия микробов, а также и снабжая микробов тем, что им необходимо, таким образом, сдерживают их и принуждают их слагать материальное тело и его клеточки. Они же являются и Раз рушителями, когда это обуздание удалено, и микробы, не снабжаемые более жизненной строительной энергией, предоставлены мятежу, как посредники разрушения. Так на протяжении первой половины человеческой жизни первые пять периодов, по семи лет каждый, Огненные Жизни косвенно заняты процессом построения материального тела человека; Жизнь протекает по восходящей скале и сила употребляется на созидание и усиление. По прошествии этого периода наступает время обратного движения, и в то время, как работа Огненных Жизней истощилась в силе своей, начинается также работа разрушения и убывания.

Можно проследить здесь аналогию между космическими событиями нисхождения Духа в материю в течение первой половины Манвантары (планетной так же как и человеческой) и его восхождения за счет Материи, во второй половине. Эти соображения касаются лишь плана материи, но обуздывающее влияние Огненных Жизней на низшее подразделение второго плана, микробов, подтверждается фактом, упомянутым в вышеприведенной теории Пастера, что клеточки органов, когда они не находят себе достаточно кислорода, приспособляются к этому условию и образуют ферменты, которые, поглощая кислород из субстанций веществ, приходящих в прикосновение с ними, производят разрушение их. Так процесс начинается одною клеточкою, обкрадывающей своего соседа, лишая его источника его жизнеспособности, когда это снабжение недостаточно; и разрушение, таким образом начатое, продолжается беспрерывно.

Такие исследователи, как Пастер, являются лучшими друзьями и помощниками Разрушителей, и худшими врагами Созидателей, – если бы последние не были одновременно и разрушителями. Однако, чтобы то ни было, но одно несомненно в этом; именно, что знание этих первичных причин и ультимативной сущности каждого Элемента, его Жизней, их функций, свойств и условий изменения – составляет основу МАГИИ. Может быть Парацельс был единственным оккультистом в Европе, посвященным в эту тайну в течение последних столетий христианской эры. Если бы преступная рука не положила конец его жизни до времени, предназначенного ему Природою, физиологическая Магия имела бы меньше тайн для цивилизованного мира, нежели сейчас.

d) Но какое отношение имеет Луна ко всему этому? – спросят нас. Что общего имеют «Рыба, Грех и Сома (Луна)» в апокалип сической фразе Станцы с микробами жизни? С последними никакого, исключая того, что они пользуются обиталищем из глины, приготовленным ими, но с божественным совершенным Человеком касание это велико. Ибо «Рыба, Грех и Луна» совместно составляют три символа бессмертного Существа.

Вот все, что может быть выдано. Также автор этого труда не претендует на большее знание относительно этих странных символов, нежели то, которое может быть почерпнуто о них из экзотерических религий – может быть, из тайны, лежащей в основании Матсья (Рыба) Аватара Вишну, халдейского Оанн'а, Человека-Рыбы, запечатленного в несокрушимом знаке Зодиака Рыб, и проходящего через оба Завета в личностях Иошуа, Сына Навина (Рыба) и Иисуса; или из тайны аллегорического «Греха», или падения Духа в Материю; и Луны – поскольку это относится к Лунным Предкам, Питри. Пока что хорошо напомнить читателю, что в то время, как Лунные Богини в каждой мифологии, особенно в греческой, были связаны с деторождением, в силу влияния Луны на женщин и зачатие, оккультная и действенная связь нашего спутника с оплодотворением до сего дня не известна физиологии, которая рассматривает каждое народное знание в этом отношении, как грубое суеверие. И так как бесполезно обсуждать это в подробностях, мы можем пока остановиться, чтобы лишь кратко сказать о лунной символике и показать, что указанное суеверие принадлежит к самым древнейшим верованиям и даже к Иудаизму – основе Христианства. У израильтян главною функцией Иеговы было деторождение, и Эзотеризм Библии, истолкованный каббалистически, несомненно, указывает, что Святая Святых в Храме была просто символом утробы. Это сейчас доказано вне всяких сомнений, посредством числового чтения Библии, вообще, и Книги Бытия в особенности. Эта идея, конечно, была заимствована евреями от египтян и индусов, Святая Святых которых символизирована Покоем Царя в Великой Пирамиде и в символах Иони экзотерического Индуизма. Для пояснения и, в то же время, чтобы показать огромную разницу в духе толкования и в первоначальном смысле этих же символов среди древних восточных оккультистов и еврейских каббалистов, мы направляем читателя к отделу о «Святая Святых» во втором томе.

Фаллический культ развился лишь с утерею ключа к истинному значению символа. Это был последний и самый роковой уклон с пути Истины и божественного знания на боковую тропу вымысла, возведенного в догму человеческими подделками и иерархическим честолюбием.

6. От перворожденного[415] нить между молчаливым свидетелем и его тенью становится все крепче и все лучезарнее с каждою сменою[416]. Утренний солнечный свет преобразился в сияние полдня…

Фраза – «Нить между Молчаливым Свидетелем и его Тенью (Человеком) становится крепче и более блистающей с каждою Сменой», есть еще одна психологическая тайна, которая найдет объяснение во втором томе. Сейчас же достаточно сказать, что «Свидетель» и его «Тени» – последние исчисляются количеством перевоплощений Монады – едины. Свидетель или Божественный Прообраз находится на верхней ступени Лестницы Бытия; Тень на низшей. Также Монада каждого живущего существа, если только его моральная низость не порвет связи с нею, и он не оторвется, и не заблудится в «Лунной Тропе» – по оккультному выражению – есть индивидуальный Дхиан-Коган, отличный от других и с присущей ему своего рода духовной Индивидуальностью на протяжении одной специальной Манвантары. Его Принцип, Дух (Атман), конечно, един с Единым Вселенским Духом (Параматма), но Носитель (Вахана), в котором он заключен, именно, Буддхи является частью и частицею этого Дхиан-Коганического Единства; и в этом заключается тайна вездесущности, которая обсуждалась на предыдущих страницах. «Я и Отец Мой, сущий в Небесах, едины», гласит Христианское Писание и, в данном случае, оно является верным отзвуком эзотерической догмы.

7. «Ныне, это твое колесо», сказало пламя искре. «Ты – я, мое подобие и моя тень. Я сам облекся в тебя и ты мой вахана[417], до дня «будь с нами», когда ты снова станешь мною и другими, собою и мною» (а). После этого строители, облекшись в свою первую оболочку, спускаются на блистающую землю и над людьми главенствуют – будучи ими самими (b)…

а) День, когда Искра вновь станет Пламенем, когда Человек погрузится в своего Дхиан-Когана, и станет «Мною и другими, собою и Мною», как сказано в Станце, означает, что в Паранирване – когда Пралайа приведет не только материальные и психические тела, но даже духовные Эго к их основному принципу – Прошлое, Настоящее и даже Будущее Человечество, как и все сотворенное, будет воедино. Все сущее возвратится в Великое Дыхание. Другими словами, все будет «погружено в Брамана» или в Божественное Единство.

Не есть ли это уничтожение, как думает кто-то? Или атеизм, как склонны предполагать другие критики, почитатели личного божества и верующие в антифилософский рай? Ни то, ни другое. Более, нежели бесполезно возвращаться к вопросу об усмотрении атеизма в том, что является признаком самой утонченной духовности. Усматривать в Нирване уничтожение равносильно тому, что сказать о человеке, погруженном в здоровый, лишенный сновидений, сон – который не запечатлевается в физической памяти и мозгу, потому что высшее Я спящего находится тогда в его первоначальном состоянии Абсолютного Сознания – что он тоже уничтожен. Последнее сравнение отвечает лишь одной стороне вопроса, наиболее материальной; ибо поглощение, ни в коем случае, не является подобным «сном без сновидений», но, наоборот, Абсолютным Существованием, безусловным единением или состоянием, описать которое человеческий язык совершенно и безнадежно не способен. Единственное приближение к тому, что можно было бы назвать понятным представлением этого состояния, может быть явлено только в пано рамических видениях Души, вызванных посредством духовных представлений божественной Монады. Также, ни Индивидуальность – ни даже сущность Личности, если таковая остается, – не теряется вследствие поглощения. Ибо как бы ни было беспредельно, с человеческой точки зрения, паранирваническое состояние, все же, оно имеет предел в Вечности. Раз оно достигнуто, то та же Монада снова возникнет из этого состояния, как еще более возвышенное существо и на гораздо более высоком плане, чтобы снова начать свой цикл усовершенствованной деятельности. Человеческий ум, в его настоящей стадии развития, не только не может переступить, но едва даже может достичь этого плана мышления. Ум колеблется здесь, на пределе непостигаемой Абсолютности и Вечности.

b) «Охранители» царствуют над людьми на продолжении целого периода Сатья Юги и в малых последующих Югах до начала Третьей Коренной Расы, после которой появляются Патриархи, Герои и Предки (как например в египетских династиях, перечисленных жрецами Солону), воплощенные Дхиани низшей степени вплоть до царя Менеса и человеческих царей других народов. Все они были тщательно рекордированы. Согласно символистам этот Мифический Век, конечно, рассматривается лишь, как сказка. Но раз традиции и даже хроники таких Династий Божественных Царей, Богов, царствовавших над людьми, за которыми следовали династии Героев или Гигантов, существуют в летописях каждого народа, то трудно понять, как все народы, жившие под солнцем, из которых некоторые были разъединены огромными океанами и принадлежали к различным полушариям, подобно древним перуанцам и мексиканцам, так же, как и халдеи, могли выработать те же «сказки» в том же порядке событий?[418]. Тем не менее, так как Тайная Доктрина преподает Историю – которая, хотя и эзотерична и традиционна, однако, более достоверна, нежели невежественная история – то мы имеем такое же право придерживаться наших верований, как и всякий другой, будь-то религиозный фанатик или же скептик. И Доктрина говорит, что Дхиани-Будды двух высших Групп, именно Охранители или Зодчие, снабдили многочислен ные и различные расы божественными Царями и Вождями. Последние учили человечество искусствам и наукам, первые же открыли воплощенным Монадам, только что сбросившим свои проводники низших царств и потому потерявшим всякое воспоминание о своем божественном происхождении, великие, духовные истины Трансцендентальных Миров.

Таким образом, Охранители, как это выражено в Станце, спускаются на сияющую Землю и главенствуют над людьми, «будучи ими самими». Цари, царствующие, закончили свой цикл на Земле и в других Мирах в предыдущих Кругах. В будущих Манвантарах они подымутся на более высокие системы, нежели наш планетный Мир; и избранные из нашего человечества, пионеры на трудном и тягостном пути к продвижению займут место своих Предшественников. Будущая великая Манвантара явится свидетелем, как люди нашего Жизненного Цикла станут наставниками и руководителями человечества, монады которого могут, сейчас, еще быть заключенными – в полусознательности – в наиболее разумных членах животного царства, в то время, как их низшие принципы могут одухотворять, может быть, высшие виды растительного царства. Так проходят циклы семеричной эволюции в Семеричной Природе; природе духовной или божественной; психической или полу-божественной; рассудочной, страстной, инстинктивной или познавательной, полуматериальной; и чисто материальной или физической природы. Все они развиваются и прогрессируют циклами, переходя из одного в другой, следуя двоякому процессу, центробежному и центростремительному, единые в своей ультимативной сущности, семеричные в своих аспектах. Конечно низшая та, которая зависит и подлежит нашим пяти физическим чувствам, которых в действительности семь, как будет это показано в дальнейшем, на основании авторитета древнейших Упанишад. Все это приложимо как к индивидуальной, человеческой жизни, чувствующей сознательно, так и к животной или же растительной; каждая из этих жизней является микрокосмом своего высшего макрокосма; так и к Вселенной, проявляющейся периодически для совместного продвижения бесчисленных жизней, выдыханий Единой Жизни; чтобы путем, постоянного развертывания каждый космический атом в этой беспредельной Вселенной, прошел бы через бесформенность и неосязаемость, через смешанные полу-земные природы и до материи в полном зарождении, и затем, при каждом новом периоде, снова восходил бы выше, близясь к конечной цели; чтобы каждый атом, утверждаем мы, мог через личные индивидуальные достижения и усилия достичь плана, на котором он вновь становится Единым Безусловным ВСЕМ. Но между Альфою и Омегою проходит тяжкая «Тропа», окаймленная терниями, которая сначала идет вниз, а затем:

Кружит, непрестанно восходя,
Да, до самого конца…

Начав свой долгий путь непорочным, Странник все более и более погружался в греховную материю, соединив себя с каждым атомам в проявленном пространстве – и, после борьбы и страданий в каждой форме Жизни и Существования, когда он отождествил себя с коллективным человечеством, он оказывается лишь на дне долины материи, прошедшим лишь половину своего цикла. Это человечество он создал по своему подобию. Для того, чтобы продвинуться вверх и достичь своего истинного дома, «Бог» должен теперь восходить крутым и тяжким путем Голгофы Жизни. Это и есть мученичество само-осознанного существования. Подобно Вишвакарману он должен принести себя в жертву самому себе, чтобы искупить все существа и воскреснуть из «Множества» в Единую Жизнь. Тогда он, истинно, восходит на Небеса, где, погруженный в непостигаемое Абсолютное Бытие и Блаженство Нирваны, он будет царствовать безгранично, и откуда он снова сойдет при следующем «Пришествии», которое часть человечества ожидает в понимании мертвой буквы, как «Второе Пришествие», другая же, как последнего «Калки Аватара».

Итог.

«История Творения и Мира сего от начала его до наших дней содержит семь глав. Седьмая глава еще не написана».

Т. Субба Роу.[419]

Сделана была попытка написать первую из этих «семи глав» и теперь она закончена. Как бы ни было неполно и слабо это изложение, все же, оно есть приближение – употребляя слово в математическом смысле – к тому, что есть древнейшая основа для всех последующих космогоний. Попытка передать на европейский язык величественную панораму закона, вечного периодического проявления, запечатленного на пластических умах первых рас, одаренных сознанием Теми, Кто отражал его из Космического Разума, дерзновенна; ибо ни один человеческий язык, за исключением санскрита – который есть язык Богов – не может выполнить это, хотя бы с некоторою долею точности. Но недостатки этого труда должны быть прощены ради побудительной причины, вдохновившей его.

В своей цельности ни предыдущее, ни то, что последует, нигде не может быть найдено полностью. Учение это не преподается ни в одной из шести школ философии Индии, ибо оно принадлежит к их синтезу, седьмой, которая есть Оккультная Доктрина. Она не начертана на рассыпающихся папирусах Египта, также, не вырезана и на ассирийских табличках или гранитных стенах. Книги Веданты – «последнее слово человеческого знания» – выдают лишь метафизический аспект этой мировой космогонии, и их бесценное сокровище Упанишады – Упа-ни-шад, составное слово, выражающее победу над невежеством посредством откровения тайного, духовного знания – требует теперь добавочного обладания основным ключом, чтобы дать возможность ученику проникнуть в их полное значение. Причину этого я отваживаюсь изложить здесь, как я узнала ее от одного из Махатм.

Наименование Упанишады обычно переводится, как «Эзотерическая Доктрина». Эти трактаты составляют часть Шрути или «Разоблаченное Знание», короче говоря, Откровение, и обычно они присоединены к части Вед, называемой «Брахмана» и составляют их третий отдел.

«[Теперь] Веды имеют определенный двоякий смысл – один выраженный буквальным смыслом слов, другой, указанный размером и svara (интонацией), которые и есть как бы жизнь Вед … Ученые пандиты и филологи, конечно, отрицают, что svara имеет что-либо общее с философией или древними эзотерическими доктринами; но таинственная связь между svara и светом есть одна из наиболее глубоких тайн».[420].

Существуют более 150-ти Упанишад, перечисленных востоковедами, которые считают, что древнейшая была написана, вероятно, около 600 лет до Р. Хр.; но достоверные тексты не составляют и пятой части всего числа. Упанишады для Вед есть то же, что и Каббала для еврейской Библии. Они толкуют и излагают тайный и мистический смысл Ведических текстов. Они говорят о начале Вселенной, о природе Божества и о Духе и Душе, так же как и о метафизической связи Разума с Материей. Вкратце: они СОДЕРЖАТ начало и конец всего человеческого знания, но они перестали РАСКРЫВАТЬ его со времен Будды. Если бы это было иначе, то Упанишады не могли бы быть названы эзотерическими, ибо они теперь открыто присоединены к священным браминским книгам, которые в настоящее время стали доступны даже Mlechchha'м (варвары-иноземцы) и европейским востоковедам. Одна вещь в них – и это во всех Упанишадах – неизменно и постоянно указывает на их древнее происхождение и доказывает (а), что они были написаны в некоторых своих частях много раньше, чем система каст сделалась тираническим установлением, каким она является и посейчас; и (b), что половина их содержания была уничтожена, тогда как некоторые другие были переписаны и сокращены. «Великие Учителя высшего Знания и брамины постоянно представлены в них, как идущие к Кшатриям (каста воинов), царям, чтобы стать их учениками». Как справедливо замечает проф. Cowell, Упанишады «дышат совершенно иным духом (нежели другие браминские писания), свободою мысли, не находимою ни в одном из ранних трудов, исключая самих гимнов Риг-Веды». Второй факт объясняется традицией, рекордиро ванной в одном из манускриптов о Жизни Будды. В нем говорится, что Упанишады первоначально были присоединены к их Брахмана, после реформы, которая повела к исключительности настоящей системы каст среди браминов, несколько столетий после нашествия на Индию «Дважды-рожденных». Они были закончены в эти дни и ими пользовались для наставления учеников, готовившихся к Посвящению.

Это продолжалось до тех пор, пока Веды и Брахмана оставались в исключительном хранении браминов при храмах – когда вне священной касты никто не имел права изучать или даже читать их. Затем явился Готама, Царевич из Капилавасту. Изучив всю браминскую Мудрость в Рахасья или в Упанишадах, и найдя, что учения мало отличались, если только вообще отличались от учения «Учителей Жизни», обитающих снежные вершины цепи Гималаев[421], ученик браминов, возмутившись, что Сокровенная Мудрость была так скрыта от всех, исключая браминов, решил через обнародование ее спасти весь мир. Тогда и случилось, что брамины, видя, как их Священное Знание и Оккультная Мудрость переходят в руки Mlechchha, сократили тексты Упанишад, содержание которых первоначально было в три раза обширнее Вед и Брахмана вместе взятых, не изменив, однако, ни одного слова в текстах. Они просто изъяли из Манускриптов самые важные части, содержащие последнее слово Бытия. С тех пор ключ к браминскому тайному коду остался лишь у Посвященных, и брамины, таким образом, были в состоянии открыто отрицать правильность Учения Будды, прибегая к своим Упанишадам, навсегда замолкнувшим о главных вопросах. Такова эзотерическая традиция за пределами Гималаев.

Шри Шанкарачарья, этот величайший Посвященный из живших в историческую эпоху, написал много Бхашья (Комментариев) на Упанишады. Но есть причины предполагать, что подлинные трактаты его еще не попали в руки филистимлян, ибо они слишком ревниво охранены в его монастырях (Матх). Имеются еще более веские причины верить, что бесценные Бхашья на Эзотерическую Доктрину браминов, составленные их толкователем, останутся еще на протяжение веков мертвой буквой для большинства индусов, исключая Смартава-браминов. Эта секта, основанная Шанкарачарья, еще очень сильна в Южной Индии и, сейчас, почти единственная, которая выпускает учеников, сохранивших достаточно знания, чтобы понять мертвую букву Бхашья. Причина в том, что они единственные, которые имеют иногда истинных Посвященных во главе своих Math', как, например, в Шринга-гири в западных Гхатах Майсора. С другой стороны, нет секты более исключительно замкнутой в безнадежно нетерпимой касте браминов, нежели каста Смартава; и сдержанность ее последователей в выдаче того, что они могут знать об Оккультных Науках и Эзотерической Доктрине, равняется только их гордости и знанию.

Потому пишущая настоящее утверждение должна быть заранее подготовленной встретить большое противодействие и даже отрицание утверждений, подобно приведенным в этом труде. Не потому, что мы когда-либо претендовали на непогрешимость или на совершенную точность каждой подробности всего, что здесь написано; но факты налицо, и они едва ли могут быть отрицаемы. И если в силу трудностей, присущих обсуждаемым здесь темам, а также из-за почти непреоборимой ограниченности английского языка, как и вообще всех европейских языков, выразить некоторые понятия, более, чем вероятно, что автор оказалась неуспешной в своих попытках дать объяснения в наилучшей и наиболее ясной форме, тем не менее все, что могло быть сделано при таких неблагоприятных обстоятельствах, было выполнено и это наибольшее, что можно ожидать от любого писателя.

Теперь дадим краткое повторение и докажем обширностью изложенных тем, как трудно, если только вообще возможно, явить им полную справедливую оценку.

1) Тайная Доктрина есть накопленная Мудрость Веков, и уже одна ее Космогония является самой изумительной и разработанной из всех систем, даже в такой затемненной форме, как в экзотеризме Пуран. Но такова таинственная мощь оккультного символизма, что факты, которые в действительности потребовали бесчисленных поколений посвященных ясновидцев и пророков, посвятивших себя координированию, записыванию и пояснению их в течение ошеломляющих серий эволюционного прогресса, все эти факты запечатлены на нескольких страницах геометрических знаков и глифов. Пылающий взор этих ясновидцев проникал в самое ядро материи и находил душу вещей там, где обыкновенный непосвященный наблюдатель, как бы ни был он учен, заметил бы лишь внешнюю работу формы. Но современная наука не верит в «душу вещей» и, следовательно, отбросит всю систему древней космогонии. Бесполезно говорить, что рассматриваемая здесь система не есть измышление одного или нескольких отдельных личностей, но представляет из себя непрерывающуюся запись многих тысячей поколений ясновидцев, соответствующие опыты которых должны были исследовать и проверять традиции, передаваемые устно от одной ранней Расы к другой, традиции учений, данных высшими и высочайшими Существами, охранявшими младенчество человечества; также, что на протяжении долгих веков «Мудрые Люди» Пятой Расы – Мудрецы, находившиеся среди спасенных от последнего Катаклизма и изменения материков – проводили свои жизни, не уча, но учась. Как выполнили они это? Ответ: сличая, исследуя и проверяя во всех отделах Природы традиции древности путем непосредственных видений, прозрений великих Адептов, т. е., людей, развивших и усовершенствовавших свои физические, ментальные, психические и духовные организмы до крайних пределов. Ни одно видение лишь одного какого-либо Адепта не принималось, пока оно не было проверено и подтверждено видениями других Адептов – полученными так, чтобы явиться независимым свидетельством – и веками опытов.

2) Основной закон в этой системе, центральная точка, из которой все возникает, вокруг которой и к которой все тяготеет и на которой висит вся ее философия, есть Единая, Однородная, Божественная СУБСТАНЦИЯ-ПРИНЦИП, Единая Начальная Причина.

Те, немногие, лампады чьи сияли сильней, от Причины к причине
Направлены были к истоку Природы тайн,
И нашли они, что Принцип Первичный, Единый, должен иметь бытие.

Он называется «Субстанция-Принцип», ибо он становится «Субстанцией» на плане проявленной Вселенной, Иллюзией, оставаясь «Принципом» в безначальном и в бесконечном аб страктном, видимом и невидимом ПРОСТРАНСТВЕ. Это есть Вездесущая Реальность, безличная, ибо она заключает все и вся. Ее безличие является основным представлением Системы. Она латентна в каждом атоме Вселенной и есть сама эта Вселенная.

3) Вселенная есть периодическое проявление этой неизвестной Абсолютной Сущности. Назвать это «Сущностью» значит погрешить против самого духа философии. Ибо хотя существительное может быть произведено, в данном случае, от глагола esse (существовать), все же, ОНА не может быть отождествлена с каким-либо «существом» в представлении, доступном человеческому разуму. Лучше всего это описано, как ни Дух, ни Материя, но и то и другое одновременно. Парабраман и Мулапракрити едины в действительности и, все же, Двое во вселенском представлении Проявленного, даже в понятии Единого Логоса, первого «Проявления», которому, как это доказывает талантливый лектор в «Заметках на Бхагават Гиту», ОНО с объективной точки является, как Мулапракрити, а не как Парабраман; как его Покров, а не как скрытая позади Единая Реальность, которая безгранична и абсолютна.

4) Вселенная со всем в ней сущим называется Майей, ибо все в ней временно, от мимолетной жизни светляка до жизни Солнца. По сравнению с Непреложностью ЕДИНОГО и с неизменяемостью этого Принципа, Вселенная, с ее мимолетными, вечно меняющимися формами, неизбежно, должна представляться уму философа не более, как блуждающим огоньком. Тем не менее, Вселенная достаточно реальна для сознательных существ в ней обитающих, и которые так же не реальны, как и она сама.

5) Все в этой Вселенной, во всех ее царствах, обладает сознанием; то есть, одарено сознанием, присущим его виду и на его плане познавания. Мы, люди, должны помнить, что если мы не улавливаем признаков сознания, которые мы могли бы признать, как таковые, скажем в камнях, то, все же, мы не имеем права говорить, что сознание отсутствует в них. Нет такой вещи, как «мертвая» или «слепая» материя, ибо не существует «слепого» или «бессознательного» Закона. Подобные понятия не имеют места в представлениях Оккультной Философии. Последняя никогда не останавливается на поверхностных очевидностях и для нее нуменальные Естества более реальны, нежели их объективные соответствия; в этом она сходна с системой средневековых номи налистов, для которых общности были реальностями, а частности существовали только номинально и в человеческом воображении.

6) Вселенная вырабатывается и устремлена изнутри наружу. Как вверху, так и внизу, как на Небе, так и на Земле, и человек, микрокосм и миниатюрная копия Макрокосма, есть живой свидетель этому Вселенскому Закону и его способу действия. Мы видим, что каждое внешнее движение, действие или жест, будь-то волевое или механическое, органическое или умственное, производится и предваряется внутренним чувством или эмоцией, волею или желанием, мыслью или умом. Так же как никакое внешнее движение или изменение в человеческом внешнем теле, когда оно нормально, не может произойти, если оно не вызвано внутренним импульсом, данным через одну из трех названных функций, так же точно и во внешней или проявленной Вселенной. Весь Космос руководим, контролирован и одушевляем почти бесконечными сериями Иерархий сознательных Существ, из которых каждая имеет предназначенную миссию и кто – дадим ли мы им то или иное наименование, назовем ли мы их Дхиан-Коганами или Ангелами – суть «Вестники», лишь в том смысле, что они являются посредниками Кармических и Космических Законов. Они разнятся бесконечно в своих соответственных степенях сознания и разума; и называть их чистыми Духами, без единой земной примеси, «которая одна лишь становится добычею времени», значит только потворствовать поэтическим фантазиям. Ибо каждое из этих Существ или было человеком в предыдущей Манвантаре или готовится стать им, если не в настоящей, то в грядущей Манвантаре. Они есть усовершенствованные люди, когда они не являются людьми в зачаточном состоянии; и в своих высших, менее материальных сферах, они отличаются морально от земных человеческих существ лишь в том, что они лишены чувства самости и человеческой эмоциональной природы – двух чисто земных характеристик. Первые или «усовершенствованные» освободились от этих чувств, потому что (а) они более не имеют плотских тел – постоянно отяжеляющих Душу; и (b) чистый духовный элемент, не будучи больше затруднен, становится более свободным; они менее подвержены влиянию Майи, нежели это когда-либо будет возможно для человека, если только он не станет Адептом, который держит свои две личности – духовную и физическую – совершенно разъединенными. Зачаточные Монады, никогда еще не имевшие земных тел, не могут иметь чувства личности или самости. То, что подразумевается под «личностью», есть ограничение и отношение, или, как это определил Coleridge, «индивидуальность, существующая сама по себе, но с особою природою, как основание», этот термин, конечно, не может быть применен к нечеловеческим существам; но как факт, на котором настаивают поколения ясновидцев, никто из этих Существ, высокий или низкий, не имеет индивидуальности в смысле, придаваемом этому человеку, когда он говорит: «Я есмь сам и никто другой»; другими словами, они не осознают такой определенной разъединенности, какая существует среди людей и вещей на Земле. Индивидуальность есть характерный признак их соответственных Иерархий, но не отдельных единиц; и признаки эти разнятся только со степенью плана, к которому эти Иерархии принадлежат; чем ближе к области Однородности и Единому Божественному, тем чище и менее подчеркнута индивидуальность в Иерархии. Они предельны во всех отношениях, исключая своих высших принципов – бессмертных Искр, отражающих космическое, вселенское, божественное Пламя, индивидуализованное и разъединенное лишь в сферах Иллюзии, через дифференциацию такую же иллюзорную, как и все остальное. Они суть «Живые Существа», ибо они суть реки, истекающие от Абсолютной Жизни и отраженные на космическом экране Иллюзии; Существа, жизнь которых не может быть потушена до тех пор, пока огонь неведения не потушен в тех, кто чувствуют эти «Жизни». Возникнув к жизни под оживляющим воздействием несотворенного Луча, отражения великого Центрального Солнца, сияющего на берегах Реки Жизни, именно этот Внутренний Принцип в них принадлежит Водам Бессмертия, тогда как его дифференцированная оболочка так же погибает, как и человеческое тело. Потому Young был прав, сказав:

«Ангелы лишь люди высшего вида…».

И не более. Они не «помогающие» и не «охраняющие» Ангелы, также они не Предстатели Наивысшего; еще менее «Вестники Гнева» какого-либо Бога, созданного человеческой фантазией. Прибегать к их защите так же глупо, как и верить, что их симпатия может быть обеспечена какими-либо жертвоприношениями, ибо они так же, как и сам человек, рабы и создания не преложного Кармического и Космического Закона. Причина этого очевидна. Не имея элемента личности в сущности своей, они не могут иметь личных качеств, подобных тем, которыми в эзотерических религиях люди наделяют своего антропоморфического Бога – Бога, ревнивого и нетерпимого, который радуется и испытывает гнев, благосклонно принимает жертвы и более деспотичен в своем тщеславии, нежели ограниченный, неразумный человек. Человек, будучи сложен из сущностей всех этих небесных Иерархий, может стать в некотором отношении выше какой бы то ни было Иерархии или Степени, или даже комбинации их. Сказано: «что человек не может ни умилостивить, ни приказать Дэвам». Но парализуя свою низшую личность и, благодаря этому, достигая полного знания неотделимости своего Высшего Я от Единого Абсолютного Я, человек может, даже в течение своей земной жизни, стать, как «один из нас». Так, вкушая плоды Знания, рассеивающего невежество, человек может стать одним из Элохимов или Дхиани; и раз, достигнув их плана, Дух Солидарности и совершенной Гармонии, царствующей в каждой Иерархии, должен распространиться на него и охранить его во всех случаях.

Главною трудностью, не допускающей ученых уверовать в божественных духов, так же как и в духов природы, является их материализм. Главное препятствие, встающее перед спиритуалистом, мешающее ему верить в тех же духов, в то время, как он сохраняет слепую веру в «духов» умерших, есть всеобщее невежество – исключая нескольких оккультистов и каббалистов – что касается до истинной сущности и природы Материи. От принятия или отвергания теории Единства всего сущего в Природе в ее ультимативной Сущности, и зависит, главным образом, вера или неверие в существование вокруг нас других сознательных Существ, кроме духов умерших. Именно, на правильном понимании изначальной Эволюции Духа-Материи и ее истинной Сущности зиждется дальнейшее озарение ума изучающего Оккультную Космогонию и нахождение им верного ключа для последующих познаваний.

Строго говоря, как это только что было доказано, каждый так называемый «Дух» есть развоплощенный или будущий человек. Ибо от высшего Архангела (Дхиан-Когана) до последнего сознательного Строителя (низшего класса Духовных Сущностей), все они являются людьми, жившими эоны тому назад в других Манвантарах, на этой или же на других сферах. Также и низшие Элементалы, полу-разумные и неразумные, суть будущие люди. Один тот факт, что какой-то Дух одарен разумом, является доказательством для оккультиста, что подобное существо было человеком и приобрело свое знание и разум на протяжении человеческого цикла. Во вселенной есть лишь одно неделимое и абсолютное Всеведение и Разум, и оно трепещет в каждом атоме, малейшей точке Космоса, неимеющего пределов и который люди называют Пространством, рассматривая его независимо от всего содержимого в нем. Но первая дифференциация его отражения в Проявленном Мире чисто духовная, и Существа, зарожденные в нем, не одарены сознанием, имеющим какое-либо отношение к тому сознанию, которое мы себе представляем. Они не могут иметь человеческого сознания или разума, прежде чем они не приобретут его лично и индивидуально. Это, может быть, тайна, тем не менее, это есть факт в Эзотерической Философии и даже весьма очевидный.

Весь порядок Природы свидетельствует о прогрессивном продвижении по направлению к высшей жизни. План намечен в действии самых, казалось бы, слепых сил. Весь процесс эволюции с его бесконечными приспосабливаниями является доказательством этому. Непреложные законы, истребляющие слабые виды для очищения места сильным и тем утверждающие «переживание наиболее приспособленного», хотя и жестоки в их непосредственном действии, тем не менее, все они работают для великого завершения. Самый факт, что эти приспосабливания происходят и, что наиболее приспособленные переживают в борьбе за существование, указывает, что то, что называется «бессознательной Природой», в действительности, есть совокупность сил, которыми орудуют полуразумные существа (Элементалы), направляемые Высокими Планетарными Духами (Дхиан-Коганами), совокупность которых образует Проявленный Глагол Непроявленного Логоса и составляет одновременно Разум Космоса и его Непреложный Закон.

Ибо Природа, взятая в ее отвлеченном смысле, не может быть «Бессознательной», ибо она есть эманация Абсолютного Сознания и, таким образом, является одним аспектом его на проявленном плане. Где тот дерзновенный человек, который решится утверждать, что растения и даже минералы не имеют своего особого, присущего им сознания? Все, что он может сказать, это, что сознание это находится вне пределов его понимания.

Три определенные представления Вселенной в ее трех определенных аспектах, запечатлены Эзотерической Философией в нашем мышлении: Пред-существующая, эволюционировавшая из Вечносуществующей, и Феноменальная – мир Иллюзий, отражение или тень первых. На протяжении великой тайны и драмы жизни, известной под названием Манвантары, истинный Космос подобен предметам, помещенным позади белого экрана, на котором отображаются тени. Настоящие образы и вещи остаются невидимыми, тогда как провода эволюции движимы незримыми руками. Так люди и вещи являются лишь отражениями на белом поле реальностей позади тенёт Махамайи или Великой Иллюзии. Это преподавалось в каждой философии, в каждой религии, как в до-потопных, так и в после-потопных, в Индии и Халдее, китайскими так же, как и греческими Мудрецами. В первых странах эти три Вселенные в экзотерических учениях были изложены иносказательно в трех Троицах, исходящих из центрального вечного Зародыша и образующих с ним Высшее Единство: Троица изначальная, Троица проявленная и Троица творящая или все Три в Одной. Последняя есть лишь символ в ее конкретном выявлении первых идеальных двух. Потому Эзотерическая Философия не останавливается на необходимости этого чисто метафизического представления и называет Вечносуществующей лишь первую Троицу или Вселенную. Это и есть точка зрения каждой из шести великих школ индусской философии – шести принципов этого единого тела Мудрости, седьмым принципом которого является Гнозис, Сокровенное Знание.

