Тайник Русского Севера.

* * *

Необычную записку отправил в Политбюро ЦК ВКП(б) летом 1925 года нарком иностранных дел Г. В. Чичерин. Она начиналась так: «Некто Барченко уже 19 лет изучает вопрос о нахождении остатков доисторической культуры. Его теория заключается в том, что в доисторические времена человечество развило необыкновенно богатую культуру, далеко превосходившую в своих научных достижениях переживаемый нами исторический период…» (Цит. по: Андреев А. И. От Байкала до священной Лхасы: Новые материалы о русских экспедициях в Центральную Азию в первой половине ХХ века (Бурятия, Монголия, Тибет). СПб. — Самара-Прага. 1997. С. 170). Накануне они встречались. Барченко просил разрешить ему выехать с экспедицией в Афганистан и Тибет, где, по его сведениям, по-прежнему живут хранители того древнего универсального знания, которое ранее он пытался отыскать на Кольском полуострове. Чичерин решил поддержать удивительные поиски. Однако экспедиция не состоялась из-за козней ОГПУ. Барченко отказывался включить в число участников небезызвестного Якова Блюмкина — убийцу немецкого посла Мирбаха, который после суда и фактического оправдания преспокойно продолжал работать в органах госбезопасности (лишь спустя некоторое время он будет расстрелян за тайные контакты с Троцким).

Но у всей этой истории была и предыстория. Чичерин неспроста указывает в своей записке, что Барченко вот уже почти два десятилетия занимается проблемой, имеющей колоссальное значение для познания глубинных корней всей мировой цивилизации. Большевикам-государственникам этот вопрос был далеко не безразличен. А уж невероятные древние знания и подавно. Еще раньше по всем этим делам с Барченко встречался Дзержинский. Его интересовали детали состоявшейся еще в 1922 году экспедиции Барченко на Север, в самое сердце Русской Лапландии.

Кто же он такой — человек, идеями которого занимались всесильные ЧК-ОГПУ, Наркомат иностранных дел и Политбюро? Александр Васильевич Барченко (1881–1938) — трагическая фигура отечественной истории, ставшая по существу заложником собственных тайн. Талантливый писатель и ученый, профессиональный экстрасенс, он занимался вопросами передачи мыслей на расстояние. В дореволюционной периодике опубликован целый ряд его статей на данную тему, опирающихся на блестяще проведенные эксперименты и потерявших своего значения по сей день. Кстати, и на Мурман он поехал в начале 20-х годов по мандату Института мозга, подписанному академиком Бехтеревым, с целью изучения таинственных явлений психики, присущих исключительно северным народам. Данный феномен именовался по-разному (мерячение, эмирячение, мэнерик) и выражался в массовой или, наоборот, сугубо индивидуальной истерии. Экстрасенсорная сторона деятельности Барченко также интересовала органы госбезопасности В дальнейшем он был привлечен к сверхсекретным научным разработкам, возглавил лабораторию психотронного направления и погиб в годы массовых репрессий.

Но Барченко настойчиво занимался и проблемами прдыстории человечества, поисками утраченного высокоразвитого Универсального знания, которыми владели древние цивилизации, в том числе и существовавшие на территории Русского Севера. Несомненно, Барченко соприкасался с неким тайным источником знаний, откуда почерпнул имевшиеся у него факты и сведения. Судя по всему, то был источник, известный и Николаю Рериху, который заставил обоих сняться с насиженных мест и устремиться в поисках Универсального знания. Рерих и Барченко действовали как бы синхронно, искали одно и то же, но первый — на Востоке, а второй — на Севере. Что касается источника сведений, то следы его теряются в секретных архивах розенкрейцеров, иллюминатов и масонов, которые восходят к сохраненным документам разгромленного ордена тамплиеров и других тайных обществ как далекого, так и недавнего прошлого.

У Барченко была достаточно стройная и аргументированная концепция развития мировой цивилизации. Она возникла и процветала вместе со всем человечеством на Севере, где царил Золотой век и были благоприятные климатические условия. Но где-то 9–12 тысяч лет назад на Земле все переменилось. В результате космического катаклизма изменился климат, последовала целая серия всемирных потопов, высокоразвитые цивилизации погибли, а уцелевшие люди вынуждены были мигрировать с Севера на Юг. Именно тогда и произошел массовый исход ариев — прапредков всех современных индоевропейских народов — из районов, прилегающих к Кольскому полуострову, в места их нынешнего расселения.

Сохранилось резюме историософских раздумий Барченко. Он изложил их в форме краткой памятки, которую вручал участникам своих экспедиций. Один из экземпляров — ветхая, «слепая», буквально расползающаяся от старости машинописная копия — есть в архиве семьи Барченко: ее прислал краснормеец-чекист, который сопровождал и охранял начальника экспедиции во время поисков все тех же следов древней цивилизации в горном Крыму; из его же письма-воспоминаний стало известно и о личных контактах Барченко с Дзержинским, Менжинским и другими руководителями российских органов госбезопасности, проявлявших интерес к проводимым изысканиям. Думается, читательской общественности будет небезынтересно познакомиться с этим и по сей день не потерявшим актуальности взглядом на мировую историю и предысторию (за возможность ознакомиться с публикуемым ниже фрагментом, а также за предоставленные фотографии выражаю свою искреннюю благодарность потомкам А. В. Барченко — его сыну Светозару Александровичу и внуку Александру Светозаровичу):

«Золотой век, т. е. Великая Всемирная ФЕДЕРАЦИЯ народов, построенная на основе чистого идейного коммунизма, господствовала некогда на всей земле. И господство ее насчитывало около 144 000 лет. Около 9000 лет тому назад, считая по нашей эре в Азии (в границах современного Афганистана, Тибета и Индии) была попытка восстановить эту Федерацию в прежнем объеме. Эта та эпоха, которая известна в легендах под именем похода Рамы. <…> Рамидская Федерация, объединившая всю Азию и часть Европы существовала в полном расцвете около 3 6000 лет и окончательно распалась после революции Иршу, около 3600 лет назад. Гибель Атлантиды в тесном смысле этого слова, т. е. архипелага между Африкой, Испанией и Америкой, населенного краснокожими, владевшими еще большей или меньшей полнотой Универсального Знания, следует отнести к эпохе за 11 000 лет до нашего времени.

