Тайное учение Пятого Евангелия (от св. апостола Фомы).

85.

Иисус сказал: Тот, кто сделался богатым, пусть царствует, и тот, у кого сила, пусть откажется.

Этот стих полностью согласуется с другими каноническими новозаветными изречениями Иисуса и апостолов:

«…Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф 22:21 и Мк 12:17).

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Рим 13:1).

Более того, и Гегель, в чьих философских творениях интуитивно отразилась известная доля Истины, также утверждал: «все действительное — разумно».

И Гегелю, как и христианству, не раз доставалось по «первое число» (от коммунистов до современных ученых) за это утверждение, ибо недалекие люди всегда склонны утверждать о свободе тех, кто никак не может быть свободен. И бунтарский дух якобы свободного человека не может вынести тупой покорности судьбе. На самом деле, представления о богоравной свободе обусловленного человеческого существа, как и о полной предопределенности — одинаково иллюзорны. Впрочем, мы уже не раз убеждались в том, что крайние точки всегда далеки от Истины.

Главным общественным идеалом следует считать боголюбивое общество, т. е. общество, в котором почитают Господа. Да, всякая власть от Бога, и в обществе, в котором про Бога забыли и никак не хотят Его признавать, властвует сатана. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Наша планета — огромный живой организм, и этот организм отвечает катаклизмами, наводнениями и землетрясениями в тех районах, где творится наибольшее число безобразий. И если в Ветхом Завете мы видим, как Господь наказывает погрязших в грехах и безбожии древних евреев, то лучше ли будет русским, или американцам или каким-либо другим народам?

Так или иначе, применительно к отдельному человеку надо учитывать следующее. При всей своей сложности, многоаспектности и многообразности частных следствий, вопрос о свободе воли человека в своей основе имеет три ключевых момента:

— процент действий, совершаемых свободно различен у ограниченного обывателя и у духовно просветленного человека: если у мирянина едва ли не 99 % обусловлены факторами низшей природы и животных инстинктов, а едва ли 1 % поступков полностью свободны, то у просветленного подвижника процент свободы возрастает качественно. Правило, высказанное еще апостолом Павлом — «где Дух Господень, там свобода» (2 Кор 3:17) — суть отражение этого вселенского принципа: чем выше духовный уровень космического Существа — тем ближе оно к Богу и потому тем более оно свободно.

— внешние события, разворачивающиеся в феноменальном мире подобно спектаклю или мировой драме, и внутренние отношения и связи, включая прежде всего свойства человеческого сознания — вовсе не тождественные вещи. Вспомним, например, о колонизации Индии англичанами. Истинные брахманы тогда предпочли сохранить свои внутренние достижения и достигнутый уровень, нежели низойти до того, чтобы бороться низкими средствами с низкими людьми. Кстати, примерно близкая ситуация сложилась и при завоевании испанцев в Центральной Америке: видящие-толтеки нового поколения сумели превратить опасности от завоевателей в школу внутренней выучки и самосовершенствования через сталкинг.

— само явление свободы, как мы можем его понимать сейчас в терминах человеческой речи, это — многомерное понятие, и будучи явлением Духа принципиально не может быть решено на 100 % в материалистических терминах интеллекта.

Поэтому я предлагаю рассмотреть, соответственно апокрифическому стиху, проблему денег, хотя бы в самых общих чертах. Деньги — это материальное проявление Божественных энергий, и человек, который распоряжается ими, несет за это полную кармическую ответственность.

Однако земное проявление этих энергий, связанное с материалистическим человеческим сознанием, во многом подверглось такому же демоническому искажению (вспомним о королевстве кривых зеркал), как и многие иные изначально чистые и естественные принципы. Поэтому конечный результат денежного благосостояния — очень сложный и многосоставной, в котором присутствуют многие противоречивые тенденции, слитые воедино. Разобраться в том, насколько заслужил человек, имеющий к примеру миллиард долларов, эту сумму кармически — просто не представляется возможным…

Поэтому и получается, что Иисус фактически говорит: «Предоставьте иметь деньги тому, кто сделался богатым (а сами ищите прежде царствие Небесное — ср. Мф 6:33)». Но Он не говорит: «Предоставьте править любому, кто правдами и неправдами рвется к власти.» И апостол Павел, говоря, что всякая власть — от Бога, тоже на самом деле высказывает хоть и близкий, но не тождественный полностью принцип. И, если мы узнаем из ветхозаветной Книги Иова, что Бог наделил частичными возможностями даже Сатану, то как может Господь обделить от власти людей?

Но кончается данный апокрифический стих совсем по буддийски — и мы уже знаем об отказавшегося от целого царства юном Сиддхарте Гаутаме, которого и называли Буддой («буддха» на санскрите означает «Просветленный»). Духовно просветленный человек не противостоит деньгам и материальным факторам, а надстоит над ними, и мы знаем о многих индийских преданных Господа, которые использовали деньги для духовного просветления других людей и самих себя. Каким бы не уродливым оказался католический аппарат продажи индульгенций, в самой ее основе было рациональное зерно: жертвуя деньги на духовные цели, для просветления других людей, человек и сам приобретает благую заслугу.

В Бхагавад-Гите подробно рассмотрена проблема жертвоприношения и благотворительности как одного из ее проявлений:

«Не следует отказываться от жертвоприношения, преподнесения даров и аскез, их должно совершать. Жертвоприношения, приношения даров и аскезы очищают и мудрых.»(18:5).

«Кто не помогает вращаться этому колесу жертвоприношений, кто погряз в грехе и занят только услаждением чувств, тот живет напрасно…» (3:16).

«Брахман — жертвоприношение, Брахман — жертва, Брахманом она предлагается в огне Брахмана; воистину тот идет к Брахману, кто созерцает деяния Брахмана» (4:24).