Пишущая эти строки надеется, что как бы ни были поверхностно изложены Комментарии на Семь Станц, все же, достаточно было выдано в этой космогонической части труда, чтобы показать архаические учения более явно научными (в современном смысле этого слова), нежели какие-либо другие древние Писания, представленные на суд в их экзотерическом аспекте. Но так как и раньше было сказано, что этот труд удерживает гораздо больше, нежели выдает, то ученику предлагается выявить свою интуицию. Наша главная забота состоит в том, чтобы разъяснить то, что было уже выдано и к нашему сожалению иногда очень не точно; также дополнить знание, которое было дано лишь в намеках – когда и где возможно – добавочным материалом; и оградить наши доктрины против слишком сильных нападок современного сектарианизма, в особенности же против нападений современного материализма, очень часто ошибочно называемого Наукою, тогда как в действительности слова «ученые» и «псевдо-ученые» должны были бы одни нести ответственность за столь многие, лишенные логики, теории, предложенные миру. В то время, как общество в своем невежестве слепо принимает все, что исходит от «авторитетов» и считает своим долгом рассматривать каждое утверждение, исходящее от человека науки, как доказанный факт – это общество, говорим мы, приучено издеваться над всем, что исходит из «языческих» источников. Потому раз с материалистическими учениями возможно сражаться лишь их собственным оружием – полемикой и доводами – то к каждому тому настоящего труда приложен отдел – Добавление (Addenda), где сопоставляются соответствующие воззрения, доказывающие, как даже большие авторитеты могут часто ошибаться. Мы полагаем, что это может быть сделано успешно, указав слабые точки наших противников и доказав, что слишком частые софизмы, приводимые ими, как научные утверждения, не точны. Мы придерживаемся Гермеса и его «Мудрости» в ее всемирном характере; они же – Аристотеля, как противники интуиции и опытов веков, воображая, что Истина есть исключительное достояние западного мира. Отсюда и происходит разногласие. Как говорит Гермес: «Знание весьма разнится от рассудка; ибо рассудок касается вещей, которые превышают его, но знание есть конец рассудка», – то есть, иллюзии нашего физического мозга и его рассудка, подчеркивая, таким образом, противоставление знания, с трудом приобретенного посредством чувств и Ума (Манаса), интуитивному всеведению Духовной Божественной Души (Буддхи).

Какова бы ни была судьба этих писаний в далеком будущем, мы надеемся, что нам удалось доказать следующие факты:

1) Тайная Доктрина не учит атеизму, исключая в смысле, лежащем в основании санскритского слова Настика, отвергания идолов, включая каждого антропоморфического Бога. В этом смысле каждый оккультист есть Настика.

2) Она признает Логоса или коллективного «Творца» Вселенной, Демиурга, в смысле, употребляемом, когда говорится о «Зодчем», как о «Творце» здания, тогда как этот зодчий никогда и не дотронулся ни до единого камня его, но начертав план, предоставил всю ручную работу каменщикам. В нашем случае, план был дан Представлением (мыслеосновой) Космоса, а строительный труд был предоставлен Множествам Разумных Сил. Но этот Демиург не есть личное Божество – т. е., несовершенный, вне-космический Бог, но лишь совокупность Дхиан-Коганов и прочих Сил.

3) Дхиан-Коганы двоячны по своей природе; будучи составлены из (а) неразумной, грубой энергии, присущей Материи и (b) разумной Души или Космического Сознания, направляющей и руководящей этой энергией, которая и есть Дхиан-Коганическая Мысль, отражающая Представление Космического Разума. Результатом этого являются постоянные чередования физических проявлений и моральных следствий на Земле в течение манвантарических периодов, причем все в целом подчинено или подлежит Карме. Так как процесс этот не всегда совершенен и раз, несмотря на многочисленные доказательства, свидетельствующие о существовании руководящего Разума позади покрова, процесс этот, все же, являет пробелы и недостатки и даже весьма часто оканчивается неудачею – то из этого следует, что ни коллективное Множество (Демиург), ни одна из деятельных Сил, взятая индивидуально, не могут подлежать воздаянию им божественных почестей или обоготворению. Тем не менее, все они имеют право на благодарное уважение и почитание человечества; и человек должен был бы постоянно устремляться помогать божественной эволюции Идей, становясь, по мере способностей своих, сотрудником Природы в задании Цикла. Лишь вечно неизвестная и непостигаемая Карана, Беспричинная Причина всех причин, должна была бы иметь свой Храм и Престол в сокровенной и нетронутой почве нашего сердца – невидимая, неощутимая, несказуемая, иначе, как через «еще слабый голос» нашего духовного сознания. Те, кто поклоняются ей, должны совершать это в молчании и в освященном одиночестве своих душ, делая свой дух единым посредником между ними и Мировым Духом, свои благие поступки единственными священнослужителями и свои греховные намерения единственными видимыми и объективными жертвами, приносимыми этому Присутствию.

«И когда молишься, не будь как лицемеры… войди в комнату и затвори дверь твою, помолись Отцу твоему, который втайне»[422]. Наш Отец внутри нас и есть наш Седьмой Принцип в «храмине нашей», нашего душевного познавания души. «Царство Божие» и Небо внутри нас, сказал Иисус, а не вне нас. Почему христиане так абсолютно слепы к самоочевидному смыслу слов мудрости, которые они так любят механически повторять?

4) Материя вечна. Это есть Упадхи или Физическая Основа Единого Беспредельного Космического Разума для построения на ней своих представлений. Потому эзотерики утверждают, что нет неорганической или «мертвой» материи в Природе, различие делаемое наукою между этими двумя, так же неосновательно, как и своевольно, и лишено здравого смысла. Тем не менее, чтобы наука ни подумала – а точная наука весьма ветреная особа, как мы все знаем это на опыте – Оккультизм знает и учит иному, как это делалось с незапамятных времен, от Ману и Гермеса до Парацельса и его последователей.

Так Гермес, Трижды Великий, говорит:

«О, сын мой, материя становится; изначала она была; ибо материя есть проводник того, что становится. Становиться (выявление) есть способ деятельности несотворенного, всепредвидящего Бога. Будучи одаренной зародышем становления (объективная) материя зарождается, ибо творческая сила обрабатывает ее согласно идеальным формам. Материя, еще не зачатая, не имела формы; она становится таковой, когда она приведена в действие».[423].

На это покойная д-р Анна Кингсфорд, талантливая переводчица и компилятор Герметических фрагментов, говорит в примечании:

«Д-р Менард замечает, что в греческом языке одно и то же слово означает быть рожденным и становиться. Мысль здесь выраженная та, что материал мира в сущности своей вечен, но перед созданием, или перед тем, как «стать», он находится в пассивном, неподвижном состоянии. Так материя «была», прежде чем она была выявлена в действии; теперь она становится, то есть, она подвижна и прогрессивна».

Далее она добавляет чисто Ведантическую доктрину Герметической Философии, именно, что:

«Творение, таким образом, есть период деятельности – Манвантара Бога, который, согласно герметической мысли или что, согласно ведантистам, имеет два вида – Деятельность или Существование, Бог эволюирущий (Deus explicitus); и Пассивность Бытия – Пралайа, Бог инволюирующий (Deus implicitus). Оба вида так же совершенны и закончены, как и состояния бодрствования и сна человека. Фихте, немецкий философ, определял Бытие (Sein), как Единство, которое мы постигаем, как Многообразие, лишь через существование (Dasein). Это воззрение вполне Герметическое. «Идеальные Формы»… являются прототипами или пластическими идеями нео-платоников; вечными представлениями вещей, существующих в Божественном Разуме до «Сотворения» или выявления».

Или по философии Парацельса:

«Все есть продукт единого, всемирного, творческого усилия… Нет ничего мертвого в Природе. Все является органическим и живущим и потому весь мир есть живой организм».[424].

5) Вселенная была выявлена из ее идеального плана, заключенного на протяжении Вечности в Бессознательности того, что ведантисты называют Парабраман. Это на деле тождественно с заключениями высшей философии Запада; «врожденными, вечными и самосущими Идеями» Платона, отраженными теперь фон Гартманном. «Непознаваемое» Герберта Спенсера носит лишь слабое сходство с трансцендентальной Реальностью, в которую верят оккультисты и которая часто есть лишь простое олицетворение «силы позади феномена» – бесконечная и вечная Энергия, от которой произошли все вещи, тогда как автор «Философии Бессознательного» подошел (лишь в этом отношении) настолько близко к решению великой Тайны, насколько это возможно для смертного. Малочисленны были те, кто в древней или в средневековой философии отваживались приближаться к этой теме или даже намекать на нее. Парацельс упоминает об этом путем выводов, и его идеи прекрасно синтезированы д-ром Францем Гартманном, членом Теософического Общества, в его труде «Парацельс», откуда мы только что привели несколько выдержек.

Все христианские каббалисты хорошо понимали восточную, основную идею. Деятельная Мощь, «Непрестанное Движение великого Дыхания» только пробуждает Космос на заре каждого нового Периода, пуская его в движение, посредством двух противоположных Сил, центростремительной и центробежной, которые суть мужская и женская, положительная и отрицательная, физи ческая и духовная силы, обе, будучи единой Первозданной Мощью, и, таким образом, выявляя ее объективно на плане Иллюзии. Другими словами, это двоякое движение переводит Космос из плана Вечного Идеала в план конечного проявления или же из нуменального плана в феноменальный. Все, что есть, было и будет, вечно ЕСТЬ, даже бесчисленные Формы, которые конечны и разрушаемы лишь в их объективной, но не в их идеальной форме. Они существуют, как идеи, в Вечности и когда они прейдут, исчезнут, они будут существовать, как отражения. Оккультизм учит, что никакая форма не может быть дана чему бы то ни было, Природою, или человеком, идеальный тип которой не существовал бы уже на субъективном плане; более того, ни одна форма или образ не могут войти в человеческое сознание или возникнуть в его воображении, которая уже не существовала, хотя бы как приблизительный прототип. Ни форма человека, ни форма животного, растения или камня никогда не была «сотворена»; и только на нашем плане она начала «становиться», то есть, объективироваться в ее настоящую материальность или же развиваться изнутри наружу, из самой возвышенной сверхчувственной сущности в ее грубейшую видимость. Потому наши человеческие формы существовали в Вечности, как астральные или эфирные прототипы; по этим образцам Духовные Существа или Боги, на обязанности которых лежало вызвать их к объективному бытию и к земной жизни, выявили протоплазмические формы будущих Эго из своей собственной Сущности. После чего, когда это человеческое Упадхи или основная форма, была готова, земные Силы Природы начали работать над этими сверхчувственными формами, содержащими, кроме их собственных элементов, элементы прошлых растительных и будущих животных форм этой Сферы. Потому внешняя оболочка человека прошла через каждое растительное и животное тело, прежде нежели она приняла человеческий облик. Но так как это будет полностью описано во втором томе, в Комментариях, то здесь мы больше не будем распространяться по этому вопросу.

Согласно герметическо-каббалистической философии Парацельса, именно Yliaster – предок новорожденного Протила, введенного в химию Круксом – или изначальная Протоматерия выявила из себя Космос.

«Когда творение – эволюция началась, Ylyaster разделился; он как бы расплавился и растворился, и выявил из себя изнутри Ideos или Хаос (Mysterium Magnum, Iliados, Limbus Major, или Предвечную Материю). Эта Предвечная Сущность монистична по природе и проявляется не только, как жизнедательная, духовная сила, невидимая, непостижимая и неописуемая мощь, но также, как живая материя, которая составляет субстанцию живых существ. В этом Limbus'e или Ideos'e Предвечной Материи… в единой утробе всех сотворенных вещей, содержится сущность всего сущего. Это описано древними, как Хаос… в котором зародился сначала Макрокосм, а затем через разделение и эволюцию в Mysteria Specialia[425] каждое отдельное существо получило бытие. Все сущее и все элементарные сущности были заключены в нем in potentia, но не in actu».[426].

Это дает повод переводчику, д-ру Фр. Гартманну сделать справедливое замечание – «по-видимому Парацельс три столетия назад предвосхитил открытие потенциала материи».

Итак, Magnus, Limbus или Yliaster Парацельса есть просто наш старый друг «Отец-Матерь», скрытый внутри до своего выявления в Пространстве. Это есть всемирная Утроба Космоса, олицетворенная в двойственном аспекте Макрокосма и Микрокосма, или Вселенной и нашего земного Шара[427], как Адити-Пракрити, Духовная и физическая Природа. Ибо Парацельс объясняет это следующим образом:

Magnus Limbus есть питомник, из которого произросли все твари, в том же смысле, как дерево может вырасти из малого семени: с тою только разницею, однако, что великий Limbus происходит от Слова Бога, тогда как меньший Limbus (земное семя или сперма) происходит от Земли. Великий Limbus есть семя, из которого произошли все существа, а малый Limbus есть каждое завершенное существо, воспроизводящее его форму, и которое само было произведено великим Limbus'ou. Малый Limbus обладает всеми свойствами великого, в том же смысле, как сын обладает организмом, тождественным его отцу… Когда… Yliaster растворился, Ares, разъединяющая, дифференцирующая мощь – Фохат, еще один старый друг… начал действовать. Все созидание явилось следствием разъединения. Из ideos'а были выявлены элементы Огня, Воды, Воздуха и Земли, рождение последней не произошло, однако, путем материальным или же простым разъединением, но духовно и динамично, ни даже путем сложных комбинаций – т. е., механического смешения, как противоположение химической комбинации, именно, как огонь может выявляться из кремня, или дерево из семени, хотя первоначально не было ни огня в камне, ни дерева в семени. «Дух живет и Жизнь есть Дух, и Жизнь и Дух [Пракрити и Пуруша (?)] производят все вещи, но по существу они едины, не двое…» Также среди элементов каждый имеет своего Yliaster'а, ибо вся деятельность материи, в каждой форме, есть лишь истечения из одного и того же Источника. Но так же, как из семени растут корни с их фибрами, а затем ствол с его ветвями и листьями, и, наконец, цветы и семена, так и все существа были рождены из элементов и состоят из элементарных субстанций, из которых другие формы могут возникнуть к жизни, нося характерные признаки своих родителей[428]. Элементы, как матери всех созданий, имеют невидимую и духовную природу и также душу[429]. Все они возникают из Mysterium Magnum».

Сравните это с Вишну Пураной:

«Из Прадханы – Предвечной Субстанции, возглавляемой Кшетраджна [ «воплощенный Дух» (?)] происходит неравномерное развитие, Эволюция этих свойств… От Великого Принципа (Махат) – Всемирного Разума или Ума… происходит начало тончайших элементов и органов чувств…».[430].

Таким образом, может быть доказано, что в древности все основные истины Природы были всеобщими и что основные идеи о Духе, Материи и Вселенной, или о Боге, Субстанции и Человеке были тождественны. Взяв две, наиболее древние, религиозные философии, Индуизм и Герметизм из Писаний Индии и Египта, тождественность обеих легко доказать.

Это становится очевидным для того, кто читал, только что упомянутый, последний перевод и толкование «Герметических Фрагментов» нашего друга Анны Кингсфорд, утрату которой мы оплакиваем. Переводчица очень талантливо и интуитивно уловила слабые места в искаженных и искалеченных писаниях, прошедших многие сектантские руки, как греков, так и христиан, и пыталась исправить их путем пояснений и примечаний. Она говорит:

«Сотворение видимого мира «трудящимися богами» или Титанами, как посредниками Высочайшего Бога[431], является вполне герметической идеей, встречающейся во всех религиозных системах и находящейся в согласии с современными научными исследованиями(?), указывающими нам всюду на Божественную Мощь, орудующую посредством Сил Природы».

Выдержка из перевода:

«Это Всемирное Существо, вмещающее в себе все сущее и являющееся всем сущим, приводит в движение душу и мир, все, что заключает в себе Природа. В многообразном единстве всемирной Жизни бесчисленные индивидуальности, отличающиеся своими различиями, тем не менее, объединены таким образом, что все сущее едино и все происходит из Единства».[432].

Еще из другого перевода:

«Бог не есть Разум, но причина существования Разума, не Дух, но причина существования Духа; не Свет, но причина существования Света.[433].

Вышесказанное ясно указывает, что «Божественный Пэмандр», как бы ни был он искажен в некоторых местах христианскою «обработкою», все же, был написан философом, тогда как, так называемые, «Герметические Фрагменты» являются произведением сектантских язычников со склонностью к антропоморфическому Всевышнему Существу. Все же, оба труда являются отзвуком Эзотерической Философии и индусских Пуран.

Сравните два воззвания, одно к герметическому «Всевышнему», другое к Всевышнему позднейших арийцев. Герметический Фрагмент, приводимый Суидасом, гласит:

«Я заклинаю тебя. Небо, святой труд великого Бога; Я заклинаю тебя, Глас Отца, изначала изреченный, когда Вселенная была образована. Я заклинаю тебя Словом единым, Сыном Отца, поддерживающего все сущее. Будь милостив, будь милостив».[434].

Этому заклинанию предшествует следующее:

«Итак, Идеальный Свет был прежде Идеального Света и Светоносный Разум от Разума существовал всегда и его единство было ничто другое, как Дух, окутывающий Вселенную. Вне Которого (Чего) нет ни Бога, ни Ангелов, ни каких-либо других начал, ибо Он (Оно) есть Владыка всего сущего, и Мощь, и Свет, и все зависит от Него (Того), и все в Нем (в Том)…».

Это место опровергается тем же Трисмегистом, который как бы говорит:

«Говорить о Боге невозможно. Ибо телесное не может выразить Бестелесное… То, что не имеет ни плоти, ни видимости, ни формы, ни материи, не может быть постигаемо чувством. Я понимаю, Татий, Я понимаю, что то, что невозможно определить – есть Бог».[435].

Противоречие между этими двумя местами очевидно: и это показывает, а) что Гермес был общим псевдонимом, употребляемым целым рядом поколений мистиков всех оттенков, и b) что великое распознавание должно быть применено прежде, чем принять Фрагмент, как Эзотерическое Учение, только потому, что он, несомненно, древен. Сравним теперь вышеприведенное с подобным же заклинанием в индусских Писаниях – несомненно таких же старых, если только не значительно более древних.

Вот оно: Парашара, «Гермес» арийцев, учит Майтрейю, индусского Асклепия, и взывает к Вишну в его трех Ипостасях:

«Слава неизменному, святому, вечному, высочайшему Вишну, единой, всемирной природы, могущественнейшему над всем; слава Ему, кто есть Хиранья-гарбха, Хари и Шанкара, (Брама, Вишну, Шива) создатель, сохранитель, и разрушитель мира; слава Васудэве, освободителю (его почитателей); слава ему, чья сущность едина и многообразна; кто одновременно и утонченнейший и плотский, разъединенный и не разъединенный; слава Вишну, причине конечного освобождения; слава высочайшему Вишну, причине создания, существования и конца мира сего; кто есть корень мира и кто состоит из мира».[436].

Это величайшее воззвание с глубоким философским смыслом в основании его. Но для невежественных масс также изобразительно, как и герметическая молитва к антропоморфическому Существу. Мы должны уважать чувство, продиктовавшее как то, так и другое, но мы не можем не видеть его полной дисгармонии с его же внутренним смыслом, даже с тем, который встречается в тех же герметических трактатах, где говорится:

«Трисмегист: Реальность не находима на Земле, сын мой, и она не может ей принадлежать… Ничто не реально на Земле… здесь явлены лишь внешности… Он (человек) не реален, сын мой, как человек. Реальное заключается только в себе и остается тем, что оно есть… Человек же преходящ, потому он не реален, он есть лишь внешность, внешность же есть величайшая иллюзия.

Татий: Тогда и сами небесные тела не реальны, отец мой, ибо они также изменяются?

Трисмегист: То, что подлежит рождению и изменению, не реально… в них есть некоторая ложность, в силу этого они также изменяются…

Татий: Что же есть тогда Изначальная Реальность, о отец Мой?

Трисмегист: Он, Кто (То, Что) есть Един и Один, о Татий. Он, Кто (То, Что) не сотворен из материи, ни есть во плоти. Кто (Что) не имеет ни цвета, ни формы. Кто (Что) неизменяем и непередаваем, но Кто (Что) всегда ЕСТЬ».[437].

Это вполне соответствует Учению Веданты. Руководящая мысль оккультна и многие места в Герметических Фрагментах принадлежат Сокровенному Учению.

Учение это утверждает, что вся Вселенная управляется разумными и полу-разумными Силами и Потенциями, как уже было сказано в самом начале. Христианская теология допускает и даже насильно внедряет веру в таковых, но устанавливает произвольное подразделение, и говорит о них, как об «Ангелах» и «Дьяволах». Наука отрицает существование как тех, так и других и осмеивает самую идею. Спиритуалисты верят в «Духов Умерших» и вне этого совершенно отрицают какой-либо другой вид или класс невидимых существ. Оккультисты и каббалисты, таким образом, являются единственными разумными толкователями древних традиций, которые сейчас завершились, с одной стороны, догматической верою, а с другой, догматическим отрицанием. Ибо как вера, так и неверие захватывают лишь один малый угол бесконечного горизонта, духовных и физических манифестаций; и, таким образом, и те и другие правы с их соответствующих точек зрения и, тем не менее, они заблуждаются, полагая, что они могут вписать все внутри своих определенных и узких пределов – ибо – они никогда не смогут сделать этого. В этом отношении Наука, Богословие и даже Спиритуализм обнаруживают не больше мудрости, нежели страус, когда он зарывает свою голову в песок у своих ног, будучи уверен, что, таким образом, ничто не может существовать за пределами его точки наблюдения и ограниченной площади, занимаемой его глупой головою.

Так как единственными трудами, которые сейчас существуют на тему, обсуждаемую нами, и которые доступны непосвященным среди западных «цивилизованных» рас, являются вышеуказанные Герметические Книги или, скорее, Герметические Фрагменты, то мы можем, в данном случае, сопоставить их с учениями Эзотерической Философии. Выдержки для этой цели из других трудов будут бесполезны, ибо большинство читателей ничего не знает о халдейских трудах, переведенных на арабский язык и сохраняющихся у некоторых Посвященных Суфи. Потому мы должны прибегнуть для сравнения к сочинению «Определения Асклепия Царю Амону», недавно собранному и поясненному д-ром Анн. Кингсфорд, членом Теософ. Общ. Некоторые изречения в этом труде находятся в полном согласии с Эзотерической Доктриною. Хотя и не мало мест свидетельствуют о сильных поправках, внесенных позднейшей христианской рукой, тем не менее, взятые в целом, характеристики Гениев и Богов отвечают Эзотерическим Учениям, но в отношении других вещей некоторые места сильно разнятся от наших Доктрин.

Что же касается до Гениев, то герметические философы называли Theoi (Боги), Гениями и Демонами, те Существа, которых мы именуем Дэвами (богами), Дхиан-Коганами, Читкала (Гуань-Инь буддистов) и другими разными именами. Демоны в смысле сократическом и даже в смысле восточной и латинской теологии – суть духи хранители человеческой расы; «те, кто пребывают вблизи бессмертных и оттуда следят за делами человеческими», как говорит Гермес. На Эзотерическом языке они именуются Читкала, некоторые из них снабдили человека его четвертым и пятым Принципами из сущности своей, другие же суть так называемые Питри. Это будет пояснено, когда мы подойдем к построению законченного человека. Корень имени есть Чит, что означает «то, посредством чего отбираются последствия действий и различные виды знания для пользования души», или же совесть, внутренний голос человека. Среди Йогов Чит рассматривается как синоним Махат'а, изначального и божественного Разума, но в Эзотерической Философии Махат есть корень Чит'а, его зародыш; и Чит есть свойство Манаса в сочетании с Буддхи; свойство, когда оно достаточно развито в человеке, притягивающее к себе, в силу духовного сродства Читкала. Вот почему сказано, что Чит есть глас, приобретающий мистическую жизнь и становящийся Гуань-Инь.

Несколько оккультных афоризмов.

Выдержки из восточных частных комментариев, бывших до сих пор тайными.[438].

XVII. Первоначальное Бытие, при первых Сумерках Рассвета Махаманвантары (после Махапралайи, следующей после каждого Века Брамы) есть СОЗНАТЕЛЬНОЕ ДУХОВНОЕ СВОЙСТВО. В Проявленных Мирах (Солнечные Системы) оно, в своей объективной Субъективности подобно облаку Божественного Дыхания для глаза ясновидца в состоянии экстаза. Исходя из Лайа[439],оно распространяется в Беспредельности на подобие бесцветного, духовного флюида. Оно находится на Седьмом Плане и в своем Седьмом Состоянии в нашем Планетном Мире.[440].

XVIII. Для НАШЕГО духовного зрения оно является Субстанцией. Оно не может быть названо так человеком в его Бодрствующем Состоянии; потому в своем неведении они назвали это – «БОГ-ДУХ».

XIX. Субстанция эта существует везде и образует первый Упадхи (Основание), на котором наш Мир (Солнечная Система) построен. Вне последнего она находится в своей девственной чистоте только между (Солнечными Системами или) Звездами Вселенной, Мирами, уже оформленными или же формирующимися. Те же, которые еще в Лайа, покоются пока в лоне ее. Так как субстанция эта иного рода, нежели известная на Земле, то и обитатели последней, видя ЧЕРЕЗ НЕЕ, думают в иллюзии и невежестве своем, что Пространство пусто. Но во всей Беспредельной Вселенной не существует пустого Пространства и в толщину пальца (ангула)…

XX. Материя или Субстанция семерична внутри нашего Мира, так же как и за пределами его. Более того, каждое из ее состояний или принципов подразделяется на семь степеней плотности. Сурья (Солнце) в своем видимом отражении есть первое или низшее состояние седьмого, высшего состояния Вселенского ПРИСУТСТВИЯ, чистейшего из чистейших, первично проявленного Дыхания Вечно-Непроявленного Сат (Бытийность). Все централь ные, физические или объективные Солнца, в своей субстанции, являют низшее состояние первичного принципа Дыхания. Так же все они не более, нежели Отражения своих Первоначал, сокрытых от зрения всех, исключая Дхиан-Коганов, субстанция тел которых принадлежит пятому подразделению седьмого принципа Матери-Субстанции и потому она на четыре степени выше, нежели отображенная солнечная субстанция. Так же как существуют семь Дхату (главные элементы в человеческом теле), также имеются и семь Сил в Человеке и во всей Природе.

XXI. Истинная субстанция Сокрытого (Солнца) есть ядро Субстанции-Матери[441]. Это есть Сердце и Утроба всех жизненных и существующих Сил в нашей Солнечной Вселенной. Это есть ядро, откуда исходят для распространения в своем круговращающем странствовании все Силы, которые, исполняя свои функциональные обязанности, устремляют Атомы в движение, и это Фокус, в котором они вновь встречаются в своей Седьмой Сущности каждый одиннадцатый год. Высмей того, кто скажет тебе, что он видел Солнце[442], как если бы он сказал, что Солнце действительно движется вперед в своем ежедневном пути…

XXIII. Именно в силу его семеричной природы древние говорили о Солнце, как о везомом семью конями, числом равным размерам стихов в Ведах; или, что хотя оно и тождественно семи Гана'м (Класс Существ) в своей сфере, оно отличается от них[443]– истинно так; также, что оно имеет Семь Лучей, ибо истинно оно имеет их…

XXV. Семь Существ в Солнце суть Семь Пресвятых Само-Рожденных из мощи присущей Утробе Матери-Субстанции. Именно, они посылают семь главных Сил, называемых Лучами, которые, при начале Пралайи, сосредоточатся в семи новых Солнцах для следующей Манвантары. Энергия, из которой они возникают в сознательное существование, в каждом Солнце, есть то, что некоторые люди называют Вишну, что есть Дыхание АБСОЛЮТА. Мы называем это Единой Проявленной Жизнью, которая сама есть отображение Абсолюта…

XXVII. Последнее никогда не должно быть произнесено в словах или в речении ИЗ ОПАСЕНИЯ, ЧТОБ ОНО НЕ УНЕСЛО ЧАСТЬ НАШИХ ДУХОВНЫХ ЭНЕРГИЙ, которые устремляются к Его состоянию, духовно, вечно тяготея к Тому, так же как вся физическая Вселенная тяготеет к Его проявленному Центру – космически.

XXVIII. Первое – Начальное Существование – которое, пока оно находится в этом состоянии бытия, может быть названо ЕДИНОЮ ЖИЗНЬЮ, есть, как уже объяснено, тончайшая фильма для творческих и формировочных целей. Она проявляется в семи состояниях, которые с их семеричными подразделениями образуют Сорок-девять Огней, упомянутых в священных книгах…

XXIX. Первая есть… «Матерь» (Prima Materia). Разъединившись на свои первичные семь состояний, она продолжает нисходить циклами; когда же она уплотнилась в своем ПОСЛЕДНЕМ принципе, как ГРУБАЯ МАТЕРИЯ[444],она начинает вращаться вокруг себя и оживляет седьмою эманацией последнего, первый и низший элемент (змий, закусающий свой хвост). В Иерархии или в порядке Бытия, седьмой эманацией ее последнего принципа является:

а) В Минерале Искра, которая сокрыта в нем и вызывается к мимолетному бытию через Положительное, пробуждающее Отрицательное (и так далее)…

b) В Растении, она есть та жизненная и разумная Сила, которая одушевляет семя и развивает его в травинку или же в корень и росток. Именно зародыш становится Упадхи семи принципов предмета, в котором он пребывает, выявляя их, по мере того, как последний растет и развивается.

с) В каждом животном она совершает то же самое. Она есть его Жизненный Принцип и жизненная сила; его инстинкт и свойства; его характерные признаки и особые идиосинкразии…

d) Человеку она дает все, чем одаряет и все остальные проявленные единицы в Природе. Но кроме того, развивает в нем отражение всех ее «Сорока Девяти Огней». Каждый из семи принципов человека полный наследник и соучастник семи принципов«ВЕЛИКОЙ МАТЕРИ».Дыхание ее первого принципа есть его Дух (Атма). Ее второй принцип есть Буддхи (Душа). Мы ошибочно называем его седьмым. Третий доставляет ему Мозговое Вещество на физическом плане и Разум, движущий им (который и есть Человеческая Душа – Е. П. Б.) – согласно его органическим способностям.

е) Она есть направляющая Сила в космических и земных Элементах. Она пребывает в Огне, вызванном из его скрытого бытия в деятельное существование; ибо все семь подразделений… принципа пребывают в земном Огне. Она вращается в ветре, дует в урагане и приводит в движение воздух, элемент которого участвует также в одном из ее принципов. Продвигаясь в круговращении, она регулирует движение вод, притягивает и отталкивает волны[445], согласно точным законам, оживляющей душою которых является ее седьмой принцип.

f) Ее Четыре высших принципа заключают зародыш, развивающийся в Космических Богов; ее три низших зарождают жизни Элементов (Элементалов).

g) В нашем Солнечном Мире Единое Существование есть Небо и Земля, Корень и Цветок, Действие и Мысль. Оно в Солнце, так же как и в светляке. Ни один атом не может избежать его. Потому древние Мудрецы мудро назвали это проявленным Богом в Природе…

Может быть, в связи с этим, интересно будет напомнить читателю, что сказал Субба Роу о Силах – мистически определенных, как:

«Канья (шестой знак Зодиака, или Дева) означает Деву и представляет Шакти или Махамайю. Этот Знак есть шестое Раши или деление, и указывает, что существуют шесть первичных сил в Природе (синтезированные Седьмым)…».

Эти Шакти стоят в следующем порядке:

1) Парашакти – буквально, великая или высочайшая сила или мощь. Она знаменует и включает силы света и тепла.

2) Джнанашакти – буквально мощь рассудка, интеллекта-Разума, истинной мудрости или знания. Она имеет два аспекта:

1. Нижеследующие суть некоторые из ее манифестаций, когда она поставлена под влияние или контроль материальных условий: а) Мощь нашего ума в истолковании наших чувствований; b) мощь вызывать прошлые представления (память) и вызывать будущие ожидания; с) мощь, проявляющаяся в том, что современные психологи называют «законами ассоциации» и позволяющая устанавливать постоянную связь между различными группами ощущений и возможностями таковых, и, таким образом, порождать понятие или идею о внешнем предмете; d) мощь в сочетании наших представлений, посредством таинственного звена памяти, и зарождая, таким образом, понятие самости или индивидуальности.

2. Дальнейшее является перечислением некоторых из ее проявлений при ее освобождении из оков материи:

а) Ясновидение; б) Психометрия.

3) Иччхашакти – буквально мощь воли. Самое обычное проявление ее есть порождение некоторых нервных токов, которые приводят в действие мускулы, необходимые для выполнения желаемого намерения.

4) Крияшакти – Таинственная мощь мысли, дающая ей возможность производить внешние, уловимые феноменальные следствия, посредством присущей ей энергии. Древние утверждали, что каждая мысль проявится внешне, если внимание будет сильно сосредоточено на ней. Также и напряженное желание вызовет желаемое следствие.

Йог обычно совершает свои чудеса посредством Иччхашакти и Крияшакти.

5)Кундалини Шакти – Мощь или сила, движущаяся змеевидно или извиваясь. Это есть всемирный жизненный принцип, всюду проявляющийся в Природе. Эта сила вмещает две великие силы притяжения и отталкивания. Электричество и Магнетизм есть лишь ее проявления. Это есть мощь, которая приносит то постоянное приноравливание между внутренними и внешними соотношениями, которое, по Герберту Спенсеру, есть сущность жизни и это, «постоянное приноравливание между внутренними и внешними соотношениями, является основою трансмиграции душ, Пунарджанман (перевоплощение) в доктринах древних индусских философов.

Йог должен вполне овладеть мощью этой силы прежде, нежели он достигнет Мокша (освобождения)…

6) Мантрикашакти – буквально сила или мощь букв, речи или музыки. Все древние Мантра Шастра содержат эту силу или мощь во всех ее проявлениях при воздействиях на материю… Воздействие музыки есть одно из ее самых обычных проявлений. Мощь чудотворного, неизреченного имени является венком этой Шакти.

Современная наука лишь частично исследовала первую, вторую и пятую из вышеупомянутых сил или способностей, но пребывает в полной тьме в отношении оставшихся сил… Шесть сил в своем единстве представлены Астральным Светом – Дайвипракрити, седьмой, Свет Логоса.[446].

Вышесказанное приводится здесь, чтобы показать истинные индусские представления по этому вопросу. Все это эзотерично, хотя и не охватывает и десятой части того, что могло бы быть сказано. Так шесть наименований, упомянутых шести сил, принадлежат шести Иерархиям Дхиан-Коганов, синтезированных их Изначальною Седьмою, олицетворяющей Пятый Принцип Космической Природы или же «Матери» в ее мистическом смысле. Одно только перечисление Сил Йоги потребовало бы десять томов. Каждая из этих Сил имеет во главе живую и Сознательную Сущность, эманацией которой и является эта сила.

Но сравним с вышеприведенными Комментариями слова Гермеса Трижды Великого:

«Жизне-творчество солнца так же непрерывно, как и его свет; ничто не останавливает и не ограничивает его. Вокруг него собраны, на подобие армии спутников, бесчисленные МНОЖЕСТВА ГЕНИЕВ. Они обитают по соседству с Бессмертными и оттуда блюдут над человеческими делами. Они выполняют волю Богов (Карма) посредством бурь, ураганов, передачею огней и землетрясений; также голодом и войною, для наказания безбожия….[447].