Нет сомнения, что эта „Атлантида“ была уже периодом упадка, вырождения древнейшей мировой цивилизации, господствовавшей в полном расцвете на земном шаре, надобно думать, вплоть до эпохи за 36 000 лет до нашего времени. Но представлять себе ВСЕ 144 000 лет в качестве сплошного „золотого века“, „с молочными реками и кисельными берегами“ также, разумеется, НАИВНО. Вернее представлять себе этот грандиозный период наиболее длинным космическим периодом, в границах которого цивилизации, овладевшие ключом Универсального Знания, превалировали над упадочными цивилизациями. Знание чисел мировой закономерности позволяет установить, что в границах этого огромного, в общем, „золотого“ периода, когда космические условия особо благоприятствовали развития цивилизаций, сконструированных по Универсальной Схеме, чередовались периоды расцвета и упадка в такой, приблизительно, постепенности. 2000 лет полного упадка и ожесточения, соответствующих нашей эре с Р.Х., в конце их наступает бурный революционный период в мировом масштабе, затем 8000 лет полного расцвета Универсальной Культуры, постепенно охватывающей весь мир. <…> До ближайшего мирового потопа осталось 1200 лет. Для того, чтобы найти идеальные формы человеческого общежития, необходимо знать не только механизм человеческого общежития и непосредственных факторов этого общежития (политико-экономического порядка), но и механизм факторов, обусловливающих механизм этих непосредственных факторов, причем в масштабе не только планетарном, но и космическом, Во всяком случае, в объеме всей связанной неразрывным взаимодействием солнечной системы.

Такое знание, включающее и детально практически приложимое знание механизма физической деятельности Солнца, в совершенно готовом, детально проработанном виде, обеспечивает овладение методами Доисторической Универсальной Гелио-Культуры, с отдельными фрагментами содержания коей европейское общество или наука сталкиваются лишь в совершенно изветшавшей и извращенной форме утерявших внутреннее содержание древнейших мистических суеверий и таковых же религиозных культов.

25 Июля 1926 Г. ».

Как видим, приведенная концепция насквозь пронизана космическим видением процессов мировой истории, и имя ее автора вполне вписывается в общую линию развития русского космизма, который в момент написания процитированных строк олицетворяли такие корифеи мировой науки. Как К. Э. Циолковский, В. И. Вернадский и А. Л. Чижевский.

Еще в 1922 году, во время трехлетнего пребывания в Мурманске Барченко предпринял попытку отыскать в центре Русской Лапландии свидетельства былого существования в этом регионе древнейшей цивилизации. По расчетам и наводке своего друга — участника лапландской экспедиции, геофизика и астронома Александра Кондиайна — Барченко привел поисковый отряд (рис. 47; фото А. Кондиайна) к священному и табуированому саамскому Сейдозеру. Раз в году окрестные лопари собирались здесь на ритуальную трапезу и оргиастические игрища. А дальше все вновь погружалось в таинственную тишину. Только стометровое человекоподобное изображение на скале Куйвы охраняло покой загадочного места. В черновиках дневников Кондиайна (в семейном архиве чудом уцелело несколько листков; сами дневники погибли после ареста и расстрела автора) сообщалось о древней мощеной дороге, просеках в безлюдной тайге, отесанных и геометрически правильных плитах, белой колонне, других реликвиях. Вот небольшой отрывок из дневника Кондиайна:

Тайник Русского Севера

«10/IХ. „Старики“. На белом, как бы расчищенном фоне <…> выделяется гигантская фигура, напоминающая темными своими контурами человека. Мотовская губа поразительно, грандиозно красива. Надо себе представить узкий коридор версты 2–3 шириной, ограниченный справа и слева гигантскими отвесными скалами до 1 версты высоты. Перешеек между этими горами, которыми ограничивается губа, порос чудесным лесом — елью, роскошной елью, стройной, высокой до 5–6 саж., густой, типа таежной ели.

Кругом горы. Осень разукрасила склоны вперемешку кущами берез, осин, ольх. Вдали <…> раскинуты ущелья, среди которых находится Сейдозеро. В одном из ущелий мы увидели загадочную вещь. Рядом со снегом, там и сям пятнами лежавшим на склонах ущелья, виднелась желтовато-белая колонна, вроде гигантской свечи, а рядом с ней кубический камень. На другой стороне горы виднеется гигантская пещера на высоте саж. 200, а рядом нечто вроде склепа. <…>

Вечером, после короткого отдыха, идем на Сейдозеро. К сожалению, мы пришли туда после захода солнца. Ущелья уже были закрыты синей мглой. Очертания „Стариков“ смутно выделялись на белом плафоне горы. К озеру через Тайболу ведет роскошная тропа. Вернее, широкая проезжая дорога, кажется даже, что она мощеная. В конце дороги находится небольшое возвышение. Все говорит за то, что в глубокую древность роща эта была заповедной и возвышение в конце дороги служило как бы алтарем-жертвенником перед „Стариками“».