Трикасамарасья Каула. Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны.

II.

1. В любой час может прийти Самхара Дэва. Будь же готов встретить любимого Бога! Гора трупов соединяет небо и землю, а на ней в алом пламени видна фигура Его.

2. Вот Он — Великий Калабхайрава, Черный всепожирающий Бог, прекрасны и очи, и стопы Его.

3. Ничто не устоит перед Владыкой. Весь этот мощный," сияющий красками мир перед Бхайравой лишь горсточка трупного пепла на Его ладони. И в то же время Он, Владыка, порождает всю красоту.

4. Неотразимо прекрасный, багрово-огненный свет Его глаз радует, веселит души одних и погружает в ад безысходного ужаса души других.

5. Бог Страха заставляет плясать несчастных и ничтожных в своем пьяном безумии людей трясучую пляску смерти. Этот танец они любовно и нежно называют «жизнь» и считают ее саму по себе высочайшей ценностью.

6. Иные же боятся не только смерти, но и самой жизни. Так и живут они до самой смерти полудохлыми.

7. Неспособные правильно видеть и правильно мыслить, но тем не менее называющие себя разумными людьми, несчастные, привязавшись к своей ограниченности, цепляются за свое тело.

8. А что тело? Это лишь мешок, наполненный мясом, слизью и костями. Поистине он вполне достоин смерти и распада.

9. Несчастные же возвели на алтарь этот мешок с испражнениями и почитают его, словно благое, словно самого Бога. Глупцы! Тысячи поколений жили до этого времени. Где они сейчас? Туда же уйдут и живущие ныне, туда же сгинут и тысячи поколений тех, кто еще не рожден.

10. Придет время — расколется на части Луна. Придет время — погаснет и Солнце. Придет время — рассыплется в прах и Земля. Все примет, поглотит Великое Всепожирающее Время.

11. А что тело? Лишь мешок с костями, оно не переживет вечность! Безумно причитают жены умерших над прахом тел своих мужей, под бормотание жрецов. Но все их заклинания вращаются лишь в мире жизни и смерти.

12. Плач тех, кто еще жив, разносит ветер. Громко звенят погребальные колокола. Мертвые тела уже больше не плачут, как плакали раньше при жизни.

13. Гори, гори, пламя. Всепожирающий Бог Огня очищает погребальным ритуалом смерти ума и сердца живых. Мертвецы танцуют свой последний танец. Трескается и обугливается кожа, пузырится жир, обнажаются кости. Все четыре элемента отправляются к своим началам.

14. Пытаясь не думать об этом и заглушить горечь страшного яда правды, трусливые люди все больше погружают свои ум и сердце в дымные испарения напитка лжи. Глупцы, они же и получат сообразно тому, что делают.

15. Смерть придет к каждому. Трусливые знают о том, что это правда, но, сосредоточиваясь на семье, работе и развлечениях, пытаются жить миражами. Однако так же, как стеклянный сосуд раскалывается, будучи брошенным в каменную стену, так вдребезги раскалывается счастье, построенное на иллюзии.

16. Тихо на пустынных кладбищах заброшенных селений. Не слышно ни стонов, ни причитаний. И подставляя пустые глазницы солнцу и ветру, скалятся, улыбаются Владыке Смерти побелевшие черепа.

17. Тук-тук — сжимаясь и разжимаясь, пульсирует вся вселенная, согласно закону Волшебства, в танце Черепа и Цветка.