Солнце сохраняет и питает все твари, и так же, как Идеальный Мир, который окружает мир чувствующий, наполняет этот последний множеством и вселенским разнообразием форм, так и солнце, охватывая все своим светом, утверждает везде рождение и развитие созданий… Ему подчинено множество Гениев, или скорее множества, ибо они многочисленны и разнообразны, и число их соответствует числу звезд. Каждая звезда имеет своего Гения, доброго и злого по природе или, вернее, в силу действий их, ибо действие есть сущность Гения… Все эти Гении управляют человеческими делами[448], они потрясают и сбрасывают конституции, построения государств и индивидов, они запечатлевают свое подобие на наших душах, они пребывают в наших нервах, в нашем костном мозгу, наших жилах, наших артериях и в самом нашем мозговом веществе … В момент, когда каждый из нас получает жизнь и бытие, он вступает под охрану Гениев (Элементалов), управляющих рождениями[449], и которые классифицируются ниже астральных сил (сверхчеловеческие астральные Духи). Они постоянно меняются, не всегда одинаково, но в круговом движении[450]. Они проникают через тело две части души, чтобы тело могло от каждого получить воздействие его собственной энергии. Но разумная часть души не подчинена Гениям; она предназначена для принятия Бога[451], озаряющего ее солнечным лучом. Те, кто так озарены, малочисленны, и от них Гении удаляются, ибо ни Гении, ни Боги не имеют власти при наличии единого луча Бога[452]. Но все другие люди душою и телом, направляются Гениями, к которым они привлекаются и чьи действия они выполняют… Так Гении контролируют мирские дела, и наши тела служат им инструментами».[453].

Вышесказанное, за исключением нескольких особых пунктов, представляет то, что было всеобщим верованием, общим для всех народов, приблизительно еще около столетия тому назад. Оно все еще также ортодоксально в своих широких линиях и главных чертах, как среди язычников, так и среди христиан, за исключением горсти материалистов и ученых.

Ибо назовем ли мы Гениев Гермеса и его «Богов» «Силами Тьмы» и «Ангелами», как это делается в греческих и латинских церквах, или же «Духами Умерших», как в Спиритуализме; или же Бхутами и Дэвами, Шайтанами или Джинами, как их еще называют в Индии и мусульманских странах, – все они являют одно и то же – ИЛЛЮЗИЮ. Но пусть, однако, это не будет так же ложно истолковано, как это было недавно сделано Западными Школами с положениями великой философской доктрины ведантистов.

Все, что имеет бытие, исходит от АБСОЛЮТА, который, в силу одного этого определения, стоит, как Одна и Единая Реальность – следовательно все, чуждое этому Абсолюту, зарождающему и причинному Элементу, несомненно, должно быть Иллюзией. Но это так лишь с чисто метафизической точки зрения. Человек, который считает себя здравомыслящим и рассматривается как таковой своими соседями, называет видения сумасшедшего брата – галлюцинации, делающие свою жертву счастливой или чрезвычайно несчастной, сообразно случаю – также иллюзиями и вымыслами, воображением. Но где же тот сумасшедший, для кото рого отвратительные, ужасающие тени в его мозгу, его иллюзии, не являются в данную минуту такими же действительными и реальными, как и те вещи, которые могут видеть его доктор или сиделка? Все относительно в этой Вселенной, все есть Иллюзия. Но испытываемое ощущение на каждом плане является действительностью для познающего существа, сознание которого находится на данном плане, хотя указанные ощущения рассматриваемые с чисто метафизической точки зрения, могут быть представлены, как не имеющие объективной реальности. Но Эзотерическое Учение должно бороться не против метафизиков, но против физиков и материалистов и для последних Жизненная Сила, Свет, Звук, Электричество, даже объективно притягивающая сила Магнетизма, не имеют объективного существования и принимаются лишь, как просто «виды движения», «ощущения и аффекции материи».

Ни оккультисты вообще, ни теософы не отрицают, как это ошибочно предполагается некоторыми, воззрений и теорий современных ученых только потому, что эти воззрения противоположны Теософии. Первое правило нашего Общества воздать кесарево Кесарю. Потому теософы первые признают насущную ценность науки. Но когда ее первосвященники низводят сознание к секреции из серого вещества мозга, а все остальное в Природе к виду движения, то мы протестуем против такой доктрины, как антифилософской, самопротиворечащей, и просто нелепой с научной точки зрения, даже больше, нежели с оккультного аспекта Эзотерического Знания.

Ибо, истинно, Астральный Свет осмеянных каббалистов имеет странные и любопытные тайны для того, кто может видеть в нем; и тайны эти, скрытые в его беспрестанно волнующихся волнах, находятся в нем, несмотря на весь конклав материалистов и насмешников.

Астральный Свет каббалистов иногда очень неправильно переводится как «Эфир», последний смешивается с гипотетическим эфиром науки, и оба они принимаются некоторыми теософами, как синонимы Акаши. Это огромная ошибка!

Автор «Рационального Опровержения» пишет, и тем бессознательно помогая Оккультизму:

«Характеристика Акаши послужит доказательством, как неточно представлена она «Эфиром». В измерении она… беспредельна; она не составлена из частей; и цвет, вкус, запах и осязаемость не принадлежат ей. Пока что она соответствует точно времени, пространству, Ишваре («Господь», но скорее творческая мощь и душа – Anima Mundi) и душе. Ее особенность, по сравнению с этим, состоит в том, что она является материальной причиною звука. За исключением этого свойства, можно было бы признать ее единою с пустотою».[454].

Это и есть пустота, особенно для рационалистов. Во всяком случае, Акаша, несомненно, произведет пустоту в мозгу материалиста. Тем не менее, хотя Акаша, конечно, не есть эфир науки – ни даже Эфир оккультистов, определяющих последний, лишь как один из принципов Акаши – она вместе с ее перворожденным, конечно, есть причина звука, причина психическая и духовная, но, ни в коем случае, не материальная. Отношения Эфира к Акаше могут быть определены, прилагая к Акаше и Эфиру слова, которые употребляются в Ведах, говоря о Боге: «Так сам был, истинно, (своим собственным) Сыном», один, будучи порождением другого, и, все же, оставаясь самим собою. Это может быть трудная загадка для непосвященных, тем не менее, загадка очень легко разрешается любым индусом, даже и не мистиком.

Эти тайны Астрального Света, вместе со многими другими тайнами, останутся несуществующими для материалистов нашего века, также как Америка была несуществующим мифом для европейцев в течение первых времен средневековья, тогда как скандинавы и норвежцы уже несколько столетий раньше достигли и поселились в этом очень старом «Новом Мире». Но так же, как был рожден Колумб, чтобы вновь открыть и заставить Старый Мир поверить в антиподные страны, так же будут рождены ученые, которые откроют чудеса, уже существующие, согласно утверждениям оккультистов, в областях Эфира с их разнообразными и многообразными обитателями и сознательными Сущностями. Тогда nolens volens наука должна будет принять это старое «суеверие», так же как она приняла уже многие другие. И раз она будет вынуждена принять это, ее ученые профессора, по всей вероятности, – судя по прошлым опытам, как в случае месмеризма и магнетизма, перекрещенных ныне в гипнотизм – признают это, но отбросят наименование. Выбор нового наименования, в свою очередь, будет зависеть от «вида движения» – новое наименование для старого «автоматического, физического процесса среди нервных волокон (научного) мозга» Молешотта – и также, весьма вероятно, и от последнего обеда этого имя-дателя, ибо – согласно основателю новой Гило-Идеалистической схемы – «мозговая деятельность по своему происхождению одинакова с выделениями пищеварительных соков»[455]. Итак, если бы допустить это нелепое предположение, то новое имя архаической истины зависело бы от вдохновения печени имя-дателя и только тогда истины эти получили бы возможность стать научными!

Но ИСТИНА, как бы ни была она враждебна слепому большинству, всегда имела своих защитников, готовых умереть за нее; и, конечно, не оккультисты будут возражать против принятия ее наукой под любым новым именем. Но до тех пор, пока она не заставит обратить на себя внимание ученых и не будет принята ими, многие оккультные истины останутся запрещенными, как это было с феноменами спиритизма и другими психическими проявлениями, чтобы, в конце концов, быть присвоенными своими эксхулителями без малейшей признательности или благодарности. Азот очень много прибавил к химическому знанию, но открывший его Парацельс и посейчас называется «шарлатаном». Как глубоко справедливы слова Н. Т. Бокля в его замечательной «Истории Цивилизации», когда он говорит:

«В силу обстоятельств, до сих пор неизвестных (Кармическое предвидение), время от времени появляются великие мыслители, которые, посвятив свои жизни одной цели, способны предвидеть прогресс человечества и основать религию или философию, благодаря которым иногда получаются важные следствия. Но если мы заглянем в историю, мы ясно увидим, что, хотя основание нового взгляда может быть обязано одному человеку, но результат этого нового мышления будет зависеть от состояния людей, среди которых оно распространяется. Если религия, либо философия, слишком опередила какую-либо нацию, она не может сослужить в данное время полезную службу, но должна будет выждать свой срок[456], когда умы людей созреют для ее восприятия… Каждая наука, каждое верование имело своих мучеников. Согласно обычному течению вещей несколько поколений должно пройти, а затем наступает период, когда эти самые истины рассматриваются, как наиобычнейшие факты, и еще немного позднее наступает другой период, в который они объявляются необходимыми, и даже самый тупой рассудок удивляется, как могли они когда-либо отрицаться?».[457].

Весьма возможно, что умы настоящего поколения еще не вполне созрели для принятия Оккультных Истин. Возможно, что таков будет в будущем вывод, сделанный прогрессивными мыслителями Шестой Коренной Расы, при ретроспективном обзоре истории принятия Эзотерической Философии, – полностью и безусловно. А пока что поколения нашей Пятой Расы будут продолжать блуждать в предрассудке и предубеждении. Оккультные науки будут всюду осмеяны, и презрение со всех углов будет направлено на них, каждый будет искать случая высмеять и раздавить их во имя и для большего возвеличения материализма и его так называемой науки. Тем не менее, тома настоящего труда, в предвидении необыкновенности ответа на некоторые будущие научные возражения, указывают на истинные и взаимные положения защитника и обвинителя. Теософы и оккультисты обвиняются общественным мнением, которое еще высоко держит знамя индуктивных наук. Потому последние должны быть обследованы; и должно быть доказано насколько их достижения и открытия в области естественного закона противоречат не столько нашим утверждениям, сколько фактам в Природе. Час пробил для доказательства, так ли нерушимо стоят стены современного Иерихона, чтобы трубный глас Оккультных Труб никогда не смог разрушить их?

Так называемые «Силы» и возглавляющие их Свет и Электричество и строение солнечного шара должны быть тщательно исследованы, так же как и Тяготение и теории Туманностей. Природа Эфира и других элементов должна быть обсуждена и научные данные сопоставлены с учениями Оккультными, причем должны быть выданы и некоторые, до сих пор скрытые, положения последних.

Около пятнадцати лет тому назад автор этого труда, первая после каббалистов, повторяла мудрые Заповеди Эзотерического Катехизиса:

«Сомкни уста твои из опасения произнести это (Тайну); и сердце твое из опасе ния громкой думы; а если сердце твое вырвалось из контроля, верни его на место, ибо такова цель нашего союза».[458].

И еще из Правил Посвящения:

«Это есть тайна, дающая смерть. Сомкни уста твои из опасения, чтобы не выдать ее невежде; сожми мозг твой из опасения, чтобы что-либо не вырвалось из него и не проникло наружу».

Несколько лет позднее край Покрова Изиды должен был быть приподнят, теперь же делается в нем еще один и еще более широкий разрез.

Но старые, освященные временем, заблуждения – те, которые с каждым днем становятся все более бросающимися в глаза и самоочевидными, – стоят выстроенные в боевом порядке, сейчас, как и тогда. Руководимые слепым консерватизмом, самомнением и предрассудком, они постоянно на дозоре, готовые удушить каждую истину, которая, просыпаясь после ее векового сна, стучится к допущению. Таково было положение вещей с самого времени, когда человек стал животным. И что это в каждом случае приносит моральную смерть выявляющим на свет эти старые, старые истины, так же верно, как и то, что это дает жизнь и возрождение тем, кто способны воспользоваться даже тем малым, что сейчас разоблачается для них.

Часть II. Эволюция символизма. ОГЛАВЛЕНИЕ.

Отдел I. Символизм и идеографы.

«Не есть ли символ для имеющего очи всегда, более или менее, ясное откровение Богоподобного?… Во всем… мерцает нечто присущее Божественной Мысли. Нет, даже высшее знамение, которое люди когда-либо встречали или под которым они обнимались, сам крест имел лишь случайное и внешнее значение».

Карлейль.

Символизм и Идеографы – Египетский Символ Кошки – Магическая Сила Звука – Тайный Язык.

Изучение скрытого смысла каждой религиозной и мирской легенды, каждого народа, великого или малого и, особенно, в преданиях Востока, заняло большую часть жизни автора настоящего труда. Она разделяет убеждение, что ни один мифологический рассказ, ни одно традиционное событие в народных сказаниях, никогда, ни в одну эпоху, не были вымыслом, но что каждый из таких повествований имеет действительно историческую подоснову. В этом автор расходится с теми учеными-символистами, которые, несмотря на все величие их славы, находят в каждом мифе не более, нежели добавочное доказательство пристрастья ума древних к суеверию, и думают, что все мифологии возникли и построены на солнечных мифах. Подобные поверхностные мыслители были замечательно разоблачены Джеральдом Мэсси, поэтом и египтологом, в его лекции о «Лунопочитании, Древнем и Современном». Его острая критика достойна воспроизведения в этой части нашего труда, ибо она так прекрасно отражает наши чувства, открыто высказанные уже в 1875 году, когда была написана «Разоблаченная Изида».

«На протяжении минувших тридцати лет, проф. Макс Мюллер учил в своих книгах и лекциях, в Times, Saturday Review и различных журналах, с эстрады Королевского Института, с кафедры Вестминстерского Аббатства и своей кафедры Оксфорда, что мифология есть болезнь языка, и, что древний символизм был результатом чего-то, вроде примитивной умственной аберрации.

«Мы знаем,» говорит Ренуф, вторящий Максу Мюллеру в своих «Hibbert Lectures», «мы знаем, что мифология есть болезнь, которая появляется на известной ступени человеческой культуры». Таково поверхностное толкование не-эволюционистов, и подобные толкования все еще приняты британским обществом, мышление которого воспитывается на основе доверия к подобным авторитетам. Проф. Макс Мюллер, Кокс, Губернатис и другие провозвестники солнечных мифов, изобразили нам примитивного мифотворца в роде германизированного индуса метафизика, отбрасывающего свою тень на умственный туман, и замысловато говорящего о дыме или, по меньшей мере, об облаке; при этом небо, над его головою, становится как бы фантастическим куполом, испещренным видениями первобытных кошмаров! Они уподобляют первобытного человека самим себе и считают его так же извращенно склонным к самообману или, как говорит Фонтенелль, «склонным видеть вещи, которые в действительности не существуют»! Они ложно представили себе примитивного или архаического человека, как бессмысленно совращенного с самого начала своим деятельным, но необузданным воображением и потому верившего в различные заблуждения, которые непосредственно и постоянно опровергались его ежедневным опытом; а также, как одураченного своим воображением среди мрачных реальностей, которые шлифовали в нем и внедряли в него опыты его, подобно шлифующим плавучим льдинам, оставляющим свои отпечатки на подводных скалах. Остается сказать то, что некогда будет принято всеми, а, именно, что эти признанные учителя были не ближе к началу мифологии и языка, нежели Уилли, поэт Бёрнса – к «Пегасу». Мой ответ таков: «Это не более, как фантазия теоретика– метафизика, что мифология была лишь болезнью языка или чего-либо иного, исключая его собственного мозга. Происхождение и значение мифологии были совершенно упущены из виду этими соляристами, распространителями небылиц. Мифология была примитивным способом овеществления древней мысли. Она основывалась на естественных фактах и до сих пор может быть проверяема на феноменах. Нет ничего безумного, ничего бессмысленного в ней, если она рассматривается в свете эволюции, и когда способ выражения ее, посредством языказнаков, вполне понят. Безумие заключается в принятии ее за историю человечества или же за Божественное Откровение[459]. Мифология есть хранилище древнейшей человеческой мудрости и, что интересует нас, сводится, главным образом, к тому, что когда она снова будет правильно истолкована, она нанесет смертельный удар ложным теологиям, которые она сама породила помимо воли.[460].

В современной фразеологии говорят иногда, что утверждение мифично в той мере, в какой оно ложно; но древняя мифология не была системою или способом такого рода фальсификации. Ее легенды были средством для передачи фактов, но не были ни подделками, ни выдумками… Например, когда египтяне представляли луну как кошку, они не были настолько невежественны, чтобы предполагать, что луна была кошкою, также их подвижная фантазия не видела ни малейшего сходства между луною и кошкою. Миф о кошке не был простым расширением словесной метафоры; также не было у них намерения создавать недоумения или же загадки… Они подметили тот простой факт, что кошка видит в темноте, и, что ее зрачки становятся совершенно круглыми и особенно светящимися ночью. Луна была созерцательницей в ночных небесах, и кошка была ее эквивалентом на земле; и, таким образом, обыкновенная кошка была принята как выражение, как естественная эмблема и живое воспроизведение луны… И отсюда следовало, что солнце, взиравшее вниз в преисподнюю, во время ночи, могло тоже называться кошкою, как оно и было, ибо оно тоже видело во тьме. Кошка называлась по-египетски mau, что означает зрячий, от глагола mau – видеть. Один писатель по вопросам мифологии утверждает, что египтяне «представляли себе большую кошку позади солнца, которое было зрачком этого кошачьего глаза». Но это чисто современное измышление. Это товар из запасов Макса Мюллера. Луна, как кошка, была глазом солнца, ибо она отражает солнечный свет и потому, что глаз отображает изображение в своем зеркале. Под видом богини Пашт кошка стережет солнце, попирая лапою главу змия тьмы, именуемого его вечным врагом!».

Это очень правильное толкование лунного мифа в его астрономическом аспекте. Однако, селенография есть наименее эзотерический отдел лунной символики. Чтобы вполне понять Селеногнозис – если дозволяется изобрести новое слово, – нужно стать сведущими не только в его астрономическом значении. Луна тесно связана с Землею, как это указано в Станцах, и касается всех тайн нашей планеты более непосредственно, чем даже Венера-Люцифер, оккультная сестра и alter Ego Земли.[461].

Неутомимые исследования западных, особенно, германских ученых– символистов, в течение прошлого и настоящего столетия, заставили наиболее непредубежденных ученых и, конечно, каждого оккультиста убедиться, что без помощи символики – с ее семью подразделениями, о которых современники наши ничего не знают – никакое древнее Писание не может быть когда-либо правильно понято. Символика должна быть изучаема под всеми ее аспектами, ибо каждый народ имел свои особые способы выражения. Короче говоря, ни один египетский папирус, никакая индусская олла, никакие ассирийские плитки, ни еврейские свитки, не должны читаться и толковаться буквально.

Сейчас каждый ученый знает это. Одни талантливые лекции Джеральда Мэсси уже достаточны сами по себе, чтоб убедить каждого непредубежденного, честно думающего христианина в том, что дословное принятие Библии равносильно падению в еще большее заблуждение и суеверие, чем то, которое когда-либо возникало в мозгу дикаря островов Южного Моря. Но факт, в отношении которого даже наиболее правду любящие и правду ищущие востоковеды – будь это арианисты или египтологи – остаются как бы слепы, есть именно тот, что каждый символ на папирусе или на олле является многогранным алмазом, каждая грань которого не только заключает в себе несколько толкований, но также имеет отношение ко многим наукам. Мы видим пример этому в только что приведенном толковании изображения кошки, символизирующей луну – пример звездно-земного изображения; тогда как у других народов луна имеет кроме этого еще много других значений.

Как это показал ученый масон и теософ, покойный Kenneth Mackenzie в своей «Royal Masonic Сус1ораеdiа», существует большая разница между эмблемою и символом. Первая, «заключает большее число мыслей, нежели символ, который, скорее, изображает одну специальную мысль». Отсюда символы – например, лунный или солнечный – различных стран, каждый, изображающий одну из таких специальных идей или же ряд идей, образуют совокупно эзотерическую эмблему. Последняя есть «конкретное, видимое изображение или знак, представляющий принципы или ряд принципов, понятные тем, кто получили известные знания (Посвященные)».

Говоря еще яснее, эмблема обычно есть ряд графических изображений, рассматриваемых и объясняемых аллегорически, и которые, как в панораме, раскрывают одну идею за другой. Так Пураны есть писанные эмблемы; так же как и Заветы Моисея и Христа или Библия и все другие экзотерические Писания. И тот же авторитет указывает:

«Все эзотерические общества пользовались эмблемами и символами, как например – Общество Пифагора, Элевзинское, Герметическое Братство в Египте, Розенкрейцеры и Франкмасоны. Многие из этих эмблем не должны быть раскрываемы всем и каждому, и совсем ничтожная разница в эмблеме или символе может очень изменять их значение. Магические печати, основанные на известных числовых принципах, относятся к этому разряду и, хотя являются чудовищными или смешными в глазах невежд, тем не менее, передают целый свод учений тем, кто были научены понимать их».

Все выше перечисленные общества, говоря относительно, современны, ни одно не заходит вглубь за средние века. Насколько же разумно тогда, что ученики старейших архаических школ так осторожны в выдаче тайн, гораздо большего значения для человечества, (ибо они опасны в руках невежд), чем любые, так называемые, «тайны Масонства», ныне ставшие, как говорят французы, секретом Полишенеля!

Но это ограничение может относиться лишь к психологическому или, вернее, к психофизическому и космическому значению символа и эмблемы и даже в этом смысле лишь частично. Ибо, хотя Адепт вынужден отказывать в выдаче условий и способов, ведущих к какому-либо сочетанию Элементов – будь-то психическое или же физическое – и которое может произвести, как вредное, так и благое следствие; все же, он всегда готов передать серьезному исследователю тайну древней мысли во всем, что касается истории, сокрытой под мифологическим символизмом, и, таким образом, дать еще несколько вех для ретроспективного взгляда в прошлое, поскольку это может дать полезное сведение о происхождении человека, эволюции рас и геогнозиса.

И, тем не менее, вопиющей жалобой наших дней не только среди теософов, но также среди немногих непосвященных, интересующихся этим вопросом, является следующее: «Почему Адепты не выдают того, что они знают?» На это можно было бы ответить: «Почему бы стали они это делать, раз им заранее известно, что ни один ученый не примет этого даже как гипотезу, еще менее, как теорию или аксиому? Разве же принята вами азбука Оккультной Науки, которая содержится в «Theosophist’e», «Эзотерическом Буддизме» и других трудах и периодических изданиях? Разве даже то малое, что было выдано, не было высмеяно и сопоставлено с «животной» и «обезьяньей теорией» Гексли и Геккеля, с одной стороны, и с ребром Адама и яблоком, с другой? Несмотря на такую незавидную перспективу, все же, масса фактов дана в настоящем труде, и происхождение человека, эволюция земного шара и рас – как человеческих, так и животных – изложены настолько полно, насколько автор в состоянии это сделать.

Доказательства, выдвинутые для подтверждения древних учений, разбросаны широко во всех священных Писаниях древних цивилизаций. «Пураны», «Зенд Авеста» и старые классики полны подобных фактов; но никто, до сих пор, не потрудился собрать и сопоставить их между собою. Причина этому та, что все подобные события были записаны символически, и лучшие ученые, наиболее проницательные умы, из числа наших арианистов и египтологов, были слишком часто затемнены тем или другим предубеждением и еще чаще односторонними взглядами на сокровенный смысл символов. Но даже притча есть выраженный символ; вымысел или легенда, как думают некоторые; аллегорическая передача жизненной реальности, событий и фактов, говорим мы. Именно, как мораль всегда выводилась из притчи, при чем подобная мораль была действенной правдою и фактом в человеческой жизни, так и историческое, реальное событие было извлекаемо теми, кто были сведущи в этих священных науках, из эмблем и символов, запечатленных в древних храмовых архивах. Религиозная и эзотерическая история каждого народа была уложена в символах. Она никогда не была выражена буквально и во многословии. Все мысли и переживания, все учение и знание, сообщенные путем откровения или добытые самостоятельно, нашли у ранних рас свое графическое выражение в аллегориях и притчах. Почему? Потому, что «изреченное слово имеет скрытую мощь не только неизвестную, но даже неподозреваемую нашими современными мудрецами, потому естественно, что они не верят в нее. Потому, что звук и ритм тесно связаны с четырьмя элементами древних; и потому, что та или иная вибрация в воздухе, несомненно, вызовет соответствующие силы, сочетание с которыми производит добрые или злые результаты, смотря по условиям. Никогда не позволялось ученику излагать какие-либо исторические, религиозные или реальные события в точных словах, недопускающих двоякого смысла, из опасения, чтобы силы, связанные с этим событием, не были еще раз привлечены. Подобные события были передаваемы лишь во время Посвящения, и каждый ученик должен был запечатлеть их в соответствующих символах, извлеченных из его собственного ума, и которые просматривались потом его Учителем, прежде чем быть принятыми окончательно. Так постепенно был создан китайский алфавит, так же, как до него были установлены священные символы в древнем Египте. В китайском языке, знаки которого могут быть прочитаны на любом языке и который, как только что было сказано, лишь немногим менее древен, нежели египетский алфавит Тота, каждое слово имеет свой соответствующий символ в графической форме. Этот язык обладает многими тысячами подобных букв-символов или логограмм, из которых каждая передает значение целого слова; ибо настоящие буквы или алфавит, как мы его понимаем, не существует в китайском языке, как не существовал и в египетском вплоть до позднейшего времени.

Так японец, не понимающий ни одного слова по-китайски, встречаясь с китайцем, никогда не слышавшим японского языка, может сообщаться с ним посредством письма, и они будут вполне понимать друг друга, ибо письмо их символично.

Теперь, мы попытаемся дать объяснение главным символам и эмблемам, ибо второй том этого труда, трактующий об Антропогенезисе, представит большие трудности для понимания без подготовительного ознакомления, хотя бы только с метафизическими символами.

Также было бы неправильно приступить к эзотерическому чтению символизма, не отдав должного уважения тому, кто оказал ему величайшую услугу в настоящем столетии, открыв главный ключ к древней еврейской символике, тесно переплетенной с метрологией, один из ключей к однажды всемирному языку Мистерий. Приносим нашу благодарность Ральстону Скиннеру из Цинциннати, автору труда «The Key to the Hebrew-Egyptian Mystery in the Source of Measures». Мистик и каббалист по природе, он трудился долгие годы в этом направлении, и его усилия, несомненно, были увенчаны большим успехом. Приводим его собственные слова:

«Автор вполне уверен, что существовал древний язык, который в наше время кажется нам утерянным, но следы его существуют, однако, во множестве… Автор открыл, что геометрическое отношение (интегральное отношение диаметра к окружности круга) было самым древним и, вероятно,. божественным основанием… линейных мер… Является почти доказанным, что та же система геометрии, чисел, отношений и мер была известна и применялась на континенте Северной Африки, даже ранее того, как это стало известно позднейшим поколениям семитов…

Особенность этого языка состояла в том, что он мог заключаться в другом и быть скрытым, и быть понятым лишь при помощи специального знания. Буквы и знаки слогов обладали, в то же время, способностью выражать числа, геометрические фигуры, начертания или идеографы и символы, скрытый смысл которых был окончательно объяснен притчами, в форме целых повествований или отрывков их, и в то же время, это могло быть изложено отдельно, независимо и различно, в начертаниях, каменных изваяниях или земляных сооружениях.

Разъясним двоякий смысл слова язык: во-первых, это слово означает выражение мыслей посредством человеческой речи; а во-вторых, оно может означать выражение идей каким-либо другим способом. Этот древний язык был так составлен в еврейском тексте, что посредством употребления письменных знаков, которые, будучи произнесены, являют язык в его первоначальном значении; можно по желанию передать целый ряд идей, вполне отличных от идей, выраженных посредством чтения фонетических знаков. Этот второй язык вызывает, в скрытой форме, ряд идей, умственных отпечатков, воспринимаемых воображением ощущаемых вещей, которые могут быть воспроизведены, и вещей, которые, не будучи ощутимы, могут быть классифицированы, как реальные, например, число 9 может быть принято, как реальность, хотя оно не имеет ощутимого бытия, так же, как и обращение луны, рассматриваемое независимо от самой луны, совершившей это обращение, может быть взято в смысле начала или причины возникновения реальной идеи, хотя такое обращение лишено сущности. Этот язык идей может состоять из символов, ограниченных произвольными терминами и знаками, охватывающими очень ограниченный ряд понятий и совершенно лишенных ценности; или же это может быть чтение природы в некоторых ее проявлениях почти неизмеримого значения, поскольку это касается человеческой цивилизации. Изображение естественной вещи или явления может вызывать мысли, относящиеся к соответствующим темам, расходящиеся в различные и даже противоположные стороны, подобно спицам колеса, и порождающие естественные реальности в отделах, весьма чуждых этой видимой тенденции, которая вытекает из восприятия первого или основного изображения. Понятие может вызвать сходное понятие, но если это так, то, несмотря на кажущуюся несообразность, все идеи, вытекающие отсюда, должны возникнуть от основного изображения и быть гармонически согласованными или иметь отношение одна к другой. Таким образом, из достаточно обоснованной идеи может возникнуть представление самого Космоса, даже в деталях его построения. Такое применение обычного языка сейчас вышло из употребления, но автор спрашивает себя – не существовал ли в давно прошедшие времена такой или иной аналогичный язык, как мировой язык, и не был ли он в повсеместном употреблении, но, по мере того, как он выкристаллизовывался в более и более сокровенные формы, он становился достоянием лишь избранного класса или касты. Этим я хочу сказать, что популярный народный язык, уже в самом начале, был употребляем как средство этого своеобразного способа передачи идей. Свидетельства в пользу этого весьма основательны, и, действительно, кажется, что в истории человеческой расы произошла, в силу причин, которые сейчас мы не можем проследить, приостановка или утеря первоначального совершенного языка, так же как и совершенной системы наук, – совершенных, не потому-ли, что они были божественного происхождения и откровения».[462].

«Божественное происхождение» не означает здесь откровения, полученного от антропоморфического (человекоподобного) Бога на горе, среди грома и молний, но, как мы понимаем, это есть язык и система наук, переданные раннему человечеству более продвинутым человеческим родом, настолько неизмеримо высшим, что он был божественным в глазах младенческого человечества; короче говоря, «человечеством» иных сфер. Мысль эта не содержит в себе ничего сверхъестественного, но принятие или отрицание ее зависит от степени самомнения и высокомерия в уме того, кому она сообщается. Ибо, если бы профессора современного знания только признались, что, хотя они ничего не знают о будущем развоплощенного человека – или, вернее, не желают что-либо знать – тем не менее, это будущее может быть для них самих чреватым изумительными и неожиданными откровениями, как только их Эго освободятся от своих грубых материальных тел – то материалистическое неверие имело бы меньше успеха, нежели оно имеет сейчас. Кто из них знает или может сказать, что ожидает нас, когда Жизненный Цикл нашей планеты придет к концу, и сама наша мать Земля погрузится в свой последний сон? Кто достаточно отважен сказать, что божественные Эго нашей человеческой расы – во всяком случае, избранные из тех множеств, что переходят в другие сферы – не станут, в свою очередь, «божественными» наставниками нового человечества, порожденного ими на новой планете, вызванной к жизни и деятельности «развоплощенными» началами нашей Земли? Все это могло быть опытом прошлого, и эти странные записи скрыты в «Тайном Языке» доисторических времен, языке, называемом ныне СИМВОЛИЗМОМ.

Отдел II. Сокровенный язык и ключи к нему.

Тайный Язык и его Ключи – Многочисленные Религии Египта – Измерения Великой Пирамиды – Квадратура Круга – Истина должна, наконец, восторжествовать – Моисей и Ковчег из Тростника – копия с Саргона – Оккультные Числа – Тождественность Древних Символов – «Сатанинские» Расы.

Недавние открытия выдающихся математиков и каббалистов доказали вне всякого сомнения, что все теологии, от самой древней до позднейших, возникли не только из общего источника отвлеченных верований, но от единого, всеобщего эзотерического или Сокровенного Языка. Эти ученые овладели ключом к мировому языку древности и повернули его успешно, но лишь один раз, в замке герметически закрытой двери, ведущей в Храм Тайн. Великая архаическая система, известная еще с доисторических времен, как священное Знание-Мудрость, которая содержится и может быть усмотрена в каждой, как древней, так и новой религии, обладала и обладает еще своим мировым языком – о нем догадывался масон Рагон – языком Иерофантов, имеющим как бы семь «наречий», из которых каждое относится и особо приспособлено к одной из семи тайн Природы. Каждая из этих тайн имеет свой собственный символизм. Таким образом, Природа могла быть читаема во всей ее целости или же изучаема в одном из ее специальных аспектов.

Доказательством сказанному служат чрезвычайные трудности, до сих пор испытываемые востоковедами вообще, и индо– и египтологами в частности, при чтении аллегорических письмен арийцев и священных анналов древнего Египта. И причина этих затруднений в том, что они не хотят помнить, что все древние рекорды писались на мировом языке, известном в те дни всем народам без различия, но который сейчас понятен лишь немногим. Подобно арабским цифрам, которые понятны людям всех наций, или подобно английскому слову «and», превращающемуся для француза в et и для немца в und и т. д., но которое для всех цивилизованных народов может быть выражено простым знаком & – так и все слова этого Сокровенного Языка выражали одина ковые понятия для каждого человека, к какой бы национальности он ни принадлежал. Некоторые выдающиеся ученые, как Дельгарм, Уилькинс, Лейбниц, пытались восстановить подобный мировой и философский язык, но один лишь Demaimieux в своей «Pasigraphie» доказал возможность этого. Схема Валентина, известная под названием «Греческой Каббалы», основанная на комбинациях греческих букв, может служить тому образцом.

Многогранность Сокровенного Языка привела к принятию самых разнообразных догм и обрядов в экзотерических церковных ритуалах. Именно, они лежат в основании большинства догм христианской церкви: например, семи Таинств, Св. Троицы, Воскресения, семи смертных грехов и семи добродетелей. Но Семь Ключей к Сокровенному Языку всегда хранились у высочайших посвященных, Иерофантов древности, и лишь в силу предательства некоторых отцов церкви первых времен христианства, бывших Посвященных храмов, частичное владение некоторыми из семи перешло в руки новой секты назареев. Некоторые из первых пап принадлежали к числу посвященных, но последние отрывки их знаний попали сейчас в руки иезуитов, обративших их в систему колдовства.

Утверждают, что Индия – не ограниченная ее настоящими пределами, но в своих древних границах – является единственной страною в мире, имеющей еще среди своих сынов Адептов, обладающих полным знанием семи под-систем и ключом ко всей системе. После падения Мемфиса Египет начал терять эти ключи один за другим, и, во дни Бероза, Халдея сохранила из них только три. Что же касается евреев, то во всех своих писаниях они обнаруживают основательное знание лишь астрономической, геометрической и числовой систем, символизирующих человеческие и, в особенности, физиологические функции. Высшими же ключами они никогда не обладали.

Гастон Масперо, великий французский египтолог и преемник Мариетт Бей, пишет:

«Каждый раз, когда я слышу обсуждения религии Египта, мне хочется спросить, о которой из египетских религий идет речь? Об египетской ли религии четвертой династии, или же об египетской религии эпохи Птоломеев? О религии ли масс или о религии ученых? О религии, преподававшейся в школах Гелиополиса, или же о той, что жила в умах и миросозерцании жреческого сословия в Фивах? Ибо промежуток времени между первой гробницей в Мемфисе, носящей герб царя третьей династии, и по следними плитами, гравированными в Эснехе при Цезаре Филиппе-Арабе, исчисляется, по крайней мере, в пять тысяч лет. Оставляя в стороне вторжение пастушечьего племени гиксосов, эфиопское и ассирийское владычество, персидское завоевание и греческую колонизацию, и тысячу революций в его политической жизни, Египет претерпел, в течение этих пяти тысяч лет, множество потрясений и превратностей, как в нравственной, так и в умственной жизни. Глава XVII, в Книге Мертвых, содержащая, по-видимому, описание той системы мира, которая была принята в Гелиополисе в эпоху первых династий, известна нам по нескольким спискам, относящимся к одиннадцатой и двенадцатой династиям. Каждый стих ее уже был истолкован тремя или четырьмя различными способами и настолько разными, что, сообразно с той или иной школой, Демиург является то огнем Солнца – Ра-Шу, то изначальной Водою. Пятнадцать веков спустя число толкований значительно возросло. Время в своем течении сильно изменило представления о Вселенной и силах ею управляющих. Если христианство на протяжении восемнадцати веков своего краткого существования выработало, развило и преобразило большинство из своих догм, то сколько же раз египетские жрецы могли изменять свои догматы на протяжении тех пятидесяти веков, что отделяют Феодосия от царей, Строителей Пирамид»![463].

Здесь мы считаем, что выдающийся египтолог заходит слишком далеко. Экзотерические догмы могли часто подвергаться изменениям, но эзотерические никогда! Он не принял в расчет священную незыблемость первоначальных истин, раскрываемых лишь во время Мистерий Посвящения. Египетские жрецы забыли многое, но они ничего не изменили. Утрата большей части первоначального учения явилась следствием внезапных смертей некоторых великих Иерофантов, ушедших из мира, не успев передать всего своим преемникам и, главным образом, за недостатком достойных наследников этому знанию. Тем не менее, в своих ритуалах и догмах они сохранили основные учения Сокровенного Знания.

Так, в главе из Книги Мертвых, упомянутой Масперо, мы находим: 1) Озириса, говорящего, что он Тум – созидательная сила Природы, дающая форму всем существам, как духам, так и людям, самозарождающаяся и самосущая – исшедшая из небесной реки Нун, именуемой Отец-Мать Богов, первоначальное Божество, которое есть Хаос или Бездна, оплодотворенная невидимым Духом. 2) Он нашел Шу, солнечную силу, на ступенях, ведущих в Город Восьми (два квадрата Добра и Зла), и уничтожил Сынов Противления, начала Зла в Нун (Хаосе). 3) Он – Огонь и Вода, Нун, Изначальный Родитель, и он создал Богов из своих Членов – четырнадцать Богов (дважды семь), семь темных и семь светлых Богов – Семь Духов Великого Присутствия по верованию христиан и семь темных духов Зла. 4) Он – закон Существования и Бытия, Бэнну или Феникс, Птица Воскресения в Вечности, в которой Ночь сменяется Днем, и День следует за Ночью – намек на периодические циклы космического воскресения и человеческого перевоплощения. Ибо что другое может это означать? «Странник, проходящий миллионы лет, есть наименование одного, и Великое Зеленое (Изначальная Вода или Хаос) имя другого», один порождает миллионы лет, сменяющихся в последовательности, другое поглощает их, чтобы снова восстановить их. 5) Он говорит о «Семи Лучезарных», следующих за своим Владыкою Озирисом, творящим Суд в Аменти.

В настоящее время доказано, что все вышеприведенное послужило источником и началом христианских догм. Все, что евреи заимствовали из Египта через Моисея и других Посвященных, было достаточно запутано и искажено в позднейшие времена; но то, что получила от тех и других наша церковь, еще более искажено и ложно истолковано.

Тем не менее, система евреев в этом особом отделе символизма – именно ключе к тайнам астрономии, в связи с тайнами рождения и зачатия – ныне доказана, как тождественная с тем миросозерцанием древних религий, которое развило фаллический элемент в теологии. Еврейская система священных измерений, в приложении к религиозным символам, поскольку это касается геометрических и численных комбинаций, сходна с греческой, халдейской и египетской, ибо она была перенята израильтянами в течение веков их рабства и пленения у двух последних народов[464]. Какова была эта система? Автор книги «The Source of Measures» глубоко убежден, что: «Книги Моисея были напи саны с целью установить, посредством искусственного языка, геометрическую и числовую систему точной науки, которая служила бы основанием измерений».

Пиацци Смит также согласен с этим. Некоторые ученые нашли, что эта система и эти измерения тождественны с теми, которые употреблялись при построении Великой Пирамиды, но это верно лишь отчасти. «Основою этих измерений была пропорция Паркера», говорит Ральстон Скиннер в своей книге «The Source of Measures».

Автор вышеназванного замечательного труда сделал это открытие, как говорит он, применяя интегральное отношение диаметра к окружности круга, найденное Джоном А. Паркером из Нью-Йорка. Эта пропорция равняется 6561 для диаметра и 20 612 для окружности. Кроме того, эта геометрическая пропорция была чрезвычайно древней и, вероятно, божественного происхождения того, что превратилось теперь, вследствие экзотерического обращения и практического применения, в британские меры длины, «основная единица которых, именно дюйм, служит также основою одного из египетских царских локтей и римского фута».

Он также открыл, что существовала измененная форма пропорции, именно 113 к 365: и тогда, как эта последняя пропорция указывала, в силу своего происхождения, на точный интеграл π или на 6561 к 20 612, она же служила основою для астрономических вычислений. Автор открыл, что система точной науки, геометрической, числовой и астрономической, основанная на этих пропорциях и употреблявшаяся при построении Великой Египетской Пирамиды, частично входила в состав этого языка, содержащегося в Библии и скрытого под разными оборотами речи еврейского текста. Дюйм и двухфутовая мера в 24 дюйма, применяемые посредством упомянутых пропорций и элементов круга, служили, как это ныне доказано, основой или фундаментом этой естественной египетской и еврейской научной системы; причем становится достаточно очевидно, что самой системе приписывалось божественное происхождение и потому она почиталась божественным откровением.

Но посмотрим, что говорят противники проф. Пиацци Смита, по поводу его измерений Пирамиды.

Петри отвергает их и, кажется, вообще опрокидывает все вычисления Пиацци Смита в связи с Библией. Также поступает и Проктор, на протяжении многих лет являющийся поборником «Совпадения» во всех вопросах древних искусств и наук. Говоря о «множестве соотношений, независимых от Пирамиды, об наружившихся пока пирамидалисты пытались связать Пирамиду с солнечной системой», он пишет:

«Эти совпадения («которые все же существовали бы, если бы и не было Пирамиды») гораздо любопытнее, нежели любое совпадение между Пирамидой и астрономическими числами; первые столь же таинственны и замечательны, как и реальны; последние же, будучи лишь воображаемыми (?) были установлены только путем «выдумки», как выражаются школьники, и теперь, из-за новых измерений, приходится переделывать всю работу заново».[465].

На это Станилэнд Уэк справедливо замечает:

«Тем не менее, они должны были быть чем-то более значительным, нежели только совпадениями, если строители Пирамиды выказали то астрономическое знание, о котором свидетельствует безукоризненность ее расположения и ее другие признанные астрономические значения».[466].

Несомненно, они обладали этим знанием и, именно, на этом «знании» была основана программа Мистерий и ряда Посвящений: отсюда построение Пирамиды, вечного рекорда и нерушимого символа этих Мистерий и Посвящений на Земле, подобно тому, как прохождение звезд является таковым в небесах. Цикл посвящений воспроизводит в миниатюре великую серию космических изменений, именуемых астрономами тропическим или звездным годом. Подобно тому, как при окончании Цикла Звездного Года (25,868 л.) небесные тела возвращаются к тем же взаимным положениям, которые они занимали в начале его, так и при заключении цикла Посвящений, Внутренний Человек вновь приобретает первоначальное состояние божественной чистоты и знания, с которого он начал свой цикл земных воплощений.

Моисей, посвященный в египетские таинства, установил религиозные мистерии созданной им новой нации на тех же отвлеченных формулах, заимствованных из того же Звездного цикла, символизированных в форме и измерениях Скинии, построенной им – согласно преданию – в пустыне. На основании этих данных позднейшие еврейские Первосвященники создали аллегорию Храма Соломона – строение, которое никогда не имело реального существования, как и сам Царь Соломон, который является таким же солнечным мифом, как и позднейший Хирам Абиф масонов, как пытался доказать это Рагон. Итак, если измерения этого аллегорического Храма, символа цикла Посвящения, и совпадают с измерениями Великой Пирамиды, то это обязано тому факту, что первые были заимствованы от последних через Скинию Моисея.

Что наш автор, несомненно, открыл один или даже два ключа, вполне доказано в только что упомянутом труде. Нужно лишь прочесть его, чтобы проникнуться убеждением, что скрытый смысл аллегорий и притч в Новом и Ветхом Завете теперь разоблачен. Но также ясно, если не больше, что автор этим открытием обязан гораздо более своему собственному гению, нежели Паркеру и Пиацци Смиту. Ибо, как было только что показано, вовсе еще не удостоверено, что измерения Великой Пирамиды, принятые библейскими пирамидалистами, установлены вне всяких сомнений. Доказательство этому может быть найдено в труде Ф. Петри, озаглавленном «Пирамиды и Храмы в Гизэ», также и в других трудах, написанных недавно в опровержение указанных вычислений, называемых авторами этих трудов «предвзятыми». Мы видим, что почти все измерения Пиацци Смита разнятся от позднейших и более тщательно сделанных измерений Ф. Петри, заканчивающего введение к своему труду следующими словами:

«Что касается до результатов всего исследования, может быть, многие теоретики согласятся с мнением американца, приехавшего в Гизэ горячим поборником теории о Пирамидах. Я имел удовольствие провести с ним несколько дней, и за нашим последним совместным обедом он с грустью сказал: «Знаете, я нахожусь под впечатлением, что я присутствовал на похоронах. Устроим же старым теориям достойное погребение, но примем меры, чтобы в нашей поспешности не похоронить заживо ни одной из раненых».

Что же касается до вычислений Паркера вообще и его третьего предложения в особенности, то мы посоветовались с некоторыми выдающимися математиками и вот вкратце, что сказано ими:

«Рассуждение Паркера покоится скорее на сентиментальных, нежели на математических соображениях и логически недоказуемо».

Теорема III, именно, что:

«Круг составляет естественную основу или начало всякой площади, но принятие квадрата за такую основу считается в математике искусственным и произвольным».

– есть пример произвольного предложения, на которое нельзя безопасно положиться при математических рассуждениях. То же замечание приложимо еще с большею силою к теореме VII, утверждающей, что:

«Ввиду того, что круг есть первичная форма в природе и, следовательно, основа площади; и так как круг измеряется квадратом и равен ему только в отношении половины его окружности по радиусу, то, следовательно, окружность и радиус, а не квадрат диаметра являются единственными естественными и законными элементами площади, посредством которых все правильные формы могут быть сделаны равными квадрату и равными кругу».

Теорема IX представляет замечательный пример ошибочного рассуждения, хотя именно оно является основою, на которой, главным образом, и покоится квадратура Паркера. Оно утверждает, что:

«Круг и равносторонний треугольник противоположны друг другу во всех элементах своего построения и, следовательно, дробный диаметр данного круга, равный диаметру данного квадрата, обратно пропорционален удвоенному диаметру равностороннего треугольника, площадь которого является единицею и т. д.».

Допуская, довода ради, что треугольник может иметь радиус в том же смысле, как мы говорим о радиусе круга – ибо то, что Паркер называет радиусом треугольника, есть радиус круга, вписанного в треугольник, и, следовательно, вовсе не радиус треугольника – допуская даже и другие фантастические и математические предложения, входящие в его предпосылки, почему должны мы заключить, что если равносторонний треугольник и круг противоположны друг другу во всех элементах своего построения, то диаметр любого данного круга обратно пропорционален удвоенному диаметру любого данного равностороннего треугольника? Где же необходимая связь между посылками и выводом? Рассуждение такого порядка неизвестно в геометрии и неприемлемо для строгих математиков.

Положила ли архаическая эзотерическая система начало британскому дюйму или нет, это не имеет большого значения для строгого и искреннего метафизика. Также и эзотерическое толкование Библии Ральстона Скиннера не становится неправильным потому только, что измерения Пирамиды не сходятся с измерениями Храма Соломона, Ноева Ковчега и пр., или потому, что квадратура круга Паркера отвергается математиками. Ибо толкование Скиннера, прежде всего, опирается на каббалистические методы и на значение, даваемое раввинами буквам еврейского алфавита. Но чрезвычайно важно установить, совпадают ли измерения, употреблявшиеся в эволюции символической религии арийцев при построении их храмов, в числах, данных в Пуранах и особенно в их хронологии, их астрономических символах, в длительности циклов и других вычислениях, с теми, что употреблялись в измерениях и глифах Библии? Ибо это доказало бы, что евреи должны были получить эти понятия из Индии, если только они не заимствовали свой священный локоть и меры от египтян, через Моисея, посвященного египетскими жрецами. Во всяком случае, они передали их первых христианам. Следовательно, лишь оккультисты и каббалисты являются истинными наследниками Знания или Тайной Мудрости, которая еще содержится в Библии; ибо лишь они одни понимают теперь истинный смысл ее, тогда как невежественные евреи и христиане придерживаются ее внешнего смысла и мертвой буквы. Что, именно, эта система измерений привела к изобретению имен Бога, как Элохим и Иегова, и к применению их к фаллическому культу; и что Иегова является не очень лестной копией Озириса, доказано теперь автором труда «The Source of Measures». Но тот же автор и Пиацци Смит, оба, по-видимому, находятся под впечатлением, что: а) первенство системы принадлежит израильтянам, ввиду божественности еврейского языка, и что b) этот универсальный язык обязан своим происхождением непосредственному Откровению!

Последняя гипотеза правильна лишь в смысле, указанном в последнем параграфе предыдущей части, но мы должны еще согласиться относительно природы и характера «божественного Лица», даровавшего это откровение. Первая гипотеза, что касается до первенства, для профана, конечно, будет зависеть от: а) внутреннего и внешнего доказательства очевидности откровения и b) от индивидуального предубеждения каждого ученого. Однако, это не может помешать каббалисту-теисту или оккультисту-пантеисту верить каждому по своему; ни один из них не убедит другого. Исторические данные слишком ничтожны и неудовлетворительны, чтобы тот или другой могли доказать скептику свою правоту.

С другой стороны, доказательства, предоставляемые традициями, слишком упорно отвергаются, чтобы мы могли надеяться на разрешение этого вопроса в нашу эпоху, а пока что материалистическая наука будет высмеивать как каббалистов, так и оккультистов. Но раз спорный вопрос о первенстве будет отставлен, наука, в своих отделах филологии и сравнительной религии, увидит себя припертой к стене и будет вынуждена, наконец, признать их общие притязания. Эти притязания принимаются одно за другим, по мере того, как один ученый за другим видит себя вынужденным признать факты, установленные Тайною Доктриною; хотя они редко, если вообще, сознаются, что они были опережены в их открытиях. Так, в дни расцвета авторитета Пиацци Смита по вопросу о Пирамиде в Гизэ, теория его была, что саркофаг из порфира в Царском Покое был «единицею меры двух наиболее просвещенных наций мира Англии и Америки», и был не что иное, как «ларь для зерна». Это было энергично опровергнуто нами в «Разоблаченной Изиде», только что опубликованной в то время. Тогда вся Нью-Йоркская Пресса (главным образом газеты «The Sun» и «The World») восстала во всеоружии против нашего притязания оспаривать мнение и находить ошибки у такого Светила Знания. В этом труде мы писали, что Геродот, говоря об этой Пирамиде:

«…Мог бы добавить, что с внешней стороны она символизировала творческий принцип Природы и иллюстрировала собою также принципы геометрии, математики, астрологии и астрономии. Внутри же это был величественный Храм, в мрачной глубине которого совершались Мистерии, и стены его часто были свидетелями посвящений членов царской семьи. Саркофаг из порфира, низведенный проф. Пиацци Смитом, шотландским королевским астрономом, до ларя для зерна, был купелью крещения, выходя из которой, неофит «вновь рождался» и становился адептом».[467].

В те дни наше утверждение было осмеяно. Нас обвиняли в заимствовании наших идей из «бредней» английского писателя Шоу, утверждавшего, что саркофаг служил для празднования Мистерий Озириса, хотя мы никогда не слышали об этом писателе. И теперь шесть или семь лет спустя (1882) вот что пишет Станилэнд Уэк:

«Так называемый Царский Покой, о котором восторженный пирамидалист пишет: «Полированные стены, прекраснейшие материалы, величественные размеры и доминирующее местоположение красноречиво говорят о славе грядущей», – если не был «Покоем Совершенств» гробницы Хеопса, то, вероятно, является местом, куда допускался неофит после прохождения им узкого прохода, ведущего наверх, и величественной галереи, понижающейся к концу, что постепенно подготовляло его к конечной фазе Сокровенных Мистерий»![468].

Если бы Станилэнд Уэк был теософом, он мог бы добавить, что узкий, восходящий коридор, ведущий в Царский Покой, действительно имел «Узкие Врата», те самые «Узкие Врата», «ведущие в жизнь» или к новому духовному возрождению, о которых говорит Иисус в Евангелии от Матфея[469]; и, именно, об этих Вратах в Храм Посвящения думал автор, записывая слова, приписываемые одному Посвященному.

Так, величайшие ученые вместо того, чтобы смеяться над предполагаемой «смесью нелепых вымыслов и суеверий», как обычно называется ими браминская литература, должны будут приложить старания изучить символический мировой язык с его числовыми и геометрическими ключами. Но и здесь вряд ли они будут успешны, если они разделяют мнение, что еврейская каббалистическая система содержит ключ ко всей тайне; ибо она не имеет его. Так же как и в настоящее время ни одно священное Писание, не владеет этим ключом в целости, ибо даже Веды неполны. Каждая древняя религия является лишь одною главою или двумя из всей книги архаических первоначальных мистерий. И лишь Восточный Оккультизм может утверждать, что он владеет полною тайною со всеми ее семью ключами. В предлагаемом труде будут установлены сравнения и даны объяснения насколько это возможно; остальное предоставляется личной интуиции изучающего. Говоря, что Восточный Оккультизм владеет тайною, автор не претендует на «полное» или даже на приблизительно полное знание, что было бы нелепым. Что я знаю, то и даю; то, что не могу объяснить, изучающий должен найти сам.

Хотя мы и можем предположить, что весь цикл мирового тайного языка станет известным лишь по истечении многих столетий, тем не менее то малое, что было открыто в Библии некоторыми учеными, вполне достаточно, чтобы доказать математически его неоспоримое существование. Так как иудаизм имел два ключа из семи и ввиду того, что эти два ключа вновь открыты, то не может быть уже вопроса об индивидуальном толковании и гипотезе, и еще менее о «совпадении», но просто лишь о правильном чтении библейских текстов, подобно тому как тот, кто знаком с арифметикой, читает и проверяет сумму сложения. Действительно, при таком чтении Библии, посредством числовых и геометрических ключей, все, что было сказано нами в «Разоблаченной Изиде», находит подтверждение в «Egyptian Mystery» или в «The Source of Measures».

Пройдут еще несколько лет, и эта система убьет толкования, основанные на мертвой букве как Библии, так и всех других экзотерических верований, показав догмы в их истинном неприкрашенном значении. И тогда неопровержимый смысл их, хотя и неполный, раскроет Тайну Бытия и, кроме того, совершенно изменит современные научные антропологические, этнологические методы и, в особенности, методы хронологические. Фаллический элемент, встречаемый в каждом имени, данном Богу, и в каждом сказании Ветхого Завета и до некоторой степени и в Новом Завете, может также со временем значительно изменить современные материалистические взгляды на биологию и физиологию.

Лишенные их отталкивающей современной грубости, подобные представления о Природе и человеке, опираясь на авторитет небесных светил и их тайн, раскрывают эволюцию человеческого мышления и докажут, насколько естественно было подобное течение мысли. Так называемые фаллические символы стали непристойными только в силу материального и животного элемента, заключенного в них. Вначале подобные символы были только естественны, ибо они зародились в архаических расах, которые, зная, что они произошли от двуполых предков, являлись в своих собственных глазах первыми проявлениями разделения полов и тайны, в силу которой они в свою очередь творили. Если последующие расы, и в особенности «избранный народ», и унизили эти символы, то это нисколько не меняет их происхождения.

Это небольшое семитическое племя – одно из наименьших разветвлений, образовавшихся после погружения великого материка от смешения четвертой и пятой субрас, монголо-туранцев и так называемых индоевропейцев, могло усвоить эту символику лишь в смысле, придаваемом ей теми народами, от которых она была заимствована. И, весьма вероятно, что вначале Моисеева периода символы не были так грубы, как они стали позднее под руководством Ездры, переработавшего все Пятикнижие. Напри мер – глиф о дочери Фараона (женщина), о Ниле (Великая Бездна и Вода) и о младенце мужского пола, найденном плавающим на нем в тростниковой корзине (ковчеге), не был первоначально изобретен ни для Моисея, ни самим Моисеем. Это было уже предварено, как мы видим, на найденных фрагментах вавилонских черепиц, в истории Царя Саргона, жившего задолго до Моисея.

В своих «Assyrian Antiquities»[470] Георг Смит говорит: «Во дворце Сеннахериба, в Куюнджике, я нашел другой отрывок любопытной истории Саргона… переведенный мною и опубликованный в «Transactions of the Society of Biblical Archeology»[471]. «Столицей Саргона, вавилонского Моисея», был большой город Агади, называвшийся семитами Аккад и упомянутый в Книге Бытия[472] как столица Нимврода… Аккад лежал вблизи города Сиппара, на Евфрате, к северу от Вавилона[473]. Другое странное, «совпадение», заключается в том факте, что название соседнего города Сиппара тождественно с именем жены Моисея – Сепфоры (Zipporah)[474]. Конечно, рассказ этот есть искусное добавление Ездры, который не мог не знать оригинального рассказа. Это любопытное сказание начертано на обломках плит, найденных в Куюнджике и изложено в следующих словах:

1. Я царь Саргон, Царь могущественный, Царь Аккада.

2. Моя мать была царского рода; отца своего я не знал; брат моего отца правил страною.

3. В городе Азупирану, лежащем на берегу Евфрата.

4. Моя мать, царевна, зачала меня; в трудах она родила меня.

5. Она положила меня в ковчег из камыша и горной смолою запечатала выход мой.

6. Она пустила меня на реку, не поглотившую меня.

7. Река понесла меня; к водоносу Акки принесла она меня.

8. Акки водонос, в сострадании своем принял меня.[475].

Сравним теперь с библейским повествованием в Исходе.

«Но не могши долее скрывать его (мать Моисея), взяла корзину из тростника, и осмолила ее асфальтом и смолою; и, положивши в нее младенца, поставила в тростнике у берега реки».[476].

Георг Смит продолжает:

Событие это, как предполагают, произошло около 1600 лет до Р. Хр., немного ранее эпохи, приписываемой Моисею. И так как мы знаем, что слава Саргона достигла и Египта, то вполне правдоподобно, что рассказ этот имел связь с событиями, изложенными в Исходе, II, ибо каждое, совершенное однажды действие, стремится повториться.

Но в настоящее время, когда проф. Сэйс отважился отодвинуть даты халдейских и ассирийских Царей на две тысячи лет назад, то ясно, что Саргон должен был предшествовать Моисею по крайней мере на 2000 лет. Это признание наводит на мысль, но у названной цифры не хватает еще одного или двух нулей.

Каков же будет логический вывод? Конечно, тот, дающий нам право сказать, что сказание Ездры о Моисее было узнано им во время его пребывания в Вавилоне и что он применил к Еврейскому Законодателю аллегорию о Саргоне. Короче говоря, Исход никогда не был написан Моисеем, а был переработан Ездрою из древних материалов.

Если это так, то почему другие символы и глифы, гораздо более грубые в своем фаллическом элементе, не могли быть добавлены этим адептом к позднейшему фаллическому культу халдеев и сабеян? Нас учат, что первоначальное верование израильтян было совершенно отлично от того, которое установилось столетия позднее талмудистами, а до них Давидом и Иезекиилем.

Вопреки экзотерическому элементу, который мы находим сейчас в Двух Заветах, всего сказанного совершенно достаточно, чтобы отнести Библию к числу эзотерических книг и связать ее тайну с символизмом Индии, Халдеи и Египта. Полный цикл библейских глифов и чисел – согласно астрономическим наблюдениям, так как астрономия и теология тесно связаны между собою – содержится как в экзотерических, так и в эзотерических индусских системах. Эти числа и их символы, знаки Зодиака, планеты, их аспекты и узлы – последний термин перешел сейчас даже в нашу современную ботанику – известны в астрономии, как Sextile (аспект в 60° расстояния) и Quartile (четвертной аспект) и т. д. и были в употреблении на протяжении веков и эонов у архаических народов и, в одном смысле, имеют то же значение, что и еврейские цифры. Первоначальные формы элементарной геометрии были безусловно подсказаны наблюдениями над небесными телами и их группировками. Следовательно, наи более архаическими символами в Восточном Эзотеризме являются круг, точка, треугольник, квадрат, пятиугольник, шестиугольник и другие плоские фигуры с разными сторонами и углами. Это указывает, что знание и употребление геометрической символики старо, как сам мир.

Исходя отсюда, не трудно понять, каким образом сама Природа, даже без содействия божественных наставников, могла научить примитивное человечество первым принципам символического, числового и геометрического языка[477]. Потому мы находим, что числа и фигуры употреблялись для выражения и начертания мысли в каждом архаическом, символическом священном Писании. Эти символы всегда одни и те же, за исключением некоторых различий, вытекающих из первых фигур. Так эволюция и соотношение тайн Космоса, его роста и развития – духовного и физического, абстрактного и конкретного – были, прежде всего, записаны геометрическими изменениями формы. Каждая Космогония начиналась с круга, точки, треугольника и квадрата и до числа 9, когда она была синтезирована первою линиею и кругом – мистической Декадой Пифагора, суммой всего, содержащей в себе и выражающей тайны всего Космоса; тайны, выраженной в системе индусов во сто раз полнее, нежели где бы то ни было, для того, кто может понимать мистический язык. Числа 3 и 4, дающие в своей комбинации 7, также числа 5, 6, 9 и 10 являются камнями основания оккультных космогоний. Эта Декада и тысячи комбинаций ее находимы в каждой части Света. Она встречается в пещерах и храмах, высеченных в скалах Индостана и Центральной Азии; в пирамидах или памятниках Египта и Америки; в катакомбах Озимандиев, на неприступных снежных вершинах Кавказа, в развалинах Паленке; на островах Пасхи; всюду, где только ступала нога древнего человека. Число 3 и 4, треугольник и квадрат, или всемирные символы мужского и женского начала, являющие первый аспект раскрывающегося Божества, навсегда запечатлен, как в Южном Кресте на Небе, так и в египетском Crux Ansata. Как это прекрасно выражено автором «The Source of Measures»:

«Развернутый куб дает Тау, крест египетской формы или христианский крест… Круг, присоединенный к первому, дает Сruх Ansata … числа 3 и 4, сосчитанные на кресте, образуют форму (еврейского) золотого подсвечника (в Святая Святых), а 3 + 4 = 7 и 6 + 1 = 7 дают понятие о днях в круге недели, как о семи светочах солнца. Являясь основою месяца и года, неделя о семи светочах отмечает также и время рождения… форма креста, будучи тогда изображена соединенным применением формулы 113: 355, символ этот дополняется привязыванием человека к кресту[478]. Этот вид измерения был связан с представлением о происхождении человеческой жизни, отсюда и возникла фаллическая форма».

Из Станц мы видим, что крест и эти числа играли выдающуюся роль в архаической Космогонии. Пока что мы можем воспользоваться доказательствами, собранными тем же автором в отделе, правильно озаглавленном им «Первоначальные Следы этих Символов» для доказательства тождественности символов и их эзотерического значения на всем пространстве нашей планеты.

«Бросив общий взгляд на природу чисел-форм… чрезвычайно интересно проследить, когда и где впервые стало известно их существование и употребление. Было ли это плодом откровения во времена, называемые нами историческими – в цикле, чрезвычайно близком к нашему, если мы примем во внимание возраст человеческой расы? Что же касается до времени распространения их среди людей, то оно в действительности относится к эпохе, гораздо более отдаленной в прошлом от древних египтян, нежели древние египтяне от нас.

Острова Пасхи «среди Тихого Океана» являются остатками горных вершин, принадлежавших погрузившемуся в волны материку, так как эти вершины густо покрыты циклопическими статуями, остатками цивилизации многочисленного и просвещенного народа, который, видимо, должен был занимать большое протяжение. На обратных сторонах этих статуй встречается «египетский крест» и видоизменение этого креста, являющее контуры человеческой формы. В январском номере журнала «London Builder» 1870-й год, можно найти полное описание со снимками этой страны, покрытой лесом статуй, также и изображения самих статуй. В одном из первых номеров (кажется, в 36-м) журнала «Натуралист», издаваемого в Салеме (Массачусетс), можно найти описание чрезвычайно любопытных и очень древних изваяний на хребтах гор Южной Америки и, несомненно, гораздо более древних, нежели современные нам расы. Изваяния эти любопытны тем, что они изображают контуры человека, распятого на кресте[479] в целой серии рисунков, где форма человека переходит в форму креста, но начертанного таким образом, что человека можно принять за крест, или крест за человека…

Известно, что ацтеки сохранили весьма точную традицию о потопе … Барон Гумбольдт говорит, что мы должны искать страну Ацталан, первоначальную страну ацтеков, по крайней мере, на высоте 42-й северной параллели; в своих странствованиях они достигли, наконец, долины Мексики. В этой долине земляные холмы крайнего Севера превратились в изысканные каменные пирамиды и другие сооружения, остатки которых находимы и посейчас. Соответствие, существующее между памятниками ацтеков и египтян, хорошо известно… Атуотер, после исследования сотен подобных сооружений, убедился, что ацтеки были знакомы с астрономией. Что же касается до одной из наиболее совершенных пирамидных построек, из оставленных ацтеками, то Гумбольдт дает следующее описание:

«Форма этой пирамиды (Папантла), имеющей семь этажей, стройнее всех других открытых памятников этого типа, но высота ее не представляет ничего замечательного, ибо она достигает лишь 57 футов вышины, а основание ее равно лишь 25 ф., с каждой стороны. Тем не менее, она замечательна в одном отношении, ибо она всецело построена из обтесанных камней необычайного размера и прекрасной формы. Три лестницы, ступени которых украшены скульптурными иероглифами и маленькими нишами, расположенными очень симметрично, ведут к вершине. Число этих ниш как бы намекает на 318 простых и сложных знаков дней гражданского календаря ацтеков».

Число 318 у гностиков являет значение Христа, также и знаменитое число испытанных и обрезанных слуг Авраама. Когда число 318 рассматривается как абстрактная и всемирная величина, выражающая величину диаметра к кругу, являющегося единицею, то употребление его в составлении гражданского календаря становится ясным».

Тождественные глифы, числа и эзотерические символы, встречаются в Египте, Перу, Мексике, на острове Пасхи, в Индии, Халдее и в Центральной Азии – распятые люди и символы происхождения рас от Богов – и несмотря на это, мы видим, как наука все же отвергает мысль о человеческой расе, созданной не по нашему подобию. Теология цепляется за свои 6000 лет со времени сотворения мира. Антропология доказывает наше происхождение от обезьян, а духовенство производит нас от Адама, за 4004 года до Р. Хр.!!!

Следует ли из страха прослыть за суеверного безумца и даже за лжеца воздержаться от представления доказательств – столь же достоверных, как и любые существующие – только потому, что заря того дня, когда все Семь Ключей будут предоставлены науке или, вернее, ученым и исследователям, изучающим символику, еще далека? Будем ли мы, перед лицом подавляющих открытий геологии и антропологии относительно древнего человека – во избежание кармы, обычно постигающей каждого уклонившегося от торной колеи теологии или материализма – придерживаться 6000 лет и «нарочитого создания» или же примем с восторженною покорностью нашу генеалогию и происхождение от обезьян? Нет, этого не случится, пока нам будет известно, что Тайные Архивы хранят указанные Семь Ключей к тайне происхождения человека. Как бы ни были ошибочны и материалистичны и предвзяты научные теории, все же, они в тысячу раз ближе к истине, нежели древние измышления теологии. Последние находятся в предсмертной агонии, это ясно каждому, исключая самых непримиримых ханжей и фанатиков. Вернее, можно сказать, что защитники теологии потеряли здравый смысл. Действительно, что же можно думать, когда несмотря на очевидность нелепостей, заключенных в мертвой букве Библии, они, все еще, даже с невиданной еще яростью публично поддерживают их; и когда встречаются богословы, утверждающие, что хотя «Священные Писания тщательно воздерживаются от всякого непосредственного содействия научным исследованиям, тем не менее, они никогда не встретили в них (Писаниях) ни одного утверждения, которое не выдержало бы света Прогрессивной Науки»!!!.[480].

Следовательно, мы не имеем иного выбора, как или слепо принять выводы науки, или же порвать с нею и бесстрашно противостать ей, утверждая то, чему учит нас Тайная Доктрина и быть вполне готовыми принять все последствия.

Но посмотрим, однако, не приходит ли нам на помощь сама наука в своих материалистических теориях и даже теология в ее предсмертном хрипении, в великой борьбе пытающаяся примирить 6000 лет, протекших со времени Адама с «Геологическими Доказательствами Древности Человека» сэра Чарльза Лайэлля. Этнология, по признанию одного из ее наиболее ученых приверженцев, признает уже невозможным объяснить разновидность человеческой расы, если не будет принята гипотеза о создании нескольких Адамов. Они говорят о «белом Адаме и черном Адаме, о красном и желтом Адаме»[481]. Индусы, перечисляющие перевоплощения Вамадевы по Линга Пурана, едва ли могли бы сказать больше. Ибо, перечисляя последовательные рождения Ши вы, они описывают его в одной Кальпе белым по цвету кожи, в другой – черным, затем красным, после чего Кумара превращается в «четырех юношей желтого цвета». Это странное «совпадение», как сказал бы Проктор, говорит лишь в пользу научной интуиции, ибо Шива-Кумара не что иное, как аллегорическое изображение человеческой расы в генезисе человека. Но это привело к другому интуитивному феномену – на этот раз в рядах богословов. Неизвестный автор «The Primeval Man» в отчаянной попытке оградить Божественное Откровение от безжалостных и красноречивых открытий геологии и антропологии, заявив, что было бы величайшим несчастьем, если бы защитники Библии оказались вынужденными или отказаться от мысли о вдохновенности Священного Писания, или же отвергнуть выводы геологов – находит компромисс. Он посвящает толстый том, чтобы показать тот факт: что «Адам не был первым человеком[482], созданным на Земле». Найденные останки до-адамического человека, «вместо того, чтобы поколебать нашу веру в Священное Писание лишь подтвердили достоверность его»[483]. Каким же образом? Очень просто! Автор рассуждает, что отныне – «мы (духовенство) можем предоставить ученым продолжать их научные исследования, не пытаясь бороться против них из страха перед ересью». Действительно, какое облегчение для Гексли, Тиндаля и сэра Чарльза Лайэлля!!

«Библейское повествование не начинается с сотворения, как это обычно принято думать, но с сотворения Адама и Евы, миллионы лет после создания нашей планеты… Вся предшествующая история, насколько это касается Св. Писания, еще не написана… До времени Адама могли существовать не одна только раса, а двадцать различных рас на Земле, также как могут существовать двадцать различных человеческих рас в других мирах».[484].

Каковы же были эти расы? Раз автор все еще утверждает, что Адам был первым человеком нашей расы? Это была сатанинская раса и расы! «Сатана никогда не был на небесах, тогда как Ангелы и люди однородны». Пре-адамическая раса была расою «согрешивших ангелов». Сатана был «первым князем мира сего», так читаем мы. Он умер, вследствие своего восстания, и остав шись на Земле, как развоплощенный Дух, соблазнил Адама и Еву.

«Первые века сатанинской расы и особенно при жизни Сатаны!!! могли быть эпохой патриархальной цивилизации и сравнительного покоя – временем тубал-каинов и иубалов, когда науки и искусства пытались пустить свои корни в проклятую почву… Какая тема для эпической драмы!.. Неизбежные инциденты должны были происходить. Мы видим пред собою… радостного, первобытного жениха, росистым вечером ухаживающего за своей краснеющей невестой под дубами Дании, росшими тогда там, где сейчас ни один дуб не растет… Седой первобытный патриарх… первобытная молодежь, невинно резвящаяся вокруг него… тысячи подобных картин встают перед нами»![485].

Ретроспективный взгляд на эту сатанинскую «краснеющую невесту» в дни невинности Сатаны, нисколько не теряет своей поэтичности из-за оригинальности. Совершенно наоборот. Современная христианская невеста – которая в наши дни не часто краснеет перед своим современным возлюбленным – может даже получить урок морали у этой дочери Сатаны, созданной плодовитой фантазией ее первого человеческого биографа. Эти картины, которые можно оценить по достоинству, лишь изучив их в книге, описывающей их, все подсказаны желанием примирить непогрешимость Св. Писания с сочинением сэра Чарльза Лайэлля «Древность Человека», и другими вредительскими научными трудами. Но это не мешает тому, что в основании этих бредней, которые автор не отважился подписать ни своим, ни даже позаимствованным именем, лежат истина и действительные факты. Ибо эти пре-адамические расы – не сатанинские, а просто расы атлантов и предшествовавшие им гермафродиты – упомянуты в Библии, если ее читать эзотерически в духе Сокровенного Учения.

Семь Ключей открывают прошлые и будущие тайны семи великих Коренных Рас и семи Кальп. Хотя происхождение человека и даже геология эзотеризма будут, конечно, отвергнуты наукой наравне с сатанинскими и пре-адамическими расами, все же, если ученые, за неимением другого выхода из затруднений, окажутся вынужденными избрать между тем или другим, мы убеждены, что несмотря на Св. Писание – именно, древнее Учение будет принято ими, как только сокровенный язык будет хотя отчасти разгадан.

Отдел III. Первичная субстанция и божественная мысль.

Предвечная Субстанция и Божественная Мысль – Божественная Мысль – Всемирная Иллюзия – Pater Omnipotens Æther – Космогенезис Ману – Семь Пракрити – Боги «Генезиса» – Мистический Огонь – Эфир.

«Ввиду того, что было бы неразумно утверждать, что нам уже известны все существующие причины, следует допустить, в случае надобности, наличность совершенно нового посредника.

Предположив, что еще не вполне точно установлено, что вибрационная гипотеза объясняет все факты, нам предстоит еще решить, доказывается ли этим существование волн эфира? Мы не можем утверждать положительно, что никакое другое предположение не сможет объяснить факты. Признано, что корпускулярная теория Ньютона отставлена в силу разногласий; но в настоящее время ей нет заместительницы. Все же, чрезвычайно желательно найти для всех подобных гипотез какое-либо параллельное подтверждение, какое-нибудь доказательство aliunde существования предполагаемого эфира … Некоторые гипотезы состоят из предположений, касающихся подробнейшего строения и функций тел. В силу самой природы данного вопроса, эти предположения никогда не могут быть доказаны непосредственными способами. Единственная заслуга их состоит в их пригодности для выражения феноменов. Они являются изобразительными фикциями». «Логика», Alexander Bain, ч. II, стр. 133.

Эфир – этот гипотетический Протей, одна из «изобразительных фикций» современной науки, в течение долгого времени пользовавшийся признанием, является одним из низших «начал» того, что мы называем Первичной Субстанцией (Акашей по-санскритски), одной из грез древних времен, ставшей вновь мечтою современной науки. Это величайшая, так же как и дерзновеннейшая, из доживших до наших дней теорий древних философов. Для оккультистов, однако, как Эфир, так и Первичная Субстанция являются реальностями. Говоря проще, эфир есть Астральный Свет, а Первичная Субстанция – Акаша, Упадхи Божественной Мысли.

На современном языке Божественную Мысль лучше было бы назвать Космической Мыслеосновою, Духом, и Акашу – Космической Субстанцией, Материей. Оба они – Альфа и Омега Бытия и лишь два аспекта Единого Абсолютного Существования. В древности не только никогда не обращались к этому последнему, но даже не упоминали ни под каким именем, разве только в аллегории. У древнейшей арийской расы, у индусов, религия образованных классов, как бы пламенна она ни была, никогда не состояла в поклонении красоте форм и искусству, как у греков; поклонение, которое в позднейшие времена привело к антропоморфизму. Но тогда как греческий философ поклонялся форме, а индусский мудрец один лишь «понимал истинное соотношение между земной красотою и вечной истиною» – невежественные слои всех народов никогда не понимали ни того ни другого.

Не понимают они этого и по ныне. Эволюция Бого-понятия идет рука об руку с умственной эволюцией человека. И это настолько верно, что благороднейший идеал, до которого может подняться религиозный дух одного века, покажется лишь грубой карикатурой философскому уму последующей эпохи! Сами философы должны были быть посвящены в мистерии познавания, прежде чем они могли усвоить правильную мысль древних об этом чрезвычайно метафизическом предмете. В противном случае – без такого посвящения – для каждого мыслителя существовала бы граница – «до сей черты и не дальше», начертанная его собственными умственными способностями, так же четко и безошибочно, как и предел прогресса каждого народа или расы в его цикле, налагаемый законом Кармы. Вне Посвящения крылья современной, религиозной мысли навсегда осуждены остаться подрезанными, и она не будет в состоянии вознестись ввысь; ибо идеалисты, так же как и реалисты и даже свободомыслящие, являются лишь результатом или естественным продуктом соответствующих веяний и окружающей их среды. Идеалы каждого из них есть лишь неизбежные результаты их темпераментов и проявление той степени умственного прогресса, которая достигнута данной нацией в своей совокупности. Потому, как уже было отмечено, высочайшие полеты современных западных метафизиков остались далеко ниже истины. Большинство из агностических текущих теорий о существовании «Первопричины» не более, нежели скрытый материализм – разница лишь в терминологии.

Даже такой великий мыслитель, как Герберт Спенсер, говорит иногда о «Непознаваемом» в терминах, свидетельствующих о губительном влиянии материалистической мысли, которая, подобно мертвящему Сирокко, сожгла и иссушила все ходячие онтологические теории.

Например, когда он называет «Первопричину», «Непознаваемым», «силою, проявляющейся посредством феноменов», и «беспредельной, вечной энергией», становится ясно, что он понял лишь физический аспект Тайны Бытия – лишь энергию Космической Субстанции. Совечный аспект Единой Реальности, Космическая Мыслеоснова (Идеация) совершенно не принята в соображение, что же касается до ее Нумена, то он видимо и не существует в уме великого мыслителя. Несомненно, такая односторонность при разрешении проблемы в значительной мере обязана губительному методу Запада подчинять сознание материи или же рассматривать его как «побочный продукт» молекулярного движения.

С первых времен Четвертой Расы, когда поклонялись только Духу, и тайна была явлена, и вплоть до последних дней расцвета греческого искусства, на заре христианства, одни лишь эллины дерзнули открыто воздвигнуть алтарь «Неведомому Богу». Какое бы представление ни возникло в глубоком уме Ап. Павла, когда он объявил афинянам, что этот «Неведомый», которого они почитали в неведении, и есть истинный Бог, проповедуемый им, – это Божество не было ни «Иеговою», ни «Творцом мира и всего сущего». Ибо не «Бог Израилев», но «Непознаваемый» древних и современных пантеистов «пребывает в нерукотворных храмах».[486].

Божественную Мысль нельзя ни определить, ни объяснить ее значения иначе, как через бесчисленные проявления Космической Субстанции, в которой мысль эта ощущается духовно теми, кому это доступно. Сказать это, после того как она была определена, как Неведомое Божество, отвлеченное, безличное, бесполое, находящееся в корне каждой Космогонии и ее последующей эволюции, – равносильно тому, что ничего не сказать. Это подобно попытке создать трансцендентальное уравнение условий, имея для определения истинного значения его терминов лишь некоторое количество неизвестных величин. Его место обозначено в древних примитивных, символических начертаниях, где, как уже было показано, оно представлено в виде беспредельной тьмы, на поверхности которой появляется первая белая центральная точка – символизирующая соравный и совечный Дух-Материю, появляющийся в феноменальном мире до своей первой дифференциации. Когда «Единое становится Двумя», можно определить его, как Дух и Материя. К «Духу» относится каждое проявление сознания, рефлективное или непосредственное, и «бессознательная преднамеренность» – согласно современному выражению, употребляемому в так называемой западной философии – проявляющаяся в Жизненном Начале и в подчинении Природы великому порядку Непреложного Закона. «Материя» должна рассматриваться, как объективность, в ее чистейшей абстракции, как самосущая основа, семеричные манвантарические дифференциации которой составляют объективную реальность, стоящую за проявлениями всех фазисов сознательного существования. В период всемирной Пралайи Космическая Мыслеоснова не существует; и разнородно дифференцированные состояния Космической Субстанции вновь возвращаются в первоначальное состояние отвлеченной, потенциальной объективности.

Манвантарический Импульс начинается с новым пробуждением Космического Представления Вселенского Разума, совместно и параллельно с первичным возникновением Космической Субстанции – последняя является манвантарическим проводником первого – из недифференцированного пралаического состояния. Тогда Абсолютная Мудрость отражается в своем Представлении, которое, посредством трансцендентального процесса, превосходящего человеческое сознание и не понятного ему, выявляется в виде Космической Энергии, Фохата. Вибрируя в лоне инертной Субстанции, Фохат вызывает ее к деятельности и руководит ее первичными дифференциациями на всех семи планах Космического Сознания. Таким образом, существуют Семь Protyl – как их теперь называют – тогда как арийская древность именовала их Семью Пракрити или Природами, – образующими, по отдельности, относительно однородные основы, которые в течение всевозрастающей разнородности в эволюции Вселенной, дифферен цируются в чудесную сложность, представляемую явлениями на планах познавания.

Слово «относительно» употреблено намеренно, ввиду того, что само существование такого процесса, дающего в результате первичную сегрегацию недифференцированной Космической Субстанции на семеричные основы эволюции, заставляет нас рассматривать Protyl каждого плана лишь как промежуточную фазу, принимаемую на себя Субстанцией при ее переходе из абстрактности в полную объективность. Наименованием Protyl мы обязаны Круксу, выдающемуся химику, давшему этот термин «pre-matter», если можно так назвать первичную и чисто однородную субстанцию, подозреваемую, если еще и не найденную фактически наукою, в конечном составе атома. Но начальная сегрегация первичной материи на атомы и молекулы возникает вслед за эволюцией Семи Protyl. Последнего (основного) из них ищет Крукс, нащупав недавно возможность его существования на нашем плане.

Сказано, что Космическое Представление не существует во время периодов Пралайи, по той простой причине, что нет никого и ничего, что бы могло воспринять его воздействие. Невозможно никакое проявление сознания, полусознания или даже «несознательной преднамеренности» иначе, как через материальный проводник: то есть, на нашем плане, где человеческое сознание в своем нормальном состоянии не может подняться за пределы того, что известно как трансцендентальная метафизика; и дух вливается в поток индивидуальной или подсознательной субъективности лишь через какой-либо молекулярный агрегат или проводник. А так как материя, существующая помимо восприятия, является лишь отвлеченностью, то оба эти аспекта Абсолюта – Космическая Субстанция и Космическое Представление – взаимно зависят друг от друга. Строго говоря, во избежание путаницы и ошибочного представления, термин «Материя» должен быть применен к совокупности предметов, доступных восприятию, а термин «Субстанция» к Нуменам; ибо насколько феномены нашего плана являются созданиями воспринимающего Эго – видоизменениями его собственной субъективности – постольку все «состояния материи, являющие совокупность воспринимаемых объектов», могут иметь лишь относительное и чисто феноменальное существование для сынов нашего плана. Как выразились бы современные идеалисты – кооперация Субъекта и Объекта дает в результате объект чувственный или феномен.

Но из этого вовсе не следует, что то же самое происходит и на всех остальных планах, что совместное действие Субъекта и Объекта на плане их семеричной дифференциации дает в результате семеричный агрегат феноменов, также несуществующих per se, хотя они и являются конкретными реальностями для Существ, в круг опыта которых они входят, точно так же как скалы и реки вокруг нас реальны с точки зрения физика, хотя они и представляют нереальные иллюзии чувств в глазах метафизика. Было бы ошибочно не только сказать, но даже представить себе нечто подобное. С точки зрения высшей метафизики, вся Вселенная, включая и богов, есть Иллюзия (Майа). Но иллюзия того, что само по себе есть иллюзия, различна на каждом плане сознания, и мы одинаково не имеем права, как догматизировать о природе способностей восприятия Ego, скажем на шестом плане, так и отождествлять наши восприятия с восприятиями муравья на его ступени сознания или же ставить их образцом для него. Космическая Мыслеоснова, сосредоточенная в Принципе или в Упадхи (основе), в результате дает сознание индивидуального Ego. Проявление его меняется сообразно степени Упадхи. Например, через посредство того, что известно нам, как Манас, оно проявляется, как Сознание-Разум; через более утонченную дифференцированную ткань (шестое состояние материи) Буддхи – имеющее своей основой опыт Манаса – оно изливается потоком Духовной Интуиции.

Объект в чистом виде, независимый от сознания, неведом нам при нашей жизни на плане трехмерного мира, ибо мы знаем лишь умственные состояния, которые вызываются им в познающем Ego. И пока противоположение Субъекта и Объекта продолжается – то есть, пока мы пользуемся лишь нашими пятью чувствами и не знаем, как освободить наше всепознающее Ego от ига этих чувств – до тех пор, невозможно будет личному Ego пробиться сквозь заграждение, отделяющее его от познания «вещей самих в себе» или Сущности.

Это Ego, продвигаясь по дуге восходящей субъективности, должно исчерпать опыт каждого плана. Но лишь когда Единое сольется со Всем, на нашем ли плане или на каком-либо другом, и Субъект и Объект одинаково исчезнут в абсолютном отрицании Нирванического состояния – отрицания, опять-таки, лишь с точки зрения нашего плана – тогда только достигнута будет вершина Всеведения, Познания Вещей самих в себе, и мы подойдем к разрешению еще более страшной загадки, перед которой даже Высочайший Дхиан-Коган должен преклониться в молчании и неведении перед – Несказуемой Тайной того, что именуется ведантистами Парабраманом.

В силу этого, все те, кто пытались дать имя Непознаваемому Началу, просто лишь умаляли его. Даже говорить о Космической Мыслеоснове – исключая ее феноменального аспекта – равносильно попытке закупорить в бутылку первичный Хаос или же наклеить печатный ярлык на Вечность.

Что же представляет тогда из себя «Первичная Субстанция», та таинственная вещь, о которой толковала постоянно алхимия и которая была предметом философских обсуждений во все века? Чем может быть она в конечном итоге, даже в своей феноменальной до-дифференциации? Даже это является Всем в проявленной Природе и – ничем для наших чувств. Она упоминается под различными наименованиями в каждой космогонии и в каждой философии, но до сего дня является вечно ускользающим Протеем в Природе. Мы касаемся ее и не ощущаем ее; мы смотрим на нее и не видим ее; мы вдыхаем ее и не замечаем ее; мы слышим и обоняем, совершенно не подозревая о ее присутствии; ибо она содержится в каждой молекуле того, что мы в нашем неведении и иллюзии рассматриваем как материю в одном из ее состояний, или познаем как чувство, мысль, эмоцию. Словом, это – Упадхи или проводник всякого явления физического либо умственного или же психического. Во вступительных предложениях Книги Бытия и в халдейской Космогонии, в Пуранах Индии и в Книге Мертвых Египта – всюду с нее начинается цикл манифестации. Она именуется Хаосом и Водою, оплодотворенною Духом, исходящим от Неведомого, каким бы именем не назывался этот Дух.

Авторы священных Писаний в Индии проникают глубже в начало эволюции вещей, нежели Фалес или Иов, ибо они говорят:

«От Разума (называемого Махат в Пуранах), в соединении с Неведением (Ишварой, как личным Божеством), при помощи его устремленной силы, в которой преобладает качество неподвижности (тамас, бесчувствие) происходит Эфир. От Эфира – воздух; от воздуха – теплота; от теплоты – вода и от воды – земля, со всем, что на ней».

«От этого, от этого Самого Я, произошел Эфир», – говорят Веды.[487].

Таким образом становится ясно, что не этот Эфир, – возникший при четвертой стадии от излучения «Разума, соединенного с Неведением» – является высоким Началом, Божественной Сущностью, обоготворяемой греками и латинянами под наименованием «Отец, Всемогущий Эфир» (Pater Omnipotens Жthеr) и «Великий Эфир» (Magnus Жthеr) во всей его совокупности. Досадною загадкою для всех отраслей знания является всегда семеричная градация и бесчисленные подразделения и различия, делаемые древними между силами Эфира, взятыми коллективно, начиная от его внешних границ действий, известных нашей науке, и вплоть до «Невесомой Субстанции», когда-то принятой как «Эфир пространства», но ныне почти отвергаемой. Мифологи и символисты наших дней, сбитые с толку таким непонятным прославлением с одной стороны, и уничижением с другой той же обожествленной Сущности в одних и тех же религиозных системах, часто впадают в самые смешные ошибки. Церковь твердая, как скала, во всех ее первоначальных ошибочных толкованиях, сделала Эфир местопребыванием своих сатанинских легионов. Вся Иерархия падших Ангелов помещается здесь: Космократоры – «Носители Мира», согласно Босюэ; Mundi Tenentes – «Держатели Мира», как именует их Тертуллиан; Mundi Domini – «Власти Мира» или, вернее, Владыки; Curbati или «Согбенные» и т. д.; превращая, таким образом, звезды и небесные планеты в их течении – в дьяволов!

Ибо так истолковала церковь стих: «Потому что наша брань не против плоти и крови, но против начальств, против сил, против правителей тьмы мира сего».[488].

Далее Св. Павел упоминает «о духах злобы поднебесных (злобных» в английском тексте) – spiritualia nеquitiж cœlestibus – латинские тексты дают различные наименования этим «духам злобы», безвинным «элементалам». Но на этот раз церковь права, хотя напрасно называет она всех их дьяволами. Астральный Свет или низший Эфир полон сознательными, полусознательными и бессознательными сущностями; только церковь имеет меньше власти над ними, нежели над невидимыми микробами и москитами.

Разница, устанавливаемая между семью состояниями Эфира – который сам есть один из Семи космических Начал, тогда как Эфир древних есть вселенский Огонь – может быть найдена в соответственных указаниях Зороастра и Пселла. Первый сказал: «Советуйся с ним только, когда он не имеет ни формы, ни облика» – absque forma et figura – что означает, без пламени или горящих угольев. «Когда он имеет форму, не обращай на него внимания, – учит Пселла, – но когда он без формы, повинуйся ему, ибо тогда он есть священный огонь и все, что он раскроет тебе, будет истинным»[489]. Это доказывает, что сам Эфир есть аспект Акаши и, в свою очередь, имеет несколько аспектов или «начал».

Все древние народы обожествляли Эфир в его невесомом аспекте и потенции. Вергилий называет Юпитера «Pater Omnipotens Жthеr» и «Великий Эфир»[490]. Индусы также включили его в число своих божеств, под наименованием Акаши, синтеза Эфира. И автор философской системы Гомойомерии, Анаксагор Клазоменский твердо верил, что как духовные прообразы всех вещей, так и их элементы находятся в беспредельном Эфире, где они и зарождаются, эволюционируют и куда возвращаются – таково и Оккультное Учение.

Таким образом, ясно, что именно из Эфира в его высшем синтетическом аспекте, когда-то антропоморфизированном, возникло первое представление о личном Творческом Божестве. Согласно индусским философам элементы (стихии) тамасичны (tвmаsа), то есть, они не просветлены разумом, который они затемняют».

Теперь мы должны исчерпать вопрос о мистическом значении Первичного Хаоса и Основного Принципа и выяснить, как были они соединены в древних философиях с Акашей, неправильно переведенной словом Эфир, и также с Майей, иллюзией, мужским аспектом которой является Ишвара. Далее мы будем говорить о Разумном Начале или, вернее, о невидимых, нематериальных свойствах в видимых и материальных элементах, «возникших из Первичного Хаоса».

Ибо, «что есть Первичный Хаос, как не Эфир?» – спрашивается в «Разоблаченной Изиде».

Не современный Эфир, не тот, что принят сейчас, но тот, который был известен древним философам задолго до времен Моисея – Эфир со всеми его таинственными и оккультными свойствами, содержащими в себе зачатки всемирного творения. Высший Эфир или Акаша есть Небесная Дева и Матерь всего бытия, всех существующих форм, из лона которой «по оплодотворении» «Божественным Духом, вызваны к бытию Материя и Жизнь, Сила и Действие». Эфир есть Адити индусов, он же и Акаша. Электричество, магнетизм, теплота, свет и химическое действие так мало поняты сейчас, что новые факты постоянно расширяют пределы нашего знания. Кто знает, где кончается мощь этого гиганта Протея – Эфира? Или где кроется его таинственное начало? Кто может отрицать Дух, действующий в нем и развивающий из него все видимые формы?

Будет легкой задачей доказать, что космогонические легенды всего мира основаны на знании древними этих наук, дружно поддерживающих в наши дни доктрину эволюции, и дальнейшие изыскания докажут, что эти древние были осведомлены гораздо лучше нас о самом факте эволюции, включая оба ее аспекта, физический и духовный.

«Согласно древним философам, эволюция была всемирной теоремою, доктриной, охватывающей все целое, и твердо установленным принципом; тогда как наши современные эволюционисты в состоянии представить нам лишь чисто спекулятивные теории; со странными, если не вполне отрицательными теоремами. Напрасно представители нашей современной мудрости думают прекратить словопрения и претендуют на разрешение вопроса только потому, что затемненная фразеология Моисеевых… повествований не согласуется с определенным толкованием «Точной Науки».[491].

Если мы обратимся к Законам Ману, мы увидим в них прообраз всех этих идей. Почти утерянные для Запада в своей первоначальной форме, искаженные позднейшими, умышленными добавлениями, они, все же, сохранили достаточно древнего духа, чтобы можно было судить об их истинном характере.

«Рассеяв тьму, Самосущий Господь (Вишну, Нараяна и др.) стал проявленным; и, желая произвести существа из своей Сущности, создал вначале одну Воду. В нее он бросил семя. Это семя стало Золотым Яйцом».

Откуда этот Самосущий Господь? Его называют «То» и говорят о нем как о «Тьме» неощутимой, без определенных качеств, неуловимой и непознаваемой и как бы погруженной в глубокий сон. «После пребывания в этом Яйце в течение целого Божественного Года», Тот, Кто именуется в мире Брамой, рассекает то Яйцо на две половины, и из верхней части он образует небо, из нижней Землю, а из середины твердь и «постоянное место для вод».[492].

Непосредственно за этими стихами следует, однако, нечто более важное для нас, так как это вполне подтверждает наши Эзотерические Учения. Начиная от стиха 14 до 36, эволюция дается в порядке, описанном в эзотерической философии. Это не так легко опровергнуть. Даже Медхатитхи, сын Вирасвамина, и автор комментария Манубхасья, относимый западными востоковедами к 1000 г. по Р. Хр., помогает нам своими примечаниями осветить истину. Он обнаруживает себя или нежелающим выдать больше, зная, что именно нужно скрыть от профанов, или же он, на самом деле, был в недоумении. Все же и то, что он выдает, достаточно ясно устанавливает семеричное начало в человеке и Природе.

Начнем с первой гл. «Правил» или «Законов», после того, как Самосущий Господь, Непроявленный Логос «Неведомой Тьмы», становится проявленным в Золотом Яйце.

11. «Из этой цельной (недифференцированной) Причины, вечной, сущей и не сущей, из нее произошло то Мужское Начало, что именуется в мире Брамой».

Здесь, как и во всех истинных философских системах, мы находим, что даже «Яйцо» или круг, или Ноль, Беспредельная Бесконечность, называется «То»[493], и лишь Брама, первая Единица, именуется «Богом» мужского пола, то есть, оплодотворяющим Началом. Это Тайная доктрина. или 10 (десять), Декада. Лишь на плане семеричного или нашего мира, называется он Брама. На плане же объединенной Декады, в области Реальности, этот мужеский Брама есть иллюзия.

14. Из самого себя (Вtmаnаh) он создал Разум, который сущ и не сущ: а из Разума, Эго-изм (Самосознание) (а), Владыка (b), Господь».

а) Ум есть Манас. Медхатитхи, комментатор, правильно замечает здесь, что это является, как раз обратным и указывает уже на искажение и переделки; ибо Манас возникает от Ахамкара или (Всемирного) Самосознания, точно так же как Манас в микрокосме происходит от Махата или Маха-Буддхи (Буддхи в человеке). Ибо Манас двойственен. Как это доказывает и переводит Кольбрук: «Ум, служа одновременно для ощущения и для действия, по сродству есть орган, будучи тождественным остальному».[494].

Остальное здесь означает Манас, наш Пятый Принцип (пятый, потому что тело было названо первым, что обратно истинному философскому порядку) находится в сродстве, как с Атма-Буддхи, так и с четырьмя низшими принципами. Отсюда и наше Учение: именно, что Манас следует за Атма-Буддхи в Дэвачан и что низший Манас, то есть, отбросы или остатки Манаса, остаются с Кама Рупою в Лимбе или Кама-Лока, местопребывании «Оболочек» (скорлуп).

b) Медхатитхи переводит это, как «Осознающий свое Я или Ego, а не „Владыка“, как это делают востоковеды. Так же они переводят и следующий стих:

16. «Заставив тончайшие частицы этих шести (великое Я и пять органов чувств) несказуемого блеска войти в элементы Самости (вtmаmвtrвsu), он создал все существа».

Тогда как по Медхатитхи следует читать mвtrвьhih вместо вtmаmвtrвsu и, таким образом, это место следует читать:

«Наполнив тончайшие частицы этих шести, несказуемого блеска, элементами самости, он создал все существа».

Последний перевод должен быть самым правильным, ибо Он, Сам есть то, что мы называем Атмой и, таким образом, составляет седьмой принцип, синтез «шести». Таково также мнение и издателя Манава Дхарма Шастры, по-видимому, интуитивно проникшего глубже в дух философии, нежели переводчик, покойный д-р Бурнелль; ибо он нисколько не колеблется между текстом «Куллука Бхатты» и комментарием Медхатитхи. Отбрасывая Танматры или тончайшие элементы и атмаматра в «Куллука Бхатты», он говорит, применяя принципы к Космическому Я:

«Все шесть являются скорее Манасом плюс пять принципов: эфир, воздух, огонь, вода и земля; «соединив пять частей этих шести с духовным началом (седьмым) он (таким образом) создал все Сущее…» Следовательно атмаматра есть духовный Атом в противоположение стихийному, а не отраженные «элементы себя самого».

Так исправляет он перевод стиха 17:

«Так как тончайшие элементы телесной формы этого Единого зависят от этих шести, то мудрые называют его форму Шарира».

И он добавляет, что «элементы» означают здесь доли или части (или принципы), толкование это подтверждается стихом 19, гласящим:

«Эта не вечная (Вселенная) возникает тогда от Вечного посредством тончайших элементов, форм этих семи весьма мощных Принципов (Пуруша)».

Издатель, комментируя эту поправку Медхатитхи, замечает: «Должно быть здесь имеется в виду пять элементов плюс разум [Манас] и самосознание [Ахамкара][495]; «тончайшие элементы», как и раньше, (означают) «пять частей формы» (или принципов). Стих 20 указывает именно это, утверждая, что эти пять элементов или «пять тонких частей формы» (Рупа плюс Манас и Самосознание) составляют «Семь Пуруш» или Принципов, называемых в Пуранах «Семью Пракрити».

Кроме того, в стихе 27 говорится об этих «пяти элементах» или «пяти частях», как «о тех, что именуются атомическими, разрушающимися частями», и, которые потому «отличаются от атомов Ньяя (Nувуа)».

Этот Брама-Творец, возникающий из Мирового или Золотого Яйца, соединяет в себе как Мужское, так и Женское Начало. Короче говоря, Он тождественен всем Протологосам-Творцам. Но о Браме нельзя говорить, как о Дионисе, «πρωτόγονον διφυή τρίγονον Βακχειον Άνακτα Άγριον αρρητον κρύφιον δικέρωτα δίμορφον» – Лунном Иегове, настоящем Вакхе, танцующем вместе с Давидом, нагим перед своим символом в ковчеге – ибо во имя его никогда не было установлено непристойных дионисий. Все подобные публичные обряды были экзотерические, и великие всемирные сим волы подверглись искажению во всем мире, подобно тому как и символы Кришны искажаются ныне в Бомбее Валлабачариями, почитателями «Младенца» Бога. Но разве эти народные боги – истинное Божество? Неужели они являются вершиною и синтезом семеричного творения, включая человека? Это невозможно! Каждый из них и все они суть лишь одна из ступеней этой семеричной лестницы Божественного Сознания, как языческого, так и христианского. Эйн-Соф, как говорят, проявляется через Семь Букв Имени Иеговы, последний захватил место «Неведомого Беспредельного», и почитатели его приставили к нему Семь Ангелов Присутствия – его Семь Начал. Но они упомянуты почти в каждой школе. В чистой философии Санкхья – Махат, Ахамкара и пять Танматр называются Семью Пракрити или природами; они перечисляются, начиная от Маха-Буддхи или Махата, в нисходящем порядке до Земли».[496].

Тем не менее, как ни искажена Ездрой для раввинических целей первоначальная элогистическая версия, как ни отталкивающ временами даже эзотерический смысл еврейских летописей, в действительности, может быть, гораздо больше, нежели их внешний покров или одеяние, все же, за изъятием иеговистических частей, Моисеевы книги полны чисто оккультного и неоценимого знания, в особенности первые шесть глав.

Читая с помощью Каббалы, мы находим в них несравненный храм Оккультных Истин, кладезь глубоко сокрытой красоты, спрятанной под строением, видимая архитектура которого, несмотря на ее кажущуюся симметрию, не может выдержать критику холодного рассудка или же открыть древность его скрытой истины, ибо она принадлежит всем векам. Гораздо больше мудрости сокрыто в экзотерических легендах Пуран и Библии, чем во всех экзотерических фактах, встречаемых в литературе всего мира, и в них больше оккультной истинной науки, нежели точных знаний во всех академиях. Или же, говоря просто и ясно, в некоторых частях экзотерических Пуран и Пятикнижия содержится столько же эзотерической Мудрости, сколько в них и нелепостей, и намеренной ребяческой фантазии, если читать лишь их мертвую букву и в убийственном толковании догматических религий и особенно их сект.

Прочтите первые стихи Книги Бытия и вдумайтесь в них. Там «Бог» повелевает другому «Богу», исполняющему его Веление – и это даже в осторожном английском протестантском и одобренном переводе – времен короля Якова I.

«Вначале» – еврейский язык не имеет слова, выражающего представление вечности[497] – «Бог» сотворил Небо и Землю, и Земля была «без вида и пуста», тогда как Небо, в действительности, не Небо, но «Бездна», хаос с царящей над ней Тьмою.[498].

«И Дух Божий носился над водою» или над великою Бездною Беспредельного Пространства. И Дух это есть Нараяна или Вишну.

«И сказал Бог: да будет Твердь»… И второй «Бог» повиновался и «сотворил твердь».

«И сказал Бог: да будет Свет. И стал Свет». Последний вовсе не означает Свет, но, как в Кабалле, двуполого Адама Кадмона или Сефиру (Духовный Свет), ибо они одно; или, согласно халдейской Книге Чисел, второстепенных Ангелов, первые, будучи Элохимами, представляют коллектив этого «созидающего» Бога: ибо к кому же обращены эти слова Приказа? И кто повелевает? Повелевающий есть Вечный Закон, а повинующийся – Элохим, известная величина, действующая внутри и совместно с х, или коэффициент неизвестной величины, Силы Единой Силы. Весь этот Оккультизм может быть найден в архаических Станцах. Совершенно неважно, назовем ли мы эти «Силы» Дхиан-Коганами или же Офанимами, согласно Иезекиилу.

«Единый Вселенский Свет, который для человека есть Тьма, су ществует вечно», – говорит Книга Чисел халдеев. От него периодически исходит Энергия, отражающаяся в бездне или Хаосе, хранилище будущих миров, и будучи пробуждена, она возбуждает и оплодотворяет дремлющие Силы, т. е., вечносущие потенциальности в нем. Тогда вновь пробуждаются Брамы и Будды – совечные Силы – и Новая Вселенная воскресает к Бытию.

В Сефер Иецира, каббалистической книге Творения, автор, по-видимому, повторяет слова Ману. В ней Божественная Субстанция представлена как одна существовавшая от вечности, беспредельная и абсолютная и излучившая из себя Дух[499]. «Един Дух Бога Живого – да благословенно будет Имя Его, живущего во веки! Голос, Дух и Слово – это есть Дух Святой»[500]. Такова каббалистическая абстрактная Троица, так бесцеремонно антропоморфированная отцами христианской церкви. От этого тройственного Единого произошел весь Космос. Сначала от Одного произошло число Два или Воздух (Отец), творческий Элемент; и затем число Три – Вода (Матерь), происшедшая от Воздуха; Эфир или Огонь завершает собой Мистическое Четыре – Арбоал[501]. «Когда Сокровенный Сокровенного пожелал проявить Себя, Он сначала сделал Точку (Первичная Точка или первая Сефира, Воздух или Святой Дух), создал священную форму (Десять Сефиротов или Небесный Человек) и покрыл ее роскошным и великолепным одеянием, это и есть Вселенная».[502].

«Он соделал Ветер Своими вестниками, пламенный Огонь Своими слугами»[503]; говорит Иецира, обнаруживая космический характер позднейших эвгемеризованных Элементов, а также, что Дух наполняет – каждый атом в Космосе.

Ап. Павел называет невидимые Космические Существа «Элементами». Но теперь Элементы ограничены и унижены до атомов, о которых пока что ничего неизвестно и которые являются лишь «детьми необходимости», так же как и Эфир. Как мы говорили в «Разоблаченной Изиде»:

«Бедные, первичные Элементы долгое время были изгнанниками и ныне наши честолюбивые физики соревнуют в скорости, стараясь добавить еще один элемент к крылатой стае из свыше шестидесяти элементарных субстанций».

Тем временем, в современной химии свирепствует война из-за терминов. Мы не имеем права называть эти субстанции «химическими элементами», ибо они не есть «первозданные начала самосущих сущностей, из которых создалась Вселенная», согласно Платону. Подобные понятия, соединенные со словом «элемент», были достаточно хороши для древней, греческой философии, но современная наука отвергает их; ибо, как говорит Уилльям Крукс: «Эти термины неудачны», и экспериментальная наука не желает иметь «ничего общего с какими бы то ни было сущностями, исключая тех, которые она может видеть, обонять или ощущать на вкус. Остальные она предоставляет метафизикам…» Спасибо и на этом!

Эта «Изначальная Субстанция» называется некоторыми мыслителями Хаосом. Платон и пифагорейцы называли ее Мировой Душой, после ее оживотворения Духом того, что носится над Извечными Водами или Хаосом. Отражаясь в нем, говорят каббалисты, этот Носящийся Принцип «сотворил» фантасмагорию видимой, проявленной Вселенной. Хаос в начале, и Эфир после этого «отображения», это, все же, Божество, проникающее Пространство и все сущее. Это – невидимый, невесомый Дух всего сущего и невидимый, но даже слишком ощутимый ток, излучающийся из пальцев здорового магнетизера, ибо это есть жизненное электричество – сама Жизнь. Названное в насмешку маркизом де Мирвиллем «Туманным Всемогущим», оно до сих пор именуется теургами и оккультистами «Живым Огнем». И нет ни одного индуса, совершающего на заре известного рода медитацию, который не знал бы его воздействия. Это есть «Дух Света» и Magnes. Как правильно сказано одним из наших оппонентов, Magus и Magnes являются двумя ветвями, растущими из одного ствола и производящими одинаковые результаты. И это наименование – «Живой Огонь» – открывает нам смысл загадочной фразы в Зенд Авесте: «Существует Огонь, дающий предвидение будущего, знание и дар благой речи»: то есть, развивающий необычайную красноречивость в сибиллах, чутких индивидуумах и даже в некоторых ораторах.

Обсуждая этот вопрос в «Разоблаченной Изиде», мы сказали:

«Хаос древних, Священный Огонь Зороастра или Аташ-Бэхрам парсийцев; Огонь Гермеса, Огонь Св. Эльма древних германцев; Молния Кибелы; Горящий Факел Аполлона; Пламя на алтаре Пана; Неугасаемый Огонь в храме на Акрополе и в Храме Весты; огненное Пламя на шлеме Плутона; блистающие Искры на головных уборах Диоскуров, на голове Горгоны, на шлеме Паллады и на жезле Меркурия; египетский Пта-Ра; греческий Зевс Катайбат (Нисходящий) Павсаниев; Огненные языки дня Св. Троицы; неопалимая купина Моисея. Огненный столб в книге Исход и горящий светильник Авраама; Вечный Огонь «Бездонной Бездны»; Пары Дельфийского оракула; Звездный Свет розенкрейцеров; Акаша индусских Адептов; Астральный Свет Элифаса Леви; Аура нервов и Флюид магнетизеров; Од Рейхенбаха; Психод и Эктеническая сила Thury; «Психическая Сила» сержанта Кокса и атмосферический магнетизм некоторых натуралистов; гальванизм и, наконец, электричество – все это лишь различные наименования для многих различных проявлений или воздействий той же самой таинственной, всепроникающей Причины, греческого Архея».

Мы же добавим – оно все это и еще гораздо больше.

Об этом «Огне» говорится, как во всех индусских Священных Книгах, так и в каббалистических трудах. Зохар объясняет его как «Белый скрытый Огонь в Риша Хавура», «Белая Глава, чья Воля заставляет огненный флюид распространяться в 370 потоках по всем направлениям Вселенной». Он тождественен со «Змием, двигающимся в 370 скачков», в Сифра ди Цениуте, со Змием, который, когда «Совершенный Человек», Метатрон, возносится, то есть, когда Божественный Человек вселяется в животного человека, – становится Тремя Духами или Атма-Будхи-Манасом, согласно нашей теософической терминологии.

Итак, Дух или Космическая Мыслеоснова и Космическая Субстанция – один из «принципов» которой – Эфир – суть едины и включают Элементы в смысле, придаваемом им Ап. Павлом. Эти элементы – сокровенный Синтез, они изображают Дхиан-Коганов, Дэв, Сефиротов, Амешаспентов, Архангелов и т. д.; Эфир в науке – Ilus Бероза или Protyl химии – представляет, так сказать, сырой материал, из которого вышеупомянутые Зодчие, следуя плану, предвечно начертанному в Божественной Мысли, формируют Системы в Космосе. Они – «Мифы», говорят нам. Не более, чем Эфир и Атомы, отвечаем мы. Последние два составляют абсолютную необходимость в физике, а Зодчие являются такой же необходимостью в метафизике. Нам возражают насмешливо: «Вы никогда не видели их». Но мы, в свою очередь, спросим материалистов: «Видели ли вы когда-нибудь Эфир или ваших атомов, или даже вашу Силу?» Кроме того, один из величайших западных эволюционистов наших дней «со-исследователь» Дарвина, А. Р. Уоллэс, обсуждая несостоятельность одного лишь естественного подбора для объяснения физического строения человека, признает руководство «Высших Разумов», как «необходимую часть великих законов, управляющих материальной Вселенной».[504].

Эти «Высшие Разумы» и есть Дхиан-Коганы оккультистов.

Действительно, во всех религиозных системах почти нет мифов, достойных этого термина, которые не имели бы исторической и научной основы. «Мифы», как справедливо замечает Покок, «принимаются сейчас за вымыслы, поскольку мы не понимаем их: и за истины, в той мере, в какой они были когда-то понимаемы».

Наиболее определенная и единая преобладающая мысль, находимая во всех древних учениях, относительно Космической Эволюции и первого «творения» нашей планеты со всеми ее продуктами, органическими и «неорганическими» – странное слово в устах оккультиста – есть та, что весь Космос возник из Божественной Мысли. Эта мысль оплодотворяет Материю, совечную с Единою Реальностью; и все, что живет и дышит, эволюционирует из излучений Единого, Неизменного Парабрамана-Мулапракрити, Вечного Единого Корня. Первый из них, Парабраман в своем аспекте Центральной Точки, обращенной внутрь, так сказать, в области, совершенно недоступной человеческому разуму, есть Абсолютная Абстракция; тогда как в своем аспекте, как Мулапракрити, вечного Корня Всего, Он дает, по крайней мере, смутное понимание Тайны Бытия.

«Потому во внутренних храмах учили, что видимая Вселенная Духа и Материи есть лишь конкретное изображение Идеальной Абстракции; она была создана по образцу Первой Божественной Мысли. Так наша Вселенная существовала от Вечности в потенциальном состоянии. Душа, оживотворяющая эту чисто духовную Вселенную, есть Центральное Солнце, само по себе Высочайшее Божество. Не Единый создал конкретную форму мысли, а Перворожденный; и так как она была создана по геометрической фигуре Додекаэдра[505], то Перворожденный употребил 12 000 лет на ее создание. Последнее число выражено в Тирренской Космогонии[506], утверждающей, что человек был создан в шестом тысячелетии. Это согласуется и с египетской теорией в 6 000 лет[507] и с вычислениями еврейскими. Но это лишь экзотерическая форма. Сокровенные вычисления поясняют, что «12 000 и 6 000 лет» суть Годы Брамы; один День Брамы равняется 4 320 000 000 годам. Санхуниатон в своей Космогонии[508] заявляет, что когда Ветер (Дух) возлюбил свои собственные принципы (Хаос), то произошло тесное слияние, получившее название Потос (πόθος), и от этого слияния произошло семя всего. И Хаос не знал своего собственного порождения, ибо он был бесчувствен; но из его слияния с Ветром был зарожден Мфt или Ilus (Ил)[509]. Отсюда возникли споры творения и произошло рождение Вселенной.[510].

Зевс-Зен (Эфир) и Хтониа (Хаотичная Земля) и Метис (Вода) его жены; Озирис – тоже изображающий Эфир, первое излучение Высочайшего Божества; Амон, Первичный источник Света – и Изида-Латона, Богиня Земли и Воды. Мифра[511], Бог, рожденный скалою, символ мужского мирового огня или олицетворенный Первичный Свет, и Митра[512], Богиня Огня одновременно Его Мать и Жена; – чистый элемент Огня, действенное или Мужское Начало, рассматриваемое, как Свет и Тепло, в соединении с Землею и Водою или материей, женским или пассивным элементом космического рождения; – Мифра – являющийся сыном Борджь, персидской Мировой Горы[513], с которой он сверкнул, как блистающий луч Света; Брама, Бог Огня, и его плодовитая супруга; и Агни индусов, лучезарное Божество, из тела которого исходят тысячи лучей Славы и семь огненных языков, в честь которого некоторые брамины до сего дня поддерживают неугасаемый огонь; Шива, олицетворяемый Меру, горой индусов, грозный огненный Бог, по преданию, сошедший с Небес, подобно еврейскому Иегове, в «Огненном столбе»; и десятки других архаических, двуполых Божеств – все они ясно свидетельствуют о своем сокровенном значении. И каким иным мог быть двоякий смысл этих мифов, как не психо-химическим принципом первичного творения? Первая эволюция в ее трояком проявлении Духа, Силы и Материи: божественное сочетание в своей начальной точке, аллегорически представленное как брак Огня и Воды, продуктов электризующего Духа – слияние мужского действенного начала с женским пассивным элементом – рождает свое теллурическое чадо, Космическую Материю, Первичную Материю, Душа которой – Эфир, а Тень – Астральный Свет»![514].

Но фрагменты космогонических систем, дошедшие до настоящего времени, отброшены, как нелепые вымыслы. Тем не менее, Оккультная Наука – пережившая даже Великий Потоп, поглотивший допотопных Гигантов, а вместе с ними и всякую память о них, за исключением сказаний, сохранившихся в Тайной Доктрине, Библии и других Писаниях – все еще хранит Ключ ко всем мировым проблемам.

Потому приложим этот Ключ к редким фрагментам давно забытых Космогоний и с помощью их рассеянных частей постараемся восстановить однажды всемирную Космогонию Сокровенного Учения. Ключ этот подходит ко всем им. Никто не может серьезно изучать древние философии, не отметив, что поражающее тождество понятий во всех них, очень часто в экзотерической их форме и неизменно в их сокровенном духе, есть результат не простого совпадения, но согласованного плана; и что во времена юности человечества существовал лишь один язык, одно знание, одна всемирная религия; когда не было ни церквей, ни верований или сект, но когда каждый человек был священнослужителем для самого себя. И если доказано, что уже в эти ранние века, скрытые от нашего взора буйным ростом традиций, человеческая мысль развивалась в едином согласии во всех частях света, то становится очевидным, что эта мысль, рожденная под любою широтою, – на холодном ли Севере или на палящем Юге, на Востоке или на Западе – была вдохновлена теми же откровениями, и человек был взрощен под охраняющей сенью того же Древа Познания.

Отдел IV. Хаос, Теос, Космос.

Хаос; Теос; Космос – Душа Мира – Рождение Разума – Мистические Элементы.

Эти три и составляют содержание Пространства; или, как это определил ученый каббалист: «Пространство Всевмещающее, но ни в чем не вмещающееся, есть первичное воплощение простого Единства… беспредельного протяжения»[515]. Далее он ставит вопрос: «Беспредельное протяжение чего?» и дает правильный ответ: «Неведомого Вместилища Всего, Неведомой Первопричины». Это является наиболее правильным определением и ответом; наиболее эзотерическими и верными со всех углов зрения Оккультного Учения.

Пространство, которое современные мудрецы, в своем неведении и в силу иконоборческой склонности к разрушению каждой философской мысли древних, объявили «Абстрактной Идеей» и «Пустотою», есть в действительности Вместилище и Тело Вселенной с его Семью Началами. Это Тело беспредельного протяжения, Начала которого, по оккультной фразеологии, – будучи, в свою очередь, семеричными – проявляют в нашем феноменальном мире лишь грубейшее строение своих под-разделений. «Никто никогда не видал Элементов во всей их полноте», – гласит Учение. Мы должны черпать нашу Мудрость в подлинных выражениях и синонимах первобытных народов; даже евреи, позднейшие среди них, выражают ту же мысль в своих каббалистических Учениях, когда они говорят о семиглавом Змии Пространства, называемого «Великим Морем».

«В начале Элохим сотворил Небо и Землю; Шесть (Сефиротов)… Они сотворили Шестерых и на них основаны все вещи. И эти (Шесть) зависят от семи форм Черепа, вплоть до Достоинства всех Достоинств».[516].

Так Ветер, Воздух и Дух всегда были синонимами у всех народов. Рnеumа (Дух) и Anemos (ветер) у греков, Spiritus и Ventus у латинских народностей, были заменяющими друг друга терминами, даже, если они были разобщены с первоначальной идеей дыхания жизни. В «Силах» науки мы видим лишь материальное следствие духовного воздействия того или другого из четырех первичных Элементов, переданных нам Четвертою Расою, подобно тому как мы передадим Эфир или, вернее, его грубое подразделение полностью Шестой Коренной Расе.

Хаос назывался древними бесчувственным, ибо – Хаос и Пространство, будучи синонимами – он являл и вмещал в себя все Элементы в их грубом рудиментарном и недифференцированном состоянии. Они сделали из Эфира, Пятого Элемента, синтез четырех других; ибо Эфир греческих философов не был его отбросом – хотя, истинно, они знали больше, нежели ныне знает наука, об этих отбросах (Эфире), – который по справедливому предположению действует как посредник многих Сил, проявляющихся на Земле. Их Эфир был Акашей индусов: Эфир, принятый в физике, есть лишь одно из его подразделений на нашем плане, астральный свет каббалистов со всеми его злыми и добрыми воздействиями.

Так как Сущность Эфира или Незримого Пространства считалась божественною, вследствие того что она была предполагаемым покровом Божества, то она и рассматривалась как Посредник между этою жизнью и следующей. Древние считали, что, когда руководящие, действенные Разумы – Боги – удалялись из какой-либо части Эфира в нашем Пространстве или из четырех областей, которыми они управляют, тогда, именно, эта определенная область становилась подвластною злу, называемому так из-за отсутствия в нем добра.

«Существование Духа в обычном посреднике, Эфире, отрицается материализмом: тогда как теология делает из него Личного Бога. Но каббалисты придерживаются мнения, что и то и другое воззрение неправильно, утверждая, что в Эфире элементы представляют лишь материю, слепые космические Силы Природы, тогда как Дух являет Разум, который руководит ими. Арийские, герметические, орфические и пифагорейские космические учения, так же как и доктрины Санхуниатона и Бероза, все основаны на одной неопровержимой формуле, а именно, что Эфир и Хаос, или, на языке платоников, Разум и Материя, были двумя первичными и извечными Началами Вселенной, совершенно независимыми от чего бы то ни было другого. Первый являлся все-оживотворяющим, разумным началом, тогда как Хаос был бесформенным, жидким Началом, «без формы или чувства»; из сочетания этих двух возникла к бытию Вселенная или, вернее, Вселенский Мир, первое двуполое Божество – при чем Хаотическая Материя стала его Телом, а Эфир его Душою. Согласно выражению в одном фрагменте из Гермия: «Хаос, обретя чувство от этого слияния с Духом, воссиял радостью, и так возник Протогонос, (первородный), Свет»[517]. Это и есть вселенская Троица, основанная на метафизическом представлении древних, которые, рассуждая по аналогии, сделали человека, являющегося сочетанием Разума и Материи, Микрокосмом Макрокосма или Великой Вселенной».[518].

«Природа отвергает Пустоту», говорили перипатетики, которые, будучи по своему материалистами, все же, может быть, понимали, почему Демокрит и его учитель Левкипп учили, что первичными Началами всех вещей, содержащихся во Вселенной, были Атомы и Пустота. Последняя означает просто скрытую Силу или Божество, которое до своего первого проявления – когда оно стало Волею, сообщившей первый импульс этим Атомам – было Великим Ничем, Эйн-Софом или He-Вещественностью, а потому для всех чувств Пустотой или Хаосом.

Этот Хаос, однако, стал «Душою Мира», согласно Платону и пифагорейцам. В индусских учениях Божество, под видом Эфира или Акаши, проникает все вещи. И потому оно называлось теургами «Живым Огнем», «Духом Света» и иногда «Магнитом».

Согласно Платону, Высшее Божество само построило Вселенную на основании геометрической формы додекаэдра, и его «Первозачатый» родился из Хаоса и Изначального Света – Центрального Солнца. Этот «Первородный», однако, был лишь агрегатом Сонма Строителей, первичных созидательных Сил, называемых в древних Космогониях рожденными из Бездны или Хаоса и Первой Точки. Он есть, так называемый, Тетраграмматон, во главе семи низших Сефиротов. Таково же было верование халдеев. Филон, еврей, говоря лишь вскользь о первых наставниках своих предков, пишет следующее:

«Эти халдеи были того мнения, что Космос, в ряду существующих вещей (?), есть единая Точка и либо сам есть Бог (Теос), либо в нем содержится Бог, вмещающий Душу всех вещей».[519].

Хаос, Теос, Космос есть лишь три символа своего синтеза – Пространства. Никто и никогда не может надеяться разрешить тайну этой Четверицы (Тетрактиса), придерживаясь мертвой буквы, даже древних философий, в том виде, как они толкуются сейчас. Но даже в них Хаос, Теос, Космос и Пространство тождественны в Вечности, как Единое Неведомое Пространство, последнее слово о котором, может быть, не будет известно вплоть до нашего Седьмого Круга. Тем не менее, аллегории и метафизические символы, касающиеся первичного и совершенного Куба, замечательны даже и в экзотерических Пуранах.

В них Брама есть также Теос, возникающий из Хаоса или Великой Бездны из Вод, над которыми Дух или Пространство – Дух, носящийся над ликом будущего беспредельного Космоса – в безмолвии парит в первый час нового пробуждения. Это также Вишну, спящий на Ананта-Шеша, Великом Змии Вечности, из которого западная теология, не знакомая с Каббалой, единственным ключом, открывающим тайны Библии – сделала Дьявола. Это есть Первый Треугольник или Триада Пифагора – «Бог» о трех Аспектах, до его превращения через совершенную квадратуру Беспредельного Круга в «четверо-ликого» Браму. «От Него, Кто существует и, тем не менее, не существует, от He-сущего, от Вечной Причины, рождается Сущий, Пуруша», говорит Ману, законодатель.

«В египетской мифологии Кнеф, Вечный Непроявленный Бог, изображен эмблемою Змия Вечности, обвивающего урну с водою, причем его голова движется над водою, которую он оплодотворяет своим дыханием. В этом случае, Змий является Агатодемоном, Духом Добра; в своем противоположном аспекте, он есть Какодемон, Дух Зла. В скандинавских Эддах медвяная роса, плод Богов и творчества трудолюбивых пчел Иггдразила, падает в ночные часы, когда атмосфера насыщена влагою; в северных же мифологиях, она, как пассивное начало сотворения, изображает создание Вселенной из Воды. Эта роса есть Астральный Свет в одной из его комбинаций и обладает как созидательными, так и разрушительными свойствами. В халдейских легендах Бероза, Оанн (Oannes) или Дагон, человек-рыба, наставляя народ, показывает младенческий Мир, рожденным из Воды, и все существа, происшедшими из этой Prima-Materia. Моисей учит, что только Земля и Вода могут вызвать к бытию живую Душу, и мы читаем в св. Писаниях, что травы не могли произрасти до тех пор, пока дождь не был низведен Вечным на Землю. В мексиканском «Popol Vuh» человек создан из ила или глины, взятой из глубин Воды».

«Брама создает великого Муни или первого человека, сидя на своем Лотосе, после того как Он вызвал к жизни духов, которые тем самым получили первенство в отношении времени существования перед смертными; и Он создает его из Воды, Воздуха и Земли. Алхимики утверждают, что первозданная или преадамическая земля, приведенная к своей первичной субстанции, является, во второй стадии своего превращения, подобной чистой Воде, тогда как в первой стадии это настоящий Алкахэст. Эта Первичная Субстанция, как говорят, содержит в себе сущность всего, что нужно для создания человека; она содержит не только все элементы его физического существа, но даже «дыхание жизни» в латентном состоянии, готовое к пробуждению. Это дыхание жизни она извлекает от «оплодотворения» «Божественным Духом», носящимся над Водами – Хаосом. В действительности, эта субстанция и есть самый Хаос. Парацельс утверждал, что из нее он может создавать своих гомункулов; и вот почему Фалес, великий философ-натуралист, утверждал, что Вода была началом всех вещей в Природе[520]. Иов говорит, что мертвые вещи образуются из того, что под водою и из обитателей ее[521]. В подлинном тексте вместо «мертвых вещей» написано: «Мертвые Рефаимы, Гиганты или мощные Первобытные Люди, от которых когда-нибудь будет доказано происхождение нашей настоящей расы».[522].

«В первоначальной стадии творения», говорится в «Мифологии Индусов» Полье, «рудиментарная Вселенная, погруженная в Воду, покоилась в лоне Вишну. Из этого Хаоса и Тьмы возник Брама, Зодчий Мира, восседающий на листе Лотоса, движимый над водами, не будучи в состоянии различить что-либо, кроме воды и тьмы». Видя такое печальное состояние вещей, Брама восклицает в унынии и в недоумении: «Кто Я? Откуда произошел Я?» Тогда он слышит голос[523]: «Направь свои мысли к Бхагавату». Брама, восстав из положения пловца, садится на Лотосе в позе созерцания и размышляет о Вечном, и Вечный, будучи удовлетворен таким доказательством благочестия, рассеивает первоначальную тьму и раскрывает его понимание. После этого Брама выходит из Вселенского Яйца (Беспредельного Хаоса), как Свет, ибо Его понимание раскрылось, и он приступает к работе. Он носится над Вечными Водами с Божественным Духом в себе самом, и, в качестве Двигателя Вод, Он есть Вишну или Нараяна».

Это, конечно, экзотерично; все же, в своей главной идее, оно чрезвычайно тождественно с египетской космогонией, которая в своих первых положениях являет Athtor[524] или Мать-Ночь, выражающую собою Беспредельную Тьму, как Первичный Элемент, покрывавший беспредельную Бездну и оживотворенный Водою и Всемирным Духом Вечного, который один пребывает в Хаосе. Также и в еврейских Писаниях история сотворения начинается с Божественного Духа и его творческой Эманации – которая есть другое Божество.[525].

Зохар учит, что, именно, Первичные Элементы – Троица из Огня, Воздуха и Воды – четыре Части Света и все Силы Природы совокупно образуют Глас Воли, Мемраб, или Слово, Логос Абсолютного Безмолвного ВСЕ. «Неделимая Точка, беспредельная и непознаваемая», распространяется в пространстве и, таким образом, образует Покров – Мулапракрити Парабрамана, который скрывает эту Абсолютную Точку.

В космогониях всех народов, именно, Зодчие, синтезированные в Демиурге, а в Библии Элохимы или Алхимы, которые формируют Космос из Хаоса и представляют коллективный муже-женский Теос, Дух и Материю. «Рядом (уот) оснований (asoth) Алхим вызвал к бытию землю и небо»[526]. В Книге Бытия сначала – это Алхим, потом Jahva-Alhim и, наконец, Jehovah после разделения полов, в четвертой главе. Следует заметить, что нигде, исключая позднейших или, вернее, самых последних космогоний нашей Пятой Расы, неизреченное и несказуемое ИМЯ[527] – символ Непознаваемого Божества, который употреблялся лишь в МИСТЕРИЯХ – не встречается в связи с «Сотворением» Вселенной. Именно Двигатели, Бегущие, Theoi (от θέειν – бежать) выполняют работу формирования. Глашатаи Манвантарического Закона, которые стали теперь в христианстве просто «Вестни ками» (Malakim). То же самое случилось и в Индуизме или в раннем Браманизме. Ибо в Риг-Веде творит не Брама, но Праджапати, «Владыки Бытия», которые в то же время и Риши: термин Риши, согласно проф. Магадео Кунте, будучи связанным со словом двигаться, вести, прилагался к ним в их земном аспекте, когда в качестве Патриархов они водили свои воинства к Семи Рекам.

Кроме того, самое слово «Бог», в единственном числе вмещающее всех Богов или Theoi, дошло до «высших» цивилизованных народов из странного источника, из столь же исключительно фаллического, как и индусский Лингам, во всей его примитивной откровенности. Попытка вывести слово «God» от англо-саксонского синонима «Good» отставлена, ибо ни на каком другом языке, начиная с персидского Khoda и до латинского Deus, не было ни одного примера, чтобы имя God (Бог) производилось от атрибута Доброты. К латинским народам оно пришло от арийского Dyaus (День); к славянам от греческого Bacchus(Bagh-bog); и к саксонским народам непосредственно от еврейского Yod или Jod. Последнее есть י, число-буква – 10, мужское и женское начало, а Yod есть фаллическая зацепка. Отсюда саксонский Godh и германский Gott и английский God. Этот символический термин, можно сказать, изображает собою Творца физического человечества на земном плане; но, конечно, он не имеет ничего общего с Созданием или «Сотворением» Духа, Богов или Космоса.

Хаос, Теос, Космос – Троичное Божество есть все во всем. Потому сказано, что оно Мужское и Женское, Добро и Зло, положительное и отрицательное; полный ряд противоположных качеств. Будучи скрытым во время Пралайи, оно непознаваемо и становится Неведомым Божеством. Оно может быть познаваемо лишь в своих действенных функциях, следовательно, как Материя-Сила и живой Дух, сочетание и следствие или выражение на видимом плане ультимативного и вечно-непознаваемого Единства.

В свою очередь, это троичное Единство является породителем Четырех Первичных Элементов[528], известных в нашей видимой земной Природе, как семь (пока что пять) Элементов, из которых каждый подразделяется на сорок девять – семью семь – подъэлементов, из которых приблизительно с семидесятью ознакомлена химия. Каждый космический элемент, подобно Огню, Воздуху, Воде и Земле, разделяющий достоинства и недостатки своих Первооснов, является в силу своей природы Добром и Злом, Силою или Духом и Материей, и т. д.; и каждый, одновременно, есть Жизнь и Смерть, Здоровье и Нездоровье, Действие и Противодействие. Они постоянно образуют Материю под непрекращающимся импульсом Единого Элемента, Непознаваемого, представленного в мире феноменов Эфиром. Они суть «бессмертные Боги, дающие рождение и жизнь всему».

В Философских Писаниях Соломона Бэн-Иегуды Ибн Гебироля, в связи с рассуждением о строении Вселенной, сказано:

«Р. Иегуда начал, так написано: «Элохим сказал: Да будет твердь посреди Вод». Приди и посмотри! В то время как Пресвятый… сотворил Мир, Он сотворил Семь Небес Вверху. Он сотворил Семь Земель Внизу, Семь морей, Семь дней, Семь рек, Семь недель, Семь лет, Семь Времен и 7000 лет, на протяжении которых Мир существовал. Пресвятый пребывает в Седмерице всего».[529].

Кроме того, что это указывает странную тождественность с космогонией Пуран[530], оно еще подтверждает все наши учения относительно числа Семь, как это кратко изложено в «Эзотерическом Буддизме».

Индусы имеют бесконечную серию аллегорий для выражения этой идеи. В первичном Хаосе, прежде чем он развился в Сапта Самудра или Семь Океанов – эмблему Семи Гун или обусловленных Качеств, составленных из Тригун (Саттва, Раджас и Тамас) – лежат в скрытом состоянии, как Амрита или Бессмертие, так и Виша или Яд, Смерть, Зло. Это можно найти в аллегорическом Пахтании Океана Богами. Амрита вне всяких Гун, ибо она не обусловлена per se; но раз она погрузилась в феноменальное сотворение, она смешалась со Злом, Хаосом, со скрытым в нем Теосом, прежде чем началась эволюция Космоса. Потому мы находим Вишну, олицетворение Вечного Закона, периодически вызывающим Космос к деятельности или, согласно аллегорической фразеологии, пахтающим из первобытного Океана или Безграничного Хаоса, Амриту Вечности, предназначенную только для Богов и Дэв; и в этом своем задании он должен употреблять Нагов и Асуров, или Демонов в экзотерическом Индуизме. Вся аллегория чрезвычайно философична и, истинно, мы находим повторение ее в каждой древней философии. Так мы встречаем ее у Платона, который воспринял вполне идеи, принесенные Пифагором из Индии, собрал и обнародовал их в более доступной форме, нежели подлинные таинственные числа самосского Мудреца. Таким образом, Космос есть «Сын», согласно Платону, имеющий Отцом и Матерью Божественную Мысль и Материю.[531].

«Египтяне, – говорит Денлап, – установили различие между старшим и младшим Гором; первый – брат Озириса, последний – сын Озириса и Изиды»[532]. Первый есть Идея Мира, пребывающая в Уме Демиурга, «рожденная во Тьме прежде сотворения Мира». Второй Гор есть та же Идея, исходящая от Логоса, который облекается в Материю и возникает к настоящему существованию.[533].

Халдейские Оракулы говорят о «Мировом Боге, вечном, безграничном, старом и молодом, движущейся формы»[534]. Эта спиральная форма есть фигура для изображения волнообразного движения Астрального Света, с которым древние священнослужители были знакомы в совершенстве, хотя наименование «Астральный Свет» было изобретено мартинистами.

Современная наука с презрением указывает на суеверия Космолатрии. Однако, прежде чем смеяться над нею, наука должна бы, по совету одного французского ученого, «совершенно переделать свою собственную систему космо-пневматологического образования». Satis eloquentiae, sapientiae parum!

Космолатрия, как и Пантеизм, в своем крайнем выражении может быть пояснена теми же словами, которыми Пурана описывает Вишну:

«Он есть лишь идеальная причина тех потенций, которые должны быть созданы в труде творения; и из него исходят потенции, долженствующие быть созданными, после того как они станут действительною причиною. За исключением этой единой причины, не существует другой, к которой бы мог быть отнесен мир… Через потенцию этой причины, каждая созданная вещь возникает в силу, присущей ей природы».[535].

Отдел V. Сокрытое божество, его символы и глифы.

Сокрытое Божество, его Символы и Глифы – Гнозис Марка – Великий Разум – Символы Творящих Сил – Всемирное Соответствие Богов – Древняя Символистика.

Логос или Творящее Божество – «Слово, ставшее Плотью», каждой религии – должен быть прослежен до Его изначального источника и сущности. В Индии это – Протей о 1008 божественных именах и аспектах в каждом из Его личных превращений от Брама-Пуруши через Семь Божественных Риши и Десять полубожественных Праджапати (также Риши) вплоть до Богочеловеческих Аватаров. Та же самая смущающая проблема об «Едином во Множестве» и о «Множестве в Едином» встречается и в других Пантеонах: в египетском, греческом и халдео-иудейском, из коих последний еще более запутан, ибо его Боги представлены эвгемерически в образе Патриархов; и эти Патриархи приняты сейчас и представлены как жившие исторические существа, теми, кто отвергает Ромула, считая его мифом. Verbum satis sapienti!

В Зохаре Эйн-Соф есть также Единое – Беспредельное Единство. Это было известно только очень немногим ученым отцам церкви, кто знали, что Иегова не был «высшим» Богом, но третьестепенной Мощью. Но, Ириней, горько жалуясь на гностиков и говоря: «Наши еретики придерживаются… что Пропатор ведом лишь Единородному Сыну[536], (который есть Брама), т. е., Разуму (Nous)», забыл упомянуть, что евреи поступили точно так же в своих настоящих сокровенных книгах. Валентин, «глубочайший знаток Гнозиса», утверждал, что был некий совершенный Аiфn, существовавший до Bythos’a (первый Отец непостижимого естества, который есть Второй Логос), называвшийся Пропатором. Именно этот Аiфn, что исходит, как Луч из Эйн-Софа, которое не творит, и есть Аiфn, творящий или, вернее, посредством которого все сотворено или все эволюировало. Ибо, как учили базилиане: «существовал Высший Бог – Абрасакс, которым был сотворен Разум (Махат, по-санскритски; Nous, по-гречески). От Разума произошло Слово, Логос: от Слова – Провидение (вернее Божественный Свет); затем от него Добродетель и Мудрость в Началах, Силах, Ангелах и т. д. 365 Эонов были созданы этими Ангелами. «Среди низших и тех, кто сотворили этот мир, он (Базилид) помещает последним Бога евреев, которого он отказывается (и очень справедливо) признать Богом, утверждая, что он лишь один из Ангелов».

Итак, мы находим здесь ту же систему, что и в Пуранах, где Непостижимый роняет Семя, которое становится Золотым Яйцом; из этого Яйца рождается Брама. Брама производит Махата и т. д. Тем не менее, истинная Эзотерическая Философия не говорит ни о «сотворении», ни об «эволюции» в смысле, придаваемом этому экзотерическими религиями. Все эти олицетворенные Силы не эволюируют одна из другой, но представляют лишь множество аспектов одного и единого проявления Абсолютного Все.

Та же система, что и система гностических Эманаций преобладает в Сефиротовых аспектах Эйн-Софа; и так как эти аспекты проявляются в пространстве и во времени, то известный порядок сохраняется в их последовательных выявлениях. Потому становится невозможным не принимать во внимание больших изменений, которым подвергался «Зохар» от руки целого ряда поколений христианских мистиков. Ибо даже в метафизике Талмуда Низший Лик или Меньший Образ, или Микропросопус никогда не мог быть помещен на том же плане абстрактных Идеалов, как Высший или Больший Образ, Макропросопус. Последний является в халдейской Каббале чистой Абстракцией, Словом или Логосом, или Дабаром на еврейском языке; Слово это, хотя и является в действительности множественным числом или Словами D (е) В (a) R (i) М, когда оно отражает самого себя или принимает аспект сонма Ангелов или Сефиротов – «Число» – все же, в совокупности есть Одно и в мире идеальном равно Нулю Тайная доктрина., «Ничто». Оно лишено формы и Бытия «и не имеет себе подобия»[537]. И даже Филон называет Творца, Логоса, стоящего возле Бога, «Вторым Богом», когда он говорит о «Втором Боге, кото рый есть Его (Высшего Бога) Премудрость»[538]. Божество не есть Бог. Оно He-вещественность и Тьма. Оно безымянно и потому именуется «Ein-Soph», слово «Ein (ayin) означает ничто»[539]. «Высочайший Бог», Непроявленный Логос есть Его Сын.

Большинство гностических систем, из дошедших до нас уже искалеченными стараниями отцов церкви, представляют не более, нежели искаженные оболочки первоначальных теорий. Кроме того, они никогда не были доступны ни народу, ни обычному читателю; ибо, если бы их скрытый смысл или эзотеризм был раскрыт, то это перестало бы быть Эзотерическим Учением, но ничто подобное никогда не могло случиться. Марк, глава маркузиан, процветавший в середине второго столетия и учивший, что Божество должно быть рассматриваемо под видом символа из четырех слогов, выдал больше эзотерических истин, нежели какой-либо другой гностик. Но даже и он никогда не был хорошо понят. Ибо лишь при буквальном чтении или при поверхностном понимании его Откровения может показаться, что Бог Четверичен, то есть – «Неизреченное, Молчание, Отец и Истина», тогда как в действительности это совершенно ошибочно и представляет лишь еще одну эзотерическую загадку. Это учение Марка было учением ранних каббалистов и отвечает нашему. Ибо он делает из Божества число 30 о четырех слогах, которое, будучи переведено эзотерически, означает Триаду или Треугольник, и Четверицу или Квадрат, в целом Семь, что на низшем плане дает семь Божественных или Сокровенных Букв, из которых составлено Имя Бога. Это требует доказательства. В своем Откровении, говоря о божественных тайнах, выраженных посредством букв и чисел, Марк говорит о том, как Высшая «Тетрада снизошла» к нему «в женском образе из области, которую нельзя ни видеть, ни назвать, ибо мир был бы не в состоянии вынести ее появления в Облике Мужском», и открыла ему «Зарождение Вселенной, неразоблаченнное до того времени ни Богам, ни человеку».

Первая фраза уже содержит двоякий смысл. Почему появление Женского образа было бы легче перенесено или заслушано миром, чем мужского? Сперва, это кажется бессмысленным, но для того, кто ознакомлен с Сокровенным Языком, это совершенно ясно и просто. Женский образ был символом Эзотерической Фи лософии или Сокровенной Мудрости, тогда как мужской образ означал Разоблаченную Тайну. Потому мир, не будучи готовым воспринять ее, не мог вынести ее, потому и Откровение Марка должно было быть дано аллегорически. Так он пишет:

«Когда в начале Отец (т. е., Тетрады)… Непознаваемый, Неимеющий Бытия, Бесполый [каббалистический Эйн-Соф] пожелал, чтобы его Неизреченный [Первый Логос или Эон] был рожден, и Его Невидимый облекся в форму, Его уста отверзлись и произнесли Слово, подобное Себе Самому. Это Слово [Логос], стоя вблизи, явило Ему, чем Оно было, проявив себя в образе Единого Невидимого. Произнесение [Неизреченного] Имени [посредством Слова] произошло таким образом. Он [Высший Логос] произнес первое Слово своего Имени… которое было сочетанием [слогом] четырех элементов (букв). Затем второе сочетание было добавлено, также из четырех элементов. Затем третье, составленное из десяти элементов; и после этого было произнесено четвертое, которое содержало двенадцать элементов. Произнесение всего Имени состояло, таким образом, из тридцати Элементов и из четырех сочетаний. Каждый элемент имеет свои собственные буквы и свой особый характер, и произношение, и группировку, и подобия; но ни один из них не осознает формы того, элементом чего он является, так же как не понимает произносимое его соседом, но лишь то, что каждый выражает сам по себе, как если бы он произносил вслух все [что он может], что он считает за благо назвать всем… И, именно, эти звуки проявляют форму Неимеющему Бытия и Нерожденному Эону, и, именно, они суть формы, которые называются Ангелами, вечно созерцающими Лик Отца[540] (Логос, «Второй Бог», стоящий возле Бога «Непознаваемого», согласно Филону)».[541].

Это настолько ясно, насколько древняя эзотерическая тайна могла допустить. Это столь же каббалистично, хотя и менее затемнено, нежели Зохар, в котором мистические имена или атрибуты суть также слова о четырех, двенадцати, сорока двух и даже семидесяти двух слогах! Тетрада (четверица) показывает Марку Истину в образе нагой женщины и обозначает буквою каждый член этой фигуры, называя ее голову A Ω, ее шею В Ψ, плечи и руки Г X, и т. д. В этом легко узнать Сефиру; голова или Венец, Кэтер, выражается числом 1; мозг или Хокма 2; Сердце или Разум-Бина 3; и остальные семь Сефиротов обозначают члены тела. Сефиротово Древо есть Вселенная, и Адам Кадмон олицетворяет его на Западе, как Брама представляет его в Индии.

Всюду Десять Сефиротов изображаются разделенными на Три Высших или Духовную Триаду и на низшую Семерицу. Истин ное эзотерическое значение священного числа Семь, хотя и искусно затемненное в Зохаре, обнаруживается в двояком способе написания этого термина «Вначале» или B’rēshīth и Be-rēshāth, последнее слово означает «Высшая или Сверх-Мудрость». Как это было доказано двумя каббалистами С. Л. Мак-Грегором Матерсом[542] и Исааком Мейэром[543], в свою очередь поддержанными лучшими древними авторитетами, эти слова имеют двоякий и сокровенный смысл. B’rēshīth barah Elohim означает, что шесть сефиротов, над которыми стоит седьмая Сефира, принадлежат к низшему материальному классу или, как говорит автор: «Семь… применяются к низшему Творению и Три к Духовному Человеку, Небесному Прообразу или Первому Адаму».

Когда теософы и оккультисты говорят, что Бог не есть Существо, ибо Он есть He-вещественность, они выказывают себя гораздо более благоговейными и религиозно-почтительными по отношению к Божеству, нежели те, кто называют Бога Он и, таким образом, делают Его Гигантом Мужского Начала.

Тот, кто изучает Каббалу, скоро найдет ту же идею в заключительной мысли ее авторов, ранних и великих еврейских посвященных, которые получили свою Сокровенную Мудрость в Вавилоне от халдейских Иерофантов, подобно тому как Моисей получил свою мудрость в Египте. Система Зохара не может быть правильно оценена по ее переводам на латинский и другие языки, где все идеи были сглажены и приспособлены к взглядам и политике ее христианских толковников; ибо ее первоначальные идеи тождественны идеям всех других религиозных систем. Различные Космогонии показывают, что Вселенская Душа рассматривалась всеми народами древности, как Разум Творца-Демиурга; и что она именовалась Матерью, Софиа, или Женскою Мудростью у гностиков; Сефирой у евреев; Сарасвати или Вак у индусов; также и Святой Дух был Женским Началом.

Следовательно Kurios или Логос, рожденный от нее, был у греков Богом, Разумом (Nous) Так «Корос [Kurios] … означает чистое и несмешанное естество Разума-Мудрости», говорит Платон в «Кратиле»[544]; и Kurios есть Меркурий (Mercurius, Markurios), Божественная Мудрость, и «Меркурий есть Sol» (солнце)[545], от которого Тот-Гермес получил эту Божественную Мудрость. Итак, в то время как Логосы всех стран и религий в половом отношении соответствуют женской Душе Мира или Великой Бездне, Божество, которому эти Двое в Одном обязаны своим бытием, вечно сокрыто и называется Единым Сокровенным и находится лишь в косвенной связи с «Творением»[546], так как оно может действовать только через Двуначальную Силу, исходящую из Вечной Сущности. Даже Эскулап, называемый «Спасителем всего», тождествен, согласно древним классическим писателям, египетскому Пта, Творящему Разуму или Божественной Мудрости, и Аполлону, Ваалу, Адонису и Геркулесу[547]. И Пта, в одном из своих аспектов, есть Anima Mundi, Вселенская Душа Платона; Божественный Дух египтян; Святый Дух ранних христиан и гностиков; Акаша индусов и даже, в своем низшем аспекте, Астральный Свет. Ибо Пта первоначально был Богом Мертвых, в лоно которого они принимались, отсюда греко-христианский Limbus, или Астральный Свет. Гораздо позднее Пта попал в число Солнечных Богов, при чем имя его означает «тот, кто открывает», так как он явлен как первый, снимающий покров с лица мумии умершего, чтобы призвать Душу к жизни в своем лоне. Кнеф, Вечно Сокрытый, изображается эмблемою Змия Вечности, обвивающего Урну с Водою и с двигающейся головою над «Водами», которые оплодотворяются его Дыханием – другая форма первоначальной идеи «Тьмы» с Лучом, двигающимся над Водами, и т. д. Как Логос-Душа, эта замена называется «Пта»; как Логос-Творец, он становится Imhotep’ ом, его Сыном, «Богом прекрасного Лика». В своих первичных свойствах эти двое были первою Космическою Диадою, Nut, Пространством или «Небом», и Nun, «Первозданными Водами», Андрогинным Единством, над которыми пребывало Сокровенное Дыхание Кнефа. И всем им были посвящены водяные животные и растения, как ибис, лебедь, гусь, крокодил и лотос.

Возвращаясь к каббалистическому Божеству, заметим, что это Сокрытое Единство есть Эйн-Соф (Ēn Sōph) (ףוסןיא, τό πάν, τό άπειρον), Бесконечное, Беспредельное, Не имеющее Бытия (ןיא), до тех пор пока Абсолют пребывает внутри Улума[548], в Бесконечном и Бессрочном Времени; как таковой Эйн-Соф не может быть Творцом или даже Формовщиком Вселенной, не может быть ОНО и Ауром (Свет). Потому Эйн-Соф есть также Тьма. Неизменно Бесконечное и абсолютно Беспредельное не может ни желать, ни думать, ни действовать. Для этого Оно должно стать Конечным, и Оно достигает этого посредством своего Луча, проникающего в Мировое Яйцо или Бесконечное Пространство, исходя из него, как Конечный Бог. Все это предоставляется Лучу, сокрытому в Едином. Когда наступает срок, Абсолютная Воля естественно распространяет Силу, заключающуюся в ней, согласно Закону, внутренней и ультимативной Сущностью которого она и является. Евреи не приняли Яйцо как символ, но они заменили его «Двойными Небесами», ибо, если правильно перевести фразу – «Бог сотворил Небо и Землю», то мы прочтем: «И внутри, и во вне, из своего собственного Естества, подобного Чреву (Мировому Яйцу) Бог сотворил Два Неба». Христиане, однако, избрали голубя, птицу, а не яйцо, как символ своего Святого Духа.

«Кто бы ни ознакомился с Hud Mercabah и Lahgash (тайною речью или заклинанием), познает тайну из тайн». Lahgash почти тождественен по значению с Вак, скрытою силою Мантр.

Когда наступает активный период, изнутри Вечной Сущности Эйн-Софа выявляется Сефира, Активная Мощь, называемая Изначальною Точкою и Короною, Кэтер. Лишь посредством нее «Безграничная Мудрость» могла дать конкретную форму Абстрактной Мысли. Две стороны Верхнего Треугольника символизируют Несказуемую Сущность и ее проявленное Тело, Вселенную; правая сторона и основание состоят из сплошных линий; третья, левая сторона, обозначена пунктиром, именно из последней возникает Сефира. Распространяясь по всем направлениям, она, наконец, окружает весь Треугольник. В этой эманации образуется троичная Триада. Из невидимой Росы, падающей из Высшей Уни-Триады, «Головы» – оставляя, таким образом, лишь Семь Сефиротов – Сефира создает Изначальные Воды или, другими словами, Хаос принимает форму. Это первая стадия к уплотнению Духа, который через различные изменения производит Землю. «Земля и Вода нужны, чтобы сотворить Живую Душу», – говорит Моисей. Нужно изображение водяной птицы, чтобы связать ее с Водою, женским элементом зарождения, с яйцом и птицей, оплодотворяющей его.

Когда Сефира выявляется, как Активная Мощь из скрытого Божества, она есть Женское Начало; когда она принимает роль Творца, она становится Мужским Началом; следовательно, она андрогина. Она – «Отец и Мать, Адити» индусской Космогонии и Сокровенного Учения. Если бы сохранились древнейшие еврейские свитки, то современные почитатели Иеговы нашли бы, как многочисленны и не благообразны были символы «Бога-Творца». Лягушка в Луне, как наиболее типичный символ его зарождающего естества, встречалась чаще всего. Все птицы и звери, называемые теперь в Библии «нечистыми», были в древности символами этого Божества. Личина нечистоты была наложена на них, чтобы предохранить их от истребления, так как они были весьма священны. Медный Змий нисколько не более поэтичен, нежели гусь или лебедь, если принимать эти символы буквально.

В Зохаре сказано:

«Неделимая Точка, не имеющая предела и которая не может быть понята, по причине Своей чистоты и яркости, распространилась снаружи во внутрь, являя яркость, которая послужила Неделимой Точке Покровом; (но и на последний тоже) нельзя было взирать, в силу его Неизмеримого Света. Он также распространился снаружи во внутрь, это распространение было Его Одеянием. Так, через постоянное вздымание (движение) произошел, наконец, Мир».[549].

Духовная Субстанция, излученная Беспредельным Светом, есть Первая Сефира или Шекина. Сефира, экзотерически, содержит в себе все остальные девять Сефиротов. Эзотерически она содержит лишь Два-Хокма или Мудрость, «мужскую активную мощь, божественное имя которой Jah (הי)» и Бина или Разум, женскую пассивную мощь, представленную божественным именем Иеговы (הוחי). Эти две мощи вместе с третьей – Сефирою, образуют еврейскую Троицу или Корону, Кэтер. Эти Два Сефирота называются Абба, Отец, и Амона, Матерь, и представляют Диаду или двуполого Логоса, от которого исходят остальные семь Сефиротов. Таким образом, первая еврейская Триада, Сефира, Хокма и Бина, есть индусская Тримурти[550]. Как бы ни было затемнено это в Зохаре и еще более в экзотерическом Пантеоне Индии, каждая подробность, относящаяся к одному, воспроизведена в другом. Праджапати суть Сефироты. В числе десяти вместе с Брамою они уменьшаются до семи, когда Тримурти или каббалистическая Триада отделена от остальных. Семь «Строителей» или «Творцов» становятся семью Праджапати или семью Риши в том же порядке, как и Сефироты становятся Творцами, затем Патриархами и т. д. В обеих Тайных Системах Единая Вселенская Сущность непостижима и бездеятельна в своей Абсолютности и может быть связана с Построением Вселенной лишь косвенно. В обеих первичное Муже-женское или Андрогинное Начало и его десять и семь Излучений – Брама-Вирадж и Адити-Вак с одной стороны, и Элохим-Иегова или Адам-Адами (Адам Кадмон) и Сефира-Ева – с другой; с их Праджапати и Сефиротами – в их совокупности представляют, прежде всего, первоначальный прототип Человека-Протологоса; и лишь в своем втором аспекте они становятся космическими силами и астрономическими или небесными телами. Если Адити есть Матерь Богов, Дэва-Матри, то Ева есть Матерь Всего живущего; обе они в своем женском аспекте – Шакти или Рождающая Сила Небесного Человека и обе – слитые Творцы. Говорит Гупта Видья Сутра:

«Вначале, Луч, исходящий из Парамартхика (единое и единственное истинное Существование) проявился в Виавахарика (Условное Существование), которое было употреблено, как Вахана, для нисхождения во Вселенскую Матерь и чтобы побудить ее распространиться (набухать, brih)».

И еще сказано в Зохаре:

«Беспредельное Единство, без формы и неимеющее подобия, после того как Форма Небесного Человека была создана, воспользовалось ею. Неведомый Свет[551] (Тьма) употребил Небесную Форму (האליע סדא – Adam Ilaah) как Колесницу (הבבומ – Меркаба), при помощи которой спустился и пожелал именоваться этою Формою, которая есть священное Имя Иеговы».

И еще говорит Зохар:

«Вначале была Воля Царя, явленная прежде всех других существований… Она (Воля) наметила формы всех вещей, которые были скрыты, но теперь стали явными. И из главы Эйн-Софа, подобно запечатанной тайне, брызнула туманная искра материи, не имеющая ни образа, ни формы… Жизнь извлекается снизу, а сверху источник сам собою возобновляется; море всегда полно и распространяет свои воды повсюду».

Таким образом, Божество уподобляется безбрежному морю, Воде, которая есть «Источник Жизни»[552]. Седьмой дворец, Источник Жизни, есть первый по порядку, считая сверху.[553].

Отсюда каббалистическая догма в устах весьма преданного Каббале Соломона, который говорит в Притчах: «Премудрость построила себе дом; вытесала семь столбов его».[554].

Откуда же тогда вся эта тождественность представлений, если не было первоначального Всемирного Откровения? Немногие черточки, пока что приведенные, подобны нескольким соломинкам из скирды, по сравнению с тем, что будет раскрыто в дальнейшем в этом труде. Если мы обратимся к китайской космогонии, наиболее затемненной из всех, даже и там будет найдена та же идея. Tsi-tsai, Существующее Само по Себе, есть Непостижимая Тьма, Корень Wu-liang-scheu, Беспредельный Век; Амитаба и Tien, Небеса появляются позднее. «Великое Крайнее» Конфуция выражает ту же идею, несмотря на его «соломинки». Последние являются источником большого глума для миссионеров, которые издеваются над каждой «языческой» религией, презирают и ненавидят религию своих собратьев – христиан, принадлежащих к другим толкам, но, однако, все они принимают свою собственную Книгу Бытия буквально.

Если мы обернемся к халдеям, мы найдем у них Ану, Сокрытое Божество, Единое, Имя которого к тому же указывает на его санскритское происхождение; ибо Ану по-санскритски означает Атом, Аниямсам-аниясам, малейший из малых, и есть Имя Парабрамана в философии Веданты, где Парабраман описан как малейший из мельчайших атомов и больший, чем величайшая сфера или Вселенная, Anagsenhyaas и Maha-toruvat. В первых стихах Книги Бытия аккадийцев, как это найдено в клинообразных текстах на вавилонских табличках или LateresCoctiles, и как это переведено Георгом Смитом, мы находим Ану, Пассивное Божество или Эйн-Софа; Бэла, Творца, Духа Божия или Сефиру, носящимся над ликом Вод, следовательно, будучи этой самой Водой; и Гею, Вселенскую Душу или Премудрость всех соединенных Троих.

Первые восемь стихов читаются следующим образом:

1. Когда вверху небеса не были созданы; 2. И внизу ни одно растение на Земле не росло; 3. Бездна своих пределов не раскрыла. 5. Хаос (или Вода) Тьямат (Море) был Матерью, порождающей всех их [Космическая Адити и Сефира]. 6. Изначала заповеданы были те Воды, но 7. Не призросло еще древо, и цветок еще не раскрылся. 8. Когда Боги еще не явились, ни один из них; 9. Не росло растение, и порядок не существовал.[555].

Это было Хаотический или до-генетический Период: двойной Лебедь и Темный Лебедь, становящийся белым, после создания Света.[556].

Символ, избранный для величественного идеала Вселенского Начала, может, пожалуй, показаться мало отвечающим своему сокровенному естеству. Гусь, или даже лебедь, без сомнения, покажется неподобающим символом для представления величия Духа. Тем не менее, он должен был иметь какой-то глубокий оккультный смысл, раз он фигурирует не только в каждой Космогонии и Мировой религии, но был также избран средневековыми христианами-крестоносцами как Носитель Святого Духа, который, как они предполагали, вел армию в Палестину, чтобы вырвать гроб Спасителя из рук сарацин. Если поверить утверждению профессора Дрэпера в его сочинении «Умственное Развитие Европы», то крестоносцы, под водительством Петра Отшельника, имели перед собою во главе армии Святого Духа, в образе белого Гуся, сопровождаемого Козой. Себ, египетский Бог Времени, имеет гуся на голове; Юпитер принимает образ лебедя, так же как и Брама; и в основании всего этого лежит тайна из тайн – Мировое Яйцо. Следует ознакомиться со значением символа, прежде чем осмеивать его. Двойственный элемент Воздуха и Воды присущ ибису, лебедю, гусю и пеликану, крокодилу и лягушке, лотосу и водяной лилии и т. д.; и следствием этого является избрание наиболее неблагообразных символов, как современными, так и древними мистиками. Пан, великий Бог Природы, обычно изображался в обществе водяных птиц, особенно гусей, так же как и другие Боги. Если позднее, при постепенном падении религии, Боги, которым были посвящены гуси, сделались приапическими божествами, то из этого, все же, не следует, что водяные птицы были посвящены Пану и другим фаллическим божествам, как это утверждалось некоторыми насмешниками даже в древнее время[557], но это значит, что абстрактная и божественная Производящая Сила Природы была грубо антропоморфизирована. Также и лебедь Леды не являет «приапических действий» и того, что она «наслаждалась ими», как «целомудренно» выражает это Харгрев Дженнингс: ибо этот миф есть лишь иная версия той же философской идеи Космогонии. Лебеди часто встречаются в связи с Аполлоном, ибо они были эмблемами Воды и Огня, а также Солнечного Света до разъединения Элементов.

Наши современные символисты могли бы извлечь пользу из некоторых замечаний, сделанных хорошо известной писательницей Лидией Марией Чайльд, которая пишет:

«С незапамятных времен в Индии почиталась одна эмблема, как тип сотворения или начала жизни… Шива или Махадева, не только воспроизводитель человеческих форм, но также оплодотворяющее начало, производительная сила, которая проникает всю Вселенную. Материнская эмблема также является религиозным образом. Это почитание зарождения жизни ввело в культ Озириса половые эмблемы. Разве странно, что они смотрели с благоговением на великую тайну человеческого рождения? Были ли они нечисты от того, что смотрели на это так? Или же мы нечисты, что не так смотрим на это? Но ни один чистый и вдумчивый ум не мог рассматривать их иначе… Мы много бродили, и нечисты были наши пути с того времени, как древние подвижники впервые говорили о Боге и Душе в торжественных глубинах своих первых святилищ. Не будем улыбаться над их способом изображения Беспредельности и Непостижимой Причины во всех тайнах Природы, ибо, поступая так, мы бросим тень нашей собственной грубости на их патриархальную простоту».[558].

Отдел VI. Мировое Яйцо.

Мировое Яйцо – Яйцо и Ковчег – Лунные и Солнечные Божества – Огненные Змии – Крылатая Сфера – Два Аспекта «Бога».

Откуда этот вселенский символ? Яйцо, как священная эмблема, встречается в Космогонии каждого народа на Земле и почиталось как по причине своей формы, так и в силу заключенной в нем тайны. Начиная с самых ранних умственных представлений человека, оно было известно, как наиболее удачно изображающее начало и тайну Бытия. Постепенное развитие невидимого зародыша внутри замкнутой скорлупы; внутренний процесс без какого либо заметного внешнего вмешательства силы, который из скрытого ничто производит активное нечто, не нуждаясь ни в чем, кроме тепла; и постепенное развитие этого зародыша в конкретное живое существо, которое разбивало свою оболочку, являясь для наших внешних чувств как самозарождающееся и само себя сотворившее существо; все это с самого начала должно было казаться постоянным чудом.

Сокровенное Учение объясняет причину этого почитания в символизме доисторических рас. Вначале «Первопричина» не имела названия. Позднее, она запечатлелась в воображении мыслителей, как вечно-невидимая, таинственная Птица, роняющая Яйцо в Хаос, и это Яйцо становится Вселенной. Отсюда Брама назывался Калаханса, «Лебедем во (Пространстве и) Времени». Став Лебедем Вечности, Брама, при начале каждой Махаманвантары, кладет Золотое Яйцо, изображавшееся великим Кругом, или Тайная доктрина., что само по себе является символом Вселенной и ее сферических тел.

Вторая причина избрания яйца символом Вселенной и нашей Земли заключалась в его форме. Оно было Кругом и Сферой; овальная же форма нашей планеты должна была быть известна с самого начала символики, раз яйцо было принято повсеместно. Первое проявление Космоса в форме Яйца было наиболее широко распространенным верованием древности. Как доказывает Бриан[559], оно было символом, принятым среди греков, сирийцев, персов и египтян. В египетском Ритуале говорится, что Себ, Бог Времени и Земли, положил Яйцо или Вселенную, «Яйцо, зачатое в час Великого Единого, обладающего Двуначальною Силою».[560].

Ра, подобно Браме, изображается развивающимся в Яйце Вселенной. Умерший «блистает в Яйце страны Мистерий»[561]. Ибо это есть «Яйцо, которому дана Жизнь среди Богов»[562]. «Это Яйцо великой кудахтающей Курицы, Яйцо Себа, который исходит из него, подобно ястребу».[563].

У греков Орфическое Яйцо было описано Аристофаном и было частью Дионисовых и других Мистерий, во время которых происходило освящение Мирового Яйца и пояснялось значение его. Порфирий тоже объясняет его, как символ Мира: «Έρμηνεύει δε το ωον τον κόσμον». Фабер и Бриан пытались доказать, что Яйцо обозначало Ноев Ковчег – мнение дикое, если только не принять его, как чисто аллегорическое и символическое. Оно могло изображать Ковчег лишь как синоним Луны, как Аргха, который несет вселенское семя жизни; но, конечно, оно не имело ничего общего с библейским Ковчегом. Во всяком случае, воззрение, что Вселенная существовала вначале в форме Яйца было всеобщим. И как говорит Уильсон:

«Подобное же описание первого соединения элементов в форме Яйца приводится во всех Пуранах с обычным эпитетом Haima или Hiranya «золотой», как, например, в Ману, I, 9».[564].

Хиранья, однако, означает, скорее, «блистающий», «сияющий», нежели «золотой», как это доказано великим индусским ученым, покойным Свами Дайананд Сарасвати, в его неопубликованной полемике с проф. Максом Мюллером. Как сказано в Вишну Пуране:

«Разум (Махат)… включая (непроявленные) грубые элементы, образовал Яйцо… и Владыка Вселенной Сам пребывал в нем в качестве Брамы. В этом Яйце, о брамины, заключались материки и моря, и горы, планеты и подразделения планет, боги, демоны и человеческий род».[565].

Как в Греции, так и в Индии, первое видимое Существо Мужского Начала, соединявшее в себе природу обоих полов, пребывало в Яйце и изошло из него. Этот «Перворожденный Мира», по мнению некоторых греков, был Дионис, Бог, который возник из Мирового Яйца и от которого произошли Смертные и Бессмертные. Бог Ра явлен в Книге Мертвых, сияющим внутри своего Яйца (Солнце), причем звезды также исходят из него, как только Бог Шу (солнечная энергия) просыпается и дает ему толчок[566]. «Он в Солнечном Яйце, Яйце, которому дана Жизнь среди Богов»[567]. Солнечный Бог восклицает: «Я – Душа Творца Небесной Бездны. Никто не видит моего Гнезда, никто не может разбить Моего Яйца. Я есмь Владыка!»[568].

Ввиду этой кругообразной формы, причем «Ѕ» исходит из Тайная доктрина. или Яйца, или мужское Начало из Женского в Андрогине, странно встретить ученого, утверждающего, что древние арийцы не знали десятичного счисления на том основании, что в древнейших индусских манускриптах нет и следа его. Число 10, будучи священным числом Вселенной, было тайным и эзотеричным, как в отношении к единице, так и к нулю или кругу. Кроме того, проф. Макс Мюллер говорит, что «оба слова cipher и zero, составляя одно, достаточны для доказательства, что наши цифры заимствованы у арабов»[569]. Cipher есть арабское cifron и означает «пустой», перевод санскритского sunyan или «ничто», говорит профессор[570]. Арабы получили свои знаки из Индостана и никогда не претендовали на их изобретение. Что же касается пифагорейцев, то нам следует лишь обратиться к древним рукописям трактата Боэция «De Arithmetica», составленного в шестом веке, чтобы найти среди пифагорейских чисел «I» и «О», как первый и последний знак[571]. И Порфирий, приводящий выдержки из «Мо deratus» Пифагора[572], говорит, что числа Пифагора были «иероглифическими символами, посредством которых он пояснял идеи, относящиеся к природе вещей», или начало Вселенной.

Теперь, если, с одной стороны, в наиболее древних Манускриптах Индии еще не найдено следов десятичного исчисления, и Макс Мюллер высказывается очень определенно, что до сих пор он нашел всего лишь девять начальных букв санскритских чисел, то, с другой стороны, мы имеем рекорды столь же древние, которые могут снабдить нас нужными доказательствами. Мы говорим об изваяниях и священных изображениях в древнейших храмах Дальнего Востока. Пифагор получил свое знание в Индии. И мы видим, что проф. Макс Мюллер подтверждает это заявление, по крайней мере настолько, чтобы допустить, что нео-пифагорейцы были первыми учителями «цифрового счисления» среди греков и римлян; что они в «Александрии или в Сирии ознакомились с индусскими знаками и применили их к «Abacus» Пифагора». Это осторожное допущение предпосылает, что сам Пифагор был знаком лишь с девятью знаками. Таким образом, мы можем справедливо ответить, что хотя мы и не имеем экзотерических достоверных доказательств тому, что десятичное счисление было известно Пифагору, жившему в конце архаических времен[573], тем не менее, мы имеем достаточно доказательств, что все цифры полностью, как они даны Боэцием, были известны пифагорейцам еще до построения самой Александрии[574]. Это свидетельство мы находим у Аристотеля, который говорит, что «некоторые философы утверждают, что идеи и числа тождественны по своей природе и в целом достигают десяти»[575]. Думается нам, что это является достаточным доказательством того, что десятичное счисление было известно им, по крайней мере, за четыре столетия до Р. Хр., ибо Аристотель, по-видимому, не обсуждает этого вопроса, как нововведение нео-пифагорейцев.

Но мы знаем больше этого: мы знаем, что десятичная система должна была применяться человечеством с древнейших времен, ибо вся астрономическая и геометрическая часть сокровенного жреческого языка была построена на числе 10 или на комбинации мужского и женского начала, и потому что так называемая «Пирамида Хеопса» построена на мерах этого десятичного счисления или, вернее, на единицах и их сочетаниях с нулем. Об этом, однако, было достаточно сказано в «Разоблаченной Изиде» и повторять это не к чему.

Символизм Лунных и Солнечных Божеств настолько тесно переплетается и так запутан, что почти невозможно отделить друг от друга такие глифы, как Яйцо, Лотос и «Священные» Животные. Например, Ибис очень почитался в Египте. Он был посвящен не только Изиде, которая часто изображается с головою этой птицы, но также и Меркурию или Тоту, который по преданию принял его образ, спасаясь от Тифона. Геродот[576] сообщает нам, что в Египте имелось два вида Ибисов: один – совершенно черный, другой – черный с белым. Первому приписывалась борьба и истребление крылатых змей, которые прилетали каждую весну из Аравии и были бедствием страны. Другой был посвящен Луне, потому что с внешней стороны она бела и блестяща, а с другой, которую никогда не обращает к Земле, она темна и черна. Кроме того, Ибис убивает и местных змей и производит страшное опустошение среди яиц крокодила, спасая таким образом Египет от этих отвратительных ящерных животных, переполняющих Нил. Утверждается, что птица совершает это при лунном свете, и, таким образом, ей помогает Изида, небесным символом которой была Луна. Но более точная эзотерическая истина, лежащая в основании этих народных мифов, заключается в том, что Гермес, как это указано Абенефием[577], охранял египтян в образе этой птицы и учил их оккультным искусствам и наукам. Это просто означает, что ibis religiosa обладал и обладает «магическими» свойствами, как и многие другие птицы, в особенности альбатрос и мифический белый лебедь, Лебедь Вечности или Времени, Калаханса.

Если бы это было иначе, то почему бы все древние народы, которые были не глупее нас, смотрели с таким суеверным ужасом на убийство некоторых птиц? В Египте тот, кто убивал Ибиса или золотого Ястреба, символ Солнца и Озириса, рисковал жизнью и с трудом мог избежать смерти. Почитание птиц у некоторых народов было так велико, что Зороастр в своих настав лениях запретил убийство их, как тягчайшее преступление. В наш век мы смеемся над всякого рода прорицаниями. Но почему же столько поколений верило в прорицание через птиц и даже в овомантию, которая, как говорит Свида, была преподана Орфеем, учившим, что при некоторых условиях можно разглядеть в желтке и белке яйца то, что рожденная из него птица испытала бы вокруг себя на протяжении своей краткой жизни. Это оккультное искусство, которое 3000 лет назад требовало величайшего знания и самых сокровенных и сложнейших математических вычислений, пало теперь до последней степени унижения и вырождения; и в настоящее время лишь старые кухарки и предсказатели судьбы читают служанкам в поисках мужей будущее по яичному белку в стакане.

Тем не менее, даже христиане до сего дня имеют священных птиц, например Голубь, символ Святого Духа. Также не обошли они и священных животных; и евангельская символика с ее Тельцом, Орлом, Львом и Ангелом – в действительности Херувимом или Серафимом, огнекрылым Змием – столь же языческая, как и египетская или халдейская. Эти четыре животных, на самом деле, суть символы четырех Элементов и четырех низших начал в человеке. Тем не менее, они соответствуют, физически и материально, четырем созвездиям, которые образуют, так сказать, свиту или кортеж Солнечного Бога, и которые, во время зимнего солнцестояния, занимают четыре страны Света в поясе Зодиака. Эти четыре «животных» могут быть встречаемы во многих римско-католических Новых Заветах, в которых даны «портреты» Евангелистов. Это также животные Иезекииловой Меркабы (Mercabah).

Рагон справедливо заметил:

«Древние Иерофанты так искусно скомбинировали догмы и символы своих религиозных философий, что эти символы могут быть вполне объяснены лишь посредством комбинаций и знания всех ключей».

Они могут быть истолкованы лишь приблизительно, даже если будут раскрыты три из этих семи систем, т. е., антропологическая, психическая и астрономическая. Два главных толкования, высшее и низшее, духовное и физиологическое, сохранялись в величайшей тайне до тех пор, пока последнее не сделалось достоянием профанов. Среди до-исторических Иерофантов то, что ныне стало чисто (или нечисто) фаллическим, было наукою такою же глубокою и таинственною, как ныне биология и физиология. Это было их исключительным достоянием, плодом их изучений и открытий. Другие два толкования имели касание к Творящим Богам или Теогонии, и к творящему человеку; то есть, к идеальным и практическим Мистериям. Эти толкования были настолько искусно сокрыты и скомбинированы, что многие, сумевшие раскрыть одно значение, были совершенно сбиты с толку перед значением других, и никогда не смогли разрешить их настолько, чтобы совершить опасные разоблачения. Высшие, первое и четвертое – Теогония в связи с Антропогонией – были почти недоступны познаванию. Мы находим доказательства тому в еврейском «Священном Писании».

Благодаря тому, что змий принадлежит к виду яйцеродных, он стал символом Мудрости и эмблемою Логосов или Саморожденных. В храме в Филах, в Верхнем Египте, искусственно приготовлялось яйцо из глины, смешанной с различными веществами для курений. Особым процессом выводили из него церасту или рогатую ехидну. То же происходило в древности и в индусских храмах с коброй. Бог-Творец выходит из Яйца, которое исходит из уст Кнефа, как крылатый Змий, ибо Змий есть символ Все-Мудрости. У евреев то же Божество изображалось летучими или «Огненными Змиями» Моисея в пустыне; а у мистиков Александрии это Божество становится Orphio–Christos, Логосом гностиков.

Протестанты стараются доказать, что аллегория Медного Змия и Огненных Змиев имеет прямое отношение к таинству Христа и Распятия, тогда как, в действительности, она гораздо ближе связана с таинством рождения, когда она отделена от Яйца с Центральным Зародышем или от Круга с его Центральной Точкою. Протестантские богословы хотели бы, чтобы мы приняли их толкование только потому, что Медный Змий был воздет на шест! Тогда как он имел, скорее, отношение к египетскому Яйцу, которое стоит вертикально, поддерживаемое священным Тау; ибо Яйцо и Змий нераздельны в древнем почитании и символике Египта, и Медный, как и «Огненные» Змии, были Серафимами, пылающими «Огненными» Вестниками, – то же, что и Боги Змии, Наги Индии. Без яйца змий являлся чисто фаллическим символом, но в связи с ним он имел отношение к космическому творению. Медный Змий не имел того священного значения, ка кое хотели бы ему приписать протестанты; и в действительности, он не был прославлен превыше Огненных Змиев, против укуса которых он был только естественным целебным средством; причем символическое значение слова «медный» было женским началом, тогда как «Огненный» или «Золотой» было началом мужским.

«Медь была металлом, символизирующим низший мир … Мир чрева, где должна зарождаться жизнь… Слово, означавшее у евреев Змий, было Nachash, но оно же было названием и меди».

В Книге Чисел сказано, что евреи роптали в Пустыне, где не было воды[578], после чего «Господь наслал огненных змиев», чтобы жалить их, а затем, чтобы помочь Моисею, дал ему, как врачующее средство, Медного Змия на шесте, чтобы они смотрели на него, после чего «всякий человек, если взирал на медного змия… оставался жив»… (?!) Затем «Господь», собрав народ у источника Беер, дал им воды, и благодарный Израиль воспел – «Родись, о Источник». Когда, после изучения символики, читатель христианин начинает понимать внутренний смысл этих трех символов – Воды, Меди и Змия и некоторых других в том смысле, какой они имеют в священной Библии, вряд ли он захочет связать священное имя своего Спасителя с библейским инцидентом Медного Змия. Серафимы (סיפרש) или Огненные Крылатые Змии, без сомнения, находятся в связи, и притом нераздельной, с идеей «Змия Вечности – Бога», как это пояснено Киниили в его «Апокалипсисе»; но слово Керуб (Херувим) также означает Змий в одном смысле, хотя его прямое значение другое, ибо Херувим и персидские крылатые Грифоны (Γρύπες), стражи Золотой Горы, тождественны, и составное имя первых выдает их смысл или природу, ибо оно состоит из kr (רכ), круга и aub или оь (בוא), Змия, и потому означает «Змий в Круге». Это утверждает фаллический характер Медного Змия и оправдывает Иезекиила в уничтожении его[579].Verbum satis sapienti!

В Книге Мертвых, как только что было показано[580], часто делаются ссылки на Яйцо. Ра, Могущественный, остается в своем Яйце, пока идет борьба между «Детьми Возмущения» и Шу, Солнечной Энергией и Драконом Тьмы. Умерший сверкает в своем Яйце, когда он переходит в Страну Тайны. Он есть Яйцо Себа. Яйцо служило символом Жизни в Бессмертии и Вечности; а также глифом рождающего чрева, тогда как Тау, находившийся в связи с ним, был только символом жизни и рождения в акте зарождения. Мировое Яйцо помещалось в Хнум’е в Водах Пространства или женском абстрактном Начале; причем Хнум становился после «падения» человечества в зарождение и фаллицизм, Амоном-Творящим Богом. Когда Пта, «Огненный Бог», несет Мировое Яйцо в своей руке, символизм становится совершенно земным и конкретным в своем значении. В соединении с Ястребом, символом Озириса-Солнца, символ становится двойственным и относится к той и к другой жизни – смертной и бессмертной. Изображение на одном папирусе в «Edipus Egyptiacus» Кирхера[581] представляет яйцо, парящее над мумией. Это символ надежды и обещания Второго Рождения для озирифицированного умершего; его душа, после необходимого очищения в Аменти, будет пребывать в этом Яйце Бессмертия, чтобы вновь родиться из него для новой жизни на Земле. Ибо это Яйцо, по Эзотерическому Учению, есть Дэвачан, Обитель Блаженства; Крылатые Скарабеи также другой символ того же. Крылатая Сфера есть лишь другой вид Яйца и имеет то же значение, что и Скарабей, Khopiroo от корня khoproo – становиться, вновь рождаться, – что имеет отношение к перевоплощению человека, так же как и его духовному возрождению.

В Теогонии Мохуса мы находим сперва Эфир, потом Воздух, два начала, которые породили Улом, Познаваемое (Νοητος) Божество, видимую Материальную Вселенную, из Мирового Яйца.[582].

В Орфических Гимнах Эрос-Фанес возникает из Божественного Яйца, которое оплодотворяется Эфирными Ветрами; Ветер, будучи здесь «Духом Божьим» или, вернее, «Духом Неведомой Тьмы» – Божественной Идеей Платона – движущимся, как сказано, в Эфире[583]. В Катхопанишаде индусов, Пуруша, Божественный Дух, уже стоит перед Первичною Материей, «от слияния которых рождается Великая Душа Мира», Маха-Атма, Брама, Дух Жизни[584] и т. д.; все последние наименования тождественны с Anima Mundi или «Вселенской Душою», Астральным Светом каббалистов и оккультистов или же «Яйцом Тьмы». Кроме этого, существуют много других прекрасных аллегорий на эту тему, разбросанных в Священных Книгах браминов. В одном месте Творец женского рода является вначале зародышем, затем каплей росы, жемчужиной и, наконец, Яйцом. В таких случаях, которых слишком много, чтобы перечислять их отдельно, Яйцо дает рождение четырем Элементам, внутри Пятого, Эфира, и оно покрыто семью оболочками, которые впоследствии становятся семью верхними и семью низшими мирами. Разбиваясь надвое, скорлупа становится Небесами, а содержимое Землей, причем белок образует Земные Воды. Затем уже возникает из Яйца Вишну с Лотосом в Руке. Вината, дочь Дакши и жена Кашиапы, «Саморожденного, возникшего от Времени», одного из семи «Творцов» нашего Мира, положила Яйцо, из которого родился Гаруда, Носитель Вишну; последняя аллегория касается нашей Земли, ибо Гаруда есть Великий Цикл.

Яйцо было посвящено Изиде; и потому жрецы Египта никогда не ели яиц. Изида почти всегда изображается держащей Лотос в одной руке, а в другой Круг и Крест (crux ansata).

Диодор Сикул утверждает, что Озирис, подобно Браме, родился из Яйца. Из Яйца Леды были рождены Аполлон и Латона, а также Кастор и Поллукс, светлые близнецы. И хотя буддисты не приписывают тождественного происхождения своему Основателю, тем не менее, они, так же как и древние египтяне или современные брамины, не едят яиц из опасения уничтожить в них латентный зародыш жизни и тем совершить грех. Китайцы верят, что их Первый Человек родился из Яйца, которое Тьянь уронил в Воды[585] с Небес на Землю. Этот символ Яйца до сих пор рассматривается некоторыми как выражение идеи начала жизни, что есть научная истина, хотя человеческое ovum невидимо невооруженным глазом. Потому мы видим почитание его с древнейших времен у греков, финикиян, римлян, японцев и сиамцев и среди племен Северной и Южной Америки и даже среди дикарей отдаленнейших островов.

У египтян Сокровенным Богом был Амон или Мон, «Скрытый», Высший Дух. Все их Боги были двуначальны; научная Реаль ность для святилища; ее двойник – сказочное, мифическое Существо для масс. Например, как было указано в отделе «Хаос, Теос, Космос», Старший Гор был Идеей Мира, пребывающей в Разуме Демиурга, «Рожденной во Тьме прежде сотворения Мира»; Второй Гор – та же идея, исходящая от Логоса, облекающаяся в материю и начинающая реальное существование[586]. Гор, «Старший» или Haroiri есть древний аспект Солнечного Бога, современный Ра и Шу; Haroiri часто принимается за Гора (Horsusi) Сына Озириса и Изиды. Египтяне очень часто представляли восходящее солнце в виде Гора Старшего, поднимающегося из распустившегося Лотоса, Вселенной, причем солнечный диск всегда находился на ястребиной голове этого Бога. Haroiri есть Хнум (Khnum). То же самое и в отношении Хнума и Амона, оба изображаются с бараньими головами, и обоих часто смешивают, хотя функции их различны. Хнум – «формовщик людей», изготовляющий людей и вещи из Мирового Яйца на колесе горшечника. Амон-Ра, Зарождающий – второй аспект Сокровенного Божества. Хнум почитался в Элефантине и в Филах[587], Амон в Фивах. Но Эмефт есть Единое Высшее Планетное Начало, выдувающее Яйцо из своего рта и который потому есть Брама. Тень Божества, Космического и Вселенского, того, который высиживает и оплодотворяет Яйцо своим живоначальным Духом, пока не созреет содержащийся в нем Зародыш, был тем Таинственным Богом, имя которого не произносилось. Это, однако, Пта, «тот, кто открывает», открывающий Жизнь и Смерть[588], исходящий из Яйца Мира, чтобы начать свою двойственную работу.[589].

Согласно грекам, призрачная форма Хеми (Хеми – Древний Египет), плавающая на Эфирных Волнах Небесной Сферы, была вызвана к жизни Гором-Аполлоном, Солнечным Богом, который явился причиною ее развития из Мирового Яйца. В Браманда Пуране содержится вся тайна о Золотом Яйце Брамы; и вот почему она, может быть, недоступна востоковедам, которые говорят, что эту Пурану, подобно Сканда, «невозможно более достать в цельности», но что «она встречается в разных Кхандах и Махатмиах, которые, как утверждается, все произошли от нее». Браманда Пурана описана как «та, которая воспела в 12.200 стихах великолепие Яйца Брамы и где содержится пояснение о грядущих Кальпах, как это было открыто Брамою»[590]. Совершенно верно; и, может быть, еще нечто гораздо большее.

В Скандинавской Космогонии, которую проф. Макс Мюллер считает «гораздо древнее Вед», в поэме Волюспа, в Песне Пророчицы, Мировое Яйцо снова встречается в Зародыше – Призраке Вселенной, который изображен лежащим в Гиннунгагапе, в Чаше Иллюзии, Майи, Беспредельной и Пустой Бездне. В это Мировое Чрево, бывшее прежде областью ночи и запустения, Нефельхейм, Страною Тумана, небесных туманностей, как называется это сейчас, в этот Астральный Свет упал Луч Холодного Света, который переполнил Чашу и замерз в ней. Тогда Невидимый вызвал палящий Ветер, который растопил замерзшие Воды и разогнал Туман. Эти Воды (Хаос), называемые Потоками Эливагара, пролились, как живительные капли, и создали Землю и Гиганта Имира, который имел «только подобие человека» (Небесный человек) и Корову Аудумлу («Матерь», Астральный Свет или Космическая Душа), из вымени которой потекли четыре реки молока – четыре страны Света; четыре истока четырех райских рек и т. д., эти «четыре» символизированы Кубом, во всех его разнообразных и мистических значениях.

Христиане – особенно греческая и латинская церкви – вполне приняли этот символ и видят в нем упоминание жизни вечной, спасения и воскресения. Свидетельство и подтверждение этому находим в освященном веками обычае обмениваться «Пасхальными Яйцами». Начиная с Ангуина, «Яйца» языческих Друидов, одно имя которых приводило Рим в трепет ужаса, и до красного пасхального яйца крестьянина-славянина, истек целый цикл. И все же, будет ли это в цивилизованной Европе или среди отверженных дикарей Центральной Америки, мы встретим ту же архаическую первобытную мысль, если только пожелаем дать себе труд поискать и не будем – в высокомерии нашего воображаемого умственного и физического превосходства – искажать первоначальную идею символа.

Отдел VII. Дни и ночи Брамы.

Дни и Ночи Брамы – Три вида Пралайи – Поглощение Всего – Каббалистический Ключ – Наступление Ночи – Возвращение Мору.

Таковы наименования, данные Периодам, называемым Манвантарой (Ману-антара или между двумя Ману) и Пралайей или Растворением; одно относится к активным Периодам Вселенной; другое – к временам относительного и полного Покоя ее, все равно, наступают ли они в конце Дня, Века или Жизни Брамы. Эти Периоды, следующие один за другим в правильной последовательности, называются также Малой и Великой Кальпами, Minor и Маhв-Kalpas, хотя точно говоря, Маха-Кальпа не есть День, но целая Жизнь или Век Брамы, ибо в «Вrаhmв Vaivarta» сказано: «Хронологи исчисляют Кальпу по Жизни Брамы. Малые Кальпы, как Самварта и остальные, – многочисленны». Строго говоря, они бесконечны; ибо они никогда не имели начала, или другими словами, никогда не было первой Кальпы, так же как никогда не будет последней – в Вечности.

Одна Парардха или половина существования Брамы, в обычном понимании этой меры времени, уже протекла в настоящей Великой Кальпе; название последней Кальпы было Падма или Кальпа Золотого Лотоса. Настоящая есть Кальпа Вараха[591], Кальпа Воплощения «Вепря» или Аватара.

Одно условие должно быть особенно отмечено ученым, изучающим религию индусов в Пуранах. Никогда не следует принимать встречаемые там утверждения буквально и только в одном смысле; и особенно те, которые относятся к Манвантарам или Кальпам, должны быть поняты во многих смыслах. Так эти Века относятся в одних и тех же выражениях, как к Большим, так и к Малым Периодам, к Маха-Кальпам и к Меньшим Циклам. Матсья, или Аватар-Рыба, был до Вараха или Аватара-Вепря; потому аллегории должны относиться как к Падме, так и к настоящей Манвантаре, а также к Малым Циклам, имевшим место со времени нового появления нашей Цепи Миров и Земли. А так как Матсья – Аватар Вишну и Потоп Вайвасваты правильно связываются с событием, происшедшим на нашей Земле в течение этого Круга, то, очевидно, если оно может относиться к до-космическим событиям, до-космическим, в смысле нашего Космоса или Солнечной Системы, то, в данном случае, оно имеет отношение к далекому геологическому периоду. Даже Эзотерическая Философия не может претендовать на иное знание, кроме знания путем аналогического вывода из того, что произошло перед новым появлением нашей Солнечной Системы и до последней Маха-Пралайи. Но она определенно учит, что после первого геологического перемещения оси Земли, которое закончилось потоплением в глубинах морей всего Второго Материка с его первобытными расами – из этих очередных Материков или «Земель» Атлантида была четвертым – произошло другое смещение в силу того, что ось заняла свой прежний градус уклона так же быстро, как изменила его перед этим. Воистину, Земля была еще раз поднята из Вод – как наверху, так и внизу, и vice versa. В те дни «Боги» ходили по Земле; Боги, не люди, как мы знаем их сейчас, говорят предания. Во втором томе будет указано, что исчисление Периодов в эзотерическом Индуизме относится как к великому космическому, так и к малым земным событиям и катаклизмам; то же может быть доказано и относительно имен. Например, имя «Юдиштира» – первого Короля Шаков (Shaka), открывающего эру Кали Юги, которая должна продолжаться 432 000 лет, есть имя настоящего Короля, жившего за 3102 года до Р. Хр. – и оно же относится и к Великому Потопу, во время первого погружения Атлантиды. Он «Юдиштхира[592], рожденный немедленно после потопа на горе о ста вершинах, на конце мира, за пределы которого никто не может выступить»[593]. Мы не знаем ни об одном «потопе» за 3102 г. до Р. Хр., ибо даже потоп времени Ноя по иудео-христианской хронологии имел место за 2349 лет до Р. Хр.

Это относится к эзотерическому подразделению времени и к тайне, объясненной в ином месте, и потому это может быть, сейчас, оставлено в стороне. Достаточно отметить при этом, что все усилия воображения Уильфордов, Бэнтлеев и других, стремившихся стать Эдипами эзотерической индусской Хронологии, потерпели крушение. Никакое вычисление Четырех Веков или Манвантар не было еще разгадано нашими наиболее учеными востоковедами, которые потому и разрубили Гордиев узел, провозгласив все это «вымыслами браминского мозга». Да будет так, и да пребудут в мире великие ученые! Этот «вымысел» дается в конце Комментариев к Станце II Антропогенезиса во втором томе, с эзотерическими добавлениями.

Посмотрим, однако, каковы были эти три вида Пралай и каково народное верование по этому вопросу. На этот раз оно сходится с Эзотеризмом.

О Пралайе, перед которой протекли четырнадцать Манвантар, со столькими же их Руководителями и Ману, в конце которой происходит временное Растворение Брамы, в Вишну Пуране сказано в сжатых словах:

«В конце Тысячи Периодов Четырех Веков, составляющих День Брамы, Земля почти истощена. Вечный (Avyaya) Вишну принимает тогда аспект Рудры, Разрушителя, [Шивы] и объединяет все свои творения с собою. Он вступает в Семь Лучей Солнца и выпивает все Воды Планеты; испаряя всю влагу, он иссушает таким образом всю Землю. Океаны и реки, потоки и малые ручьи – все испаряются. Насыщенные этою изобильною влагою Семь Солнечных Лучей, в силу расширения, становятся Семью Солнцами и, в конце концов, воспламеняют весь Мир. Хари, Разрушитель всего сущего, который есть Пламень Времени, Калагни, сжигает, наконец, Землю. Тогда Рудра, становясь Джанарданой, выдыхает облака и дождь».[594].

Существуют много видов Пралайи, но в древних индусских книгах особенно упомянуты три главных периода. Первая из них, как доказывает Уильсон, называется Наимиттика[595], «Временная или случайная», происходящая из-за промежутков между Днями Брамы; это есть уничтожение всех тварей, всего живущего и имеющего форму, но не субстанции, которая остается in status quo до Новой Зари после этой Ночи. Вторая называется Пракритика и случается в конце Века или Жизни Брамы, когда все существующее растворяется в Первичный Элемент для нового образования в конце этой более длительной ночи. Третья, Атиантика, не касается Миров или Вселенной, но лишь Индивидуальностей некоторых людей. Таким образом, это есть Индивидуальная Пралайа или Нирвана, по достижении которой нет более возможности нового существования, нет более нового воплощения, как только после Маха-Пралайи. Ночь последней – продолжающаяся 311 040 000 000 000 лет, с возможностью быть почти удвоенной для счастливого Дживанмукта, достигающего Нирваны в ранний период Манвантары – достаточно длинна, чтобы считаться вечной, если и не бесконечной. Бхагават Пурана[596] говорит о четвертом виде Пралайи, Нитья или Беспрерывного Растворения, и объясняет ее как изменение, которое неуловимо и непрерывно совершается в этой Вселенной во всем, от планеты до атома. Это – рост и увядание, жизнь и смерть.

Когда наступает Маха-Пралайа, обитатели Свар-Локи, Верхней Сферы, встревоженные воспламенением, ищут убежища у «Питрисов, своих Прародителей, у Ману, Семи Риши, у различных степеней Небесных Духов и Богов в Махар-Локе». «Когда последнее место также захватывается пламенем, то все вышеупомянутые Существа, в свою очередь, переселяются из Махар-Локи в Джана-Локу» в своих тончайших формах, предназначенных к воплощению с теми же свойствами, как их прежние, при наступлении обновления мира в начале следующей Кальпы».[597].

«Тучи, мощные и грозные рождают громы и наполняют все Пространство. [Nabhas – tala ]. Низвергая потоки вод, тучи эти тушат ужасные огни… и потоки эти льются беспрерывно на протяжении Ста [божественных] Лет и затопляют весь Мир [Солнечную Систему]. Проливаясь каплями, величиною в игральную кость, эти ливни покрывают Землю и наполняют Срединную Область, [Вhыvо-loka ] и затопляют Небеса. Отныне Мир окутан мраком; и когда все одушевленное и неодушевленное погибло, тучи продолжают низвергать свои Воды… и Ночь Брамы верховно воцаряется над пространством опустошения».[598].

Это то, что мы называем в Эзотерической Доктрине Солнечной Пралайей. Когда Воды достигают области Семи Риши, и Мир, наша Солнечная Система, становится одним Океаном, они останавливаются. Дыхание Вишну становится мощным Вихрем, дующим еще Сто Божественных Лет пока не разгонятся все тучи. Тогда Вихрь вновь поглощается; и ТО,

«Из чего все сотворено, Господь, которым все существует, Он Непостижимый и Безначальный, Начало Вселенной, отдыхает во сне на Шеша [Змий Вечности] среди Бездны. Творец [(?) Адикрит] Хари почиет на Океане [Пространства] в образе Брамы – прославляемый Санака[599] и Святыми [Сиддха] в Джана-Локе и созерцаемый святыми обитателями Брама-Локи, стремящихся к конечному освобождению – погруженный в мистический сон, небесное олицетворение своих собственных иллюзий… это и есть Растворение. [(?) Пратисанчара], называемое Случайным, потому что Хари есть его Случайная [Идеальная] Причина[600]. Когда Вселенский Дух пробуждается, Вселенная возрождается; когда Он смыкает очи, все падает на ложе мистического сна. Так же, как тысяча Великих Веков составляют один День Брамы [в оригинале сказано, что Падмаиони то же, что и Абджаиони, т. е., «Рожденный из Лотоса», не Брама], так и Ночь Его заключает такой же период… Пробуждаясь в конце Ночи, Нерожденный… вновь созидает Вселенную».[601].

Это есть «Случайная» Пралайа; что же есть тогда Растворение (Пракритика) Элементов? Парашара следующим образом описывает это Майтрейе:

«Когда в силу бесплодности и огня, все Миры и все Ады [Патала] иссуши лись…[602], тогда начинается стихийное разложение. Сначала Воды поглощают свойство Земли (которое есть зачаток запаха), и Земля, лишенная этого свойства, идет к разрушению… и соединяется с Водою… Когда Вселенная, таким образом, затопляется волнами водяной Стихии, ее зачаточный аромат поглощается Стихией Огня. И сами Воды уничтожаются… и сливаются с Огнем; и вся Вселенная наполняется (эфирным) Пламенем, которое… постепенно распространяется по всему Миру. И в то время, как Пространство есть [один] Пламень… Стихия Ветра захватывает основное свойство или форму, которое есть Причина Света, и когда это изъято [пралина], все превращается в природу Воздуха. Когда зачаток формы уничтожен и Огонь [(?) Вибхавасу] лишен своего рудимента, Воздух тушит Огонь и распространяется… в Пространстве, лишенном Света, когда Огонь сливается с Воздухом. Тогда Воздух, сопровождаемый Звуком, источником Эфира, распространяется во всех десяти областях… до тех пор, пока Эфир не овладеет Прикосновением [(?) Спарша, Сцепление – Осязание], его рудиментарным свойством, через потерю которого Воздух уничтожается, а Эфир [(?) Кха] остается неизмененным; без Формы, Вкуса, Осязания [Спарша] и Обоняния он существует [не] воплощенным [мурттимат] и протяженным и наполняет все Пространство. Эфир [Акаша], характерное свойство и основа которого есть Звук [ «Слово»], один существует, занимая всю пустоту Пространства (или, вернее, занимая все вместилище Пространства). Тогда Начало [Нуменон?], Элементов [Бхутади] поглощает Звук [коллективного Демиурга]; и [сонмы Дхиан-Коганов] и все [существующие] Элементы[603], все, одновременно, погружаются в свое первоначало. Этот Первичный Элемент есть Сознание, соединенное со Свойством Тьмы [Тамаса, вернее, Духовная Тьма], и сам поглощается [дезинтегрируется] Махатом [Вселенский Разум], характерное свойство которого есть Разум [Буддхи]; и Земля и Махат суть внутренние и внешние пределы Вселенной. Таким образом, как [в начале] существовали семь форм Природы (Пракрити), считая от Махата до Земли, так… эти семь последовательно вновь входят одна в другую.[604].

Яйцо Брамы (Сарва-Мандала) растворяется в окружающих его Водах с их семью зонами (двипа), семью океанами, семью областями и их горами. Водная оболочка испивается Огнем: Слой (стратум) Огня поглощается стратумом Воздуха; Воздух сливается с Эфиром [Акашей], Первичный Элемент [Бхутади, начало или, вернее, причина Первичного Элемента], пожирает Эфир и (сам) уничтожается Разумом [Махат, Великий Всемирный Разум], который, вместе со всеми этими захватывается Природою [Пракрити] и исчезает. Эта Пракрити, по существу, та же, будет ли она разъединена или нет; только то, что разъединено, под конец теряется или поглощается в нераздельном. Также и Дух [Пумс] единый, чистый, нерушимый, вечный, вездесущий есть частица того Высочайшего Духа, который есть Все. Этот Дух [Сарвеша], который иной, нежели (воплощенный) Дух и который не имеет ни атрибутов имени, ни вида, [наман и джати или рупа, следовательно, скорее тело, нежели вид] или тому подобного… [остается] как (единое) Существование [Сатта]. Природа [Пракрити] и Дух [Пуруша] и оба претворяются [в конце концов] в Высочайший Дух».[605].

Это окончательная Пралайа[606] – Смерть Космоса; после которой Дух его покоится в Нирване или в ТОМ, для чего нет ни Дня, ни Ночи. Все другие Пралайи периодичны и следуют за Манвантарами в правильной последовательности, подобно тому как ночь следует за днем для каждого человеческого существа, для животного и растения. Цикл Создания Жизней Космоса завершился; энергия Проявленного «Слова» имеет свое нарастание, кульминационную точку и убывание, как и все временные явления, как бы длительна ни была их продолжительность. Эта Творящая Сила Вечна в своей нуменальности; как феноменальное проявление, в своих аспектах, она имеет начало и потому должна иметь конец. В течение этого промежутка, она имеет свои Периоды Деятельности и Периоды Покоя. Это и есть Дни и Ночи Брамы. Но Браман-Нумен никогда не отдыхает, ибо ОНО никогда не изменяется, но всегда есть, хотя нельзя сказать о Нем, что Оно где-либо пребывает.

Еврейские каббалисты чувствовали необходимость этой неизменности в вечном беспредельном Божестве и потому прилагали ту же мысль и к антропоморфическому Богу. Представление это поэтично и очень уместно в этом применении. В Зохаре мы читаем следующее:

«Когда Моисей бодрствовал на Горе Синае в Общении с Божеством, скрытым от глаз его облаком, внезапно великий страх обуял его и он вопросил: «Господи, где Ты?… почил ли Ты, О, Господи?»… И Дух отвечал ему: «Я никогда не сплю; если бы Я почил хотя на миг, ранее Моего времени, все творение обрушилось бы в прах в единое мгновение».

«Ранее Моего Времени» весьма многозначительно. Это показывает, что Бог Моисея был лишь временным заместителем, подобно Браме Мужского Начала, Заместителю и Аспекту ТОГО, что непреходяще и что потому не может участвовать в Днях или Ночах, и не может иметь никакого касания ни к деятельности, ни к распадению.

В то время, как восточные оккультисты имеют семь способов толкования, евреи имеют лишь четыре; именно – истинно-мистическое, аллегорическое, моральное и буквальное или Pashut. Последнее является ключом экзотерических церквей и потому не заслуживает обсуждения. Приводим несколько фраз, которые, если их прочесть посредством первого или мистического ключа, являют тождественность основ построения каждого Писания. Они даны в прекрасном труде Исаака Мейера о Каббале, которую он, видимо, хорошо изучил. Цитируем дословно:

«B’rēshīth barah elohim eth hashama’yim v’eth haa’retz, то есть, «Вначале Бог(и) создал небеса и землю»; (что означает) Шесть [Сефиротов созидания][607], над которым стоит B’rēshīth, все они принадлежат Низу. Оно создало шестерых (и) на них стоит (существует) все Сущее. И эти зависят от семи форм Черепа, вплоть до Достоинства всех Достоинств. А вторая «Земля» не входит в расчет, потому было сказано: «И от нее (этой Земли), подпавшей проклятию, оно произошло…» Она (Земля) была без формы и пуста; и тьма была над ликом Бездны и Дух Элохимов… дышал [m’rеасhй’pheth, т. е. носился, высиживал, двигался…] над водами». Тринадцать зависят от тринадцати (форм) самого высокого Достоинства. Шесть тысяч лет висят (относятся) в первых шести словах. Седьмая (тысяча, millenium) над нею [проклятой Землею] есть то, что сильно само Собою. И все было совершенно опустошено в течение двенадцати часов [один… день…]. На тринадцатый, Оно [Божество] восстановит их… и все будет возобновлено как прежде; и все эти шесть будут продолжаться».[608].

«Сефироты Созидания» суть Шесть Дхиан-Коганов или Ману, или Праджапати, синтезированные седьмым B’rēshīth». Первой Эманацией или Логосом, которые потому именуются Строителями Низшей или Физической Вселенной; все они принадлежат Низу (Подножию). Эти Шестеро Тайная доктрина., естество которых заимство вано от Седьмого, являются Упадхи или Основою или Основным Камнем, на котором объективная Вселенная построена; Они Нумены всего Сущего. Следовательно, они одновременно и Силы Природы; Семь Ангелов Присутствия; Шестой и Седьмой Принципы в Человеке; духовно-психо-физические Сферы Семеричной Цепи, Коренные Расы и т. д. Они все «зависят от Семи Форм Черепа» вплоть до самого Высшего. «Вторая Земля» не принимается в расчет», потому что это не Земля, но Хаос или Бездна Пространства, в котором покоится Парадигматическая Вселенная или прообраз Вселенной в Мыслеоснове Сверх-Души, носящейся над ним. Термин «Проклятие» вводит в большое заблуждение, ибо он просто означает Судьбу или Предопределение или тот рок, который выявил ее в объективное состояние. Это показано тем, что под «Проклятием» Земли описывается «ее бесформенность и пустота», в безднах которой «Дыхание» Элохимов, или коллективных Логосов, произвело или, так сказать, отобразило первую Божественную Мысль того, что должно было быть. Этот процесс повторяется после каждой Пралайи перед началом новой Манвантары или Периода сознательного, индивидуального Бытия. «Тринадцать зависят от тринадцати форм» – это относится к тринадцати Периодам, олицетворенным тринадцатью Ману, с Сваямбхува четырнадцатым – 13, вместо 14, есть добавочное сокрытие – эти четырнадцать Ману царствуют на протяжении срока Маха-Юги, одного Дня Брамы. Эти тринадцать-четырнадцать форм объективной Вселенной зависят от тринадцати-четырнадцати парадигматических, идеальных Форм. Смысл «Шести тысяч Лет», что «висят в шести первых Словах», надо опять искать в Мудрости Индии. Они относятся к первичным шести (семи) «Царям Эдома», которые олицетворяют Миры или Сферы нашей Цепи в течение Первого Круга, так же как и первобытное человечество этого же Круга. Они суть семеричная, до-адамическая Первая Коренная Раса или те, кто существовали до Третьей, Разделившейся Расы. Так как они были Тенями и не обладали разумом, ибо они еще не вкусили плода от Древа Познания, они не могли видеть Парзуфима или «Лик не мог зреть Лика»; то есть первобытные люди были «несознательны». «Потому первичные (семь) Цари умерли», т. е. были уничтожены[609]. Но кто же были эти Цари? Эти Цари суть «Семь Риши, некоторые (второ степенные) божества, Индра (Шакра), Ману и Цари, его сыновья (которые) создаются и погибают в один период», как говорит нам Вишну Пурана[610]. Ибо «седьмая тысяча», которая не есть тысячелетие экзотерического христианства, но тысячелетие Антропогенезиса, представляет одновременно и «Седьмой Период Творения», период физического человека по Вишну Пурана, и Седьмой Принцип, как макрокосмический, так и микрокосмический; а также Пралайю после Седьмого Периода, Ночь, соответствующую по длительности Дню Брамы. «Все было совершенно опустошено в течение двенадцати часов». На Тринадцатый (дважды шесть и синтез) все будет восстановлено и «шестеро будут пребывать».

Так автор Каббалы совершенно справедливо замечает:

«Задолго до его (Ибн Гебироля) времени… много веков до христианской эры, в Центральной Азии существовала «Религия Мудрости», обрывки которой впоследствии еще существовали среди ученых древнего Египта, среди древних китайцев, индусов и т. д. [И что] Каббала, весьма вероятно, пришла из арийских источников, через Центральную Азию, Персию, Индию, и Месопотамию, ибо из Ура и Харана пришел Авраам и многие другие в Палестину».[611].

Таково было также твердое убеждение Ч. В. Кинга, автора «The Gnostics and Their Remains».

Вамадэва Моделиар описывает грядущую Ночь очень поэтично. Хотя это уже приведено в «Разоблаченной Изиде», но оно заслуживает повторения:

«Странные шумы несутся со всех сторон… Это предвестники Ночи Брамы; сумерки подымаются на горизонте, и Солнце заходит за тринадцатый градус Макара [десятый знак Зодиака], и уже более не достигнет знака Мина [Знак Рыб в Зодиаке]. Гуру в пагодах, назначенные следить за Рашичакрамом [Зодиаком], могут теперь разбить свой астрономический круг и инструменты, ибо отныне они бесполезны.

Постепенно свет угасает, тепло уменьшается, необитаемые места умножаются на Земле, воздух становится все более и более разряженным, источники вод иссякают, мощные реки видят иссыхание волн своих, океан обнажает свое песчаное дно, и растения умирают. Люди и животные уменьшаются в росте ежедневно. Жизнь и движение теряют свою силу; планеты едва движутся в пространстве: они угасают одна за другой, подобно лампе, которую рука Чокры [слуги] забыла наполнить. Сурья [Солнце] мерцает и потухает; материя идет к Растворению [Пралайа], и Брама вновь погружается в Dyaus, Непроявленного Бога, и, исполнив свою задачу, – засыпает. Прошел еще один День, наступила Ночь – и она будет длиться до будущей Зари.

И вот снова входят в Золотое Яйцо Его Мысль, семена всего, что существует, как говорит нам Божественный Ману. Во время Его мирного покоя, одушевленные существа, одаренные началами действия, прекращают свои функции, и всякое чувство [Манас] засыпает. Когда все они поглощены Высшею Душою, эта Душа всех существ спит в полном покое до Дня, когда она вновь принимает свою форму и снова пробуждается из своей начальной тьмы».[612].

Так как Сатья Юга всегда первая в серии Четырех Веков или Юг, то Кали Юга всегда последняя. Сейчас Кали Юга верховно властвует в Индии и видимо совпадает с Кали Югой Западного Века. Во всяком случае, любопытно отметить, каким пророком, почти во всем, оказался писавший Вишну Пурану, когда он предсказывал Майтрейе некоторые темные влияния и преступления этой Кали Юги. Ибо, сказав, что «варвары» будут властвовать на берегах Инда, Чандрабхага и в Кашмире, он добавляет:

«Будут современные монархи, царствующие на Земле, царями грубого духа, нрава жестокого и преданные лжи и злу. Они будут умерщвлять женщин, и детей, и коров; они будут захватывать имущества своих подданных [или, по другому переводу, будут захватывать чужих жен ]; власть их будет ограничена… жизнь кратка, желания ненасытны… Люди разных стран, смешиваясь с ними, последуют их примеру; и варвары будут сильны [в Индии], покровительствуемые принцами, тогда как чистые племена будут заброшены; народ будет погибать [или, как говорит комментатор: «Mlechchha будут посередине, а арийцы на конце»][613]. Богатство и благочестие будут уменьшаться день за днем, пока весь мир не будет развращен… Лишь имущество будет давать положение; богатство будет единственным источником почитания и преданности; страсть будет единственною связью между полами; ложь будет единственным средством успеха в тяжбе; женщины будут лишь предметом чувственного наслаждения… [Внешний облик будет единственным отличием разных ступеней жизни]; нечестность (аnувуа) будет [общим] средством существования; слабость – поводом к зависимости; угроза и самомнение заменят знание; щедрость будет называться [благочестием]; богач будет считаться чистым; обоюдное согласие заменит брак; тонкие одежды будут достоинством… сильнейший будет властвовать… народ, не будучи в состоянии выносить тяжести налогов [кхарабхара], будет спасаться в долины… Так, в Кали Юге разложение будет неукоснительно протекать, пока человеческая раса не приблизится к своему уничтожению [Пралайи]. Когда… конец Кали Юги будет совсем близок, часть того божественного Существа, который существует в силу своей собственной духовной природы [Калки Аватара]… сойдет на Землю… ода ренный восемью сверх-человеческими способностями… Он восстановит справедливость (праведность) на Земле, и умы тех, кто будут жить в конце Кали Юги, пробудятся и станут так же прозрачны, как хрусталь. Люди, которые будут так преображены… явятся семенами человеческих существ и дадут рождение расе, которая будет следовать законам Века Крита [или Века Чистоты]. Как сказано: «Когда Солнце и Луна, и [лунный астеризм] Тишья и планета Юпитер будут в одном доме, тогда Крита [или Сатья] Век вернется…».[614].

Две Личности Дэвапи, расы Куру и Мару [Мору] из рода Икшваку, продолжают жить на протяжении Четырех Веков, обитая… Калапа [Шамбала][615]. Они вернутся сюда в начале Века Крита[616]. Мару [Мору][617], Сын Шигры, силою Йоги продолжает жить… Он… восстановит расу Кшаттриев Солнечной Династии.[618].

Правильно это или нет, что касается до последнего пророчества, но «блага» Кали Юги описаны хорошо и превосходно согласуются даже с тем, что слышно и видно в Европе и других цивилизованных и христианских странах, в расцвете XIX столетия и на заре XX века нашей великой «Эры Просвещения».